Уоррен Ф. Кимболл. "Семейный круг": послевоенный мир глазами Рузвельта

   (0 отзывов)

Saygo

Уоррен Ф. Кимболл. "Семейный круг": послевоенный мир глазами Рузвельта // Вопросы истории. - 1990. - № 12. - С. 3-17.

28 ноября 1943 г. Ф. Д. Рузвельт заявил на Тегеранской конференции, что он хочет пригласить в "семейный круг" новых членов. Он сказал, что встречи такого рода проводятся между друзьями с полной и всесторонней открытостью и все, что на них говорится, не подлежит огласке. Он добавил, что уверен в успехе этой встречи и что три великие державы не только будут поддерживать прочный союз во время войны, но тесное сотрудничество между ними сохранится также и на будущие поколения1.

Как удалось американскому президенту создать атмосферу "семейного круга", пригласив в него все еще внушающего страх Сталина и одновременно предприняв экономические и военные меры сдерживания, чтобы обеспечить его хорошее поведение? Равноправные партнеры не должны подчиняться дисциплине, как дети, однако совет У. Буллита (в сжатом виде в форме меморандума выразившего подобные советы других личных консультантов президента и тревожные предостережения чиновников из госдепартамента2) наталкивал именно на такой подход. Президенты не оставляют добровольно сильных международных позиций, однако мечта Рузвельта о преобразовании военной коалиции в "семейный круг" мирного времени опиралась на необходимость убедить Советы в том, что их интересы не окажутся под угрозой, несмотря на экономическую и военную мощь США. Это означало убедить советского лидера в том, что Рузвельт способен стоять во главе Соединенных Штатов, а Соединенные Штаты - во главе западного мира. Это предполагало также принятие мер, чтобы вновь и вновь убеждать СССР в том, что он может доверять президенту, а президент может доверять Советам.

В связи с этим вставала другая дилемма. Как можно было задобрить Сталина, не нанося вреда главенствующему положению Рузвельта в США и Европе? Конфиденциально президент мог признать печальную реальность оккупации Красной Армией Восточной Европы и советского влияния там3. Но обещание отдать Сталину прибалтийские государства навлекло бы ожесточенные нападки и обвинения в предательстве со стороны конгресса и прессы. Публичное согласие на советское господство в Восточной Европе, в частности в Польше, отказ от противодействия военной оккупации вызвали бы взрыв негодования дома и за границей. Прежде всего, как мог бы он поделиться со Сталиным секретом производства атомной энергии в военных и мирных целях? Рузвельт и его помощники называли своих оппонентов в стране "изоляционистами", но это слово только сбивало с толку. Унилатерализм, то есть представление американцев о своей "исключительности", намерение американцев действовать в одиночку в случае, когда другие не соглашаются с их требованиями, - вот с чем должен был бороться Рузвельт у себя в стране.

Рост советской политической и военной мощи в сочетании с ослаблением революционной риторики угрожал привлечь некоторых европейцев на сторону Москвы. Лидер Франции Ш. де Голль, по-видимому, склонялся к этому в 1944 г., и даже английский премьер-министр Черчилль добивался позднее геополитического примирения. Если США откажутся от будущего сотрудничества с Европой, как они сделали в 1919 г., европейцы будут вынуждены обратить свои взоры на Восток - вряд ли такая послевоенная ситуация устраивала американцев или Черчилля.

Еще до того как концепция президента относительно послевоенного устройства мира была представлена в октябре 1943 г. в Москве на совещании английского, американского и советского министров иностранных дел госсекретарем К. Хэллом, а затем в Тегеране самим Рузвельтом, президент в общих чертах обрисовал ее основы. Во время первой встречи с Черчиллем в августе 1941 г. Рузвельт предложил, чтобы Великобритания и США осуществляли "полицейский контроль" мира в переходный период, после которого могла бы быть создана международная организация. К этим двум вскоре были добавлены Советский Союз и Китай.

В начале 1942 г. Рузвельт неопределенно говорил о "четырех полицейских", а затем в мае того же года, во время визита в Вашингтон советского министра иностранных дел В. М. Молотова президент прямо заявил, что "Соединенные Штаты, Англия и Россия, а также, возможно, Китай должны будут контролировать мир и в принудительном порядке проводить контроль за разоружением". Когда Молотов спросил, является ли это суждение "продуманным и окончательным", Рузвельт ответил утвердительно. На вопрос русских, какова будет роль других держав, президент сказал, что слишком большое число "полицейских" может начать борьбу между собой, и предложил, что другие дружественные государства могут быть "номинально" частью системы. Когда Рузвельт выдвинул идею международной системы опеки над "многими островами и колониальными владениями, которые ради нашего же блага должны быть отобраны у слабых государств", Молотов ответил, что Сталин уже выразил полное согласие с идеей "четырех полицейских" и, вероятнее всего, также поддержит концепцию опеки4.

Наряду с размышлениями о политической структуре послевоенного мира Рузвельт коснулся второго этапа плана послевоенного устройства мира - мер восстановления экономики. На этот раз президент постарался избежать упоминания о том, что он прежде называл "жалким, глупым старым долларом", и предложил "новое мышление, основанное на старом опыте". Оно было замечательно простым: выплата займов только главными должниками и с большей рассрочкой; проценты взиматься не должны; все закулисные банковские инвестиционные сделки должны заключаться на льготных условиях, хотя Рузвельт ограничивал это тревожащее условие только займами, предоставленными во время войны. Однако когда советник президента Г. Гопкинс намекнул, что, возможно, настало время выдвинуть идею "особого послевоенного фонда" под международным контролем, Рузвельт на это ничего не ответил5. Молотов сухо ответил, что все это будет возложено на Большую Четверку, и затем вернулся к тому, что он рассматривал как неотложное решение, - ко второму фронту. (Рузвельт не забывал о своем плане послевоенного устройства и в конце того же года дал указание военным советникам разработать планы создания сил международной полиции.)

Таким образом, к середине 1942 г. на стол переговоров была положена большая часть плана Рузвельта по устройству послевоенной политической системы. Великие державы должны были выступить в роли "гарантов" мира, колониальные империи - расформироваться, послевоенное восстановление должно было финансироваться, а остальные страны мира - разоружиться (есть высказывание Рузвельта, что "малые государства могут иметь винтовки, но никакого более опасного оружия")6.

Во время визита в Вашингтон британского министра иностранных дел А. Идена в марте 1943 г. президент конкретизировал свои идеи. Как докладывал Идеи Черчиллю, "первый вопрос, поднятый президентом, касался послевоенной структуры Организации Объединенных Наций. Основная мысль - что должно быть три организации. Первой стала бы Генеральная Ассамблея, на которой были бы представлены все Объединенные Нации. Эта ассамблея могла бы собираться только раз в год, чтобы выпустить пар. На другом конце лестницы был бы исполнительный комитет, состоящий из представителей четырех держав. Этот орган принимал бы все наиболее важные решения и ему подчинялась бы полиция Объединенных Наций. Между ними располагался бы совет консультантов из представителей четырех держав и, скажем, еще шести - восьми государств. Этот совет собирался бы от случая к случаю, по мере необходимости, для разрешения каких-либо международных вопросов, представляемых на его рассмотрение"7.

Рузвельт был не единственным, кто предлагал создать международную полицию. Его главный соперник на выборах 1932 г. Г. Гувер заявлял, что проведенные им исследования общественного мнения в США показали, что большинство поддерживает идею создания после войны англо-американских полицейских сил8.

Итак, перед Рузвельтом стояла дилемма: мир и сохранение его зависели от великих держав, но кто будет наблюдать за наблюдателями? Кто заставит участников Большой Четверки со своей стороны воздерживаться от нарушения мира? Он твердо выступал за сотрудничество с Англией, особенно учитывая открытую поддержку Черчиллем послевоенного согласия между обеими странами и приоритет США в их отношениях. Рузвельт признавал мощь Китая, отмечая, что лучше иметь китайцев "в качестве друзей, чем в качестве потенциального источника опасности". Но сразу после войны слабый и дезорганизованный Китай находился бы под опекой США, даже если Чан Кайши оказался бы все менее послушным опекаемым9. Проблему представлял Советский Союз. На нее прямо указал Идеи: "Важным вопросом, особенно беспокоившим Рузвельта, был вопрос о том, можно ли иметь дело с Россией теперь и после войны"10.

Результатам этих опасений было секретное решение, принятое вместе с Черчиллем в августе 1943 г., о том, чтобы не раскрывать русским секрета производства атомного оружия. За несколько месяцев до этого советник Черчилля по науке лорд Черуэлл говорил Рузвельту, что англичане рассматривают бомбу прежде всего как средство сдерживания Советского Союза после войны. Принял Рузвельт этот аргумент или нет, но он, по-видимому, не попытался разубедить Черчилля11. Это решение вполне могло подорвать усилия президента по установлению атмосферы доверия между ним и Сталиным. Советский лидер к началу 1942 г. был осведомлен о программе создания атомной бомбы (Манхэттенском проекте), и эта осведомленность могла породить сомнения в искренности Англии и США.

Нам неизвестно, в полной ли мере осознавал Сталин революционное значение нового оружия. Он проявлял личную заинтересованность в создании советского атомного оружия, но в то же время его ученые уверяли, что для этого потребуется 10 - 20 лет. Кроме того, некоторые американские военные эксперты были склонны видеть в новом оружии всего лишь бомбу чуть большей мощности, и адмирал У. Ли предупреждал Рузвельта, что "чертова штуковина не сработает". Как бы то ни было, если Сталин и недооценивал значения атомной бомбы, то его подозрения могло укрепить полное молчание англичан и американцев о проекте. Но если Сталин так или иначе осознавал истинное значение бомбы, то мечта Рузвельта о "семейном круге" с самого начала была обречена.

Это возвращает нас к геополитической установке Буллита: конфронтация Советского Союза с Англией и США в военной и экономической сферах. Неудивительно, что в деталях взгляды Рузвельта были неустойчивы и неопределенны. Эта неопределенность была порождена вставшей перед ним дилеммой.

Конечно, в своем меморандуме Буллит исходил из невероятной перспективы обратить Советский Союз в либеральную экономическую и политическую демократию либо из представления о коварном, расчетливом, строящем интриги Сталине, который создавал иллюзию готовности к сотрудничеству. Президент отвергал обе крайности, был согласен с конечной целью, но не был уверен в тактике, несмотря на свой интерес к мнению, высказанному Иденом, - о призраке советского экспансионизма12. Буллит вспоминал, что во время их беседы президент держался той наивной точки зрения, что Сталин - не "кавказский бандит", как представил его экс-посол. Во всяком случае, видимо, аргументы Буллита укрепили Рузвельта в намерении избегать преждевременной открытости в отношениях с Советами13.

Однако Буллит продолжал свою линию, настаивая в мае и августе 1943 г. на проведении политики, которую мы теперь называем "холодной войной". Он предложил, чтобы Рузвельт перенес основные усилия США на войну с Японией, пока англичане и русские не договорились разбить Японию, и принять американские планы вторжения в Европу - планы, основанные на предпосылке, что "наши политические цели требуют ввода английских и американских сил на Балканы, а также в Восточную и Центральную Европу". Предвидя то, что за этим последует, Буллит настаивал: первый шаг к предотвращению советского господства в Европе - создание англо-американской границы в Восточной Европе; второй - установление демократических правительств за этой границей и предупреждение коммунистических переворотов14.

11 ноября 1943 г. в 9.30 вечера по вашингтонскому времени Рузвельт отправился из Белого дома в Каир, а затем в столицу Ирана Тегеран, хотя состояние его здоровья вряд ли позволяло предпринимать такое путешествие. С начала второй мировой войны он не совершал столь дальних вояжей для обсуждения вопросов, которые могли быть решены в переписке или через его подчиненных. Военная стратегия всех уровней - важная проблема, но это дело генералов и адмиралов. То же можно сказать и о Черчилле, который все больше выглядел как посредник между Москвой и Вашингтоном, и о Сталине, убежденном, что конференция будет посвящена политике: он взял с собой лишь одного военного советника-маршала К. Е. Ворошилова, который был скорее политической фигурой, чем военной15. Помимо всего, Рузвельт был не единственным лидером, который во время войны стремился залезть в чужой политический карман16. Даже такой глобальный вопрос, как открытие второго фронта, не требовал присутствия Большой Тройки. Открытие второго фронта - план "Оверлорд", захват Северной Франции - могло быть согласовано по почте17.

В Тегеране Сталин спокойно, но твердо заявил Черчиллю и Рузвельту в начале их первой пленарной встречи, что он считает вторжение на север Франции лучшим способом разбить Германию и ждет твердого решения от англо-американской стороны; все остальное - это детали. Черчилль продолжал в ходе конференции выдвигать возражения и аргументы, направленные на отсрочку наступления через Ла-Манш, но новый рузвельто-сталинский блок проявлял все большую настойчивость18.

То, что Рузвельт, в сущности, отдал Сталину решение об открытии второго фронта, иллюстрирует лишь недооценку его политического значения. Хотя Рузвельт воспринял стратегию разгрома Германии, выработанную Объединенным командованием, и несмотря на то, что он снова и снова стремился дать отпор Черчиллю и англичанам, когда они покушались на эту стратегию, он также был склонен слушать Сталина, когда тот высказывал беспокойство по поводу плана "Оверлорд". Главным был разгром Германии, и если Советский Союз, который вынес основную тяжесть войны в Европе, предлагал путь, который он считал наилучшим, это должно было приниматься во внимание. Рузвельт все еще поддерживал стратегию наступления через Ла-Манш, но к декабрю 1943 г. основным стал вопрос о создании стабильной политической обстановки после войны.

Формирование "семейного круга" в решениях конференции имело более важное значение, чем военная стратегия. Об этом говорит "И попытка Рузвельта провести встречу один на один со Сталиным. Победивший Советский Союз мог стать после войны могучей геополитической силой, встав в один ряд с Соединенными Штатами. У США было экономическое и идеологическое превосходство. На этой оценке основывалась неудавшаяся попытка Рузвельта скрыть от Черчилля предложение о двух беседах со Сталиным. Рузвельт должен был оказаться в неловком положении, но не оказался. По словам двух его личных представителей, Дж. Дэвиса и Гарримана, целью встречи Рузвельта со Сталиным было показать, насколько не нужно было Британии становиться "дружеским посредником" в делах между США и СССР19.

Этот имидж независимости являлся частью продуманной стратегии со стороны Рузвельта. Президент искал встречи со Сталиным задолго до получения от Буллита его бесплатного совета. В послании Черчиллю от 2 декабря 1943 г. Рузвельт признал, что встреча Большой Тройки необходима. Интересно, что он вычеркнул из черновика подсказанные советниками слова, чтобы Черчилль и Рузвельт "отправились на конференцию только после самого полного обмена мнениями и достижения полного взаимопонимания". Вместо этого президент попросил советников "создать у Сталина впечатление, что мы обо всем между собой договорились перед встречей с ним"20.

Рузвельт был неодинок в своих опасениях. Даже у англичан один раз, в 1942 г., планы визита Идена в Вашингтон возникли частично из опасений, что советская сторона заподозрит существование секретных англо-американских договоренностей, что вызывало беспокойство Рузвельта и Гопкинса. Сталин мог быть уверен, что англичане и американцы действовали в тесном сотрудничестве - он выражал удивление желанием Рузвельта беседовать один на один, - но также искал пределы этого сотрудничества, предполагая, что договор СССР с Англией помешал бы англо-американской договоренности по послевоенному устройству мира.

Однако именно американцы уклонялись от предварительных соглашений с Лондоном по этим вопросам. И это намерение держать англичан на расстоянии Черчилль с болью осознал ко времени конференций в Каире и Тегеране. Премьер-министр увидел, что президент не хочет встречаться для предварительных переговоров. Извинения Рузвельта были многословны и сложны. То он не мог уехать из Вашингтона, пока Хэлл не вернется из Москвы, то он отклонял предложение Черчилля (поддерживаемое Гопкинсом) о другой встрече в Касабланке, жалуясь, что гавань слишком мелководна, то он хотел, чтобы на всех штабных переговорах между США и Англией присутствовал советский представитель, то он предлагал встретиться после переговоров в Тегеране. Даже его полет из Алжира в Каир был отсрочен. Что бы Черчилль ни предлагал, Рузвельт уходил от этого. Врач Черчилля, лорд Моран, отметил в своем дневнике: "Я вижу, и это шокирует, что для американцев премьер-министр - главный злодей; они гораздо более скептичны по отношению к нему, чем к Сталину. Во всяком случае, кого бы ни винить в этом, ясно, что мы едем в Тегеран, не имея общего плана"21.

Президент немедленно устроил встречу один на один со Сталиным, чем вызвал возмущение Черчилля (он пробормотал что-то о подчинении приказам, затем риторически пригрозил дать завтра обед по случаю своего дня рождения, напиться и покинуть конференцию). Рузвельт отклонил приглашение премьер-министра на ленч. Затем, во время своей третьей частной встречи со Сталиным, Рузвельт вновь отступился от англичан, сказав, что "было преждевременным" обсуждать с Черчиллем идеи о послевоенной международной организации, даже несмотря на то, что президент уже обрисовал их во время своей первой встречи со Сталиным22.

Частью проблемы был сам Черчилль. Как определил один из английских чиновников в августе 1943 г., "русские дела сейчас неимоверно сложны. [Черчилль] - настоящий путаник. Его высказывание о том, что он посоветуется с американцами и информирует русских - это не оговорка. Это его сознательная политика, и она втянет нас в беду"23.

Однако то, чего хотел Рузвельт, было сложнее, чем просто убедить советского лидера, что англичане и американцы "не сговариваются" против него. Цель была в том, чтобы создать советско-американские рабочие отношения, и эта цель требовала освободить англичан и русских от заблуждения, что Великобритания - желанный посредник в делах между США и СССР. В начале войны президент заметил Черчиллю, что "Сталин ненавидит всю вашу пузатую знать. Я ему больше нравлюсь, и я надеюсь, и дальше так будет". Через год он сказал премьер-министру, что частная встреча между ним и Сталиным - хорошая мысль, потому что советский лидер будет "более свободен" в отсутствие Черчилля.

В Тегеране в беседах Рузвельта с его советниками об англичанах говорили как о препятствующих советско-американскому сотрудничеству. Гопкинс выразил раздражение и недоверие, узнав о попытке англичан поладить с русскими. Когда он спросил Дж. Дэвиса, как раз перед встречей в Каире и Тегеране, об отношениях между союзниками, Дэвис сообщил, что англичане имеют сильнейшее влияние на русских, хотя Хэлл передавал, что во время встреч в Москве Молотов больше склонялся обсуждать предложения американцев, чем англичан. Гопкинс, опасаясь, что англичане ведут игру с Соединенными Штатами против Советского Союза, предпринял шаги, чтобы убедиться, что англичане ничего не могут противопоставить ленд-лизу. В действительности личное восхищение Гопкинса Черчиллем как человеком никогда не рассеивало его недоверия к английской политике и политическим деятелям. Моран сердито сообщал, что, когда он встретил Гопкинса в Каире, тот был "полон насмешек и колкостей" относительно попыток Англии отсрочить план "Оверлорд"24.

Не вопросы военной стратегии, а послевоенная политика собрала их вместе в Тегеране. Каковы же были методы Рузвельта? После Московской конференции министров иностранных дел политический обозреватель У. Липпман поздравил Рузвельта с результатами переговоров. Ответ президента был сдержан, даже циничен: "Порой, однако, я чувствую, что миру здорово повезет, если он получит 50% ожидаемого после войны успеха. И этого было бы много". Как отмечал Липпман спустя десятилетие, Рузвельт был слишком циничен и недоверчив, чтобы рассчитывать очаровать Сталина в Тегеране. "Он считал возможным, - пишет журналист, - лишь перехитрить Сталина, а это совершенно другое дело"25.

Это ли подразумевал президент под "семейным кругом"? Были ли провозглашенные им цели в Тегеране и на протяжении войны большей частью показными? Или он всерьез надеялся и стремился вовлечь Советский Союз в своего рода широкую, эффективную международную систему, которая бы несла мир малым народам и охраняла бы его, предотвращая конфронтацию между великими державами? Президент, возможно, в большей степени, чем Черчилль или Сталин, был склонен отступать, лавировать, идти на компромиссы в тактике, чтобы добиться успеха в том, что он считал жизненно важным стратегическим вопросом. Тегеран - только часть этой мозаики, но ее центральная часть. Эта конференция ознаменовала собой четкую переориентацию приоритетов Рузвельта от военных целей на вопросы послевоенного устройства мира. Его предложения имели характер неопределенных намеков, как это часто бывало, однако намеченные им основные положения впоследствии изменялись лишь в формулировках, но не по существу26. Но прежде чем Рузвельт сыграл свою роль в Тегеране, его госсекретарь подготовил сцену в Москве.

Встречи на высшем уровне времен второй мировой войны оставляли в тени важное значение других конференций и участвовавших в них менее крупных фигур - в данном случае Хэлла и московскую встречу министров иностранных дел, состоявшуюся за месяц до Тегерана. Хэлла часто игнорируют как не игравшего большой роли в американской политике. В Тегеран в качестве главного советника Рузвельт взял с собой Гопкинса, Но этому могла быть иная причина. По словам адмирала Ли, исполнявшего при Рузвельте обязанности начальника штаба, госсекретарь телеграфировал из Москвы, что состояние здоровья не позволяет ему быть в Каире и Тегеране27. Правда, президент хотел иметь, особенно на встрече в верхах, рядом с собой "альтер эго", а для этой роли Гопкинс подходил гораздо больше, чем Хэлл. Однако это не означает, что госсекретарь не мог выступать от имени президента по некоторым общим вопросам.

В Москве Хэлл представлял не только свою собственную точку зрения на организацию послевоенного мира, он говорил от имени Рузвельта. Хэлл, старый последователь Вильсона, и Рузвельт, молодой последователь Вильсона, которому легче было избежать вильсоновских ошибок, по-видимому, все более расходились между собой с течением времени, но осенью 1943 г. Хэлл был превосходным исполнителем этой миссии. Он и Рузвельт встретились 5 октября 1943 г. и договорились о том, "что может быть сделано для достижения более или менее прочного международного соглашения" после войны28. Хэлла не интересовали дебаты о наступлении через Ла-Манш и другие военные вопросы, поэтому в таких предметах он мог следовать просто инструкциям. Он рассматривал обещание Советского Союза вступить в войну на Дальнем Востоке в большей мере как политический, нежели военный фактор сотрудничества. Он, как и президент, видел в Восточной Европе пучину, способную поглотить любую послевоенную всемирную организацию.

Как и Рузвельт, Хэлл считал Китай противовесом для США, которые втягивают в привычный круг мелких европейских свар из-за этнических и исторических границ - в Восточной ли, или в Западной Европе. Знаменитое восклицание Рузвельта: "Я совершенно не намерен вести полицейский надзор над Францией, и, возможно, Италией, а также над Балканами!", выражает также и мнение Хэлла. Оба они с подозрением относились к претензиям Англии на роль посредника между Востоком и Западом. И подобно Рузвельту, Хэлл считал, что задача создать для американского народа мир по образцу вильсоновского требует особой заботы, чтобы сенат США и электорат не повторили своих ошибок 1919 и 1920 годов. Каким бы странным это ни показалось для американских глобалистов после второй мировой войны, но в 1943 г. отступление к унилатерализму (неизменно ошибочно именуемому "изоляционизмом") было вполне реальной возможностью29.

В Москве дилемма "определенность или общая картина" достигла предельной остроты, которую усиливали проблемы Китая и Восточной Европы. Хэлл настаивал, что проблемы Восточной Европы - это детали, которые СССР и Великобритания могут урегулировать между собой. Такова же была позиция Рузвельта в Тегеране. Гарриман выразил недовольство тем, что Хэлл и Рузвельт стремились включить Китай в число так называемых четырех держав. Посол считал, что "надо было также посоветовать Хэллу использовать значительные русские рычаги, чтобы попытаться выработать соглашения, охраняющие независимость Польши и других стран Восточной и Центральной Европы, чье освобождение было вопросом нескольких месяцев". Когда Гарриман подталкивал Хэлла к разговору с Молотовым о Польше, госсекретарь сказал: "Я не хочу обсуждать такие пустяки. Мы должны вести речь о главных вопросах"30.

А какие вопросы были "пустяками"? Был ли Хэлл просто глуп, как позднее предположил Гарриман? "Главный вопрос, - пишет Гарриман в своих воспоминаниях, - как его представлял Хэлл, была его собственная декларация о четырех державах, документ, внушавший уверенность, что четыре державы будут соблюдать безупречный декорум после победы в войне"31. Нежелание Хэлла увязнуть в "пустячных вопросах" отражает его решимость сосредоточиться на более широкой концепции послевоенного устройства мира. Его (и Рузвельта) план, провозглашенный в Декларации четырех держав, призывал США, Великобританию, Советский Союз и Китай продолжить их сотрудничество военного времени "для организации и поддержания мира и безопасности"32. Для достижения этой цели требовалось добровольное и конструктивное сотрудничество с Советским Союзом. Поэтому Хэлл согласился на просьбу Молотова снять пункт о "совместных" акциях и консультациях в оккупированных и освобожденных районах.

Твердая настойчивость, с которой Хэлл включал Китай в число четырех держав, отражала его веру в то, что послевоенные взаимоотношения между США и СССР будут связаны не только с Восточной Европой. В этом смысле он и президент шли даже дальше Сталина. Хэлл и Рузвельт на всем протяжении войны настаивали на том, что послевоенное устройство должно быть согласовано в мировом масштабе, если даже каждый из участников Большой Четверки в конце концов станет или будет считаться стражем одного региона. Весной 1943 г. Идеи докладывал Черчиллю, что задуманный Рузвельтом исполнительный комитет Организации Объединенных Наций - это просто Большая Четверка, хотя президент сопроводил это определение следующим предостережением: "Было существенно... организовать все эти органы Объединенных Наций на общемировой, а не на региональной основе... Единственное обращение к мировому сообществу, которое реально может иметь все, должно основываться на концепции мирового масштаба"33.

Чем будет отличаться такой регион от Пакс Британика, Российской империи или доктрины Монро? Это было одно из многих явных противоречий, которое Рузвельт никогда не освещал. Позднее, осенью 1944 г., когда он узнал о планах переговоров между Сталиным и Черчиллем относительно европейского урегулирования, первоначальной реакцией президента было желание подбодрить премьер-министра - ведь США не волновали детали восточноевропейских дел. Только после того, как Гопкинс и Гарриман с беспокойством заговорили об ужасных последствиях, президент все же сказал Черчиллю, что США интересует все происходящее. Тогда, в 1943 г., Рузвельт не рассматривал Польшу в качестве лакмусовой бумажки, какой она стала для участников "холодной войны" как в Советском Союзе, так и в Соединенных Штатах. Как признал Сталин, Рузвельта не удовлетворяли одна-две копейки. Получить в качестве выигрыша Восточную Европу - для него это было слишком мало, если ставкой был весь мир.

Именно мир был той темой, которую Рузвельт был намерен обсуждать в Тегеране. Каирская интерлюдия с Черчиллем и китайским лидером Чан Кайши во многом послужила утверждению Китая в качестве законного послевоенного лидера, пусть даже обещанные китайскому руководителю военные кампании вскоре натолкнулись на проблемы военной техники и стратегии, а также на политику колониализма.

Но в Тегеране президент столкнулся лицом к лицу с главным препятствием своим послевоенным планам - Сталиным и Советским Союзом. Рузвельт вступил в войну, думая, что, когда Германия и Япония будут побеждены, политика европейских держав и колониализм будут представлять собой наибольшую угрозу демократическим, миролюбивым народам - и этого представления он не менял. Он не верил в способность Англии или других западных демократий привести Европу к миру. Но к этим страхам скоро добавилось понимание того, что Советский Союз стал новой фигурой на мировой арене, и такое развитие событий сильно усложнило дело. По этой причине беседы Рузвельта со Сталиным в Тегеране - встречи, сугубо частный характер которых взбесил Черчилля, - имеют особое значение.

Рузвельт четко выразил советскому лидеру свое желание обсуждать "великое множество других вопросов, относящихся к будущему мира". Когда Сталин сказал, что они могут обсуждать все, что захотят, Рузвельт принялся описывать, как он представляет себе послевоенную международную организацию. Сталин затронул самую сердцевину проблемы, спросив, будет ли этот орган (исполнительный комитет, состоящий из Большой Четверки и шести других государств) "принимать решения, обязательные для мира?". Тогда Рузвельт заговорил о "четырех полицейских", которые будут противостоять чрезвычайной угрозе миру, но Сталин вновь поставил перед президентом этот вопрос, сказав, что малые народы могут возражать против того, чтобы Большая Четверка им приказывала. В частности, они могут протестовать против того, чтобы в этом качестве выступал Китай.

Это дало Рузвельту возможность избежать вопроса о власти Большой Четверки и взамен представить свою концепцию региональных комитетов, включая его сомнения по поводу того, могут ли американские войска использоваться в Европе. Сталин поинтересовался, как может быть поддержан порядок в Европе без американских войск, и дискуссия свелась к практическим вопросам типа: как предотвратить возрождение германской армии? Сталин считал этот вопрос гораздо более насущным, чем глобальный план Рузвельта, хотя президент упомянул о том, что в далекой перспективе мощным потенциалом будет обладать Китай. Как определил один обозреватель, Рузвельта больше интересовал мир, чем война, тогда как Сталин хотел заниматься конкретными делами34.

Рузвельт был крайне чувствителен к угрозе, которую представляли малые государства для достижения согласия между членами Большой Тройки. Память о первой мировой войне, начавшейся на Балканах, не только подогревала беспокойство относительно вмешательства в дела Восточной Европы, но также вызывала страх повторения непрямой, через столкновение других стран, войны, которая могла начаться на Балканах и снова втянуть великие державы в борьбу друг с другом. Сталин понимал, что Рузвельт не считал малые государства фигурами в большой политической игре, но, по всей видимости, не почувствовал опасений президента, что эти государства могут нарушить его грандиозный международно-политический плац. В беседе после встречи в Тегеране на вопрос о том, что после войны Греция и Югославия будут, возможно, претендовать на обладание военными силами, Рузвельт ответил: "Будет ли необходимо этим государствам защищать себя после этой войны?" Сделав вывод, что президент думает, что ему "удалось благое дело - изгнать войну, во всяком случае, из Европы", его собеседник замечает скептически: "Но почему нужно оспаривать веру работника в свою работу?"35.

Разоружение, которому подлежали бы почти все, оставляло без ответа вопрос о том, кто будет стражем самих стражей порядка, и одно замечание, сделанное Рузвельтом позднее, - "поддержание морального престижа великих держав является основным элементом любой эффективной системы международного сотрудничества" - вскрывает трудность воплощения мечты в действительность. Когда С. Уэллес поставил перед ним этот вопрос, Рузвельт "отбросил как не имеющий большого значения тот аргумент, что ни одно ответственное правительство малой страны нельзя принудить уничтожить свою военную машину, на которую оно возлагает обеспечение безопасности народа, если только узурпировавшие свои функции стражи порядка не приготовятся оккупировать эту страну силой". Через 14 месяцев в Ялте президент согласился с заявлением Сталина, что хотя права малых стран должны быть защищены, эти государства не должны выступать судьями действий великих держав. Рузвельт добавил, что мир должен диктоваться Большой Тройкой. Черчилль подхватил эту мысль, цинично заметив: "Орел может разрешить мелким пташкам петь, не заботясь о том, отчего они поют"36.

Крепнущее в США общественное мнение в пользу участия в какой-то послевоенной международной организации, целью которой будет сохранение мира, давало Хэллу в Москве и Рузвельту в Тегеране растущее чувство свободы действий, направленных на послевоенное международное сотрудничество. Но изоляционистские и унилатералистские голоса в США раздавались громко и часто, и резолюция Коннели, принятая сенатом США 5 ноября 1943 г., отклонила вопрос об использовании силы для поддержания международного мира37. Частично по этой причине, но отчасти и по личному убеждению президент вновь и вновь настаивал, чтобы военные силы США были выведены из Европы как можно скорее. Он сказал адмиралу Маршаллу, что необходимо будет сохранить в Европе армию в 1млн. человек только в течение одного-двух лет. Даже Министерство обороны, планируя администрацию в послевоенной Германии, исходило из того, что оккупация будет краткосрочной38. Возможно, это отражало понимание Рузвельтом пределов американской мощи. Но каковы бы ни были причины, это исходное положение было основным определяющим элементом в его послевоенной схеме.

Но и это не разрешало одной из основных дилемм, стоящих перед президентом. Европейское соперничество - иногда в странах Европы, иногда в их колониальных владениях - втягивало остальной мир в череду глобальных конфликтов, берущих начало в такой дали, какой американцы называют Французскую или Индийскую войны. Европа породила две мировые войны в одном только XX столетии. Что можно было сделать, чтобы предотвратить повторение этого? Одним из шагов была деколонизация империй, но этим не разрешались внутриевропейские споры, концентрировавшиеся в Восточной и Центральной Европе, где Советский Союз столкнется с другим европейским стражем порядка - Великобританией. Но если Англия не сумеет договориться с Советским Союзом, как может быть поддержан мир? Рузвельт сделал следующее: поставил США и особенно самого себя в позицию посредника между СССР и Англией, хотя эта роль и не требовала присутствия американских войск в Европе. Более того, Рузвельт предполагал, что раздел богатства - одна из вечных тем Черчилля - плюс экономическая мощь США не оставляют Великобритании ни самостоятельного курса, ни желания действовать независимо.

Но сотрудничество с Советским Союзом - это было другое дело. Рузвельт настойчиво поддерживал идею об использовании экономического давления для того, чтобы воздействовать на Сталина, но неожиданно отступал, когда приходило время прибегнуть к такой политике. Слишком просто было бы приписывать это его склонности к промедлению, пусть даже промедление было тактикой Рузвельта. Президент отказался избрать конфронтацию с обидчивым, подозрительным, революционным государством, обладающим огромной и возрастающей мощью. Игра в буллитовскую "щедрую леди" с советскими "нищими" могла привести к неожиданному результату. Как сказал однажды президент Черчиллю: "Со Сталиным необходимо обращаться с осторожностью. Мы всегда должны держать в уме личность нашего союзника, а также очень трудную и опасную ситуацию, в которой он находится. Ни от одного человека, чья страна оккупирована, нельзя ожидать, что он будет рассматривать войну с общечеловеческой точки зрения"39.

Два момента ставили под угрозу планы Рузвельта относительно послевоенного развития отношений великих держав: 1) судьба Восточной Европы, рассматриваемой некоторыми как лакмусовая бумажка, как испытание намерений СССР и 2) сотрудничество с Советским Союзом в рамках международной системы сохранения мира. Рузвельт отдавал себе отчет в том, что первого испытания СССР не выдержит, и это может поставить под вопрос высокую цель сотрудничества великих держав40. Поэтому Рузвельт (и Хэлл) избегали и игнорировали проблемы, касающиеся Восточной Европы, в надежде уберечь более важную цель - долговременное сотрудничество.

Хотя один из английских участников Тегеранской конференции раздраженно заметил, что "президент у Сталина в кармане", советский лидер вряд ли с этим согласился бы. Липпман был прав, делая вывод, что Рузвельт надеялся перехитрить Сталина. Гопкинс говорил, что президент был убежден: "Даже если он не сумеет обратить Сталина в хорошего демократа, он сможет прийти к рабочему соглашению с ним". Рузвельт приехал в Тегеран, чтобы "найти общий язык со Сталиным"41. Президент не был слеп. Им владела идея соединить вместе в качестве партнеров в послевоенном мире Великобританию, США и СССР, и в то же время он не поддерживал стремлений Черчилля установить особые англо-американские отношения.

Участник Тегеранской конференции историк Г. Фейс размышлял, почему после Тегерана у Рузвельта не было "мрачных предчувствий" относительно Европы под господством советской военной и политической власти. Одна из причин, рассуждал Фейс, могла заключаться в том, что президент думал: Сталин удовлетворится безопасным существованием СССР в своих собственных границах. Второй причиной могло быть допущение, что Сталина заботят интересы страны, а не интересы коммунистической экспансии. Третье предположение Фейса можно свести к замечанию: "Эти вопросы размеров, границ, относительной мощи государств континентальной Европы могут считаться малозначительными. Если, как можно думать, три главных участника военной коалиции совместно создадут новую международную политическую организацию, подобные вопросы смогут быть разрешены удовлетворительным образом; тогда как, если они вступят в конфликт и не смогут быть верными своей спасительной цели, перед Европой встанет мрачное будущее, что бы и как бы они сейчас ни решили"42.

Если мы подумаем о "международной политической организация" как о чем-то гораздо более широком, чем Организация Объединенных Наций, и представим себе границы европоцентризма Фейса, тогда его третье предположение окажется очень близким к правде.

Через несколько месяцев после окончания войны (некоторые считают, что раньше) началась "холодная война", но она оставалась "холодной" только в Европе, где политические стены, сдерживание, эгоистические интересы и этноцентризм способствовали сохранению мира стилизованной формы, и стала "горячей" за пределами Европы - в Китае, Корее и особенно в бывшем колониальном мире - задолго до срока, предсказанного Рузвельтом. Действительно, по мере того как продолжалась война и продолжалось сотрудничество Большой Тройки, президент был настроен все более оптимистично. В 1942 г. он сказал Молотову, что "мир может быть установлен и гарантирован по крайней мере на 25 лет или на такое время, какое может прожить поколение, к которому принадлежит он, Сталин и Черчилль". Позднее, во время Ялтинской конференции, он сказал, что "пятьдесят лет [мира] достижимы и возможны"43.

Крах плана Рузвельта относительно послевоенного сотрудничества показывает, что недопустимо игнорировать мелкие, мучительные проблемы границ и привилегий; что великие концепции слишком расплывчаты и аморфны, чтобы их можно было реализовать. Либо президент, как считают некоторые, прятал амбиции своего государства за фасадом идеализма, либо, что более вероятно, все - от Рузвельта и Черчилля до Сталина - вели нечестную игру. Верх взяло соперничество в экономике, военной сфере, идеологии (борьба за сердца и умы народов), и, как боялся Рузвельт, Восточная Европа стала родиной нового шторма.

Но тогда, при закрытии Тегеранской конференции, и позднее, в Думбартон-Оксе и на переговорах в Ялте, рузвельтовская концепция послевоенного сотрудничества еще имела шанс на успех. Тревога президента по поводу чисто внешнего урегулирования восточноевропейских политических споров не означала, что он оставил свою главную цель - создание либерального, демократического мира. Интересно его высказывание о короле Греции Георге II: "Мне очень нравится Георг - я в самом деле называю его по имени - но, конечно, он не является очень сильной или внушительной личностью, поскольку у него нет опыта ведения президентской предвыборной кампании"44.

Столь же любопытным примером взглядов Рузвельта на политические игры было его предложение установить, как он это называл, "три информационных порта". Используя преимущества современных средств связи, такие центры, находящиеся под международным контролем и учрежденные в ключевых точках земного шара, обеспечили бы доступ ко всем народам мира информации, которую диктаторы не могли бы подвергать цензуре. И это исходило от человека, который постоянно приказывал Федеральному бюро расследований раскрывать пути утечки информации и который пытался манипулировать новостями. Но это все вопросы, связанные с его положением. Для него вся свободная пресса была частью политической игры45. Он предпочел бы, чтобы "три информационных порта" в большой степени зависели бы от информации, контролируемой государством. Важно именно тогдашнее согласие Рузвельта с тем, что информация и демократические институты взаимозависимы.

Такой же подход лежал в основе его надежд относительно Восточной Европы - что "открытые зоны" дадут поток культуры, торговли и информации. Чем бы ни была его юношеская склонность к политике силы, когда он во время первой мировой войны служил помощником министра флота, он, по-видимому, воспринял от Вильсона понимание общественной дипломатии - использование общественных установок и пропаганды для воздействия на электорат либеральных государств. Это была либо дань Рузвельта популистской демократии, либо признание, что в конечном счете власть принадлежит народу46.

Заключая обед Большой Тройки в британской миссии, Рузвельт уподобил отношения между тремя великими державами разноцветной радуге: "Здесь, в Тегеране, мы доказали, что различные идеалы наших народов могут слиться в гармоническое целое, совместно продвигаясь ко всеобщему благу - нашему и всего мира. Итак, покидая эту историческую встречу, мы можем впервые увидеть в небе традиционный символ надежды - радугу"47.

Каков же был после закрытия Тегеранской конференции взгляд Рузвельта на послевоенный мир? Чего он добивался? Были ли цели президента достаточно ясны ему самому? Как он собирался осуществлять на практике замыслы, подобные "четырем полицейским" и региональной ответственности? По-видимому, он хотел и стремился к тому, чтобы великие державы впредь руководствовались рядом общих политических принципов, которые лучше всего могут быть охарактеризованы как либерализм или, возможно, американизм. Священный Союз, созданный после наполеоновских войн, был основан на общей идеологии и был, вероятно, более эффективным, чем рузвельтовские "четыре полицейских", у которых не было такой общей основы. Но президент, по- видимому инстинктивно, понял, что баланс власти (как бы он ни назывался) не будет действенным, если не будет твердо держаться на политическом равновесии.

Выраженные в словах и поступках Рузвельта в Тегеране взгляды на международную политическую структуру, одновременно желаемую и возможную, определяются в большой степени в негативном плане. То, чего он не хотел, гораздо более ясно, чем то, что он хотел. Он не хотел войны, а для этого необходимо было избежать конфронтации между крупнейшими державами. Он не хотел вовлекать США в европейские споры, особенно в Восточной Европе. Малые народы в этом и любом другом регионе не должны быть участниками мировой политики, иначе они помешают сотрудничеству великих держав. Он не признавал Англию в качестве посредника между США и СССР. Он не желал старомодных отношений, основанных на политике силы и исключительных сферах влияния; под такими отношениями он подразумевал как коалицию Меттерниха против перемен, так и геополитический союз Бисмарка. Он не хотел повторять ошибок, допущенных Вильсоном после первой мировой войны, не позволивших Соединенным Штатам играть соответствующую роль на международной арене. Он не хотел, чтобы поддержка, оказываемая ему американцами, ставилась под вопрос такими проблемами, как доктрина Монро или использование американских войск за океаном.

Два первоначальных заявления о целях США в войне - Атлантическая хартия и "четыре свободы" - были достаточно неопределенными и неоформленными, чтобы служить практическим руководством. Экономический и политический аспекты мышления Рузвельта становились все более четкими в течение последующих месяцев. Но политическая суперструктура, предложенная в Тегеране, оказалась слишком хрупкой, чтобы выдержать все здание.

Спустя 13 месяцев на конференции в Ялте Рузвельт попытался расставить все по местам в плане устройства мира, который он набросал в Тегеране. Сталин и Черчилль тоже сделали попытку выдвинуть свои собственные концепции. Конечным результатом явилось то, что получило название "ялтинской системы", вызвавшей из небытия призраки структуры, основанной на балансе власти и сферах влияния, которые были характерны для "европейского концерта" XIX столетия. Но это был обманчивый образ. Десятилетия "холодной войны" оказались далеко не мирными, пусть даже вооруженная борьба велась великими (сверх) державами не непосредственно друг против друга.

Опасения Рузвельта оправдались: колониализм и национализм привели к обнищанию народов, а крупные державы попытались разделить мир на две громадные сферы влияния. Но это была всего одна из деталей, оставленных Рузвельтом без внимания в Тегеране. Более важно то, что ему не удалось или он оказался не способен объяснить Сталину и Черчиллю, как и большинству своих сторонников, каким образом будет работать система Рузвельта. Английский экономист Дж. Мид, участник команды Д. М. Кейнса на переговорах в Вашингтоне о послевоенной валютной политике, определил это так: "Американцы уже решили быть против изоляционизма, но никто из них не знает, какой интервенционизм применить. (И кто их за это осудит?)"48.

Дилемма Рузвельта состояла в примирении его идеалов с требованиями практических решений, которые выдвигала реальная политика. Его манера действий в этом затруднительном положении состояла в том, чтобы затягивать, избегать, уходить и уклоняться. Он часто делал три шага назад, два в сторону, а затем стоял на месте, обдумывая один гигантский шаг вперед. Проблема заключалась в том, что детали всегда кажутся значительными. Черчилль однажды написал Рузвельту, что "когда война гигантов заканчивается, начинается война пигмеев"49. Его время кончилось. Войны пигмеев начались даже раньше, чем гиганты сделали последнее усилие.

Примечания

1. Foreign Relations of the United States. Conferences of Cairo and Tehran, 1943. Washington. 1961 (далее - FRUS, 1943), p. 487; Bryant A. Triumph in the West. Garden City - N. Y. 1959, p. 61.

2. Имеются в виду А. Гарриман, посол в Советском Союзе с октября 1943 г., а также такие специалисты из Госдепартамента, как Л. Гендерсон и Дж. Кеннан (см. FRUS, 1943).

3. Sherwood R. Roosevelt and Hopkins: An Intimate History. N. Y. 1950, p. 709.

4. См. Wilson T. The First Summit. Boston. 1969, pp. 198 - 199; The War Diaries of Oliver Harvey. Lnd. 1978, p. 32; Sherw in M. A World Destroyed: The Atomic Bomb and the Grand Alliance. N. Y. 1975, p. 88; FRUS, 1942, III, pp. 573 - 574; см. также: Woodward L. British Foreign Policy During the Second Work! War. Vol. I - V. Lnd. 1970 - 1976. Vol. V, ch. 61 - 62.

5. Гопкинс, видимо, имел в виду план Финансового департамента о создании странами - членами ООН фонда валютной стабилизации и Международного банка реконструкции и развития. Рузвельт одобрил эту идею в мае 1942 г. (см. Eckes A., Jr. A Search for Solvency. Univ. of Texas Press, 1975, pp. 42 - 57; см. также: Gardner R. Sterling- Dollar Diplomacy in Current Perspective. N. Y. 1980, ch. 5).

6. FRUS, 1942, III, pp. 580 - 581; Woodward L. Op. cit., vol. V, p. 32.

7. Eden A. The Reckoning. Boston. 1965, pp. 436 - 437.

8. См. War Diaries of Oliver Harvey, p. 235.

9. FRUS, 1943, p. 532.

10. Eden A. Op. cit., p. 432.

11. Существует предположение, что в Ялте Рузвельт обдумывал возможность сказать Сталину об атомной бомбе (см. Gilbert M. Road to Victory, 1941 - 1945. Vol. VII. Boston. 1986, p. 1265).

12. FRUS, 1943, III, p. 22.

13. For the President, Personal and Secret. Boston. 1952, pp. 554 - 555; Bullitt W. How We Won the War and Lost the Peace. - Life, 1948, N XXV, pp. 82 - 97.

14. For the President, pp. 591 - 594, 595 - 599.

15. Как сказал Сталин, он не привез свой военный штаб, но "Ворошилов постарается" (FRUS, 1943, р. 496). Гарриман позже предположил, что Сталин держал своих генералов на расстоянии, чтобы самому "контролировать дискуссию" (Harriman A., Abel E. Special Envoy to Churchill and Stalin, 1941 - 1946. N. Y. 1975, p. 266). Доказательства существования в Форин оффис мнения о Великобритании как о посреднике см.: Thome C. Allies of a Kind. N. Y. 1978, pp. 141, 381, 384.

16. М. Джилас в книге "Разговоры со Сталиным" цитирует характеристику Сталиным Черчилля как "типа, который, если не следить за ним, выудит копейку из твоего кармана... Боже мой, копейку из твоего кармана! А Рузвельт? Рузвельт не такой. Он ищет только крупные монеты" (Цит. по: Stoler M. The Polities of the Second Front. Westport. 1977, p. 158).

17. См. Sainsbury K. The Turning Point: Roosevelt, Stalin, Churchill and Chiang-Kai-Shek, 1943, N. Y. 1985, pp. 97 - 99.

18. Конференции в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Документы. М. 1969, с. 7 - 16; FRUS, 1943, pp. 487 - 508, 535 - 539; Бережков В. История в развитии: мемуары о дипломатии времен второй мировой войны. М. 1983, с. 265 - 282.

19. См. MacLean E. Joseph E. Davies and Soviet-American Relations, 1941 - 1943. - Diplomatic History, Vol. 4, Winter 1980, pp. 73 - 93; Harriman A., Abel E. Op. cit., pp. 216 - 219.

20. Kimball W. Churchill and Roosevelt: The Complete Correspondence. Princeton. 1984, II, R-224.

21. Lord Moran [Charles Wilson]. Churchill: Taken from the Diaries of Lord Moran. Boston. 1966, p. 142; см. также: The Diaries of Sir Alexander Cadogan. N. Y. 1972, p. 581.

22. Harriman A., Abel E. Op. cit., p. 265; Lord Moran. Op. cit., p. 136; FRUS, 1943, p. 595.

23. The Foreign Office and the Kremlin: British Documents on Anglo-Soviet Relations, 1941 - 1945. Cambridge. 1984, p. 134.

24. McJimsey G. Harry Hopkins. Cambridge. 1987, pp. 299 - 301, 305 - 306; The Diaries of Edward R. Stettinius, Jr. 1943 - 1946. N. Y. 1975, p. 14; Lord Moran. Op. cit., p. 140.

25. Divine R. Second Chance: The Triumph of Internationalism is America During World War II. N. Y. 1967, p. 157.

26. См. Бережков В. Ук. соч., с. 261.

27. Leaky W. I was There. N. Y. 1950, p. 207.

28. FRUS, 1943, I, pp. 541 - 543.

29. См. The Memoirs of Cordell Hull, Vol. 1 - 2. N. Y. 1948.

30. Harriman A., Abel E. Op. cit., pp. 236, 244. Хэлл также говорил о советско-польском пограничном вопросе как о "ящике Пандоры, порождающем бесконечные проблемы".

31. Ibid., p. 236.

32. FRUS, 1943, I, pp. 600, 756.

33. Eden A. Od. cit. dd. 436 - 437.

34. См. FRUS, 1943, pp. 529 - 533.

35. Ambassador MacVeagh Reports: Greece, 1933 - 1947. Princeton. 1980, p. 397. Рузвельт также предполагал существование разоруженной Польши и удивлялся, почему Франции нужны большие вооруженные силы, раз Германия будет разоружена (FRUS, 1943, III, p. 17).

36. FRUS, Yalta Conference, pp. 589, 590.

37. Divine R. Op. cit., pp. 136 - 155.

38. См. FRUS, 1943, p. 256.

39. Цит. по: Kimball W. Op. cit., I, R-171.

40. См. FRUS, 1943, I, p. 542.

41. Lord Moran. Op. cit., p. 143. Это замечание принадлежит генералу А. Бруку, начальнику имперского Генерального штаба.

42. Feis H. Churchill, Roosevelt, Stalin. Princeton. 1957, pp. 275 - 276.

43. Цит. по: Sherwood R. Op. cit., p. 560; Diaries of Edward R. Stettinius, Jr., p. 242.

44. Ambassador MacVeagh Reports, p. 444.

45. См. Schlesinger A., Jr. War and the Constitution: Abraham Lincoln and Franklin D. Roosevelt. Gettysburg. 1988, pp. 22 - 24.

46. См. Clark J. Reform and Resistance in the International Order. Cambridge. 1980, pp. 180 - 183.

47. FRUS, 1943, p. 585.

48. James Meade Diary. [British Library of Political and Economic Science, Lnd.], file 1/1.

49. Kimball W. Op. cit., III, C-914.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Трудности перевода
      Руджиери о русском войске. Итальянский текст. Польский перевод. Польский перевод скорее пересказ, чем точное переложение.  Про коней Руджиери пишет, что они "piccioli et non molto forti et disarmati"/"мелкие и не шибко сильные и небронированне/невооруженные". Как видим - в польском тексте честь про "disarmati" просто опущена. Далее, если правильно понимаю, оборот "Si come ancora sono li cavalieri" - "это также [справедливо/относится] к всадникам". Если правильно понял смысл и содержание - отсылка к "мало годны для войны", как в начале описания лошадей, также, возможно, к части про "disarmati".  benché molti usino coprirsi di cuoi assai forti - однако многие используют защиту/покровы из кожи весьма прочные. На польском ничего похожего нет, просто "воины плохо вооружены, многие одеты в кожи". d'archi, d'armi corte et d'alcune piccole haste - луки, короткое оружие и некоторое количество коротких гаст.  Hanno pochi archibugi et manco artigliarie, benche n `habbiano alcuni pezzi tolti al Rè di Polonia - имеют мало аркебуз и не имеют артиллерии, хотя имею несколько штук, захваченных у короля Польши.   Описание целиком "сказочное". При этом описание снаряжения коней прежде людей, а снаряжения людей через снаряжение их животных, вместе с описание прочных доспехов из кожи уже было - у Барбаро и Зено при описании войск Ак-Коюнлу. ИМХО, оттуда "уши" и торчат. Про "мало ружей" и "нет артиллерии" для конца 1560-х писать просто смешно. Особенно после Полоцкого взятия 1563 года. Описание целиком в рамках мифа о "варварах, которые не могут иметь совершенного оружия", типичного для Европы того периода. Как видим - такие анекдоты ходили не только в литературе, но и в "рабочих отчетах" того периода. Вообще отчет Руджиери хорош как раз своей датой. Описание польского войска можно легко сравнить с текстом Вижинера. Описание русского - с текстом Бельского и отчетом Коммендоне после Уллы, молдавского - с Грациани, Вранчичем и тем же Бельским. Они все примерно в одно время написаны.  И сразу становится видно, что описания не сходятся кардинально. У Руджиери главное оружие молдаван лук со стрелами. У Грациани и Бельского - копье и щит. У Бельского русское войско "имеет оружия достаток", Коммендоне описывает побитую у Уллы рать как "кованую" и буквально груды металлических доспехов в обозе. 
    • Тактика и вооружение самураев
      Ви хочете денег? Их надо много, а читать все - некогда. Результат "на лице". А для чего, если даже Волынца читают?  "Кому и кобыла невеста" (с) Я его перловку просто отмечаю, как факт засорения тем тайпинов, Бэйянской клики и т.п., которые заслуживают не его "талантов". А читать - после пары предложений начинает тошнить. Или свежепридуманные. Или мог пользоваться копией там, где музей пользовался оригиналом. Мы не знаем.
    • История военачальника Гао Сяньчжи, корейца по происхождению, служившего империи Тан
      Занятно, получается, что Ань Сышунь -- брат Ань Лушаня?! Чжан Гэда Пожалуйста, переведите окончание цз. 135 "Синь Тан шу" , там последние дни Гао Сяньчжи, но с прямой речью персонажей, сложно разобрать:    初,令誠數私於仙芝,仙芝不應,因言其逗撓狀以激帝,且云:「常清以賊搖眾,而仙芝棄陝地數百里,朘盜稟賜。」帝大怒,使令誠即軍中斬之。令誠已斬常清,陳屍於蘧祼。仙芝自外至,令誠以陌刀百人自從,曰:'大夫亦有命。」仙芝遽下,曰:「我退,罪也,死不敢辭。然以我為盜頡資糧,誣也。」謂令誠曰:「上天下地,三軍皆在,君豈不知?」又顧麾下曰:「我募若輩,本欲破賊取重賞,而賊勢方銳,故遷延至此,亦以固關也。我有罪,若輩可言;不爾,當呼枉。」軍中咸呼曰:「枉!」其聲殷地。仙芝視常清屍曰:「公,我所引拔,又代吾為節度,今與公同死,豈命歟!」遂就死。
    • Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая
      Однако, захватывал Дэн Цзылун боевых слонов, согласно Мин ши-лу:  "12 год Ваньли, месяц 3, день 12 (22 апреля 1584) Министерство Войны/Обороны/ снова представило на рассмотрение записку/доклад/ Лю Ши-цзэна: "Генг-ма разбойник Хань Цянь (альт: Хан Чу) много лет выказывал свою преданность Мин и набирал войска не взирая на ограничение. Тогда помощник регионального командующего Дэн Цзылун взял в плен 82 разбойника, обезглавил 396 и захватил свыше 300 зависимых/подчинённых, иждевенцев/ от разбойников и около 100 боевых слонов, лошадей и быков. Взятые в плен разбойники должны быть казнены и их головы выставлены как предупреждение". Это было утверждено." Чжан Гэда Спасибо! что подсказали. Вот здесь нашёл: http://epress.nus.edu.sg/msl/reign/wan-li/year-12-month-3-day-12  
    • Тактика и вооружение самураев
      Все-таки и англоязычных материалов несколько больше, чем упомянуто в книге. Тут можно привести пример А. Куршакова. Скорее всего так. Просто чтобы написать про Нобунагу в 1575-м году "мелкий дайме" - нужно просто не знать историю Сэнгоку. На указанный период он самый могущественный дайме Японии. Который кратно превосходил в ресурсах Кацуери. Не, даже вспоминать не хочу. У меня после вот этого  (с) А.Волынец никаких сил читать им написанное нет. Да и времени с желанием. При этом вполне приличные люди, когда указываешь на такое, отвечают, что это "мелкие огрехи и каких-то принципиальных различий с текстами Багрина/Нефедкина/Зуева у Волынца нет, хороший научпоп". Подписи по тем же доспехам Иэясу я брал из официальной презентации к музейной выставке. Откуда они у автора - не знаю. Но вполне допускаю, что он мог и более свежие данные приводить. К примеру, доспех с пулевыми отметинами подписан принадлежащим не самому Иэясу, а одному из его сыновей. 
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая
      Автор: foliant25
      Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая.
      В IV томе "Истории Китая с древнейших времён (Период Пяти династий, империя Сун, государства Ляо, Цзинь, Си Ся (907-1279))". М, Ин-т восточных рукописей РАН.-- Наука --   Вост, лит,  2016, на 145 стр. находится рисунок Ангуса МакБрайда ("Селевкидский боевой слон, 190 г. до н. э."), со странной подписью -- "Отряды боевых слонов Южного Хань":

      Оригинал А. МакБрайда:

      Понятно, что кто-то ошибся...
      Однако, интересно, какая иллюстрация по планам авторов этого тома должна там быть.
      Также стало интересно, что известно про боевых слонов в истории древнего и средневекового Китая.
      Оказалось, что на эту тему информации очень мало:
      В 506 году до н. э. армия государства У (командующий – знаменитый Сунь-цзы) осадила столицу государства Чу, и командующий войска Чу отправил слонов (скорее всего это были тягловые животные) с факелами, привязанными к их хвостам, в атаку на расположение армии У; не смотря, на то, что нападение обезумевших от страха и боли животных привело в замешательство воинов У, дальнейшего развития наступления не случилось; и армия У продолжила осаду (Tso chuan, Ting 4). Войско Чу потерпело поражение, столица была захвачена войсками У. Чуский Чжао-ван бежал. Это единственный известный в истории случай применения слонов с огнём.
      В декабре 554 года, когда войска Западного Вэй вторглись в земли южного соседа – государства Лян, последнее использовало в битве при городе Цзянлин двух боевых слонов (животные были присланы ко двору Лян из Линнань, и управлялись малайскими рабами?). Каждый из слонов нёс башню, и был оснащён огромными тесаками. Этих двух слонов войска Западного Вэй отразили стрелами, заставив животных повернуть назад, Лян потерпело поражение, Сяо И – император Лян погиб (Chou shu I9.2292c; San-kuo tien-lüeh цитируется в T'ai-p'ing yü-lan 890.5b).
      В Х веке корпус боевых слонов был в армии государства Южный Хань. Этим корпусом командовал военачальник, который носил титул "Знаменитый знаток и распорядитель огромных слонов" (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Животных отлавливали, а также выращивали, и обучали на территории Южной Хань. Каждому слону было приписано 10 или более воинов, на спине животного была какая-то платформа (башня?). Для битвы слоны размещались в линию (Сун ши / Sung shih 481.5699b). В 948 году этим слоновьим корпусом командовал У Сюн, в тот год корпус успешно действовал во время вторжения Южного Хань в царство Чу, особенно в битве за Хо (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Однако, позднее, когда армия государства Сун вторглась Южную Хань, слоновый корпус был разгромлен в битве у Шао 23 января 971 года; тогда воины Сун стараясь не приближаться к слонам, растреливали их из луков и арбалетов, одновременно устроив страшный шум ударяя в гонги и барабаны, – что заставило слонов повернуться и броситься назад, опрокинуть и растоптать своих (Сун ши / Sung shih 481.5699b). Так уж случилось, что те, кто должен был принести победу Южной Хань, способствовали поражению своего войска.
      Империя Мин, в 1598 г. император Ваньли показал своим гостям 60 боевых слонов, на каждом из них была башня с восемью воинами. Скорее всего эти слоны были из Юго-Восточной Азии.
      В 1681 году, в провинции Юньнан, У Ши-фан использовал боевых слонов против войск маньчжурских военачальников (Ch'ing-shih lieh-chuan 80.9a).
    • Васильев Б.Н. Численность, состав и территориальное размещение фабрично-заводского пролетариата Европейской России в конце XIX — начале XX века // История СССР. 1976. №1. С. 86-105.
      Автор: Военкомуезд
      Васильев Б.Н.
      ЧИСЛЕННОСТЬ, СОСТАВ И ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОГО ПРОЛЕТАРИАТА ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА

      При всех несомненных достижениях Советской исторической науки в исследовании истории рабочего класса России в начале XX в., когда он становился «авангардом международного революционного пролетариата» [1], есть ряд вопросов, требующих дальнейшего изучения. Мы имеем в виду численность, состав, территориальное размещение фабрично-заводского пролетариата. До сего времени в историографии нет четкости в определении численности, степени концентрации рабочих в крупной фабрично-заводской промышленности, в крупных промышленных центрах.

      Л. М. Иванов определил общую численность фабрично-заводских рабочих России на 1900 г. в 2909 тыс. человек [2]. Такие же данные приведены П. И. Кабановым. «В 1904 году, т. е. накануне революции, армия промышленного пролетариата в России составляла 2989500 человек» [3]. A.Г. Рашин полагает, что численность фабрично-заводских рабочих России за 1900 г. составляла 2354,5 тыс. человек (1692,3 тыс. чел. — в промышленности, подчиненной надзору фабричной инспекции, и 662.2 тыс. чел. — в промышленности, подчиненной горной инспекции) [4]. В его работе приводятся также данные дореволюционного исследователя B. Е. Варзара об общей численности рабочих на фабриках и заводах России в 1900 г. — 2363,4 тыс. (из них 662,2 тыс. рабочих в горной и горнозаводской промышленности). В шестом томе академического издания «Истории СССР» общее число рабочих в промышленности в 1900 г. названо в 2043 тыс. человек [5].

      Значительные расхождения имеются в определении численности фабрично-заводских рабочих по отдельным губерниям и отраслям промышленного производства. Так, в таблице «Крупная промышленность и пролетариат России к концу XIX в.», помещенной в первом томе «Истории Коммунистической партии Советского Союза», указано, что в Киевской губернии насчитывалось 47 тыс. промышленных рабочих [6], авторы же «Истории рабочего класса УССР» определяют их число на 1900 г. в 56,3 тыс. человек [7]. В хлопчатобумажной промышленности России, по /86/

      1. В. И. Ленин. ПСС, т. 6, стр. 28.
      2. «История рабочего класса России 1861—1900 пт.» М., 1972, стр. 17.
      3. П. И. Кабанов. Курс лекций по истории СССР (1800—1917 гг.), М., 1963,. стр. 260.
      4. А. Г. Рашин. «Формирование рабочего класса России». М., 1968, стр. 30.
      5. «История СССР», т. VI, М., 1968, стр. 262.
      6. «История Коммунистической партии Советского Союза», т. 1, М, 1967, стр. 272— 273. В той же таблице указано, что за 1861—1870 гг. рабочих в промышленности Киевской губ. было 48 тыс. чел. Эти же данные приводит А. Г. Рашин («Исторические записки», т. 46, стр. 180). А. В. Погожев назвал в 1900 г. 59 тыс. рабочих, за 1902 г. — 51.2 тыс. чел. (А. В. Погожев. Учет численности и состава рабочих в России. Материалы для статистики труда, СПб., 1906, стр. 33).
      7. «История рабочего класса Украинской ССР», т. 1, стр. 126 (на укр. яз.)

      сведениям К. А. Пажитнова, в 1900 г. было занято 333,9 тыс. человек [8], а по данным А. Г. Рашина, в 1901 г. — 391,1 тыс. [9].

      Основным источником для советских историков при определении численности промышленного пролетариата в России остаются данные дореволюционной фабрично-заводской статистики Министерства финансов, Горного ведомства, фабрично-заводской инспекции, земских учреждений, хотя неудовлетворенность ею неоднократно высказывали сами ее составители. На недостатки и порой совершенно ошибочные сведения официальной фабрично-заводской статистики указывал В. И. Ленин [10].

      Для разработки материала фабрично-заводской статистики, а по существу, для составления новой фабрично-заводской статистики В. И. Ленин рекомендовал положить в основу проверенные «сведения о каждой отдельной фабрике, т. е. карточные сведения» [11]. И пока не будет составлена новая фабрично-заводская статистика дореволюционной промышленности, пока мы не получим проверенных исходных данных, мы не можем говорить о действительной численности фабрично-заводских рабочих, о концентрации пролетариата в крупном промышленном производстве, в крупных промышленных городских и сельских центрах, в крупных промышленных районах страны.

      Попытка получить более точные данные о численности рабочих, занятых в промышленности, как известно, была сделана еще А. В. Погожевым [12]. Сведения о фабриках и заводах за 1902 г., послужившие основанием для этого исследования, были собраны по программе и под руководством автора и должны были охватить все промышленные предприятия независимо от численности наемных рабочих в каждом заведении и ведомственной принадлежности промышленного заведения. В целях проверки собранных за 1902 г. сведений он сопоставил их с данными за 1900 г. «Списка фабрик и заводов Европейской России», составленного Министерством финансов [13]. Однако это сопоставление было возможно только в отношении тех отраслей промышленного производства, которые подлежали учету в Министерстве финансов. Данные «Списка» А. В. Погожев привел, не выделив особо капиталистически занятых на дому рабочих и собственно фабричных рабочих, хотя в министерском «Списке» это было сделано. Кроме того, если «Список» придерживался установленного правила брать в учет заведения с числом рабочих более 15 человек, то А. В. Погожев учел все промышленные заведения, даже с одним рабочим, хотя им был сам владелец.

      Понятно, что такие разные подходы к учету численности фабрично-заводских рабочих привели к совершенно различным показателям и числа фабрик и заводов, и численности рабочих на них. Так, например, в Витебской губернии за 1902 г. в текстильной промышленности по группе производства продукции из смешанных волокнистых материалов А. В. Погожев называет 495 заведений (1668 рабочих), в том числе 322 пошивочных мастерских (1110 рабочих), 55 чулочных заведений (113 рабочих), 25 парикмахерских (59 рабочих), 5 малярных (15 рабочих), 32 шапочных (113 рабочих) и т. д., а за 1900 г. по той же группе показывает всего 3 заведения с числом рабочих на них 89 человек, как значится и в «Списке» Министерства финансов [14] /87/.

      8. К. А. Пажитнов. Очерки историй текстильной промышленности дореволюционной России. М., 1958, стр. 102.
      9. А. Г. Рашин. Формирование рабочего класса России, стр. 48.
      10. В. И. Ленин. ПСС, т. 3, стр. 456—525, т. 4, стр. 2—34.
      11. В. И. Ленин. ПСС, т. 4, стр. 33.
      12. А. В. Погожев. Указ. соч.
      13. «Список фабрик и заводов Европейской России». СПб., 1903.
      14. А. В. Погожев. Указ. соч., табл. № 3, стр. 54.

      Сведения о фабриках и заводах министерского «Списка» за 1900 г. с частичным дополнением за 1901 г. были обработаны и изданы под редакцией В. Е. Варзара [15]. Три заведения в Витебской губернии, о которых только что шла речь, в «Списке» показаны за 1900 г. — пошивочная мастерская Гервиш (20 рабочих) и заведение по изготовлению плащей Фельтенштейна в Двинске (26 рабочих), а также корсетно-зонтичное заведение Веллер в Витебске (43 рабочих). Те же сведения (3 заведения — 88 рабочих) назвал и В. Е. Варзар. В дополнение к данным министерского «Списка» он привел и сведения об общей численности рабочих на фабриках и заводах России в 1900 г., т. е. с включением сведений о численности рабочих по Сибири и Средней Азии, по производствам, обложенным акцизным сбором, и по заведениям горной и горнозаводской промышленности, которые он взял из «Сборников статистических сведений о горнозаводской промышленности» и других изданий Горного ведомства.

      Вот тот крут основных источников фабрично-заводской статистики, относящихся к самому началу XX в., которыми пользуются и советские историки.

      Чтобы разобраться в том, насколько соответствовали действительности данные, приводимые в различных изданиях фабрично-заводской статистики о численности рабочих, существует один путь проверка сведений по каждому промышленному предприятию и обработка их на основе тех методологических положений, которые были сформулированы В. И. Лениным в его критическом разборе данных официальной статистики. Проверить сведения по каждому промышленному предприятию, используя ведомости, которые составлялись администрацией фабрик, — в настоящее время вряд ли осуществимая задача. Различные списки фабрик и заводов, охватывающие всю промышленность или составленные по отдельным видам промышленного производства, по губерниям, по крупным районам страны, и общероссийские, изданные Министерством финансов, Горным ведомством, земскими учреждениями, статистическими комитетами и другими учреждениями в конце XIX — начале XX в., первичным источником имели в большинстве случаев все те же фабричные ведомости. Все эти списки, в зависимости от цели их составления, весьма не одинаковы по характеру, объему и содержанию имеющихся в них сведений. Одни ограничиваются сообщением адреса предприятия; другие называют численность рабочих; третьи дают сведения о годе основания предприятия, численности рабочих, мощности паровых и других двигателей, стоимости продукции, производимой ими за год; наконец, четвертые сообщают дополнительные данные о численности рабочих в год основания предприятия и в год составления списка. В ряде списков фабрик даются сведения о продолжительности работы предприятия в году, о количестве мужчин и, женщин в составе рабочих. Сопоставление данных по одному и тому же предприятию по разным спискам, за разные годы, с привлечением других источников (материалов и исследований по истории промышленности, рабочего движения, истории городов, областей, республик) дает исследователю возможность отобрать более достоверные сведения, произвести, как образно писал В. И. Ленин, «отделение плевелов от пшеницы, отделение сравнительно годного материала от негодного» [16]. /88/

      15. В. Е. Варзар. Статистические сведения о фабриках и заводах по производствам, не обложенным акцизом, за 1900 г. СПб., 1903.
      16. В. И. Ленин. ПСС, т. 4, стр. 32.

      Первое, что необходимо при этом выяснить, насколько полно были учтены промышленные предприятия, относящиеся к фабрично-заводской промышленности, А. В. Погожевым, а также в «Списке фабрик и заводов Европейской России», в «Статистических сведениях...» В. Е. Варзара.

      В. И. Ленин считал довольно удачным выбор двух основных признаков определения «фабрично-заводских заведений»: «1) число рабочих в заведении не менее 15-ти (причем должен быть разработан вопрос о разграничении рабочих вспомогательных от рабочих фабрично-заводских в собственном смысле, об определении среднего числа рабочих за год и т. д.) и 2) наличность парового двигателя (хотя бы й при меньшем числе рабочих)» [17]. В. И. Ленин призывал к крайней осторожности при расширении этого определения для отдельных отраслей промышленного производства, чтобы не допустить смешения «фабрично-заводских» заведений с «кустарными» или «сельскохозяйственными» (войлочное, кирпичное, кожевенное, мукомольное, маслобойное и мн. др.) [18]. «Сельскохозяйственный» характер «кустарных» производств выражается «прежде всего в сезонности, кратковременности работы многих заведений этих видов производств, «соприкасании» их с сельским хозяйством и крестьянскими промыслами [19]. Дополнительными признаками для отбора в учет предприятий фабрично-заводского типа из этих отраслей производства мы взяли продолжительность работы в году предприятий и годовую стоимость произведенной продукции *.

      Статистические сведения А. В. Погожева, за 1902 г. более «полные, характеризуют предприятия разных ведомств,, подлежащие и не подлежащие надзору фабричной инспекции, включают в себя данные и о массе мелких заведений по отдельным губерниям, вплоть да заведений с одним рабочим. Однако даже при таком стремлении составителя охватить все промышленные заведения, приведенные им статистические данные неполны. Уже само сопоставление сведений за 1900 и 1902 гг. обнаруживает пропуск значительного количества промышленных «предприятий. Так, за 1902 г. А. В. Погожев не учел все или почти все типографии и другие предприятия печатного дела в большинстве губерний. Для примера справка до отдельным губерниям дана в таблице 1.

      Таблица 1
      Губерния Данные о типографиях 1900 г. 1902 г. заведений рабочих заведений рабочих Петербургская 77 6359 6 520 Владимирская 10 313 — — Херсонская 29 1055 3 157 Екатеринославская 13 430 — —

      Чтобы ответить на вопрос, насколько полно учтены типографские заведения за 1900 г. «Списком» Министерства финансов, мы должны были сравнить данные по каждому заведению, приведенные в источниках до и после 1900 г. (см. табл. 2). /89/

      17. Там же, стр. 31.
      18. Там же.
      20. Там же, стр. 14.
      * Поскольку эти показатели были не одинаковыми для разных производств и гу оершй, пояснения будут сделаны далее.

      Таблица 2

      Типографии Количество рабочих «Перечень» 1897 г. * «Список» источники** за 1910 – 1913 гг. и 1902 – 1904 гг. Петербургская губерния
      Академия наук
      Градоначальства
      Бессель В. и И. В.
      Фирма «Вильям Кене и Ко»
      Пентковского К.Л.
      Шредера Г.Ф. 144
      63
      19
      56
      35
      68
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      названа
      названа
      19; 21
      85; 91
      35
      80; 71 Екатеринославская губерния
      Губернского правления
      Губернской земской управы (1987 г.)   20


      нет
      нет

      44
      19 Подольская губерния
      Губернского правления 38
      нет
      20

      * «Перечень фабрик и заводов. Фабрично-заводская промышленность Россия», Спб., 1897.
      ** «Фабрики и заводы всей России». Киев, 1913; «Фабрично-заводские предприятия Российское империи», изд 2. СПб., 1914; «Фабрики и заводы Екатеринославской губернии». Харьков, 1902, «Всероссийская фабрично-заводская справочная книга». Одесса, 1904, и др.

      По Уфимской губернии в данных А. В. Погожева отсутствуют сведения за 1902 г. (есть за 1900 г.) по всем типографиям, лесопильным заведениям, деревообрабатывающим, кожевенным, предприятиям пищевкусовой промышленности, спичечным и другим, общее количество рабочих на которых за 1900 г. составляло 2421 человек.

      В «Списке» за 1900 г., по сравнению с другими источниками, не учтены и отдельные крупные промышленные предприятия, подлежащие надзору фабричной инспекции (см. табл. 3).

      По данным А. Гнедича и С. Аксенова, в Харьковской губернии в 1897—1898 гг. было 11 деревообрабатывающих заведений (с числом рабочих более 15 человек на каждом). В «Списке» за 1900 г. названы 3 заведения, а по сведениям А. В. Погожева, за 1902 г. — 8 заведений.

      В перечне промышленных предприятий Горного и других ведомств, не подчиненных фабричной инспекции, которые А. В. Погожев учитывает за 1902 г., нами обнаружены пропуски по ряду губерний. Так, в Уфимском уезде А. В. Погожев называет всего один завод (вагоностроительный, 1345 рабочих). В действительности здесь было шесть заводов — Катав-Ивановский (вагоностроительный, 1795 рабочих), Усть-Катавский (1289 рабочих), Миньярский (888 рабочих), Симский (388 рабочих), Балашовский (основан в 1900 г., 64 рабочих) и Николаевский Балашова, прекративший действовать где-то в 1900—1904 гг. [20]. По Меленковскому уезду Владимирской губернии А. В. Погожев за 1900 г. указывает один чугунолитейный завод с 45 рабочими в г. Меленки и одно ремонтное предприятие с 247 рабочими в уезде. Между тем в уезде действовало 5 заводов [21]: Белоключевский, Верхнеунжевский, Гусевский, Дощатинский, Лубянский [22]. По Екатеринославской губернии только по двум уездам — Бахмутовскому и Мариупольскому — в сведениях /90/

      20. «Горное дело в России». СПб., 1903. Сведения за 1901 год.
      21. Там же.
      22. О действии этих заводов в начале XX столетия сказано в кн. «Металлургические заводы на территории СССР до 1917 г.» (М.—Л., 1937, стр. 90, 256, 325).

      Таблица 3
      Местонахождение предприятий, вид производства,  владелец              Количество рабочих «Перечень», 1897 г. «Список» «Фабрики и заводы всей России» и др. Московская губерния
      с. Винюково, хлопчатобумажное, Медведевы
      с. Поляно, хлопчатобумажное, Крестовинковы
      д. Куровская, хлопчатобумажное, Балашова С. М.
      с. Завидово, хлопчатобумажное, Занегина
      с. Лопасня, хлопчатобумажное, Медведевы
      с. Карачарово, канатное, Юкин
      д. Караваево, химическое, Гандшин
      г. Москва, кондитерское, Расторгуева
      г. Москва, кондитерское, Васильев
      г. Москва, кондитерское, Леонов
      г. Павлов Посад, чугуно-литейное, Титов
      Тверская губерния
      г. В. Волочек, стекольное, Добровольский
      д. Песчанка, стекольное, Сидоренко
      Харьковская губерния
      с. Краматорское, машиностроительное 662
      750
      751+138 (вне зав.)
      302
      756
      59
      30
      120
      45
      21
      25

      120
      35

      330*
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет
      нет

      нет
      нет

      нет*
      760
      1147
      1166
      582
      756
      71
      95
      97
      42
      40
      53

      160
      40

      1750*
      * Эти сведения взяты из работы А. Гиедича и С. Аксенова «Обзор фабрично-заводской промышленности Харьковской губернии», вып. 1. Харьков, 1899.

      А. В. Погожева за оба года пропущены такие крупнейшие заводы, как Петровский Русско-бельгийского металлургического общества в пос. Енакиево (2665 рабочих), Юзовский завод Новороссийского общества в м. Юзовка (832С рабочих), ртутный завод Ауэрбаха в с. Никитовка (400 рабочих), два сартанских завода (2265 и 2600 рабочих). Два завода сельскохозяйственных орудий в г. Бахмут, вагоностроительный и болторезный заводы в пос. Нижнеднепровском показаны за 1900 г. и пропущены за 1902 г. [23]

      Существенным недостатком фабрично-заводской статистики в учете численности промышленных предприятий является искусственное разделение одного предприятия на несколько предприятий по производствам. На этот недостаток указывалось еще в «Отчете чинов фабричной инспекции Владимирской губернии» за 1899 г.: «Показанное в таблице число заведений нельзя отождествлять с числом предприятий или фирм. Классифицируя предприятия по производствам, невольным образом приходится показывать каждое производство, имеющееся в данном предприятии, как отдельное заведение, вследствие чего показанное в таблице число заведений следует рассматривать, как число рабочих отделений, занятых известным производством, но отнюдь не как число отдельных предприятий; последнее, конечно, ниже показанного в таблице» [24].

      Так, фабрика «Т-ва Костромской льнопрядильни братьев Зотовых», имеющая три отделения —прядильное, ткацкое и отбельное, в «Списке» Министерства финансов за 1900 г. показана тремя фабриками: 1) пря-/91/

      23. Сведения о названных заводах есть в источниках за 1902—1904 гг.: «Фабрики и заводы Екатеринославской губернии». Харьков, 1902; «Всероссийская фабрично-заводская справочная книга», вып. 2. Одесса, 1904.
      24. «Отчет чинов фабричной инспекции Владимирской губернии», ч. II. Владимир, 1890, стр. 2.

      дильная с ремонтной мастерской (основана в 1859 г., 1554 рабочих), 2) отбельная (основана в 1882 г., 204 рабочих), 3) ткацкая (основана в 1882 г., 562 рабочих). По статистическому же отчету фабрики Зотовых за 1881—1901 гг. рабочие трех отделений фабрики (без механических мастерских) показаны как рабочие одной фабрики [25]. Аналогичен пример и с Ново-Костромской льняной мануфактурой в Костроме. Такое дробле-

      Таблица 4.
      Название заведения 1902 г. 1900 г. Название заведений число заведений рабочих число заведений рабочих ватные
      ткацкие
      прядильные
      ситцепечатные
      ситценабивные 1
      6
      1
      2
      3 24
      6784
      1064
      840
      996 1
      5
      1
      1
      1 22
      5071
      3127
      181
      592
      ние одного предприятия на несколько по производствам приводит к чрезвычайной путанице при учете количества промышленных предприятий. Так, по сведениям А. В. Погожева, в 1900 г. в г. Шуе было 9 хлопчатобумажных заведений с 8933 рабочими, в 1902 г. — 13 предприятий с 9708 рабочими (см. табл. 4).

      «Список» Министерства финансов называет в г. Шуе в эти годы следующие фабрики:

      1. Ватная Садилова ..................................22 рабочих
      2. Ткацкая Терентьева И. М. .........................2 038
      3. » Калужского Л. Г. ............165
      4. » братьев Моргуновых ..........1249
      5. Ткацкая, ситцевая Небурчилова И. В. ..............773
      6. Прядильная, ткацкая, красильная Т-ва
      Шуйской мануфактуры .............................3 127
      7. Прядильная, ткацкая «Тезинская мануфактура» ......1068 *
      8. Ткацкая, ситцевая Посылина С. ....................846
      9. Ситцеплаточная, красильная Рубачевых .............37 рабочих в заведении
      и 555 рабочих вне заведения
      10. Ситцевая, красильная Кокушкина И. П. ............181 рабочий
      Всего: 10046 рабочих в заведениях и 555 рабочих вне заведений

      * В «Списке» Министерства финансов за 1900 г. она пропущена, численность рабочих дана по «Перечню» 1897 г.

      Наряду с тремя ткацкими фабриками (Терентьева, Калужского, Моргуновых) А. В. Погожев учел и ткацкие отделения трех других фабрик (Небурчилова, Шуйской мануфактуры, С. Посылина; «Тезинская» пропущена в учете). Прядильная фабрика им показана одна — Шуйской мануфактуры, причем за 1900 г. число рабочих дано по всем трем отделениям как работающих на одной фабрике (3127 рабочих — по «Списку» Министерства финансов), поэтому за 1900 г. названо 5, а не 6 ткацких фабрик и всего 2 ситцевые фабрики, а не 5, как за 1902 г.: ситцевые от-/92/

      25. Гос. архив Костромской обл., ф. 470, д. 13.

      деления фабрик Шуйской мануфактуры, Небурчилова, С. Посылина перечислены вместе с ткацкими отделениями тех же фабрик. И 2 фабрики ситцепечатных, или ситценабивных, даны как самостоятельные заведения, не имеющие других отделений (Рубачевых, Кокушкиных). Так же объясняется разница в статистических данных А. В. Погожева и по хлопчатобумажной промышленности г. Иваново-Вознесенска: в 1900 г. — 21 фабрика с 25952 рабочими, в 1902 г. — 33 фабрики с 26491 рабочим.

      По ряду губерний механические ремонтные мастерские свекло-сахарных заводов А. В. Погожевым показаны в качестве отдельных предприятий металлообрабатывающей промышленности. Сами же свеклосахарные заводы отнесены к пищевой отрасли промышленности. Так, по Курской губернии при свеклосахарных заводах названо 13 ремонтных мастерских с общим числом рабочих — 970 человек *. Это из всех 20 свеклосахарных заводов.

      В «Обзоре фабрично-заводской промышленности Харьковской губернии» за 1897—1898 гг. фабричные инспекторы А. Гнедич и С. Аксенов выделили ремонтные мастерские при сахарных заводах в качестве самостоятельных предприятий и причислили их к предприятиям металлообрабатывающей промышленности. В 27 ремонтных мастерских при свеклосахарных заводах было занято, по сведениям фабричной инспекции, 1232 рабочих, все мастерские действовали круглый год.

      A. В. Погожев называет всего две мастерские: одна — в м. Гуты Богодуховского уезда (100 рабочих на свеклосахарном заводе Л. Е. Кенига), другая — в с. Хотень Сумского уезда (65 рабочих) на свеклосахарном заводе А. Д. Строганова. Причем в м. Гуты показана как отдельное предприятие и ремонтная мастерская на винокуренном заводе Кенига.

      B. Е. Варзар указывает 5 заведений «ремонта фабрично-заводского оборудования» в Харьковской губернии (220 рабочих).

      Совершенно ясно, что мы должны были проделать работу, обратную той, которую выполнили представители фабричной инспекции: свести воедино данные по каждой фабрике, разнесенные по видам производства.

      Существенным недостатком статистических сведений А. В. Погожева по сравнению со сведениями фабричной инспекции являлось включение в общее количество фабрично-заводских рабочих и тех, кто работал в светелках и на дому от раздаточных контор, и временно работавших на вспомогательных или разного рода кратковременных подсобных работах. Поэтому у него неоднократно встречаются довольно крупные предприятия (по численности рабочих), которых в действительности не было. Так, в Камышловском уезде Саратовской губернии А. В. Погожев называет за 1902 г. 58 сарпиночных заведений с 5256 рабочими и за 1900 г. — 42 заведения с 6663 рабочими. В действительности по «Списку» Министерства финансов мы смогли учесть 4 сарпиночных заведения со 124 рабочими в заведениях и 1816 — вне их; 35 раздаточных контор (от 2 до 9 человек в каждой), где всего работало 125 человек и 3280 — вне контор, в светелках.

      В Ковровском уезде Владимирской губернии А. В. Погожев называет за 1900 г. 5 красильно-отделочных заведений с 1209 рабочими, за 1902 г.— одно заведение с 98 рабочими. За исключением ситцевого и красильного заведения Бартена К. Ф. в с. Зименки (320 рабочих), остальные четыре красильных заведения находились при раздаточных конторах. Самая крупная из них — контора П. Т. Дербенева в д. Малое Ростилково, — по сведениям «Списка» Министерства финансов, имела 620 рабочих в заведениях, что не подтверждается другими источниками. По /93/

      * Эти сведения А. В. Погожев заимствовал из «Списка» Министерства финансов.

      «Перечню», у Дербенева было 28 рабочих в заведении 1100 — вне заведения; по сведениям фабричной инспекции (примерно в то же время) — 40 рабочих в заведении и 1300 — вне заведения.

      В г. Горбатове Нижегородской губернии А. В. Погожев показывает за 1900 г. заведение по изготовлению рыболовных снастей (360 рабочих) и раздаточную контору по веревочному производству (280 рабочих). Этих заведений нет в его таблице за 1902 г. По «Списку» Министерства финансов, в заведении по изготовлению рыболовных снастей (Сташева), все 360 рабочих работали вне заведения, все 280 рабочих от раздаточной конторы работали вне заведения (раздаточная контора Мосеева). Поэтому заведения Сташева и Мосеева нельзя называть в числе крупных промышленных предприятий.

      Значительная часть рабочих гильзовых заведений (по выработке папиросных гильз) была занята на дому. А. В. Погожев называет в Москве за 1900 г. 7 таких заведений с общим числом рабочих на них — 3544 и за. 1902 г. — 11 заведений с 485 рабочими. По «Списку» Министерства финансов, в Москве в 1900 г. имелось 9 таких заведений, причем в них непосредственно работало 408 человек (от 20 до 107 в каждом) и по заказу этих заведений выполняли работу на дому 3508 человек (В. Е. Варзар приводит такие же сведения).

      На 10 спичечных фабриках в Пензенской губернии, по сведениям А. В. Погожева, в 1900 г. работало 3964 рабочих и на 9 фабриках в 1902 г. — 2274 рабочих. Сопоставим эти данные со сведениями «Списка» Министерства финансов (см. табл. 5).

      Таблица 5.
       
      Местонахождение заведений

      А.В. Погожев

      «Список»

      1902 г.

      1900 г.

      1900 г.

      заведений

      рабочих

      заведений

      рабочих

      рабочих в заведениях

      рабочих вне заведений

      всего

      г. Пенза

      г. Нижне-Ломовск

      г. Верхне-Ломовск

      г. Троицк

      Нижне-Ломовский уезд







      Наровчатский уезд

      1

      1

      2

      1



      3







      1

      70

      1200

      325

      60

      450









      169

      1

      1

      2

      1

      4









      1

      133

      2668

      222

      58

      667









      216

      79

      1171

      55

      56

      38

      75

      209

      114

      12

      110

      54

      1497









      76





       
      15

      150

      92



      106

      133

      2668



      222

      58



      667





      216

      Итого

      9

      2274

      10

      3964

      1919

      2045

      3964


      В районах с развитой в XIX в. децентрализованной мануфактурной промышленностью в производстве металлических изделий бытового назначения работа на дому сохранилась как придаток фабрик, унаследованный от мануфактурной промышленности. В Горбатовском уезде Нижегородской губернии, по сведениям А. В. Погожева, в 1902 г. действовало 13 заведений по производству ножевого и скобяного товара, на которых имелось 1699 рабочих, а в 1900 г. — 22 заведения с 2569 рабочими. В действительности в Горбатовском уезде в 11 заведениях (от 16 до 50 чел. в каждом) числилось 388 рабочих и 60 — вне заведений; в 3 заведениях (от 51 до 100 чел.) было 172 рабочих и 77 — вне заведений; в 7 заведениях (от 101 до 500 чел.) — 1185 рабочих и 755 — вне заведе-/94/

      ний; всего в 21 заведении насчитывалось 1745 рабочих и вне заведений — 892.

      Существенным недостатком фабрично-заводской статистики являлось включение в состав фабрично-заводских временных рабочих и некоторых категорий вспомогательных рабочих, работа которых носила или сезонный характер, или не являлась непосредственно частью производственного процесса и выполнялась где-то на стороне. Это чаще имело место при учете численности фабрично-заводских рабочих свеклосахарной и металлургической промышленности.

      Заводы по производству сахара в исторической литературе обычно рассматриваются как крупные предприятия по численности рабочих (редко на них имелось менее 200 рабочих). «В 1902—1903 гг., — пишет один из известных советских исследователей истории развития сахарной промышленности М. В. Прожогин, — сахарных заводов с количеством рабочих свыше 500 чел. на Украине было 52 (из 182 — 28,5%), а занято на них рабочих было 40 439 чел. (из 83 404) или 48,5%. В начале XX в. на Украине выделялись такие предприятия, как Киевский рафинадный завод (1818 рабочих), Григоровский (1861), Лебединский (1979)» [26].

      В публикации Л. С. Гапоненко «О численности и концентрации рабочего класса России накануне Великой Октябрьской социалистической революции» по материалам фабричной инспекция составлен перечень предприятий с числом рабочих свыше 500. В объяснительной записке к этому перечню автор отмечает, что из 787 заводов и фабрик, включенных в него, было 339 предприятий текстильной промышленности, в которых работало 553 899 рабочих; 200 предприятий металлургической промышленности (причем составитель отнес к ним и предприятия машиностроительной промышленности, электротехнических, жестяных изделий и др.), в которых было занято 407 254 рабочих, и 131 предприятие по обработке продуктов животноводства, по производству пищевых и вкусовых веществ, где трудилось 128 337 рабочих [27]. В последнюю группу включено 90 заводов сахарной промышленности, на которых было занято примерно 70% рабочих от общего числа рабочих этой группы промышленных предприятий. Такое сопоставление разных отраслей промышленности по наличию в них крупных предприятий с тем, чтобы сделать выводы об уровнях концентрации рабочих в разных отраслях крупного промышленного производства, вряд ли правомерно, поскольку сравниваются предприятия, работающие полный год, с предприятиями, большинство из которых действовало менее 100 дней в году. Тем самым, по ряду отраслей промышленного производства в качестве показателя высокой концентрации рабочих в крупной промышленности учтены рабочие постоянные, работающие полный год в промышленности, по другим отраслям (в частности по свеклосахарной промышленности) учтены наряду с постоянными рабочими и другие категории, временно привлекаемые к работе.

      Приводимых фабричной инспекцией данных об общей численности рабочих сахарных заводов, на каждом из которых значилось более 500 человек, недостаточно для того, чтобы определить их как крупные предприятия, поскольку не менее важным показателем при этом является и продолжительность работы предприятия в году по основным производственным процессам. /95/

      26. М. В. Прожогин. К вопросу о промышленном перевороте в сахарной промышленности. «Научные записки Киевского финансово-экономического института», 1959, №9, стр. 201.
      27. «Исторический архив», 1960, №1, стр. 77.

      А. Г. Рашин приводит сведения о среднегодовой продолжительности действия паровых двигателей на фабриках и заводах (на 1875— 1878 гг.). По этому показателю сахарные заводы занимают (в таблице названы 23 вида промышленного производства) последнее место — 147 дней в году [28]. В «Оценке недвижимых имуществ Черниговской губернии» за 1885 г. для 15 свеклосахарных заводов (с общей численностью рабочих на них — 4811 человек) указана продолжительность работы каждого завода — от 56 до 92 дней в году. И для двух рафинадных заводов: 145 дней в году работал Коркжовский и 240 дней — завод Терещенко [29]. A. Гнедич и С. Аксенов в «Обзоре фабрично-заводской промышленности Харьковской губернии» для трех сахарно-рафинадных заводов называют число рабочих дней в году — 240—328, для всех остальных сахарных заводов — 50—85. Вместе с тем они указали ремонтные мастерские на 27 сахарных заводах как работающие круглый год. По сведениям, приведенным в «Материалах во оценке фабрик и заводов в Харьковской губернии», сахарные заводы действовали в- 1896—1901 гт. в среднем 77,82 суток в году, самое большее 100 суток; в 1901—1905 г. — 79,66 суток в году, максимум в течение 104 суток [30]. Таким образом, если рафинадные заводы (во всяком случае, большинство из них) работали более 240 дней в году или круглый год, то на свеклосахарных заводах варка сахара — основной производственный процесс — продолжалась менее 100 дней в году, круглый год действовали только ремонтные мастерские (там, где они были).

      Рабочие сахарных заводов разделялись на четыре основные группы: годовых рабочих, сроковых, поденных и батраков. На двадцати восьми заводах было 1568 годовых и 10502 сроковых рабочих (см. табл. 6), Остальные рабочие — поденные и батраки, 18 807 человек. Годовые рабочие были действительно постоянными рабочими в сахарной промышленности, сроковых рабочих можно только частично причислить к составу постоянных рабочих, а поденные и батраки могли быть только временными рабочими, занятыми лишь в период уборки свеклы с полей. Не исключена возможность, что в числе поденщиков и батраков учитывались и те рабочие, которые были заняты на полевых работах на сахарных плантациях.

      Таблица 6*.
        Годовых Сроковых Дежурных слесарей
      Ремонтных
      Машинистов
      Кочегаров
      Рабочих
      Чернорабочих
      Сторожей и пр. 56
      459
      469
      101
      73
      71
      339 31
      242
      818
      481
      6492
      2235
      203

      * «Материалы по оценке фабрик и заводов Харьковской губернии», стр. 132—136.

      В статье, посвященной положению труда в сахарной промышленности, рабочие разделены на мастеровых, «живущих постоянно при заводах и занимающихся ремонтными работами», и чернорабочих, «нанимающихся обыкновенно на время от 8—4 месяцев для производства работ по сокодобыванию и переварке». В 1905—1906 гг. из 166 978 всех рабочих сахарной промышленности Российской империи насчитывалось 14 381 мастеровых и 152597 чернорабочих, из них зарегистриро-/96/

      28. А. Г. Ришин. Формирование рабочего класса России, стр. 494.
      29. «Оценка недвижимых имуществ Черниговской губернии». Чернигов, 1886, Приложение №4.
      30. «Материалы по оценке фабрик и заводов Харьковской губернии», т. II, вып. 1. Харьков, 1970, стр. 57.

      вано 116879 местных жителей и 35 178 пришлых. На время сахароварения в 1905—1906 гг. приходилось 54,5% дней работы заводов. «Наибольшая потребность в рабочих руках для сахарных заводов, — поясняется в статье, — совпадает с осенним и зимним временем, когда крестьяне уже убрали свои поля и, таким образом, работа на сахарных заводах, не нарушая хозяйственного уклада жизни заводских рабочих, позволяет им сохранять тип и характер крестьян-собственников» [31].

      Годовых и сроковых рабочих на 28 заводах было 12070 человек, т. е. около 30% всех рабочих. Не всех сроковых рабочих можно признать постоянными рабочими. Тем самым постоянных рабочих оказывается меньше 30%. М. В. Прожогин приводит другие сведения о количестве постоянных рабочих. В середине 40-х годов XIX в. постоянных рабочих было 11,3% всего состава рабочих сахарной промышленности, в начале 70-х годов — 32%, в середине 80-х годов — 35,2%, в конце 90-х годов — 36,6%. Причем наибольший процент постоянных рабочих (в период ремонта) был в Волынской губернии — 38,8 от общего количества рабочих губернии. По сведениям за 1848 г., опубликованным в «Журнале мануфактур и торговли», постоянные рабочие (они так и названы в источнике) в губерниях Украины составляли 10,9%, наибольшее количество их было в Киевской губернии — 15,7%.

      Таковы свидетельства источников, с помощью которых мы и должны были определить приблизительное количество постоянных рабочих или занятых значительное время в году работой в сахарной промышленности по каждому заводу. Трудность этой задачи состояла в том, что сведения заводской администрации о количестве рабочих часто оказывались различными по одному и тому же заводу за следующие друг за другом годы. И одной из причин этого могло быть то, что администрация завода по-разному учитывала в числе рабочих поденщиков, батраков и других временных и подсобных рабочих. При различных показаниях количества рабочих в разных источниках (учитывая стоимость производимой продукции, сведения о мощности паровых двигателей) можно считать, что количество постоянных рабочих составляло около одной трети всех рабочих, показанных в источниках.

      Главным недостатком статистических сведений по заводам Горного ведомства является включение в число заводских рабочих всех вспомогательных рабочих и неясность, кто относился к этой категории, хотя на сей счет была составлена специальная инструкция Горного ученого комитета [32].

      Основным источником для нас в определении численности рабочих по каждому промышленному предприятию Горного ведомства (добывающей и обрабатывающей промышленности) являлись за 1900— 1901 гг. перечневая и справочная книга «Горное дело в России» и «Сборники статистических сведений о горнозаводской промышленности» [33]. Дополнительный материал был заимствован из монографического издания «Металлургические заводы на территории СССР до 1917 г.». В нем сведения о численности рабочих по заводам приведены раздельно по горнозаводским и вспомогательным рабочим. Авторы монографии справедливо отмечают разноречивость источников, которые /97/

      31. «Положение труда в сахарной промышленности». — «Вестник финансов, промышленности и торговли», 1911, №3, стр. 96, 97.
      32. См. В. В. Адамов. Численность и состав горнозаводских рабочих Урала в 1900—1910 гг. «Вопросы истории Урала», сб. 8. Свердловск, 1969.
      33. «Статистический сборник сведений о горнозаводской промышленности России в 1896 г.». СПб., 1899; «Сборник статистических сведений о горной промышленности Южной и Юго-Восточной горных областей России». Харьков, 1901.

      были ими использованы, и если, в частности, при подсчете численности рабочих в одних случаях путем критического сопоставления сохранившихся данных можно было приблизиться к истине, то в других — разноречие оставалось невыясненным [34]. Сведения о численности рабочих, опубликованные в этом издании, помогают понять, что собой представляют данные о численности рабочих, сообщаемые авторами «Горного дела в России» (см. табл. 7).

      Таблица 7
      Губернии, заводы «Горное дело в России» «Металлургические заводы…»   рабочих всех горнозаводских вспомогательных Пермская губерния
      Баранченский
      Бисертский
      Билимбаевский
      Ирбитский
      1403
      984
      433
      461
      360
      197
      144
      380
      1043
      787
      289
      81
      В работе А. Л. Дукерника приводится вышеупомянутая инструкция Главного ученого комитета, в которой сказано: «Рабочих на заводах следует подразделять на горнозаводских и вспомогательных. К горнозаводским рабочим относятся те, которые работают при металлургических производствах, механической обработке металлов и т. п. В число вспомогательных входят плотники, столяры, возчики, так называемые поторжные рабочие, сторожа и т. п. Что же касается дроворубов и куренных рабочих, то их следует относить также к вспомогательным рабочим, упоминая о числе их особой выноской» [36]. Такая нечеткость инструкции не могла не повлиять и на характер сведений, содержащихся в отчетах администрации предприятий. Действительно, все ли плотники, столяры, возчики, сторожа, отнесенные инструкцией в группу вспомогательных рабочих, не могут рассматриваться как заводские рабочие. Эти группы рабочих были на всех кружных фабриках и включались при составлении ведомостей в число фабричные рабочих.

      Рассмотрим в связи с этим данные, содержащиеся в «Статистических сборниках сведений о горнозаводской промышленности» (см. табл. 8).

      В таблице 8 мы приводим сведения за 1896 г. по «Статистическому сборнику» (1899 г.), чем и объясняется несовпадение общей численности рабочих по этому источнику с данными «Горного дела в России» на 1901 г., за исключением сведений по Думиническому заводу. Но это не мешает сделать следующие выводы. В число вспомогательных рабочих по уральским заводам в одних случаях включены лесные рабочие (дроворубы и куренные), что оговорено по казенным заводам Боткинскому и Каменскому. Иногда в число вспомогательных рабочих включаются и возчики (на Пермском пушечном заводе), что оговорено в подстрочных примечаниях. В других случаях возчики, дроворубы, куренные включены в число вспомогательных рабочих, но при этом не дано пояснений. На Баранчинском, Билимбаевском, Ирбитском, Бело-/98/

      34. «Металлургические заводы на территории СССР до 1917 г.», т. 1. М.—Л., 1937, стр. VII.
      35. Цит. по: А. Л. Цукерник. К вопросу об использовании статистических данных о развитии русской металлургии. «Проблемы источниковедения», т. IV, 1955, стр. 16.

      редком, Златоустовском заводах в качестве основного топлива использовался древесный уголь, и данные о большом количестве вспомогательных рабочих свидетельствуют о том, что в их состав включены лесные и другие рабочие, которых нельзя отнести к работающим вообще на заводе (рабочие на речных пристанях, сплавщики и др.). Эти категории вспомогательных рабочих отмечены в одних источниках и не по-

      Таблица 8
       
      Заводы Горнозаводские рабочие, занятые в производстве Вспомогательные рабочие доменном железном стальном прочих всего Баранчинский (казенный)
      Бисертский
      Билимбаевский
      Ирбитский
      Каменский
      Авзяно-Петровский
      Белорецкий
      Златоустовский и фабрика
      Воткинский
      Думиниченский
      Днепровский  
      80
      130

      58
      43

      95
      208

      182
      92
      395
      571  



      293


      285
      780

      296
      605

      582  







      60


      88

      662  
      189


      18
      53

      960
      67

      1355
      1249

      2068  
      269
      130
      425
      369
      96

      1340
      1115

      1833
      2034
      3095
      3883  
      713
      235
      1458
      1464
      1218*

      250
      до 5000

      2243
      2701**
      90
      620
      * В том числа при куренях 1079 чел.
      * В том числа при куренях 955 чел.

      казаны в других. Так, на Ирбитском заводе, по данным «Горного дела», значится 461 рабочий; по данным издания «Металлургические заводы...», — 380 горнорабочих и 81 вспомогательный; по «Статистическому сборнику», — 364 горнозаводских и 1464 вспомогательных рабочих. На Авзяно-Петровском заводе, по сведениям «Статистического сборника» и издания «Металлургические заводы...» было всего 250 вспомогательных рабочих. В 1896 г. завод использовал до 4 тыс. куб. сажен дров и до 32 тыс. коробов древесного угля. Дроворубы, куренные, возчики, сплавщики, рабочие пристаней и т. д. большей частью были, из населения заводских поселков и других селений, расположенных по соседству с заводами, все они являлись по существу наемными рабочими. Но нельзя учитывать их и в составе заводских рабочих, так как это скажется на показателе концентрации пролетариата в крупном промышленном производстве.

      В «Статистическом сборнике» по двум заводам — Бисертскому и Думиническому — в число горнозаводских рабочих включены только занятые в доменном производстве. Следовательно, все другие рабочие завода, обслуживающие производственный процесс, отнесены к разряду вспомогательных, что подтверждает и ведомость Думинического завода, хранящаяся в архиве [36].

      На обоих заводах в качестве, топлива употребляется только древесный уголь. В таблице, помещенной в книге «Металлургические заводы...», рабочих по Думиническому заводу, занятых при доменном производстве, значится 450 за 1897 г., и только с 1908 г., помимо доменных рабочих, показаны отдельно «прочие». Следовательно, вспомогательные рабочие (на Бисертском — 235 чел. и на Думиническом — 90 чел.) даны в составе заводских рабочих. Рабочие, занятые выжиганием угля, не отмечены [37]. /99/

      36. Гос. архив Калужской обл., ф. 102, оп. 1, д. 2.
      37. «Металлургические заводы...», стр. 123.

      Исходя из этих сведений, мы и должны были по возможности уточнить действительное количество заводских и вспомогательных рабочих по каждому заводу.

      С известными трудностями мы встретились при решении вопроса о том, какие предприятия из всей массы лесопильных, кирпичных, шерстомойных, войлочных, винокуренных, маслобойных, картофелетерочных заведений, мукомольных мельниц отнести к фабрично-заводской промышленности. Многие из них имели весьма непродолжительный, сезонный характер производства; некоторые, хотя и значительные по численности рабочих (шерстомойные до 300 рабочих и более), оставались придатком сельскохозяйственного производства. Имелись заведения и с незначительным числом рабочих, без паровых двигателей, без всяких двигателей или с ветряными мельницами.

      В Виленской губернии в 1900 г., по данным В. Меркиса, было 224 мукомольных мельницы (паровые, водяные, ветряные) с 442 рабочими на них [38]. А. В. Погожев называет в Виленском уезде 3 паро-водяных мельницы с 26 рабочими и множество более мелких в других уездах, а В. Е. Варвар — 9 мукомольных мельниц, оснащенных паровыми двигателями общей мощностью в 145 л. с., с 82 рабочими. Мы учли всего одну мукомольную мельницу (в г. Вильнюсе — 28 рабочих, на ней имелся паровой двигатель в 53 л. с.). Мы не стали брать в учет все 10 мукомольных мельниц (78 рабочих) в Могилевской губернии, все 8 мельниц (77 рабочих) в Минской губернии и т. д.

      Из всей массы винокуренных заводов мы учли только те заведения, которые ежегодно производили продукции на сумму более 50 тыс. руб. А. Гнедич и С. Аксенов называют в Харьковской губернии 9 винокуренных заводов с продолжительностью работы в году более 200 дней, ежегодная стоимость выпускаемой продукции на восьми из них оценивалась суммой более чем в 50 тыс. руб. Продолжительность работы на остальных заводах — от 140—180 до 200 дней.

      По сведениям В. Е. Варзара, в Могилевской губернии на 14 лесопильных заводах с общей мощностью паровых двигателей 438 л. с. значилось 467 рабочих; в Минской губернии на 34 лесопильных заводах с общей мощностью паровых двигателей 1327 л. с, было 888 рабочих. Наиболее крупные из этих заводов ежегодно производили продукции на сумму более 50 тыс. руб. и действовали продолжительное время в году. В Могилевской губернии имелось 2 таких завода с общим числом 175 рабочих, в Минской губернии — 18 с 641 рабочим.

      В Харьковской губернии В. Е. Варзар отметил 36 кирпичных заводов с 2232 рабочими, общая мощность механических двигателей составляла 277 л. с. Такие же данные приводит и А. В. Погожев. А. Гнедич и С. Аксенов называют в этой губернии лишь 5 кирпичных заводов с продолжительностью работы в году более 215 дней, имевших механические двигатели и производивших продукции на сумму более 30 тыс. руб. каждый. Остальные же кирпичные заводы работали с апреля по октябрь — декабрь. Мы учли 7 кирпичных заводов, имевших механические двигатели, с продолжительностью работы более 180 дней. На этих заводах числилось 1307 рабочих. В Курляндской губернии из 47 кирпичных заводов с общим числом 3520 рабочих мы учли 35 заводов, выпускающих ежегодно продукции на сумму более 20 тыс. руб. каждый и с общим числом рабочих на них 2754. В Московской губернии из 62 кирпичных заводов с общим числом рабочих 6439 нами учтен /100/

      38. В. Меркис. «Развитие промышленности и формирование пролетариата Литвы в XIX в.». Вильнюс, 1960, стр. 115.

      51 завод (всего 6102 рабочих). Как правило, на каждом из этих заводов ежегодно производилось продукции на сумму более 20 тыс. руб. (исключения составляли заводы, где трудилось от 16 до 50 рабочих).

      В угольной промышленности, особенно в Области Войска Донского, имелось много шахт, продолжительность работы которых в году составляла 3—6 месяцев. Обычно на них значилось 20—50 рабочих, иногда до 100. Эти шахты, известные под названием «мышеловки», неглубокие и опасные, принадлежали мелким шахтовладельцам, на них добывали антрацитовый уголь для местных нужд, работали они только в летнее время. Но высокие заработки привлекали сюда шахтеров и с крупных шахт. И если в сведениях источников зафиксировано уменьшение числа рабочих на крупных шахтах в летнее время, то одной из причин этого был переход части шахтеров на мелкие шахты. Поэтому учитывать число рабочих на этих шахтах при подсчете общего количества рабочих в угольной промышленности было бы ошибкой.

      А. В. Погожев в число крупных промышленных предприятий включил предприятия по добыче торфа, именуемые «торфоболотами» (на некоторых из них имелось до 700 рабочих). В одних случаях он отнес их к предприятиям деревообрабатывающей промышленности, в других— к предприятиям по обработке минеральных веществ. Сезонный характер работы этих предприятий, использование на них в качестве рабочих в основном крестьян не дают основания рассматривать их как крупные фабрично-заводские предприятия. Рабочих этих предприятий, как и рабочих рудников, приисков, где работа носила сезонный характер, мы отнесли к категории наемных работников промышленности, не включая их в число рабочих фабрично-заводской промышленности по группам промышленных предприятий.

      Мы не можем сказать, что нам удалось учесть все промышленные предприятия вообще и в том числе по группам промышленных заведений. Так, например, А. Гнедич и С. Аксенов называют в Харькове 7 портняжных заведений. Их нет в министерском «Списке»; в сведениях же В. Е. Варзара отмечено одно в губернии с 14 рабочими. Те же авторы называют в Харькове 17 хлебопекарен с числом рабочих 16 и более, работающих круглый год. В «Списке» же Министерства финансов названы лишь 4 булочных-кондитерских.

      В результате проверки и обработки данных фабрично-заводской статистики мы составили таблицу, в которую включили и данные о численности рабочих железнодорожных мастерских (причем учтены не все железнодорожные мастерские) без указания общего количества рабочих и служащих железнодорожного транспорта (см. табл. 9).

      Группируя данные о фабричной промышленности по районам, мы учитывали прежде всего исторически сложившиеся условия (экономические, природные и географические), определившие развитие той или иной отрасли промышленного производства. В ряде случаев отдельные губернии со слабым развитием промышленности мы включили в состав крупных промышленных районов по причине их территориальной близости к промышленным центрам этих районов.

      Более важное принципиальное значение имеет группировка данных о численности рабочих по важнейшим крупным промышленным центрам и небольшим территориально промышленным районам с концентрацией огромных масс фабричного пролетариата.

      Всего учтено 1 621 188 фабрично-заводских рабочих с количественным распределением их по группам промышленных предприятий. Кроме того, указаны особо, без отнесения к каким-либо группам промышленных предприятий, 257 900 рабочих, в том числе 60 тыс. человек, /101/

      Таблица 9. Промышленность Европейской России и Закавказья в 1900—1901 гг.
       
      Группы заведений 16 – 50 рабочих 51 – 100 рабочих 101 – 500 рабочих Районы страны заведений рабочих мощность двигателей в л.с. заведений рабочих мощность двигателей в л.с. заведений рабочих мощность двигателей в л. с. Центрально-Промышленный а 1049 32 802 8 513 475 34 486 11 377 509 114 581 38 881 Южный б 972 28 883 22 091 387 28 670 13 660 443 97 546 59 196 Район Прибалтики, Белоруссии и северо-западных губерний в 913 26 975 11 855 375 27 544 13 682 429 87 408 50 742 Уральский г 393 12 075 2 719 208 15 052 4 903 198 45 007 14 192 Среднего и Нижнего Поволжья д 392 11 899 6 333 162 11 581 8 967 126 25 214 16 518 Центрально-Черноземный е 286 8 595 4 836 102 6 784 4 602 93 17 894 10 533 Северный ж 60 1 807 446 32 2 107 1 461 30 6 296 3 173 Кавказ и Закавказье з 238 7 273 6 305 115 9 474 4 871 103 22 407 12 824 Всего 4303 130 309 63 098 1856 135 680 63 523 1931 416 353 206 479
      а 9 губерний: Московская, Владимирская, Костромская, Ярославская, Тверская, Рязанская, Калужская, Тульская, Смоленская.
      б 11 губерний: Екатеринославская, Область Войска Донского, Киевская, Харьковская, Херсонская, Подольская, Черниговская, Волынская, Полтавская, Таврическая, Бессарабская.
      в 13 губерний: Петербургская, Лифляндская, Новгородская, Эстляндская, Гродненская, Курляндская, Виленская, Могилевская, Минская, Псковская, Ковенская, Ломжинская. г 5 губерний: Пермская, Вятская, Оренбургская, Уфимская, Уральская.
      д 6 губерний: Нижегородски t, Саратовская, Симбирская, Казанская, Самарская, Астраханская.
      е 5 губерний: Орловская, Тамбовская, Пензенская, Курская, Воронежская.
      ж 3 губернии: Вологодская, Архангельская, Олонецкая.
      з 10 губерний: Кубанская, Ставропольская. Черноморская, Терская, Дагестанская, Елизаветпольская, Тифлисская, Кутаисская, Бакинская, Эриваньская.

      работавших вне заведений от раздаточных контор предприятий, 160 тыс. вспомогательных и сезонных рабочих (61 тыс. вспомогательных рабочих на заводах Урала, 50 тыс. временных рабочих в свеклосахарной промышленности, 12 тыс. рабочих на «торфоболотах» и др.). Не приняты во внимание предприятия с числом рабочих менее 16, не учтены рабочие раздаточных контор, не имевших собственного промышленного производства, и предприятия, работавшие менее 150 дней в году.

      Наши сведения не только по учету численности фабричных рабочих, но и по степени концентрации рабочих в крупной промышленности значительно отличаются от данных, полученных А. В. Погожевым и воспроизведенных Л. М. Ивановым в «Истории рабочего класса России». По сведениям А. В. Погожева, в 1902 г. (в Европейской России с Привисленским краем) на 585 крупнейших предприятиях (на каждом по 500 и более рабочих) трудилось 776,8 тыс. рабочих или 49,6% рабочего класса страны8в. По нашим подсчетам, на 636 предприятиях (с числом рабочих более 500) работало 938 846 человек или 57,9% всех рабочих европейской части России.

      Самая высокая концентрация промышленного пролетариата в крупном производстве была в Центрально-Промышленном районе — /102/

      ** Погожев. Указ, соч., стр. 44; «История рабочего класса России», стр. 20

      с распределением по группам промышленных заведений по числу рабочих
       
      Группы заведений 501 – 1000 рабочих 1001 – и более рабочих Всего Районы страны заведений рабочих мощность двигателей в л.с. заведений рабочих мощность двигателей в л.с. заведений рабочих мощность двигателей в л. с. Рабочие, не учтенные в распределении по группам Центрально-Промышленный а 113 77 879 39 066 119 318 998 182 604 2265 578 728 280 441 52 100 Южный б 60 41 320 24 672 59 128 050 100 879 1921 324 469 220 498 51 650 Район Прибалтики, Белоруссии и северо-западных губерний в 66 47 320 33 382 47 114 241 91 989 1830 303 520 201 498 10 850 Уральский г 54 36 881 16 037 42 82 373 32 160 895 191 388 70 001 85 600 Среднего и Нижнего Поволжья д 15 10 772 4 454 8 25 753 19 027 703 85 218 55 299 12 700 Центрально-Черноземный е 15 10 355 3 157 7 16 681 6 786 503 60 309 30 334 17 300 Северный ж 3 1 776 1 481 1 1 452 1 320 126 13 438 7 881 7 200 Кавказ и Закавказье з 20 12 982 3 869 7 11 982 6 235 483 64 118 34 104 21 500 Всего 346 239 316 126 118 290 699 530 441 000 8726 1 621 188 900 218 257 900
      68,6%; в Уральском районе — 60,2%, в Южном районе, Прибалтике с северо-западными русскими губерниями и Белоруссии — 52,2% — 52,7%. В VI томе «Истории СССР» для других районов страны (в частности, для Литвы, Белоруссии, соседних с ними губерний) подчеркивается преобладание мелкого производства — наемных рабочих мелкокапиталистического и мелкого производства было значительно больше, чем фабрично-заводских рабочих [40]. Из таблицы можно видеть, что в губерниях Среднего и Нижнего Поволжья и Центрального Черноземного района России в кружном промышленном производстве было сконцентрировано 42,8%—44,9% рабочих этих районов. Однако нельзя утверждать, что за пределами четырех наиболее развитых промышленных районов количество «рабочих на самых крупных предприятиях, как правило, не превышало 200 человек» [41].

      В городах нами учтено 4493 промышленных предприятия (из 8726 всех имевшихся, т. е. 51,4%) с 690,2 тыс. рабочих на них (42,5% всех учтенных фабрично-заводских рабочих).

      В. И. Ленин подчеркивал, что к городским рабочйм надо отнести и рабочих пригородных фабрик [42]. Данные о численности рабочих целого ряда городов, являвшихся крупными фабричными центрами, приводимые А. В. Погожевым, пришлось увеличить в несколько раз за счет числа рабочих пригородных фабрик (см. табл. 10).

      В городах вместе с пригородными фабриками, по нашему подсчету, работало 827,5 тыс. человек или 51% всех учтенных фабричных рабочих. На 304 крупных фабриках и заводах, расположенных в городах и пригородах, работало 481,3 тыс, человек или 58,1% всех учтенных здесь фабричных рабочих. /103/

      40. «История СССР с древнейших времен до наших дней», т. VI. М., 1968 стр. 18.
      41. Там же.
      42. См. В. И. Ленин. ПСС, т. 3, стр. 519.

      В «Истории рабочего класса России» Л. М. Иванов привел данные А. В. Погожева на 1902 г.: «41,1% рабочих находилось в городах» [43]. Далее отмечается; «Крупные предприятия, насчитывающие по нескольку тысяч рабочих, главным образом текстильные и металлургические, и находившиеся вне городов, постепенно обрастали населением. Образовавшиеся таким образом поселки по существу превращались в промышленные города. Но и с учетом этого данные о территориальном

      Таблица 10
        Количество рабочих (тыс. чел.)   Данные А.В Погожаева данные с учетом пригородных фабрик Богородск Московской губ.
      Серпухов
      Тверь
      Нижний Новгород
      Екатеринослав
      Ростов 4,6
      4,6
      2,4
      2,2
      9,0
      9,8 12,9
      17,2
      15,6
      14,5
      15,6
      14,6
      размещении промышленности показывают, что значительная часть предприятий, а, следовательно, и рабочих, находилась вне промышленных центров и городов — в сельских местностях в окружении крестьянского населения» [44]. Насколько велика была эта «значительная часть предприятий, а, следовательно, и рабочих, находившихся вне промышленных центров и городов», Л. М. Иванов не определяет, хотя это чрезвычайно важно для характеристики действительной картины концентрации рабочих в крупных промышленных центрах и городах.

      Нами учтено 322 внегородских индустриальных центра с крупными фабриками (516,2 тыс. рабочих, 465,5 тыс. из них — на фабриках и заводах с числом рабочих более 500 человек). Если мы возьмем только 135 наиболее крупных внегородских индустриальных центров (при наличии в каждом из них фабрики с числом рабочих более 1000), то даже в них работало 1193,5 тыс. человек, или 73,6% всех учтенных фабричных рабочих. Другими словами, та «значительная часть рабочих... вне промышленных центров и городов», о которой говорил Л. М. Иванов, составляла всего около одной четверти всех фабричных рабочих.

      Крупные фабричные центры образовали целые промышленные районы вокруг крупных городских и внегородских промышленных центров. Возьмем крупный фабричный район — Иваново-Вознесенский. Здесь два крупных городских центра — г# Иваново-Вознесенск (27,6 тыс. рабочих) и г. Шуя (10,8 тыс, рабочих! и в радиусе от них до 30 км: с. Тейково (5021 рабочих), с. Кохма (4432 рабочих), с. Горки (1778 рабочих), с. Колобово (1799 рабочих), с. Лежнево (1425 рабочих) —Владимирской губернии; села Вычуга, Тезино, Бонячки (13 678 рабочих), Киселеве, Середа (7540 рабочих), с. Родники (4513 рабочих) — Костромской губернии. А всего в Иваново-Вознесенском фабричном районе — 78,6 тыс. фабричных рабочих только в крупных индустриальных центрах и до 5 тыс. рабочих в небольших фабричных сельских местечках. Можно ли гово-/104/

      43. «История рабочего класса России», стр. 23.
      44. Там же.

      рить и об этих пяти тысячах рабочих только то, что они находились «в окружении крестьянского населения»? Естественно, нет. В знаменитой Иваново-Вознесенской стачке 1905 г. принимало участие более 70 тыс. рабочих. Из них примерно половину составляли рабочие Иваново-Вознесенска (всех рабочих на фабрике в городе в 1900—1901 гг. было 27,7 тыс.) и Шуи (всех рабочих на фабриках в городе было 11,4 тыс. чел.). А вторую половину участников стачки составляли рабочие сельских фабрик Иваново-Вознесенского района. Анализ стачечного движения и за предшествующие годы показывает, что рабочие небольших фабричных местечек на территории крупного фабричного района находились под влиянием рабочих крупных фабричных центров.

      58,8% всех учтенных фабрично-заводских рабочих было занято в двух отраслях обрабатывающей промышленности — текстильной (32,5%) и металлообрабатывающей (26,3%). В них наиболее высокой была и концентрация рабочих в крупном промышленном производстве. В текстильной промышленности 77,3% рабочих было занято на фабриках с числом рабочих более 500 чел. В металлообрабатывающей— 70,5% (машиностроительные, металлургические, оружейные заводы, железнодорожные ремонтные мастерские). В других отраслях промышленного производства с числом рабочих более 100 тыс. чел. на крупных фабриках работало: в пищевой промышленности 22,5% рабочих этой отрасли (табачные фабрики, свеклосахарные заводы — 47 предприятий — 9,9% от общего числа заведений в пищевой промышленности); в промышленности по обработке минеральных веществ — 25,4% (29 заведений — 3,5%). В каменноугольной промышленности 80,6% рабочих было занято на шахтах и рудниках с числом рабочих более 500 чел. (22,5% предприятий каменноугольной промышленности). Из всей массы рабочих, занятых в крупной промышленности, на металлообрабатывающую промышленность приходилось 32,1%, текстильную — 43,5%, каменноугольную — 7,7 %, пищевую и по обработке минеральных веществ — 7%.

      На крупных предприятиях (с числом рабочих более 500 чел.) металлообрабатывающей промышленности было сконцентрировано 80,4% мощностей паровых и других современных двигателей, в текстильной — 86,3%, в каменноугольной — 83,4%, в промышленности по обработке минеральных веществ — 33,8% (преимущественно на цементных заводах), в пищевой промышленности — 6,6%. В крупном промышленном производстве металлообрабатывающей и текстильной промышленности было сконцентрировано 83% мощностей паровых и других двигателей всей крупной промышленности и 52% мощностей всей промышленности.

      Высокая концентрация рабочих в крупном промышленном производстве металлообрабатывающей и текстильной отраслей промышленного производства, значительно более высокий уровень механизации крупного промышленного производства этих отраслей промышленности были важнейшими факторами, определявшими ведущую роль рабочих этих групп промышленного производства в революционной борьбе всего пролетариата. /105/

      История СССР. №1. 1976. С. 86-105.
    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Просмотреть файл Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

      Автор hoplit Добавлен 09.06.2018 Категория Китай
    • А. П. Шекшеев. «Дышим теперь свободно, полной грудью, не ждем ни обысков, ни арестов...». Из дневника белогвардейца // Вопросы истории Сибири. Омск. Изд-во ОмГПУ, 2017. Вып. 13. С. 95-108.
      Автор: Военкомуезд
      А. П. Шекшеев
      «ДЫШИМ ТЕПЕРЬ СВОБОДНО, ПОЛНОЙ ГРУДЬЮ, НЕ ЖДЕМ НИ ОБЫСКОВ, НИ АРЕСТОВ...».
      ИЗ ДНЕВНИКА БЕЛОГВАРДЕЙЦА

      Данная публикация состоит из дневниковых записей белого офицера о пережитом им в Красноярске в первой половине 1918 г. и авторского приложения о лицах, встречающихся на страницах этих мемуаров. Воспоминания рассказывают о жизни и настроениях провинциальной сибирской интеллигенции и обывателей во время первой Советской власти, об антибольшевистском перевороте и последующих событиях. Они интересны деталями человеческого мироощущения, ранее отсутствовавшего в отечественной историографии, которые способствуют углублению познаний о той эпохе. /95/

      Несмотря на определенную субъективность, важнейшим источником изучения Гражданской войны по-прежнему остаются воспоминания как красных, так и белых её участников. Наряду с мемуарами белоэмигрантов, историки активно используют сохранившиеся и выявленные на местах раритеты Белого движения в форме дневниковых записей. К примеру, лица, освещавшие события 1918 г. на территории Енисейской губернии, довольно активно обращались к воспоминаниям штабс-капитана 2-го броневого автомобильного дивизиона Владимира Владимировича Зверева, которые были обнаружены в одном из сибирских архивохранилищ [1, Л. 1-22 об.] Но при этом из них извлекались лишь факты, которые подтверждали выводы авторов, оставляя за пределами их книг большой материал, созданный мемуаристом [2, с. 51, 3, с. 53, 4, с. 276].

      Воспоминания были написаны человеком, происходившим из семьи видного военного, участником Первой мировой и Гражданской войн. В отличие от своего отца, судьба Зверева-сына пока остается неизвестной.

      Будучи рассекреченным еще в 1930-е гг., этот архивный документ представляет выписки из пока не найденного и, вероятно, объемного дневника Зверева, состоявшего из многих тетрадей. Выполненные музейным работником А. К. Фефеловой, они начинаются с сообщения о том, что изъяты из 12-й тетради, в которую автор стал заносить записи, начиная с 19 ноября 1917 г. Рукопись выполнена в форме машинописного текста объемом в 12 страниц с оборотами. Судя по названию, создателя этого документа интересовала прежде всего изложенная автором информация о событиях в Красноярске после свержения Советской власти, которую можно было бы использовать коммунистам в пропагандистских целях. Вторую часть архивного дела составляет «Дневник слухов» - авторский рукописный текст на еще 10 страницах также с оборотами. Совмещенные нами в одно единое целое соответственно с хронологией, данные записи рассказывают о настроениях и поведении лиц, окружающих автора, о происшедших в Красноярске событиях с января по июль 1918 г.

      Представленные здесь дневниковые записи подверглись нами существенной правке: явные грамматические ошибки безоговорочно исправлялись, сокращения слов для их прочтения упразднялись. В ряде случаев текст из-за повторения и многословия редактировался.

      Выписки

      16 января 1918 г. В 12 часов [поступило] сообщение о готовящемся бое большевиков с казаками... Вечером настроение ужасное, зловещие слухи ползут среди... обывателей... Из Ачинска на помощь большевикам приехали 600, а из Канска - 450 красногвардейцев. По всем домам будут обыски с изъятием оружия. Мы, красноярцы, сидим на осадном положении. У большевиков идут переговоры с казаками о разоружении последних, срок ультиматума оканчивается в 6 часов утра 17-го января.

      17 января. Казаки уехали в 3 часа ночи в неизвестном направлении. Они [якобы] сказали большевикам, что, если вам нужно нас обезоружить, то выходите за город, в чистое поле, там и берите наше оружие. Но мы знаем, что вам нужно не оно, а возможность устроить погром и свалить его на нас. Этого не будет. Говорят, /96/ что большевики разбиты. Семенов идет на Красноярск, а за ним следом - союзники. В Смольном неладно... С "нашими" по прямому проводу не разговаривают. Казаки обратились с декларацией ко всему енисейскому казачеству о мобилизации для борьбы с большевизмом. В городе арестованы 30 казаков и много офицеров.

      18 января. Казаки "окопались" в с. Торгашино, разъехавшись по заимкам. Пленные немцы заодно с большевиками.

      19 января. Говорят, что казаки выехали из города по приказу Семенова, а на помощь большевикам прибыл эшелон из Омска. В казармах у казаков была старинная икона Николая Чудотворца. Большевики сняли её и выкололи глаза...

      22 января. В городе масса арестов; арестован в полном составе Военно-промышленный комитет и много членов партии эсеров. Два чиновника переселенческого правления и один священник сошли с ума.

      23 января. Говорят, что, когда разгоняли Военно-промышленный комитет, то члены его пели "мы жертвою пали"... Аресты продолжаются, в тюрьме тесно, будут садить в управу. На ст. Красноярск разоружены два эшелона казаков, возвращавшихся с фронта. Красногвардейцы у Ачинск-Минусинской дороги реквизировали автомобиль.

      26 января. Говорят, что исполком потребовал у купцов внести в [фонд] жалования красногвардейцев 150 000 р. Военное положение прекращено, и город переходит к мирному существованию. Если купцы не дадут денег, [то] их отправят в Ачинск на общественные работы...

      27 января. Купцы исчезли. Только П. И. Гадалов не скрылся и будто бы в ответ на требование большевиков о деньгах сказал им: "У меня на текущем счету всего 1500 р., все остальное в товарах; ставьте в магазины комиссаров, продавайте товары и деньги берите". Говорят, что сына купца [И. Т. ] Савельева заставили подписать чек за отца. Казаки будто [бы] уехали в Минусинский уезд.

      28 января. У Крутовского был опять обыск, его хотели арестовать, да дома не было. Сегодня была большая демонстрация с музыкой и солдатами... Говорят, на днях введут новое летоисчисление.

      29 января. Гадалова будут отправлять в Ачинск на общественные работы. [Но] за него вступились служащие его магазина... Сибирская областная дума, арестованная в Томске, сидит в нашей тюрьме.

      19 февраля. Носятся слухи, что Вильгельм взял десять русских городов и идет через Псков на Питер.

      22 февраля. По слухам, Петроград взят. Предполагается реставрация монархического строя при поддержке немцев. Несколько дней говорят о расколе в лагере большевиков...

      24 февраля. Разогнана Ачинская городская дума, все население идет валом на собрание протеста.

      25 февраля. В Петрограде [на] Кузнецкой улице приготовлен дворец для Н[иколая] II. Он в Киеве, а не в Тобольске. Вильгельм в Петрограде и просит [царя] подписать мирный договор...

      26 февраля 1918 г. <...> Закрыта [газета] "Свободная Сибирь". В сферах исполнительного комитета какое-то смятение. Вчера было пленарное заседание сов-/97/-депа по вопросу о мире. В чем дело не знаем. Сегодня должен был заседать революционный трибунал по делу о[б] эсерах, но заседание не состоялось, т. к. застрелился председатель трибунала Королев. [Причина] неизвестна. Может быть, как честный человек, [он] понял, в какой тупик заведена Россия... его единомышленниками.

      В управлении Ачинск[-Минусинской железн]ой дороги скандал. После увольнения части служащих председатель Главного комитета Серов приказал [их] не пускать в управление. Когда [же] часть их пришла[, то] он грозил перестрелять... "эту сволочь". Купецкий вступился за служащую барышню и погрозил Серову кулаком, за что [был] посажен в тюрьму. [В ответ] большинство служащих заявило о том, что не станет посещать занятия. Администрация пригрозила, что в случае неявки... они будут преданы за саботаж революционному суду. [Тогда служащие] подали заявление [в Главный комитет и исполком] о своем желании работать, но просили избавить от самоуправства и угроз [оружием]. Что будет дальше [,] увидим.

      28 февраля. <...> Инцидент несколько улажен, т. к. Вейнбаум обещал устроить общее заседание исполкома совместно с администрацией и Главным комитетом дороги. Однако сегодня появился слух, что Серов с просьбой о[б] аресте обратился в штаб Красной гвардии, причем говорят, что последний не особенно подчиняется Совету, находя, что Совет буржуазен...

      3 марта. Слух о получении телеграммы такого содержания: СПб взят, Смольный сдался без боя, Алексей объявлен царем, регентом [] принц Гессенский, Львову поручено сформировать кабинет. Будто бы получена телеграмма из Владивостока. Он взят союзными войсками, образовано Временное правительство из Львова, Родзянко и Брусилова. Благовещенск и Троицкосавск взяты... китайскими войсками... Ленин идет в Красноярск, и самый большой бой будет здесь.

      5 марта. В воскресенье были всем домом у Садлуцких, а вчера с Лялей у Разореновых... У них... бывает молодежь, можно иногда... развлечься.

      9 марта. Ни утренних, ни вечерних [известий] сегодня не было, а слухи в городе самые животрепещущие. Утром определенно говорили, что Петроград уже взят, а вечером разнесся слух, что Япония и Америка объявили войну России.

      14 марта. Вчера был в театре... с нашей компанией.. Сегодня вечером появился слух, что Временное правительство в составе Львова, Брусилова, Колчака и Родзянко потребовало от советов признания его власти...

      6 апреля. Вчерашним днем хлопотал по устройству на работу. В результате являюсь членом артели кирпичного завода. Вечером были с Лялей в городском театре. Шла "Мечта любви" в пользу Союза взаиопомощи бывших офицеров и их семей. Публики много и... вся приличная - демократов никаких не было. Из знакомых Садлуцкие, Разореновы, Юрьева, масса офицеров, как-то: Разночинцев, Стива, Садлуцкие Коля и Сережа, Шитников, Магеев, "сапожники" (артель сапожной мастерской "Трудсоюза") и др.

      12 апреля. Вчера утром приехал Смелков, которого мы все считали погибшим. Увидев в декабре, что дивизион начинает большевизироваться [,] он решил его распустить, что с успехом и проделал, отпустив [всех] в отпуск по болезни... Был на вечере землемеров... только холостая компания. /98/

      14 марта. Говорят, что Троцкий и Ленин казнены через повешение. Союзники послали всем совдепам предложение сдаться без боя.

      18 марта. <...> Лазо требует подмоги под Читу... Но на предложение идти на помощь никто не соглашается.

      25 апреля. Организовали артель из 30 бывших офицеров, судейских и акцизных [чиновников], хотели работать на кирпичном заводе около Николаевки. Для выработки устава и [согласования] условий с [руководством] завода была избрана комиссия в составе мирового судьи И. А. Петрова, прапорщика Серебрякова, студента Яковлева и меня. Совещались мы несколько дней. В городском театре идут спектакли в пользу гимназии, фракции учащихся, сочувствующих партии эсеров. ...Начали работать, делаем папиросные гильзы и продаем по 20 руб. тысяча.

      27 апреля. Случайная встреча. Маме муку привез ломовой [извозчик] А. С. Бибиков, бывший офицер из папиной бригады, служивший затем где-то, а окончивший службу командиром 2-й батареи 4-й артиллерийской бригады в чине подполковника.

      12 мая. В связи с похоронами Гадалова в городе появились слухи. Якобы выкопали его из могилы, сняли все. Перстень с пальца не могли снять, так отрубили с пальцем и еще булавку с галстука взяли. Какого-то техника схоронили, догола раздев, и могилу не закопали.

      15 мая. Сегодня на базаре солдат продавал женское платье и башмаки. К нему подошла старуха и уличила его в продаже вещей умершей недавно дочери. Милиция нашла [её] могилу разрытой.

      25 мая. Несколько вечеров копал гряды в огороде. Всяческие деловые свидания. Последние дни некогда даже почитать. Весь день дела, а вечером в сад, где встречаюсь с массой знакомых.

      27 мая. Сегодня мне, что называется, повезло. Встал в "мучной хвост", и пошли рассказы. Семипалатинск взят чехословацкими войсками. Они идут на Омск. Мариинск взят. Там произошла такая история. Прибывший чехословацкий эшелон остановился на дневку. На следующий день чехи хотели уехать, но "товарищи" не разрешили... На третий день они потребовали проезд, уже угрожая оружием. Тогда один из красногвардейцев выстрелил и ранил двоих чехов. Ну, они и достали оружие.

      9 июня. Нигде не служу, а до 20-ти часов занят[,] то табак приготовляю, то дома убираю или что-либо делаю по хозяйству, вечером ношу воду в огород и иногда поливаю... После же... хочется свежим воздухом подышать - иду в сад и там сижу часов до 23-24-х... Снова мелькнула надежда на службу чертежником в конторе механического завода... но ничего не вышло... Видно и здесь все испортила вывеска "бывший офицер"...

      Как и прежде, невыносим для меня всякий контроль и посягательство на мою свободу... Если думать о том, что опасно, тогда опасно все на свете. Надо было меня с детства посадить под колпак, а не пускать на военную службу и тем более на войну, где я три года подвергался опасности... Началось... с учета офицеров. Затем очень тревожно стало... 27 мая. Стоявшим в Мариинске чехословакам Советской властью был предъявлен ультиматум сдать оружие. В ответ на это чехи выступили /99/ и свергли советы. Как пишет "Рабоче-крестьянская газета"[,] деятельное участие в "восстании чехов" приняли правые эсеры, меньшевики и белогвардейцы.. Здешний совет не счел нужным говорить населению правду. Благодаря чему слухов масса, а сведения "Р.-К. газеты" явно тенденциозны. С уверенностью можно сказать, что в Новониколаевске, Мариинске, Канске и Нижнеудинске власть советов уничтожена... 4-го [июня] заключено перемирие на 6 дней. Настроение в городе... тревожное. Все чего-то ждут.. Идут аресты бывших офицеров и вообще контрреволюционеров. У Садлуцких было два обыска в течение 3-х суток. Исполком выпустил воззвание о том, что власть советов в опасности, и потребовал вступления в ряды Красной армии. Но народ неохотно идет в её... отряды. Слухов, самых вздорных, масса, тотчас опровергаемых и не подтверждающихся.

      Лето вступило в свои права. Жара страшная, дождей мало. За городом великолепно. Несколько раз ходил наниматься, а вечером был в саду, гулял в компании бывших офицеров и [знакомых девиц] Был на балу-спектакле в пользу увечных воинов... Мог бы еще очень много написать, но не пишу, хотя бы потому, что не могу быть уверен в неприкосновенности моих личных записок.

      С Россией связи никакой... Сегодня прошёл слух, что в Москве резня. Продолжаю знакомиться с книгами о путешествиях к Северному полюсу и о Северном Ледовитом океане...

      13 июня. Перемирие с чехословаками продлено на 6 дней, т. е. до... 16 июня. В Томске власть советов свергнута. Там образовался Западно-Сибирский Комиссариат Временного Сибирского правительства в лице Лансберга, Фомина, командующего войсками Западно-Сибирского военного округа полковника Гришина. Издан приказ о мобилизации... "Рабоче-крестьянская газета" поместила к нему только комментарии... По поводу этого правительства пишется все, что угодно и в понятном духе. Например, во вчерашнем номере написано[, что] начальником Западно-Сибирского штаба состоит известный монархист, бывший жандармский офицер, полковник Гришин. Алексей Николаевич попал в... монархисты и жандармы.

      ...Службы нет. Вечером гуляем в саду.

      15 июня. Живем исключительно слухами. Чехословаками взята ж[елезная] дорога от Пензы до Иркутска... В Минусинске будто был разогнан съезд крестьян, настроенный против большевиков. Созывается другой съезд. Крестьяне решили каждого избранного депутата посылать под охраной 15 вооруженных человек. В Ачинске большинство населения за белогвардейцев. Жители Канска просят чехов не уходить из города, с ними спокойнее.

      16 июня. Сегодня утром окончилось перемирие и теперь, следовательно, идет бой между советскими войсками, с одной стороны, и чехословаками, белогвардейцами и войсками Томского правительства, с другой... По городу ходят слухи[, что] на заседании исполкома решение "бороться до последней капли крови" имело большинство всего в два голоса. Вейнбаум, как человек... интеллигентный и рассудительный, находя сопротивление бесполезным, упрашивал сдать власть. Наиболее ярым противником его явился командующий войсками Марковский, который заявил, что "пусть в Красноярске камня на камне не останется, но я власти не сдам". /100/ В городе тихо. Позавчера имел удовольствие видеть в кафе Марковского. Сегодня в газете его приказ о том, что все граждане должны сдать имеющееся у них оружие в исполком. Не сдавшие будут немедленно отправлены на фронт и окопные работы. Папа с полчаса назад понес туда старую шашку и спросит, надо ли сдать кортик...

      17 июня. Вчера вечером после 20-ти собрались мы как всегда в саду подышать свежим воздухом. Играла музыка, народу довольно много. Около 23 часов по городу развесили приказ о введении с 12 часов ночи с 16 на 17-е [июня] осадного положения. С 8 часов вечера не разрешается быть на улицах, а с 9-ти - должен быть потушен свет или плотно завешены окна.

      18 июня. Вчера утром был у Блоха, где услышал, что с ночи большевики усиленно грузят на пароходы муку, сахар, керосин и т. п. Мама слышала от служащего Госбанка, что на "Сибиряка" погружены все ценности, как-то золото, кредитные билеты, процентные бумаги. Муку и сахар грузили в громадном количестве. Телефоны не работают. Катера не ходят, плашкоут поставлен у здешнего берега и охраняется Красной гвардией. Минирован и подготовлен к взрыву железнодорожный мост. Часов после 6-ти я пошёл в сад, где видел кое-кого из бывших офицеров... К 8 часам, исполняя приказ об осадном положении, ушёл домой.

      Сегодня с утра распространились слухи, что семьи власть имущих уезжают на пароходы. В городе спокойно. Магазины открыты. Публика в массовом количестве. Патрулей не видно. Все возмущаются увозом [большевиками] продовольствия и подготовкой [их] к бегству. До вечера никаких новостей. В течение дня со всех сторон прибывают раненые и рассказывают - "У чехов оружие и бомбы, и гранаты, бьют нас как хотят, а у нас бомб и гранат нет, некому командовать, куда нам с чехами сражаться". Наивные дураки, неужели... регулярное войско, каким являются чехословаки, могло походить на вооруженную банду... Прибывшие из-под Клюквенной рассказывают, что чехи захватили всю их артиллерию, а пехоту загнали в болото...

      Что должно было случиться - случилось. Часов в 18-ть[,] придя в сад, [узнал,] что железнодорожники потребовали возвращения ушедшего "Сибиряка" и разгрузки всех запасов. "Сибиряк" вернулся и находится под контролем железнодорожников, так же как и пароходы с продовольствием. В исполкоме... присутствуют железнодорожники, наблюдавшие за тем, чтобы большевики не пытались снова отправить пароходы... Исполком выпустил сегодня [воззвание], в котором просил граждан не верить "провокационным" слухам о погрузке продовольствия...

      1 июля. Одно важно - дышишь теперь свободно, полной грудью, не ждешь ни обысков, ни арестов, чувствуешь себя таким же гражданином, как другие. С вечера 19 [июня] в Красноярске развевается бело-зеленое знамя с надписью "Да здравствует автономная Сибирь". Большевизм пал, как падает предмет, подвешенный на гнилой веревке. Теперь в Сибири - власть областников - членов Сибирской думы и Учредительного Собрания. 12 дней напряженной работы и днем, и ночью...

      2 июля. Опасность обысков и выемок при большевистской власти не позволяли писать о том, что предпринималось некоторыми организациями для свержения самодержавия большевиков. Областники не дремали и быстро создали органи-/101/-зацию, вполне тайную, в состав которой в роли боевых членов, попало почти все офицерство. Задержка в выступлении одновременно с Томском произошла потому, что здесь сравнительно поздно организация начала работать, а главное очень туго подвигалась добыча и покупка оружия. До 19 июня положение... было напряженное до максимума. Большевики[,] отлично зная, в чем дело, боялись за свою судьбу, мы боялись арестов, самосудов и расстрелов.

      День переворота прошел так. Утром главари нашей организации приказали нам прибыть в сборный цех железнодорожных мастерских, где собирался митинг по поводу вывоза исполкомом ценностей и продовольствия... Пришли. На митинге Марковский. Разговоры, как всегда, и шум. Хотя я и был в демократическом виде, но на брюках остался кант, что и послужило поводом к изгнанию меня из цеха. Только... я вышел и пошёл по Всесвятской, как в цехе раздались сначала выстрелы, затем разрыв ручной бомбы. Как выяснилось... потом, стрелял Марковский, а затем стреляли в него и ранили его в плечо. Митинг, понятно, разбежался; в ближайшем к мастерским районе жители стали закрывать ставни и прятаться.

      Часов до 17-ти положение было неопределенным, [затем] прибежал Воскресенский и потребовал [отца и меня] к Гулидову.. Оказывается, что большевики бежали, бросив город. Таким образом, нам не пришлось брать их с боя. Настроение у всех поднялось... Немедленно освободили политических заключенных. Явился оттуда член Временного правительства Якушев. У Козьмина собрался весь губернский комиссариат, кроме В. М. Крутовского, г. е. П. С. Доценко, П. 3. Озерных. Командующим войсками Енисейского района [стал] полковник Гулидов.

      Около 22 часов получили известие о том, что рота красногвардейцев, в составе которой был городской голова Дубровинский, прибыла на ст. Енисей. Ей было предложено вступить в мирные переговоры. Наш отряд был выслан на мост, где и расположился совместно с 40 чехами. Для заключения договора была выслана с той стороны делегация под председательством Дубровинского, а с нашей [-]... полковник Березкин, чехословак[,] подпоручик Прейслер и моя персона... После некоторых споров в железнодорожной будке подписали "условия сдачи Рыбинского отряда советских войск", [согласно] которому отряд сдал оружие и был распущен по домам, а... Дубровинский посажен в тюрьму. Вернулись в штаб около 3 часов утра.

      В городе суматоха. Найденным оружием вооружились все кому надо и не надо, обыски и аресты, розыски большевиков, и смех, и грех. Спать ночь не пришлось, не до того было. Затем напряженная работа штаба.

      В настоящее время все понемногу приходит в должный вид... Создался штаб командующего в составе: начальник штаба - полковник Березкин, старшие адъютанты - штабс-капитаны А. М. Попов и В. В. Войтеховский, помощник старшего адъютанта - штабс-капитан В. В. Воскресенский, обер[-]офицер для поручений-штабс-капитан А. О Бредихин, комендант - капитан Г. Г. Ляпунов, интендант - штабс-капитан А. А. Знаменский, начальник службы связи - штабс-капитан А. В. Черкашин. Управление начальника артиллерии состоит из папы и меня - на должности старшего адъютанта, делопроизводителя, казначея, обер-офицера для поручений, писаря и посыльного... Вдобавок ругаюсь с папой и требую отпустить /102/ меня в строй. Получили штат[, но пока] сам пишу телеграммы и ношу на телеграф, [готовлю] бумаги и отношу их по назначению.

      Пока сформирован 1-й Енисейский Сибирский полк из офицеров в составе четырех рот. Командир - полковник Зиневич. 1-я рота вчера ушла на фронт. 2 и 3-я под начальством подполковника Мальчевского пошла в Енисейск и дальше для преследования... большевиков, бегущих к Северному Ледовитому океану. Сформировали из одной годной пушки батарею под командой подполковника Бибикова. Орудие это (1900-го года) 30 июня под командой Солдатова ушло тоже к Мальчевскому. Просил меня послать туда - папа не пустил. Обидно, пропустил по его милости такую интересную командировку. Надо куда-либо сбегать от него...

      Подъем уже прошёл, теперь спокойная нужна работа, слишком много впечатлений, разбрасываешься, устал страшно, за две недели никак не могу выспаться. Жду, не дождусь, когда Гришин позовет меня в командиры броневого отделения.

      На фронтах [ ] слава Богу. На западе наша армия за Златоустом и Екатеринбургом. На востоке [-] у Зимы. В городе настроение среднее. Обыватель остался обывателем. Стонал и охал при большевиках, порадовался день при перевороте, затем снова взялся за стоны и охи по разным вздорным слухам. Сегодня[,] например[,] говорят, что немцы в Париже. Откуда сие[,] неизвестно, телеграф с Россией не действует... В железнодорожных мастерских анархисты и всякая сволочь ведут усиленную агитацию, что очень пугает обывателей. Многие недовольны Гулидовым (я в числе их) за его мягкость и добродушие. Кое в чем [необходимы] решительные меры. Базары громадные, цены [низкие]. Как ни странно, в магазинах есть товары, которых раньше не было. Спрашивается, откуда они, когда... транспорта нет. Падение цен вызвано безусловно разрешением свободной торговли. Настроение крестьян превосходное...

      8 июля. Позавчера переехали в... помещение над губернской типографией. Великолепно, у всех свои комнаты, работать никто не мешает. Сегодня папа получил телеграмму такого содержания: "Командарм назначил Вас Инаркором (инспектор артиллерии. - А. Ш.) Уральского корпуса, расположенного в Челябинске. Срочно сдайте должность и выезжайте в Омск за инструкциями..." Послезавтра папа предполагает выехать, а я [-] следом за ним.

      С фронта сообщают, что продвижение продолжается. В городе передают как факт, что Иркутск взят, тоже говорит вернувшийся с фронта штаб 1-го Енисейского полка, но официальных телеграмм еще нет. Войск много, наши роты все время сидят в поездах; эшелоны скопились, бой ведут только передние. Противник... быстро разбегается. С енисейского фронта получили письмо от Сережи Садлуцкого пишет, что в Енисейске встретили их восхитительно: когда пароходы уходили дальше, все пришли провожать, приносили массу необходимого, вплоть до белья, - словом прием блестящий. Наш Красноярск только какой-то мрачный и гнилой. На железной дороге забастовка не состоялась, т. к. рабочие не поддержали резолюции, выработанные на митинге в Николаевке. На капитана Гайду, командующего чехословацкими [войсками], предполагалось покушение, но его удалось предотвратить. Кто-то выдал, виновные расстреляны. /103/

      Приехал из штаба корпуса капитан Шнаперман с чуть ли не диктаторскими полномочиями, вплоть до смещения начдива. Ведет себя по[-]хамски, держится вызывающе; все возмущены. Сегодня получена телеграмма о расформировании дивизии. Гулидов назначается начальником гарнизона. Общее мнение: штаб корпуса не на месте. Пьяниц там [ ] изрядное количество.

      В России повсеместно возмущение против Советской власти; во многих местах власть совдепов ликвидирована. Немцы продолжают продвигаться на юг...

      В Москве полная анархия - грабежи, расстрелы, ужас...

      23 июля. Послезавтра покидаю Красноярск. Когда уезжал папа, я просил устроить меня в броневые части [или]... в артиллерию Уральского корпуса. В воскресение была получена следующая телеграмма. "Красноярск. Начальнику артиллерии подполковнику Ясенскому. Омск, 20 июля. Согласно просьбы Инарком Уральского командируйте в его распоряжение штабс-капитана Зверева и капитана Уссаковского, которым немедленно выехать в Челябинск. Инспартарм (инспектор артиллерии армии. - А. Ш.) Бобрик".

      Между прочим, насколько мне хотелось раньше уехать отсюда и уехать поскорее, настолько теперь это желание уменьшилось до минимума. Даже грустно делается, когда подумаешь, что через два дня пора уезжать и бросать все, что так мило налаживается в Красноярске.

      Здесь... нечто странное. Все уезжают. Сегодня уехал Зиневич, назначенный начдивом 1-й Томской. Вечером уезжает Гулидов, назначенный начдивом 2-й Степной. С ним едет весь штаб, т. е. полковник Березкин, Бредихин, Попов, Войцеховский... Обидно страшно, что я не могу попасть вместе с ними. Здесь остается только батарея и запасный батальон, полк [же] завтра, послезавтра уходит в Иркутск. Наше управление остается при пиковом интересе... Завтра ожидается экспедиция Мальчевского. Готовится помпезная встреча. Сам он будет командиром Енисейского полка.

      В субботу собрались на "Столбы" и вышли около 16 часов в составе: Ляля, Маруся Нахабина, Аня Ерофеева и Катя, Наташа и Лиза Гецольд, Сережа и Миша Гецольд, Витя Клюге, я и Валя Любецкая. Около 19-ти были на Гремячем, а в 21 час переехали на лодке, прождав в очереди два часа, в Базаиху.

      24 июля. Погода на "Столбах" дивная. То там, то сям виднеются костры... Сели пить чай. А на востоке все светлее, светлее, облака окрасились в пурпурнонежный цвет, предрассветный ветерок нежно-нежно потянул. Несколько минут и солнце появилось у самого горизонта. Осмотрели "Столбы Перья", полазили по ближайшим скалам... Пришла пора мне в обратный путь тащиться... Со "Столбов" до Енисея прошел за 1 час 45 минут, скорость похвальная.

      Неделя прошла в празднествах, адресуемых чехословакам. Из них я был на спектакле в городском театре. Публики масса, знакомых очень немного, к сожалению. Содержание вечера - пение, танцы славянских народностей. Театр был хорошо декорирован. В четверг были на грандиозном гулянии в саду. Аня, Маруся и я навестили Колю Садлуцкого в вагоне коменданта и сидели там почти до 3-х часов ночи... С этого дня злые языки нашей компании злословят по адресу моему и Ани.

      Сегодня с утра бегаю, собираю вещи... Отъезд назначен на завтра... /104/

      Мальчевский настиг большевиков у Монастыря. Большевики бежали, бросив золото, деньги и продовольствие. Взято в плен 100, убито 7, ранено 2 человека, в нашем отряде потерь нет. Получена следующая телеграмма. "Енисейск. 21-го июля. Сегодня вечером прибыл пароход "Иртыш" с отрядом капитана Черемнова... [Он] захватил 38 человек: среди них Марковский, Лебедева, Печерский, Топоров, Анисимов, Савитов; Дымовы оба убиты. Кузнецов и Вейнбаум бросились бежать без пищи в тундру. Яковлев арестован казаками в деревне Селиваниха..." Таков финал авантюры...

      Прежде всего изложенная здесь информация расширяет имеющиеся познания, например, о состоявшемся в Красноярске казачьем мятеже. Более очевидным становится, что столкновение между казаками и местным совдепом было обусловлено не столько необходимостью разоружения одной из сторон, сколько целями политической борьбы усилением большевистской власти. Оно, как рассказывает автор дневника, сопровождалось сужением демократических свобод, которое выразилось в арестах политических противников, закрытии газет и разгоне общественных организаций, а также в создании информационного вакуума, заполнявшегося множественными и невероятными слухами. Последние свидетельствовали об отрицательном отношении обывателей к Советской власти и падении человеческих нравов.

      Относившийся к категории политических и социальных изгоев, которые зарабатывали на жизнь всяческими подсобными и временными промыслами, демобилизованный штабс-капитан в то же время с удовольствием вспоминает о разрешаемых властями пикниках, гуляниях, спектаклях и вечерах близкой ему молодежи. Следовательно, в отсутствие возможностей диктат большевиков здесь не был всеохватывающим и жестким.

      Свидетельствуя о наличии в Красноярске подпольной антибольшевистской организации, Зверев еще раз подтвердил известный тезис о неожиданности для всех произошедшего переворота, главной ударной силой которого явились чехословацкие легионеры. Даже зная о наличии в городе подпольщиков, он, как и многие офицеры, принял только минимальное участие в свержении Советской власти и установлении правления областников. В то же время обозначенная в советской историографии в качестве карательной, экспедиция войск новой власти по преследованию и задержанию бежавших большевиков являлась, по мнению офицерской молодежи, лишь интересной командировкой. Это говорит, скорее, о склонности ее к некоторой браваде и человеческом равнодушии к поверженному врагу, чем о жестокости, в которой советские авторы обвиняли белую военщину.

      Особую значимость для понимания исхода начавшейся вооруженной борьбы имеет утверждения автора о наблюдаемых им уже летом 1918 г. проявлениях равнодушия настроениях обывателей и мягкости в поведении военной администрации. Среди других, данная тенденция, в конечном итоге, и привела белую власть к крушению.

      В целом, оценивая содержание этих дневниковых записей, надо сказать, что оно способствует углублению познаний о гражданской войне, делает её события более понятными. /105/

      Приложение.

      Биографические сведения

      1. Вейнбаум Григорий Спиридонович (1891-1918) уроженец г Рени (Бессарабия), из семьи статского советника и чиновника. Окончил гимназию, учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета. С 1910 г. - член РСДРП(б). За агитационную работу среди рабочих был арестован и отбывал ссылку в д. Подгорная и Каргино Енисейской губернии. С амнистией в конце 1915 г. начал служить в Томском банке. Осенью 1916 г. переехал к жене в Минусинск, где работал в потребкооперации. После февраля 1917 г. остался в Красноярске, был избран членом Красноярского районного бюро РСДРП(б), работал редактором газеты "Красноярский рабочий". С августа член и председатель губернского исполкома. Избирался членом бюро Советов Средней Сибири и ЦИК Советов Сибири. С декабря 1917 по март 1918 г. - нарком иностранных дел Сибири. В мае 1918 г. был вновь избран председателем губернского исполкома. Участник переговоров в Мариинске с чешскими легионерами. С падением Советской власти бежал в составе совдепа в Туруханский край, где был арестован, а затем в Красноярске расстрелян чехами.

      2. Гадалов Петр Иванович (1867-1918) уроженец г. Канска Енисейской губернии, из купеческой семьи. Окончил Московское коммерческое училище, Красноярскую гимназию. В 1907 г. наследовал красноярское отделение торговой фирмы "Иван Герасимович Гадалов и сыновья". Соединил торговый бизнес с промышленным производством. Потомственный почетный гражданин и гласный Красноярской городской думы. Меценат и попечитель. Член партии народной свободы (кадетов). В годы Первой мировой войны возглавлял Военно-промышленный комитет Енисейской губернии.

      3. Гулидов Владимир Платонович (1876-1920) уроженец Одессы, из мещан Херсонской губернии. Окончил юнкерское училище (1897). Военную службу начал во Владивостоке, воевал с японцами. В 1905 г. переведён в Красноярск, где служил в 30-м Сибирском стрелковом полку. Участник Первой мировой войны. В 1914 и 1915 г. был ранен. Награждён Георгиевским оружием. С ноября 1916 г. командовал 65-м Сибирским | стрелковым полком, затем бригадой 15-й Сибирской стрелковой дивизии. Весной 1918 г. вернулся в Красноярск. Возглавлял антибольшевистскую подпольную организацию. С 19 июня 1918 г. - начальник Красноярского гарнизона. Командовал 2-й Степной дивизией Степного Сибирского корпуса, реорганизованной в 5-ю Сибирскую стрелковую I дивизию 2-го Степного корпуса. С мая 1919 г - генерал-майор. Летом и осенью 1919 г. сражался с большевиками на Семиреченском фронте. В октябре назначен командующим войсками Минусинского фронта. 5 января 1920 г. вместе со штабом сдался Красной Армии. В марте того же года был арестован и передан в особый отдел ВЧК 5-й армии, а в мае приговорен к смертной казни и расстрелян. Реабилитирован в 1998 г.

      4. Отцом автора дневника был Зверев Владимир Виссарионович (1869-1918) - уроженец Полтавской губернии, в 1909-1911 гг. командовал 3-й батареей 8-й Сибирской артиллерийской бригады, бывшей в Минусинске, подполковник. С началом гражданской войны инспектор артиллерии 3-го Уральского отдельного корпуса Сибирской армии, полковник. Генерал-майор с 5 августа 1918 г. Скончался от ран, полученных под Иркутском, или от паралича сердца в том же месяце. Погребен в Красноярске. /106/

      5. Зиневич Бронислав Михайлович (1874 - ?) из мещан Оренбургской губернии. В службу вступил в 1891 г, окончил Казанское пехотное юнкерское училище (1895), а позднее Академию Генштаба. Служил во 2-м Восточно-Сибирском батальоне. Участник Русско-японской и Первой мировой войн. Воевал в составе 31-го Сибирского стрелкового полка, был ранен, награжден орденом Св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием. С ноября 1916 г командир 534-го Новокиевского полка, полковник. Весной 1918 г - член подпольной антибольшевистской организации в Красноярске. С 20 июня 1918 г командир 1-го Енисейского стрелкового полка, затем начальник 2-й стрелковой и 1-й Сибирской дивизий Средне-Сибирского корпуса, с октября того же года генерал-майор. Награжден за Пермскую операцию орденом Св. Георгия III степени. С апреля 1919 г. командовал I Средне-Сибирским армейским корпусом. В конце 1919 г. назначен командующим войсками Енисейского района и начальником гарнизона г Красноярска. Перешел на сторону Политцентра и Временного комитета общественных организаций. В январе 1920 г. был арестован, находился в Красноярской тюрьме. Приговорен Омской губернской ЧК к расстрелу, затем к 5 годам заключения, отправлен в Москву, а в ноябре освобожден с назначением на должность помощника инспектора пехоты при штабе помглавкома по Сибири. В феврале 1921 г выслан из Красноярска в Омск, в марте - вновь арестован и препровожден в Бутырскую тюрьму. В феврале 1922 г. приговорен к заключению до обмена с Польшей. Реабилитирован в 1993 г.

      6. Мальчевский Модест Иванович (1879-1919) в службу вступил в 1899 г., окончил Чугуевское юнкерское училище (1901). Служил в 47-м пехотном Украинском и 30-м Сибирском стрелковом запасном полку. Участник Первой мировой войны. Награжден орденом Св. Анны IV степени "За храбрость" и мечами с бантом к ордену Св. Анны III степени. С 1917 г. — подполковник. В январе 1918 г приехал в Красноярск, стал членом подпольной антибольшевистской организации. С падением Советской власти в Красноярске командовал частями, преследовавшими бежавших большевиков и красногвардейцев в Туруханском крае. С июля 1918 г. командир 1-го Енисейского стрелкового полка, позднее 4-го Енисейского Сибирского стрелкового полка. Сражался с войсками Центросибири в Забайкалье, осенью 1918 г вместе с полком был направлен на Урал, где принял активное участие во взятии Перми. В январе 1919 г. произведен в полковники, в марте в генерал-майоры. В феврале того же года на основании постановления Георгиевской Думы при штабе I Средне-Сибирского армейского корпуса и приказа по Сибирской армии награжден орденом Св. Георгия IV степени. С марта 1919 г. - командир бригады, с апреля начальник 1-й Сибирской стрелковой дивизии. Умер в Красноярске от тифа.

      7. Марковский Тихон Павлович (1885-1918) прапорщик, после февраля 1917 г. был избран солдатами 31-го Сибирского запасного стрелкового полка в Красноярский Совет. С октября того же года - товарищ или заместитель председателя Красноярского Совета, член Соединенного губернского исполнительного комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 29 мая 1918 г. назначен губернским исполкомом командующим вооружёнными силами Енисейской губернии. Раненый, эвакуировался с совдепом в Туруханский край. Арестован, доставлен в Красноярск и убит казаками. /107/

      8. Фефелова Анна Константиновна (1889 - ?) - уроженка г Кургана Тобольской губернии, из семьи почетного гражданина. Окончила гимназию. Под псевдонимом Н. Аркадина печаталась в сибирских и пр. газетах, опубликовала в альманахе “Пробуждение” стихи. С 1917 г. член партии социалистов-революпионеров, член Курганского уездного исполкома. Продолжала сотрудничать в местных газетах. С 1919 г. член РКП(б). Проживала в Красноярске и заведовала отделом революции в краевом краеведческом музее. В 1935 г. исключена из ВКП(б) и арестована. Осуждена в октябре того же года за “контрреволюционную деятельность” на три года ИТЛ. Срок отбывала в Кар-лаге. В 1938 г. приговорена ОСО НКВД СССР еще к пяти годам заключения. Находилась в Мариинских лагерях. Реабилитирована в 1957 г

      1. Государственный архив Красноярского края. Ф. 64. Оп. 1. Д. 739.

      2. Шекшеев А. П Власть и крестьянство: начало Гражданской войны на Енисее (октябрь 1917 конец 1918 гг.). Абакан: Изд-во ХГУ, 2007 160 с.

      3. Мармышев А. В., Елисеенко А. Г. Гражданская война в Енисейской губернии. Красноярск. Изд-во ООО "Версо", 2008. 416 с.

      4. Малашин Г В. Красноярская (Енисейская) епархия РПЦ. 1861-2011 гг. Красноярск: ООО Издат. дом «Восточная Сибирь», 2011. 480 с.

      Вопросы истории Сибири. Сборник научных статей / отв. М. К. Чуркин. Омск. Изд-во ОмГПУ, 2017. Вып. 13. С. 95-108.