Чиняков М. К. Жан Ланн

   (0 отзывов)

Saygo

Имя маршала Первой империи Жана Ланна, князя Сиверского и герцога Монтебелло, одного из ближайших друзей императора всех французов Наполеона I Бонапарта, широко известно российскому читателю. Вместе с тем жизнь, характер и потомство этого военачальника в отечественной литературе изучены недостаточно полно1. К тому же очень часто работы, посвященные Ланну, рассказывают о его военной деятельности с излишним пафосом.

Из предков маршала известны только три поколения: его прадед, дед и отец. Прадед будущего герцога Монтебелло, Пьер (около 1641 - 1721 гг.), родившийся в Лектуре (провинция Гасконь) и занимавшийся сельским хозяйством, носил фамилию Лан (Lane). Его сын, дед будущего маршала, Жан Лан (Lanes) (около 1683 - 1746 гг.) был арендатором-издольщиком. Отец будущего маршала, также Жан, уже носил фамилию Ланн (Lannes) (1733- 1812 гг.), владел землей в окрестностях родного города и немного занимался торговлей, то есть принадлежал к мелкой буржуазии. В 1759 г. Жан женился на Сесилии Фуреньян (1741 - 1799 гг.), дочери мелкого торговца.

10 апреля 1769 г., за четыре месяца до рождения Наполеона Бонапарта, в Лектуре, в семье Ланнов, появился на свет пятый ребенок (из восьми), которого нарекли Жаном. Всего у будущего маршала было четыре брата и три сестры - Жанна, скорее всего умершая во младенчестве (1760-?); Бернар (1762 - после 1829 г.), священник, безуспешно пытавшийся сделать карьеру чиновника во времена Консульства и умерший в безызвестности; Жан (1764-?) и Бернар (1766-?), погибшие во времена "войн за свободу" в 90-е гг. XVIII в. против Испании; Бернар (1771-?), унтер-офицер кавалерии, ушедший в отставку, возможно, в начале Наполеоновских войн и проживавший около Лектура на земле, приобретенной для него братом-маршалом; Жанна (1774-?) и Мария, скорее всего умершая во младенчестве (1777-?)2.

Ланн-отец не уделял много внимания образованию будущему сподвижнику императора. Образованием будущего герцога Монтебелло решил заняться его старший брат Бернар, священник. По воспоминаниям адъютанта маршала и одного из самых известных мемуаристов наполеоновской эпохи М. Марбо, "когда разразилась Революция, Ланн умел читать, правильно писать и знал четыре правила арифметики"3. Эти знания являлись достаточными для подмастерья красильщика, которым работал Ланн, но никак не для генерала. Впрочем, среди маршалов отсутствие образованности не было редкостью. К тому же Ланн стремился к знаниям и впоследствии смог восполнить пробелы в образовании. Тот же Марбо вспоминал: Ланн был "живой, остроумный, очень веселый, без всякого воспитания и образования, но страстно желающий учиться. И это было в те времена, когда об этом почти никто не думал"4.

По некоторым данным, Ланн служил в королевской армии, получил чин старшего сержанта, но из-за убийства на дуэли фельдфебеля, оскорбившего Ланна (некоторые убеждали, что из-за красивой девушки), будущий маршал был вынужден оставить службу. По возвращению домой сосед отца якобы сказал Ланну: "Оборванец, дурак! Зачем тебе опять становиться красильщиком? В этой профессии нет никакого будущего... Возвращайся в армию, там ты, возможно, станешь хорошим полководцем"5. В действительности столь романтическая история оказалась только легендой - в отличие от большинства наполеоновских маршалов, Жан Ланн никогда не служил в королевской армии. Более того, тяга к армии проявилась не сразу: 1-й батальон волонтеров Жера в 1791 г. ушел без Ланна, которому ничто не мешало завербоваться на службу, будь у него подлинное желание к солдатскому ремеслу. Только после того, как Конвент издал знаменитый декрет "Отечество в опасности!" (11 июля 1792 г.), Ланн проявил лучшие патриотические чувства и сразу же записался во 2-й батальон. Таким образом, военное ремесло стало для него не вторым "я", например, как у маршала Б.-А. Жанно де Монсея, неоднократно сбегавшего от родительского очага в армию. Наверное, поэтому Ланн, как никто другой из маршалов, будет постоянно ненавидеть войну и, в совокупности с чрезмерной эмоциональностью, свойственной гасконцу, будет страдать от этого.

20 июня 1792 г. 23-летнего Ланна сразу выбрали суб-лейтенантом (младшим лейтенантом) 2-го батальона, - скорее всего, не только как одного из самых грамотных, но и как одного из самых задиристых в недавнем прошлом подростка. Именно в этот период он познакомился с двумя инструкторами, дружба с которыми свяжет его на всю жизнь: лейтенантом Ожеро, будущим маршалом, и с шефом батальона П.-Ш. Пузе, будущим бригадным генералом, который будет убит на глазах Ланна за несколько минут до смертельного ранения самого маршала.

461px-Jean_lannes.jpg

422px-La_Mar%C3%A9chale_Lannes_et_ses_cinq_enfants.jpg

Семья Ланна

373px-Perrin_-_Jean_Lannes%2C_duc_de_Montebello%2C_Mar%C3%A9chal_de_France_(1769-1809).jpg

475px-Santa_Engracia_-_Lejeune.jpg

Jeanlannes9756.jpg

С весны 1793 до лета 1795 г. Ланн воевал на Пиренеях в составе Восточно-Пиренейской армии против испанцев. По свидетельству Ланна, во время боевого крещения "меня обуял огромный страх, но я его взял за глотку и задушил, чтобы он мне больше никогда не мешал"6. Ланн сразу же выделился среди однополчан храбростью и бесстрашием. В течение только одного 1793 г. он сделал карьеру, возможную только во французской армии того периода: 25 сентября он лейтенант, 31 октября - капитан и командир гренадерской роты, 25 декабря - шеф бригады (полковник). В одном из боев Ланн во главе штурмовой группы в 500 гренадер был поставлен на острие атаки и прекрасно выполнил поставленную боевую задачу, захватив редут с 19 пушками. Поскольку заслуженный офицер нуждался в лечении нескольких ранений, его отправили в Перпиньян.

Именно там 24-летний Ланн познакомился с 20-летней дочерью богатого банкира Жанной-Жозефой-Барб Мерик, которую часто называли Полеттой Мерик. Девушка была жизнерадостного нрава, красивой и легкомысленной, одним словом, избалованным ребенком. Полетту в Ланне, наверное, привлекли не только романтизм его ремесла и чины, но и солдатская грубоватость возлюбленного, контрастировавшая с утонченными нравами их семьи. 19 марта 1795 г. была отпразднована свадьба. Этот брак был намного выше того, на что Ланн мог рассчитывать. Неудивительно, что в знак протеста мать невесты даже не появилась не свадебной церемонии. Однако Мерик-отец должен был в душе одобрять этот брак - идея стать тестем офицера-республиканца казалась ему полезной для семьи.

Отношения супругов складывались непросто. Ланн обожал жену и писал ей с войны трогательные письма: "...Моя дорогая Полеттта! Я мечтаю хотя бы на мгновение увидеть тебя, мой верный друг! Целую тебя тысячу и тысячу раз"; "...я не могу больше держать перо в руках, поскольку мое бедное сердце разрывается от тоски по тебе"7. Девушка, которая построила воздушные замки относительно материального благополучия будущего супруга, напротив, все больше и больше наблюдала их крах. Особенно после посещения в марте 1794 г. с мужем военного лагеря и в августе-октябре 1795 г. скромного родительского домика Ланна в Лектуре, который ей, как дочери богатых родителей, представлялся несколько иначе.

После заключения мира с Испанией в июле 1795 г. Париж перебросил войска с Пиренеев в Италию. Ланн продолжал поддерживать военную репутацию отважного офицера. Так, командир дивизии Итальянской армии Ожеро отметил его за участие в выигранном Массеной сражении при Лоано (22 ноября 1795 г.), открывшем дорогу на Турин и Ломбардию: "Шеф бригады Ланн блестяще выполнил все маневры, проявив умение смелость. Этот офицер заслуживает самых больших похвал и национальной признательности"8. Заслуги Ланна отметил и командующий армией Б.-Л. Шерер в рапорте в Париж.

После Лоано произошла смена командующих Итальянской армии и очередная реорганизация французской республиканской армии, в ходе которой полубригада (полк) Ланна была расформирована, а ему надлежало уехать домой. Но судьбе было угодно, чтобы друг Ланна Ожеро совершил должностное преступление: он не отправил Ланна в отставку по сокращению, как обязывали правила, а оставил будущего герцога Монтебелло в армии в качестве сверхштатного шефа бригады.

27 марта 1796 г. вместо Шерера Париж прислал нового дивизионного генерала - Наполеона Бонапарта. Началась знаменитая Итальянская кампания 1796 г., в которой принял участие и шеф бригады Ланн. Он доблестно участвовал в сражениях: при Дего (14 - 15 апреля), Лоди (10 мая), Бассана (8 сентября), Арколе (15 ноября). Сражение при Дего стало для Ланна знаковым, - именно здесь на него обратил внимание Бонапарт и в сентябре временно назначил его бригадным генералом, что было подтверждено 17 марта 1797 года. В бою при Бассано из пяти захваченных знамен на счету Ланна оказалось два. Накануне сражения при Арколе он в Милане залечивал ранения, но, едва узнав о тяжелой обстановке, тут же прибыл на поле боя. Поведя солдат в атаку, он все же не смог выбить австрийцев с моста и, получив два ранения, был унесен в тыл. Однако когда ему сообщили об очередной неудаче, Ланн, преневозмогая боль, снова бросился в гущу боя, где прикрыл телом Бонапарта и остановил контратаку австрийцев, получив третье ранение за день.

Впрочем, Ланн прославился в боях не только с регулярными частями противника, но и с восставшим против французов итальянскими крестьянами. В мае 1796 г. несколько батальонов гренадер во главе с Наполеоном и Данном быстро усмирили Ломбардию. Французы захватили и в качестве акции устрашения разграбили и сожгли Бинаско и Павию - темные пятна карьеры Ланна.

Семейная жизнь Ланна складывалась не столь благополучно. Полетта не только разругалась с родителями Ланна, с которыми она жила, но и обвинила супруга в измене. Это причиняло гасконцу смертельную боль: "...разве я могу быть неверным к милой, которую я обожаю?! Нет, я скорее согласен тысячу раз умереть!" (К этому же периоду относятся и семейные проблемы Бонапарта с Жозефиной.) Залечивая ранения в миланском госпитале, он забросал ее письмами с просьбами приехать к нему: "Любимая, когда же ты приедешь к своему другу, сердце которого дышит только тобой?.. Прощай, я больше не могу держать перо в руках, поскольку мое бедное сердце разрывается от горя и тоски по тебе. Я возвращаюсь в кровать, которую, наверное, больше уже не покину... Твой несчастный супруг"9. В конце концов Полетта приехала к мужу, и это были самые счастливые дни в жизни Ланна. Уезжая от полностью выздоровевшего и отправившегося на новую войну мужа, Полетта увезла с собой многочисленные подарки от него, в том числе определенную сумму денег, на которые она купила самый дорогой дом в Лектуре и, ни в чем себе не отказывая, залезла в огромные долги. Впрочем, финансовые затруднения не смутили Ланна, быстро расплатившегося по всем счетам. Источниками его доходов были многочисленные контрибуции10. Как здесь не вспомнить маршалов Л.-Н. Даву и Ж.-Э. Макдональда, о честности которых в финансовых вопросах Наполеон имел высокое мнение! Вместе с тем, Ланн был далек от известных грабителей в маршальских мундирах - Г.-М. Брюна, Массены и "собравшего" картинную галерею Ж. де Дье Сульта. Более того, в отличие от многих маршалов, Ланну были свойственны проявления истинного благородства души (например, в июне 1798 г., на Мальте он спас нескольких монахов от бандитов) и щедрости (поскольку никогда не отказывал никому в деньгах, имея "открытый счет" у Наполеона).

В течение всех военных действий Ланн демонстрировал храбрость, мужество и отвагу. Не случайно солдаты прозвали его в честь героя средневекового французского эпоса "Роландом Итальянской армии", а также Ахиллом - в честь древнегреческого героя из "Илиады" Гомера11. Неудивительно, что в 1798 г. Бонапарт взял бригадного генерала Ланна в Египет, и Ланн оправдал надежды Бонапарта: он отлично действовал во время завоевания Египта - при Александрии (2 июля 1798 г.), Пирамидах (21 июля 1798 г.), и во время Сирийской кампании 1799 г., точнее, в ходе осады Сен-Жан-д'Акра (19 марта - 20 мая 1799 г.).

Во время одного из штурмов крепости (8 мая) части Ланна ворвались в брешь стены, но защитники города так яростно сопротивлялись, что французы оказались вынужденными отступить. И тут Ланн получил ранение в шею и замертво рухнул без сознания на землю. Солдаты, посчитав командира убитым, дрогнули под нажимом турок и стали отступать, бросив командира. В этот момент некий капитан гренадер с возгласом "Спасем тело нашего генерала!" бросился вперед, увлекая за собой солдат. Каково было их удивление, что генерал, которого они считали погибшим, оказался живым! С огромным трудом его вытащили из-под турецких пуль. Тем не менее ранение обезобразило Ланна и до конца жизни он страдал от сильных болей в шее: "...голова у него всегда была наклонена к левому плечу, а в гортани были какие-то помехи, когда он говорил"12. Впоследствии маршал не забыл того, кому он был обязан жизнью, купив капитану дом и способствуя его удачной женитьбе.

Через день, 10 мая, 30-летнего Ланна назначили дивизионным генералом (через год, 3 мая 1800 г. Бонапарт в качестве Первого консула подтвердил это назначение). По возвращению из Сирийской кампании французам пришлось вновь помериться силами с турками, высадившими десант под Каиром. В ответ Бонапарт дал туркам сражение при Абукире (1 августа 1799 г.), в котором Ланн прославился вместе с другими будущими маршалами - Даву и И. Мюратом. Лихая атака 22-й полубригады легкой пехоты под командованием Ланна принесла французам большой успех: противник попал под удар кавалерии Мюрата и едва спасся бегством. Здесь же Ланн получил очередное ранение - пулю в ногу (он будет ходить на костылях даже по возвращении во Францию).

Хотя при Абукире французы одержали убедительную победу, в связи с неблагоприятной обстановкой внутри Франции в ходе ее войны со 2-й коалицией, Бонапарт принял решение вернуться во Францию, бросив армию. 23 августа 1799 г. на фрегате "Мюирон" Наполеон с самыми преданными пятью генералами, в том числе и Ланном, отбыл из Египта, а 9 октября высадился в "милой Франции".

Длительные "войны за свободу" Франции против Европы разлучали мужей с женами, нуждавшимися в мужской опеке, а принятый во Франции в сентябре 1792 г. закон о разводах принес дополнительный соблазн тем, кто посчитал свои свадьбы жизненной ошибкой. Поэтому первый брак у Ланна оказался неудачным, как и у двух других маршалов - Даву и Виктора (К. -В. Перрена). В августе 1799 г., когда Ланн залечивал ранение в ногу при Абукире в госпитале Александрии, он узнал, что 12 февраля Полетта родила сына, Жана-Клода, - через 13 месяцев после последней встречи супругов. 26 августа Ланн заявил о разводе. Но во Франции его ждало тяжелое судебное разбирательство, поскольку мадам Ланн упорно пыталась доказать, что Жан-Клод - сын супруга. 18 мая 1800 г. генерал Ланн выиграл дело: суд постановил о разводе, признав ребенка незаконнорожденным. Мальчик умер в 17 лет, не оставив никакого потомства. Полетта Мерик вышла замуж за другого мужчину, месье Дюпена, хотя открыто встречалась с неким Сезераком, который, возможно, и был отцом ребенка. В 1815 г., во время 2-й Реставрации, неугомонная Полетта, имевшая третьего супруга, заявила претензии на наследство герцога Монтебелло для Жана-Клода, продолжая утверждать, что он их общий сын. Развязка судебного процесса оказалась несколько неожиданной: бывшая мадам Ланн, урожденная Жанна-Жозефа-Барб Мерик, во время процесса скончалась. Однако тайна рождения Жана-Клода, вероятно, не раскрыта до сегодняшнего дня: в одном из масонских справочников 1816 г. (за год до смерти Жана-Клода) мальчик значился как сын покойного маршала герцога Монтебелло, а в регистрационном акте N 841 о его смерти, зарегистрированным местным муниципалитетом, он был записан просто как "Жан-Клод", без чьей бы то ни было фамилии, хотя имелось постановление суда от 18 мая 1800 г. о признании ребенка внебрачным сыном Ланна13.

По политическим взглядам Ланн был пламенным республиканцем, и 18 - 19 брюмера VIII г. Республики вместе с Ожеро и Массеной мог запросто оказаться в противоположном Бонапарту лагере, но, будучи всегда под сильным (почти гипнотическим) влиянием последнего, встал на сторону великого заговорщика. Прекрасно разбираясь в характере Ланна, Бонапарт поручил ему склонить пехотных офицеров парижского гарнизона на свою сторону, что тот и выполнил. Награда не замедлила себя ждать: 16 апреля 1800 г. Ланн сменил Мюрата на посту командира Консульской гвардии, оказавшись в итоге последним единоличным командиром гвардии Наполеона - после него этим элитным соединением будут командовать четыре человека, да и то формально. Звезда Ланна быстро всходила на военном небосклоне Франции, но могла всходить еще быстрее, если бы не его горячий и подчас неуправляемый гасконский темперамент и неукротимое своеволие. Он не одобрял амбиций Бонапарта, но вместе с тем ничего не мог поделать с собой. В 1807 г. Ланн с юмором уверял окружающих, что "здорово запутался в сетях этой шлюхи (Наполеона. - М. Ч.)". Император, узнав о выражении маршала, долго смеялся14.

К. 1800 г. война 2-й антифранцузской коалиции продолжалась. Хотя две экспедиции в Голландии и Швейцарии против Франции провалились, военная угроза для Парижа еще существовала в лице австрийских войск в Германии и Италии. В мае того же года началась вторая Итальянская кампания Бонапарта. 19 мая, после перехода через Альпы, французские войска оказались перед мощным фортом Бард, обеспечившим коммуникации армии с Францией через перевал Сен-Бернар. Форт был неприступен - с одной стороны его окружали скалы, с другой - горная речка. 22 мая Ланн во главе горстки смельчаков, по труднодоступным тропинкам подошел к воротам Барда и ворвался в укрепление одним из первых.

2 июня французы заняли Милан, а когда 9 июня Бонапарт покинул его, в тот же день произошел бой под Монтебелло, принесший Ланну впоследствии герцогский титул. В тот день австрийцы под командованием фельдмаршала-лейтенанта П. Отта фон Ботаркеца, двигавшиеся на соединение с основной частью своих сил Меласа, должны были как можно скорее добраться до реки По и помешать французам переправиться через нее. В 9 часов утра 9 июня Отт (20 тыс. человек) столкнулся с Ланном (8 тыс. человек); закипел ожесточенный бой. Исход противостояния был достаточно неопределенным, но во второй половине дня к Ланну подошла дивизия Ж.-А. Шамбарлака де Лабеспена из "корпуса" Виктора и сражение закончилось: войска Отта были обойдены с двух сторон и потерпели сокрушительное поражение. Победа принесла большую пользу Первому консулу, поскольку тот узнал о сосредоточении австрийцев под Алессандрией. По поводу итогов сражения знаменитый французский военный мыслитель А. Жомини сказал: это сражение ослабило врага и "возвысило нравственную силу наших войск, твердо решившихся не пропускать его (врага. - М. Ч.)"15.

К деятельности Ланна во время этого сражения большинство зарубежных и отечественных историков относятся традиционно положительно. Однако один из знатоков наполеоновских войн английский историк Д. Чандлер, не подвергая сомнению значение Монтебелло во всей кампании 1800 г., пытался подойти к характеристике сражения с несколько критической точки зрения.

Для понимания значения действий Ланна в этом сражении необходимо ответить на две ключевые проблемы: какие приказы выполнял Ланн во время сражения, то есть вступил ли он в бой по собственной инициативе или по приказу командования Резервной армии; по чьему приказу на помощь Ланну прибыл Шамбарлак? Результаты изучения этих вопросов однозначно показали: Ланн вступил в бой по приказу командования Резервной армии (которой фактически руководил Первый консул), полагавшим, что Ланну придется иметь дело с малочисленным и слабым противником. В результате Ланн столкнулся с превосходящими силами. Всю тяжесть удара неприятеля принял командир дивизии генерал Ф. Ватрен. Причем по данным боевого журнала Резервной армии касательно боя при Монтебелло, имя Ланна, в отличие от генерала Ватрена, упоминалось не столь часто. Как вспоминал позже Ланн, "кости трещали в моей дивизии, словно град, бьющий в стекла"16. После пяти часов упорнейшего боя, около 14 ч, когда силы Ланна были на исходе, наконец-то подошли передовые части Шамбарлака, которые прислал Виктор, получивший накануне сражения приказ поддерживать Ланна, и следовавший за ним в нескольких километрах. Только с подходом подкреплений Шамбарлака Отт отдал приказ отступать. Будучи на Св. Елене, император откровенно вспоминал: "Генерал Ланн не имел намерения атаковать неприятеля и стоял на месте, ожидая подкреплений, которые должны были прибыть с минуты на минуту. Но австрийский генерал на рассвете первым бросился в атаку... Приход генерала Виктора склонил чашу весов победы в нашу пользу". Эту же мысль поддержал такой авторитетный военный историк, как Жомини, утверждая, что без подхода Шамбарлака Ланну неминуемо угрожало отступление под напором многочисленного и опытного противника. Тот же Жомини находил истоки отваги Ланна, бросившегося на многочисленных австрийцев в том, что тот был уверен в поддержке Виктора и, во-вторых, именно Бонапарт ускорил движение Виктора на помощь изнемогающему Ланну17. Вполне логичное замечание авторитета мировой военно-исторической мысли, основанное на документах.

14 июня произошло знаменитое сражение при Маренго, в котором приняла участие и одна дивизия Ланна (другие генералы - Виктор, Дезэ, Монсей, - имели не менее двух дивизий). Стойкость, проявленная в сражении Ланном, была вознаграждена: Первый консул наградил Ланна почетной саблей, однако при вручении Ланну досталась сабля, предназначенная для Виктора. Хотя сабля Ланна (то есть Виктора) не сохранилась, зато саблю Виктора (то есть Ланна) можно увидеть в парижском Музее армии, в зале Консульства: на лезвии четко видна следующая надпись: "Генералу Ланну от правительства за битву при Маренго, возглавляемым лично Первым консулом" (таких сабель Бонапарт вручил, включая Ланна, всего пяти генералам). Удивительно, но в бюллетене Резервной армии от 15 июня, посвященном победе при Маренго, о Ланне не было сказано ни единого слова18.

Хотя война формально еще не закончилась, в ее положительных для Франции итогах никто не сомневался, и Ланн, в зените славы, решил обустроить личную жизнь, занявшись поисками новой супруги. Одной из кандидатур стала сестра Первого консула очаровательная Каролина, которая, как известно, предпочла Мюрата (по другим данным, она не понравилась Ланну). Ланн с широкими скулами, уверенным подбородком, жесткими рыжеватыми кудрями, с напудренной косой, по свидетельству супруги генерала Ж.-А. Жюно Л. д'Абрантес выглядел привлекательно, но успехом у женщин не пользовался: насколько он был отважен под пулями и ядрами, настолько он робел в общении с представительницами слабого пола. Ланн "...мужчина ростом пяти футов и пяти или шести дюймов (примерно 165 см. - М. Ч.), имел стройную, даже прелестную талию, и ноги и руки замечательные красотой. Лицо его было не красиво, но выразительно, и когда голос его высказывал одну из тех мыслей, которые произвели дела, давшие ему название Роланда французской армии, то... маленькие глаза его вдруг делались огромными и кидали молнии". Похожее описание маршала привел Марбо: "Ланн был среднего роста, но пропорционально сложен. У него было приятное и очень выразительное лицо. Небольшие, но живые и умные глаза. Характера он был доброго, но взрывного, до тех пор, пока не научился себя сдерживать. Его честолюбие было огромным, энергия неуемной, а храбрость беспримерной"19.

Повторный брак 31-летний Ланн заключил 16 сентября 1800 г., спустя три месяца после развода. На этот раз его избранницей стала 18-летняя Луиза-Антуанетта-Шоластик Геэнёк (1782 - 1856 гг.), дочь судебного секретаря, ставшего во времена Первой империи Генеральным инспектором водных и лесных угодий Франции, графом и сенатором.

Луиза принадлежала к богатой буржуазии и соединяла в себе образованность со знатностью происхождения. О ее красоте все современники отзывались очень высоко. Она была, говорила герцогиня д'Абрантес, "крошка", "копия одной из прекраснейших дев Рафаэля или Корреджо: та же чистота в чертах лица, то же спокойствие во взгляде, та же ясность улыбки". Придворная дама Жозефины Бонапарт мадам К.-Э. Ремюза вторила герцогине: "В лице маршальши было что-то младенческое. Ее цвет лица был ослепительно белый, а его черты - мягкие и правильные". Хотя некоторым мадам Ланн казалась холодной, сухой и молчаливой, хорошо знавшие ее люди говорили, что у нее был мягкий характер, она не была завистливой и злословящей20. Мадам Ланн нежно любила мужа и детей и в семейной жизни и при императорском дворе представляла Наполеону желаемый образец для всех молодых женщин как лучшей из матерей и жен. Император ценил ее за добродетели и выказывал ей явное предпочтение, вызывавшее большую зависть окружающих. Сама Луиза, судя по всему, изначально не восхищалась Наполеоном, а после смерти мужа, - которую она никогда не простила императору, - и вовсе стала в ряды врагов Первой империи.

К моменту падения Наполеона герцогиня Монтебелло уже не пользовалась поддержкой со стороны императора, поскольку отказалась шпионить при императрице Марии-Луизе, при которой состояла ее первой придворной дамой. Сразу после первого отречения Наполеона Луиза, не любившая двор, как и ее покойный супруг, без сожаления вернулась в частную жизнь, и до самой смерти маршальши в 1856 г. о ней больше не вспоминали. Мадам Ланн похоронили рядом с сердцем своего супруга, на парижском кладбище Монмартр. Примечательно, что герцогиня Монтебелло, как и супруги М. Нея, Ж.-Б. Бессьера и Л.-Г. Сюше, отказалась от второго брака, хотя все они оказались вдовами в молодом возрасте.

Всего у Ланнов родилось пятеро детей - четыре мальчика и одна девочка: Луи-Наполеон-Огюст (1801 - 1874 гг.), второй герцог Монтебелло, во времена Второй империи сенатор, министр иностранных дел, посол Франции в России (1858 - 1864 гг.), антибонапартист; Альфред-Жан (1802 - 1861 гг.), граф Монтебелло - основатель знаменитой в 1830 - 1929 гг. марки шампанского "Монтебелло"; Жан-Эрнест (1803 - 1882 гг.), барон де Монтебелло; Гюстав-Оливье (1804 - 1875 гг.), барон де Монтебелло - дивизионный генерал, адъютант Наполеона III, канцлер и сенатор; Жозефина-Луиза (1806 - 1889 гг.), ее муж, барон И. Б. де Монвилль, стал пэром Франции. Среди далеких потомков маршала - князь Мишель Понятовский (1922 - 2002 гг.), министр внутренних дел (1974 - 1977 гг.) в правительстве премьер-министра Ж. Ширака во время президентства В. Жискара д'Эстена. Сын князя, Алекс Понятовский (родился в 1951 г.), - современный политический деятель Франции. К потомкам маршала относится и герцогиня Орлеанская, урожденная Жерсанд де Сабран-Понтевес, невестка графа Парижского (потомок последнего короля Франции Луи-Филиппа I). Сегодня во Франции проживает седьмой герцог Монтебелло, М.-Ж. Ланн (родился в 1939 г.), у которого трое детей21.

Подписание Люневильского (9 февраля 1801 г.) и Амьенского мира (27 марта 1802 г.) упрочило авторитет Первого консула не только за рубежом, но и во Франции. Однако, по мере усиления политической власти Первого консула, Ланн проявлял постоянно возрастающее недовольство политической деятельностью Бонапарта. Неудивительно, что Ланн вместе с Л.-Н. Карно, Ж.-В. Моро, Ж.-Б. Бернадоттом, Ж.-Б. Журданом и Ожеро оказался в группе недовольных Бонапартом генералов. Разумеется, Ланн не представлял для Бонапарта серьезной угрозы как политическая фигура, поскольку гасконец не был способен плести интриги в стиле тех же Бернадотта или Моро. Однако, ввиду неоспоримого авторитета в армии Ланна и его более чем значимого поста командующего гвардией, его могли использовать в качестве знамени, под которым могли идти против Бонапарта совсем другие люди, более приученные к закулисной борьбе, чем лихой генерал-рубака. Поэтому Первый консул решил приструнить своего верного, но политически недальновидного товарища. По поводу лишения Ланна поста командующего гвардией Наполеон сказал одному из приближенных генералов - А.-О. Коленкуру - в декабре 1812 г. следующее: "Я был вынужден снять его с должности. Если я не сделал бы этого тогда, стремление генерала к богатству и наветы мошенников, бессовестно обманывавших его, навлекли бы на Ланна неисчислимые беды"22. Найти повод Бонапарту не представляло особого труда.

В ноябре 1801 г. произошла более чем знаменитая история с гвардейскими деньгами, наделавшая много шуму в консульской Франции23. Бонапарт посоветовал Ланну приобрести Ноэльский особняк (по другим данным, Ланн сам решил его купить, без подсказки Бонапарта). Однако у смелого гасконца не нашлось достаточной суммы (Ланн был щедрым человеком и любил раздавать деньги друзьям или просто солдатам и унтер-офицерам гвардии), и обратился к постоянному кредитору - Бонапарту. Тот "великодушно" разрешил Ланну позаимствовать из гвардейской казны 400 тыс. франков. Казначей гвардии выдал деньги Ланну под расписку. Не прошло и 24 часов, как к казначею "неожиданно" нагрянула комиссия с проверкой. По некоторым данным, в этой истории неблагоприятную роль для Ланна сыграл Бессьер, который якобы и доложил Наполеону о растрате. Расписку Ланна комиссия у казначея не приняла; он бросился к Ланну, а тот - к Первому консулу. Бонапарт, в свою очередь, "удивился" и сказал, что не понимает в чем дело. Тогда Ланн устроил консулу бурную сцену в своем излюбленном стиле, обзывал и оскорблял его, чуть ли не хватаясь за саблю. По другой версии, 9 декабря 1801 г. Ланн написал Бонапарту письмо с упреками: "...не считаете ли, гражданин генерал, что вы должны возместить мне эти расходы, поскольку они были осуществлены по вашему распоряжению; я никогда ничего себе не брал... Все мое богатство, нажитое мной, составляет три пули, два сабельных и три штыковых ранения, полученных на полях битв"24.

Несчастный гасконец не знал, что и делать, но тут его выручил будущий маршал Ф.-Ж. Лефевр: "Простак ты, отчего ж ты не пришел ко мне? Зачем ты решился быть должным этому мерзавцу? На, возьми, деньги и отнеси их к нему и пусть он убирается к черту", - свидетельствовал секретарь Наполеона Л.-А. Буриен25; по другим сведениям, Ланна выручил либо Ожеро, либо Ж.-Б. Бернадот. Более чем вероятно, Ланну помог именно Ожеро, с которым его связывала давняя и искренняя дружба с 1792 года. Поразительно, но Ожеро, требовавший деньги как у врага, так и у своего государства, не согласился взять с Ланна даже проценты с суммы!

Герцогиня д'Абрантес, прекрасно знавшая отношения при консульском и императорском дворе, имела собственную точку зрения на подоплеку этой бурной истории: "я никогда не слыхала, чтобы кто-нибудь сказал Первому консулу "ты"", хотя он сам так часто делал; "...не верю, чтобы генерал Ланн когда-нибудь сказал ему "ты"; не оспариваю этого совершенно потому только, что это могло быть; но не постигаю в какое время"26. Столь авторитетному свидетелю можно поверить: подоплека истории с обращением на "ты" непременно должна была стать завесой, ширмой истинных устремлений Бонапарта, стремившегося припугнуть и запугать "республикано-генеральскую" оппозицию. Бонапарту было чего опасаться: не так давно был раскрыт "заговор кинжалов" (10 октября 1800 г.), произошло знаменитое покушение на его жизнь на улице Сен-Никез (24 декабря 1800 г.). Вполне возможно, генеральская оппозиция намек поняла и самоликвидировалась.

Восстановление католичества вызвало очередное недовольство республиканца Ланна. На праздновании Пасхи 1802 г. вместе с Ожеро друзья были доставлены на церемонию чуть ли не под конвоем жандармов. Во время мессы генералы откровенно зевали и всячески демонстрировали полное неприятие к происходившему. В частности, Ланн стал громко и жалостливо просить у окружающих что-нибудь пожевать, словно не ел целый год; под конец мессы вместе с Ожеро он где-то раздобыл шоколад и друзья принялись нарочито громко поглощать его, не забывая при этом громко шелестеть оберткой27.

В итоге Бонапарт решил удалить Ланна от столицы: 14 ноября 1802 г. он назначил пылкого республиканца послом Франции в Португалии, - этот пост традиционно приносил большие доходы его обладателю. Считается, что Бонапарт предоставил его Ланну для возможности "заработать" необходимые деньги для выплаты долга. Миссия Ланна в Португалии до сих пор преподносится как одна из самых удачных в его карьере, поскольку привела к установлению прочных дружеских отношений между регентом Португалии Жоаном VI и Ланном, а также упрочению французского влияния в Португалии. Однако не совсем понятны мотивы Первого консула, отправившего лихого рубаку в мир дипломатии, где все умения победителя при Монтебелло вряд ли бы ему пригодились. Бонапарт так верил в широту кругозора Ланна с его посредственным образованием? Или Бонапарту в Португалии требовался именно вспыльчивый генерал, ненавидящий англичан? Или Бонапарт действительно отправил Ланна в Португалию "на заработки" и (или) одновременно в ссылку? Получается, что тогда Бонапарт придавал Португалии мало значения, хотя налаживание контактов с проанглийски настроенной страной было как нельзя выгодно Франции! Буриен уверял в следующем: "Он (Бонапарт. - М. Ч.) думал, что приказ, подписанный его рукою, имеет волшебную власть превращать генералов в дипломаты; почему он и назначал их посланниками, как будто желая показать чрез то государям, при коих они находились, что он некогда возьмет их престолы приступом"28.

При более пристальном изучении миссии Ланна представляется следующее: к налаживанию добрососедских отношений между Португалией и Францией непосредственная деятельность Ланна, на постоянные демарши которого регент отвечал холодным молчанием (даже после знаменитого отъезда посла в 1803 г., чуть было не вызвавшего расторжение отношений между Францией и Португалией), не имела особого значения. И после того, как в июле 1803 г. регент стал крестником Ланна, он по-прежнему мало обращал внимания на официальные обращения в его адрес от генерала-посла. Дон Жоао стал налаживать отношения с послом Франции только после того, как британцы в августе 1803 г. предприняли попытку мятежа в столице. Именно после волнений в Лиссабоне, а не из-за истории с внезапным отъездом Ланна, как обычно считают его биографы, регент заменил проанглийски настроенного министра иностранных дел на франкофила (оказавшегося впоследствии не более настроенным по отношению к Франции, чем предшественник). Хотя Наполеон и выразил похвалу Ланну как послу, результаты его дипломатической деятельности весьма неоднозначны (в одном из раундов франко-португальских переговоров Ланн умудрился даже встать на сторону Португалии!)29. Единственно в заслугу Ланна можно поставить его искренний патриотизм и беззаветное желание служить родине на любом посту. Вместе с тем дипломатия явно оказалась не уделом боевого генерала, неоднократно просившего Наполеона об отставке.

На родину Ланн прибыл в новом качестве - маршалом империи, ибо знаменательное провозглашение Первого консула императором французов (18 мая 1804 г.) и учреждение гражданской должности и воинского чина "маршал Первой империи" (19 мая) застало Ланна в Португалии. Из четырнадцати имен (не считая четырех почетных маршалов) имя Ланна занимало малопрестижную десятую строчку в так называемом первом списке маршалов. Хотя Ланн вернулся из Португалии в июле 1804 г., ввиду скорой собственной коронации император не стал испытывать республиканские чувства экс-посла на прочность и отправил его в военный лагерь неподалеку от Кале.

В конце этого года, 18 октября, Ланн совершил одну из самых примечательных покупок в своей жизни - он пробрел за 450 тыс. франков замок Мезон, неподалеку от Парижа, - шедевр французской архитектуры XVII в., от которого к моменту покупки остались пустые залы, заброшенный парк в 300 га и поросшие бурьяном пустыри. Маршал обожал замок, приложил немало сил и денег для облагораживания его интерьера, а также парка, оранжереи, превратив замок в свое "родовое поместье"30. В 1818 г. вдова Ланн продала его банкиру Жаку Лафиту за 1,5 млн. франков (современное название замка - Мезон-Лафит). В 1905 г. в целях сохранности замка государство купило его у последнего частного владельца и в 1914 г. объявило "Историческим памятником". В настоящее время во Франции существует "Общество друзей замка Мезон", занимающееся изучением его истории.

К 1805 г. международная ситуация для Франции складывалась неопределенная. Несмотря на подписание мирных договоров с европейскими монархиями, наполеоновская Франция оставалась для них (прежде всего для Англии) врагом номер один. Франция также готовилась к дальнейшим сражениям. Поэтому в 1805 г. против нее оформилась третья коалиция (главные участники - Англия, Австрия, Россия), в борьбе против которой активное участие принял Ланн во главе 5-го корпуса Великой армии, по-прежнему воплощая замыслы Бонапарта в реальность.

В знаменитом сражении при Аустерлице (2 декабря) Ланн успешно командовал на левом фланге, в то время как на его сверстника Даву на правом фланге была возложена более чем серьезная задача сдерживания главного удара противника. В честь триумфа при Аустерлице император издал 30-й бюллетень, где уделил место победителю при Монтебелло: "Войска маршала Ланна наступали... словно на учениях"; "все атаки левого фланга, возглавляемого маршалом Ланном, увенчались большим успехом". Поскольку император в бюллетене достаточно нейтрально отнесся к действиям самого маршала, 3 декабря Ланн, недовольный словно ребенок, бросил армию и отбыл в Париж, к Луизе, а оттуда вместе с ней - в Лектур. Император отрядил за ним Мюрата, другого гасконца, но венценосный зять так и не смог догнать беглеца31. Биографы Ланна пытаются оправдать своего героя, но факт остается фактом: в разгар войны (хотя она явно близилась к завершению) маршал на 13-м году карьеры бросил вверенные ему части единственно из-за обиженного самолюбия.

С Мюратом у Ланна отношения не складывались. Так, после сражения при Йене (14 октября 1806 г.) Ланн был недоволен, по его мнению, чрезвычайной похвалой императора в адрес Мюрата, и в одном из характерных для него припадков гнева прямо сказал в глаза Наполеону все, что думал о Мюрате: "Ваша несчастная марионетка, ваш зять, шут гороховый с фиглярским лицом, дурацким плюмажем, вообще похож на павлина!.." Марбо утверждал, что истоки этой неприязни лежали в самом императоре, намеренно разжигавшим чувство соперничества у Ланна и Мюрата. Отношения у Ланна не складывались и с Сультом, и с герцогом Истрийским Бессьером, которого справедливо подозревал в содействии браку Мюрата. Во время Австрийской кампании 1809 г., накануне своей смерти, Ланн получил неплохой шанс для реванша над Бессьером, когда император поставил под его командование герцога Истрийского. Поскольку последний отказался повиноваться приказам герцога Монтебелло, в тот же вечер между маршалами вспыхнула перебранка, чуть было не закончившаяся дуэлью32.

В 1806 г. Ланн стал активным участником развязанной Пруссией войны против Франции. В ответ последовал молниеносный удар Наполеона, закончившийся полным разгромом пруссаков. Ланн нанес поражение неприятелю в бою при Заалфелде (10 октября), участвовал в сражении при Йене (14 октября), возглавив в критический момент атаку 100-го линейного полка. Вечером сражения, несмотря на ранение, маршал посетил дом И. В. Гёте - то ли из-за действительного чувства к прекрасному, то ли для того, чтобы доставить приятное Наполеону.

Во время кампании 1806 г., словно напоминание о событиях пятилетней давности, произошла еще одна история, связанная с деньгами. В ноябре 1806 г. Наполеон выразил Ланну недоверие по поводу распределения денег, захваченным Ланном в Штеттине (эквивалентных на тот год 600 тыс. франкам). Император намекнул Ланну через Бертье, что он не знает, куда подевались эти деньги. Возмущенный Ланн отписал повелителю, что по его же распоряжению он употребил все эти "штеттинские деньги" на выплату денежного содержания солдатам, как ему и было приказано. Скорее всего, Ланн в этой истории был ни в чем невиновен, но император вряд ли стал бы просто так ворошить это дело. Скорее всего, "штеттинскими деньгами" Наполеон словно намекал о чем-то Ланну.

Эта история чрезвычайно уязвила эмоциональную структуру гасконца: в одном из приступов раздражения против Наполеона он намеревался даже оставить службу. 18 апреля 1807 г. Ланн написал жене письмо, полное горьких жалоб в адрес императора: "Я возмущен, моя дорогая Луиза, когда думаю, что, посвящая всю жизнь для его славы, он постоянно и в возмутительной манере старается оттолкнуть меня". 26 мая: "...я тебя уверяю, моя любимая.., что мне приходилось проливать кровь за... (намеренный пропуск в письме. - М. Ч.) Я всегда был жертвой своей привязанности к нему. Он любит только по прихоти, то есть когда нуждается в вас"33. Если Наполеон знал об этой личной драме маршала, он наверняка должен был от всего сердца забавляться над эпистолярной осторожностью Роланда Великой армии, не осмелившегося написать в личных письмах жене имя своего императора!

Отношение Ланна к Наполеону изменилось в лучшую сторону в конце кампании. Из Тильзита уже счастливый Ланн написал жене письмо, в строках которого звучала искренняя радость: "Я сегодня видел императора, и он сказал: "Ланн, я вскоре предоставлю вам доказательства своей дружбы". Ты видишь, любимая, как я его люблю! Я счастлив, когда он говорит, что дружит со мной!"34. Вскоре выяснилось, что обида Ланна к императору исчезла как дым. Вместе с тем Наполеон, великий психолог, не обольщался по отношению к Ланну как другу, признавая в нем человека достаточно ограниченного ума. Так, в декабре 1812 г., Наполеон в личной беседе с Коленкуром сказал о маршале: "Он дал мне тысячу доказательств преданности мне в самых опаснейших обстоятельствах, но он любил меня, как любовницу и хотел мною управлять, по крайней мере, влиять на меня в собственных интересах. Поскольку он часто и безуспешно просил меня за людей, настоящих интриганов, Ланн самым откровенным образом проявлял свой взрывной характер и в такие моменты был способен на все". Более того, обвиняя Ланна в срыве франко-русских переговоров в Эрфурте осенью 1808 г. император пошел еще дальше, применяя к маршалу весьма нелестные эпитеты: Ланн, "непримиримый враг", "...умер как герой, хотя вел себя как предатель"35.

В декабре 1806 г. Наполеон задумал маневр под Пултуском, с которого и начался зимний период кампании 1806 года. Правым крылом Великой армии Наполеон собирался захватить переправу через р. Нарев у г. Пултуск, отрезав противнику путь к отступлению, а левым выйти в тыл главным силам русских и сокрушительным ударом уничтожить их. При этом Наполеон, ошибочно считая, что основная группировка русских войск находится северо-западнее Пултуска, направил туда свои главные силы (Даву, Ожеро, Сульта, Мюрата), а на Пултуск - корпус маршала Ланна (15 тыс. человек) с целью захвата переправ и выхода в тыл русской армии. Наполеон никак не ожидал, что Ланн столкнется с большими трудностями - со всем корпусом Л. Л. Беннигсена (40 тыс. человек).

Действовать Ланну пришлось в жестких климатических условиях господства "пятой стихии" - непролазной грязи, усугублявшийся дождями, градом, метелями и пургой, превращая дороги в настоящее болото. 26 декабря корпус едва держащегося в седле от жуткой простуды Ланна, натолкнулся на Беннигсена, расположившегося на правом берегу Нарева у Пултуска. Предполагая, что он имеет численный перевес, в 10 ч утра маршал смело бросился в атаку и прорвал первую линию позиций Беннингсена. Но, натолкнувшись на многочисленные войска, благоразумно не решился идти вперед. К 15 ч. сражение затихло по всему фронту; противники занимали прежние позиции. Положение Ланна оказалось сложным и неопределенным, особенно на левом фланге (где 34-й линейный полк, пользуясь наступающими сумерками, стал отступать), как тут, словно по мановению волшебной палочки, на помощь Ланну именно на этот левый фланг прибыла 3-я пехотная дивизия под временным командованием генерала Ж.-О. Дольтана из 3-го армейского корпуса Даву (5 тыс. человек). Дольтан, двигавшийся по приказу Даву на преследование русских войск, отступавших по направлению к Пултуску, зная, что Ланн шел в том же направлении, собирался встать лагерем в нескольких километрах от уже разгоревшегося сражения, как вдруг услышал канонаду и по собственной инициативе двинулся на помощь 5-му корпусу, одновременно известив Даву о своих действиях36. Началась вторая фаза сражения.

Дольтан действовал энергично: он тут же ввел передовые части в сражение и спас 34-й полк, одновременно известив Ланна о прибытии. Как только Дольтан спас левое крыло Ланна, он получил от него распоряжение приостановить наступление и укрепиться на прежних позициях. На этом сражение при Пултуске закончилось. Бои были чрезвычайно упорными. Позднее Ланн откровенно признавался: "с тех пор, как я воюю, я никогда не видел столь яростного накала боя!"37. О положении Ланна к вечеру сражения вечером 26-го в рапорте Даву Дольтан прямо говорил: "Несмотря на действия 3-й дивизии, направленные на помощь атакующим Пултуск войскам маршала Ланна, частям 5-го корпуса не удалось удержать захваченные позиции"38. К вечеру 26 декабря противники остались на первоначальных позициях, но положение Ланна было по-прежнему сложным, усугублявшимся нехваткой боеприпасов39. Однако Беннигсен, стараясь спасти войска, не стал дожидаться утра и ночью оставил Пултуск; в 3 ч 27 декабря Ланн занял оставленный противником город (в 8 ч Дольтан, убедившись, что ничто Ланну не угрожало, отправился к Даву).

Примечательно, что, расписывая Наполеону в рапорте вечером в день сражения блестящие действия вверенных ему войск, маршал "забыл" упомянуть о прибытии Дольтана, спасшего не только его корпус, но и престиж маршала, что характеризует Ланна явно не положительно. Наполеон, со своей стороны, наверняка имея информацию о сражении из других источников, тем не менее 30 декабря издал 47-й бюллетень, в котором говорилось об изначально едином командовании Данном дивизий своего корпуса и дивизии Дольтана, что явно противоречило истине. Некоторые французские биографы также пошли по стопам Ланна и вообще "не заметили" прибытия Дольтана40.

В качестве умелого тактика Ланн проявил себя в первой фазе сражения при Фридланде (14 июня 1807 г.), где сумел противостоять русским войскам во главе с Беннигсеном, применив с успехом военную хитрость: используя рельеф местности и лес, маршал перемещал одни и те же батальоны, которым приказал поднимать как можно больше пыли. В итоге Беннигсен решил, что к французам подошли значительные подкрепления и стал действовать осторожнее.

Победа в кампании 1807 г. принесла Ланну новые лавры и признаки благосклонности, обещанные императором: 30 июня 1807 г. Ланн был удостоен титула князя Сиверского (хотя сам Ланн практически никогда не упоминал его в официальных документах), 13 сентября - титула генерал-полковника швейцарцев (шефа всех швейцарских полков Первой империи), а 15 июня 1808 г. - титула герцога Монтебелло, которым, как говорила придворная дама императрицы Жозефины, он был недоволен и считал себя достойным титула князя - республиканский дух уже умер в маршале, вкусившем славу и почет41. Во время переговоров в Тильзите Ланн получил от императора Александра I орден Андрея Первозванного, который Наполеон разрешил носить маршалу: "Вы заслужили этот орден как на поле боя при Фридланде, так и при Пултуске. Этот орден одного из моих прежних врагов, сегодня моего близкого союзника, - почетен для вас и приятен для меня. Все для вас, мой дорогой Ланн"42. В том же году этим орденом были награждены всего три маршала (кроме Ланна - Бертье и Мюрат; в 1826 г. - маршал О.-Ф. Вьесс де Мармон). Всего за свою жизнь Ланн получил, не считая орден Андрея Первозванного, семь орденов: три степени ордена Почетного легиона, крест командора ордена Железной короны (Итальянское королевство), большой крест ордена Св. Генриха (королевство Саксония), большой крест ордена Христа (королевство Португалия) и крест шевалье ордена Золотого орла (королевство Вюртемберг).

После завершения кампании 1807 г. и подписания Тильзитского мира, с 1808 г. у императора Наполеона появилась одна из самых грандиозных проблем за всю историю существования Первой империи - Испания. Наполеон, привычно кроя политическую карту Европы по собственному усмотрению, никак не ожидал, что в Испании он натолкнется на невиданное сопротивление местного населения. К осени 1808 г. дела французов на Пиренейском полуострове сложились как нельзя хуже: восстание в Мадриде (2 мая), неудачная первая осада Сарагосы (15 июня - 14 августа), капитуляция войск генерала П. Дюпона в Байлене (22 июля), капитуляция войск Жюно в Синтре (30 августа), оставление французскими войсками большой части занятой ими территории Испании, - все это доказало Наполеону необходимость в личном вмешательстве в происходящее за Пиренеями.

30 октября 1808 г. Наполеон вместе с Ланном покинул Рамбуйе и через четыре дня, утром 3 ноября, преодолев 900 км, прибыл в Байонну. Началось вторжение Наполеона - первое в его истории вторжение без активных действий со стороны противника. Взятие столицы император взял на себя, возложив на плечи Ланна, еще страдавшего от тяжелых последствий неудачного падения с лошади, разгром Андалузской армии испанских войск под командованием генерала Ф. Х. Кастаньоса и Арагонской армии генерала Ж. де Реболледо Палафокса-и-Мелси, "обидчиков" французского оружия, поскольку первый прославился на всю Европу как герой Байлена, второй - как герой первой осады Сарагосы. Против Кастаньоса Наполеон решил бросить корпуса Нея и герцога Конельяно Монсея, которые должны были зажать в тиски испанцев и уничтожить их. Поскольку Наполеон особо не доверял энергии 54-летнего Монсея, он решил поставить герцога Конельяно, чем страшно его обидел, под командование 39-летнего Ланна. Герцог Монтебелло должен был гнать Кастаньоса на Нея, которому следовало встретить противника с тыла.

23 ноября 1808 г., при Туделе, в 70 км восточнее Сарагосы, Ланн (31 тыс. человек) за несколько часов, не вводя в бой все силы, разбил дезорганизованные и разрозненные войска Кастаньоса и Палафокса (30 тыс. человек). Победа была полной: по донесению Ланна, французы потеряли 150 - 200 человек убитыми и 300 - 400 человек ранеными, испанцы - около 4000 человек только убитыми. Следовало организовать преследование побежденных, но по состоянию здоровья Ланн остался в Туделе, приказав Монсею с одной частью войск лично заняться осадой Сарагосы, а с другой - преследовать разбитого Кастаньоса.

Поскольку Сарагоса занимала важное стратегическое положение (обладая ею, испанцы угрожали французским коммуникациям), Наполеон принял решение поставить город под полный контроль, но Монсей не обладал энергией Ланна и двигался медленно, как, впрочем, и из-за огромных проблем со снабжением войск. В итоге Палафокс беспрепятственно отступил (точнее, бежал) в Сарагосу, столицу провинции Арагон.

Сразу после первой осады 28-летний Палафокс с небывалой энергией начал спешно работать над улучшением оборонительных сооружений города со 100-тысячным населением. Он поставил под ружье разрозненные испанские части, находившиеся в городе, в том числе и беглецов из-под Туделы, - около 55 тыс. человек, большинство которых составляли вооруженные английским оружием и готовые сражаться до последнего крестьяне, горожане, контрабандисты, весьма искусные стрелки; на стенах и в городе стояло 150-160 пушек43. В город свозилось продовольствие; все трудоспособное население, не исключая и женщин, было отправлено на фортификационные работы и заготовку припасов; городские укрепления были приведены в полную готовность. Каждый дом был превращен в мощный форт с бойницами, улицы перегорожены мощными баррикадами с пушками. Палафокс ввел жесткую дисциплину: за малейший отказ принять участие в работах виновного ждали самые суровые наказания, вплоть до смертной казни; любого, кто начинал заводить разговоры о сдаче, ждала виселица.

19 декабря к Сарагосе подошли войска, предназначенные для взятия города: 3-й и 5-й армейские корпуса Монсея и А.-Э. Мортье под командованием первого - 25 - 30 тыс. человек (включая прекрасно оснащенные инженерные войска) при 60 осадных орудиях. Уже в ночь на 22 декабря французы предприняли первый штурм, захватив господствующие высоты. Началась вторая осада. С первых же дней французы оказались в тяжелом положении: поскольку окрестности Сарагосы были наводнены многочисленными вооруженными крестьянскими отрядами, продовольствие приходилось добывать с боем на месте или доставлять издалека. Ежедневно госпитали пополнялись по 100 - 120 человек больными и ранеными. Впрочем, осажденным приходилось не легче. Так, в Сарагосе вспыхнула эпидемия; несмотря на заранее подготовленные запасы продовольствия, начались перебои с питанием, а после захвата французами всех городских мельниц, наступил и голод.

Тем временем, ввиду отсутствия положительных результатов в осаде Сарагосы, император решил сменить Монсея и 17 декабря назначил командующим осадой герцога д'Абрантеса Ж.-А. Жюно, а Ланна из Туделы взял с собой для преследования английских войск. К середине января 1809 г. Жюно удалось захватить половину внешних укреплений города. Однако осада затягивалась. 8 января император, спешивший во Францию, возложил на Ланна командование 3-м (Жюно) и 5-м (Мортье) корпусами и общее руководство осадой. 20 января маршал прибыл к Сарагосе. Быстро оценив обстановку, герцог Монтебелло приступил к возведению новых батарей и занялся подготовкой очередного штурма. Сами осажденные не дремали и неоднократно совершали дерзкие вылазки. Так, в ночь на 23 января испанцы захватили две пушки; за два дня (26 - 27 января) только французские инженерные части потеряли 7 офицеров и 38 солдат, а два батальона 117-го пехотного полка ударились в панику. В полдень 27 января французы, пробив накануне три бреши, начали генеральный штурм. Разгорелись упорные бои: осыпаемые градом пуль, ядер и картечи, французы с огромным трудом продвигались вперед. Внутри города начались беспощадные уличные бои, или, как выразился Ланн в письме супруге от 6 февраля 1809 г., "война против домов"44, где под дома, которые не удавалось взять штурмом, французы проводили подкопы, закладывали пороховые мины и взрывали их вместе с защитниками. Атаки следовали за атаками, сражались за каждую улицу, за каждый дом. 29 января Ланн написал Наполеону о штурме 27 января: "Сир, я никогда не видел столько жестокости, которую проявили наши враги при обороне Сарагосы. Я видел женщин, которые давали себя убивать у городских брешей. Нам приходится брать штурмом каждый дом"45.

Затягивающаяся осада и, в частности, жестокая "подземная война" отрицательно сказывались на боевом духе осаждающих, наполняя их сердца неуверенностью и сомнениями в благоприятном исходе; иногда "ворчуны" открыто проявляли недовольство командованием, в том числе и Ланном, требуя подкреплений. При этом Ланн, имея опыт борьбы против испанцев при Туделе, судя по всему, не ожидал столь отчаянного сопротивления и находился в психологическом затруднении. 1 февраля он написал императору откровенные строки: "Эта война совсем не похожа на ту, которую мы знаем... Эти несчастные защищаются с таким остервенением, которое даже невозможно представить. Сир, эта война вселяет ужас в наши сердца". Даже за несколько дней до сдачи города Ланн не был уверен в своем успехе, с солдатской прямотой сообщив Наполеону: "Мы слишком далеки от полного успеха"46.

19 февраля французы захватили предместье на левом берегу; наступил явный перелом в сторону французов. Ситуация для Сарагосы ухудшилась донельзя. Уже вечером того же дня к Ланну прибыл парламентер от Палафокса. 21 февраля 1809 г., после 52-дневной обороны, Сарагоса капитулировала; 24 февраля Ланн совершил торжественный въезд в город вместе с герцогом Тревизским Мортье и штабом. Общие потери испанцев за осаду составили 53 873 человека (из которых безвозвратные потери гарнизона составили около 18 тыс. человек), французов - около 3000 человек (по данным испанских историков - 10 тыс. человек). В качестве трофеев Ланну достались 21 знамя (по первоначальным данным самого Ланна - сотня знамен) и большие запасы пороха47. В городе еще находились крупные запасы зерна, но без мельниц превратить его в муку было невозможно. Город лежал в руинах.

Значение взятия Сарагосы трудно переоценить, - это было самое эпохальное событие периода сопротивления Испании Наполеону. Во-первых, Арагон был потрясен падением города; восстания и волнения испанцев сразу прекратились. Во-вторых, взятие города укрепило авторитет французского оружия, и, в-третьих, обезопасило французские коммуникации, обеспечив прочную связь между войсками на Пиренеях и Францией. При этом осада Сарагосы тяжело подействовала на эмоциональную натуру гасконца. Он постоянно бомбардировал Наполеона и Бертье просьбами отправить его во Францию поправлять здоровье48, прийти в себя от увиденного и пережитого. 21 марта Ланн уехал во Францию.

В начале 1809 г. началась Австрийская кампания, оказавшаяся последней для маршала. Ланн возглавил 2-й армейский корпус французской Германской армии и, как всегда, под началом Наполеона, в ходе 5-дневных апрельских боев (19 - 23 апреля) совершил очередные подвиги (например, 23 апреля при взятии Регенсбурга). С захватом в мае столицы Австрии война, как предполагал император, не закончилась. Эрцгерцог Карл сумел спасти армию и отвести ее на левый берег Дуная. Преследуя австрийцев, Наполеон перебросил туда корпуса Ланна и Массены, а также кавалерию Бессьера. Но переправа была наведена на скорую руку, и поэтому сильное течение быстро разломало мосты. Ланн с Массеной и Бессьером (60 тыс. человек) оказались изолированными на противоположном от главных сил берегу, один на один с почти 100-тысячной армией эрцгерцога. Сражение на левом берегу Дуная при попытке французов переправиться через реку вошло в историю под названием сражения при Асперне (Эсслинге). В 15 ч 21 мая австрийцы начали наступательные действия. Разгорелись ожесточенные бои. За каждый домик в Асперне и Эсслинге шла кровавая борьба. Часть Асперна Массена потерял, Ланн же, благодаря действиям кавалерии Бессьера, в Эсслинге удержался49. Судьбе было угодно, чтобы в самый напряженный момент этого кровопролитнейшего сражения, когда победа французов была близка, Ланн с Массеной оказались отрезанными от главных сил из-за очередного разрушения понтонного моста. Более того, именно в ходе этого сражения Ланн, предчувствовавший утром 22 мая собственную смерть, получил смертельное ранение.

В действительности, гибель Жана Ланна не была героической, как смерть маршала Бессьера, убитого 1 мая 1813 г. ядром во время рекогносцировки или маршала Ю. А. Понятовского, утонувшего 19 октября того же года во время финального этапа сражения при Лейпциге. Ланн получил смертельное ранение не во время атаки, можно сказать, случайно. Около 18 ч 22 мая, в конце упорнейшего дня, когда атаки с обеих сторон утихли, находясь во второй линии позиций в компании с другом генералом Пузе (его инструктора в 1792 г.), маршал невольно стал свидетелем гибели последнего, убитого ядром (или картечной пулей) наповал. Адъютант герцога Монтебелло и очевидец ранения Марбо вспоминал: "Взволнованный маршал... сделал сотню шагов в направлении Гросс-Энцерсдорфа, задумчиво сел на край рва, откуда стал смотреть на войска. Через четверть часа четверо солдат, тяжело несущих тело мертвого офицера, полностью завернутого в шинель, остановились передохнуть недалеко от маршала. Шинель откинулась, и Ланн узнал Пузе. - "А! Эта ужасная сцена будет преследовать меня повсюду!...", - вскричал он. Ланн поднялся и пересел на другое место. Он сидел, прикрыв рукой глаза, скрестив ноги, погруженный в печальные размышления. И в этот момент небольшое ядро третьего калибра (имеется в виду 3-фунтовое ядро - самого мелкого калибра. - М. Ч.), выпущенное из Энцерсдорфа, рикошетом попадает в маршала, прямо в его скрещенные ноги... Оно разбило ему коленную чашечку на одной ноге и подколенную впадину на другой. Я бросился к маршалу в тот же миг. Он мне сказал: "Я ранен... это ничего... дайте мне руку, помогите подняться...". Он попробовал встать, но это было невозможно!"50.

По словам главного хирурга Императорской гвардии и друга Ланна Д.-Ж. Ларрея, "после первого же рикошета ядро большого калибра (выделено мной. - М. Ч.) со всей силой ударило в левое колено маршала, раздробило его и, изменив направление, с не меньшей силой ударило по касательной по правому бедру, с которого сорвало кожный покров и большую часть мышц... и очень близко возле коленного сустава той же правой ноги, который, к большому счастью, не был задет. От удара о землю герцог Монтебелло испытал сильнейшее сотрясение мозга и внутренних органов... У маршала было бледное лицо, бледные губы, грустные и слезящиеся глаза, слабый голос и едва уловимый пульс". Таким образом, несколько неясно, чем был ранен маршал: "небольшим ядром" (Марбо) или ядром "большого калибра" (Ларрей)? Врач императорского двора Ж.-Б. Ланефранк даже сообщил, что первоначально, опираясь на характер ранения, хирурги (их имена Ланефранк не указал), говорили даже о картечной пуле51.

Немедленно собрался консилиум из всех авторитетных врачей: Ларрея, главного хирурга императорского двора А.-Ю. Ивана и гвардейского хирурга Пале. Марбо, ссылаясь на данные беседы с Иваном, утверждал, что мнение последнего о мерах по спасению маршала было противоположно позиции Ларрея, настаивавшего на ампутации: "Ларрей был главным среди врачей, его мнение возобладало, и маршалу ампутировали одну ногу..." Но даже и в этом случае сам Ларрей признавался, что решение на операцию ему далось нелегко: "все (выделено нами. - М. Ч.) мои товарищи признавали необходимость немедленной ампутации ноги, хотя из-за малых надежд на положительный исход и из-за чрезвычайного тяжелого состояния пациента никто не отваживался приступить к ней"52. Менее чем за две минуты Ларрей ампутировал маршалу левую ногу. Из-за тяжелого состояния пациента врачи решили повременить с его транспортировкой в Шёнбрунн, где он оказался бы в лучших условиях, и поместили раненого неподалеку, в доме пивовара в Эберсдорфе, в десятке километров от Шёнбрунна. Этот дом сохранился до настоящего времени; на его стене установлена памятная табличка на немецком языке. Круглосуточный присмотр за Ланном осуществлял Ланефранк и Пале.

После ампутации состояние раненого в первые дни после операции несколько улучшилось, и Наполеон 25 мая уверенно написал министру полиции Ж. Фуше: "Я думаю, что герцог Монтебелло будет ходить на деревянном протезе"53. Однако в ночь на 28 мая ампутация дала осложнения, у пациента, судя по всему, началась гангрена, - появился сильный жар, он перестал узнавать окружающих и стал бредить. Врачи разделились во мнениях: Ланефранк и Пеле давали пессимистические прогнозы, Ларрей и Иван настаивали, что все протекает нормально (в письме к личному врачу Наполеона Ж.-Н. Корвизару Ланефранк вспоминал: "Все окружающие, кроме меня и Пале, ни о чем не подозревали"). Личный камердинер Наполеона Л. Констан Вери утверждал о второй операции Ланна, намекая на ампутацию правой ноги, но ни Ларрей, ни Ланефранк не обмолвились об этом ни словом54. В 5 или 6 ч 31 мая, после недельной агонии, маршал скончался на руках своего адъютанта Марбо (он ошибочно отнес дату смерти маршала на 30 мая): "...в ночь с 29 на 30 (правильно: с 30 на 31 мая. - М. Ч.)... бред сменился упадком сил. Он пришел в себя, узнал меня, пожал мне руку, заговорил о своей жене и пятерых детях, о своем отце... Я был у его изголовья, он прислонил голову к моему плечу, казалось, задремал, и испустил последний дух..."55. Существовала легенда, что на смертном одре Ланн обвинял Наполеона в его амбициях; однако достоверных доказательств данной версии не обнаружено.

За свою полководческую карьеру Наполеон потерял убитыми трех маршалов из двадцати шести (Ланна, Бессьера и Понятовского), но именно в отношении Ланна император проявил самые глубокие и искренние человеческие чувства. Мамелюк Рустам и Констан вспоминали, как во время обеда слезы Наполеона капали в ложку с супом. Императрице Марии-Луизе император написал: "Потеря герцога Монтебелло, скончавшегося сегодня утром, потрясла меня до глубины души"56. Известить герцогиню Монтебелло об ужасной трагедии Наполеон решил лично. Письмо императора, столь простое и прямое, лишний раз доказало искренность скорби повелителя Франции: "Моя кузина! Этим утром от ран, полученных на поле брани, маршал скончался. Ваша боль - это и моя боль. Я потерял самого знаменитого в армии полководца, моего соратника в течение шестнадцати лет, человека, которого я всегда рассматривал как своего лучшего друга. Заверяю Вас, что его семья и дети всегда будут находиться под моей защитой, - именно с этой целью я и написал это письмо, ибо ничто на свете не может смягчить обрушившуюся на Вас горечь и боль от утраты самого близкого и дорогого Вам человека"57.

Забальзамированные останки герцога Монтебелло перевезли из Шёнбрунна в Страсбург. Год спустя тело маршала с большой помпой, с салютом и почестями по всем городкам и поселкам в сопровождении траурного кортежа, привезли в Париж. В день годовщины победы при Ваграме, 6 июля 1810 г., маршала торжественно похоронили в склепе Пантеона (ниша № 22); сердце Ж. Ланна погребено на парижском кладбище Монмартр. В последний путь маршала провожал огромная траурная процессия на глазах одетого в траур всего Парижа. Четыре маршала империи (Монсей, Даву, Ж.-М. Серюрье и настоявший на своем участии в этой процессии из благородных соображений Бессьер) несли траурный покров на гроб их славного коллеги. Рядом вышагивали с саблей в руке четыре солдата-инвалида, получившие ранения в сражениях под руководством Ланна. Останки знаменитого маршала сопровождали военные, гражданские и религиозные лица в строгом порядке58.

Потомки не забыли подвиги герцога Монтебелло. 25 мая 1834 г., к 65-летию маршала, в родном городе гасконца Лектуре торжественно была открыта статуя работы Ж.-П. Корто. Бюст маршала (вместе с бюстами только еще троих маршалов империи - Понятовского, Мортье и Бессьера) находится в учрежденной Луи-Филиппом "Галерее военной славы Франции" ("galerie des Batailles") Версальского замка, где увековечены самые славные битвы и полководцы Франции за 14 веков (с V до XIX в.). Имя Ланна выгравировано на восточной стороне Триумфальной арки на Площади Звезды. Его имя среди других маршалов находится в так называемом бульварном маршальском кольце в Париже. В 2009 г. общество "Наследие маршала Ланна" ("Memoire du Marechal Lannes") организовало и провело широкую и насыщенную программу по случаю празднования 240-летней годовщины со дня рождения герцога Монтебелло59. С другой стороны, в Лектуре до сих пор нет улицы, названной именем Ланна. Правда, улица, где он родился, носит название улицы Монтебелло, но любителям Второй империи это название будет напоминать другую победу французов над австрийцами, во время Австро-итало-французской войны 1859 г., одержанную при Монтебелло также французами над австрийцами, но полвека спустя (20 мая 1859 г.).

Как известно, до сих пор в отечественной и зарубежной литературе присутствуют обильные восторженные отзывы Наполеона о Ланне. В частности, классическим можно назвать изречение бывшего императора на о. Св. Елена от 4 - 5 декабря 1815 г.: "Ланн имел больше храбрости, чем рассудка, но с каждым днем постоянно уравновешивал эти два качества. Я нашел его пигмеем, а потерял гигантом". Отечественные историки традиционно называют Ланна одним из лучших маршалов Наполеона60. Но действительно ли смелый и отважный гасконец являлся выдающимся военным дарованием?

Прежде всего фраза Наполеона - "я нашел его пигмеем, а потерял гигантом" - не должна вводить нас в заблуждение. Он потерял "гиганта" Ланна не потому, что он уже уравновесил рассудок с храбростью, а потому, что он за свою 17-летнюю военную карьеру (с 1792 по 1809 гг.) только начал уравновешивать эти два качества. Тот же Наполеон на Св. Елене, спустя полгода (12 августа 1816 г.) очень метко сказал о действиях трех своих маршалов в апреле 1809 г.: "Массена проявил себя как выдающийся полководец, Даву показал себя достойным всех похвал и маршалом, созданным для великих дел... Ланн был настоящим Ахиллом армии, ее разящим мечом..."61. Соответственно, Ланн, по его признанию, был только "мечом", то есть блестящим исполнителем, а не "выдающимся полководцем" вроде Массены, или "маршалом, созданным для великих дел" как Даву.

Действуя на полях сражений бок о бок вместе с великим императором, Ланн не стал его учеником в стратегии войны. В актив Ланна обычно зачисляют победы при Монтебелло, Пултуске и Туделе, удачные действия при Фридланде и взятие Сарагосы. Победа при Монтебелло в 1800 г. стала возможной только благодаря своевременному подходу дивизии Виктора. Победа при Пултуске в 1806 г. была очень похожа на победу при Монтебелло: шансы на победу маршала были невысоки, если бы не своевременный приход 5-тысячной дивизии Дольтана. К тому же при Пултуске Наполеон отправил Ланна не для сражения с основными неприятельскими силами, а только для выхода в тыл русской армии. При Туделе ему требовалось уничтожить морально подавленные долгим отступлением войска испанцев Кастаньоса и Палафокса, а в ходе взятия Сарагоссы - довершить начатое предшественниками дело. Сравнение Ланна с Сультом (первый был старше менее чем на месяц) и Даву (который был младше Ланна на год) вообще не выдерживает никакой критики.

Французский генерал и военный мыслитель XIX в. Ж.-Л. Лёваль справедливо сказал: во время Первой империи "...очень многочисленны были люди действия, энергии и порыва, дебюты которых были ознаменованы блестящими подвигами. Их храбрость привлекала к ним внимание, и они достигали самых высоких должностей, оставаясь все теми же, какими они были в начале своей карьеры. После такого количества походов, практика войны их ничему не научила. Опыта они не приобрели... Всегда восхитительные бойцы, они никогда не доросли до людей с замыслом"62. Ланн - один из образцов, подтверждающих данное высказывание. Неслучайно немецкий военный историк Г. Дельбрюк, анализируя военные дарования французских генералов и маршалов периода Революции и Первой империи, сказал о Ланне (равно как и о Ж.-Б. Журдане и Лефевре): в королевской армии остался бы рядовым или в лучшем случае дослужился бы до унтер-офицера. Выше них Дельбрюк ставил таланты Ожеро, Сульта, Нея, Мюрата, Виктора и Удино63.

Маршал Первой империи Жан Ланн действительно был одной из самых ярких и привлекательных величин в блистательном созвездии наполеоновских маршалов, любящим отцом и другом Наполеона, но человеком с ограниченным кругозором и снедаемый огромными и непомерными амбициями. Ланн обладал невероятным и неповторимым умением поднимать боевой дух солдат, невиданной храбростью и редким мужеством, необходимым хладнокровием на поле боя. Под чутким присмотром Наполеона он успешно демонстрировал прекрасные качества умелого тактика, но военные дарования маршала принципиально ничем не отличались от успешных маневров других известных наполеоновских маршалов и даже генералов. В 1804 г. Ланну удалось найти маршальский жезл в своем походном ранце, но найти свой Ауэрштедт ему было явно не по силам.

Примечания

1. КУРИЕВ М. М. Маршалы Наполеона: групповой портрет. - Very Important Person, 1991, N 1, с. 60 - 63; ТРОИЦКИЙ Н. А. Маршалы Наполеона. - Новая и новейшая история, 1993, N 5, с. 169; ШИКАНОВ В. Н. Созвездие Наполеона. М. 1999.

2. VALYNSEELE J. Les Marechaux de Premier Empire. P. 1957, p. 133 - 134, 144; LANNES Ch. Le Marechal Lannes. Tours, s.d., p. 10 - 11.

3. МАРБО М. Мемуары генерала барона де Марбо. М. 2005, с. 345.

4. Там же, с. 23 - 24, 345.

5. THOUMAS. Le marechal Lannes. P. 1891, p. 5; LANNES Ch. Op. cit., p. 16. В этой фразе существует явная двусмысленность: сосед отца употребил слово "capitaine", которое обозначает одновременно и "полководец", и чин капитана.

6. LANNES Ch. Op. cit., p. 13.

7. DAMAMME J. -C. Lannes. Marechal d'Empire. P. 1987, p. 74.

8. Ibidem., p. 31.

9. WILLETTE L. Le Marechal Lannes, un d'Artagnan sous l'Empire. P. 1979, p. 55, 56.

10. Ibidem., p. 57 - 58.

11. LAS-CASES E. de. Memorial de Sainte-Helene. T. 1. P. 1999, p. 234; Ibidem. T. 2. P. 1999, p. 1064.

12. МАРБО М. Ук. соч., с. 346; LANNES Ch. Op. cit., p. 32.

13. DAMAMME J. -C. Op. cit., p. 326 - 330; WILLETTE L. Op. cit, p. 88 - 90.

14. CHAPTAL. Mes souvenirs sur Napoleon. P. 1893, p. 252. См. также: ESPINCHAL H. d'. Souvenirs militaires (1792 - 1814). P. 1901, t. 1, p. 144 - 145.

15. ЛАШУК А. Наполеон. Походы и битвы. 1796 - 1815. М. 2004, с. 150 - 152. См. также: ЧАН-ДЛЕР Д. Военные кампании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя. М. 1999, с. 190.

16. BOURRIENNE. Memoires. Т. 4. Р. 1829, р. 112.

17. ЧАНДЛЕР Д. Военные кампании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя. М. 1999, с. 190; CUGNAC G. de. Campagne de l'Armee de Reserve en 1800. P. 1900, p. 268; JOMIN1. Histoire critique et militaire des Guerres de la Revolution. Bruxelles. T. 13. 1838, p. 212 - 213; Memoires pour servir a l'histoire de France sous Napoleon (Memoires de Napoleon). T. VI. P. 1830, p. 223 - 224; THOUMAS. Op. cit., p. 75; SARGENT H.H. Campaign of Marengo. Lnd. 1897, p. 157 - 158; KELLERMANN. Histoire de la campagne 1800. P. 1854, p. 136.

18. PERIN R. Vie militaire de J. Lannes, Marechal de l'Empire, duc de Montebello. P. 1809, p. 149; DAMAMME J. -C. Op. cit., p. 60 - 61; Correspondance de Napoleon. T. 6. P. 1860, p. 360 - 362.

19. АБРАНТЕС Л. Записки герцогини д'Абрантес. Т. 3. М. 1835, с. 297; МАРБО М. Ук. соч., с. 345.

20. АБРАНТЕС Л. Ук. соч. Т. 4. М. 1836, с. 317 - 318; REMUSAT de. Memoires. T. 2. Р. 1880, р. 383; PASQUIER. Memoires. Т. I. Р. 1894, р. 379 - 380; DURAND S.C. Memoires sur Napoleon, l'imperatrice Marie-Louise et la cour des Tuileries (1810 - 1814). P. 1828, p. 61.

21. VALYNSEELE J. Op. cit, p. 134, 140, 143; CHARDIGNY. Les Marechaux de Napoleon. P. 1977, p. 459. О потомках маршала см. также: (htt://www.vokrugsveta.ru/telegraph/history/289/) и (http://web.genealogie.free.fr/Les_dynasties/Les_dynasties_celebres/Franc e/Dynastie_Lannes.htm)

22. CAULAINCOURT. Memoires. Т. 2. Р. 1933, р. 331.

23. БУРИЕНН. Записки. Т. 5. СПб. 1834, с. 61 - 62. ШИКАНОВ В. Н. Ук. соч., с. 157 - 159; THIERS A. Histoire du Consulat et de l'Empire. T. 3. P. 1845, p. 325 - 326; СОКОЛОВ О. В. Армия Наполеона. СПб. 1999, с. 426; ЛАШУК А. Гвардия Наполеона. М. 2003, с. 36.

24. LANNES Ch. Op. cit., p. 57.

25. БУРИЕНН. Ук. соч., с. 62.

26. АБРАНТЕС Л. Ук. соч. Т. 5. М. 1835, с. 283 - 284.

27. ABRANTES L. d'. Histoire des salons de Paris. T. 6. Bruxelles. 1838, p. 175.

28. БУРИЕНН. Ук. соч., с. 59.

29. BOREL M. La mission diplomatique du general Lannes a Lisbonne (1801 - 1804). - Revue des Deux Mondes. T. 4. P. 1911, p. 374 - 375, 653 - 655, 657, 658 - 659, 667; Dictionnaire Napoleon. P. 1987, p. 1368.

30. STERN J. Le chateau de Maisons. - Revue de Paris, 1934, t. 3, p. 649.

31. THIEBAULT. Memoires. T. 3. P. 1894, p. 463 (note); WILLETTE L. Op. cit., p. 157, 159.

32. АБРАНТЕС Л. д'. Ук. соч. Т. 9 М. 1836, с. 320; МАРБО М. Ук. соч., с. 328 - 331.

33. CHARDIGNY L. Op. cit., p. 103 - 104.

34. Ibidem., p. 104.

35. CAULAINCOURT. Op. cit., p. 331, 332.

36. Correspondance du Marechal Davout, prince d'Eckmuhl (1801 - 1815). T. 1. P. 1885, p. 380; FOUCART P. Campagne de Pologne. Novembre-decembre 1806 - janvier 1807 (Pultusk et Golymin). T. 1. P. 1882, p. 468 (note), 471.

37. Dictionnaire Napoleon, p. 1430.

38. FOUCART P. Op. cit., p. 471 - 472. См. также: Ibidem., p. 469 - 470; G.L. La manoeuvre de Pultusk. - Revue d'histoire, 1911, N 123, p. 135.

39. FOUCART P. Op. cit., p. 472; ЛЕТТОВ-ФОРБЕК. О. фон. История войны 1806 и 1807 гг. Т. 3. Варшава. 1896, с. 114.

40. DAMAMME J. -C. Op. cit., р. 227 - 229; WILLETTE L. Op. cit., p. 178. Один из первых биографов маршала вообще о Пултуске предпочел упомянуть бегло, не вдаваясь в детали: PERIN R. Op. cit., р. 190 - 191. См. также: Victoires, conquetes, desastres, revers et guerres civiles des francos. T. 17. P. 1820, p. 31; Campagne de la Grande armee en Saxe, en Prusse et en Pologne en l'an 1806 et l'an 1807. P. 1807, p. 253 - 254.

41. DURAND S. -C. Op. cit., p. 61. Наполеон говорил Коленкуру, что Ланн страстно хотел бы принадлежать к благородному сословию. См.: CAULAINCOURT. Op. cit., p. 330.

42. REGENBOGEN L. Napoleon a dit. P. 1998, p. 362; Correspondance de Napoleon, 1865, t. 17, p. 530.

43. BELMAS J. Journaux des sieges faits ou soutenus par les francais dans la Peninsule, de 1807 a 1814. T. 2. P. 1836, с 139; BEY F. Lannes s'empare de Saragosse. - La revue de Napoleon, 2009, N 37, p. 5; HUGO A. France militaire. T. 4. P. 1838, p. 92; PERIN R. Op. cit, p. 211.

44. DAMAMME J. -C. Les soldats de la Grande Armee. P. 2002, p. 183; THIERS A. Histoire du Consulat et de l'Empire. T. 9. P. 1849, p. 567.

45. Lettres, rapports recus ou envoyes par S.E. Monsieur le Marechal duc de Montebello a S.M. l'Empereur ou aux autres Marechaux pendant la siege et la prise de la ville de Saragosse. - Revue des Etudes Napoleoniennes. T. XIV. P. 1918, p. 158. См. также: PETIT M. Les sieges celebres. P. 1881, p. 214.

46. Lettres, rapports.., p. 167, 185.

47. Ibidem., p. 306; BELMAS J. Op. cit., p. 327, 329, 322 - 323, 415; BEY F. Op. cit, с 13; DIGBY S. The Greenhill Napoleonic Wars Data Book. Lnd. 1998, p. 280; Dictionnaire Napoleon, p. 1536; LEJEUNE. Sieges de Saragosse. P. 1840, p. 246; JOSEPH. Memoires et correspondance politique et militaire du Roi Joseph. T. 5. P. 1854, p. 413 - 414.

48. Lettres, rapports.., p. 192, 306, 327.

49. ЛАШУК А. Наполеон. Походы и битвы, с. 424.

50. МАРБО М. Ук. соч., с. 336.

51. LARREY D. -J. Memoires de chirurgie militaire et campagnes T. 3. P. 1812, p. 278; THOUMAS. Op. cit, p. 366 - 367.

52. LARREY D. -J. Op. cit., p. 278, 279; МАРБО М. Ук. соч., с. 336; THOUMAS. Op. cit, p. 367.

53. Correspondance de Napoleon. T. 19. P. 1866, p. 43; МАРБО М. Ук. соч., с. 336; DAMAMME J. -C. Les soldats de la Grande Armee, p. 252.

54. THOUMAS. Op. cit, p. 368; CONSTANT L. Memoires. T. 4. P. 1830, p. 146.

55. МАРБО М. Ук. соч., с. 341. Случайно или нет, но доктор Ланефранк, не покидавший пациента после операции, в подробном письме к Корвизару о последних днях маршала не упомянул ни одним словом о Марбо вообще, равно как и о его присутствии или какого-либо другого адъютанта Ланна при маршале в последние минуты его жизни. См.: THOUMAS. Op. cit., p. 366 - 370.

56. РУСТАМ Р. Моя жизнь рядом с Наполеоном. Ереван. 1997, с. 126; CONSTANT L. Op. cit. Т. 5. P. 1830, p. 62; DAMAS-HINARD J. -J. Napoleon. Ses opinions et jugements sur les hommes et sur les choses. T. 2. P. 1838, p. 41.

57. Correspondance de Napoleon. T. 19. P. 1866, p. 62. См. также; НАПОЛЕОН. Воспоминания и военно-исторические произведения. М. 1994, с. 627. Кончина Ланна вызвала небывалый траур и у масонов, среди которых покойный занимал высокие посты, в частности, в ложе "Великий Восток" ("Grande Orient"). См.; Dictionnaire de la franc-maconnerie. P. 1987, p. 763.

58. Подробнее о церемонии захоронения см.: ШИКАНОВ В. Н. Ук. соч., с. 420 - 424.

59. lannes.org/manifestations.html

60. LAS-CASES E. de. Op. cit., t. 1, p. 280, 361; ТАРЛЕ Е. В. Наполеон. M., 1991, с 211; МАНФРЕД А. З. Наполеон Бонапарт. М. 1971, с. 152; ТРОИЦКИЙ Н. А. Александр I и Наполеон. М. 1994, с. 167.

61. LAS-CASES E. de. Op. cit. Т. 1, p. 234; Т. 2, p. 1064. Примечательно, что один из биографов Ланна, цитируя слова императора о "разящем мече", "не заметил" характеристики Массены и Даву, приведенных Наполеоном в одном и том же предложении. См.: WILLETTE L. Ор. cit., p. 222.

62. Стратегия в трудах военных классиков. М. 2003, с. 164.

63. ДЕЛЬБРЮК Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т. 4. СПб. 1997, с. 306.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Вот сижу как дурак думаю (запятую поставить по своему усмотрению) - с какого момента делить тему и как ее делить? И стоит ли делить? Про то, что 1937 г. был более благоприятным для Японии в смысле нападения на Китай, чем 1592 г., думаю, копья ломать не стоит. А вот о причинах того, что помешало с 1937 по 1941 г. порвать Китайскую Республику с ее отсталой армией на ленты и торжественно завершить войну в Чунцине - это вопрос. Он сам по себе ценен. Его вынести? Но/Или как?
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Если есть интерес - оченьмногацифар про нефть и Епонию: http://samlib.ru/t/tolstoj_w_i/ekonomicheskiepotenshialisshaiyponiinakanunevmv.shtml В любом случае, идеальные условия для вторжения в Китай у Японии были, тотальное превосходство в вооружении и подготовке было, и больше оно никогда не повторялось. Но "не шмогла я" (с) В 1592 г. все строилось либо на клиническом случае острого психоза у Тоётоми Хидэёси, либо на его расчете сплавить против Китая и Кореи своих "лепших друзей", чтобы они там полегли. Второй случай кажется предпочтительнее.  
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Это помешало Японии: а) счесть этого достаточным? б) начхать на эмбарги и прочие постукивания кулачишком по столикам? И это помогло Японии одержать убедительную победу в Китае?
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Сахалинская нефть в "нефтяном балансе" Японии на начало Тихоокеанской войны - что-то около 3-4%. Импорт, который подпадал под эмбарго - до 80%. Простая арифметика. 
    • Археологические находки
      Уникальная находка в Египте - бальзамировальная комната: https://news.mail.ru/society/34115399/?frommail=1  
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Военное дело аборигенов Филиппинских островов.
      Автор: hoplit
      Laura Lee Junker. Warrior burials and the nature of warfare in pre-Hispanic Philippine chiefdoms //  Philippine Quarterly of Culture and Society, Vol. 27, No. 1/2, SPECIAL ISSUE: NEW EXCAVATION, ANALYSIS AND PREHISTORICAL INTERPRETATION IN SOUTHEAST ASIAN ARCHAEOLOGY (March/June 1999), pp. 24-58.
      Jose Amiel Angeles. The Battle of Mactan and the Indegenous Discourse on War // Philippine Studies vol. 55, no. 1 (2007): 3–52.
      Victor Lieberman. Some Comparative Thoughts on Premodern Southeast Asian Warfare //  Journal of the Economic and Social History of the Orient,  Vol. 46, No. 2, Aspects of Warfare in Premodern Southeast Asia (2003), pp. 215-225.
      Robert J. Antony. Turbulent Waters: Sea Raiding in Early Modern South East Asia // The Mariner’s Mirror 99:1 (February 2013), 23–38.
       
      Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
       
      Linda A. Newson. Conquest and Pestilence in the Early Spanish Philippines. 2009.
      William Henry Scott. Barangay: Sixteenth-century Philippine Culture and Society. 1994.
      Laura Lee Junker. Raiding, Trading, and Feasting: The Political Economy of Philippine Chiefdoms. 1999.
      Vic Hurley. Swish Of The Kris: The Story Of The Moros. 1936. 
       
    • Долгов В.В. Мстислав Великий
      Автор: Saygo
      Долгов В.В. Мстислав Великий // Вопросы истории. - 2018. - № 4. - С. 26-47.
      Работа посвящена князю Мстиславу Великому, старшему сыну Владимира Мономаха и английской принцессы Гиты Уэссекской. По мнению автора, этот союз имел, прежде всего, генеалогическое значение, а его политический эффект был невелик. В публикации дан анализ основным этапам биографии князя. Главные политические принципы, реализуемые в политике Мстислава — это последовательный легитимизм и строгое соответствие обычаю и моральным нормам. Неукоснительное соблюдение принципа справедливости дало князю дополнительные рычаги для управления общественным мнением и стало источником политического капитала, при помощи которого Мстислав удерживал Русь от распада.
      Князь Мстислав Великий, несмотря на свое горделивое прозвище, в отечественной историографии оказался обделен вниманием. Он находится в тени своего отца — Владимира Мономаха, биографии которого посвящена обширная литература. Между тем, деятельность Мстислава, хотя и уступает по масштабности свершениям Карла Великого, Оттона I Великого, Ивана III или Петра Великого, все же весьма интересна. Это был последний князь, при котором домонгольская Русь сохраняла некоторое подобие единства перед длительным периодом раздробленности.
      В древнерусской летописной традиции никакого прозвища за Мстиславом Владимировичем закреплено не было. Только один раз летописец, сравнивая Мстислава с его отцом Владимиром Мономахом, именует их обоих «великими»1. В поздних летописях Мстислав иногда называется «Манамаховым»2. Традиция добавления к его имени прозвища «Великий» заложена В.Н. Татищевым, который писал: «Он был великий правосудец, в воинстве храбр и доброразпорядочен, всем соседем его был страшен, к подданым милостив и разсмотрителен. Во время его все князи руские жили в совершенной тишине и не смел един другаго обидеть»3.
      При этом первый вариант труда Татищева, написанный на «древнем наречии», и являющийся, по сути, сводом имевшихся у историка летописных материалов, никаких упоминаний о прозвище не содержит4. Очевидно, Татищев ввел наименование «Великий», при подготовке «Истории» для широкого круга читающей публики, стремясь сделать повествование более ярким.
      Год рождения Мстислава Великого известен точно. Судя по всему, как ни странно, он позаботился об этом сам. Сообщение о его рождении было добавлено в погодную запись под 6584 (1076) г.5 в той редакции «Повести временных лет», которая была составлена при патронате самого Мстислава6.

      Мстислав Великий в Царском Титулярнике, 1672 г.

      Мстислав у смертного одра Христины (вверху слева). Из Лицевого летописного свода XVI в.

      Свадьба Мстислава с Любавой (вверху). Из Лицевого летописного свода XVI в.
      Отец Мстислава — князь Владимир Всеволодович Мономах был женат не единожды. Источники не дают возможности сказать наверняка, два или три раза. Однако личность матери Мстислава известна точно — это принцесса Гита Уэссекская, дочь последнего англосаксонского короля Гарольда II Годвинсона. Король Гарольд пал в битве при Гастингсе, которая стала решающим событием нормандского вторжения. Англия попала в руки герцога Вильгельма Завоевателя. Гита с братьями вынуждена была бежать.
      О браке английской принцессы с русским князем молчат и русские, и англо-саксонские источники, хотя и Повесть временных лет, и Англо-саксонская хроника излагают события той поры достаточно подробно. Но, видимо, глобальные исторические катаклизмы заслонили для русского и англосаксонского летописцев судьбы осиротевшей принцессы, оставшейся без королевства.
      Брак Гиты с Владимиром Мономахом остался бы неизвестен потомкам, если бы в его подготовке не были замешаны скандинавы, которым было свойственно повышенное внимание к брачно-семейным вопросам. Основной формой исторических сочинений у них долгое время оставались не летописи, а записи семейных историй — саги. Из саг семейные истории перекочевали в многотомную хронику Саксона Грамматика, написанную в XII—XIII веках.
      Саксон Грамматик сообщает, что дочь погибшего англо-саксонского короля вместе с братьями нашла убежище у датского короля Свена Эстридсена, приходившегося им родственником. Бабушка принцессы Гиты — тоже Гита (Торкельдоттир) — была сестрой Ульфа Торкельсона, ярла Дании, отца Свена. Таким образом, она приходилась королю Дании двоюродной племянницей.
      Саксон пишет, что король Свен принял сирот по-родственному, не стал вспоминать прежние обиды и устроил брак Гиты с русским королем Вольдемаром, «называемым ими самими Ярославом» (Quos Sueno, paterm eorum meriti oblitus, consanguineae pietaiis more excepit puellamaue Rutenorum regi Waldemara, qui et ipse Ianzlavus a suis est appellatus, nuptum dedit)7.
      Династические связи Рюриковичей с европейскими владетельными домами в XI в. были в порядке вещей. Дети князя киевского Ярослава Мудрого — дедушки и бабушки Мстислава — сочетались браком с представителями влиятельнейших королевских родов. Елизавета Ярославна вышла замуж за норвежского короля Харальда Сигурдарсона Сурового Правителя, Анастасия — за венгерского короля Андроша, Анна — за французского короля Генриха I. Иностранных невест получили и сыновья: Изяслав был женат на польской принцессе, Святослав — на немецкой графине. Однако самая аристократичная невеста досталась его деду — Всеволоду. Ею стала дочь византийского императора Константина Мономаха.
      Браки заключались с политическим прицелом: династические связи обретали значение политических союзов. Во второй половине XI в. на Руси разворачивалась борьба между сыновьями Ярослава, и международные союзы играли в этой борьбе не последнюю роль. По мнению А.В. Назаренко, целью женитьбы князя Святослава Ярославича на графине Оде Штаденской было обретение союзника в лице ее родственника — императора Генриха IV. Союзник был необходим для нейтрализации активности польского короля Болеслава II, поддерживавшего главного соперника Святослава — его брата, киевского князя Изяслава Ярославича. В рамках этих событий Назаренко рассматривает и брак Мономаха с английской принцессой.
      Не подвергая сомнению концепцию исследователя в целом, необходимо все-таки оговориться, что политические резоны этого брака выглядят весьма призрачно. Ведь Гита была принцессой без королевства. По мнению Назаренко, брак с Гитой мог стать «мостиком» для установления союзных отношений с королем Свеном, который выступал союзником императора Генриха в борьбе против восставших саксов, и, следовательно, теоретически тоже мог стать частью военно-политического консорциума, направленного против Болеслава. Это предположение логически непротиворечиво, и поэтому вполне вероятно.
      Однако версия, что юному князю просто нужна была жена, выглядит все же правдоподобней. В хронике Саксона Грамматика устройство брака представлено как чистая благотворительность со стороны Свена Эстридсена. Никаких серьезных признаков установления союзных отношений с ним нет. В события междоусобной борьбы на Руси он не вмешивался. Английские родственники принцессы лишились власти. То есть, Гита была невестой без политического приданого (а, возможно, и вовсе без приданого). Брак с ней был продиктован матримониальной необходимостью. Юному княжичу искали невесту знатного рода, а бесприютной принцессе — дом и прочное положение. Это, скорее всего, и свело Владимира Мономаха с Гитой Уэссекской.
      События, упомянутые в хронике Саксона Грамматика, нашли отражение и в Саге об Олафе Тихом: «На Гюде, дочери конунга Харальда женился конунг Вальдамар, сын конунга Ярицлейва в Хольмгарде и Ингигерд, дочери конунга Олава Шведского. Сыном Валвдамара и Гюды был конунг Харальд, который женился на Кристин, дочери конунга Инги Стейнкельссона»8. Подобные сведения содержатся и в ряде других саг9. Следует отметить, что в текст саг вкралась неточность: «конунг Вальдамамр» назван сыном «конунга Ярицлейва». Среди потомства князя Ярослава действительно был Владимир — один из старших его сыновей, князь новгородский. Но он скончался задолго до битвы при Гастингсе, а может быть еще и до рождения самой Гиты — в 1052 году10. Поэтому в данном случае, несомненно, имеется в виду внук Ярослава — Владимир Мономах.
      Саги дают еще одну интересную подробность: помимо своего славянского имени — Мстислав, крестильного — Фёдор11, князь имел еще и «западное» имя — Харальд, данное ему матерью, принцессой Гитой, очевидно, в честь его деда — англосаксонского короля.
      Основное имя, под которым он упоминается в исторических источниках — Мстислав — тоже было получено им неслучайно. Наречение было чрезвычайно важным делом в княжеской семье. Отдельные ветви княжеского рода имели свой излюбленный набор династических имен. Новорожденный князь мог получить и имя, характерное для рода матери или вовсе стороннее. Но в целом династические предпочтения прослеживаются достаточно ясно.
      «Владимир Мономах явно рассматривает себя как основателя новой династической ветви рода, свою семью — как некое обновление ветви Ярославичей. Возможно, он видит в самом себе прямое подобие своего прадеда Владимира Святого. По крайней мере, в имянаречении своих сыновей он явно возвращается именно к этому отрезку родовой истории», — отмечают исследователи древнерусского именослова А.Ф. Литвина и Ф.Б. Успенский12.
      До рождения героя настоящего исследования был известен только один князь с именем Мстислав — Мстислав Чермный, князь тмутараканский и черниговский, чей образ в Повести временных лет имеет черты эпического героя. Причем, Новгородская первая летопись, в которой, как считается, отразился Начальный свод, предшествовавший Повести временных лет, почти ничего не сообщает о Мстиславе тмутараканском кроме самого факта его рождения. Все героические подробности — единоборство с касожским князем Редедей, благородный отказ от борьбы с братом Ярославом Мудрым за киевский престол — появляются только в Повести, создание одной из редакций которой было осуществлено игуменом Сильвестром, близким Владимиру Мономаху13. Сам литературный образ Мстислава тмутараканского (особенно, отказ от междоусобной борьбы с братом) отчетливо перекликается с идейными принципами самого Мономаха, высказанными в его Поучении. Героизмом и благородством Мстислав тмутараканский вполне подходил на роль «династического прототипа» для старшего сына Мономаха.
      Кроме того, Мстислав, согласно одному из двух летописных перечней14, был одним из старших сыновей Владимира Святого от полоцкой княжны Рогнеды Рогволдовны. И в дальнейшем Мстиславами нарекали преимущественно старших сыновей в роду потомков Ярослава Мудрого.
      Рождение и раннее детство Мстислава пришлись на бурную эпоху. Его отец Владимир Мономах проводил жизнь в бесконечных походах и стремительно рос в княжеской иерархии, переходя от одного княжеского стола к другому. В год рождения своего первенца Владимир совершил поход в Чехию. В рассказе о своей жизни, являющемся частью «Поучения», Мономах пишет о стремительной смене городов во время походов: Ростов, Курск, Смоленск, Берестье, Туров и пр. Рассказ Мономаха не дает возможности понять, титульным князем какого города он был и где могла помещаться его семья. Под 1078 г. летопись упоминает его сидящим в Смоленске. Но 1078 г. был отмечен очередным витком междоусобной войны: в битве на Нежатиной ниве погиб великий князь Изяслав, дед Мстислава — Всеволод Ярославич — стал новым князем киевским, а Мономах сел в Чернигове. Где пребывал в то время двухлетний Мстислав с матерью — неизвестно. Учитывая опасную обстановку, в которой происходило обретение Мономахом нового престола, вряд ли семья была при нем неотлучно. Относительно безопасным убежищем могло быть родовое владение деда — город Переяславль-Южный.
      Как это было заведено в роду Рюриковичей, первый княжеский стол Мстислав получил еще ребенком. В 1088 г. его дядя Святополк Изяславич ушел из Новгорода на княжение в Туров15. Покинуть северную столицу ради относительно небольшого городка Святополка побудило, очевидно, желание занять более выгодную позицию в борьбе за киевское наследство, которое могло открыться после смерти великого князя Всеволода.
      По словам летописца, в период киевского княжения Всеволода одолевали «недузи»16. По закону «лествичного восхождения», Святополк был следующим по очереди претендентом на главный трон. Но времена были неспокойные. Русь раздирали междоусобные войны. Многочисленные родственники могли не посчитаться с законным правом, поэтому претендент решил себя обезопасить.
      Однако Всеволод прожил еще почти пять лет. Русь в то время представляла собой политическую шахматную доску, на которой разыгрывалась грандиозная партия. Это была сложная игра с замысловатой стратегией и тактикой. В освободившийся Новгород старый князь посадил своего двенадцатилетнего внука17. Возраст по меркам XI в. был вполне подходящим.
      Новгород неоднократно становился стартовой площадкой для княжеской карьеры. Однако в данном случае это событие оказалось малозначительным: автор Повести временных лет, отметив уход Святополка из Новгорода, не сообщил, кто пришел ему на смену. То, что это был именно Мстислав, мы узнаем из перечня новгородских князей, который был составлен значительно позже описываемых событий. Список этот читается в Новгородской первой летописи младшего извода. В Комиссионном списке летописи он повторяется два раза: перед основным текстом (этот вариант списка оканчивается Василием I Дмитриевичем)18 и внутри текста (там в качестве последнего новгородского князя фигурирует Василий II Васильевич Тёмный)19. Таким образом, списки эти, скорее всего, современны самой летописи, написанной в XIV веке. Откуда летописец XIV в. черпал информацию? Возможно, он ориентировался на какие-то не дошедшие до нашего времени перечни князей. Но не исключен вариант, что он сам составлял их, исходя из содержания летописи. Повесть временных лет содержит смысловую лакуну: кто был новгородским князем после ухода Святополка — не ясно. Поздний летописец вполне мог заполнить ее по своему усмотрению, поместив список князей прославленного Мстислава. Поэтому полной уверенности в том, что первым столом, который получил Мстислав, был именно новгородский — нет.
      На страницах Повести временных лет Мстислав как деятельная фигура впервые упоминается только под 1095 г. как князь Ростова20. В этом году княживший в Новгороде Давыд Святославич ушел на княжение в Смоленск. За год до этого брат Давыда — Олег Святославич, один из главных антигероев древнерусской истории, вернул себе родовой Чернигов. Святославичи объединялись на случай обострения борьбы за великокняжеский престол. Очевидно Давыд стремился утвердиться в Смоленске потому, что город был связан с Черниговом водной артерией — Днепром. Это открывало возможность быстро организовать совместное выступление на Киев: отец братьев — князь Святослав изгонял из Киева отца действовавшего великого князя Святополка II Изяславича. То, что Святополк делал со своим родным братом, то Олег и Давыд могли проделать с двоюродным. Располагая силами Черниговской, Смоленской и Новгородской земель, братья были способны побороться за главный стол.
      Однако их планам не суждено было сбыться. Самостоятельной силой проявила себя община Новгорода. Уход Давыда новгородцы расценили как предательство. Они обратились не просто к другому князю, но к представителю враждовавшего с предыдущим семейного клана — Мстиславу Владимировичу. «Иде Святославич из Новагорода кь Смоленьску. Новгородце же идоша Ростову по Мьстислава Володимерича», — сообщает летопись21. Конструкция противопоставления, оформленная при помощи частицы «же», показывает, что летописец считал обращение к Мстиславу как ответ на уход Давыда, а не просто замещение вакантного места. В «шахматной игре» князей фигуры нередко совершали самостоятельные ходы, сводя на нет княжеские планы и взаимные счеты. Самостоятельное обращение новгородцев к Мстиславу — дополнительный довод в пользу того, что молодой князь уже правил в волховской столице и хорошо зарекомендовал себя.
      В планы Давыда не входило терять Новгород. Но новгородцы «Давыдови рекоша “не ходи к нам”»22. Пришлось Святославичу довольствоваться Смоленском.
      Система пришла в относительное равновесие. Расстановка сил позволяла на время забыть об усобицах. Перед Русью стояла серьезная проблема — набеги кочевников-половцев. Противостояние им требовало консолидации сил всех русских земель. Главным организатором борьбы против кочевников выступил Владимир Всеволодович Мономах — на тот момент князь переяславский. Мономах действовал совместно с великим киевским князем Святополком II. Таким образом, две из трех ветвей потомков Ярослава Мудрого объединились в борьбе с внешней угрозой. Киев и Переяславль выступили единой силой.
      Но третья ветвь — черниговская — осталась в стороне. Более того, Олег Святославич, не имея сил бороться против братьев, наводил на Русь половецкие войска, за что и был назван автором «Слова о полку Игореве» Гориславичем. С половцами пришел Олег, и в 1094 г. войско не понадобилось — Владимир Мономах, видя разорение, которое несли с собой кочевники, фактически добровольно вернул Олегу его земли. Олег сел в Чернигове, но половецкие войска требовали оплаты. Олег разрешил им грабить родную черниговскую землю23.
      Несмотря на предательское, по сути, поведение Олега, Святополк II и Владимир Мономах были готовы начать с ним сотрудничество. Очевидно, они понимали, что Олег был доведен до крайности потерей отцовского наследства и не имел возможности выбрать другие средства для возращения утраченной отчины. Но теперь справедливость была восстановлена, и двоюродные братья в праве были рассчитывать на то, что Олег присоединится к ним в праведной борьбе.
      Однако не таков был Олег Гориславич. Примириться с двоюродными братьями в противостоянии, начатом еще их отцами, он не мог. В 1095 г. братья позвали его в поход на половцев. Это было первое предложение о совместных действиях, которое должно было положить конец вражде. Олег пообещал, но в итоге в поход не пошел. Святополку II и Владимиру Мономаху пришлось идти без него. Поход был удачный, русское войско вернулось с победой и богатой добычей. Но досада у братьев осталась. Они «начаста гневатися на Олга, яко не шедшю ему на поганыя с нима»24.
      В качестве компенсации за уклонение от похода Святополк II и Владимир Мономах потребовали у Олега Святославича выдать им сына половецкого хана Итларя, которого держал у себя черниговский князь. Но Олег не сделал и этого. «Бысть межи ими ненависть», — резюмировал летописец.
      Двойной отказ от сотрудничества привел к тому, что со стороны киевско-переяславской коалиции последовала санкция, пока относительно мягкая. Сын Мономаха — Изяслав Владимирович — занял город Олега Муром, изгнав оттуда княжеского наместника. Муром был небольшим городком, лежавшим на границе русских земель.
      Потеря Мурома, конечно же, не заставила Олега одуматься. Скорее, наоборот — еще больше разозлила и ожесточила его. Пружина вражды стала раскручиваться с новой силой.
      В 1096 г. Святополк и Владимир послали к Олегу предложение, которое выглядело как образец братской любви и добрых намерений: «Поиди Кыеву, ать рядъ учинимъ о Руской земьле предъ епископы, игумены, и предъ мужи отець нашихъ и перъд горожаны, дабы оборонили землю Русьскую от поганыхъ»25.
      Учитывая, что Муром в тот момент не был возвращен Олегу, понятно, что предложение братьев черниговский князь воспринял едва ли не как издевательство. Его реакция была резкой. Олег «усприемъ смыслъ буй и словеса величава» ответил: «Несть лепо судити епископомъ и черньцемъ или смердомъ»26. Категории населения, которые в послании Святослава и Владимира олицетворяли Русскую землю (высшее духовенство, старые дружинники, горожане), в устах Олега превращались в «низы», достойные лишь аристократического презрения. Игуменов он низводил до простых монахов-чернецов, а свободных горожан называл смердами. В композиции летописи дерзкая речь князя Олега обозначала его окончательный разрыв не только с великокняжеской коалицией, но и со всем установившимся общественным порядком. Олег, таким образом, выступил как носитель антикультурного, разрушительного начала.
      Соответственно, последующие действия братьев предстают не просто очередным ходом в междоусобной войне, а законным возмездием, восстановлением надлежащего порядка. Сначала они изгнали Олега из Чернигова. Олег затворился в Стародубе, но после ожесточенной осады был изгнан и оттуда. Затравленный Олег дал обещание уйти к своему брату Давыду в Смоленск, а затем вместе с ним явиться в Киев. Этим обещанием он спас себя от преследования. Но как только непосредственная опасность миновала — нарушил слово и продолжил свой поход. В Смоленск, правда, он зашел, но лишь за тем, чтобы взять у брата войско. Со смоленским отрядом Олег подошел к Мурому.
      Как ни плачевно было положение князя Олега, сначала он намеревался решить дело миром. Правда была на его стороне — Муром был отобран у него незаконно. Кроме того, юный Изяслав приходился ему племянником, и захватил Муром не своей волей. Поэтому он предложил Изяславу уйти в Ростов, принадлежавший их семье: «Иди у волость отца своего Ростову, а то есть волость отца моего. Да хочю, ту седя, порядъ положите съ отцемь твоимъ. Се бо мя выгналъ из города отца моего. Или ты ми зде не хощеши хлеба моего же вдати?»27
      Но Изяслав не хотел сдаваться. Узнав, что к Мурому идет дядя с войском, он позаботился о том, чтобы встретить опасность во всеоружии. К Мурому были стянуты ростовские, суздальские и белозерские полки, а на предложение оставить город он ответил отказом.
      Это решение оказалось для него роковым. Тактике обороны в крепости Изяслав предпочел открытую битву. Войска встретились в поле перед городом. В ходе битвы Изяслав был убит.
      Интересно, что именно в этом случае летописец сочувствует, скорее, Олегу, чем Изяславу. В произошедшей битве Изяслав возлагал надежду на «множество вой», а Олег — на «правду», которая в кои-то веки была на его стороне. Это обстоятельство отмечает летописец. Но правота Олега была очевидна не только ему. Дальнейшие события — отказ переяславского семейства от мести за Изяслава — объясняется не только миролюбивой доктриной Мономаха, но и тем обстоятельством, что правда действительно была на стороне Олега.
      Однако после праведной победы Олег вновь перешел к захватнической политике. Он пленил ростовцев, суздальцев и белозерцев, входивших в войско погибшего Изяслава. Затем захватил Суздаль, Ростов, ростовскую и муромскую земли. По закону ему принадлежала только муромская земля. Ростов был вотчиной Мономаха. Но во всех захваченных землях он располагался по-хозяйски: сажал посадников и начинал собирать «дани» (то есть налоги).
      Мстислав в ту пору был князем Великого Новгорода. К нему привезли тело убитого под Муромом брата Изяслава. Мстислав похоронил его в Софийском соборе. Хотя у него были все основания ненавидеть дядю, убившего его родного брата, он не стал отвечать несправедливостью на несправедливость. С первых самостоятельных политических шагов Мстислав явил собой образец сдержанности и справедливости. Он лишь указал Олегу на необходимость вернуться в принадлежавший ему Муром, «а в чюжей волосте не седи»28. Более того, он пообещал Олегу заступничество перед могущественным отцом — князем Владимиром Мономахом.
      Конец XI в. был переломным в отношении к мести. Не прошло и двух десятилетий с того момента, когда дед Мстислава — Всеволод — совместно с братьями отменил право мести в «Правде Ярославичен». Под влиянием христианской проповеди месть выходила из числа социально одобряемых способов поддержания общественного порядка. Но в аристократической военной среде смягчения нравов, очевидно, еще не произошло. Поэтому миролюбивый жест Мстислава был воспринят как пример беспрецедентного смирения и благородства.
      В «Поучении» отец Мстислава — Владимир Мономах — писал, что обратиться с предложением мира к Олегу его побудила именно инициатива сына Мстислава. При этом князь отмечал, что сын его юн, а смирение его называл неразумным. Однако он не мог не признать в нем моральной силы: «Да се ти написах, зане принуди мя сынъ мой, егоже еси хрстилъ, иже то седить близь тобе, прислалъ ко мне мужь свой и грамоту, река: “Ладимъся и смеримся, а братцю моему судъ пришелъ. А ве ему не будеве местника, но възложиве на Бога, а стануть си пред Богомь; а Русьскы земли не погубим”. И азъ видех смеренье сына своего, сжалихси, и Бога устрашихся, рекох: онъ въ уности своей и в безумьи сице смеряеться — на Бога укладаеть; азъ человекь грешенъ есмь паче всех человекъ»29.
      Текст «Поучения» перекликается с летописным. «Аще и брата моего убилъ еси, то есть недивно: в ратехъ бо цесари и мужи погыбають», — говорил, согласно летописи, Мстислав. «Дивно ли, оже мужь умерлъ в полку ти? Лепше суть измерли и роди наши», — писал в «Поучении» Мономах.
      Сложно сказать, было ли смирение Мстислава продуманной атакой против дяди или искренним порывом души. Но нет никакого сомнения, что в конечном итоге отказ от мести был в полной мере использован для пополнения «символического капитала» рода Мономахов. На фоне смирения Мстислава Олег выглядел аморальным чудовищем.
      При этом перенос смирения и всепрощения в плоскость практической политики совсем не был предрешен. Ведь отказ от мести вступал в действие только в том случае, если Олег вернет захваченное и возвратится в Муром. И Владимир Всеволодович, и Мстислав Владимирович хорошо знали своего родственника. Было понятно, что требование вернуть захваченное он не выполнит. И тогда на стороне Мстислава будет не только военная сила, но и моральный перевес.
      Морально-этический аспект был важен потому, что без поддержки городского общества князья могли располагать лишь небольшим отрядом верных лично им дружинников. Этого было мало для полномасштабного противостояния. Горожане же не всегда поддерживали князей в их междоусобных войнах. Если внешняя агрессия не оставляла им выбора — новгородцы, смоляне или киевляне становились под княжеские знамена для ее отражения, то для участия во внутренних войнах требовался дополнительный мотив.
      Олег захваченного не вернул. И, более того, проявил намерение завладеть Новгородом. Посовещавшись с новгородцами, Мстислав приступил к операции по выдворению князя Олега из захваченных областей.
      Для начала он отправил новгородского воеводу Добрыню Рагуиловича перехватить сборщиков дани, которых по покоренным землям разослал князь Олег. Очевидно новгородцы снабдили Добрыню серьезной военной силой, так как младший брат Олега — князь Ярослав Святославич, осуществлявший «сторожу» в покоренных землях, узнав о приближении Добрыни, вынужден был спасаться бегством. Олегу, который к тому времени уже успел выступить в поход, пришлось повернуть к Ростову.
      Мстислав, преследуя мятежного дядю, направился к Ростову. Олег убежал из Ростова в Суздаль. Мстислав двинулся туда. Олег, понимая, что и в Суздале ему не укрыться, сжег город и отправился в свою отчину — Муром.
      Мстислав, дойдя до сожженного Суздаля, преследование остановил. Он считал, что, находясь в Муроме, Олег правил не нарушал. Подчеркнуто скрупулезное соблюдение порядка отличало Мстислава. Поэтому он обращался с загнанным в угол дядей весьма предупредительно. Несмотря на то, что сила была на его стороне, он показывал смирение. Мстислав заявил: «Мни азъ есмь тебе; шлися ко отцю моему, а дружину вороти, юже еси заялъ, а язь тебе о всемь послушаю»30. Здесь и признание меньшего по сравнению с Олегом статуса («мни азъ есмь тебе»), и предложение решать проблему на более высоком уровне («шлися ко отцю моему»), и благородная готовность к послушанию.
      В сложившейся ситуации Олегу не оставалось ничего, кроме как ответить на мирную инициативу племянника. Он послал Мстиславу ответное предложение о мире. Летописец подчеркивает, что со стороны Олега это был обман — «лесть». Но Мстислав остался верен избранной линии поведения: он поверил дяде и распустил свою дружину.
      Этим не преминул воспользоваться князь Олег. Известие о его нападении застало Мстислава врасплох. Летописец рисует весьма подробную картину: шла первая неделя Великого поста, настала Фёдорова суббота, Мстислав сидел на неком обеде, когда ему пришла весть, что князь Олег уже на Клязьме, то есть, максимум, в тридцати километрах от Суздаля. Доверяя Олегу, Мстислав не выставил стражу, поэтому вероломный дядя смог подойти незамеченным довольно близко.
      Олег действовал неторопливо. Расположившись на Клязьме, он, видимо, считал свою позицию заведомо выигрышной, поэтому не переходил к решительным действиям. Расчет бы на то, что Мстислав, видя угрозу, сам оставит Суздаль. Но этого не произошло. Мстислав воспользовался передышкой и за два дня снова собрал дружину: «новгородце, и ростовце, и белозерьци»31. Силы сравнялись. Мстислав встал перед городом, но старался действовать неторопливо. Полки стояли друг перед другом четыре дня. Летописец считал это вполне нормальным явлением. Средневековые битвы нередко начинались, а иногда и заканчивались долгим стоянием друг против друга: спешить к гибели никому не хотелось.
      У Мстислава была дополнительная причина не форсировать события. К нему пришло известие, что отец послал ему на помощь брата Вячеслава с отрядом половцев.
      Вячеслав подошел в четверг. Очевидно, это заметили в стане Олега, но не знали, насколько велика подмога. Для того, чтобы усилить психологический эффект, Мстислав дал половчанину Куману стяг своего отца, пополнил его отряд пешими воинами и поставил его на правый фланг. Куман развернул стяг Владимира Мономаха. По словам летописца, «узри Олегъ стягь Володимерь, и вбояся, и ужась нападе на нь и на вой его»32. Несмотря на деморализацию, Олег все-таки повел свое войско в бой. Двинулся на врага и Мстислав. Началось сражение, вошедшее в историю как «битва на Колокше».
      Отряд Кумана стал заходить в тыл Олегу. Олег был окончательно деморализован и бежал с поля боя. Мстислав победил. Причем, в изложении летописца, основным действующим лицом выступил не столько половецкий отряд, сколько сам стяг: «поиде стягь Володимерь и нача заходити в тыль его»33. Не исключено, что под «стягом» в данном случае понимается боевое подразделение (аналогичное «стягу» или «хоругви» поздних источников). Но текстуальная связь с вручением стяга, понимаемого как предмет, позволяет думать, что в данном случае речь идет именно о психологическом воздействии самого знамени.
      Олег бежал к своему городу Мурому. Мстислав последовал за ним. Понимая, что в Муроме ему не укрыться от превосходящих сил племянника, Олег оставил («затворил») в Муроме брата Ярослава, а сам отправился к Рязани.
      Мстислав подошел к Мурому, освободил своих людей, заключил мир с муромцами и пошел к Рязани. Олегу пришлось бежать и оттуда. История повторилась: Мстислав подошел к Рязани, освободил своих людей, которые были перед тем заточены Олегом, и заключил мир с рязанцами. Понимая, что эта игра в догонялки может продолжаться долго, Мстислав обратился к дяде с благородным предложением: «Не бегай никаможе, но послися ко братьи своей с молбою не лишать тебе Русьской земли. А язь послю кь отцю молится о тобе»34.
      Война на уничтожение среди Рюриковичей была не принята. При самых тяжелых межкняжских спорах сохранялось понимание того, что все они члены одного рода и «братья». Христианское воспитание не позволяло им переходить грань убийства. Формально не запрещенные Священным Писанием формы насилия использовались широко: изгнание, заточение, ослепление и пр. Но убийства политических противников были редкостью. Их можно было оправдать только в случае открытого боевого столкновения (как это было в упомянутой выше трагической истории с князем Изяславом). В данном случае, смерь Олега не добавила бы клану Мономашичей политических дивидендов.
      Олег был вынужден согласиться на мир. Яростный противник всяческих компромиссов и коллективных действий, в следующем, 1097 г., он все-таки принял участие в Любеческом съезде. Если бы не твердая позиция Мстислава, которому удалось направить деятельность мятежного дяди в нужное отцу, Владимиру Мономаху, русло, проведение межкняжеского съезда было бы под вопросом.
      В сообщении о Любеческом съезде 1097 г. Мстислав не упомянут в числе основных его участников. Участие в советах было делом старших князей. От лица клана Мономашичей вещал его глава — сам Владимир Всеволодович. Ему принадлежала инициатива, в его замке состоялось собрание. Мстислав обеспечивал силовую поддержку политики отца. Причем, как видим, не бездумно. Мономах воспитал сына способным работать на общее дело без детальных инструкций.
      В это время Мстиславу уже исполнилось двадцать лет. По обычаям того времени он должен был быть женат. Татищев относит свадьбу к 1095 году. Он, впрочем, не указывает источник своих сведений и ошибочно называет его первую жену дочерью посадника35. Но сама по себе дата находится в пределах вероятного: обычно князья вступали в брак лет в пятнадцать-шестнадцать. Первой женой Мстислава, которая, как было сказано, известна по сагам, была Христина — дочь шведского короля Инге Стейнкельссона. О том, что жену Мстислава звали Христиной сообщает и Новгородская летопись36.
      События частной жизни князей редко попадали на страницы летописи. В некоторых, увы, редких, случаях недостаток сведений можно восполнить за счет источников иностранного происхождения. Интересные биографические сведения о Мстиславе Великом содержатся в латинском тексте, дошедшем до нас в двух списках — в составе двух сборников, создание которых было связано с монастырем св. Панетелеймона в Кёльне. В научный оборот этот текст был введен Назаренко. Им же осуществлен перевод следующего фрагмента: «Арольд (как было сказано, германским именем Мстислава было Харальд. — В.Д.), король народа Руси, который жив и сейчас, когда мы это пишем, подвергся нападению медведя, распоровшего ему чрево так, что внутренности вывалились на землю, и он лежал почти бездыханным, и не было надежды, что он выживет. Находясь в болотистом лесу и удалившись, не знаю, по какой причине, от своих спутников, он подвергся, как мы уже сказали, нападению медведя и был изувечен свирепым зверем, так как у него не оказалось под рукой оружия и рядом не было никого, кто мог бы прийти на помощь. Прибежавший на его крик, хотя и убил зверя, но помочь королю не смог, ибо было уже слишком поздно. С рыданиями донесли его на руках до ложа, и все ждали, что он испустит дух. Удалив всех, чтобы дать ему покой, одна мать осталась сидеть у постели, помутившись разумом, потому что, понятно, не могла сохранить трезвость мысли при виде таких ран своего сына. И вот, когда в течение нескольких дней, отчаявшись в выздоровлении раненого, ожидали его смерти, так как почти все его телесные чувства были мертвы и он не видел и не слышал ничего, что происходило вокруг, вдруг предстал ему красивый юноша, приятный на вид и с ясным ликом, который сказал, что он врач. Назвал он и свое имя — Пантелеймон, добавив, что любимый дом его находится в Кёльне. Наконец, он указал и причину, по какой пришел: “Сейчас я явился, заботясь о твоем здравии. Ты будешь здрав, и ныне твое телесное выздоровление уже близко. Я исцелю тебя, и страдание и смерть оставят тебя”. А надо сказать, что мать короля, которая тогда сидела в печали, словно на похоронах, уже давно просила сына, чтобы тот с миром и любовью отпустил ее в Иерусалим. И вот, как только тот, кто лежал все равно, что замертво, услышал в видении эти слова, глаза [его] тотчас же открылись, вернулась память, язык обрел движение, а гортань — звуки, и он, узнав мать, рассказал об увиденном и сказанном ему. Ей же и имя, и заслуги Пантелеймона были уже давно известны, и она, по щедротам своим, еще раньше удостоилась стать сестрою в той святой обители его имени, которая служит Христу в Кёльне. Когда она услышала это, дух ее ожил, и от голоса сына мать встрепенулась и в слезах радости воскликнула громким голосом: “Сей Пантелеймон, которого ты, сын мой, видел, — мой господин! Теперь и я отправлюсь в Иерусалим, потому что ты не станешь [теперь этому] препятствовать, и тебе Господь вернет вскоре здоровье, раз [у тебя] такой заступник”. И что же? В тот же день пришел некий юноша, совершенно схожий с тем, которого король узрел в своем сновидении, и предложил лечение. Применив его, он вернул мертвому — вернее, безнадежно больному — жизнь, а мать с радостью исполнила обет благочестивого паломничества»37.
      По мнению Назаренко, описанный «случай на охоте» мог произойти в промежуток между рождением старшего сына Мстислава — Всеволода и рождением Изяслава, который был крещен в честь св. Пантелеймона. Наиболее вероятной датой исследователь считает 1097— 1099 года. С этой датировкой необходимо согласиться, поскольку из летописного текста в этот период имя Мстислава, столь решительно вышедшего на историческую арену, на некоторое время исчезает!
      Возращение в большую княжескую политику произошло в 1102 году. 20 декабря Мстислав с новгородскими мужами пришел в Киев к великому князю Святополку II Изяславичу. У Святополка была договоренность с отцом Мстислава — Владимиром Мономахом, согласно которой Мстислав должен был уступить Новгород своему троюродному брату — сыну Святополка. Вместо Новгорода Мстиславу предлагалось сесть в г. Владимире.
      Произошедшее в дальнейшем позволяет думать, что такая рокировка на самом деле не входила в планы клана Мономаха. Не зря Мстислав пришел в Киев в сопровождении новгородцев — им отводилась важная роль. Причем, присутствовавшие при встрече дружинники Владимира подчеркнуто дистанцировались от происходившего: «и рекоша мужи Володимери: “Се приела Володимеръ сына своего, да се седять новгородце, да поемыпе сына твоего, вдуть Новугороду, а Мьстиславъ да вдеть Володимерю”».
      Настал час выйти на авансцену новгородскому посольству, которое напомнило великому князю, что Мстислав был дан новгородцам в князья его предшественником — Всеволодом Ярославичем, что они «вскормили» князя для себя и поэтому не намерены менять его на другого. Реплика новгородцев, удостоверившая их непреклонность, была коротка, но эффектна: «Аще ли две голове имееть сынъ твой, то поели Ми».
      Святополк пытался возражать, «многу име прю с ними», но успеха не достиг. Новгородцы вернулись в свой город с желанным им Мстиславом.
      Князь ценил преданность новгородцев. Он рассматривал Новгород не просто как очередную ступень на пути восхождения к киевскому престолу. В 1103 г. Мстиславом была заложена церковь Благовещения на Городище38, а через десять лет, в 1113 г., — Никольский собор на Ярославовом дворе. Архитектура Никольского собора в целом не характерна для XII в., когда основным типом храма стала одноглавая крестово-купольная постройка. Большой пятиглавый собор соперничал по масштабам с храмом Св. Софии, построенным в XI в. по заказу Ярослава Мудрого39. Правнук повторил «архитектурный текст» прадеда, сыгравшего важную роль в истории Новгорода. В 1113 г. отец Мстислава стал киевским князем. Интересно, что в «Степенной книге» описание этих событий объединено в одну главу, озаглавленную «Самодержавие Владимирово»40. Таким образом, закладка церкви выглядит как символический акт, отмечающий победу клана Мономашичей в очередном акте междоусобной войны.
      Кроме того в 1116 г. Мстислав увеличил протяженность городских укреплений: «заложи Новъгородъ болей перваго»41.
      Мстислав возглавлял военные походы новгородцев, выполняя тем самым основную княжескую функцию — военного организатора и вождя. В 1116 г. состоялся его поход с новгородцами на чудь. Поход был удачным: был взят город эстов — Оденпе («Медвежья Голова» в русской летописи)42. Об этом сообщает Новгородская Первая летопись старшего извода. В третьей редакции «Повести временных лет» (которая содержит дополнительные сведения о дате рождения Мстислава) добавлены подробности: «и погость бещисла взяша, и възвратишася въ свояси съ многомъ полономъ»43.
      Русь в это время переживала очередной виток противостояния со степным миром кочевников. Одной из ключевых фигур обороны по-прежнему оставался Владимир Мономах. Он выступил организатором княжеских съездов, главная цель которых заключалась в консолидировании противостояния степной угрозе. Результатом съездов были походы 1103, 1107 и 1111 гг., в ходе которых половцам был нанесен серьезный урон, снизивший остроту проблемы.
      Новгород в силу своего положения не был подвержен непосредственной опасности. Сложно сказать, участвовал ли в этой борьбе Мстислав. Новгородская летопись сообщает о походах, но участие в них новгородцев не уточняется. Летописец именует участников похода «вся братья князи Рускыя земли» (поход 1103 г.)44, или «вся земля просто русская» (поход 1111 г.).
      Как известно, слово «русь» имеет в летописях «широкое» и «узкое» значение. В широком смысле Русью именовали всю территорию, подвластную князьям из династии Рюриковичей. В узком — территорию среднего Поднепровья, с центром в Киеве. В каком же смысле использовал этот термин летописец?
      Во-первых, нужно сказать, что в средневековом Новгороде понятия «русский» и «новгородец» использовались как взаимозаменяемые. Пример этому находим в текстах того же XII в. — в договоре Новгорода с Готским берегом и немецкими городами 1189—1199 гг., заключенном князем Ярославом Владимировичем45.
      Во-вторых, сам факт помещения рассказа о походах в летописи показывает, что новгородцы воспринимали походы как нечто, имеющее к ним отношение. Более того, обращает на себя внимание стилистическая окраска рассказов об этих походах. Новгородский летописец в повествовании о важных победах над степными кочевниками переходит на патетический слог, в целом для него несвойственный и встречающийся в новгородской летописи достаточно редко.
      В-третьих, южный летописец, отводя определяющую роль в организации борьбы Мономаху, подчеркивает, что тот выступал не один, а «съ сынми»46.
      В свете этих соображений, возможно, следует пересмотреть атрибуцию имени «Мстислав» в перечне князей, принимавших участие в походе 1107 года. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях перечень этот имеет следующий вид: «Святополкъ же, и Володимеръ, и Олегь, Святославъ, Мьстиславъ, Вячьславь, Ярополкь идоша на половце»47. По мнению Д.С. Лихачёва, Мстислав, названный в перечне, это современник и тезка героя настоящей статьи — Мстислав, отчество которого нам не известно48. Этого Мстислава летописец характеризует по имени деда: «Игоревъ унукъ».
      Мнение Лихачёва основывалось, очевидно, на том, что в аналогичном перечне, помещенном в статье, рассказывающей о походе 1103 г., упомянут «Мьстиславъ, Игоревъ унукъ»49.
      Однако нужно помнить, что, во-первых, формальное совпадение списков не означает их семантического тождества. Так, например, место Вячеслава Ярополчича, участвовавшего в походе 1103 г. (и умершего в 1104 г.50), занял другой Вячеслав — сын Мономаха51. Во-вторых, для летописца, работавшего под покровительством князя Мстислава, Мстиславом, упоминаемым без уточняющих эпитетов, мог быть, скорее всего, князь-патрон. Другие же Мстиславы, современники Мстислава Великого — Мстислав Святополчич и Мстислав «Игорев внук» — упоминаются с необходимыми в контексте пояснениями. Так или иначе, имена обоих живых на тот момент Мстиславов одинаково могли отразиться в названном перечне.
      В 1113 г. на Руси произошли значительные перемены. Умер великий князь Святополк II Изяславич. После его смерти в Киеве вспыхнуло восстание, ставшее результатом давно назревавшего кризиса52. Горожане разграбили двор тысяцкого Путяты и живших в Киеве евреев53. Кризис был разрешен призванием на киевский стол Владимира Мономаха. Права Мономаха на престол не были бесспорными. Он был сыном младшего из сыновей Ярослава Мудрого, побывавших на киевском столе, — Всеволода. Весьма решительно настроенный сын среднего Ярославича — Олег Святославич Черниговский с формальной точки зрения имел больше прав на престол. Однако ситуация сложилась не в его пользу. Община города Киева стала на сторону Мономаха, пользовавшегося авторитетом как у народа, так и у представителей знати.
      Для Мстислава изменение статуса отца имело важные последствия. В 1117 г. Мономах перевел его из Новгорода в Белгород — то есть, по сути, в Киев (названый Белгород — княжеская резиденция под Киевом, на берегу р. Ирпень). Место Мстислава в Новгороде занял его сын Всеволод. Таким образом, Мономах усилил группировку сил в столице, обеспечивая устойчивость власти. В дальнейшем Владимир и Мстислав упоминались в летописи как единая сила. Когда на город Владимир-Волынский совершил нападение князь Ярослав Святополчич, летописец отметил, что помощь к нему не смогла подойти вовремя. Причем, «Володимеру не поспевшю ис Кыева съ Мстиславомъ сыномъ своимъ»54. Когда же помощь все-таки была оказана, действующими лицами снова оказались отец и сын. В то время Владимир Мономах достиг уже весьма преклонного по древнерусским меркам возраста: ему исполнилось семьдесят лет. Среди князей до столь преклонного возраста доживали немногие. Без помощи Мстислава Владимиру было бы сложно исполнять обязанности правителя в обществе, где от князя ждали личного участия во всех делах, особенно в делах военных.
      В 1125 г. Владимир Мономах скончался. Летописец отмечает его кончину приличествующей случаю хвалебной характеристикой князя. Похороны Мономаха собрали вместе его сыновей и внуков: «плакахуся по немъ вси людие и сынове его Мьстисла, Ярополкъ, Вячьславъ, Георгии, Андреи и внуци его»55. После похорон братья и внуки разошлись, а Мстислав остался на киевском столе. Начало его княжения в Киеве — 20 сентября 1126 года.
      Серьезных соперников в занятии киевского стола у Мстислаба не было. Позиции его были весьма прочны. Среди потомков Мономаха он был старейшим. Его брат Ярослав держал Переяславль, а сын Всеволод был князем Новгорода. Клан Святославичей на тот момент переживал не лучшие времена. Наиболее яркие его представители были уже в могиле, среди крупных владетелей остался лишь Ярослав Святославич (тот самый, который спасался бегством от новгородского воеводы Добрыни). Ярослав сидел в Чернигове, но по личным качествам своим не мог претендовать на престол. Мстислав же, напротив, считался продолжателем дела прославленного отца и пользовался среди горожан и знати большим авторитетом.
      В общем и целом ситуация на Руси, доставшейся в наследство Мстиславу, была спокойной. Насколько вообще может быть спокойной ситуация в стране, находящейся на грани политической раздробленности. Мстиславу приходилось прикладывать изрядные усилия для того, чтобы сохранить шаткое равновесие.
      Узнав о кончине Мономаха, половцы предприняли попытку набега на Русь. С этим Ярославу Владимировичу удалось справиться силами переяславцев.
      Сплоченность и единодушие клана Мономаховичей контрастировали с ситуацией в стане черниговских Святославичей. На черниговского князя Ярослава Святославича напал его племянник, сын Олега «Гориславича» — Всеволод. Племянник прогнал дядю с престола, а дружину его «исече и разъграби»56.
      Поначалу Мстислав намеревался поддержать законного черниговского владетеля — Ярослава. Он пресек попытку Всеволода Ольговича по примеру покойного родителя воспользоваться помощью половцев. Но дальше великий князь столкнулся с дилеммой: Ярослав сбежал в Муром и оттуда слал жалобные просьбы защитить его от разбушевавшегося племянника. Мстислав был связан с Ярославом крестным целованием и поэтому должен был взять на себя борьбу с Всеволодом.
      На другой чаше весов была текущая политическая ситуация: Всеволод прочно устроился в Чернигове. В отношении великого князя и его бояр он проявлял подчеркнутую лояльность: упрашивал самого князя, задаривал подарками его бояр и пр. То есть, всячески показывал, что, сидя в Чернигове, не принесет великому князю никаких неприятностей. Вместе с тем, для того, чтобы выгнать его оттуда пришлось бы развязать масштабную войну, которая неизбежно привела бы к массовым человеческим жертвам.
      Таким образом, Мстислав стоял перед выбором: сохранить ли верность своему слову и при этом пожертвовать жизнями многих людей, либо преступить крестное целование ради предотвращения кровопролития. Аристократическая честь вступала в противоречие с гуманистическим принципом.
      Мстислав обратился за помощью к церкви. Игумен монастыря св. Андрея Григорий, пользовавшийся высоким авторитетом еще у Мономаха, высказался в пользу мира. Собравшийся затем церковный собор тоже встал за сохранение жизней, пообещав взять грех клятвопреступления на себя. Мстислав решился — и прекратил преследование Всеволода. Летописец отмечает, что отказ от данного Ярославу слова лег тяжелым камнем на совесть Мстислава: «и плакася того вся дни живота своего»57. Но решения своего он не изменил.
      Решив проблему черниговского стола, в том же 1127 г. Мстислав взялся за наведение порядка на западных рубежах своих владений — в Полоцкой земле. Там княжили потомки Всеслава Владимировича, составившие отдельную ветвь Рюрикова рода, исключенного из лествичной системы, охватывавшей остальные русские земли.
      Между потомками Ярослава Мудрого и Всеслава Полоцкого существовала давняя вражда. Владимир Мономах писал, что захватил Минск, не оставив в нем «ни челядина, ни скотины»58. Сын его политику продолжил.
      Наступление на Полоцкую землю было задумано как масштабная операция. Мстислав отправил войска «четырьми путьми». Вернее, он наметил четыре первоначальных цели наступления. Первой был город Изяславль. К нему были посланы князья: Вячеслав из Турова, Андрей из Владимира-Волынского, Всеволодок из Городка и Вячеслав Ярославич из Клецка. Второй целью стал город Борисов. Туда были направлены Всеволод Ольгович с братьями. К Друцку отправился сын Ростислав со смолянами и воевода Иван Войтишич с торками59. И, наконец, четвертая цель — город Логожск. Туда с великокняжеским полком был отправлен сын Мстислава — Изяслав. Все отряды пробирались к назначенным им местам атаки порознь, но ударить должны были в один условленный день. Таким образом, вторжение в Полоцкую землю планировалось широким фронтом, между крайними точками которого — городами Йзяславлем и Друцком — было без малого семьсот километров. План сработал, атака увенчалась успехом.
      Полоцкие полки были застигнуты врасплох. Изяслав Мстиславич захватил своего зятя князя Брячислава с логожским полком на пути к отцу последнего — полоцкому князю Давыду Игоревичу. Таким образом, Логожск не имел возможности оказать сопротивление.
      Видя, что Брячислав с логожским отрядом оказались в плену, сдались князю Вячеславу и жители города Изяславля. Они хотели выговорить себе хотя бы относительно приемлемые условия сдачи. Вечером трагичного для них дня они обратились к князю Вячеславу Владимировичу с просьбой не отдавать город на разграбление («на щить»). Тысяцкий князя Андрея Воротислав и тысяцкий Вячеслава Иванко для предотвращения грабежа послали в город отроков. Но с рассветом увидели, что предотвратить разорение не удастся. С трудом удалось отстоять лишь имущество жены Брячислава — дочери Мстислава Великого. Воины возвратились из похода «съ многымъ полономъ»60.
      Видя, что ситуация складывается не в их пользу, жители Полоцка «сътьснувшеси» (И.И. Срезневский предлагал три значения этого слова: разгневаться, встревожиться, смириться61 — все они вполне подходят по смыслу в данном фрагменте) изгнали князя Давыда с сыновьями и призвали Рогволда.
      Судя по тому, что Рогволд после восхождения на полоцкий престол быстро исчез со страниц летописи и не упоминался больше в качестве действующего персонажа, прожил он недолго. Мстиславу приходилось возвращаться к полоцкой проблеме. Великий князь попытался привлечь полоцких князей к борьбе против половцев. Но получил дерзкий ответ: «Бонякови шелоудивомоу во здоровье» (то есть полочане пожелали главному врагу Руси половецкому хану Боняку здоровья). Князь разгневался, но проучить наглецов в то время не смог — война с половцами была в разгаре. Когда же война завершилась — припомнил полочанам их предательство. В 1129 г. он «посла по кривитьстеи князи» и выслал Давыда, Ростислава, Святослава и двух Рогволдовичей в Константинополь, где они пребывали в заточении. Видимо, судьба «кривических» (полоцких) князей сложилась в Константинополе нелегко — спустя семь лет на Русь смогли возвратиться только двое из них62.
      Внешняя политика Мстислава была продолжением политики его отца. Эта преемственность была отмечена летописцем: Мстислав выступает как наследник «пота» Мономаха. «Пот» этот был утерт в борьбе против половцев: «е бо Мьстиславъ великий и наследи отца своего потъ Володимера Мономаха великого. Володимиръ самъ собою постоя на Доноу, и многа пота оутеръ за землю Роускоую, а Мьстиславъ моужи свои посла, загна Половци за Донъ и за Волгу за Гиик, и тако избави Богъ Роускоую землю от поганых»63.
      При этом на внешнюю политику Мстислава наложила отпечаток молодость, проведенная в Новгороде. Новгородские проблемы по-прежнему волновали его. В 1131 г. князь послал сыновей Всеволода, Изяслава и Ростислава на чудь. Поход увенчался успехом. Чудь была побеждена и обложена данью. Из похода были приведены многочисленные пленники. В следующем, 1132 г., Мстислав организовал и возглавил поход на Литву. Поход бы удачный64. Хотя удача его была несколько омрачена тем, что на обратном пути литовцы смогли отомстить русскому войску, перебив много киян, полк которых отстал от великокняжеского отряда и шел отдельно65.
      Брачно-семейные дела Мстислава Великого освещены, по меркам древнерусских источников, весьма подробно. Как было сказано, согласно сагам и новгородской летописи первой женой князя была Христина — дочь шведского короля Инге Стейнкельссона. Она скончалась в 1122 году. В то же лето Мстислав женился снова — на дочери новгородского посадника Дмитрия Завидовича66. Имени ее летопись не сообщает, но вслед за Татищевым ее принято называть Любавой. Впрочем, известие Татищева и в этом случае выглядит не вполне надежно. Кроме имени Татищев снабдил свою «Историю» сюжетом, также не имеющим прямых аналогов в летописях и иных источниках. «Единою на вечер, беседуя он с вельможи своими и был весел. Тогда един от его евнух, приступи ему, сказал тихо: “Княже, се ты, ходя, земли чужия воюешь и неприятелей всюду побеждаешь, когда же в доме то или в суде и о разправе государства трудишься, а иногда с приятели твоими, веселясь, время препровождаешь, но не ведаешь, что у княгини твоей делается, Прохор бо Василевич часто со княгинею наедине бывает; если ныне пойдешь, то можешь сам увидеть, яко правду вам доношу”. Мстислав, выслушав, усмехнулся и сказал: “Рабе, не помниши ли, как княгиня Крестина вельми меня любила и мы жили в совершенной любви. И хотя я тогда, как молодой человек, не скупо чужих жен посесчал, но она, ведая то, нимало не оскорблялась и тех жен любовно принимала, показуя им, якобы ничего не знала, и тем наиболее меня к ея любви и почтению обязывала. Ныне же я состарелся, и многие труды и попечения о государстве уже мне о том думать не позволяют, а княгиня, как человек молодой, хочет веселиться и может при том учинить что и непристойное. Мне устеречь уже неудобно, но довольно того, когда о том никто не ведает и не говорят, для того и тебе лучше молчать, если не хочешь безумным быть. И впредь никому о том не говори, чтоб княгиня не уведала и тебя не погубила”. И хотя Мстислав тогда ничего противнаго не показал, но поворотил в безумную евнуху продерзость. Но по некоем времяни тиуна Прохора велел судить за то, якобы в судах не по законам поступал и людей грабил, за что его сослал в Полоцк, где вскоре в заточении умер»67.
      Эта жанровая сценка присутствует в обоих вариантах «Истории» Татищева, как написанной на «древнем наречии», так и в той, которая была подготовлена на современном автору языке. Состояние исторической науки не дает возможности ответить на вопрос, выдумал ли Татищев этот пассаж или добросовестно выписал из какого-нибудь не дошедшего до нас источника68. Можно лишь заметить, что стилистически повествование о семейной жизни князя Мстислава выглядит как произведение «демократической» литературы XVII в. со всеми характерными для нее чертами: развлекательной фабулой, отсутствием серьезного морального содержания, немудреным юмором. Противопоставление старого мужа и молодой жены — один из известных типов построения сюжета «бытовых повестей» XVII в., в которых впервые в русской литературе возникает тема сложностей любви и супружеских отношений69.
      В апреле 1132 г. Мстислав Великий скончался в Киеве. До возраста отца — Владимира Мономаха — ему дожить не удалось. Умер он в 55 лет.
      Первый брак со шведской принцессой Христиной был весьма многодетным. Летопись называет имена сыновей: Всеволода, Изяслава, Ростислава и Святополка70. Среди дочерей Мстислава из русских источников известно имя лишь одной из них — Рогнеды71. Скандинавские дают еще два: Ингибьерг и Маль(м)фрид72. Имена других дочерей летопись не называет, они выступают в летописи под отчеством «Мстиславовна». Известна Мстиславовна — жена Изяславского князя Брячислава Давыдовича и Мстиславовна — жена Всеволода Ольговича. Еще об одной из дочерей летопись сообщает: «Веде на Мьстиславна въ Грекы за царь»73.
      Сын от второго брака с дочерью новгородского посадника появился на свет перед смертью великого князя — в 1132 г. и наречен был Владимиром74. О его рождении и имянаречении летописец счел нужным оставить заметку в годовой статье. В качестве участника политических событий Владимир Мстиславич впервые упоминается в 1147 году75. Сообщает летопись еще об одном сыне Мстислава — Ярополке. Судя по тому, что в компании братьев он впервые появляется только в 1149 г.76, можно предположить, что он тоже был одним из поздних детей Мстислава. Возможно, он оказался младше Владимира и родился уже после смерти великого князя. Поэтому летописец и не стал упоминать об этом рождении.
      Согласно летописи, одна из дочерей Мстислава была замужем за венгерским королем77. Ее имя сообщает латиноязычный источник — дарственная грамота чешской княгини Елизаветы, дочери венгерской королевы, жены чешского князя Фридриха ордену Иоаннитов: «Ego Elisabem, ducis Bonemie Uxor, seauens vestigia Eurosine matris mee...»78 Таким образом, венгерская королева звалась Ефросиньей Мстиславной.
      Польский генеалог Витольд Бжезинский, ссылаясь на мнение Барбары Кржеменской, считает дочерью Мстислава Дурансию (Durancja)79, жену Оты III, князя Оломуца. Кроме того, Бжезинский со ссылкой на «Rodowód pierwszycn Piastów» Казимежа Ясинского, называет дочерью Мстислава жену великопольского князя Мешко III Старого — Евдокию80. Другой видный польский исследователь генеалогии Дариуш Домбровский возможности такой филиации не усматривает. Более того, Евдокия Киевская относится им к числу «мнимых Мстиславичей»81. В качестве возможных Домбровский указывает происхождение Евдокии от Изяслава Давыдовича, Ростислава Мстиславича, Изяслава Мстиславича. Самым вероятным отцом Евдокии он считает Юрия Долгорукого. Однако и построения Домбровского не лишены недочетов, обсуждению которых посвящена критическая рецензия А.В. Горовенко82. Поэтому вопрос о конфигурации родословного древа потомков Мстислава до сих пор остается открытым.
      Умирая, Мстислав оставил великое княжение своему брату Ярополку. Такой шаг соответствовал принципу «лествичного восхождения» и был вполне в духе князя, всю жизнь остававшегося человеком нормы и правила.
      Ярополк, видимо, следуя заветам старшего брата, сделает попытку приблизить его детей, своих старших племянников, Всеволода и Изяслава Мстиславичей, к узловым точкам южной Руси. Он попытался утвердить Всеволода в Переяславле-Южном, но наткнулся на активное сопротивление младшего брата Юрия Владимировича Долгорукого. Между племянниками Мстиславичами и оставшимися младшими дядьями вспыхнула междоусобица, которой не преминули воспользоваться черниговские Ольговичи. Приостановленный сильной рукой Владимира Мономаха распад древнерусского государства после смерти Мстислава Великого стал нарастать с новой силой.
      Примечания
      1. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 2. М. 1998, стб. 303.
      2. Там же, т. 37, с. 162.
      3. ТАТИЩЕВ В.Н. История Российская. Т. 2. М. 1963, с. 91, 143.
      4. Там же. Т. 4. М.-Л. 1964, с. 158, 188.
      5. ПСРЛ, т. 2, стб. 190.
      6. ШАХМАТОВ А.А. История русского летописания. Т. 1. Повесть временных лет и древнейшие русские летописные своды. Кн. 2. Раннее русское летописание XI— XII вв. СПб. 2003, с. 552-554.
      7. SAXO GRAMMATICUS. Gesta Danorum. Strassburg. 1886, p. 370. В русских реалиях датский хронист разбирался не очень хорошо: этим объясняется путаница с именем «русского короля».
      8. ДЖАКСОН Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (середина XI — середина XIII в.). Тексты, перевод, комментарий. М. 2000, с. 167.
      9. Там же, с. 177.
      10. ПСРЛ, т. 1, стб. 160.
      11. ЛИТВИНА А.Ф., УСПЕНСКИЙ Ф.Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. В кн.: Династическая история сквозь призму антропонимики. М. 2006, с. 185.
      12. Там же, с. 13.
      13. ШАХМАТОВ А.А. Ук. соч., с. 545.
      14. ПСРЛ, т. 2, стб. 67.
      15. Там же, стб. 199.
      16. Там же, стб. 208.
      17. Там же, т. 3, с. 161.
      18. Там же, с. 470.
      19. Там же, с. 161.
      20. Там же, т. 2, стб. 219.
      21. Там же.
      22. Там же.
      23. Там же, стб. 217.
      24. Там же, стб. 219.
      25. Там же, стб. 220.
      26. Там же.
      27. Там же, стб. 226—227.
      28. Там же, стб. 227.
      29. Поучение Владимира Мономаха. Библиотека литературы Древней Руси (БЛ ДР), т. 1, XI—XII века. СПб. 1997, с. 473-475.
      30. ПСРЛ, т. 2, стб. 228.
      31. Там же, стб. 229.
      32. Там же.
      33. Там же.
      34. Там же, стб. 230.
      35. ТАТИЩЕВ В.Н. Ук. соч., т. 2, с. 157.
      36. ПСРЛ, т. 3, с. 21,205.
      37. НАЗАРЕНКО А.В. Неизвестный эпизод из жизни Мстислава Великого. — Отечественная история. 1993, № 2, с. 65—66.
      38. ПСРЛ, т. 3, с. 19.
      39. Новгородским князем в то время был сын Ярослава Владимир. Однако новгородский собор был одним из трех софийских соборов, последовательно построенных в главных политических центрах Руси (Киеве, Новгороде и Полоцке) одной строительной артелью. Из этого можно заключить, что строительство осуществлялось по плану великого князя, а не самостоятельно князьями названных городов.
      40. ПСРЛ, т. 21, с. 187.
      41. Там же, т. 3, с. 204.
      42. Там же, с. 20.
      43. Там же, т. 2, стб. 283.
      44. Там же, т. 3, с. 203.
      45. Договор Новгорода с Готским берегом и немецкими городами. Памятники русского права. М. 1953, с. 126.
      46. ПСРЛ, т. 2, стб. 264—265.
      47. Там же, т. 1, стб. 282; т. 2, стб. 258.
      48. Повесть временных лет. М.-Л. 1950, ч. 2, с. 449.
      49. ПСРЛ, т. 2, стб. 253.
      50. Там же, стб. 256.
      51. ТВОРОГОВ О.В. Повесть временных лет. Комментарии. БЛ ДР, т. 1, XI—XIII века. СПб. 1997, с. 521.
      52. ФРОЯНОВ И.Я. Древняя Русь. Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М.-СПб. 1995.
      53. ПСРЛ, т. 2, стб. 276.
      54. Там же, стб. 287.
      55. Там же, стб. 289.
      56. Там же, стб. 290.
      57. Там же, стб. 291.
      58. Поучение Владимира Мономаха. БЛ ДР, т. 1, XI—XII века. СПб. 1997, с. 456—475.
      59. ПСРЛ, т. 2, стб. 292. Впрочем, С.М. Соловьёв считал, что воевода шел к Борисову вместе с Всеволодом Ольговичем. См.: СОЛОВЬЁВ С.М. История России с древнейших времен; ЕГО ЖЕ. Сочинения в 18 кн. М. 1993. Кн. 1, т. 1—2, с. 392. Сомнение в правильности такого чтения вызывает тот факт, что фразы о посылке Ивана и Ростислава выстроены однотипно и соединены союзом «и».
      60. ПСРЛ, т. 2, стб. 292, 293.
      61. СРЕЗНЕВСКИЙ И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. III. СПб. 1912, с. 852.
      62. ПСРЛ, т. 2, стб. 303.
      63. Там же, стб. 303—304.
      64. Там же, стб. 294, 301.
      65. Там же, стб. 294.
      66. Там же, т. 3. с. 21, 205.
      67. ТАТИЩЕВ В.Н. Ук. соч., т. 2, с. 143.
      68. ЖУРАВЕЛЬ А.В. Новый Герострат, или у истоков модерной истории. Сб. РИО. Т. 10 (158). М. 2006, с. 522—544; ТОЛОЧКО А.П. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия. М.-Киев. 2005, с. 486.
      69. Ср., например: Притча о старом муже и молодой девице. Русская бытовая повесть XV-XVII вв. М. 1991, с. 226-229.
      70. ПСРЛ, т. 2, стб. 294, 296.
      71. Там же, стб. 529, 531; ЛИТВИНА А.Ф., УСПЕНСКИЙ Ф.Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. М. 2006, с. 260.
      72. ДЖАКСОН Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе. Тексты, перевод, комментарий. Издание второе, в одной книге, исправленное и дополненное. М. 2012, с. 34.
      73. ПСРЛ, т. 2, стб. 286.
      74. Там же, стб. 294.
      75. Там же, стб. 344.
      76. Там же, стб. 378.
      77. Там же, стб. 384.
      78. Цит. по: ГРОТ К. Из истории Угрии и славянства. Варшава. 1889, с. 94—95.
      79. BRZEZIŃSKI W. Pocnodzeme Ludmiły, zony Mieszka Platonogiego. Przyczynek do dziejów czesko-polskicn w drugiej połowie XII w. In: Europa Środkowa i Wschodnia w polityce Piastów. Toruń. 1997, s. 215.
      80. Ibid., s. 219.
      81. ДОМБРОВСКИЙ Д. Генеалогия Мстиславичей. Первые поколения (до начала XIV в.). СПб. 2015, с. 715-725.
      82. ГОРОВЕНКО А. В. Блеск и нищета генеалогии. Рецензия на кн.: ДОМБРОВСКИЙ Д. Генеалогия Мстиславичей. Первые поколения (до начала XIV в.). СПб. 2015. Valla. Т. 2, № 3 (2016), с. 110-134.
    • Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая
      Автор: foliant25
      Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая.
      В IV томе "Истории Китая с древнейших времён (Период Пяти династий, империя Сун, государства Ляо, Цзинь, Си Ся (907-1279))". М, Ин-т восточных рукописей РАН.-- Наука --   Вост, лит,  2016, на 145 стр. находится рисунок Ангуса МакБрайда ("Селевкидский боевой слон, 190 г. до н. э."), со странной подписью -- "Отряды боевых слонов Южного Хань":

      Оригинал А. МакБрайда:

      Понятно, что кто-то ошибся...
      Однако, интересно, какая иллюстрация по планам авторов этого тома должна там быть.
      Также стало интересно, что известно про боевых слонов в истории древнего и средневекового Китая.
      Оказалось, что на эту тему информации очень мало:
      В 506 году до н. э. армия государства У (командующий – знаменитый Сунь-цзы) осадила столицу государства Чу, и командующий войска Чу отправил слонов (скорее всего это были тягловые животные) с факелами, привязанными к их хвостам, в атаку на расположение армии У; не смотря, на то, что нападение обезумевших от страха и боли животных привело в замешательство воинов У, дальнейшего развития наступления не случилось; и армия У продолжила осаду (Tso chuan, Ting 4). Войско Чу потерпело поражение, столица была захвачена войсками У. Чуский Чжао-ван бежал. Это единственный известный в истории случай применения слонов с огнём.
      В декабре 554 года, когда войска Западного Вэй вторглись в земли южного соседа – государства Лян, последнее использовало в битве при городе Цзянлин двух боевых слонов (животные были присланы ко двору Лян из Линнань, и управлялись малайскими рабами?). Каждый из слонов нёс башню, и был оснащён огромными тесаками. Этих двух слонов войска Западного Вэй отразили стрелами, заставив животных повернуть назад, Лян потерпело поражение, Сяо И – император Лян погиб (Chou shu I9.2292c; San-kuo tien-lüeh цитируется в T'ai-p'ing yü-lan 890.5b).
      В Х веке корпус боевых слонов был в армии государства Южный Хань. Этим корпусом командовал военачальник, который носил титул "Знаменитый знаток и распорядитель огромных слонов" (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Животных отлавливали, а также выращивали, и обучали на территории Южной Хань. Каждому слону было приписано 10 или более воинов, на спине животного была какая-то платформа (башня?). Для битвы слоны размещались в линию (Сун ши / Sung shih 481.5699b). В 948 году этим слоновьим корпусом командовал У Сюн, в тот год корпус успешно действовал во время вторжения Южного Хань в царство Чу, особенно в битве за Хо (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Однако, позднее, когда армия государства Сун вторглась Южную Хань, слоновый корпус был разгромлен в битве у Шао 23 января 971 года; тогда воины Сун стараясь не приближаться к слонам, растреливали их из луков и арбалетов, одновременно устроив страшный шум ударяя в гонги и барабаны, – что заставило слонов повернуться и броситься назад, опрокинуть и растоптать своих (Сун ши / Sung shih 481.5699b). Так уж случилось, что те, кто должен был принести победу Южной Хань, способствовали поражению своего войска.
      Империя Мин, в 1598 г. император Ваньли показал своим гостям 60 боевых слонов, на каждом из них была башня с восемью воинами. Скорее всего эти слоны были из Юго-Восточной Азии.
      В 1681 году, в провинции Юньнан, У Ши-фан использовал боевых слонов против войск маньчжурских военачальников (Ch'ing-shih lieh-chuan 80.9a).
    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Просмотреть файл Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

      Автор hoplit Добавлен 09.06.2018 Категория Китай