«Писец сидит в своей канцелярии, руки его бездействуют»

   (0 отзывов)

Неметон

В музее Лейдена (Нидерланды) хранится папирус №344, найденный в некрополе Саккара, около Мемфиса, с текстом, известным как «Речение Ипувера». Судя по тексту и орфографии, его можно отнести к концу Нового царства (ок. 1300 г до н.э). Однако, язык текста указывает на гораздо более ранее время (2000-1700 гг. до н.э). Из этого обстоятельства было заключено, что писец, живший ок. 1300 г до н.э. скопировал значительно более древний текст. Академик В. В. Струве пришел к выводу, что Лейденский папирус описывает события крупного социального переворота в конце Среднего царства (ок. 1750 г. до н.э). Впоследствии его теория подтвердилась публикацией т.н. «черепков проклятий». В западной историографии этот памятник определялся как произведение мессианистической литературы или диалог-поучение, а иногда как чисто литературный текст, не имеющий какой-либо социальной ценности. Помимо красочных описаний бедствий, постигших Египет, в тексте можно найти немало любопытных свидетельств, ярко характеризующих жизнь и быт населения Древнего Египта периода Среднего царства...

360268_900.jpg.38bf72c1e4d5936b0e8085282

«Воистину: Хнум скорбит из-за бессилия своего…те, которые лежали в местах бальзамирования, они кинуты на высоты. Тайны бальзамировщиков раскрыты…вся Дельта больше не защищена. То, что дорого стране севера, находится на путях, открытых удару. Что нам делать, чтобы не было доступа всюду? Пусть скажут: держись вдали от места тайн! Ибо смотри: оно в руках, не знающих его. Как будто они знали бы его. Варвары стали искусны в работах Дельты».

- в комментариях к тексту традиционно отмечалось, что «работы Дельты» - это исконные ремесла Египта, в которых варвары стали искусны, т.е. оттеснили самих египтян от этой деятельности в силу охватившей Египет социальной смуты. На мой взгляд, речь идет не о ремеслах вообще, а именно об искусстве бальзамирования. Ипувер явно указывает, что тайны этого искусства раскрыты, варвары захватили место тайн. А что может быть более таинственным, чем место, где готовили к посмертному существованию? Думается, что «место тайн» – это некий культовый центр в Мемфисе, где жрецы практиковали мумификацию тел, прежде тщательно охранявшееся от непосвященных. Искусность варваров в работах Дельты означала разглашение тайн бальзамирования, возможно, даже предание огласке секретных текстов из библиотеки «места тайн», в котором также находились и свитки, содержащие знания о магии и колдовстве, о чем Ипувер пишет далее:

666138.jpg.81b004dd12a91a5da680f37810d13

«Воистину: магические формулы стали общеизвестными. Заклинания «шем» и заклинания «сехем» сделались опасными, ибо они запоминаются теперь всеми людьми»

- Перед нами свидетельство существования особых свитков, в которых были изложены ритуалы вызова и удержания сверхъестественных сил. Вероятно, эти тексты были разграблены в том же центре в Мемфисе, в котором жрецы также практиковали магию.

Беспорядки приняли настолько масштабный характер, а государственная власть была настолько парализована, что даже мумия царя оказалась выброшена на улицу:

«Смотрите: Царь захвачен бедными людьми…он лежит на простых носилках. То, что скрывала пирамида, то стоит теперь пустым»

- Очевидно, перед нами свидетельство разграбления пирамиды. Можно предположить, что указанные события случились сразу после смерти фараона. Попробуем восстановить хронологию событий, исходя их текста:

«Смотрите: было приступлено к лишению страны царской власти немногими людьми, не знающими закона: приступили люди к мятежу против царя, глаза Ра, умиротворяющего обе земли…Столица, она разрушена в один час»

- Налицо убийство царя в результате мятежа или его организация после его преждевременной смерти. Организованный «немногими людьми», скорее всего сановниками, он развивался скоротечно, ввергнув столицу в хаос, а страну поставив на грань гражданской войны:

«Столица встревожена недостатком. Все стремятся разжечь гражданскую войну. Нет возможности сопротивляться. Страна, она связана шайками грабителей»

- В столице идет борьба за власть. С утратой жесткой централизации в стране бесчинствуют шайки грабителей, захватывая имущество богатых египтян:

«…червь гложет знатных покойных; тот, который не мог сделать себе саркофага, он теперь стал владельцем гробницы…владельцы гробниц выкинуты на вершины холмов. Тот, который не смог себе сделать даже гроба, он стал владельцем заупокойного имения…Тот, который не мог построить себе хижину, он стал владельцем дома. Придворные изгнаны из домов царя…благородные женщины находятся на шеду – баржах. Вельможи пребывают в закромах. Тот, который не спал рядом со стеной, он стал собственником ложа. Владелец богатства проводит ночь, страдая от жажды. Тот, который выпрашивал осадок напитков, теперь собственник кувшинов, кидающих наземь. Владелец роскошных одеяний в лохмотьях. Тот, который не имел тени опахал, стал теперь собственником тени…»

- Ипувер рисует страшную картину социального катаклизма. Бальзамирование после захвата мемфисского «места тайн» не осуществляется. Тела знатных покойных, видимо убитых, не погребены или выброшены из саркофагов. Их гробницы захвачены. Вельможи изгнаны из своих домов и ютятся в подсобных помещениях, их жены вынуждены заниматься проституцией на баржах, выполнявших роль публичных домов. Конечно, не все соглашались на подобное:

530121.jpg.d731fdff553a046fe12c415185d5a

«Скажут они: Тяжко мне на барже с миррой, то пусть нагрузят их сосудами с …пусть узнают они носилки. Что касается слуг, то ведь они больны! А это хорошее лекарство для них, когда из-за них страдают благородные женщины, подобно рабыням. То, что поют в хоромах богине Мерт, это скорбь, повесть о муках над жерновом. Воистину: рабыни все стали владеть устами своими. Если говорят их госпожи, то это тяжело переносится рабынями»

- за отказ обслуживать «клиентов» в лупанарии, бывшие благородные дамы могли быть отправлены на переноску сосудов или использовали в качестве носильщиц, подобно рабыням. Кроме того, они трудились на ручных мельницах на помоле зерна. За выражение недовольства их ожидало наказание их бывших рабынь, находившихся на положении хозяев. Придворная знать в лохмотьях, страдает от жажды. Бывшие бедняки стали собственниками рабов (тени опахал) и кувшинов с алкогольными напитками, кидающими наземь.

Отдельного внимания заслуживают вопросы семьи и брака в период Среднего царства:

«Смотрите: тот, который спал без жены из-за бедности, он находит теперь благородных женщин…человек знатный брал себе благородную женщину в качестве жены и его защищал отец ее. Теперь, не имеющий такого тестя и убивает его»

- египтянин мог жениться, располагая определенным имуществом и с согласия отца невесты, под защитой которого он находился впоследствии. В период мятежа эти условия не соблюдались. Женщин чаще всего просто брали силой.

Мятеж в столице перерос в масштабный передел собственности с разрушением торговых связей и фактической ликвидацией судебной, налоговой и административной системы:

«Воистину: зерно гибнет на всех путях. Люди лишены платья, мази и масла…Закром разрушен. Страж его повержен на землю…прекрасная судебная палата. Расхищены ее акты, лишены хранилища ее тайн содержания... Расхищены податные декларации. Рабы стали владельцами рабов…чиновники убиты, взяты их документы…писцы по учету урожая, списки их уничтожены. Зерно Египта стало общим достоянием…свитки законов судебной палаты выброшены, по ним ходят на перекрестках. Бедные люди сламывают их печати на улицах…бедные люди достигли положения Эннеады, ибо то ведение дел дома Тридцати лишилось своей замкнутости…великая судебная палата стала местом выхождения и вхождения в нее. Бедные люди выходят и входят в великие дворцы…дети вельмож выгнаны на улицу…»

- В стране дефицит зерна, благовоний и масел, которые имели большое значение в культовой и обыденной жизни египтян. Ипувер сетует:

«Тот, волосы которого выпадали потому, что он не имел своего масла, стал собственником целых кувшинов со сладким мирром. Тот, который не знал своего бога, жертвует ему воскурения другого»

- По всей видимости, мирро использовалось для ухода за кожей головы и париком, что служило отличительной особенностью египтян. Те, кто не мог воскурить благовония своим богам в силу своего низкого социального статуса, теперь может использовать благовония, предназначенные для богов египетского пантеона, т.е. в восстании самое активное участие принимали беднота и чужеземцы-рабы.

Царские амбары расхищены, его страж убит. После расхищения судебных архивов уничтожены материалы судебных решений. В податных декларациях указывалось и имущество хозяев, к которому также относились рабы. Уничтожение подобных деклараций фактически означало ликвидацию рабской зависимости. Уничтожение списков по учету урожая и разграбление царских зернохранилищ указывает на одну из возможных причин социального бунта – голод. Судебная система Среднего царства была основана на замкнутости судей, знатных сановников. В условиях волнений здания судов были разграблены, а дети чиновников, занимавшие места судебных клерков, изгнаны из дворцов.

Т.о, перед нами картина настоящего социального бунта (воздержусь от оценки событий, как революции), постепенно перерастающего в гражданскую войну, охватившего Древний Египет в период Среднего царства, связанного с масштабным переделом собственности, ликвидацией централизованного управления, налоговой, судебной системы, насильственным изменением социальной структуры. В условиях борьбы за власть в правящей элите после смерти (или убийства) царя, в стране, отягощенной голодом и обострившимися социальными противоречиями, не нашлось силы, которая смогла бы остановить нараставшее недовольство. Дезинтеграция центральной власти в столице привела к хаосу на местах. Слабостью фараонов XIII династии (1775—1710 гг. до н. э.) воспользовалось объединение гиксосов, которым в конце XVIII в. до н. э. удалось оккупировать всю Дельту, а затем распространить свою власть и в Верхнем Египте. Эпоха Среднего царства в Египте закончилась.

357801377.jpg.e987d3f8d3a37b17e8d9956f0c

Открытым остается вопрос, в чье правление произошло восстание, описанное Ипувером. Известно, что в указанный промежуток времени правил фараон Хинджер (тронное имя Усеркара) (ок. 1752—1748 до н. э.), от правления которого сохранилось незначительное количество памятников, наиболее поздние из которых датируются 4-м годом царствования. В Саккара известна незаконченная пирамида Усеркара, строительство которой было не завершено в силу преждевременной смерти царя и пустовавшей по причине, описанной Ипувером. Хронологически ему наследовал Сехем-Ка-Ра Имир-меша (ок. 1748—1744 до н. э.) имя которого переводится как "полководец". Известны две его статуи из храма Птаха в Танисе, что доказывает статус Имир-меша как царя всего Египта. Известно, что Апопи, царь гиксосов, и фараон Рамсес II, приказали вырезать на этой статуе свои имена. Можно предположить, что Сехем-Ка-Ра Имир-меш, опираясь на войско и узурпировав власть, смог не только подавить восстание, описанное Ипувером, начавшееся после смерти Усеркара, но и на время вновь объединить Верхний и Нижний Египет и не допустить вторжения усиливающихся гиксосов, за что снискал уважение не только Апопи, но и Рамсеса II.

Т.о, можно предположить, что события, описанные Ипувером, происходили в 1748 г до н.э. в период между смертью фараона Усеркара и захватом власти Сехем-Ка-Ра Имир-мешем.


1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

  • Файлы

  • Похожие публикации

    • "Мир тебе! ...Не могу я устоять перед пламенем твоим..."
      Автор: Неметон
      В 1862 году в храме Амона в Напате, древней столице кушитских царей, была найдена стела из розового гранита времен царствования фараона XXV кушитской династии Пианхи (746-716 гг. до н.э.) с описанием похода против правителя Саиса Тефнахта, который подчинив себе номархов и князей Нижнего Египта, фактически становился фараоном в Дельте, продолжая активно продвигаться на север:
      «Властитель Запада «великий князь в Нечери (центр Дельты) Тефнахт находится…в Ксоисском номе в Хапи, в … Аяне, в Пернубе и в Мемфисе. Он захватил весь запад от «Болотной страны» до Иттауи (резиденции первых фараонов XII династии между Мемфисом и Фаюмом), плывя на юг с многочисленным войском, в то время как Обе Земли объединены позади него.»
      Подчинив своей власти многих номархов Нижнего Египта, Тефнахт подошел к Гераклеополю:
      «…выступил он против Гераклеополя и полностью окружил его, не давая выходить выходящим, не разрешая входить входящим, ежедневно сражаясь. Измерил он его (город) в окружности его. Каждый князь знает свою стену, каждого князя и каждого правителя крепости он сделал ответственным за свой участок».


      Перед нами причина военных успехов Тефнахта - древнее воплощение бессмертного суворовского «Каждый солдат знает свой маневр». Осадив город, он лишает его подвоза продуктов, не открывает гуманитарных коридоров, подвергает город каждодневному штурму. Разделив город на секторы, он распределил их между князьями – союзниками, что сделало осаду последовательной и структурно выверенной. Подобная методичность при штурме города не могла не вызвать беспокойство князей южных номов, которые уже не рассчитывая на военную помощь Пианхи, открыто переходили на сторону правителя Саиса:
      «Немарат…князь Хатура (Гермополь) разрушил стены Неферуси (севернее Гермополя), срыл он собственный город из-за страха, чтобы не захватил он (Тефнахт) его с целью продвижения к другому городу. Смотри, он отправился, чтобы следовать за ним по пятам. Отпадает он от его величества. Пребывает он с ним в качестве одного из подручных в Оксиринхском номе и дает ему дары, сколько угодно из всех вещей, которые он нашел».
      Властитель Гермополя Немарат, стремясь не допустить разорения своей страны, добровольно разрушил опорный пункт и открыто перешел на сторону Тефнахта, что, наконец-то, переполнило чашу терпения Пианхи, который отдает приказ своим войскам:
      «И вот послал его величество и князьям, и военачальникам, находившимся в Египте, командующему Пуареу, командующему Лемерсекени и всем командующим его величества, находившимся в Египте, приказывая: «Выступайте в боевом порядке, начинайте битву, окружайте… захватите людей его, скот его, суда его, находящиеся на реке. Не давайте земледельцам выходить в поле, не давайте пахарям пахать. Наступайте на Гермопольский ном, сражайтесь с ним ежедневно.»
      Итак, мы видим, что гарнизоны с войсками кушитского царя находились на территории Египта, вверх по течению Нила, вне зоны непосредственного соприкосновения с продвигающейся на юг армией Тефнахта, которой оказывала помощь речная флотилия, параллельно следовавшая по Нилу. Удар должен был быть направлен на Гермопольский ном, вотчину предателя Немарата, которому предполагалось нанести ощутимый экономический ущерб, захватив пленных, домашний скот, сорвав работы в поле…
      «И вот послал его величество войско в Египет, строжайше приказывая: «Не нападайте ночью, … но, сражайтесь, когда видно. Объявите ему сражение издали. Если он скажет «торопитесь» войску и колесницам другого города, то засядьте ожидать прихода его войска. Сражайтесь только тогда, когда он скажет об этом. Если его союзники будут в другом городе, то пусть дождутся их. Князей, которых он призвал себе на помощь, и надежные ливийские отряды следует первыми вызвать на бой. Скажите: «Мы не можем кричать ему при смотре войск: «Запрягай лучших лошадей из своих конюшен, начинай сражение, ты знаешь, что Амон – пославший нас».
      В данном напутствии перед нами особенности военной стратегии и тактики кушитских войск, которые заключаются в следующем:
      - боевые действия вести только в дневное время суток
      - войска противника должны находиться в зоне видимости
      - войскам союзников, вышедших на подмогу Тефнахту, устроить засаду и недопустить их соединения с основными силами
      - использовать оборонительную тактику боя
      - нейтрализовать следует, в первую очередь, отряды союзных Тефнахту князей и ливийских наемников
      - не провоцировать противника
      Т.о, тактика, выбранная Пианхи, была довольно осторожной и вызвана, по всей видимости, малым количеством его войск в самом Египте, по сравнению с коалицией Нижнего Египта. В этих условиях особое значение приобретали время, место нанесения удара и тактические ходы для недопущения соединения армии Тефнахта с войсками союзных номов. Особое значение Пианхи отводил захвату древних Фив:

      «Когда достигните Фив, войдите в воду перед Карнаком, очиститесь в реке, оденьтесь в лучшие полотняные одежды, отложите луки, положите стрелы. Не похваляйтесь чрезмерно силой. Нет силы у могущественного, без его (Амона) ведома. Делает он слабого сильным так, что обращается в бегство множество от слабого, что захватывает один человек тысячу. Скажите ему: «Проложи нам путь. Да сразимся мы под сенью десницы твоей. Отряды новобранцев, которых ты послал, когда они атакуют, бегут от них многие».
      Пианхи придавал большое значение, как видно будет далее, уважительному отношению к богам номов и храмам вообще. Проведение ритуальных действий очищения перед боем в храме Амона было тем более необходимо вследствие того, что армия Пианхи состояла в основной массе из новобранцев. Видимо, именно в приграничных гарнизонах молодые солдаты набирались воинского опыта. Пианхи призывает не переоценивать свои силы, укрепить боевой дух и воодушевить молодых воинов. Это осторожная тактика мудрого полководца, которая принесла свои плоды:
      «Поплыли они вниз по течению и достигли они Фив. Совершили они все, как сказал его величество. Поплыли они дальше пол реке, вниз по течению, и нашли они много кораблей, направлявшихся вверх по течению с воинами, гребцами и всевозможными сильными отрядами Нижнего Египта, снабженными оружием против войска его величества. И вот была нагромождена великая груда трупов из них, неведомо их число. Захвачены воины их вместе с судами и приведены как пленные в место, где находился его величество»
      В битве на Ниле флотилия Тефнахта была разгромлена, пленные и захваченные суда были отведены в Напату, а армия Пианхи отправилась дальше к Гераклеополю для битвы с сухопутной армией Тефнахта, состоящей из отрядов его многочисленных союзников:
      «Царь Немарат, царь Иуапет (правитель Чентрему), начальник Ма (вероятно, сокращенно от Машуани – ливийского племени, поставлявшего наемников), Шешонк (командир ливийских наемников, подчиненных правителю Джеда) из Бусириса, владыка Джеда, великий начальник Ма,…армия владетельного князя Бекненефи вместе с его старшим сыном, начальником Ма, Неснекеди из Кинопольского нома, все князья, носящие перья из Нижнего Египта (известно, что ливийские князья носили страусиные перья) вместе с царем Осорконом, который находится в Бубасте (Осоркон III, фараон XXIII (ливийской) династии, чья резиденция находилась в Бубасте – столице XVIII нома Нижнего Египта в юго-восточной Дельте)…Все князья и начальники крепостей запада, востока и островов середины (Дельты) единодушно объединились как приверженцы великого властителя запада, правителя крепостей Нижнего Египта, пророка Нейт, владычицы Саиса, жреца Птаха Тефнахта.
      Т.о, костяк армии Тефнахта состоял из отрядов мятежных властителей номов Нижнего Египта, князей с островов середины Дельты Нила, ливийских наемников и гарнизонных войск крепостей, чьи командиры перешли на сторону Тефнахта. Несмотря на это, войскам Пианхи удалось оттеснить их на западный берег близ Перпега, у Гераклеополя, а, затем, решительным ударом обратить в бегство. Царь Немарат, спасая свою жизнь, направлялся к свою ному, в Гермополь, когда его настигла весть об осаде его города войсками Пианхи:
      «Было сказано ему: «Перед Гермополем враги из войска его величества захватывают людей его и скот его». И вот подступил он к Гермополю. Войско его величества находилось на реке у гавани Гермопольского нома. И вот услыхали они это, и они окружили Гермопольский ном с четырех сторон…»
      Штурм города не начался, войска Пианхи пока ограничились разорением предместий, флотилия стояла на Ниле, поэтому Немарату удалось проникнуть в город и организовать его оборону, что вызвало гнев Пианхи и его решение возглавить армию лично:
      «…я сам отправлюсь на север и разрушу стену, которую он сделал, заставлю отказаться его от битвы навеки.»
      Видимо, скрыться с места битвы удалось не только Немарату. Узнав о гневе фараона, его войска активизируют действия в Оксиринхском номе против Пермеджеда и штурмуют Тетехин, при штурме которого мы встречаем упоминание осадной техники:
      «Применили они против него таран, и стены его были разрушены. Сделали среди них большую резню…»
      Вслед за Оксиринхским номом пал Хатбену и Пианхи прибыл к Гермополю после посещения праздника Амона в Луксорском храме в Фивах, где выступил с речью перед войсками, коря их за медлительность. Лодка фараона доставила и его боевую колесницу:
      «Вышел его величество из каюты корабля, лошади были запряжены, колесница снаряжена».
      Взяв командование на себя, Пианхи использовал для штурма Гермополя весь имеющийся у него арсенал военной техники:
      «Был насыпан вал, чтобы окружить стену, и воздвигнута башня, чтобы поднять лучников для обстрела и метательные орудия для метания камней, причем ежедневно убивались их люди».
      Осадная техника кушитской армии включала в себя башни для доставки лучников к стенам осаждаемой крепости и метательные орудия, что в купе с насыпными валами, которые облегчали доступ штурмующих к своему сектору, весьма напоминает те методы штурма, которые были приняты в армиях Востока, в частности, ассирийской. Судя по последствиям, эта тактика приносила ощутимые плоды:
      «Настали дни, когда жители Гермополя были в отчаянии, ибо носы их были лишены свежего воздуха. И вот пал Гермополь на чрево свое, умоляя царя. Вышли посланцы и спустились, неся всякие прекрасные видом вещи, золото, всевозможные драгоценные камни, одежду в сундуках, диадему, которая была на его (Немарата) голове, урей, распространяющий страх перед ним, не переставая многие дни умоляли его (Пианхи) корону».

      В Гермополе из-за большого количества жертв начинается эпидемия. В лагерь Пианхи приходят посланцы Немарата с богатыми дарами, в т.ч. диадемой и уреем, как символами власти поверженного властителя города. Далее на стеле описывается, как в лагерь пребывает жена Немарата и его дочь, которые молят гарем Пианхи «дабы умилостивили вы Хора (Пианхи)». Сам Пианхи не склонен прощать предательство Немарата, говоря ему: «Ты должен покинуть дорогу жизни». Немарат же полон решимости добиться прощения фараона, преподнеся «много серебра, золота, ляпис-лазури, малахита, бронзы и всяких других драгоценных камней…»
      Пианхи вступает в Гермополь и приносит в жертву в храме Тота быков, телят и гусей, а также в храме восьми богов Гермополя. Его отношение к богам местного пантеона показательно. Ни в одном городе, который был захвачен его войсками, как мы увидим в дальнейшем, местные культовые сооружения не были разрушены. Тем самым, проявив уважение к служителям местных культов, как общеегипетских богов, так и местного пантеона, он заручился поддержкой влиятельного жречества. Пианхи вошел в качестве победителя во дворец Немарата и повествование обнаруживает его увлеченность лошадьми, когда он обнаруживает их в конюшнях, страдающими от голода, за что он укоряет Немарата:
      «мерзость для моего сердца, что лошадей моих заставили голодать, больше всякого совершенного тобою преступления при скупости твоей».
      Падение Гермополя явилось переломным моментом. В лагерь Пианхи пребывает с дарами царь Гераклеополя Пефнефдибаст, раскаявшись в своем предательстве:
      «Был я схвачен преисподней, я был поглощен мраком, среди корого мне ныне воссиял свет…Будет платить дань Гераклеополь в твою сокровищницу…»
      Далее «поплыл его величество на север к устью канала около Рахент (в Фаюмском оазисе). Нашел он Пер-Сехемхеперра с его вздымающимися стенами и его цитадель, которая была заперта, наполненными всеми отважными людьми Севера". Оценив возможные потери при штурме, Пианхи предлагает сдать город без боя, говоря:
      «Если пройдет краткое время и не откроют мне, вот вы будете в числе поверженных». Опять, весьма напоминает бессмертное суворовское «Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление — и воля. Первый мой выстрел — уже неволя. Штурм — смерть». Горожане, поразмыслив. Принимают решение принять ультиматум Пианхи, прислав гонца со словами:
      «Смотри, твой город, его оплот «Дай входить входящим и выходить выходящим». Командир ливийских наемников вышел из города и «вошло в него войско его величества, не убив ни одного из всех людей». Подобная ситуация повторилась при осаде Мер-Атума, укрепленного города: «Смотрите, два пути перед вами, выбирайте, какой вам нравится: откроете – вы будете жить, замкнете – вы умрете. Мое величество не желает проходить мимо запертого города. Открыли они тотчас же…»
      Вслед за Мер-Атумом хорошо укрепленный Иттауи также покорился без боя, хотя Пианхи «нашел…укрепление запертыми и стены наполненными отважными воинами из северного Египта». И вновь Пианхи приносит жертвы местным богам и выказывает им уважение, как в Мер-Атуме и Гермополе. Его тактика ультиматума, обещание гуманного отношения к добровольно сдавшемуся городу, уважительное отношение к местным культам и большие жертвоприношения приносили свои плоды. Военные действия приближались к своему перелому, т.к. на пути Пианхи лежал древний Мемфис. И вновь фараон делает предложение властям города:
      «Не замыкайся, не сражайся, изначальное обиталище Шу. Пусть входит входящий и пусть выходит выходящий, пусть не задерживаются идущие. Принесу я жертву Птаху и богам, обитающим в Мемфисе, будет в сохранности и здоровье. Не будут плакать дети. Взгляните на номы юга: не был там убит ни один человек, кроме врагов, говоривших дурное против бога, которые были казнены, как преступники».
      Но Мемфис не внял предложению Пианхи и «заперли они крепость свою и выслали они против немногих воинов его величества свое войско, состоявшее из ремесленников, начальников строителей, корабельщиков гавани Мемфиса». Очевидно стремление Пианхи избежать штурма хорошо укрепленного крупного города. Обращает на себя внимание состав войска Мемфиса, в которых отсутствуют ливийские наемники, часто упоминавшиеся среди номовых ополчений юга Египта. Кроме того, ночью в Мемфис прибыл Тефнахт и, отдав приказ 8-тысячной армии держаться до его возвращения, отбыл в северные номы, чтобы вести переговоры об их лояльности, видимо. ценой значительных уступок и обещаний. Отбыл в спешке, т.к стела свидетельствует: «Сел он на лошадь и не потребовал своей колесницы». Чем располагал Мемфис для обеспечения достойного существования в условиях потенциальной осады? По словам самого Тефнахта, «Мемфис наполнен войсками, наилучшими в Нижнем Египте, ячменем, полбой, зерном всяким. Амбары переполнены. Имеется всякое оружие. Он укреплен стеной. Построен искусными мастерами большой заслон. Обтекает восточную сторону река. Не найти там места для нападения. Хлева полны быками, сокровищница снабжена всякими вещами: серебром, золотом, медью, одеждами, ладаном, медом, маслом…».
      По прибытии к стенам Мемфиса Пианхи собирает военный совет, на котором решалось, как штурмовать мощные, заново отстроенные и тщательно охранявшиеся укрепления:
      «Давайте осадим город…Воздвижем осадную башню. Соорудим мачту, сделаем паруса на его рубежах…Разделим его с каждой стороны, на возвышенностях…на его северной стороне, дабы поднять землю до уровня стен его для того, чтобы найти путь для наших ног».
      Итак, замысел Пианхи заключался в полной осаде с суши и со стороны Нила, и с помощью насыпных валов с северной стороны и атаки гавани приступить к штурму. Для этого Пианхи «выслал…свои корабли и свое войско, чтобы атаковать гавань Мемфиса…Доставили ему всевозможные речные суда, паромы, суда-сехери и транспортные суда, согласно числу их, которые были пришвартованы в гавани Мемфиса, и закрепили их носовые канаты среди его домов. Не было простолюдина, который бы плакал, среди всего войска его величества. Поплыл его величество самолично, чтобы выстроить корабли согласно количеству их».
      Выбранная тактика принесла плоды и Мемфис пал, некоторые правители Мемфисского нома бежали, некоторые явились с дарами:
      «Пришел царь Иуапет, вместе с начальником Ма…, наследственным князем Педиисе, и всеми князьями Нижнего Египта с их дарами…»
      На стеле содержатся ценные описания различных приношений и ритуалов поклонения богам, после того, как Пианхи, по обыкновению, обеспечив охрану храмов Мемфиса, принес обильные жертвы богам местного пантеона, в том числе Атуму, он отправился в Храм Ра:
      «Когда озарилась земля, очень рано, отправился его величество на восток, и жертва была принесена Атуму в Хераха, божественной Эннеаде в «Доме Эннеады» - пещеры богов находятся в нем, - состоящая из быков, короткорогого скота и птиц…»
      Интересное упоминание о локализации пещерных храмов великой «девятки богов» Гелиополя. Видимо, Дом Эннеады – это храмовый комплекс, вырубленный в скалах с девятью пещерами для поклонения Атуму, Шу, Тефнут, Гебу и Нут, Осирису, Исиде, Сету и Нефтиде. Можно установить состав жертвоприношения, согласно тексту стелы:
      «Было совершено на Песчаных холмах в Гелиополе перед Ра, при восходе его, большое жертвоприношение из быков, молока, мирры, благовоний и всяких сладкопахнущих деревьев». Затем Пианхи отправился в храм Ра, в Гелиополь, для отправления ритуала:
       «Был посещен «Покой убранства», чтобы облачаться в платье седеб. Очистился он благовониями и возлияниями. Венки для святилища солнца в Гелиополе были доставлены ему, и принесены ему цветы. Поднялся он по лестнице к большому окну, чтобы узреть Ра в святилище Солнца в Гелиополе. Царь сам стоял один. Сломал он засовы, открыл он врата и узрел своего отца Ра в святилище солнца в Гелиополе, утреннюю барку Ра и вечернюю барку Атума. Замкнул он врата, наложил глину и запечатал собственной царской печатью».
      Для ритуала наблюдения за солнцем фараон должен был очиститься, облачиться в священное платье и принести в качестве дара Ра венки из цветов, затем в одиночестве подняться к специальному окну, отворить створки и встретить первые лучи рассвета в храме. Возможно его молитвы продолжались целый день, т.к. упоминаются утренние и вечерние барки (не исключено, что в храме находились собственно сами ритуальные лодки). Затем он вновь замкнул врата, наложив оттиск своей печати. Мы видим, что Храм Ра в Гелиополе – священное место, куда доступ открыт только царям, поэтому, Пианхи вначале ломает печать, наложенную предшественником, а затем, запечатывает своей.
      Отпустив князя Педиисе и других князей Нижнего Египта в свои владения, чтобы они могли принести ему обещанные дары (и, вероятно, чтобы не ссориться с номовой знатью), в т.ч. «наилучших из наших конюшен – отборнейших лошадей», к которым он питал слабость, Пианхи отправился подавлять последние очаги сопротивления в землях Педиисе, город Меседе (по всей видимости, организованном не без участия беглого Тефнахта). Противник Пианхи испытывал определенные трудности с войсками. Мы видим, что наряду с наследственными князьями номов, милости фараона добиваются командиры Ма, ливийских наемников, что вполне соответствует самому духу наемничества в случае перемены военной фортуны.
      На сторону Пианхи перешли «…царь Осоркон из Бубаста, области Ра-нифер; …князь, начальник Ма, Пема из Бусириса; князь, начальник Ма из нома Хесебка; начальник Ма Пентаур; начальник Ма Пентибехент…»
      Учитывая, что именно они составляли костяк армии Тефнахта, на что особенно указывал Пианхи, исход противостояния после падения Мемфиса, был предрешен. Осознав, что дальнейшее сопротивление бесполезно, Тефнахт отправляет к фараону посла, со словами:
      «Мир тебе! ...Не могу я устоять перед пламенем твоим, ужасаюсь я перед твоей мощью…Ты не нашел слугу своего, пока я не достиг островов моря…Недуг в моих костях, голова моя обнажена, моя одежда изодрана…Дай войти мне к храму пред лик его, дабы я мог очиститься божественной клятвой».
      Итак, участь Тефнахта незавидна. Скрываясь на островах у побережья (или в самой дельте Нила), страдая от болезни и лишений, он просит Пианхи о милосердии и готов принести клятву верности в храме. Пианхи ответил согласием и Тефнахт клянется в верности в присутствии верховного жреца Херихеба Педиамоннестауи и военачальника Пуарема, говоря:
      «Да не преступлю я повелений царя, да не нарушу я того, что изрекает его величество. Да не совершу я злоумышления против князя без твоего ведома. Буду я поступать согласно сказанному царем. Не преступлю я приказаний его».
      Стела свидетельствует, что «Нет более нома, запертого для его величества, из номов юга и севера, запада и востока. Острова середины Дельты на чреве своем из страха перед ним, приносят свое имущество к месту, где находится его величество, подобно подданным дворца»
      В конце повествования, упоминается один любопытный эпизод, когда Пианхи отказал в приеме нескольким правителям, которые, по-египетским меркам, были нечисты:
      «Когда рассвело рано утром, прибыли эти два правителя юга и два правителя севера с уреями, дабы поцеловать землю перед могуществом его величества…Не вошли они во дворец, ибо они не были обрезаны и ели рыбу; мерзость это для дворца. Но царь Немарат вошел во дворец, ибо он был чист и не ел рыб. Стояли трое на ногах своих, но только один вошел во дворец.»
      Т.о, «чистый» - это тот, кто обрезан и не ест рыбу. Указанным параметрам соответствовал только князь Гермополя Немарат. Кем же являлись трое остальных?
    • «Является и милостив Меренра»
      Автор: Неметон
      Иероглифическая надпись на плите, найденной в Абидосе в Верхнем Египте и хранящаяся в Каирском музее, известное как «Жизнеописание вельможи Уны». Относится к концу Древнего царства и охватывает период царствования фараона VI династии Меренры.

      «Я просил у величества моего господина, чтобы мне был доставлен известняковый гроб из Ра-ау (мемфисских каменоломен). Его величество распорядился, чтобы «казначей бога» переправился через Нил с партией рабочих капитана корабля, его помощника, чтобы доставить мне этот гроб из Ра-ау. Он (гроб) прибыл с ним в резиденцию на большом грузовом судне вместе со своей крышкой, гробничной плитой с нишей, руит (часть двери), двумя гемех (возможно, створками двери) и одной сатс (часть погребальной плиты). Никогда не было сделано подобного ни одному слуге, так как я пользовался расположением его величества, так как я был угоден его величеству, так как его величество полагался на меня».
      1.      Перед нами свидетельство особого расположения фараона чиновнику высокого ранга, которому за заслуги был пожалован гроб, изготовленный из известняка.
      2.      Локализовано место, где добывался известняк и изготавливался гроб – каменоломни Ра-ау близ Мемфиса.
      3.      Мы видим, что гроб прибыл к резиденции чиновника на грузовом корабле в готовом виде: с крышкой, плитой, частью двери, створками.
      4.      Интерес представляет чиновник, носящий титул "казначей бога". По всей видимости, в условиях обожествления фараона, эта должность заключалась в распоряжении ресурсами царской казны, ее сохранности и строгой отчетности. Т.к. гроб Уны строился за счет казанных средств, это потребовало личного присутствия чиновника для учета расходов, что говорит о развитой структуре государственного аппарата.

      «Его величество посылал меня в Ибхат доставить саркофаг «Ларь живущего» вместе с его крышкой и драгоценной и роскошной верхушкой для пирамиды: «Является и милостив Меренра», госпожи. Его величество посылал меня в Элефантину доставить гранитную плиту с нишей вместе с ее сатс и гранитные двери и руит, и доставить гранитные двери и сатс верхнего покоя пирамиды «Является и милостив Меренра», госпожи. Они плыли со мной вниз по Нилу к пирамиде «Является и милостив Меренра» на 6 грузовых и 3 перевозочных судах 8 месяцев и 3…в течении одной экспедиции. Никогда ни в какие времена не посещали Ибхат и Элефантину за одну экспедицию. И чтобы ни было приказано его величеством, я выполнил все согласно всему, что его величество повелел о том».

      1.      Уна по приказу фараона Меренры должен был осуществить экспедицию в каменоломни Нубии и Элефантине у нильских порогов.
      2.      Элефантина являлась удобным опорным пунктом для экспансии на юг. Связь Элефантины с южными областями поддерживалась не только по Нилу, труднопроходимые пороги которого в засушливое время делали его вовсе не судоходным, отсюда вел на юг и сухопутный путь "путь Элефантины", который существовал, вероятно, до VI династии.
      3.      Обращает на себя внимание, что в нубийском Ибхате изготавливался из гранита саркофаг для супруги фараона с навершием для пирамиды.
      4.      И саркофаг, и пирамида носили собственные наименования.
      5.      Мы видим, что саркофаг и элементы гробницы изготавливались в разных местах.
      6.      То, что Уна в течение одной экспедиции посетил столь удаленные друг от друга места говорит о довольно безопасном плавании по Нилу, о чем пишет сам Уна, отмечая, что никогда до него никто не делал этого. Мы не видим упоминания военных судов сопровождения, что говорит о стабильной внутриполитической ситуации в районе нильских порогов на границе с северной Нубией.

      «Его величество посылал меня в Хатнуб доставить большую жертвенную плиту из хатнубского алебастра. Я спустил для него эту плиту в течение всего лишь 17 дней. Я отправил ее вниз по Нилу на этом грузовом судне – я построил ему грузовое судно из акации в 60 локтей длиной и 30 локтей шириной, причем постройка заняла всего лишь 17 дней – в 3-м летнем месяце, несмотря на то, что вода не покрывала еще отмелей. Я причалил благополучно у пирамиды «Является и милостив Меренра». Его величество посылал меня прорыть 5 каналов в верхнем Египте и построить 3 грузовых и 4 перевозочных судна из акации Уауат. При этом правители Ирчет и Меджа поставляли для них дерево. Я выполнил все за один год. Они были спущены на воду и нагружены до отказа гранитом к пирамиде «Является и милостив Меренра».

      1.      Алебастровые каменоломни находились у Ахетатона, где была изготовлена жертвенная плита для храмового комплекса.
      2.      Учитывая, что у египтян локоть равнялся 45 см, длина судна, построенного из нубийской акации равнялась 27 метрам, а ширина 13,5 метра.

      3.      Плита была доставлена в Мемфис в период, предшествовавший разливу Нила.
      4.      В период правления Меренра нубийские области Уауат, Ирчет и Меджа являлись подконтрольными территориями и поставляли не только дерево для строительства судов, но и воинов для войска фараона (в документе упоминалось о приготовлении к войне с бедуинами: Его величество отражал азиатов-бедуинов. Его величество набрал войско из многих десятков тысяч во всем Верхнем Египте, от Элефантины на юге до Афродитопольской области на севере, в Нижнем Египте, в западной и восточной половине Дельты на всем их протяжении, в крепости(?), в крепостях, у нубийцев Ирчет, нубийцев Меджа, нубийцев Има, нубийцев Уауат, нубийцев Каау и в стране ливийцев.) Кроме того, на север Нубии в период VI династии оказывалось давление южнонубийскими племенами, пытались заручиться поддержкой египетских фараонов, заключая с ними союзы. Об этом свидетельствует надпись, обнаруженная в конце XIX в. А.-Х. Сейсом на восточном берегу Нила, немного выше первого порога, о встрече Меренры с вождями северных нубийских племен.

      5.      Построенные суда были нагружены гранитом для облицовки пирамиды.
      6.      Важное значение водного сообщения с Нубией мы видим из задания фараона Уне по устройству каналов в области первого порога. Годичный период, за который была выполнена данная работа свидетельствует о важности проекта и безопасности условий на внешних границах Древнего царства в период строительства, чему способствовала, в том числе, встреча Меренры с северонубийскими вождями.
      7.      Постройка судна для перевозки плиты начиналась с момента отправки рабочих для ее изготовления. На это указывает количество дней (17), которые истекли с момента спуска готовой плиты к Нилу и строительства судна. Т.е, мы видим, что механизм строительства и доставки груза в эпоху Древнего царства был тщательно отлажен.
      Т.о, можно говорить о том, что в период правления фараона VI династии Меренры периода Древнего царства:
      1. Строительство гробниц выдающихся чиновников происходило за государственный счет и подлежало строгому учету выделенных средств «казначеями бога», распорядителями царской казны. Подобный обычай получил развитие с эпохи VI династии.
      2. Гроб и основные части погребения (двери, плиты) изготавливались на месте добычи строительного камня и доставлялись к месту погребения в готовом виде.
      3. Основные места добычи камня имели широкую географию: известняк – близ Мемфиса, гранит – Нубия и Элефантина, алебастр – близ Ахететона.
      4. Гранит для облицовочных плит и готовые части погребального комплекса доставлялись на грузовых речных судах, построенных из нубийской акации, имевших длину 27 м и ширину 13,5 м.
      5. Возможно, пирамида Меренры предназначалась также для захоронения останков его жены, для которых предназначались верхние покои.

      6. Безопасность внешних границ Древнего царства в период правления Меренры подтверждается отсутствием военных судов сопровождения экспедиции Уны в плавании до Элефантины и беспрепятственная постройка сети каналов в годичный период, чему способствовала, в том числе, встреча Меренры с северонубийскими вождями у первого порога, известная историкам.
      7. В период правления Меренра нубийские области Уауат, Ирчет и Меджа являлись подконтрольными территориями и поставляли не только дерево для строительства судов, но и воинов для войска фараона.
    • Аменхотеп II: история одного похода
      Автор: Неметон
      В 1942 году в развалинах Мемфиса была найдена стела Аменхотепа II с описанием похода в Сирию. Анализ надписей может дать яркую характеристику внешней политики фараонов периода Нового царства в условиях противостояния с государством Митанни на территории Сирии и Палестины.

      «Год 7-й, месяц Лета 1, день 25-й, …Разбил его величество Нахарину, сокрушил лук его страну нехси… Отправился его величество в Речену при своем первом победоносном походе, для того, чтобы расширить свои границы, захватить добро тех, кто не был ему верен…Достиг его величество Шамаш-Эдома и разрушил он его в краткий миг…Его величество находился на своей боевой колеснице «Амон силен, Мут довольна» …Перечень добычи, захваченной его мечом: азиатов -35, быков – 22».
      Прежде чем вторгнуться в Сирию (Речену), Аменхотеп совершил поход в страну «нехси», т.е. земли, лежавшие к югу от Египта и разбил войска Митаннийского царства, обозначаемого в источниках, как Нахарина. Обезопасив свои южные границы и на время ослабив одного из главных соперников в регионе, он начал масштабный поход в Сирию, на первых порах, не встречая особого сопротивления на подступах к реке Оронт, о чем свидетельствует малое количество добычи, захваченной в Шамаш-Эдоме. Интересно упоминание о собственном имени боевой колесницы фараона, что указывает на количество лошадей в упряжке. Перейдя Митанни вброд, Аменхотеп во главе своего войска первым ступил на вражеский берег:

      «Переправился его величество через Оронт по воде рысью, подобно Решефу. Обернул он дышло свое, чтобы посмотреть на свой арьергард».
      Сравнение Аменхотепа с Решефом, западносемитским богом войны, вошедшим в египетский пантеон в качестве «побеждающего врага», призвано показать решительность намерений фараона и его стремительность полководца. На противоположном берегу Оронта, оторвавшись от своего арьергарда.  он чуть не попал в плен к небольшому отряду сирийцев, наблюдавшим за передвижением египетских войск:
      «Увидел он немногих азиатов, приближавшихся ползком с боевым оружием для нападения на войско царя. Его величество кружил над ними, подобно божественному соколу. Поникли они, и ослабели сердца их, когда один за другим падал на своего товарища, включая их командира, причем не было никого с его величеством, кроме него и его могучего меча. Истребил их его величество стрелами и удалился с радостным сердцем. Перечень добычи его величества в этот день: правителей - 2, знатных сирийцев - 6, а также их боевые колесницы, их лошади, все их боевое оружие.  Достиг его величество места южнее страны Нин. Ее правитель, все ее население были довольны его величеством, лица их выражали удивление его могуществом».

      Источник показывает, что египтяне не встречают значительного сопротивления на первом этапе похода. Немногочисленные войска местных правителей, даже будучи объединенными, не представляли серьезной угрозы армии Аменхотепа. Некоторые населенные пункты, стремясь избежать разорения, добровольно открывали ворота войскам фараона. Основная часть противника отходила к Угариту, богатому городу-порту на побережье Средиземного моря, около которого произошло первое серьезное сражение, завершившееся победой египтян:
      «Достиг его величество Угарита и окружил всех своих противников. Он уничтожил их, точно они не существовали. Стала вся страна его собственностью».
      После включения Угарита в сферу своего влияния, Аменхотеп изменил баланс сил в свою пользу. Влияние Угарита на ближневосточную торговлю было весьма весомым. После небольшого привала у г. Цалха восточнее Шамаш-Рама, было захвачено поселение Минджату, а правители Гизры и Инки добровольно покорились Аменхотепу. Затем египетское войско направилось к Кадешу, у стен которого случилось странное происшествие…
      «Достиг его величество Кадеша. Вышел правитель его с миром навстречу его величеству. Заставил их жителей, а также всех их детей принести присягу. Его величество стрелял из лука по южной окраине этого города в две цели, сделанные из кованной меди».
      Любопытно, по каким целям стрелял фараон у стен капитулировавшего города? Изложенное в источнике можно трактовать неоднозначно:
      1.       Фараон стрелял из лука, т.е. «цели» находились на некотором расстоянии
      2.       Происходящее потребовало его личного присутствия, что говорит об исключительности действа
      3.       Стрельба велась по южной окраине, не конкретному месту, а части города вообще, т.е. цели, видимо, находились в воздухе!
      4.       Цели металлические, из кованной меди, с которой их сравнил писец.
      5.       Стрельба не причинила объектам ни малейшего вреда, т.к после этого эпизода, о них уже не упоминается.
      Видимо, либо это был какой-то ритуал, связанный с символическим взятием города, сдавшегося на милость победителя, либо Аменхотеп у Кадеша стрелял из лука по двум металлическим объектам, находившихся в воздухе над южной окраиной города. Однозначно ответить на вопрос не могу…
      Далее описан еще один эпизод, который лично у меня вызывает неоднозначную оценку. Думается, что он был введен специально, чтобы отметить доблесть фараона, в одиночку поставившего город на колени:
      «Проследовал его величество на своей боевой упряжке в Хашабу. Был он один, никого с ним не было. Спустя короткое время прибыл он оттуда, причем привел он 16 знатных сирийцев, которые находились по бокам его боевой колесницы. 20 отрубленных рук висели на лбу его лошади, 60 быков гнал он перед собой. Был предложен мир его величеству этим городом».
      Итак, мы видим, что фараон вернулся из Хашибы с заложниками и быками. Для заключения мира более достаточно, учитывая скромную добычу первых дней похода. Но, отдельно указывается, что на голове его лошади болталось 20 отрубленных рук. Из этого можно заключить, что:
      1.       Боевая упряжка состояла из одной лошади, в отличие от двух, впряженных в боевую колесницу.
      2.       Количество убитых фараоном людей во время «визита» в Хашибу составило от 10 до 20 человек, в зависимости от количества отрубленных рук одного убитого. Хотя в дальнейшем мы увидим, что среди военной добычи будет упоминаться нечетное количество рук, т.е. с известной степенью вероятности можно предположить, что у мертвого врага отрубалась одна рука и, таким образом, штурм Хашибы обошелся городу в 20 убитых.
      3.       Если фараон выехал один в город и подвергся там нападению, даже уничтожив нападавших, сомнительно, что после такого демарша он принял бы мир от города.
      4.       Вероятней всего, город был взят после скорого штурма с малым количеством жертв.
      5.       Довольно странно, что после добровольной капитуляции таких городов, как Кадеш, который стал камнем преткновения в борьбе за Сирию ведущих держав региона при Тутмосе III, менее укрепленная Хашиба решилась на сопротивление. По всей вероятности, ситуация радикально изменилась и это вызвало решение Аменхотепа о возвращении в Мемфис. И не последнюю роль в этом сыграло задержание гонца из Митанни:
      «Вот отправился его величество к югу через долину Шарона. Встретил он гонца правителя Нахарины с письмом на глиняной табличке, которая висела на его шее. Его величество захватил его в плен и вел у бока своей боевой колесницы. Выступил его величество из лагеря в Египет на боевой упряжке. Знатный сириец-военнопленный был на боевой упряжке один с ним».
      Итак, мы видим, что письмо правителя Митанни написано на глиняной табличке, т.е. клинописью и адресовано тому, кто мог его прочитать. Учитывая, что ранее войска Митанни были разбиты Аменхотепом, можно предположить, что в табличке речь шла о создании антиегипетской коалиции. Причем, то, что ее вез знатный сириец, говорит о свершившемся факте создания такой коалиции в Вашшукканни, митаннийской столице. Куда направлялся сириец, представить несложно – Кадеш, который со времен отца Аменхотепа, Тутмоса III, возглавлял антиегипетские союзы. В частности, после смерти Хатшепсут в 1468 г. до н.э. Тутмос выступил в поход против коалиции «330 правителей» во главе с царем Кадеша, за которым стояло набирающее мощь Митанни. После 7-ми месячной осады пал Мегиддо, но Митанни осталось несломленной и в 1468-1448 гг. Тутмос III был вынужден совершить не менее 15 походов в Азию, дважды осаждал Кадеш, но взять не смог. Его сыну удалось это сделать без боя, по всей видимости, правитель Кадеша ждал вестей из Митанни о планируемой военной помощи. Поняв, что ему могут нанести удар в спину, Аменхотеп принимает решение о возвращении в Египет. Причем, как видим, отступал он довольно быстро, если пересадил знатного сирийца к себе на колесницу. Обращает на себя внимание, что статус сирийца меняется на военнопленного, т.е. Кадеш более не воспринимается, как дружественный город.
      «Достиг его величество Мемфиса…Перечень его добычи: знатных сирийцев - 550, их жен – 240, хананейцев – 640, сыновей правителей - 232, дочерей правителей – 323, наложниц правителей всех чужеземных стран вместе с их украшениями из серебра и золота, которые они носили, всего - 2255. Лошадей - 820, боевых колесниц – 730 вместе со всем их боевым снаряжением».

      Насколько видно из перечня военной добычи Аменхотепа после первого сирийского похода, в основном ее составили богатые и знатные заложники, лошади и боевые колесницы. Это может свидетельствовать как о поспешности отступления в Египет, так и об особенностях внешней политики египетских царей. которые наряду с непосредственным покорением земель практиковали захват в заложники представителей правящих династий для обеспечения их лояльности. После второго похода в Сирию спустя 2 года, его добыча была более весома. Но Аменхотепу II (1438-1412 гг. до н.э), несмотря на победные реляции, пришлось признать в 1429 г. до н.э. верховенство митаннийского царя Сауссадаттара над Сирией и Северной Финикией.

    • Синаххериб в болотах Халдеи и горах Иерусалима
      Автор: Неметон
      Сын Саргона II — Синаххериб (705— 681 гг. до н. э.) получил в наследство большую, нуждающуюся в поддержании своей власти державу. Все его правление прошло в подавлении сопротивления покоренных Ассирией государств. Особенно напряженная борьба шла с Вавилоном. Ассирийцам приходилось не раз воевать с халдеями, во главе которых стоял неутомимый Мардук-апла-иддин II…

      В первом моем походе в окрестностях Киша я нанес поражение Мардук-апла-иддине, царю Кардуниаша и войску Элама, помощнику его. В середине сражения он покинул свой лагерь и в одиночестве бежал, спасая свою жизнь. Колесницы, лошадей, повозки мулов, которых он бросил при натиске сражения, захватили мои руки. Я радостно вступил в его дворец, что внутри Вавилона, и открыл его сокровищницу…
      В документе Вавилон упоминается в его касситском варианте, как некий архаизм – страна Карду, т.е. халдеев, предположительно, кочевников семитской народности, переселившийся в южные, болотистые районы Месопотамии во 2 пол. II тыс. до н.э из Аравии. Со временем, их численность настолько выросла, что они стали вмешиваться в борьбу за вавилонский престол наряду с Ассирией и Эламом. Как видно из документа, с последним они вступали в военные союз для борьбы с более сильным врагом – Ассирией. Тиглатпалассар III, Салманассар IV, Саргон II принимали титулы вавилонских царей, но во времена ослабления Ассирии или военных проблем, в частности у Саргона в противостоянии с Урарту или у Тиглатпалассара в Сирии, власть временно захватывали халдеи, опираясь на военную помощь Элама. В 710 году до н. э. Саргон разбил под Мардук-апла-иддина II и захватила Вавилон. Мардук-апла-иддин бежал в свои исконные земли, в халдейскую область Бит-Якин на юге Вавилонии. В 709 году до н. э. Саргон вторгся в эту область, захватил столицу Мардук-апла-иддина Дур-Якин и освободил из тюрем вавилонян, посаженных туда халдейским вождём. 90 тысяч халдеев было выселено в Ассирию, но самому Мардук-апла-иддину удалось ускользнуть от ассирийцев и укрыться среди недоступных болот приморской части Месопотамии. Саргон своего наследника Синаххериба женил на знатной вавилонянке. Своими действиями Саргон давал понять, что он действует не как захватчик, а как освободитель Вавилона. В 703 году до н. э. Мардук-апла-иддин занял вавилонский престол. В ответ на это Синаххериб выступил в поход (702 году до н. э.). После блестящей двойной победы при Куту и Кише, о которой говорится в документе, Синаххериб вступил в Вавилон, где ему удалось захватить дворец Мардук-апла-иддина со всем его имуществом и дворцовыми служащими. Самому Мардук-апла-иддину удалось бежать в Приморье.

      Силой Ашшура, моего господина, 75 городов его могучих, крепостей, что в Халдее, и 420 малых селений, что в их окрестностях, я окружил, завоевал и захватил добычу. Арабов, арамеев, халдеев, что в городах Уруке, Ниппуре, Кише, Хурсагкаламме, Куте, Сиппаре, вместе с жителями согрешившего города я вывел и счел добычей…208 тысяч людей, малых и больших, мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот без числа – тяжелую дань – я заполучил в Ассирию.
      Синаххериб захватил 75 городов-крепостей и 420 поселений Вавилонии. 208 тысяч халдеев были уведены ассирийцами в другие области их державы. Показательно, что Синаххериб покарал только союзников Мардук-апла-иддина – арабов, халдеев и арамеев, которые значительно распространились по городам Месопотамии. Также были схвачены жители Вавилона, сочувствовавшие беглому царю. По всей видимости, эта огромная масса людей была переселена в Ассирию, также как при Саргоне.
      При моем возвращении непокорные племена Тумуна, Рихиху, Ядакку, Убуду, Кибре, Малаху, Гуруму, Убулу, Дамуну,Гамбулу, Хиндару…Набату, Литау и Араму одним разом я покорил.
      Видимо, речь идет о некоторых кочевых народах, на которые опирался Вавилон в своей борьбе с Ассирией. Синаххериб, возвращаясь в Ассирию, нанес им поражение, заставив покориться. По всей вероятности, племена были немногочисленные и представляли из себя коалицию, которую царь Ассирии разбил одним ударом. Интересно упоминание среди указанных племен арамеев (Араму) и набатеев (Набату). По всей видимости, в указанное время, они еще обитали на землях от Месопотамии до Идумейского и Моавитянского царств.

      В течение моего похода я принял тяжелые дары от Набубэлшумате, наместника Харарати: золото, серебро, большие стволы тутового дерева, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот. Воинов города Хиримма, коварных врагов, я поразил оружием и ни одного не оставил. Их тела я повесил на колья и окружил ими окрестности города. Область эту вновь занял.
      Обращает на себя внимание особая ценность тутового дерева, стволы которого особо оговорены в перечне даров властителя Харарати. Древесина шелковицы весьма ценилась и в древней Передней Азии. Известно, что в Средней Азии её применяют для изготовления музыкальных инструментов. Плотная, упругая и тяжёлая древесина применяется как строительный и поделочный материал в столярном и бондарном производствах.
      Одного быка, 10 баранов, 10 имеров винограда, 20 имеров фиников первосортных я установил навеки богам Ассирии, моим владыкам.
      Любопытное свидетельство размера и состава приношений богам. Учитывая, что имер – это ослиный вьюк, древнемесопотамская мера веса, равная 84 литрам, то размер приношений в 840 кг винограда и 1680 кг фиников, а также одного быка и 10 баранов, говорит о развитом земледелии и животноводстве в Двуречье..
      В четвертом моем походе Ашшур, мой господин, воодушевил меня, и, созвав мои многочисленные войска, я приказал идти на Бит-Якин. В течение моего похода в городе Биттуту я нанес поражение Шузубу, халдею, живущему среди болот. Он, так как на него обрушился ужас моего сражения, и сердце его затрепетало, улетел в одиночестве, точно птица, и скрылся в неизвестном направлении.
      По дороге в Бит-Якин Синаххериб взял город Биттуту, столицу Шузуба-Мушезиб-Мардука, бежавшего от ассирийцев. Его участь неизвестна. А Синаххериб продолжил движение к Бит-Якингу, где скрывался беглый вавилонский царь Мардук-апла-иддин, который, не дожидаясь расправы и осквернения святынь, забрал из храмов Бит-Якина статуи богов и сокровища, отплыл в Персидский залив, видимо на остров Баб-Салимети, неподалеку от побережья и принадлежавшего Эламу.
      Он, Мардук-апла-иддин, котрому я нанес поражение в моем первом походе и силы которого я сломил, испугавшись…собрал из жилищ богов всей своей страны, погрузил их на корабли и, точно птица, улетел в Нагите-Ракки, что посреди моря.
      Семья и близкие бежавшего Мардук-апла-иддина были взяты в плен и уведены в Ассирию. Разрушив города Халдеи, Синаххериб вынудил укрыться в своей стране воюные войска эламитов. На вавилонский трон Синаххериб посадил своего старшего сына Ашшурнадиншума. Возникает вопрос, почему он себя не объявил царем древнего города? Возможно, что Ашшурнадиншума был сыном Синаххериба от той самой знатиной вавилонянки, на котрой его женил Саргон.  В силу этого, Синаххериб пошел на мудрый политический шаг, посадив на трон в Двуречье человека, ведущего родство и к двору Ниневии, и Вавилона.
      Его братьев, семя дома его отца, которых он оставил на берегу моря, вместе с остатками людей его страны я вывел из Бит-Якина, из болот и топей, и счел добычей. Я вернулся и его города разрушил, сокрушил и превратил в руины. На его союзника, царя Элама, я излил ужас. При моем возвращении я посадил на трон его господства Ашшурнадиншума, сына первородного, моего отпрыска, и подчинил ему обширную страну Шумера и Аккада…
      Спустя некоторое время Синаххериб  привлек для строительства флота мастеров из страны Хатти ( Финикии), что позволило ему переправиться на Баб-Салимети, захватить сумевших сбежать из Бит-Якина и разрушить ряд населенных пунктов на побережье Элама. О судьбе Мардук-апла-иддина Синаххериб не упоминает. Вернувшись в Двуречье, он вынужден вступить в бой с захватившим, при поддержке эламитов, власть в Вавилоне Шузубом или Нергалолушезибом, о котором известно только имя и факт захвата власти в Вавилоне. Он был захвачен в плен и уведен в Ассирию.
      В шестом моем походе я переправился через море на кораблях страны Хатти, так как остатки людей Бит-Якина, которые бежали перед моим могучим оружием, точно дикие ослы, и которые собрали богов своей страны из их жилищ, перешли Великое море Восхода Солнца и раскинули свои жилища в Нагите, что в Эламе. Нагиту, Нагиту-Ди-бина вместес Хильму, Пиллату и Хупапану – областями Элама…я завоевал людей Бит-Якина вместе с богами и людей царя Элама я заполонил, не дав никому убежать, погрузил на корабли, перевл на этот берег и направил в Ассирию. Города в этих областях я разрушил, сокрушил, сжег огнем и превратил в холмы и руины.
      При моем возвращении я нанес поражение в полевом бою вавилонянину Шузубу, который во время восстания в стране самовольно захватил власть над Шумером и Аккадом. Я захватил его руками живьем, заковал его в колодки и железные цепи и увел в Ассирию. Царю Элама, который обратился на его сторону и пришел ему на помощь, я нанес поражение, уничтожил его силы и разбил его войско.
      Не менее драматично складывалась военная кампания в Сирии и Финикии. Видимо, Синаххериб, будучи сыном (по одной из версий) иудейской принцессы Аталии, рассматривал этот регион в качестве наследственных земель, не забывая об огромном экономическом значении прибрежных городов, один из которых в первую очередь явился объектом его атаки:

       
      В третьем походе я пошел на страну Хатти. Ужас и блеск моего владычества повергли Лули, царя Сидона, и он убежал далеко в море, а там умер. Большой Сидон, Малый Сидон, Бит-Зитте, Сарипту, Маххалиба, Ушу, Акзиби, Акку, его могучие города, крепости, места пастбищ и водопоев, его оплот ниспроверг страх перед оружием Ашшура, моего господина, и они склонились к моим ногам. Я посадил Тубаала на трон царства над ними и наложил на него подать и дань моего владычества, ежегодную, непрерывную.
      Лули, царь Сидона и Тира (727-701 гг. до н.э) бежал во владения Тира на Кипре, где скончался. Примечательно, что в тексте нет упоминания о взятии Тира. Видимо, ассирийцам удалось только подчинить материковые владения с Сидоном. Сам Тир, который, как известно, находился на острове, взять не удалось. Подчинив его царство и назначив ставленника в Сидон, Синаххериб получил от них дань в 4-х кратном размере. Непокорный Аскалон и подвластные ему города были разрушены, а сам царь Аскалона, Цидки, вместе с семьей уведен в Ассирию. На мего место был назначен ставленник  Шарлудари – сын прежнего царя. Складывается ощущение, что и Тубаал, и Шарлудари были привезены специально из Ассирии, где воспитывались при ниневийском дворе. Это показывает, что Ассирия, помимо военной силы, активно использовала различные политические силы Хатти в борьбе за господство в этом стратегически важном регионе.

      Минхимму усимуранаец, Тубаал сидонянин, Абдилити арвадец, Урумильки гебалец, Митинти асдодец, Пуду-или аммонитянин, Каммусанатби моавитянин, Айрамму эдомитянин, - все цари запада – свои обильные приношения, тяжелые дары в четырехкратном размере принесли мне и целовали мои ноги. А что касается Цидки, царя Аскалона, который не склонился под мое ярмо, то богов дома его отца, его самого, его жену, его сыновей, его дочерей, его братьев, семя дома его отца, я исторг и увел в Ассирию. Над людьми Аскалона я назначил Шарлудари, сына Рупибти, царя их прежнего, и возложил на него приношение подати и даров моего господства, и он влачил мое ярмо. В течение моего похода Бит-Даганну, Яффу, Банайяборку, Азуру, города Цидки, которые не склонились поспешно к моим ногам, я окружил, завоевал и полонил их в полон.
      Интересное свидетельствло Синаххериба о городах, которые находились под властью Аскалона и оказавших ему активное сопротивление, несмотря на пленение сюзерена. Такое активное сопротивление ассирийцам имело и другие форму, в частности, смещение наместников ассирийцев и ведение активных боевых действий с привлечением союзников, представляющих собой стратегических противников Ассирии в регионе, в частности Египта и Иудейского царства. Именно так случилось в городе Экрон, в котором союзник Синаххериба Пади был свергнут и передан, как военнопленный Езекии, царю Иудеи, при котором, несмотря на внешнюю вассальную зависимость от Ассирии, Иудейское царство значительно укрепилось:
      Наместники, князья и люди Экрона, которые Пади, своего царя, союзника Ассирии, бросили в железные цепи и выдали Езекии иудею, совершив враждебность, грех и злодеяние, испугались и призвали к себе царей Египта, лучников, колесницы, коней царя Мелуххи, несчетную рать и те пришли на помощь им.

      В этом отрывке мы сталкиваемся с любопытным свидетельством о привлечении восставшим Экроном в союзники царей Египта и лучников, колесниц и коней царя Мелуххи. Если под царями Египта имеется ввиду кушитско-египетская коалиция, то с колесницами царя Мелуххи есть определенная странность. Насколько известно, в Двуречье Мелуххой именовался регион дравидийской Индии, с которым Шумер поддерживал торговые отношения, но, это делает абсолютно невозможным присутствие войск царя Мелуххи в Сирии. Учитывая, что переброска войск союзников осуществлялась совместно с египетско-кушитской армией, вероятно, ассирийцы именовали Мелуххой какой-то африканский регион, но никак не азиатский, иначе, они бы столкнулись с колесницами этого царства в борьбе за господство в Передней Азии ранее. Вероятно, все же Мелухха ассирийцев – это не Мелухха шумеро-аккадцев и, прежде всего, на эту роль претендует Куш, цари котрой в будущем положат начало XXV кушитской династии.
      При помощи Ашшура, моего господина, я сразился с ними и нанес им поражение, колесничих и сыновей египетского царя вместе с колесничими царя Мелуххи, живыми среди сражения захватили мои руки. Города Алтаку и Тамна я окружил, завоевал и полонил их в полон. Я прибыл в Экрону и убил наместников и князей, совершивших грех. Тела их я повесил на столбах в окрестностях города. Жителей города, совершивших преступление и грех, я счел за добычу. Остальных, не несших греха и преступления, я приказал помиловать. Я вывел из Иерусалима Пади, их царя, и посадил на трон господства над ними, наложил на него дань моего владычества.
      Синаххериб разбил войска коалиции, пленив египетских царевичей и колесничих, т.е аристократов Куша. В Экроне он расправилсяс восставшими местными вельможами и вновь посаженных наместников, заставив вернуть из иерусалимского пленения Пади. Горожан, поддержавших мятеж, увел в ассирийский плен.

      А что касается Езекии иудея, который не склонился под мое иго, то я окружил и завоевал – приступом боевых машин и натиском таранов, боем пехоты, подкопами, с помощью лестниц и «собак» - 46 городов его могучих крепостей и мелкие селения, что в их окрестностях, которым нет числа. 200 150 человек, малых и больших, мужчин и женщин…я вывел из них и счел добычей. Его самого…я запер внутри Иерусалима, его столицы. Я воздвиг против него укрепление и превратил выход из ворот города его в мерзость для него.
      Царь Иудеи Езикия был осажден в Иерусалиме. Синаххериб штурмом овладел крепостями Иудейского царства, используя широкий арсенал самого передового, на тот момент, оружия и военной техники, подтверждая статус Ассирии как наиболее развитой в военном отношении державы Передней Азии. Почти четверть миллиона человек было уведено в Ассирию.
      …а арабы и его отборные воины, которых он ввел для усиления Иерусалима…захотели прекращения войны
      Интересно, как сам Синаххериб видел причину капитуляции Иерусалима. Исходя из его текста, арабские наемники и личная гвардия Езикии, видя бесперспективность сопротивления, потребовали от него сдаться в обмен на гарантии безопасности. т.е. взять Иерусалим штурмом Синаххерибу не удалось.
      Его города, которые я захватил, от его страны я отрезал и отдал Митинти, царю Асдода, Пади, царю Экрона и Исми-Бэку, царю Газы, уменьшив его страну. К прежней подати, выплачиваемой ежегодно, я прибавил и наложил на них дань и дары моего владычества.
      Синаххериб ответил согласием, т.к. в дальнейшем мы не видим упоминания о каких-либо репрессивных мерах, за исключением территориальных и материальных потерь, выраженных в уменьшении территории Иудейского царства в пользу союзных Ассирии царств – Асдода, Экрона и Газы. Кроме того, был увеличен ежегодный размер дани.
      Он, Езекия…послал вслед за мной в Ниневию, город моего господства, с 30 талантами золота, 800 талантами отборного серебра, сурьмой, украшениями, большими кусками сердолика, ложами из слоновой кости, креслами из слоновой кости, слоновыми кожами, слоновой костью, кленовым деревом, самшитовым деревом, пестрыми льняными одеждами, фиолетовым пурпуром, красным пурпуром, бронзовой и железной утварью, медью, свинцом, железом, колесницами, щитами, копьями, кинжалами, луками и стрелами, боевой утварью, которой нет числа, вместе со своими дочерьми, наложницами своего дворца, певцами и певицами отправил своего гонца для отдачи дани и исполнения моего рабства.
      Учитывая, что 1 талант золота равен 173,3 кг, а серебра – 51, 6 кг, то дань Иудейского царства представляла собой весьма внушительную сумму, т.е 5199 кг золота и 41280 кг серебра, соответственно, что наряду с изделиями из слоновой кости, пурпуром, самшитовым деревом и сердоликом, металлами, вооружением, в т.ч. колесницами, дочерьми для гарема Синаххериба говорит о богатстве Иудейского царства и разносторонних торгово-экономических связях Иудеи VIII века до н.э.



    • Внутреннее положение Урарту по данным ассирийской разведки к началу ассиро-урартской войны 714 г. до н. э.
      Автор: Неметон
      В VIII в. в Передней Азии назревала решительная военная схватка за гегемонию между Ассирий и Урарту. В 743 г. до н. э. обновленная Тиглатпаласаром III ассирийская армия побеждает в решительном сражении возглавляемую Урарту коалицию в Северной Сирии около города Арпада. В 735 г. до н. э. Тиглатпаласар III осуществляет поход в центр Урартской державы, в район озера Ван, в результате которого урарты потерпели военное поражение, и ряд центральных районов Урарту был предан мечу и огню. В открытом военном противоборстве с Ассирией Урарту потерпело первое поражение, но схватка за лидерство еще не была закончена.

      Ассирия собирает силы для второго удара по своему основному сопернику и конкуренту; он был осуществлен во время правления урартского царя Русы I (735—714 гг. до н. э.). Во внешней политике Руса I старался избегать открытого противоборства с Ассирией, поддерживая вместе с тем, где возможно, антиассирийские настроения и действия. Активную политику на юге затрудняло вторжение кочевников-киммерийцев в северные области Урарту, где они нанесли поражение высланным против них урартским войскам. Видя, с какой энергией и успехами Руса I укрепляет могущество Урарту, Ассирия готовилась нанести своему сопернику второй военный удар…

      В архиве царского дворца в Ниневии были обнаружены таблички с донесениями ассирийских разведчиков, из которых мы можем многое почерпнуть о деятельности разведслужбы в одном из самых мощных в военном отношении государств Древнего Востока и проблемах, с которыми столкнулось Урарту во внутренней и внешней политике в период царствования Русы I, сына Сардури II. В статье я попробую реконструировать события 714 г. до н.э на основе донесений ассирийской разведки.

      В 714 году до н.э. царь Урарту Руса I совершил неудачный поход против вторгшихся на территорию государства киммерийцев, его войско было разбито, а сам он бежал с поля боя. Царевич Синаххериб, ведавший делами разведки при своем отце, Саргоне II, в сводке донесений разведчиков писал:

      «Уккиец мне написал следующее: Когда царь страны урартов пошел на страну киммерийцев Гамир, то его войско было целиком перебито. Он и его начальники областей вместе с их войском были подняты в …Два начальника областей были убиты… наместники его страны…которые были установлены. Таковы вести уккийца.
      Мы видим свидетельство существования региона, захваченного киммерийцами, вторгшимися в Закавказье. Руса I совершил неудачный поход против кочевников, потеряв двух военачальников. В другом сообщении, уточняются некоторые детали этого похода, а также потери урартов.
      Набу-ли, начальник области Халсу, написал мне следующее: «Я посылал за сведениями о царе страны урартов к стражам пограничных крепостей, и они сообщили, что, когда он пошел в страну Гамир, его войско было целиком перебито. Трое его вельмож вместе с их войском были убиты, а он сам убежал и пробрался в свою страну. Его лагерь еще не был атакован. Таковы сообщения Набу-ли.
      Начальник крепости Халсу также подтверждает факт разгрома войск урартов киммерийцами, опираясь на сведения, полученные от стражей приграничных областей. Это говорит о существовании своей сети осведомителей в приграничных районах и тщательной проверке данных разведки из разных источников. Из сообщения видно, что Руса бежал с поля боя еще до того, как киммерийцы атаковали его лагерь, а потери военачальников увеличились до трех. Видимо, бегство царя с поля боя и сам факт военной неудачи, вызвал серьезные осложнения внутри страны, где подняли голову сепаратистски настроенные начальники областей, военные и национальные окраины. Ашшур-рисуа, один из крупных руководителей разведки Ассирии в приграничной зоне на юго-западе Урарту, в донесениях на имя Саргона II сообщал о попытке военного мятежа в столице Тушпе после известия о поражении Русы, который был подавлен:
      «Относительно Нарагё, командира полка, о котором я писал царю, моему господину, говоря: «20 начальников вместе с ним, которые говорили против урартского царя, схвачены», то теперь царь урартов вступил в Тушпу, он велел их запереть. Остальные воины, которые выступили вместе с ними – вместе с начальниками и старейшинами, - 100 этих воинов убиты.
      Урсине, второй туртан, брат Аплиукну, схвачен в Тушпе. Аплиукну пришел в Тушпу ради своего брата; так он просил их: «Дайте кто-нибудь кинжал». Они не приблизились. Он возмутился и набросился на них. Относительно Исияэ, о котором писал царь, мой господин, никто не знает; из своего дома он ушел. Я многократно расспрашивал, но никто не говорит – мертв он или жив. Гонец, которого я послал в Бит-ни…говорит: его нет, он его не видел. Он всех расспрашивал, но ему не говорили. Теперь я вновь напишу. Чтобы они расспросили. Как только я разузнаю, я царю напишу».
      Как видим из сообшения, участники были арестованы. Руководители заключены в тюрьму, а рядовые воины казнены. Мятеж проходил при поддержке ассирийской разведки, что подтверждают слова о том, что о руководителе восстания было известно ассирийскому царю. Упомянуты другие высокопоставленные мятежники, Урсине в ранге второго туртана и его брат. При аресте Аплиукну попросил кинжал, чтобы покончить жизнь самоубийством, но в этом ему было отказано. После чего он набросился на воинов царя. Участь его неизвестна. Исияэ, вероятно, еще один возмутитель спокойствия, бежал из Тушпы. В Бит-ни, где, видимо, находилась конспиративная база ассирийских шпионов, он так и не появился. Его судьба так же не известна. После подавления мятежа (или одновременно с ним) возникла новая угроза:
      «В город Уэси вступили пятеро урартских начальников областей: Ситину – начальник области…тени, Каккадану – начальник области, что лежит против уккийцев, Сануата из Каниуна, Сиппиасу из Алзи и Туту из Армиралиу – таковы их имена. Они вступили в Уэси вместе с «хозяином верблюдов». Ныне они подняли свои прежние силы. Войско они усиливают. Царь вышел из Тушпы и направился в Каниун. Относительно того, что царь, мой господин, писал мне, говоря: «пошли разведчиков, то я дважды посылал их. Одни уже пришли и сообщили эти сведения, а другие до сих пор еще не выходили из страны».

      Мы видим, что создалась антиправительственная коалиция, которую возглавил Каккадану, начальник области, что лежит против уккийцев, (Хариа?). Вместе с другими сообщниками – начальниками областей юго-запада страны он вступил в область Уэси на пути к столице Урарту Тушпе. Серьезность подготовки восстания подтверждается упоминанием «хозяина верблюдов», по-видимому, ответственного за тыловое обеспечение, т.е. караваны, сопровождавшие войска в походе. Царь Руса I, после подавления мятежа военных, выехал из столицы Тушпы в Каниун, т.е. навстречу непокорным начальникам областей. Резиденция Ашшур-рисуа, видимо, находится в приграничной зоне, откуда посылает разведгруппы на сопредельную территорию. Он имеет высокий статус, так как лично направляет царю донесения, из которых видно, что одновременно на территории противника находилось несколько групп разведчиков (вполне возможно, что участь одной из них была неудачной). Положение Русы осложнялось тем, что в стране маннеев поднялось антиурартское восстание. Ашшур-рисуа свидетельствует:
      «Царю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир царю, моему господину! Маннеи возмутились, восстали и поднялись в урартских поселениях в области морского побережья. Апалакуну, начальник области Мусасира, и Тиннауи, начальник области Нар-Сипара, отправились к границе страны маннеев для охраны. Урартец находится в Тушпе, он приносит жертвы. Все начальники областей находятся при нем».
      Восстание маннеев произошло у озера Урмия, видимо, в районе их компактного проживания. Территория была завоевана Русой в начале своего правления. Начальники близлежащих областей блокировали границу с Ассирией, видимо, для недопущения оказания помощи восставшим извне. Можно предположить, что восстание было организовано агентами Ашшур-рисуа. В блокаде границ Манны участвовали начальники областей Мусасира и, возможно, Хубушкиа. Царь Руса находился в столице Тушпе, собрав начальником областей для военного совета. Видимо, этот совет произошел до того, как он выступил в направлении Уэси. Каждый его шаг тщательно отслеживался агентами ассирийской разведки. Габбу-ан-Ашшур, видимо, начальник стражи одной из областей, пограничных с Урарту, писал царю Саргону:
      Царю, моему господину, говорит твой раб Габбу-ана-Ашшур. Относительно распоряжения, которое царь, господин мой, дал мне по поводу стражи страны урартов, то люди мои вошли в один дом в городе Курбане. Мои послы, которые должны были идти к Набу-или, к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа пошли. Записью имен всех людей мы не пренебрегли. Каждый выполняет свою работу, никого лишнего нет. Мы многократно слышали вот что: «Урартец из Тушпы не выходил». А мы несем охрану, о которой царь дал нам распоряжение, мы не пренебрегаем. В 16-й день месяца таммуз я прибыл в Курбан, в 20-й день месяца аз я послал письмо царю, моему господину.
      Можно предположить, что в Курбане находилась резиденция ассирийской разведки. Агенты Габбу-ана-Ашшура отправились к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа, где из них было сформировано отдельное подразделение (дом) с предоставлением их списка. По информации разведки, Руса не покидал пределов Тушпы. Саргон распорядился усилить наблюдение за передвижениями войск урартов в приграничной зоне. Сам Габбу-ан-Ашшур прибыл в Курбан летом (июнь-август) и по прошествии 4 дней послал письмо Саргону.
      Собрав верных ему начальников областей, Руса выдвинулся по направлению к Уэси. В битве восставших и правительственных войск верх одержал Руса. Синаххериб, основываясь на донесении Ашшур-рисуа, докладывал:
      Ашшур-рисуа написал мне следующее: «Сведения о правителе страны урартов, которые я прежде послал, - это так и есть. Среди них произошла большая резня. Ныне его страна спокойна. Его вельможи разошлись, каждый в свою область. Каккадану, его туртан, полонен. Царь страны урартов находится в стране Уазун. Таковы сведения Ашшур-рисуа.
      Русе удалось навести порядок. Каккадану был взят в плен. Царь находился на юго-западе, в области Уазун (Уаиаис?), где, по-видимому и произошла резня, о которой пишет Ашшур-рисуа. Эта победа кардинально изменила расстановку сил. Видимо, царь Урарту готовился следовать для подавления мятежа маннеев к о. Урмия. К тому же, в этом регионе, где была расположена провинция Мусасир с главным храмом Халди, было не все так гладко. Видимо, верховный жрец Мусасира испытывал определенное давление со стороны Ассирии, что видно из письма Урзаны, верховного жреца Мусасира, дворцовому глашатаю, начальнику приграничной ассирийской области в р-не реки Верхний Заб (возможно, Киррури).
      Письмо Урзаны глашатаю дворца. Мир тебе! Относительно того, что ты писал мне, говоря: «Царь страны урартов пойдет к тебе со своим войском?», говоря: «Где он будет жить?», то начальник области Уаси и начальник области округи страны уккийцев приходили и совершали службу в храме. Они сказали следующее: «Царь придет, он будет жить в Уаси», и следующее: «Начальники областей задержались, но они придут в Мусасир и совершат службу». А относительно того, что ты писал мне, чтобы без разрешения царя никто не поднял рук своих для службы, это когда сюда приходит ассирийский царь, я ему противодействую? То, что я делал, я буду делать и впредь, и на это нет отчета.
      Сам факт того, что Верховный жрец Мусасира вел активную переписку с начальником приграничной ассирийской области говорит об активной деятельности ассирийцев в этом регионе. Урзана сообщил, что начальники областей Уаси и Хариа были в Мусасире и сообщили, что Руса остановиться в Уаси, очевидно, для сбора войск. Верховный жрец Мусасира ведет двойную игру. Он явно говорит о том, что не будет противодействовать ассирийцам в случае начала военных действий. Хотя в будущем мы увидим, что это не спасет Урзану и храм от разграбления Саргоном. Пока же, Урзана, ведя двойную игру, делает вполне логичный в его положении шаг, о чем так же свидетельствует табличка с донесением Синаххериба:
      Мусасирец, его брат и сын отправились, чтобы приветствовать царя страны урартов. Гонец из страны хубушкийцев отправился к нему для приветствия. Все стражи пограничных крепостей прислали такие же сведения.
      Итак, верховный жрец Мусасира и гонец из Хубушкиа отправились в Уазун (Уаси) на встречу с царем. Видимо, чтобы избежать военной операции на своей территории и убедить Русу в своей лояльности. К тому моменту, по всей видимости, восстание маннеев было успешно подавлено, о чем и спешили сообщить царю начальники областей. В Уэси же Русе пришла весть из страны Зикирту о подготовке Ассирии к войне. Бэл-иддин, царь небольшого царства Аллабрии, писал Саргону:
      Царю, моему господину, говорит твой раб Бэл-иддин. Относительно сведений об урартце, гонец из страны андов и гонец из страны зикеров пришли в город Уаси и сказали ему следующее: «Против нас – царь Ассирии! В тот же день, когда он повидал гонцов, он направился в страну Зикиртэ. Он со своим войском и с хубушкийцами удалился на 5 переходов. Затем он вернулся и сказал своим вельможам: «Соберите войска для уничтожения царя Ассирии. Я построю свои войска для движения; поэтому и вы постройте ваши войска для движения».
      После сообщения о концентрации войск Ассирии на юго-востоке Урарту, Руса в тот же день направился в Зикирту. Присоединив войско хибушкийцев, он двигался в течении 5 дней, но, видимо, исходя из соотношения сил, вернулся обратно в Уаси, где отдал распоряжение начать мобилизацию. Дальнейший ход событий. в условиях готовности к войне сторон, несложно представить. Нужен повод, и он не заставил себя ждать.

      Уппахир Бэл писал Саргону:
      Я послал лазутчиков за сведениями о стране урартов. Они вернулись и вот, что они мне сообщили, говоря: «Начальник области, что против нас, находится в городе Харда вместе с другими начальником области. Он стоит на страже против суккалу. От города к городу, вплоть до города Тушпы, воинские силы построены в боевые порядки». Далее пришел гонец от Аргишти и сказал: «Относительно работы, о которой я дал распоряжение «работай», то работ не производи, а корми своих коней до тех пор, пока я пришлю тебе гонца».
      Относительно бревен, которые они задержали в городе Эзиат, я послал итуийцев вместе с градоначальником и двинул их в бой. Заместитель их градоначальника вместе с 9 бойцами были ранены из лука; двое из них умерли, трех бойцов они избили. Таковы их вести.
      Итуийцы дворца, которые вернулись ко мне с Евфрата, ушли с моим суккалу. Я их послал. Они вышли из города с первым и вторым домами. Пусть царь, мой господин, вышлет войско против князей, и пусть они будут выведены совместно с царскими войсками. Пусть они стоят на страже вместе со мной в городе Шурубе; до жатвы мы их будем держать в подчинении.

      Итак, лазутчики сообщают о мобилизации в Урарту. Начальнику области было приказано ожидать распоряжения от Аргишти (Аргишти II, сын Русы — царь государства Урарту в 714—685 гг. до н. э.) и поддерживать боеспособность конницы. Мы видим упоминание, по-видимому, о контрабанде леса из Урарту. После задержания груза, возможно, в районе Ишувы, была предпринята попытка отбить груз силой, закончившаяся неудачно. После возвращения оставшихся в живых воинов, начальник области, укрепив их двумя подразделениями, вновь отправил во главе со своим визирем к Евфрату, на границу с Урарту. Также он запросил помощь регулярной армии для удара по приграничным территориям и установлении контроля над ними до августа-сентября. Возможно, данный конфликт явился поводом к началу ассиро-урартской войны, закончившейся гибелью Русы и превращением Урарту в зависимое от Ассирии царство, существенно расширившего свои границы, в том числе за счет Табала – осколка Хеттской державы, о котором Синаххериб так же упоминал в своей сводке для отца:

      Письмо, которое Набу-ли, домоправитель Ахат-абиши принес из Табала, я посылаю царю, моему господину».
      Сложно сказать, что было в этом письме, но результат известен. Видимо, это направление внешней политики Ассирии было не менее важным и именно поэтому, как мы помним, люди Габбу-ана-Ашшура отправились в распоряжение Ашшур-бэл-Дана и к Ашшур-рисуа, а не Набу-ли, как планировались изначально. Его деятельность прибрела другое, не менее важное, направление - западное.
      P.S. В дворцовом архиве была найдена еще одна любопытная табличка:
      «Заместителю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир моему господину! Почему же господин молчит? Я попрошайничаю, словно пес! До настоящего времени я послал своему господину 3 письма. Почему мой господин не смилостивился и не послал ответ на письмо? Пусть мой господин вернет меня на мою службу. Я бегал ради твоего отца, как сын и ради тебя я тоже бегал немного. Руки были полны. То, что я пишу своему господину, пусть сделают. Вот сейчас пишу своему господину, пусть он быстро пошлет ответ на это письмо. Заместителю, моему господину, - твой раб Ашшур-рисуа.
      Ашшур-рисуа был уволен со службы. Возможно из-за возраста, т.к. он упоминает долгую службу отцу нынешнего руководителя, что говорит о том, что должность передавалась по наследству. Он испытывает определенные (скорее, финансовые) затруднения и требует восстановить его на службе, говоря о своей профессиональной эффективности и упоминая руки, полные табличек с донесениями. Почему-то мне кажется, что ответа он так и не дождался…