Бугрова М. С. Британские экспедиции в Китай и соседние районы (70-90-е гг. XIX в.)

   (0 отзывов)

Saygo

В 70-90-х гг. XIX в. в международной политике на первый план выходят раздел Аф­рики, проблема Египта, ближневосточный вопрос. В этот период тактика Вели­кобритании в дальневосточном регионе меняется: на смену военным методам дав­ления приходят разведывательные экспедиции, число которых резко возрастает. В статье рассматриваются причины британских экспедиций, их характер и ре­зультаты. Основным источником исследования служат отчеты Королевского географического общества1 и Королевского азиатского общества2.

 

К 70-м гг. XIX в. Китаю были навязаны неравноправные договоры, в результате ко­торых для иностранной торговли был открыт ряд портов. Но иностранная торговля в нескольких портах не привела к “открытию” всей страны. Внутренние районы Китая оставались практически недоступны для иностранцев. Для проникновения туда необ­ходимо было иметь особые разрешения, получить которые было не так просто. К тому же британские торговцы столкнулись с тем, что население Китая предпочитало мест­ные товары британским. Экономисты того времени считали “самодостаточность Ки­тая самым грозным барьером, с которым Англия столкнулась за всю историю (своей. - М. Б.) промышленной и торговой экспансии” [sargent, 1907, р. 225]. В 1882 г. британ­ский консул в г. Чунцине Окснем писал, что “иностранная торговля в Китае пережива­ет стагнацию. Главная причина заключается в том, что огромная масса населения не покупает мануфактурную продукцию... наши товары из хлопка не устраивают китай­цев, так как слишком быстро изнашиваются. Местная одежда дешевле, крепче и на­дежнее” [The Economist., 1884, р. 12].

 

Увеличение числа направляемых в Китай британских экспедиций в 70-90-х гг. объ­яснялось целым рядом причин. Середина 70-х - середина 80-х гг. XIX в. - период эко­номической депрессии в Европе, которой не избежала и Великобритания. Rританские предприниматели были заинтересованы в новых рынках сбыта, и внутренний Китай представлялся одним из них.

800px-Historical_Map_of_Sikkim_in_northeastern_India.jpg
Карта Сиккима, 1876 год
Meeting_with_tibetans.jpg
Британцы и тибетцы
Tibetan_Soldier_at_Target_Practise.jpg
Тибетский стрелок
800px-Tibet-5855_(2590802338).jpg
Снизу тибетские крепости кажутся неприступными, с более высокого пика - одинокими и беззащитными
Peugeot_in_front_of_the_Gyantse_fortress_in_F._O%27Connor%27s%2C_1907.jpg
Возможно, первый автомобиль в Тибете. Не "Антилопа-Гну", а "Пежо".
1024px-%E5%B8%83%E8%BE%BE%E6%8B%89%E5%AE%AB.jpg
Дворец Потала в Лхасе
Thirteenth_Dalai_Lama_Thubten_Gyatso.jpg
Нгаванг Лобсанг Тхуптэн Гьяцо, Далай-лама XIII
Bundesarchiv_Bild_135-S-14-22-21%2C_Tibetexpedition%2C_M%C3%B6nche_blasen_Tuben.jpg
"А у трубача дудка горяча"
Col_Younghusband_and_Amban.JPG
Английский полковник и цинский амбань
800px-Sir_Ugyen_Wangchuk_and_his_family%2C_1905.jpg
Семья Драконового короля Бутана
Thibaw_Min_1885_crop.jpg
Семья короля Бирмы Тибо Мина (он сам и обе его сестры и по совместительству жены), 1885 год
1024px-18th_Royal_Irish_at_Amoy.jpg
Взятие Сямыня (город на о. Тайвань) англичанами 27 августа 1841 года
1024px-Amoy%2C_from_Kulangseu.jpg
Сямынь (Амойский сеттльмент) на иллюстрации 1885 года

 

В 70-80-х гг. XIX в. у Англии появляются серьезные конкуренты на Дальнем Восто­ке в лице Франции, Германии и России, внимание которых к Китаю возросло. Они на­чинают исследование Китая, изучение внутренних торговых маршрутов, разведку рас­положения стратегически важных объектов. Англия не могла не обратить внимание на их действия и вынуждена была предпринимать меры для сохранения своего влияния в дальневосточном регионе. Журналист и редактор британского журнала “Фортнайтли ревью” Т. Х. С. Эскот обеспокоенно писал в 1884 г.: “Мы оказались в новой ситуации: международные отношения, ответственность, обязанности, возложенные на нас импе­рией, роль, которую мы должны и можем играть в мировой политике изменились по­сле смерти Пальмерстона, великие европейские державы вооружены так, что Англия не способна с ними конкурировать; контроль над европейской политикой находится в руках Германии” [Escott, 1884, р. 705-707]. В этих обстоятельствах необходимым ста­новилось составление точных карт, описание природных особенностей Цинской импе­рии, изучение местных языков, составление словарей и т.д. Все это требовало исследо­ваний на местах.

 

Британское правительство было заинтересовано не только в продвижении на ки­тайский рынок английских товаров, но главным образом в распространении англий­ского экономического и политического влияния на всю страну, для чего эту страну нужно было хорошо знать. Опыт “опиумных войн” показал недостаточную эффектив­ность только военных действий в условиях Китая. И разведывательные экспедиции во внутренний Китай и близлежащие районы могли оказать помощь в поисках новых ме­тодов усиления влияния на Цинскую империю.

 

Экспедиции были дорогостоящими вследствие природных условий, отсутствия до­рог, враждебного отношения местного населения и вероятности нападения разбойни­ков. В 1883 г. Цзэн Цзицзэ3 отмечал, что у англичан, путешествовавших во внутренних районах Китая, часто возникали сложности в связи с препятствиями, чинимыми пред­ставителями местной администрации [Tseng Chitse, 1883, р. 992].

 

Британские экспедиции в Китай можно разделить на две категории.

 

Во-первых, это экспедиции, которые должны были исследовать возможность рас­пространения влияния Англии на сопредельные с Китаем районы. Л. А. Уоделл, воз­главлявший британскую военную экспедицию в Лхасу в 1904 г., сформулировал офи­циальную точку зрения касательно отношений со странами на границах Британской Индии: “... (наша. - М. Б.) политика в течение длительного времени сводилась к тому, чтобы обеспечить возникновение вдоль наших границ в качестве буфера между нами и соседними странами ряда полунезависимых государств, пользующихся самоуправле­нием во внутренних делах, но обладающих достаточной свободой, чтобы, в случае вторжения, они оказались полезными (для Англии. - М. Б). Эти государства должны находиться под нашим сюзеренитетом (поскольку мы обеспечиваем их автономию) и быть открытыми для торговли” [Цит. по: Празаускас, 1980, с. 38].

 

Во-вторых, это экспедиции в глубь Китая. Их характер и маршруты зависели от то­го, кем они организовывались: правительством ли Великобритании, торговыми ли па­латами или отдельными предпринимателями, заинтересованными в налаживании тор­говых отношений с определенными районами Китая.

 

Большинство экспедиций формально носили характер научных. Но изучение фло­ры и фауны Поднебесной зачастую служило лишь ширмой, прикрывающей истинные цели и задачи миссий. В 70-90-е гг. XIX в. англичане предприняли более тридцати экс­педиций в Китай и сопредельные районы.

 

ЭКСПЕДИЦИИ ВО ВНУТРЕННИЕ РАЙОНЫ КИТАЯ И БИРМУ

 

В исследуемый период во внутренние районы Китая было предпринято несколько британских экспедиций.

 

В январе-августе 1871 г. Томсон совершил путешествие по р. Янцзы в Сычуань для исследования маршрута Ханькоу-Ичан. Цель экспедиции заключалась в том, чтобы изучить возможность судоходства в верхнем течении р. Янцзы в узких ущельях выше Чунцина.

 

В 1873 г. британский консульский агент при бирманском дворе в Мандалае предло­жил организовать исследовательскую миссию из Мандалая через Бамо и далее до Момейна, в Дали в провинции Юньнань. Предложение было одобрено главным комисса­ром Британской Бирмы в связи с активизацией действий Франции в районе р. Меконг. Военно-топографическая экспедиция во главе с полковником Х. А. Броуном насчиты­вала около 200 хорошо вооруженных людей. Британскому посланнику в Пекине Т. Вэйду было поручено получить от китайского правительства паспорта и направить в помощь экспедиции опытного переводчика. Им стал А. Марджери, 29-летний бри­танский консульский служащий. Он должен был проследовать вверх по Янцзы и встре­тить миссию на китайско-бирманской границе. 17 января 1875 г. Марджери прибыл в бирманский пограничный город Бамо. В феврале 1875 г. экспедиция двинулась к бир­мано-китайской границе, но была остановлена вооруженными людьми. Марджери от­правился в сопровождении шести человек на переговоры. Результат переговоров был положительным. Однако на обратном пути 21 февраля 1875 г. он попал в засаду и в пе­рестрелке погиб.

 

Смерть Марджери стала поводом для выдвижения Англией требований к Китаю. Результатом стало заключение 13 сентября 1876 г. Чифуской конвенции, согласно ко­торой Китай соглашался выплатить серебром 2 млн лян (юаней), отправлял посоль­ство в Англию для принесения извинений, вырабатывал правила торговли на границе Бирмы и Юньнани. Английским представителям было разрешено наблюдать за тор­говлей в Дали и других городах Юньнани в течение пяти лет. Города Ичан, Уху, Вэнь­чжоу, Бэйхай становились открытыми портами; Англия могла направить консульско­го агента в Чунцин. Иностранным судам было разрешено заходить в шесть городов на Янцзы. Дополнительная глава конвенции касалась Тибета: англичане могли направ­лять миссии из Китая в Тибет и Индию.

 

В 80-х гг. XIX в. внимание Великобритании к юго-западному Китаю возросло в свя­зи с началом франко-китайской войны 1883-1885 гг. Это грозило Англии утратой вли­яния в южных провинциях (Юньнань и Сычуань) и контроля над торговыми путями из этих провинций в Бирму. В 1882 г. Королевское географическое общество опублико­вало работу советника британского посольства в Пекине Бабера “Путешествия и ис­следования западного Китая”, в которой описывалась его экспедиция в Сычуань и Юньнань. Бабер писал, что по освоении внутреннего рынка этих провинций перед бри­танскими торговцами открылись бы колоссальные возможности [Palgrave, 1883, р. 493-501]. Однако он отмечал препятствия, затрудняющие освоение этих районов: нежелание китайских чиновников в Сычуани сотрудничать в разработке угольных руд­ников; нехватка людских ресурсов в западной Сычуани, где были расположены бога­тые залежи металлов; сложность пути протяженностью 500 миль от Бамо до Чэнду, центра провинции Сычуань: там часто случались наводнения и оползни, а дорогу пере­секали стремительные горные реки.

 

Через год (в феврале 1883 г.) по инициативе британского правительства экспедиция во главе с британским агентом в Чунцине А. Хосе была направлена из южной части провинции Сычуань в Дали (провинция Юньнань). В отчете Хосе говорилось, что тер­ритория непригодна для развития сельского хозяйства, в летний период там свиреп­ствовала холера. Хосе также отмечал враждебность со стороны местного населения к иностранцам. Хосе так определил цель экспедиции: “Посетить новые рынки и понять, как эти рынки можно лучше всего освоить. Эта мысль движет каждым путешествен­ником в восточные и юго-восточные провинции Китая. Сычуань - самая важная из них” [Proceedings..., vol. VIII, 1886, p. 371]. Хосе размышлял: почему подписание Чи­фуской конвенции не привело к увеличению британской торговли с Китаем? Ответ на этот вопрос он видел в нежелании английских торговцев рисковать на китайской тер­ритории западнее г. Ичана. Раньше английские торговцы перевозили товары из Ичана в Чунцин на лодках, и маршрут занимал от одного до двух месяцев. Никто не гаранти­ровал, что за два месяца ничего не произойдет с товаром. Торговцы не желали отправ­ляться туда, где китайцы ранее даже не видели иностранцев, где пути были еще не из­веданы и полны опасности [Proceedings., vol. VIII, 1886, р. 371-384].

 

В декабре 1885 г. в Юньнань из Пекина была отправлена новая экспедиция во главе с Берне [Proceedings., vol. VIII, 1886, p. 216-217]. В 1892 г. совершил путешествие вверх по р. Янцзы в провинцию Сычуань А. И. Пратт [Proceedings., vol. XIII, 1891, р. 232-249].

 

С середины 80-х гг. XIX в. англичане начинают исследование восточного побере­жья Китая. Повышенный интерес к данному району был обусловлен тем, что Франция вела в это время военные действия в Китае, и французы оккупировали порт Фучжоу. По инициативе британского правительства были организованы несколько разведыва­тельных экспедиций во главе с британским консулом И.Х. Паркером. Первая экспеди­ция отправилась 29 января 1883 г. из Фучжоу через провинцию Фуцзянь в Вэньчжоу. Вторая экспедиция была направлена 11 ноября 1883 г. из Вэньчжоу в Чжэцзян. По дан­ным отчета, в районе имелось “все необходимое для развития иностранной торговли” [Journal., 1885, р. 17-52]. Враждебности со стороны местного населения замечено не было; большинство из расположенных там домов были зажиточны. Паркер отмечал, что ломбарды и ссудные лавки находились в руках выходцев из провинции Аньхуэй, торговля сахаром, финиками, фруктами - в руках фуцзяньцев, керамикой торговали цзянсийцы. Местное население практически не носило западную одежду. Провинция Чжэцзян была обеспечена всем, кроме угля, железа и опиума, из которых последние две статьи составляли почти половину ее импорта [Journal., vol. XIX, 1885, р. 34-38]. 11 января 1884 г. Паркер предпринял свое третье путешествие из Вэньчжоу в Фуцзянь. Касательно продажи опиума в провинции Фуцзянь он заметил, что последний продает­ся, но в очень незначительном количестве [Journal., vol. XIX, 1885, p. 58]. Паркер по­дробно описал поселки, отметив, что в дальнейшем это может стать полезной инфор­мацией для путешественников.

 

В 1887 г. по р. Хуанхэ до Чунцина совершил путешествие британский консул И. Л. Окснем [Proceedings., vol. X, 1888, р. 519].

 

Особое внимание в 80-х гг. XIX в. Англия уделяла району Верхней Бирмы и пути от­туда в юго-западный Китай. Бывший чиновник колониальной администрации Британ­ской Бирмы Калхоун и инженер Департамента по общественным работам в Индии Х. Халлетт в 1882 г. совершили путешествие из Кантона в Рангун. После своего воз­вращения Калхоун направил в торговые палаты Великобритании предложение иссле­довать этот район для решения вопроса о строительстве железной дороги, соединяю­щей Рангун с юго-западным Китаем через Шанские княжества. Его предложение встретило одобрение палат. По предварительным подсчетам, расходы на исследование составляли 7 тыс. ф.ст., из которых половину должны были внести торговые палаты, а оставшуюся половину - правительство [The Times, 9.02.1883, р. 8].

 

В конце 1884 г. Халлетт и Калхоун получили от торговых палат 3.5 тыс. ф.ст. на ис­следование возможности строительства железной дороги4. Партнеры собрали значи­тельную информацию, касавшуюся климата, населения, полезных ископаемых и т.д. Особое внимание они уделяли лицзиню5, от размеров которого, по их мнению, зависе­ло продвижение английских товаров в Китай. Именно сложность урегулирования во­проса о лицзине в значительной степени объясняет интерес английских торговцев к строительству железных дорог, благодаря которым удалось бы избежать уплаты по­шлин при транспортировке товаров во внутренние районы Китая. Калхоун телеграфи­ровал о ходе экспедиции в газету “Таймс”, которая публиковала его сообщения.

 

Нужно отметить, что развитие иностранной торговли сдерживалось отсутствием транспортной инфраструктуры в Китае6. Английские попытки приступить к строи­тельству железных дорог в Китае, Бирме и Шанских княжествах не были успешными. Деньги, вложенные английскими предпринимателями в исследование возможности железнодорожного строительства, были потеряны. Китайское правительство полага­ло, что строительство железных дорог если и будет осуществляться, то только руками самих китайцев [Kent, 1907, р. 1-8]. Британские торговые круги неоднократно обраща­лись к своему правительству с просьбами урегулировать на межгосударственном уров­не предоставление концессий на разработку китайских угольных и иных месторожде­ний, а также на строительство железных дорог. Первым шагом к решению этой про­блемы английские предприниматели видели пересмотр заключенных ранее договоров между Англией и Китаем.

 

Халлетт и Калхоун, вернувшись весной 1885 г. в Англию, стали искать поддержку их плана организации железнодорожной компании. На заседании Королевского гео­графического общества 16 ноября 1885 г. Халлетт сделал доклад о возможности про­ведения железной дороги между Бирмой и Китаем, отметив, как важно для Англии “открыть и развивать. торговлю с юго-западным Китаем” [Proceedings., vol. XIII, 1891, р. 1-20]. Общество приняло резолюцию, переданную правительству, в которой одобрялось строительство железной дороги и расходы на него оценивались в 1 млн ф. ст.

 

В мае-июне 1890 г. было предпринято путешествие британского вице-консула У. Д. Арчера из Ченгтонга в Лаосе в Чиангмай. Целью экспедиции было налаживание дружеских и коммерческих отношений с администрацией и торговыми кругами про­винции Юньнань, составление карты местности [Proceedings., vol. XI., 1889, р. 242].

 

Ряд экспедиций был предпринят в Маньчжурию. Исследователей в первую очередь интересовало, как встретят местные жители британских торговцев, насколько друже­ственны их отношения с соседней Россией и каково их отношение к иностранцам в це­лом. В сентябре 1885 г. было предпринято путешествие полковника Д. Янгхазбанда и Фулфорда в южную и восточную Маньчжурию. Выехав из северной Маньчжурии, ис­следователи отправились в ранее неизученные районы, пересекли реки Петунью и Сунгари. В своем отчете о проделанном путешествии Янгхазбанд описал эффектив­ную систему производства соды и соли маньчжурами7 [Proceedings., vol. IX, 1887, р. 235-247]. В 1887 г. в этот район была организована еще одна экспедиция под руко­водством Янгхазбанда [Proceedings., vol. X, 1888, р. 485-519].

 

Одновременно с ним в Маньчжурию отправилась экспедиция во главе с Х. И. Джейм­сом, служащим Бомбейской гражданской службы. В своем отчете Джеймс отметил, что по данным, которые ему удалось получить из отчетов британских консулов и от миссионеров, население Маньчжурии составляет 12-13 млн человек. Территория Маньчжурии значительно превышала территорию Австрийской империи и Велико­британии. Единственно благоприятными месяцами для торговли были август, сентябрь и октябрь, так как в остальное время практически каждый день идет снег. Маньчжурия богата минеральными удобрениями, железом, золотом, серебром, углем, хвойным ле­сом. Джеймс дал также небольшой экскурс истории Маньчжурии, акцентировав вни­мание на роли, которую сыграли маньчжуры в истории Китая [Proceedings., vol. IX, 1887, р. 531-568].

 

В июне 1887 г. из Маньчжурии в Кашгарию отправилась экспедиция во главе с ка­питаном Дюрантом, капитаном М. Смитом, Д. Робертсоном и Ф. И. Янгхазбандом. В это же время отправилась военная экспедиция во главе с полковником С. Rеллом, маршрут которой лежал через провинции Шаньси и Шэньси. Весь маршрут занял 113 дней. В пути две экспедиции объединились [Proceedings., vol. XII, 1890, р. 57-60].

ДРУГИЕ ЭКСПЕДИЦИИ

Английские торговцы выражали надежду, что Тибет и граничащие с ним страны (Непал, Сикким, Rутан) со временем станут рынком сбыта для британских тканей.

 

Сикким располагался между Непалом и Бутаном, на севере имел границу с Тибе­том. Англия была заинтересована в поддержании мира на границах Бутана, Непала, Сиккима и Тибета. В период внутренних неурядиц первой половины XIX в. Англия по­могла Сиккиму вернуть часть его территории. Это давало ей преимущество в данном районе над другими европейскими странами. Суперинтендантом Сиккима был назна­чен англичанин А. Кэмпбелл.

 

Одной из наиболее значимых экспедиций в Сикким была миссия К. Маколи8 в 1886 г. В 1885 г. он на основе конвенции 1876 г. получил от цзунли ямэня9 разрешение, орга­низовал вооруженный отряд из 300 человек и намеревался пересечь границу с Тибетом в Джемсионге, но встретил сопротивление со стороны тибетцев. Миссия К. Маколи была направлена в Сикким, к границе Тибета, с целью выяснения причин слухов, распространяемых тибетскими чиновниками, об упадке торговли через Дарджилинг, а также возможности открытия прямого сообщения с Тибетом. Кроме того, миссия должна была наладить отношения с местной администрацией Тибета и передать ей дружественное послание колониальной администрации Индии. Маколи был хорошо встречен и собрал информацию, касавшуюся торговли между Тибетом и Индией. По распоряжению британского МИД он посетил Пекин и получил от китайского прави­тельства разрешение на трехмесячное пребывание в Лхасе для налаживания связей с китайским резидентом и местным правительством в Тибете, а также для изучения во­проса о возможности свободной торговли индийских купцов в Тибете и их безопасного передвижения через Сикким и Дарджилинг.

 

В 1886 г. миссия была отправлена под охраной небольшого отряда для защиты по­дарков, которые она везла. По договору с Китаем, она пересекла юго-восточную гра­ницу аннексированной к тому времени Верхней Бирмы. Но власти Тибета неоднознач­но восприняли проникновение экспедиции на ее территорию и решили, что миссия должна прекратить свое продвижение. Чтобы показать свои намерения, они направили военный отряд для занятия вершины Лингту. Тибетцы завалили камнями проход в ущелье, блокировав дорогу. Они заявили о своем намерении прекратить любую тор­говлю на этом маршруте между Тибетом и Индией. Тибетцы удерживали проход в Лингту и отказывались вступать в переговоры с англичанами.

 

В марте-сентябре 1888 г. в район Лингту была направлена британская военная мис­сия во главе с генералом Грэмом. Цель ее заключалась в восстановлении статус-кво Англии в Сиккиме, защите его и Бутана от возможного вмешательства Тибета. В ав­густе генерал Грэм выступил в Сикким с отрядом из двух тысяч человек. 24 сентября он получил донесение, что тибетцы в четырех милях от английского лагеря и сооруди­ли там каменную крепость. Грэм был тяжело ранен, но тибетцы были разбиты, и остатки их войск скрылись на территории Бутана.

 

Согласно англо-китайской конвенции 1886 г., Китай признал суверенитет Англии над Бирмой, Англия же отказалась от назначения посланника в Тибет. В 1890 г. по тре­бованию Великобритании цинское правительство назначило своего представителя для урегулирования ситуации в Тибете. 17 марта 1890 г. в Калькутте была заключена кон­венция касательно Сиккима, установившая протекторат Великобритании над этим княжеством [The Gazetteer of Sikkim, 1894, р. 15-21]. Эти два соглашения помимо демар­кации границы между Тибетом и Сиккимом включали статью, по которой Англия име­ла право вести торговлю с Тибетом.

 

На заседании Королевского географического общества 18 января 1886 г. был зачи­тан доклад о состоявшемся в конце 1885 г. путешествии Д. Скотта в Тонкин. В докладе давалось подробное описание географических особенностей Тонкина, его речной си­стемы, населенных пунктов, климата и т.д. Внимание уделялось месту Тонкина в бри­танской торговле на Дальнем Востоке. Скотт отметил, что Тонкин не богат минерала­ми, золотом, серебром или оловом, на которые рассчитывали английские предприни­матели [Proceedings., vol. VIII, 1886, р. 217-245].

 

В 1890 г. было предпринято путешествие А. Р. Лгасиза из Тонкина в Кантон. В своем докладе в Королевском географическом обществе он подробно описал военные укреп­ления Тонкина. В 1891 г. через Шанские княжества в Тонкин отправилась экспедиция во главе с лордом Ламингтоном. Она посетила также Сиам и Чиангмай [Proceedings., vol. XIII, 1891, р. 701]. В 1888 г. в Лаос была предпринята экспедиция во главе с С.И.У. Стрингером [Proceedings., vol. X, 1888, р. 134].

 

В рассматриваемый период англичанами было предпринято несколько экспедиций на о. Тайвань (Формозу), носивших этнографический характер. На заседании Королев­ского географического общества в 1889 г. служащим Китайских морских таможен Г. Тэйлором был зачитан доклад об одной из них. Докладчик отметил недоброжела­тельность местного населения по отношению к путешественникам. Населявшие Тай­вань племена значительно отличались от континентальных китайцев, изгнавших або­ригенов с плодородных земель. Даже на южном и восточном побережье Формозы, где было сложно строить оросительные каналы, китайцы возделывали свои поля. Те або­ригены, которые сопротивлялись, были вытеснены в горы.

 

По описаниям Тэйлора, на западе Формозы земли были равнинны. Север же остро­ва был покрыт холмами, на которых располагались чайные плантации. На востоке Формозы восемь месяцев в году шли проливные дожди, и практически весь остров, за исключением обработанных участков, был покрыт густым лесом. Остров был богат углем, железом, серой, нефтью, медью, золотом, рубинами и янтарем. Тейлор полагал, что коренное население было малайского происхождения, о чем говорят его характер, язык и привычки. Племена эти не были объединены под властью одного правителя. Тейлор делит их на четыре группы. Первая - пайван, войны-охотники, наиболее воин­ственные по сравнению с остальными аборигенами. Вторая - чжибени, по внешним признакам - японского происхождения. У них более низкий статус на острове, чем у первой группы. Главным их занятием являлось земледелие. Китайцы рассматривали их как самых покорных жителей Тайваня. Третья группа - амэй, с точки зрения Тейлора, наиболее интересная. Аборигены других групп не считали амэй своими соплеменника­ми и даже рассматривали их как потомков некогда потерпевшей у острова кораблекру­шение команды испанского корабля, которой разрешили жить на острове. Четвертая группа аборигенов - пинпу - занимала среднее между китайцами и аборигенами поло­жение [Proceedings., vol. XI, 1889, р. 224-243].

 

Проникновение западных держав во внутренние районы Китай, толчком к которо­му послужил франко-китайский военный конфликт 1883-1885 гг., открывший двери в юго-западный Китай, стало вторым этапом “открытия” Китая после “опиумных” войн. В 1884 г. журналист газеты “Таймс” отмечал, что “спустя 16 лет мы находимся в ином положении, чем в период последней войны с Китаем. С 1868 года путешественники Ку­пер, Марджери, Рихтхофен, Гарнье, Дупиус, Гиль, Бабер, Сечени, Нэй Элиас начали исследование внутреннего Китая. Многое еще остается сделать. Однако внутренние районы Китая более не являются для нас неизвестными. Китай уже не является загад­кой, как в 1857 году” [The Times, 05.08.1884].

 

Столкнувшись с рядом проблем в Цинской империи, Англия осознала необходи­мость изучения Китая, его общества, формирования прозападно настроенной прослой­ки, создания механизмов, позволяющих воздействовать на политику и экономику Ки­тая. Для выполнения поставленных задач необходимо было направлять исследователь­ские экспедиции для изучения внутренних торговых маршрутов и расположения стратегически важных объектов в Китае.

 

В ходе экспедиций производилась разведка полезных ископаемых в китайских про­винциях, предпринимались попытки понять, возможно ли найти там потенциальных покупателей британских товаров и дешевую рабочую силу. Перед Великобританией стояла задача изучить, что представляют собой внутренние районы Китая, как строить свои отношения с местной китайской администрацией для распространения своего вли­яния в Китае и соседних с ним районах в то время, когда они будут окончательно от­крыты для всех европейских держав и Англии придется бороться за сохранение своих позиций в дальневосточном регионе.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Королевское географическое общество было основано в 1830 г. в Лондоне под названием Географи­ческий клуб Лондона на базе Ассоциации по исследованию внутренних районов Африки (1788 г.), Клуба путешественников Роли (1827 г.) и Палестинской Ассоциации. Свое название общество получило с 1857 г. В XIX в. оно занималось исследованиями в Rританской Гвиане, Австралии, Африке и Арктике. Однако на его заседаниях часто делались доклады об экспедициях на Дальний Восток [The New., 1975, p. 700].
2. Королевское азиатское общество Великобритании и Ирландии было создано в 1823 г.
3. Цзэн Цзицзэ (1839-1890 гг.) - старший сын Цзэн Гофаня (1811-1872), видного цинского чиновника, посланник Китая в Великобритании и Франции в 1878-1885 гг.
4. Манчестерская торговая палата передала сумму в 393 ф.ст., 600 ф.ст. дали торговые палаты Лондо­на и Глазго, 500 ф.ст. - торговая палата Рангуна, 100 ф.ст. - Сингапурская торговая палата, 300 ф.ст. - Гонконгская.
5. Лицзинь - внутренняя таможенная пошлина в Китае.
6. Еще в 1863 г. 27 иностранных компаний представили Ли Хунчжану петицию с просьбой начать стро­ительство железной дороги из Шанхая в Сучжоу протяженностью в 80 км, однако получили отказ.
7. По его описаниям, соду добывали из озер. Взятую из них воду кипятили в железных котлах, на дне которых собиралась сода, образуя слой в 9-10 дюймов толщиной.
8. Советник по финансовым вопросам колониальной администрации Rенгалии.
9. Аналог министерства иностранных дел в Цинском Китае. Создан в январе 1861 г. Состоял из пяти отделов, ведавших отношениями с Англией, Францией, Россией, США, также Пруссией, Rельгией, Дани­ей, Перу, Португалией, Италией, Швецией, Норвегией.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Празаускас А. Сикким: 22-й штат Индии. М., 1980.
The Economist, Weekly Commercial Times, Banker’s Gazette and Railmen Monitor: a Political, Literary and Gen­eral Newspaper. 14.03.1884.
Escott T.H.S. England’s Foreign Policy // The Fortnightly Review. Vol. XXXV. June. 1884.
The Gazetteer of Sikkim. Calcutta, 1894.
Journal of the China Branch of the Royal Asiatic Society. Vol. XIX. Shanghai, 1885.
Kent P.H. Railway Enterprise in China. An Account of Its Origin and Development. L., 1907.
The New Volumes of the Encyclopedia Britannica Constituting in Combination with the Existing Volumes of the Ninth Edition. Vol. XXXVII. L., MCMII.
Palgrave W.G. Trade Routes to China and French Occupation of Tonquin // The Quarterly Review. Vol. 156. July- October. 1883.
Proceedings of the Royal Geographical Society and Monthly Record of Geography. L.
Sargent A.J. Anglo-Chinese Commerce and Diplomacy. Oxford, 1907.
The Times. L.
Tseng Chitse (Calles Chinese Minister to England and France). Extracts from the Diary of the Marguis Tseng // The Nineteenth Century Review. Vol. XIV. Dec. 1883.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Трудности перевода
      Руджиери о русском войске. Итальянский текст. Польский перевод. Польский перевод скорее пересказ, чем точное переложение.  Про коней Руджиери пишет, что они "piccioli et non molto forti et disarmati"/"мелкие и не шибко сильные и небронированне/невооруженные". Как видим - в польском тексте честь про "disarmati" просто опущена. Далее, если правильно понимаю, оборот "Si come ancora sono li cavalieri" - "это также [справедливо/относится] к всадникам". Если правильно понял смысл и содержание - отсылка к "мало годны для войны", как в начале описания лошадей, также, возможно, к части про "disarmati".  benché molti usino coprirsi di cuoi assai forti - однако многие используют защиту/покровы из кожи весьма прочные. На польском ничего похожего нет, просто "воины плохо вооружены, многие одеты в кожи". d'archi, d'armi corte et d'alcune piccole haste - луки, короткое оружие и некоторое количество коротких гаст.  Hanno pochi archibugi et manco artigliarie, benche n `habbiano alcuni pezzi tolti al Rè di Polonia - имеют мало аркебуз и не имеют артиллерии, хотя имею несколько штук, захваченных у короля Польши.   Описание целиком "сказочное". При этом описание снаряжения коней прежде людей, а снаряжения людей через снаряжение их животных, вместе с описание прочных доспехов из кожи уже было - у Барбаро и Зено при описании войск Ак-Коюнлу. ИМХО, оттуда "уши" и торчат. Про "мало ружей" и "нет артиллерии" для конца 1560-х писать просто смешно. Особенно после Полоцкого взятия 1563 года. Описание целиком в рамках мифа о "варварах, которые не могут иметь совершенного оружия", типичного для Европы того периода. Как видим - такие анекдоты ходили не только в литературе, но и в "рабочих отчетах" того периода. Вообще отчет Руджиери хорош как раз своей датой. Описание польского войска можно легко сравнить с текстом Вижинера. Описание русского - с текстом Бельского и отчетом Коммендоне после Уллы, молдавского - с Грациани, Вранчичем и тем же Бельским. Они все примерно в одно время написаны.  И сразу становится видно, что описания не сходятся кардинально. У Руджиери главное оружие молдаван лук со стрелами. У Грациани и Бельского - копье и щит. У Бельского русское войско "имеет оружия достаток", Коммендоне описывает побитую у Уллы рать как "кованую" и буквально груды металлических доспехов в обозе. 
    • Тактика и вооружение самураев
      Ви хочете денег? Их надо много, а читать все - некогда. Результат "на лице". А для чего, если даже Волынца читают?  "Кому и кобыла невеста" (с) Я его перловку просто отмечаю, как факт засорения тем тайпинов, Бэйянской клики и т.п., которые заслуживают не его "талантов". А читать - после пары предложений начинает тошнить. Или свежепридуманные. Или мог пользоваться копией там, где музей пользовался оригиналом. Мы не знаем.
    • История военачальника Гао Сяньчжи, корейца по происхождению, служившего империи Тан
      Занятно, получается, что Ань Сышунь -- брат Ань Лушаня?! Чжан Гэда Пожалуйста, переведите окончание цз. 135 "Синь Тан шу" , там последние дни Гао Сяньчжи, но с прямой речью персонажей, сложно разобрать:    初,令誠數私於仙芝,仙芝不應,因言其逗撓狀以激帝,且云:「常清以賊搖眾,而仙芝棄陝地數百里,朘盜稟賜。」帝大怒,使令誠即軍中斬之。令誠已斬常清,陳屍於蘧祼。仙芝自外至,令誠以陌刀百人自從,曰:'大夫亦有命。」仙芝遽下,曰:「我退,罪也,死不敢辭。然以我為盜頡資糧,誣也。」謂令誠曰:「上天下地,三軍皆在,君豈不知?」又顧麾下曰:「我募若輩,本欲破賊取重賞,而賊勢方銳,故遷延至此,亦以固關也。我有罪,若輩可言;不爾,當呼枉。」軍中咸呼曰:「枉!」其聲殷地。仙芝視常清屍曰:「公,我所引拔,又代吾為節度,今與公同死,豈命歟!」遂就死。
    • Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая
      Однако, захватывал Дэн Цзылун боевых слонов, согласно Мин ши-лу:  "12 год Ваньли, месяц 3, день 12 (22 апреля 1584) Министерство Войны/Обороны/ снова представило на рассмотрение записку/доклад/ Лю Ши-цзэна: "Генг-ма разбойник Хань Цянь (альт: Хан Чу) много лет выказывал свою преданность Мин и набирал войска не взирая на ограничение. Тогда помощник регионального командующего Дэн Цзылун взял в плен 82 разбойника, обезглавил 396 и захватил свыше 300 зависимых/подчинённых, иждевенцев/ от разбойников и около 100 боевых слонов, лошадей и быков. Взятые в плен разбойники должны быть казнены и их головы выставлены как предупреждение". Это было утверждено." Чжан Гэда Спасибо! что подсказали. Вот здесь нашёл: http://epress.nus.edu.sg/msl/reign/wan-li/year-12-month-3-day-12  
    • Тактика и вооружение самураев
      Все-таки и англоязычных материалов несколько больше, чем упомянуто в книге. Тут можно привести пример А. Куршакова. Скорее всего так. Просто чтобы написать про Нобунагу в 1575-м году "мелкий дайме" - нужно просто не знать историю Сэнгоку. На указанный период он самый могущественный дайме Японии. Который кратно превосходил в ресурсах Кацуери. Не, даже вспоминать не хочу. У меня после вот этого  (с) А.Волынец никаких сил читать им написанное нет. Да и времени с желанием. При этом вполне приличные люди, когда указываешь на такое, отвечают, что это "мелкие огрехи и каких-то принципиальных различий с текстами Багрина/Нефедкина/Зуева у Волынца нет, хороший научпоп". Подписи по тем же доспехам Иэясу я брал из официальной презентации к музейной выставке. Откуда они у автора - не знаю. Но вполне допускаю, что он мог и более свежие данные приводить. К примеру, доспех с пулевыми отметинами подписан принадлежащим не самому Иэясу, а одному из его сыновей. 
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая
      Автор: foliant25
      Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая.
      В IV томе "Истории Китая с древнейших времён (Период Пяти династий, империя Сун, государства Ляо, Цзинь, Си Ся (907-1279))". М, Ин-т восточных рукописей РАН.-- Наука --   Вост, лит,  2016, на 145 стр. находится рисунок Ангуса МакБрайда ("Селевкидский боевой слон, 190 г. до н. э."), со странной подписью -- "Отряды боевых слонов Южного Хань":

      Оригинал А. МакБрайда:

      Понятно, что кто-то ошибся...
      Однако, интересно, какая иллюстрация по планам авторов этого тома должна там быть.
      Также стало интересно, что известно про боевых слонов в истории древнего и средневекового Китая.
      Оказалось, что на эту тему информации очень мало:
      В 506 году до н. э. армия государства У (командующий – знаменитый Сунь-цзы) осадила столицу государства Чу, и командующий войска Чу отправил слонов (скорее всего это были тягловые животные) с факелами, привязанными к их хвостам, в атаку на расположение армии У; не смотря, на то, что нападение обезумевших от страха и боли животных привело в замешательство воинов У, дальнейшего развития наступления не случилось; и армия У продолжила осаду (Tso chuan, Ting 4). Войско Чу потерпело поражение, столица была захвачена войсками У. Чуский Чжао-ван бежал. Это единственный известный в истории случай применения слонов с огнём.
      В декабре 554 года, когда войска Западного Вэй вторглись в земли южного соседа – государства Лян, последнее использовало в битве при городе Цзянлин двух боевых слонов (животные были присланы ко двору Лян из Линнань, и управлялись малайскими рабами?). Каждый из слонов нёс башню, и был оснащён огромными тесаками. Этих двух слонов войска Западного Вэй отразили стрелами, заставив животных повернуть назад, Лян потерпело поражение, Сяо И – император Лян погиб (Chou shu I9.2292c; San-kuo tien-lüeh цитируется в T'ai-p'ing yü-lan 890.5b).
      В Х веке корпус боевых слонов был в армии государства Южный Хань. Этим корпусом командовал военачальник, который носил титул "Знаменитый знаток и распорядитель огромных слонов" (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Животных отлавливали, а также выращивали, и обучали на территории Южной Хань. Каждому слону было приписано 10 или более воинов, на спине животного была какая-то платформа (башня?). Для битвы слоны размещались в линию (Сун ши / Sung shih 481.5699b). В 948 году этим слоновьим корпусом командовал У Сюн, в тот год корпус успешно действовал во время вторжения Южного Хань в царство Чу, особенно в битве за Хо (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Однако, позднее, когда армия государства Сун вторглась Южную Хань, слоновый корпус был разгромлен в битве у Шао 23 января 971 года; тогда воины Сун стараясь не приближаться к слонам, растреливали их из луков и арбалетов, одновременно устроив страшный шум ударяя в гонги и барабаны, – что заставило слонов повернуться и броситься назад, опрокинуть и растоптать своих (Сун ши / Sung shih 481.5699b). Так уж случилось, что те, кто должен был принести победу Южной Хань, способствовали поражению своего войска.
      Империя Мин, в 1598 г. император Ваньли показал своим гостям 60 боевых слонов, на каждом из них была башня с восемью воинами. Скорее всего эти слоны были из Юго-Восточной Азии.
      В 1681 году, в провинции Юньнан, У Ши-фан использовал боевых слонов против войск маньчжурских военачальников (Ch'ing-shih lieh-chuan 80.9a).
    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Просмотреть файл Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

      Автор hoplit Добавлен 09.06.2018 Категория Китай
    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Просмотреть файл Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома 
      Автор foliant25 Добавлен 30.04.2018 Категория Китай
    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома