Лопухова О. Б. Священный остров древних греков

   (0 отзывов)

Saygo

Лопухова О. Б. Священный остров древних греков // Вопросы истории. - 1988. - № 1. - С. 183-187.

Делос является самым маленьким (его длина - около 5 км, максимальная ширина - 1,3 км) и. пожалуй, самым знаменитым из Кикладских островов, тянущихся широкой грядой по Эгейскому морю от материковой Греции к побережью Малой Азии. Название острова означает по-древнегречески "увиденный", что находит объяснение в легенде, будто он когда-то поднялся на поверхность из глубин моря. Согласно преданиям1, богиня Лето родила здесь Аполлона и его сестру Артемиду. Поэтому на протяжении всего I тыс. до н. э. на острове существовал общегреческий культ Аполлона, по популярности сравнимый только с идентичным культом в Дельфах.

Сведения о Делосе, дошедшие до нашего времени из произведений античных авторов, отрывочны и не дают возможности реконструировать его древнюю историю. Научное ее изучение началось лишь после раскопок, которые с 1873 г. ведет там Французская археологическая школа в Афинах. Помимо святилищ Аполлона, Артемиды и Лето ученые обнаружили храмы других богов. Постепенно находки позволили воссоздать материальную и культовую стороны жизни Делоса2.

Остатки жилых кварталов и предметы, найденные внутри строений, дали представление о численном и этническом составе населения, экономическом развития острова, бытовых сторонах жизни его обитателей. Было выявлено также около 3 тыс. эпиграфических документов (декреты, постановления народных собраний, посвящения, храмовые отчеты, инвентари, каталоги, подписи скульпторов), без которых представление об острове Аполлона оказалось бы неадекватным исторической реальности. Большинство надписей относится к эллинистическому периоду, в настоящее время наиболее изученному отрезку делосской истории.

Первые следы человеческого пребывания на Делосе (жилище на горе Кинф) относятся ко второй половине III тыс. до н. э., когда там, вероятно, находили временное прибежище рыбаки. Массовый керамический материал и первые погребения датируются микенской эпохой, так что постоянное население появилось на Делосе спустя тысячелетие. В начале I тыс. до н. э. на остров проникло новое, ионийское, население, принесшее сюда культ Аполлона, который потеснил существовавший ранее культ верховного женского божества3. Новый культ объединил вокруг Делоса жителей соседних островов и большую часть ионийцев близлежащих районов Средиземноморья.

С этого времени на Делосе регулярно проводились великие собрания и общие религиозные праздники ионийцев, в программу которых входили кулачные бои, состязания певцов, выступление хора девушек и традиционный танец геранос4. Для участия в торжествах прибывали специальные священные посольства - феории первоначальной миссией которых были перевозка и торжественное вручение Аполлону начатков плодов5. На протяжении многих поколений феории привозили в дар Аполлону драгоценные золотые и серебряные изделия, подробное описание которых дошло до нас в храмовых инвентарях. Некоторая часть этих предметов найдена при раскопках.

Политическое оформление делосской гражданской общины произошло в архаическую эпоху. Местный полис возник при уже существовавшем культе, который явился не только религиозным, но и организующим началом для граждан. Слава всеми почитаемого места рождения Аполлона привела к тому, что у этого полиса появились особые привилегии: в отличие от других греческих городов он до середины I в. до н. э. не имел укреплений; в источниках нет упоминаний о его гарнизоне или флоте; ни один из античных авторов и ни одна из найденных надписей не говорят об участии граждан Делоса в каких-либо военных действиях на их территории; святилище и город всегда были открыты для всех, кто хотел принять участие в культовых праздниках или принести дары богам.

Постоянно существовала также тенденция покровительства Делосу со стороны государств, претендовавших на морскую гегемонию в Эгейском море. Поскольку Делос являлся географическим и религиозным центром Кикладских островов, поминальный контроль над ним означал признание власти той или иной морской державы над Эгеидой в целом. В VII-VI вв. на Делосе прослеживаются следы наксосского, афинского и самосского влияния. После греко-персидских войн, когда остров стал казнохранилищем делосской симмахии (военно-морского союза), там надолго закрепились Афины. Афиняне не вмешивались во внутреннее управление делосским полисом, который продолжал издавать собственные постановления6.

В руках афинских магистратов находился, однако, почти весь контроль за хозяйственно-административным управлением святилищами: они сдавали в аренду храмовые земельные угодья и дома, вели учет денежных поступлений в храмовую казну и давали из нее ссуды, следили за сохранностью сокровищ Аполлона. Со второй четверти IV в. до н. э. некоторое участие в храмовых делах начали принимать местные магистраты. В то время на острове торжественно отмечались два больших праздника - Аполлонии (в честь Аполлона) и Делии. Последние носили проафинский характер и после освобождения острова от афинского контроля исчезли.

Когда авторитет Афин в Восточном Средиземноморье стал падать, делосцы попытались вернуть себе контроль над святилищами и в 345 г. до н. э. обратились с соответствующей просьбой к царю Филиппу Македонскому, которую тот, однако, отклонил. Делос получил независимость лишь в 314 г. до н. э. после поражения афинского флота у Аморгоса в ходе борьбы эллинистических государств за наследие Александра Македонского7. Годы независимости Делоса (314 - 166/5) благодаря обильному эпиграфическому материалу известны достаточно хорошо.

Особый интерес к острову в то время проявляли правители Египта и Македонии, боровшиеся за влияние в Эгейском море, причем свои интересы в районе Кикладского архипелага они проводили через Лигу несиотов - жителей ряда соседних островов, религиозным центром которой был Делос. Организованный в конце IV в. до н, э. диадохом Антигоном I и поочередно попадавший под контроль Египта или Македонии, этот островной союз закончил существование в середине III в. до н. э., однако вплоть до середины II в. до н. э. в делосские святилища продолжали поступать дары от различных эллинистических правителей - Лагидов, Антигонидов, пергамских царей, властителей Сирии, стремившихся не столько сыскать благосклонность богов, сколько укрепить свой авторитет в Эгеиде8.

Делос представлял собой демократический полис, верховную власть в котором осуществляло народное собрание граждан. Население острова в III в. до н. э. вряд ли превышало 1500 человек9. Наличие общегреческого святилища влияло на экономическое развитие полиса. Значительная часть пригодной к сельскохозяйственному использованию земли оказалась во владении святилища; ему же принадлежали угодья на соседнем острове Рения, подаренном Аполлону тираном Самоса Поликратом. В результате частных дарений или конфискаций сюда прибавились наделы на Делосе и на западной оконечности о-ва Миконос. Их эксплуатация приносила святилищу заметный доход10.

Среди делосских надписей есть уникальный документ - "священный договор"11, регулировавший отношения между святилищем и арендаторами храмовых участков. Подобного ему не сохранилось ни в одном другом из греческих полисов. А в ежегодных отчетах храмовых магистратов фиксировались находящиеся на наделах строения, деревья и кустарники. Основными занятиями местных арендаторов были разведение быков и овец либо виноградарство12. Спрос на делосское вино не был, впрочем, велик: часто фигурирует расходы на ввозимые извне косское и книдское вина.

Характерной чертой делосского сельского хозяйства было почти полное отсутствие зерновых посевов. Это естественно для острова, неплодородие которого уже в древности вызывало удивление. Вот что гласит гомеровский гимн: "Зелень скудна на тебе, и плодов никаких не родится"; "Под почвой твоею нет жира"13. Зерно, как и другие продукты питания, которые необходимы для обеспечения паломников, ввозились с соседних островов или из государств, под покровительством которых находился Делос. Важное значение имела рыбная ловля; добыча рыбы велась не только в Эгейском море, но и во внутреннем пресноводном храмовом озере14, сдававшемся храмовой администрацией на откуп. Сведения о ремесленном производстве показывают, что на острове существовали керамическая мастерская, кузница, мастерские по производству пурпурной краски, окраска тканей, починка парусов. Ремесло не выходило за рамки обслуживания внутренних потребностей полиса. Несколько мастерских принадлежало святилищу и входило в число храмовых домов, которые сдавались в наем15.

В III - II вв. до и. э. на Делосе было возведено немало монументальных архитектурных сооружений. Был достроен самый большой из храмов Аполлона, сооружены Пифион, Афродисион, храм Асклепия, несколько больших портиков, театр и пр. Но собственных квалифицированных архитекторов и строительных рабочих на острове не было: полис не мог обеспечить себя рабочей силой и пользовался услугами людей из других мест Греции16. Из ремесел, получивших широкое развитие, можно назвать только изготовление мраморных и бронзовых статуй, т. е. промысел, ориентированный на внутренние потребности святилища, хотя большая часть работавших на Делосе скульпторов - афиняне17.

Но Делос имел еще особую отрасль хозяйства, порожденную существованием храмового комплекса, который посещали многочисленные паломники, приток которых породил своеобразную индустрию, направленную на их обслуживание. На острове имелись многокомнатные дома, предназначавшиеся для проживания приезжих, специальные помещения для совместных трапез. Кулинарное искусство делосцев весьма славилось. Известный своими гастрономическими пристрастиями Афиной (II в. н. э.) приводит несколько знаменитых делосских рецептов приготовления рыбы18. От него же известно, что за жителями острова укрепилась слава "шныряющих между столами" и "сотрапезников бога"19. Это подтверждает тот факт, что обслуживание приезжих стало распространенным занятием на Делосе. К особенностям политической организации делосского полиса относится большая роль гиеропеев - магистратов по управлению храмовым хозяйством, наименование которых произошло от первоначально узкого дела - совершения жертвоприношений. В годы независимости острова они являлись вторыми по важности лицами в полисной иерархии; выше них стоял только архонт. Гиеропеи сдавали в аренду землю и внаймы храмовые дома, выдавали ссуды и собирали проценты за них, вели подсчет доходов и расходов, осуществляли контроль за ремонтом строений, хранили храмовые сокровища. Благодаря ежегодным отчетам гиеропеев нам известна внутренняя жизнь полиса.

Вот характерный отрывок, касающийся подряда строительных работ: "В храме Аполлона в передней части перистиля сделать 15 квадратов в потолке взяли с подряда Фаней, сын Каика, и Писибул из Пароса, каждый квадрат за 300 драхм с условием, что они сами доставят все нужное для работы, кроме дерева. Им мы выдали по указанию архитектора и попечителей первую выдачу денег в размере 2250 драхм; по выполнении ими половины работ на основании договора мы им выдали вторую выдачу 1800 драхм"20. А вот образчик расходов храмовых магистратов: "Следующие суммы издержаны на текущие месячные расходы: в месяце ленеон - поросенок для очистительного жертвоприношения в храме, 4 драхмы; сосновые ветви - 4 обола; венки для алтарей Пифиона и Пропилеи - 12 драхм; плата за вязку венков - 4 драхмы и 2 обола"21.

В инвентаре гиеропеев упоминаются "две фиалы, подаренные царицей Стратоникой; две фиалы, подаренные жителями острова Кос [во время прибытия священного посольства] при архифеоре Поликлете; две фиалы родосцев"22. Отчеты и инвентари отличались скрупулезностью, мелочными подробностями, вниманием к деталям, что делает их ценным источником.

Социальное положение гиеропеев было высоким, о чем свидетельствуют надписи об их родных и близких, в числе которых часто встречаются архонты, жрецы, гаранты и поручители города при заключении контрактов, для выполнения которых требовалось немало средств23. Тесная связь со святилищем Аполлона вообще являлась характерной чертой жизни делосцев. Средние слои содержали постоялые дворы, изготовляли предметы священного обихода, выполняли другие ремесленные работы. Более бедная часть населения была занята в храмовом комплексе, получала долю от посвященных богам жертвенных животных. Немногочисленные упоминания о рабах позволяют говорить об их использовании для обработки земельных участков24, а также в отдельных отраслях ремесла и для обслуживания богатых граждан. Одни и те же лица, относившиеся к верхушке делосского общества, занимали все важнейшие магистратуры и получали наибольшую выгоду от экономической эксплуатации святилища.

В середине II в. до н. э. после подчинения Македонии Римом последний стал одним из ведущих государств Средиземноморья. Поэтому именно к нему была обращена просьба Афин о возвращении острова Аполлона, которую они мотивировали давними правами на Делос. В решении римского сената немаловажную роль сыграло желание наградить Афины за поддержку римской политики в III Македонской войне, и в 166/5 г. до н. э. остров был передан Афинам, результатом чего стало выселение его исконных жителей и выведение сюда афинских клерухов (безземельных лиц в качестве поселенных земледельцев)25. Организация клерухов на острове мало отличалась от подобных же афинских установлений, ибо связь с метрополией была тесной, и ни один важный декрет для острова не проходил без ратификации народного собрания Афин.

Одновременно Делос был превращен в свободный порт, и всем прибывавшим сюда судам было дано право беспошлинной торговли26. Рим рассматривал Делос как форпост своих торговых интересов на Востоке. Наибольший взлет торговой активности на острове - вторая половина II в. до н. э., когда римлянами были разрушены Карфаген и Коринф, аннексирован Пергам и образована провинция Азия.

После 166/5 г. до н. э. население Делоса резко возросло, составив теперь 20 - 30 тыс. человек27. Шла быстрая урбанизация, площадь городской застройки увеличилась более чем вдвое, в планировке кварталов и улиц наметился строгий порядок. К этому же времени относятся самые красивые из раскопанных частных домов: украшенные прекрасными мозаиками с соответствующими сюжетами дом Тритона и дом Дельфина; большой трехэтажный дом Гермеса; состоящий из нескольких строений, на стенах которых сохранились изображения сцен из греческих трагедий, дом Комедиантов.

Хотя формальное прекращение существования клерухии, очевидно, относится к 131 г. до н. э.28, смешение афинян на Делосе с уроженцами Востока и Италии развернулось ранее. Вот один из примеров: брак афинянина Диогена с сидонянкой Эпикарпией29. Основным населением теперь стали торговцы из всех частей Средиземноморья, имевшие на острове собственные профессиональные и религиозные организации. Наиболее известны из них беритские посейдониасты (почитатели Посейдона из финикийской Лаодикеи) и тирские гераклеисты (почитатели Геракла из Тира)30. Помимо отправления на чужбине культов своих богов, эти сообщества оказывали материальную поддержку сочленам, подвергавшимся риску во время морских перевозок.

С появлением на острове большого числа уроженцев Италии связано строительство нового места для проведения собраний Агоры италийцев, осуществленное около 100 г. до н. э.31. Основным предметом торговли в ту пору были рабы, и Страбон пишет, что Делос был способен принять и продать за день около 10 тыс. человек, так что даже возникло выражение: "Купец, приставай и выгружай корабль, все продано"32.

Расцвет Делоса завершился около 88 г. до н. э., когда остров был косвенно втянут в борьбу между Римом и понтийским царем Митридатом VI Евпатором. Именно в это время Афины предприняли очередную попытку укрепить свое влияние на острове, и возмущенный этим Митридат послал туда одного из своих военачальников, который ограбил делосцев, потом либо уничтожил их, либо продал в рабство33. Новый урон был нанесен острову нападением пиратов в 69 г. до и. э.34. Город, часть жителей которого погибла, а другая предпочла его покинуть, постепенно обезлюдел: стена, которая впервые объединила все городские кварталы, не выходила за пределы мест обитания в III-II вв. до н. э.

Боязнь пиратов, хозяйничавших в этом регионе, привела и к изменению торговых путей. Италийские порты Остия и Путеолы отвлекли на себя основную связь с Востоком, делосский транзит перестал быть необходимым. Рим пытался восстановить Делос в прежнем положении; в 58 г. до н. э. сенатским декретом он был освобожден от налогов35. Но желаемых результатов это не принесло, и остров оказался лишь местопребыванием начинавшего приходить в упадок святилища. Уже во II в. п. э. Павсаний писал: "Вот и Делос, бывший некогда торговой гаванью всего эллинского мира, теперь не имеет ни одного жителя из самих делосцев, если не считать гарнизона, присылаемого из Афин для охраны храма"36.

После второй мировой войны археологи регулярно публиковали выпуски с описанием очередных находок на вершине и склонах горы Кинф, где расчищены руины святилищ сирийских и египетских богов, храма Геры, грота Аполлона, храма Зевса Кинфиоса и Афины Кипфии.

Примечания

1. Hom. Hymn. 30 - 178; Callim. Hymn. IV, 55 - 271

2. См.: Bruneau Ph. Recherches sur les cultes de Delos a Fepoque hellenistique et a l'epoque imperiale. P. 1971.

3. Galletde SanterreH. Delos primitive et archalque. P. 1958, pp. 137 - 138; см. также: Champdor A. Delos, File d'Apollon. P. I960.

4. Thuc III, 104; Horn. Hymn. 146 - 155.

5. Herod. IV, 33 - 35.

6. Inscriptions de Delos (ID). Vol. 1. P. 1937, NN 71 - 83.

7. Buraselis K. Das hellenistische Makedonien und die Agais. Munchen. 1972, S. 40 - 43.

8. Bruneau Ph. Op. cit., pp. 516 - 518, 545 - 551, 568 - 570, 573 - 576.

9. Ibid., p. 263; Bruneau Ph., Ducat J. Guide de Delos. P. 1983, p. 24.

10. Inscriptiones Grecae (IG). Brl. 1912. Bd. XI. 2, 161, A. 6 - 15.

11. ID, 503.

12. IG, XI, 2, 287, A. 142 - 174.

13. Horn. Hymn. 55. 60.

14. Plin. N. H. XXXII, 18.

15. Henning D. Die "heiligen Hauser" von Delos. - Chiron, 1983, vol. XIII, S. 411 ff.

16. Lacroix M. Les architectes el entrepreneurs a Delos de 314 a 240. - Revuu phiblogique. 1914, vol. XXXVIII, pp. 326 - 327.

17. Marcade J. Au musee de Delos. P. 1969, pp. 469 suiv.

18. Athen. 301d, 327d.

19. Ibid., 173b, 173c.

20. IG, XI, 2, 161, А. 45 - 48.

21. ID, 422, А. 180 - 181.

22. IG, XI, 2, 161, В. 15 - 16.

23. Лопухова О. Б. Гиеропеи - должностные лица делосского храма (314 - 166/5 гг. до н. э.). В кн.: Из истории социально-политической и культурной жизни античного мира и средневековья. М. 1985, с. 25 - 26.

24. IG, XI, 4, 1296; ID, 503, 33 - 34, 46 - 47.

25. Polyb. XXX, 20; XXXII, 17; ID, 2589.

26. Strabo. X, 5.4; Polyb. XXXI, 7.10.

27. Bruncau Ph., Duca t J. Op. cit., p. 26.

28. Laidlaw W. A. A History of Delos. Oxford. 1933, p. 192.

29. Roussel P. Delos, colonie athenienne. P. 1916, pp. 70 - 71.

30. ID, 151П, 1520.

31. Bruneau Ph., Ducat J. Op. cit., pp. 166 - 168.

32. Strabo. XIV, 5.2; см. также: Ленцман Я. А. Рынок рабов на Делосе. - Вестник древней истории, 1950, N 1, с. 53 ел.

33. Straho. X, 5.4; Paus. III. 23.3 - 5; App. Mithr., 28.

34. A pp. Mithr., 28.

35. ID. 1511.

36. Paus. VIII, 33.2.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Работорговля
      Негритянская "дискотека" на борту корабля работорговцев: (Falconbridge, 1973: 21). (Dow, 1968: 195).
      (Falconbridge, 1973: 23). (Falconbridge, 1973: 40). Итак, "танцы" зафиксированы, но увы, как "садистское развлечение", естественно, не для негров, а для скучающих моряков. Более подробно о комфортабельных трансатлантических лайнерах для негров с дискотекой на борту, организованной беспокоящимися о состоянии участников бесплатного круиза рабовладельцами (не загрустили бы!), читаем тут: https://aoxoa.co/the-middle-passage-atlantic-slave-trade/
    • Работорговля
      Пара ссылок с нужными материалами: https://dp.la/primary-source-sets/sets/the-transatlantic-slave-trade/ http://www.epacha.org/Pages/Transatlantic_Slavery.aspx И хорошая картинка (откуда их столько, лживых и порочащих чистое имя работорговцев?): Прекрасно видно, что рабов фиксировали в сидячем положении при высоте межпалубного пространства всего в 3 фута и 3 дюйма (около 1 м.). Как говорится, "А теперь - дискотека!" (с)
    • Работорговля
      Считаем "грехи" Ля Вижилэн" - 240 тонн представляет собой 201 тонну по долям и по 1 рабу на каждую доп. тонну. И на каждую долю до 201 тонны идет по 5 рабов. Это 67 долей х 5 = 335 рабов. А потом берем остаток в 39 тонн и добавляем 39 рабов. Итого 374 раба можно набить на "Ля Вижилэн" - что к ней привязались? Ну, если совсем перерасчет в связи с Актом сделать, то можно и так - доп. 3 раба на каждые 5 тонн водоизмещения корабля, превышающие оговоренные 201 тонну. Это 39 : 5 = 8 долей или 24 раба. Одного откинем, т.к. неполные 8 долей имеем. Значит, "Ля Вижилэн" даже в этом случае "невиновна" - на ней всего 345 рабов, а можно 358 рабов! Прямо какие придирасты эти англичане - нормы-то французы не нарушали, да и касается Акт только английской практики!
    • Работорговля
      Теперь берем калькулятор и считаем, что "Хосефа Маракайэра" должна была по этим нормам иметь всего ... 150 невольников на борту! Т.е. берем в/и в 90 тонн и делим на 3 - получается 30 долей. На каждую долю по норме приходится 5 рабов.  Т.е. испанцы превысили норму всего на 66 человек! Изверги просто! А у гуманных англичан все было бы совсем по другому - народу было бы на 66 человек меньше и места для всех 150 "штатных" рабов оставалось бы просто завались!
    • Работорговля
      Извлечение из Акта 1788 года (плохо копируется - много ошибок, весь не буду приводить):  Всего в Акте 20 разделов. В т.ч. обязывающий иметь на борту врача, который должен следить за состоянием перевозимых невольников. И наказание какое страшное - за каждого раба сверх нормы выплатить в казну штраф в 30 фунтов стерлингов! Воистину, гуманизЬма поразила Англию!
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Аменхотеп II: история одного похода
      Автор: Неметон
      В 1942 году в развалинах Мемфиса была найдена стела Аменхотепа II с описанием похода в Сирию. Анализ надписей может дать яркую характеристику внешней политики фараонов периода Нового царства в условиях противостояния с государством Митанни на территории Сирии и Палестины.

      «Год 7-й, месяц Лета 1, день 25-й, …Разбил его величество Нахарину, сокрушил лук его страну нехси… Отправился его величество в Речену при своем первом победоносном походе, для того, чтобы расширить свои границы, захватить добро тех, кто не был ему верен…Достиг его величество Шамаш-Эдома и разрушил он его в краткий миг…Его величество находился на своей боевой колеснице «Амон силен, Мут довольна» …Перечень добычи, захваченной его мечом: азиатов -35, быков – 22».
      Прежде чем вторгнуться в Сирию (Речену), Аменхотеп совершил поход в страну «нехси», т.е. земли, лежавшие к югу от Египта и разбил войска Митаннийского царства, обозначаемого в источниках, как Нахарина. Обезопасив свои южные границы и на время ослабив одного из главных соперников в регионе, он начал масштабный поход в Сирию, на первых порах, не встречая особого сопротивления на подступах к реке Оронт, о чем свидетельствует малое количество добычи, захваченной в Шамаш-Эдоме. Интересно упоминание о собственном имени боевой колесницы фараона, что указывает на количество лошадей в упряжке. Перейдя Митанни вброд, Аменхотеп во главе своего войска первым ступил на вражеский берег:

      «Переправился его величество через Оронт по воде рысью, подобно Решефу. Обернул он дышло свое, чтобы посмотреть на свой арьергард».
      Сравнение Аменхотепа с Решефом, западносемитским богом войны, вошедшим в египетский пантеон в качестве «побеждающего врага», призвано показать решительность намерений фараона и его стремительность полководца. На противоположном берегу Оронта, оторвавшись от своего арьергарда.  он чуть не попал в плен к небольшому отряду сирийцев, наблюдавшим за передвижением египетских войск:
      «Увидел он немногих азиатов, приближавшихся ползком с боевым оружием для нападения на войско царя. Его величество кружил над ними, подобно божественному соколу. Поникли они, и ослабели сердца их, когда один за другим падал на своего товарища, включая их командира, причем не было никого с его величеством, кроме него и его могучего меча. Истребил их его величество стрелами и удалился с радостным сердцем. Перечень добычи его величества в этот день: правителей - 2, знатных сирийцев - 6, а также их боевые колесницы, их лошади, все их боевое оружие.  Достиг его величество места южнее страны Нин. Ее правитель, все ее население были довольны его величеством, лица их выражали удивление его могуществом».

      Источник показывает, что египтяне не встречают значительного сопротивления на первом этапе похода. Немногочисленные войска местных правителей, даже будучи объединенными, не представляли серьезной угрозы армии Аменхотепа. Некоторые населенные пункты, стремясь избежать разорения, добровольно открывали ворота войскам фараона. Основная часть противника отходила к Угариту, богатому городу-порту на побережье Средиземного моря, около которого произошло первое серьезное сражение, завершившееся победой египтян:
      «Достиг его величество Угарита и окружил всех своих противников. Он уничтожил их, точно они не существовали. Стала вся страна его собственностью».
      После включения Угарита в сферу своего влияния, Аменхотеп изменил баланс сил в свою пользу. Влияние Угарита на ближневосточную торговлю было весьма весомым. После небольшого привала у г. Цалха восточнее Шамаш-Рама, было захвачено поселение Минджату, а правители Гизры и Инки добровольно покорились Аменхотепу. Затем египетское войско направилось к Кадешу, у стен которого случилось странное происшествие…
      «Достиг его величество Кадеша. Вышел правитель его с миром навстречу его величеству. Заставил их жителей, а также всех их детей принести присягу. Его величество стрелял из лука по южной окраине этого города в две цели, сделанные из кованной меди».
      Любопытно, по каким целям стрелял фараон у стен капитулировавшего города? Изложенное в источнике можно трактовать неоднозначно:
      1.       Фараон стрелял из лука, т.е. «цели» находились на некотором расстоянии
      2.       Происходящее потребовало его личного присутствия, что говорит об исключительности действа
      3.       Стрельба велась по южной окраине, не конкретному месту, а части города вообще, т.е. цели, видимо, находились в воздухе!
      4.       Цели металлические, из кованной меди, с которой их сравнил писец.
      5.       Стрельба не причинила объектам ни малейшего вреда, т.к после этого эпизода, о них уже не упоминается.
      Видимо, либо это был какой-то ритуал, связанный с символическим взятием города, сдавшегося на милость победителя, либо Аменхотеп у Кадеша стрелял из лука по двум металлическим объектам, находившихся в воздухе над южной окраиной города. Однозначно ответить на вопрос не могу…
      Далее описан еще один эпизод, который лично у меня вызывает неоднозначную оценку. Думается, что он был введен специально, чтобы отметить доблесть фараона, в одиночку поставившего город на колени:
      «Проследовал его величество на своей боевой упряжке в Хашабу. Был он один, никого с ним не было. Спустя короткое время прибыл он оттуда, причем привел он 16 знатных сирийцев, которые находились по бокам его боевой колесницы. 20 отрубленных рук висели на лбу его лошади, 60 быков гнал он перед собой. Был предложен мир его величеству этим городом».
      Итак, мы видим, что фараон вернулся из Хашибы с заложниками и быками. Для заключения мира более достаточно, учитывая скромную добычу первых дней похода. Но, отдельно указывается, что на голове его лошади болталось 20 отрубленных рук. Из этого можно заключить, что:
      1.       Боевая упряжка состояла из одной лошади, в отличие от двух, впряженных в боевую колесницу.
      2.       Количество убитых фараоном людей во время «визита» в Хашибу составило от 10 до 20 человек, в зависимости от количества отрубленных рук одного убитого. Хотя в дальнейшем мы увидим, что среди военной добычи будет упоминаться нечетное количество рук, т.е. с известной степенью вероятности можно предположить, что у мертвого врага отрубалась одна рука и, таким образом, штурм Хашибы обошелся городу в 20 убитых.
      3.       Если фараон выехал один в город и подвергся там нападению, даже уничтожив нападавших, сомнительно, что после такого демарша он принял бы мир от города.
      4.       Вероятней всего, город был взят после скорого штурма с малым количеством жертв.
      5.       Довольно странно, что после добровольной капитуляции таких городов, как Кадеш, который стал камнем преткновения в борьбе за Сирию ведущих держав региона при Тутмосе III, менее укрепленная Хашиба решилась на сопротивление. По всей вероятности, ситуация радикально изменилась и это вызвало решение Аменхотепа о возвращении в Мемфис. И не последнюю роль в этом сыграло задержание гонца из Митанни:
      «Вот отправился его величество к югу через долину Шарона. Встретил он гонца правителя Нахарины с письмом на глиняной табличке, которая висела на его шее. Его величество захватил его в плен и вел у бока своей боевой колесницы. Выступил его величество из лагеря в Египет на боевой упряжке. Знатный сириец-военнопленный был на боевой упряжке один с ним».
      Итак, мы видим, что письмо правителя Митанни написано на глиняной табличке, т.е. клинописью и адресовано тому, кто мог его прочитать. Учитывая, что ранее войска Митанни были разбиты Аменхотепом, можно предположить, что в табличке речь шла о создании антиегипетской коалиции. Причем, то, что ее вез знатный сириец, говорит о свершившемся факте создания такой коалиции в Вашшукканни, митаннийской столице. Куда направлялся сириец, представить несложно – Кадеш, который со времен отца Аменхотепа, Тутмоса III, возглавлял антиегипетские союзы. В частности, после смерти Хатшепсут в 1468 г. до н.э. Тутмос выступил в поход против коалиции «330 правителей» во главе с царем Кадеша, за которым стояло набирающее мощь Митанни. После 7-ми месячной осады пал Мегиддо, но Митанни осталось несломленной и в 1468-1448 гг. Тутмос III был вынужден совершить не менее 15 походов в Азию, дважды осаждал Кадеш, но взять не смог. Его сыну удалось это сделать без боя, по всей видимости, правитель Кадеша ждал вестей из Митанни о планируемой военной помощи. Поняв, что ему могут нанести удар в спину, Аменхотеп принимает решение о возвращении в Египет. Причем, как видим, отступал он довольно быстро, если пересадил знатного сирийца к себе на колесницу. Обращает на себя внимание, что статус сирийца меняется на военнопленного, т.е. Кадеш более не воспринимается, как дружественный город.
      «Достиг его величество Мемфиса…Перечень его добычи: знатных сирийцев - 550, их жен – 240, хананейцев – 640, сыновей правителей - 232, дочерей правителей – 323, наложниц правителей всех чужеземных стран вместе с их украшениями из серебра и золота, которые они носили, всего - 2255. Лошадей - 820, боевых колесниц – 730 вместе со всем их боевым снаряжением».

      Насколько видно из перечня военной добычи Аменхотепа после первого сирийского похода, в основном ее составили богатые и знатные заложники, лошади и боевые колесницы. Это может свидетельствовать как о поспешности отступления в Египет, так и об особенностях внешней политики египетских царей. которые наряду с непосредственным покорением земель практиковали захват в заложники представителей правящих династий для обеспечения их лояльности. После второго похода в Сирию спустя 2 года, его добыча была более весома. Но Аменхотепу II (1438-1412 гг. до н.э), несмотря на победные реляции, пришлось признать в 1429 г. до н.э. верховенство митаннийского царя Сауссадаттара над Сирией и Северной Финикией.

    • Recueil des historiens des croisades
      Автор: hoplit
      Recueil des historiens des croisades.
      Assises de Jérusalem
      1. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome premier.
      2. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome II.
       
      Historiens occidentaux.
      1. Historiens occidentaux I-1
      2. Historiens occidentaux I-2
      3. Historiens occidentaux II
      4. Historiens occidentaux III
      5. Historiens occidentaux IV
      6. Historiens occidentaux V
       
      Historiens orientaux
      1. Historiens orientaux I
      2. Historiens orientaux II-1
      3. Historiens orientaux II-2
      4. Historiens orientaux III
      5. Historiens orientaux IV
      6. Historiens orientaux V
       
      Historiens grecs
      1. Historiens grecs I
      2. Historiens grecs II
       
      Documents arméniens
      1. Documents arméniens I
      2. Documents arméniens II
    • Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries.
      Автор: hoplit
      Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries
      Haythono. Liber historiarum partium Orientis.
    • Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды
      Автор: Saygo
      Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды // История, экономика и культура средневековых тюрко-татарских государств Западной Сибири. - Курган: Изд-во гос. ун-та, 2017. - С.3-9.
    • Генуэзская Газария и Золотая Орда
      Автор: Saygo
      Генуэзская Газария и Золотая Орда // Сб. науч. статей под редакцией С. Г. Бочарова и А. Г. Ситдикова. - Казань - Симферополь - Кишинев, 2015. - 711 с.
      ISBN 978-9975-4272-8-9
      Содержание
      ПРЕДИСЛОВИЕ
      С. Г. Бочаров (Симферополь, Крым), А. Г. Ситдиков (Казань, Россия)Предисловие 13
      ГЕНУЭЗСКАЯ ГАЗАРИЯ
      Н. Д. Руссев (Кишинёв, Молдова)
      Два варианта городской истории средневекового Причерноморья — Белгород и Олешье 19
      А. Г. Еманов (Тюмень, Россия)
      Дж. Каталано из Солдайи первой четверти XV века: эпиграфический экзерсис 39
      С. Г. Бочаров (Симферополь, Крым)
      Генуэзский замок Калиера 47
      В. Л. Мыц (Санкт-Петербург, Россия)
      «Крымский поход» Тимура в 1395 г.: историографический конфуз, или археология против историографической традиции 99
      И. Б. Тесленко (Симферополь, Крым)
      Пифосы из археологических комплексов Таврики XIV—XV вв. 125
      ЗОЛОТАЯ ОРДА
      О. В. Кузнецова (Алматы, Казахстан)
      Поливная керамика Сарайчика 167
      Е. М. Пигарёв (Астрахань, Россия)
      Памятники золотоордынской эпохи на территории Астраханской области 181
      Л. В. Яворская (Москва, Россия)
      Процессы урбанизации и динамика мясного потребления в средневековых городах Поволжья (по археозоологическим материалам) 197
      О. А. Ильина (Камышин, Россия)
      Вопросы исторической топографии и хронологии золотоордынских городов Нижневолжского Правобережья 207
      Д. А. Кубанкин (Саратов, Россия)
      Историческая топография Увекского городища 243
      К. А. Руденко (Казань, Россия)
      Памятники эпохи Золотой Орды на Средней Волге (Булгарский улус Золотой Орды) 255
      А. Г. Ситдиков (Казань, Россия)
      Казань в эпоху Золотой Орды 365
      А. Ю. Зеленеев (Йошкар-Ола, Россия)
      Расселение мордвы: её этническая и политическая история в XIII—XV вв 377
      А. Н. Масловский (Азов, Россия)
      Заметки по топографии золотоордынского города Азака 383
      Э. Е. Кравченко (Донецк, Украина)
      Памятники золотоордынского времени в степях между Днепром и Доном 411
      М. В. Ельников (Запорожье, Украина)
      Памятники золотоордынского периода в Нижнем Поднепровье 479
      В. П. Кирилко (Симферополь, Крым)
      Строительная периодизация т. н. мечети Узбека в Старом Крыму 509
      Г. С. Богуславский (Одесса, Украина)
      Эпоха Улуса Джучи в Северо-Западном Причерноморье и город Акджа Керман 559
      ВИЗАНТИЯ ПОСЛЕ ВИЗАНТИИ
      И. В. Волков (Москва, Россия)
      Два надгробных камня из Музея-заповедника «Херсонес Таврический» 573
      И. В. Волков (Москва, Россия)
      Турецкая карта Черного и Азовского морей из собрания Государственного Исторического музея 577
      ПУБЛИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ
      И. В. Волков (Москва, Россия)
      Путешествие Иосафата Барбаро в Персию в 1473—1478 гг. (текст, перевод, комментарий) 605
      ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
      Список сокращений 693