Sign in to follow this  
Followers 0

Чиняков М. К. Никола-Шарль Удино

   (0 reviews)

Saygo

Имя маршала Первой империи и герцога де Реджо Никола-Шарля Удино известно российскому читателю по Отечественной войне 1812 г., в которой он принял активное участие на левом фланге Великой армии против 1-го пехотного корпуса генерал-лейтенанта П. Х. Витгенштейна в первом сражении при Полоцке. Во Франции помнят не только о самом маршале, но и о его потомках, некоторые из которых сыграли большую роль в военной истории Франции1.

Корни рода маршала Удино уходят в XVII в., к некоему Дидье Удино (Oudinot). Наиболее известны истории дед и отец будущего маршала. Его дед, Франсуа Удино (1702 - 1760), жил скромно, род его занятий и доходы остались неизвестными, но у него находились в собственности некоторые земли и виноградники. Его сын, отец будущего герцога Реджо, Никола Удино (1730- 1814), винокур, смог разбогатеть, держал пивоваренный заводик с несколькими рабочими, одновременно владея некоторыми землями. Никола был весьма уважаемым человеком. В 1763 г. он женился на Марии-Анне Адам (1736- 1804), дочери помощника мэра Бар-лё-Дюка. Как принято считать, семья герцога Реджо принадлежала или к мелкой, или к средней буржуазии2.

Никола-Шарль Удино родился спустя ровно месяц после рождения будущего маршала И. Мюрата - 25 апреля 1767 г. в г. Бар-лё-Дюк (провинция Лотарингия; современный департамент Мёз). Он был третьим ребенком в семье после Марии-Анны, умершей в младенчестве, и Катерины. После Никола-Шарля родилось еще семеро детей. Однако к 1804 г. никого уже не осталось в живых.

Удино-старший пытался привить Никола-Шарлю навыки к пивоваренному делу, желая увидеть в отпрыске достойного преемника. Отец дал сыну хорошее начальное и среднее образование, но вскоре планы Удино-старшего натолкнулись на недисциплинированность подростка, далекого от коммерции и постоянно ввязывавшегося во всевозможные драки и потасовки со сверстниками. Не удивительно, что 2 июня 1784 г. 17-летний Удино-младший против воли отца поступил добровольцем в Медокский пехотный полк. Однако через три года, 30 апреля 1787 г., уступая настойчивым просьбам домашних, Никола-Шарль оставил армию в чине сержанта и прибыл в Бар-лё-Дюк, где окунулся в размеренную жизнь маленького французского городка.

Великую Французскую буржуазную революцию 1789 г. Удино встретил радостно, превратившись в пылкого ее сторонника, так как она предоставила ему, как и многим другим простым людям, возможность продвинуться по социальной лестнице с самых низких ступенек общества. Вместе с тем взгляды Удино отличались умеренностью, и он не испытывал симпатий к ультра-революцирнерам, как, например, к Ж.-Р. Эберу, говорившему о необходимости террора и требовавшему отмены христианского богослужения.

В знаменательный день 14 июля 1789 г., когда по всей Франции стали появляться отряды Национальной гвардии, бывшему сержанту королевской армии Удино в Бар-лё-Дюке предложили стать капитаном и возглавить кавалерийскую роту. Удино с радостью согласился и, усмирив военный бунт, успел заслужить у земляков авторитет отважного и инициативного офицера.

Спустя месяц, 15 сентября 1789 г., 22-летний капитан Удино устроил свою личную жизнь: в Бар-лё-Дюке он женился на землячке, 21-летней Франсуазе-Шарлотте Дерлен (1768 - 1810), дочери негоцианта. Мадам Удино никуда не выезжала из родного города и посвятила свою жизнь детям. Даже после того, как она стала маршальшей и графиней Первой империи, она никогда не кичилась своим социальным положением в обществе. Преждевременно скончавшись, она оставила о себе добрую память.

У Удино было семеро детей: пять девочек и два мальчика. Старшая дочь, Мария-Луиза (1790 - 1832), в 1808 г. вышла замуж за генерала П.-К. Пажоля, будущего пэра Франции, знаменитого участника Наполеоновских войн. Ее сестра, Каролина-Николет (1795 - 1865), в 1811 г. также связала свою жизнь с генералом - Г. Латриль де Лорансе (1772 - 1855). Оба сына маршала стали военными: Никола-Шарль-Виктор (1791 - 1863), второй герцог де Реджо, сделал блестящую военную карьеру дивизионного генерала, хотя и не получил маршальского жезла; полковник Огюст (1799 - 1835) во главе 2-го полка Африканских егерей погиб при покорении Алжира в первые минуты сражения при Макте (28 июня 1835 г.) против войск эмира Абд аль-Кадира, сраженный пулей3.

В июне 1791 г. во Франции начала формироваться так называемая добровольная национальная гвардия, вскоре переименованная в национальные батальоны волонтеров - одну из основ новой армии новой страны. Командные должности, как и в национальной гвардии, являлись выборными. 6 сентября 1791 г. 3-й батальон Мёзских волонтеров единогласно выбрал сына пивовара Удино подполковником, заместителем командира. Таким образом, военная карьера Удино получила достойное продолжение.

Пример Удино весьма поучителен. Наличие унтер-офицерских кадров оказало большое влияние на формирование и обучение солдат новой армии. Именно унтер-офицеры, получившие профессиональные знания при старом режиме, не дали революционным армиям превратиться на поле боя в бестолковую армейскую массу. Франция нуждалась в обученных войсках: в начале 90-х гг. XVIII в. страна оказалась в окружении враждебных монархий, стремившихся уничтожить "рассадник революционных идей".

Первые шаги в военном деле в 1793 - 1795 гг. Удино делал в составе Рейнской и Мозельской армий. 10 января 1793 г. подполковник Удино стал командиром своего батальона. 20 сентября того же года, во главе 3-го батальона 4-й полубригады (полка) он успешно действовал при городе Битш, защищая его от пруссаков. Здесь Удино получил боевое крещение и первое ранение - вражеский кавалерист нанес по голове будущего маршала сабельный удар (или два).

Количество ранений Удино, по мнению отечественных и французских историков, в течение всей его карьеры разнится - от 16 до 35. Французский современный исследователь, доктор медицины Ж.-Ф. Лёмер нашел два интересных документа. В послужном списком маршала (1840) говорится о 27 ранениях, а в документе, составленном для официального выражения вдове герцогине Реджо признательности от Франции в память заслуг ее супруга (1853), - о 22-х. Все исследователи единодушны: из всех наполеоновских маршалов Удино получил больше всего ранений; не случайно герцога Реджо в шутку прозвали "шумовкой"4.

Отважные действия Удино при Битше не остались незамеченными: поскольку молодая французская республиканская армия остро нуждалась в офицерах, 5 ноября 1793 г. бывшего сержанта бывшей королевской армии произвели в полковники и назначили командиром 4-й полубригады. Незадолго до назначения, гренадеры его 3-го батальона сообщили командованию Рейнской армии: "Если соединить воедино храбрость солдата, таланты командира, любовь к отчизне, врожденную ненависть к королям и тиранам и республиканские добродетели, гренадеры 3-го батальона 4-й линейной полубригады заверяют, что никто не может претендовать на их признание, кроме командира гражданина Удино"5.

Война республики против монархий продолжалась. Кампания следовала за кампанией: на Рейне, в Баварии, Швейцарии Удино на полях битв приобретал практические навыки в профессии военачальника, в силу ряда обстоятельств не разбираясь в вопросах теории военного искусства. Во время арьергардного боя при Кайзерслаутерне (23 мая 1794 г.) Удино действовал настолько энергично и активно, спасая дивизию генерала И.-М. Амбера, что многочисленный неприятель был вынужден отступить. За этот подвиг 27-летний Удино 14 июня 1794 г. получил от Конвента чин бригадного генерала (подтверждено 13 июня 1795 г.). В январе 1795 г. командующий Мозельской армией генерал Ж.-В. Моро сказал об Удино: "Отважный генерал и искренний патриот, проявивший в лучшей мере небывалую твердость, усердие и знания при исполнении своих обязанностей"6.

18 октября 1795 г. около Мангейма генерал Удино в течение одного сражения получил пять ранений и попал в плен к австрийцам, которые отнеслись к нему с уважением. Через три месяца, в январе следующего года, Удино обменяли на австрийского генерала, и Никола-Шарль вернулся в семью залечивать раны. Но Франции требовались герои, и, невзирая на ослабленный организм, Удино вернулся из Бар-лё-Дюка на фронт, в Рейнско-Мозельскую армию. 11 сентября во главе бригады 5-й дивизии он штурмом взял мост в Ингольштадте, а 14 сентября в очередной раз прославил собственное имя при Нойбурге, командуя войсками, несмотря на огнестрельное ранение и четыре сабельных удара.

После блестящей Итальянской кампании 1796 - 1797 гг. Н. Бонапарта Австрия была разгромлена, и ей больше ничего не оставалось делать, как заключить мир. 18 апреля 1797 г. воюющие стороны подписали Леобенское прелиминарное соглашение, а 17 октября 1797 г. - Кампоформийский мир, которые, как казалось, положили конец войне в Европе.

Однако в конце 1798 г. сформировалась новая, вторая, коалиция против республиканской Франции - самая опасная для Парижа. Союзники предполагали вторгнуться в страну с двух сторон - с севера и юга. С этой целью в августе 1799 г. в Голландии высадился англо-русский экспедиционный корпус, а в Северную Италию прибыли русские войска, которые должны были взаимодействовать с австрийцами под общим командованием прославленного фельдмаршала А. В. Суворова.

Бригадный генерал Удино был отправлен в Гельветическую армию и получил от ее главнокомандующего А. Массена приказ установить связь с армией генерала Ж. -Б. Журдана. Требовалось занять важный в стратегическом отношении г. Фельдкирх в области Форарльберг. С 6 марта здесь шли жестокие бои, не принесшие Удино славы: все атаки его войск были отбиты. Тем не менее Массена оценил упорство Удино, и 12 апреля 1799 г. Никола-Шарль получил эполеты дивизионного генерала, а с 25 июля стал начальником штаба Массена. В эту кампанию Удино взял своего старшего сына, 8-летнего Никола-Шарля-Виктора, желая привить ему любовь к военному делу. Как показало время, отец не ошибся.

Вместе с Массена Удино сражался против командующего австрийской армией эрцгерцога Карла, в частности, принял активное участие в так называемом втором сражении при Цюрихе (25 - 26 сентября), когда французы разгромили войска генерала М. А. Римского-Корсакова. И на этот раз пуля не обошла Удино и попала ему в грудь. Массена с восторгом сообщал о военных способностях подчиненного в Париж: "Я с удовольствием хочу восхвалить моего начальника штаба генерала Удино, бурлящая натура которого хотя и была покорена штабной работой, но всякий раз самым блестящим образом проявлялась на поле боя. Он следовал за мной повсюду и отлично помогал мне"7.

В 1800 г. во время Итальянской кампании Первого консула Бонапарта Удино возглавил штаб Итальянской армии под командованием Массена, на которого обрушилась многочисленная австрийская Лигурийская армия. Из-за ошибки Массена австрийцы разбили две французские дивизии; а он сам оказался изолированным в Генуе. Во время осады Удино, рискуя жизнью, на небольшой лодке пробрался сквозь английские корабли на рейде Генуи и передал приказ о координировании действий командиру одной из дивизий генералу Л.-Г. Сюше, действовавшему вне Генуи.

Осада Генуи закончилась 4 июня, за две недели до сражения при Маренго, когда Массена подписал почетную капитуляцию и оставил город с оружием и военным снаряжением. После франко-австрийского перемирия Удино был отправлен в отпуск, а когда вернулся в августе 1800 г. на прежнюю должность начштаба Итальянской армии, ею уже командовал генерал Г.-М.-А. Брюн. В бою при Монценбано 26 декабря 1800 г. Удино, заметив губительный огонь австрийской батареи, охранявшей переправу на р. Минчо, возглавив десяток штабных офицеров и столько же конных егерей 14-го полка, отважным броском атаковал неприятеля. Австрийцы бежали, оставив пушку, которую захватил сам Удино.

В знак благодарности Брюн 16 января 1801 г. отправил Удино с текстом перемирия в Париж к Первому консулу. Так произошла одна из первых встреч будущих императора и маршала. За взятие пушки Удино получил от Бонапарта почетную саблю, а в качестве подарка - ту самую пушку. Тем не менее республиканская приверженность Удино давала о себе знать: во-первых, Никола-Шарль неоднократно высказывался против Первого консула; во-вторых, он предоставлял свои апартаменты для собраний республикански настроенных генералов8.

После завершения борьбы со второй коалицией Первый консул оказал Удино почести и 24 июля 1801 г. назначил отважного дивизионного генерала главным инспектором пехоты, а 18 декабря - кавалерии. Родной город генерала Бар-лё-Дюк, желая отметить подвиги земляка, 1 октября 1802 г. торжественно открыл его бюст в здании муниципалитета. Уже тогда об Удино, человеке среднего роста, благородной осанки, с внушавшим доброту бледным интеллигентным лицом и искрящимися глазами, выдававшими его боевой характер, среди горожан ходили легенды.

Подписание Люневильского (9 февраля 1801 г.) и Амьенского мира (27 марта 1802 г.) упрочило авторитет Первого консула не только за рубежом, но и во Франции. Однако до полного и окончательного мира Франции с Англией было далеко. Наполеон вынашивал планы вторжения в Англию и собрал все войска в огромном Булонском лагере, ставшим колыбелью Великой армии.

30 августа 1803 г. Первый консул назначил Удино командиром 1-й пехотной дивизии в Брюггском военном лагере. Спустя три месяца, 11 декабря, Удино получил первый орден - крест шевалье ордена Почетного легиона. Всего за свою жизнь он был награжден большим количеством французских орденов: Большим офицерским крестом ордена Почетного легиона (14 июня 1804 г.), Большим крестом того же ордена (6 марта 1805 г.), крестом шевалье ордена Св. Людовика (2 июня 1814 г.), командорским крестом (24 сентября 1814 г.), Большим крестом того же ордена (3 мая 1816 г.) и крестом шевалье Св. Духа (30 сентября 1820 г.), а также специальной наградой, введенной Людовиком XVIII 5 февраля 1816 г., под названием "Награда Верности" (Decoration de la Fidelite) (1816). Удино также являлся кавалером девяти иностранных орденов, включая российский - Орден Св. равноапостольного князя Владимира 1-й степени (25 февраля 1824 г.).

В первый список маршалов Первой империи (18 мая 1804 г.) Удино не попал, и это неудивительно: он не был еще так популярен, как другие дивизионные генералы и, возможно, самое главное, - не имел чести оказать Бонапарту личной услуги.

5 февраля 1805 г. Наполеон назначил Удино командиром сводного резервного отряда гренадер (десять батальонов), и именно здесь появилось крылатое выражение времен Первой империи - "гренадеры Удино". Никто так и не мог понять - то ли гренадеры гордились командиром, то ли он гордился подчиненными. Удино завоевал сердца гренадеров заботой о них и постоянным примером отваги и смелости. Он всегда выказывал презрение к опасностям, чем подкупал подчиненных. Самые лучшие минуты жизни маршала прошли на полях сражений, где он гарцевал на лошади перед фронтом войск, возбуждая храбрость в сердцах солдат и придавая им эмоциональный подъем, ведущий к победе.

С августа 1805 г. Удино возглавил 1-ю дивизию (гренадерскую) в 5-м армейском корпусе маршала Ж. Ланна, в составе которого принял участие в кампании 1805 года. В сражении при Вертингене (8 октября) Удино впервые прославился на новом посту, заслужив среди гренадер прозвище "папаша". Хотя в сражении при Аустерлице (2 декабря) Удино с гренадерами находился в резерве вместе с гвардейской пехотой, Наполеон в 30-м бюллетене Великой армии не преминул сравнить гренадер Удино с гвардейцами: "этот резерв стоил настоящей армии"9.

После окончания кампании 1805 г. Наполеон поручил Удино несложную, но ответственную дипломатическую миссию: в соответствии с Шёнбрунским союзным договором (15 декабря 1805 г.), Пруссия отказывалась в пользу Франции от княжества Нёвшательского и Валанженского, которое Наполеон отдавал маршалу Л.-А. Бертье, и Удино следовало оформить передачу княжества под французский контроль. 18 октября 1806 г., от имени Бертье, Удино во главе гренадерской дивизии совершил торжественный въезд в г. Нёвшатель. Генерал не позволил французским солдатам причинять насилие мирным жителям княжества, а также заступился перед Наполеоном за торговлю Нёвшателя с Англией, за что власти княжества сделали Удино почетным гражданином г. Нёвшатель вопреки обычаю, запрещавшему оказывать подобную честь католику (в княжестве исповедовали кальвинизм), и вручили генералу почетное оружие - шпагу, на клинке которой было выгравировано: "Город Нёвшатель - генералу Удино. 1806 год"10.

После завершения Прусской кампании 1806 г. Удино принял активное участие в Польской кампании 1807 г., в частности, в сражении при Остроленке (16 февраля). В одном из боев (19 мая) ядро убило под ним лошадь. Наполеон отметил подвиги Удино в кампании. Ему были посвящены строки 62-го бюллетеня, где Наполеон назвал Удино "неустрашимым", и 79-го, где дивизия Удино получила название "отважная". За мужество в сражении при Фридланде Наполеон подарил Удино трубку с надписью: "Пусть враги вас боятся"11. Как венец наград за кампанию, 19 марта 1808 г. Наполеон издал декрет о возведении Удино в сан графа Первой империи; приличествовавшие случаю документы генерал получил 2 июля. Таким образом, Удино стал четвертым из шести графов-маршалов.

В 1808 г., в связи с неудачами в Испании, Наполеон решил созвать широкое европейское представительство на самом высочайшем уровне для координации военно-политических действий с Рейнским союзом и согласования долгосрочных планов с Россией. Для встречи суверенов он выбрал столицу Эрфуртского княжества - Эрфурт и 7 сентября 1808 г. назначил губернатором города Удино, находившегося на отдыхе в Париже. Безусловно, выбор Наполеона был не случаен - императору требовалось громкое и славное имя из его многочисленного генералитета. В час пополудни 27 сентября Наполеон представил Александру I Удино как "Байярда французской армии"12. В ответ Александр дипломатично ответил: "Я его знаю давно, поскольку мой старина Суворов отзывался о нем с большим уважением", - явно намекая на Швейцарскую кампанию 1799 г.13. После Эрфуртского конгресса (27 сентября - 14 октября), который, как известно, оказался провальным для Наполеона, Удино заслужил похвалы от европейских суверенов, а Александр I подарил бывшему противнику "старины Суворова" ларец, усыпанный бриллиантами.

Marshal_Nicolas_Oudinot.jpg

218px-Blason_Nicolas_Charles_Marie_Oudinot_(1767-1847)_Comte.svg.png

Armes du Comte Oudinot et de l'Empire

552px-Nicolas_Charles_Oudinot.png

Nicolas_Charles_Oudinot_by_Robert_Lef%C3%A8vre.jpg

218px-Blason_Nicolas_Charles_Marie_Oudinot_(1767-1847)_Duc_de_Reggio.svg.png

Armes du 1er Duc de Reggio et de l'Empire

Cavalry_Battle_in_Polotsk_6_aug_1812.jpg

800px-Battle_of_Polotsk_in_Russia_1812_by_Martinet.jpg

Battle_polotsk.jpg

450px-Bar-le-Duc-Monument_Oudinot_(1).jpg

В том же году Удино купил около г. Бар-лё-Дюк здание бывшего аббатства ордена премонстрантов, построенное в XVIII в., и превратил его в свое "родовое поместье" под названием "замок Жандёр", с парком, оранжереей, теплицами; вход в замок украшала подаренная Первым консулом пушка. В замке Удино имел большую коллекцию ценных полотен, приобретенных, в том числе и на войне, предметов французского и иностранного оружия XVI в., три тысячи томов книг, включая полное собрание сочинений Вольтера, Ж.-Ж. Руссо, Ж. Расина. В замке находилась редчайшая коллекция раковин и трубок, некоторые из которых имели историческую ценность: одна из трубок принадлежала польскому королю XVII в. Яну Собескому - подарок от жителей Вены маршалу в 1809 году14. К 2012 г. Жандёр, хотя уже не принадлежавший потомкам маршала, входил в список "Исторических памятников" (во Франции особый статус, присваиваемый государством объектам большой архитектурной или исторической ценности).

В быту Удино отличался гостеприимством, приглашая всех знакомых приехать к нему в Жандёр, и сам очень любил этот замок, при любой возможности посещая его, запросто и долго болтая с местными жителями, гордившимися тем, что владельцем замка был выходец из их сословия. Удино не был чужд помпезности, которую он проявлял прежде всего в карточных играх на деньги. По его представлению, большинство маршалов не умели по-светски наслаждаться богатством. По словам графини де Буань, Удино, будучи герцогом Реджо, умел "играть, курить, бегать за девушками и влезать в долги"15. В остроумном и метком замечании дамы о маршале, возможно, крылось зерно истины. Деньги Удино запросто мог черпать из самого надежного кошелька: из императорского. Наполеон говорил об Удино, что тот никогда не вступал "в кампанию без слезоточивых просьб дать... денег"16.

Вместе с тем Удино слыл человеком грубым и резким. По воспоминаниям самого маршала, когда в 1793 г. он находился на излечении дома, к нему в гости приехал родственник из Парижа. Когда родственник имел несчастье затронуть неприятную для Удино тему, нервы 27-летнего Удино не выдержали и, схватив на столе блюдо с фасолью, офицер начал метать ее в голову гостя, который быстро удалился с "поля боя". Даже будучи маршалом, Удино мог завязать драку в театре только из-за того, что на него не так посмотрели, или оскорбить соседа в кафе, прическа которого его раздражала. Даже самые лучшие друзья Удино, общаясь с ним, не могли считать себя в безопасности17.

Звездный час для Удино как для полководца настал во время Австрийской кампании 1809 года. После смертельного ранения Ланна, 23 мая он возглавил его 2-й корпус. В 10-м бюллетене Великой армии говорилось: "Император предоставил командование 2-го армейского корпуса генералу Удино, закаленному в ста боях, в которых он выказал столько же неустрашимости, сколько и умения"18. Именно во главе 2-го корпуса Удино участвовал в сражении при Ваграме, где 6 июля действовал на правом фланге вместе с маршалом Л.-Н. Даву, блестяще выполнил все предписания императора и, несмотря на мощные атаки австрийцев, удержал позиции.

12 июля 1809 г. - долгожданный день для дивизионного генерала Удино: Наполеон прислал ему патент на звание маршала Первой империи. 15 августа Наполеон в свой 40-летний юбилей лично преподнес Удино маршальский жезл. Таким образом, Удино стал 13-м маршалом Первой империи. О новом назначении Удино все генералы и офицеры говорили в один голос, намекая на серьезный вклад его в победу при Ваграме: "Это армия выбрала Удино маршалом"19. 14 апреля 1810 г., в дополнение к маршальскому званию, Наполеон возвел Удино в сан герцога - герцога Реджо, по названию одного из шести герцогств, образованных императором 30 марта 1806 г. на территории Неаполитанского королевства; 31 августа 1817 г. Людовик XVIII подтвердил герцогский патент маршала.

Однако военного образования и больших стратегических талантов Удино никогда не имел, как и многие наполеоновские маршалы. Удино был настоящим солдатом Революции, получившим все звания ценой собственной крови. Военный агент России во Франции полковник А. И. Чернышёв накануне Отечественной войны 1812 г. дал характеристику военным способностям маршалу: "Удино никогда не был главнокомандующим... Но в то же время никто так не хорош под огнем, как он; безусловно, что из всех маршалов Франции он один может употреблен с наибольшим успехом в тех случаях, когда нужно выполнить поручение, требующее точности и неустрашимости". Сам Наполеон не питал никаких иллюзий в отношении военных дарований Удино: восхваляя публично сильные стороны маршала, он мог резко отозваться о нем: герцог Реджо - "самый посредственный, самый бездарный генерал, какой только существует". В 1816 г. на о. Св. Елены Наполеон дал маршалу нелестную характеристику: "Это недалекий человек"20. Даже учитывая эмоциональное состояние императора, трудно представить подобную фразу, сказанную им в адрес Даву, Массена или Ж. де Дье Сульта.

В январе 1810 г. император назначил маршала главнокомандующим французскими войсками на территории Голландии. Уже в течение нескольких лет король Голландии Луи Бонапарт, младший брат императора, проводил невыгодную Франции политику, делая подданным большие послабления в режиме Континентальной блокады. Поэтому Наполеон заставил брата отречься от короны, а Удино должен был обеспечить мирное вхождение Голландии в состав Французской империи, что представляло серьезную опасность: голландцы были готовы к сопротивлению, вплоть до открытия шлюзов и затопления местности, по которой должны были пройти французы. Через три дня после отречения Луи, 1 июля 1810 г. Удино ввел войска в Амстердам. Фактически, маршал исполнял роль неофициального проконсула Голландии. Как и во время миссии в Нёвшателе, Удино обеспечил железный порядок в войсках, проявляя максимум внимания к обеспечению безопасности мирного населения и сохранности его имущества. Армия прекрасно знала строгий характер Удино, способного подвергнуть наказанию офицера, промчавшегося один раз по пшеничному полю. В знак благодарности за порядок во время нахождения французских войск на территории Амстердама, местный муниципалитет перед отъездом маршала 30 октября 1810 г. преподнес ему меч с памятной надписью на клинке: "Герцогу Реджо с величайшей благодарностью от жителей Амстердама"21.

Именно во время миссии в Голландии, в мае 1810 г., маршал узнал о кончине мадам Удино, но даже не смог приехать проводить ее в последний путь. Впрочем, Удино устроил свою жизнь во второй раз. Уже в конце 1811 г. 44-летний герцог Реджо, отец многочисленного семейства и дедушка, сделал предложение происходившей из знатного рода 19-летней Евгении де Куси (1791 - 1868), которую несколько ранее планировал выдать замуж за своего старшего сына, Никола-Шарля-Виктора22. Евгения ответила согласием, и 19 января 1812 г. влюбленные сыграли свадьбу. Наполеон, сначала одобривший брак, на о. Св. Елена критиковал выбор герцога Реджо: "Маршал решил на свою беду жениться на девице де Куси. Эта девушка не только полностью управляла им, но и находилась в лагере роялистов"23.

От брака с Куси родилось четверо детей: две девочки и два мальчика. Луиза де Реджо (1816 - 1909) стала крестницей Людовика XVIII, Каролина-Филиппина де Реджо (1817 - 1896) - графа д'Артуа (будущего Карла X); обе девушки удачно вышли замуж. Сыновья маршала стали военными, хотя славы маршала так и не достигли: Шарль де Реджо (1819 - 1858) стал подполковником пехоты, Виктор-Анри де Реджо (1822 - 1891) - бригадным генералом. Всего у маршала от двух браков родилось 11 детей - семь девочек и четыре мальчика - своеобразный рекорд для семей наполеоновских маршалов.

В 1956 г. умер пятый герцог де Реджо, Анри-Шарль (1883 - 1956), - праправнук маршала. 15 декабря 1943 г. Анри-Шарль, пользуясь правом, предоставленным маршалу Наполеоном при возведении его в герцогское достоинство, передал титул "герцог де Реджо" как "герцог Удино де Реджо" усыновленному племяннику графу О.-М. де Кенсона (род. в 1921), ставшему отныне графом де Кенсона-Удино, герцогом де Реджо. К 2012 г. были живы его потомки по прямой линии, в частности, двое сыновей и одна дочь24.

Вместе с императором маршал Никола-Шарль Удино участвовал в гибельной для Великой армии Русской кампании 1812 года. С 29 февраля 1812 г. герцог Реджо возглавлял 2-й армейский корпус, вместе с которым 25 июня перешел р. Вилию, правый приток Немана, и оказался в пределах Российской империи. Корпус герцога Реджо вошел в левофланговую группировку под командованием Наполеона, намеревавшуюся действовать против 1-й Западной армии генерала М. Б. Барклая де Толли. Однако ввиду неудачных действий 10-го армейского корпуса маршала Ж.-Э. Макдональда и появления на левом фланге Великой армии корпуса Витгенштейна, Наполеон усилил Макдональда 2-м корпусом. 28 июня маршал одержал победу в бою при Вилькомире (совр. Укмерге, Литва).

Однако Удино, действуя самостоятельно вдали от Наполеона, оказался неготовым для подобного рода операций. Хотя маршал 26 июля без боя взял Полоцк и на следующий день выступил на Петербург, его действия характеризовались нерешительностью. Потерпев поражение при Клястицах (30 - 31 июля) от Витгеншейна, маршал был вынужден отступать к Полоцку, чем навлек на себя гнев Наполеона25, которому пришлось отправить на его усиление 6-й армейский корпус генерала Л. Гувиона Сен-Сира, ослабив тем самым главную группировку Великой армии.

Сильно потрепанный корпус герцога Реджо 16 августа вошел в Полоцк, где Удино, усиленный 6-м корпусом, принял решение оборонять город. Первый день 1-го Полоцкого сражения (17 августа) маршал был вынужден с трудом отбиваться от Витгенштейна. Состояние войск герцога Реджо к вечеру охарактеризовал очевидец, командир 23-го полка конных егерей М. Марбо: "часть войск прижата к реке, другие разбросаны по огородам, где они пребывают под беспорядочным обстрелом и столь же беспорядочно стреляют сами ... Улицы города загромождены ящиками, обозом, солдатскими кухнями и ранеными. Полный хаос!". В тот же день маршал, получивший тяжелое ранение картечной пулей, оставил командование на Гувиона Сен-Сира и отбыл в Вильно. Французские исследователи, прославляя таланты Удино, подвергли суровой критике Марбо, но так и не объяснили читателям, почему 18 августа Гувион Сен-Сир, имея те же стартовые позиции, что и Удино (то есть располагаясь на тех же позициях, и обладая абсолютно теми же войсками, без подкреплений) выиграл сражение? Не говоря уже о том, что вследствие неправильного размещения войск половина корпуса Удино вообще не приняла участие в боевых действиях26.

В Вильно, где Удино залечивал раны, он неожиданно встретился с супругой, прибывшей в город в сопровождении ее пожилого дяди, - узнав из газет о ранении маршала, она тотчас выехала из Жандёра и добралась до далекой России. Преодолев множество опасностей в опустошенных войной областях, не без помощи маршала Виктора и французских дипломатов, Евгения отыскала в Вильно выздоравливавшего мужа. Когда Удино снова убыл в армию, она осталась в городе27.

Во время отступления остатков Великой армии из России Удино сыграл решающую роль в их переправе через реку Березину. 4 ноября маршал прибыл в отступавший от Полоцка 2-й корпус, который, соединившись с корпусом Виктора, по приказу Наполеона двинулся к Березине для захвата переправ. У селения Лошница (23 ноября) авангард Удино разбил русские войска адмирала П. В. Чичагова и занял г. Борисов, хотя Чичагов успел взорвать мост.

Удино оценил значение найденного командиром кавалерийской бригады его корпуса генералом Ж. -Б. -Ж. Корбино поздно вечером 21 ноября брода у селения Студенка и немедленно известил императора. Пока Наполеон подходил к Березине, именно Удино искусно вводил русские войска в заблуждение о месте переправы и руками своих саперов начал подготавливать переправу, хотя и несколько неудачно28. Наполеон, прибыв к Березине и с удовлетворением отметив боеспособность 2-го корпуса среди остатков Великой армии, сказал Удино, намекая на его предстоящую роль в переправе через реку: "Вы станете моим слесарем, чтобы открыть дверь"29. Во время сражения на Березине (26 - 29 ноября) солдаты корпуса Удино заняли плацдарм на противоположном берегу реки и обеспечили его защиту30. И здесь Удино снова получил тяжелое ранение.

Раненного герцога Реджо на повозке отправили как можно быстрей в Вильно под охраной небольшого отряда: адъютанты, хирург, взвод конных егерей под командованием капитана графа Никола-Шарля-Виктора Удино и несколько жандармов. После часа пополудни 29 ноября эскорт прибыл в селение Плещеницы, где маршал чуть было не попал в плен. Он разместился в одном из домов, когда на селение напали кавалеристы отдельного отряда генерала С. Н. Ланского и казаки: несколько сотен сабель при поддержке двух пушек. Адъютанты Удино с конными егерями отбили первую попытку нападения. Пользуясь замешательством среди нападавших, французы не стали ждать возобновления атак и, насколько позволяло состояние маршала, стали быстро отступать из Плещениц, когда на окраине села наткнулись на дом, занятым итальянским генералом Д. Пино с десятком гренадер (карабинер?), и присоединились к нему. Ланской окружил дом, началась оживленная перестрелка, во время которой Удино получил очередное, но необычное ранение: щепкой в бедро. В 4 часа пополудни отряд Ланского, заметив двигавшегося к Плещеницам неприятеля, отступил. Спасителем Удино оказалась кавалерия во главе с генералом Жюно. По некоторым сведениям, маршала, осажденного казаками, спас генерал вестфальской службы Хамерштайн с горсткой солдат, либо итальянские войска во главе с командиром 4-го армейского корпуса генералом Э. Богарне, либо гвардейские части31. Судя по всему, боя как такового не было. Вероятно, рассредоточившиеся по селу кавалеристы Ланского хватали всех вражеских солдат, которые не могли оказать сопротивления. Столкнувшись с огнем засевшего в доме отряда, Ланской, возможно, просто попытался взять дом, но, увидев решимость неприятеля, предпочел заняться проблемами конвоирования уже захваченных пленных. Думается, Ланской так и не понял, кто находился в доме, иначе маршал имел все шансы оказаться в плену.

4 декабря Удино привезли в Вильно, где герцога Реджо уже ждала жена, извещенная адъютантом. Умирая от холода, подвергаясь опасности погибнуть в пожаре, страдая от голода и даже чуть не подхватив тиф, мадам Удино выказала завидную храбрость и вывезла супруга во Францию. 13 января 1813 г. супруги прибыли в Бар-лё-Дюк.

Не оправившись от ран, Удино вновь уехал в армию, где 24 апреля Наполеон поручил ему командование 12-м армейским корпусом, во главе которого маршал сражался при Люцене (2 мая) и Бауцене (20 - 21 мая). После окончания Плейсвицкого перемирия, 11 августа во главе четырех корпусов Удино должен был захватить Берлин, столицу Пруссии. Командование четырьмя корпусами (60 - 70 тыс. чел.) было совершенно невозможно для маршала уровня Удино: столкнувшись с самолюбием подчиненных ему командиров корпусов, маршал даже не смог их полностью подчинить себе. В сражении при Гроссберене (23 августа) против Северной армии союзников под командованием кронпринца Бернадота (120 тыс. чел.), Удино, нарушивший главную заповедь Наполеона держать войска в одном месте для нанесения решающего удара, был разбит. Более того, он отступил в противоположную французским коммуникациям сторону, удаляясь от резервов в Дрездене. 2 сентября Наполеон прокомментировал это так: "Очень трудно понять, есть ли у герцога Реджо голова на плечах"32. Хотя Наполеон и возвел Удино, Макдональда и О.-Ф. Вьесс де Мармона в звание маршалов, он не мог "наградить их талантом полководцев: храбрецы и прекрасные генералы-исполнители в руках Наполеона, находясь вдали от него, им было трудно создать план кампании, исполнить или изменить его в зависимости от обстоятельств"33.

Разочарованный в Удино, 2 сентября Наполеон, не отказавшись от идеи захвата Берлина, поставил маршала под командование Нея, хотя оба они терпеть не могли друг друга. К тому же Ней никак не мог быть лучше Удино. Поэтому в сражении при Денвице (6 сентября) против прусских войск оба маршала потерпели очередное поражение. В поражении частично был виноват Удино, не проявивший должного мастерства при исполнении распоряжения Нея о переводе своего 12-го корпуса с левого фланга на правый34. В итоге 12-й корпус был расформирован, но 17 сентября Удино получил под командование две пехотные дивизии Молодой гвардии. Во время отступления после "Битвы народов" при Лейпциге (16 - 19 октября) Удино, возглавивший арьергард, заболел тифом, оказавшись на волосок от смерти, и по состоянию здоровья был отправлен в Бар-лё-Дюк.

Несмотря на подорванное невероятными лишениями и многочисленными ранениями здоровье, маршал принял участие в кампании 1814 года. Правда, он не выказал большого желания бороться за императора - скорее за Францию. С 8 февраля 1814 г. маршал возглавил 7-й армейский корпус, во главе которого вместе с Виктором не смог защитить важные переправы через Сену, и с их потерей Богемская армия союзников получила прямую дорогу на Париж. Сражение при Бар-сюр-Об (26 - 27 февраля), где маршал неудачно разместил войска, и даже частично оставил их без артиллерии, закончилось плачевно для герцога Реджо, хотя он сумел разгадать направление главного удара союзников. В течение всего боя маршал оказывал упорное сопротивление частям Богемской армии, отказавшимся от идеи преследования отступавшего герцога Реджо35. В одном из последних сражений кампании 1814 г., при Арси-сюр-Об (20 марта), пуля попала в грудь Удино. Он неминуемо должен был погибнуть, если бы не звезда Большого креста ордена Почетного легиона.

Вместе с Неем и Лефевром герцог Реджо, бросивший свой корпус на полдороге и спешно примчавшийся в Фонтенбло, настоятельно уговаривал находившегося там Наполеона отречься. Более того, он оказался одним из самых ярых сторонников отречения императора36. Нельзя, конечно, упрекать маршалов в переходе на службу новому политическому режиму, можно лишь сожалеть, что некоторые из них, в том числе и Удино, сменили политические взгляды слишком быстро.

Первая Реставрация осыпала 47-летнего Удино, как и многих его коллег, милостями и почестями. Герцог Реджо стал государственным министром (13 мая) - почетная должность в высших государственных структурах Франции того времени, а также командующим Королевским корпусом пеших гренадеров и пеших егерей Франции (20 мая), пэром Франции (4 июня), командующим 3-м военным округом (21 июня). Безусловно, положение Удино при дворе отличалось в лучшую сторону благодаря супруге, имевшей высокий социальный статус при восстановленном королевском дворе.

К высадке Наполеона в заливе Жуан 1 марта 1815 г. маршал отнесся резко отрицательно и пытался в Меце призвать солдат защищать Людовика XVIII. Однако войска не повиновались, и герцог Реджо был вынужден бежать. В Жандёре он получил распоряжение от военного министра Даву, его друга, призывавшего в приказном порядке ожидать инструкций от императора. В ответ Удино написал Даву учтивое письмо, но с твердым отказом служить Наполеону. В конце марта император написал маршалу: "Господин герцог Реджо, выходит, что Бурбоны сделали для вас больше, чем я, если вы их так защищаете?". Удино с достоинством ответил: "Сир, я не стану никому служить, равно как и вам. Я остаюсь в отставке"37. Наполеон предпринял последний шаг к примирению, пригласив маршала на ужин, но герцога Реджо так и не дождался.

Вторая Реставрация отнеслась сурово к маршалам, изменившим королю, и милостиво к тем, кто не присоединился к "узурпатору". Людовик XVIII подтвердил полномочия маршала на посту пэра Франции (26 июля 1815 г.), сделал его генерал-инспектором Королевской гвардии (13 сентября 1815 г.), членом Государственного совета (19 сентября), командующим Национальной гвардией Парижа (9 октября), он был восстановлен как командующий 3-м военным округом (10 января 1816 г.). Стойкая позиция Удино во время Ста дней оказалась несколько подпорчена поведением маршала во время судебного процесса над Неем в Палате пэров, где, как известно, только один маршал, Даву, позволил себе громко и недвусмысленно высказаться в защиту Нея, с которым ранее враждовал; другой маршал, Б.-А. Жанно де Монсей, публично отказался возглавлять военный трибунал и был арестован. Удино, обеспечивавший порядок во время процесса в Палате пэров в Люксембургском дворце, не решился открыто, подобно Даву и Монсею, встать на защиту Нея. Судя по всему, Наполеон был прав: "Бедолаги вроде Нея и Удино были бесподобны на поле боя, но после того, как сражение прекращалось, их непомерные амбиции и огромный страх опоздать к дележу пирога из наград и богатств заставлял их позабыть даже о родном отце"38.

После Ста дней карьера оставшихся в живых маршалов Первой империи продолжалась без особых потрясений. Удино, будучи пылким масоном с июня 1805 г., в 1819 г. даже основал Великую ложу "Почитатели терпимости"39. Однако королевские власти не спешили использовать назначенных Наполеоном маршалов в военном деле. Когда в Испании вспыхнула так называемая вторая Испанская революция (1820 - 1823), Священный Союз (в состав которого входила и Франция) предпринял открытую интервенцию. Только два маршала показались Людовику XVIII достойными, чтобы поставить их во главе французских войск: Удино и Монсей. 12 февраля 1823 г. 55-летний Удино стал командиром 1-го армейского корпуса Пиренейской армии. 7 апреля вместе с командиром 4-го корпуса Монсеем он вошел в Испанию утверждать власть Фердинанда VII. 24 мая 1-й корпус, не сделав за кампанию ни единого выстрела, вошел в столицу Испании. В июле-ноябре того же года герцог Реджо стал губернатором Мадрида, показав себя на этом посту суровым и непреклонным администратором. Но участие в подобной кампании никак не импонировало маршалу: "Самое плачевное в этом деле, что наши солдаты убеждают себя, что они на войне", - говорил маршал, считая вторжение в Испанию обыкновенной полицейской акцией. Собственно говоря, герцог Реджо был недалек от истины40.

После экспедиции 1823 г. больше ни один маршал не вытаскивал саблю из ножен. Удино по-настоящему сохранил доверие правительства 2-й Реставрации и исполнял должность командующего Национальной гвардии Парижа до ее предпоследнего роспуска в истории Франции 29 апреля 1827 г. Карлом X. Несмотря на недовольство роспуском, Удино остался верен Бурбонам и долго бойкотировал нового, с 7 августа 1830 г., короля Франции Луи-Филиппа I. Маршал вернулся в Жандёр, откуда выезжал в Париж только на заседания Палаты пэров.

17 мая 1839 г. маршал удостоился высокой чести быть назначенным Великим канцлером ордена Почетного легиона и переехал с семьей в Париж. 73-летний Удино принял участие в торжественной церемонии перезахоронения останков Наполеона в Дом инвалидов в морозный день 15 декабря 1840 г., без шинели, в парадной форме одежды. Семья пыталась отговорить маршала от тяжелой для его здоровья обязанности, на что тот ответил: "Я даже не успею замерзнуть"41. Тем не менее всю церемонию маршал не выстоял.

21 октября 1842 г. 75-летний Удино сменил умершего 87-летнего Монсея на посту губернатора Дома инвалидов, став 21-м губернатором. Весной 1847 г. здоровье Удино ухудшилось, но он не покинул свой пост. В начале сентября маршал предчувствовал скорую смерть, от него не отходил священник. В 18 час. 10 мин. 13 сентября 1847 г. 80-летний маршал Франции и герцог Реджо Никола-Шарль Удино, получив отпущение грехов, ушел в лучший мир. 5 октября маршала торжественно, при огромном стечении народа и представителей иностранных государств, захоронили в склепе при Доме инвалидов. Там же был захоронен прах Журдана, Монсея и А.-Э. Мортье. После смерти Удино из наполеоновских маршалов в живых остались только Сульт и Мармон.

Вдова Удино была засыпана письмами с соболезнованиями не только от государственных чинов Франции, но и из-за рубежа, начиная от горожан Нёвшателя и заканчивая Николаем I. Она проживет еще свыше 20 лет среди воспоминаний о молодости и в заботах о своих детях и о детях маршала от первого брака и скончается 20 апреля 1868 г., за пару лет до краха Второй империи, относившейся к ней с заслуженным почтением.

Маршала Первой империи Никола-Шарля Удино во Франции чтят до сих пор. В Париже его именем названа улица (7-й округ), на которой родился Пьер де Кубертен (1863 - 1937), инициатор организации современных Олимпийских игр. В нише парижского Лувра с северного фасада находится статуя маршала, его имя высечено на восточной стороне Триумфальной арки.

В Бар-лё-Дюке также есть улица, названная в честь Удино. На ней находится дом, где родился маршал, с памятной мраморной доской. В городе сохранился и особняк, возведенный Удино в 1804 г., ныне в здании размещается префектура Мёза. Перед особняком, в центре площади, названной его именем, возвышается статуя маршала в полный рост, торжественно открытая 29 сентября 1850 г. с соответствующим воинским церемониалом, на котором присутствовали 38 членов семьи маршала, в том числе и его вдова42.

Маршал Никола-Шарль Удино оставил большой след в военной истории Франции. Он обладал безукоризненной исполнительностью, неподражаемой храбростью, небывалой энергией, непревзойденными талантами истинного администратора, отцовской заботой о своих детях и солдатах, но, к сожалению, не выделялся блестящими стратегическими военными дарованиями на фоне других известных наполеоновских маршалов. Подобно Ланну, Ожеро, Нею, Мюрату маршал Удино прекрасно действовал под руководством Наполеона, и, даже оставаясь без направлявшей его руки, герцог Реджо мог успешно демонстрировать прекрасные качества умелого тактика, но за всю военную карьеру ему так и не удалось самостоятельно выиграть ни одного крупного сражения - ни при Полоцке, ни при Гроссберене, ни при Бар-сюр-Об.

Примечания

1. КУРИЕВ М. М. Маршалы Наполеона: групповой портрет. - Very Important Person. 1991, N 1, с. 60 - 63; ТРОИЦКИЙ Н. А. Маршалы Наполеона. - Новая и новейшая история. 1993, N 5, с. 175; ШИКАНОВ В. Н. Созвездие Наполеона. М. 1999; NOLLET-FABERT J. Histoire de Nicolas-Charles Oudinot. Bar-le-Duc-Paris-Nancy. 1850; GAY DE VERNON. Le Marechal Oudinot et.ses fils. Paris. 1861; STIEGLER G. Le Marechal Oudinot. Paris. 1894; HUILLIER H.L'. La famille du Marechal Oudinot. Bar-le-Duc. 1912; OUDINOT M. Le Mardchal Oudinot. Paris. 2007.

2. VALYNSEELE J. Les Marechaux de Premier Empire. Paris. 1957, p. 274; STIEGLER G. Op. cit., p. 2; HUILLIER H.L'. Op. cit., p. 40 - 47; CHARDIGNY L. Les Marechaux de Napoleon. Paris. 1977, p. 73 - 74; OUDINOT M. Op. cit., p. 21, 411.

3. MULLIE Ch. Biographie des celebrites militaires des armees de terre et de mer de 1789 a 1850. T. 2. Paris. 1852, p. 401 - 402; Conquete et pacification de l'Algerie. Paris. 1931, p. 110. Никола-Шарль-Виктор стал кавалером всех пяти степеней ордена Почетного легиона и двух (из трех) степеней ордена Св. Людовика, не считая других наград.

4. Dictionnaire Napoleon. Т. 2. Paris. 1999, p. 443; ШИКАНОВ В. Н. Ук. соч., с. 413; CHARDIGNY L. Op. cit., p. 73 - 74; PIGEARD A. Dictionnaire de la Grande Armee. Paris. 2002, p. 396; PILS F. Journal de marche (1804 - 1814), Paris. 1895, p. 346; HEADLEY J.T. Napoleon and his Marshals. T. 2. New York. 1897, p. 168; OUDINOT M. Op. cit., p. 417 - 418.

5. Цит. по: STIEGLER G. Op. cit., p. 11.

6. Ibid., p. 14.

7. Цит. по: DUNN-PATTISSON M.A. Napoleon's Marshals. Boston. 1909, p. 335.

8. GAFFARELLI P. L'opposition militaire sous le Consulat. - La Revolution francaise, 1887, t. 12 (janvier-juin), p. 1098 - 1099; CHARDIGNY L. Op. cit., p. 18; OUDINOT M. Op. cit., p. 96 - 104.

9. Correspondance de Napoleon. T. 2. Paris. 1863, p. 450.

10. STIEGLER G. Op. cit., p. 43; DUNN-PATTISSON M.A. Op. cit., p. 338; NOLLET-FABER J, Op. cit., p. 80.

11. Correspondance de Napoleon, t. 14, p. 323; t. 15, p. 342; PILS F. Op. cit., p. 51; ЛАШУК A. Наполеон. Походы и битвы (1796 - 1815). М. 2004, с. 306 - 307; LORENCEZ. Souvenirs militaires. Paris. 1902, p. 49 - 51.

12. Байярд П.-Т. де (1476 - 1524) - французский военачальник, прозванный за отвагу "Рыцарем без страха и упрека", прославившийся подвигами во время Итальянских войн (1494- 1559). Получил смертельное ранение во время одной из военных экспедиций в Италии. Его имя во Франции стало синонимом храбрости и доблести.

13. STIEGLER G. Op. cit., p. 92; NOLLET-FABERT J. Op. cit., p. 105; PILS F. Op. cit., p. 60.

14. Catalogue du mobilier garnissant le Chateau de jeand'heurs (Meuse). Paris. 1851, p. 7 - 12; NOLLET-FABERT J. Op. cit., p. 244 - 245.

15. BOIGNE de. Memoires. T. 2. Paris. 1921, p. 210.

16. CAULAINCOURT. Memoires. T. 2. Paris. 1933, p. 342.

17. STIEGLER G. Op. cit., p. 3 - 4; CHARDIGNY L. Op. cit., p. 181, 292 - 294.

18. Correspondance de Napoleon, t. 19, p. 38.

19. PILS F. Op. cit., p. 85; PARQUIN D. -Ch. Souvenirs et campagnes d'un vieux soldat de l'Empire (1803 - 1814). Paris. 1903, p. 204.

20. Близорукий маршал. - Родина. 1992, N 6 - 7, с. 26- 27; КОЛЕНКУР А. де. Поход Наполеона в Россию. Смоленск. 1991, с. 177; OUDINOT M. Op. cit., p. 201.

21. DUNN-PATTISSON M.A. Op. cit., p. 343; PILS F. Op. cit., p. 96 - 97.

22. Возможно, мадемуазель Куси не имела ничего общего со знаменитым родом де Кусси. CHARDIGNY L. Op. cit., p. 261 (note N50).

23. REGENBOGEN L. Napoleon a dit Paris. 1998, p. 397.

24. VALYNSEELE J. Op. cit., p. 279, 288; HUILLIER H. L'. Op. cit., p. 81 - 82.

25. Correspondance de Napoleon, t. 24, p. 130, 158.

26. МАРБО М. Мемуары генерала барона де Марбо. М. 2005, с. 554; DESPIQUES P. Oudinot et Marbot Paris. 1896, p. 52 - 53; PILS F. Op. cit., p. 125 (note); КЛАУЗЕВИЦ К. 1812 год. М. Калуга. 1997, с. 138; ПОПОВ А. И. Первое Полоцкое сражение. М. 2010, с. 79, 81.

27. STIEGLER G. Op. cit., p. 171 - 194; Correspondance de Napoleon, t. 24, p. 182.

28. PILS F. Op. cit., p. 140; LORENCEZ. Souvenirs militaires. Paris. 1902, p. 73 - 75; LENOIR С Recherche historiques sur le passage de la Berezina. - Revue du Genie militaire. T. VIII. 1894 (janvier-mars), p. 134, 146.

29. STIEGLER G. Op. cit., p. 211; PILS F. Op. cit., p. 143.

30. БОКУР Ф. Переправа через Березину Великой армии Наполеона в ноябре 1812 г. В кн.: Отечественная война 1812 г. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино. 1998, с. 29.

31. ЛОЖЬЕ Ц. Дневник. М. 2005, с. 143 - 144; КОЛЕНКУР А. де. Поход Наполеона в Россию. Смоленск. 1991, с. 262; PILS F. Op. cit., p. 150 - 156; STIEGLER G. Op. cit., p. 223 - 224; FAIN A. -J. Manuscrit de mil huit cent douze. T. 2. Paris. 1827, p. 345 - 346; ВАСИЛЬЕВ И. Н. Несколько громких ударов по хвосту тигра. М. 2001, с. 296 - 297; ШИКАНОВ В. Н. Ук. соч., с. 292 - 293; ВОЕНСКИЙ К. А. Ук. соч., с. 50 - 51; ZURLINDEN. Napoleon et ses Marechaux. Т. 1. Paris. 1910, p. 192; NOLLET-FABERT J. Op. cit., p. 166 - 169; Марбо весьма недостоверно изобразил эпизод со спасением маршала, присвоив себе честь его спасения. МАРБО. Ук. соч., с. 591 - 592.

32. Correspondence de Napoleon, t. 26, p. 162.

33. МАРБО М. Ук. соч., с. 368.

34. БОГДАНОВИЧ М. И. Ук. соч., с. 272 - 273.

35. WEIL М.-Н. La campagne de 1814. Т. 4. Paris. 1894, p. 92; KOCH F. Memoires pour servir a l'histoire de la campagne de 1814. T. 2. Paris. 1819, partie 1, p. 5, 11 - 12; ЛАШУК А. Ук. соч., с. 746; OUDINOT M. Op. cit., p. 402 (note 24).

36. DUPONT M. Napoleon et la trahison des marechaux (1814). Paris. 1939, p. 117, 121, 136 - 137; CHARDIGNY L. Op. cit., p. 348; PILS F. Op. cit., p. 250.

37. BIOT H.-F. Souvenirs anecdotiques et militaires. Paris. 1901, p. 217; REGENBOGEN L. Op. cit., p. 397.

38. Цит. по: CAULAINCOURT. Op. cit., т. 3, р. 451.

39. Dictionnaire de la franc-maconnerie. Paris. 1987, p. 765.

40. BOIGNE de. Op. cit., t. 3, p. 99.

41. NOLLET-FABERT J. Op. cit., p. 254.

42. BELLOT-HERMENT F.-A.-Th. Historique de la ville de Bar-le-Duc. Bar-le-Duc. 1863, p. 423; HU1LLIER H. L. Op. cit., p. 58.


Sign in to follow this  
Followers 0


User Feedback

There are no reviews to display.




  • Categories

  • Files

  • Blog Entries

  • Similar Content

    • Порох во Вьетнаме.
      By hoplit
      - Sun Laichen. Chinese Military Technology and Dai Viet c. 1390–1497. 2003.
      - Sun Laichen. Military Technology Transfers from Ming China and the Emergence of Northern Mainland Southeast Asia (c. 1390-1527). 2003.
      - Sun Laichen. Chinese-style Firearms in Dai Viet (Vietnam). The Archaeological Evidence. 2008.
      - Sun Laichen. Chinese-style gunpowder weapons in Southeast Asia. Focusing on archeological evidence. 2011
      - George Dutton. Flaming Tiger, Burning Dragon: Elements of Early Modern Vietnamese Military Technology. 2003.
      -  Frédéric Mantienne. The Transfer of Western Military Technology to Vietnam in the Late Eighteenth and Early Nineteenth Centuries: The Case of the NguyễN. 2003.
      - John K. Whitmore. The two great campaigns of the Hong-duc era (1470–97) in Dai Viet. 2004.
      - Victor Lieberman. Some Comparative Thoughts on Premodern Southeast Asian Warfare. 2003.
       
       
      -  Michael W Charney. Southeast Asian Warfare, 1300-1900. 2004.
      - Warring Societies of Pre-Colonial Southeast Asia: Local Cultures of Conflict within a Regional Context. 2017
    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225 (!)
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      John W. Jandora. The Battle of the Yarmuk: A Reconstruction // Journal of Asian History, 19 (1): 8–21. 1985
      Khalil ʿAthamina. Non-Arab Regiments and Private Militias during the Umayyād Period // Arabica, T. 45, Fasc. 3 (1998), pp. 347-378
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      Kennedy, H.N. Military pay and the economy of the early Islamic state // Historical research LXXV (2002), pp. 155–69.
      Kennedy, H.N. The Financing of the Military in the Early Islamic State // The Byzantine and Early Islamic Near East. Vol. III, ed. A. Cameron (Princeton, Darwin 1995), pp. 361–78.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
      Yaacov Lev. Infantry in Muslim armies during the Crusades // Logistics of warfare in the Age of the Crusades. 2002. Pp. 185-208
      Yaacov Lev. Army, Regime, and Society in Fatimid Egypt, 358-487/968-1094 // International Journal of Middle East Studies. Vol. 19, No. 3 (Aug., 1987), pp. 337-365
      E. Landau-Tasseron. Features of the Pre-Conquest Muslim Army in the Time of Mu ̨ammad // The Byzantine and Early Islamic near East. Vol. III: States, Resources and Armies. 1995. Pp. 299-336
      Shihad al-Sarraf. Mamluk Furusiyah Literature and its Antecedents // Mamluk Studies Review. vol. 8/4 (2004): 141–200.
      Rabei G. Khamisy Baybarsʼ Strategy of War against the Franks // Journal of Medieval Military History. Volume XVI. 2018
      Manzano Moreno. El asentamiento y la organización de los yund-s sirios en al-Andalus // Al-Qantara: Revista de estudios arabes, vol. XIV, fasc. 2 (1993), p. 327-359
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
      Patricia Crone. Slaves on Horses. The Evolution of the Islamic Polity. 1980
      Hamblin W. J. The Fatimid Army During the Early Crusades. 1985
      Daniel Pipes. Slave Soldiers and Islam: The Genesis of a Military System. 1981
       
      P.S. Большую часть работ Николя в список вносить не стал - его и так все знают. Пишет хорошо, читать все. Часто пространные главы про армиям мусульманского Леванта есть в литературе по Крестовым походам. Хоть в R. C. Smail. Crusading Warfare 1097-1193, хоть в Steven Tibble. The Crusader Armies: 1099-1187 (!)...
    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence // Nature 538, 233–237
      - Sticks, Stones, and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective. 2012
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
      - Louise E. Sweet. Camel Raiding of North Arabian Bedouin: A Mechanism of Ecological Adaptation //  American Aiztlzropologist 67, 1965.
      - Peters E.L. Some Structural Aspects of the Feud among the Camel-Herding Bedouin of Cyrenaica // Africa: Journal of the International African Institute,  Vol. 37, No. 3 (Jul., 1967), pp. 261-282
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
      -  Barry Craig. Material culture of the upper Sepik‪ // Journal de la Société des Océanistes 2018/1 (n° 146), pages 189 à 201
      -  Paul B. Rosco. Warfare, Terrain, and Political Expansion // Human Ecology. Vol. 20, No. 1 (Mar., 1992), pp. 1-20
      - Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Flèches de chasse, flèches de guerre: Le cas des Danis d'Irian Jaya (Indonésie) // Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Bulletin de la Société préhistorique française. T. 87, No. 10/12, Spécial bilan de l'année de l'archéologie (1990), pp. 484-511
      - Warfare // Douglas L. Oliver. Ancient Tahitian Society. 1974
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
      - Julian Cobbing. The Evolution of Ndebele Amabutho // The Journal of African History. Vol. 15, No. 4 (1974), pp. 607-631
       
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America // Journal of Archaeological Research, Vol. 7, No. 2 (June 1999), pp. 105-151
      - George R. Milner, Eve Anderson and Virginia G. Smith. Warfare in Late Prehistoric West-Central Illinois // American Antiquity. Vol. 56, No. 4 (Oct., 1991), pp. 581-603
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
      - Keith F. Otterbein. A History of Research on Warfare in Anthropology // American Anthropologist. Vol. 101, No. 4 (Dec., 1999), pp. 794-805
      - Lee, Wayne. Fortify, Fight, or Flee: Tuscarora and Cherokee Defensive Warfare and Military Culture Adaptation // The Journal of Military History, Volume 68, Number 3, July 2004, pp. 713-770
      - Wayne E. Lee. Peace Chiefs and Blood Revenge: Patterns of Restraint in Native American Warfare, 1500-1800 // The Journal of Military History. Vol. 71, No. 3 (Jul., 2007), pp. 701-741
       
      - Empires and Indigenes: Intercultural Alliance, Imperial Expansion, and Warfare in the Early Modern World. 2011
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.
      - Warfare in Bronze Age Society. 2018

    • Пушки на палубах. Европа в 15-17 век.
      By hoplit
      Tullio Vidoni. Medieval seamanship under sail. 1987.
      Richard W. Unger. Warships and Cargo Ships in Medieval Europe. 1981.
      Dotson J.E. Ship types and fleet composition at Genoa and Venice in the early thirteenth century. 2002.
      John H. Pryor. The naval battles of Roger of Lauria // Journal of Medieval History (1983), 9:3, 179-216
      Lawrence Mott. The Battle of Malta, 1283: Prelude to a Disaster // The Circle of war in the middle ages. 1999. p. 145-172
      Charles D. Stanton. Roger of Lauria (c. 1250-1305): "Admiral of Admirals". 2019
      Mike Carr. Merchant Crusaders in the Aegean, 1291–1352. 2015
       
      Oppenheim M. A history of the administration of the royal navy and of merchant shipping in relation to the navy, from MDIX to MDCLX. 1896.
      L. G. C. Laughton. THE SQUARE-TUCK STERN AND THE GUN-DECK. 1961.
      L.G. Carr Laughton. Gunnery,Frigates and the Line of Battle. 1928.
      M.A.J. Palmer. The ‘Military Revolution’ Afloat: The Era of the Anglo-Dutch Wars and the Transition to Modern Warfare at Sea. 1997.
      R. E. J. Weber. THE INTRODUCTION OF THE SINGLE LINE AHEAD AS A BATTLE FORMATION BY THE DUTCH 1665 -1666. 1987.
      Kelly De Vries. THE EFFECTIVENESS OF FIFTEENTH-CENTURY SHIPBOARD ARTILLERY. 1998.
      Geoffrey Parker. THE DREADNOUGHT REVOLUTION OF TUDOR ENGLAND. 1996.
      A.M. Rodger. THE DEVELOPMENT OF BROADSIDE GUNNERY, 1450–1650. 1996.
      Sardinha Monteiro, Luis Nuno. FERNANDO OLIVEIRA'S ART OF WAR AT SEA (1555). 2015.
      Rudi  Roth. A  proposed standard  in  the reporting  of  historic artillery. 1989.
      Kelly R. DeVries. A 1445 Reference to Shipboard Artillery. 1990.
      J. D. Moody. OLD NAVAL GUN-CARRIAGES. 1952.
      Michael Strachan. SAMPSON'S FIGHT WITH MALTESE GALLEYS, 1628. 1969.
      Randal Gray. Spinola's Galleys in the Narrow Seas 1599–1603. 1978.
      L. V. Mott. SQUARE-RIGGED GREAT GALLEYS OF THE LATE FIFTEENTH CENTURY. 1988.
      Joseph Eliav. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery. 2013.
      John F. Guilmartin. The Earliest Shipboard Gunpowder Ordnance: An Analysis of Its Technical Parameters and Tactical Capabilities. 2007.
      Joseph Eliav. The Gun and Corsia of Early Modern Mediterranean Galleys: Design issues and
      rationales. 2013.
      John F. Guilmartin. The military revolution in warfare at sea during the early modern era:
      technological origins, operational outcomes and strategic consequences. 2011.
      Joe J. Simmons. Replicating Fifteenth- and Sixteenth-Century Ordnance. 1992.
      Ricardo Cerezo Martínez. La táctica naval en el siglo XVI. Introducción y tácticas. 1983.
      Ricardo Cerezo Martínez. La batalla de las Islas Terceras, 1582. 1982.
      Ships and Guns: The Sea Ordnance in Venice and in Europe between the 15th and the 17th Centuries. 2011.
      W. P. Guthrie. Naval Actions of the Thirty Years' War // The Mariner's Mirror, 87:3, 262-280. 2001
      Steven Ashton Walton. The Art of Gunnery in Renaissance England. 1999
       L.G.Carr Laughton & Michael Lewis. Early Tudor Ship Guns // The Mariner's Mirror, 46:4 (1960), 242-285
       
      A. M. Rodger. IMAGE AND REALITY IN EIGHTEENTH-CENTURY NAVAL TACTICS. 2003.
      Brian Tunstall. Naval Warfare in the Age of Sail: The Evolution of Fighting Tactics, 1650-1815. 1990.
      Emir Yener. Ottoman Seapower and Naval Technology during Catherine II’s Turkish Wars 1768-1792. 2016.
       
      Боевые парусники уже в конце 15 века довольно похожи на своих потомков века 18. Однако есть "но". "Линейная тактика", ассоциируемая с линкорами 18 века - это не про каракки, галеоны, нао и каравеллы 16 века, она складывается только во второй половине 17 столетия. Небольшая подборка статей и книг, помогающих понять - "что было до".
       
      Ещё пара интересных статей. Не совсем флот и совсем не 15-17 века.
      Gijs A. Rommelse. An early modern naval revolution? The relationship between ‘economic reason of state’ and maritime warfare // Journal for Maritime Research, 13:2, 138-150. 2011.
      N. A.M. Rodger. From the ‘military revolution’ to the ‘fiscal-naval state’ // Journal for Maritime Research, 13:2, 119-128. 2011.
      Morgan Kelly and Cormac Ó Gráda. Speed under Sail during the Early Industrial Revolution (c. 1750–1830) // Economic History Review 72, no. 2 (2019): 459–80.
    • Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо).
      By hoplit
      Просмотреть файл Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо).
      Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо). Раздел "Официальные бумаги". Сс. 279. М.: Восточная литература. 2017.
      Автор hoplit Добавлен 30.04.2020 Категория Корея