Sign in to follow this  
Followers 0

Чиняков М. К. Франсуа-Жозеф Лефевр

   (0 reviews)

Saygo

Имя почетного маршала Первой империи и герцога Данцигского Франсуа-Жозефа Лефевра, участника Отечественной войны 1812 г. малоизвестно российским читателям. Несмотря на возраст, он стяжал громкую славу. Причем не из-за глубоких познаний в военном деле, либо громких выигранных сражений, а благодаря великодушию, храбрости и мужеству, а также супруге по прозвищу "мадам бесцеремонность".

Тем не менее о жизни Лефевра, его характере, участии в боевых действиях и потомстве известно немного, даже во Франции, где была издана, да и то сто лет назад, одна-единственная биография1.

В ходе изучения родословной маршала империи французский исследователь Ж. Валинсель доподлинно выявил четыре поколения. Родословная герцога Данцигского начинается с некоего Шарля Фёвра (Feuvre), буржуа, жившего в г. Бельфор (пров. Франш-Конте) в конце XVI - начале XVII века. Его сын Жозеф, крещенный местным кюре на французский лад, приобрел фамилию Лефёвр (Lefeuvre) (?-1688); возможно, Жозеф служил в армии. Дед будущего маршала, Пьер-Фабер Лефевр (Lefebvre) работал цирюльником (?-1754). Он родился в Седане, впоследствии переехал в небольшое селение на 4 тыс. человек в провинции Эльзас (совр. департамент Верхний Рейн) Руффах, где и скончался.

В Руффахе родился отец маршала, сын Пьера-Фабера, Франсуа-Жозеф Лефевр (Lefevre) (1725 - 1765), служивший во французском гусарском полку, где приобрел нашивки унтер-офицера. Возможно, он участвовал в войне за Австрийское наследство (1740 - 1748). По мнению биографа герцога Данцигского Ж. Вирта, Лефевр-старший был не мельником или трактирщиком, как гласила традиция, а исполнял должность "главного хранителя ворот" Руффаха, функции которого соответствовали приблизительно функциям полицейского. По мнению французского исследователя Л. Шардиньи, наоборот, Лефевр-старший имел профессию более прибыльную, позволявшую содержать семью, скорее всего, действительно был мельником. Одним словом, Лефевры принадлежали к мелкой буржуазии.

В 1751 г. Франсуа-Жозеф женился на Марии-Анне Рис (Riss) (1732- 1807). В этом браке появилось на свет 5 детей: 4 сына и дочь. Вторым в семье, после Мартена (1753 - 1793), 25 октября 1755 г. родился будущий герцог Данцигский, которого назвали в честь отца, Франсуа-Жозефом. Таким образом, будущий маршал стал 6-м по возрасту среди 26 маршалов. После него в семье родились братья-близнецы Антуан (1762 - 1793) и Денис (1762 - 1817) и их сестра Мария-Анна (?-1807). Мартен и Антуан погибли в 90-е гг. XVIII в., в "войнах за свободу", не оставив потомства. Денис воевал вместе с братом Франсуа-Жозефом. В бою при Аллештайне (4 февраля 1807 г.) капитан Денис Лефевр получил тяжелое огнестрельное ранение и в чине батальонного командира был отправлен в отставку. Поскольку Денис жил бедно, Франсуа-Жозеф взял его к себе в замок Комбо в Понто-Комбо (20 км Ю.-В. Парижа) (совр. деп. Сена-и-Марна), где Денис провел остаток жизни и умер; его потомки затерялись. Мария-Анна вышла замуж за некоего крестьянина Матиаса Глазэ из селения Гемар (деп. Верхний Рейн), 25 км севернее Руффаха.

В 1766 г., после смерти мужа, мать будущего маршала Мария-Анна вышла замуж за некоего Антуана Глайс (1738 - 1811), весьма предприимчивого мужчину, успевшему к тому времени послужить в армии, стать владельцем трактира и зарабатывать деньги на транспортировке грузов. От этого брака у будущего маршала появились две сводных сестры и один сводный брат: Катрина Глайс (1769 - 1844), вышедшая замуж за виноградаря Себастьяна Кеттерле; Мария Глайс (1775-?), вышедшая замуж за капитана драгун Себастьяна Боэ, и уехавшие на Сан-Доминго, где и скончались, скорее всего, без потомства; и капитан пехоты Антуан Глайс (1775-1841), женившегося, но умершего в Руффахе без детей3. Таким образом, в Эльзасе ныне должны существовать потомки маршала по женской линии от сестер маршала.

После смерти Лефевра-старшего в 1765 г. 8-летнего Франсуа-Жозефа и 3-летнего Дениса взял на воспитание к себе в Гемар его дядя-кюре, брат отца Жан-Кристоф-Филипп Лефевр (1731 - 1807), уготовивший обоим карьеру священника. В Гемаре Франсуа-Жозеф провел около десятка лет, обучаясь вместе с несколькими сверстниками. Несмотря на старания дяди, племянник получил среднее образование, хотя приобрел большие познания в немецком языке, на котором будет до конца жизни всегда говорить намного лучше, чем на французском, и поэтому Наполеон часто отдавал под его командование воинские контингенты из германских земель. Кроме религиозных книг и некоторых образцов классической литературы Лефевр почти ничем не интересовался. Хотя в 1807 г. Наполеон говорил о "глупостях" маршала в рапортах, речь шла, скорее всего, не столько об отсутствии правильной орфографии, а об отсутствии умения правильного излагать мысли и из-за отсутствия военного образования. Так, 12 апреля 1807 г. Наполеон критиковал Лефевра за излишнюю лаконичность его рапортов4. В ошибках Лефевра не следует видеть нечто ущемлявшее имидж герцога Данцитского: дядя-кюре хотел вырастить из Лефевра обычного сельского викария. Зато под руководством Жан-Кристофа-Филиппа подросток впитал идеи добропорядочности и неподкупности, которым маршал будет следовать всю жизнь.

Поскольку религиозная карьера не вдохновляла Франсуа-Жозефа, он решил поступить на воинскую службу. Причины любви к военному ремеслу следует искать в сыновней любви: маленький Франсуа-Жозеф должен был восхищаться рассказами отца-гусара. В 1772 г., в 17 с половиной лет, Франсуа-Жозеф, которого Жан-Кристоф-Филипп намеревался вскорости отправить в Страсбургскую семинарию, попросил разрешения у дяди завербоваться в армию, но получил отказ. Поскольку дом священника находился на окраине Гемара, Франсуа-Жозеф той же ночью убежал из дома через сад. По прибытии в г. Нёф-Бризах подросток решил завербоваться в расквартированный в Париже полк Французской гвардии, входивший в состав Королевской гвардии. Почему Франсуа-Жозеф решил выбрать не гусарский полк, а пехотный, и тем более Королевской гвардии, следует списать на причуды и изворотливости судьбы. В Нёф-Бризахе не могли удовлетворить желание Франсуа-Жозефа, и тот вернулся к дяде.

Увидев решимость племянника, Жан-Кристоф-Филипп не стал препятствовать его выбору и, благословив Франсуа-Жозефа, отправил его в Париж. Несмотря на возраст, поскольку подростку еще не исполнилось 18 лет, но принимая во внимание его прекрасные физические данные, 10 сентября 1773 г. (правление Людовика XV), Франсуа-Жозеф Лефевр поступил на службу в одну из самых престижных частей Королевской гвардии полк Французской гвардии (Gardes-Franchises). Служба в полку считалась почетной, и хотя туда принимали выходцев из простонародья, но только проверенных "добрых подданных". С 1745 г. полком командовал генерал Л.-А. де Гонто-Бирон (1701 - 1788), с 1757 г. маршал Франции. В полку Лефевр познакомился с будущими известными наполеоновскими генералами: с П.-О. Юленом и Л. Фрианом, завербовавшихся соответственно в мае 1773 г. и феврале 1781 г.; с октября 1784 г. в состав полка вошел будущий полководец Л.-Л. Гош, у которого Лефевр станет инструктором. Раньше Лефевра на военную службу среди 26 наполеоновских маршалов поступили только трое человек: Ф. -К. Келлерман (с 1752 г.), Л.-А. Бертье (с 1766 г.) и Б.-А. Жанно де Монсей (с 1769 г.), среди которых Келлерман был самым старшим (с 1735 г.).

Вероятно, военная служба понравилась Лефевру. Ровно через четыре года, 10 сентября 1777 г., он получил нашивки капрала, через пять лет, 28 июня 1782 г. - сержанта. Назначения Лефевра ярко свидетельствовали о его успешной военной карьере, так как добиться чина сержанта в полку Французской гвардии было непросто. Считается, что назначение Лефевра в сержанты произошло накануне смотра полку графом Северным, будущим Павлом I, с супругой Марией Федоровной. Через четыре года, 2 июня 1786 г. Лефевр стал сержантом гренадер; 9 апреля 1788 г. назначен Гонто-Бироном первым сержантом. Уже тогда Лефевр пользовался большим авторитетом в полку прямым открытым характером и стремлением к справедливости.

1 марта 1783 г. 28-летний Лефевр совершил крутые перемены в своей жизни: женился на 30-летней неграмотной прачке Екатерине Хубшер (Хюбшер, Юбше) (Hubscher) (1753 - 1835), с парижской улицы Пуассоньер, родом из деревушки Нойхаузен провинции Эльзас, поставившей на свидетельстве о браке крестик. Однако под руководством супруга через два года она уже умела сносно писать на французском и немецком языках, хотя до конца жизни говорила по-французски с большими ошибками: "Я сама причесывается", - можно было услышать от нее5.

Для мадемуазель Хубшер Франсуа-Жозеф должен был выглядеть хорошим выбором, так как сержант Французской гвардии являлся привлекательной партией для женщины ее положения. Отношения супругов отличались взаимопониманием, причина которого лежала не только в чувствах, но и в равенстве их социального положения. Домашнее хозяйство у Екатерины всегда находилось в полном порядке, а общественное положение вполне устраивало обоих супругов.

Маршальша навсегда осталась в глазах потомства "мадам бесцеремонность", "мадам Сан-Жен" ("Madame Sans-Gene" или "Madame Sans Gene").

Без сомнения, прозвище ей очень шло, но оно не было выдумано специально для нее. За это прозвище, как известно, она должна была "благодарить" драматургов В. Сарду и Э. Моро, написавших в 1893 г. пьесу "Мадам Бесцеремонность", где мадам Лефевр стала главной героиней. В действительности настоящей "мадам бесцеремонностью" являлась знаменитая французская женщина-драгун М.-Т. Фигёр (1774 - 1861), получившая данное прозвище от Наполеона. Мадам Лефевр была доброжелательной со слугами, всегда помогала, если кто-то заболевал. Впрочем, маршальша не считала зазорным лично обыскать подозреваемого в краже слугу. Внук садовника герцогини вспоминал: "Она была суровой, но не бездушной женщиной"6.

Fran%C3%A7ois-Joseph_Lefebvre.jpg

Marechal-Lefebvre.jpg

640px-Madame_Sans-G%C3%AAne.jpg

Чета Лефевров была прекрасной парой, и их брак можно было бы назвать одним из самых счастливых среди наполеоновского генералитета, если бы не трагедия с их детьми. Из 14 детей, 12 сыновей и 2 девочек, - рекорд среди наполеоновских маршалов! - дольше всего прожили только два ребенка: бригадный генерал Мари-Ксавье-Жозеф Лефевр (1785 - 1812) и Жозеф Лефевр (1802 - 1817), по прозвищу "Коко" ("Дитятко", "Птенчик"). Остальные дети умерли в младенчестве, и имена их истории почти неизвестны.

Мари-Ксавье-Жозеф Лефевр пошел по стопам отца, стал военным, но не наследовал человеческие добродетели отца, получив известность как картежник и распутник. Заботливый отец, много сделавший для продвижения сына по службе, Лефевр однажды с беспокойством заметил: "Я боюсь, что он плохо закончит свои дни". 20 июля 1811 г. маршал написал генералу Юлен: "Ах, мой дорогой друг, как вы счастливы, что не имеете детей!"7. Наверное, из-за нравов и поведения графа Данцигского ему не повезло с женитьбой: несмотря на наличие достаточно выгодного матримониального проекта и его одобрения Наполеоном, брак по неизвестным причинам не состоялся.

Вместе с отцом в 1812 г. бригадный генерал (с 1810 г.) граф Данцигский Лефевр в составе 3-го армейского корпуса маршала М. Нея отправился в Россию, получил ранение при отступлении и обморозил ноги. Маршал оставил сына в Вильно на попечительство следовавшей за армией из Москвы одной французской комедиантки, Луизы Фюзийль (Флёри), добровольно предложившей отцу ухаживать за его сыном в знак благодарности за ее спасение от трудностей отступления из Москвы. Граф Данцигский, будучи прикован к постели, стал пленником русских, которые с ним хорошо обращались. Тем не менее ранения и болезнь оказались серьезными, и в 3 часа утра 15 декабря 1812 г. 26-летний граф Данцигский Лефевр умер на руках у Луизы8. Несколько лет назад на городском кладбище в Вильнюсе еще находилась могила Лефевра-младшего. На возведенной родителями надгробной плите в форме квадрата из матового белого мрамора была высечена эпитафия: "Здесь покоится прах графа Данцигского, бригадного генерала Жозефа Лефевра, кавалера офицерского креста ордена Почетного легиона, шевалье Королевского ордена Саксонского, Баденского и др., скончавшегося в Вильно 15 декабря 1812 г., в возрасте 27 лет"; ниже располагались стихи.

Второй оставшийся в живых сын Лефевра оказался со слабым здоровьем и умер подростком. Таким образом, титул герцога Данцигского угас вместе со смертью маршала. После смерти маршала герцогиня Данцигская приютила оставшуюся без средств к существованию племянницу маршала, без оформления соответствовавших документов, Элен Глазэ (1798 - 1837), дочь Марии-Анны Лефевр, сестры герцога Данцигского от первого брака их матери, вышедшей замуж за Матиаса Глазэ, которую воспитала и довольно удачно выдала замуж в 1818 г. за генерала барона К. де Кройцера (1772 - 1832)9.

Великая французская буржуазная революция 1789 г. застала Лефевра в эпицентре событий - Париже. Несмотря на любовь к порядку и на неприятие анархии, Лефевр принял революцию, поскольку она предоставила ему, как и многим другим простым людям, возможность подняться с самых низких ступенек общества.

Принято считать, что во взятии Бастилии ни Лефевр, ни его друг Гош не участвовали, так как оба несли дежурство. Когда разъяренная толпа 12 июля попыталась было напасть на офицеров полка, спрятавшихся в полковой казарме, Лефевр встал на их защиту, твердо заявив бунтовщикам: "Напасть на наших офицеров, все равно что напасть на Французскую гвардию. Пока мы живы, вы пальцем до них не прикоснетесь". Однако стычки, судя по всему, избежать не удалось, ибо Лефевр в тот день получил контузию. Позднее, 14 сентября 1789 г., по постановлению мэра Парижа и знаменитого астронома Ж.-С. Байи, он был удостоен возможно, своей первой награды: золотой памятной медали: "В признательность его заслуг на алтарь общественного блага и как свидетельство его храбрости и патриотизма"10.

По ордонансу 31 августа 1789 г. Людовик XVI расформировал полк Французской гвардии, одновременно разрешив использовать рядовой и унтер-офицерский состав в ротах гренадер батальонов Парижской национальной гвардии. Образование Национальной гвардии как некоего оплота стабильности и дисциплинированности привлекло внимание Лефевра, поборника порядка и справедливости. С половиной своей роты уже бывшего полка Французской гвардии Лефевр вошел в состав батальона "Дочери Св. Фомы" из одноименной секции Парижа. Половина этого батальона служила в Версале, где начальником штаба местной национальной гвардии являлся подполковник Бертье, будущий бессменный начальник штаба Наполеона. 1 сентября 1789 г. Лефевр стал лейтенантом, затем лейтенантом-инструктором.

В 1789 - 1791 гг. внутреннеполитические события во Франции продолжали ухудшаться, особенно для членов королевской семьи. Дворяне, опасаясь за собственную жизнь, бежали из страны. В феврале 1791 г. тетки Людовика XVI - мадам Аделаида (1732 - 1800) и мадам Виктуар (1733 - 1799) решили эмигрировать из Франции. Учредительное собрание, признав венценосных родственниц "безвредными", не возражало. Однако среди парижан быстро распространились слухи о том, что "аристократки" увозят с собой "огромное количество мешков с золотом". В день отъезда мадам Аделаиды и мадам Виктуар, 19 февраля, возбужденная толпа преградила путь небольшому отряду во главе с подполковником Бертье и лейтенантом Лефевром, охранявшим женщин. Несмотря на мужество Бертье и Лефевра, пытавшихся отправить венценосных дам из Парижа, им ничего не удалось сделать; Лефевр даже получил ранения.

После официального разрешения мадам Аделаида и мадам Виктуар решили в ночь на 21 февраля тайно оставить Париж, направляясь за границу. На этот раз дамам повезло, но разъяренная толпа набросилась на их багаж, по-прежнему полагая, что "аристократки" пытались вывезти золото. Вместе с Бертье, с отрядом Версальской национальной гвардии, едва пришедший в себя Лефевр встали на пути толпы; тем не менее багаж удалось отправить только 24-го. С апреля 1791 г. Бертье стал полковником, Лефевр остался в прежнем чине. Бертье не забыл о Лефевре, спасшим ему жизнь, и остался навсегда одним из его друзей. Среди друзей Лефевра можно отметить маршалов Л.-Г. Сюше, А.-Э.-К.-Ж. Мортье, Н.-Ш. Удино, среди генералов - Гоша, Журдана, Ф.-С. Марсо-Дегравье, Ж.-Б. Клебера. В 1818 г. Лефевр частично субсидировал расходы на возведение памятника Клеберу в Страсбурге.

18 апреля 1791 г. Людовик собрался переехать из Тюильри в Сен-Клу. Тут же собралась враждебно настроенная толпа и, полагая, что король бросает страну, окружили карету, перегородив дорогу. Охранявшие короля роялисты готовы были защищать его, но тот, опасаясь пролития крови, приказал не сопротивляться. Среди преданных королю дворян был Ж.-Ж. Ид де Нёвиль, пострадавший в стычке с толпой: "Пятеро или шестеро бродяг напали на меня. Я бы неминуемо пал бы их жертвой, если бы не своевременное вмешательство лейтенанта Национальной гвардии, с обнаженной шпагой бросившегося ко мне на помощь и разогнавший их"11. Этим лейтенантом был 35-летний Лефевр, получивший, защищая короля, очередное ранение.

25 июня 1791 г., во время неудачного бегства из Франции во время Вареннского кризиса, возвращения из Варенна, Лефевр снова помог Людовику. Когда под Парижем на карету с королем напала разъяренная толпа, лейтенант Лефевр с ротой гренадер прибыл на выручку Людовику12. Настроения толпы оказались до того агрессивными, что Лефевру пришлось эскортировать короля до дворца Тюильри.

Придя к власти после Ста дней Людовик XVIII, желая наказать переметнувшихся на сторону Бонапарта персон, забыл об услугах маршала его брату в 1791 г., лишив герцога Данцигского пенсии в 40 тыс. франков, положенную ему как маршалу, оставив его практически без средств на жизнь. Но подвиг Лефевра в 1791 г. вспомнили другие. 10 февраля 1817 г. специальная делегация от Национальной гвардии попросила своего командира, маршала Удино, наградить Лефевра за его двойной вклад в дело спасения жизни Людовика XVI в 1791 г., когда лейтенант батальона "Дочери Св. Фомы" Лефевр "смог предоставить доказательства преданности королю и его августейшему семейству", специальной наградой, введенной Людовиком XVIII 5 февраля 1816 г. для 600 национальных гвардейцев, доказавших преданность Бурбону во время Ста дней, под названием "Награда Верности" (Decoration de la Fidelite). Через пять дней после просьбы, с согласия графа д'Артуа (будущего короля Франции Карла X), 15 февраля 1817 г. Удино вручил Лефевру "Награду Верности". Менее чем через месяц, 11 марта, Лефевру официально объявили о восстановлении его маршальской пенсии.

Пример Лефевра, как и других будущих наполеоновских маршалов, получивших унтер-офицерские нашивки до Революции, более чем поучителен. Наличие профессиональных унтер-офицерских кадров оказало большое влияние на формирование и обучение солдат новой армии. Именно унтер-офицеры, получившие профессиональные знания при Старом режиме, не дали революционным армиям превратиться на поле боя в бестолковую армейскую массу. Франция нуждалась в обученных войсках. В конце 90-х гг. XVIII в. страна оказалась в окружении враждебных монархий, стремившихся уничтожить "рассадник революционных идей".

Декретом 10 сентября 1792 г. Париж отправил в армию батальоны Национальной гвардии. 1 января 1792 г. Лефевр стал капитаном 13-го батальона легкой пехоты, входившем в состав Мозельской армии во главе с Келлерманом, будущим наполеоновским маршалом. Для 36-летнего Лефевра началась настоящая военная карьера.

Когда Мозельская армия двинулась в Шампань навстречу союзникам под командованием герцога Брауншвейгского, часть ее войск, где находился и 13-й батальон легкой пехоты, была отправлена для обороны реки Мозель. В частности, Лефевр принял участие в осаде Тионвилля (август-сентябрь 1792 г.), осажденному австрийцами. Во время осады капитан Лефевр принимал активное участие в многочисленных вылазках. После снятия осады союзниками Лефевр отличился в боях при Арлоне (17 - 18 апреля 1793 г.), за что и получил 3 сентября 1793 г. чин батальонного командира.

С конца 1793 г. ситуация для Франции стала критической, казалось, Революция проигрывает: Майнц и берега Рейна утеряны, Эльзас захвачен союзниками, Лотарингия под угрозой вторжения. Мозельская армия во главе с бывшим однополчанином по Французской гвардии, уже дивизионным генералом Гошем, неудачно попыталась разгромить прусские войска герцога Брауншвейгского в сражении при Кайзерслаутерне (28 - 30 ноября). Среди прославившихся офицеров на поле боя стал 38-летний батальонный командир Лефевр, произведенный 2 декабря 1793 г. в чин бригадного генерала, минуя ранг бригадного командира (полковник), - обычная практика того периода: поскольку в армии не хватало генералов, их назначали не только из самых способных, но и из самых храбрых (точно также из батальонного командира "перескочили" в бригадные генералы Даву и Монсей).

В период командования Гошем Мозельской армией, 10 января 1794 г., Лефевр получил эполеты дивизионного командира - высшее воинское звание (21 февраля Конвент упразднил чин маршала Франции), когда смог отличиться при взятии замка Гейсберг. В наградном листе говорилось: "Лефевр выказал достойную храбрость и способствовал успехам кампании умелым исполнениями маневров"13.

После ареста якобинцами Гоша и объединения Мозельской и Арденнской армий под командованием Журдана, будущего наполеоновского маршала, французы перешли в наступление и двинулись на Бельгию; 21 июня осадили Шарлеруа. Блокировав крепость, Журдан двинулся навстречу союзным войскам под командованием австрийского генерала Ф. И. Саксен-Кобург-Заальфельдского, пытавшимся освободить гарнизон в Шарлеруа, но не имевшим сведений о согласии гарнизона капитулировать. 26 июня гарнизон, не зная об армии, спешившей на выручку, вступил в переговоры о капитуляции.

26 июня 1794 г. (8 мессидора 2-го года Республики), Журдан приготовился встретить врага у селения Флерюс (10 км С. -В. Шарлеруа), где и произошло одно из самых знаменитых сражений эпохи "войн за свободу". Журдан (70 - 80 тыс. чел.) занимал невыгодную позицию, будучи вынужденным растянуть свой фронт; дивизия Лефевра стояла в центре. Кобург-Заальфельдский, располагая меньшим количеством войск (50 тыс. чел.), допустил огромную ошибку: он также растянул фронт, намереваясь охватить Журдана с обоих флангов и прижать к Шарлеруа, гарнизон которого уже выбросил белый флаг. В ходе боя авангард Лефевра, занимавший непосредственно селение Флерюс, вступил в ожесточенные схватки с врагом. В самом начале вражеской атаки под Лефевром убили лошадь. Когда дивизия Марсо подалась назад, Лефевр поддержал его тремя батальонами Сульта. По словам Сульта, Лефевр "держался на позиции как скала"14. Тем не менее, когда к середине дня союзники сумели оттеснить французов, Кобург-Заальфельдский, остановленный резервами Журдана, взятыми из войск, осаждавших Шарлеруа, отдал приказ об отступлении. Вклад Лефевра в победу при Флерюсе Наполеон оценивал очень высоко.

Значение сражения при Флерюсе было огромно: австрийцы отказались от вторжения во Францию, оставили Бельгию и отступили в Германию, окончательно потеряв контроль над Бельгией и Голландией. Победоносная армия Журдана 10 июля взяла Брюсель, соединившись с Северной армией, занявшей 24 июля Антверпен; австрийские Нидерланды снова оказались во власти французов.

В период с 1795 по 1799 г. Лефевр командовал авангардом в Рейнско-Мозельской и Самбр-Мааской армиях. В Самбр-Мааской армии отличился как помощник Журдана, в частности, в сражении при Альтенкирхене (4 июня 1796 г.). Позиция австрийцев была сильная, но опять растянутая. Лефевр захватил важную высоту у этого селения, обратив австрийцев в бегство. В тот день он захватил 4 знамени, 12 пушек и 3 тыс. пленных. По случаю этой победы Лефевр получил специальное письмо от военного министра с поздравлениями. О Лефевре Журдан сообщал в Париж: "Этот офицер умело сочетает беспримерную храбрость с талантами командира авангарда, умело исполняющего все маневры. Неустанно поддерживая в своих войсках дисциплину, он своевременно обеспечивает их всем необходимым, не забывая демонстрировать убеждения доброго республиканца"15.

В октябре того же года, по занятии Кельна, Лефевр отправился на спектакль, данный в честь нового главнокомандующего Германской армией Ожеро, - в местном театре ставили трагедию Вольтера "Брут, или Смерть Цезаря". Генерал Ж.-Э.-Ж.-А. Макдональд свидетельствовал, возможно, несколько преувеличивая: "Совершенно не разбиравшийся в литературе Лефевр аплодировал от всего сердца большими ручищами, полагая, что это очень уместно. Будучи уверенным, что пьесу написали совсем недавно, он, беспрестанно толкая меня локтем, постоянно вопрошал меня: "Скажи, кто это за мужик, сочинивший все это? Он здесь?""16.

Полагая, что после подписания Леобенского договора и Кампо-Формийского мира 1797 г. наконец-то наступил окончательный мир, Лефевр решил уволиться из армии и написал Директории письмо, в котором просил пенсию для себя и награды достойным офицерам. Последним в списке для награждений Лефевр отметил своего брата Дениса Лефевра. В конце 1798 г. Лефевр обратился к военному министру с просьбой возглавить Гвардию Директории, но просьба была отклонена. Тем временем борьба против европейских монархий продолжалась.

В 1799 г. в Европе снова началась война против Франции, теперь Второй коалиции. Кампанию 1799 г. Лефевр начал в составе Дунайской армии под командованием Журдана. В марте 1799 г. последний вторгся в Германию, действуя против австрийских войск эрцгерцога Карла, но неудачно: в сражениях на реке Острах и при одноименном селении (21 марта) и Штокахе (25 марта) он потерпел поражения. Под конец сражения при Острахе Лефевр получил ранение в левую руку и, потеряв много крови, не смог больше руководить боем. Вместо него дивизию временно возглавил бригадный генерал Сульт. Ранение оказалось настолько тяжелым, что Лефевр лечил его несколько лет.

После Остраха война для Лефевра закончилась, и он вернулся во Францию на лечение. По возвращению Лефевр проявил личное участие в облечении положения русских военнопленных, которых он встретил в изношенных и потрепанных мундирах, уставших, полуголодных. Лефевр немедленно написал военному министру о необходимости оставить пленных в близлежащем городке, пока они не восстановят силы, получив от министра согласие. В этом проявилась характерная черта Лефевра, благодаря чему он пользовался большой популярностью в войсках, - сострадательность. Александр I не забыл об отношении к пленным соотечественникам и в апреле 1814 г. очень тепло принял Лефевра, уже маршала и герцога Данцигского, в Париже. В 1807 г., при осаде Данцига, маршал Лефевр не меньше заботился и о раненых пруссаках, удостоившись признательности начальника гарнизона.

По возвращению во Францию Лефевр заехал в Руффах к матери, где местные власти устроили земляку-генералу торжественную встречу. Он явно стремился на покой, поскольку провел около 7 лет на передовой, с августа 1792 по март 1799 года. Затем Лефевр отправился залечивать ранение в Париж, где получил от Директории специальную грамоту с похвалой и почетную саблю. Одновременно произошло не менее важное событие в жизни Лефевра: его втянули в политику.

От одного из пяти директоров, руководителей Директории, Лефевр получил предложение войти в ее состав. Этим директором был П.-Ф.-Ж.-Н. Баррас. 11 мая 1799 г. Совет пятисот, нижняя палата Директории, выдвинул кандидатуру Лефевра. По одной версии, Лефевр сам отказался от должности под давлением супруги: "Необходимо им ответить "нет". Ты что, хочешь оказаться там?.. Они, наверное, все сошли с ума, если хотят сделать королем такого дурака, как ты"17. По другой версии, Лефевра остановило только несогласие верхней палаты, Совета старейшин. Так или иначе, но герою Флерюса не удалось стать директором.

Неудача на политическом поприще была восполнена на военном: с подачи Барраса 13 августа 1799 г. Лефевра назначили командующим 17-го военного округа, штаб-квартира которого располагалась в Париже. На посту командующего Лефевр сразу приступил к наведению порядка и строгой дисциплины. Так, за 4-дневную неявку на службу Лефевр арестовал даже генерала18.

Накануне 18 брюмера Бонапарт встретился с Лефевром, - главе заговора настоятельно требовалась лояльность Лефевра, во-первых, как командующего округом, то есть парижским гарнизоном, включая Гвардию Директории; во-вторых, Лефевр интересовал Бонапарта как отважный республиканец, обладавший в войсках большим авторитетом. Скорее всего, это была первая встреча будущего императора и будущего маршала. Насколько Лефевр был готов следовать за Директорией до конца, не ясно до сих пор, но Бонапарт достаточно легко завоевал Лефевра в самый канун акции, сыграв почти театральную сцену, которую невозможно не привести. Накануне заговора Наполеон пригласил к себе для поддержки группу офицеров и генералов; одним из первых явился Лефевр. Во время приема (или даже ужина) Бонапарт задал вопрос командующему: "Вы, Лефевр, столп Франции, хотите, чтобы Республика ушла в руки адвокатов? Только в союзе со мной вы можете спасти Республику!". Затем Бонапарт снял с себя саблю: "Возьмите саблю, которую я носил в сражении при Пирамидах! Я дарю ее вам как залог моего уважения и доверия". Бонапарт не ошибся. Лефевр, со слезами на глазах, поцеловав саблю, воскликнул: "Долой адвокатов!". По версии Барраса, 14 брюмера (5 ноября) Бонапарт при встрече с командующим поинтересовался: "Что ты будешь делать в случае перемен в правительстве?". Лефевр ответил вопросом на вопрос: "А что думает по этому поводу Баррас?". Бонапарт ответил: "Он с нами"19. В любом случае, либо как поборник порядка, олицетворение которого Лефевр увидел в Бонапарте, либо в отместку за то, что Совет старейшин отказался голосовать за него полгода назад, но Лефевр перешел в стан заговорщиков, сыграв значимую роль в заговоре 18 - 19 брюмера VIII года Республики (9 - 10 ноября 1799 г.).

18 брюмера трое (из пяти) директоров, не находившихся в заговоре, приказали Лефевру вмешаться и арестовать Бонапарта, но тот заявил, что подчиняется декрету Совета старейшин, принятого немногим ранее, в силу которого Бонапарту предоставлялось право принять все меры, необходимые для безопасности республики, и в силу которого Бонапарту подчинялись все войска в Париже и вокруг города, не говоря уже о том, что всем гражданам вменялось в обязанность оказывать Бонапарту помощь при первом его требовании.

На следующий день, 19 брюмера, Франсуа-Жозеф оказал Бонапарту огромные услуги: он лично спас его в роковые мгновения в Сен-Клу, когда тот пытался произнести речь перед Советом пятисот. Депутаты не дали говорить Бонапарту, а его земляк Ж.-А. Арена норовил ударить генерала ножом. Тогда Лефевр скомандовал четырем гренадерам, находившимся в зале: "Спасем нашего генерала!", - и вместе с находившимися в зале рядом с Бонапартом генералами И. Мюратом и Г.-А. Гарданом вырвал главу заговора из рук разъяренных депутатов, пустив в ход кулаки. В официальной газете "Монитор" 20 брюмера говорилось: "Генералы Лефевр, Мюрат и Гардан и все находившиеся радом с ним военные чины, спасшие утром генерала и вытащившие его из зала, заслуживают высочайшей награды". Кроме того, что Лефевр спас жизнь Бонапарту, командующий округом гарантировал Бонапарту в самый ответственные часы или даже минуты 19 брюмера поддержку со стороны войск. Наполеон всю жизнь был благодарен Лефевру за его поведение 19 брюмера20.

После восшествия на верх власти Бонапарта, с его подачи, 1 апреля Лефевр стал сенатором, назначавшимся пожизненно. 5 сентября 1803 г. Сенат учредил должности двух преторов Сената, которыми стали Лефевр и Ж.-М.-Ф. Серюрье. Преторы занимались охраной Сената, охраной и содержанием Люксембургского дворца, в котором с 1799 г. проходили заседания Сената, и его окрестностей, а также были ответственны за церемониал. Лефевр оставался претором до конца существования Первой империи.

Люксембургский дворец находился в плачевном состоянии, ибо в 1793-1795 гг. он был обыкновенной тюрьмой. Лефевр рьяно взялся за работы по облагораживанию здания и окрестностей, чтобы все выглядело достойно. Когда при работах на крышах дворца погибло двое рабочих и двое получили ранения, маршал выделил вдовам специальные пособия и компенсации раненым. Кроме того, сенатор Лефевр лично посетил раненых, справляясь об их здоровье. В этом был весь Лефевр - тот Лефевр, который в октябре 1794 г. помогал жителям Адельхофена, наиболее пострадавшим от только что завершившегося сражения.

Насколько Лефевр был ярым республиканцем, неизвестно, но когда 1 мая 1802 г. Сенат решил сделать должность Первого консула пожизненной, маршал был одним из первых, сообщивший Бонапарту эту заранее известную последнему новость. Вряд ли завзятый республиканец Ж. Ланн был способен на данный поступок. Когда во время Прусской кампании 1806 г. Лефевр прибыл в один "освобожденный" французами город Франконии, маршал обратился к жителям с характерной речью: "Мы пришли, чтобы принести вам свободу и равенство, но не забивайте себе голову этим: потому что первого, кто пошевелится без моего разрешения, расстреляют на месте"21.

2 октября 1803 г. Лефевр получил первый орден: крест шевалье ордена Почетного легиона. Впоследствии Лефевр неоднократно получал ордена. Менее чем через год, 14 июня 1804 г. он стал кавалером Большого офицерского креста ордена Почетного легиона; 2 февраля 1805 г. - Большого креста того же ордена; 24 августа 1805 г. - Большого креста ордена Карла III (Испания); 26 сентября 1809 г. - Военного ордена Св. Генриха (Саксония); в 1814 г. - креста шевалье ордена Св. Людовика; 8 мая 1818 г. - креста шевалье ордена Железной короны (Австрия), Большого креста Военного ордена баварского Максимилиана-Иосифа (23 октября 1810 г.).

В числе очередных благодеяний от Наполеона, 19 мая 1804 г. 48-летний дивизионный генерал Лефевр получил высший титул только что нарождавшегося нового государства: маршала Первой империи. Точнее, он стал одним из четырех почетных маршалов, - особой категории маршалов империи, созданной для генералов-сенаторов в качестве высшей награды за прошлую службу. Среди почетных маршалов Лефевр станет единственным, кто примет активное участие в военных предприятиях Наполеона.

Пока новоиспеченные маршалы ждали славного будущего, Наполеон предоставил им возможность завоевать в обществе почет и уважение. Так, на посвящении Наполеона в императоры 2 декабря 1804 г. они составили Бонапарту кортеж военной славы. Лефевру Наполеон поручил нести меч Карла Великого, Келлерману - корону; оба запечатлены в знаменитом полотне Ж.-Л. Давида "Посвящение Наполеона I в императора и коронование императрицы Жозефины в соборе Парижской Богоматери 2 декабря 1804 года".

Заключив мирные договоры с Австрией и Россией, Наполеон лишил Англию ее главных континентальных союзников, и Лондон был вынужден пойти на мировую с Парижем - в марте 1802 г. был подписан Амьенский мирный договор на условиях формально компромиссных, но фактически выигрышных для Франции.

В начавшейся в 1805 г. войне Лефевр не принял активного участия: он возглавил в 12 "пограничных" департаментах части Национальной гвардии, занимавшейся обеспечением общественного порядка внутри городов, безопасностью границ и побережья. После Аустерлица Наполеон засвидетельствовал свое удовлетворение Лефевру и отправил его командовать союзными войсками, размещенными в Верхней Баварии.

Однако менее через год Европа сформировала новую, Четвертую коалицию, и началась очередная война против Франции, уже наполеоновской. Прусскую кампанию 1806 г. Лефевр встретил в качестве назначенного 4 сентября 1806 г. командиром 5-го армейского корпуса, но с 5 октября возглавил пехоту Императорской гвардии. Командующим гвардейской пехотой Лефевр принял участие в сражении при Йене (14 октября), в котором, правда, простоял в резерве: в 5-м бюллетене (15 октября), посвященном сражении, Лефевр упоминался один раз. В сражении отличился сын маршала первый лейтенант Лефевр, получив пулю в медвежью шапку. Впоследствии Лефевр-младший отличился и при осаде Данцига в качестве капитана и адъютанта отца, когда при отражении вылазки гарнизона 28 апреля бросился в атаку во главе одного отряда, оставшегося без офицеров, получив свой первый орден, - орден Почетного легиона22.

Именно к Прусской кампании относится известный анекдот, свидетельствовавший о мудрой снисходительности маршала. Так, 11 октября 1806 г., один солдат вместе с друзьями, изнывая от невероятного голода, около одного саксонского городка поймали и убили свинью. Они только приступили к разделке туши во дворе, как внезапно перед ними оказался Лефевр в сопровождении начальника штаба генерала Ф.-К. Русселя: "Ледяной холод и невероятный ужас обуял наши сердца, и ножи выпали из наших рук. Бежать было некуда: вошедшие загораживали нам проход со двора, и мы уже видели себя расстрелянными, как вдруг и Лефевр, и Руссель, наполовину в гневе, наполовину смеясь, обратились к нам: "Бегите быстрей в лагерь, проклятые грабители! Но не забудьте захватить свою кражу, да не забудьте обойти патрули!". Мы в точности последовали мудрому совету, не упустив ни единого пункта напутствия"23. Окажись на месте Лефевра "железный маршал" Л.-Н. Даву, карьера и жизнь солдат могли закончиться очень быстро.

Лефевр, как и другие маршалы, никогда не жаловал трусов, но снисходительно относился к рекрутам, еще не успевшим приобрести боевой опыт. В сражении при Бородино он встретил группу из нескольких конскриптов, покинувших строй под предлогом отвести в тыл легкораненого товарища. При виде сего зрелища командир Старой гвардии от злости сделался красным как рак: "Что эта за проклятущая чертова родня, которая несет этого Мальбрука?! А ну-ка, живо в строй, канальи!" Несколько хороших и крепких ругательств придали храбрости молодым "храбрецам". Даже раненый встал на ноги и без посторонней помощи отправился в лазарет24.

После сражения у Прёйсиш-Эйлау (7 - 8 февраля 1807 г.) Наполеон решил воспользоваться паузой в боевых действиях и поручил Лефевру взять Данциг, - одну из самых мощных прусских крепостей. Помимо стратегического положения, для французов он был также интересен запасами, необходимыми для проведения дальнейшей кампании. Город обороняли 370 офицеров и 15 287 солдат, в том числе три русских гарнизонных батальона и три казачьих полка под командованием генерала А. Г. Щербатова, во главе с прусским генералом Ф.-А. Калькройтом при 300 пушках полевой и осадной артиллерии25.

4 марта 1807 г. Наполеон написал Лефевру: "Ваша задача - захватить Данциг, и помните: ваша слава напрямую зависит от взятия города"26. Английский военный историк Д. Чандлер был прав, объясняя причины назначения Лефевра, ни разу не участвовавшего в боях Первой империи, политикой. Мотивы, побудившие Наполеона, давно задумавшего создание новой знати, сделать первым герцогом Первой империи именно Лефевра, лежали в его республиканской славе и его простонародном происхождении. Для оправдания невиданного возвышения Лефевру следовало дать шанс завоевать новые военные лавры, и взятие Данцига казалось Наполеону идеальным подвигом для Лефевра27. Следует добавить, что Наполеон был уверен в полной неспособности гарнизона к сопротивлению, представляя себе взятие Данцига военной прогулкой, откуда и появилась впоследствии раздражительность вялостью Лефевра. По мере затягивания осады императору пришлось осуществлять постоянный контроль за действиями маршала.

Для осады Данцига Наполеон выделил 10-й армейский корпус, в котором к 1 апреля 1807 г. насчитывалось 24 105 человек и около сотни пушек28. Под начало Лефевра Наполеон отдал самых лучших генералов, профессионалов своего дела: в инженерном деле - Ф.-Ш.-Л. Шасслу-Лоба, в артиллерии - Ж.-А. Бастон де Ларибуазьер.

Осада началась 19 марта, но шла медленно. Наполеон был недоволен. 29 марта он отправил под Данциг генерала А.-Ж.-М.-Р. Савари со специальной миссией: во-первых, дать ему отчет о "реальном состоянии дел", во-вторых, "воодушевить впавшего в уныние и потерявшего голову беднягу Лефевра". Наполеон рекомендовал Савари: "Поскольку для осады у меня нет других войск, Лефевру следует хорошо обращаться с войсками, поддерживать их боевой дух, особенно у поляков, коих не требуется раздражать шутовскими выходками и ненужным сарказмом". Самому Лефевру в тот же час и в тот же день Наполеон весьма резко заметил: "У вас более чем достаточно войск как для полной блокады Данцига, так и для более решительных действий... Воодушевите их..."29.

13 апреля гарнизон произвел крупную вылазку, в отражении которой Лефевру пришлось принять личное участие. 51-летний маршал приказал бить сигнал "в атаку!" и крикнул солдатам: "Рысью, марш!", затем: "Галопом!", спустя мгновение: "В карьер, марш!" Одним броском войска вернули редут, но шедший вместе с французами саксонский батальон, двигавшийся намного медленнее, понес большие потери. Вечером того же дня один гренадер сказал на биваке: "Маршал смелый человек, но он принимает нас за лошадей", на что тот тут же воскликнул: "Именно так! Нужно быть храбрыми, как люди, и быстрыми, как лошади. Посмотрите на мужественных саксонцев, как они бесстрашно бросились в атаку! Но их офицеры старые и медлительные кретины, разучившиеся быстро передвигаться по полю боя. Поэтому их потери в три раза больше наших"30. Подобные фразы Лефевра вызывали, наряду с его невиданным самопожертвованием, неподдельное восхищение солдат маршалом. Наполеон прекрасно знал о подвигах Лефевра и не случайно во время осады Данцига записал в 71-м бюллетене Великой армии (от 19 апреля 1807): "Маршал Лефевр сражается с пылом юноши". Вместе с тем Наполеон лично сообщил маршалу: "Грудь ваших гренадер, которых вы бросаете повсюду в бой, не опрокинут стены Данцига. Пусть ваши инженеры делают свое дело..."31.

Тем не менее осада затягивалась, и Лефевр неоднократно просил подкрепления у Наполеона, отправившего вскоре под Данциг дивизии Ланна и Мортье. Ситуация для Лефевра резко осложнилась, когда 11 мая в 5 км от города высадился 8-тыс. русско-прусский отряд во главе с генералом Н. М. Каменским. При одновременной атаке гарнизона и деблокировавших войск Лефевр мог оказаться в роли окруженного. К счастью для Лефевра, во-первых, Каменский атаковал только через четыре дня; во-вторых, Калькройт проявил странную пассивность, не подкрепив атаки Каменского; в-третьих, 12 мая к Лефевру прибыл Ланн с войсками, включая гренадер Удино. Несмотря на упорство боев 15 мая, все попытки Каменского помочь Данцигу окончились ничем. 21 мая к Лефевру подошли части корпуса Мортье, и в итоге под Данцигом Наполеон сосредоточил 20 - 25 тыс. человек.

Положение Калькройта складывалось критическое: пороху оставалось на 6 дней активной обороны, увеличивалось дезертирство, особенно среди поляков из Пруссии. Лефевр приготовился к генеральному штурму. Учитывая сложившиеся обстоятельства, Калькройт 24 мая ответил согласием на предложение Лефевра о капитуляции. 27 мая Лефевр совершил торжественный въезд в крепость32. 10 сентября 1807 г. Наполеон присвоил маршалу титул герцога Данцигского, первого герцога во всей военной элите.

Спустя год после взятия Данцига Лефевр лишний раз продемонстрировал отсутствие политической интуиции. На торжественной церемонии 26 мая 1808 г. по перезахоронению сердца маршала Франции и военного инженера С. Лепретра де Вобана (1633 - 1707) в Дом инвалидов Лефевр, уполномоченный возложить лавовый венок на сосуд с сердцем, произнес речь, где, в частности, заявил: "Поклянемся на сердце Вобана в верности нашему императору и его династии", вызвавшую замешательство у организатора церемонии военного министра генерала А.-Ж.-Г. Кларка и других официальных лиц. Во-первых, речь как будто шла о необходимости повторения новой клятвы верности императору; во-вторых, слова Лефевра о клятве императору звучали странно над сердцем маршала, служившего Людовику XIV, то есть представителю Старого порядка, уничтоженного Революцией 1789 года. Тем не менее, Наполеон никак не отреагировал на своевременно доведенные до него протесты Кларка. Вероятно, Наполеон даже не захотел участвовать в обсуждении абсурдного заявления герцога Данцигского, будучи полностью уверенным в верности ему маршала. Наверное, не случайно после 1 сентября 1809 г. Лефевра выбрали Великим Мастером масонской ложи "Ордена Христа", проповедовавшей полную преданность императору33.

После завершения кампании 1807 г. и подписания Тильзитского мира осенью 1808 г. Наполеону потребовалось лично вмешаться в дела французов на Пиренейском полуострове. Поэтому для борьбы против испанцев и англичан с осени 1808 г. Наполеон начал перебрасывать новые войска к франко-испанской границе, в том числе 4-й корпус Лефевра. В Испании Лефевру, в отличие от некоторых маршалов, придется повоевать не очень долго, менее четырех месяцев: с октября 1808 г. до января 1809 года. За этот период Лефевр успел дать испанским войскам несколько боев и сражений. При этом в течение недолгих боевых действий он успел наделать тактических ошибок: в сражении при Дуранго (31 октября), вместо производства диверсии маршал бросился вперед, благодаря чему испанцы, занявшие выгодные оборонительные позиции, смогли уйти не только от него, но и от Наполеона, намеревавшегося ударить им в тыл. В другом случае, вместо защиты Мадрида вместе с Виктором, герцог Данцигский по собственной инициативе ринулся на Саламанку в надежде на окружение английских войск, которых там уже не было34.

В начале 1809 г. Наполеон узнал о начале новой войны с Австрией и срочно выехал из Испании во Францию, оттуда - на новый театр военных действий. С собой он взял нескольких военачальников, в том числе Лефевра, которому доверил 7-й (баварский) армейский корпус в 30 тыс. человек. Во главе корпуса Лефевр принял участие в главных событиях апреля 1809 г., в том числе 20 апреля, в Абенсбергском сражении, где Наполеон вырвал стратегическую инициативу у эрцгерцога Карла и расколол его войска на две части. В один из моментов боя баварцы Лефевра под ударом австрийских улан смешались и стали отступать. Маршал спас ситуацию: с обнаженной саблей он верхом ворвался в середину строя баварцев и крикнул по-немецки: "Ни шагу назад, ребята! Император смотрит на вас!" Порядок был быстро восстановлен, и уланы отступили35.

Тем временем, с апреля 1809 г. в Тироле разгорелось антифранцузское восстание под руководством Андреаса Хофера. Наполеон, явно недооценивая решимость тирольцев, действовавших в привычных условиях горного театра военных действий, отправил против них в середине мая 1809 г. Лефевра, при котором продолжал службу его сын, эскадронный командир (шеф эскадрона) Лефевр, две баварские дивизии. 19 мая Лефевр занял Инсбрук, столицу Тироля и центр восстания. Однако Хофер продолжал оказывать упорное сопротивление и нанес несколько поражений отдельным частям Лефевра, заставив маршала оставить Инсбрук. В июле, после заключения Наполеоном с австрийцами перемирия в Цнайме, началась новая кампания герцога Данцигского против Хофера. Во главе 20-тыс. корпуса Лефевр 30 июля снова занял Инсбрук. 5 августа он выступил к Штерзингу. Почти сразу же Лефевр потерпел ряд мелких поражений от тирольцев и снова был вынужден отступать к Инсбруку. 13 августа состоялось 3-е сражение при Бергизель, под Инсбруком, одно из самых значительных в Тирольской кампании 1809 г. (иногда его называют сражением при Штайнахе). Усилившемуся Лефевру до 20 тыс. чел. противостояло 15 тыс. тирольцев с Хофером. В ходе сражения, длившегося в течение всего дня, Лефевр понес небольшие потери (350 чел.), но опасаясь окружения в горах, спешно отступил в Инсбрук, а затем практически ушел из Тироля. 14 августа Хофер занял Инсбрук. Недовольству Наполеона в адрес Лефевра, неспособного справиться с "крестьянскими бандами" не было границ36.

В составе Великой армии в 1812 г. Лефевр командующим Старой гвардии пересек Неман и вошел в Россию, но не участвовал в боях. Скорее всего, он чаще требовался Наполеону как символ преемственности воинской славы эпохи Революции и Первой империи, ибо перед Русской кампанией Наполеон советовался с Бертье о целесообразности привлечения в поход герцога Данцигского. Одним из первых 14 сентября Лефевр вошел в Москву, где безуспешно пытался навести дисциплину среди солдат Старой гвардии, грабивших город37. Нескольких мародеров среди гвардейцев Лефевр для острастки отправил в армию, откровенных грабителей - расстрелял.

Во время отступления из России герцог Данцигский показал себя настоящим отцом и другом солдат. Вместе с ними он покрывал сотни километров по бескрайним снежным равнинам. Обращаясь к отставшим и изнуренным солдатам, валившимся с ног от усталости, он заставлял их сгруппироваться, дабы лучше сопротивляться усталости и холоду. Однако "папашу Лефевра", чем ближе к Неману, уже никто не слушался. Когда в Вильно, посредине улиц, забитых зарядными ящиками, повозками, передками, фурами, Лефевр с белой от снега бородой и маршальским жезлом в руке пытался приободрить гвардейцев, в ответ один егерь процедил сквозь зубы: "Заткнись, старая скотина! Если нам и суждено подохнуть, то рано или поздно мы все отправимся на парад к Всевышнему!"38.

28 декабря 1812 г. полностью обессиленный Лефевр, едва способный стоять на ногах почти в буквальном смысле этого слова, не зная о судьбе сына, обратился с донесением к Бертье за разрешением императора вернуться ему в Париж. Не получив ответа, Лефевр повторил свою просьбу 4 января, после чего получил согласие, оставив командование на генерала Ф. Роге. 57-летний маршал, полностью деморализованный и уставший, уехал лечиться в свои земли в Комбо. Он был настолько слаб, что кампания 1813 г. прошла без его участия.

В следующем году началась новая кампания, на территории Франции. 25 января 1814 г. Наполеон выехал в армию; 26 января, по его приказу, Лефевр выехал в Шалон, в императорскую штаб-квартиру. Во время кампании Лефевр, невзирая на свои 58 лет, предоставил Наполеону новые доказательства храбрости и мужества. Например, при Шампобере (10 февраля), где под ним убили лошадь, при Монмирайле (11 февраля), при Монтро-фот-Йонна (18 февраля). Так, в сражении при Монмирайле Лефевр возглавил атаку двух батальонов Старой гвардии. При Монтро Лефевр по приказу Наполеона, для поддержания атаки кавалерийской бригады генерала Ж.-А.-А. Делора по сохранению двух важных мостов, лично возглавил три дежурных эскадрона императорского конвоя с группой штабных офицеров. Капрал-гвардеец Ж.-Р. Куанье вспоминал о маршале в тот день: "Он так яростно сражался, что пена выступала у него на губах"39.

Лефевр сражался как закаленный в боях солдат и давал императору неоднократные доказательства самоотверженности, но маршал явно не верил в благоприятный исход Франции и императора. Совершая подвиги на его глазах, в душе, вместе с другими маршалами, Лефевр был убежден в бессмысленности сопротивления. После того, как переговоры в Шантийли между представителем Наполеона герцогом Виченцским А.-О.-Л. де Коленкуром и представителями союзников 8 февраля оказались прерванными, дипломат Наполеона М.-И. Рюминьи вспоминал о событиях 9 февраля: "В течение всего дня я едва успевал отвечать на жалобы маршалов и генералов, видевших спасение Франции только в случае успеха герцога Виченцского (то есть в подписании скорейшего мира. - М. Ч.). Герцог Тревизский (Макдональд. - М. Ч.), герцог Данцигский, генералы Груши и Флао, не говоря о других, умоляли меня категорически довести до сведения герцога Виченцского о скорейшей необходимости заключения мира любой ценой". Еще до подписания отречения "папаша Лефевр" доставил себе удовольствие, бросив фразу: "Этот мужик (император. - М. Ч.) не успокоится, пока всех нас не перебьют до последнего"40.

Вместе с группой маршалов Лефевр оказался с Наполеоном в Фонтенбло в первые дни апреля 1814 г. и принял участие в заговоре маршалов, решивших открыть глаза побежденному императору и заставить его прекратить борьбу и отречься от престола. Хотя Лефевр вместе с Неем, Удино и Монсеем и Макдональдом 4 апреля уговаривал Наполеона подписать отречение, он, в отличие от Нея, явно играл второстепенную роль. По версии французского историка П. Гийона, когда 28 - 29 марта 1814 г. Лефевру настоятельно предложили участвовать в заговоре, чтобы заставить Наполеона отречься, герцог Данцигский ответил отказом, якобы рассказав все императору, что мало соответствует логике событий41.

В коридорах Фонтенблосского дворца вышедших от Наполеона маршалов окружили придворные и начали расспрашивать. Лефевр, приукрашивая действительность, рассказал о собственных "подвигах": "Я его здорово прижал вместе с Неем, - утверждал герцог Данцигский, - я сказал, что теперь настало время для отдыха... Верит ли он, что, имея титулы, особняки, земли, мы сможем позволить себе сражаться ради него? Его ошибка состоит в том, что он давно уже снял солдатские ранцы с наших спин"42. После подписания 6 апреля Наполеоном отречения Лефевр, 4 апреля убеждавший Наполеона в том, что "лучше смерть, чем снова жить под игом тирании королей", обратился к Наполеону: "Никогда, - утверждал маршал, - вы не были столь велики! Никогда за свою жизнь!.."43.

В тот же день, 6 апреля, Лефевр настаивал в Сенате на трех пунктах: для недопущения рассредоточения французских войск как можно быстрее определить гарнизоны, в которых они должны были разместиться; удалить Наполеона с семьей, поселив их в специально предназначенной для них колонии; оставить кокарду-триколор (кокарда во Франции играла роль особого национального символа) только для армии44. В итоге победители согласились только на второй пункт. 30 апреля маршал вошел в сформированную Сенатом комиссию для тожественной встречи короля.

В 1-ю Реставрацию для маршалов началась обычная, спокойная жизнь, о которой они давным-давно мечтали. 4 июня 1814 г. Лефевр вместе с 15-ю наполеоновскими маршалами вошел в Палату пэров. Однако Лефевр, в отличие от других трех почетных маршалов империи, не получил ни единой должности от Бурбонов. Лефевр и Журдан получили крест шевалье ордена Св. Людовика, в то время как Сульт и Сюше - крест командора этого ордена, перескочив степени шевалье. Причина подобного отношения могла заключаться в некоем неприятии Лефевра Людовиком.

Узнав о высадке Наполеона 1 марта 1815 г. во Франции, Лефевр был потрясен. Вряд ли он хотел снова служить Наполеону, но, видимо, в силу отсутствия политического здравомыслия, либо в силу привычки повиноваться, в период Ста дней перешел на сторону императора. В день прибытия Наполеона в Тюильри 20 марта 1815 г. из всех маршалов только Лефевр с Даву встречали повелителя, которого менее года назад он, герцог Данцигский, с группой маршалов заставлял отречься от престола. Именно из этих соображений Лефевр, скорее всего, старался не показываться на глаза Наполеону и ловко затерялся в толпе придворных, в отличие от репрессированного 1-й Реставрацией Даву. 8 августа Лефевр, по словам его биографа, утверждал, что в Сто дней он ни видел Наполеона, ни разговаривал с ним45.

Намереваясь возродить прошлое величие империи, Наполеон 2 июня призвал в Палату пэров 11 маршалов, в том числе и Лефевра. Почти все они уже являлись пэрами Франции при короле и не желали быть признательными императору за эту милость. "Он запихнул меня в Палату пэров несмотря на то, что я могу оказаться скомпрометированным...", - написал герцог Данцигский после получения титула одному из друзей46. Тем не менее ни один из маршалов не отказался от предложения.

Активной роли в Ста днях маршал не играл и находился все время в Париже. Несмотря на неприятие к Наполеону, при приближении врага к столице в сердце Лефевра проснулся былой патриотизм времен Революции. Но, убедившись в бессмысленности сопротивления, Лефевр быстро перешел в стан победителя и присутствовал в последний раз как претор на заседании Сената 7 июля 1815 г., на следующий день после входа союзников в Париж.

Вторая Реставрация наказала Лефевра, как и других присоединившихся к Наполеону маршалов. 26 июля 1815 г. герцог Данцигский лишился чинов и должностей, в частности, титула пэра Франции. Впрочем, королевские репрессии не продолжались в течение продолжительного времени: сначала Лефевру 11 марта 1817 г. вернули маршальскую пенсию, затем, 6 марта 1819 г., вместе с шестью другими маршалами Людовик XVIII восстановил Лефевра, сына простого буржуа, в звании пэра.

Полководческие достижения Лефевра к закату его карьеры были чрезвычайно скромными. В активе Лефевра находились: с трудом доведенная до логического завершения осада Данцига, неуверенные победы над испанцами, неспособность борьбы против тирольцев. Весьма нелестную характеристику дала герцогу Данцигскому русская разведка накануне Отечественной войны 1812 г.: "Лефевр... будучи глубоко невежественным человеком, имеет за собою только большой опыт, много мужества и неустрашимости. Неспособный действовать самостоятельно, он может, однако, успешно выполнять те операции, которые ему будут указаны. Маршалу Лефевру от 55 до 60 лет, он еще очень свеж и очень крепкого здоровья". Для сравнения нельзя не привести характеристику Наполеона Лефевру, данную на о. Св. Елена: "Он отважный и храбрый человек, но который совершенно не интересуется тем, что происходит справа и слева от него, так как он думал только о том, чтобы сражаться и победить! Он не боялся умереть, и сие было прекрасно! Но иногда таким людям, оказавшимся в окружении и в смертельной опасности, ничего не остается, кроме капитуляции, после чего они остаются навсегда трусами"47.

После восстановления в Палате пэров маршала, хотя и редко, снова видели при дворе. Когда генерал П.-Ш.-Ф.-А.-А.-Д. Тьебо спросил у мадам Лефевр о причинах их частого отсутствия при дворе, герцогиня ответила очень точно: "Я ходила туда, когда это было у нас (здесь и далее курсив мой. - М. Ч.). Теперь, когда это у них, я там больше не покажусь"48. Последние годы жизни Лефевр проводил между замком Комбо и особняком на улице Жубер, дом 29, в Париже (сегодня 9-й округ Парижа). Лефевр имел в Париже и другой особняк, дворец Монморанси, на улице Шерш-Миди, дом 89, купленный им в 1808 году. Но здесь Лефевры не жили, и в 1821 г. вдова продала его. Сегодня в этом особняке располагается посольство Республики Мали.

С годами здоровье Лефевра ухудшалось: с мая 1818 г. он страдал ревматизмом, с весны 1820 г. - грудной водянкой (гидроторакс). Предчувствуя скорую кончину, маршал показался буквально за несколько дней до смерти на кладбище Пер-Лашез, где завещал друзьям Сюше и Мортье похоронить себя рядом с Массена, Периньоном и Серюрье. Хотя в течение последних пятнадцати лет маршала называли "папашей Лефевр", в момент кончины герцогу Данцигского было только 64 года. Он ушел, как говорили тогда, "на парад к Всевышнему" в принадлежавшем ему особняке на улице Жубер в 16 час 30 мин 14 сентября 1820 года. На похоронах Лефевра присутствовали его друзья: Мортье, Удино и Сюше. Кончина герцога Данцигского не оставила бездушными многих: вдова получала в течение длительного времени письменные соболезнования.

В память о Лефевре его безутешная супруга воздвигла в 1823 г. памятник на его могиле на Пер-Лашез. На памятнике высечены самые яркие его победы: Флерюс, Альтенкирхен, Данциг, Монмирайль. Имя Лефевра выгравировано на северной стороне парижской Триумфальной арки. На центральной площади Руффаха находится бюст маршала, а в нише парижского Лувра, со стороны улицы Риволи, - статуя. При расширении границ Парижа, начиная с 1860-х гг. городские власти создали Маршальские бульвары (boulevards des Marechaux), носящие имена 22 выдающихся военных деятелей Франции, из которых 19 наполеоновских маршалов, в том числе бульвар Лефевра.

После смерти герцога Данцигского мадам Лефевр проживала в Комбо, занимаясь благотворительностью. Она была под стать покойному мужу и никогда не зазнавалась. Одной из придворных дам она сказала: "Я могу забыть, что я герцогиня, но никогда не забуду, что я супруга Лефевра"49. Мадам Лефевр угасла 28 декабря 1835 г. в возрасте 82 лет, в том же особняке на улице Жубер.

Возможно, как никакая другая семья из наполеоновских маршалов, жизнь и яркий образ Лефевра и его супруги вдохновили нескольких кинорежиссеров. О них было снято несколько телекартин, начиная с 1900 года. Самым известным фильмом считается фильм "Мадам Бесцеремонность" (Франция, 1961) французского режиссера Кристиан-Жак (1904 - 1994). Вместе с тем, поскольку сюжет соответствует пьесе Сарду и Моро, фильм мало отвечает исторической действительности и не является шедевром. В 2001 г. не менее знаменитый французский режиссер Ф. де Брока (1933 - 2004) снял фильм с одноименным названием.

Маршала Первой империи Франсуа-Жозефа Лефевра, герцога Данцигского никогда не относили к разряду выдающихся полководцев. Да и сам Лефевр, гордившийся принадлежностью к знати Первой империи, никогда не считал себя великим полководцем. Не случайно военный историк Г. Дельбрюк сказал о Лефевре (как и о будущих маршалах Наполеона Журдане и Ланне): в лучшем случае остался бы унтер-офицером королевской армии50. В силу отсутствия политического чутья позиция Лефевра менялась с изменением политической ситуации, - впрочем, как и у многих других наполеоновских маршалов. Вместе с тем Лефевр должен остаться в истории как один из наполеоновских маршалов, в отличие от Массены и Сульта, не гнавшимся за славой и деньгами, в отличие от Л. Гувиона Сен-Сира, пользовавшегося огромным авторитетом среди солдат, до конца дней помнившего о своих простонародных корнях, и в отличие от "короля Мармона", бывшего простым в общении и неприхотливым в быту, не чуждым гуманизма и человечности.

Примечания

1. ВОЕНСКИЙ К. А. Наполеон и его маршалы в 1812 г. М. 1912, с. 18 - 23; ТРОИЦКИЙ Н. А. Маршалы Наполеона. - Новая и новейшая история, 1993, N 5, с. 168; КУРИЕВ М. М. Маршалы Наполеона: групповой портрет. - Very Important Person. 1991, N 1, с. 60 - 63; ШИКАНОВ В. Н. Созвездие Наполеона. М. 1999; WIRTH J. Marechal Lefebvre, due de Dantsig (1755 - 1820). P., 1904.

2. Ibidem, p. 1 - 5; CHARDIGNY L. Les Marechaux de Napoleon. P. 1977, p. 61 - 62 (note).

3. VALYNSEELE J. Les Marechaux de Premier Empire. P. 1957, p. 216 - 218.

4. REGENBOGEN L. Napoleon a dit. P. 1998, p. 370; (NAPOLEON). Correspondance de Napoleon. P. 1864, t. 15, p. 62.

5. CHASTENAY. Memoires. P. 1897. T. 2, p. 129 - 130.

6. CHARDIGNY L. Op. cit, p. 210.

7. CHARDIGNY L. Op. cit., p. 460; REMUSAT de. Op. cit., p. 155 (note).

8. FUSIL L. Souvenirs d'une actrice. P. 1841. T. 2, p. 335 - 336.

9. VALYNSEELE J. Op. cit., p. 218. Ср.: WIRTH J. Op. cit., p. 8 (note).

10. WIRTH J. Op. cit., p. 44.

11. HYDE DE NEUVILLE J. -G. Memoires et souvenirs. P. 1888. T. 1, p. 14 - 15.

12. DUMAS M. Souvenirs. 1770 - 1836. P. 1839. T. 1, p. 501 - 503.

13. WIRTH J. Op. cit., p. 74.

14. SOULT. Memoires du marechal-general Soult, duc de Dalmatie (1792 - 1800). P. 1854. T. 1, p. 163.

15. W1RTH J. Op. cit., p. 103 (note). См. также: ВОЕНСКИЙ К. А. Ук. соч., с. 18.

16. MACDONALD. Souvenirs du marechal Macdonald, duc de Tarente. P. 1892, p. 48 - 49.

17. CHARDIGNY L. Op. cit., p. 208.

18. (BARRAS). Memoires de Barras. P. 1896. T. 3, p. 488; (COIGNET). Les cahiers du capitaine Coignet. P. 1883, p. 73; DUNN-PATTISSON M.A. Napoleon's Marshals. L. S.d., p. 324.

19. Dictionnaire de Napoleon. P. 1987, p. 1051; ВАНДАЛЬ А. Возвышение Бонапарта. СПб. 1905, с. 320; (BARRAS) Op. cit. P. 1896. T. 4, p. 55.

20. WIRTH J. Op. cit, p. 131 - 132. См. также; МАНФРЕД А. З. Наполеон Бонапарт. М. 1971, с. 278.

21. ЧАНДЛЕР Д. Военные кампании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя. М. 1999, с. 347.

22. WIRTH J. Op. cit, р. 148; NIBUATNIAS. Siege de Dantzick en 1807. P. 1818, p. 93 - 94 (note).

23. BARRES M. Souvenirs d' un officier de la Grande Armee. S.d., p. 68. Как правило, авторство этой фразы в литературе целиком относят исключительно к маршалу, хотя, как видно из текста, оно принадлежит в равной мере и Лефевру, и Русселю, которого автор в тексте ошибочно назвал Руссе.

24. BAUSSET. Memoires. Р. 1827. Т. 2, р. 81. Речь идет о герое знаменитой песенке "Мальбрук в поход собрался" (франц. "Malbrou s'en va-t'en-guerre"), известной, по крайней мере, с 1653 г. По-видимому, сей достойный персонаж - образ собирательный и никогда не существовавший. Принято считать, что Мальбрук был храбрым и отважным рыцарем, крестоносцем, участником одного из Крестовых походов, погибшего на Востоке. Часто его путают с английским генералом Джоном Ч. Мальборо (1650 - 1722).

25. Из них пехоты: 12 273 чел. при 296 офицерах, кавалерии: 40 офицеров и 1613 солдат; артиллерии: около 2 тыс. чел. - DIGBY S. The Greenhill Napoleonic Wars Data Book. L. 1998, p. 245; МИХАЙЛОВСКИЙ-ДАНИЛЕВСКИЙ А. И. Описание второй войны императора Александра с Наполеоном в 1806 и 1807 годах. СПб. 1846, с. 280. По другим данным, 18 320 чел, из которых 14 тыс. пруссаков и 4 тыс. русских, либо, по данным Л. Л. Беннигсена, 335 офицеров и 12 448 чел., - PIGEARD A. Dictionnaire de la Grande Armee. P. 2002, p. 650.

26. (NAPOLEON). Op. cit. P. 1863. T. 14, с. 367.

27. ЧАНДЛЕР Д. Ук. соч., с. 347.

28. DIGBY S. Op. cit., р. 245. См. также: ЛЕТТОВ-ФОРБЕК О. фон. История войны 1806 и 1807 гг. Варшава. 1898. Т. 4, с. 176 - 177.

29. (NAPOLEON). Op. cit. P. 1863. Т. 14, p. 565 - 566. Сам Савари об осаде и своей миссии вообще не упоминает. - SAVARY. Memoires. Paris. Т. 3. Р. 1828, р. 75 - 76.

30. ZURL1NDEN. Napoleon et ses Marechaux. P. 1910. Т. 1, p. 155.

31. (NAPOLEON). Op. cit. P. 1864. T. 15, p. 116; ZURLINDEN. Op. cit., p. 156.

32. ЛЕТТОВ-ФОРБЕК О. фон. История войны 1806 и 1807 гг. Варшава. 1898. Т. 4, с. 212 - 213; (NAPOLEON). Correspondance de Napoleon. P. 1864. Т. 15, с. 259, 263; SAVARY. Op. cit., p. 76.

33. VIGOUREUX C. Le mausolee et la Translation du coeur de Vauban aux Invalides. - Revue du Genie militaire. 1929. T. LXIX, p. 377 - 378. Лефевр был масоном с 15 ноября 1803 г. - Dictionnaire de la franc-maconnerie. P. 1987, p. 763 - 764.

34. BOUILLE L. -J. -A. de. Souvenirs et fragments pour servir aux Memoires de ma vie et de mon temps. P. 1911. T. 3, p. 169 - 171, 173; (NAPOLEON). Op. cit. P. 1865. T. 18, p. 35 - 36, 39; ЛАШУК А. Наполеон. Походы и битвы. 1796 - 1815. М. 2004, с. 368, 374.

35. ЛАШУК А. Ук. соч., с. 403 - 404.

36. WILD U. La Baviere et ie Tyrol. - Soldats Napoleoniens, 2004, N 2, p. 53; UMHEY A. La constitution militaire et l'organisation des forces de defense tyroliennes. - Ibidem., p. 59 - 61; PELET. Memoires sur la guerre de 1809. P. 1826. T. 4, p. 358.

37. PION des LOCHES A. -A. -F. Mes campagnes (1792 - 1815). P. 1889, p. 303; CHUQUET A. 1812. La Guerre de Russie. P. 1912. Ser. 3, p. 360 - 361.

38. LACHOUQUE H. Napoleon et la Garde Imperiale. P. 1956, p. 434.

39. (COIGNET). Les cahiers du capitaine Coignet. P. 1883, p. 375.

40. CAULAINCOURT. Memoires. P. S.d. T. 3, p. 24 (note); BOURRIENNE. Memoires. P. 1829. T. 10, p. 67.

41. GUILLON P. Les complots militaires sous le Consulat et l'Empire. P. 1894, p. 264 - 265.

42. CHARDIGNY. Op. cit., p. 350. См. также: SERS. Memoires. P. 1906, p. 109.

43. DUPONT M. Napoleon et la trahison des marechaux (1814). P. 1939, p. 144, 151.

44. WIRTH J. Op. cit., p. 292.

45. Ibidem., p. 293.

46. CHARDIGNY. Op. cit, p. 393.

47. Близорукий маршал. - Родина, 1992, N 6 - 7, с. 27; REGENBOGEN L. Op. cit., p. 370.

48. THIEBAULT. Memoires. P. 1894. T. 3, p. 245 - 246.

49. Memoires d'une femme..., p. 86.

50. ДЕЛЬБРЮК Г. История военного искусства в рамках политической истории. СПб. 1997. Т. 4, с. 306.


Sign in to follow this  
Followers 0


User Feedback

There are no reviews to display.




  • Categories

  • Files

  • Темы на форуме

  • Similar Content

    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
    • Биляд ас-Судан - его военное дело и войска
      By hoplit
      Если я правильно понимаю - конница в армиях Сахеля в принципе довольно немногочисленна. И не вся поголовно доспешна. В принципе - несколько десятков конных англичане в ходе атаки отметили. Насколько понимаю - почти все их противники это вооруженная холодняком пехота. Ружей почти не было. Конных - мизер (возможно какие-то вожди).
    • 21-й уланский атакует при Омдурмане
      By Чжан Гэда
      Интересно, что баггара были конными копейщиками, сражались копьями и мечами, носили стеганные и кольчужные доспехи. Т.е. к бою врукопашную были готовы.
      В битве при Омдурмане совершенно легендарным считается атака 21-го уланского полка - 350 улан с копьями атаковали 700 воинов Халифы, которые заманили улан в засаду, где находилось около 2000 всадников и пехотинцев, с ружьями и холодным оружием.
      Потеряв 70 человек убитыми и раненными (и 113 коней), уланы пробились холодным оружием через засаду и залегли на холме среди камней, отстреливаясь из винтовок. Так они продержались до подхода подкреплений.
      Следует учесть, что полк был сформирован в 1858 г. в Индии для подавления восстания сипаев и в серьезных боях не участвовал. В 1862 г. был направлен в Англию. В 1896 г. переброшен в Африку. Был единственным полным полком, принявшим участие в битве при Омдурмане. Атака улан с копьями считается последней в истории английской армии - больше такой эпики не случалось.
      Вопрос - как неопытные, в общем-то, уланы смогли справиться с баггара?
      Вот как изображается этот эпизод художниками тех лет - например:





      Вот как выглядели уланы:

      Или количество дервишей в засаде Черчилль и прочие определили произвольно?
    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence //  Nature 538, 233–237
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL
      PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
       
       
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.

    • Станков К. Н. Патрик Гордон и партия якобитов в России в конце XVII в.
      By Saygo
      Станков К. Н. Патрик Гордон и партия якобитов в России в конце XVII в. // Вопросы истории. - 2011. - № 10. - С. 108-121.
      В 1688 - 1689 гг. в Англии в ходе Славной революции был свергнут последний монарх-католик - Яков II Стюарт (1685 - 1688). Однако, несмотря на легкую и сравнительно бескровную победу революции, у детронизированного короля осталось в Британии немало сторонников, которые начали борьбу за его возвращение на престол. По имени своего формального лидера представители данного политического движения получили название "якобитов". После смерти Якова II в эмиграции в 1701 г. его приверженцы не сложили оружия. Провозгласив своим королем сначала сына, а затем внука низложенного монарха, якобиты активно действовали в течение почти всего XVIII века.
      Якобитское движение является одной из самых ярких Страниц британской истории нового времени. На данную тему написано множество исследований как учеными Великобритании, так и их коллегами в США, Франции, Ирландии, Италии и других странах. Тем не менее, отдельные аспекты этой проблемы все еще остаются неизученными, в частности - возникновение и деятельность партии якобитов в России. Частично эта проблема затронута в коллективной монографии шотландских историков П. Дьюкса, Г. П. Хэрда и Дж. Котилэна "Стюарты и Романовы: становление и крушение особых отношений". Проблеме эмиграции якобитов в Россию посвящены также работы их соотечественников Р. Уиллс и М. Брюса, однако оба автора касаются более позднего периода в развитии движения, последовавшего за поражением якобитского восстания 1715 года1.
      В отечественной историографии деятельность "русских якобитов" в первое десятилетие после Славной революции является практически неизученной. Во второй половине XIX в. историк А. Брикнер, основываясь на изданном М. Ф. Поссельтом сокращенном варианте "Дневника"2 находившегося на русской службе генерала Патрика Гордона, высказал предположение о том, что большая часть британских подданных, проживавших в Московском государстве, после Славной революции продолжала поддерживать низложенного Якова II3. Решительный прорыв в этом направлении был сделан в последние десятилетия старшим научным сотрудником ИВИ РАН Д. Г. Федосовым. Главной заслугой российского ученого стала публикация обширного "Дневника" П. Гордона, хранящегося в Российском государственном военно-историческом архиве, продолжающаяся и в настоящее время. На данный момент изданы сохранившиеся части дневниковых записей генерала, охватывающие период с 1635 по 1689 годы4. Основываясь на этих материалах, Федосов пришел к выводу, что Патрик Гордон стал главным представителем якобитского движения при русском дворе в конце XVII века. Историк обращает особое внимание на то, что в 1686 г. Яков II назначил П. Гордона чрезвычайным посланником Британии в России, и вплоть до своей смерти в 1699 г. шотландский генерал отстаивал интересы своего сюзерена перед русским правительством5. Автор высказывают глубокую благодарность Д. Г. Федосову за предоставление уникальных документов, помощь в переводе архивных материалов и многократные консультации при написании настоящей статьи.
      Настоящее исследование основывается на материалах отечественных архивов: неопубликованных пятом и шестом томах "Дневника" и переписке П. Гордона, посвященных событиям 1690 - 1699 г. и хранящихся в РГВИА, а также дипломатических документах, касающиеся русско-британских и русско-нидерландских отношений, представленных в фондах N 35 ("Отношения России с Англией") и N 50 ("Отношения России с Голландией") Российского государственного архива древних актов.
      Первый вопрос, которым задается историк при изучении поставленной проблемы, - почему в нашей стране вообще стало возможным появление подобной партии? При поверхностном взгляде возникает недоумение, почему британцы, оторванные от своей родины и проживавшие практически на другом краю Европы, столь остро восприняли события Славной революции 1688- 1689 гг. и продолжали считать своим законным монархом Якова II, в то время как в самой Британии основная масса населения предпочла остаться в стороне от политической борьбы. Примечательно, что если в других европейских странах основу якобитской эмиграции составили лица, бежавшие с Британских островов непосредственно после свержения Якова II и поражения якобитского восстания 1689 - 1691 гг., и их политические мотивы остаются достаточно ясными, то в нашей стране якобитскую партию составили британцы, покинувшие свою родину задолго до событий 1688 - 1689 годов. Кроме того, некоторые, как, например, Джеймс Гордон, родились уже в Московии и по своему происхождению были британцами лишь наполовину.
      Возникновение якобитской партии в России, на мой взгляд, можно объяснить несколькими факторами. Из ряда источников известно, что ее основу составили военные. Среди британских офицеров, поступавших на русскую службу во второй половине XVII в. в связи с формированием полков "иноземного строя", было много лиц, покинувших "Туманный Альбион" во время или после Английской буржуазной революции 1640 - 1658 годов. Для многих из них главным мотивом эмиграции стала верность династии Стюартов и католической церкви. Роялисты не приняли Славную революцию, поскольку рассматривали ее в качестве своеобразного продолжения революционных событий 1640 - 1658 гг. и воспринимали Вильгельма Оранского как "нового Кромвеля". Католики поддерживали Якова II, поскольку он был их единоверцем, и справедливо опасались, что с его свержение и приходом к власти кальвиниста Вильгельма III Оранского может серьезно ухудшиться положение их братьев по вере, оставшихся в Британии6.

      Главным местопребыванием "русских якобитов" была находившаяся недалеко от Москвы Немецкая слобода, а руководителем партии являлся Патрик Гордон (1635 - 1699). Он был выходцем из Шотландии и принадлежал к одному из самых знатных кланов - Гордонам.
      Еще в юности Патрик покинул родину. В 1655 - 1661 гг. он был наемником в шведской и польской армиях, а в 1661 г. поступил на службу к русскому царю Алексею Михайловичу. "Русский шотландец" принял участие во многих важнейших событиях истории Московского государства второй половины XVII в.: в подавлении Медного бунта 1662 г. и стрелецкого восстания 1698 г., государственном перевороте 1689 г., в Чигиринских (1677 - 1678 гг.), Крымских (1687 и 1689 гг.) и Азовских (1695 и 1696 гг.) походах. В России Гордон дослужился до звания генерала пехоты и контр-адмирала флота. Отечественный историк А. Брикнер отмечал, что "едва ли кто-нибудь из иностранцев, находившихся в России в XVII столетии, имел столь важное значение, как Патрик Гордон", а современный канадский исследователь Э. Б. Пэрнел подчеркивает, что Гордон стал "наперсником царя Петра Великого" и был, "без сомнения, одним из самых влиятельных иностранцев в России"7.
      Патрик Гордон не случайно занял положение фактического главы партии якобитов в России в 1689 - 1699 годах. Он был ревностным католиком и принадлежал к клану, широко известному в Шотландии своими роялистскими традициями. Во время гражданских смут в Шотландии в середине XVII в. почти все Гордоны выступили на стороне короля. Отец будущего петровского генерала одним из первых взялся за оружие. Во время Славной революции глава клана Гордонов и личный патрон Патрика, герцог Гордон (1649 - 1716), в течение нескольких месяцев удерживал от имени Якова II одну из главных крепостей Шотландии - Эдинбургский замок. П. Гордон вполне разделял политические убеждения своего клана. Оливера Кромвеля он считал "архиизменником". Брикнер предполагает, что Гордон в 1657 г. принимал участие в заговоре британских роялистов, служивших наемниками в шведкой армии и намеревавшихся убить посла английской республики, направлявшегося в Россию через оккупированную шведами территорию. В 1685 г. во время службы в Киеве Гордон назвал один из островов Днепра "Якобиной" в честь своего единоверца и наследника британского престола Якова, герцога Йорка. Первое знакомство шотландского офицера со своим будущим покровителем произошло несколько ранее - во время его визита в Лондон в 1666 - 1667 гг. в качестве дипломатического представителя России. В дневниковой записи за 19 января 1667 г. Гордон отмечает, что "с большой милостью" был принят герцогом Йорком8.
      Важным этапом в жизни Патрика Гордона стал 1686 год. После смерти родителей и старшего брата шотландский генерал стал единственным наследником небольшого имения. В связи с необходимостью вступить в права наследования Гордон просил русское правительство предоставить ему временный отпуск на родину. Однако в стремлении шотландского генерала посетить Британию, вероятно, был еще один мотив. Получив в 1685 г. известие о восшествии на британский престол Якова II, Гордон надеялся получить при монархе-католике высокий пост на родине9. В январе 1686 г. разрешение на поездку было получено. Хотя в этот раз шотландский генерал прибыл в пределы монархии Стюартов как частное лицо, Яков II принял его с таким почетом, который оказывался далеко не всем иностранным послам. Если отдельные дипломаты порой месяцами дожидались в Лондоне приема при дворе, то Патрику Гордону уже на второй день была предоставлена королевская аудиенция.
      В течение месяца, проведенного в Лондоне, "московитекий шотландец" почти ежедневно встречался с королем, сопровождал его в поездках по Англии, на богослужениях, торжественных обедах и при посещениях театра. Яков II лично представил Гордона королеве Марии Моденской. Кроме того, Гордон был удостоен высокой чести сопровождать короля во время прогулок по паркам Лондона и Виндзора. Из "Дневника" шотландского "солдата удачи" известно, что Яков II имел с ним продолжительные беседы и особенно интересовался военной карьерой Гордона и, в частности, подробно расспрашивал "о деле при Чигирине"10. Федосов полагает, что Яков II "очевидно, был немало впечатлен его (Гордона - К. С.) военным опытом и кругозором"11. Из текста "Дневника" следует, что Яков II высоко оценил военный талант и преданность Гордона и наметил его в качестве одного из лиц, из которых король формировал новую опору престола. При отъезде шотландского генерала из Лондона Яков II удостоил его личной аудиенции, во время которой объявил Гордону, что будет просить русское правительство о его возвращении на родину.
      Поскольку в России не было постоянного британского дипломатического представителя, грамоту английского короля русскому правительству передал нидерландский посол в Лондоне Аорнуот ван Ситтерс через голландского резидента в Москве Йохана Биллем ван Келлера. Яков II просил самодержцев "Великия, Малыя и Белыя России" уволить со службы и отпустить на родину генерал-лейтенанта Патрика Гордона ввиду того, что тот является его подданным и в настоящее время король нуждается в опытных военных специалистах. Хотя формально послание Якова II было адресовано малолетним царям Ивану и Петру, в действительности рассмотрением дела занялись царевна Софья, которая в 1682 - 1689 гг. фактически правила Россией, и ее главный фаворит князь В. В. Голицын, которые не желали предоставить Гордону увольнение, так как Патрик Гордон был лучшим генералом русской армии, и в Москве не хотели лишиться столь опытного полководца.
      Получив отказ русского правительства, Яков II не оставил намерения использовать такого преданного и способного соратника как Гордон в интересах британского престола. В ответ на просьбу князя Голицына прислать в Россию "посла или посланника" Яков II 25 октября 1686 г. назначил Гордона британским чрезвычайным посланником в Москве. Хотя в начале февраля 1687 г. в Лондоне уже были готовы "верительные грамоты, инструкции и снаряжение" для чрезвычайного посланника Якова II в Москве, в России Гордона не утвердили в новой должности12. Тем не менее, отечественный исследователь Федосов отмечает, что "и без формального дипломатического ранга он на высоком уровне представлял интересы своего законного сюзерена в России"13. С 1686 г. вплоть до своей смерти в 1699 г. Гордон выполнял традиционные дипломатические функции: пытался урегулировать торговые отношения между двумя странами, информировал правительство Якова II о внутренней и внешней политике России, направлял в Лондон инструкции о приеме русских послов14. В то же время, Патрик Гордон регулярно информировал русский двор о положении в Англии. В 1689 г. французский дипломат де Ла Невиль, побывавший в Москве, был изумлен информированностью князя Голицына о положении дел на Британских островах. Отечественный историк А. Б. Соколов полагает, что главным источником сведений для него явился дьяк Василий Постников, побывавший в 1687 г. с миссией в Лондоне, однако А. Брикнер доказывает, что "Голицын своим знанием английских дел был обязан главным образом Гордону"15. Таким образом, важнейшим итогом бурных событий 1686 г. явилось то, что Патрик Гордон фактически стал главным доверенным лицом и агентом Якова II в России.
      На дипломатическом поприще генерал Гордон выступил уже в первые месяцы своего пребывания в России. В частности, он использовал регулярные контакты с влиятельным князем Голицыным, чтобы смягчить "дурное мнение о нашем короле", сложившееся при русском дворе, где о Якове II говорили, что "он горделив выше всякой меры".
      Славная революция 1688 - 1689 гг. предоставила Гордону возможность активнее проявить себя в роли дипломата, поскольку ему пришлось защищать при русском дворе права своего государя на потерянный им престол. В деятельности Парика Гордона в России в качестве агента и представителя Якова II ключевое значение имели четыре фактора: роль, которую он играл в Немецкой слободе, личное влияние на царя Петра I, широкие связи с русской аристократией и, наконец, тот факт, что благодаря своим обширным знакомствам по всей Европе и интенсивной переписке, Гордон, "по праву считался одним из самых" информированных людей в России16.
      Благодаря своему опыту, талантам и быстрому усвоению местных обычаев, Гордон выдвинулся на первое место среди иноземцев, проживавших в Московском государстве. В качестве неофициального главы Немецкой слободы он, с одной стороны, мог оказывать влияние на политическую позицию других британских подданных и вступать в переговоры с дипломатическими представителями европейских дворов, пребывавших в Москве, с другой, высокое положение Гордона, занимаемое им среди иностранцев, повышало его вес в глазах политической элиты России17.
      Важнейшим каналом влияния Гордона при русском дворе являлись его близкие отношения с Петром I. Брикнер и Федосов убедительно доказывают, что из числа иноземцев ближайшим соратником первого русского императора был именно Патрик Гордон, а не женевец Франц Лефорт18. Поворотным пунктом в военной и дипломатической карьере Гордона в России стал переворот 1689 г., в результате которого была низложена правительница Софья и началось единоличное царствование Петра I. Согласно данным источников, в конце 1689 - 1690 г. шотландский генерал вошел в круг ближайшего окружения молодого русского царя, на которое тот опирался в первые годы своего единовластного правления. По всей видимости, подобной чести Гордон был обязан, прежде всего, тому, что в сентябре 1689 г. сыграл ключевую роль в переходе на сторону Петра иноземных офицеров и, в целом, Немецкой слободы, что оказалось немаловажным фактором в конечной победе молодого царевича в его противоборстве с партией Милославских.
      О повышении политического статуса Гордона в России после прихода к власти Петра I свидетельствуют следующие факты. Согласно данным архивных и опубликованных источников с января 1690 г. он участвовал в обсуждении важных государственных дел в официальном кругу приближенных Петра I. С мая того же года по личному приглашению государя он принимал участие в крупнейших торжествах при русском дворе, на которых шотландский генерал чествовал молодого царя в кругу виднейших бояр и русских сановников. Кроме того, главный якобитский агент в России был удостоен чести присутствовать на приеме Петром I послов иностранных держав.
      С сентября 1689 г. Гордон получил возможность ежедневно бывать в обществе царя на военных учениях и парадах. Дневниковые записи генерала свидетельствуют, что с декабря 1689 г. он регулярно бывал во дворце. Наконец, 30 апреля 1690 г. во время первого в русской истории посещения царем Немецкой слободы Петр I остановился именно в доме Гордона. Впоследствии такие визиты стали регулярными. "Шкоцкий" генерал сопровождал будущего русского императора во время Кожуховского и Азовских походов. Гордон был ближайшим соратником Петра I не только в военных и государственных делах: они часто вместе проводили часы досуга.
      Постоянное нахождение в обществе Петра I давало "чрезвычайному посланнику" Якова II в России возможность обсуждать важнейшие события, в том числе - политическое положение Британии после Славной революции и планы Якова II и его сторонников по реставрации. В письмах своим коммерческим агентам в Лондоне Гордон просил приобрести для него "книги или документы, призывающие к поддержке короля Якова". Современные шотландские историки полагают, что, опираясь на эти политические трактаты, Гордон в беседах с Петром I отстаивал права своего сюзерена на британский престол. Возможно, не в последнюю очередь благодаря влиянию своего шотландского наставника, Петр I не решился направить в Лондон посольство с целью поздравить Вильгельма III с капитуляцией в 1691 г. последней крупной крепости, удерживаемой якобитами на Британских островах, - ирландского порта Лимерика.
      В немалой степени повышению авторитета и влияния Гордона при русском дворе способствовало его высокое положение в составе новой, создаваемой Петром I, армии. О статусе генерала Гордона в вооруженных силах России свидетельствует ряд фактов. 23 февраля 1690 г. командование военным парадом по случаю рождения наследника русского престола было поручено шотландскому якобиту (а не кому-либо из русских воевод или офицеров-иноземцев), и именно Гордон "от имени всего войска" обратился к царю с поздравительной речью. "Московитский шотландец" командовал одним из первых регулярных полков русской армии - Бутырским. В 1699 г. Патрик Гордон получил исключительное право назначать офицеров.
      Глава якобитской партии располагал широкими связями среди русской знати. В 1689 - 1699 гг. шотландский генерал часто наносил визиты или, напротив, принимал у себя в доме членов нового русского правительства: дядю царя боярина Л. К. Нарышкина, возглавлявшего правительство в начале единоличного правления Петра I, князей Ф. Ю. Ромодановского (фактического правителя России во время "Великого посольства" 1697 - 1698 гг.), Б. А. Голицына, И. В. Троерукова, Ф. С. Урусова, М. И. Лыкова, бояр Т. Н. Стрешнева и П. В. Шереметьева, думного дьяка Е. И. Украинцева, ставшего в 1689 г. начальником Посольского приказа. Шотландский генерал поддерживал близкие отношения и с новыми фаворитами молодого царя: русским дипломатом А. А. Матвеевым, ставшим с конца 1690-х гг. послом России в Нидерландах, боярином А. П. Салтыковым, генеральным писарем Преображенского полка И. Т. Инеховым, стольником В. Ю. Леонтьевым, спальником A. M. Черкасским, ставшим во время "Великого посольства" градоначальником Москвы, будущим президентом Юстиц-коллегии П. М. Апраксиным. Таким образом, генерал Гордон располагал широкими связями в среде русской политической элиты, что усиливало его влияние и авторитет при дворе.
      Политической деятельности Гордона в России в значительной степени способствовала его прекрасная информированность о положении дел в Британии и в Европе в целом. Он имел своих корреспондентов в крупнейших городах Европы и переписывался даже с представителями иезуитской миссии в Китае. Шотландский генерал получал выпуски "Курантов" и следил за всеми иностранными газетами, поступавшими в Москву. Кроме того, Патрик Гордон, будучи корреспондентом "Лондонской газеты" в России, располагал сводками британских и европейских новостей19.
      Дневниковые записи и личные письма "московитского" шотландца свидеельствуют, что Славная революция 1688 - 1689 гг. стала для Патрика Гордона тяжелой личной трагедией и означала "крах его надежд на достойную службу на родине"20. В письме главе своего клана герцогу Гордону он признавался: "Прискорбная революция в нашей стране и несчастья короля, кои Ваша С[ветлость] во многом разделяет, причинили мне великое горе, что привело меня к болезни и даже почти к вратам смерти". В письме графу Мелфорту от 8 мая 1690 г. Гордон заявлял, что готов "отдать жизнь ... в защиту законного права Его Величества".
      События 1688 - 1689 гг. Гордон характеризовал как ""великий замысел" голландцев", "новое завоевание [Британии] сборищем иноземных народов", "злосчастную революцию", "смуту". Главную причину революции "московитский якобит" видел в доверии Якова II к "недовольным и злонамеренным лицам", коим он поручил "высокие посты", и вероломстве "английских подданных". Установившийся после 1688 г. в стране режим Патрик Гордон именовал не иначе как "иноземное иго". Нового британского монарха Вильгельма III Оранского петровский генерал именовал "Голландским Зверем" (явно сопоставляя его с образом Антихриста) и "узурпатором". В то же время Якова II он неизменно называл "Его Священным Величеством" и после его свержения.
      Гордон надеялся, что в Англии и Шотландии "со временем возникнет сильная партия и станет решительно действовать для реставрации Его В[еличест]ва" и полагал, что Вильгельм III недолго продержится на британском престоле. Патрик Гордон был уверен в прочности позиций Якова II в Шотландии. В своих письмах единомышленникам "русский якобит" выражал уверенность в скорых политических "переменах в Шотландии, ибо, несомненно, правительство там не может долго существовать". Гордон с прискорбием отмечал в своем дневнике, что после смерти британской королевы Марии II в конце 1694 г. "английский парламент принял решение признать и сохранить Вильгельма (королем - К. С.)"21.
      Генерал Гордон сожалел, что в 1686 г. Яков II отпустил его в Россию и не позволил остаться в Шотландии, "хотя бы даже без должности". В этом случае, полагал петровский генерал, его военный опыт чрезвычайно пригодился бы в кампании ноября-декабря 1688 г. против войск Вильгельма Оранского22. Федосов считает, что если бы в распоряжении Якова II было несколько "генералов уровня Гордона", английский король "мог бы разбить голландцев после их высадки"23.
      Якобитизм Патрика Гордона (в отличие от многих его единомышленников) не ограничивался одними эмоциями и высказываниями, а выражался в конкретных действиях. Гордон планировал начать в России вербовку офицеров из иностранцев, находившихся на русской службе, для "защиты законного права Его Величества (Якова II - К. С.)". С целью участия в подготовке реставрации Якова II Гордон собирался самовольно покинуть Россию и в письме к графу Мелфорту просил о получении разрешения короля на свой приезд в Париж24.
      После 1688 г. сложилась своеобразная ситуация, когда Британию при московском дворе одновременно представляли два агента: генерал Патрик Гордон отстаивал интересы находившегося в эмиграции Якова II, а нидерландский резидент барон ван Келлер - действующего короля Вильгельма III. Йохам Виллем ван Келлер (ум. в 1698) был опытным дипломатом и первым постоянным представителем Нидерландов в Московском государстве. В 1689 г. Вильгельм Оранский назначил его дипломатическим представителем Британии. "Протестант, враг иезуитов и католиков" - так характеризует ван Келлера отечественный историк М. И. Белов. Келлер рассматривал "московитского якобита" в качестве опасного политического противника. Назначение Гордона в Лондоне чрезвычайным британским посланником в Россию в 1686 г. нидерландский резидент прокомментировал следующим образом: "Теперь у нас на шее - злостные и пагубные иезуиты".
      Голландский резидент располагал обширной сетью информаторов, которая действовала в Посольском приказе, "самых различных учреждениях Москвы, вплоть до царских покоев" и за рубежом. Как и Патрик Гордон барон ван Келлер имел широкие связи среди русской политической элиты. В его лице после 1689 г. Патрик Гордон обрел достойного и опасного противника25.
      Перед русским правительством возникла непростая дилемма: кого же из двух британских правительств - в Лондоне или в Сен-Жермен - считать законным. Согласно отчетам Патрика Гордона о своей деятельности, русское правительство в течение 1690 г. не без его влияния отвечало отказом на все попытки Келлера вручить царям грамоту от Вильгельма III, в которой тот извещал "всея Великия и Малыя и Белыя России" самодержцев о том, что "прошением и челобитьем всех чинов" английского народа "изволил есть великий неба и земли Бог ... нас и нашу королевскую супругу королеву на престол Великобритании, Франции, Ирландии возвести". В первый раз предлогом для отклонения "любительной грамоты" Вильгельма Оранского послужило неточное написание титулов русских царей, во второй - грамота не была "удостоена ... внимания под предлогом, что в ней" не было указано имя британского резидента - барона Й. В. ван Келлера. По всей видимости, Гордон, располагая широкими связями при русском дворе, нашел каналы, чтобы воспользоваться щепетильностью дьяков Посольского приказа в подобных вопросах. Чрезвычайный посланник Якова II сделал в своем "Дневнике" следующее заключение: "Итак, кажется, они (правительство в Лондоне - К. С.) должны обзавестись третьей (грамотой - К. С.), да и тогда вопрос, будет ли она принята", и, намекая на свою роль в этой интриге, лаконично добавил: "по разным причинам".
      В ходе "дипломатической дуэли" с Гордоном барон ван Келлер смог добиться принятия грамоты лишь в конце января следующего года, и только 5 марта 1691 г. получил на нее ответ. Примечательно, что ответную "любительную грамоту" новому английскому послу вручили не сами цари (как это полагалось по дипломатическому этикету), а "думный дьяк". На запрос Келлера в Посольском приказе ему ответили, что ввиду наступления времени Великого поста "великих Государей пресветлых очей видеть ему, резиденту, ныне невозможно". Велика вероятность, что и в данном случае не обошлось без вмешательства Патрика Гордона. Из текста ответной грамоты русских царей следует еще одна любопытная деталь: в Посольском приказе, несмотря на то, что барон ван Келлер еще два года назад был официально назначен дипломатическим представителем Британии в Москве, его продолжали именовать "голландским резидентом". Таким образом, в результате активной деятельности Гордона при дворе Петра I Вильгельм III был признан Россией законным правителем Англии лишь спустя два года после своего фактического прихода к власти.
      Гордон пользовался любой возможностью, чтобы заявить о своей позиции как дипломатического представителя Якова II. 22 ноября 1688 г. Патрик Гордон "имел долгую беседу" со вторым фаворитом Софьи - окольничим Ф. Л. Шакловитым и несколькими русскими сановниками о положении дел в Англии ввиду начавшейся там революции. 18 декабря того же года на обеде у В. В. Голицына, где присутствовали Шакловитый "и прочие" представители русской политической элиты, Гордон выступил с заявлением "об английских делах" и говорил "даже со страстью". 25 ноября и 16 декабря по этому же вопросу чрезвычайный посланник Якова II встречался с польским резидентом Е. Д. Довмонтом. 1 и 13 января 1689 г. Гордон, вероятно, обсуждал этот вопрос с тайным агентом иезуитов в России Ф. Гаускони. Чтобы обратить внимание русского правительства на то, что революция в действительности носит характер вооруженной иностранной интервенции, Гордон 10 декабря 1688 г. приказал перевести на русский язык полученную им из редакции "Лондонской газеты" сводку, где происходящие события подавались именно в таком ключе, и передал данное сообщение русскому правительству. В 1696 г. на пиру, устроенном Ф. Лефортом в честь Петра I в Воронеже, был провозглашен тост за английского короля Вильгельма III. Однако Гордон демонстративно отказался пить здравицу за "узурпатора британского престола" и вместо этого поднял свой кубок "за доброе здравие короля Якова".
      Как глава якобитской партии в России Гордон вел постоянную и активную переписку с главными соратниками Якова II - шотландским фаворитом низложенного короля графом Мелфортом, знатью своего клана (герцогом Гордоном, графами Абердином, Эрроллом, Нетемюром), архиепископом Глазго и сэром Джорджем Баркли, который в 1696 г. возглавил заговор якобитов с целью убийства Вильгельма III. В своей корреспонденции Патрик Гордон пытался воодушевить своих единомышленников, оставшихся в Шотландии и претерпевавших различные притеснения от правительства26.
      Один из документов, хранящихся в архиве г.Абердина и изданный историком П. Дьюксом, позволяет установить канал связи между якобитами в Британии и России. Из Шотландии письма поступали в Лондон на имя давнего друга Патрика Гордона коммерсанта С. Меверелла. Он отправлял их доверенным лицам "московитского шотландца" в Роттердам, Данциг или Гамбург, а оттуда они попадали к шотландским купцам Дж. Фрейзеру, Т. Лофтусу и Т. Мору, проживавшим в Прибалтике. Далее через Псков корреспонденция переправлялась в Москву и Немецкую Слободу. В обратном направлении письма уходили по тем же каналам27.
      Гордон каждый год (за редким исключением) 14 октября на свои средства устраивал торжественные празднования дня рождения Якова II, причем однажды он хлопотал о сообщении о подобных мероприятиях в "Лондонской газете". Среди якобитов в России эта традиция продолжалась и после Славной революции. В "Дневнике" Патрика Гордона упоминается о присутствии в отдельные годы на этом празднестве британских подданных "высшего звания" и послов иностранных государств. Примечательно, что в 1696 г. "в пятом часу утра" на "пирушку" британцев-якобитов пожаловал сам Петр I. На одном из таких пиров, даваемых Гордоном, польский резидент Довмонт заметил: "счастлив король, чьи подданные столь сердечно поминают его на таком расстоянии".
      Патрик Гордон тщательно следил за ходом первого якобитского восстания и успехами армии Людовика XIV, поддерживавшего своего кузена Якова II против войск Аугсбургской лиги. Сведения о восстании петровский генерал частично получал от своего сына Джеймса, принимавшего в нем личное участие. В одном из писем Гордон-отец просил последнего регулярно сообщать ему, "каковы надежды в деле его старого господина (Якова II - К. С.)". В мае 1691 г. Патрик Гордон в письме одному из своих знакомых в северо-восточной Шотландии просил дать ему подробный "отчет о том, что происходило [с моего отъезда] в нашей стране, и кто впутался в партии, а кто остался нейтрален". В своих посланиях за 1690 - 1691 гг. Гордон выказывает неплохую осведомленность о событиях в Ирландии и справедливо указывает одну из главных причин неудач якобитов: "недостаток достойного поведения и бдительности". Известие о поражении войск Якова II при р. Войн Патрик Гордон отметил краткой и полной горечи заметкой: "Печальные вести о свержении короля Якова в Ирландии". После поражения якобитского выступления 1689 - 1691 гг. Гордон внимательно следил за общественными настроениями в Англии и Шотландии и отмечал любые признаки проявления недовольства британцев существующим режимом. Одновременно он следил за составом и численностью войск Вильгельма III и его союзников и сопоставлял их с военным потенциалом Франции.
      В отличие от Патрика Гордона сведений о других представителях якобитской партии в России и о ее численности сохранилось чрезвычайно мало. Однако ряд опубликованных и архивных документов позволяет ответить на вопрос, что представляла собой партия сторонников Якова II в России в конце XVII века. Ядро якобитской партии в России образовывала группа британских офицеров, входивших в ближайшее окружение генерала Гордона.
      Среди соратников Патрика Гордона "по якобитскому делу" следует выделить, прежде всего, его среднего сына - Джеймса (1668 - 1727). Как и отец он был строгим католиком и получил образование в нескольких иезуитских колледжах в Европе. Весной 1688 г. Патрик Гордон отправил Джеймса в Англию на службу Якову II, причем поручил его заботам своего давнего друга - графа Мидлтона. Благодаря влиянию последнего, Джеймсу удалось поступить в гвардию Якова II под командование известного в будущем якобита Дж. Баркли. Однако через несколько месяцев грянула революция, и Джеймс был вынужден вслед за своим монархом эмигрировать во Францию, а оттуда прибыл на "Изумрудный остров", где участвовал в восстании ирландских якобитов. В июле 1689 г. вместе с другими шотландскими офицерами по приказу Якова II капитан Джеймс Гордон был переброшен в Горную Шотландию в составе полка А. Кэннона и, таким образом, оказался в повстанческой армии виконта Данди. Московский уроженец шотландских кровей принял участие в знаменитой битве при Килликрэнки (27 июля 1689 г.), в которой горцы-якобиты наголову разбили правительственные войска, однако сам был тяжело ранен. В течение 1688 - 1690 гг. Патрик Гордон через своих родственников в Шотландии и друзей в Лондоне пытался узнать о судьбе своего сына в охваченной "бедствиями и раздорами" Британии.
      Переписка Патрика Гордона со своим сыном-якобитом является уникальным источником, дошедшим до наших дней, повествующим о трудностях и опасностях, которым подвергались участники якобитского восстания 1689- 1691 гг., пытавшиеся после его поражения выбраться из британских владений Вильгельма III в различные концы Европы. Ввиду разветвленной агентурной сети принца Оранского, бывшие повстанцы не могли чувствовать себя в безопасности даже на европейском континенте, особенно в странах, входивших в Аугсбургскую лигу. В немецких землях и на шведской территории Патрик Гордон рекомендовал своему сыну "раздобыть проезжую грамоту" от местных властей, дабы не вызвать подозрений. Однако лучшим "пропуском" опытный шотландский генерал считал "шпагу ... и пару добрых французских пистолетов". Гордон-отец настоятельно советовал Джеймсу всячески скрывать то, что он - бывший участник якобитского восстания, и выдавать себя за армейского вербовщика, который по случайности был арестован шотландскими властями. В своих письмах Патрик Гордон недоумевает и, порой, возмущается поспешностью своего сына, который с такой быстротой покидал один европейский город за другим, что не успевал получать писем от отца. Однако, вероятно, причиной такой спешки Джеймса была опасность быть арестованным.
      В сентябре 1690 г. Джеймс прибыл в Россию и, по ходатайству отца, был принят офицером в русскую армию. Он отличился в боях во время Азовского похода 1695 г. и Северной войны 1700 - 1721 годов. За военные заслуги был произведен Петром I в бригадиры. Как и отец, Джеймс в течение 1690-х гг. питал надежду на скорую реставрацию Якова II. В 1691 г. в письме двоюродному деду Джеймс Гордон подчеркивал свою убежденность в том, что приверженцы Якова II вскоре увидят "дело его Величества [короля] Великобритании в лучшем положении", а о неудачах якобитов говорил, чти они "лишь временные". В 1693 г. в одном из частных писем Патрик Гордон отмечает, что средний сын не хочет связывать себя женитьбой в России, "ожидая перемен в Шотландии". Джеймс состоял в постоянной переписке со многими якобитами в России, Англии и Шотландии.
      Благодаря связям и влиянию отца, Джеймс Гордон был приближен к Петру I, был лично знаком с молодым русским-государем, являвшимся почти его сверстником. Джеймс Гордон нес службу в Кремлевском дворце, принимал участие в опытах юного Петра I по устройству фейерверков и не единожды был приглашен на торжественные пиры, устраиваемые царем или его дядей - боярином Нарышкиным. Таким образом, Джеймс пользовался определенным политическим влиянием (хотя, конечно, более ограниченным, чем отец) на русского царя и в среде офицерства русской армии.
      Другим видным соратником Патрика Гордона был генерал-лейтенант Дэвид Уильям, граф Грэм. Он был первым британцем со столь высоким титулом, принятым на русскую службу. Граф также принадлежал к шотландскому клану, известному своими роялистскими традициями, и являлся одним из лидеров католической общины в России. Вместе с Гордоном граф Грэм в 1684 г. подписал челобитную об открытии первого костела в России. Грэм был профессиональным "солдатом удачи" и до поступления на службу к русскому царю в 1682 г. воевал в составе армий германского императора, шведской, испанской и польской корон. Основным его местопребыванием в Московии в рассматриваемый период был белгородский гарнизон. В марте 1691 г. Патрик Гордон с негодованием писал графу Грэму, что "этот п[ретендент] на к[оролевский] трон, У[ильям], совещается и сговаривается со своими приспешниками в Гааге", между тем как в самой Британии "прелаты подобно королю требуют деньги ... с низшего духовенства" на войну против Людовика XIV - главного союзника их низложенного сюзерена Якова II. В том же письме глава якобитской партии в России выражал надежду, что "король Франции готовит давно задуманную кампанию, которую стоит ожидать в ближайшее время" и которая разрушит все планы "Голландского Зверя".
      Согласно косвенным данным, к якобитской партии принадлежали друзья и давние сослуживцы П. Гордона - шотландцы генерал-майор Пол Мензис, прибывший в Россию вместе с Патриком Гордоном в 1661 г., и полковник Александр Ливингстон. Оба отличились в военных кампаниях России против Турции: участвовали в Чигиринских и Крымских походах. Ливинстон погиб во время второго Азовского похода. Мензис известен также тем, что пользовался особым доверием при русском дворе. В 1672 - 1674 гг. царь Алексей Михайлович отправил его с важной дипломатической миссией в Рим, Венецию и германские земли с целью создания военного союза против Османской империи.
      Сопоставительный анализ писем Патрика Гордона, хранящихся в РГВИА, с архивными документами из городского архива г. Абердина, опубликованными шотландским историком П. Дьюксом, позволяет установить принадлежность к якобитской парии любопытной фигуры - капитана Уильяма Гордона. По сравнению со всеми вышеперечисленными офицерами, он имел самый низкий чин, однако сохранившиеся источники позволяют утверждать, что как приверженец Якова II он был наиболее активен. У. Гордон был связан тесными родственными узами со всеми ведущими якобитами в России: приходился родственником П. Гордону, а П. Мензис называл его своим племянником. Капитан У. Гордон обладал широкими связями и в Шотландии. В частности, в "Дневнике" П. Гордона упоминается, что он состоял в переписке с главой их клана - герцогом Гордоном.
      Главной функцией Уильяма Гордона была курьерская деятельность. В начале 1690-х гг. он служил своеобразным связующим звеном между якобитами в России и Британии. Дважды, в конце лета - начале осени 1691 г. и в начале 1692 г., он предпринимал поездки на "Туманный Альбион" из Москвы с поручениями от Пола Мензиса, Патрика Гордона и его сына Джеймса. Однако "якобитская" карьера Уильяма Гордона оказалась недолгой. Во время второго путешествия по неизвестным причинам он скончался. Миссии "капитана Гордона" (так он обозначался в документах сторонников Якова II) носили столь секретный характер, что в своих письмах якобиты (как в Шотландии, так и в России) не упоминали ни его имени, ни страны, откуда он ехал, ни места прибытия. В шотландской корреспонденции не указывались даже имя отправителя и место отправления письма. В 1691 г. У. Гордон встречался в Лондоне с полковником Джорджем Баркли. Главной задачей "капитана Гордона" было передать последнему "подробный отчет" о положении и деятельности в России Патрика Гордона. Во время поездки Уильяма Гордона в Шотландию в следующем году он также должен был встретиться с видными якобитами - графами Абердином и Нетемюром. Однако следы курьера теряются по пути на Британские острова в Прибалтике.
      Ближайшее окружение П. Гордона постоянно расширялось в результате его активной деятельности по приглашению в Россию военных специалистов из Европы, в первую очередь, со своей родины, среди которых было немало членов его собственного клана. В 1691 - 1695 гг. в Россию прибыли родственники Патрика: Эндрю, Френсис, Джордж, Хэрри и Александр Гордоны. В документах РГВИА и в ряде опубликованных материалов имеются данные, позволяющие утверждать, что, по крайней мере, последние двое принадлежали к якобитской партии.
      Обширная корреспонденция генерала Гордона помогает выявить еще несколько лиц, верных Якову II, находившихся в 1690-е гг. на русской службе. Так, в письме архиепископу Глазго "московитский шотландец" отмечает, что его нарочный, прибывший в Шотландию из России, (имя и фамилию которого, как и во всех подобных случаях, Патрик Гордон, опасающийся, что послания могут быть перехвачены правительственными агентами, не упоминает) "разделяет Вашу скорбь" о низложенном короле. В письмах Гордон несколько раз упоминает о том, как помог устроиться на службу в России родственникам якобитов или лицам, рекомендованным ему видными сторонниками Якова II в Шотландии - герцогом Гордоном и архиепископом Глазго. Учитывая клановую солидарность шотландцев, а также тот факт, что и шотландские патроны этих лиц, и их московский ходатай были ярыми якобитами, можно предположить, что и сами протеже являлись сторонниками Якова II28.
      Следует отметить, что среди "русских якобитов" были не только англичане и шотландцы, но и выходцы с "Изумрудного острова". Самым известным из них был Питер Лейси. Свою военную карьеру он начал в тринадцатилетнем возрасте знаменосцем одного из полков гарнизона г. Лимерик - последнего оплота якобитов в Ирландии, осажденного в 1691 г. войсками Вильгельма III. Проведя несколько лет наемником в составе французских войск, в 1700 г. Лейси предложил свою шпагу Петру I. Якобит-ирландец верно служил России в течение полувека и был удостоен звания фельдмаршал29.
      Сторонниками Якова II среди британских эмигрантов в России были не только военные. По мнению А. Брикнера, их было немало и среди гражданских лиц. К сожалению, на протяжении всего своего "Дневника", упоминая о ежегодных празднованиях дня рождения Якова II, Гордон ни разу не указывает состав собравшихся и не называет даже наиболее выдающихся имен. Однако в источнике имеются две заметки, позволяющие пролить некоторый свет если не на состав, то, по крайней мере, на численность якобитской партии в России. 14 октября 1696 г. Патрик Гордон пишет, что послал приглашения на празднование дня рождения Якова II всем своим "соотечественникам", которые в этот момент находились в Немецкой слободе. 14 октября 1692 г. Гордон отмечает, что праздновал день рождения короля в Немецкой слободе "со столькими земляками, сколько могли собрать". В дневниковой записи за 28 мая 1690 г. имеется заметка: "... англичане ужинали у меня"30. Учитывая немногословность автора, можно предположить, что в данном случае речь шла о якобитах, тем более что друзья Гордона собрались накануне 30-летней годовщины Реставрации Стюартов в Англии и были представлены, как следует из источника, исключительно британцами. Можно только сожалеть о том, что автор дневника не указывает имен хотя бы наиболее именитых гостей.
      В конце 1690-х гг. стало очевидным, что все надежды якобитов на поддержку Россией реставрации Якова II на британском престоле являются тщетными. В ходе "Великого посольства" 1697 - 1698 гг. состоялось несколько дружественных встреч между Петром I и Вильгельмом III сначала в Утрехте, а затем в Лондоне. "Похититель британского престола" подарил русскому царю яхту и устроил в его честь морские военные учения. "Любительную грамоту", направленную Петру I в 1700 г., Вильгельм III начинал с того, что подчеркивал особую "к вашему царскому величеству дружбу"31.
      Таким образом, согласно данным архивных и опубликованных источников, большинство проживавших в России в конце XVII - начале XVIII в. британских подданных принадлежало к партии якобитов - сторонников низложенного после Славной революции последнего короля-католика Якова II Стюарта. Главой якобитской партии и де-факто дипломатическим представителем низложенного британского монарха в нашей стране был выдающийся полководец и один из реформаторов русской армии генерал Патрик Гордон. "Шкоцкий" фаворит Петра Великого заложил при русском дворе основы влияния партии якобитов, которое длилось до середины XVIII века. Находившиеся вдали от родины сторонники Якова II делали все возможное для защиты его интересов. В частности, "русским якобитам" и, в первую очередь, Патрику Гордону удалось на два года задержать признание Россией Вильгельма III Оранского законным монархом Британии. Некоторые косвенные данные позволяют утверждать, что влияние этой партии в среде тогдашней политической элиты России стало одной из причин, удерживавших Петра I от открытых демаршей в сторону нового английского короля в первой половине 1690-х годов. Группа сторонников низложенного Стюарта, проживавшая в России, не была изолированной общиной, она поддерживала интенсивные контакты со своими единомышленниками как в самой Британии, так и в крупнейших центрах якобитской эмиграции - Париже и Риме.
      Примечания
      1. BRUCE M. Jacobite Relations with Peter the Great. - The Slavonic and East European Review, vol. XIV, 1936, N 41, p. 343 - 362; DUKES P., HERD G.P., KOTILAINE J. Stuarts and Romanovs. The Rise and Fall of a Special Relationship. Dundee. 2008; WILLS R. The Jacobites and Russia, 1715 - 1750. East Linton. 2002.
      2. Tagebuch des Generals Patrick Gordon. Bd.I. Moskau. 1849; Bd. II-III. St. Petersburg. 1851 - 1853.
      3. БРИКНЕР А. Патрик Гордон и его дневник. СПб. 1878, с. 123.
      4. ГОРДОН П. Дневник, 1635 - 1659. М. 2000; 1659 - 1667. М. 2003; 1677 - 1678. М. 2005; 1684 - 1689. М. 2009.
      5. ФЕДОСОВ Д. Г. Летопись русского шотландца. ГОРДОН П. Дневник, 1635 - 1659, с. 231.
      6. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского. ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 241; DUKES P., HERD G.P., KOTILAINE J. Op. cit., p. 168 - 169.
      7. Послужной список Патрика Гордона в России. ГОРДОН П. Дневник, 1677 - 1678, с. 100- 101; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 1; PERNAL A.B. The London Gazette as a primary source for the biography of General Patrick Gordon - Canadian Journal of History. 2003 (April).
      8. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 846, оп. 15, N 5, л. 225; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 62, 191; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 54, 56.
      9. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 242.
      10. ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 86 - 110. Во врем осады Чигирина турками в 1678 г. Гордон руководил всеми инженерными работами по обороне города.
      11. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 243.
      12. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 35, оп. 2, N 113, л. 2 - 2об., 4; ф. 50, оп. 1 (1678 г.), N 1, л. 34 - 41; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 110, 128 - 132, 136, 217 - 218, 220, 299 - 300.
      13. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 248.
      14. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 48, 140 об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 218 - 230.
      15. БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 157; СОКОЛОВ А. Б. Навстречу друг другу: Россия и Англия в XVI и XVII вв. Ярославль. 1992, с. 135.
      16. ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 129, 174, 217, 222 - 223; ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 255.
      17. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 1об. -4об., 7 - 8, 11об., 16, 17, 18 - 18об., 20, 22об., 25, 26, 28, 29об., 32 - 32об., 33об., 37об., 63об., 66, 67об. -69об., 73, 75, 76, 77об. -78об., 81 - 81об., 83 - 83об., 85, 86об. -87, 88 - 88об., 92, 93об. -94об., 97 - 97об., 98об., 101, 103, 104, 106- 106об., 107 - 107об., 108об., 272об.
      18. БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 75 - 76, 79, 88, 90 - 94, 97; ФЕДОСОВ Д. Г. Летопись русского шотландца, с. 231; ЕГО ЖЕ. От Киева до Преображенского, с. 256.
      19. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 1 - 7об., 9об., 10об. -14, 15 - 16, 17об., 18об. -19, 20 - 21об., 23, 25 - 25об., 26об. -27, 28об., 29об. -30об., 31об. -32, 33 - 34, 35 - 36об., 37 об. -38, 51, 58, 59, 63 - 66 67 - 67об., 68об., 69об., 70об. -71, 72 - 73об., 75об., 76об., 78, 79 - 81, 82, 84об., 86 об. -87об., 88об., 89, 90об., 92об. -93об., 94об., 96 - 103об., 104об. -105, 106об. -108, 109об., 131, 136, 168, 193об., 221об., 225, 264 - 264об., 268, 281 - 281об., 320об.; БЕЛОВ М. И. Россия и Голландия в последней четверти XVII в. Международные связи России в XVII- XVIII вв. М. 1966, с. 82; ФЕДОСОВ Д. Г. Летопись русского шотландца, с. 242; DUKES P., HERD G.P., KOTILAINE J. Op. cit., p. 181; WILLS R. Op. cit., p. 39. Каждую пятницу П. Гордон получал сводку, включавшую сообщения от примерно пятидесяти корреспондентов, находившихся в различных частях Англии, официальные уведомления о новых назначениях в правительстве и при дворе, заседаниях английского парламента и сведения, подаваемые государственными секретариатами, о важнейших событиях в других странах Европы.
      20. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 258.
      21. Вильгельм Оранский во многом занял британский престол благодаря наследственным правам своей жены, которая была родной дочерью Якова II, и таким образом прямая линия наследования Стюартов формально не нарушалась. Поэтому в связи со смертью Марии II якобиты активизировали свои попытки по возвращению британской короны ее отцу. Из этой заметки следует, что в 1695 г. надежды на благоприятный исход дела для Якова II в Англии разделял и Патрик Гордон.
      22. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 6, 15об., 25об., 37, 47об., 48об. -49, 50, 52, 55, 57, 58об., 59об., 134об., 135об. -136, 140об., 144, 225, 460об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 181 - 182, 185.
      23. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 258.
      24. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 52, 56об.
      25. РГАДА, ф. 50, оп. 1 (1678 г.), N 1, л. 34 - 41; БЕЛОВ И. М. Письма Иоганна ван Келлера в собрании нидерландских дипломатических документов. Исследования по отечественному источниковедению. М. -Л. 1964, с. 376; ЕГО ЖЕ. Россия и Голландия в последней четверти XVII в., с. 73; EEKMAN Т. Muscovy's International Relations in the Late Seventeenth Century. Johan van Keller's Observations. California Slavic Studies. 1992, vol. XIV, p. 45, 50.
      26. РГАДА, ф. 35, оп. 1, N 259, л. 2 - 3, 6, 18 - 22, 24, 30; ф. 50, оп. 1. 1691 г., N 2, л. 1 - 15; РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 3, 5, 11об., 25об., 29об., 33, 37, 46 - 47об., 52, 58об. -59об., 65 - 65об., 68об., 79, 80, 85об., 87, 90, 98, 107об. -108об., 140об., 144, 156, 224об. -225об.; N 6, л. 6об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 181 - 185.
      27. DUKES P. Patrick Gordon and His Family Circle: Some Unpublished Letters - Scottish Slavonic Review. 1988, N 10, p. 49.
      28. РГВИА, ф. 490, оп. 2, N 50, л. 11; ф. 846, оп. 15, N 5, л. 3, 6, 10об., 15, 19об., 21, 22, 26 - 27об., 29об., 30об., 32об., 36, 37об., 48 - 48об., 50, 51об., 53 - 54, 55об., 57 - 57об., 58об., 59об., 60об. -61, 64об., 69об., 72, 77об., 79, 81об., 87, 88, 134об. -135, 136, 137 - 139, 140об., 144, 196 - 196об., 262 - 262об., 265об., 271об., 274об., 281об., 350 - 351об., 439; N 6, л. 6об., 79об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 29, 77, 81 - 82, 93, 107 - 108, 128, 165, 178, 182, 188, 199, 229 - 230; Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т. VII. СПб. 1864, с. 946 - 947; DUKES P. Op. cit., p, 19 - 49; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 13 - 14; ЦВЕТАЕВ Д. В. История сооружения первого костела в Москве. М. 1885, с. 26, 28, 32 - 33, 36, 59; The Caledonian Phalanx: Scots in Russia. Edinburgh. 1987, p. 18.
      29. Kings in Conflict. The Revolutionary War in Ireland and its Aftermath, 1689 - 1750. Belfast. 1990, p. 91; WILLS R. Op. cit., p. 38.
      30. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5., л. 13об., 196об.; N 6, л. 79об.; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 123.
      31. РГАДА, ф. 35, оп. 1, N 271, л. 1 об.; оп. 4, N 9, л. 4об. -5.