Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII-IX веков

   (0 отзывов)

Saygo

Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII-IX веков // Вопросы истории. - 1987. - № 2. - С. 20-32.

Первая половина VII в. стала важным периодом в истории многих стран и народов Евразии. В предшествующем столетии рельефно вырисовывалась роль двух держав - Византии и Сасанидского Ирана. Укрепленные изнутри реформами соответственно Юстиниана I (527 - 565 гг.)1 и Хосрова I Ануширвана (531 - 579 гг.)2 Византия и Иран на протяжении почти всего VI в. боролись за гегемонию в Передней Азии, и прежде всего за обладание Месопотамией и Закавказьем. Эта борьба достигла своего апогея в первой трети VII века. Война на изнурение, которую вели Ираклий (610 - 641 гг.) и Хосров II Парвиз (590 - 628 гг.), сначала сопровождалась успехами персидских войск. Полководцы Хосрова II захватили Месопотамию, Сирию, Палестину, Египет и дважды достигали Босфора. Затем военное счастье перешло к византийцам, и они вместе со своими союзниками, кочевниками из предкавказских степей вытеснили персов из Закавказья и взяли столицу Сасанидов Ктезифон (около современного Багдада). В итоге и Иран и Византия были истощены и к 30-м годам VII в. заключили мир, сохранивший статус-кво3.

Между тем в южных пределах враждующих держав именно в 20- 30-е годы VII в. оформилось и превратилось в большую силу новое государство - Арабский халифат. Ближайшие преемники основателя ислама Мухаммеда - халифы (буквально - "наместники пророка"), используя ослабление Византии и Ирана, на протяжении 30 - 40-х годов VII в. сокрушили державу Сасанидов и отняли у Византии ее переднеазиатские и североафриканские владения. Иран вошел в состав Халифата, а Византия надолго перестала играть роль великой державы4. Это было следствием не только успеха арабов, но и развития событий в северных пределах империи - в Восточной Европе.

События, происходившие в этом регионе после распада Гуннской державы (50-е годы V в.), известны мало. Наши основные (византийские) источники, как правило, отражают только факты, представлявшие интерес для империи, и события преимущественно на дунайской границе, "связанные с "северными варварами", или на Кавказе, где и Византия и Иран искали союзников в борьбе друг против друга среди местных племенных объединений. Известно, однако, что на протяжении V-VI вв. южные степи непрерывно пополнялись новыми кочевыми племенами, приходившими из-за Волги. В 50 - 60-е годы VI в. через эти степи прошли на пути в Паннонию авары ("обры" русской летописи). Удержаться здесь они не смогли, т. к., во-первых, с востока их теснила очередная орда (тюрки), Во-вторых, в VI в. в междуречье Дуная и Дона существовал мощный Антский племенной союз. Анты, по византийским источникам, в основе - восточная группа славян5 (но название это иранское 6, происходящее, очевидно, из скифо-сарматских языков, уцелевших на юге Восточной Европы и после гуннского погрома). Активное движение славян на восток продолжалось и после того, как имя антов исчезло из источников (начало VII в.), что означало распад Антского союза и в то же время новую волну движения славян на восток от среднего Днепра и в более северные районы7.

После ухода авар на запад наиболее мощной политической силой в Восточной Европе стал Тюркский каганат. Тюрки ("тукюэ" китайских источников) оформились в племенной союз в районе Алтайских гор и Семиречья в середине VI века8. На востоке они заставили платить себе дань Китай и захватили часть его территории, на западе сокрушили эфталитов9 (в результате чего утвердились в Средней Азии) и в 60 - 70-х годах VI в. подошли к Азовскому морю. Возникло огромное племенное объединение, пределы которого простирались от Желтого моря до Северного Причерноморья. Византийские императоры тут же сделали попытку заключить с новой политической силой союз и в 568 г. в ответ на посольство Тюркского каганата направили на восток свое посольство во главе с Земархом10. Однако каганат в 588 г. распался на Западный и Восточный. Под контролем Западного каганата находились юг Восточной Европы и Предкавказье. Центры этого кочевого государства были в Восточном Туркестане и Семиречье, и основные политические интересы его сосредоточивались на границе с сасанидским Ираном в Средней Азии и Китаем. (Китай и сыграл главную роль в гибели Западнотюркского каганата в 50-е годы VII века.) На ирано-тюркской границе в конце VI - первой трети VII в. постоянно возникали конфликты11, так что тюрки объективно являлись союзниками Византии.

Происходившее в то время на степных пространствах Восточной Европы еще не в полной мере выяснено историками, почему и необходимо рассмотреть обстоятельства создания Хазарского государства. Реальных известий не так уж много12, к тому же они часто путаные, из поздних источников. Но предположения и гипотезы, естественно, имеются. Хазарское государство выделилось из Западнотюркского каганата в начале 50-х годов VII. века13. В западной историографии распространена гипотетическая точка зрения о происхождении хазар от тюрок-уйгур14, тесной связи их с другим тюркским племенем на Северном Кавказе - барсилиев и возвышении хазар в борьбе с Булгарским союзом в первой половине VII века. Американский автор П. Голден, отмечая противоречивость источников о ранних хазарах, возникновение Хазарского каганата" датирует 630 - 650 годами. Он сосредоточивает внимание на борьбе между Булгарским союзом племен и поднимающейся Хазарией15. Западногерманский историк Д. Людвиг полагает, что Хазарское государство возникло между 630 и 653 годами16.

Chasaren.thumb.jpg.c44c528ffd118489643b0

Бесспорные же выводы историографии, опирающиеся на точные данные источников, можно суммировать следующим образом. Самое раннее - достоверное упоминание о хазарах как этносе содержится у Захарии Ритора (середина VI в.). У этого сирийского автора перечислены народы, обитавшие севернее Кавказских гор, упомянуты и хазары (форма хср). Они несомненно были тюрками и говорили на языке, близком булгарскому17. Вместе с булгарами (кочевавшими в основном в Западном) Предкавказье) хазары подчинялись сначала Тюркскому, а затем Западнотюркскому каганату, а обитали в VI - первой половине VII в. в Восточном Предкавказье18. Судя по скудным показаниям источников, власть. Западнотюркского каганата в европейских степях с самого начала была чисто номинальной или даже фиктивной. На деле борьбу за гегемонию - на юго-востоке Европы, за верховный в кочевом мире титул "хакан" с конца VI в. вели несколько политических сил. Хаканами именовались, верховные владыки, которым подчинялись государи (или вожди) второго порядка, просто ханы19. Пока существовал Западнотюркский каганат, хаканом был его глава. В источниках нет данных о том, чтобы до середины VII в. таким титулом обладали правители хазар или булгар20.

Реальные политические силы Восточной Европы конца VI - первой половины VII в. - это булгары, аланы и хазары. Аланы хотя и пострадали от гуннского нашествия, но сохранили сильные позиции в Центральном Предкавказье и Подонье21. Главными же претендентами на господство в восточноевропейских степях первоначально были булгары. Именно поэтому источники используют термин "Великая Болгария"22. Хронологически ее существование относится приблизительно к первой половине VII в.23 , после чего булгарское объединение распалось, значительная часть булгар ушла на запад, к Дунаю, а затем - на Балканы. Оставшиеся на Северном Кавказе булгары платили дань хазарам, "а болгар Аспаруха хазары преследовали до Дуная24.

Для уяснения вопроса целесообразно обратиться к письму хазарского царя Иосифа испано-арабскому сановнику Хасдаю ибн Шафруту. Документ этот датируется 50-ми годами X в., т. е. кануном падения Хазарии. Отвечая на запрос испанского корреспондента, Иосиф касался и древнейшей истории хазар. Знал он ее по преданиям, но сомневаться в том, что из памяти народа не исчезла общая канва событий, связанных с приобретением им самостоятельности, оснований нет. Хазарский правитель рассказывает, что его предки были малочисленны, а страну (будущее Хазарское царство) занимали некие вннтр, которых хазары победили и прогнали на запад, к р. Дуна, вблизи Константинополя25. Вннтр - несомненно булгары26, которые бежали от хазар, о чем свидетельствуют и другие источники (Михаил Сириец, Армянская география, Феофан, Никифор и: др.). Точную дату этого события установить трудно; вероятнее всего, это 50 - 60-е годы VII в.27: именно тогда хазары не только отказались признавать власть хакана западных тюрок, но и доставили под свой контроль южнорусские степи.

Но как объяснить показания тех источников28, которые называют хазар среди воюющих с Ираном в VI - первой трети VII века? Вопрос сложный, и точек зрения много. Однако упорное наименование союзников Ираклия хазарами (хазирами) 29 в "Истории страны алван", где события описаны современником или лицом следующего поколения, позволяет считать, что в Закавказье действовали именно хазары. Нельзя не обратить внимание и на то, что, хотя главную роль здесь играл джебу-хакан (а войсками командовал его племянник шад), в тексте "Истории страны алван" он назван "йаджорд" царя севера, "который был вторым [лицом] в его государстве"30. Термин "йаджорд" переводится иногда как "преемник"31, но вернее передать его "следующий" (по положению). И тогда джебу-хакан - это правитель хазар, в 620 г. еще подвластный царю севера (хакану тюрок?).

Здесь любопытно сочетание двух титулов: хакан и джебу. Последний - вариант тюркского ябгу, т. е. титула ниже хакана32. В грузинских хрониках, описывающих эти же события, встречаем просто джибго (джибга) - эристави33 хазар. По вопросу о титулах хакан, ябгу и т. д.. издавна идут споры, но при этом авторы часто не пытаются разделить Материалы VII и IX-X вв.34, без чего невозможно решить вопрос исторически. Исходя из данных "Истории страны алван" можно допустить, что уже в 20-е годы VII в. глава хазар, формально признавая верховную власть "царя севера", на деле вел самостоятельную политику, заключив союз с Византией35. Сложный титул джебу-хакан (ябгу-хакан) указывал на его самостоятельность и (в первой части) символизировал верховный сюзеренитет "царя севера". В 40 - 50-е годы VII в.. глава хазар стал именоваться просто хакан. Что касается наименования хазар в некоторых источниках (например, у ат-Табари)36 тюрками в. VII-VIII вв., то здесь ничего удивительного нет, ибо хазары - тюрки. Мало что известно о деятельности хазар в VII в. на территории Восточной Европы. Кроме преследования булгар до Дуная и, очевидно, установления контроля над причерноморскими степями, к этому времени, возможно, относится союз хазар с аланами, о чем упоминает Кембриджский документ37; вероятны также попытки хазар подчинить восточную часть славян. В VII-VIII вв. происходило интенсивное передвижение славян на восток и северо-восток, формировались "племена" (на деле - племенные союзы), перечисленные Повестью временных лет (ПВЛ)38. Согласно летописи, от хазар зависели поляне, северяне, радимичи и вятичи. И если освобождение северян и радимичей от хазарской власти было достигнуто в 80-х годах IX в., а вятичей - в 60-х годах X в.39, то зависимость полян от Хазарии, оставившая весьма путаные воспоминания, должна датироваться временем до IX в. и была явно кратковременной. Роль хазар в судьбах восточных славян оценивается в литературе по-разному. Существует, например, мнение, что именно хазары создали благоприятные условия для широкого расселения славян по Восточно-европейской равнине40. Роль Хазарии как оплота на протяжении трех с лишним веков против волн кочевников из-за Волги отрицать нельзя, но для вышеприведенного крайнего вывода оснований также нет.

В VII в. хазары закрепились в Крыму, где успешно соперничали с византийцами41. Неясно, когда под власть Хазарии попала средняя Волга, включая Волжскую Булгарию. Все указанные направления хазарской экспансии говорят о том, что хазары прежде всего стремились поставить под свой контроль торговые пути, и это понятно, т. к. транзитная торговля Востока и Запада приносила хазарской знати доходы. Здесь мы подходим к проблеме арабо-хазарских торговых и политических отношений, вращавшихся в основном вокруг Кавказа и Закавказья42. Хазары держали свои заставы в Крыму, на Тамани, под их контролем находился Волжский путь. Борьба за контроль над торговлей с Западом была одной из главных причин арабо-хазарских войн.

Торговля по Каспийскому морю в то время шла вдоль его западного берега с обязательным заходом в порты; сухопутные караваны тоже шли вблизи моря, через Дербент. Другая, более трудная, дорога вела через Дарьяльское ущелье, и пользование ею зависело от того, кто господствовал в Закавказье, Дербенте, что и налагало отпечаток на хазаро-арабские отношения. Вряд ли верно ставить вопрос об арабской угрозе, от которой якобы спасли Восточную Европу хазары43. Во-первых, нет признаков того, чтобы арабы намеревались захватить страны Восточной Европы. Во-вторых, по уровню культурного развития Арабский халифат опережал полуномадную Хазарию VII-VIII веков44. В-третьих, хазарские набеги в Закавказье сопровождались значительно большими грабежами и разрушениями, чем арабские - в пределы Хазарии45. Последняя не могла спасать Восточную Европу от арабов также потому, что сама выступала в отношении и народов Кавказа (алан и др.), и славян, и Волжской Булгарии как поработительница, все эти народы боролись за свое освобождение из-под власти хазар.

В этом районе арабы, несомненно, наследовали своему предшественнику - Сасанидскому Ирану, что обнаружилось при первом же появлении их отрядов в районе современного южного Дагестана. В 636 г. в сражении при Йармуке46 арабы разгромили византийцев, и это решило судьбу византийской Сирии, после чего в 640 г. войска халифа Омара (634 - 644 гг.) покорили византийскую Армению47. В 637 г. у г. Кадисии и в 642 г. при Нехавенде мусульмане нанесли сасанидским войскам удары, решившие судьбу державы Сасанидов в целом48; затем ими был захвачен Азербайджан49. К Дербенту - мощной крепости, контролировавшей проход на север, арабский военачальник Абд ар-Рахман ибн Раби'а с отрядом подошел в 643 году. Положение осажденного персидского гарнизона во главе с Шахрбаразом (Шахрияром) было трудным, ибо с севера Дербенту угрожали хазары, и Шахрияр заключил с арабами договор, согласно которому обязался оборонять Дербент от хазар. Вопреки практике арабских властей Шахрбаразу не пришлось ничего платить в казну халифа50; это объяснялось важным в глазах арабов значением Дербента как оплота от хазарских нашествий.

Имеются известия о войне с хазарами Абд ар-Рахмана и его брата Салмана в том же 643 г. и их походе на хазарский город Баланджар51, местонахождение которого до сих пор неясно. Он находился где-то в пределах Дагестана, к северу от Дербента52. В 653 г. тот же Абд ар-Рахман ибн Раби'а, используя осадные машины, пытался взять Баланджар, но потерпел поражение и погиб53 (по другим источникам54 это случилось с Салманом). Вскоре начались смуты в Халифате55, и арабам было не до хазар.

Хазары же, наоборот, активизировали свои действия и в 662 и 664 гг.. опустошали Закавказье56. Правитель Кавказской Албании князь (иш-хан) Джеваншир в этих условиях, борясь с хазарами, склонялся к; союзу с арабами, а также Грузией и Арменией, но был убит при неясных обстоятельствах. Выступивший сразу после этого в поход на Албанию "гуннский" полководец Алп-Илутвер воевал против законного" наследника Джеваншира, его племянника Вараз-Трдата, под лозунгом - мести за дядю. Сам Вараз-Трдат был утвержден на престоле халифом. Неустойчивость положения в Халифате заставила Вараз-Трдата послать, на север посольство во главе с епископом Исраэлом с целью утверждения мира с хазарами, а также проповеди христианства. В целом, однако, в 80 - 90-е годы VII в. положение Албании было тяжелым, и князь ее Вараз-Трдат вынужден был лавировать между Халифатом, Хазарией и Византией и платить им всем дань57.

Между тем в Халифате произошли серьезные внутренние изменения, свидетельствовавшие о стабилизации положения в этом государстве. В правление Абд ал-Малика (685 - 705 гг.) были проведены финансовая и административная реформы, укреплена государственная власть58, и тогда арабы нанесли византийцам ряд тяжелых поражений, а в 701 - 705 гг. покорили Закавказье59. О событиях в Хазарии того времени практически ничего не известно. Исключение составляет известие о ссылке императора Юстиниана II в Херсонес в 695 г., которое доказывает господство хазар в ту пору в Крыму60.

Хазары даже в смутные для Халифата времена лишь совершали грабительские походы в Закавказье, но закрепиться там не сумели. Это и понятно, учитывая уровень социально-экономического развития Хазарии VII века. Сведения об этом имеются прежде всего в "Истории страны алван". Она описывает северных врагов Албании (именуемых хонами61 и хазирами) как дикий варварский народ62. И хотя здесь можно предположить определенное преувеличение, в основе своей это не вызывает сомнения. Правда, уже в VII в. упоминается "великий"63 город Варачан (Баланджар) - кажется, первая столица хазар, замененная в VIII в. на Самандар64. Описаний раннего Баланджара в нашем распоряжении нет, но если даже это и был большой город, то заслуга его строительства, наверняка принадлежит более старому (ираноязычному65 и кавказскому) населению региона, а не кочевникам-хазарам.

Различное (в культурном плане) отношение к хазарам и арабам проходит и через христианскую закавказскую - армянскую, албанскую и грузинскую - среду той (и более поздней) поры, хотя в глазах христианских авторов и мусульмане-арабы были врагами и захватчиками. Таковыми являлись халифы Омейады, а затем Аббасиды. Но они нередко действовали умно и расчетливо, умея использовать рознь и противоречия в среде местных феодалов, а также угрозу со стороны кочевников севера (в VII-VIII вв.) хазар. Поэтому политические и экономические позиции арабских правителей в Закавказье оказались прочнее. Да и страны, вошедшие в состав Арабского халифата, были наиболее развитыми в этой части Евразии66.

Тем не менее хазары делали попытки если не вытеснить арабов из Закавказья, то, во всяком случае, создать им там максимальные затруднения. При этом обнаруживается взаимосвязь между арабо-хазарскими войнами первой половины VIII в. и крайне обострившимися арабо-византийскими отношениями67. В свете этой взаимосвязи легче понять сущность столкновений арабов и хазар, увидеть в них не локальную цепь столкновений, а события большой политики, в которой главную роль играли Халифат, Византия и Хазария.

Для координации действий против Византии и хазар власти в Дамаске учредили единое северное наместничество, которому подчинялись и Закавказье и малоазиатские владения Халифата68. За 709 - 744 гг. известны три наместника севера: Маслама Ибн Абд ал-малик, Джаррах Ибн Абдаллах ал-Хаками и Мерван ибн Мухаммед69. Показательно, что Маслама и Мерван были Омейады, ближайшие родственники халифов (Мерван и сам в дальнейшем являлся последним халифом династии Омейадов)70. История арабо-хазарских войн первой половины VIII века - это специальная тема, требующая тщательного сопоставления данных арабских, армянских, сирийских и других источников. Наша задача состоит в том, чтобы, установив тесную связь арабо-хазарских и арабо-византийских отношений, выявить основные этапы арабо-хазарской борьбы и ее итоги.

Маслама руководил военными действиями против Византии в Малой Азии с 705 г., а с подчинением ему и Закавказья должен был вести борьбу также с хазарами. Общее число столкновений в форме взаимных набегов, иногда перераставших в настоящие войны, за период с 707 - 708 гг., когда источники фиксируют первый поход Масламы на турок (т. е. хазар)71, до войны Мервана 737 - 739 гг. превышает десяток. Конфликты происходили по обеим главным коммуникациям, связывавшим Закавказье с Северным Предкавказьем, в районах Дербента и Дарьяла.

Естественно, в эти конфликты так или иначе, были вовлечены страны Закавказья, подвластные арабам, и области горного Кавказа и Северного Предкавказья, зависимые от хазар или самостоятельные.

Армянские земли были окончательно включены в состав Халифата в 699 - 702 годах. После восстания 703 г. властями халифа были физически уничтожены провизантийски настроенные армянские нахарары - их сожгли в церквах Нахчавана и Храма (705 г.). Остальным феодалам подтверждались права на их владения при условии подчинения Халифату72, что обеспечило лояльность армянских феодалов, поставлявших арабам прославленную армянскую конницу73. Та же политика проводилась в Албании. Хотя ее князь Шеро был смещен и с ненадежной частью феодалов (азатов) в 705 г. выслан в Сирию74, основная часть албанской знати, по-видимому, также пошла на союз с арабами.

Более сложная ситуация сложилась в Грузии. Правда, Восточная Грузия оказалась под властью Дамаска почти в одно время с Арменией и Албанией75, но Западная Грузия была слишком тесно связана с Византией. Позднейшие события76 позволяют предполагать здесь уже в, первой половине VIII в. влияние Хазарии. Лишь в начальный период, наместничества Мервана произошло присоединение Западной Грузии к Халифату. За жестокость и прямолинейность Мерван получил здесь, прозвание "кру" - глухой (к жалобам и надеждам) 77. Западную Грузию он покорил78.

Источники не дают ясной характеристики роли алан в событиях первой половины VIII века. В 721/722 г. хазары воевали с ними, в 723/724 г. поход в Аланию совершил Джаррах79 и т. д. Целенаправленные попытки уловить возможные факты алано-хазарского союза привели В. А. Кузнецова к заключению, что этот союз не был стабилен и порой какая-то часть алан пыталась не подчиниться хазарскому диктату80. Согласно собственно хазарским документам (на древнееврейском языке), аланский правитель один из первых на Кавказе стал союзником хазар, а в первой половине X в. безуспешно попытался избавиться от этого союза81. Но "царь алан", по-видимому, не контролировал всей аланской территории, и это создавало для арабов возможность маневрировать.

Весь запад Предкавказья занимали кашаки (касоги русских летописей), т. е. предки адыгов. Но их разобщенность не давала возможности оказать сопротивление соседям82. В Дагестане наиболее известна была страна Сахиба-ал Сарир (буквально - "владетеля трона"), занимавшая, как полагают, центральный Дагестан83. В силу такого расположения владетель ее был самостоятелен по отношению к арабам и хазарам. Существовали и другие "князья" в Дагестане (Туман-шах, Филан, Хайдак и др.) 84, но их роль была менее значительна.

Меньше всего данных о северных пределах и соседях Хазарии. Согласно ПВЛ, хазарам некогда платили дань даже поляне. Учитывая данные IX в. (о хакане русов), это могло быть только в VIII веке. Северяне и радимичи зависели от хазар до 80-х годов IX в., а вятичи были освобождены Святославом в 60-х годах X века85. Неизвестно, когда под власть хазар попали буртасы и Волжская Булгария, можно предположить и VIII и IX век. Во всяком случае, Хазария VIII в. являлась большим государством, хотя внутренней спайки в нем не было. Овладение Закавказьем сулило ей господство над богатыми высококультурными странами, а также союз с Византией, откуда через Черное море, носившее еще в IX в. название Хазарское, и через хазарские заставы шел на Восток, до Китая, великий торговый путь, которым пользовались еврейские купцы Западной Европы86.

Несмотря на неясности в отношении пределов Хазарии первой половины VIII в., можно утверждать, что преимущества были на стороне арабов. В 711 г, они переправились через Гибралтар, захватили Испанию, а затем перешли в южную Францию; на востоке в течение ряда лет покорили Среднюю Азию, а в 751 г. на р. Талас разбили китайцев. Наместник Маслама подходил к Константинополю, так что византийским басилеям помощь хазар была нужна без промедления. Об этом свидетельствуют факты: в 89 г. хиджры (707 - 708 гг.) Маслама ходил на Византию и в том же году воевал хазар вблизи Дербента. В 105 г. х. (723 - 724 гг.) Джйфрах ходил походом в области алан и хазар, и в том же году шла война с Византией87 и др. Но во всех этих войнах арабы не заходили на север далее Баланджара.

Иначе выглядели нашествия хазар. Особенно пагубным был поход 112 г. х. (730 - 731 гг.). Согласно Левонду, возглавил его полководец Тармач, который через Дербент (Чора) и страну Маскутов прошел весь Ширван и через Араке двинулся на Ардебиль; выступивший против него Джаррах погиб88. Поход хазар сопровождался грабежами и разрушениями в Армении и Азербайджане, взятием Ардебиля - главного города Азербайджана. Назначенный наместником халифа, Маслама сумел изгнать хазар, заключил договор с мелкими правителями горного Дагестана, закрепился в Дербенте и даже совершил поход на север от него. Дербент он укрепил и поставил там гарнизон в 24 тыс. человек89.

В том же 114 г. х. (732 - 733 гг.) халиф Хишам назначил Мервана ибн Мухаммеда наместником севера90, обладающим чрезвычайными полномочиями. Халифат решил покончить с напряженностью на севере, в районе Кавказа. Это совпало с активизацией арабской политики в Европе: перевалив через Пиренеи, арабы пытались закрепиться и на территории Франции, но были в 732 г. разбиты Карлом Мартеллом при Пуатье. В Закавказье соотношение сил оказалось в их пользу. Мерван сумел собрать огромное по тем временам войско. Только из Сирии он привел в Закавказье армию численностью в 120 тыс. воинов91. Его ставка размещалась в Касаке, недалеко от Тифлиса92. Именно отсюда Мерван руководил приведением в покорность части армянских нахараров (патриков) и Грузии93. Обеспечив таким путем свой тыл, он в 737 г. начал войну с хазарами.

Арабское войско было разделено на две части: сам Мерван шел через Дарьял, а его полководец Усайд ибн Зафир ас-Сулами - через Дербент94. Оба войска соединились у хазарской столицы Самандар, которая была, очевидно, где-то в районе современной Махачкалы95. Одновременно происходили военные действия и на византийской границе96. Источники упоминают только о бегстве хазарского хакана от арабских войск, ничего не говоря о сопротивлении хазар. Поэтому, принимая во внимание многочисленность войск Мервана, надо, очевидно, учитывать в известной мере и фактор внезапности, с которой арабы осуществили этот поход. С двух сторон они блокировали хазарскую столицу с суши, и защитники ее были вынуждены спасаться морем.

Арабы преследовали хазар, отступавших на север, пока не достигли какой-то Славянской реки (Нахр ас-сакалиба)97, скорее всего Дона98. Захваченные там 20 тыс. семей "славян" и "прочих неверных" были уведены в арабские владения. После того как полководец Мервана Каусар ал-Анбари разбил хазарское войско99, хакан "впал в безысходную скорбь" и запросил мира. Поздние источники (например, ал-Белазури) утверждают, что он даже обещал принять ислам и признал власть Халифата. Но воспользоваться плодами победы над хазарами Халифату практически не удалось. Началась война с владетелями Дагестана (ас-Сариром, Туманшахом и др.), которые не хотели чрезмерного усиления арабской власти на Северном Кавказе. В Малой Азии между тем шла война с Византией. Дагестанских владетелей Мерван победил, но какие-то волнения в горном Кавказе имели место еще в 743/744 году100. Затем Мерван стал халифом, началось аббасидское движение101, и кавказские дела отступили на второй план, а упоминания о них в источниках исчезают на несколько десятилетий.

Хазария, по-видимому, была ослаблена, и на некоторое время ее правителям было не до Закавказья, т. к. даже в смутные для Халифата - 50-е годы VIII в. хазары не вмешивались в дела последнего и до конца VIII в. в источниках только дважды фигурируют в связи с Закавказьем, каждый раз по случаю событий местного значения. Первое из них записано в грузинской "Летописи Картли". Дат в ней нет, приблизительно хазарское вторжение в Грузию приходится на 60-е годы VIII века102. Летописец связывает его с желанием хакана заполучить в жены сестру картлийских правителей Иованэ и Джуаншера Шушан103. Последнее хазарское нашествие на Закавказье в 183 г. х. (799 - 800 гг.) было связано с делами в Аране, где в ходе распри между местными феодалами один из них призвал на помощь хазар 104. Войска халифа Харуна ар-Рашида разбили хазар и отогнали их на север от Дербента, который был укреплен. Известий о дальнейших вторжениях хазар в Закавказье нет.

Положение Хазарии во второй половине VIII - первой половине IX в. крайне скудно отражено в источниках, хотя как раз в то время происходили важнейшие изменения в государственном строе и идеологии этого государства. Победоносный поход Мервана привел прежде всего к тому, что хакан перенес свою столицу из Северного Дагестана в устье Волги, подальше от арабских владений. Новая столица получила название от имени реки - Атиль105, была очень выгодно расположена, т. к. не только обеспечивала контроль хазар над Каспием, но и позволила затем, очевидно, с распространением хазарской власти вверх по Волге, поставить в зависимость и сухопутные (караванные) пути из Средней Азии к Волге.

А затем произошло примечательное событие не только в хазарской истории, но и среди событий той эпохи вообще: принятие иудаизма в качестве государственной религии Хазарии. Иудаизм, хотя он и являлся предтечей двух мировых религий - христианства и ислама, сам мировой религией не был и не мог быть. Этому мешала уже сама идея "избранного народа", в глазах которого все прочие народы выглядели как низшие и неполноценные. Несмотря на существование иудейских общин во многих частях Евразии и Африки, до уровня государственной эта религия поднялась только в Хазарии. И на то были свои, веские причины, и прежде всего внешнеполитическая обстановка. Хотя хакан, кажется, обещал Мервану принять ислам, на деле этого не случилось. Халифат оставался главным противником хазар, но во второй половине VIII в. испортились из: отношения и с Византией. Известно, что хазары помогли абхазскому эриставу Леону освободиться от власти империи106. В силу этого принятие христианства Хазарией затруднялось. Между тем вопрос о монотеистической религии в Хазарии давно назрел, ибо, по понятиям того времени, только она могла укрепить власть единого государя. Оставался иудаизм, который исповедовали еврейские купцы, осевшие в хазарских городах и торговавшие с Европой. Не имеет значения, откуда евреи появились в Хазарии - из Закавказья или из Средней Азии107, важна роль их транзитной торговли в экономике страны.

Однако важно и другое. Иудаизм стал государственной религией Хазарии, по сведениям ал-Мас'уди? в правление халифа Харуна ар-Рашида (786 - 809 гг.). Но случилось так, что инициатором этого акта стал не хакан, а второе лицо государства, шад-бех, оттеснивший затем хакана от власти и постепенно превративший его в жалкого затворника, которого могли даже принести в жертву в случае каких-либо бедствий108. История эволюции государственной власти у хазар в основных чертах мной освещена109. Можно полагать, что борьба за власть в Хазарии была длительной и тяжелой110, хотя применять в данном случае понятие "гражданская война", как это делают некоторые ученые111, вряд ли правильно.

Попытаемся воссоздать картину политических событий на западных и северо- западных рубежах Хазарии во второй половине VIII - первой половине IX века. В конце VIII - начале IX в. хазары утратили большую часть своих владений (или даже все?) в Крыму112, но на Тамани их заставы уцелели. Упомянутое ПВЛ обложение полян данью в пользу хазар датируется скорее всего VIII веком. На вопрос, когда поляне сбросили хазарское иго, точно ответить трудно. ПВЛ, с одной стороны, относит время хазарской власти над Киевом к глубокой старине, с другой - отмечает, что освобождение от хазарской дани пришло с Аскольдом и Диром, которые, по летописи, являлись боярами Рюрика113, т. е. речь может идти приблизительно о первой трети IX века. Под 839 г. Вертинские анналы упоминают хакана русов114, в котором следует видеть киевского князя, уже независимого от Хазарии, о чем свидетельствует принятие титула "хакан", равного титулу хазарского владыки.

Если сопоставить это с фактом принятия шадом (царем) иудаизма (начало IX в.) и той борьбой, которая шла среди хазарской знати, то можно выдвинуть следующую гипотезу. Именно усобицы в Хазарии, связанные с расколом среди хазарской знати в период принятия шадом и его сторонниками иудаизма, позволили княжеству полян стать самостоятельным. И таковым оно стало уже к 30-м годам IX века. А затем в степи Восточной Европы пришли из-за Волги кочевники-мадьяры.

В те же 30-е годы IX в. хазаро-византийские отношения улучшились, и византийцы по просьбе хазар построили крепость Саркел (Белая Вежа) на Дону115. М. И. Артамонов высказал предположение, что она защищала хазар с запада116. В этом свете сравнение известия Вертинских анналов о посольстве хакана русов в Византию в 839 г. с данными Константина Багрянородного позволяет сделать вывод о том, что именно в то время, когда это посольство прибыло в Константинополь, мадьяры Леведия заняли Ателькузу, вследствие чего русские послы не могли вернуться домой тем путем, каким они ехали в Византию, и должны были пуститься в обратную дорогу через владения франков.

Дальше известия о хазарах опять прерываются. И только в начале 50-х годов IX в. у арабского ученого ал-Йакуби в связи с рассказом о карательной экспедиции Буги-старшего против санаров (цанар), небольшого племени в районе центрального Кавказа, появляется до сих пор не вполне ясное сообщение о хазарах. Согласно этим сведениям, санары обратились за помощью к трем государям: Византии, Хазарии и какому-то владыке славян117 (сахиб-ас-сакалиба), в котором можно предполагать киевского князя118. Упоминание у ал-Йакуби, автора IX в., славянского владыки рядом с такими властителями, как византийский император и хакан (царь?) Хазарии, - несомненное свидетельство немалого престижа этого славянского князя в глазах жителей такого отдаленного района, как Центральный Кавказ. А это признак того, что восточные славяне (или, точнее, их часть) в середине IX в. представляли собой значительную политическую силу.

Появление в Восточной Европе политического объединения, независимого от хазар, означало конец хазарской гегемонии в этом регионе и резкий спад роли хазар в международных делах. Это видно из сочинений Константина Багрянородного, у которого хазары во второй половине IX - первой половине X в. уже выглядят как второстепенная политическая сила.

Примечания

1. См.: Удальцова З. В. Законодательные реформы Юстиниана. - Византийский временник. Кн. 26. М. 1965; кн. 27. М. 1967; Липшиц Е. Э. Право и суд в Византии в IV-VIII вв. Л. 1976.

2. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. Л. 1958, с. 60 - 67.

3. Там же, с. 67 - 69; Пигулевская Н. В. Византия и Иран на рубеже VI и VII вв. Л. 1946; Колесников А. И. Завоевание Ирана арабами. М. 1982.

4. См.: Колесников А. И. Ук. соч.; Беляев Е. А. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье. М. 1966; Muller A. Der Islam im Morgen- und Abendland. Bd. 1. Brl. 1885; Spuler B. Iran in fruh-islamischer Zeit. Wiesbaden. 1952.

5. См.: Рыбаков Б. А. Анты и Киевская Русь. - Вестник древней истории, 1939, N 1; Третьяков П. Н. У истоков древнерусской народности. Л. 1970; Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М. 1979.

6. Седов В. В. Указ. соч., с. 100.

7. См.: Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Археологические памятники Древней Руси IX-XI вв. Л. 1978; Седов В. В. Восточные славяне в VI- XIII вв. М. 1982; Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л. 1985.

8. Всемирная история. Т. 3. М. 1957, с. 35 - 36.

9. Эфталиты - по-видимому, восточноиранские племена, долгое время воевавшие с Ираном (см. Гафуров Б. Г. Таджики. М. 1972, с. 198 - 212, 216 - 218).

10. Удальцова З. В. Идейно-политическая борьба в ранней Византии. М. 1974, с. 267 - 273.

11. Гафуров Б. Г. Ук. соч., с. 218 - 221.

12. После книги М. И. Артамонова "История хазар" (Л. 1962) их историей занимаются в основном археологи, письменные же источники используются менее активно.

13. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 171; см. также Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. Л. 1975, с. 136.

14. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. Princeton. 1954. pp. 34 - 40.

15. Golden P. Khazar Studies. Vol. 1. Budapest. 1980, pp. 49 - 57.

16. Ludwig D. Struktur und Gesellschaft des Chazaren-Reiches im Licht der pchriftlichen Quellen. Minister. 1982, S. 134.

17. О языке хазар см.: Zajaczkowski A. Ze studiow nad zagadnieniem chazarskim. Krakow. 1947; Golden P. Op. cit., pp. 56 - 57.

18. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 142 - 156; Гадло А. В. Ук. соч., с. 126- 154. Очень проблематична связь хазар с какими-либо другими, кроме булгар, тюркскими племенами, в частности с уйгурами. Впрочем, для выяснения проблемы! возникновения Хазарского государства этот вопрос является второстепенным.

19. Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя. - История СССР, 1982, N 4.

20. В византийских источниках правители булгар называются χυρσς или αρχωυ. Сами болгары именовали своих владык просто ханами (Дуйчев И. "Именник на първо-българските ханове" и българската държавна традиция. - Векове, 1973, N 1; Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. М. 1980, с. 111 - 112; Литаврин Г. Г. Формирование и развитие Болгарского раннефеодального государства. В кн.: Раннефеодальные государства на Балканах VI-XII вв. М. 1985, с. 132- 188).

21. См. Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. М. 1984; Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Орджоникидзе. 1984.

22. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 36, 60, 153, 162. По мнению О. Н. Трубачева, с которым соглашается и И. С. Чичуров (Ук. соч., с. 111), в данном случае термин "Великая Болгария" относится к "области вторичной колонизации". Но, во-первых, у Никифора и Феофана именно "Великая" Болгария названа древней. Во-вторыхг служащее О. Н. Трубачеву аргументом мнение Ф. Альтхайма о приходе протоболгар из Ирана не подкреплено данными источников (Altheim F. Gesehachte der Hunnen. Bd. I. Brl. 1959, S. 85).

23. Точки зрения см.: Чичуров И. С. Ук. соч., с. 112-113; Литаврин Г. Г. Ук. соч., с. 136 - 138.

24. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 61, 162. Сходные, хотя и более смутные сведения имеются у Михаила Сирийца и в Армянской географии (Michel Le Syrien. Chronique. Т. 2. P. 1901, pp. 362 - 364; Мовсес Хоренаци. География. Венеция. 1881, с. 17 (на древдеарм. яз.).

25. Термин "вннтр" встречается только в Пространной редакции ответа Иосифа. В Краткой редакции имя этого народа не названо, но остальные детали есть (р. Руна здесь - явная описка переписчиков из-за сходства букв "р" и "д" в древнееврейском алфавите) (см. Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л. 1932, с. 21, 28 (древнеевр. текст), 75, 92 (перевод).

26. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 172; Коковцов П. К. Ук. соч., с. 92.

27. Глава болгар Аспарух сначала обосновался в т. н. Огле, севернее Дуная, и лишь потом ушел в современную Болгарию, Огл (Онгл) помещают в различных местах, но скорее всего ато низовья Серета и Прута (Чичуров И. С. Ук. соч., с 61; Литаврин Г. Г. Ук. соч., с. 141).

28. Такие данные имеются у ат-Табари (ат-Табари. История пророков и царей. Сер. I. Лейден. 1879, с. 894, 898, 991 и др. (на араб, яз.), а также у армянских авторов.

29. Каланкатваци М. История страны алванов. Ереван. 1983, с. 133, 171, 186 (на древнеарм. яз.).

30. Там же, с. 141 (в тексте Джебу-хакан - собственное имя, но это ошибка).

31. Каланкатуаци М. История страны алуанк. Ереван. 1984, с. 81. К. Патканов (Катанкатваци М. История агван. СПб. 1861, с. 110) перевел этот термин словом "наместник".

32. Древнетюркский словарь. Л. 1969, с. 22 (перечислены по порядку: хаган, ябгу и шад).

33. Памятники древнегрузинской агиографической литературы. Т. 1. Тбилиси. 1963, с. 95 - 96 (на древнегруз. яз.); Жизнь Картли. Т. 1. Тбилиси. 1955, с. 225, 375 (на древнегруз. яз.). В древнеармянском переводе последнего памятника, составленном в конце XII - начале XIII в. и сохранившемся в рукописи XIII в., Джибга передан как зораглух - глава войска (Древнеармянский перевод грузинских исторических хроник. Тбилиси. 1953, с. 191).

34. См. Golden P. Op. cit., pp. 192 - 196 (сводка разновременных упоминаний о титуле "хакан" очень полная, но практически без попытки проследить эволюцию этого титула у тех же хазар).

35. Уже в то время шла борьба хазар с булгарами и последние выступали как союзники Ирана (Чичуров И. С. Ук. соч., с. 58 - 59).

36. ат-Табари. Ук. соч. Сер. I, с. 2865; сер. II, с. 1200, 1217, 1437 и др.

37. Коковцов П. К. Ук. соч., с. 116.

38. См. Седов В. В. Ук. соч.

39. Памятники литературы Древней Руси XI - начала XII в. М. 1978, с. 34 - 36, 38 - 40.

40. Любавский М. К. Лекции по древней русской истории до конца XVII в. М. 1916, с. 43 - 44. Особенно сильно преувеличивается роль хазар в истории Древней Руси в работах О. Прицака - главы Украинского института при Гарвардском университете (США).

41. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 62 - 65, 133 - 166; Васильевский В. Г. Труды.. Т. 2. СПб. 1909, с. 356 - 391.

42. Вопрос о контактах хазар со Средней Азией имеет много спорных моментов (см. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 283 - 287), хотя отрицать эти контакты не приходится.

43. Dulop D. M. Op. cit., р. X; Плетнева С. А. Хазары. М. 1986, с. 40.

44. Об оседании хазар в то время ничто не говорит.

45. Грабеж был обычным делом у тех и других, это общая черта феодальной эпохи, но, судя по источникам, хазарские набеги превосходили арабские по наносимому ущербу.

46. Истории Ирана с древнейших времен, с. 87.

47. Тер-Гевондян А. Н. Армения и Арабский халифат. Ереван. 1977, с. 23 - 26.

48. История Ирана с древнейших времен, с. 87 - 89; The Cambridge History of Iran. Vol. 4. Cambridge. 1975, pp. 10 - 25.

49. Буниятов З. М. Азербайджан в VII-IX вв. Баку. 1963.

50. Балам и. История Табари. Лакхнау. 1879, с. 503 - 504 (на перс. яз.). О других вариантах издания и рукописях см.: Новосельцев А. П. и др. Древнерусское государство и его международное значение. М. 1965, с. 364 - 365.

51. ат-Табари. Ук. соч., с. 2667.

52. Й. Маркварт считал, что Баланджар - это Варачан армянских источников, и с этим можно согласиться. По Армянской географии, Варачан был севернее Дербента (см. Marquart Y. Osteuropaische und Ostasiatische Streifziige. Leipzig. 1903r S. 16 - 17, 492; Мовсес Хоренаци. Ук. соч., с. 27; Иакут ар-Руми. Географический словарь. Ч. 1. Бейрут. 1955, с. 489 (на араб, яз.).

53. ат-Табари. Ук. соч., с. 2889; Ибн ал-Асир. Полный свод истории. Т. III. Каир. 1934, с. 66 (на араб. яз.).

54. Ахмад Ибн А'сам ал-Куфи. Книга завоеваний. Баку. 1981, с. 11.

55. История Ирана с древнейших времен, с. 96 - 97; Беляев Е. А. Ук. соч., с. 156 - 162.

56. Тер-Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 49.

57. Каланкатуаци М. Ук. соч. 1984, с. 97, 103 - 107, 115 - 117, 120 - 121, 123- 133, 156. В период смуты в Халифате армяне, грузины и албанцы перестали платить харк (дань) арабам (Левонд. История. СПб. 1887, с. 15 (на древнеарм. яз.).

58. Беляев Е; А. Ук. соч., с. 187 - 189.

59. См. Тер-Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 67; Очерки истории Грузии. Т. 2. Тбилиси. 1973, с. 288 (на груз. яз.). Возможно, для Грузии эту дату надо перенести на 30-е годы VIII века.

60. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 62 - 63, 163 - 164.

61. Явное указание на связь хазар с Гуннским племенным союзом.

62. Каланкатваци М. Ук. соч. 1984, с. 78 - 79, 85 - 86, 124 и др.

63. Ш. В. Смбатян переводит термин оригинала (там же, 1983, с. 239) как "великолепный" (там же, 1984, с. 124).

64. О местонахождении этих городов идут споры, хотя ясно, что оба были расположены в приморском Дагестане, севернее Дербента (см. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 177 - 179 и др.; Котович В. Г. О местоположении раннесредневековых городов Варачана, Баланджара и Таргу. В кн.: Древности Дагестана. Махачкала. 1974; Плетнева. С. А. Ук. соч., с. 24 - 33).

65. Речь должна скорее всего идти о маскутах (массагетах), с которыми связана известная и в IX-XI вв. область Маскат (о ней см.: Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда. М. 1963, с. 108 - 115). Хоны-хазары в VII в. поклонялись тюркскому божеству Тангри, которое иначе называлось (по- ирански) Аспандиат, а также иранскому божеству Куару (Каланкатваци М. Ук. соч. 1984, с. 124).

66. Новейшие исследования мусульманского города, торговли и т. д. VIII-X вв. полностью это подтверждают (см.: Большаков О. Г. Средневековый город Ближнего Востока. VII - середина XIII в. М. 1984; Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы в 1-м тысячелетии нашей эры. М. 1967).

67. Васильев А. А. Византия и арабы. Т. I. СПб. 1900.

68. Тер-Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 86 - 89.

69. Первый из них управлял с 709 по 732 г. и дважды временно заменялся "Джаррахом, Мерван: был наместником с 732 по 744 год.

70. Босворт К. Э. Мусульманские династии. М. 1971, с. 29 - 30.

71. По датированным данным ат-Табари и Ибн ал-Асира.

72. Тер - Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 73, 78 - 79.

73. Она затем принимала участие в войнах арабов с хазарами.

74. Каланкатваци М. Ук. соч. 1984, с. 160. 73 Очерки истории Грузии. Т. 2, с. 283 - 290.

76. См. Мученичество Або Тбилисского (VIII в.). В кн.: Памятники древнегрузинской агиографической литературы. Т. 1, с. 46 - 81 (на древнегруз. яз.).

77. Жизнь Картли. Т. 1, с. 243 - 247.

78. Очерки истории Грузии. Т. 2, с. 288 - 290.

79. ат-Табари. Ук. соч. Сер. II, с. 1437, 1462.

80. Кузнецов В. А. Ук. соч., с. 104.

81. Коковцов П. К. Ук. соч., с. 116, 117.

82. См. Минорский В. Ф. Ук. соч., с. 206 - 207 (данные ал-Мас'уди).

83. См. Бейлис В. М. Из истории Дагестана VI-XI вв. (Сарир). В кн.: Исторические записки. Т. 73.

84. Минорский В. Ф. Ук. соч., с. 107 - 142.

85. Памятники литературы Древней Руси XI - начала XII в., с. 34 - 36, 78 - 79.

86. См. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Лейден. 1889, с. 155 (на араб. яз.).

87. ат-Табари. Ук. соч., с. 1200 - 1204, 1217.

88. Левонд. Ук. соч., с. 101. Случилось это не в Баланджаре, как можно заключить по некоторым источникам, а у г. Баджарван в Южном Азербайджане (Ибиал - Асир. Ук. соч. Т. 4, с. 207 - 208 (на араб, яз.).

89. Ал-Белазури. Книга завоеваний стран. Лейден. 1866, с. 207 (на араб, яз.); Ал-Куфи. Ук. соч., с. 47 - 48. Маслама разбил Дербент на четыре сектора и в каждом разместил отряды из разных областей Сирии, Палестины и Месопотамии.

90. ат-Табари. Ук. соч., с. 1562.

91. Ал-Куфи. Ук. соч., с. 49. Ниже в этом источнике указана численность арабского войска в 150 тыс. воинов (у Самандара). Очевидно, в него входили и отряды закавказских феодалов.

92. В пограничье современных АзССР, АрмССР и ГССР.

93. Эти события описаны в "Жизни Картли" (т. 1, с. 243 - 247).

94. Ал-Белазури. Ук. соч., с. 208; ал - Куфи. Ук. соч., с. 49.

95. По Левонду (ук. соч., с. 114), столица хазар была приморским городом (см. Плетнева С. А. Ук. соч., с. 27 - 28).

96. Ибн ал-Асир. Ук. соч., с. 224.

97. Ал-Белазури. Ук. соч., с. 208; ал - Куфи. Ук. соч., с. 50.

98. См. Новосельцев А. П. и др. Ук. соч., с. 370 - 371. См. также: ал-Куфи. Ук. соч., с. 81 (комментарий З. Буниятова). Есть мнение, что на Волгу Мерван ходил до Волжской Булгарии (Dunlop D. M. Op. cit., p. 83), но оно априорно. По существу, той же точки зрения придерживается П. Голден (Golden P. Op. cit., р. 64), который в хазарской столице, взятой Мерваном, усматривает Атиль.

99. Ал-Куфи. Ук. соч., с. 50 - 51.

100. ат-Табари. Ук. соч., с. 1635, 1667, 1871; ал-Куфи. Ук. соч., с. 54 - 58.

101. Беляев Е. А. Ук. соч., с. 201 - 204.

102. Джавахишвили И. А. История грузинского народа. Т. 2. Тбилиси. 1965. с. 80 (на груз, яз.); Д. Данлоп (Op. cit., p. 185) вслед за Й. Марквартом относит поход на Грузию к 799 году.

103. Летопись Картли. Тбилиси. 1982, с. 47.

104. ат-Табари. Ук. соч. Сер. III, с. 638; ал-Куфи. Ук. соч., с. 67 - 70; Бар Гебрей. Сокращенная история династий. Бейрут. 1890, с. 223 (на араб. яз.).

105. Сводку данных см.: Ludwig D. Op. cit., S. 251 - 259 (однако отождествление Д. Людвигом Атиля с ал-Байдой-Белой представляется неверным).

106. Летопись Картли, с. 48.

107. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 283 - 287.

108. Минорский В. Ф. Ук. соч., с. 193, 195.

109. Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя.

110. Const an tine Porphyrogenitus. De administrando imperio. Vol. 1.. Budapest. 1949, pp, 174 - 175; Новосельцев А. П. Ук. соч.

111. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 324 - 335.

112. Там же, с. 328.

113. Памятники литературы Древней Руси XI - начала XII в., с. 32 - 37.

114. Annales Bertiniani. Hannoverae. 1883, pp. 19 - 20.

115. Constantine Porphyrogenitus. Op. cit., pp. 182 - 183.

116. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 300.

117. Ал-Йакуби. История. Т. 2. Лейден. 1883, с. 598 (на араб, яз.).

118. См. Новосельцев А. П. и др. Ук. соч., с. 372.


1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Вообще, интересная тема, еще никем толком не рассмотренная в отдельной книге - это "Ранние кавалерийские мечи" (всякие валлонки, хаудегены и т.п.). Понятно, что возникают не на пустом месте, но как что и из чего - не совсем ясно. Что можно считать хаудегеном (и т.п.)? Какие ключевые отличия и (т.п.)? Точные датировки (и т.п.)?    
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Pedro de Aguilar. Tratado de la caballería de la gineta compuesto y ordenado por el capitán Pedro de Aguilar. 1572 Alexandro de los Rios Billazan y Zarate. Tratado de la caballeria de la gineta. 17.. Fundación Lázaro Galdiano. Libros sobre la gineta. 1669-70. Enrique de Leguina. Torneos, jineta, rieptos y desafios. 1904. И тут. Gregorio de Tapia y Salzedo. Exercicios de la gineta al principe nuestro señor D. Baltasar Carlos por don Gregorio de Tapia y Salzedo. 1643 Bernardo de Vargas Machuca. Teórica y exercicios de la gineta. Первое издание было в 1619-м.
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      И сильно. В статье, на которую ссылку повесил, указано, что  
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Вообще, ассегай - это искаженное арабское аз-загайя, один из видов копья у раннесредневековых арабов. Потом значение размылось и в результате самый известный тип ассегая - это оружие зуСулов 
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Кастильская армия у Нахеры по Фруассару. Русский перевод.   У Фруассара есть масса вариаций текста, так что в прямую сравнивать перевод и французский текст сложно. Это скорее иллюстрация к тому, как сильно могли отличаться редакции текста.    chevaux armes - "всадники" или "покрытые кони", т.е. "тяжелая конница". six mille genetaires - шесть тысяч хинетов. Могу только предположить, что переводчик не знал слова "хинет" и по этимологии влез в значение "конюх", "прислужник". vingt mille hommes d`armes - 20 тысяч латников soixante mille hommes de pied - 60 тысяч пеших lances et archegaies - копья и ассегаи. Последние, кажется, в данном случае - какой-то вид легкого метательного копья или дротика.   Перед Альжубаротой У кастильцев "20 000 покрытых лошадей".   Но при этом - когда понадобилось дать "краткое емкое описание" - Фруассар превратил кастильское войско в хинетов, которые не то что не большая часть войска, они даже не большая часть конницы.
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Васильев Л. С. Великая Китайская стена
      Автор: Saygo
      Васильев Л. С. Великая Китайская стена // Вопросы истории. - 1971. - № 1. - С. 204-212.
      "Китайская стена", "укрыться за китайской стеной" - эти и им подобные выражения в нашем языке стали крылатыми, вошли в широкий обиход. Их смысл ясен каждому: оградиться стеной и жить за ней (разумеется, "стена" здесь чаще всего лишь метафора), отгородить себя от всех других, замкнуться в себе и очень мало интересоваться тем, что происходит вокруг. Корни этих выражений уходят в глубь веков, а связаны они с теми представлениями о китайской цивилизации, которые сложились у европейцев после первых контактов с Китаем и укрепились, когда в Европе стало известно о существовании мощного сооружения, охватывающего Китай почти на всем протяжении его северных сухопутных границ, от берегов Желтого моря до Тибета.
      Великая китайская стена ("Ваньли чан-чэн" - "стена длиной в 10 тысяч ли") - одно из самых грандиозных сооружений древности. За тысячелетия своего существования она неоднократно ремонтировалась, перестраивалась, изменяла свой облик. К стене пристраивались новые участки и дополнительные ответвления, в результате чего общая длина всех ее линий (3930 миль) вдвое превысила первоначальную длину (1850 миль)1. Однако основной профиль сооружения от Шань-хайгуаня на востоке до Цзяюйгуаня на западе, со всеми его сторожевыми башнями, сигнальными вышками и гарнизонными поселениями, приобрел свои законченные формы еще в III в. до н. э., во времена императора Цинь Ши-хуанди.
      Этот правитель вошел в историю как властный и жестокий деспот, железной рукой ломавший старые и устанавливавший новые порядки в созданной им империи. Рушились привычные жизненные устои, горели на кострах древние книги; бывшие удельные князья и аристократы теряли свое влияние и имущество, а их крестьяне, став подданными императора, все острее ощущали увеличивавшийся с катастрофической быстротою гнет новых налогов и повинностей. Миллионы крестьян были оторваны от земли и от своих семей для выполнения задуманной императором гигантской программы общественных работ. Наряду с возведением императорских дворцов и строительством столицы крупнейшим объектом в этой программе была Великая стена.







      Что же побудило взяться за ее сооружение? Вопрос не так прост, как может показаться с первого взгляда. Обычно принято считать, что стена была воздвигнута для защиты от набегов кочевников. Действительно, жившие к северу от плодородных северокитайских равнин племена степняков издревле совершали время от времени набеги на древнекитайские царства. Для защиты от таких набегов сооружались защитные валы еще задолго до Цинь Ши-хуанди. Подобные валы возводились в эпоху Чжаньго ("Враждующие царства", V - III вв. до н. э.) и на северных и на южных границах и служили защитой от вторжения не только степняков-кочевников, но и войск соседних китайских царств2. Однако на южных границах стен и валов было сравнительно немного, тогда как северные границы северокитайских государств уже на рубеже IV - III вв. до н. э. были покрыты ими почти сплошь. Это обстоятельство является достаточно веским аргументом против общепринятого взгляда, будто стена Цинь Ши-хуанди была сооружена прежде всего и главным образом для защиты от набегов кочевников. Защитный вал, построенный до первого императора, был достаточно крепок и вполне удовлетворял требованиям, которые могли предъявляться к сооружениям такого рода. Следует добавить, что и кочевые племена, обитавшие к северу от Китая, в эпоху Цинь Ши-хуанди были слабы и раздробленны, переживали еще период постепенной консолидации и не представляли собой серьезного источника тревог и беспокойств, как это имело место несколько позже, с начала эпохи Хань. Синологи, изучавшие историю создания стены и взаимоотношений китайцев с их северными соседями, обратили особое внимание на некоторые другие аспекты проблемы, подчас остающиеся в тени, несмотря на их первостепенное значение. Прежде всего это касается роли стены как могучей преграды не только для кочевых народов, но и для самих китайцев3. Стена должна была служить крайней северной линией возможной экспансии китайцев, той линией, которая предохраняла подданных "Срединной империи" от перехода к полукочевому образу жизни, от слияния с "варварами". Разумеется, для этого одних лишь защитных валов было недостаточно; требовалась мощная, надежно отделявшая территорию Китая преграда. К тому же стена, резко разграничивавшая две различные природные зоны, два типа экономики - земледельческий и скотоводческий, была призвана четко зафиксировать границы китайской цивилизации, способствовать консолидации только что составленной из ряда завоеванных царств единой империи, противопоставившей себя "варварскому" миру. В этой связи интересна одна из бытующих в Китае легенд о причинах сооружения стены. Как-то душа спящего Цинь Ши-хуанди взлетела на Луну и оттуда бросила взгляд на Землю. С заоблачных высот его империя казалась лишь маленькой точкой. Вот тогда-то и появилась у императора идея соорудить стену, которая окружала бы всю империю, превратив ее тем самым в "единую семью"4.
      Видимо, потребность в политической консолидации действительно сыграла свою роль как одна из побудительных причин сооружения стены. Разумеется, строительство столь грандиозного объекта поднимало также престиж нового императора и являлось орудием его экономической политики. Важно, однако, сказать о еще одном, на первый взгляд несколько неожиданном для серьезного научного анализа обстоятельстве, на которое как на чуть ли не основной стимул для возведения стены обратил внимание один из первых исследователей проблемы, У. Гейл. Цинь Ши-хуанди был очень суеверен. Отрицательно относясь к конфуцианству, в котором император видел враждебную идеологию, император симпатизировал сторонникам даосской религии, верил в их поиски бессмертия, астрологические выкладки, толкования снов и вообще был склонен к мистике. Существует такая легенда: императору приснился сон, будто один заяц держит в руках солнце, а другой хочет отнять его, затем появляется третий, черный заяц и забирает солнце себе. Проснувшись, император потребовал под страхом смертной казни объяснить ему смысл виденного. Тогда один из приближенных предположил, что речь шла о том, как два враждующих китайских царства были побеждены пришельцем извне. Чтобы избежать такого рода опасности, следует соорудить стену5.
      Эта легенда представляется продуктом более позднего мифотворчества; в ней идет речь об угрозе со стороны "черного зайца". Со словом "черные" у китайцев обычно ассоциировались кочевые племена, обитавшие на северных границах Китая в эпоху средневековья. Не случайно и то, что здесь сделан упор на опасность извне, тогда как во времена Цинь Ши-хуанди эта опасность не представлялась еще серьезной. Но легенда интересна тем, что она связывает решение строить стену именно с вещим сном императора, то есть с его суевериями и предрассудками. В работе Гейла даже ставится вопрос о том, нет ли оснований полагать, что суеверный император видел в строительстве стены в первую очередь защиту от злых духов суровых северных районов. Не можем ли мы увидеть в ломаных очертаниях стены образ гигантского извивающегося дракона, навеки застывшего и надежно охраняющего спокойствие и благополучие империи?6.
      Предположения Гейла не получили поддержки со стороны других исследователей, которые по-прежнему обращали внимание на более "материальные" причины сооружения стены. Однако едва ли правильно вовсе отметать эти предположения как несостоятельные: зафиксированный источниками суеверный характер первого императора с его склонностью к мистике даосского толка делает гипотезу Гейла достаточно правдоподобной. И, уж во всяком случае, очевидно, что не однозначный импульс, а весьма сложный комплекс причин и обстоятельств самого различного плана побудил Цинь Ши-хуанди принять решение о возведении стены, призванной навечно закрепить северные границы Китая и отгородить "Срединную империю" от воздействий извне, максимально ограничив ее контакты с внешним миром.
      Сооружение стены велось исключительно быстрыми темпами и заняло не более 9 - 10 лет. По приказу императора на северные границы страны в 221 г. до н. э. была послана трехсоттысячная армия во главе с полководцем Мэн Тянем, на которого и была возложена задача построить стену. Эта нелегкая работа стоила немалых средств и сил. Мэн Тянь должен был не просто соединить существовавшие прежде защитные валы, заполнив разрывы между ними: в его задачу входило создание принципиально нового сооружения, в основном из камня и кирпича, с различного рода фортификационными укреплениями. При этом надо иметь в виду, что значительная часть стены располагалась в горных районах, доступ к которым был затруднен. Мэн Тянь начал с того, что создал в непосредственной близости от линии стены по всему ее фронту 34 основные базы, которые были связаны дорогами с южными районами страны. На базы под строгой охраной направлялись нескончаемые обозы со строительными материалами и продовольствием, а также мобилизованные для обслуживания стройки крестьяне. А оттуда материалы, продовольствие и людские ресурсы распределялись по расположенным неподалеку от них гарнизонным поселкам, где жили строители. Каждый из поселков, в свою очередь, рассылал строителей, оборудование и запасы на переднюю линию стройки, в районы сооружения сторожевых башен. С возведения башен, число которых достигало 25 тыс., и начались строительство и реконструкция прежних защитных валов. Башни были неодинаковыми по размеру и сооружались, как и вся стена, из различных материалов, однако каждая из них являла собой внушительное строение в форме усечённой квадратной пирамиды шириною и высотою около 12 метров. Башни располагались на расстоянии, не превышавшем "два полета стрелы", и соединялись толстой отвесной стеной высотою около 7 м и шириною, достаточной для того, чтобы по ней могла пройти шеренга из восьми человек7.
      Как же производилась демаркация границы и выбиралась трасса будущей стены, особенно в тех случаях, когда стена сооружалась заново? Легенда, известная едва ли не каждому китайцу, гласит, что первый император имел волшебную белую лошадь, которая с легкостью преодолевала и горы и долины. Верхом на этой лошади Цинь Ши-хуанди самолично проехал по трассе будущей границы. Там, где лошадь оступалась (а это происходило примерно трижды на протяжении каждого ли, то есть полукилометра), возводили сторожевую башню. Разумеется, в действительности все было и проще и сложнее. "Ваньли чанчэн" проходила по северной границе Китая и создавалась с учетом уже существовавших валов, которые в свое время тоже с достаточной тщательностью отграничивали плодородные территории земледельческих равнин от горных и степных безлюдных районов, малопригодных для земледелия и населенных сравнительно редкими ордами кочевников. В тех случаях, когда трасса создавалась заново, строители учитывали природные условия местности, степень ее доступности, обитаемость, наличие дорог, возможность доставки материалов. Насколько можно судить по результатам, линия стены должна была служить наиболее удачно выбранным водоразделом между коренными районами Китая и "варварскими" территориями, лежавшими к северу. Подразумевалось, что земли к северу от стены уже не являются китайскими. Линия стены от побережья (Шаньхайгуань) и до излучины Хуанхэ проходила примерно по 40-й параллели, оставляя к югу плодородные долины среднего и нижнего течения Желтой реки. После пересечения реки стена шла южнее, отграничивая с юга расположенные в районе излучины пустынные и степные земли Ордоса. Далее, вторично форсировав Хуанхэ, линия стены снова поднималась к северу, достигая в своем конечном пункте (Цзяюйгуань) все той же 40-й параллели. Исследователи специально подчеркивают, что с точки зрения природно-географических условий район расположения стены представлял и представляет собой своеобразную переходную зону, состоявшую из ряда полос, которые, по существу, определяют грань между кочевым севером и земледельческим югом. При этом надо иметь в виду, что стена, несмотря на ее ярко выраженную линейность, на деле являла собой достаточно широкую полосу защитных и оборонительных сооружений. Так, с китайской стороны стену предваряли гарнизонные поселения сторожевой охраны, разветвленная сеть различного рода складов и баз. С внешней стороны неподалеку от стены высились сигнальные вышки, своеобразные дозорные пункты сторожевой охраны. Еще дальше в сторону степей уходили специальные башни (числом до 15 тыс.), игравшие роль передовых форпостов пограничной линии8. Кроме того, после сооружения стены часть территории за стеной, особенно в Ордосе, была колонизована китайскими поселенцами9.
      Строительство стены в основном было завершено в 213 г. до н. э. Оно дорого обошлось китайскому народу. Кроме трехсоттысячного войска Мэн Тяня, в строительстве стены принимали участие сотни тысяч мобилизованных крестьян. Оторванные от семей, страдавшие от голода и лишений и работавшие буквально на износ, долго они не выдерживали. На смену погибшим присылали новых, но и их ждала та же участь. Буквально вся трасса стены была покрыта костями погибших. По некоторым данным, на этом "самом длинном кладбище в мире" захоронено до 400 тыс. человек10. В памяти народа строительство стены запечатлелось как страшный кошмар и нашло отражение в различного рода сказах, плачах и преданиях о трагической судьбе людей, мобилизованных на стройку. Наиболее известно сказание о Мэн Цзян-нюй, муж которой погиб на строительстве. Не зная о смерти мужа, женщина отправилась к нему с теплой одеждой на зиму. Услыхав весть о его гибели, Мэн так горько рыдала, что обвалилась та часть стены, под которой были погребены останки мужа. Трагедия Мэн была усугублена тем, что она имела несчастье понравиться императору, который выразил желание взять ее к себе. Притворно согласившись на это, дабы иметь возможность достойно похоронить мужа, женщина затем покончила с собой, бросившись в реку11.
      Вскоре после окончания строительства стены и последовавшей за этим в 210 г. до н. э. скоропостижной смерти первого императора династия Цинь пала под ударами победоносного крестьянского восстания, предводитель которого основал новую династию - Хань, правившую страной вплоть до III в. н. э. Эпоха Хань была периодом укрепления империи, роста ее вооруженных сил. Она ознаменовалась беспощадными войнами с кочевыми племенами, большими завоевательными походами и отторжением огромных территорий, простиравшихся за пределами Китая. Однако именно в эпоху Хань значение Великой стены как стабильной северной границы выявилось в полной мере, ибо экспансия ханьских императоров была направлена в основном на юг и на запад. Правда, ряд крупных военных экспедиций был предпринят и на севере, где в степных районах жили племена сюнну (гунны), создавшие сильное военно-политическое объединение. В ходе этих экспедиций, равно как и при осуществлении экспансии в сторону Восточного Туркестана, ханьские императоры использовали стену и все ее сооружения в качестве наступательной базы. Тем не менее даже в случае удачных походов территории к северу от стены, как правило, лишь захватывались, но не осваивались победителями. Рано или поздно они снова оказывались во владении кочевых племен, прежде всего сюнну. Стена продолжала быть северной границей империи, а при ханьском императоре У-ди ее линия была даже продолжена на запад, достигнув Дуньхуана, причем под этим прикрытием было создано несколько новых военных поселений и опорных пунктов. Западная часть стены использовалась для организации защиты торговых караванов, шедших по открытому в период Хань "Великому шелковому пути", соединявшему Китай через Восточный Туркестан со странами Запада.
      С падением династии Хань ситуация на северных границах Китая значительно изменилась. Внутренняя слабость империя, то и дело дробившейся и управлявшейся существовавшими параллельно династиями, в сочетании с усилившимся натиском кочевников привела к упадку роли стены как пограничного рубежа. Вторжения кочевников и "варваризация" Северного Китая в III - VI вв. свидетельствуют об упадке защитной функции стены. Однако эта функция была далеко не единственной и, видимо, даже не главной. По существу, намного более важную роль играла функция "консолидирующая". Оказавшись за стеной, во внутреннем Китае с его земледельческим населением и традиционной конфуцианской культурой, племена-завоеватели тем самым не только отрывались от привычной для них сферы обитания, но и вынуждены были существовать в условиях ограниченных стеной контактов с внешним миром, в частности с миром кочевников. Результатом явился процесс китаизации завоевателей, который намного перекрывал параллельный процесс "варваризации" и приводил к тому, что бывшая "варварская" династия за короткий срок превращалась в обычную" китайскую. Китаизированные потомки завоевателей воспринимали это как должное и, оказавшись теперь уже китайскими императорами, в свою очередь, предпринимали меры по упрочению своей власти и укреплению государственных границ. В частности, все они уделяли должное внимание ремонту, восстановлению и реконструкции стены, а подчас пристраивали к ней новые участки.
      "Консолидирующая" функция стены стала наиболее отчетливо преобладать после воссоединения империи при династиях Суй (VI - VII вв.) и Тан (VII - X вв.). Так, в начале VII в. императором Янь-ди была возведена еще одна секция стены, к востоку от излучины Хуанхэ, и проведены восстановительные работы на других участках. По свидетельству источников, на этих работах трудилось около миллиона строителей. Из них свыше половины погибло12. Возможно, что Янь-ди предпринял столь серьезные и так дорого обошедшиеся народу работы по реконструкции стены в связи с активизацией к северо-западу от Китая восточнотюркского каганата. Однако огромное значение имело и стремление Янь-ди с помощью этой стройки и других аналогичных мероприятий (реконструкция Великого канала) поднять свой престиж как объединителя империи и внести вклад в консолидацию страны, долгие века пребывавшей в состоянии раздробленности. В том, что это предположение имеет основания, убеждает и политика танского императора Тай-цзуна, взошедшего на престол спустя каких-нибудь два десятка лет после окончания упомянутых работ. Тай-цзун относился откровенно пренебрежительно к оборонительным возможностям стены. Своим генералам, отправлявшимся на войну с тюрками, он заявлял, что считает их "более эффективной Великой стеной, нежели ту, которую отстроил Янь-ди". Тай-цзун видел в стене главным образом элемент консолидации страны. Не случайно именно он издал эдикт, воспрещавший китайским подданным без специального разрешения выходить за пределы стены, - эдикт, побудивший в 629 г. знаменитого впоследствии буддийского путешественника Сюань-цзана покинуть страну крадучись, ночью, под градом стрел пограничной охраны13.
      С X в. политическая карта Северного Китая стала подвергаться сильным изменениям. На северо-западных границах страны появилось Си-Ся, государство тангутов; на северных и северо-восточных - Ляо, государство киданей. Оба они испытали сильное влияние китайской культуры. Однако для империи Сун, основная территория которой располагалась к югу от Хуанхэ, они были враждебными, "варварскими" государствами, от которых императоры вынуждены были откупаться данью. В этих условиях стена уже не могла играть прежней роли в истории Китая. Поделенная между Си-Ся и Ляо, она оказалась для собственно китайской империи Сун чем-то вроде недосягаемой мечты, символом былой мощи. Напротив, теперь уже для Си-Ся и особенно для Ляо стена играла консолидирующую роль. Характерно, что киданьские правители не только уделяли внимание ремонту и восстановлению прежних линий, но и строили новые, в том числе на южных границах, то есть там, где Ляо граничило с империей Сун. Сооружение укреплений на этих участках в корне меняло концепцию о стене как о грани между миром кочевников и земледельческой цивилизацией. Для Ляо стена была просто пограничной линией, имевшей одновременно и защитные и консолидирующие функции, столь важные для жизнеспособности молодого государства.
      Государство Ляо просуществовало недолго. В начале XII в. оно было разгромлено пришедшими с севера чжурчженями, действовавшими в союзе с Сун. Чжурчжени основали новое государство - Цзинь, многое переняли из китайской культуры и государственности и продолжили политику украшения стены. Правда, значительная часть ее проходила как раз посредине их государства. Однако чжурчжени построили к западу от современного Пекина дополнительные линии, сыгравшие впоследствии определенную роль в их борьбе с монголами. В начале XIII в. монгольские племена начали продвижение в сторону Китая, завоевав сначала государство Си-Ся. Затем, перейдя через стену, они подступили к цзиньской столице Яньцзину (Пекину), подход к которой закрывала вторая линия стены, почти неприступной в этих гористых районах Восточного Китая.
      Несколько раз атаковали ее монголы, но все было напрасно. Подкрепленная свежими силами, монгольская армия обошла цзиньские войска с тыла, и только тогда проход в стене был открыт. Завоевав Цзинь, а затем империю Сун, монгольские ханы основали империю Юань, правившую Китаем на протяжении столетия. Центр политической жизни страны переместился на север, а столицей вновь объединенного Китая стал Пекин.
      При династии Юань, когда границы империи монгольского хана выходили далеко за пределы собственно Китая, значение стены, по-видимому, свелось к минимуму. Можно полагать, что политическая роль стены оказалась практически ничтожной. Показательно, что Марко Поло, первый из европейцев описавший в своей книге Китай, вообще не упоминает о стене. Едва ли она к этому времени настолько пришла в упадок, что превратилась в нечто несущественное. Видимо, здесь сыграло свою роль другое: к стене в эпоху Юань относились как к бесполезному пережитку далекого прошлого. Все переменилось лишь с изгнанием монголов и воцарением новой, на этот раз чисто китайской династии Мин, основатель которой пришел к власти на гребне победоносного крестьянского восстания. Были восстановлены прежние границы страны, северная линия которых, как и встарь, проходила вдоль стены. Столицей страны в 1421 г. снова стал Пекин, а близость его к северным границам побудила минских императоров уделить особое внимание укреплению стены, символизировавшей теперь незыблемость китайских границ и территории.
      С начала XV в. началась энергичная деятельность по генеральной реконструкции всей линии стены. Работы шли медленно, но основательно. Они продолжались с перерывами свыше двух столетий и достигли своего наивысшего размаха в царствование Ваньли, одного из наиболее известных и могущественных минских императоров. В ходе этих реставрационных работ были обновлены, укреплены и заново воздвигнуты все сторожевые башни и сигнальные вышки. В ряде случаев башни модернизировали и снабдили добавочными укрепленными проходами. Изменился и внешний облик стены, верхняя часть которой обзавелась зубчатым бруствером и приняла тот вид, который знаком почти каждому по многочисленным фотографиям. В тех районах, где этого раньше не делалось, укрепили камнями фундамент, а повержность стены облицевали каменными глыбами или большими кирпичами. Вдоль всей линии стены соорудили до 1200 укрепленных фортов и гарнизонных поселений. В районе фортов в XV в. некоторые сторожевые башни впервые в истории страны были оснащены пушками, получившими у китайцев наименование "Да цзянь-цзюнь" ("Большой генерал"). Гарнизонная служба, сторожевая охрана, сигнальные дозоры, своевременное обеспечение дозорных запасами оружия и продовольствия - все это было поставлено на серьезную основу. После проведенной реконструкции охранительная функция стены выступила на передний план. Оно и не удивительно: к этому вынуждали столетия господства иноземных династий.
      Заслуги Ваньли в укреплении и реконструкции стены чрезвычайно велики. Как сообщает У. Гейл, в начале XX в., когда он проезжал вдоль трассы стены, некоторые из местных жителей считали именно Ваньли создателем стены и даже расшифровывали ее китайское наименование как "стена Ваньли"14. Однако эпоха Ваньли была своеобразной "лебединой песнью" китайской стены. С его смертью ситуация в стране заметно изменилась. Силы империи оказались подорванными, наступил период упадка, сопровождавшийся ростом голода, бедствий и лишений. Нарушилось, в частности, снабжение гарнизонов, расположенных вдоль стены. Перестали выплачивать жалованье солдатам. Усилилось дезертирство, так что заботливо налаженная сторожевая охрана заградительного кордона стала рушиться. Близлежащие военные поселения приходили в упадок и забрасывались. К этому времени на северных границах страны появился новый опасный враг - маньчжуры, правитель которых Нурхаци в 1616 г. объявил себя императором. Натиск маньчжур все усиливался. Уже в 1629 г. преемник Нурхаци Абахай предпринял дерзкий рейд к Пекину, прорвав укрепления в районе Шаньхайгуаня. Только умелый маневр командующего местными войсками У Сан-гуя, угрожавшего отрезать армию Абахая и запереть ее в ловушке, побудил маньчжурского предводителя отступить. Однако последующие военные экспедиции Абахая оказались более успешными, а в 1635 г. усилившийся Абахай присвоил своей династии наименование Цин.
      Кризис минской империи завершился мощным народным восстанием, в результате которого к власти в 1644 г. пришел крестьянский вождь Ли Цзы-чэн. Новый император был весьма озабочен положением дел на северо-восточных границах, так что одним из первых его шагов явились переговоры с командующим войсками в районе Шаньхайгуаня У Сань-гуем. Однако исход переговоров оказался трагическим для судеб страны. Как сообщают историки, отец и любимая наложница У Сань-гуя оказались во власти Ли Цзы-чэна. Молодая женщина понравилась императору, и он, нарушив свое обещание, взял ее в гарем. Разгневанный У Сань-гуй вступил в сговор с маньчжурами, открыл им ворота в стене и с помощью маньчжурской кавалерии разбил войско Ли Цзы-чэна. У Сань-гуй и маньчжурский предводитель вошли в Пекин. Ожидали, что будет восстановлена династия Мин, но в этот момент маньчжуры заявили, что они сами намерены основать новую династию. Попытки У Сань-гуя превратить маньчжурского императора в свою марионетку не имели успеха, а его восстание против новой династии было подавлено. В короткий срок маньчжуры распространили свою власть на всю страну. Началась эпоха правления новой, последней в истории Китая императорской династии Цин.
      С завоеванием Китая маньчжурами и воцарением Цин наступил период упадка значения Великой стены. Серия походов императора Канси (1661 - 1722 гг.) привела к захвату маньчжурской империей значительных территорий к северу от стены. Захватническая политика Канси была продолжена его внуком Цяньлуном (1736 - 1795 гг.). В результате их экспансионистской внешней политики к собственно Китаю были присоединены обширные территории Синьцзяна, Монголии и Тибета. Во власти маньчжурских императоров оставалась и их родина, Маньчжурия. Захват значительных территорий к северу от стены лишил ее одной из основных функций - защитной, оборонительной. Не случайно Цяньлун с гордостью заявлял, что он установил мир в "Поднебесной" и что теперь нет нужды в сторожевых башнях и не нужно более зажигать сигнальные огни на вышках стены. Была сведена к минимуму и консолидирующая функция стены. В задачу династии не входило сплачивать население внутристенных районов в противовес населению внешних территорий.
      Правда, это не означало, что между теми и другими различия исчезли. Напротив, они оставались весьма существенными. Колонизация застенных территорий осуществлялась силами прежде всего военных поселений и гражданской администрации. Массовых переселений крестьянства вплоть до конца XIX в. не наблюдалось, а на территорию Маньчжурии китайцы не допускались вовсе. Пожалуй, единственной серьезной функцией, которую продолжала выполнять стена при маньчжурах, была ограничительная, то есть ограничивавшая распространение подданных "Срединной империи" за пределы стены. Иными словами, несмотря на присоединение к Китаю завоеванных Канси и Цяньлуном территорий к северу от стены, все эти земли по своему статусу да и по существу не были приравнены к землям внутристенного Китая15. Между теми и другими высилась стена, которая по-прежнему, хотя уже далеко не в столь полном объеме, как раньше, была рубежом, разделявшим исконные земли Китая и недавно завоеванные колонии, населенные по преимуществу некитайским населением, этнически резко отличавшимся от китайцев. Более того, не только иностранцы, но и сами китайцы даже в начале XVII в. продолжали считать стену именно границей, как об этом убедительно свидетельствуют, например, данные отчета о поездке в Китай первой русской экспедиции во главе с И. Петлиным (1618 г.): "И мы у китайских людей спрашивали: для чего та стена делана от моря и до Бухар и башни стоят на стене часто? И китайские люди нам сказывали, та де стена ведена от моря и до Бухар потому, что 2 земли - одна земля Мугальская, а другая Китайская, и то промеж землями рубеж..."16.
      Таким образом, политическое и военно-стратегическое значение стены практически резко уменьшилось. Кроме того, с течением веков все возрастала роль стены как великого памятника прошлого, своеобразного символа китайской цивилизации. Не случайно в то время, как многие участки стены за ненадобностью приходили в упадок и разрушались, те ее части, которые стояли близ дорог, заботливо сохранялись и восстанавливались. Иностранцы, прибывавшие в Китай сухопутным путем, обязательно пересекали проходы в стене, вделанные в мощные сторожевые башни и окруженные внушительными крепостными сооружениями. И это всегда производило на них сильное впечатление. Известно, например, как описал такой проход через стену русский посол Н. Спафарий, отдавший в своем отчете о посольстве должное этому грандиозному сооружению. К стене специально возили и прибывшего с юга морским путем первого английского посла Маккартнея, который также не преминул подробно рассказать о ней, заявив, что если вся полуторатысячемильная стена такова, как та часть ее, которую он видел, то это "наиболее изумительное произведение рук человеческих"17.
      Престижно-представительная функция стены продолжала не только сохраняться, но и возрастать. Это становилось особенно заметным по мере ослабления и упадка императорского Китая, который упорно цеплялся за архаические представления о необыкновенной роли "Поднебесной" и первом месте "Срединного государства" среди прочих стран мира. Все, что лежало за пределами "Срединного царства", считалось территорией, населенной "варварскими" народами, которые не могли оказать никакого влияния на исключительно самобытную древнекитайскую культуру. Великая стена становилась как бы олицетворением мощи и величия, символом замкнутости и надменности грозной империи, всегда считавшей себя средоточием мудрости, истины и культуры. Как и в далеком прошлом, на протяжении долгих веков и тысячелетий стена являлась символом самого Китая, мерой достижений его цивилизации, олицетворением единства его территории, выразителем потенций его населения.
      Стоит заметить, что если для всех других народов "китайская стена" была тесно связана с понятием "закрыться ото всех", "отгородиться", то для самих китайцев Великая стена - это символ мощи, прочности, неприступности. Так с течением времени престижно-представительная функция стены вытеснила остальные. Безусловно, значение стены как памятника культуры первостепенно. Однако постоянное напоминание об этом еще не исключает необходимости оценки географической, социальной и военно-политической роли стены на протяжении всей истории Китая.
      ПРИМЕЧАНИЯ
      1. R. Silverberg. The Great Wall of China. Philadelphia. 1965, p. 49.
      2. Чжу Се. Ваньли чанчэн сюцзянь ды яньгэ. (История сооружения стены в 10 тысяч ли). "Лиши цзяосюэ", 1955, N 12, стр. 17 - 18; R. Silverberg. Op. cit., pp. 17 - 25.
      3. На это обстоятельство обратил внимание О. Латтимор (O. Lattimore. Origins of the Great Wall of China: A Frontier Concept in Theory and Practice. In: O. Lattimore. Studies in Frontier History. "Collected Papers, 1928 - 1958". P. 1962, pp. 98 - 99, 110, 117 etc.).
      4. W. E. Geil. The Great Wall of China. L. 1909, p. 155.
      5. Ibid., p. 311.
      6. Ibid., pp. 207 - 217.
      7. R. Silverberg. Op. cit., pp. 44 - 47. Остатки первоначальной стены, сооруженной Мэн Тянем, сохранились в ряде районов, особенно в западной части страны, и поныне.
      8. R. Silverberg. Op. cit., pp. 46 - 47.
      9. В Ордосе было поселено около 30 тыс. семей, однако из-за того, что ордосские земли были малопригодны для земледелия, освоить их в то время так и не удалось. Начиная с эпохи Хань здесь хозяйничали сюнну (см. O. Lattimore. Op. cit., pp. 111 - 112).
      10. R. Silverberg. Op. cit., p. 45.
      11. Предание имеет множество вариантов (см. Б. Л. Рифтин. Сказание о Великой стене и проблема жанра в китайском фольклоре. М. 1961).
      12. Как сказано в источнике, Янь-ди послал "свыше миллиона работников для строительства стены", причем "из каждого десятка" их "5 - 6 человек умерли" ("Суй-шу". Изд. "Эрши сы ши соинь бонабэнь". В 24-х тт. Пекин. 1958. Т. 9, стр. 10916).
      13. R. Silverberg. Op. cit., p. 116.
      14. W. E. Geil. Op. cit., p. 71.
      15. В ряде трудов проблеме взаимоотношений китайцев с населением завоеванных династией Цин северных, застенных районов уделено много внимания. Специалисты убедительно показали, что все разговоры о том, что Монголия "сотни лет" была китайской, не имеют под собой никакой почвы. Если не говорить о тех временах, когда сам Китай находился под властью монгольских ханов, следует считать монголов лишь союзниками завоевателей Китая, то есть маньчжур (O. Lattimore. Open Door of Great Wall? In: O. Lattimore. Studies in Frontier History, p. 78).
      16. Н. Ф. Демидова, В. С. Мясников. Первые русские дипломаты в Китае. М. 1966, стр. 46.
      17. R. Silverberg. Op. cit, pp. 200, 206.
    • Ōta Gyūichi - The chronicle of Lord Nobunaga - 2011
      Автор: foliant25
      Самая первая биография Ода Нобунага "Синтō-кō ки" (1610), написанная очевидцем многих событий Ота Гюити, изданная в хорошем переводе на английском -- The chronicle of Lord Nobunaga. Является самым важным источником для исследования одного из самых известных деятелей во всей японской истории -- Ода Нобунага (1534-1582), первого из "Трёх героев". Два других -- Тоётоми Хидэёси (1537-1598) и Токугава Иэясу (1543-1616) часто появляются в этой хронике, играя выдающиеся, но, пока, явно подчинённые роли.

      Название: The chronicle of Lord Nobunaga
      Год выпуска: 2011
      Автор: Ōta Gyūichi / Ота Гюити (1527-1610?)
      Перевод с японского: J. S. A. Elisonas, J. P. Lamers
      Издательство: Leiden -- Boston, Brill 
      Серия: Brill's Japanese studies library, v. 36.
      ISBN: 0925-6512, ISBN 978 90 04 20162 0
      Формат: PDF
      Размер: 5,82 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 531 (15 чёрно-белых карт)  
      Язык: английский
       
    • Ōta Gyūichi - The chronicle of Lord Nobunaga - 2011
      Автор: foliant25
      Ōta Gyūichi - The chronicle of Lord Nobunaga - 2011
      Просмотреть файл Самая первая биография Ода Нобунага "Синтō-кō ки" (1610), написанная очевидцем многих событий Ота Гюити, изданная в хорошем переводе на английском -- The chronicle of Lord Nobunaga. Является самым важным источником для исследования одного из самых известных деятелей во всей японской истории -- Ода Нобунага (1534-1582), первого из "Трёх героев". Два других -- Тоётоми Хидэёси (1537-1598) и Токугава Иэясу (1543-1616) часто появляются в этой хронике, играя выдающиеся, но, пока, явно подчинённые роли.

      Название: The chronicle of Lord Nobunaga
      Год выпуска: 2011
      Автор: Ōta Gyūichi / Ота Гюити (1527-1610?)
      Перевод с японского: J. S. A. Elisonas, J. P. Lamers
      Издательство: Leiden -- Boston, Brill 
      Серия: Brill's Japanese studies library, v. 36.
      ISBN: 0925-6512, ISBN 978 90 04 20162 0
      Формат: PDF
      Размер: 5,82 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 531 (15 чёрно-белых карт)  
      Язык: английский
       
      Автор foliant25 Добавлен 21.07.2018 Категория Япония
    • THE ARMY OF TANG CHINA
      Автор: foliant25
      Просмотреть файл THE ARMY OF TANG CHINA
      Название: THE ARMY OF TANG CHINA
      Год выпуска: 1995
      Автор: Karl Heinz Ranitzsch
      Издательство: Montvert Publications  
      Серия: Brill's Japanese studies library, v. 36.
      ISBN: 1 874101 04 3
      Формат: PDF
      Размер: 24,4 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 90 (цветные и чёрно-белые иллюстрации)  
      Язык: английский

      Автор foliant25 Добавлен 25.07.2018 Категория Китай
    • THE ARMY OF TANG CHINA
      Автор: foliant25
      Название: THE ARMY OF TANG CHINA
      Год выпуска: 1995
      Автор: Karl Heinz Ranitzsch
      Издательство: Montvert Publications  
      Серия: Brill's Japanese studies library, v. 36.
      ISBN: 1 874101 04 3
      Формат: PDF
      Размер: 24,4 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 90 (цветные и чёрно-белые иллюстрации)  
      Язык: английский