Sign in to follow this  
Followers 0

Минос: реальность мифа

   (0 reviews)

Неметон

Вопрос происхождения Миноса трактуется в греческой традиции однозначно. По свидетельству Диодора: «Они (Минос, Радамант и Сарпедон) …родились от Зевса и дочери Агенора, Европы, которая, как говорят, по определению богов была привезена на о. Крит на быке». У Геродота мы находим упоминание персидской версии о том, что «какие-то эллины (имя они не могут назвать) прибыли в Тир Финикийский и похитили царскую дочь Европу. Должно быть, это были критяне».

pohishhenie_evropyi.jpg.bf0071ca9b61728e

Таким образом, в классической традиции начало династии Миносов было положено после того, как из финикийского Тира была похищена дочь царя Агенора и вывезена на Крит. Причем, как свидетельствует Геродот, это произошло в период царствования Астерия, праправнука Девкалиона: «Тектам, сын Дора, сына Эллина, сына Девкалиона, приплыв вместе с эолийцами и пеласгами на о. Крит, воцарился там. Взяв в жены дочь Крита, он родил Астерия. В его царствование, как говорят, Зевс похитил у финикийцев Европу и привез ее на быке. От него родились Минос, Радамант и Сарпедон. После этого на Европе женился царь Крита Астерий. Будучи бездетным, он усыновил детей Зевса и сделал их наследниками своего царства».

Naselenie_Krita.png.c618838b6cccc01fa234

Следует отметить, что по другим источникам, Тектам был женат на дочери Крефея, сына Эола (брат Дора, отца Тектама), т.е на двоюродной сестре – эолийке. Отсюда, видимо, упоминание Геродотом того, что Тектам приплыл на Крит с эолийцами. По Диодору, Тектам прибыл на Крит во главе дорийцев и ахейцев: «Третье племя, вторгшееся на остров, были, как говорят, дорийцы, прибывшие под предводительством Тектама, сына Дора. Говорят, что этот народ составился в значительной части из тех, кто жил в области Олимпа, и частью из ахейцев, живших в Лаконии...». Первые два племени, населявшие Крит, согласно Диодору, этеокритяне, т.е коренное население и пеласги, пришедшие на Крит до Тектама: «первыми жителями Крита были этеокриты, которых считают основным и коренным населением этого острова. После этого, спустя много поколений, прибыли на остров пеласги, народ, непрерывно воевавший и менявший место своего жительства; пеласги заселили часть острова».

Елена, описывая Приаму ахейских вождей, осаждающих Трою, указала на Идоменея:

Там, среди критских дружин, возвышается, богу подобный,

Идоменей, и при нем предводители критян толпятся.

Часто героя сего Менелай угощал дружелюбно

В нашем доме, когда приходил он из славного Крита.

Родословная Идоменея известна по свидетельству Диодора: «У Миноса, говорят, были сыновья Девкалион и Мелон, а у Девкалиона – Идоменей, и у Мелона – Мерион. Они во главе восьмидесяти кораблей участвовали в походе Агамемнона против Илиона, вернулись на родину, спокойно умерли и удостоились священного погребения и бессмертной славы».

Данные сведения находят подтверждение у Гомера в Илиаде:

 Был воеводою Идоменей, знаменитый копейщик,

И Мерион, Эниалию равный, губителю смертных;

Осмьдесят черных судов принеслося под критской дружиной.

Гомер также подчеркивает уважительное отношение к Идоменею Агамемнона,

Их усмотревши, наполнился радостью царь Агамемнон

И предводителя критян приветствовал ласковой речью:

“Идоменей, тебя среди сонма героев ахейских

Чествую выше я всех, как в боях и деяниях прочих,

Так и на празднествах наших…

И Атриду ответствовал критских мужей воевода:

“Славный Атрид, неизменно твоим я остануся другом,

 Верным всегда, как и прежде тебе обещал я и клялся.

Т.о. Согласно Гомеру, царь Крита предводительствовал внушительным флотом (80 судов), был частым гостем во дворце Менелая в Спарте, уважаем микенским царем Агамемноном и принес ему клятву верности.  Т.о, к 1220г до н.э, началу Троянской войны, Крит находился в подчиненном положении к Микенам.

Геродот писал, что «Через три поколения после смерти Миноса разразилась Троянская война, когда критяне оказались верными союзниками и мстителями Менелая. Минос, согласно Диодору «достиг большой славы за свою храбрость и справедливость и расстался с жизнью во время своего похода в Сицилию против Кокала» (сицилийский царь Камика, его дочери убили Миноса). По легенде, в переложении Геродота, «Минос в поисках Дедала прибыл в Сиканию (Сикелия, Сицилия) …и в течение пяти лет осаждали город Камик, где в мое время жили акрагантинцы. Однако они не могли ни взять города, ни оставаться дольше в стране, страдая от голода, и в конце концов отплыли домой».

Можно предположить, что осада Камика началась ок. 1300 г до н.э., и закончилась со смертью Миноса приблизительно в 1295г до н.э. Т.о, смерть Миноса – это рубежная дата, окончание Позднеминойского II периода (1450-1300гг до н.э) и начало Позднеминойского III периода (1300-1100гг до н.э). После его смерти начинается ахейское переселение, в результате которого новые династы-ахейцы «включились» в родословную Миносов. Неслучайно, нам мой взгляд, Диодор писал о том, что Минос имел сына Девкалиона, тезку легендарного Девкалиона, по Геродоту, прадедушки Тектама. Родословная ахейских и дорийских переселенцев таким образом, слилась в единое целое. Но, право на царствование нужно обосновать. Не этим ли вызвано похищение Европы? Но об этом ниже. Пока вернемся к Миносу. Геродот писал, что «эта женщина Европа происходит из Азии и никогда не приходила в ту землю, которая теперь у эллинов называется Европой. Она прибыла из Финикии только на Крит, а с Крита — в Ликию». Что стало причиной ее отъезда в Ликию Европы? И почему она нем вернулась в Тир, к отцу? Возможные ответы могут быть получены при рассмотрении путешествий ее братьев, отправленных Агенором на ее поиски. Но это предмет отдельного рассмотрения. Пока же очевидно, что Крит на какое-то время был ввергнут во внутридинастическую борьбу за власть между Миносом и Сарпедоном.

Геродот писал, что «Ликийцы издревле происходят с Крита, на котором первоначально жили варвары. Там некогда поссорились между собой из-за царской власти сыновья Европы: Сарпедон и Минос. Минос…изгнал Сарпедона и его соумышленников. Изгнанники прибыли в Азию, в землю Милиады. Страна, которую населяют теперь ликийцы, была в древности Милиадой».

Видимо, Сарпедон располагал достаточными военными силами, чтобы завоевать Милиаду. Довольно странно для изгнанника, потерпевшего поражение в борьбе за власть…Диодор вносит уточнение: «Сарпедон…переправился с военной силой в Азию и покорил там область Ликии». Т.е, Сарпедон со своей матерью Европой и достаточными силами для утверждения в Азии, переправился с Крита и, как свидетельствует Геродот, «пока царем изгнанников был Сарпедон, они сохраняли свое имя — термилов, принесенное с Крита, как еще и поныне соседи называют ликийцев. Когда же к Сарпедону в страну термилов прибыл из Афин Лик, сын Пандиона, также изгнанный своим братом Эгеем, то они с течением времени стали называться по его имени ликийцами. Обычаи их частью критские, частью карийские. Есть, впрочем, у них один особенный обычай, какого не найдешь больше нигде: они называют себя по матери, а не по отцу. Если кто-нибудь спросит ликийца о его происхождении, тот назовет имя своей матери и перечислит ее предков по материнской линии. И если женщина-гражданка сойдется с рабом, то дети ее признаются свободнорожденными. Напротив, если гражданин — будь он даже самый влиятельный среди них — возьмет в жены чужестранку или наложницу, то дети не имеют прав гражданства».

Беглый афинянин является братом Эгея, отца Тесея, убийцы Минотавра, впоследствии женившегося на дочери Миноса Федре по инициативе сына Миноса Девкалиона. Сам Эгей был женат на Медее до своей смерти (т.е до отъезда Тесея на Крит), племяннице супруги Миноса Пасифаи, Какой вывод напрашивается?

Диодор писал, что «Власть его (Сарпедона) в Ликии унаследовал его сын Евандр, который женился на дочери Беллерофонта Лаодамии и имел от нее сына Сарпедона, который участвовал вместе с Агамемноном в походе против Трои. (или, по свидетельству Гомера, умер от раны, нанесенной Тлиполемом Гераклидом, как союзник троянцев). В данном случае, свидетельство Гомера представляется более логичным. Сложно представить, чтобы внук Миноса Идоменей и внук Сарпедона были в одном лагере. Тем более, что Радамант, опасности для Миноса не представлял, но тоже был вынужден иммигрировать, т.к, по свидетельству Диодора, «Достигнув больших успехов в своем могуществе и деля царскую власть с братом Радамантом, он (Минос) стал завидовать ему из-за славы о его справедливости. Желая устранить его со своего пути, он послал его в отдаленнейшие области своей обширной державы. Проживая на островах, обращенных к Ионии и Карии, Радамант побудил Эритра основать в Азии город, получивший название от его имени, а Энопиона, сына Ариадны, дочери Миноса, поставил во главе острова Хиоса».

Это можно рассматривать, как свидетельство колонизации критянами Киклад Хиоса, основании Эритреи. Причем, Энопион – сын Тесея и Ариадны, т.е можнот представить, что о. Наксос, где Тесей оставил Ариадну, также находился под властью Радаманта. Кроме того, в греческой традиции довольнот противоречивая информация о Карии, карийском населении Кикладского архипелага и специфике их отношений с Миносом. По свидетельству Геродота, «Карийцы… Первоначально они были подвластны Миносу, назывались лелегами и занимали острова; не платили они, однако, никогда дани…они поставляли экипаж для кораблей всякий раз, когда требовал того Минос".

Т.е, до переселения на материк карийцы являлись автохтонами островов и назывались лелегами. Своим эпонимом они имели Лелега, согласно мифологии, родного брата Агенора, т.е двоюродного деда Миноса. Возможно, родственные племенные связи и позволяли им не платить дань и поставлять моряков для военно-морского флота Крита?

Иного мнения придерживался Фукидид: «Минос раньше всех приобрел себе флот, овладел большей частью моря, которое называется теперь Эллинским (Эгейское), достиг господства над Кикладскими островами и первый заселил большую часть их колониями… изгнал карийцев и посадил правителями собственных сыновей», а также «очистил острова от разбойников и тогда же заселил большинство их колонистами». Диодор также писал о колонизации Киклад: «критский Минос…вывел много колоний с острова Крит и заселил большинство Кикладских островов, поделив земли между их жителями –земледельцами».

Итак, карийцы либо были изгнаны, либо подвластны Миносу до начала Троянской войны, случившейся, по словам Диодора, через три поколения после смерти Миноса. Тем более странно выглядит его заключение о том, что «После падения Трои усилились в своем могуществе карийцы и захватили власть на море; они покорили также и Кикладские острова. Некоторые из них они присвоили себе, изгнав оттуда проживавших там критян, другими они стали владеть на равных правах с заселявшими их первоначально критянами. Впоследствии, когда усилились эллины, большинство Кикладских островов попало под их власть, варварское племя карийцев было с этих островов изгнано». С точностью дот наоборот! Возможно, что столь противоречивое свидетельство вызвано тем, что в условиях общего ослабления Крита и ахейских государств, вызванных дорийским вторжением и, возможно, эпидемией и голодом, последовавшими за войной в Малой Азии, карийцы, используя слабость Крита вновь захватили острова для создания своих пиратских баз? Как свидетельствует Геродот,  «…Много времени спустя карийцев вытеснили с островов дорийцы и ионийцы …они перешли на материк».

Так кто кого вытеснил с Киклад? Критяне карийцев до Троянской войны, или карийцы критян – после?

Известно, что «Минос, как старший, царствовал на острове и основал на нем много городов; из них самые выдающиеся три города: Кносс на том берегу острова, который обращен к Азии, Фест на море, обращенный к югу, и Кидония, в части острова, направленной на запад, против Пелопоннеса. Минос установил также немало законов для критян, утверждая, что он заимствовал их у самого отца своего Зевса, приходящего для беседы с ним в одну пещеру (видимо ту, в которой Рея тайно родила Зевса, чтобы его не поглотил отец, Крон). Создал он и сильный морской флот, подчинил себе много островов и первым из эллинов основал морскую державу».

«А после возвращения из-под Трои на острове начались голод и мор людей и скота, пока Крит вторично не опустел; теперь же на острове живет уже третье критское население вместе с остатками прежних жителей».

После 1210г до н.э на Крите начинается голод и мор. Возможно, эпидемия имела малоазийское происхождение и была привнесена воинами, вернувшимися из-под Трои. Три поколения после Миноса – это период после смерти Идоменея, внука Миноса (по Диодору), когда «на опустевший Крит, как рассказывают пресии, переселились другие народности, главным образом эллины». На вопрос, кем были эти «эллины» он отвечает так: «когда после возвращения гераклидов, аргосцы и спартанцы стали выводить колонии, они основали их на некоторых других островах, а также захватили несколько городов на о. Крит и поселились в них».

Речь идет о т.н. «возвращении Гераклидов», которые через 80 лет после падения Трои (т.е ок. 1130 г до н.э), вернулись с людьми, говорящими по-дорийски, сблизившись с ними во время изгнания в Северной Греции. Геродот писал, что Гераклиды осознавали, что не являлись дорийцами, хотя были царями Спарты. Если дорийцы в этническом и языковом смысле были близки ахейцам, что позволило их потомкам позднее создать общий народ — эллинов, то вопрос о том, кем были Гераклиды, недостаточно ясен. Из свидетельства «отца истории» видно, что Гераклиды после ухода из Аргоса и гибели Гилла, нашли пристанище в Аттике и совместно с афинянами нанесли поражение войскам Эврисфея, что позволили Атридам стать новыми династами Микен, несмотря на то, что Гераклиды также являлись Персеидами, с одной стороны, и родственниками Пелопидов, с другой. (Позднее, уже в Лаконии, Гераклиды породнились с династией Кадма, сына Агенора, через брак Аристодема и Аргии.) О фактической колонизации Киклад свидетельствует экспедиция Феры, который вместе с минийцами высадился на Санторине после эвакуации из Спарты вследствие захвата власти дорийцами. Т.о. финальная точка заселения Крита была поставлена после 1130г до н.э.

Следует отметить ключевое, на мой взгляд, значение Аргоса в вопросе о похищении Европы. Геродот писал: «По словам сведущих среди персов людей, виновниками раздоров между эллинами и варварами были финикияне. Последние прибыли от так называемого Красного моря к Нашему морю и поселились в стране, где и теперь еще живут. Финикияне тотчас же пустились в дальние морские путешествия. Перевозя египетские и ассирийские товары во многие страны, они, между прочим, прибыли и в Аргос. Аргос же в те времена был самым значительным городом в стране, которая теперь называется Элладой. Когда финикияне прибыли как раз в упомянутый Аргос, то выставили свой товар на продажу. На пятый или шестой день по их прибытии, когда почти все товары уже были распроданы, на берег моря среди многих других женщин пришла и царская дочь. Ее имя было Ио, дочь Инаха; так же называют ее и эллины. Женщины стояли на корме корабля и покупали наиболее приглянувшиеся им товары. Тогда финикияне по данному знаку набросились на женщин. Большая часть женщин, впрочем, спаслась бегством, Ио же с несколькими другими они успели захватить. Финикияне втащили женщин на корабль и затем поспешно отплыли в Египет. Так-то, говорят персы, Ио попала в Египет».

Minos_rodoslovnaya.thumb.png.2c4818fd57c

Т.о, в версии Геродота похищение Европы было ответом на похищение Ио из Аргоса, т.е произошло позже, но, случаен ли выбор похищенной? И почему была похищена именно дочь Агенора? Обратимся к мифологии, согласно которой в Египте Ио родила Эпафа, который, позднее, в браке с дочерью Нила Мемфидой произвел на свет Ливию, которая в браке с Посейдоном родила сыновей Бела, Агенора и Лелега (по некоторым данным). Т.о, Европа – праправнучка Ио, похищенной в Аргосе, согласно мифологии. Случайно ли совпадение генеалогии?

Эллины же передают это иначе. Событие это послужило первой причиной вражды. Этим (похищением Европы) они только отплатили финикиянам за их проступок.

Важным представляется также, что Крефей является основателем Иолка и отцом Эсона, чей внук Ясон отправился за золотым руном в Колхиду, что послужило, на взгляд персов, причиной последующих обид на эллинов. «На военном корабле они прибыли в Эю в Колхиде и к устью реки Фасиса. Завершив там все дела, ради которых прибыли, эллины затем похитили царскую дочь Медею. Царь колхов отправил тогда в Элладу посланца с требованием пени за похищенную и возвращения дочери. Эллины, однако, дали такой ответ: так как они сами не получили пени за похищение аргивянки Ио, то и царю ничего не дадут».

Genealogiya_Geliosa.thumb.png.4169c2250e

Геродот датирует начало Троянской войны периодом после третьего поколения со дня смерти Миноса. Поход Ясона в Колхиду состоялся за поколение до похода на Илион. Т.о, современником Атрея, царствовавшего в Микенах являлся отец Идоменея, Девкалион, о котором известно, что он выдал замуж за Тесея свою сестру Федру, тем самым покончив с афинско-критской враждой. Но какой это был Минос? Тот ли самый, который проложил начало династии Миносов нам Крите? Геродот пишет: «Минос принял власть и оставил после себя сына Ликаста. Последний, приняв власть, родил сына Миноса второго, которого некоторые считают сыном Зевса. Этот Минос первым из всех греков создал выдающийся морской флот и захватил власть над морем. Взяв в жены Пасифаю, дочь Гелиоса и Криты, он родил Девкалиона, Катрея, Андрогея и Ариадну…»

Третья, финикийская, версия, приведенная Геродотом, заключается в том, что «они вовсе не увозили Ио насильно в Египет, так как она уже в Аргосе вступила в любовную связь с хозяином корабля. Когда же почувствовала себя беременной, то от стыда перед родителями добровольно уехала с финикиянами, чтобы скрыть свой позор».

Понятно стремление финикийцев представить похищение, как добровольное бегство аргивянской принцессы, вступившей во внебрачную связь с чужеземцем, чтобы не платить выкуп за, по-сути, преступление. Здесь следует упомянуть, что похищение финикийцами женщин носило не единичный характер. Известен факт похищения двух фиванских жриц, упомянутый Геродотом по рассказам самих египтян:

«О прорицалищах в Элладе и о ливийском оракуле рассказывают в Египте вот что. Жрецы Зевса в Фивах рассказывали мне, что две женщины, жрицы из Фив, были увезены финикиянами и одна из них, как узнали, была продана в Ливию, а другая – в Элладу. Эти-то женщины и положили основание первым оракулам у упомянутых народов». Так, по легенде, возникло святилище в Додоне. которое существовало в Эпире задолго до вторжения греческих племен и было, по всей видимости, святилищем пеласгов. Именно в Додону бежала Ио, преследуемая Герой за связь с Зевсом. По преданию, святилище возродил Девкалион после потопа...

Подводя итоги, согласно мифологии, можно предположить следующее:

1.      Первоначально, население Крита состояло из этеокритян и мигрировавших на остров пеласгов, второй волны завоевателей. Легендарная династия этеокритских царей-Миносов ликвидировала пиратство на Кикладских островах и обложив данью прибрежные территории материковой Греции, вынудили карийцев (известных как лелегов), частью мигрировать в Малую Азию, частью смешаться с колонистами-критянами и поступить на службу в своем флоте, т.е взяли пиратские общины под контроль. После извержения на Санторине начинается постепенный упадок минойского владычества, вылившийся во вторжение на остров ахейцев и установлении новой критской династии, ахейской, взявшей себе титулатуру Миносов и, впоследствии, соединившись в преданиях, через Тектама, вторгшегося с ахейцами, дорийцами и эолийцами на Крит. Его внук, Минос-второй, являлся сыном финикиянки Европы и основателем новой, ахейской династии Миносов, тем самым Миносом, отцом Минотавра, по преданию.

2.      Эпизоды с похищением Европы критянами-ахейцами из Тира и Медеи из Колхиды имеют тесную связь, т.к жена Миноса Пасифая приходится теткой Медее. Возможно, это имеет значение также и потому, что в версии Геродота, похищение Европы было ответом на похищение Ио, дочери Инаха, царя и основателя Аргоса, финикийцами. Согласно мифологии, в Египте Ио родила Эпафа, который, позднее, в браке с дочерью Нила Мемфидой произвел на свет Ливию, родившей в браке с Посейдоном родила Бела, Агенора и Лелега (по некоторым данным). Т.о, Европа – праправнучка Ио, похищенной в Аргосе, согласно мифологии. Случайно ли совпадение генеалогии?

3.      Известно, что главной целью экспедиции Ясона в Колхиду явилось золотое руно, которое требовал от него царь Иолка, узурпировавший власть после Эсона, как знака царской власти. Аналогичный сюжет, где руно фигурирует в этом же качестве, известен по событиям, развернувшимся в Микенах во время борьбы за власть между Пелопидами, в результате которой новыми династами Микен стали Атриды, организовавшие поход на Трою. Состав участников экспедиции Ясона, по-сути, представлявших лучших сынов различных частей Греции, позволяет воспринимать Колхидский поход, как предтечу Троянского похода объединенных сил ахейцев под руководством Агамемнона. Известно, что аргонавты побывали на Лемносе за поколение до Троянской войны, в период, когда в Микенах царствовал Атрей (1223-1216/1207 гг. до н. э.) и что Ясон вступил в связь с царицей Лемноса Гипсипилой, дочерью Фоанта, от которой родился сын Евней, бывший царем Лемноса во время Троянской войны и, согласно Гомеру, на десятый год осады Трои посылавший ахейцам корабли с вином. (Ясон вел происхождение от царя Орхомена Миния, был внуком его дочери Климены и сыном Алкимеды и царя Иолка Эсона, т.е, имел минийское происхождение по линии матери и эолийское по линии отца). Похищение колхидской принцессы Медеи Ясоном, также представляется неслучайным. Если рассмотреть мифологическую родословную, то выясняется, что отец Медеи Ээт является братом Пасифаи, супруги Миноса, матери Минотавра. Медея прибыла в Иолк с Ясоном, который приходился внуком Крефею, дочь которого была женой Тектама до вторжения нам Крит.

4.      Противостояние на Крите, закончившееся установлением единоличной власти Миноса, закончилось вынужденной миграцией части коренного населения Крита в Ликию и созданием колонии в Милете. В Ликии утверждается династия Сарпедона, которая смешалась с беглыми афинскими переселенцами во главе с Ликом, потерпевшего поражение в борьбе за власть с Эгеем, отцом Тесея, в Афинах, и породила народ ликийцев, т.е ликийцы – это критяне и ионийцы (согласно мифологии). На материковой части Греции идет борьба за власть между местными династами. Символом власти являлось либо золотое руно, либо золотой барашек (возможно, некая чаша с его изображением). Его значимость показана на примере экспедиция Ясона в Колхиду во времена борьбы за власть в Микенах между Пелопидами (Атреем и Фиестом), а похищение Медеи совпадает с периодом утверждения власти Эгея в Афинах, подконтрольных Криту. С гибелью Эгея и гибелью Миноса на Сицилии Тесей и сын Миноса Девкалион заключают союз, скрепляя его династическим браком Тесея с Федрой, дочерью Миноса. Т.е. события, описанные в мифах, о походе аргонавтов (за поколение до троянского похода) и гибель Миноса за три поколения до него, позволяет отнести события, описанные в мифе о Тесее и Минотавре к периоду за два поколения до Троянской войны. С этих позиций, поход Ясона за золотым руном (борьба за власть в Иолке) совпал по времени с царствованием Атрея в Микенах и утверждением Эгея в Афинах, т.е периодом прибытия Лика в Милиаду.

5.      К моменту утверждения в Микенах власти Агамемнона и подготовки Троянского похода, вызванным борьбой за торговые пути (или, возможно, местью за изгнание Пелопидов), Крит уже находился в тесных союзнических отношениях с материковой Грецией, что вылилось в участие критского царя Идоменея в едином ахейском походе против Трои во главе 80 кораблей. При этом, ликийский царь Сарпедон, внук Сарпедона, выступил на стороне троянцев (по Гомеру).

6.      После Троянской войны на Крите разразились эпидемия и голод (возможно, эпидемию привезли из Малой Азии критские воины, вернувшиеся из-под Трои). И четвертая волна завоевателей в лице колонистов из Аргоса и Спарты, спасавшихся от вторгшихся дорийцев и т.н. возвращения Гераклидов, высадилась практически на опустевшем острове. Вероятно, что карийцы, почувствовав слабость Крита, восстановили свое былое могущество на островах и лишились его только после того, как в регионе значительно усилились эллинские переселенцы – дорийцы и ионийцы, после чего карийцы окончательно переселились на материк, в Малую Азию.


1 person likes this
Sign in to follow this  
Followers 0


User Feedback

There are no reviews to display.




  • Categories

  • Files

  • Blog Entries

  • Similar Content

    • Потопы: споры богов
      By Неметон
      Огигов потоп, произошедший за за 260 лет до Девкалионова потопа (1533г до н.э) мифологически можно соотнести с правлением Инаха, легендарного основателя Аргоса и его сына Форонея. Инах являлся судьей в споре между Герой и Посейдоном за право владения страной, в результате которого Посейдон, по одной из версий, залил наводнением большую часть страны.  Это был период борьбы в Аттике, в которой эпоним потопа Огиг, будучи царем Элевсина, принял сторону титанов в борьбе с Зевсом и олимпийскими богами. Сын Инаха Фороней вытеснил из Арголиды тельхинов, мифических воспитателей Посейдона, владевших, кроме всего прочего, искусством изготовления статуй божеств (Известно, что Пирант, сын Аргоса, внук Форонея, унес статую Геры из грушевого дерева из Аргоса в Тиринф).

      Согласно Диодору Сицилийскому, тельхины, в преддверии потопа, покинули Крит (где именовались куретами) и расселились, частью, на Кипре, Родосе (где ими, по легенде, был воспитан Посейдон) и Ликии, а частью прибыли в Беотию, где, под именем тельхонов, основали храм Афины Тельхинии. На Самофракии известно существование особых жрецов-кабиров, участвоваших в ночных мистериях, которые Геродот относил к пеласгическому культу. По версии Страбона, общее количество куретов равнялось девяти, и они охраняли новорожденного Зевса на Крите. Кроме того, их отождествляли с фригийскими корибантами, предшественниками жрецов Кибелы (Реи), прибывшими из Бактрии или Колхиды. Обращает на себя внимание, что Медея, известная по мифу об аргонавтов, являлась жрицей Гекаты, богини колдовства (возможно фракийского происхождения) и ее дочерью. По одной из версий, Геката являлась дочерью Аристея, царя о. Кеос, отце Актеона (от дочери Кадма Автонои, одной из вакханок, растерзавших царя Фив Пенфея на склонах Киферона), разорванного своими 50 собаками также у Киферона (собаки – священное животное Гекаты) за то, что подглядывал за купающейся Артемидой (Гекатой). Возможно, здесь мы встречаем отголоски таинств, связанных с водой и наличием 50 жрицов и жриц божества, характерных для культа Матери богов. Упоминаемые в мифологии 50 юношей и девушек, отправившимися из Фригии с основателем Трои Илом, 50 сыновей и дочерей Даная и Египта, чей священный брак стал причиной массовой резни в Аргосе, 50 сыновей и дочерей Приама, потомка Ила, 50 сыновей и дочерей Ликаона в Аркадии – звенья одной цепи в повсеместном распространении древнего культа Матери богов.

      Жена Дардана Хриса принесла Дардану в качестве приданого священные изваяния божеств, а Дардан ввел их культ в Самофракии, но держал их истинные имена в тайне, основав сообщество жриц. Его сын Идей священные изваяния с Самофракии принес в Троаду и ввел поклонение Матери богов и ее мистерии. Учитывая, что согласно мифологии, Дардан выходец из Аркадии, то, вероятно, культ Матери богов на Самофракии действительно имел изначально пеласгическое происхождение.

      По совету царя Фригии Ил пошел за коровой и у холма Ата основал город Илион (аналогия с мифом о Кадме и создании Фив), но строить городские укрепления не стал. Когда был обозначен круг, который должен был стать границей города, Ил обратился с молитвой к Зевсу, чтобы тот явил знамение, и на следующее утро увидел перед своим шатром закопанный деревянный предмет, поросший травой – палладий. Ил воздвиг в цитадели храм, куда поместил изваяние, либо палладий упал в храм через отверстие в недостроенной крыше как раз в то место, которое для него готовили, или что после смерти Дардана его перенесли из Дардании в Илион   т.е опять на лицо традиция строительства города вокруг храма со статуей божества-хранителя (это также типично при основании колоний, в частности, финикийцами).
      Согласно мифологии, в период после Огигова потопа наблюдается миграция из района Аргоса в Египет. В первую очередь это касается истории Ио, дочери Иаса, сына Триопа, странствовавшей в образе коровы (спасаясь от преследования Геры) (аналогия с основанием Фив Кадмом и Трои Илом) и зачавшей от Зевса сына Эпафа, основателя Мемфиса. Известно также, что Апис, сына Форонея, отправился в Египет, где он стал Сераписом, т.е объединил в себе черты Аписа (быка) и Исиды, с которой иногда отождествляют Ио. Из Ливии Аргос, сын Форонея, привез ростки пшеницы в Аргос и основал храм Деметры. Т.о, Арголиду из-за потопа покинули не только тельхины, но и представители населения Аргоса. Возможно, Аттика также опустела, т.к согласно мифам, Колен вывел жителей Аттики в Мессению. Данный процесс происходил в течение 260 лет, разделявших Огигов и Девкалионов потоп.
      К моменту начала Девкалионова потопа в Аркадии, царствовал Ликаон, сын Пеласга (автохтонга Аркадии), который оскорбил богов подачей на пиру человеческого мяса, и был наказан Зевсом, наславшим второй потоп, известный, как Девкалионов. Интересна аналогия с Танталом, который подал богам мясо сына Пелопа, и Атрея, сына Пелопа, который подал брату Фиесту мясо его детей. Возможно, этот обычай был широко распространен от Фригии, откуда ведут свой род Пелопиды).
      Современниками происходящих событий стали четыре поколения аргосских царей, среди которых цари Аргоса Форбант, Триоп, Агенор, Кротоп и цари Аттики – Актей, Кекроп, Кранай. Согласно Диодору, Триоп колонизировал Родос, а его сын Агенор явился родоначальником коневодства в Арголиде Дочь его сына Кротопа Псамафа родила от Аполлона сына, который был разорван собаками (как и Актеон), за что Аполлон наслал на Аргос чуму. Современником Форбанта был Актей, тесть Кекропса, современника Триопа. Известно, что он был автохтоном, изображался в облике змея и приносил жертвы богам водой до того, как в обиход вошло вино, т.е до прихода Диониса. Ему приписывают строительство афинского Акрополя. Был судьей спора Посейдона и Афины за обладание Аттикой и первым, кто воздал почести Афине (возможная причина потопа). Кекроп, спасая населения Аттики от карийцев и беотийцев, основал 12-ти градие и первый воздал почести Зевсу как верховному богу, принося в качестве жертвы ячменные лепешки. Ему наследовал Кранай, на дочери которого был женат царь Фермопил Амфиктион, сын Девкалиона.
      После окончания Девкалионова потопа в Арголиду из Египта на 50-ти весельном судне, по пути посетив Родос, ранее колонизированный Триопом, возвращается Данай (правнук Ио). Затем, после прибытия в Арголиду 50 сыновей Эгипта и последовавшей за этим свадебной бойни, мигранты утверждаются на троне Аргоса посредством новой династии. (Существует версия, что Данай и Египт не правнуки Ио, а ее сыновья. В таком случае, это было возвращение вынужденных переселенцев домой, где их земли уже были захвачены пеласгами).

      Геланор (Пеласг), внук Кротопа, передает ему власть в Аргосе. В Аттике Амфитрион сверг Краная и захватил власть. Позднее был изгнан Эрихтонием, воспитанником дочерей Кекропа и Афины. Правнуки Даная (от Абанта (сына его дочери Гипермнестры и Линкея, выжившего сына Египта) и внучки Ликаона) Акрисий и Прет враждовали между собой, но в итоге Прет покинул Арголиду и отплыл в Ликию, откуда вернулся с войском и вынудил Акрисия разделить царство, получив Герейон (храм Геры), Тиринф и Мидею. В этот момент вокруг Тиринфа киклопы (которых привел из Ликии Прет) воздвигли стены. Внук Акрисия Персей, после убийства Медузы-Горгоны, осадил Аргос и когда Прет вышел на крепостную стену, показал ему ее голову. Прет окаменел. Персей становится царем Аргоса.
      Этот период совпадает с правлением Пандиона, сына Эрехтония, в чье царствование в Элевсин прибыла Деметра, а в Фивы – Дионис. Афинский царь Пандион ведет борьбу с царем Фив Лабдаком и его союзниками фракийцами. В материковую Грецию из Азии начинается проникновение культа Диониса, повлекшее за собой противостояние в Орхомене минийском (расправа над дочерями Миния), в Тиринфе (безумие дочерей Прета). Афамант, сын Эола, воспитатель Диониса в Беотии, был изгнан за убийство сына в припадке безумия (насланного Герой) и сын Миния Андрей выделил ему земли у Орхомена (Афамантия). Его дети Фрикс и Гела бежали в Колхиду (видимо из-за внутренних междоусобиц между наследниками). Этот также можно расценить, как сопротивление местных, культов проникновению новых, малоазийских. Стоит отметить, что Дионис, по возвращении из Индии, преследовал амазонок вплоть до Эфеса (часть их бежала на Самос), покровительница которых Артемида часто отождествляется с Гекатой. Во Фригии Рея (Кибела) посвятила его в свои таинства, и он вторгся во Фракию, где царь эдонов Ликург, оказав ему сопротивление, был лишен рассудка Реей и умерщвлен своими соплеменниками. В Орхомене и Тиринфе наблюдались массовые безумства (дочери Миния и Прета) и гибель людей (Пенфей) от рук вакханок. Из Беотии Дионис отплыл на Икарию и затем Наксос, где, будучи захвачен тирренскими пиратами, он встретил Ариадну (дочь царя Крита Миноса), оставленную Тесеем и женился на ней. В Аргосе Персей вначале также воспротивился Дионису, но, в итоге (видимо, опасаясь безумств), поставил храм.

      Персей отправился за головой Медузы Горгоны в период прибытия в Пису Пелопа (участвовал в споре за руку дочери царя Писы Эномая) и царствования в Аргосе своего деда Акрисия. Возвращаясь на о. Серифос (Сериф), где его мать Даная находилась в руках правнука Фрикса Полидекта, в районе Яффы (Средиземное море) он спасает Андромеду от морского чудовища. Возможно, отражает набег народов моря, как и Геракл впоследствии спасет в Трое Гесиону. После смерти Акрисия Персей становится царем Тиринфа, укрепляет Мидею и основывает Микены. Его сыновья Алкей и Сфенел были женаты на дочерях Пелопа.
      Т.о, Геракл вел происхождение от Амфитриона, сына Алкея и Астидамии, дочери Пелопа, с одной стороны, и, с другой, от Алкмены, дочери брата Алкея Электриона и Анаксо, дочери Алкея, т.е являлся потомком Пелопидов и Персеидов. Его родословную можно возвести к фригийскому Танталу и аргосскому Данаю, а через него к Ио. После смерти Персея и Пелопа Сфенел выделил землю Атрею (Мидею), либо Еврисфей оставил Микены для правления, отправляясь в поход в Аттику, где был убит Гиллом, сыном Геракла.
      В правление отца Лабдака (противника царя Афин Пандеона) Полидора, сына основателя Фив Кадма, брата матери Диониса Семелы, с неба упал деревянный чурбак, который он отделал медью и назвал Дионисом Кадмом.  Возможно, что изгнание Полидора было итогом создания культовой статуи Диониса, т.к Пенфей не признавал Диониса богом. Сын Лабдака Лай, изгнанный из Фив узурпаторами Зетом и Амфионом (укрепили Фивы стенами и вратами, названными в честь семи дочерей Амфиона), находит прибежище у Пелопа в Писатиде, куда он переселился из Малой Азии, вытесненный Илом, основателем Трои (при осаде Трои его кости были доставлены из Писы). После смерти Амфиона воцарился в Фивах и позднее был убит Эдипом. Эдип, разгадав загадку Сфинкса, освободил Фивы и стал царем, но потом, за убийство отца, в Фивах разразилась чума, и Эдип покинул город.
      Гераклиды смешались с дорийцами Гестиеотиды (усыновление Гилла царем Эгимием). Несмотря на предупреждение дельфийского оракула не возвращаться в Пелопоннес в течение трех поколений, Гилл вторгся в Пелопоннес и у Истма был убит в бою с царем Аркадии и Тегеи Эхемом, после чего Гераклиды обещали не возвращаться в течение ста лет. (По другой версии, сразу после победы над Еврисфеем Гераклиды встретили войско Атрея. У Истма противники стали станом, и состоялся поединок Гилла и Эхема на границе Мегариды и Коринфики). Эхем -  в списке аргонавтов, т.е смерть Гилла состоялась за два поколения до Троянской войны, в момент похода Ясона в Колхиду за золотым руном и борьбе за власть между Атреем и Фиестом в Микенах (также золотой барашек). Амфитрион был изгнан Сфенелом из Тиринфа за убийство Электриона, отца Алкмены, чьи сыновья погибли в битве с телебоями. Они вели происхождение от Гиппотои, дочери Местора, сына Персея, и Лисидики, дочери Пелопса. От этого союза родился Тафий, чей сын Птерелай (золотой волос на голове) потребовал вернуть Микены и в битве с Электрионом был убит Амфитрионом. Угнанных из Микен коров тафийцы отдали (продали?) в Элиде царю Поликсену (участник Троянской войны), которых Амфитрион потом выкупил. Т.о, смерть Амфитриона наступила в битве с минийцами и после битвы с телебоями (до начала Троянской войны).
      Сыновья царя Фив Эдипа Полиник и Этеокл начали борьбу за власть и Полиник был изгнан. Его тесть Адраст, царь Аргоса, организует поход с целью вернуть ему власть, известный, как «Семеро против Фив». В результате поход заканчивается неудачей и через десять лет организуется так называемый поход «Эпигонов», в результате которого сын Полиника Ферсандр стал царем, а сын Этеокла Лаодамант удалился в Иллирию (как и его предки Кадм и Гармония). Сын Полиника Ферсандр после взятия Фив эпигонами через 10 лет после Похода семерых погиб в начале Троянской войны в Мисии. Его внук Автесион, сын Тесамена, переселился к дорийцам, и его правнучка Аргия родила царю Спарты Аристодаму (гераклиду) близнецов, а правнук Фера основал минийско-спартанскую колонию на Фере.
      Т.о, можно подвести некоторые итоги:
      1. Согласно мифологии, после Огигова потопа наблюдалась миграция из Арголиды в Ливию и Аттики в Мессению. Легенда о странствии Ио в образе коровы отражает предание о распространении культа Исиды в его греческом варианте. Согласно мифу, из Аргоса Ио, преследуемая оводом, насланном Герой, отправилась в Додону (где находилось эпирское святилище Зевса), затем, минуя устье Дуная, через Кавказ и Колхиду, вновь в район фракийского Боспора, откуда на юго-восток, к Тарсу, и далее, на Ближний Восток, в Мидию, Бактрию и, далее, в Индию. Из Индии, минуя юго-запад Аравии, через Баб-эль-Мандебский пролив в Эфиопию и на север, к дельте Нила, в район Мемфиса, где она родила Эпафа (Аписа) и учредила поклонение Деметре (Исиде). Данная греческая версия отражает представление о распространении культа Матери богов, имевшего схожие черты в культе Кибелы (Фригия), Астарта (Финикия), Иштар (Месопотамия), Исида (Египет), Кали (Индия).

      2. С этой версией распространения культа Исиды можно соотнести миф о похищении жриц финикийцами («голубок», по Геродоту) и их последующую локализацию в Додоне (Эпир) и Ливии, где они стали жрицами-прорицательницами Амона (Зевса). (Аргос, сын Форонея, внук Инаха, брат Ио, привез из Ливии ростки пшеницы и построил первый храм Деметры Ливийской). Кроме того, согласно одной из версий мифа, Ио была похищена (либо добровольно взошла на борт судна) финикийцами в Аргосе.
      3. Распространение культа Матери богов сопряжено с преданием об изгнании из Арголиды тельхинов Форонеем в момент утверждения культа критской богини Геры. Сами тельхины славились как мастера по созданию изображений божеств (Пирант, сын Аргоса, внук Форонея, унес статую Геры из грушевого дерева из Аргоса в Тиринф). Ведут свою родословную с Родоса, где, по преданию, они воспитали Посейдона (как куреты - Зевса на Крите). Перед угрозой потопа, о которой их предупредила Артемида (Геката), они расселились в Беотии, Ликии, Сикионе и Орхомене, где в образе собак растерзали Актеона (уже в качестве служителей Артемиды-Гекаты).
      4. Количество собак (тельхинов, т.е мужчин-жрецов), растерзавших, Актеона (50), по-видимому, имеет отношение к количеству служителей культа противоположного пола Матери богов и часто упоминается в мифах. Данай, потомок Ио, прибыл из Египта с 50 дочерьми (позже в Аргос прибыли 50 сыновей Египта). Приам, царь Трои периода Троянской войны имел, согласно преданию, 50 сыновей и дочерей; Ил, выиграл на состязании во Фригии 50 юношей и девушек и затем основал Илион, ставший с Дарданией частью Трои; царь Аркадии Ликаон также имел 50 сыновей и дочерей. Т.о, культ Матери богов (Деметры-Исиды) можно локализовать в Арголиде, Аркадии и Троаде. В Малой Азии, по-видимому, культ Матери богов смешался с культом фригийской Кибелы, схожей с культом Гекаты (греч. Артемиды, возможно, имевшей фракийское происхождение), вероятно, восточного происхождения (Колхида, Бактрия) и породил фригийских корибантов, выполнявших схожие с родосскими тельхинами, критскими куретами и самофракийскими кабирами функции.
      5. Самофракийские мистерии кабиров, которые Геродот относил к пеласгическим, имеют аркадийские корни (переселение Дардана из Аркадии после Девкалионова потопа и перенос священных изваяний Идеем в Трою). Существенным отличием самофракийских мистерий является наличие на острове служительниц культа исключительно женского пола (установлено Дарданом). Мужчины могли пройти только инициацию мистерий (Орфей), но после этого покидали остров (возможно, аналогия с высадкой на Лемносе аргонавтов, где проживали только женщины). Можно предположить наличие целой сети святилищ на островах Эгейского моря.
      6. Путешествие Ио в образе коровы и основание Фив Кадмом и Трои Илом, которые также шли в след за коровой (Фтия, Мисия), свидетельствует, на наш взгляд, о распространении культа Матери Богов в Беотии и Троаде, а также наличии аналогий в организации храма (падение палладия в Трое во времена Ила и деревянного чурбака в Фивах, позднее преобразованного сыном Кадма Полидором в Диониса Кадма).
      7. Упоминание подношения в Микенах Атреем Фиесту мяса его сыновей позволяет провести аналогию с подношением мяса убитого Пелопа его отцом Танталом на пиру богов, как и Ликаоном в Аркадии. Возможно, обычай ритуального убийства царского ребенка имел место и в среде пеласгов (Аркадия) и Фригии (Пелопиды). Борьба за золотого баРФа в Микенах между Пелопидами и путешествие из Иолка Ясона за золотым руном в Колхиду можно трактовать, как борьбу за символ власти в форме (возможно, скипетра с навершием в виде головы барана, т.е связанного с культом плодородия домашнего скота и символизировал сакральную силу вождя, «превращал его власть-силу во власть-авторитет». (Возможно, что значение бараньеголового скипетра имеет отношение к культу Пта (верховного бога Мемфиса) или связано с богом хеттов Телепином, перед которым воздвигнута ель со свешивающейся шкурой овцы (аналогия с золотым руном и рощей, где оно находилось).
      8. Мифы свидетельствуют о сопротивлении автохтонного населения Аттики (Кекроп) проникновению племен из Беотии (Амфитрион) после Девкалионова потопа и дальнейшем их изгнании (Эрехтоний). В Арголиде и Микенах в результате междоусобной борьбы власть переходит к Персеидам, тесно связанными родственными браками с прибывшими из Малой Азии Пелопидами, вытесненными Илом и изначально осевшими в Элиде. После утверждения власти Атридов в Микенах и Спарте, Агамемнон попытался вернуть себе земли своих предков в Троаде либо просто разрушить ее экономическое могущество, которое не смогло подорвать даже нашествие «народов моря» и последующее разрушение Трои экспедицией Геракла (похищение Гесионы, троянской Астарты).
      9. Проникновение в материковую Грецию культа Диониса, сросшегося во Фригии с культом Кибелы (Реи), сопровождалось активным сопротивлением в Орхомене (изгнание Афаманта), Тиринфе (безумие дочерей Прета), Аргосе (сопротивление Персея) и Фивах, где оно приняло особо жесткие формы (гибель Пинфея и изгнание сына Кадма Полидора, за то, что оковал медью деревянный чурбак, упавший с небес, назвав его Дионисом Кадмом).
      10. Эпизод с разгадкой Эдипом загадки сфинкса в Фивах можно трактовать, как борьбу с малоазийскими захватчиками, возможно карийцами. (Сфинкс – известный малоазиатский мотив, типичный для хеттского искусства). Последовавшие после смерти Эдипа междоусобица его сыновей Этеокла и Полиника вовлекла в противостояние царя Аргоса Адраста, закончившееся неудачным походом «семерых против Фив» и последующим походом эпигонов. Терсандр, сын Полиника, став царем Фив, гибнет в Мисии в самом начале Троянской войны. Известно, что Фивы поразила чума, которая трактуется мифологически, как наказание за инцест Эдипа и его матери Иокасты. Продвижение Гераклидов в Пелопоннес также остановила чума, и они были вынуждены вернуться в Фессалию, откуда Гилл отправился в свой последний поход. Убивший Гилла Эхем, бывший частью войска Атрея (после гибели Еврисфея), значится в списке аргонавтов. Т.о смерть Гилла наступила до похода аргонавтов в период утверждения в Микенах власти Атрея и по времени совпадает со смертью Эдипа и началом борьбы за власть в Фивах.

    • Песчаный Пилос Гомера
      By Неметон
      В 1939 г. на холме Эпано-Энглианос, расположенном в 12 км к северо-востоку от Неокастро-Наварина, были обнаружены остатки великолепного дворца, который американский археолог Блеген отождествил с «…резиденцией царя Нестора — с песчаным Пилосом Гомера и гомеровской традиции» …

      Нестор Сладкоречивый восстал, громогласный вития пилосский:
      Речи из уст его вещих, сладчайшие меда, лилися.
      Два поколенья уже современных ему человеков
      Скрылись, которые некогда с ним возрастали и жили
      В Пилосе пышном; над третьим уж племенем царствовал старец…
      Попробуем разобраться в хитросплетении мифологической генеалогии легендарного царя и соотнести с тем, что известно по данным археологии. В «Одиссее» царь Итаки спускается в Аид, где встречается с Тиро, которая рассказывает ему свою историю:
      Прежде других подошла благороднорожденная Тиро,
      Дочь Салмонеева, славная в мире супруга Крефея,
      Сына Эолова; все о себе мне она рассказала:
      Сердце свое Энипеем, рекою божественно светлой,
      Между реками земными прекраснейшей, Тиро пленила;
      Часто она посещала прекрасный поток Энипея;
      В образ облекся его Посейдон земледержец, чтоб с нею
      В устье волнистокипучем реки сочетаться любовью;
      В срок от нее близнецы Пелиас и Нелей родилися;
      Слуги могучие Зевса эгидоносителя были
      Оба они; обладая стадами баранов, в Иолкосе
      Тучнополянистом жил Пелиас; а Нелей жил в песчаном Пилосе.
      Но от Крефея еще родились у прекрасной Тиро
      Эсон, и Ферет, и могучий ездок Амифаон.

      Салмоней вначале жил в области Фессалия, где царствовал его отец Эол, и позднее прибыл в Элиду, где основал город (его брат Периер царствовал в Мессении и стал отцом Тиндарея, будущего царя Спарты). Его дочь Тиро, рожденная от Алкидики, дочери царя Аркадии Алея, воспитывалась у его родного брата Кретея и, позднее, вышла за него замуж. Также, согласно мифу, от Посейдона Тиро родила близнецов Нелея и Пелия.
      Т.о, согласно преданиям, продвижение эолийцев из Фессалии в район Элиды и Аркадии на Пелопоннесе (Салмоней) сопровождалось движением в район Мессении (Периер). Другая ветвь эолийцев (Кретей) осталась в Фессалии, где, по-видимому, вступили в контакт с проживавшими в регионе минийцами, т.к согласно мифологии (одной из версий), мать Ясона Алкимеда приходилась внучкой Минию, царю Орхомена Беотийского (от брака дочери Миния Климены и Филака, сына Эола, царя Фокиды).
      Кретей, основав Иолк, женился на Тиро и у них родились Эсон (отец Ясона), Амфион и Ферет. Амфион, по версии Гомера, царь Орхомена Минийского, женился на дочери Ферета и у него родились сыновья Биант и Мелпампод. Это также указывает на тесное взаимодействие минийцев и эолийцев.
      После явилась Хлорида; ее красотою пленяся,
      Некогда с ней сочетался Нелей, дорогими дарами
      Деву прельстивший; был царь Амфион Иасид, Орхомена
      Града минийского славный властитель, отец ей; царица
      Пилоса, бодрых она сыновей даровала Нелею:
      Нестора, Хромия, жадного почестей Периклимена;
      После Хлорида и дочь родила, многославную Перу,
      Дивной красы; женихи отовсюду сошлись…

      После смерти Кретея, по-видимому, на Пелопоннес ушла вторая волнам фессалийских переселенцев, когда Пелий изгнал Нелея в Мессению, где тот захватил Пилос. От Хлориды, дочери Амфиона, у Нелея родились Нестор и Периклимен. Пелий, после захвата Иолка, пытается распространить свою власть и на Беотию (Орхомен) и женится на Анаксибии, дочери Бианта, Внучке Кретея и Тиро. Сын Бианта и дочери Нелея Перо Талай женился на Лисимахе, дочери Абанта, сына Мелампода. (Позднее, внук Мелампода, Эвриал участвовал в походе на Трою).
      Пелей, захватив Иолк, вынуждает Ясона, сына Эсона, отправиться в Колхиду за золотым руном. С помощью Арга, сына Фрикса (который и сбежал из Иолка на золотом барашке), был построен 50-ти весельный корабль со стволом додонского дуба на корме. В походе участвовали самые доблестные воины, среди которых называют Геракла и Тесея, а также Периклимена, сына Нелея. Участие Геракла в походе вызывает сомнение, т.к после смерти Ифита, которого Геракл сбросил со стен Тиринфа, он явился в Пилос к Нелею, чтобы тот очистил его от скверны убийства. Но Нелей отказал ему, т.к Геракл (как оказалось, необоснованно) подозревался в краже коров на о. Эвбея, у царя Эврита, с которым Нелей поддерживал дружеские отношения. После 3-х летнего рабства у царицы Лидии Омфалы, Геракл организует поход на Трою на 18-ти десятивесельных кораблях. Результатом явилось похищение Гермионы, смерть Лаомедонта и воцарение Приама (практически точная копия событий, которые позднее произойдут при разрушении Пилоса). Затем он организует поход в Элиду и, разграбив ее, захватил Пилос. Нелей и Периклимен погибли, а царем стал Нестор, которого Геракл пощадил (по одной из версий, Нестор ходатайствовал перед Нелеем об очищении Геракла, т.е он никак не мог быть аргонавтом, как сказано в некоторых мифах).
      В дни, как, уже малолюдные, в Пилосе мы злострадали:
      Нас угнетала постигшая Пилос Гераклова сила.
      Т.о, согласно мифологии, разрушение Пилоса Гераклом произошло за два поколения до Троянской войны и после окончания похода аргонавтов, т.к погиб Периклимен, участник похода. Можно предположить, что при воцарении Нелея Пилос не подвергся разрушению, оно последовало позже, при Несторе, построившем позже знаменитый дворец. По времени (мифологическому) это можно отнести к периоду после разрушения Трои Гераклом (по окончании похода аргонавтов в Колхиду) и до Троянской войны.

      Рассматривая эолийско-этолийские связи можно отметить мифологическое единство, восходящее к Девкалиону. После потопа его дочь Протогения родила от Зевса Аэфлия, сын которого Эндимион (существовал культ в Олимпии) привел фессалийцев в Элиду. Его сын Этол был изгнан из Элиды Салмонеем и обосновался в Этолии, дав ей свое имя. Связи с линией сына Девкалиона Эллина (брата Протогении), т.е с потомками Эола известны уже после изгнания Этола из Элиды Салмонеем. Сын Этола Калидон состоял в браке с дочерью Амифаона Эолией. Дочери царя Этолии Фестия Леда и Гипермнестра - с царем Спарты Тиндареем (сыном Периера) и внуком Мелампода Эклом (участником похода Геракла на Трою, убитого Лаомедонтом), соответственно. От брака Тиндарея и Леды родилась Елена Троянская, сын Экла и Гипермнестры Амфиарий убил Талая, сына Перо, дочери Нелея, и Бианта, внука Кретея, в борьбе за власть в Аргосе.
      Т.о, согласно мифологии:
      1. Первая волнам переселенцев из Фессалии случилась во времена Салмонея, в результате которой население Элиды было вытеснено в Этолию (Этол).
      2. Параллельно фессалийцы достигли Мессении (Периер)
      3. Можно говорить о тесном взаимодействии эолийцев и минийцев из Орхомена (Беотия), чему свидетельство смешанное происхождение Ясона, внука Кретея.
      4. Нестор имел аркадско-эолийские корни (Тиро – праправнучка Аркада и Девкалиона) и являлся потомком второй волны (Нелей) переселенцев на Пелопоннес из Фессалии.
      5. Разрушение Пилоса Гераклом, смерть Нелея и воцарение Нестора произошло после возвращения аргонавтов и похода на Трою Геракла, в результате которого царь Трои Лаомедонт был убит и царем Трои стал Приам. (Отметим схожесть преданий о разрушении Трои и Пилоса)
      6. Власть этолийской династии в Элиде была возвращена внуком Калидона и Эолии (дочери Амифаона) Оксилом, который помог Гераклидам завоевать Пелопоннес (после Троянской войны) и сам стал царем Элиды, т.е это произошло, предположительно, в 1200г до н.э, к которому относят разрушение Пилоса.
      Об этом событии свидетельствует и обнаруженный архив Пилоса. В течение лета 1939 г. Блегеном в Пилосе было найдено около 600 табличек, а в 1952 г. еще сотни менее фрагментарных, чем кносские, в т.ч знаменитую Та 641. Архив Пилоса сохранился довольно полно. Тщательный анализ табличек из Пилоса показал, что царство Нестора простиралось приблизительно на 80 км с севера на юг и около 50 км с запада на восток, т.е. было по своим размерам приблизительно в два раза меньше Крита, территория которого составляет около 8300 кв. км.

      Социальную структуру пилосского общества можно изобразить следующим образом:

      Высший слой господствующего класса пилосского (как и микенского, в целом) общества состоял из двух частей: центральной власти, представленной властителем (ванакт), его первым министром (лавагет) и свитой властителя (гекветы), а также местного управления в отдельных административных округах, которых насчитывалось шестнадцать. По мнению Дж. Чедуика, во главе каждого округа стоял так называемый koreter со своим заместителем, называемым prokoreter. К представителям местного управления в отдельных округах принадлежали и телесты.
      Это были крупные землевладельцы, находившиеся в таком же соотношении с коретером, как гекветы с ванактом. В распоряжении дамоса — т.е. населения, которое следовало бы называть скорее «община, находилась общинная земля, часть которой можно было сдавать в аренду отдельным лицам. Вполне очевидно, что это было выгодно прежде всего ктунухам, как это явствует из текста табличек. По мнению некоторых исследователей, упоминавшийся на пилосских табличках термин kamahewes обозначает социальный слой, занимавший более низкое положение, чем широкие слои населения, обозначаемые термином damos и этнически связанные с господствующим классом.

      Женщины и дети занимали самое низкое положение в социальной структуре общества.
      В табличках упоминается 49 различных групп женщин и детей, причем некоторые из них фигурируют два и даже три раза. Многие из них упоминаются, как милетянки, жительницы Лемноса или Книда. Вероятно, они были куплены на невольничьем рынке Милета или привезены из Трои как военный трофей в качестве рабынь, в т.ч при нападении пилоссцев на близлежащие территории (о. Кифер).
      Таким образом, можно говорить о пилосском обществе как о весьма дифференцированном с многоступенчатой шкалой социальных слоев, нисходящей от властителя (wanax) и его наместника (lawagetas) к высшим государственным сановникам, по всей вероятности, тождественным высшим представителям родовой знати (hekwetai), далее к прочим держателям частной земли (ktoinookhoi), первое место среди которых занимали представители местной знати (telestai), а также жрецы (hierewes) и зажиточные ремесленники, затем к «божьим слугам» и «божьим служительницам», вплоть до лиц весьма зависимого положения, каковыми являлись doeloi, а уже за ними следовали представители догреческого населения. Где-то посредине находились рядовые члены общины (damos) самых различных профессий, главным образом сельскохозяйственных и ремесленных, причем несколько ниже, по всей видимости, стояли остатки догреческого сельского населения (kamahewes).
      Натуральная повинность Посейдону, согласно табличкам, всегда в несколько раз превосходит таковую в отношении прочих божеств. Это указывает на особое почитание Посейдона в Пилосе, что также нашло свое отражение в мифологическом происхождении рода Нелея от брака Тиро и Посейдона. В «Одиссее» Телемах, прибыв в Пилос, наблюдал, как
      В жертву народ приносил там на бреге
      Черных быков Посейдону, лазурнокудрявому богу;
      Было там девять скамей; на скамьях, по пяти сот на каждой,
      Люди сидели, и девять быков перед каждою было.
      Сладкой отведав утробы, уже сожигали пред богом.
      В Пилосе Посейдон был божеством, значительно превосходившим по своему значению Зевса, и представляется божеством, которому выделяется наибольшее количество различных жертвоприношений — от скота и продуктов земледелия до текстильных изделий, включая масла и благовония. Кроме того, Посейдон имел свой собственный священный округ и жрецов.
      В тексте пилосских табличкек содержатся предписания собрать из святилищ отдельных городов царства бронзовые предметы для постройки кораблей и изготовления оружия, в частности наконечников стрел и копий, также золото, которое собиралось сановниками в различных районах Пилосского царства общим весом почти 6 кг (от 65 г до 1 кг от отдельных лиц). По-видимому, это связано с военной угрозой и сбор бронзы и золота из святилищ являлись попыткой организации обороны или откупа от противника. Но это практика исключительных случаев.
       Мифология сообщает также, что роду Нелеидов, и в частности Нестору, поначалу пришлось в Мессении довольно нелегко: после своего прихода с севера они были вынуждены выдержать там целый ряд ожесточенных войн. В тексте табличек содержатся сведения о 569 гребцах, т.е, по меньшей мере, экипажах одиннадцати боевых пятидесятивесельных кораблей. Держава Нестора, безусловно, испытывала потребность в сильном флоте, учитывая уязвимость со стороны моря. Правители Пилоса создали хорошо продуманную систему обороны побережья своего государства. Согласно данным табличек, все побережье Пилосского царства было разделено на десять секторов. Каждый сектор находился в ведении определенного лица, имевшего несколько помощников и отряд воинов, численность которых была кратна десяти и нигде не превышала 110 (в целом о 800 воинов). Учитывая, что общая протяженность прибрежной линии составляет около 150 км, речь идет, вероятно, об отдельных дозорных отрядах, которые в случае серьезной военной опасности отходили на более выгодные позиции обороны. Отрядами руководили гекветы, на мобильность которых указывает наличие у них боевых колесниц.

      Отряды, размещенные в гористой местности, являлись, скорее, резервом для перемещения на север или на юг. В случае проникновения неприятеля через горы, разделявшие восточную и западную части царства, он встречал сопротивление отрядов, стянутых из южных районов. Весьма вероятно, что кроме войска охраны побережья в распоряжении властителя имелись и другие воинские отряды. Некоторые из них, несомненно, размещались в округе Пилосского дворца, на сравнительно обширной территории которого несли службу пять из 11 гекветов.
      Пилосский воин был защищен панцирем, состоявшим из, вероятно, пяти вертикальных длинных пластин на груди и пяти сзади, затем дважды по пять (или шесть) более коротких пластин у пояса, навешенных так, чтобы воин мог легко поворачиваться и наклоняться, и, наконец, дважды по пять или шесть пластин для защиты живота и боков. Шлем в большинстве случаев изготовлялся из кожи или войлока, а выполнению его защитной функции способствовали также четыре бронзовые пластины. Тексты табличек из Пилоса содержат богатую информацию о копьях, легких дротиках и стрелах. Кроме того, сохранились записи о колесах от колесниц, которые, по-видимому, подобны обнаруженным в Кноссе, и служили для доставки тяжеловооруженных воинов (пилосских гекветов) на поле боя в военное время или служили средством передвижения микенской элиты в мирное время.
      Упоминается в табличках Потния («Божественная матерь»), древнейшее женское божество Эгеиды, тождественное критской богине Рее, которую греческая мифология называет матерью Зевса. То, что ахейские греки сделали Зевса сыном Реи, имело глубокий смысл: не Крон, а Рея была подлинной владычицей в древнем Эгейском мире, где элементы существовавшего некогда матриархата играли значительно более важную роль, чем в патриархатном мире индоевропейских ахейцев. Только благодаря установлению родственных связей с Божественной матерью (Реей) индоевропейскому Зевсу удалось получить божеские почести. При этом Зевс был еще вынужден сделать своими братьями древних эгейских богов Посейдона и Аида и провозгласить некоторые другие божества своими сыновьями и дочерьми (например, Афину — древнейший афинский аналог богини Реи). Тексты линейных табличек никоим образом не отображают еще стадии развития верований, когда Зевс всевластно царит на Олимпе над богами и людьми. В Пилосе Зевс упоминается хотя и дважды, но только в тексте одной таблички.
       Здесь он имел свою святыню, называемую Дивион. В Кноссе Зевс упоминается в текстах целого ряда табличек (около 1380 г. до н.э.) как Zeus Diktaios — «Зевс Диктейский», что воспринимается как подтверждение микенского происхождения античной традиции, помещавшей место рождения Зевса в пещере на критской горе Дикта.

      Пилос расположен на холме Эпано Энглианос, возвышающемся на берегу Наваринской бухты, в юго-западной части Пелопоннеса. Место это, как свидетельствуют найденные в этом районе погребения, в том числе ранний толос в Мирсинохори, было обитаемо уже в XVI в. до н. э. К этому времени восходят остатки оборонительных стен, обнаруженные на пилосском акрополе. Археологи открыли основания стен, ворота шириной 3,5 м и фланкирующие их башни на северо-восточном конце холма. Эти укрепления, как и другие современные им постройки на вершине акрополя, просуществовали, видимо, до конца XIV в. до н. э., когда были уничтожены большим пожаром. При следующих строительных работах, развернувшихся в первой половине XIII в. до н. э., вершина холма была выровнена, причем были уничтожены все более ранние сооружения — этим объясняется незначительность дошедших до нас остатков оборонительных стен акрополя Пилоса. После разрушения города, которое можно связать с захватом его Нелеем (Блеген), в начале XIII в. до н. э. на вершине акрополя Пилоса был воздвигнут скромный по размеру дворец; через некоторое время сооружается новый, более обширный и богатый дворцовый комплекс; ранние постройки были включены в него как его боковое крыло. Если строительство первого дворца было осуществлено Нелеем, то создание второго можно отнести ко времени правления его сына Нестора. Дворец Пилоса в том виде, в каком он дошел до нас, состоит из трех довольно четко разделяющихся комплексов: центрального, главного дворца, ориентированного с юго-востока на северо-запад, примыкающего к нему с запада комплекса старого дворца, использовавшегося, видимо, в последний период существования дворца как подсобное здание, и расположенных с востока помещений ремесленных мастерских и складов. Длинные коридоры, симметрично обрамляющие центральный мегарон с двух сторон вызывают аналогию в памяти план «дома с черепицей» в Лерне, являющегося отдаленным прообразом микенских дворцов.

    • Похищенные богини
      By Неметон
      История основания Трои, согласно мифологии, имеет несколько версий. По одной из них, треть критян, спасаясь от голода, под предводительством некого Скамандра, приплыли во Фригию и, построив храм Апполона, основали город-колонию. Здесь у Скамандра родился сын Тевкр, ставший впоследствии эпонимом критских переселенцев, а сам Скамандр погиб в битве с бебриками (позднее, царя бебриков Амика убил в рукопашном бою Диоскур Полидевк во время похода аргонавтов).
      По другой версии Тевкр, будучи главой критских переселенцев, был приглашен во Фригию Дарданом, хотя афиняне утверждали, что это Тевкр, переселился из Афин во Фригию, а затем пригласил из Аркадии Дардана.
      После Девкалионова потопа Дардан и его сын Идей отправились на Самофракию (другой сын, Дейм, остался в Аркадии), остров стал называться Дарданией. Жена Дардана Хриса принесла Дардану в качестве приданого священные изваяния божеств, а Дардан ввел их культ в Самофракии, но держал их истинные имена в тайне, основав сообщество жриц.

      После смерти брата Иасиона Дардан в одиночку отправился в Троаду на плоту из надутой шкуры, нагруженной четырьмя камнями. Тевкр принял его при условии оказании военной помощи в битве с другими племенами, отдал ему часть царства и женил на своей дочери царевне Батии. Дардан выбрал место на нижних склонах горы Ида и заложил город, назвав его Дарданией. После смерти Тевкра Дардан унаследовал от него остальную часть царства, дав ему свое имя и также содействовал созданию колоний во Фракии. Идей священные изваяния с Самофракии принес в Троаду и ввел поклонение Матери богов и ее мистерии (существует предание о том, что Иасион и Дардан были выходцами из Этрурии и, поделив священные изваяния между собой, Иасион отправился в Самофракию, а Дардан в Троаду).
      У Дардана, помимо Идея, были старшие сыновья Эрихтоний, Ил и сестра Идея, ставшая женой Финея, сына Агенора. Сын Эрихтония (которого именовали также царем Крита) Трос наследовал своему отцу Эрихтонию и вся Троада стала называться его именем.
      Ил ушел во Фригию, где, вступив в уже начавшиеся игры, стал победителем в борьбе и получил в качестве награды пятьдесят юношей и пятьдесят девушек (видимо, будущих поселенцев. Обращает на себя внимание, что столько же было у Приама. У Даная и Египта было 50 сыновей и дочерей). По совету царя Фригии Ил пошел за коровой и у холма Ата основал город Илион (аналогия с мифом о Кадме и создании Фив), но строить городские укрепления не стал. Когда был обозначен круг, который должен был стать границей города, Ил обратился с молитвой к Зевсу, чтобы тот явил знамение, и на следующее утро увидел перед своим шатром закопанный деревянный предмет, поросший травой – палладий. Ил воздвиг в цитадели храм, куда поместил изваяние, т.е опять на лицо традиция строительства города вокруг храма. По другим версиям, палладий упал в храм через отверстие в недостроенной крыше как раз в то место, которое для него готовили, или что после смерти Дардана его перенесли из Дардании в Илион.
      Кроме того, существуют другие версии: кроме изваяния, принесенного в Троаду Тевкром, существовало троянское, вырезанное из костей Пелопа, или даже наличия множества палладиев, аналогичным образом упавших с небес, включая самофракийские изваяния, принесенные Идеем в Троаду. (По преданию, истинный Палладий хранился в Риме коллегией весталок). И вот здесь можно выдвинуть еще одну версию Троянской войны.

      Известно, что Агамемнон и Менелай относились к микенской династии Пелопидов, корни которой имеют лидийское происхождение и восходят к Пелопу, сына Тантала (царя Сипила), изгнанного из Фригии Илом, сыном Дардана. Пелоп отправился через Эгейское море, в Пису (Элида), где, убив царя Эномая, захватил власть, постепенно, распространил свое влияние на весь Пелоппонес. После его смерти начинается борьба между его сыновьями, Атреем и Фиестом, претендовавших на власть в Микенах. Именно тогда и возникла легенда о золотом барашке, руно которого служило подтверждением власти нового царя из рода Пелопидов. (Аналогичная проблема стояла перед Ясоном в Иолке и явилась целью похода аргонавтов). С помощью царя Спарты Тиндарея Агамемнон занял Микены и в Элиде убил царя Тантала, сына Бротея, брата Пелопа. Стоит учесть, что, согласно легендам, именно Бротей вырезал самое древнее изваяние Матери богов, которое находилось у горы Сипил.
      Т.е миграция из Фригии Пелопа сопровождалась массовым отъездом детей Тантала в результате неудачной войны с Троей. Возможно, именно стремление Агамемнона после утверждения в Микенах отомстить наследникам Ила стало поводом к ахейскому нашествию в Троаду?

      Сын Ила Лаомедонт решил построить знаменитые стены вокруг Трои при помощи лелега Эака, который помогал Посейдону и Аполлону, обманутым, впоследствии, Лаомедонтом. Результатом обмана явилось разрушение Трои Гераклом, который, условившись вернуться после похода в Колхиду с Ясоном за обещанными кобылицами и спасенной им от чудовища (посланного Посейдоном) Гесионой, был разгневан отказом Лаомедонта сдержать слово. Согласно Диодору, Геракл прибыл под Трою с 18 кораблями (по Гомеру, с - 6). Некоторые авторы указывают на самостоятельность действий Геракла, некоторые отмечают, что в разрушении Трои участвовали аргонавты. Диодор отмечал, что о коварстве Лаомедонта аргонавтов предупредил именно Приам, который принес заключенному в темницу брату Гераклу Ификлу меч и тот смог ускользнуть от стражи, предупредив оставшихся на берегу о планируемой атаке. Именно за это Геракл оставил его в живых и заключил союз.
      (Стоит отметить, что Троада славилась своими лошадьми. В табуне Эрехтония было двенадцать быстрых коней, рожденных от Борея.  Анхис скрещивал своих кобыл с божественными жеребцами, принадлежавшими царю Лаомедонту. На «конях Троса» ездит Эней)
      Наследником Лаомедонта стал Приам, которому удалось вернуть Трое былое богатство и могущество. Чтобы решить, как быть с Гесионой, которую сын Эака Теламон увез в Грецию после разрушения Трои, зять Приама Антенор и его двоюродный брат Анхис (праправнук Эрехтония) отправились в Грецию и предъявили требования троянцев Теламону, но их с позором изгнали. Этот случай и стал главной причиной Троянской войны. Парис вызвался возглавить поход, если Приам снабдит его большим флотом и нужным количеством людей для освобождения Гесионы.
      Прибыв в Спарту вместе с Менелаем, посетившем Трою накануне похода, он соблазнил Елену, пользуясь тем, что Менелай отплыл на Крит, чтобы присутствовать на похоронах своего деда с материнской стороны Катрея, бывшем в то время царем Крита. Елена взяла с собой большую часть дворцовых сокровищ, три таланта золота, украденного из храма Аполлона, а также пять служанок, среди которых были две бывшие царицы - мать Тесея Эфра и сестра Пирифоя Фисадия.
      Из-за разыгравшейся бури Парис был вынужден пристать к Кипру, а затем направился к Сидону, где предательски убил и ограбил царя в его собственном зале для пиров. Несколько месяцев пробыл в Финикии, на Кипре и в Египте. Наконец, благополучно добравшись до Трои, он отпраздновал свадьбу с Еленой.
      Египетские жрецы утверждали, что троянский флот отнесло далеко в сторону и Парис сошел на берег у Канобского устья Нила близ города Канопа. Наместник Канопы сообщил обо всего царя Протею в Мемфис и доставил туда Париса и Елену вместе с похищенными сокровищами. «Прибыл чужеземец, родом тевкр, совершивший нечестивое деяние в Элладе. Он соблазнил жену своего гостеприимца и вместе с нею и богатыми сокровищами находится здесь, потому что буря занесла его к нашей земле. Отпустить ли его безнаказанно или же отнять все добро, привезенное им?». Парис был изгнан, а Елена и сокровища остались в Египте в ожидании визита Менелая. По версии Геродота, после похищения Елены, греки сначала решили отправить посланцев, чтобы возвратить ее и потребовать плату за нанесенный похищением урон. Троянцы же в ответ бросили им упрек в похищении Медеи Ясоном. Т.е Троянская война случилась после похода аргонавтов, когда память о походе еще была жива.
      Когда Геродот спросил египетских жрецов, верно ли сказание эллинов (читай, Гомера) об осаде Илиона, те ответили, что знают об этом со слов самого Менелая. После начала осады Трои ахейцы отправили в Илион послов, среди которых был и сам Менелай. Когда они потребовали возвращения Елены и сокровищ, тевкры клятвенно говорили, что «нет у них ни Елены, ни требуемых сокровищ, но что все это — в Египте… Эллины же, думая, что над ними издеваются, принялись осаждать город и, наконец, взяли его. А когда взяли город и Елены там действительно не оказалось, и им повторили опять то же самое [о ее местопребывании], что и раньше, то эллины, в конце концов, убедились, что тевкры с самого начала говорили правду». Т.е, цель ахейского войска заключалась именно в самой Трое.
      После падения Трои Менелай отправился в Египет, где благополучно получил обратно и Елену, и похищенные сокровища. Но после принесения в жертву двух египетских мальчиков, был вынужден бежать с флотом в Ливию, а затем уже вернулся в Спарту. Сам Геродот считал, что «Если бы Елена была в Илионе, то ее выдали бы эллинам с согласия ли или даже против воли Александра (Париса)».
      Через три поколения после смерти Миноса разразилась Троянская война, когда критяне оказались верными союзниками и мстителями Менелая. А после возвращения из-под Трои на острове начались голод и мор людей и скота, пока Крит вторично не опустел.
      Т.о можно в известной степени реконструировать мифологическую историю возникновения Трои (Илиона).

      1. Разразившейся голод на Крите вызвал миграцию части островитян во Фригию, где был основан город-колония на землях племени бебриков. Народ получил имя Тевкров по имени либо сына предводителя похода, погибшего в битве с бебриками, либо самого вождя критян, приглашенного Дарданом для оказания военной помощи.
      2. После Девкалионова потопа Дардан прибыл из Аркадии на Самофракию, принеся с собой священные изваяния божеств, полученные им в качестве приданного от жены Хрисы, дочери царя Орхомена Аркадского, т.е территорий, исторически занятой пеласгами. По всей видимости, самофракийские мистерии имели пеласгические корни. Переправившись в Троаду, гдеи царствовал выходец из Афин Тевкр, Дардан женился на его дочери Батии и после смерти Тевкра наследовал все царство, дав ему свое имя и значительно расширив влияние во Фракии. В Троаде в это же время вводится культ Матери богов, составлявший сущность самофракийских мистерий.
      3. После смерти Дардана ему наследовал Эрехтоний, а младший Ил ушел во Фригию, откуда вернулся, победив в состязании, с 50-ю юношами и 50-ю девушками, и основал город Илион, построив храм для священного изваяния (по афинской версии – палладия), или, возможно, принесенного с Самофракии Дарданом. Возникло две параллельные ветви династии Троады: дарданская (Эрехтония) и илионская (Ил).
      4. Пелоп, сын царя Сипила Тантала, после неудачной войны с Илом, уезжает в Элиду, где захватывает Пису и Олимпию, а затем распространяет свою власть на Микены, основав династию Пелопидов. Символом власти царей того периода служило золотое руно (или скипетр (либо чаша) с изображением головы барана). В результате междоусобной борьбы в Микенах победу одержал Атрей, сын которого Агамемнон явился организатором похода на Трою.
      5. Сын Ила Лаомедонт построил стены вокруг Трои, но подвергся нападению Геракла и аргонавтов, разрушивших Трою. Дочь Лаомедонта Гесиона была увезена на Саламин Теламоном. Лаомедонт погиб и царем стал Приам. Посольство троянцев по вопросу освобождения Гесионы ничего не дало, что явилось косвенной причиной Троянской войны.
      6. Сын Приама Парис, пользуясь отсутствием в Спарте Менелая, отправившегося на Крит на похороны своего деда по линии матери царя Катрея, выкрал Елену и дворцовые сокровища и направился в Трою. Разыгравшейся бурей он был прибит к берегам Египта и был вынужден оставить Елену и награбленные в спартанском дворце сокровища у царя Протея в Мемфисе.
      7. До организации военного похода Агамемноном, греками было направлено посольство в Трою с требованием вернуть Елену, на что троянцы ответили им упреком в похищении Ясоном Медеи в Колхиде и том, что похитители так и не заплатили за нанесенный ущерб.
      8. По египетской версии, после начала осады Трои ахейцы повторно потребовали выдать Елену и сокровища Менелая, на что троянцы ответили, что она находится в Египте. После захвата Трои Менелай в Египте получил требуемое, но был вынужден бежать в Ливию после принесения в жертву юных египтян.
      9. Троянская война произошла через 3 поколения после смерти Миноса и два - после похода аргонавтов. Т.е, согласно мифологии, можно предположить, что изгнание Пелопа приходится на период после смерти Миноса и захват Пелопом власти в материковой Греции был обусловлен общим ослаблением критского влияния, о чем свидетельствует восстановление его сыном Алкофоем Мегар, разрушенных ранее критянами. Также участие критского войска в осаде Трои говорит о подчиненном положении островитян ахейцам. Поход аргонавтов за золотым руном приходится на период микенских междоусобиц сыновей Пелопа Атрея и Фиеста, т.е. за два поколения до Троянской войны. В этот же период в Трое правил Лаомедонт и город первый раз подвергся разрушению Гераклом.
      10. Со временем представители рода дарданских царей, ведущих начало от Эрехтония, были отстранены от власти в Троаде царями рода Илиона и занимались разведением коней на равнине, о чем свидетельствуют предания о том, что Анхис, праправнук Эрехтония, скрещивал своих кобыл с божественными жеребцами, принадлежавшими царю Лаомедонту.
      11. Поводом начала Троянской войны явилось похищением спартанской царицы, как компенсации за похищение троянской царевны (обычная практика, памятуя о похищении Медеи Ясоном). Но важно отметить, что похищение Елены и вывоз сокровищ Менелая из дворца в Спарте больше походит на военный поход троянцев, т.к Парис осуществил задуманное в отсутствие царя в городе. Причина заключалась в стремлении Пелопидов вернуть ранее утраченные земли в Малой Азии (после изгнания Пелопа предками троянцев), своего рода исторический реванш. Силу державы Агамемнона показывает также решение египетского царя не отдавать похищенные сокровища и царицу Спарты тевкрам, видимо, из опасения ответных действий ахейцев.
      12. Не будем забывать, что отец Елены Тиндарей связал множество женихов Елены клятвой в помощи и защите тому, кого выберет Елена (по совету Одиссея). Поэтому Менелай после похищения Парисом и смог собрать ахейцев в том составе, который известен по «Списку кораблей». Вряд ли это было заверение в защите возможной поруганной чести. Скорее, это обет, носящий явно религиозный смысл. Ахейцы отправились возвращать не чужую жену, а святыню, возможно религиозное изображение-статую, чтимую всеми ахейцами и находившуюся в Спарте после утверждения Атридов. В этом ключе можно рассмотреть и другие случаи «похищения», известные по мифам:
      А) Ио, похищенная из Аргоса финикийцами, в итоге оказалась в Мемфисе, где, согласно древним представлениям, стала богиней Исидой и являлась бабушкой Агенора из Тира и Бела, потомки которых основали династию Персеидов в Микенах и породнились с родом Пелопа из Фригии, а также династию Миносов – царей Крита.
      Б) В Мемфисе существовал храм Елены Троянской, о котором писал Геродот. Т.е. даже в последующие за троянскими событиями эпохи в Египте чтили «чужеземную» богиню. Парис похитил не только статую богини, но и храмовые сокровища, что и вызвало праведный гнев ахейских вождей, скрепленных совместным почитанием божества.
      В) Похищенные финикийцами жрицы в Фивах служили в храме Аммона, т.е. Зевса. Геродот писал, что одна из них оказалась в Додоне, положив начало прорицалищу в Эпире, другая – аналогичное в Ливии.
      Г) Обращает на себя внимание схожесть в сказаниях о спасении Андромеды и Гесионы Персеем, и Гераклом соответственно. Тот факт, что согласно представлениям, обе были обречены стать жертвой морского чудовища, посланного Посейдоном. Не является ли это символическом отображением памяти о нашествии «народов моря»? Тогда становится понятным, почему разгневанный Геракл, возвращаясь из Колхиды, и не дождавшись обещанных кобылиц, похитил из Трои священную статую (Гесиону), возможно, тот самый палладий.
      Д) Колхида в древних мифах занимает особое место. Это место, где находится символ власти – золотое руно, ставшее причиной конфликта сыновей Пелопа в Микенах. Ясон, претендуя на власть в Иолке, отправляется за ним в дальнее странствие, собрав внушительную военную экспедицию из лучших представителей Греции (хотя по легенде, был один корабль). Результатом экспедиции явилось похищение руна и Медеи, дочери Ээта, по всей видимости священного изображения, которое аргонавты увезли в Грецию и что явилось оправданием троянцами похищения Елены из Спарты.
      По свидетельству Геродота, Европа была похищена в отместку за похищение Ио, как это представлялось эллинам. Диодор писал, что «…Персей родился в Египте, а рождение Исиды эллины перенесли в Аргос, создав так миф о превращении в корову Ио». Для египтян Исида «была изобретательницей многих целительных знаний и весьма сведуща в науке врачевания». Такое же представление бытовало и о мифологической Медее.
      Когда ахейцы «…на военном корабле… прибыли в Эю в Колхиде и к устью реки Фасиса… затем похитили царскую дочь Медею. Царь колхов отправил тогда в Элладу посланца с требованием пени за похищенную и возвращения дочери. Эллины, однако, дали такой ответ: так как они сами не получили пени за похищение аргивянки Ио, то и царю ничего не дадут».
      Е) Колхидская принцесса Пасифая, сестра Ээта и тетка Медеи, стала женой Миноса на Крите и матерью Ариадны, также похищенной Тесеем из кносского Лабиринта. Т.о, по линии матери Ариадна восходит к династам Колхиды, по линии отца – к династии Агенора, т.е Ио.

      Ж) Дочь Агенора Европа, похищенная критянами в Тире, по всей видимости, также являлась священным изображением, бытовавшим у финикийцев. Ее возвращение с Сарпедоном (после неудачного противостояния с Миносом) в Ликию может свидетельствовать о путях распространения культа Богини через Ликию.
      З) Схожесть фригийского мифа о соблазнении Зевсом в образе быка Деметры и миф о похищении Европы быком из Тира, возможно, свидетельствует о распространении культа Исиды (в форме сказаний о странствии Ио в образе коровы) в Восточно-Средиземноморском регионе и в общем совпадает с картой установленных торговых путей в древности: из Этрурии в Грецию (Аргос), далее Крит или Троя (Малая Азия), к побережью Финикии (Тир) и дельте Нила (Мемфис).

      В эпоху поздней античности культ Деметры смешался с культами Кибелы и Исиды, что и вызвало различные версии древних авторов легендарных событий.

    • Загадка Фестского диска
      By Неметон
      В 1908 году при раскопках минойских дворцов в Фесте, итальянский археолог Л. Пернье, рядом с разломанной табличкой линейного письма А обнаружил терракотовый диск диаметром 158-165 мм и толщиной 16-21 мм. Текст был условно датирован 1700г до н.э по лежащей рядом табличке (т. е СМПIII). Обе стороны диска были покрыты оттиснутыми при помощи штемпелей изображениями. Происхождение диска вызывает неоднозначную оценку. Помимо критской версии происхождения, не исключалось, что он был изготовлен в Малой Азии. Некоторые ученые считают (Д. Маккензи), что сорт глины, из которой изготовлен диск, не встречается на Крите и имеет анатолийское происхождение. Иероглифы, использованные в надписи, носят отчетливый рисуночный характер и не имеют сколь-нибудь четких соответствий в других письменностях и очень мало напоминают знаки критского рисуночного письма. Большинство ученых полагает, что диск читался справа налево, т.е от краев к центру (в иероглифической письменности люди и животные повернуты как бы навстречу чтению). Весь текст состоит из 241 знака, причем разных знаков встречается 45.
       

       Относительно языка, на котором выполнена надпись на диске, существовало несколько предположений:
      –        греческий
      –        языки Анатолии: хеттский, карийский, ликийский
      –        древнееврейский или какой-либо другой семитский язык

      Одним из первых исследователей загадки Фестского диска был Д. Хемпль в статье 1911 года в ж. «Харперс Мансли Мэгезин». Он решил прочесть надпись по-гречески по правилам кипрского силлабария, использовав акрофонический метод, верно определив по числу употребляемых знаков, что письмо слоговое. Первые 19 строк стороны А он перевел следующим образом:
      «Вот Ксифо пророчица посвятила награбленное от грабителей пророчицы. Зевс, защити. В молчании отложи лучшие части еще не изжаренного животного. Афина -Минерва, будь милостива. Молчание! Жертвы умерли. Молчание!..» Согласно трактовке Хемпля, в этой части надписи говорилось об ограблении святилища пророчицы Ксифо на юго-западном побережье Малой Азии греком — пиратом с Крита, вынужденным впоследствии возместить стоимость награбленного имущества жертвенными животными, а дальше шли предупреждения о необходимости соблюдения молчания во время церемонии жертвоприношения.
      Имели место самые необычные попытки дешифровки диска. В 1931году в Оксфорде вышла книга С. Гордона «К минойскому через баскский», в которой автор допускал, что язык древних обитателей Крита, возможно, находится в близком родстве с баскским, как единственным не индоевропейским языком, сохранившимся в Европе. Однако, его вариант перевода текста диска вызвал неоднозначную оценку:
      «Бог, шагающий на крыльях по бездыханной тропе, звезда-каратель, пенистая пучина вод, псо-рыба, каратель на ползучем цветке; бог, каратель лошадиной шкуры, пес, взбирающийся по тропе, пес, лапой осушающий кувшины с водой, взбирающийся по круговой тропе, иссушающий винный мех..».
      Схожий метод дешифровки, когда предметам приписываются названия на выбранном «родственном» языке и затем, путем сокращения этих названий получают слоговые значения знаков и, таким образом, каждая группа знаков на диске превращается во фразы, использовала в том же 1931 году Ф. Стоуэлл в книге «Ключ к критским надписям», сделав попытку прочесть диск на древнегреческом языке. Начальные слоги дополнялись до полных слов, и фраза читалось, как казалось, по-гречески (например, «Восстань, спаситель! Слушай, богиня Реа!»).
      После II мировой войны, в 1948 году, немецкий языковед Э. Шертель при помощи математических методов дешифровки предположил, что надпись на диске — гимн царю Мано (Миносу) и Минотавру, выполненный на одном из индоевропейских языков, близком латинскому. Аналогичной точки зрения придерживался А. Эванс, который, основываясь на идерграфическом методе, в монографии “Scriptia Minoa” предположил, что текст диска является победным гимном. (Эту точку зрения разделяла и Т.В. Блаватская). Однако, это предположение оказалось плодом воображения.
      В 1959 и 1962 гг Б. Шварц и Г. Эфрон представили свои гипотезы содержания диска, основываясь на методе и предположении о том, что надпись выполнена на греческом языке. По версии Шварца надпись представляет собой список священных мест, своеобразный путеводитель по Криту:
      [Сторона А]: Святилище Марато и город Эрато суть истинные святилища. Могущественно Ка..но, святилище Зевса. А которое есть святилище Месате, это — для эпидемии. Святилище Филиста — для голода. Святилище Акакирийо есть «Святилище, которое есть святилище Халкатесе.., - Геры. Святилище, которое есть Маро, есть менее достопримечательное, тогда как святилище Халкатесе..- более достопримечательное.
      [Сторона В]: Эти суть также святилища: могущественная Эсерия, Ака, Эваки, Маирийота, Мароруве, ..томаройо и Се..а. И этот город Авениту превосходен, но Эваки осквернен. Храм, расположенный против Филии, есть Энитоно по имени. Имеется три храма: Эрато, Энитоно и Эсирия. И это именно Эрато — для обрядов с быками, и Энитоно — для умиротворения, и для свободы от забот — третья, веселая Эсирия».
      Эфрон полагал, что на диске записан древнейший образец греческой религиозной поэзии:
      [Сторона А]: Исполненное по обету приношение для Са.. и Диониса, исполненное по обету приношение для Тун и Са.., жертвоприношение Ви.. и жрецам, и жертвоприношение..[неким божествам], и жертвоприношение Са.. и Дионису, и жертвоприношение..[неким божествам], ..Агвии и ее сыну,  жертвоприношение и ..богине Тарсо, и..[некому атрибуту] божественной Тарсо, и ..[некому атрибуту] божественной Тарсо и самой богине.
      [Сторона Б]: Иаон бесстрашный из Сард вызвал чтимую богиню Тарсо, дочь Теарнея, на состязание. Божественный Теарней, сын Тарсо, дочери Теарная, приготовляя жертвенный при в Сардах на азиатский манер, убеждал человека из Азии: «Уступи богине, вырази почтение Гигиее, дочери Галия». Сын Тарсо просил красноречиво от имени богини. Иаон бесстрашный пришел к соглашению с Тарсо и Агвием».
      В дальнейшем, бесперспективность использования идеографического, сравнительно-иконографического и акрофонического методов для чтения диска убедительно показал Г. Нойман.
      С. Дэвис, рассматривая надпись на диске как анатолийскую (хетто-лувийскую) по происхождению, трактовал текст на обеих сторонах практически идентично:
      [Сторона А]: Оттиски печатей, оттиски, я отпечатал оттиски, мои оттиски печатей, отпечатки...я оттиснул...» и т.д и т.п.
      По мнению Вл. Георигиева, также сторонника анатолийского происхождения диска, после расшифровки архаических греческих текстов линейного Б, не может быть подвергнуто сомнению, что диск написан на индоевропейском языке. Сам он трактовал надпись как своеобразную хронику событий, произошедших в юго-западной части Малой Азии, в которой на стороне А самые важные личности — Тархумува и Яромува, вероятно, владетели двух разных областей. На стороне Б — Сарма и Сандатимува, вероятный автор текста.
      В 1948 году диск был прочитан на одном из семитских языков следующим образом:
      «Высшее — это божество, звезда могущественных тронов.
      Высшее — это изрекающий пророчество.
      Высшее — это нежность утешительных слов.
      Высшее — это белок яйца.»
       Французский исследователь М. Омэ, считавший, что вертикальные черты диска отделяют не отдельные слова, а целые фразы, обнаружил в тексте известие о гибели Атлантиды. С ним был согласен ведущий советский атлантолог Н.Ф Жиров.
      Особое значение при исследовании диска придается тому факту, что надпись сделана с помощью 45 различных деревянных и металлических штампов. По мнению Чэдуика, можно предположить, что подобный набор не мог использоваться для изготовления одной единственной надписи и, соответственно, можно предположить наличие других, аналогичных диску из Феста надписей.
      Г. Ипсен в статье 1929 года отмечал, что:
      1.      Фестский диск не имеет билингвы и слишком мал для проведения каких-либо статистических подсчетов.
      2.      Количество знаков диска (45) слишком велико для буквенного письма и слишком мало для иероглифического.
      3.      Письменность диска является слоговой.
       Э.Грумах в статье в ж. «Kadmos» обратил внимание на исправление, внесенные в текст диска в четырех местах, где старые знаки оказались стертыми и вместо них впечатаны другие. Первые три исправления сделаны на лицевой стороне диска, в нижней половине внешнего кольца (край диска); четвертое сделано на оборотной стороне, в третьей ячейке от центра. Суть исправления в следующем:
      1.      В одном случае поставлено два новых знака - «голова с перьями» и «щит».
      2.      В двух других — на месте какого-то старого знака поставлен «щит», что позволило образовать новую группу знаков «голова с перьями — щит», как в первом случае.
      3.      В последнем случае на место одного старого знака стоят два новых - «голова с перьями» и «женщина, смотрящая вправо».
       Причины подобных исправлений неизвестны, но, видимо, явились следствием какого-то события, сделавшего необходимым внесение корректив. (Истории известны случаи, когда перебивались имена царей или даже стирались. Например, хеттская надпись, из которой была удалена надпись с названием страны Аххиява).
      Э. Зиттиг в 1955 году вычитал на одной стороне указания о раздаче земельных наделов, а на другой стороне — наставления по поводу ритуальных действий, относящихся к поминальным обрядам и празднику сева.
       В 1934-35гг. при раскопках пещерного святилища в Аркалохори (Центральный Крит) С. Маринатосом была обнаружена бронзовая литая секира с выгравированной надписью, содержащей знаки, полностью идентичной знакам на Фестском диске. В 1970 году в ж. Кадмос был опубликован происходящий из Феста оттиск на глине единственного знака, тождественного знаку 21 письменности диска. Было установлено, что техника последовательного оттиска на мягкой сырой глине изображений с помощью специальных матриц применялась критскими мастерами уже в СМПII. Возникло предположение о местных, критских иконографических истоках письменности Фестского диска, развивавшихся одновременно с линейным А.

      Знак 02 «голова, украшенная перьями», который Э. Майер и А. Эванс сравнивали с изображением головного убора филистимлян, известного по рельефам времен Рамсеса II и которые моложе диска на несколько столетий, как было установлено Э. Грумахом, не имеют никакой иконографической связи со знаком 02. При раскопках одного из горных святилищ на востоке Крита были найдены глиняные головы подобной формы.

      Кроме того, на двух минойских печатях имеются изображения полулюдей-полуживотных, которых связывают с солярным культом, с такими же зубчатыми гребнями и клювообразными носами, как на знаке 02. Это позволило Грумаху сделать вывод о том, что знак 02 — смешанный образ человека и петуха, священного животного Крита, атрибута верховного божества.

       
      Знаки 02-06-24
      Знак 24 (пагодообразное здание) А. Эванс сопоставлял с реконструированным на основании фасадов гробниц экстерьером деревянных домов древних жителей Ликии. Э. Грумах считал, что знак проявляет большее сходство с критскими многоэтажными зданиями на оттисках печати из Закроса (Восточный Крит). О знаке 06 («женщина») А. Эванс отзывался как о резко контрастирующим с обликом минойских придворных дам. Э. Грумах отождествлял знак с изображением богини-бегемотихи Та-урт, почитание которой было заимствовано из Египта и засвидетельствовано на Крите до времени создания диска, причем богиня одета в характерную критскую женскую одежду.
      Т.о, практически всем знакам фестского диска могут быть подобраны критские прототипы. Само спиральное расположение знаков, подобное надписи, обнаруженной на круглом щитке золотого перстня в некрополе Кносса, состоящей из 19 знаков линейного письма А, напоминает об излюбленном орнаментальном мотиве в искусстве Крита.
      Вопрос о том, в каком направлении следует читать надпись на диске, также можно считать решенным. Уже один из первых исследователей диска А. Делла Сета указывал, что композиционное построение скрученной спиральной надписи явно ориентирует на принцип движения по часовой стрелке. Также выяснилось, что когда миниатюрные матрицы накладывались на поверхность сырой глины не совсем ровно, то их оттиски всегда получались более глубокими с левой стороны. Следовательно, критский печатник, штампуя надпись, действовал левой рукой, последовательно нанося знаки справа налево. Если считать, что чтение диска шло от центра к краям, то возможными кандидатами на знаки для чистых гласных будут 35, 01. 07, 12, 18. Однако знак 07 входит в большое число как начал, так и концовок различных слов (независимо от направления чтения). И поэтому из числа кандидатов должен быть исключен. По сходным причинам должен быть исключен знак 12. Т.о, при направлении чтения от центра к краю кандидатами на гласный будут знаки 01, 18, 35, а при направлении чтения от краев к центру — 22, 27, 29.

      По мнению Ипсена, «рисунок сам говорит о значении формата: голова, украшенная перьями, показывает, что следующее слово обозначает определенную личность. По своему положению и значению этот знак совпадает с соответствующим знаком в клинописи; на то, что рисунок и явно единственная идеограмма, указывает сопоставительный анализ иероглифических систем письма, где также изображения людей и частей человеческого тела чаще всего выступают в качестве детерминативов. Т.о, знак 02, содержащийся почти в трети слов и стоящий всегда на первом месте перед другими знаками, был единодушно опознан как детерминатив (Пернье, Ипсен, Нойман, Назаров и др), обозначающий имена собственное (в тексте их — 19, а с учетом повторений — 15), которые некоторые исследователи относят к перечню минойских правителей Крита (А. А. Молчанов).

      Из установленного в целом слогового характера письма Фестского диска естественным образом вытекает вывод о том, что обособленные группы знаков, заключенные в ячейки, представляют собой слова.  Вслед за именами правителей стоят слова, обозначающие область или город. Общий порядок перечисления критских городов реконструируется следующим образом:
      –        Кносс
      –        Амнис (согласно Страбону, при царе Миносе являлся гаванью Кносса)
      –        Тилисс
      –        неизвестные города Центрального и Восточного Крита
      –        Фест (Южный Крит)
      –        Аптара и Кидония (Западный Крит)
      –        Миноя

      Самое популярное имя в перечне правителей в тексте диска транскрибируется как Сатури или Сатир. Имя Сатира встречается, а мифолого-исторической традиции, отражающей древнейшее прощлое Пелопоннеса: царь Аргос победил некого Сатира, притеснявшего жителей Аркадии. Также ему приписывается победа над быком, опустошавшим Аркадию. Бык, судя по его изображениям в минойском искусстве играл очень важную роль в религиозных представлениях и, по-видимому, являлся для минойцев, как и для древних египтян, одновременно и воплощением бога, и двойником обожествленного царя (культ Аписа в Мемфисе). Для ахейских греков бык являлся олицетворение мощи Крита.

      Было выдвинуто предположение о наличии в личных именах общего корня со значением «жрец», «прорицатель», которые сочетаясь с именем правителя и топонимом (по типу А29 А31) представляют собой наименование сана.
      Весьма возможно, что второй правитель Феста (А29) с титулом «прорицатель» являлся хозяином «малого дворца» (т.н царской виллы в Агиа-Троаде), а первый (А26), по имени Сакави, имел постоянную резиденцию в большом дворце в городском акрополе, и тогда сохранившийся диск принадлежал лично ему.

      Т.о, по одной из версий, общая интерпретация содержания текста Фестского диска заключается в сообщении о приношении вотива божеству по случаю заключения или возобновления священного договора или совершения какого-либо другого сакрального акта.
      Сама форма диска заведомо ассоциирована с солярным символом. Известно, что еще во II в н.э в храме Геры в Олимпии сохранялся диск, возможно, аналогичный фестскому, на котором также по кругу был написан текст священного договора о перемирии на время проведения Олимпийских игр.
       
      Каменный жертвенник из дворца Маллия
      Метод штамповки надписи на диске связан с необходимостью его тиражирования для участников церемонии. Именно это обстоятельство позволило сохраниться одному экземпляру диска и не исключает обнаружение аналогичных ему в будущем при раскопках минойских дворцов или святилищ.
      Данная трактовка содержания диска согласуется с данными археологии относительно политического устройства Крита в кон. СМПIII, когда главенствующая роль принадлежала Кноссу, но централизованное государство еще не было создано. Этому свидетельствует почетное первое место в общем списке владык Крита. Интерпретация текста как сакрально-политического документа, составленного от имени кносского царя, предполагает изготовление этого экземпляра и подобных ему (как минимум, 12) именно в Кноссе.

    • Киклады: между минойским Критом и Ахейской Грецией
      By Неметон
      Археологическое обследование островов Эгейского моря и всего Восточного Средиземноморья, в целом, показало, что лишь незначительная их часть (менее 20%) была заселена еще до нач. IIIтыс. до н.э, к концу которого было заселено уже более 70% островов. Освоение Эгеиды обитателями материка, перебравшимся на острова частью с территории Малой Азии, частью с прибрежных районов материковой Греции, стало возможным лишь после того, как население Эгейского мира в достаточной степени овладело навыками мореплавания и научилось строить вместительные и надежные суда. Занятия торговлей и пиратством едва ли могли сыграть заметную роль в появлении на островах первых постоянных поселений.

      Вся островная зона Эгеиды распадалась в то время на несколько более или менее четко разграниченных между собой культурных ареалов. Некоторые из них явно тяготели в своем развитии к близлежащим районам материковой Греции или Малой Азии, составляя с ними, в сущности, единое целое.
      Периодом расцвета кикладской культуры принято считать период ок. 2700-2400/2300гг до н.э., именуемый также как период «культуры Керос-Сирос». Данные археологии позволяют говорить о весьма заметном увеличении населения на всей территории Кикладского архипелага. Об этом свидетельствует разрастание старых и появление целого ряда новых некрополей. Самый крупный из них на о. Сирос, насчитывает свыше 500 могил. Помимо разнообразных керамических изделий в погребениях обнаружен из металла: бронзовые кинжалы, наконечники копий. Реже встречаются металлические орудия труда, как, например, набор плотницких инструментов на о. Делос. К. Ренфрью полагал, что начиная с периода «Керос-Сирос» война и пиратские набеги становятся регулярным промыслом среди мужской части населения архипелага наряду с рыболовством и отчасти, видимо, торговлей. На это указывает сообщение Фукидида:«Ведь уже с древнего времени, когда морская торговля стала более оживленной, и эллины, и варвары на побережье и на островах обратились к морскому разбою. Возглавляли такие предприятия не лишенные средств люди, искавшие и собственной выгоды, и пропитания неимущим».

      "Кикладская сковородка"
      Эту сторону деятельности населения архипелага подтверждают находки оружия в кикладских могильниках и изображения кораблей на т.н. «кикладских сковородах», а также появившиеся на островах укрепленные поселения нового типа, имевших особенности:
      - поселение занимает естественный акрополь или укрепленную самой природой возвышенность (чаще на берегу моря)
      - поселение обнесено оборонительной стеной, усиленной «бастионами».
      Фукидид отдельно указывал на опасность нападений с моря, указывая, что пираты «… нападали на незащищенные стенами селения и грабили их…Древние же города, как на островах, так и на материке…строились в некотором отдалении от моря для защиты от постоянных грабежей, поэтому они еще до сих пор находятся в глубине страны».
      Характерным памятником кикладских поселений является Кастри на о. Сирос. Поселение общей площадью ок. 3600 кв.м занимало склон высокого холма. С трех сторон его окружала довольно мощная стена, с четвертой (юго-восточной) стороны поселение было защищено крутым и обрывистым склоном холма. Снаружи к стене пристроены 6 полукруглых бастионов. Внутреннее пространство поселения между стеной и обрывом было довольно плотно и бессистемно застроено небольшими, неправильной формы домами с тонкими стенами, сложенными из мелких плит песчаника.

      Сосуд с о. Мелос
      Еще одним источником информации о кикладских поселениях может считаться уникальный каменный сосуд из хлорита, обнаруженный на о. Мелос.
      Конструкция сосуда состоит из 7 цилиндрических ячеек, напоминающих башни, сгруппированных вокруг пустого пространства и объединекнных общей оградой, имеющей общий вход в виде ворот с портиком под двускатной крышей. Все это сооружение располагается на скругленной платформе, поддерживаемой 4 рифлеными ножками. Мнения ученых о том, что представляет из себя этот сосуд разделились. Выдвигаются версии, что мелосский сосуд - это:
      - Модель зернохранилища.

      Цилиндрические ячейки сосуда действительно имеют некоторое сходство с башнеобразными житницами древнего Египта, известными по целому ряду изображений. Поддерживающие сосуд ножки находят свое функциональное оправдание, если предположить, что его реальным прототипом была приподнятая над землей свайная конструкция, предохраняющая зерно от почвенной влаги и грызунов.
      - Воспроизведение какой-то жилой постройки или целой группы связанных между собой жилищ
      - Макет некоего культового сооружения
      Вполне допустимо, что создатель сосуда пытался передать общее впечатление от городков-акрополей, видимых им в разных местах, состоящих из башен не в фортификационном смысле, а особого рода башенных жилищ, широко распространенных в древности по всему Средиземноморью и многих странах Передней Азии. Одной из разновидностей могут считаться «башенные дома» минойского Крита, известные по т.н «городской мозаике» из дворца в Кноссе. Но на островах Кикладского архипелага сооружения такого рода не обнаружены.

      Башенные дома Крита (Кносс)
      Т.о, основная черта кикладских поселений состоит в том, что все они, хотя и по-разному, были укреплены и занимали стратегически выгодные высоты, отчасти защищенные самой природой. Эта защита кикладских городков и деревень от нападения извне свидетельствует о нарастании в этот период военной напряженности и широком распространении пиратства. Постоянная угроза со стороны моря вынуждала обитателей островов не только выбирать для поселения места, надежно защищенные самой природой и возводить вокруг них оборонительные стены, но и стягиваться из одиночных поселений в более крупные и укрепленные деревни. Депопуляция на целом ряде островов в кон. III-нач. II. до н.э. связывают с деятельностью пиратских дружин. Однако, данное предположение довольно спорно, т.к. ставя на грань исчезновения одни поселения, пиратство способствовало процветанию других, лучше организованных и более сильных в военном отношении. Нельзя сбрасывать со счетов войны, происходившие на суше и имевшие не менее гибельные последствия, чем пиратские рейды. В течение периода средней бронзы укрепляются поселения не только в прибрежной полосе материковой Греции, но и в районах, достаточно удаленных от моря (Мальти в Мессении).
      Резкий разрыв культурных традиций на Кикладских островах, как и повсюду в Эгеиде, видимо связан с происходившими в 2300г до н.э широкомасштабной миграцией населения, о чем свидетельствуют разрушения на территории материковой Греции, Анатолии и Крита. Это заставляет усомниться в мнении о мирном процветании островных поселений под эгидой Крита.
      «Как нам известно из предания, Минос первым из властителей построил флот и приобрел господство над большей частью нынешнего Эллинского моря. Он стал владыкой Кикладских островов и первым основателем колоний на большинстве из них и, изгнав карийцев, поставил там правителями своих сыновей. Он же начал истреблять морских разбойников, чтобы увеличить свои доходы, насколько это было в его силах… Но разбойниками были островитяне – карийцы и финикияне, поселения которых находились на большинстве островов…После установления морского господства Миноса мореходство стало более оживленным, ибо Минос, изгнав разбойников, заселил большую часть находившихся под их властью островов». Фукидид писал:
      Относительная равномерность развития отдельных частей эгейского мира эпохи ранней бронзы была резко нарушена в пользу минойского Крита, где в период средней бронзы начала формироваться цивилизация дворцового типа. Минойцы, находясь в относительной безопасности от ответных ударов островитян, тревожили их набегами, не давая встать на ноги обессиленным кикладским общинам.

      Раскопки в Акротири (Фера)
      Из 30 с небольшим поселений, существовавших на Кикладах во IIтыс. до н.э. детально изучены поселения на о. Мелос (Филакопи), Кеос (Айя Ирини) и Фера (Акротири). В процессе изучения возник ряд важнейших вопросов:

      Жилище в Филакопи (реконструкция)
      -  проблема соотношения и взаимодействия в этнокультурной среде Кикладских островов во IIтыс. до н.э местных автохтонных элементов с элементами, привнесенными извне, прежде всего с Крита и из ахейской Греции. Вопрос непосредственно связан с т.н. «минойской талассократией» и военной экспансией в Эгеиде микенских государств Пелопоннеса и Средней Греции.
      - проблема происхождения и характера самих кикладских поселений: либо это особый тип поселений, присущий островитянам, либо результат минойско-микенской колонизации

      Айя-Ирини (план поселения)
      О том, что Мелос поддерживал тесные связи с Критом, свидетельствуют многочисленные находки, относящиеся к позднемикенскому периоду (ПМIa), импортной минойской керамики, так и местной мелосской с заметным критским влиянием, критские каменные вазы, фрагменты настенной живописи, следующие минойским образцам, помещение с подпорным столбом в центре, близко напоминающую минойскую крипту и найденная табличка со знаками линейного письма А. Некоторый перерыв в культурной преемственности был отмечен вследствие санторинской катастрофы (по одной из версий). Затем минойское влияние уступает место микенскому (с позднеэлладского периода, ПЭIIIA), о чем свидетельствует обнаружение «мегарона» с портиком и очагом в центре, характерном для материковой Греции.

      Мегарон
      В тоже время здесь отсутствуют типичные для критской дворцовой архитектуры внутренний двор и световые колодцы. Сам «дворец» можно рассматривать как резиденцию микенского «губернатора». Под фундаментом дворца были найдены остатки другой, более ранней, постройки, что позволило провести аналогию с «Домом черепиц» в Лерне и предположить, что это мог быти административный центр поселения или, даже, резиденция минойского наместника. В южной части дворца, в непосредстввенной близости от оборонительной стены, было найдено небольшое строение из двух обособленных комнат, идентифицированное как микенское святилище. В помещении были обнаружены уникальные находки: разрисованные фигурки богини из терракоты, две бронзовые статуэтки бога-кузнеца, вероятно, восточного происхождения, миниатюрная золотая маска (видимо, предназначенная для деревянной или глиняной статуи), скорлупа страусового яйца (возможно, остатки культового сосуда) и несколько терракотовых вотивных фигурок необычной формы. Святилище было построено в XIVв до н.э и просуществовало до 1090г до н.э, когда было окончательно заброшено.

      Фреска из Акротири
      В одном из домов Акротири на Фере был обнаружен миниатюрный живописный фриз с изображением морской экспедиции из 7 кораблей, возвращающейся из похода.

      Шлем из кабаньих клыков
      Художник подчеркнул две группы персонажей: одетых в минойские передники гребцов и облаченных в длинные одеяния «пассажиров», над головами которых подвешены шлемы из кабаньих клыков.

      Воины Акротири (реконструкция)
      В другой части изображения эти «пассажиры» уже в полном боевом облачении с длинными копьями в руках, большими прямоугольными щитами из бычьих шкур и в упомянутых шлемах. Очевидно, художник передал возвращение из военной экспедиции, которое можно трактовать, как прибытие минойского наместника на Феру из похода. Сомнительно, что это изображение возвращение из пиратского рейда, т.к. это противоречит свидетельству Фукидида о борьбе минойцев с морскими разбойниками.

      Целый ряд фактов говорит о том, что культура Кикладского архипелага испытала очень сильное влияние культуры минойского Крита, которое стало особенно ощутимым с конца среднеэлладского периода и проявляет себя в стенных и вазовых росписях, распространении минойских мер веса в виде свинцовых дисков и письменности (линейное письмо А). Является ли это свидетельством того, что Киклады действительно являлись опорными пунктами минойской морской державы или колониями Крита?
      По мнению К. Брэнигена, минойское присутствие на Кикладах ограничивалось лишь небольшими группами или общинами переселенцев, в разных пропорциях, внедренных в местную этническую среду. Ни гарнизонов, ни администрации, по его мнению, на островах не было. Это позволяет допустить спонтанное, независимое от внешнего влияния развитие кикладских поселений.