Пастухов А.М. Цинская армия XIX – начала ХХ веков.

   (0 reviews)

hoplit

Цинская армия XIX – начала ХХ веков.

Пастухов А.М.

К середине XVIII века цинская армия не являлась передовой в военном отношении, хотя основные
положения европейской линейной тактики были ей знакомы – цинские войска вели бой в развернутом
линейном построении и активно использовали артиллерию. Однако для защиты от конницы противника они продолжали применять рогатки, использовали доспехи, лук и стрелы – от всего этого в Европе уже давно отказались.


Структура вооруженных сил империи Цин


Вооруженные силы империи делились на Восьмизнаменные и Зеленознаменные войска. В Восьмизнаменных войсках на 1812 г. насчитывалось 263375 человек, разделявшихся в административном порядке на левое и правое крыло.


В Зеленознаменных войсках на 1812 г. насчитывалось 650228 человек, которые служили в различных частях:


- конные части
- полевые войска
- гарнизонные части (534728 человек во всех трех структурных подразделениях)
- военно-пахотные дивизии – 16500 человек
- военно-сплавные дивизии – 11000 человек
- войска, охраняющие получаемый в качестве налогов рис, сплавляемый по Великому Каналу в Пекин –
15500 человек.
- 16 речных и морских военных флотилий – 88000 человек


Структура Восьмизнаменных войск.


Основу вооруженных сил империи Цин составляли т.н. Восьмизнаменные войска, которые состояли из 8 корпусов, называемых знаменами. Они различались по цвету своих штандартов. Это были не тактические, а военно-административные единицы.

Высшие Знамена – Желтое, Желтое с каймой, Белое. Это была наиболее привилегированная часть войск.

Низшие знамена – Белое с каймой, Красное, Красное с каймой, Синее и Синее с каймой. Это была менее привилегированная часть войск.


Все они состояли из маньчжур, монголов и тех китайцев, которые проживали в Маньчжурии до 1644 г. Каждое знамя имело парадную форму, соответствующую цвету своего знамени. У всех «окаймленных» знамен кайма была красного цвета, за исключением Красного с каймой знамени – у него кайма была белого цвета.


Административно Восемь Знамен делились на:


Левое крыло – Белый, Белый с каймой, Синий и Желтый с каймой знаменные корпуса.
Правое крыло – Желтый, Красный с каймой, Красный и Синий с каймой знаменные корпуса.

Знаменные корпуса, в свою очередь, делились на дивизии по национальному признаку:

- маньчжурская, в составе 5 полков
- монгольская, в составе 2 полков
- китайская, в составе 5 полков


Каждый полк делился на роты по 150 человек списочного состава. Количество рот в полку было не установлено и зависело от количества взрослого мужского населения знаменного корпуса. Во главе знаменного корпуса стоял дутун, имевший 2 помощников – фу дутунов. Каждым полком командовал цаньлин, которому подчинялись командиры рот – цзолины. Цзолинам подчинялись младшие офицеры – линцуй.


Ранги были соотнесены с должностями и различались по квадратной нашивке на груди официального халата – буфану, а также по цвету шарика динчжу на форменной шапке. Военные чиновники носили буфаны с изображением того или иного животного, соответствующего их рангу. Наделенные землей цинские солдаты Восьмизнаменных войск являлись своего рода помещиками, обязанными государству военной службой за наделение землей и выплату жалования.


В организационном отношении Восьмизнаменные войска делились на корпуса по родам войск и выполняемым задачам, не совпадавшие с административным делением Восьми Знамен:


- корпус телохранителей шивэй 1285 чел. с подчиненным ему корпусом гвардии циньвэй 1770 чел.
- авангардный корпус цяньфэн 1892 чел.
- охранный корпус хуцзюнь 16060 чел.
- конный корпус мабин 31174 чел.
- смешанный корпус стрелков и артиллерии хоциин 6353 чел.
- пехотный корпус буцзюнь 21618 чел.
- охрана дворца Юаньминъюань 4403 чел.
- дворцовый корпус, состоявший из внутренней охраны 1390 чел., караульных частей 5060 чел.,
военнорабочих при дворце 5060 чел.
- отборный корпус цзяньжуйин 4000 чел.


Всего по состоянию на 1812 г. цинские войска насчитывали в 9 корпусах 6250 офицеров, 88755 солдат и
5060 военнорабочих. В тактическом отношении боевой единицей являлись сводные отряды, составляемые из воинов разных корпусов в нужных пропорциях.


Структура Зеленознаменных войск


Зеленознаменные войска имели свою структуру, восходящую к периоду Мин. В одном из вариантов дивизия бяо подчинялась генерал-губернатору тиду.


Дивизия делилась на батальоны ин, которые делились на роты шао, а те, в свою очередь, на отделения пэн по 14 человек. Количество пэн, шао и ин в бяо не было установлена и зависела от конкретных условий в данной провинции.


К последней четверти XIX века средняя численность кавалерийского ин составляла 250 солдат, пехотного – 500 солдат. Синонимом термина ин стал термин ляньцзы, часто встречавшийся в русских документах в форме лянза.


Бюджет вооруженных сил империи Цин.


Содержание Восьмизнаменных войск включало в себя денежное жалование, простиравшееся до 415 тонн серебра в год, натуральное довольствие – до 4 миллионов мешков риса в год, а также всевозможные единовременные выдачи тканей и субсидий для приобретения оружия и наград. В количество оплачиваемых правительством войск включались и не состоявшие на действительной службе. На 1812 г. в Восьмизнаменных войсках числилось 263375 человек.


Более многочисленные Зеленознаменные войска были наемным войском с тенденцией превращения в наследственное (по минскому образцу), но оплачивались гораздо хуже – им выплачивали до 525 тонн серебра в год и расходовали до 1,7 миллионов мешков риса. На 1812 г. Зеленознаменных войск было 650228 человек.


Попытки реорганизовать войска и их провал.


После ряда тяжелых поражений в Первой Опиумной войне 1840-1842 годов цинский император приказал обратить особое внимание на развитие артиллерии. В стране возобновилась отливка крупнокалиберных орудий, временно прекратившаяся со второй половины XVIII века. В стране стали перенимать опыт европейских стран, издавать учебные пособия по артиллерии и математике, адаптировать собственную артиллерию к современным требованиям.


Однако в связи с прекращением военных действий в 1842 г. предпринимавшиеся меры оказались половинчатыми и быстро завершились незначительными улучшениями вооруженных сил.


Обучение цинских солдат отставало от современных требований – по словам поручика Громбчевского:

«Все движения производились под команду голосом стройно и однообразно. При этом, нанося удар, вся
шеренга уморительно подпрыгивала, а защищающаяся приседала. Все это напоминало скорее танец
клоунов в цирке, а не обучение войск».


Цинские войска долго продолжали использовать луки – даже в 1905 г., несмотря на указ богдохана об
изъятии из войск луков и устаревших ружей, цинская конница в Синьцзяне продолжала пользоваться
луками.


Стрелковое оружие очень мало изменилось с XVIII века – единственным различием стало упразднение
сошек и изменение формы приклада (пистолетная рукоять) к середине XIX века. Однако вплоть до
начала ХХ века в войсках продолжали использоваться фитильные ружья более старых образцов – с
сошками и прикладом, зажимаемым под мышкой.


Традиционный комплекс вооружения сохранялся практически неприкосновенным до самого активного
вмешательства европейских держав в Тайпинскую войну. Исключением стали доспехи – уже к началу
Тайпинской войны их носили только офицеры.


Все это привело к серьезнейшим поражениям – так, в августе 1860 г. англо-французские войска легко
взяли форт Бэйтан, открывавший дорогу по суше к важным береговым укреплениям в Дагу. После этого
форты Дагу были взяты в течение одного дня.


Цинское правительство предприняло попытку реформировать армию, создав в 1861 г. корпус Шэньцзиин
– в него, по старой традиции, вошли отряды солдат из каждого знамени. Шэньцзиин был задуман как
школа, которая должна была обучать солдат всех подразделений. Вооружили Шэньцзиин самым
современным оружием, в т.ч. и полученным из России в 1859 г. В 1850-1860-е годы практически все
европейские страны и США начали перевооружение своих армий. Непрекращающиеся войны в Китае
обеспечили превосходный рынок сбыта для устаревшего оружия, которыми европейские и
американские торговцы наводнили Китай. Однако для Китая получение даже таких видов вооружения
оказалось значительным прогрессом.


Хотя Шэньцзиин и был создан для того, чтобы укрепить и модернизировать вооруженные силы страны, в
рядах Шэньцзиин оставались и такие специфические подразделения, как пикинеры, воины с щитами,
стрелки из тяжелых ружей.


Неправительственные вооруженные формирования.


Официально содержащиеся на казенный счет Восьмизнаменные и Зеленознаменные войска не могли
обеспечить безопасность всей страны. Поэтому местная администрация имела право содержать за счет
местных бюджетов немногочисленную милицию сяньюн.


Сяньюн были вооружены преимущественно холодным оружием и использовались для операций, более
характерных для полиции и внутренних войск – подавление мятежей, борьба с бандитизмом,
обеспечение безопасности на караванных дорогах.


В ходе Тайпинской войны вооруженные формирования туаньлянь были образованы практически в
каждой деревне.


Среди сельского ополчения были популярны традиционные для империи Цин образцы оружия –
плетеные щиты тэнпай и клинковое оружие – например, тесаки худедао, получившие завершенную
форму к 1860-м годам. Кроме того, на руках у сельских ополчений находилось некоторое количество
фитильных ружей и малокалиберных пушек.


Монгольские войска и формирования, организованные европейцами.


Важную роль в разгроме тайпинов сыграли войска монгольских князей, возглавленные князем Сэнгэ
Ринченом из рода Борджигит, разгромившие тайпинские войска в 1853 г. и отстоявшие Пекин и
Тяньцзинь.


В конце 1850-х годов усилилось вмешательство европейских держав в войну между Цинами и
Тайпинами. В частности, из китайцев, проживавших в районах открытых по Нанкинскому договору 1842
г. портов, а также из пленных тайпинов были сформированы подразделения, прошедшие европейское
обучение и получившие сравнительно современное вооружение. Офицерами в таких армиях были
европейцы и американцы. Одной из таких армий была Всегда Побеждающая Армия (Чаншэн цзюнь),
которую с 1863 г. возглавил Чарльз Гордон – известный английский военный и политический деятель.
Всегда Побеждающая армия была расформирована незадолго до взятия Цинами Нанкина – весной 1864
г., а ее кадры включены в состав цинских войск. Оружие также передали цинским военным.
Политика «самоусиления».


Тайпинская война сильно изменила политическую обстановку в Китае. Еще до ее завершения начались
частичные реформы в рамках политики «самоусиления». Но процесс затянулся надолго – не хватало
денег, оружия, другого материального обеспечения.


В стране началось строительство современных арсеналов – до 1895 г. было построено 13 арсеналов,
производивших практически все существовавшие типы вооружения – кроме броненосцев, орудий
калибром свыше 305 мм. и пулеметов.


Цинское правительство, исходя из складывающейся военно-политической обстановки, отказалось от
предложенной в 1859 г. Россией помощи в формировании вооруженных сил нового типа и предпочло
обратиться к англичанам.


Обученные по-европейски войска получили название ляньцзюнь. Они имели относительно современное
вооружение и комплектовались из добровольцев ханьского происхождения и солдат Зеленознаменных
войск. Русские наблюдатели отмечали достаточно высокое качество обучения китайских стрелков и
артиллеристов ляньцзюнь.


С 1860-х годов началось строительство военных паровых судов на верфи в Фучжоу. Параллельно
закупались боевые суда за рубежом – преимущественно в Англии и Германии. Боевые качества
кораблей китайской постройки были несколько хуже, чем у кораблей европейской постройки, но, тем
не менее, они были вполне сравнимы по своим ТТХ.


Тайваньский инцидент 1874 г.


Даже во второй половине XIX века китайское влияние на племена тайваньских аборигенов было
относительно невелико. Племенные вожди имели свои дружины и временами вступали в вооруженные
конфликты с китайскими войсками. Вооружение тайваньских племен было традиционным – латы из
ротанга, холодное оружие, фитильные ружья.


В те годы, пользуясь ослаблением Китая, японцы претендовали на острова Люцю (Рюкю) и Тайвань. С
начала 1840-х годов сёгунат проводил политику модернизации своих войск – закупал через Голландию
огнестрельное оружие, с начала 1850-х годов – корабли. К началу 1860-х годов в Японии уже работали
французские инструкторы и закупались боевые корабли английской постройки. После реставрации
Мэйдзи милитаристские настроения в Японии только усилились. Одним из главных идеологов японского
милитаризма стал самурай из Сацума Сайго Такамори. Уже в 1873 г. он усиленно ратовал за начало
войны с Кореей под надуманными предлогами, но его планы были отвергнуты.


22 мая 1874 г. японцы высадили на Тайване 3600 солдат под руководством Сайго Цугумити (брат Сайго
Такамори) и напали на поселение Шимэнь племени пайвань. Формальным предлогом для нападения
стало уничтожение пайванями 54 из 66 рыбаков с островов Люцю, потерпевших кораблекрушение у
берегов Таваня. Китай отказался удовлетворять претензии Японии, т.к. сам претендовал на острова
Люцю и считал дело «внутренним».


Опираясь на вождей нейтральных племен, Сайго Цугумити нашел поселение виновных в резне пайваней
и напал на аборигенов. Японцы потеряли 6 человек убитыми и 30 раненными, но донесли о захвате и
казни 30 пайваньских вождей, ответственных за гибель рыбаков. Реально же японцы потерпели
большое поражение – в безвозвратные санитарные потери был записан 531 солдат.


Спешно эвакуировавшись с Тайваня, японцы продолжали требовать наказания пайваней. Цины послали
300 солдат покарать разбойников, но колонна попала в засаду. В бою погибло 250 солдат, остальные
отступили.


Ранний китайский милитаризм.


Тайпинская война и последующие мятежи выдвинули целую плеяду крупных военных и политических
деятелей – таких, как Цзэн Гофань (1811-1872), создатель Хунаньской армии и победитель тайпинов, Ли
Хунчжан (1823-1901) – лидер Хуайской армии, будущий диктатор Северного Китая, Цзо Цзунтан (1812-
1885) – преемник Цзэн Гофаня по командованию частью Хунаньской армии и победитель Якуб-бека в
Синьцзяне, и многие другие.


Клан Цзэнов имел огромное влияние на юге Китая, Ли Хунчжан – на севере. Единство страны
поддерживалось вынужденным сотрудничеством между этими лидерами. Эти люди много сделали для
того, чтобы сохранить целостность империи и укрепить ее обороноспособность, хотя и находились в
весьма сложных отношениях между собой, возглавляя различные милитаристские клики этнических
китайцев. После окончания Тайпинской войны военный потенциал ханьских вооруженных
формирований превзошел военный потенциал маньчжуров.


Однако цинское офицерство продолжало комплектоваться из старой военной элиты и сдавали
традиционные военные экзамены, включавшие верховую езду, стрельбу из лука и изучение военных
канонов.


В реформируемых войсках в противовес английскому усиливалось германское влияние – применялись
прусские уставы, вводилось немецкое оружие. В обучении войск произошли важные изменения – ранее
команды подавались исключительно флагами, гонгами и барабанами. Теперь же были введены
голосовые команды на европейский манер. Обучение войск стало более регулярным и современным,
большое внимание отводилось изучению матчасти.


Однако во многих частях традиционные команды флагами продолжали использоваться еще долго. При
крепостях хранились значительные запасы устаревшего вооружения, которое состояло на вооружении
войск в глубинных районах страны. Содержание современного вооружения не соответствовало
требованиям – русские агенты в Китае неоднократно свидетельствовали о том, что винтовки были
покрыты ржавчиной и не чистились должным образом.


Особое внимание цинские военные уделяли береговой обороне и производству/закупкам
артиллерийских орудий. К 1893 г. в арсенале в Цзяньнани стали производить 120-мм орудия для
корабельной артиллерии. К началу японо-китайской войны их было сделано всего 12 шт. Барбетные
установки Армстронга были использованы при строительстве береговых батарей Вэйхайвэя в 1880-х
годах. В войска поступали винтовки Маузера и Манлихера, скорострельные пушки Гочкиса и
Норденфельдта. Материальная часть войск, находившихся под контролем Ли Хунчжана и клана Цзэнов
намного превосходила вооружение Восьмизнаменных и Зеленознаменных войск, контролировавшихся
центральным правительством.


Франко-китайская война 1884-1885 годов.


В конце Тайпинской войны во Вьетнам с территории Китая ушли повстанческие формирования т.н.
Черных Знамен под командованием полководца Лю Юнфу. Некоторые считали его тайпином, но этот
вопрос остается открытым до сих пор.


Черные Знамена, оказавшись за рубежом, были вынуждены поступить на службу вьетнамскому
правительству и принять участие в войне с Францией.


Первый удар французских колониальных войск приняли Черные Знамена и вьетнамские
правительственные войска, но, уступая в вооружении, были разгромлены, несмотря на ожесточенное
сопротивление.


Клан Цзэнов, сознавая опасность своему влиянию на юге Китая, выступал за войну с Францией, Ли
Хунчжан был против. Еще до официального начала военных действий во Вьетнам были направлены
местные китайские войска из Гуанси. Провинция Гуанси находилась в сфере влияния клана Цзэнов.
Гуансийские провинциальные войска не обладали высокими боевыми качествами и были слабее
формирований, находившихся на службе у клана Цзэнов. Тем не менее, они вынесли на себе тяжесть
второго этапа борьбы.


В первом крупном бою под Бак Нинь гуансийцы бежали, бросив артиллерию и не пытаясь оказать
сопротивления, чем сильно удивили французов, привыкших к упорной обороне Черных Знамен. За это
два гуансийских полководца были казнены перед строем войск, а ряд офицеров – разжалован.
Борьба милитаристских клик и несогласованность действий центрального правительства и местных
властей привела к тому, что Фучжоуская эскадра не была приготовлена к отражению французского
нападения, несмотря на то, что французы давно уже стояли на рейде Мавэя. Флагманским кораблем
Фучжоуской эскадры был деревянный корвет «Янъу», имевший 13 английских дульнозарядных орудий и
машину в 250 л.с. Ему противостояла французская эскадра – стальные броненосные крейсера «Баярд»,
«Триумфан» и «Вольта».


Уверенные в своем превосходстве, французы преследовали не только военные цели – наиболее
сильный корабль китайцев был избран в качестве мишени для практики нанесения торпедного удара. 23
августа 1884 г. французы атаковали эскадру Чжан Пэйлуня и полностью ее уничтожили. Были потоплены
11 сравнительно новых судов и 12 военных джонок.


Вступив в войну, провинциальные войска из Юньнани и Гуанси, а также войска клана Цзэнов потерпели
ряд поражений. Тогда китайцы ввели во Вьетнам дополнительный воинский контингент и смогли
временно перехватить инициативу, осадив крепость Тюен Куанг, удерживаемую французским
гарнизоном. 22 февраля 1884 г. китайцы начали генеральный штурм крепости, но не добились успеха.
Узнав, что подходит французский деблокирующий отряд, китайцы сняли осаду.


Одновременно моряки Наньянской эскадры попытались прервать коммуникации французского флота,
действовавшего против Тайваня. В конце февраля 1885 г. французские броненосные крейсера
уничтожили 2 деревянных китайских корабля при Шипу и заперли на рейде Чжэньхая отряд китайских
крейсеров – «Кайцзи», «Наньчань» и «Наньжуй».


1 марта 1885 г. французская эскадра попыталась уничтожить китайские корабли, но получила сильный
отпор. До сих пор нет единого мнения о значении этого боя и о количестве потерь с обеих сторон.
Французы не смогли уничтожить китайский отряд и, возможно, получили повреждения одного из легких
крейсеров. Потери китайцев, в самом худшем случае, ограничились примерно 30 убитыми, если
достоверно сообщение французов о разгроме одной батареи.


В результате боя французы были вынуждены блокировать китайские крейсера в Чжэньхае, выключив
отряд своих кораблей из активных действий.


Тем временем в бою у Чжэньнаньского перевала, на заранее подготовленных позициях, китайские
войска сумели остановить французское наступление и вынудили их отступить.


Командование французов потребовало срочной высылки больших подкреплений во Вьетнам. Но
затянувшаяся война, стоившая больших жертв и приведшая к поражению экспедиционного корпуса,
стала непопулярной в стране. Правительство Ферри пало. Новое правительство пошло на переговоры с
Ли Хунчжаном.


В результате Ли Хунчжан устранил влияние клана Цзэнов, поставив южных милитаристов в зависимость
от северных. Вьетнам оказался разделен на зоны влияния Китая и Франции с преимуществом
последней.


Японо-китайская война 1894-1895 годов.


Противоречия в Корее вызвали вмешательство в ее внутренние дела Китая, являвшегося ее
феодальным сюзереном, и Японии, претендовавшей на сюзеренитет над Кореей. Столкновение
японских и китайских войск из-за Кореи привело к началу японо-китайской войны 1894-1895 годов.
В этот раз на фронт перебрав войне участвовали войска Хуайской армии, подконтрольной Ли Хунчжану.
Клан Цзэнов и его союзники, считая себя преданными во время франко-китайской войны 1884-1885
годов, фактически отказались от участия в войне с Японией, саботируя приказы из центра.
Хуайская армия была наиболее боеспособной и по-современному оснащенной армией цинского Китая.
Но ее командный состав не имел нужного образования и опыта, а личный состав не отличался высоким
духом.


16 сентября 1894 г. Хуайская армия под командованием Е Чжичжао потерпела поражение в битве за
Пхеньян и оставила Корею.


Самым сильным в регионе к началу войны считался китайский Бэйянский флот, которым командовал
адмирал Дин Жучан. Его считали 8-м флотом мира по своей силе.


17 сентября 1884 г. Бэйянский флот вступил в сражение с японцами напротив устья реки Ялу с целью не
допустить высадку десанта в тыл отступающим китайским войскам и потерял 5 кораблей. После этого
господство на море перешло к японцам. 1 февраля 1895 г. пала главная база Бэйянского флота –
Вэйхайвэй.


После падения Вэйхайвэя китайские солдаты и матросы под командованием Дин Жучана в течение двух
с лишним недель продолжали обороняться на острове Люгундао – в ставке Дин Жучана. На острове
Люгундао современные китайские батареи были сильно разрушены в течение многодневной
бомбардировки с японских кораблей.


Флагманский броненосец Бэйянского флота «Динъюань» немецкой постройки был передан китайскому
флоту в 1885 г. До начала японо-китайской войны он считался самым сильным кораблем в регионе. 17
сентября 1894 г. он получил сильные повреждения в бою с японской эскадрой, 5 февраля 1895 г. его
торпедировали японские миноносцы на внутреннем рейде острова Люгундао и 16 апреля 1895 г.
выбросившийся на берег броненосец был подорван по приказу его командира Лю Бучаня, покончившего
с собой после взрыва корабля.


Практически одновременно закончилось неудачей зимнее контрнаступление цинских войск под
Нючжуаном.


Военная мощь северных милитаристов была подорвана. Ли Хунчжан был обвинен в поражении и
отстранен от занимаемых должностей. Престижу империи был нанесен сильнейший урон.
Реформа вооруженных сил.


Поражение в войне с Японией заставило цинское правительство начать очередную реформу армии уже
в 1895 г. Теперь за ориентир взяли Японию, быстро добившуюся больших успехов в модернизации
общества и вооруженных сил.


Однако китайские реформы были половинчатыми – следуя внешним признакам модернизации, Цины не
меняли уклада жизни Китая, не позволяли создать современную систему военного образования и
комплектации армии.


В результате китайский командный состав продолжал подбираться по архаичным принципам личной
преданности, физической силы и смелости в бою. Военное руководство осуществлялось местными
губернаторами и генералами. Генеральный штаб был создан только в 1909 г.


Для улучшения обучения войск Цины вновь обратились к практике создания крупных учебных корпусов,
на базе которых было решено модернизировать армию. К 1915 г. цинское правительство планировало
иметь современную армию в 430 тысяч солдат.


Цинское правительство уделяло большое внимание внешней стороне реформ – разработке новой
униформы, знаков отличия, флагов, прочей воинской атрибутики. Важным нововведением стало
распространение права ношения орденов на подданных империи Цин – ранее ордена вручались только
иностранным гражданам, оказавшим услуги империи. Одним из кавалеров высшего имперского ордена
Двойного Дракона стал русский полковник Воронов, служивший в 1897-1900 годах инструктором в
войсках генерала Не Шичэна – героя японо-китайской войны 1894-1895 годов, оказавшего упорное
сопротивление войскам держав в мае-июне 1900 г. под Тяньцзинем. По иронии судьбы, полковник
Воронов оказался в осажденном Тяньцзине и был вынужден убедиться в достаточно высоком качестве
своего обучения. Лишь гибель Не Шичэна 13 июня 1900 г. в бою под Балитай в окрестностях Тяньцзиня
привела к отступлению китайских войск.


Артиллерия.


Береговую и полевую артиллерию составляли пушки Круппа и Армстронга, многие образцы которых
стали производиться в китайских арсеналах. Ряд китайских орудий, закупленных в Германии, был
захвачен русскими войсками в ходе Боксерского восстания и, в дальнейшем, поступил на вооружение
русских частей, расквартированных в Порт-Артуре.


Однако современных орудий не хватало и зачастую (особенно при подготовке к обороне городов)
китайские войска использовали устаревшие гладкоствольные дульнозарядные орудия. Некоторые из
них, по свидетельству очевидцев, были отлиты еще в XVII веке.


Униформа.


Архаичная военная форма, ставшая причиной насмешек в японо-китайскую войну, начала заменяться
новой, по европейским образцам. Но процесс шел медленно и в одно и то же время в армии имелись
подразделения, обмундированные в униформу разных образцов.


Старая форма состояла из куртки (курма) с обозначением места службы и указанием на принадлежность
к роду войск – например, надписи в круге показывали, что солдаты служили в «обученных частях»
(ляньцзюнь) гарнизона важной маньчжурской крепости Ашичэн, набедренников, шаровар, войлочных
сапог на стеганой подошве и шапки с шариком.


Новая форма изготавливалась по европейским образцам, однако на фуражках офицеров продолжали
сохранять традиционный шарик, служащий для различия званий.


Обучение.


Однако даже в Маньчжурии, где в спешном порядке создавалась современная Бэйянская армия
(название Бэйян цзюнь было официально введено с 1902 г.), призванная служить опорой режима, было
много войск, которые были плохо обучены и вооружены, чей уровень подготовки не соответствовал
современным требования.


На рубеже ХХ века русские и европейские военные имели удачную возможность освидетельствовать
реформированную китайскую армию в боевых условиях и отметить ее возросшую боеспособность.
Улучшилось вооружение войск, расквартированных в столичной провинции Чжили – войска, охранявшие
императора, должны были превосходить все прочие вооруженные формирования в стране.


Однако войска, расквартированные в провинциях, были намного хуже обучены и вооружены. Особенно
сильно это было заметно в Синьцзяне, ставшем после подавления мусульманского восстания 1864-1878
годов, глубоким тылом.


Получившие современное вооружение и обученные по-современному китайские войска вызвали
беспокойство у русских военных наблюдателей, считавших, что к 1912 г. Россия встретится с новым
международным фактором – сильной китайской армией, с которой придется считаться.
Спешно возрождался флот. Моряки стали проходить не только строевое обучение и морскую практику –
в стране открылись крупные военно-морские учебные заведения. В Германии была закуплена серия
боевых кораблей, в т.ч. 3 однотипных легких крейсера. Один из них – «Хайдэн» - был захвачен
союзниками после боя у Дагу в 1900 г., но по условиям Заключительного Протокола 1901 г. возвращен
Китаю.


Падение режима.


Однако реформы армии натолкнулись на серьезное противоречие – маньчжурский режим оказался
неспособным сохранить союз с китайскими феодалами и не смог привлечь на свою сторону
формирующуюся китайскую буржуазию. В армии была сильна национальная рознь и маньчжурская
правящая элита продолжала уверенно контролировать лишь такие феодальные пережитки, как
Восьмизнаменная и Зеленознаменная армии, в то время как китайские военные распоряжались
современными войсками и флотом.


В октябре 1911 г. в очередной раз восстали солдаты Наньянской армии, склонной к мятежам и
отличавшейся открытой враждебностью к маньчжурскому правительству.


Восстание в Учане послужило началом Синьхайской революции, приведшей к падению правящего
режима и установлению Китайской Народной Республики.


Повстанческие и местные формирования.


Повстанческие формирования Боксеров представляли собой толпы вооруженных средневековым
оружием крестьян и деклассированных элементов, отличавшихся слабой подготовкой и большой
жестокостью.


Местные формирования, призванные поддерживать порядок на местах, также представляли собой
слабо организованные ополчения феодального типа, хотя иногда на вооружении этих отрядов
встречалось и современное оружие. Наличие современного вооружения зависело от положения и
связей лидеров этих формирований. В конце XIX – начале XX веков местные формирования приняли
активное участие в борьбе с хунхузами и Боксерами.


После победы Синьхайской революции эти формирования продолжали играть свою роль в качестве
основы вооруженных сил многочисленным местных милитаристов, а также в качестве отрядов местной
самообороны.


История цинской армии XIX века – очень интересная и малоисследованная страница истории Китая и
всемирной военной истории. Она еще ждет своего исследователя и обещает множество интересных
открытий.

tingdospeh.jpg




User Feedback

There are no reviews to display.


  • Categories

  • Files

  • Blog Entries

  • Similar Content

    • Военное дело аборигенов Филиппинских островов.
      By hoplit
      Laura Lee Junker. Warrior burials and the nature of warfare in pre-Hispanic Philippine chiefdoms //  Philippine Quarterly of Culture and Society, Vol. 27, No. 1/2, SPECIAL ISSUE: NEW EXCAVATION, ANALYSIS AND PREHISTORICAL INTERPRETATION IN SOUTHEAST ASIAN ARCHAEOLOGY (March/June 1999), pp. 24-58.
      Jose Amiel Angeles. The Battle of Mactan and the Indegenous Discourse on War // Philippine Studies vol. 55, no. 1 (2007): 3–52.
      Victor Lieberman. Some Comparative Thoughts on Premodern Southeast Asian Warfare //  Journal of the Economic and Social History of the Orient,  Vol. 46, No. 2, Aspects of Warfare in Premodern Southeast Asia (2003), pp. 215-225.
      Robert J. Antony. Turbulent Waters: Sea Raiding in Early Modern South East Asia // The Mariner’s Mirror 99:1 (February 2013), 23–38.
       
      Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
       
      Linda A. Newson. Conquest and Pestilence in the Early Spanish Philippines. 2009.
      William Henry Scott. Barangay: Sixteenth-century Philippine Culture and Society. 1994.
      Laura Lee Junker. Raiding, Trading, and Feasting: The Political Economy of Philippine Chiefdoms. 1999.
      Vic Hurley. Swish Of The Kris: The Story Of The Moros. 1936. 
       
      Peter Bellwood. First Islanders. Prehistory and Human Migration in Island Southeast Asia. 2017
      Peter S. Bellwood. The Austronesians. Historical and Comparative Perspectives. 2006 (1995)
      Peter Bellwood. Prehistory of the Indo-Malaysian Archipelago. 2007 (первое издание - 1985, переработанное издание - 1997, это второе издание переработанного издания).
      Kirch, Patrick Vinton. On the Road of the Winds. An Archaeological History of the Pacific Islands. 2017. Это второе издание, расширенное и переработанное.
      Marshall David Sahlins. Social stratification in Polynesia. 1958 Тут.
    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Prehistoric Warfare and Violence. Quantitative and Qualitative Approaches. 2018
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis. 2016
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence // Nature 538, 233–237
      - Sticks, Stones, and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective. 2012
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
      - Louise E. Sweet. Camel Raiding of North Arabian Bedouin: A Mechanism of Ecological Adaptation //  American Aiztlzropologist 67, 1965.
      - Peters E.L. Some Structural Aspects of the Feud among the Camel-Herding Bedouin of Cyrenaica // Africa: Journal of the International African Institute,  Vol. 37, No. 3 (Jul., 1967), pp. 261-282
       
       
      - Зуев А.С. О боевой тактике и военном менталитете коряков, чукчей и эскимосов.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О.А. Митько. Люди и оружие (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К.Г. Карачаров, Д. И. Ражев. Обычай скальпирования на севере Западной Сибири в Средние века.
      - Нефёдкин А.К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Нефедкин А.К. Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
      - Нефедкин А.К. Колесницы и нарты: к проблеме реконструкции тактики // Археология Евразийских степей. 2020
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS ON MALAITA -1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 2013
      - Henry Reynolds. The Other Side of the Frontier. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia. 1981
      - John Connor. Australian Frontier Wars, 1788-1838. 2002
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
      -  Barry Craig. Material culture of the upper Sepik‪ // Journal de la Société des Océanistes 2018/1 (n° 146), pages 189 à 201
      -  Paul B. Rosco. Warfare, Terrain, and Political Expansion // Human Ecology. Vol. 20, No. 1 (Mar., 1992), pp. 1-20
      - Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Flèches de chasse, flèches de guerre: Le cas des Danis d'Irian Jaya (Indonésie) // Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Bulletin de la Société préhistorique française. T. 87, No. 10/12, Spécial bilan de l'année de l'archéologie (1990), pp. 484-511
      - Warfare // Douglas L. Oliver. Ancient Tahitian Society. 1974
      - Bard Rydland Aaberge. Aboriginal Rainforest Shields of North Queensland [unpublished manuscript]. 2009
      - Leonard Y. Andaya. Nature of War and Peace among the Bugis–Makassar People // South East Asia Research. Volume 12, 2004 - Issue 1
      - Forts and Fortification in Wallacea: Archaeological and Ethnohistoric Investigations. Terra Australis. 2020
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
      - Julian Cobbing. The Evolution of Ndebele Amabutho // The Journal of African History. Vol. 15, No. 4 (1974), pp. 607-631
       
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
      - McClelland A.V. The Evolution of Tlingit Daggers // Sharing Our Knowledge. The Tlingit and Their Coastal Neighbors. 2015
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. Тут, тут и тут.
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America // Journal of Archaeological Research, Vol. 7, No. 2 (June 1999), pp. 105-151
      - George R. Milner, Eve Anderson and Virginia G. Smith. Warfare in Late Prehistoric West-Central Illinois // American Antiquity. Vol. 56, No. 4 (Oct., 1991), pp. 581-603
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - Jennifer Birch. Coalescence and Conflict in Iroquoian Ontario // Archaeological Review from Cambridge - 25.1 - 2010
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
      - Keith F. Otterbein. A History of Research on Warfare in Anthropology // American Anthropologist. Vol. 101, No. 4 (Dec., 1999), pp. 794-805
      - Lee, Wayne. Fortify, Fight, or Flee: Tuscarora and Cherokee Defensive Warfare and Military Culture Adaptation // The Journal of Military History, Volume 68, Number 3, July 2004, pp. 713-770
      - Wayne E. Lee. Peace Chiefs and Blood Revenge: Patterns of Restraint in Native American Warfare, 1500-1800 // The Journal of Military History. Vol. 71, No. 3 (Jul., 2007), pp. 701-741
       
      - Weapons, Weaponry and Man: In Memoriam Vytautas Kazakevičius (Archaeologia Baltica, Vol. 8). 2007
      - The Horse and Man in European Antiquity: Worldview, Burial Rites, and Military and Everyday Life (Archaeologia Baltica, Vol. 11). 2009
      - The Taking and Displaying of Human Body Parts as Trophies by Amerindians. 2007
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research. Reporting on Environmental Degradation and Warfare. 2012
      - Empires and Indigenes: Intercultural Alliance, Imperial Expansion, and Warfare in the Early Modern World. 2011
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I.J.N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war: violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.
      - Warfare in Bronze Age Society. 2018
      - Ian Armit. Headhunting and the Body in Iron Age Europe. 2012
      - The Cambridge World History of Violence. Vol. I-IV. 2020

    • Сеньориальные и "частные" войны.
      By hoplit
      - Justine Firnhaber-Baker. From God’s Peace to the King’s Order: Late Medieval Limitations on Non-Royal Warfare // Essays in Medieval Studies Volume 23, 2006.
      - Justine Firnhaber-Baker. Seigneurial War and Royal Power in Later Medieval Southern France // Past & Present, Vol. 208, No. 1, 2010, p. 37-76.
      - Justine Firnhaber-Baker. Techniques of seigneurial war in the fourteenth century // Journal of Medieval History 36(1): 90-103. 2010.
       - Gadi Algazi. Pruning Peasants Private War and Maintaining the Lords’ Peace in Late Medieval Germany // Medieval Transformations: Texts, Power and Gifts in Context, Esther Cohen & Mayke de Jong eds. (Leiden: Brill, 2000), pp. 245–274.
      -  Geary Patrick J. Vivre en conflit dans une France sans État : typologie des mécanismes de règlement des conflits (1050-1200) // Annales. Economies, sociétés, civilisations. 41ᵉ année, N. 5, 1986. pp. 1107-1133
       
      Также - Justine Firnhaber-Baker. Violence and the State in Languedoc, 1250-1400. 2014.
       
      Сборник статей по "приватным войнам" в домонгольском Иране - Iranian Studies, volume 38, number 4, December 2005.
      - Jürgen Paul. Introduction: Private warfare in pre-Mongol Iran.
      - Ahmed Abdelsalam. The practice of violence in the ḥisba-theories.
      - Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a.
      - Jürgen Paul. The Seljuq conquest(s) of Nishapur: A reappraisal.
      - David Durand-guédy. Iranians at war under Turkish domination: The example of pre-Mongol Isfahan. 
       
      Juergen Paul
      -  Juergen Paul. The State and the military: the Samanid case // Papers on hater Asia, 26. 1994
      - Juergen Paul. Armies, lords, and subjects in medieval Iran // The Cambridge World History of Violence, vol. 2. 2020
      - Juergen Paul. The State and the Military – a Nomadic Perspective // Militär und Staatlichkeit. Beiträge des Kolloquiums am 29. und 30.04.2002. 2003
      И у него же - пачка свежих интересных работ по региональной элите. К примеру:
      Juergen Paul. Who Were the Mulūk Fārs // Transregional and Regional Elites - Connecting the Early Islamic Empire. 2020
      Juergen Paul. Local Lords or Rural Notables? Some Remarks on the ra'is in Twelfth Century Eastern Iran // Medieval Central Asia and the Persianate World. Iranian Tradition and Islamic Civilisation. 2015
      Juergen Paul. Hasanwayh b. Husayn al-Kurdi: From freehold castles to vassality? // The Abbasid and Carolingian Empires. Comparative Studies in Civilizational Formation. 2017
       
    • Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      By foliant25
      Просмотреть файл Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      PDF, отсканированные стр., оглавление.
      Перевод и комментарий Э. М. Яншиной, 2-е испр. издание, 2004 г. 
      Серия -- Восточная коллекция.
      ISBN 5-8062-0086-8 (Наталис)
      ISBN 5-7905-2703-5 (Рипол Классик)
      "В книге публикуется перевод древнекитайского памятника «Шань хай цзин» — важнейшего источника естественнонаучных знаний, мифологии, религии и этнографии Китая IV-I вв. до н. э. Перевод снабжен предисловием и комментарием, где освещаются проблемы, связанные с изучением этого памятника."
      Оглавление:

       
      Автор foliant25 Добавлен 01.08.2019 Категория Китай
    • Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      By foliant25
      Просмотреть файл Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае / Из истории Первой гражданской революционной войны (1924-1927) 
      / Издательство "Наука", М., 1964.
      DjVu, отсканированные страницы, слой распознанного текста.
      ОТ АВТОРА 
      "В 1923 г. я по поручению партии и  правительства СССР поехал в Китай в первой пятерке военных советников, приглашенных для службы в войсках Гуаннжоуского (Кантонского) правительства великим китайским революционером доктором Сунь Ят-сеном. 
      Мне довелось участвовать в организации военно-политической школы Вампу и в формировании ядра Национально-революционной армии. В ее рядах я прошел первый и второй Восточные походы —  против милитариста Чэнь Цзюн-мина, участвовал также в подавлении мятежа юньнаньских и гуансийских милитаристов. Во время Северного похода HP А в 1926—1927 гг. я был советником в войсках восточного направления. 
      Я, разумеется, не ставлю перед собой задачу написать военную историю Первой гражданской войны в Китае. Эта книга — лишь рассказ о событиях, в которых непосредственно принимал участие автор, о людях, с которыми ему приходилось работать и встречаться. 
      Записки основаны на личных впечатлениях, рассказах других участников событий и документальных данных."
      Содержание:

      Автор foliant25 Добавлен 27.09.2019 Категория Китай