Желицки Б. Й. Бела Кун

   (0 отзывов)

Saygo

Желицки Б. Й. Бела Кун // Вопросы истории. - 1989. - № 1. - С. 58-81.

С именем Бела Куна неразрывно связан ряд важных событий венгерского революционного и международного рабочего движения, истории борьбы за социализм. Как партийный и политический деятель он сформировался под влиянием ленинизма. В России он прошел суровую школу революционной закалки и борьбы. В. И. Ленин отзывался о нем так: "Бела Кун... не раз приходил ко мне беседовать на темы о коммунизме и коммунистической революции", он "наш товарищ и коммунист, полностью прошедший практический путь большевизма в России"1.

Родился Бела Кун 20 февраля 1886 г. в одном из трансильванских сел2 комитата Силадь. Его отец, Мор Кон, был волостным нотарем (писарем), мать, Розалия Гольдбергер, вела домашнее хозяйство. Начальные классы школы Бела Кун закончил в Леле, затем с 1894 г. учился в гимназии в г. Зилах. Его репетитором был будущий поэт-революционер Э. Ади, тогда ученик последнего класса гимназии. Для продолжения учебы было решено отправить его в г. Коложвар (ныне Клуж в Румынии) в знаменитую реформаторско-евангелическую гимназию, лучшую во всей Трансильвании. Он поселился на квартире у одного из руководителей, а впоследствии секретаря коложварской организации Социал-демократической партии Венгрии Я. Клейна.

Bela_Kun.png.744b13fefe473adf0ccf879a1bf

Уже на этом этапе жизни, во многом определившем интересы и развитие молодого Куна, обнаружилась его острая восприимчивость к социальным проблемам. Правда, еще вряд ли можно говорить о его конкретном участии в рабочем движении, но процесс приобщения к нему, несомненно, начался. Годы учебы, особенно начиная с 1900 г., были наполнены упорной работой по самообразованию, развитию кругозора, к этому времени относятся первые опыты в литературе и первые сознательные шаги в усвоении и пропаганде социалистических идей.

Коложвар был культурным центром края. Кун с большим интересом участвует в гимназических литературных конкурсах, в которых он на седьмом и восьмом году обучения завоевывал первое место. В сочинении "Патриотическая лирика Петефи и Араня" молодой Кун писал о политическом, революционном содержании и звучании творчества Ш. Петефи. Идеи Петефи и окружающая действительность оказали на Куна сильное воздействие, воодушевляли его на революционное сопротивление всякому угнетению. Гимназию он окончил в 1903 году. Директор гимназии, признавая успехи и талант молодого человека, предупреждал его отца: "Если вы сумеете удержать сына от пропаганды бунтарских идей, тогда, может быть, он станет большим человеком, но может случиться и так, что его повесят"3.

Кун поступил на юридический факультет Коложварского университета, где проучился три года. К этому времени он уже приобрел определенные навыки работы в социал-демократическом движении. т. к. с весны 1902 г. включился в деятельность по просвещению рабочих, пропаганде политических мероприятий СДГШ, распространению социалистической печати и поэтому с полным правом считал себя социал-демократом, членом партии (характер и форма членства в ней в те годы были иными, чем сегодня). В 1904 - 1906 гг. Кун был связан с будапештской социалистической организацией студентов4. К сожалению, работа его в среде коложварского студенчества и в городской организации СДПВ пока еще не изучена в полной мере.

В те годы Кун проявлял живой интерес к публицистике. Профессия журналиста увлекала его больше, чем изучение юридических наук. Первые газетные статьи Куна (псевдонимом Кун он начал пользоваться с 1905 г., а его семья официально поменяла фамилию на Кун в 1916 г.) увидели свет в апреле 1905 г. на страницах оппозиционной буржуазной газеты "Kolozsvari Friss Ujsag", местного органа Партии 1848 года и независимости, пользовавшейся популярностью не только среди местной интеллигенции и мелкобуржуазных кругов города, но и среди рабочих и крестьян. Эти статьи, уже отмеченные влиянием марксизма, были посвящены самой различной проблематике, в том числе положению рабочих, подъему забастовочного движения в России и Австро-Венгрии весной 1905 года. Они выделялись своей социальной и идейно-политической направленностью. В одной из статей Кун писал: "Самой могущественной идеей, которая приводит в движение весь мир, является идея социализма. Полная человеческая свобода, полное равноправие, особенно в сфере экономики - вот цели, за осуществление которых борется сегодня половина или даже девять десятых человечества"5.

Кун с большим интересом и симпатией относился к развернувшемуся в России в 1905 г. революционному движению. На страницах газеты были опубликованы его статьи "Русские дела" (21.IV), "Борьба против просвещения" (9.IV). В них, в частности, говорилось: "Горит земля в огне революции... Нельзя остановить могучее, славное и благородное развитие идеи до тех пор пока жива тирания,., пока жива ненависть"; "рушится дворец царя,., и на руинах аристократии будет воздвигнуто царство свободы"6. В газете было напечатано приветствие восставшим матросам "Потемкина", пролетариям Петербурга и Москвы (статьи "Броненосец революции" от 2.VII.1905, "Революция" от 2.VIII, "Бурлящая Россия" от 6.XI и др.).

В "Kolozsvari Friss Ujsag", как и других подобного рода изданиях, публиковались самые различные материалы и не было четкого разделения буржуазно-радикальных и социалистических взглядов. Отдельные статьи 19-летнего Куна позволяют судить о его тогдашних настроениях. Так, в статье "Национальности и демократия" (29.IV.1905) он пришел к важному выводу, что за национальной рознью скрываются на деле классовые противоречия, что в Венгрии нет демократической буржуазии7. Редакция газеты сочла необходимым отмежеваться от этого вывода.

В Трансильвании, как и в Восточной Венгрии в целом, к тому времени получили распространение идеи народного (куруцского) антигабсбургского движения, а следовательно, и политического антикатолицизма. Здесь налицо была широкая социальная база для освободительного и реформаторского движения, что способствовало росту влияния оппозиционных партий и борьбе за независимость. С критикой церковного латифундизма и клерикализма были согласны и социалисты, понимавшие, что христианско-социалистическое движение уводило рабочих от политической борьбы. Б. Кун сумел развернуть на страницах "Kolozsvari Friss Ujsag" острую политическую дискуссию против клерикальных кругов, которая продолжалась с весны до осени 1905 года.

Коложвар дал Куну многое - первый опыт работы в газете, осмысление актуальных проблем современности, знакомство с проблемами рабочего движения, с его руководителями. В это время он особенно сблизился с поэтом Э. Ади. Кун, работая в газете, непосредственно участвовал в рабочем и социал-демократическом движении, выступал на митингах и собраниях, занимался пропагандистской работой8.

Весной или летом 1906 г. Кун уехал из Коложвара и стал сотрудником консервативной газеты "Szabadsag" в г. Надьварад (ныне Орадя в Румынии), издателем которой был А. Ласки9. Еще до этого Кун участвовал в попытке (видимо, по поручению того же А. Ласки под псевдонимом Арпад Лашаи) вместе с другими студентами наладить в Коложваре выпуск еженедельной газеты "Elore", однако она просуществовала недолго. Главный редактор "Szabadsag" Л. Ронаи так вспоминал впоследствии о появлении Куна в газете: явился "молодой человек среднего роста в изношенной, оборванной одежде... в большой с очень широкими полями шляпе на голове и, представляясь, тут же произнес какие-то социалистические фразы, прямо-таки дал мне знать, что является убежденным социалистом... Я сообщил Бела Куну,.. что меня и "Szabadsag" вовсе не интересует его политическое вероисповедание, а поскольку ему самому придется ходить в здание городского муниципалитета, то будет лучше, чтобы он не выпячивал свою приверженность идеям социализма... Как мне удалось заметить, в Надьвараде он не участвовал в социалистическом движении, хотя... я часто видел его в обществе секретаря социалистической партии и других руководителей рабочих"10.

По поручению А. Ласки Кун начинает в сентябре 1906 г. выпуск вечерней ежедневной газеты "Elore", ответственным редактором и единственным сотрудником которой он и стал, продолжая сотрудничать в "Szabadsag". В то время Куна интересовали не столько внутриполитические распри между партиями, сколько их классовые позиции, отношение к борьбе против социальной несправедливости. В статье "Последний классовый парламент" ("Elore", 6.X.1906) в связи с петицией, поданной в парламент, он писал: "Эти петиции нельзя откладывать в сторону. За ними стоит народ. Бесправный, но пробуждающийся народ!.. Нужна народная свобода, вслед за которой наступит и настоящая национальная независимость"11. Статьи Куна в "Elore" перекликались с материалами социал-демократической печати Надьварада. В них поднимались проблемы реформы избирательной системы, публиковались отчеты о собраниях рабочих социал-демократов, с нескрываемой симпатией говорилось о забастовочном движении, разоблачалась социальная несправедливость.

Заслуживает внимания отношение Куна к Ф. Ракоци, руководителю куруцского освободительного движения начала XVIII века. Серия статей, посвященных памяти Ракоци, была опубликована в октябре 1906 года. В них выделялись социальные аспекты возглавленного им движения. Кун писал: "Великая освободительная борьба, под знаменем которой собирались Тамаш Эсе и крепостные крестьяне, была попросту борьбой за хлеб. Крепостные не выдержали неимоверного бремени, накладываемого на них законом, государственной властью и помещиками. Когда они взялись за оружие во имя свободы, то они рисковали жизнью в борьбе за права человека, за жизненные условия... Вот что являлось исходным мотивом освободительной борьбы во главе с Ференцем Ракоци"12. Кун обвинял представителей господствующих классов в трусости, а некоторых социал-демократов столицы критиковал за безразличие к истории Венгрии.

В Надьвараде формировалась жизненная позиция Куна. Здесь он подружился с секретарем городской организации СДПВ К. Вантушем; их судьбы и жизненные пути в будущем тесно переплелись. Здесь познакомился он и с приезжавшими сюда видными деятелями центрального руководства партии - Д. Бокани, Ш. Гарбаи, Ж. Кунфи и др. Работа в Надьвараде, однако, вскоре прервалась. За резкую критику власть имущих, за выступление против полицейского произвола, разоблачение незаконных действий комитатского начальства Кун был обвинен в "подстрекательстве" и приговорен к денежному штрафу и тюремному заключению сроком на 6 месяцев13. Находясь с ноября 1907 по 16 мая 1908 г. в сегедской тюрьме, он изучал английский язык, поддерживал связи с газетой "Nepszava", писал для нее статьи, выступал перед заключенными, отметил вместе с ними день 1 Мая.

Летом 1908 г. Кун вернулся в Колошвар и снова включился в рабочее движение, в качестве освобожденного функционера сначала работая в страховой кассе рабочих, а с декабря - в составе Исполкома Трансильванского районного комитета СДПВ. Он много разъезжает по краю, глубже знакомится с проблемами рабочих, занимается их просвещением и организацией. В 1910 - 1912 гг. он - частый оратор на социал-демократических собраниях. В своих выступлениях Кун разоблачает пороки существующей системы, защищает интересы рабочих, критикует милитаризм Габсбургов. Авторитет и влияние Куна росли как среди рабочих, так и в партии в целом. Вскоре он стал широко известной личностью. Не случайно его избрали делегатом XX съезда СДПВ (октябрь 1913 г.), где он выступил с критикой тактической линии правого крыла руководства партии, с осуждением его курса на коалицию с правительством, дезориентировавшего рабочих14.

Летом 1916 г. младший офицер австро-венгерской армии Кун во время Брусиловского прорыва на Восточном фронте попал в плен и был отправлен в Томск в лагерь для военнопленных, где он находился в 1916 - 1917 годах. Там он встретился с группой антигабсбургски настроенных венгров: Ф. Мюннихом, Б. Ярошем, К. Райнером, И. Силади, Э. Зейдлером, Й. Рабиновичем и другими, взгляды которых представляли тогда своеобразную смесь социалистических и буржуазно-радикальных идей. Под влиянием Э. Зейдлера эта группа стала все больше интересоваться идеями социализма. С прибытием в лагерь Куна, как вспоминал впоследствии Мюнних, в деятельности группы многое изменилось: "Наше движение приняло решительное социалистическое, классовое направление"15.

Через членов революционного Солдатского социалистического союза, действовавшего в рядах солдатской массы, осуществлявшей охрану лагерей военнопленных, Куну удалось установить связи с томскими социал-демократами16. Когда весть о победе Февральской революции дошла до Томска, Кун вопреки всем запретам и приказам, вместе со своими товарищами принял участие в митингах и демонстрациях трудящихся и солдат города в поддержку революции. Он, видимо, с ведома Солдатского союза и руководства Совета солдатских депутатов обратился к солдатам с речью, выдержанной в интернационалистском и революционном духе. Этот смелый и решительный политический шаг в поддержку российской революции пленные венгерские офицеры расценили как "антипатриотический" и сообщили об этом в Венгрию.

В апреле 1917 г., находясь на лечении в городской больнице, Кун обратился с письмом к председателю томской организации РСДРП, которое было опубликовано в газете "Новая жизнь". В нем, в частности, говорилось: "Как член Трансильванского комитета Венгерской социал-демократической партии и активный борец пролетариата, которого обстоятельства забросили в Томск, поздравляю Вас и вместе с Вами победоносную русскую социал-демократию, поздравляю во имя международной солидарности пролетариата. С радостью и завистью смотрю я на удивительные достижения революции и страстно жду того дня, когда мы сообща будем продолжать наше общее дело - освобождение пролетариата всех стран, когда социал-демократия, выполняя историческую миссию всего современного пролетариата, осуществит великое дело всемирного освобождения"17. Это было первое выступление Куна в российской печати.

Как отмечал в своих воспоминаниях Мюнних, Кун в то время основательно изучал труды К. Маркса и Ф. Энгельса, знакомился со статьями и речами В. И. Ленина, которые передавались из рук в руки среди военнопленных. "Среди нас только один он обладал значительным опытом рабочего движения, и поэтому с самого начала знакомства фактически стал нашим лидером, - отмечал впоследствии Мюнних. - Во время наших вечерних бесед, когда мы, опираясь на газетные сообщения, пытались разобраться в международном положении, чтобы найти пути выхода из войны, мы... все больше стали понимать, что неизбежным завершением империалистической войны может быть только социалистическая революция"18. Эта проблема часто обсуждалась в среде военнопленных при активном участии Куна. Ему удалось "направить деятельность группы (венгров. - Б. Ж.) по твердой марксистской линии и повысить интерес к событиям русской революции, - писал Мюнних. - Члены группы установили связь с сибирскими организациями большевиков и впервые познакомились с некоторыми трудами Ленина. В них Бела Кун и нашел ответ на множество вопросов, которые занимали его уже десять лет"19.

Неудивительно, что когда в сентябре 1917 г. в Томске произошел раскол между большевиками и меньшевиками, группа венгерских военнопленных во главе с Куном без колебания стала на сторону первых. Он еще раньше сблизился с представителями большевистской фракции. Именно они помогли ему еще в апреле - июне, а затем и осенью регулярно бывать в университетской библиотеке и в горкоме партии, а затем выйти из лагеря и поселиться в городе. Редактор большевистской газеты "Знамя революции" считал его большевиком еще с 1917 года20. В своей партийной анкете в 1921 г. Кун писал, что с марта по октябрь 1917 г. он был пропагандистом-литератором, помощником секретаря горкома партии21. Именно в этой газете опубликовал Кун свою статью "Положение крестьянства в Венгрии" (28.X.1917), в которой выражал убежденность, что венгерский крестьянин последует русскому примеру, что из искры русской революции "по всей Европе возгорится пламя".

Накануне октябрьских событий 1917 г. Кун активно выступал в сибирской печати, создавал кружки, организовывал собрания и митинги среди военнопленных. На собрании с участием около 100 венгров-военнопленных Кун рассказал о причинах, приведших к войне, об агрессивных устремлениях империализма, о Февральской революции, о героической борьбе большевиков, отмечая при этом, что "в будущем обязательно вспыхнет революция и в Венгрии, что в первых ее рядах будем мы - те, кто являлся активными участниками российских революционных событий, венгерские рабочие, оказавшиеся в плену"22. Собрание приняло резолюцию, в которой говорилось о необходимости превращения войны империалистической в войну гражданскую, о том, что трудящиеся должны направить оружие против собственных эксплуататоров и угнетателей.

Именно в Сибири, под влиянием бурных революционных событий началось становление Куна как политического деятеля, ставшего на путь усвоения ленинизма в теории и на практике. Кун стал членом РСДРП, видимо, весной 1917 г., когда, как указывалось в его личном листке партийного учета 1921 г., он начал выполнять конкретные партийные поручения23. Татьяна Сибирцева, давшая Куну рекомендацию при его вступлении в партию, охарактеризовала его как "исключительно образованного марксиста, хорошо ориентированного в вопросах международного рабочего движения, хорошего пропагандиста и публициста"24. Газета "Сибирский рабочий", в которой 1 декабря 1917 г. была опубликована статья Куна "Возможна ли революция в Германии?", представляла автора как "выдающегося венгерского теоретика, социал-демократа и организатора".

В этой статье Кун попытался определить место и роль, значение Великого Октября в мировом революционном процессе, опыт перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, практической деятельности Советов, превращавшихся в органы пролетарской власти. Октябрьская революция воспринималась им как пример для пролетариев других стран. В статье он осудил оппортунизм II Интернационала, горячо поддержал требование о создании революционного Интернационала, "сплоченного, настоящего союза пролетариев всего мира"25.

В статьях, написанных Куном в декабре 1917 г. и январе 1918 г. он делает вывод, что в силу объективных условий "шанс революции в Венгрии выше, чем в Германии"26. Находясь далеко от родины, он внимательно изучал положение в Венгрии, глубоко анализировал его, верил в то, что венгерские рабочие и крестьяне последуют примеру революционной России. Он был убежден, что российский пролетариат выполнит до конца свою историческую задачу, ибо осознает, что дело революции "выходит за национальные рамки и непосредственно совпадает с делом социализма всех стран"27. 1 февраля 1918 г. он писал на страницах "Правды": "Социалистическая революция с неудержимой силой и быстротой шагает с Востока на Запад. Пролетариат доведет мировую революцию до полного завершения".

В начале 1918 г. в Петрограде для налаживания и пропаганды социалистических идей среди военнопленных и солдат были собраны иностранные социалисты-журналисты. Прибытие в Петроград, а затем переезд в Москву, сама атмосфера революционной столицы, встречи и беседы с В. И. Лениным, Н. К. Крупской, Я. М. Свердловым, Н. И. Бухариным и др. открыли новый важный этап в жизни Куна, новые возможности для его формирования как будущего революционера и политического деятеля, одаренного не только журналистским талантом, но и выдающимися организаторскими способностями и трудолюбием. В Москве он познакомился с Д. Ридом и сблизился с ним, а также с венгерскими интернационалистами, участниками борьбы за победу Октября (Ф. Янчик, Ф. Карикаш), журналистами Э. Пор, Т. Самуэли, Э. Руднянски и др.28.

В январе - феврале 1918 г. Кун работает в отделе пропаганды Наркомата иностранных дел, участвует в издании газет для солдат на иностранных языках, в том числе на венгерском - "Nemzetkozi Szocialista". Эти газеты и листовки призывали солдат на фронте и военнопленных бороться за революционный выход из войны и справедливый мир. Кун проводил активную работу также в немецкой газете "Die Fakel", выступал на страницах "Известий", занимался делами военнопленных.

В феврале 1918 г., когда немецкие войска перешли в наступление против молодой Республики Советов, Кун, отвечая на призыв Ленина, опубликовал 23 февраля 1918 г. в "Nemzetkozi Szocialista", написанное им обращение Революционного центра венгерских военнопленных, призывающее всех военнопленных и солдат к оружию во имя защиты "общей родины социалистов"29. Кун сам отправился на фронт во главе интернационального отряда и участвовал в боях под Нарвой30. В мае 1918 г. он в Москве отстаивает завоевания революции в борьбе против анархистских групп, в июле участвует в подавлении контрреволюционного мятежа левых эсеров, а осенью сражается на фронтах Урала и Сибири против белогвардейцев и белочехов в качестве комиссара отряда интернационалистов. За работу по организации почти 100 тыс. венгров-интернационалистов, участвовавших в боях на фронтах гражданской войны31, Кун в 1927 г. (по случаю десятилетия Октября) был награжден орденом Красного Знамени.

Большим испытанием для многих венгерских революционеров в России, в том числе и для Куна, был Брестский мир. Известно, что многие из них, как и Кун, попали в начале 1918 г. под влияние "левых коммунистов", требовавших продолжения "революционной войны" до победного конца. Тогда Кун не успел еще достаточно изучить и усвоить ленинскую теорию революции. Для него проблема заключения мира естественным образом связывалась с вопросами стратегии мировой революции, которую он считал делом самого ближайшего будущего. Как и "левые коммунисты", он опасался, что кабальные условия мирного договора ослабят первое в мире государство рабочих и это помешает развертыванию мировой революции. Кун не понимал тогда всей сложности ситуации и глубины опасности, угрожавшей самому существованию Советской власти в случае отказа принять условия Брестского мира.

Ленин, хорошо относившийся к Куну, нашел в середине февраля 1918 г. время для того, чтобы несколько раз побеседовать с ним, убедить его в необходимости заключения Брестского мира. По свидетельству Крупской, во время одной из таких встреч Владимир Ильич предложил Куну завтра же выехать на фронт и посмотреть, хотят ли солдаты вести "революционную войну", о которой говорили "левые коммунисты"32. Эти беседы, а затем и собственное участие в боях убедили Куна в правильности ленинской позиции, после чего он порвал с "левыми коммунистами".

При этом он не только признал свою ошибку, но на страницах редактируемой им и Самуэли газеты "Szocialis Forradalom" 10 июля 1918 г., после убийства Мирбаха, опубликовал статью "Кто такие революционные социалисты?", в которой критиковал тех, кто "не считаясь с тем, что рабочий класс России устал от борьбы против собственных и иностранных империалистов, не в силах один на один бороться в открытой войне против германских империалистов, с помощью индивидуального террора хотят навязать войну представителям рабочего класса, партии большинства, коммунистам". Еще больше Кун оценил значение ленинской линии в вопросе о Брестском мире позже, когда он был одним из руководителей Венгерской Советской республики. Именно тогда он писал Ленину: "В вопросе Брестского мира Ваша политика была правильной, а точка зрения тех, кто утверждал противное, не являлась ни исторической, ни марксистской"33.

Кун все более осознавал необходимость создания венгерской партии ленинского типа. Судя но статьям, опубликованным им в центральной советской печати после переезда в Петроград, а затем в Москву, он постепенно отдалился от СДПВ, а в итоге и порвал с нею и сосредоточился на формировании коммунистического ядра в среде военнопленных. В статье "Новые пути агитации среди военнопленных", опубликованной в московской газете "Социал-демократ" 14 марта 1918 г., он заявлял: "Мы идем по стопам русских товарищей... Мы не питаем иллюзий, не думаем, что можно сделать революцию извне. Но история русских эмигрантских организаций научит нас всему тому, что необходимо для создания революционных организаций, для налаживания связей с пролетарско-крестьянскими массами дома. Мы, в противовес легальному кретинизму организованных социал-демократических партий, провозглашаем по-настоящему большевистские принципы. Мы провозглашаем коммунистическую революцию, осуществляемую с помощью вооруженного восстания рабочих и крестьян"34.

Кун видел, что и в Венгрии и во всей Европе зреют предпосылки "будущего Коммунистического Интернационала"35, частью которого будет и партия венгерских коммунистов. Венгерская коммунистическая группа РКП(б) была создана 24 марта 1918 г. им и его ближайшими соратниками (Пор, Руднянски, Самуэли и др.) при поддержке Ленина, Свердлова и Бухарина и непосредственной помощи Ивана Ульянова, московского комиссара по делам военнопленных36. В группу входили также Янчик, Карикаш, Вантуш, Рабинович и др. Она объединяла прежде всего пропагандистов и агитаторов.

В письме от 25 марта 1918 г. в адрес ЦК РКП(б), подписанном Куном и Пором, говорилось, что группа "теоретически и практически стоит на платформе Российской Коммунистической партии (большевиков) " и принимает программу, выработанную ее последним партийным съездом, что она намерена через свою газету "Социальная революция" осуществлять "распространение коммунистических идей среди военнопленных в России и пролетариев и крестьян в Венгрии в интересах социальной революции при помощи вооруженного восстания"37. В этом документе говорилось, что группа устраивает агитаторские курсы, слушателей которых она намерена "отправить в качестве эмиссаров в Венгрию" для того, чтобы "создать там коммунистическую организацию, поддерживающую связь с оставшимися здесь группами эмигрантов и тамошним левым крылом социал-демократической партии"38. К осени 1918 г. Венгерская коммунистическая группа объединяла уже сотни венгерских интернационалистов в различных районах Центральной России, Урала и Западной Сибири.

Вслед за созданием Венгерской коммунистической группы РКП(б) Кун принимает деятельное участие в образовании подобных групп среди представителей ряда других национальностей. В упоминавшейся выше программной статье в "Социал-демократе" он писал, что "мы создадим в рамках Российской Коммунистической партии собственные, венгерскую, немецкую, румынскую и другие секции и продолжим свою революционную работу в федеративном союзе", И в самом деле, при его активном участии были созданы румынская, чехословацкая, немецкая, югославская, болгарская, англо-американская и французская группы, которые в мае 1918 г. уже объединились в Федерацию иностранных коммунистических групп при РКП(б). Это был первый и решительный шаг по пути образования национальных коммунистических партий и Коммунистического Интернационала. И венгерская группа, а затем и Федерация избрали своим председателем Куна, завоевавшего к тому времени широкую популярность и авторитет благодаря своему таланту организатора, демократизму и интернационализму, теоретической подготовленности и принципиальным партийным позициям.

Весной и летом 1918 г. Кун ведет напряженную пропагандистскую и агитационную работу: выступает на митингах и собраниях, пишет статьи, обращения и брошюры, занимается организационной деятельностью, переводит работы Маркса, Энгельса, Ленина, Бухарина на венгерский язык. Куну принадлежит первая на венгерском языке биография Ленина. Пропаганде ленинского учения о революции содействовала и серия "Коммунистическая библиотека", которая начала издаваться с мая 1918 года. В ней была опубликована брошюра Куна "Чего хотят коммунисты?", а в серии "Революционные сочинения" - другие его работы, в том числе "Кому принадлежит земля?", "Кому платить за войну?" и др. В них содержалось популярное изложение идей большевизма, поднимались и разъяснялись актуальные проблемы. В брошюре "Что такое Советская Республика?" рассказывалось о Конституции РСФСР.

Эти издания получили широкое хождение среди военнопленных и солдат австро-венгерской армии на фронте и имели неоценимое значение для воспитания их классового и политического сознания, для их подготовки к революции. В своих многочисленных статьях и выступлениях Кун доказывал, что и в Венгрии капиталистическое развитие вступило в империалистическую фазу и там также созрели объективные условия для социалистической революции. Кун и его единомышленники делали все необходимое для ее подготовки.

Осенью 1918 г., когда революционное движение в странах Европы набирало силу, Кун, вернувшись с Уральского фронта, углубился в изучение вестей, поступающих из Венгрии, Австрии и Германии. В одной из статей он констатировал, что СДПВ не способна повести за собой массы на революцию, что "для Венгрии тоже нужна новая партия, вокруг которой сплотился бы рабочий класс - революционная коммунистическая партия, способная свергнуть господство буржуазии"39. Осознанию Куном этой исторической необходимости, безусловно, помогли встречи и беседы с Лениным. Во время одной из таких бесед летом 1918 г., в которой участвовал и Самуэли, Ленин подробно расспрашивал их о положении в Венгрии, в социал-демократической партии, о том, готовы ли они создать самостоятельную коммунистическую партию, одобрил стремление венгерских товарищей к скорейшему ее созданию40.

23 октября "Szocialis Forradalom" опубликовала обращение к членам РКП (б), выходцам из Венгрии (венграм, немцам, румынам, югославянам, чехам и словакам), собраться 24 октября 1918 г. на совместное совещание. На нем была принята подготовленная Куном конкретная программа действий - "Обращение к трудовому народу Венгрии". В этом документе провозглашались цели венгерских коммунистов: пролетарская революция, под руководством рабочего класса, возглавленного революционной партией, создание пролетарской диктатуры, провозглашение Республики Советов и образование международной федерации советских республик. Под обращением стояла подпись: "Союз коммунистов Венгрии"41.

Второе совещание 4 ноября 1918 г., прошедшее при деятельном участии Куна, стало партийной конференцией, которая подтвердила принципиальные программные установки первого совещания и провозгласила создание Коммунистической партии Венгрии как органической части международного коммунистического движения42. Было сделано заявление, что до создания III Интернационала выразителем интересов всего международного пролетариата, в том числе и КПВ, остается РКП(б). Решением конференции все члены партии обязаны были вернуться на родину с тем, чтобы там служить делу мировой революции. Конференция избрала многонациональный ЦК КПВ (в его состав вошли от венгров - Кун, Вантуш, Пор, от румын - Х. Пескариу, Э. Воздог, от словаков - М. Ковач, М. Кришяк, от югославов - И. Матузович, Ф. Дробник). Знамя КПВ с вышитыми на нем словами на русском и венгерском языках "Коммунистическая партия Венгрии" 7 ноября 1918 г., в первую годовщину Октябрьской революции, венгерские коммунисты принесли на Красную площадь43.

Находясь далеко от родины, венгерские коммунисты не могли составить полного и четкого представления о политической ситуации в Австро-Венгрии, правильно оценить реальное состояние дел (в частности, учесть в полной мере такой фактор, как подъем национальных движений, которые в итоге привели к образованию новых государств на развалинах Габсбургской империи). Вернувшиеся на родину в ноябре Кун, Вантут, Пор, Рабинович, Митних, Карикаш, Г. Месарош, Л. Немети, Г. Полицер и др. вынуждены были пересмотреть отдельные положения решения, принятого 4 ноября 1918 года.

Кун прибыл в Будапешт 17 ноября 1918 г. с документами на имя полкового врача Э. Шебештена. В тот же вечер он собрал представителей коммунистов, бывших военнопленных, левых социал-демократов и радикалов, имевших непосредственные связи с рабочими столицы, в частности с революционной синдикалистской группой О. Корвина. Выли обсуждены проблемы рабочего движения Венгрии, положение в руководстве СДПВ, в армии, положение пролетариата, вопрос об образовании компартии. Кун в изменившихся условиях предложил такую программу действий: не отказываясь от большинства основных принципов и целей принятого ранее решения, сосредоточить усилия на том, чтобы "вырастить КПВ из лучших представителей рабочего класса на месте, в самой Венгрии"44. Кун стремился убедить своих соратников в необходимости партии нового типа, независимой от СДПВ.

Далеко не все социал-демократы, готовые к борьбе за пролетарскую революцию, соглашались с этим, опасаясь раскола рабочего движения. Они считали, что нужно сначала провести длительную подготовительную работу внутри самой СДПВ. К тому же большинство организованных рабочих Венгрии воспитывались на традициях СДПВ и профсоюзного движения и относились с недоверием к той централизации партии, которую предлагали коммунисты. Кун ссылался на реальный опыт российского рабочего движения, опирался на учение Ленина о партии. Он вел интенсивные переговоры с различными группами социалистов, боролся буквально за каждого человека. Правда, группу Е. Ландлера, Д. Нистора, Й. Поганя и др. ему не удалось убедить в необходимости порвать с СДПВ.

Усилия Куна и его соратников увенчались успехом. Вернувшиеся из России коммунисты, а также революционные социалисты и левые социал-демократы, представители которых 24 ноября 1918 г. собрались для проведения учредительной конференции, приняли единодушное решение о создании Коммунистической партии Венгрии. Конференция избрала ЦК КПВ в составе 15 человек: Б. Кун, Э. Зейдлер, К. Вантуш, Й. Рабинович, Э. Пор, Ф. Янчик (от коммунистов), Б. Ваго, Э. Клепко, Э. Ласло, Л. Рудаш, Б. Санто, Р. Фидлер, Я. Хирошик (от левых социал-демократов), О. Корвин, И. Микулик (от революционных социалистов). Председателем ЦК был избран Кун, а секретарями - Вантуш и Хирошик. Впоследствии в состав ЦК был кооптирован Самуэли, возвратившийся из России позже.

Создание КПВ имело исключительно важное значение для развития революционного процесса в стране. В лице КПВ рабочий класс страны получил вооруженный марксистско-ленинской теорией революционный авангард, способный возглавить борьбу за завоевание власти, за социализм. Создание КПВ положило начало новому этапу в истории венгерского рабочего движения. Для пропаганды идей социализма КПВ основала газету "Voros Ujsag", которая начала выходить с 7 декабря 1918 года. Редколлегию возглавили Кун, Ласло, Ваго, Рудаш, Самуэли. ЦК и центральный орган партии превратились в штаб по подготовке пролетарской революции. В первом же номере газеты выдвигалось требование передачи власти рабоче-крестьянским и солдатским Советам.

Кун и его товарищи вели активную агитационную работу на заводах и фабриках, среди рабочих и солдат, крестьян и молодежи, налаживали выпуск специальных газет. В результате была создана чепельская Красная гвардия, насчитывавшая около 2,5 тыс. человек, Всевенгерский союз рабочей молодежи, ставшие опорой и верными помощниками партии, на предприятиях вводился рабочий контроль. Влияние партии быстро росло. О проделанной коммунистами работе, о проблемах и трудностях борьбы, о развитии революционного процесса Кун старался постоянно информировать Ленина. В начале 1919 г. он направил в Москву специальных курьеров - бывшего русского военнопленного, большевика В. Урасова, и венгра Л. Немети, которые подробно рассказали Ленину о положении в стране. 9 января Кун писал Ленину, что коммунистам страны, ввиду их растущего влияния в массах, как это было и в России, вскоре предстоят "июльские дни"; контрреволюционеры попытаются взять верх над силами революции45.

Его прогнозы оправдались. Успехи коммунистов вызвали тревогу как среди правых лидеров СДПВ, так и у коалиционного правительства.

В начале февраля был совершен полицейский налет на редакцию центрального органа КПВ, разгромлены помещения, конфискованы рукописи. А 20 февраля, используя как повод перестрелку между полицейскими отрядами и рабочими во время организованной коммунистами демонстрации безработных (во время которой было убито 8 человек), власти обезглавили КПВ, арестовав значительную часть ее руководителей и активистов, среди них и Куна, который был при этом жестоко избит. Он был предупрежден о грозящем ему аресте, но не скрылся, а разделил судьбу 77 арестованных коммунистов.

В феврале - марте 1919 г. по всей стране прокатилась волна массовых митингов и собраний трудящихся, требовавших освобождения арестованных. Лидеры СДПВ и правительство вынуждены были пойти на уступки: часть арестованных была освобождена, а оставшиеся в пересыльной тюрьме руководители КПВ были объявлены политическими заключенными46 и получили возможность встречаться друг с другом, принимать посетителей, даже проводить заседания. Из тюрьмы Кун и его товарищи координировали действия ЦК и партийной печати, вели оживленную партийную работу. Кун читал заключенным лекции о марксизме-ленинизме, принимал представителей руководства КПВ и СДПВ, профсоюзов, вел с ними переговоры, встречался с уполномоченными рабочих фабрик и заводов, диктовал и писал листовки и обращения, приглашал к себе Немети и отправлял его с новой информацией к Ленину, т. е. практически имел широкие возможности не только для общения, но и для конкретных действий47.

Он регулярно получал информацию о положении в стране, настроениях масс и рядов СДПВ, об осложняющемся международном положении народной республики. Левое и центристское крыло социал-демократического руководства вынуждено было вступить в переговоры с находившимися в тюрьме коммунистами. По предложению руководителя профсоюза печатников И. Богара Кун разработал платформу объединения двух рабочих партий, которую 11 марта обсудил с другими арестованными руководителями КПВ48. Этот документ содержал не только условия объединения двух партий, но и программные требования КПВ по социалистическому переустройству венгерского общества.

В стране назрела революционная обстановка, осложнившаяся международными факторами, и в первую очередь требованием Антанты передать Румынии значительные территории с автохтонным венгерским населением и не только в Трансильвании, но и на востоке и юге страны. Ультиматум ускорил нарастание революции, вызвал сопротивление со стороны рабочего класса, стремившегося к установлению Советской власти в стране, обострил противоречия и в правящем лагере. 20 марта коалиционное правительство подало в отставку. Руководители СДПВ, входившие в правительственную коалицию, учитывая растущее влияние КПВ, приняли разработанную Куном платформу об объединении рабочих партий и согласились на провозглашение диктатуры пролетариата. Коммунисты во главе с Куном понимали, что объединение КПВ и СДПВ является важной и необходимой предпосылкой для взятия власти рабочим классом.

Когда руководители коммунистов вышли из тюрьмы, были обсуждены условия объединения партий. В официальном документе отмечалось, что новая Социалистическая партия Венгрии (СПВ) "от имени пролетариата немедленно принимает на себя всю полноту власти. Диктатуру пролетариата осуществляют Советы рабочих, солдат и крестьян...

Для обеспечения господства пролетариата будет заключен полный и самый тесный союз с Советским правительством России"49.

21 марта 1919 г. состоялось официальное объединение двух рабочих партий, а в ночь на 22 марта было образовано первое Советское правительство страны. Во всех этих важных политических актах Куну принадлежала определяющая роль. Внутри Революционного правительственного совета (РИС) была образована Директория, в состав которой от КПВ вошли Б. Кун и Б. Ваго, от левого крыла СДПВ - Е. Ландлер и Й. Погань, а от центристов - Ж. Кунфи50. Отряды рабочих и солдат почти без сопротивления заняли важнейшие стратегические пункты Будапешта. Установление диктатуры пролетариата практически не встретило серьезного внутреннего сопротивления. В стране победила социалистическая революция и произошло это мирным путем.

Победа социалистической революции и начавшееся строительство нового общества на венгерской земле, безусловно, явились вершиной политической деятельности Куна. Председателем РПС стал центрист, социал-демократ Ш. Гарбаи. Кун хотя и являлся одним из 13 народных комиссаров республики, возглавлявшим наркомат иностранных дел, а затем и коллегию военных дел, пользовался громадным влиянием и авторитетом. Он автор всех важнейших программных документов Венгерской Советской республики (ВСР) и СПВ, инициатор основных мероприятий по социалистическому переустройству страны.

Ленин, как только Кун сообщил ему о победе революции, об установлении диктатуры пролетариата, незамедлительно ответил: "Искренний привет пролетарскому правительству Венгерской Советской республики и особенно т. Бела Куну. Ваше приветствие я передал съезду Российской коммунистической партии большевиков. Огромный энтузиазм". В следующей телеграмме, 23 марта, он запрашивал Куна о расстановке сил в правительстве, об обстоятельствах признания социал-демократами диктатуры пролетариата, о гарантиях ее прочности и вместе с тем счел своим долгом предостеречь Куна от "голого подражания нашей русской тактике" во всех ее подробностях, о необходимости учитывать своеобразные условия венгерской революции51. Отвечая Ленину, Кун подчеркивал: "Мое личное влияние на Революционный правительственный Совет является таковым, что гарантирована прочная пролетарская диктатура. Массы стоят за мной"52. Он сообщил Ленину, что объединение партий произошло на платформе, разработанной коммунистами, при признании диктатуры пролетариата и системы Советов.

Ленин высоко ценил действия возглавляемых Куном коммунистов по выбору мирного пути завоевания политической власти и сделал из венгерского опыта важные и принципиальные теоретические выводы: "Форма перехода к диктатуре пролетариата в Венгрии совсем не та, что в России: добровольная отставка буржуазного правительства, моментальное восстановление единства рабочего класса, единства социализма на коммунистической программе. Сущность Советской власти выступает теперь тем яснее: никакая иная власть, поддерживаемая трудящимися и пролетариатом во главе их, теперь невозможна нигде в мире, кроме как Советская власть, кроме как диктатура пролетариата". Обращаясь к венгерским рабочим, он давал их революционным действиям следующую оценку: "Вы дали миру еще лучший образец, чем Советская Россия, тем, что сумели сразу объединить на платформе настоящей пролетарской диктатуры всех социалистов"53.

Объединение КПВ и СДПВ было необходимым условием взятия пролетариатом политической власти в Венгрии и в этом деле роль Куна как руководителя коммунистов неоценима. Правда, но этому вопросу и по сей день продолжаются дискуссии. За объединение с социал-демократами Куна неоднократно критиковали его оппоненты, не желавшие учитывать всю сложность реальных исторических обстоятельств. Да и сам он впоследствии признавал, что после объединения партий и провозглашения диктатуры пролетариата у него тоже оставалось чувство определенной неудовлетворенности, т. к. все это произошло слишком гладко; но при этом он подчеркивал: "В настоящей ситуации не было другого решения"54. Нельзя было упустить шанс, предоставленный историей.

Кун ясно понимал, что единство рабочего движения - основная предпосылка победы социалистической революции, поскольку без деятельного участия руководителей СДПВ, сети ее организаций новая власть не может быть дееспособной. Поэтому он упорно работал над сохранением единства новой партии, выступал как против левых, так и против правых, стремившихся нарушить его. Впрочем, позже, когда изменились внешние и внутренние условия, он в интересах сохранения единства вынужден был сделать некоторые уступки правым. Но даже тогда благодаря его усилиям последние так и не осмелились открыто выступить перед массами с требованием порвать с коммунистами55. Необходимо сказать, однако, что сам Кун грешил против истины, когда 22 апреля 1919 г. сообщал Ленину, что "правые элементы вытеснены из партии"56. Правда, объединенную партию и он не считал полностью способной выполнить миссию политического авангарда и поэтому предполагал необходимым отделить ее от профсоюзов и начать ее реорганизацию на ленинских принципах как единой и организованной партии. Кратковременное существование республики не позволило, однако, это сделать. Большое внимание он придавал укреплению системы Советов, реорганизации всего госаппарата, что было оговорено еще в обращении РПС от 22 марта, составленном при его активном участии. Характерно, что государственное устройство и правовые функции государственных органов ВСР базировались на советском опыте57, а Основной закон республики был разработан по образцу Конституции РСФСР. Мероприятия, направленные на коренное преобразование всей общественно-политической и экономической жизни, отражали революционные цели, сформулированные объединенной Социалистической партией Венгрии: ликвидация эксплуатации человека человеком на базе обобществления собственности на средства производства, распределение исключительно по труду, отмена монополии господствующих классов на культуру, решение аграрно-крестьянской проблемы и др.

РПС принял ряд мер по реализации этих задач58. Как позже самокритично признавал Кун, народными комиссарами и им самим были допущены ошибки, такие, как использование в первую очередь административно-командных методов для скорейшего и более полного установления социалистических производственных отношений, недостаточный учет интересов непролетарских слоев трудящихся, отказ от раздела земли среди крестьянства, а тем самым и от удовлетворения его вековых чаяний, незамедлительный перевод его на рельсы коллективного социалистического хозяйствования59. Говоря об этих ошибках, нельзя абстрагироваться от тех представлений, которые господствовали в то время в мировом коммунистическом движении. Венгерский ученый Э. Липтаи подчеркивает, что ранее ответственность венгерских коммунистов, и в частности Куна, за эти ошибки, в том числе за тяжкие последствия отказа коммунистов от раздела земли, "расценивали так, будто бы они противоречили представлениям наиболее авторитетных деятелей мирового коммунистического движения по этим вопросам, тогда как это не соответствует действительности"60.

На том этапе, когда венгерским коммунистам приходилось принимать конкретные практические решения по важнейшим проблемам текущей политики, они исходили, хотя иногда упрощенно и однобоко, из достигнутого к тому времени коммунистическим движением уровня их понимания, установившихся взглядов и представлений. Только интервенция и назревающая контрреволюция заставили заметить эти ошибки, помешавшие расширить и укрепить массовую социальную базу революции. Кун и другие руководители ВСР, конечно, ответственны за допущенные просчеты, которые явились, однако, не столько виной, сколько общей бедой и слабостью тогдашнего коммунистического движения.

Куну и другим руководителям ВСР стало ясно, что судьбу первого венгерского пролетарского государства в конечном итоге решат международные факторы, поскольку основная опасность его существованию грозит именно извне. Основной целью внешней политики республики Кун как нарком иностранных дел считал предотвращение интервенции против нее, укрепление дружбы, всестороннего союза и сотрудничества с Советской Россией; большое внимание уделял налаживанию добрососедских отношений с соседними государствами. Он предпринимал все возможное, чтобы даже в самой сложной обстановке продлить существование пролетарской власти, создать благоприятные внешние условия для социалистического строительства.

Кун внес существенный вклад и в создание и укрепление армии, в организацию обороны республики. Это особенно ощущалось после нападения на ВСР румынской королевской армии и захвата ею значительной территории восточнее р. Тиссы. В начале мая 1919 г. эти события вызвали острый политический кризис в руководстве ВСР, угрожавший существованию пролетарской диктатуры; отдельные лидеры СПВ уже тогда ставили вопрос об отказе от нее61. Тогда именно благодаря решительности Куна и его сторонников удалось предотвратить угрозу, мобилизовать все силы на борьбу против интервентов, существенно упрочить положение пролетарской власти. Последующие боевые успехи революционных войск на севере, провозглашение Словацкой советской республики, еще больше укрепили позиции ВСР, но затем июньский ультиматум премьер-министра Франции Ж. Клемансо, потребовавшего прервать наступление и вывести венгерские войска из Словакии, снова привел к изменению обстановки. От имени Антанты Клемансо обещал освободить взамен занятую румынами территорию за Тиссой. Руководители ВСР, и среди них Кун, поверили этому обещанию.

Многие исследователи справедливо видят в этом ошибку руководства ВСР, которое, несмотря на предупреждение Ленина "ни на минуту не верить Антанте"62, не потребовало от Клемансо конкретных гарантий и положившись на его обещание вывело войска из Словакии, в то время как румынская армия не была отведена за демаркационную линию. Это снизило боевой дух армии, ослабило позиции республики, вызвало разлад в блоке революционных сил. Более правильную позицию занимал в этом вопросе Самуэли, выступавший за то, чтобы потребовать гарантий от Антанты, прежде чем выводить войска из Словакии. Впоследствии это признал и сам Кун63. И все же вопрос остается открытым: какие варианты и возможности существовали у ВСР в тех конкретных международных и военно-политических условиях? Могла ли выстоять республика, не выполнив этого ультиматума? Возможно, что дальнейшим наступлением на севере можно было бы добиться определенных гарантий и несколько продлить ее существование. Однако думается, что конечный результат в тех конкретных исторических условиях оказался бы таким же.

С июля 1919 г. существенно ухудшились как внешнее, так и внутреннее положение пролетарской власти: превосходящие силы Антанты, использовавшие чешскую и особенно румынскую армии, представляли существенную угрозу республике, несмотря на героическое сопротивление революционных войск. К тому же летом в результате деятельности правых сил и присоединившихся к ним центристов было нарушено единство и в СПВ, и в рабочем классе. Но Кун продолжал надеяться на новый революционный подъем в странах Европы. Он последним признал неизбежность поражения революции. Выступая 1 августа на заседании Будапештского Рабочего Совета Кун с горечью и болью говорил, что диктатура пролетариата "потерпела поражение, но не навсегда... Если останемся живы, то мы в более объективных и реальных условиях, с более зрелым пролетариатом, окрепшие и обогащенные опытом, снова вступим в бой за пролетарскую диктатуру и начнем новую фазу международной пролетарской революции"64.

1 августа Кун в специальной телеграмме информировал Ленина о двух внутренних причинах поражения ВСР: разложение армии и настроение рабочих против диктатуры пролетариата; и добавил, что "когда это произошло, положение было таково, что всякая борьба была бесполезна ради удержания правильной, но шаткой диктатуры"65. На деле же эти факторы являлись лишь производным от внешних причин, предопределивших падение Республики. После героических 133 дней борьбы Венгерская Коммуна пала под ударами превосходящих сил противника, задушивших революционный очаг, разгоревшийся в самом центре Европы.

После падения ВСР Кун вместе с другими венгерскими коммунистами получил политическое убежище в Австрии. Он сразу же начал думать о реорганизации рядов партии и подготовке к новым революционным боям. 7 декабря 1919 г. он писал Ленину: "Развал диктатуры имел полезное воздействие на наш пролетариат, сегодня он располагает тем, чего ему раньше недоставало: революционным прошлым. Несмотря на белый террор, число наших парторганизаций растет; хотя и в подполье, но работа ведется. Издаем листовки, как можно побольше, удалось наладить и партийную печать... Как только где-нибудь на Западе начнется революция, Венгрия пойдет за ней"66. Этой же идеей, верой в близкую новую революционную вспышку, убежденностью в необходимости срочной подготовки пролетариата к новым битвам была проникнута и брошюра Куна "От революции к революции", изданная в Вене и подписанная псевдонимом Коложвари.

Именно пропагандистская работа, изучение уроков и причин поражения ВСР, глубокий анализ состояния европейского революционного движения, поиски путей будущей борьбы и не в последнюю очередь стремление к воссозданию КПВ и ее организаций составляли суть деятельности Куна в период его пребывания в Австрии. Все эти проблемы нашли отражение в его обширной переписке и многочисленных статьях, написанных там. В них много говорилось о колебаниях социал-демократов, о предательстве отдельных правых руководителей, о пассивности значительных слоев крестьянства, но основную причину поражения ВСР все же Кун правильно видел в неблагоприятных международных условиях, в изоляции страны, в превосходящих военных силах интервентов.

11 августа 1920 г. Кун приехал в Советскую Россию. Во время его торжественной встречи в Петрограде он заявил, что надеется на скорую победу новой революции в Венгрии. На открывшемся 1 сентября 1920 г. в Баку съезде народов Востока Кун выступил с докладом об актуальных политических задачах по созданию системы Советов в странах Востока, в котором отверг утверждение, что этому региону необходимо пройти все стадии капитализма и лишь потом приступить к социалистическим преобразованиям.

В сентябре 1920 г. Куном была созвана конференция бывших венгерских военнопленных, где он сделал доклад о причинах поражения революции, Е. Варга - об экономической политике ВСР и Й. Погань - о белом терроре после революции. В дальнейшем Кун занимался подготовкой к немедленной отправке в Венгрию коммунистов с целью налаживания деятельности КПВ на родине. Этому вопросу была посвящена в январе 1921 г. специальная статья московской газеты "Voros Ujsag". Такая тактика вызвала недовольство и непонимание возглавляемой Ландлером в Вене венгерской коммунистической эмиграции, считавшей, что она в тех сложных условиях может привести только к провалу. Эти тактические расхождения между руководителями двух центров эмиграции стали началом развернувшейся между ними борьбы67.

В начале октября 1920 г. Реввоенсовет РСФСР назначил Куна членом Военного совета Южного фронта, которым командовал М. В. Фрунзе. После освобождения Крыма Кун остался в Симферополе и в качестве члена, а затем председателя Крымревкома принимал активное участие в наведении революционного порядка, налаживании мирной жизни и благоустройстве края.

В середине января 1921 г. он вернулся в Москву, где активно включился в работу Исполкома Коминтерна (ИККИ), членом которого он являлся с осени 1920 года. Это было время, когда еще не все руководители компартий увидели спад революционной волны, когда велись острые споры и дискуссии по вопросам тактики коммунистического движения. Кун часто занимал "левые" позиции, неправильно оценивал реальную обстановку, исходя из убеждения в скорой победе мировой революции. Выполняя поручение ИККИ, он в начале 1921 г. выезжал в Германию для оказания помощи Объединенной компартии. Здесь он вопреки позиции большинства ОКПГ поддержал сторонников "теории наступления" и лично участвовал в руководстве боями во время мартовских выступлений немецких рабочих68. Ленин, как известно, резко критиковал руководителей этих выступлений, в том числе и Куна. Суровой ленинской критике подвергся он и когда участвовал в подготовке проекта тезисов о тактике для III конгресса Коминтерна69 и ратовал за "тактику наступления".

Как писала впоследствии К. Цеткин, Ленин отмечал, что Кун "прекрасный и преданный революционер", но "чувствует себя обязательным быть всегда левее левого". Кун с подобных позиций критиковал в июне 1921 г. на заседании ИККИ Французскую компартию, призывавшую к "хладнокровию и дисциплине". Он требовал, чтобы она действовала наступательно, революционно, Ленин в этой связи сказал, что если послушаться "советов Куна и его друзей по французскому вопросу, то коммунистическое движение во Франции может быть на долгие годы просто уничтожено"70. Однако после того как ИККИ отклонил левацкие установки по вопросам тактики и утвердил тезисы в ленинском духе, Кун согласился с ними. И все же для образа мыслей Куна было характерно резко критическое отношение в адрес социал-демократии71.

На III конгрессе Коминтерна Кун отказался от своих левых взглядов в вопросах тактики и голосовал за предложение Ленина. Однако это далеко не в полной мере отразилось на политике КПВ, т. к. практически не был отменен принятый ранее курс на непосредственную подготовку социалистической революции72.

Кун был представителем КПВ в ИККИ. Здесь он активно включился в борьбу за завоевание масс на сторону коммунистов и создание единого фронта. Он был избран секретарем ИККИ и по предложению Г. Зиновьева стал членом Бюро узкого состава (7 человек), которое позже стало именоваться Президиумом ИККИ. По поручению последнего и ЦК РКП(б) он в 1921 г. занимался координацией усилий по оказанию международной поддержки голодающим в России. В этой кампании участвовали не только пролетарские, но и буржуазные и пацифистские организации. Кун внес свой вклад в составление ряда принципиальных документов Коминтерна, руководил работой отдела агитации и пропаганды Коминтерна, присутствовал на заседаниях КИМ и Профинтерна.

Между тем в рядах КПВ усиливалась внутрипартийная борьба, и Коминтерн был вынужден весной 1922 г. отстранить Ландлера и Куна от непосредственного руководства партией и реорганизовать ее ЦК73. Весной 1922 г. в самый разгар осуществления нэпа по предложению Ленина Куну было поручено возглавить партийную работу на одном из важных и сложных участков хозяйственного фронта - на Урале. Он стал членом Уралбюро ЦК РКП(б). Его с любовью и доверием встретили бывшие фронтовики, с которыми он воевал против белочехов и контрреволюционеров и которые теперь вместе с ним взялись за восстановление народного хозяйства, укрепление органов Советской власти, за идейно-воспитательную работу. Деятельность Куна на Урале не оторвала его полностью от работы в ИККИ. Он часто приезжал в Москву, встречался с Лениным и другими руководителями большевистской партии. На IV конгрессе Коминтерна в ноябре 1922 г. Куну было поручено выступить по докладу Ленина о пятой годовщине революции и перспективах мирового революционного движения.

В 20 - 30-е годы Кун активно участвовал в общественно-политической жизни Страны Советов. Еще в 1920 г. он был избран депутатом Моссовета, а начиная с 1921 г. - депутатом ВЦИК нескольких созывов, являлся членом его Президиума. После возвращения с Урала Кун был назначен представителем РКП(б) в ЦК комсомола. На этом посту в 1923 - 1924 гг. он участвует в начавшемся идейном разгроме троцкизма, искавшем поддержку в молодежной среде. Много лет подряд Кун преподавал в Коммунистическом университете, Институте красной профессуры, Коммунистической академии.

После смерти Ленина Кун уделял большое внимание пропаганде ленинских идей за рубежом. Он - инициатор издания собрания его сочинений на иностранных языках, возглавил комиссию по их переводу и печатанию. Кун очень чутко относился к ленинскому наследию. Его жена вспоминала, что, когда он говорил с нею о Ленине, "в его голосе всегда чувствовались гордость и благодарность. Он гордился тем, что Ленин любит его, что смог быть учеником Ленина и был благодарен Ленину за то, что тот поправлял его, когда в каких-либо вопросах он занимал ошибочные позиции. Убеждающая ленинская критика научила Бела Куна многому, и позже, когда в каких-либо крупных вопросах необходимо было принимать решение, он всегда думал о том, какое бы решение принял Ленин"74.

На V конгрессе Коминтерна (июнь 1924 г.), где изменился подход к политике единого фронта и к социал-демократии, Кун стал членом Оргбюро ИККИ, за ним было закреплено руководство отделом пропаганды и агитации. Кун организовал издание ряда особенно актуальных ленинских трудов (среди них - "Детская болезнь "левизны" в коммунизме"), координировал работу органов коммунистической печати, организовывал кампании по различным актуальным вопросам, выступал в печати. В своих статьях он подчеркивал необходимость глубокого овладения теорией ленинизма, выступал за большевизацию компартий с учетом специфики стран, предостерегал от схематизма, разоблачал антисоветизм.

В 20-е годы в РКП(б) после выступления Троцкого, поставившего под сомнение возможность победы социализма в одной, отдельно взятой стране и утверждавшего, что без победы мировой революции в условиях капиталистического окружения советское общество неминуемо приобретет милитаристский и бюрократический характер, что Коминтерн больше не служит делу мировой революции, а идет по пути "обуржуазивают", развернулась острая дискуссия, в которой принял участие и Кун. Когда дискуссия вышла за рамки партии, он в январе 1925 г. выступил на расширенном пленуме ЦК партии с острой критикой взглядов Троцкого, а затем в печати со статьей "Идеологические основы троцкизма", высказался против оппозиционных взглядов, угрожающих пролетарской диктатуре и единству партии. Осудил Кун и "новую оппозицию" Зиновьева, хотя с руководителем ленинградской парторганизации, первым председателем Коминтерна его связывали добрые отношения.

Одним из важнейших участков деятельности Куна оставалась работа в венгерском коммунистическом движении. Он опасался, что приближающаяся революционная волна застанет коммунистов врасплох, добивался скорейшего восстановления единства партии, способной мобилизовать рабочих и в условиях подполья. Прибыв в 1920 г. в Советскую Россию он приступил к реорганизации КПВ и, опираясь на 3,5 тыс. коммунистов, состоявших в венгерской секции при ЦК РКП (б), провел работу по их мобилизации75. Выступая на II Всероссийском совещании представителей их агитационных отделов в сентябре 1920 г., он в качестве главной задачи поставил воспитание преданных, сознательных и опытных борцов, которые должны были готовиться к возвращению на родину вместе с 10 тыс. военнопленных, выходцев из Венгрии. Кун рассчитывал на то, что около 2 тыс. коммунистов вернутся на родину и в соседние страны, создадут там парторганизации, проникнут в профсоюзы, начнут проводить забастовки, а затем поднимут восстание, в результате чего произойдет совместное революционное выступление пролетариата этих стран. Оптимизма Куна не разделяла венская эмиграция во главе с Ландлером, которая лучше знала положение в стране. Она считала, что коммунистическое движение в Венгрии можно возродить лишь опираясь на различные легальные организации.

ИККИ в июле 1921 г. фактически поддержал модифицированный вариант, предложенный Куном, "о создании централизованной подпольной организации", утвердил новый состав временного ЦК КПВ, в который вошло больше сторонников Куна, но в то же время отметил, что наиболее важной сферой деятельности КПВ должны стать профсоюзы, а коммунисты не должны покидать ряды СДПВ. В подпольном партийном строительстве и в забастовочном движении Венгрии впоследствии были достигнуты определенные результаты, но внутрипартийная борьба на деле возобновилась, так как не было единства в руководстве движением по вопросам тактики. V конгрессу Коминтерна пришлось предпринимать новые шаги для прекращения внутренней борьбы в КПВ76. Была создана специальная комиссия, которая при участии Куна, Ландлера и Д. Алпари пришла к единству в оценке ситуации и в понимании задач, стоящих перед партией.

Поездка Куна в Вену в ноябре 1924 г. дала ему возможность лучше понять проблемы коммунистического движения в Венгрии. Все его течения осознали, что сейчас время не прямых и открытых выступлений, а тщательной подготовки и собирания сил. С середины 1924 г. Кун и Ландлер искали пути для совместной работы коммунистов в СДПВ и профсоюзах. Они договорились, что опираясь на левую оппозицию в этой партии создадут и легальную Социалистическую рабочую партию Венгрии (СРПВ - партию "прикрытия", т. е. фактически коммунистическую). Такая партия в апреле 1925 г. была создана. Ее программа, разработанная с участием Куна, не выдвигала задачи завоевания власти и содержала лишь умеренные требования.

Летом 1925 г. Кун снова поехал в Вену, чтобы совместно с членами оргкомитета, представителями эмиграции и делегатами венгерских рабочих принять участие в новой партконференции. Она собралась 18 августа и провозгласила себя первым Восстановительным съездом КПВ77. Кун был избран в состав ЦК КПВ. На съезде он выступил с основными докладами о политическом положении в Венгрии, о задачах рабочего класса и партии, об отношении коммунистов к крестьянскому вопросу78 (в последнем учитывался и отрицательный опыт ВСР по аграрному вопросу). Предложенные им тезисы стали важными программными положениями КПВ, вооружившими коммунистов марксистско-ленинскими взглядами по этим вопросам. Партия признала, что требуется новая тактика, но от борьбы за диктатуру пролетариата как стратегической цели не отказалась79. Эта идея получила выражение в написанной Куном для нового партийного журнала "Uj Marcius" статье "Будет ли еще революция в Венгрии?". Нелегальные организации КПВ, как и было задумано, действовали в самой Венгрии. Однако ее руководители (М. Ракоши, К. Эри, К. Хаман, И. Гёгёш, З. Ваш и др.) уже в сентябре 1925 г. были арестованы хортистской полицией.

В последующие годы Кун, осознав справедливость доводов венского центра, сосредоточил внимание на подготовке коммунистов для деятельности в легальных организациях и идейно-воспитательной работы, заботился о том, чтобы рабочие на родном языке могли читать труды Ленина, часто выступал в печати, организовывал издание новых газет и журналов, в том числе с 1926 г. "Szocialista Munkas", с 1928 г. - "Kommunista" и др. Продолжая возглавлять отдел пропаганды и агитации Коминтерна, он бывал в Вене и Берлине, где было налажено обучение партийных кадров для КПВ (в этих партийных школах преподавали Кун, Ландлер, Варга, Й. Реваи, А. Камят и др.), часто встречался и беседовал с руководителями Социалистической рабочей партии Венгрии, СДПВ и венгерского комсомола, изучал положение в стране.

В феврале 1927 г, легальным организациям "прикрытия" также был нанесен ощутимый урон - полиция обезглавила СРПВ и Союз молодежи (из числа их руководителей было арестовано 72 человека), а в апреле 1928 г, в Вене был арестовав Кун, было разгромлено помещение Загранбюро ЦК КПВ. И все те коммунисты в легальных организациях страны продолжали действовать. Над Куном нависла опасность выдачи венгерским властям. Под руководством Коминтерна была организована международная кампания в его защиту, за его спасение. С обращением о спасении его 8 мая 1923 г. выстудила газета "Правда", а Советское правительство потребовало его освобождения. После трехмесячного заключения "за фальшивую прописку", Кун был освобожден и 1 августа прибыл в Ленинград.

Вскоре после возвращения Куна в Россию состоялся VI конгресс Коминтерна (июнь 1928 г.), который избрал его членом Президиума ИККИ, но в состав Секретариата он уже не вошел. (Членом ИККИ и его Президиума Кун оставался до 1935 года.) Конгресс одобрил новую, уже реализуемую тогда на практике политическую линию, направленную на усиление борьбы не только против буржуазных, но и социал-демократических партий, которые были объявлены стоящими в одном ряду с фашизмом, а левое их крыло - наиболее опасной фракцией в рабочем движении80. Эту ошибочную линию полностью разделял и Кун, о чем свидетельствует Открытое письмо Президиума ИККИ членам ВДШ (осень 1929 г.), подготовленное при его активном участии и подтвердившее сектантский курс политики руководства КПВ. В нем отмечалось, что в Венгрии "может быть только социалистическая революция", а социал-демократия "превращается в социал-фашизм"81.

Эти положения Программы Коминтерна и Открытого письма ослабляли единство революционных сил, вредили коммунистическому движению. На основе этого курса в начале 1929 г, были отвергнуты известные в венгерском коммунистическом движении "тезисы Блюма", подготовленные Д. Лукачем, в которых предлагалось считать Венгрию среднеразвитым капиталистическим государством, а следовательно, допускать для нее в стратегическом плане в будущей революционной ситуации борьбу за демократическую революцию, которая, однако, затем в относительно короткий срок может перерасти в социалистическую82. Позиция же Куна в последнем вопросе была однозначной - в стране, где уже была диктатура пролетариата, новая революция может быть только социалистической83. После смерти Ландлера (февраль 1928 г.) борьба внутри КПЗ возобновилась.

С конца 20-х годов Кун уже не мог принимать активного участия в практической работе КПВ. Как вспоминает его жена, освободившись из австрийского заключения и вернувшись в СССР он больше не имел возможности выезжать за границу, так как "в официальных инстанциях приняли решение "не рекомендовать" впредь Бела Куну выезжать за границу (т.е. на нелегальную партийную работу)" в интересах его же безопасности; руководители Коминтерна не хотели подвергать его возможным новым арестам. Кун "тогда впервые почувствовал и понял, что его тоже постигла трагическая судьба эмигранта"84.

Кун, однако, подумывал о том, чтобы оставить работу в Коминтерне, выехать в Австрию, и посвятить себя целиком работе в КПВ. Но после X пленума ИККИ (июль 1929 г.), освободившего Н. И. Бухарина с поста председателя Коминтерна, Куну было поручено возглавить Балканский секретариат. Эта работа потребовала от него много времени не только по изучению истории, но и решению сложных внутренних проблем болгарского, румынского, югославского, греческого и кипрского коммунистического движения85. С 1930 г. он возглавил коллектив Коминтерна по изучению идеологии фашизма, вновь включился в работу по руководству Профинтерном и МОПР, продолжал выступать в печати по проблемам ленинизма, организовал издание первых сборников документов Коминтерна, выступал с докладами на пленумах и конгрессах этой организации.

Одновременно Кун уделял внимание и организации сил венгерских коммунистов в СССР. В феврале - марте 1930 г. в подмосковной Апрелевке проходил II съезд КПВ, где с основным докладом о задачах партии выступил Кун. Отдельные положения доклада, в том числе и сектантского характера, вошли в решения, принятые съездом. В то время, когда международное коммунистическое движение уже приступило к поиску новых путей, Кун все еще защищал ошибочный тезис, что на смену буржуазным и фашистским режимам может прийти только диктатура пролетариата и призывал к ее установлению в Венгрии. Он не видел перспективы сближения КПВ с социал-демократами и демократическими организациями ради создания Народного фронта, отверг принятые I съездом правильные политические требования демократической республики и всеобщего избирательного права86. Кун продолжал защищать эти позиции даже после того, как Коминтерн изменил подход к этим проблемам. В ноябре 1934 г. он все еще выражал сомнение в том, что после победы Народного фронта в Венгрии может быть установлена иная, чем диктатура пролетариата, форма власти87.

После прихода в 1933 г. к власти в Германии фашистов, Кун в 1933 - 1935 гг. резко критиковал буржуазные и социал-демократические партии, а также коммунистов, требовавших пересмотра отношения к социал-демократам. Он до конца оставался сторонником узкого понимания единого фронта88. Правда, с конца 1933 г. он постепенно пересматривал свою прежнюю точку зрения на "социал-фашизм", и в его публикациях призыв к борьбе с фашистской опасностью дополнялся требованием различных конкретных свобод, а с июня 1934 г. - даже единого фронта всех рабочих партий. Одна из его статей по данному вопросу определила известное письмо Г. Димитрова Сталину от 1 июля 1934 г., в котором предлагалось пересмотреть отношение коммунистов к социал-демократии89.

25 июля 1935 г. в Москве собрался VII конгресс Коминтерна. Еще до начала его работы Кун почувствовал, что отношение к нему резко изменилось. Случилось это после того, как главу венгерской делегации Ф. Хусти предупредили, что, несмотря на настоятельную просьбу делегации, Кун не будет выдвинут в состав Президиума. Кун четко оценил значение этого жеста, но не понял причин.

В начале заседаний Кун открыто продемонстрировал свое недовольство этим в адрес руководства Коминтерна во главе с Д. З. Мануильским, а затем попытался выяснить причину у самого Сталина, но тот не принял его90.

В своем же выступлении на конгрессе он поддержал новый стратегический курс, изложенный в докладе Димитрова, присоединился к политике Народного фронта, самокритично оценил свои прежние взгляды на буржуазную демократию и социал-демократию, подчеркнув при этом, что КПВ уже начала применять новые принципы на практике. Таким образом он с большим трудом, но пересмотрел свои прежние взгляды. Об этом свидетельствовали его последующие письма в ЦК КПВ и статьи. Он осознал, что совместная борьба против фашизма требует преодоления разногласий между коммунистами и социал-демократами, а также отверг тезис о "социал-фашизме"91.

Однако, несмотря на то, что Кун публично заявил о поддержке нового курса Коминтерна, он не был избран в Президиум ИККИ, более того, проблематичным стало даже его пребывание в составе Исполкома. К концу работы конгресса Ф. Хусти узнал от Мануильского, в чем, собственно обвиняется Кун. Здесь были противопоставление "зиновьевского" периода и нового этапа руководства в деятельности Коминтерна, ошибки, допущенные в оценке Народного фронта во Франции, позиция в вопросе об исключении Троцкого из партии (в конце 1926 г. Кун предложил отложить обсуждение этого вопроса), встреча Нового года у Каменева после исключения последнего из партии и др. По мнению венгерского исследователя Д. Боршани, истинной причиной изменившегося отношения было несогласие Куна с политикой Народного фронта, новым руководством Коминтерна, и прежде всего Мануильским и Димитровым92. Но вопрос этот, с учетом пересмотра своих взглядов Куном, не настолько однозначен и, видимо, требует дальнейшего изучения.

Вопрос о Куне не был закрыт и после VII конгресса Коминтерна. Велось дальнейшее разбирательство его дела. 5 сентября 1936 г. на заседании Секретариата ИККИ он был освобожден от всех постов не только в Коминтерне, но и в руководстве КПВ. Его обвинили в кампании против линии Коминтерна и руководства ИККИ, в "разлагающих действиях" в рядах КПВ. Еще до вынесения этих решений, Кун, которого ознакомили с проектом решения, 7 мая 1936 г. писал Димитрову, что "за положение в партии я несу политическую ответственность вместе с другими членами ЦК; более того, моя ответственность самая тяжкая. Однако... я не могу на себя брать ответственность за то, в чем я не виноват. Я никогда не саботировал решений VII конгресса и, насколько имел возможность, даже участвовал в выработке его решений... Я никогда не врал Коминтерну, как это утверждается в проекте решения по вопросу о профсоюзах"93. И в самом деле, Кун начал исправлять свои ошибки, искренне стремился изменить сектантскую линию КПВ, приступил к реализации политики Народного фронта. Однако вокруг него уже сложилась обстановка недоверия.

Сегодня трудно сказать, на основании каких конкретных документов был составлен проект решения Секретариата ИККИ по делу Куна. Но нельзя не учитывать, что в 30-е годы отдельные, даже незначительные ошибки, возможные заблуждения могли стать роковыми. Таковыми они стали и для Куна. Практически наступил конец его политической деятельности. Его жена в своих воспоминаниях указала еще одну, по ее мнению, главную причину гибели мужа - отношение к нему Сталина. Она пишет: "Суть заключалась в том, что Бела Кун не популяризировал Сталина перед зарубежными рабочими партиями в такой мере, как это тому хотелось. Справедливости ради следует сказать, что тогда Бела Кун признавал способности Сталина, особенно как энергичного организатора, в котором нуждалась страна в тех экономических условиях. Но он ни в коем случае не соглашался с тем, чтобы, принижая роль Ленина, создавать ему культ личности... Он считал также, что, хотя российская делегация в Коминтерне и играет решающую роль, но зарубежные партии, в том числе и небольшие... должны иметь больше самостоятельности. Из-за этого попал он в "немилость" у Сталина"94.

И тем не менее за помощью Кун был вынужден обратиться именно к Сталину. Согласно утверждениям жены Куна, Сталин заявил, что он не может вмешиваться в дела Коминтерна, а затем в присутствии Молотова и Кагановича предложил Куну несколько должностей. Кун выбрал должность директора Соцэкгиза, которую и занимал с конца 1936 до 29 июня 1937 года. За это время его дважды вызывал по телефону Сталин. В последний раз в конце июня 1937 г. он попросил Куна дать опровержение французской газете о распространяемом на западе слухе, что он, Кун, арестован. Кун сделал это. А через несколько дней его арестовали по сфабрикованному обвинению95.

Жизнь Куна, одного из выдающихся деятелей венгерского и международного коммунистического движения, отданная партии и идеалам социализма, по последним уточненным данным трагически оборвалась в августе 1938 года. Он, подобно многим известным политическим деятелям того времени, стал жертвой беззакония и произвола, воцарившегося в СССР во второй половине 30-х годов. Кун был реабилитирован только после XX съезда КПСС. Изучение его жизни и деятельности и сегодня еще до конца не завершено. Новые документы несомненно позволят выявить многие новые факты жизни этого выдающегося революционера.

Примечания

1. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 38, с. 232, 260.

2. Его рождение зафиксировано в документах еврейской общины села Силадьчех, но фактически местом его рождения было соседнее село Леле, где и сегодня стоит скромный домик, в котором прошло детство Куна (Jozsa A., Mucsi F. Kun Bela palyakezdese. - Szazadok, 1986, 2.sz., 228.old.).

3. Кун Б. О Венгерской Советской республике. М. 1966, с. 512.

4. Jozsa А., Mucsi F. Op. cit., 231 - 233.old.

5. См. Dersi T. A publicista Kim Bela. Budapest. 1969, 67 - 68.old.

6. Ibid., 69.old.

7. Borsanyi Gy. Kun Bela. Politikai eletrajz. Budapest. 1979, 15.old.

8. Jozsa A., Micsі F. Op. cit., 238.old.

9. Ibid., 243.old.; Dersi T. Op. cit., 99 - 100.old.

10. Jozsa A., Milei Gy. Megjegyzesek Borsanyi Gyorgy Kun Belarol szolo biografiajahoz. - Parttorteneti Kozlemenyek. 1979, 4sz. 14.old.

11. Dersi T. Op. cit., 123.old.

12. Цит. по: Dersi T. Op. cit., 129 - 130.old.

13. Jozsa A., Mucsi F. Op. cit., 249 - 251.old.

14. A magyar munkasmozgalom tortenetenek valogatott dokumentumai. Budapest. 1966, 4/A kot., 651 - 652.old.

15. Arokay L. Kuna Bela. Budapest, 1986, 31.old.

16. Milei Gy. A leninizmushoz vezeto ut kezdeten. - Parttorteneti Kozlemenyek, 1987, 3.sz., 59 - 61.old.

17. Цит. по: Arokay L. Op. cit., 32.old.

18. Kun Bela kortarsak szemevel. Budapest. 1986, 46 - 47. old.

19. Бела Кун. Избранное. Воспоминания о Бела Куне. М. 1986, с. 355.

20. См. Сибирская Советская Энциклопедия. Т. 1. Новосибирск. 1927, с. 518.

21. Бела Кун. Избранное, с. 267.

22. Там же, с. 390 - 391.

23. Там же, с. 266 - 267. Венгерский исследователь Д. Милей считает, что Кун включился в работу РСДРП уже со второй половины 1916 г. (Milei Gy. Op. cit., 66 - 67.old.).

24. Цит. по: Гранчак И. М., Лебович М. Ф. Бела Кун. М. 1975, с. 21.

25. Цит. по: Milei Gy. Op. cit., 69.old.

26. Arokay L. Op. cit, 39 - 40.old.

27. Milei Gy. Op. cit., 69.old.

28. Правда, 16.XII.1924; Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 5, с. 251; Гранчак И. М., Лебович М. Ф. Ук. соч., с. 23.

29. Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и гражданской войне в СССР. Сб. док. Т. 2. М. 1968, с. 12.

30. Кун Б. О Венгерской Советской республике, с. 485.

31. Подробнее об этом см.: Йожа А., Милеи Д. Венгерские интернационалисты в борьбе за победу Октября. М. 1977.

32. Правда, 16.XII.1924.

33. Письма В. И. Ленину из-за рубежа. М. 1969, с. 121.

34. Milei Gy. Op. cit., 80 - 81.old.

35. Kun B. Valogatott irasok es beszedek. I.kot. Budapest. 1966, 62.old.

36. Milei Gy. Op. cit., 81.old.

37. Цит. по фотокопии документа на рус. яз. (Arokay L. Op. cit., 42.old.).

38. Milei Gy. Op. cit., 81.old.

39. Кун Б. О Венгерской Советской республике, с. 116.

40. Гранчак И. М., Лебович М. Ф. Ук. соч., с. 35.

41. Milei Gy. Op. cit., 92 - 95.old.

42. Ibid., 93 - 95.old.

43. См.: Боевое содружество, рожденное Великим Октябрем. М. 1987, с. 192; A magyar internacionalistak a Nagy Qktoberi Szocialista Forradalomban es a polgarhaboruban (1917 - 1922), Dokumentumgyujtemeny. Budapest. 1967 - 1968, I.kot., 241. old.

44. Milei Gy. Op. cit., 95.old.; Kun Belatol - Kun Belarol. - Tarsadalmi Szemle, 1986, 2.sz. 57.old.

45. Кун Б. О Венгерской Советской республике, с 122.

46. Nemes D. Kun Bela politikai eletutjarol. Budapest. 1985, 40.old.

47. Kun Belane Kun Bela. Budapest. 1986, 152 - 188.old.; Nemeti L. Kuldetesben Leninnel. Budapest. 1966, 120.old.

48. Кун Б. О Венгерской Советской республике, с. 123 - 132.

49. Коммунист, 1979, N 4, с. 56 - 57.

50. Nemes D. Op. cit, 43.old.

51. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 38, с. 216, 217.

52. Гранчак И. М., Лебович М. Ф. Ук. соч., с. 62.

53. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 38, с. 385, 388.

54. Протоколы конгрессов Коммунистического Интернационала. Второй конгресс Коминтерна. М. 1934, с 178; Arokay L. Op. cit., 80.old.

55. Liptai E. Kun Bela az elso magyar munkashatalom vezeralakaja. - Partelet, 1986, 2.sz., 44.old.

56. Nemes D. Op. cit., 53.old.

57. Чизмадиа А., Ковач К., Астолош Л. История венгерского государства и права. М. 1986, с. 338 - 369.

58. Подробнее см.: Великий. Октябрь и Венгерская Советская республика. М. 1983.

59. Берец Я. К 100-летию со дня рождения Бела Куна. - Коммунист, 1986, N 3, с. 103; Liptai E. Op. cit., 45 - 46.old.

60. Liptai E. Op. cit., 45.old.

61. Nemes D. Op. cit., 75 - 82.old.

62. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50, с. 354.

63. Nemes D. Op. cit., 107.old.

64. Borsanyi Gy. Op. cit., 195 - 196.old.

65. Пушкаш А. И. Внешняя политика Венгрии. Ноябрь 1918 - апрель 1927. М. 1981, с. 176.

66. Kun B. Valogatott irasok es beszedek. II.kot. Budapest. 1966, 7.old.

67. Borsanyi Gy. Op. cit., 231 - 233.old.

68. Szekely G. Kun Bela - masfel evtized a Kominternben. - Valosag, 1986, 4sz., 20.old. Он, однако, не участвовал в разработке операции, как об этом пишут некоторые авторы.

69. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 52, с. 149, 265.

70. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Т. 5. М. 1969, с. 23, 347.

71. Szekely G. Op. cit., 22.old.

72. Nemes D. Op. cit., 148 - 149.old.

73. Borsanyi Gy. Op. cit., 263.old.

74. Kun Belane. Op. cit., 435.old.

75. Az O.K.P. Magyar agitacios osztalyanak II. Osszoroszorszagi ertekezlete. M. 1920.

76. Пятый Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала. Стеногр. отч. Ч. I. М. - Л. 1925, с. 53; ч. II. М. 1925, с. 244 - 245.

77. Szabo A. A KMP ujjaszervezese. 1919 - 1925. Budapest. 1970, 18.old.

78. Ibid., 194.old.

79. Magyarorszag tortenete, 1918 - 1919, 1919 - 1945. Budapest. 542.old.

80. Nemes D. Op. cit., 170 - 171.old.

81. A magyar forradalmi munkasmozgalom tortenete. 2.kot. Budapest, 1967, 104 - 105.old.

82. Nemes D. Op. cit., 175.old.

83. A magyar forradalmi munkasmogalom, 2.kot, 89.old.

84. Kun Belane. Op. cit., 486 - 487, 497 - 500.old.; Borsanyi Gy. Kun Bela Politikai eletrajz, 320.old.; Nemes D. Op. cit., 176.old.

85. Borsanyi Gy. Op. cit., 323 - 327.old; Szekely G. Op. cit., 26.old.

86. Гранчак И. М., Лебович М. Ф. Ук. соч., с. 139; A magyar forradalmi munkasmozgalom tortenete 2.kot., 107.old.

87. Kun B. Valogatott irasok es beszedek. 2.kpt. Budapest. 1966, 456.old.; Szekely G. Op. cit., 27.old.

88. Borsanyi Gy. Op. cit., 351 - 365.old.; Szekely G. Op. cit., 26 - 27.old.

89. Коммунистический Интернационал, 20.VI.1934.

90. Borsanyi Gy. Op. cit., 366.old.

91. Kun Bela szulotesenek centenariuma ele. - Tarsadalmi Szemle, 1985. 11.sz., 52 - 53.old.

92. Borsanyi Gy. Op. cit., 386 - 389.old.

93. Szekely G. Op. cit., 27 - 28.old.

94. Kun Belane. Op. cit., 498.old; Borsanyi Gy. Op. cit., 320.old; Nemes D. Op. cit., 176.old.

95. Kun Belane. Op. cit., 490 - 493.old.; Nemes D. Op. cit., 186.old.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Реальные дальности стрельбы в XVI-XX вв.
      Кстати, тут имеется в виду залповая стрельба. В 1658 г. корейцы стреляли в мишень в виде длинной, но узкой доски. Дистанция указана в 60 шагов. Но в корейском переводе с ханмуна указано, что дистанция составляла "60 корым", а не "60 по". Если "по" (шаг как мера длины) - это порядка 108 м. (1 по = 1,8 м.), то "корым" - это просто "шаг". Как они на самом деле измерили дистанцию - непонятно. Но, исходя из технических возможностей фитильного оружия, все же скорее 1 корым был примерно равен 1 аршину и стрельба велась в пределах 50 м.
    • Реальные дальности стрельбы в XVI-XX вв.
      Я думаю, что для XVI в. - это рекорд, а не рутина. Есть описание стрелкового смотра при дворе Ивана Грозного в 1557 г. - там стреляли по большой мишени в виде ледяного вала: При этом А. Лобин отмечает вот такое важное обстоятельство при комплектовании московских стрельцов: Т.е. лучшие стрелки уверенно вели огонь на дистанции в 60 аршин, что составляет чуть менее 50 м.
    • Реальные дальности стрельбы в XVI-XX вв.
      Я думаю, в реале например в XVI веке стреляли, залпом, до 100 метров...
    • Реальные дальности стрельбы в XVI-XX вв.
      Вот такое про картечь: У русских одним из широко распространенных орудий был полупудовый единорог (обр. 1805, 1838 и 1850 гг.). Баллистика была практически одинакова. Боекомплект унифицирован: В боекомплект 1/2-пудовых единорогов входили:
      а) граната, вес 8,9 кг., в осколочном варианте - 333 г. черного пороха, в фугасном - 486 г. Полный заряд к гранате 1,638 кг. Начальная скорость 415 м/с, дальность стрельбы табличная - 1280 м. при угле возвышения +4 грд 51 мин и 2300 м - при + 25 грд. С минимальным заряде 0,614 кг начальная скорость гранаты составляла 248 м/с.
      б) брандскугель (зажигательный снаряд), вес 4,03 кг (не снаряженного), дальность стрельбы - 640 м. Заряд под брандскугель - 0,82 кг. 
      в) осветительный снаряд (т.н. "ядро Рейнталя"), вес 6,18 кг. Время горения около 2 мин. Заряд 307 г., дальность стрельбы - 747 м. при угле возвышения +25 грд. 
      г) картечь (ближняя и дальняя). Заряд унифицированный - 1,64 кг. Вес дальней картечи 10,9 кг. (48 пуль №7). Вес ближней картечи 11,2 кг. (94 пули №5). Дальность эффективной стрельбы ближней картечи - до 400 метров, дальней - до 700 м. Опять про пули: Т.е. наши не могли поразить противника на картечь, а те - расстреливали прислугу. Какое реальное было расстояние?
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Астрахан Х.М. Крушение идейно-политических позиций мелкобуржуазных партий России в 197 году (март-октябрь) // История СССР. №4. 1977. С. 20-36.
      Автор: Военкомуезд
      X.М. АСТРАХАН

      КРУШЕНИЕ ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЙ МЕЛКОБУРЖУАЗНЫХ ПАРТИЙ РОССИИ В 1917 ГОДУ (Март — октябрь)

      В дни Великого Октября 1917 г., когда героический пролетариат России под руководством партии большевиков во главе с Владимиром Ильичем Лениным поднялся на решительный штурм буржуазно-помещичьего строя и сокрушил его, главнейшие мелкобуржуазные партии — меньшевики и правые эсеры — оказались в стане врагов пролетарской революции.

      В советской историографии обстоятельно прослежено развитие основных мелкобуржуазных партий России от февраля до октября 1917 г., показана их эволюция от соглашательства с буржуазным правительством до контрреволюционности. Работы историков свидетельствуют, что большевикам, непримиримо боровшимся против оппортунизма ревизионизма мелкобуржуазных партий в области идеологии, было вместе с тем органически чуждо сектанство. Они стремились к достижению компромисса по тактическим вопросам с партиями и группами, готовым на деле отстаивать интересы трудящихся масс против буржуазии.

      Всестороннее рассмотрение этой важной темы, на наш взгляд, особенно актуально сегодня, когда буржуазные идеологи, пытаясь помешать сплочению левых сил в капиталистических странах, старательно распространяют версию о коммунистах как якобы противниках союза с другими партиями и в искаженном свете представляют отношение большевиков к партиям мелкобуржуазной демократии России в период под готовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции.

      Победа Февральской буржуазно-демократической революции положила начало борьбе рабочего класса России и его политического аван гарда — партии большевиков — за переход к социалистической револю ции и установление диктатуры пролетариата. Еще находясь в Швейцарии, в марте 1917 г., В. И. Ленин на поставленный им вопрос «Что делать? Куда и как идти?» записал: «К Коммуне? Доказать это» [2]. /20/

      1. См.: Комин В. В. Банкротство буржуазных и мелкобуржуазных партий России в период подготовки и победы Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1965; История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3. М., 1967; Минц И. И. История Великого Октября, т. 2. М., 1967; Рубан Н. В. Октябрьская революция и крах меньшевизма (март 1917—1918 гг.). М., 1968; В. И. Ленин и история классов и политических партий в России. М., 1970; Большевизм и реформизм, М., 1973; Астрахан X. Большевики и их политические, противники в 1917 году. Из истории политических партий в России между двумя революциями. Л., 1973; Гусев К. В. Партия эсеров. От мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. Исторический очерк. М., 1975; его же, О политической линии большевиков по отношению к мелкобуржуазным партиям. — «Коммунист», 1976, №15 и др.
      2. Ленин В. И. ПСС. т. 31. с. 481.

      Возвратясь в Россию, в своих Апрельских тезисах Владимир Ильич дал развернутое обоснование этой новой стратегической линии партии, выраженной им в лаконичной фразе: «Переход — ко 2-ой революции — к власти пролетариата — к социализму» [3]. Новая установка вождя партии, одобренная VII (Апрельской) Всероссийской конференцией и подтвержденная VI съездом РСДРП (б), определила отношение большевиков к партиям мелкобуржуазной демократии.

      Мелкобуржуазные партии под влиянием победы над царизмом, одержанной прежде всего благодаря героизму и самоотверженности рабочего класса и резко поднявшегося в связи с этим престижа в массах социалистической идеологии стали особенно усердно толковать о своей преданности социалистическим идеалам. Даже правонароднические Трудовая группа и партия народных социалистов [4] (не говоря уже о меньшевиках, группе «Единство», возглавляемой Г. В. Плехановым, эсерах), претендовали на звание социалистических организаций. На деле все они единым фронтом выступали против курса партии большевиков на социалистическую революцию, утверждая, что производительные силы страны и духовное развитие населения еще не созрели для перехода к социализму. «...Диктатура пролетариата, — писал Г. В. Плеханов, — станет возможной и желательной лишь тогда, когда наемные рабочие будут составлять большинство населения» [5]. По утверждению центрального органа партии эсеров, России предстоял еще длительный период капиталистического развития [6].

      Большую опасность для дальнейшего хода революции таили в себе призывы этих мнимых социалистов к «объединению». Лидер эсеров В. М. Чернов, выступая в марте 1917 г. перед русскими политэмигрантами в Париже, доказывал необходимость создания в России «великой социалистической партии» [7]. Меньшевистский лидер И. Г. Церетели в речи на собрании Петроградского Совета 20 марта предлагал «не толь-ко обе части с.-д. партии, но все демократические революционные силы объединить...» Объединить для чего? Ответ Церетели был совершенно определенный — в интересах поддержки Временного буржуазного правительства, так как якобы «не настал еще момент для осуществления конечных задач пролетариата, классовых задач, которые еще нигде не осуществлены» [8].

      Партия большевиков во главе с В. И. Лениным решительно высказалась против объединения с оппортунистами. Сохранение идейной и организационной самостоятельности марксистской партии пролетариата являлось главнейшим условием дальнейшего развития революции — перерастания ее в социалистическую. «Кто отделяет сейчас же, немедленно и бесповоротно, пролетарские элементы Советов (т. е. пролетарскую, коммунистическую, партию) от мелкобуржуазных, тот правильно /21/

      3. Ленинский сборник XXI, с. 33.
      4. Трудовая группа, не решавшаяся при царизме выдвинуть даже республиканской программы, в апреле 1917 г, объявила себя «социалистической партией» («Дело народа», 1917 г., 11 апреля).
      5. Плеханов Г. В. Год на родине, т. 2. Париж, 1921, с. 30.
      Уже после победы Октября Чрезвычайный съезд меньшевиков (ноябрь — декабрь 1917 г.) так «обосновывал» коренной тезис меньшевизма об отсутствии в России социалистической перспективы: «Русская революция не может осуществить социалистического преобразования общества, поскольку такое преобразование не началось в передовых капиталистических странах и поскольку в самой России производительные силы стоят на черезчур низкой ступени развития...» (ЦПА ИМ Л, ф. 275, оп. 1, Д. 62, л. 94).
      6. См. «Дело народа», 1917 г., 1 сентября, 6 октября.
      7. Антонов-Овсеенко В. А. В семнадцатом году. М., 1933, с. 61.
      8. «Известия Петроградского Совета Р. и С. Д.», 1917 г., 21 марта.

      выражает интересы движения...» [9], — указывал В. И. Ленин. Но идейная и организационная самостоятельность марксистско-ленинской партии вовсе не означала отказ большевиков от сотрудничества с партиями мелкобуржуазной демократии.

      Февральская революция, как известно, не разрешила основных общедемократических задач — не вывела страну из войны, не передала землю крестьянам, не разрешила национального вопроса. Осуществление этих и других революционно-демократических преобразований при условии перехода всей власти в стране к Советам представляло бы серьезный шаг вперед на пути к социализму.

      В этой ситуации, когда установление единовластия Советов зависело прежде всего от мелкобуржуазных партий, которые могли, но не хотели брать власть, большевики должны были стремиться, по словам В. И. Ленина, «сделать такой "горячей" почву под ногами мелкой буржуазии, что ей при известных условиях придется взять власть» [10]. Речь шла о том, чтобы Советы действительно и в полном объеме выполняли свою роль революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

      Отношение большевиков к каждой из основных групп партий мелкобуржуазной демократии — социал-шовинистам (группа «Единство», Трудовая группа, Народно-социалистическая партия), к оппортунистическому большинству партии меньшевиков и эсеров, возглавлявшего Петроградский Совет и ЦИК Советов Р. и С. Д., и к левым группам (левые эсеры, меньшевики-интернационалисты и внефракционные социал-демократы) — определялось позицией, занимаемой данной группой в вопросах о власти и проведении назревших общедемократических преобразований.

      Крайне правые организации мелкобуржуазной демократии [11] (их политическая платформа с наибольшей определенностью формулировалась Г. В. Плехановым) большевики рассматривали как буржуазные, классово чуждые пролетариату. «Социал-шовинисты, — писал В И Ленин, — наши классовые противники, буржуа, среди рабочего движения» [12]

      По самому животрепещущему вопросу того времени — о войне и мире — группа Плеханова и близкие ей организации выступали с буржуазных позиций, отстаивая необходимость продолжения войны «до победного конца». В угоду буржуазии решали правосоциалистические группы и вопрос о власти. Несмотря на то, что с первого же дня существования Временного правительства была очевидна слабость его позиций и полная зависимость от Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, деятели правого фланга мелкобуржуазной демократии не допускали и мысли об отстранении буржуазии от власти. Они видели выход в создании коалиционной власти с участием социалистов. С таким предложением выступил, в частности, на мартовском совещании Советов /22/

      9. Ленин В. И. ПСС, т. 31, с. 141; см. также т. 49, с. 411; КПСС и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 1. М., 1970, с. 450.
      10. Ленин В. И. ПСС, т. 31, с. 140.
      11. Они действовали в тесном контакте. На выборах в Нарвскую районную думу г. Петрограда в конце мая 1917 г. народные социалисты, Трудовая группа и организация «Единство» выступили с единым списком. В связи с выборами в Учредительное собрание в Москве по инициативе местного комитета организации «Единство был создан блок, который, как писал 19 октября 1917 г. руководитель комитета А. Бородулин Г. В. Плеханову, положил основание «собирания воедино всех социалистических оборонческих сил». Библиотека Дома Г. В. Плеханова при ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (далее: БДП), ф. 1093, ед. хр. Д. 1.27.
      12. Ленин В. И. ПСС, т. 31, с. 171.

      рабочих и солдатских депутатов трудовик Л. М. Брамсон [13]. В начале апреля V съезд Трудовой группы признал необходимым «пополнение состава Временного правительства представителями всех главнейших социалистических партий» [14]. Резолюция с.-д. группы «Единство» также высказалась за участие «представителей рабочей демократии во Временном правительстве» [15].

      В лагере контрреволюции по достоинству оценили позицию социал-шовинистов, рассчитывая на их помощь в борьбе против революционного движения. Министр Временного правительства А. И. Гучков направил 24 марта Г. В. Плеханову в Сен-Ремо телеграмму, в которой указывал, что немедленный приезд его «был бы очень полезен для спасения отечества», и просил сообщить, что следует сделать, чтобы облегчить переезд [16]. Во Временном правительстве дебатировался вопрос о возможном приглашении Плеханова в состав правительства на пост министра труда. По свидетельству Р. М. Плехановой, последний сказал, что войдет в министерство тогда, когда этого потребует рабочий класс или социал-демократическая партия [17]. Некогда решительный противник участия социалистов в буржуазном правительстве, Плеханов теперь не отрицал возможность вступления в него ради упрочения власти буржуазии. Показательна его восторженная реакция по поводу решения Исполкома Петроградского Совета послать своих представителей во Временное правительство. Выступая на съезде делегатов фронта 3 мая, Плеханов на вопрос, какова должна быть демократическая власть, ответил: «Нужно коалиционное министерство. Я говорил об этом с первого момента моего вступления на родную почву, но я оставался почти один в среде моих товарищей. Я рад, что теперь и они стали на ту же точку зрения» [18].

      В коалиционном правительстве право-социалистические группы видели оплот против нараставшей социалистической революции. И главной их задачей являлось сохранение и укрепление коалиционной власти. Каждый раз, когда существующей власти угрожала опасность со стороны революционных масс, правые группы мелкобуржуазной демократий неизменно оказывались на стороне этой антинародной власти [19].

      Политической линии правосоциалистических групп соответствовала социальная база, на которую эти группы опирались: кулацкие элементы» кооператоры, буржуазная интеллигенция. Это подтверждается корреспонденцией, поступавшей в адрес Г. В. Плеханова — восторженные письма буржуа [20] и резкие слова осуждения сознательных пролетариев, /23/

      13. Всероссийское совещание Советов рабочих и солдатских депутатов. М.— Л., 1927, с. 143.
      14. «Дело народа», 1917 г., 11 апреля.
      15. БДП, ед. хр. Л. IX.32 (печатный листок).
      16. БДП, ф. 1093, ед. хр. Д.5.16.
      17. БДП, ед. хр. АД.9.536, л. 17. Это подтверждается и другими свидетельствами (Там же, ед. хр. АД. 13.2, л. 2).
      18. Плеханов Г. В. Год на родине, т. 1. Париж, 1921, с. 90.
      19. В статье «Революционная демократия должна поддержать свое правительство», приуроченной к демонстрации петроградских рабочих и солдат 18 июня, Г. В. Плеханов писал, что сотрудничество с буржуазными кругами «есть в настоящее время для нас, социал-демократов, начало политической премудрости» (Плеханов Г. В. Указ. соч. с. 215). В связи с кризисом власти, вызванным корниловским мятежом, Плеханов настоятельно предлагал «революционной демократии» позаботиться о привлечении в состав правительства «представителей торгово-промышленного класса» (см. Г. В. Плеханов. Год на родине, т, 2, с. 126, 132).
      20. Отказ предоставить с.-д. группе «Единство» место в Исполкоме Петроградского совета вызвал протест не рабочих, а со стороны буржуазной радикально-демократической партии. Председатель ЦК этой партии профессор Д. П. Рузский 17 апреля послал телеграмму Г. В. Плеханову, в которой выразил возмущение решением Исполкома (БДП, ф. 1093, ед. хр. Д.1.37). На Демократическое совещание в сентябре 1917 г.

      глубоко разочаровавшихся в своем бывшем учителе социализма [21].

      Правые группы мелкобуржуазной демократии «это, — по словам В. И. Ленина, — мертвые силы» [22]. Разумеется, ни о каком сотрудничестве большевиков с этими группами, полностью переметнувшимися на сторону буржуазии, не могло быть и речи. Показательно, что из опасения скомпрометировать себя в глазах революционных масс даже эсеры не решились объединиться с трудовиками и народными социалистами [23], а правые меньшевики (группа Потресова) — с «Единством» [24].

      Официальное руководство партий меньшевиков и эсеров, в отличие от правого крыла мелкобуржуазной демократии, представляло в первые месяцы революции влиятельную силу. Оно располагало поддержкой не только верхушки крестьянской буржуазии, но и значительной части солдат и рабочих, по несознательности своей поддавшихся идеологии революционного оборончества. Политический курс центра не был прямолинеен: ориентируясь, как и его соседи справа, на союз с буржуазией, центр иногда склонялся влево, в сторону революционного пролетариата [25].

      Партия большевиков, внимательно следя за каждым зигзагом политического курса меньшевиков и эсеров, особенно в моменты острых правительственных кризисов, раскрывала массам пагубность политики этих партий, прислужничество их перед буржуазией, но вместе с тем не исключала возможности соглашения с этими партиями в интересах дальнейшего развития революции.

      Принятый VII (Апрельской) конференцией РСДРП (б) ленинский лозунг «Вся власть Советам!» по существу был направлен на достижение компромисса с меньшевиками и эсерами. «Мы, — писал В. И. Даний впоследствии, — говорили меньшевикам и эсерам: берите всю власть без буржуазии, ибо у вас большинство в Советах» [26].

      Г. В. Плеханов был избран городской Думой г. Рязани голосами представителей народных социалистов, торгово-промышленных служащих и кадетов («Русская воля», 1917 г., 12 сентября).
      21. Солдат 5-го кавказского этапного батальона эсер Л. М. Сердюковский писал Г. В. Плеханову 23 апреля: «...Политическую позицию, каковую Вы заняли по вопросу о войне и мире, безусловно, не может удовлетворить ни одного пролетария-социалиста и недалеко то время, как весь сознательный пролетариат отвернется от своего вождя» (БДП, ф. 1093, ед. хр. Д.3.21). 19-летний крестьянин К. Шумский писал Плеханову, что возмущен его призывом к продолжению войны. «Да будут прокляты... социалисты, которые стоят за войну. Да здравствует Ленин. Ура Ленину!» — так заканчивалось письмо (там же, ед. хр. Д.3.30). Солдат Слободчиков из Действующей армии обратился 15 мая к Плеханову с просьбой не высылать газеты «Единство», которую он выписал, «так как, — писал солдат, — она нас не интересует, а возмущает, что вы плачете за помещиков, что они будут нищими, когда отберут у них землю. Долой помещиков и капиталистов» (там же, ед. хр. Д.3.27). Член Петербургского Совета рабочих депутатов в 1905 г. Ф. В. Селиверстов в письме от 17 сентября заявил: «Г. В. ...вы никогда не были правы, нападая на большевиков, в частности на Ленина» (БДП, ф. 1093, ед. хр. 6.54).
      22. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 301.
      23. См.: Третий съезд партии социалистов-революционеров. Стеногр. отчет. Пг., 1917, с. 390, 393.
      24. 11 апреля группа оборонцев-меньшевиков обратилась к Г. В. Плеханову с предложением обсудить ряд вопросов «ближайшей политической и организационной работы» (БДП, ф. 1093, ед. хр. В.185.1). Во время работы конференции меньшевистских и объединенных организаций (7—11 мая 1917 г.) к Плеханову в Царское Село приехали для переговоров делегаты конференции меньшевики-оборонцы А. Н. Потресов, Е. Маевский, Б. А. Кольцов, В. Левицкий, продолжавшаяся около четырех часов беседа не имела практического результата. «Г. В. Плеханов, — отмечал позднее В. Левицкий, — напрямик заявил нам, что единственным способом согласования действий является наше вхождение в организацию «Единство», что для нас, по многим соображениям, было неприемлемо» (там же, ед. хр. АД.9.Б31, л. 47—48).
      25. См. Ленин В. И. ПСС, т. 37, с. 210—211.
      26. Ленин В. И. ПСС, т. 41, с, 72: см. также: т. 32, с. 328, 340.

      Но лидеры меньшевиков и эсеров упорно подчеркивали, что возглавляемый ими Петроградский Совет не является органом власти и не претендует на эту роль. Совет в толковании эсеро-меньшевистских деятелей — это не более как «центр революционной демократии», контролирующий деятельность Временного правительства [27]. Если крайне правые группы мелкобуржуазного блока настаивали на содействии Совета Временному правительству, то центр и левый фланг блока видели задачу Совета в воздействии на правительство в целях выполнения им провозглашенной программы.

      Меньшевики пытались навязать пролетариату и его организациям тактику, которую они разработали еще в 1905 г. — быть «крайней оппозицией» в отношении буржуазной власти, пришедшей на Смену царизму [28]. Несостоятельность этой установки выявилась менее чем через два месяца после Февральской революции: буржуазная власть, которой меньшевики прочили долгую жизнь, оказалась на грани катастрофы уже в результате апрельского политического кризиса. Курс на затягивание империалистической войны, откровенно выраженный в ноте Милюкова от 18 апреля, вызвал 20—21 апреля бурные антиправительственные выступления петроградских рабочих и солдат. ЦК РСДРП (б) в резолюциях, принятых в связи с нотой Милюкова, отметил, что политика эсеро-меньшевистских вождей Петроградского Совета, «состоящая в поддержке обманчивых надежд на возможность "исправить" "мерами воздействия" капиталистов (т. е. Временное правительство), — еще и еще раз разоблачена этой нотой» [29], что единственно правильный выход из кризиса — сосредоточение Советом всей полноты власти в своих руках.

      Реальную возможность взятия всей власти в стране Советами во время апрельского кризиса признавали не только большевики [30], но и их противники [31]. Тем не менее эсеро-меньшевистское большинство Исполкома Петроградского Совета приняло 1 мая решение делегировать представителей Совета в состав Временного правительства.

      Обстоятельства создания коалиционного правительства далеко не так ясны, как это обычно представляется. Требует выяснения, в частности, вопрос, в каком качестве Временное правительство приглашало социалистов в свой состав: как представителей соответствующих партий или же как представителей Петроградского Совета? I I

      В официальных документах Временного правительства (обращение Временного правительства к населению о необходимости создания коалиционного правительства, опубликованное 26 апреля, письме» министра-председателя Г. Е. Львова председателю Петроградского Совета Н. С. Чхеидзе от 27 апреля) отмечалась лишь его заинтересованность в привлечении «к ответственной государственной работе представителей тех активных творческих сил страны, которые доселе не принимали прямого и непосредственного участия в управлении государством» [32]. /25/

      27. Ф. Дан, выступая на Всероссийском совещании Советов, заявил: «...Это клевета, будто Совет рабочих и солдатских депутатов хочет принять участие в осуществлении государственной власти» (Всероссийское совещание Советов, с. 188). Передовая «Известий Петроградского Совета Р. и С. Д.» 11 апреля 1917 г. отрицала наличие в стране двоевластия.
      28. «...Социал-демократия есть и должна остаться вплоть до социалистической революции партией крайней оппозиции», — писал А. Мартынов в брошюре «Две диктатуры», вышедшей в начале 1905 года (Мартынов А. Две диктатуры, изд. 2. Пг., 1918, с. 74).
      29. Ленин В. И. ПСС, т, 31, с. 291.
      30. Ленин В. И. ПСС, т. 32, с. 310; т. 34, с. 63.
      31. Это признали также трудовик В. Б. Станкевич («Дело народа», 1917 г., 21 апреля), эсер Н. Д. Авксентьев (Третий съезд партии социалистов-революционеров, с. 210) и даже министр-председатель Г. Е. Львов (см. Ленин В. И. ПСС, т. 31, с. 333)
      32. Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис. М., 1958 с. 832, 834. (Автором обращения был кадет Ф. Ф. Кокошкин.)

      Мысль о том, чтобы новые члены Временного правительству официально представляли авторитетные в глазах народных масс организации, особенно подчеркнул А. Ф. Керенский, который, по собственному признанию, вступил во Временное правительство «на свой личный страх и риск». В заявлении, направленном Керенским ЦК партии эсеров, Петроградскому Совету и во фракцию Трудовой группы, говорилось: «...Я считаю, что представители трудовой демократии могут брать на себя бремя власти лишь по непосредственному избранию и формальному полномочию тех организаций, к которым они принадлежат» [33].

      Меньшевикам и эсерам предоставлялась, таким образом, свобода выбора — послать своих членов в состав правительства в качестве представителей партии или как представителей Совета [34].

      Упомянутое предложение министра-председателя предварительно обсуждалось 27 апреля на частном совещании лидеров партий меньшевиков и эсеров (так называемое совещание «звездной палаты»). Меньшевики заняли негативную позицию, предложив войти в состав Временного правительства эсерам. На это член ЦК эсеров А. Р. Гоц, по словам И. Г. Церетели, заявил о невозможности «вхождения в правительство с.-р.-ов без одновременного вхождения с.-д.» [35]. На заседании Исполкома Петроградского Совета 28 апреля меньшевистские лидеры выступали против вступления во Временное правительство, предлагая при этом «сделать все, чтобы убедить правительство искать разрешения кризиса в привлечении к власти демократических элементов, не связанных с Советом, т. е. кооператоров, крестьянство, профсоюзов» [36].

      Отдавая себе отчет в том, что вступление в буржуазное правительство может пагубно сказаться на судьбе их партий, меньшевистские и эсеровские деятели после некоторых колебаний все же решили принять участие во Временном правительстве в качестве представителей Совета.

      5 мая заседание Петроградского Совета по предложению Исполкома постановило послать шесть своих представителей, в том числе меньшевиков И. Г. Церетели и М. И. Скобелева, эсера В. М. Чернова, в состав Временного правительства [37]. Решение вполне отвечало стремлению буржуазии укрепить Временное правительство и подорвать роль Петроградского Совета как правительственного органа. Делегируя в состав Временного правительства своих «вождей», Петроградский Совет тем самым как бы «отчуждал» в пользу правительства ту реальную власть, которой он обладал. Петроградский Совет отказался от прежней формулы поддержки правительства «постольку-поскольку» и выразил полное доверие коалиционному правительству [38]. Совет, таким образом, лишался даже /26/

      33. Социалисты о текущем моменте. Сост. В. Л. Львов-Рогачевский. М., 1917, с. 29.
      34. В верхах обеих мелкобуржуазных партий первоначально преобладали противники коалиции. Выступая на II Петроградской конференции партии эсеров 5 апреля 1917 г. с докладом об отношении эсеров к Временному правительству и Совету Р. и С. Д., Н. С. Русанов, напомнив, что участие социалистов в буржуазном правительстве принесло много разочарований рабочей демократии, категорически заявил: «В это коалиционное министерство социалисты-революционеры не пойдут!» («Дело народа», 1917 г., 6 апреля). ОК меньшевиков в своей резолюции от 25 апреля постановил «считать вступление представителей социалистических партий или Совета Раб. и С. Д. в министерство для настоящего момента политически нецелесообразным и вредным для дела демократии...» (см.: Социалисты о текущем моменте, с. 97).
      35. Церетели И. Г. Воспоминания о Февральской революции, кн. 1. Париж, 1963, с. 129.
      36. Там же, с. 131.
      37. «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 1917 г., 6 мая.
      38. На объединенном заседании исполнительных комитетов С. Р. и С. Д. Москвы 13 мая меньшевик Б. С. Кибрик заявил: «От прежней условной поддержки мы отказываемся и переходим к полной поддержке с активным проведением на месте программы Временного правительства» (ГАМО, ф. 66, оп. 12, ед. хр; 149, л. 6).

      своей призрачной функции контроля над властью. Отныне, надеялись архитекторы коалиции, Совет утрачивает в глазах народа авторитет, а Временное правительство, напротив, все приобретает.

      Вступление лидеров меньшевиков и эсеров в качестве представителей Петроградского Совета во Временное правительство изменило положение этих партий: из оппозиционных они стали правящими. По примеру социал-реформистских партий Запада партии меньшевиков и эсеров вошли составным элементом в буржуазную правительственную систему России [39]. Страх и опасения, которые испытывали лидеры этих партий, вступая в коалицию с буржуазией, сменились у них кичливостью от сознания того, что они возглавляют правящие страной партии.

      Предпринятый буржуазией искусный маневр с созданием коалиционного правительства, по выражению В. И. Ленина, «опьянил интеллигентских вождей меньшевизма и народничества» [40]. Открывшаяся 7 мая в Петрограде Общероссийская конференция объединенных и меньшевистских организаций РСДРП избрала почетными председателями конференции министров И. Г. Церетели и М. И. Скобелева. Участникам конференции было предложено одобрить постфактум вхождение представителей партии в состав Временного правительства. Некоторые делегаты возражали. Петроградский Совет, заявил Я- А. Пилецкий, «послал своих деятелей, как представителей, как демократов — это его дело, мы тут не мешаемся, и он за это несет ответственность... Мы своего штемпеля здесь не прикладываем... Мы этого не утвердим, не можем утвердить потому, что мы пожертвуем интересами социализма» [41]. Большинством (51 против 12, воздержалось 8) конференция одобрила создание коалиционного правительства. Специальный пункт резолюции гласил: «Министры социал-демократы должны быть ответственны не-только перед Советом, но и перед партией в лице ее центральных учреждений» [42]. Это было официальное признание того факта, что меньшевистская партия стала одной из опор буржуазной власти в России.

      Создание коалиционного правительства было одобрено также и III съездом эсеров [43].

      Компромиссу с большевиками меньшевики и эсеры предпочли коалицию с кадетами. Быть может, лидеры мелкобуржуазных партий искренне рассчитывали, что им удастся, находясь в союзе с буржуазией, приблизить мир и осуществить программу социальных реформ, но в действительности же ничего, кроме щедрых обещаний, народ не получил от министров-социалистов. Буржуазия их руками проводила политику воины, наступления на жизненные права трудящихся, «...Церетели, Чернов и К° из бывших социалистов стали на деле, сами того не замечая, бывшими демократами» [44], — таков вывод, сделанный В. И. Лениным спустя месяц после создания коалиционного правительства. /27/

      39. Примечательно, что видные социал-демократы Германии — Каутский, Бернштейн и другие — на запрос представителя меньшевистского ОК за границей об их отношении к вступлению русских социалистов во Временное правительство единодушно ответили, что «они вполне понимают и одобряют этот шаг» (ЦПА ИМЛ, ф. 275, оп. 1, д. 21, л, 12).
      40. Ленин В. И. ПСС, т. 32, с. 310.
      41. ЦПА ИМЛ, ф. 275, on. 1, ед. хр. 8, л. ,7 и об.
      42. «Рабочая газета», 1917 г., 9 мая. Этот пункт резолюции импонировал многим в меньшевистской партии и вне ее тем, что мог быть истолкован как шаг к оттеснению Совета от государственной власти мелкобуржуазными партиями. Отметим, что ранее, в момент формирования коалиционного правительства, один из меньшевистских деятелей писал Г. В. Плеханову, что на него тяжелое впечатление произвели условия вхождения социалистов в министерство, «ибо опять С. Р. и С. Д. делается монополистом-контролером от имени всего народа. Для сознательных же с.-д. контроль над деятельностью министров с.-д. может принадлежать только партий...» (БДЦ, Д.515, л. 2).
      43. Третий съезд партии социалистов-революционеров, с. 478—479
      44. Ленин В. И. ПСС, т. 32, с. 312.

      Тем не менее большевики, продолжая курс на мирное развитие революции все еще пытались подтолкнуть меньшевиков и эсеров к разрыву с буржуазией. В дни работы I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, 9 июня, «Правда» выступила со статьей «Введение социализма или раскрытие казнокрадства?» (автор В. И. Ленин), которая предлагала меньшевикам и эсерам, если они действительно заинтересованы в предотвращении экономической катастрофы, вместе бороться с казнокрадством капиталистов. Подчеркивая готовность большевиков быть наиболее уступчивыми в таком совместном предприятий, как эта борьба, «проявить максимум мягкости...», «Правда» предложила съезду Советов (большинство которого составляли меньшевики и эсеры) в качестве первого шага «серьезной борьбы с разрухой и с надвигающейся на страну катастрофой» отменить коммерческую тайну по всем делам, связанным поставками на оборону [45]. Статья требовала от соглашательских партий ясного, недвусмысленного определения своих позиций: «Все согласны, что немедленное введение социализма в России невозможно. Все ли согласны, что раскрытие казнокрадства немедленно необходимо?» [46].

      События 4 июля 1917 г. в Петрограде свидетельствовали о дальнейшей, по сравнению с апрельским и июньским кризисами, большевизации масс. Полотнища с призывами «Вся власть Советам!», «Долой 10 министров-капиталистов!» преобладали не только в рядах демонстрантов-рабочих, но и в колоннах солдат и матросов. Если 21 апреля Петроградский Совет подавляющим большинством голосов отклонил предложения большевиков о переходе власти к Советам [47], то 3 июля рабочая секция Совета приняла резолюцию, в которой настаивала, «чтобы Всер. съезд С. Р. и С. Д. и Крестьянок. Деп. взял в свои руки всю власть» [48]. Показательно, что на заседании Исполкома Кронштадтского Совета в ночь с 3 на 4 июля за участие в вооруженной демонстрации под лозунгом «Вся власть Советам!» вместе с большевиками голосовали эсеры и меньшевики [49].

      Делегаты от фабрик и заводов Петрограда, прибыв 4 июля в Таврический дворец, потребовали от ЦИК Советов и Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов немедленно взять всю власть в стране в свои руки. «Мы требуем ухода всех министров-капиталистов и доверяем Совету, но не тем, кому доверяет Совет» [50], — заявил один из представителей рабочих.

      Эсеро-меньшевистское большинство ЦИК Советов отвергло эти требования революционных масс Петрограда. Партии, доселе проводившие политику соглашения с буржуазией, стали непосредственными исполнителями ее контрреволюционных планов. Если в апреле эсеро-меньшевистское большинство Исполкома Петроградского Совета еще было способно отмежеваться от антибольшевистской кампании, развернутой тогда буржуазной прессой [51], а в июне лидеры мелкобуржуазных партий только угрожали применением насильственных акций против партии революционного пролетариата, то в июле меньшевики и эсеры выступили как инициаторы и исполнители массовых репрессий против партии боль-/28/

      45. См. Ленин В. И., ПСС, т. 32, с. 319.
      46. Там же, с. 320.
      47. «Рабочая газета», 1917 г., 22 апреля.
      48. «Известия Петроградского Совета Р. и С. Д.», 1917 г., 4 июля.
      49. «Балтийские моряки в подготовке и проведении Октябрьской социалистической революции. М.— Л., 1957, с. 115—117.
      50. «Новая жизнь», 1917 г., 5 июля.
      51. См. Ленин В. И. ПСС, т. 31, с. 125—126.

      шевиков. Эсеро-меньшевистское большинство ЦИК Советов, санкционировав подавление властями мирной демонстрации петроградских рабочих п солдат, непосредственно включилось в кампанию травли и преследования большевиков. Ради укрепления альянса с буржуазией, руководство партий меньшевиков и эсеров пошло фактически на полное отстранение Советов от государственной деятельности. Второе коалиционное правительство формировалось без участия представителей Советов, а вошедшие в его состав министры-социалисты не были обязаны отчитываться перед центральными органами Советов [52].

      VI съезд РСДРП (б) снял лозунг «Вся власть Советам!» — лозунг мирного развития революции. Партия признала, что в создавшихся условиях даже демократические задачи революции могут быть решены только в результате вооруженного свержения буржуазной власти и установления диктатуры пролетариата. «Переход земли к крестьянам невозможен теперь без вооруженного восстания...», — указывал В. И. Ленин в статье «Политическое положение» [53]. Если в период мирного развития революции существовала возможность создания революционного союза пролетариата и трудящегося крестьянства на основе компромисса между основными партиями, представленными в Советах, то после июльских событий она исчезла [54].

      В. И. Ленин предвидел, что война и экономическая разруха в громадных размерах ускорят процесс высвобождения масс из-под влияния мелкобуржуазных партий. Так оно и происходило. В статье «Из дневника публициста», написанной незадолго перед корниловским мятежом,. Владимир Ильич на основании ряда фактов сделал вывод: среди пролетариата явный упадок влияния меньшевиков и эсеров и усиление влияния большевиков; мелкобуржуазная демократия поворачивает в сторону революционного пролетариата. Статья, как и все предыдущие, написанные В. И. Лениным после июльских событий, своим острием была направлена против эсеровских и меньшевистских вождей, которые «на деле перешли на сторону буржуазии, вошли в буржуазное правительство, обязались поддерживать его, изменив не только социализму, но и демократии» [55]. Он писал об эсеровских и меньшевистских вождях большинства Советов как об изменниках, которых «надо прогнать, снять со всех постов» [56].

      Это не значит, что В. И. Ленин раз и навсегда исключал возможность каких-либо контактов с партиями мелкобуржуазной демократий. Уже после победы Октября В. И. Ленин, ссылаясь на опыт прошлого, отмечал, что изменение линии поведения партии в отношении мелкобуржуазной демократии вызывались ее неустойчивостью, частыми шатаниями из стороны в сторону. Всякий раз, как только мелкобуржуазные де-/29/

      52. Совещание ЦИК Сонетов в ночь с 21 на 22 июля доверило А. Ф. Керенскому составление кабинета «с приглашением в его состав представителей всех партий, стоящих на почве программы Временного правительства... оглашенной 8 июля» (см. «Известия Петроградского Совета», 1917 г., 23 июля). Меньшевик Б. О. Богданов, выступая на Демократическом совещании, признал, что после июльских событий буржуазии удалось «добиться осуществления власти, формально в своей деятельности не связанной с органами демократий», что власть не строится как раньше, на принципе ответственности перед всей российской демократией, олицетворяемой Петроградским Советом Р. и С. Д. и ЦИК Советов, а «на принципах представительства демократических партий» (ЦГАОР СССР, ф. 1238, оп. 1, д. 2, лл. 30, 31).
      53. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 5.
      54. Там же, с. 10—12.
      55. Там же, с. 131—132.
      56. Там же. с. 132.

      мократы поворачивали к нам, мы протягивали им руку [57], указывал В. И. Ленин. Так именно произошло в начале сентября 1917 г. В момент борьбы против корниловщины эсеры и меньшевики, испуганные перспективой военной диктатуры, сделали крен влево. Центральные комитеты обеих партий отказались вступить в правительственную коалицию с партией кадетов, участвовавшей в подготовке контрреволюционного мятежа. Учтя это обстоятельство, а также опыт совместных действий большевиков с меньшевиками и эсерами против корниловщины [58], В. И. Ленин в статье «О компромиссах», написанной 1 сентября, заявил, что большевики могут и, по его мнению, должны предложить компромисс «главенствующим» мелкобуржуазно-демократическим партиям. При условии разрыва меньшевиков и эсеров с буржуазией, образования ими правительства, целиком ответственного перед Советами, и передаче Советам всей власти на местах большевики, указывал В. И. Ленин, «отказались бы от выставления немедленно требования перехода власти к пролетариату и беднейшим крестьянам, от революционных методов борьбы за это требование» [59]. И хотя с самого начала В. И. Ленин мало надеялся, что предложение компромисса будет принято меньшевиками и эсерами, а в добавлении к статье, написанной 3 сентября, заметил, что, «пожалуй, предложение компромисса уже запоздало», вождь партии тем не менее эту статью опубликовал (6 сентября) и в очередных своих статьях — «Один из коренных вопросов революции», «Русская революция и гражданская война», «Как обеспечить успех Учредительного собрания» — продолжал развивать положения, выдвинутые в работе «О компромиссах» [60]. Появление этих статей (они написаны между 5 и 12 сентября) было в известной степени связано с постановлением объединенного заседания ЦИК Советов о созыве 12 сентября Демократического совещания для «решения вопроса о власти» [61].

      Массы трудящихся, глубоко встревоженные судьбой страны, решительно требовали окончательного разрыва коалиции с буржуазией. В этом плане стали выступать и левые фракции меньшевиков и эсеров. Обострились противоречия между эсеро-меньшевистским блоком и буржуазными партиями, отвергавшими право Демократического совещания решать вопрос о власти.

      В создавшейся ситуации — ослабления в результате поражения корниловщины, контрреволюции и быстрого роста революционных сил — возникла, хотя и слабая, надежда на то, что меньшевики и эсеры, наконец, покончат с губительной политикой соглашательства с буржуазией.

      Партия революционного рабочего класса, заинтересованная в мирном пути развития революции, который «всего легче, всего выгоднее для народа» [62], сделала все от нее зависящее, чтобы последний шанс «безболезненного» ее развития, был реализован /30/

      57. Ленин В. И. ПСС, т. 38, с. 137.
      58. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 221—222.
      59. Там же, с. 135.
      60. О работах В. И. Ленина первой половины сентября см.: Старцев В. И. Некоторые вопросы история подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. В кн. Советская историография классовой борьбы и революционного движения в России, ч. II. Л., 1967; его же. О некоторых работах В. И. Ленина первой половины сентября 1917 г. В кн. В. И. Ленин в Октябре и в первые годы Советской власти. Л., 1970; Славин Н. Ф. Статья В. И. Ленина «О компромиссах». В кн. Исторический опыт Великого Октября. М., 1975; Совокин А. М. На путях к Октябрю. Проблема мирной и вооруженной борьбы за власть Советов. М., 1977, с. 112—126 и др.
      61. В статьях В. И. Ленина Демократическое совещание упоминается в связи с изложением большевистской программы решения коренных задач революции (см. Ленин В. И, ПСС, т. 34, с. 208, 210, 225, 230).
      62. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 12.
      63. См. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 207, 228, 230, 237 и др.

      Фактически уже в резолюции ЦК РСДРП «О власти» (31 августа) и со всей определенностью в статье В. И. Ленина «О компромиссах» большевики заявили о готовности вернуться к доиюльской тактике, выраженной в формуле «Вся власть Советам!». Само название статьи способствовало популяризации идеи соглашения, на антикапиталистической основе, большевиков с их «ближайшими противниками» — меньшевиками и эсерами (в этом смысле термин «компромисс» в период двоевластии не был в ходу, хотя большевики тогда «проводили по сути дела именно политику компромисса» [64]).

      В работах В. И. Ленина первой половины сентября проводится мысль о том, что соглашение большевиков с меньшевиками и эсерами позволит не только решительно и быстро, притом мирным путем, отстранить буржуазию от власти, но и послужит основой для мирной борьбы этих партий за власть в будущем, в рамках революционно-демократической власти. «Нам бояться, при действительной демократии, нечего, ибо жизнь за нас...» [65], — писал В. И. Ленин, имея в виду перерастание в дальнейшем революционно-демократической власти в диктатуру пролетариата с партией большевиков во главе. В статьях «О компромиссах», «Один из коренных вопросов революции», «Русская революция и гражданская война» и других Владимир Ильич обстоятельно изложил программу первоочередных задач, которые должна решить революционно-демократическая власть. Это в первую очередь — предложение мира всем воюющим народам, безвозмездная передача помещичьей земли крестьянам, принятие мер по спасению страны от экономической катастрофы, которые вместе с тем явятся конкретными шагами по пути к социализму — национализация банков и важнейших отраслей промышленности, отмена коммерческой тайны, принудительное синдицирование и др.

      Уже после победы Октября В. И. Ленин, говоря о программе борьбы с хозяйственной разрухой, выдвигавшейся большевиками в первой половине сентября, заметил, что речь шла «не о социалистическом государстве, а о "революционно-демократическом"» [66].

      Предложение компромисса ведущим мелкобуржуазным партиям было продиктовано отнюдь не слабостью, а силой большевиков, твердой уверенностью их в правильности взятого VI съездом партии курса на подготовку вооруженного восстания. Большевистская партия стала самой авторитетной, самой популярной в массах политической силой в стране. Выступив за мирное развитие революции, В. И. Ленин открыто и предельно ясно предупредил меньшевиков и эсеров, что в случае отклонения предложенного им компромисса пролетарское восстание станет неизбежным.

      В заключительном разделе статьи «Задачи революции» В. И. Ленин писал: «Перед демократией России, перед Советами, перед партиями эсеров и меньшевиков открывается теперь чрезвычайно редко встречающаяся в истории... возможность обеспечить мирное развитие революции». Если же эта возможность, продолжал В. И. Ленин, будет упущена, то неизбежна гражданская война между буржуазией и пролетариатом, которая «должна будет кончиться, как показывают все доступные уму человека данные и соображения, полной победой рабочего класса, поддержкой его беднейшим крестьянством...» [67].

      Особенность статьи «О компромиссах» и примыкавших к ней работ /31/

      64. Ленин В. И. ПСС, т. 41, с. 136.
      65. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 136; См. там же, с. 207, 223 и др.
      66. См. Ленин В. И. ПСС, т. 36, с. 303.
      67. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 237—238.

      состояла в том, что, раскрывая возможность и желательность мирного пути развития революции, она в то же время мобилизовала волю и энергию рабочего класса, широких масс трудящихся на вооруженное восстание против буржуазной власти. Пока предложение компромисса не было принято, партия большевиков обязана была продолжать подготовку пролетарских сил к вооруженной борьбе за власть.

      В рассматриваемых работах В. И, Ленина приводятся новые доказательства способности российского пролетариата овладеть государственной властью и использовать ее ради блага народа и в интересах прогресса страны. В. И. Ленин выступает против тезиса, поддерживаемого Зиновьевым, будто восстание типа Парижской коммуны в Петрограде потерпит поражение, как во Франции в 1871 г. «Это абсолютно неверно,— возразил В. И. Ленин. — Победив в Питере, Коммуна победила бы и в России» [68]. Большевики, указывал В. И. Ленин, став у власти и проводя в жизнь то, что в течение многих месяцев обещали и не исполняли мелкобуржуазные партии — дать землю крестьянам и предложить немедленный мир народам, — получат поддержку со стороны широчайших масс.

      Итак, в статьях В. И. Ленина, написанных в первой половине сентября, ставится вопрос о двух возможных путях дальнейшего развития революции в России: мирного развития, ведущего к диктатуре пролетариата через промежуточный этап революционно-демократической власти, или непосредственного установления власти пролетариата в результате победоносного вооруженного восстания. От меньшевиков и эсеров главным образом зависел окончательный выбор той или другой формы борьбы против буржуазной власти партией большевиков, которая с каждым днем все решительнее брала инициативу действий в свои руки.

      Своими статьями В. И. Ленин стремился побудить массы — рабочих, крестьян, солдат — «к самостоятельному суждению» [69], к сопоставлению заявлений партий с их практическими действиями. А факты политической жизни, весь ход Демократического совещания свидетельствовали о том, что верхи мелкобуржуазных партий, забыв о «грозных» резолюциях против кадетов, добиваются примирения с ними.

      В письме в ЦК РСДРП (б) «Марксизм и восстание» (12—14 сентября) В. И. Ленин, пришедший к этому времени к окончательному выводу о невозможности компромисса с меньшевиками и эсерами, предлагай двинуть большевистскую фракцию Демократического совещания на заводы и казармы и там в горячих и страстных речах разъяснить программу партии и «ставить вопрос так: либо полное принятие ее Совещанием, либо восстание» [70]. Собственно, к этому же звали статьи, написанные Владимиром Ильичем ранее — 5—12 сентября — и опубликованные во второй половине месяца, когда лидеры меньшевиков и эсеров окончательно разоблачили себя как сторонники буржуазии [71]. Эти статьи подводили революционные массы к пониманию необходимости восстания против буржуазной власти.

      Таким образом, последняя попытка компромисса большевиков с меньшевиками и эсерами была по вине последних сорвана.

      Если правые фракции мелкобуржуазной демократии в течение всего, периода революции от февраля по октябрь 1917 г. неизменно ориенти-/32/

      68. Ленин В. И., ПСС, т. 34, с. 254.
      69. Там же, с. 230.
      70. Там же, с. 247.
      71. Организатор эсеровского коллектива на петроградском заводе «Арсенал Петра Великого» Воронков отмечал впоследствии: «Демократическое совещание положило начало падению влияния эсеров на заводе» (ДПА, ф. 4000, оп. 5, ед. хр. 1246, л. 13).

      ровались на союз с буржуазией, а равнодействующая линия центра, в конечном счете, сомкнулась с линией правых (представители тех и других в один голос твердили на Демократическом совещании: вне коалиции спасения нет), то левые фракции мелкобуржуазной демократии часто вплотную подходили к позиции партии революционного пролетариата. В период апрельского кризиса левые эсеры и меньшевики-интернационалисты так же, как и большевики, выступали против создания коалиционного правительства. «Всякое участие в коалиционном министерстве недопустимо» [72], — телеграфировал 27 апреля из Цюриха меньшевистскому ОК лидер меньшевиков-интернационалистов Л. Мартов. Сильная оппозиция коалиции образовалась и среди эсеров [73].

      Но, критикуя официальное руководство партий меньшевиков и эсеров, левые фракции этих партий не смогли выдвинуть свою позитивную программу. Так, Мартов, осуждая вступление социалистов во Временное правительство, вместе с тем высказывался против замены коалиционного правительства Советом рабочих и солдатских депутатов. В качестве «лозунга дня» он провозглашал: «Не вся власть Советам, а завоевание Советами политической независимости, завоевание ими роли организованного авангарда демократической революции» [74].

      Догматически подходя к высказываниям К. Маркса и Ф. Энгельса об этапах социалистической революции, Мартов считал, что буржуазную власть должна сменить власть мелкой буржуазии. Но так как последняя, по его мнению, еще не достигла политической зрелости, чтобы стать властью, задачей рабочего класса и его партии является подготовка мелкобуржуазной демократии к власти. Выдвинутый Мартовым «лозунг дня» не означал на деле ничего другого, как призыв вернуться к положению, существовавшему до создания коалиции: буржуазное правительство у власти, а Советы «активно влияют на ход правительственной политики».

      После июльских событий меньшевики-интернационалисты и левые эсеры стали еще более резко, хотя и непоследовательно, выступать против политической линии своих партий. Левые не одобряли развернутой руководством меньшевиков и эсеров кампании травли большевиков и репрессий против них. При обсуждении на заседании ЦИК Советов вопроса о предоставлении правительству Керенского, «неограниченных полномочий» левые эсеры и меньшевики-интернационалисты воздержались от голосования. Но как и в доиюльский период, левые фракции мелкобуржуазных партий оказались беспомощными в разработке позитивной программы. Мартов, выступавший против перехода власти к Советам в период мирного развития революции, когда они представляли реальную силу, теперь стал высказываться в поддержку этого лозунга. На заседании ЦИК Советов 4 июля он заявил: «У нас сейчас может быть только одно решение. История требует, чтобы мы взяли власть в свои руки» [75]. После же сформирования 25 июля второго коалиционного правительства, с участием кадетов, Мартов тотчас примирился с ним («В наши цели не входит порочить Правительство, и тем более добиваться его свержения» [76], — заявил он 4 августа) и отказался от лозунга «Вся власть Советам!».

      Левые эсеры в первый момент после июльских событий, как и мень-/33/

      72. «Рабочая газета», 1917 г., 6 мая; см. также ЦПА ИМЛ, ф. 275, оп. 1, ед. хр. 8, л. 37.
      73. «Дело народа», 1917 г., 24 мая.
      74. «Летучий листок» (орган меньшевиков-интернационалистов), 1917, № 2, с. 6.
      75. «Известия Петроградского Совета», 1917 г., 6 июля.
      76. «Известий Петроградского Совета», 1917 г., 6 августа.

      шевики-интернационалисты, склонялись к установлению власти Советов [77], а с начала августа стали пропагандировать создание однородно-социалистического правительства. Большевики, В. И. Ленин, остро критикуя непоследовательную, путанную позицию левых фракций меньшевиков и эсеров по вопросу о власти, вместе с тем поддерживали каждый их шаг навстречу революционному пролетариату. Как важный политический факт Владимир Ильич отметил выделение левой фракции в эсеровской партии [78]. Большевики убеждали левых эсеров и меньшевиков-интернационалистов порвать с перешедшим на сторону контрреволюции официальным руководством своих партий. В ряде районов страны фактически сложился блок большевиков с левыми эсерами [79], а в некоторых местностях при расколе объединенных с.-д. организаций создавались совместные организации большевиков и меньшевиков-интернационалистов.

      С ликвидацией корниловщины влияние левых фракций в мелкобуржуазных партиях стало быстро расти. И меньшевики-интернационалисты, и левые эсеры выступали за создание «однородно-демократической» власти, имея в виду сформирование правительства на основе блока Советов с «несоветской демократией» (кооперативы, органы местного управления, профсоюзы). В отличие от правых лидеров меньшевизма (Потресов, Церетели и др.), отрицавших способность мелкой буржуазии к политическому действию и ориентировавших российский пролетариат на поддержку буржуазии, Мартов отстаивал союз пролетариев с мелкобуржуазными слоями населения. Движущими силами революции, заявлял он, является городская и сельская мелкая буржуазия [80]. Однако он отрицал главное условие, при котором мелкая буржуазия страны могла участвовать в борьбе за установление революционно-демократической власти, — союз с рабочим классом и руководящую роль последнего в этом союзе.

      Пропагандируемая Мартовым идея создания «однородно-демократического» правительства, сформированного на основе Советов и находившихся преимущественно под буржуазным влиянием кооперативов и органов местного самоуправления, должна была в конечном итоге привести к упрочению в России буржуазного строя [81].

      В отличие от меньшевиков-интернационалистов, левые эсеры, хотя и с оговорками, поддерживали большевистский лозунг перехода власти к Советам. На происходившей 10 сентября 7-й Петроградской конференции партии эсеров левые эсеры Г. Д. Закс, Б. Д. Камков, М. А. Спиридонова указывали, в противовес докладчику В. М. Чернову, на необходимость разрыва с буржуазией и передачи всей власти в стране Советам [82]. Вместе с большевиками левые эсеры голосовали на Демократическом совещании против создания предпарламента с участием цензовиков. Орган петроградских левых эсеров «Знамя труда» писал по поводу предпарламента с участием цензовых элементов: «Здесь — тот мост к союзу с буржуазией; здесь — первый шаг к упразднению Советов, как политической силы — и замены их "всесословным предпарламентом"...» [83]. Газета поддерживала требование большевиков созвать /34/

      77. См. Ленин В. И. ПСС, т. 32, с. 430.
      78. См. Ленин В. И. ПСС, т. 34, с. 110.
      79. См. Гусев К. В. Партия эсеров от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. М., 1975, с. 146—183.
      80. См. ЦПА ИМЛ, ф. 275, on. 1, д. 12, л. 11—11 об.
      81. См. Астрахан X. М. Указ, соч., с. 63—64, 407—408.
      82. «Дело народа», 1917 г., 12 сентября,
      83. «Знамя труда», 1917 г., 22 сентября.

      Всероссийский съезд Советов и вместе с тем призывала готовиться к coзыву Учредительного собрания [84].

      Если левые эсеры; хотя и непоследовательно, все же в октябре 1917 г. оказывали поддержку большевикам, то другие партии мелкой буржуазии оказались в одном лагере с контрреволюционной буржуазией в исторический момент, когда партия большевиков призвала народные массы взяться за оружие. По ее зову они свергли буржуазное Временное правительство и установили республику Советов.

      Рассматривая причины, в силу которых партии мелкобуржуазного блока оказались в большинстве своем в период Октября на стороне буржуазии против революционного пролетариата, естественно, прежде всего учитывать социальную опору этих партий. Ясно, что на политической линии партий, составлявших правый фланг мелкобуржуазной демократии (организация «Единство», Трудовая народно-социалистическая партия и примыкавшие к ним правые группы меньшевиков и эсеров), сказывалось влияние верхушечных слоев мелкой буржуазии, кулачества, высокооплачиваемых служащих, тяготевших к буржуазии и враждебных революционному пролетариату [85]. Что же касается основных партий мелкобуржуазной демократии — меньшевиков и эсеров, — то социальные слои, составлявшие опору этих партий — крестьяне, солдаты, малосознательные рабочие — по мере развития революции все решительнее требовали от своих вождей покончить с политикой соглашательства с буржуазией. Меньшевики и эсеры, их лидеры тем не менее цепко держались за союз с буржуазией, и даже резкий поворот масс влево, в сторону революционного пролетариата («...действительным вождем масс, даже эсеровских и меньшевистских, становятся большевики»,— отмечал В. И. Ленин в начале сентября [86]), не заставил эти партии изменить свой политический курс. Следовательно, измена партий меньшевиков и эсеров принципам демократии объясняется не столько объективными условиями (ведь социальные слои, составлявшие классовую базу этих партий, повернули в октябре 1917 г. в сторону революционного пролетариата), а прежде всего обстоятельствами субъективного порядка — несостоятельностью идейно-политических концепций, которыми эти партии руководствовались.

      В. И. Ленин, говоря о защитниках капитализма против социализма, подразделил их на. две большие группы. Одна делает это зверски и с самой грубой корыстью — помещики, капиталисты, кулаки, вторая же группа «защищает капитализм "идейно", то есть бескорыстно или без прямой, личной корысти, из предрассудка, из трусости нового» [87]. К второй группе В. И. Ленин отнес меньшевиков и эсеров.

      Идейно-теоретическая платформа меньшевизма, под сильным влиянием которой фактически находились многие деятели эсеровской партии [88], была разработана в период первой русской революции на основе догматических ассоциаций с буржуазными революциями домонополи-/35/

      84. См. «Знамя труда», 1917 г., 3—24 октября.
      85. С партиями, находившимися на правом фланге мелкобуржуазной демократии, были тесно связаны Совет всероссийских кооперативных съездов, Совет депутатов торгово-промышленных служащих, Совет депутатов трудовой интеллигенции, Всероссийский крестьянский союз — организации, поддерживавшие буржуазное Временное правительство (см. БДП, ф. 1093, ед. хр. Д.1.27; В.246.14; ф. 1093, ед. хр. Д.14).
      86. Ленин В. И. ПСС, т, 34, с. 186, см. также Т. 37, с. 313.
      87. Ленин В. И. ПСС, Т. 39, с. 169.
      88. «...Более многочисленная эсеровская партия молчаливо признавала политический "приоритет" лидеров меньшевизма» (Большевизм и реформизм. М., 1973, с. 236).

      стической эпохи (на очереди в России — борьба за демократию под руководством буржуазии и лишь в отдаленной перспективе борьба пролетариата за социализм). Меньшевистские теоретики, как заметил В. И. Ленин, повернулись лицом к восемнадцатому веку, а спиной — к двадцатому. Мелкобуржуазными деятелями не были поняты и принятий выдающиеся открытия, сделанные В. И. Лениным на основе марксисткого анализа империалистической стадии капитализма: положения о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции, о перерастании последней в социалистическую, о возможности установления в России революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства и перерастания ее в социалистическую диктатуру пролетариата. И уже тогда, когда уже не в теории, а в жизни — в итоге победы Февральской революции — по всей России возникли Советы, олицетворявшие власть пролетариата и крестьянства, меньшевистские деятели упорно продолжали тянуть массы назад, к буржуазному правопорядку). «Появление и роль Советов — отражение нашей неорганизованности и отсталости сравнительно с Западной Европой» [89], — утверждал меньшевик Н. Рожков. Вместе с эсерами меньшевики выступали против того, чтобы Советы стали тем, чем они призваны были стать — революционно-демократической властью, которая смело и энергично проводит демократические преобразования, приближая тем самым переход к социализму. «У нас на очереди не социализм, а капитализм», — поучал Л. Маслов в августе 1917 г. [90]. Ссылками на незрелость России для социалистической революции лидеры мелкобуржуазных партий фактически оправдывали сохранение в стране помещичьего землевладения и отказ буржуазной власти от проведения других демократических реформ. Несостоятельность теоретических концепций явилась одной из главных причин политического банкротства мелкобуржуазных партий России [91].

      Только партия большевиков, партия революционного рабочего класса, отмечается в постановлении ЦК КПСС «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции», творчески развивая революционное учение марксизма-ленинизма, оказалась на высоте великих задач эпохи и дала «единственно верный ориентир в борьбе за победу социалистической революции» [92].

      История мирового освободительного движения за последнее шестидесятилетие — убедительное свидетельство жизненности ленинской теории революции, истинность которой впервые доказана всемирно-исторической победой российского рабочего класса в октябре 1917 г. /36/

      89. Н Рожков Диктатура революционной демократии. М., 1917, с. 13.
      90. «Рабочая газета», 1917 г., 25 августа.
      91. Сами же лидеры меньшевизма вскоре после победы Октябрьской революция вынуждены были признать полное фиаско своей партии. «Партия стоит перед фактом великого политического поражения, — говорится в заявлении, подписанном, в числе Других, Л. Мартовым, А. Мартыновым, Н. Рожковым. — Она поражена 25 октября, как одна из партий, на которое опиралось Временное правительство. Она поражена как пролетарская партия фактом последовательных неудач на политических выборах всякого рода в крупнейших центрах. Она поражена, наконец, как организация, которая находится в состояний внутренней анархии» (ЦПА ИМЛ, ф. 275, оп. 1, д. 52, л. 109).
      92. О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Постановление ЦК КПСС «Правда», 1977 г., 1 февраля.

      История СССР. №4. 1977. С. 20-36.
    • Рындзюнский П.Г. Российское самодержавие и его классовые основы (1861-1904 гг.) // История СССР. №2. 1977. С. 34-52.
      Автор: Военкомуезд
      П.Г. РЫНДЗЮНСКИЙ
      РОССИЙСКОЕ САМОДЕРЖАВИЕ И ЕГО КЛАССОВЫЕ ОСНОВЫ (1861—1904 гг.)

      Полоса революционных выступлений в Европе 1848—1849 гг. завершилась... Изучая перспективы дальнейшего революционного процесса, основоположники научного коммунизма большое внимание уделяли положению дел в России. Падение русского царизма расценивалось ими как одно из первых необходимых условий для победы революции в Европе. Ф. Энгельс замечал, что сорокамиллионному русскому народу нельзя «навязать извне какое-либо движение. Да этого вовсе и не требуется» [1]. У него, как и у К. Маркса, сложилось стойкое убеждение в близости революции в России, которая откроет новые перспективы для мирового революционного движения. Они были уверены, что русский народ сам одолеет царизм — этот последний сильный оплот реакции в Европе. Грозное недовольство крестьян (в России. — П. Р.) уже теперь такой факт, с которым приходится считаться как правительству, так и всем недовольным оппозиционным партиям»,— писал Ф. Энгельс в 1875 г. [2]

      К. Маркс и Ф. Энгельс в обращениях к русским общественным деятелям подчеркивали особую важность стоявшей перед ними исторической задачи — организации народных сил для победы над царизмом.

      Русским современникам К. Маркса и Ф. Энгельса, людям прогрессивных взглядов, в этом многое мешало. В их среде были распространены народнические взгляды. Преувеличение исторического значения государства вытекало из самой логики народнической концепции; к тому же сильно сказывалось влияние университетской исторической науки, государственной школы в историографии. Отсюда шло представление о государстве, о монархии в России как об отделенной от общества, стоя щей над ним, независимой от борьбы классовых интересов силе. Это задерживало выработку революционного отношения к самодержавию поддерживало либеральные иллюзии у идеологов революционной демократии или создавало ложное представление о слабости царизма, вплоть до признания возможности того, что «одряхлевшее правительство, не дожидаясь восстания, решится пойти на самые широкие уступки на роду» [3].    

      Утратив прежний революционный потенциал, народничество к концу XIX в. изменилось политически, перейдя на либеральные, соглашательские по отношению «к царизму позиции. Помимо главной причины — изменения социальной структуры деревни — немаловажное значение для политической эволюции буржуазной демократии имело и псевдонародное оформление правительственного режима, особенно характерное для /34/

      1. «К. Маркс и Ф. Энгельс и революционная Россия». М., 1967, стр. 74.
      2. Там же, стр. 76.
      3. «Революционное народничество 70-х годов XIX века», т. 1. Из программных Документов «Народной воли». Подготовительная работа партии. М.—Л., 1965, стр. 17.

      времен Александра III. Оно проявлялось многообразно: в оформлении правительственных документов и разного рода правительственных церемоний лицемерной защите «патриархальных», «общинных» традиций. Идеалистически-субъективистская основа идеологии мелкобуржузных демократов обусловливала их веру в возможность убедить не только так называемое «общество», но и самодержавие, бюрократию направить ход дел по «правильному» пути. Они усматривали в этом залог осуществления своих либерально-народнических идеалов, полагая, что мнение и аппарат управления являются могущественными средствами для разрешения всех назревших вопросов [4].

      В новой общественно-экономической обстановке конца XIX — начала ХХ в. в среде мелкобуржуазной интеллигенции все более усиливались оппортунистические тенденции. Среди тех, кого В. И. Ленин называл «эсеровскими меньшевиками» (Пешехонов и др.), выявилась готовность отказаться от борьбы за республику. Это обосновывалось тем, что якобы "идея монархии слишком прочно засела в народное сознание» [5]. Так люди, претендовавшие на то, чтобы определять пути борьбы за народное освобождение, готовы были не бороться с монархическими предрассудками, а закреплять их и исходить из них.

      Особое значение имело ошибочное .понимание классовой сущности государства и его исторической роли у той части интеллигенции, которая одно время разделяла марксистские позиции революционной социал-демократии, а затем встала на путь ревизионизма и оппортунизма.

      Наиболее показателен в этом отношении пример Г. В. Плеханова. Надо заметить, что толкование им роли и сущности государства в классово-антагонистических формациях всегда было сильно уязвимо. Плеханов признавал роль государства как аппарата классового насилия, но вместе с тем склонен был .подчеркивать значение государства как организации сотрудничества классов. В статье «О материалистическом понимании истории» появление государства он ставил в связь с таким абстрактно-объективистски обозначенным фактором, как «непосредственное влияние нужд общественно-производительного процесса». На примере Плеханова хорошо видно, как неточности в решении теоретического вопроса обусловливали искаженное понимание конкретных задач политической борьбы. Внеклассовое, метафизическое толкование государства не позволило ему принять лежащую в основе ленинской программы разрешения аграрного вопроса в буржуазно-демократической революции мысль о национализации земли как акте революционного правительства рабочих и крестьян. Меньшевики, как и вообще буржуазные демократы, в своем общественном мировоззрении не могли отмежеваться от буржуазной государственной школы права и государственной исторической школы, что мешало им правильно ориентироваться как в вопросах теории, так и в политике. Плеханов реставрировал основные положения государственной исторической школы Чичерина — Соловьева о независимости русского самодержавия от объективных, в первую очередь экономических, факторов, прибавив к этому, что в России борьба классов «в течение очень долгого времени не только не колебала существовавшего у нас политического порядка, а, напротив, чрезвычайно упрочивала его» [9]. Политический смысл этих положений состоял в утверждении мысли о том, что якобы у рабочего класса в революционной борьбе нет союзника: крестьянство искони поддерживало монархию и /35/

      4. См. В.И. Ленин. ПСС, т. I, стр. 296, 377.
      5. В.И. Ленин ПСС, т. 13, стр. 400.
      6. Г.В. Плеханов. История русской общественной мысли, кн. 1, М.—Л., 1925, стр. 111—112.

      в общественном движении будет играть только контрреволюционную роль; надежной союзницей может быть буржуазия, но она в России к началу XX в. еще недостаточно созрела.

      Другое, враждебное ленинизму течение, имевшее такую же опасную тенденцию разоружить рабочий класс в борьбе с царизмом, исходило от меньшевиков-ликвидаторов, переоценивавших степень буржуазного перерождения государственной надстройки к концу XIX в.

      Для расширения и укрепления рядов борцов против самодержавия было необходимо преодолеть распространенный среди русской интеллигенции индифферентизм к вопросам политической организации общества. Университетская историческая наука, влиявшая на школьное образование и на мировоззрение широких кругов интеллигенции, развивала симпатии к принципам идеализированной монархии в духе концепции Соловьева — Ключевского. Немалое значение имело наследие народничества. Даже когда был преодолен царивший ранее аполитизм, все же лозунг борьбы за республику отпугивал многих видных народников тем, что в его осуществлении они видели залог утверждения ненавистной им буржуазности. Преувеличению силы монархизма в народе содействовал и неправильно понятый опыт неудачного хождения в народ.

      В. И. Ленин на всем протяжении своей революционной деятельности вел борьбу за точное понимание природы русского самодержавия, что отразилось в его работах и многочисленных высказываниях, освещающих явление во всей его сложности, во всех его противоречиях, в его развитии. К сожалению, в нашем лениноведении мысли основателя Коммунистической партии Советского Союза о политической структуре капиталистической России не были еще обобщены хотя бы в такой степени, как это сделано в отношении ленинских высказываний по истории революционного движения и аграрных отношений.

      В первое десятилетие советской историографии тема о природе русского самодержавия звучала сильно. Это прежде всего страстные выступления М. Н. Покровского против толкований этого вопроса Троцким, а также против Слепкова, пытавшегося воскресить взгляды меньшевиков-ликвидаторов. Тогда к правильной мысли Покровского о роли царизма в России присоединялось его утверждение о сохранении до XX в. в формах московского самодержавия гегемонии торгового капитала [7], от которого он позднее отказался. Литературное наследие М. Н. Покровского по вопросу о характеристике российского самодержавия, в первую очередь его критические статьи, собранные в двухтомнике «Историческая наука и борьба классов», актуальны и теперь. Мысли о ведущем значении государства в общественно-экономическом развитии России, о глубоком перерождении царизма, делавшем необязательным и даже якобы ненужным его революционное низвержение, — все подобные положения, с которыми боролся в свое время М. Н. Покровский, ныне настойчиво воспроизводятся в буржуазной зарубежной литературе.

      В современной советской историографии вопрос о содержании политики царизма в эпоху капитализма занимает видное место. Он изучается главным образом по отдельным направлениям правительственной деятельности. Особенно большие успехи имеются в исследовании аграрно-крестьянской политики [8], немало сделано в изучении финансовой и /36/

      7. М. Н. Покровский. К вопросу об особенностях исторического развития России. Сб. ст. «Историческая наука и борьба классов», вып. 1. М.— Л., 1933, стр. 219.
      8. См. М. С. Симонова. Отмена круговой поруки. «Исторические записки», т. 83, J969; ее же. Земско-либеральная фронда в 1902—1903 гг. Там же, т. 91, 1973; Е. В. Брусникин. Переселенческая политика царизма в XIX в. «Вопросы истории», 

      торгово-промышленной политики [9], в области культуры [10]. Существен-ным вкладом в освещение вопроса о политике царизма по отношению к торгово-промышленной буржуазии и пролетариату являются монография В.Я. Яверычева [10а]. Однако, определяя пути дальнейшего изучения проблемы, приходится констатировать, что самодержавие как политический институт в целом охарактеризовано неполно. Поэтому сейчас на первое место необходимо выдвинуть целостное изучение политического облика самодержавия.

      Велика научная ценность известных монографий П. А. Зайончковского, вобравших в себя множество фактических данных[11]. Но, как признает сам автор, подробно освещая почти не исследованные ранее стороны государственной деятельности, он, как правило, лишь кратко характеризует области политики, которые уже изучались советскими и историками, делая при этом лишь сжатые изложения выводов из имеющейся литературы (например, о важнейшей области правительственной политики - социально-экономической).

      Для читателя большой интерес .представляет ярко написанная и богатая фактическим материалом монография Ю. Б. Соловьева [12]. Но углубленное изучение обобщающих разделов книги наводит на мысль, что под "самодержавием» автор разумеет собственно лишь царя и придворную камарилью, поскольку в его изображении тактика самодержавия почти лишена таких характерных признаков, как лавирование, гибкость, маскировка. Так, например, Валуев, в деятельности которого долгое время воплощались важнейшие стороны самодержавной политики, предстает в книге Ю. Б. Соловьева преимущественно как ее критик, а не как ее носитель. Между тем, хотя придворная аристократическая верхушка оказывала огромное влияние на ход правительственных дел, все же ее нельзя идентифицировать с самодержавием как политической системой.

      Буржуазные реформы 60-х годов не изменили политическую структуру России. Система государственных учреждений оставалась в основном такой, какой она сложилась в феодальные времена. Сохранился нетронутым и такой важный средневековый институт, как неограниченная монархия. «Первое сословие» — дворянство — и в капиталистическую эпоху имело фактически монопольную привилегию на замещение руководящих постов в бюрократическом аппарате, который на деле правил страной. Все это дает основание именовать российское самодержавие до его падения в феврале 1917 г. дворянским [13].

      Однако структурой власти и социальным составом высшей бюрократии не исчерпывается характеристика политического и социального об-/37/

      1965, № 1; В.Г. Чернуха. Крестьянский вопрос в правительственной политике России (60-70 гг. XIX в.). Л., 1972.
      9. См. И.Ф. Гиндин. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861—1892 гг.). М., 1960; А. П. Погребинский. Государственно-монополистический капитализм в России. Очерк истории. М., 1959; Г. Ф. Семенюк. Московская текстильная буржуазия и вопрос о промысловом налоге в 90-х годах XIX в. «УЗ Московского обл. пед. ин-та им. Крупской», т. 127, 1963.
      10. См. Г.И. Щетинина. Университеты в России и устав 1884 г. М., 1976.
      10а. В.Я. Лаверычев. Крупная буржуазия в пореформенной России. 1861—1900. М., 1974; его же. Царизм и рабочий вопрос в России (1861—1917 гг.). М., 1972.
      11. П. А. Зайончковский. Кризис самодержавия на рубеже 1870—1880-х годов. М., 1964; его же. Российское самодержавие в конце XIX столетия (Политическая реакция 80-х — начала 90-х годов), М., 1970.
      12. Ю.В. Соловьев. Самодержавие и дворянство в конце XIX века. Л., 1973.
      13. См. В.И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 133.

      лика самодержавия. Необходимо также учесть и направленность политики правительства. Безусловно, что дворянский характер самодержавия в указанных выше отношениях накладывал резкий отпечаток на функционирование государственного аппарата. Но последнее все же им полностью не определялось, поскольку элементы средневековья в капиталистическую эпоху при всей их живучести были пережиточным явлением. В действиях царизма отражалось соотношение сил господствовавших классов. Их неоднородность отзывалась в известной самостоятельности правительственного аппарата от давления интересов какого-либо одного класса. «Знатные помещики, — писал В. И. Ленин, — стоят ближе всего к двору и прямее и легче всех склоняют на свою сторону политику правительства» [14]. Вместе с тем царизм двигался в сторону буржуазной монархии. Во второй половине XIX в. политика самодержавия способствовала укреплению определенных кругов буржуазии. «Со времени реформы правительство поддерживало, охраняло и создавало только буржуазию и капитализм», — писал В. И. Ленин [14], [15]. «Русская буржуазия не только уже теперь повсюду держит в руках народный труд, вследствие концентрации у нее одной средств производства, но и давит на правительство, порождая, вынуждая и определяя буржуазный характер его политики» [16]. Заметим в этой связи, что царское правительство характеризовалось В. И. Лениным не только как дворянское самодержавие, но и как феодально-буржуазная монархия [17].

      Итак, дворянско-аристократическая по структуре учреждений и составу бюрократии монархия проводила буржуазную политику. В этом выразилось то обстоятельство, что общественно-экономический прогресс, за которым должно было в меру своих возможностей следовать самодержавие, проходил лишь в направлении развития капитализма. Но, с другой стороны, в том же факте выявилась готовность буржуазии оставить государственную власть в руках дворянского самодержавия. Было ли такое положение свойственно одной капиталистической России?

      В предисловии к английскому изданию произведения Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке» мы встречаем следующие слова: «По-видимому, можно считать законом исторического развития, что ни в одной европейской стране буржуазии не удается — по крайней мере на продолжительное время — овладеть политической властью так же безраздельно, как ею владела феодальная аристократия в течение средних веков». «Даже во Франции, где феодализм был полностью искоренен, буржуазия в целом лишь короткие периоды времени полностью держала в своих руках правительственную власть» [18]. Политическим бессилием страдала и буржуазия Англии — страны, первой проложившей путь к торжеству капиталистической системы. «В Англии буржуазия никогда не обладала нераздельной властью, — писал Энгельс. — Даже ее победа в 1832 году оставила почти исключительно в руках аристократии ведущие государственные должности». Вожди движения за отмену хлебных законов после своей победы устранились от участия в правительстве, и только спустя 20 лет новый акт о реформах открыл им, наконец, двери министерства [19]. В свете сказанного пореформенная Россия не отличается от европейских стран, хотя в ней отмеченное Энгельсом обстоятельство выражалось с большей силой. Лишь в Америке, где никогда не было /38/

      14. В.И. Ленин, ПСС, т. 2, стр. 110.
      15. Там же, т. 4, стр. 241.
      16. Там же, стр. 278.
      17. См., напр., В.И. Ленин. ПСС, т. 22, стр. 130.
      18. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, стр. 315.
      19. Там же, стр. 315—316.

      феодализма, хотя и существовало рабство, установилось продолжительнее господство буржуазии.

      Ф. Энгельс, называя одну из причин того, что буржуазия отказывалась взять политическую власть в свои руки, списал: «Тогдашние представители английского среднего класса были, как правило, совершенно необразованными выскочками, которые волей-неволей должны были предоставить аристократии все те высшие правительственные посты, где требовались иные качества» [20]. Подобное явление имело место и в России. Однако для более глубокого понимания взаимодействия двух классов — помещиков и буржуазии, определявших направление политики царизма, следует присмотреться к некоторым тенденциям их развития в эпоху капитализма.

      При исследовании правительственной политики в России буржуазное и дворянское направления в ней нередко рассматриваются у нас как альтернативные, поскольку класс помещиков и класс капиталистов понимаются как совершенно обособленные категории. Между тем во второй половине XIX в., особенно в последние десятилетия, происходит сближение этих двух господствовавших тотда классов. Если бы дворянство в этот период не изменило свой средневековый облик, то представить политику дворянской монархии как буржуазную по своему содержанию было бы затруднительно. Но направление политики царизма во многом определялось эволюцией феодального хозяйства.

      К сожалению, в нашей исторической науке в течение длительного времени изучение процесса перерастания крепостной экономии в капиталистическое предприятие по сравнению с 20-ми годами было ослаблено. Тогда в исследовании этой темы активно участвовали такие видные историки, как Б. Д. Греков, В. М. Пичета и другие. Благодаря их работам наполнилось конкретным материалом ленинское положение о том, что важнейшей предпосылкой реформы 1861 г. была крепнувшая связь дворянского хозяйства с рынком, возникшая на этой основе затруднительность системы наделов и тяготение помещиков ко все более широкому использованию наемного труда. Но плодотворно начатое исследование было прервано, в частности в связи с критикой исторических взглядов М. Н. Покровского. До последнего времени в сводных изданиях факт эволюции помещичьего хозяйства даже не упоминается I в ряду предпосылок реформы 1861 г., что, конечна, осложняет уяснение обусловленности отмены крепостного права и вообще всей государственной политики во второй половине XIX в.

      Возобновившееся в последние десятилетия изучение дворянского предпринимательства (работы А. М. Анфимова, Л. П. Минарик и др.) выявило весьма широкое участие крупнейших дворян в промышленном развитии. И действительно, в списках фабрикантов и заводчиков конца XIX в. целые ряды страниц заполнены именами аристократов, «вплоть до «светлейших» князей, особенно в разделах: винокурение, сукноделие, сахароварение, лесопромышленность и др. Но овладение промышленным производством — это лишь одно из проявлений торжествующего в дворянской среде буржуазного начала. Можно считать, что почти все имущие дворяне превратились в рантье, живя на проценты от своих вкладов в банки и от разных денежных бумаг, т. е. сделались нефункционирующими капиталистами. Подобной эволюции не избегло даже дворцовое ведомство, которое доходы от кабинетных земель и предприятий помещало в банки [21]. /39/

      20. Там же, стр. 315.
      21. См. Г. П. Жидков. Кабинетское землевладение (1747—1917). Новосибирск, 1973.

      Проникновение буржуазного начала в дворянство выразилось в процессе перехода от барщинного хозяйства к капиталистическому. Да к наиболее консервативная форма использования земельного имущества — сдача земли под отработку крестьянам, — сохраняя свою средневековую, чрезвычайно тяжелую для крестьян форму, пропитывалась капиталистическими отношениями. Становление единого национального рынка рабочей силы означало уравнивание оплаты труда во всех отраслях хозяйства. Арендные расчеты не только в денежной, но и в натуральной форме стали в основном регулироваться ценами на труд в капиталистическом секторе хозяйства.

      Следствием этих процессов было то, что в той части правительственной деятельности, которая по справедливости именуется «буржуазной», — по промысловому обложению, по системе таможенных пошлин, по рабочему законодательству и т. п., — оказались заинтересованными дворяне. Бурные споры о пошлинах на сахар, о регулировании найма сельскохозяйственных рабочих, о системе продажи питий, о способах поставок на армию и по многим аналогичным вопросам относились к сфере регулирования буржуазных отношений, являясь в то же самое время важнейшей составной частью дворянской политики правительства. Все это свидетельствовало отнюдь не о слиянии двух господствовавших в пореформенной России классов, а о глубоких основах политики самодержавия, направленной на удовлетворение интересов и дворянства, и крупной буржуазии.

      Трения между купечеством и дворянством по вопросам правительственной политики в немалой мере обусловливались тем, что входившие в буржуазный мир дворяне отстаивали те порядки и нормы, которые были выгодны им как носителям привилегированного, но примитивного, отсталого предпринимательства, замедлявшего теми промышленно-капиталистического развития. Эти трения усугублялись тем, что дворяне в конкурентной борьбе могли использовать свои монопольные и владельческие права, свои сословные привилегии. В «Коммунистическом манифесте» сказано: «Буржуазия ведет непрерывную борьбу: сначала против аристократии, позднее против тех частей самой же буржуазии, интересы которых приходят в противоречие с прогрессом промышленности» [22]. Купечество в своем недоброжелательстве к дворянству во многом питалось противоречием второго рода, выражая недовольство более последовательной буржуазии в отношении менее последовательной и вместе с тем привилегированной.

      Готовность дворянского самодержавия идти навстречу запросам буржуазии расширяла его социальную базу, что давало правительству возможность лавирования в его политике. Не удовлетворяя полностью интересы всех прослоек буржуазии и дворянства, самодержавие постоянно имело оппозицию из этих классов, ряды которой со временем то росли, то сокращались в зависимости главным образом от общественной обстановки, но также и от того, насколько в социальной политике царизма учитывались интересы разных прослоек господствующих классов.

      В годы падения крепостного нрава русло правительственной политики обладало наибольшей широтой и включало в себя тенденции, которые позднее, когда это русло сузилось главным образом в сторону консервативности, вошли в программу оппозиции. Отмена крепостного права была совершена «сверху», но это не должно пониматься как предоставление свободы крестьянам лишь царем и его правительством.

      22. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 433.

      Есть основания под выражением «дано сверху» понимать: дано от той части дворянства, которая по своей влиятельности и экономическому потенциалу могла представительствовать от всего помещичьего класса в целом. Конкретный анализ позиций спорящих сторон во время подготовки реформы 1861 г. показывает, что консерваторы, даже такие, как Позен, Самарин, Гагарин, не могли обходиться без элементов либерализма, без буржуазности. Программа либералов-«западников» из дворян, как это хорошо показано в монографии В. А, Китаева [23], почти исчерпывалась содержанием реформ — она лишь несколько опережала во времени правительственные замыслы.

      Какова была позиция купечества в эпоху буржуазных реформ? Л. Б. Генкин дал ценное исследование этого вопроса на основе материалов журнала «Вестник промышленности». В кратком виде выводы его статьи сводятся к следующему: крупная буржуазия открывала свободную дорогу для политического творчества дворянства и самодержавия, признавая возможность реформ лишь сверху, от царя. В программах реформ акцентировались моменты, специально, в «профессиональном» плане интересующие купцов; более широкие их пожелания сливались с либерально-помещичьей программой [24].

      Реформы 60-х годов означали буржуазные преобразования, проводимые дворянским самодержавием, выражавшим волю основных контингентов помещичьего класса при одобрительном поощрении крупной буржуазии. Такие взаимоотношения между царизмом и господствующими классами, сложившиеся в эпоху падения крепостного права, оказались устойчивыми и в общем определяли направление правительственной политики от 1861 до 1905 г.

      При проведении в жизнь реформ 60-х годов все яснее становилась нереальность замыслов их авторов. Это была всего лишь реакционная утопия. Несмотря на меры, принятые положениями 1861 г., отмена крепостного права не предотвратила развития капитализма, а усилила его. Обостряющиеся противоречия проявились в росте революционного движения, в котором — и это было важнейшим достоянием новой эпохи — все явственнее обозначалось особое направление: движение рабочих. Деревня разлагалась, она неуклонно входила в капиталистическую систему. Процесс этот в существенном отношении отклонялся от знакомого и предпочтительного для правящих кругов прусского образца, поскольку процесс расслоения крестьян происходил главным образом в сторону пролетаризации — консервативная прослойка крестьян, гроссбауэров, была очень слаба.

      Не разрешенные в 60-х годах проблемы разрастались и усложнялись. Исторический опыт и обстановка, создавшаяся ко времени второй революционной ситуации, подсказывали правителям, что положение не может быть спасено лишь консервирующими методами — реформирование должно было продолжаться. В этих условиях оно получало охранительное значение. Именно такой смысл имела серия податных реформ начала 80-х годов: перевод крестьян на обязательный выкуп, снижение выкупных платежей, частичная отмена подушной подати. Проекты /41/

      23. В. А. Китаев. От фронды к охранительству. Из истории русской либеральной мысли 50—60-х годов XIX в. М., 1972.
      24. Л. Б. Генкин. Общественно-политическая программа русской буржуазии в годы первой революционной ситуации (1859—1861). (По материалам журнала «Вестник промышленности»). Сб. «Проблемы социально-экономической истории России». М.,. 1971, стр. 116; см. также К. С. Куйбышева. Крупная московская буржуазия в период революционной ситуации в 1859—1861 гг. В сб. «Революционная ситуация в России в 1859—1861 гг.». М., 1965, стр. 314—341.

      законов подготовлялись в узком кругу высшей бюрократии; одновременно, также бюрократическим путем, производилось обследование положения дел на местах по узкой программе, и затем учет мнений так называемых «сведущих людей» (отобранных властями деятелей земств и местной администрации). В целом это была средневековая процедура законотворчества, находившаяся в резком противоречии с уровнем экономического и социального развития России и с практикой европейских стран.    I

      В правительственных кругах утверждалась уверенность в необходимости для деревни перехода от общинного к личному землевладению. Но обсуждение этого вопроса долго ни к чему не приводило. Закон об отмене круговой поруки был принят лишь в 1903 г., когда дело по его выработке было подстегнуто мощными крестьянскими выступлениями предшествовавших лет [25].

      На примере обсуждения вопроса об установлении у крестьян частного землевладения можно видеть, насколько сложно для исследователя определение социального содержания правительственной политики. При упрощенном подходе, предусматривающем простое разделение на дворянское и буржуазное направления, подготовлявшееся разрушение общины, естественно, должно быть отнесено к буржуазному направлению. Но обратимся к некоторым конкретным обстоятельствам,. Сторонниками этой меры оказались большинство помещиков — корреспондентов Валуевской комиссии, сам Валуев, а также шеф жандармов Шувалов. Словом, среди активных пропагандистов реформы были консервативные или даже реакционно настроенные лица, типичные представители дворянства дореформенного типа. И, наоборот, защитниками общины выступали такие известные либералы, как вел. кн. Константин Николаевич, Н. А. Милютин [26]. Не приходится говорить, что революционные демократы с принципиально иных позиций тревожились за судьбы крестьянского хозяйства.

      Что могло привлечь консерваторов к мысли о разрушении общины? При буржуазном содержании этот замысел притягивал к себе дворян имевшейся в нем консервативной потенцией: создание из массы крестьян, владеющих общинной землей, крестьян-собственников, дорожащих, независимо от величины владения, принципом частной собственности. В этом им виделось охранительное содержание обсуждаемого мероприятия. Того же рода соображения сыграли заметную роль при создании крестьянского поземельного банка. Отсюда видно тесное переплетение в одних и тех же планируемых мерах буржуазного и консервативного принципов, составивших почву дворянско-буржуазной политики самодержавия.

      Если буржуазные тенденции сильны были в аграрной области, то в еще большей степени они проявились в торгово-промышленной, железнодорожной, финансовой политике. За последние годы в советской литературе заметно продвинулось изучение общественно-политической позиции крупной буржуазии. Оно ведется преимущественно на материалах публицистики. Выяснено отсутствие у крупной буржуазии программы, которая бы по сколько-нибудь значительным моментам и последовательно была противопоставлена политике самодержавия. Отмечена ха-/42/

      25. История правительственной разработки вопроса до 80-х годов подробно освещена в книге В. Г. Чернухи «Крестьянский вопрос в правительственной политике России (60—70-е годы XIX в.)» (Л., 1972), от 80-х годов XIX в. до 1903 г. — в статье М. С. Симоновой «Отмена круговой поруки» («Исторические записки», т. 83, 1969, стр. 159—195).
      26. В. Г.Чернуха. Указ, соч., стр. 124.

      рактерная тенденция к развитию не чисто буржуазной, а дворянско-буржуазной публицистики. Ведь лучшего выразителя своих чаяний купечество нашло в таком дворянском публицисте, как Иван Аксаков [27].

      Пожалуй, нагляднее, чем в журналистике, домогательства крупной буржуазии выражали общественные организации буржуазии, например, Общество для содействия русской промышленности и торговли. В отчете этого общества за 25 лет — c 1867 по 1892 г. [28] большое место занимает освещение взаимоотношений крупных капиталистов с правящей бюрократией. Главная претензия к последней это — медлительность в исполнении пожеланий капиталистов, например, о повышении пошлины на ввозимый чугун и каменный уголь, об отмене откупной системы в нефтедобыче на Кавказе (чтобы открыть там «общедоступную частную предприимчивость»), а также о проведении реформы обложения золотопромышленности и т. д. В отчете отмечаются и пожелания, оставшиеся не удовлетворенными. Причем характерны «причины конфликтов. Сетования общества вызывали сохранение владельческого права на недра земли: казачьего войска на Дону и помещиков на площади, богатые минеральным сырьем для фарфорово-фаянсовой промышленности. Интересны резко отрицательные отзывы на стачку сахарозаводчиков, на систему кредитования помещиков в ипотечных банках. Авторы отчета подчеркивали, что специальные инструкции русским дипломатам за границей давались по инициативе общества. Общество также поставило вопрос об организации Министерства но делам торговли и промышленности; его интересами направлялись военные действия в закаспийских областях и их административное освоение. В целом в обзоре деятельности самой представительной организации буржуазии не скрывались имевшие место шероховатости во взаимоотношениях с правительством, но весь обзор пронизан чувством удовлетворения: большинство пожеланий буржуазии было реализовано. Да и какая иная сила, кроме царизма с его аппаратом, в то время могла столь успешно выполнять необходимые для крупной буржуазии военные и полицейские задачи?

      Буржуазное направление политики царизма четко выступает в рабочем законодательстве. Растущее рабочее движение вызвало к жизни законы об ограничении труда детей и подростков (1882 г.), об отмене ночной работы для женщин и несовершеннолетних (1885 г.), правила о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих (3 июня 1886 г.). Но и эта, наиболее «буржуазная» отрасль законодательства носит на себе дворянскую печать. Свидетельством тому служит долгое непризнание в России рабочих как особой социальной категории и, в соответствии с этим, особого, так называемого «попечительного» отношения к пролетариату.

      «Урегулирование» рабочего вопроса, как правило, проходило в качестве особой разновидности полицейского дела. Когда под давлением непреложных фактов рабочий класс был признан существующим в России, в ход пошли утверждения о его якобы коренных отличиях от западноевропейского пролетариата, в духе дворянско-славянофильской теории. В монографии В. Я. Лаверычева показано тесное сотрудничество бюрократии с крупными промышленниками при разработке рабочего законодательства [27], [28], [29]. /43/

      27. См. В. Я. Лаверычев. Крупная буржуазия в пореформенной России. 1861— 1900, стр. 109-138.
      28. «Отчет о деятельности высочайше утвержденного Общества для содействия русской промышленности и торговли с 1867 по 1892 год». СПб., 1892.
      29. См. И. И. Шельмагин, Фабрично-трудовое законодательство в России. 2-я половина XIX века. М., 1947; В. Я. Лаверычев. Царизм и рабочий вопрос в России (1861—1917 гг.).

      Буржуазные реформы вообще, а тем более проводимые дворянским самодержавием, не могли быть последовательными. Особенно значительным зигзагом можно считать политику реакции во второй половине 80-х — начале 90-х годов. Наибольшим ее проявлением было введение института земских начальников (1889 г.) и принятие законов 1893 г. о переделах общинных земель и ограничении купли-продажи и запрещении залога крестьянских наделов. Регрессивность этих мер очевидна. Но особо мрачный период был недолог. В. И. Ленин отметил, что открыто реакционная политика установилась всего «на час» [30]. Это была всего лишь попытка корректировать линию социально-экономического развития, направить ее по классическому прусскому пути.

      Годы реакции принесли отступление от буржуазных реформ не только в сельском хозяйстве, но также и в сфере разработки промышленно-трудового права. Здесь большую роль сыграли домогательства капиталистов, отчего есть основания именовать реакцию 80-х — начала 90-х годов не только дворянской, но и даорянско-буржуазной.

      Итак, по структуре власти и составу правящей бюрократии дворянская монархия в соответствии с экономической организацией общества в первую очередь стремилась укрепить позиции помещичьего класса, но в то же время проводила политику, отвечавшую интересам влиятельной части крупной буржуазии. Прусский путь развития предполагает постепенное включение помещика в капиталистическую систему, потому буржуазная политика самодержавия вместе с тем была и дворянско-буржуазной политикой. Надо учитывать, конечно, известную самостоятельность бюрократии по отношению к непосредственным требованиям тех двух классов, на которые она ориентировалась, но ясно проступает относительность и ограниченность этой самостоятельности.

      На той же основе устанавливались исходные позиции самодержавия и либеральной оппозиции. Если при подготовке реформы 1861 г. разногласия между группировками помещиков были лишь борьбой из-за размеров и формы уступок, то это же самое можно сказать и о взаимоотношениях либералов и консерваторов на последующих этапах истории капиталистической России. Полоса контрреформ расширила основу для либеральной оппозиции. Не только в этот исторически ограниченный период, но и на всем протяжении капиталистической эпохи либерально* буржуазный лагерь не удовлетворялся правительственной политикой, критиковал ее. Степень остроты и глубины этой критики была неодинакова: она менялась в связи с изменением общей политической обстановки. В известной мере либеральная оппозиция служила делу прогресса. В общественной жизни России мы различаем три лагеря: революционно-демократический, буржуазно-либеральный и консервативно-правительственный. Но при этом мы отчетливо сознаем, что по социальной природе и политическому мировоззрению степень отдаленности этих трех лагерей друг от друга была далеко не одинаковой и потому глубоко ошибочно было бы представлять их взаимное расположение в виде некоего равностороннего треугольника. Надо четко сознавать, что по основным проблемам современности правительственный и либеральный лагери, не сливаясь друг с другом, часто составляли единый фронт против лагеря революционно-демократического. Дворянско-буржуазный тип социально-экономической структуры был тем общим идеалом который ставил на одну платформу царя и «крайнего» либерала. «Николай второй и Петр Струве сходятся в том, что надо капиталистически „очистить” обветшалый аграрный строй России посредством сохранения помещичьей земель-/44/

      30. В. И. Ленин. ПСС, т. 1, стр. 295.

      ной ценности, — писал В. И. Ленин. — Они расходятся лишь в том, как лучше сохранить ее и насколько сохранить» [31].

      Исследование М. С. Симоновой о земско-либеральной фронде в 1902-1903 гг. [32], т. е. во время уже складывавшейся революционной ситуации, показало, что даже в наиболее значительных своих проявлениях, как это было на Московском, Судженском, Воронежском съездах земцев, либерализм в основном не выходил за пределы реформирования, ранее программированного правительственными кругами. Пожелания по улучшению положения крестьян исчерпывались предложением о расширении их личных прав, что отвлекало от решения насущных вопросов. В наиболее радикальном предложении, обсуждавшемся в Воронежском уездном комитете в 1902 г., планы по решению земельного вопроса строились в духе программы будущей кадетской партии [33].

      Если на одной стороне налаживалось «взаимопонимание» и взаимодействие буржуазно-помещичьей монархии с дворянско-буржуазным либерализмом, которым не удавалось слить полностью свои позиции, то на другой — крепнул революционный союз рабочих и крестьян, возглавляемый рабочим классом. Главной осью всей общественно-политической жизни России во второй половине XIX — начале XX в. была борьба двух путей капиталистического развития: помещичье-буржуазного и крестьянско-буржуазного. Эта борьба определяла содержание революционного процесса на буржуазно-демократическом его этапе. Политически один путь олицетворялся помещичьей монархией, другой — крестьянской (фермерской) республикой [34]. Проблема определения классовых основ самодержавия во второй половине XIX в., как и всякая крупная проблема этого исторического периода, может разрешаться лишь с учетом борьбы двух типов капиталистического строя.

      Самодержавие буквально на каждом шагу испытывало сильнейшее давление народной активности. Проводить, задержать или совсем не проводить в жизнь то или иное законодательное предложение зависело от того, как оно будет принято народом. Иногда эти соображения подстегивали законодательную активность, а часто ее и сдерживали. Зачастую по обнародовании текста закона принимались превентивные полицейские меры, чтобы парировать ожидаемые массовые выступления. На всем протяжении второй половины XIX в. царизм находился в состоянии страха, неуверенности в своих силах. Можно сказать без преувеличения, что законодательные действия правительства регулировались соображениями о состоянии народной массы, всего демократического лагеря. Этот важнейший фактор политической истории, разумеется, никогда не должен упускаться из виду исследователем.

      Известно, с какой тревогой Александр II и его окружение ожидали последствий «даруемой» крестьянству воли в 1861 г. Еще в конце пред-шествовавшего года по губерниям были размещены войска в численности, соответствовавшей ожидаемой силе выступлений [35]. Неблагополучие в деревне после начавшегося осуществления реформы вызвало серию сенаторских ревизий. В их программу входило «изыскание средств к обузданию недовольства». Много энергии и средств правительство тратило на усиление полицейских и карательных мер. Возникали новые охрани-/45/

      31. В. И. Ленин. ПСС, т. 17, стр. 30.
      32. М. С. Симонова. Земско-либеральная фронда в 1902—1903 гг. «Исторические записки», т. 91. М., 1973.
      33. М. С. Симонова. Указ, соч., стр. 178.
      34. В. И. Ленин. ПСС, т. 17, стр. 167.
      35. Подробно об этом см.: П. А. Зайончковский. Отмена крепостного права в России, изд. 3. М., 1968, стр. 152—460.

      тельные должности и соединения. В 1873 г. в Государственном совете обсуждался проект усиления сельской и уездной полиции, расширения контингента урядников. Дополнительно к 2,5 млн. руб., ранее ассигнуемым ежегодно на ее содержание, выделялись 2,5 тыс. руб. На докладе по этому поводу появилась резолюция Александра II: «Особое спасибо. Это полезное учреждение» [36]. В 1866 г. министры внутренних дел и государственных имуществ Валуев и Зеленой совместно с шефом жандармов Шуваловым подали царю записку о необходимости усиления власти губернаторов, поскольку якобы введение земств ослабило возможности репрессий на местах [37]. Ранее уже говорилось, что одним из мотивов в пользу расширения крестьянского частного землевладения и разрушения общины выставлялось введение консервативного элемента в народную массу, который усматривался в крестьянах-собственниках.

      В каком безвыходном положении чувствовало себя царское правительство, видно из представления Особого совещания 1879 г., председателем которого был Валуев. Образованная часть общества, писал Валуев в докладе, «выжидает развязки борьбы (имеется в виду борьба революционеров с царизмом. — П. Р.), не вступая в нее и не заступаясь за правительство». В основных массах народа, говорится в том же докладе, «можно заметить две противоположные наклонности: одни готовы по первому приказу оказать содействие, но содействие беспорядочное, насильственное, всегда граничащее со своеволием и потому слишком опасное, чтобы на него можно было рассчитывать; и в то же время, эти массы слишком доступны всяким толкам и обещаниям, сулящим им материальные выгоды и новые льготы, и под влиянием таких слухов готовы отказаться от повиновения ближайшему начальству» [38]. Другой сановник — Игнатьев — отмечал, что «призывать частных людей заступаться за правительство... значило бы возбуждать народные толпы к самоуправству» [39].

      Комитет министров, обсуждая доклад Валуева, отметил «особую точность и ясность сделанного Особым совещанием очерка положения дел — отношения разных слоев общества к событиям». Чувствуя себя в безвыходном положении, царь и его окружение видели спасение в одном: не пробуждать народ, отстранить его от общественной жизни, сделать его безгласным и бездейственным. Такую тактику утихомирения крестьянства принимали различные круги, не только правительственные, но также либерально-оппозиционные. Так, например, земская либеральная фронда обвиняла правительство в том, что, проводя свою политику, оно» вызывает крестьянское движение [40].

      Мы ограничились отдельными свидетельствами, показывающими, насколько правительство осознавало первостепенную опасность для своего» существования народного движения и революционной борьбы, что сказывалось в корректировании политики царизма.

      Здесь мы сталкиваемся с одним обстоятельством, которое не может не вызвать озабоченности у историков, изучающих историю капиталистической России. Оценка силы напора народного движения и потенциальных его возможностей для ликвидации царского режима, которая фигурирует в нашей исторической литературе, не соответствует той точке зрения, которой твердо придерживалось самодержавие, начиная еще с /46/

      36. С. М. Середонин. Исторический обзор деятельности Комитета министров. Т. III, ч. 2. СПб., 1902, стр. 88.
      37. Там же, ч. 1, стр. 131.
      38. Там же, стр. 146.
      39. Там же, стр. 147.
      40. М. С. Симонова. Земско-либеральная фронда в 1902—1903 гг.

      дореформенного времени. Постоянный страх царизма перед готовой развернуться мощной силой, способной смести существующую политическую систему, хотя и преувеличивал оценку этой силы, но все же не очень значительно: оценка давалась не одним-двумя чиновниками, а большинством и держалась она стойко. Сведения же о крестьянском, а позже о рабочем и крестьянском движении в России во второй половине XIX в. и обобщения, которые делаются на их основе в нашей исторической литературе не создают впечатления столь обостренного соотношения: революционных и правительственных сил. Это можно заключить из очерков массовой освободительной борьбы, из комплекса изданных документальных материалов по крестьянскому и рабочему движению, а также из отдельных выступлений по вопросу о переходе России из феодальной в капиталистическую формацию, в которых развивалась мысль, что крестьянское движение в XIX в. шло по снижающейся линии [41]. Не является подобное расхождение в мнениях современников и историков следствием меньшей информированности историков о действительном положении дел по сравнению с правительственными учреждениями того времени?

      В настоящем сообщении нет возможности разбирать достоинства и недостатки работ по изучению народных движений. Отмечу лишь следующее. Уделяя главное внимание актам непосредственной борьбы крестьянства с властями, исследователи еще слишком мало проникают в крестьянскую идеологию [42], или, условно говоря, в программу освободительной борьбы крестьянства. По числу исследований, по качеству и количеству исторических сведений, которыми они оснащены, по степени детализации выводов научные труды на эту тему еще ощутимо отстают от уровня исследовательских возможностей и потребностей, что препятствует уточнению представления об отношении крестьянства к монархии как системе правления. Бытующее утверждение о вере крестьян в царя слишком общо, приблизительно — оно не раскрывает истинный смысл отношения крестьян к царю, а следовательно, затемняет вопрос о политической направленности крестьянского движения. Наивная вера крестьян в царя как «спасителя народа» от всякого рода угнетения была одним из проявлений слабости крестьянского движения, которое революционерам надо было преодолевать. Историку необходимо не просто констатировать этот факт, а проанализировать самую природу «крестьянского монархизма», изучить отношение крестьян к царизму в историческом плане.

      Мы видели, что правящие власти опасались самовольного проявления «преданности» народа царизму. Чем это объяснить? Для ответа на этот вопрос остановимся на одном примере. Полицейские органы в 1874 г. зафиксировали следующий упорно распространяемый в народе слух: «Земля будет общая, для чего отберут ее у помещиков и разделят между крестьянами и помещиками по числу душ в семействах, что есть желание государя императора и что поэтому дворяне покушались на жизнь его величества» [43]. Здесь царь понимается как орудие для осуществления идеального решения земельного вопроса и для борьбы с помещиками. В этих словах столько же своеобразного монархизма, сколько осознания /47/

      41. «Переход от феодализма к капитализму в России. Материалы всесоюзной дискуссии». М., 1969, стр. 197—203.
      42. В этой связи с большим удовлетворением можно отметить монографии А. И. Клибанова «История религиозного сектантства в России (60-е годы XIX в.-1917 г.)». М., 1965.
      43. Б. С. Итенберг. Движение революционного народничества. М., 1965, стр. 323-324.

      необходимости ликвидации несправедливого землевладения. Не ясна ли прямая направленность этой крестьянской программы против царей реальных, в данном случае против автора помещичьей реформы — Александра II, такого, каким он был в действительности? Конечно, один разобранный пример не решает большой исследовательской задачи. Но в нем содержится объяснение того, почему царские сановники не меньше опасались народного выступления в защиту царизма, чем движения против него.

      «Идеальный царь» для крестьян это — царь без дворян, бюрократии и классового общества. Повседневное столкновение с реальным аппаратом самодержавия постепенно рассеивало их иллюзорное представление о царе как защитнике народа от угнетателей дворян, способном ликвидировать несправедливое распределение земли. В ходе классовой борьбы все явственнее открывалось, на чьей стороне стоит царь со своими чиновниками. В крестьянской среде этот процесс политического прозрения проходил своеобразно. Поскольку взгляды Л. Н. Толстого отразили взгляды основной массы крестьянства России в исторический период от реформы 1861 г. до первой русской революции 1905 г., здесь уместно вспомнить ленинскую характеристику политической позиции великого писателя, которая вместе с тем раскрывает сущность своеобразия воззрений крестьянства того времени. «Борьба с крепостническим и полицейским государством, с монархией превращалась у него в отрицание политики», — писал В. И. Ленин о Л. Н. Толстом [44].

      Если крестьянство в других капиталистических странах являлось к концу XIX в. опорой порядка, то в России оно было революционным [45]. В. И. Ленин писал, что «рабочая партия поддерживает крестьянство лишь постольку, поскольку оно способно на революционную борьбу с самодержавием», потому что «именно самодержавие воплощает в себе... всю отсталость России, все остатки крепостничества, бесправия и "патриархального" угнетения» [46]. Не ясно ли, что, разрабатывая стратегию революционного союза рабочего класса и крестьянства, В. И. Ленин исходил из положительного ответа на вопрос о способности крестьянства выступить против царизма? «К "движению" против всех остатков крепостничества (и против самодержавия в том числе) крестьянская масса не может не приобщиться», — утверждал он в 1902 г. Положение о революционном отношении масс крестьянства, всего народа к самодержавному строю как составную часть общей концепции буржуазно-демократической революции в России В. И. Ленин отстоял в нелегкой борьбе с оппортунистами, со всеми врагами революционного марксизма. Факты о политическом настроении крестьянства тогда усиленно засекречивались. В. И. Ленину в этих условиях приходилось использовать малейшие, в том числе даже весьма косвенные данные для их раскрытия.

      Конечно, надежды, возлагавшиеся крестьянами на царя, их своеобразная вера в него были слабой стороной крестьянского движения. Непросвещенность и аполитизм крестьян определяли живучесть иллюзий в их среде. Крестьяне поддавались обману и в своем общественно-политическом поведении без руководства со стороны рабочего класса вступали в противоречие со своим же собственным глубоким демократизмом. «Темнота мужика выражается прежде всего в непонимании политической стороны движения» [48], — писал В. И. Ленин. /48/

      44. В. И. Ленин. ПСС, т. 20, стр. 21.
      45. Там же, т. 16, стр. 423.
      46. Там же, т. 4, стр. 231.
      47. Там же, т. 6, стр. 317.
      48. Там же, т. 9, стр. 357.

      Необходимо учитывать, что материалы официального делопроизвод-ства, которые до сего времени составляют основную часть документации для изучения крестьянского движения, подобные собранным в известной многотомной публикации «Крестьянское движение в России в XIX — начале ХХ века», весьма ограниченно и неточно отражают идейную сторону движения. Дело не только в том, что в жалобах, прошениях, протестах, обращенных к властям, к агентам царизма, крестьяне, естественно, не могли выразить своего отношения к существовавшим порядкам, но и в более глубоком обстоятельстве. Идеология класса не возникает стихийно; она не вырабатывается в массе рядовых людей, его составляющих, а формируется мыслящими его представителями, нередко выходцами из иной социальной среды, способными широко выразить и теоретически обогатить то, к чему революционный класс неосознанно приходит в текущей практике своей освободительной борьбы. Эпоха капитализма в России отличалась необыкновенно стремительным и все нарастающим темпом развития общественно-политической жизни. Соответственно этому проходило и политическое, прозрение на-рода, В работе 1905 г. «Две тактики социал-демократии в демократической революции» В. И. Ленин отмечал: «разбросанность, неразвитость, темнота пролетариата и особенно крестьянства еще страшно велики. Но революция быстро сплачивает и быстро просвещает» [49]. В той же работе он делает вывод: «Крестьянство способно стать полным и радикальнейшим сторонником демократической революции» [50]. В период буржуазно-демократических революций произошел резкий сдвиг в политическом самосознании народа, в том числе крестьянства, но он продолжал предшествующую линию развития. Элементы непримиримого отношения к помещичьему государственному аппарату, к политической системе царизма всегда были свойственны классовой борьбе крестьянства. Особенно интенсивно они росли и созревали в пореформенное, время под просвещающим воздействием хода событий: грабительского «освобождения» крестьян в 1861 г., карательных действий слуг самодержавия, объявлявших крестьянам царскую волю, бесчисленных случаев принижения человеческого достоинства крестьян, также санкционируемых именем самодержца. Политическое самосознание класса должно изучаться нами не в статике, а в его непрерывном развитии.

      Возможности для выполнения этой задачи у нас велики, прежде всего потому, что есть опыт русских революций и в первую очередь Великой Октябрьской социалистической революции, оправдавший предвидения В. И. Ленина. Для историка ретроспективный взгляд всегда плодотворен. Если в революционную эпоху общественно-политическая сознательность масс возрастает с необычайной быстротой, то лишь потому, что это ускоренное идейное созревание совпадает с тем процессом, который в спокойное время проходит в более медленном темпе.

      Ограниченность давления буржуазии на дворянскую монархию определялась тем, что до революции 1905 г. буржуазия идейно и политически не была организована [51]. Но со временем увеличивался удельный вес в ней тех слоев, которые более нетерпимо относились к пережиткам средневековья. Даже потребности отсталой буржуазии требовали их устранения [52].

      В историческом периоде от 1861 до 1904 г. особое место занимает время 90-х годов и начала 900-х годов, когда государственная власть в /49/

      49. В. И Ленин. ПСС, т. 11, стр. 45.
      50. Там же. стр. 88.
      51. См. В. И. Ленин. ПСС, т. 17 сто 411
      52. Там же, т. 9, стр. 130.

      лице С. Ю. Витте (сначала министра финансов в 1892—1993 гг., затем председателя Комитета министров в 1903—1906 гг.), в наибольшей мере приблизилась к задачам развития капиталистической экономики, главным образом промышленности и торговли. Как известно, так называемой «эре Витте» посвящена громадная зарубежная литература. К сожалению, большая ее часть тенденциозна; капиталистические методы индустриализации России в конце XIX в. незакономерно идеализируются, представления об источниках вложений капиталов извращаются [53].

      Одной из задач советских исследователей является конкретный показ истоков и материальных основ капиталистического прогресса. Надо рассматривать как существенный пробел отсутствие специальной монографии о промышленном подъеме 90-х годов, сменившемся кризисом 1900—1903 гг. Такое исследование раскрыло бы истинную картину того, какой ценой достигались успехи индустриализации в капиталистической России. Стало бы ясно, что «эксплуатация крестьянства городом», «аграрная колонизация», «бедствия первоначального накопления» лежали в основе форсированного развития промышленности и торговли во времена Витте.

      Сравнительно недавно мы смогли прочитать заметки К. Маркса о Ф. Листе [54]. В них обличается убожество мысли и истинная сущность проповедуемой немецким экономистом «системы», оправдывавшей пресмыкательство национальной буржуазии перед сильным дворянским государством. Восторженными поклонниками Листа были русские министры финансов от Канкрина до Витте. В этом постоянстве отражена застойность теоретической основы, из которой исходили государственный деятели, занимавшие важнейшие посты. Сказанное Марксом о Листе во многом характеризует деятельность Витте.

      Курс Витте был противоречив. Его девизом было: укреплять национальную экономику. Но одним из средств к этому служило широчайшее привлечение иностранных капиталов. Их общая сумма в России с 1890 по 1900 г. увеличилась со 186 млн. руб. до 762 млн. руб. [55] И хотя Россия не стала колониальной или полуколониальной страной, но помощь иностранных финансистов не была бескорыстной: за границу уходили огромные дивиденды; получив доступ к природным богатствам нашей страны, иностранцы хищнически пользовались ими; представители иностранного капитала получали возможность в какой-то мере влиять на развитие отраслевой структуры промышленности не в национальных интересах России.

      То обстоятельство, что привлекаемый из-за границы капитал в значительной своей части оставался в ссудной форме и роль иностранных финансистов в большей мере ограничивалась кредитованием, показывает, что в России имелись мощные источники для противостояния наплыву зарубежных вложений. Однако в условиях царизма производительные силы страны развивались и использовались крайне плохо и нерасчетливо; угроза потери экономической самостоятельности нарастала. В том, /50/

      53. См. кн.: А. А. Барсов. Баланс стоимостных обменов между городом и деревней. М., 1969, гл. 5. Об одном мифе буржуазной экономической науки. (К вопросу о так называемом первоначальном социалистическом накоплении в СССР); И. Н. Олегина. Индустриализация СССР в английской и американской историографий. Л., 1971, стр. 97; И. Ф. Гиндин. Концепция капиталистической индустриализации России в работах Теодора фон Лауэ. «История СССР», 1971, № 4 и др.
      54. В. Е. Мотылев. Об особенностях промышленного развития России в конце XIX — начале XX в. «Вопросы истории», 1955, № 7, стр. 14.
      55. Их автографы были подарены внуком и правнуком Маркса — Э. и Ш. Лонге. См. «К. Маркс о книге Ф. Листа "Национальная система политической экономии"». — «Вопросы истории КПСС», 1971, № 12.

      что Россия избегла участи полуколонии, решающее значение имел Великий Октябрь.

      Бесспорно, в последние десятилетия в нашей историко-экономической литературе довольно большое внимание уделяется теме о так называемом государственном капитализме, который понимается не столько как ведение казенного хозяйства, а главным образом в плане регулирования государством буржуазного предпринимательства и его материального поощрения. При этом отмечается специальная направленность этой активной экономической политики царизма: поддержка привилегированных, нерентабельных предприятий, фаворитизм, обеспечение паразитизма аристократических кругов, словом — поддержка самых отсталых, полусредневековых-полубуржуазных форм предпринимательства. Конечно, раскрытие этой тематики — существенное достижение в обрисовке специфических особенностей поощрительной политики самодержавного правительства, которая велась в расчете совместить восприятие высших достижений капитализма с укреплением позиций дворянства и пережитков крепостничества. Но нельзя не высказать сожаления, что изучение не доводится до конца и останавливается едва ли не перед самой существенной областью изучения. Ссылки на денежные поощрения предпринимательства из государственной казны без указания источников, откуда само государство черпало для этого средства, не только не проясняют того факта, что успехи в строительстве промышленности и железных дорог достигались ценой разорения деревни и недоплат рабочим, образующих знаменитую «русскую сверхприбыль», но и маскируют его. Необходимо подробнее показать самую механику своего рода «насаждения капитализма» от государства. Путь к этому проложен В. И. Лениным. Он раскрыл истинное содержание так называемого искусственного распространения буржуазного предпринимательства государством, о котором твердили народники. Созревание происходит «снизу», органическим путем, начиная с подчинения торговому капиталу непосредственных производителей и превращения торговца в промышленника-капиталиста. «И когда этот капитал, — пишет Ленин, — окрепши и поработивши себе миллионы трудящихся, целые районы, — начинает прямо уже и без стеснения давить на правительство, обращая его в своего лакея, — тогда наши остроумные "друзья народа" поднимают вопли о "насаждении капитализма", об "искусственном создании" его!» [56] Конкретное раскрытие этой мысли В. И. Ленина было бы существенно для парирования представлений о могуществе и независимости государства, об его ведущем положении в процессе капиталистической индустриализации.

      Как известно, в 90-х — начале 900-х годов резко возросли подати, особенно косвенные налоги — самые несправедливые и тяжелые для неимущих, поскольку ими облагались товары широкого потребления: сахар, спички, спирт, табак. С 1893 по 1903 г. питейный доход с души возрос от 2 руб. 21 коп. до 4 руб. 25 коп. [57] Выразительно сопоставление: подорожание керосина, нужного в быту, не сопровождалось таким же повышением налога на нефть и получаемые из нее технические продукты — смазочные масла и проч. Реформированное в 1898 г. промысловое обложение, по признанию самого же Витте, «опиралось на те же самые традиционные начала, какие искони коренились у нас в системе обложения». Это значит, что сохранялось в обложении сословное начало. «Сельскохозяйственные предприятия» освобождались от налога. Горемыкин предлагал /51/

      56. В. И. Ленин. ПСС, т. 1, стр. 223—224.
      57. Г. Ф. Семенюк. Московская текстильная буржуазия и вопрос о промысловом налоге в 90-х годах XIX в. «УЗ Московского пед. ин-та им. Крупской», т. 127, 1963.

      прямо указать в законе, что эту льготу получают дворяне-заводчики; другие министры, в том числе Витте, предлагали это сделать не так открыто, во имя декларированного принципа «бессословности» [58]. Опубликованные программные записки [59] Витте многое разъясняют в его позиции. Представители дворянства требовали от правительства материальной поддержки своего сословия в виду его «оскудения». Оспаривая эти требования и доводы, министр финансов обличал их необоснованность. Он показал паразитизм дворянства, его расточительность. Все же «противодворянские» настроения Витте не должны преувеличиваться. Мне кажется, нет оснований полагать, как это делает И. Ф. Гиндин, что «Витте еще в 1896 г. выдвинул задачу ликвидации добуржуазных отношений в деревне» [60]. В своих воспоминаниях Витте высказывает мнение, что «суть крестьянского вопроса... не в налогах, не в покровительственной таможенной системе и не в недостатке земли, по крайней мере не в принудительном отчуждении земли для передачи ее во владение крестьян» [61]. Мог ли такое написать противник добуржуазных отношений в деревне? Витте с гордостью вспоминал о том, как он сам «разрешал крестьянский вопрос». Это был путь разорения и пауперизации масс крестьянства. «Если вследствие развития при моем управлении сети железных дорог и промышленности я отвлек от земли 4—5 миллионов людей, а значит, с семействами миллионов 20—25, то этим самым я как бы увеличил земельный фонд на 20—25 млн. десятин» [62]. Здесь хорошо выражено необычайно тесное переплетение капиталистических и крепостнических начал в экономической политике самодержавия. Витте признает охранительное значение экономического курса, проводившегося дворянской монархией. Индустриализация, поставленная на службу старому строю, проводилась для его укрепления. Но это лишь усилило основное противоречие эпохи: разоряемая нищенская деревня, с одной стороны, и с другой — промышленность и транспорт, достигшие уровня, свойственного среднеразвитой капиталистической стране. Сохранение самодержавного строя означало бы прогрессирующее падение национальной независимости страны.

      Итак, в «эру Витте» самодержавие нисколько не утратило своей реакционной сущности, оставаясь воплощением всего самого тяжелого, отсталого, антинародного, что было в дореволюционной России.

      Но ведущим в историческом развитии оказалось другое, противоположное начало. Росли силы российского пролетариата и его партии, крепнул революционный союз рабочего класса и крестьянства, рабочий класс возглавил весь демократический фронт. Ленинская программа борьбы направляла революционные силы на низвержение самодержавия как оплота остатков средневековья и капиталистического варварства. Буржуазно-демократическая революция, свергнувшая царизм, стала прологом Великой Октябрьской социалистической революции. /52/

      58. Л. П. Гензель. Промысловое обложение в России. СПб., 1900, стр. 22, 24.
      59. «Требования дворянства и финансово-экономическая политика царского правительства в 1880—1890-х годах». Исторический архив, 1957, №4; И. Ф. Гиндин. Об основах экономической политики царского правительства в конце XIX — начале XX в. «Материалы по истории СССР», т. VI, 1959.
      60. См. «История СССР», 1971, №4, стр. 206.
      61. С. Ю. Витте. Воспоминания, т. 2. М., 1960, стр. 506.
      62. Там же, стр. 505. См. также статью М. С. Симоновой «Борьба течений в правительственном лагере по вопросам аграрной политики в конце XIX в.» — «История СССР», 1963, № 1.

      История СССР. №2. 1977. С. 34-52.
    • Кострикин В.И. Массовые источники о крестьянском движении накануне Октября и статистический метод их изучения // История СССР. №3. 1977. С. 47-59.
      Автор: Военкомуезд
      В.И.Кострикин
      МАССОВЫЕ ИСТОЧНИКИ О КРЕСТЬЯНСКОМ ДВИЖЕНИИ НАКАНУНЕ ОКТЯБРЯ И СТАТИСТИЧЕСКИЙ МЕТОД ИХ ИЗУЧЕНИЯ

      Советская историография достигла значительных успехов в изучении аграрной революции в России, исторического опыта борьбы партии большевиков за крестьянские массы в 1917 г. Этой теме посвящены монографии, статьи в журналах и сборниках, разделы или главы в обобщающих трудах по истории Октябрьской революции, в многотомных изданиях по истории СССР и истории КПСС. В сводных и локальных исследованиях проведены подсчеты количества крестьянских выступлений и их распределение по формам движения. Однако имеющийся разнобой в приемах разработки источников затрудняет сравнимость и широкие обобщения результатов исследований.

      Известно, что процесс научного познания исторической действительности включает изыскание, анализ и обобщение фактов. При этом важнейшим требованием марксистско-ленинской методологии, а значит, и методики исследования, непосредственно связанной с методологией истории, является объективное освещение исторических явлений, доказательность исследования на основе учета всей совокупности точных и бесспорных фактов, без единого исключения [1]. Только изучение всего комплекса источников, относящихся к рассматриваемой проблеме, анализ фактов в их целом и в их связи могут дать исчерпывающие ответы на вопросы [2], подчеркивал В. И. Ленин.

      Поэтому особо актуальна разработка такого метода научного анализа источников, который позволил бы наиболее полно обобщить содержащиеся в них сведения. Одним из определяющих условий успешного решения этой задачи является изучение сочинений В. И. Ленина, содержащих важные для советских историков положения по методологии и методике исследования социально-экономических и политических исторических процессов. Ленинские приемы отбора, критики, обработки, группировки, научного анализа источников, и прежде всего статистических материалов, служат основой для разработки источниковедения истории классовой борьбы [3]. Исследователи крестьянского движения 1917 г. И. Д. Верменичев, С. М. Дубровский, А. В. Шестаков в своих работах, вышедших в 20-е годы, применяли статистический метод обработки массовых источников, т. е. таких групп однородных документов, фактические сведения которых могут быть подвергнуты научной группировке для получения обобщающих данных о крестьянском движении. /47/

      1. В.И. Ленин. ПСС, т. 30, стр. 350.
      2. Там же, т. 27, стр. 195.
      3. См. В.И. Буганов. Методы работы В.И. Ленина над статистическими источниками. «Вопросы истории», 1960, №7; В.К. Яцунский. Приемы научного исследования в работах В. И. Ленина по социально-экономической истории. «История СССР», 1960, № 2; Т. В. Рябушкин. Методы анализа статистических данных в работах В. И. Ленина. М., 1964 и др. См. также: В. И. Буганов. Советская литература о приемах работы В. И. Ленина с источниками. «Вопросы истории», 1970, № 9.

      При этом они использовали сведения с мест Главного управления по Делам милиции Временного правительства «о выдающихся происшествиях, правонарушениях и волнениях на аграрной почве» [4]. Какова же полнота и достоверность этих «сведений»? Материалы повременной печати и архивов, особенно местных, содержат данные о значительно большем числе крестьянских выступлений, чем это зарегистрировано в ведомостях Главного управления по делам милиции [5]. Так, четырехтомная «Хроника событий» Великой Октябрьской социалистической революции, в которой широко использованы документы местных архивов, включает дополнительно по Европейской России 1120 случаев крестьянских выступлений, не зафиксированных в сборнике «Крестьянское движение» [6]. Подсчеты числа крестьянских выступлений по отдельным губерниям еще более убеждают, что «сведения» дают лишь весьма приближенное представление о «волнениях на аграрной почве». В сборнике «Крестьянское движение» приводятся сообщения о 168 крестьянских выступлениях в Воронежской губернии, а разработки П.Г. Морева по центральным и областному архивам свидетельствуют о 722 случаях; по Казанской губернии соответственно — 320 и 836 (И.М. Ионенко), Киевской — 138 и 496 (Н.И. Берглезов), Подольской — 144 и 1177 (Н.И. Миронец), Тамбовской — 346 и 473 (Е.А. Луцкий) [7]. Таким образом, в среднем число выступлений по перечисленным губерниям увеличивается примерно в 3 раза.

      При оценке надежности (достоверности) «сведений» необходимо иметь в виду классовое происхождение и содержание источника, политическую ориентацию создателей документов и, следовательно, классовую интерпретацию в них определенных фактов или явлений. В основе «сведений» лежат тенденциозно составленные сообщения пострадавших от крестьянского движения помещиков, владельцев свеклосахарных и конных заводов, хуторян и прочих частных лиц, а также доклады правительственных комиссаров. В своих письмах и телеграммах землевладельцы обвиняли крестьян в насилии и самоуправстве, изображали их действия, направленные на перестройку земельных отношений, как анархию, требовали принятия решительных мер к подавлению аграрного движения. Не случайно сообщения помещиков, извращавшие революционную суть событий в деревне 1917 г., так охотно распространяла буржуазная печать. На I Всероссийском съезде крестьянских депутатов В.И. Ленин по этому поводу говорил: «Неправда, если газеты кричат, будто в России царит беспорядок! Неправда, в деревне господствует больше порядка, чем прежде, потому что решение производится по большинству; насилий над помещиками почти не было; случаи несправедливости и насилия над помещиками совершенно единичны; они ничтожны и на всю Россию не превышают числа случаев насилия, которые бывали и раньше» [8]. /48/

      4. Эти «сведения», являющиеся единственным сводным, общим для всей страны источником о классовой борьбе в деревне, в кратком изложении были опубликованы в сборнике «Крестьянское движение в 1917 году». Документы и материалы. М.—Л., 1927. В нашу задачу не входит классификация и характеристика всего объема источников по аграрно-крестьянскому вопросу. Здесь речь идет лишь о массовых источниках, содержащих конкретную информацию о крестьянских выступлениях. Поэтому мы не касаемся законодательных правительственных актов, примыкающих к ним материалов разных комиссий по подготовке законопроектов, докладных записок и справок Министерст внутренних дел и других учреждений Временного правительства и т. д.
      5. «Крестьянское движение в 1917 году», стр. XXVI.
      6. П.Н. Першин. Аграрная революция в России, кн. 1. М., 1966, стр. 409.
      7. Там же, стр. 408.
      8. В.И. Ленин. ПСС, т. 32, стр. 176—177.

      Доклады и телеграммы губернских и областных комиссаров чаще всего основывались на заявлениях тех же землевладельцев или донесениях уездных комиссаров. Вместе с тем правительственные комиссары, на которых была возложена непосредственная ответственность за поддержание «порядка» на местах, стремились показать «благополучие» во вверенной им губернии или подчеркнуть свою активность в борьбе с крестьянским движением. Приведем в качестве примера сообщение о положении в Чериковском уезде Могилевской губернии. 9 мая землевладелец Масальский телеграфировал в Министерство внутренних дел, что Крестьяне названного уезда «производят самоуправства и насилия; препятствуют засеву полей, травят поля, производят обыски и угрожают расправой с землевладельцами» [9]. А в сообщении губернских властей от того же числа говорилось: «...выступлений на почве аграрных требований нет» [10]. Но уже 12 мая последовало прямо противоположное официальное донесение: «В Быховском и Чериковском уездах, хотя крупных аграрных выступлений не было, но в большинстве волостей очень часты случаи самоуправных действий как со стороны отдельных крестьян, так и волостных исполнительных комитетов, к ликвидации чего были приняты своевременно меры» [11].

      Документы официального делопроизводства и материалы частных лиц рассматривают аграрное движение с одних классовых позиций, т. е. как «самоуправство и насилие» со стороны крестьян. Но между ними имеются и существенные различия, которые обусловлены следующими факторами: личные впечатления, должностное положение авторов, конкретная обстановка появления документов и т. п. Содержащиеся в документах сведения не всегда достоверны и требуют самой тщательной проверки, критического отношения. Вместе с тем они содержат ценную информацию о политике и тактике сил контрреволюции.

      Вторая группа массовых источников (они в основном отложились в местных архивах), поддающихся статистическому обобщению, включает документальные материалы крестьянских организаций, съездов и сходов. Основными видами документов являются протоколы (журналы) заседаний, резолюции и постановления Советов, исполнительных, земельных и продовольственных комитетов, сельских и волостных сходов, уездных и губернских съездов. В них отражена непосредственная деятельность крестьянских масс и их организаций. Они являются (особенно документы низовых комитетов) более объективным, по сравнению с официальным материалом, источником об аграрном движении. Конечно, и в этом случае необходимо учитывать условия его появления.

      Источники данной группы сохранились не полностью. Но следы некоторой части утраченных документов можно найти в других материалах. В докладных записках и справках, заявлениях и телеграммах тех же крестьянских организаций, правительственных органов власти, должностных и частных лиц по тем или иным причинам названные документы приводятся целиком или в изложении.

      Наряду с документами об отдельных событиях в деревне частично сохранился другой вид массового источника — анкетные материалы (о них будет сказано ниже). Конечно, трудно установить действительное число крестьянских выступлений в марте—октябре 1917 г., так как немало источников утрачено. Следует также иметь в виду, что с ростом революционного движения крестьянские выступления стали рассматри-/49/

      9. «Крестьянское движение в 1917 году», стр. 67.
      10. Там же.
      11. Там же.

      ваться как «рядовое» явление [12]. И все большее число «земельных правонарушений» оказывалось документально не зафиксированным.

      Тем не менее расширение круга источников может дать более полную количественную и качественную характеристику крестьянского движения. Некоторые историки, используя новые документальные материалы, вносили поправки в «сведения» Главного управления милиции об аграрном движении. По «сведениям» можно насчитать 4117 крестьянских выступлений за март — октябрь [13] 1917 г. на территории Европейской России [14]. В 20-х годах Международный аграрный институт провел уточнение данных Главного управления милиции. Это позволило А.В. Шестакову вычислить иную цифру — 4469 выступлений [15]. В книге С.М. Дубровского говорится о 5782 аграрных выступлениях [16], при этом автор делает примечание, что статистические цифры за 1917 г. им взяты из работы И.Д. Верменичева, произведенной им в Международном аграрном институте [17]. Такое же число выступлений приводится и самим И.Д. Верменичевым [18]. Более поздние подсчеты П.Н. Першина дали 6103 выступления [19]. Н.А. Кравчук, изучая крестьянское движение по 28 великорусским губерниям Европейской России, использовал итоговые статистические данные исследований по отдельным губерниям и «сведения» Главного управления милиции (по тем губерниям, по которым таких исследований нет). В общей сложности по названным источникам удалось установить 5416 выступлений [20] (против 2429 по «сведениям» Управления милиции).

      Однако и эти числа не дают полного представления о размахе крестьянского движения. По-видимому, можно сказать, что оперирование «сведениями» Главного управления милиции и их корректировка — пройденный этап в изучении проблемы [21].

      Одной из важных задач исследовательской работы каждого историка, изучающего аграрное движение, должен стать самостоятельный подсчет количества крестьянских выступлений на основе тщательного обследования печатных и архивных источников, и особенно фондов местных архивов, в которых сохранился большой материал. Лишь сплошное выявление всех источников по всей территории страны позволит воссоздать приближающуюся к действительности картину и даст возможность сопоставлять итоговые данные по отдельным губерниям и районам. Данное положение подтверждается погубернскими исследованиями аграрного движения. В 1930 г. были изданы работы И.Д. Балашова [22], /50/

      12. П.Н. Соболев. Беднейшее крестьянство — союзник пролетариата в Октябрьской революции. М., 1958, стр. 124.
      13. За октябрь сводки милиции доведены до 23-го числа.
      14. «Крестьянское движение в 1917 году», стр. 363—399; ЦГАОР СССР, ф. 406, оп. 6, д. 268, 337, 420, 431.
      15. А.В. Шестаков. Очерки по сельскому хозяйству и крестьянскому движению в годы войны и перед октябрем 1917 года. Л., 1927, стр. 142.
      16. С. Дубровский. Крестьянство в 1917 году. М.— Л., 1927, стр. 48.
      17. Там же, стр. 44.
      18. И. Верменичев. Крестьянское движение между Февральской и Октябрьской революциями. «Аграрная революция», т. 2. М., 1928, стр. 175.
      19. П.Н. Першин. Указ. соч., стр. 407.
      20. Н.А. Кравчук. Массовое крестьянское движение в России накануне Октября. М., 1971, стр. 88.
      21. Отметим, что исследователи аграрного вопроса сознавали серьезные недостатки этого источника. И.Д. Верменичев, используя цифровые данные сводок Главного управления милиции, отмечал, что составлены они «довольно грубо», «безграмотно» и «для подробной и тщательной характеристики необходимо произвести новый пересчет всех сообщений о движении» (И. Верменичев. Аграрное движение в 1917 году. «На аграрном фронте», 1926, № 2, стр. 49).
      22. И.Д. Балашов. Аграрное движение в ЦЧО в 1917 г. Воронеж, 1930.

      М. Голубевой [23]. По подсчетам И.Д. Балашова, крестьянских выступлений в Воронежской губернии в марте—октябре 1917 г. было 3012 [24], по данным М. Голубевой — 411 [25]. П.Г. Морев установил, как уже отмечалось, 722 выступления [26]. Как видим, расхождения весьма значительны. Они объясняются различным объемом использованных источников. Подсчеты И. Д. Балашова сделаны по материалам архива Октябрьской революции в Москве (ЦГАОР). М. Голубева дополнительно изучала фонды архива ЦЧО по Воронежской губернии. Данные П.Г. Морева — результат более тщательного просмотра документов ЦГАОР и особенно Воронежского областного государственного архива. Таким образом, выявление всех или подавляющего большинства источников имеет первостепенное значение в статистическом изучении крестьянского движения.
      Работа с массовыми источниками требует коллективных усилий. Она может вестись, например, путем составления общероссийской «Хроники» крестьянского движения. Такая публикация сведений из всей совокупности документальных материалов позволила бы в дальнейшем проводить статистическую группировку фактов о крестьянских выступлениях, в соответствии с задачами исследования. Составление «Хроники», конечно же, не исключает проведения исследований крестьянского движения 1917 г. по отдельным губерниям и регионам [27]. Но для этого необходима прежде всего разработка общей методики изучения документальных материалов о крестьянском движении. Еще А.В. Шестаков в предисловии к книге М. Голубевой «Аграрное движение в ЦЧО в 1917 г.» писал: «Для историков аграрного движения, лишь недавно приступивших к применению статистического метода в этой области науки, чрезвычайно важно установить общие приемы методологии и методики такой работы» [28]. В 1966 г. П.Н. Першин, говоря о результатах и перспективах исследования крестьянского движения по многим областям страны, предлагал историкам-аграрникам «выработать общую методику разработки архивных материалов о событиях в деревне того времени, чтобы обеспечить точность, сравнимость результатов исследований и возможность их общей сводки» [29]. К сожалению, это предложение в полной мере пока не осуществлено.

      В данной статье нами предпринята попытка выяснить, какие стороны классовой борьбы в деревне запечатлели источники, какие показатели поддаются статистическому подсчету и какова может быть методика этих подсчетов [30].

      Массовые документы о крестьянском движении не являются результатом статистического наблюдения или анкетного опроса, они не имеют строго определенного формуляра. Поэтому для сведения фактов в итоговые таблицы необходимо первоначально на каждый документ составить карточку-анкету, в которой бы в форме ответа на поставленные /51/

      23. М. Голубева. Аграрное движение в ЦЧО в 1917 г. Воронеж, 1930.
      24. И.Д. Балашов. Указ. соч., стр. 72.
      25. М. Голубева. Указ. соч., стр. 21.
      26. П. Г. Морев. Крестьянское движение в Воронежской губернии накануне Октябрьской революции (март — октябрь 1917 г.). Воронеж, 1961, стр. 70.
      27. Для этого необходимо в локальных исследованиях давать как приложение «Хронику» крестьянского движения в изучаемом районе.
      28. М. Голубева. Указ. соч. стр. 14.
      29. П.Н. Першин. Указ. соч. стр. 409.
      30. Предлагаемая методика анализа источников разработана на основе опыта отдельных исследований и применялась автором (См., напр., кн. «Земельные комитеты» в 1917 году». М., 1975). Автор сознает, что публикуемый материал не исчерпывает поставленного вопроса.

      вопросы излагалось содержание этого документа (приложение 1) [31]. При этом следует решить, что является основной единицей учета и суммирования фактов классовой борьбы — помещичьи имения, селения, население, волнения.

      В исследованиях аграрного движения 1917 г. при его количественной характеристике единицей статистических подсчетов разрозненных крестьянских выступлений принималось само выступление в той или иной форме. В конце 50-х и в 60-х годах вопрос об основной единице измерения размаха крестьянского движения в России XIX в. широко обсуждался на научных сессиях и в печати. Был подвергнут критике метод «валового» подсчета крестьянских «волнений» без учета сведений о качественной характеристике каждого из них. Н.Н. Лещенко, принимая за основную единицу «количественной характеристики размаха и форм крестьянского движения... волнение (выступление)», предлагал учитывать одновременно количество сел, участвовавших в нем, и число населения [32]. Вместе с тем он считал, что важное место должен занять анализ форм и методов крестьянской борьбы. При этом исследователь предупреждал от произвольного включения в понятие «волнение» выступлений отдельных крестьян.

      Б.Г. Литвак полагает, что сохранение понятия «волнение» — этой «расплывчатой», «зыбкой» единицы измерения, хотя и подкрепленной более соизмеримыми показателями,— «задерживает переход от простых подсчетов к методике статистического изучения крестьянского движения» [33]. Всякая попытка количественно объединить разнородные качественные явления в нечто «среднее», подчеркивает он, в корне подрывает всю идею подсчетов. По его мнению, подсчитывать нужно соизмеримые и вполне определенные вещи [34]. Он предлагает вместо «волнения (выступления)» применять в качестве единицы подсчета «селение» и «помещик» [35]. Но подсчеты по этой единице измерения, по признанию Б.Г. Литвака, «не дают главного — их соотношения к самому факту крестьянского движения. Для этого нужен еще один компонент: форма действий крестьян» [36].

      Оба эти предложения, на наш взгляд, не являются принципиально различными. В первом случае подсчитываются волнения по их формам с указанием количества сел, участвовавших в них, во втором — выясняется число сел, охваченных той или иной формой волнений.

      Применительно к марту — октябрю 1917 года единицей подсчетов, по-видимому, может быть «волнение (выступление)». Имеющиеся источники не содержат данных о числе участников выступлений. Аграрное движение в период подготовки Октябрьской революции было массовым. Поэтому часто события в деревне в документах излагаются в обобщенном виде по волостям и даже уездам без перечня селений и фамилий владельцев имений. Конкретные действия крестьянских организаций в области земельных отношений нередко распространялись также на волость в целом. /52/

      31. О методике статистического наблюдения архивных документов о крестьянском движении XIX в. см. Б.Г. Литвак. Опыт статистического изучения крестьянского движения в России XIX века. М., 1967. В своей основе она применима при изучении аграрного движения 1917 г.
      32. Н.Н. Лещенко. Методика статистического изучения размаха и форм крестьянского движения XIX в. «Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы, 1960 г.» Киев, 1962, стр. 63.
      33. Б.Г. Литвак. Указ. соч., стр. 28,
      34. Там же, стр. 42.
      35. Б.Г. Литвак указывает, что идеальной единицей измерения был бы «участник события». Но большинство документов этих сведений не содержит.
      36. Б.Г. Литвак. Указ. соч., стр. 42.

      «Выступление» как единица количественного подсчета принимается всеми исследователями крестьянского движения 1917 г., однако в приемах подсчета числа крестьянских выступлений наблюдается существенный разнобой. Сообщения о них часто неполны, поэтому при подсчете могут получиться различные количественные выражения. Прежде всего это касается тех выступлений, которые представляют собой как бы переплетение различных форм действий крестьян. И.Д. Верменичев, используя для цифровой характеристики форм крестьянского движения «сводки» Главного управления милиции, подсчеты производил не по отдельным выступлениям, а по отдельным формам, с которыми было связано это выступление крестьян. Например: если в документе зарегистрирован случай захвата помещичьей земли, который сопровождался захватом живого и мертвого инвентаря, да к тому же порубкой леса и снятием с работ рабочих имения, то данный случай И. Д. Верменичевым расчленялся на 5 частей: захват пахотной земли, захват скота, захват сельскохозяйственного инвентаря, порубка леса и снятие с работ рабочих. Таким образом, итоговые данные о крестьянских выступлениях являлись суммой расчлененных по отдельным формам движения подобных случаев [37]. Этот же метод использовал И. Д. Балашов [38].

      По мнению Е.А. Луцкого, применяемый И.Д. Верменичевым и другими метод «разложения по формам выступлений», приводил к искусственному понижению удельного веса наиболее решительных форм крестьянской борьбы (захваты имений и земли) сравнительно с второстепенными формами (порубки леса, потравы, столкновения на почве аренды земли и т. д.) [39].

      На наш взгляд, каждое сложное выступление должно учитываться как одно по высшей форме. Включение в подсчеты других, сопутствующих форм приводит не только к затушевыванию наиболее решительных форм борьбы, как справедливо отмечает Е. А. Луцкий, но и искусственному увеличению числа выступлений. Не включенные в подсчеты формы сложного выступления можно учитывать особо. Например, потравы — 100 случаев (кроме того, — 50 в сочетании с другими, более высокими «формами).

      При статистическом суммировании источников возникают также трудности иного рода. Например, среди документов крестьянских организаций имеются постановления по земельному вопросу, касающиеся одновременно нескольких имений. Одно такое постановление земельного комитета, как нам представляется, равнозначно нескольким его постановлениям, по отдельным имениям. Поэтому число перечисленных в документе имений следует принимать за соответствующее количество выступлений.

      Далее, при наличии каких сведений документы следует включать в подсчеты? На данный вопрос можно было бы ответить так — нужно учитывать только документы, содержащие конкретные данные о времени и месте события, формах борьбы и ее направленности и т. д. Но в таком случае неоправданно исключаются источники более общего характера, число которых значительно.
      Рассмотрим некоторые из таких материалов. Например, 3 июля председатель съезда землевладельцев Борисов сообщал, что в Одоевском уезде (Тульская губ.) «под влиянием постановлений уездного земельного /53/

      37. И. Верменичев. Крестьянское движение между Февральской и Октябрьской революциями, стр. 169—170.
      38. И.Д. Балашов. Указ. соч., стр. 11.
      39. Е.А. Луцкий. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в сентябре 1917 г. «Исторические записки», т. 2, 1938, стр. 50.

      комитета у землевладельцев крестьянами отбираются луга, клевер и пастбища». 5 июля поступила телеграмма: «В Одоевском уезде крестьяне продолжают захватывать луга и пашни землевладельцев». 7 июля Борисов вновь телеграфировал, что под влиянием земельного комитета «идет захват лугов, клевера и пастбищ у крупных и мелких земельных собственников» [40]. В дальнейшем сведений с конкретным указанием селений или фамилий землевладельцев не поступало. Поэтому приведенные сообщения необходимо учитывать как два выступления: захват пашни (телеграмма от 5 июля) и захват лугов и пастбищ (телеграммы от 3 в 7 июля). В телеграмме тамбовских землевладельцев от 5 июля говорилось: «Крестьяне Васильевской, Кордюковской и Куровщинской волостей Кирсановского у. в целом ряде имений препятствуют уборке ржи, не допускают посторонних рабочих производить сельскохозяйственные работы...» [41].

      Как видим, речь идет о целом ряде имений, но их названия отсутствуют. Поскольку конкретно указаны три волости, в которых имел» место выступления крестьян, то в подсчеты включаются три случая препятствия уборке урожая.

      Некоторые источники содержат суммарные сведения по волости или уезду. «В Цивильском уезде,— доносил комиссар Казанской губернии,— было три случая захвата хуторов у крестьян» [42]. Козловский союз земельных собственников (Тамбовская губ.) 12 сентября телеграфировал: «Грабежи и поджоги в Козловском уезде продолжаются. За три дня сожжено 24 имения» [43]. Указанное количество «пострадавших» хуторов и имений принимается за соответствующее число крестьянских выступлений. При этом, если в других источниках имеются конкретные сведения о некоторых сожженных имениях за данный период, то они не должны учитываться.

      Не могут быть включены в подсчеты документы, которые в общей форме отражают аграрное движение, но не дают определенных сведений о событиях в деревне. Для наглядности приведем один из таких документов: «В Сапожковском уезде местные комитеты и отдельные группы крестьян своими самовольными действиями и распоряжениями вносят полное расстройство в сельскохозяйственную жизнь» [44]. Одновременно из этого же уезда поступило сообщение о том, что крестьяне Путятинской волости самовольно забрали все скошенное сено в имении Климова [45]. Можно считать, что данное событие отражено в обобщенном виде в первом документе. Поэтому учет обоих источников означал бы двойной подсчет одних и тех же фактов.

      Некоторые источники, хотя и не раскрывают характер выступлений, но содержат название населенных пунктов или имений. В начале июля из Орловской губернии сообщали: «На хуторе Карачевского уезда землевладелицы Спечинской были случаи самоуправных действий и бесчинств крестьян» [46]. Подобные сведения документов следует учитывать в рубрике: «Формы движения не раскрыты».

      Таким образом, количественные показатели развития крестьянского» движения зависят не только от степени учета источников, но и от методики суммирования содержащихся в них сведений. /54/

      40. «Крестьянское движение в 1917 году», стр. 145.
      41. Там же, стр. 149.
      42. Там же, стр. 159.
      43. Там же, стр. 268.
      44. Там же, стр. 148.
      45. Там же, стр. 149.
      46. Там же, стр. 144.

      Количественная динамика крестьянской борьбы в известной мере выражает качественную сторону аграрного движения. Однако простой подсчет числа выступлений без учета характера и размера этих выступлений не может быть основой для качественной характеристики революционного движения в деревне.

      Количественный анализ важно дополнить статистическим исследованием форм крестьянских выступлений. Постановка данного вопроса не является новой. Еще Главное управление милиции при составлении ежемесячных «Ведомостей о численности и роде правонарушений» предприняло попытку статистически систематизировать «земельные правонарушения» по их содержанию. Были выделены 13 конкретных форм (видов) аграрных выступлений: 1) разгром имений; 2) поджоги имений; 3—8) захваты: имений, пахотной земли, лугов и покосов, леса, инвентаря, урожая; 9) порубки леса; 10) запрещение рубки и вывоза леса; 11) принудительная аренда; 12) снятие с работ; 13) обложение налогами. Прочие выступления относились к рубрике: «Остальные правонарушения» [47].

      В эту группировку крестьянских выступлений исследователями аграрного движения неоднократно вносились поправки. В одних случаях отдельные формы объединялись, в других — дополнялись новыми. Так, А.В. Шестаков качественную динамику движения прослеживает по 8 формам [48] (не выделяя поджоги имений, захваты пахотной земли и леса, запрещение рубки и вывоза леса, обложение налогами), И.Д. Верменичев — обычно по 11 формам [49] (не выделяя захваты имений, обложение налогами, запрещение вывоза леса; захват и порубки леса объединены в одну рубрику; названы новые формы — забастовки и стачки сельскохозяйственных рабочих, захваты подсобных помещений). Те же формы, что И.Д. Верменичев, перечисляет С.М. Дубровский [50].

      Крестьянское движение в Воронежской губернии М. Голубевой исследуется по 7 [51], а П. Г. Моревым — по 14 формам [52]. При этом П.Г. Морев захват церковных и монастырских земель, земель у кулаков, у владельцев сахарных заводов и Крестьянского банка, выступления сельскохозяйственных рабочих рассматривает как самостоятельные формы крестьянской борьбы. Но ведь захват земель — единая форма борьбы — и направлялась она не только против помещиков, но и против кулаков и т. д. Поэтому вряд ли следует считать выступления сельскохозяйственных рабочих особой формой движения — сами выступления носили различные формы.

      Нет необходимости рассматривать другие исследования по данному вопросу. В них содержится самая различная группировка форм крестьянской борьбы, что затрудняет, а нередко исключает проведение обобщений результатов исследований. По-видимому, при первичной обработке источников необходимо давать наиболее полный перечень встречаемых в них форм крестьянских выступлений (Приложение 2).

      Следует отметить, что отдельный подсчет захватов имений (организованные действия), разгромов и поджогов имений (элементы стихийности в движении) должен быть обязательным. Некоторые исследователи поджоги помещичьих имений рассматривают как крестьянский террор /55/

      47. Там же, стр. 363—400.
      48. А.В. Шестаков. Указ. соч., стр. 142.
      49. И. Верменичев. Крестьянское движение между Февральской и Октябрьской революциями, стр. 202. В другом случае перечисляются 7 форм — И. Верменичев. Аграрное движение в 1917 году, стр. 54.
      50. С.М. Дубровский. Указ. соч., стр. 59.
      51. М. Голубева. Указ. соч., стр. 21.
      52. П.Г. Морев. Указ. соч., стр. 48.

      (наряду с арестами, убийствами, избиениями помещиков и т. п.). Но известно, что поджоги имели место в основном в осенний период и являлись, как и разгромы, конкретным фактором крестьянских восстаний. Разгромы и поджоги, таким образом, были однозначными формами борьбы, направленными на полную ликвидацию частновладельческих хозяйств.

      Принудительная аренда — одна из форм крестьянской борьбы за землю — в исследованиях обычно именуется: арендные столкновения (недоразумения), установление арендных цен, отказ платить арендную плату и т. д. Последние две формулировки отражают лишь отдельные конкретные виды выступлений. Напротив, понятие «арендные столкновения» является слишком общим. Между тем выявление качественного многообразия борьбы на почве аренды земли имеет немаловажное значение. Как видно из источников, арендное движение развивалось в нескольких направлениях. Происходила ломка кабальных арендных отношений: ликвидация отработочной, испольной аренд и субаренды; перераспределение сдаваемых до революции в аренду земель. Эти меры существенно не затрагивали хозяйственные интересы помещиков. Чаще же в принудительном порядке расширялись земельные площади, сдаваемые в аренду (принудительная аренда), и одновременно пересматривались условия аренды в пользу крестьян. При этом отмена арендной платы, передача арендных денег комитетам практически означали местную конфискацию (захват) частновладельческих земель.

      По данным источников мы выделили более 30 форм действий крестьян. Конечно, для выяснения основных направлений в развитии аграрного движения однородные формы крестьянских действий [53] могут объединяться в группы и подгруппы. Я. А. Яковлев в предисловии к сборнику «Крестьянское движение в 1917 году» все выступления крестьян объединяет в 3 группы (формы): «разрушительные», «захватные», «скрытые и мирные». На такие же группы разделяет формы антипомещичьей борьбы Н.А. Кравчук, несколько видоизменив их название: «разгромные», «захватные», «принудительные» [54]. Е.А. Луцкий рассматривает следующие формы борьбы крестьянства: «политические выступления», «скрытые косвенные захваты (арендное движение, снятие рабочих, потравы и т. п.)», «прямые открытые захваты земли, инвентаря и т. п.», «борьба за ликвидацию имений (захват имений, разгромы их)» [55].

      Вряд ли можно согласиться с предложенной Я. А. Яковлевым группировкой форм крестьянских выступлений. Передача земель в аренду, «снятие» рабочих в имениях, обложение помещиков налогами и другие выступления, отнесенные к «мирным» формам крестьянской борьбы, осуществлялись вопреки распоряжениям и постановлениям Временного правительства, насильственным путем, а не путем «мирного», «добровольного» соглашения крестьян и помещиков. И Н.А. Кравчук прав, рассматривая данные действия крестьян как «принудительные». Но и здесь возникает определенное противоречие: как быть с разгромами и захватами, которые также были насильственными, «принудительными» актами?

      Формулировки форм крестьянских выступлений, данные Я.А. Яковлевым и Н.А. Кравчуком, во-первых, сами по себе ни в какой мере не /56/

      53. Действия крестьян, в основе которых лежат вариации одной и той же формы (см. Б.Г. Литвак. Указ. соч., стр. 44).
      54. Н.А. Кравчук. Указ. соч., стр. 111. В силу необходимости сведения о развитии данных форм движения использовались нами в книге «Земельные комитеты в 1917 году». М., 1975, стр. 257.
      55. Е.А. Луцкий. Указ. соч., стр. 70.

      раскрывают конкретного содержания классовой борьбы в деревне, во-вторых, допускают группировку неоднородных по значению, важности крестьянских выступлений. Так, к разрушительным формам отнесены разгромы, поджоги имений и аресты, избиения помещиков и их служащих; к захватным — захваты имении, земли и захваты урожая, продовольствия, имевшие «частное» значение.

      На наш взгляд, более приемлемой по этому вопросу является точка зрения Е.А. Луцкого.
      Большинство крестьянских выступлений было направлено на революционную ломку старых аграрных порядков. Среди них основное место занимают прямые действия по перестройке земельных отношений (Приложение 2). Правильным будет в этой большой группе форм движения выделить подгруппы, характеризующие качественную, сторону перечисленных форм, а именно:

      A) Ликвидация имений:
      1. Захват имений.
      2. Разгромы и поджоги имений.
      Б) Безвозмездный захват основных средств производства.
      B) Захват земель в аренду:
      1. Лишение владельцев арендных платежей (отказ от уплаты аренды и передача арендных денег комитетам).
      2. Принудительная аренда земель и понижение арендных цен.
      3. Ликвидация дореволюционных условий аренды.

      «Снятие» с работ рабочих в имениях и другие обозначенные выступления составляют вторую группу форм движения. Они были направлены на то, чтобы вынудить землевладельца, лишенного возможности проводить сельскохозяйственные работы, к передаче земель крестьянам на тех или иных условиях. Поэтому мы рассматриваем данные выступления как косвенные действия по перестройке земельных отношений. Следует, однако, учитывать, что в отдельных случаях требования об увеличении заработной платы выдвигались в целях улучшения материального положения рабочих [56].

      Для третьей группы форм движения характерны экономические санкции против землевладельцев, которые подрывали принцип частной собственности и экономические позиции помещиков, но ни прямо, ни косвенно не изменяли существовавшего землепользования.

      Наконец, многие документы содержат сведения о политических выступлениях крестьян, которые также поддаются статистическому изучению. Массовые источники позволяют рассмотреть вопрос и о степени организованности крестьянского движения. Но что может служить показателем организованности, т. е. какие выступления следует считать организованными? К ним, бесспорно, относится принятие решений советами и комитетами, сельскими и волостными сходами, направленными на удовлетворение требований крестьянства. Организованными являются и действия, происходившие при непосредственном участии комитетов или на основании какого-либо постановления. Например: «В Старокленской волости Раненбургского у. крестьяне, на основании постановления местного волостного комитета, приступили к разделу частновладельческих земель».

      Подсчеты организованных и неорганизованных выступлений проводятся по формам и месяцам и включаются в таблицу динамики крестьянского движения (Приложение 2). /57/

      56. При необходимости сведения о движении сельскохозяйственных рабочих можно выделить в особую строку.

      Зафиксированные в карточках-анкетах данные об организованности-движения позволяют статистически изучить деятельность крестьянских организаций, определить степень их активности в ходе развития аграрного движения (сведения группируются по месяцам и отдельным организациям), дать качественную характеристику деятельности этих организаций (при этом необходимо выделять сведения по волостным, уездным и губернским Советам и комитетам) (Приложение 3).

      Чтобы ответить на вопрос о том, против кого были направлены деятельность комитетов и крестьянское движение в целом, данные о численности выступлений объединяются не по формам движения, а по землевладельцам: помещики, сельская буржуазия, сахарозаводчики и лесопромышленники, духовенство.

      Для установления сущности исследуемого процесса принципиально важным является изучение его не только в целом по стране, но и в плане историко-географического (порайонного) анализа. Подсчеты числа крестьянских выступлений по их формам и динамике развития могут быть сгруппированы по губерниям и целым районам. Но одни абсолютные цифры крестьянских выступлений еще недостаточны для оценки размеров движения по отдельным географическим районам. Их следует дополнить относительными величинами. Наиболее показательным является отношение численности участников аграрного движения к общему числу крестьян определенной территории. К сожалению, таких сведений источники не содержат. Обычно, говоря о широте крестьянской борьбы, исследователи указывают число губерний и уездов, охваченных крестьянским движением. Но в одном уезде может быть 2—3 волнения, в другом— десятки. Более правильным следует считать волость территориальной единицей измерения степени распространения движения в тот или иной период.

      Нами рассмотрена совокупность документов, каждый из которых зафиксировал определенные сведения об отдельных событиях в деревне. Они могут быть дополнены материалами о крестьянском движении анкетного происхождения. Для получения сведений об аграрных волнениях Министерство земледелия разослало летом 1917 г. на места опросный лист. Он включал около 50 вопросов, поставленных с целью выяснить время начала аграрного движения и его размах, какие категории земель отчуждались от владельцев и на каких условиях передавались в пользование крестьян, принцип раздела пахотных земель и лугов; порядок решения земельных вопросов и роль в этом деле крестьянских организаций, партийная принадлежность крестьян; социальный состав участников аграрного движения. Насколько широкое распространение получили опросные листы, кто должен был их заполнять, куда затем их следовало направлять для обработки — эти вопросы остались до сих пор невыясненными.

      В фонде Главного земельного комитета имеется несколько десятков опросных листов, поступивших непосредственно с мест [57]. Они заполнялись членами волостных земельных комитетов или рядовыми крестьянами, в отдельных случаях — священниками и учителями. В них часто отсутствуют ответы на поставленные вопросы или содержится противоречивая информация. Остается неизвестным, являются ли включенные в листы сведения официальными или имеют частный характер. Поэтому-трудно судить о степени их достоверности. /58/

      57. ЦГАОР СССР, ф. 930, оп. 1, д. 70, лл. 1-82.

      В этом же фонде отложились сводки опросных листов по 5 уездам Ставропольской 58 и по 6 уездам Уфимской губерний [58]. В обоих случаях сведения объединялись в соответствии с вопросами листа. Орловская губернская управа не просто суммировала опросные листы (именуются аграрной анкетой), а статистически обработала содержащиеся в них сведения и составила ведомость (в виде таблицы) аграрного движения по всем 12 уездам [60]. В результате некоторые важные вопросы анкеты остались нераскрытыми.

      Опросные листы (анкеты) не могут служить основным источником изучения крестьянского движения в 1917 г.: они отражают события лишь по некоторым волостям и уездам за первые четыре месяца развития революции; в них не прослеживается качественная динамика движения, выявлены не все формы крестьянских выступлений и т. д. Но опросные листы содержат ценные сведения по ряду факторов: о степени охвата движением волостей, об организованности крестьянской борьбы и, в частности, о значительной роли крестьянских сходов в решении земельных дел, о числе аграрных выступлений и т. п. Особого внимания заслуживают сообщения об участниках движения. В анкете были поставлены вопросы: а) участвовали все крестьяне, б) только средние, в) средние и бедные, г) только бедные. К сожалению, только в 20 случаях даны определенные ответы. Зато на вопрос: «Примыкали ли хуторяне и отрубники к крестьянскому движению?» — имеются ответы более чем в 400 анкетах.

      Итак, статистический метод изучения и обобщения массовых источников позволяет исследовать многие аспекты крестьянского движения: дать наиболее полную количественную характеристику движения, выяснить многообразие форм экономической и политической борьбы, соотношение и развитие основных форм на разных этапах движения, определить степень организованности движения и распространения его на отдельные географические районы, установить направленность выступлений и роль крестьянских организаций в земельных преобразованиях.

      Классовая борьба в деревне представляла собой сочетание и переплетение разнообразных социальных явлений. Не все стороны этого сложного процесса поддаются статистическому изучению. Поэтому статистическая характеристика движения должна сочетаться с повествовательным изложением и последовательным анализом описательных источников. /59/

      58. Там же, лл. 83—92.
      59. Там же, д. 72, лл. 51—55. Отсюда можно сделать заключение, что опросные листы поступали в губернские учреждения и, возможно, отложились в местных архивах. О наличии опросных листов в архиве Саратовской области см. Г.А. Герасименко. Низовые крестьянские организации в 1917 — первой половине 1918 г. Саратов, 1974, стр. 64; Пензенский — «Октябрь в Поволжье и Приуралье». Казань, 1972, стр. 58.
      60. ЦГАОР СССР, ф. 930, on. 1, д. 70, лл. 24—25. «Красный архив», 1926, № 1 (14), стр. 203—204.

      История СССР. №3. 1977. С. 47-59.
    • Калашников В.В. Корниловский мятеж // Альтернативы. №3. 2017. C. 124-138.
      Автор: Военкомуезд
      КОРНИЛОВСКИЙ МЯТЕЖ*

      * Отдельные фрагменты этой статьи была опубликованы в журнале «Историк» в августе 2017 г.

      Калашников Владимир Валерьянович — д.и.н., профессор С.-Петербургского государственного электротехнического университета «ЛЭТП» им. В.И. Ульянова (Ленина)

      События августовских дней историки всегда оценивали по-разному. Одни называют действия генерала Корнилова «антиправительственным контрреволюционным мятежом», поддерживая точку зрения эсера Александра Керенского, главу Временного правительства. Другие считают, что Корнилов действовал на основе соглашения с Керенским, который его в последний момент предал. Сторонники такой трактовки событий не употребляют слово «мятеж» и говорят о «корниловском выступлении».

      При этом зачастую главное внимание уделяется самой интриге корниловского выступления: кто кого предал и почему, провоцировал ли Керенский Корнилова или нет, какова была роль эсера Бориса Савинкова и т. п. За этими действительно интригующими сюжетами на второй план уходят вопросы о причинах и сути корниловского выступления, и, прежде всего, вопрос о том: прав был Корнилов в своём стремлении силой заставить русский народ продолжать войну.

      О причинах, сути и ходе корниловского выступления и пойдёт рассказ, построенный в основном на материалах Чрезвычайной комиссии Временного правительства, которая расследовала «дело Корнилова» по горячим следам [1].

      Призыв Петросовета

      Февральская революция была во многом результатом усталости народа от тягот Первой мировой войны, в которую страну втянул Николай II, мечтавший получить Константинополь и черноморские проливы, Галицию и Восточную Пруссию. Уже в первые дни революции в Петрограде наряду с лозунгом «Хлеба», звучал лозунг «Долой войну». Однако он не нёс в себе никакой практической программы. Такую программу 14 марта дали эсеры и меньшевики, лидеры Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Петросовет принял Манифест «К народам всего мира» с призывом «начать решительную борьбу с захватными стремлениями правительств /124/ всех стран» [2] и выдвинул лозунг «мир без аннексий и контрибуций». Лозунг не звал к заключению сепаратного мира, а требовал немедленных всеобщих переговоров о прекращении войны.

      Отметим, что в марте Ленин был ещё в Швейцарии, а большевики составляли в Петросовете малую часть. Лидеры эсеров и меньшевиков выразили позицию, которую разделяли многие социалисты воюющих и нейтральных стран. В России она получила огромную поддержку в тылу и на фронте.

      Получила потому, что народ не разделял целей войны, и они действительно противоречили национальным интересам России. Перед войной царю об этом говорили наиболее умные советники. Вспомним сенатора Петра Дурново, бывшего министра внутренних дел эпохи первой революции, который предупреждал, что, например, захват Галиции стимулирует «крайне опасный малороссийский сепаратизм, при благоприятных условиях могущий достигнуть... неожиданных размеров».

      Отметим в скобках, что Дурново как в воду глядел: если бы Сталин не повторил бы ошибку Николая II и не присоединил Западную Украину, основу которой составляла Галиция, то Советский Союз существовал бы и ныне.

      Захват Константинополя и проливов не мог не усилить антирусские настроения среди мусульман как внутри, так и по периметру Российской империи, ибо турецкий султан был халифом - главой правоверных мусульман всего мира. Иными словами, новые территориальные приобретения только обостряли национальный вопрос и усиливали национально-освободительное во всей Российской империи. Мир на основе принципов Петросовета позволял превратить эту империю в демократическую федерацию тех народов, которые хотели жить вместе.

      Мир без аннексий - это реально?

      Призыв Петросовета оказался созвучным позиции президента США Вудро Вильсона, который уже в 1916 г. предлагал воюющим странам стать посредником для заключения мира, а затем выдвинул принципы отказа от аннексий и самоопределения всех народов. Вильсон призвал Конгресс США «объявить войну, чтобы закончить все войны». Таким способом он хотел разрушить колониальные империи европейских держав и под лозунгом «Свобода торговли» установить гегемонию экономическими методами. 23 марта США вступили в мировую войну на стороне Антанты, но не вошли в её состав, подчёркивая тем самым свою самостоятельность и несвязанность с империалистическими планами и договорённостями Англии, Франции и России.

      В Германии принципы Вильсона тут же поддержали депутаты рейхстага, потерявшие надежду выиграть войну. Реагируя на них, канцлер Теобальд фон Бетман-/125/-Гольвег 29 марта 1917 г. сообщил рейхстагу о желании правительства достичь «мира, почётного для всех сторон» [3].

      В начале апреля высшее военное руководство Австро-Венгрии заявило, что австрийская армия долго воевать не сможет, а министр иностранных дел Австро-Венгрии граф О. Чернин предложил Германии для скорейшего достижения мира передать французам Эльзас-Лотарингию.

      Пацифистские настроения были сильны во всей Европе. Воюющие страны уже понесли потери, которые превысили все военные потери в Европе за тысячелетие. Весной, после неудачного наступления Антанты на Западном фронте, во многих городах Франции прокатились антивоенные забастовки, волнения среди солдат охватили около 50 полков.

      В такой ситуации Временное правительство могло заставить правительства Англии и Франции пойти на перемирие и начать всеобщие переговоры о мире. А Германия к этому была уже готова. Формально Временное правительство выразило согласие с позицией Петросовета и обещало бороться за мир.

      Как сорвать мир?

      18 апреля или 1 мая по новому стилю в Петрограде и других городах прошли многотысячные первомайские демонстрации, одним из главных лозунгов которой был «Мир без аннексий и контрибуций». Через три дня они переросли в акции протеста против Ноты министра иностранных дел Павла Милюкова, который в эти дни, вопреки обещаниям Петросовету, заверял союзников в верности России прежним договорённостям и готовности бороться до полной победы над врагом.

      Нота вызвала протест со стороны Петросовета, правительственный кризис и отставку Милюкова и военного министра Александра Гучкова.

      После апрельского кризиса Временное правительство стало коалиционным: в него вошли 6 социалистов. Эсер Керенский занял пост военного министра. В Декларации правительства от 5 мая по вопросу о войне говорилось: «Временное правительство... открыто ставит своей целью скорейшее достижение всеобщего мира... без аннексий и контрибуций на началах самоопределения народов».

      Однако в июне на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов министры-социалисты добились принятия противоречивого решения. С одной стороны, съезд поручал им «настойчиво стремиться к скорейшему достижению всеобщего мира» на указанных началах. С другой стороны, согласился на проведение наступления русской армии, если это будет диктоваться интересами обороны страны. Решение шло в разрез с позицией, которую занимали фронтовые части, а она гласила: «Фронт держать, в наступление не идти». /126/

      Важно подчеркнуть: в той ситуации наступление русской армии имело не столько военный, сколько политический смысл: закрывало путь к мирным переговорам.

      В середине июня наступление началось и через полмесяца закончилось: основная масса солдат отказалась идти в атаку. На Юго-Западном фронте (ЮЗФ) русские войска оставили австрийскую Галицию и отступили до государственной границы России, действуя по принципу: «чужой земли не надо, свою не отдадим». Русская армия потеряла около 150 тыс. убитыми, ранеными, попавшими в плен и пропавшими без вести.

      Наступление имело крайне негативные внешнеполитические последствия: оно показало слабость русской армии и закрыло возможность проведения немедленных мирных переговоров. Провал русского наступления усилил военную партию в Германии. Канцлер Бетман-Гольвег, сторонник заключения «почётного мира», ушёл в отставку. Тем не менее, летом власти Германии и Австро-Венгрии держали наготове согласованный план немедленного заключения «почётного мира» с Россией на случай назревания революций в этих странах.

      «Отвечаю перед своей совестью»

      В ходе летнего наступления и отступления командарм VIII армии ЮЗФ генерал Лавр Корнилов проявил себя как жёсткий и умелый полководец. 7 июля он был назначен главнокомандующим ЮЗФ и сразу же в ультимативной форме потребовал от правительства немедленного введения смертной казни и учреждение полевых судов на театре военных действий. Не дожидаясь ответа, Корнилов отдал приказ о расстреле солдат за самовольное оставление позиций [4]. 12 июля правительство восстановило смертную казнь «на время войны для военнослужащих за некоторые тягчайшие преступления».

      По ходатайству влиятельного эсера Бориса Савинкова, комиссара ЮЗФ, 19 июля Корнилов был назначен Верховным главнокомандующим Русской армии. Генерал заявил, что вступит в должность только при условиях «полного невмешательства в мои оперативные распоряжения и ... в назначения высшего военного состава», распространения смертной казни «на те местности тыла, где расположены пополнения армии», недопущении вмешательства комиссаров и комитетов в боевые распоряжения офицеров [5].

      Керенский, который к этому времени возглавил правительство (сохранив за собой и пост военного министра), ответил, что программа Корнилова «принципиально» принимается. Однако он понимал, что эта программа открывала путь к установлению в стране военной диктатуры правого толка, и как социалист не мог с этим согласить-/127/-ся. Кроме того, Керенский увидел в Корнилове личного соперника. Новый главковерх сразу насторожил премьера, заявив, что за свои дела будет отвечать «только перед собственной совестью и всем народом». Керенский уже тогда хотел, но не решился снять Корнилова. Взаимное недоверие и недовольство быстро нарастали.

      Первые шаги

      Шестого августа Корнилов приказал своему начштаба генералу Александру Лукомскому начать переброску 3-го конного корпуса (две казачьи дивизии) и Кавказскую туземную («Дикую») конную дивизию на плацдарм, удобный для наступления на Москву и Петроград. Корпусом командовал генерал Александр Крымов, известный тем, что ещё в марте предложил Гучкову «в два дня расчистить Петроград» от «совдепов и разнузданной солдатни» одной своей Уссурийской казачьей дивизией [6].

      Десятого августа Корнилов прибыл в Петроград в сопровождении отряда туркмен Текинского полка, которые в ходе встречи с Керенским дежурили с пулемётами в подъезде Зимнего дворца [7]. На совещании членов правительства программа Корнилова, доработанная Савинковым, вновь была одобрена только «в принципе». В ней был сделан акцент на «милитаризацию» всей страны. Керенский понимал, что Советы такую программу не поддержат, а без их поддержки он был политически бессилен. Корнилов, вернувшись в Ставку, сказал Лукомскому, что Керенский «его водит за нос» [8].

      12 августа в Москве открылось Государственное совещание, на котором присутствовали представители общественных организаций по квоте, установленной правительством. Правые силы хотели использовать совещание для того, чтобы привести Корнилова к власти.

      В Москве генерала встречали как «спасителя Отечества». Город был наводнён портретами и брошюрами, прославляющими Корнилова. Перед вокзалом построился 9 казачий полк, недавно переброшенный в Москву. Накануне приезда генерал получил телеграмму от Михаила Родзянко, председателя IV Государственной Думы, который сообщал о позиции «Совещания общественных деятелей», собравшем представителей правых сил: «В грозный час тяжёлого испытания вся мыслящая Россия смотрит на Вас с надеждой и верою» [9].

      Керенский осознал угрозу и в своём выступлении заявил, что власти не отдаст: «Я и направо и налево скажу вам, непримиримым, что ошибаетесь вы, когда думаете, что ... мы бессильны. ... и кто бы мне ультиматумы не предъявлял, я сумею под-/128/-чинить его воле верховной власти и мне, верховному главе её» [10].

      На третий день работы совещания Корнилов кратко изложил свою программу [11]. Она явно не устраивала солдатских делегатов фронтовых и армейских комитетов, поскольку была нацелена на продолжение войны. Негативное отношение к Корнилову было продемонстрировано с самого начала: солдаты-делегаты демонстративно не встали при появлении главковерха.

      Исход совещания зависел не от речей ораторов. В эти дни на Петроград из Финляндии двинулся кавалерийский корпус, а на Москву — 7-й Сибирский казачий полк12. Московский Совет рабочих депутатов, получив эти известия, тут же создал комитет, в который вошли эсеры, меньшевики и большевики. Они провели в гарнизоне антикорниловскую агитацию. Командующий Московским военным округом полковник Александр Верховский, выдвиженец Керенского, заявил Корнилову о своей верности правительству и блокировал выдвижение казаков к Москве [13]. Прекратил движение и финляндский корпус. Узнав об этом, Корнилов уехал в Ставку.

      Впоследствии Лукомский сказал Верховскому, что Корнилов «был очень удивлён» его решением остановить казаков, а на вопрос Верховского, зачем их выдвигали, ответил: «на случай возможного большевистского восстания» [14].

      В Ставке

      19 августа немцы начали наступление на Ригу, стремясь захватить Прибалтику. 21 августа Рига пала. Это не было неожиданностью: Корнилов еще 10 августа предупредил правительство о том, что Рига продержится максимум неделю [15]. Однако в падении города Ставка сразу обвинила большевиков, хотя упорное сопротивление противнику оказали именно самые большевизированные латышские полки.

      Ставка под предлогом защиты Петрограда потребовала согласия правительства на формирование отдельной Петроградской армии и введение в столице военного положения. Немецкая угроза была поводом. Генерал Крымов уже 21 августа информировал генерала Владимира Кислякова, отвечающего за военные перевозки, о необходимости быть готовым перебросить воинскими эшелонами к Петрограду 3-й конный корпус «для подавления большевистского бунта» [16]. О немецкой угрозе он не упоминал.

      Керенский дал согласие на формирование Петроградской армии и на передачу /129/ Ставке непосредственного командования Петроградским военным округом, но провёл решение правительства о выделении из состава округа новой структуры - «Петроградского военного губернаторства», которое создавалось в границах города и прилегающих пригородов, и изымалось из подчинения Ставке [17]. Смысл акции Керенский так объяснил министрам: «в виду острого политического положения вещей невозможно правительству отдавать себя совершенно в распоряжение ... Ставки. ... Петроград .должен быть экстратерриториален» [18].

      С этим решением 23 августа в Ставку прибыл Савинков, бывший в то время управляющим военным министерством, заместителем Керенского как военного министра. На приватной встрече Савинков сказал, что хочет помирить Керенского и Корнилова и побудить их действовать вместе. Корнилов ответил, что считает Керенского «человеком слабохарактерным, легко поддающимся чужим мнениям и, конечно, не знающим того дела, во главе которого он стоял». Генерал заявил о необходимости составить новое сильное правительство, но согласился на то, чтобы и Керенский вошёл в его состав и даже заявил о готовности «всемерно поддерживать» Керенского, «если это нужно для блага отечества» [19]. Корнилов согласился на выделение Петроградского губернаторства в качестве зоны, неподконтрольной Ставке [20].

      Затем Савинков, ссылаясь на Керенского, просил Ставку дать правительству «конный корпус для ... подавления всяких попыток возмущения против Временного правительства, откуда бы они ни шли» [21]. По свидетельству Корнилова, данному в ходе следствия после неудачи корниловского выступления, Савинков был более определёнен. Он указал на опасность большевистского восстания и сказал главковерху: «прошу Вас отдать распоряжение о том, чтобы 3-й конный корпус был к концу августа подтянут к Петрограду и был предоставлен в распоряжение правительства. В случае, если кроме большевиков выступят и члены Совета рабочих и солдатских депутатов, то нам придётся действовать и против них. Я только прошу Вас во главе 3-го конного корпуса не присылать генерала Крымова, который для нас не особенно желателен». Савинков просил также не привлекать и Дикую дивизию, так как «неловко поручать утверждение русской свободы кавказским горцам». Савинков просил проинформировать его об окончании сосредоточения корпуса под Петроградом с тем, чтобы в этот момент объявить Петроградское военное губернаторство на военном положении.

      Впоследствии Керенский подтвердил слова Савинкова о желании правительства получить в своё распоряжение конный корпус с верным военачальником. Однако он /130/ не поручал Савинкову согласовывать операцию, которая вела к захвату Петрограда и расправе с Советами. Не видел Керенский и угрозы большевистского восстания. В то время он опасался как раз удара со стороны Корнилова, что и показывал план «экстерриториальности» Петрограда, просто нелепый в иныхусловиях. Из этого следует, что Савинков в Ставке пошёл дальше инструкций, полученных от Керенского.

      Почему он это сделал? В июле при формировании коалиционного правительства второго состава Савинков надеялся получить пост военного министра, но Керенский оставил его за собой, совместив с постом министра-председателя [22]. Тогда Савинков сделал ставку на Корнилова, поспособствовав его выдвижению. Керенский, видя этот тандем, 11 августа сказал Савинкову, что тот зря надеется на образование триумвирата в составе Керенского, Корнилова и Савинкова: «есть «К» и оно останется, а другого «К» и «С» не будет» [23]. Именно эта позиция Керенского побудила Савинкова пойти на некие договорённости с Корниловым, который пообещал Савинкову пост военного министра [24].

      Платой стала готовность Савинкова подавить не только большевиков, но и Советы. Для эсера Савинкова это решение было своеобразным «Рубиконом». Вопрос о Советах возник потому, что 18 августа депутаты Петросовета на пленарном заседании по предложению эсеров почти единогласно приняли резолюцию, в которой требовали от правительства отмены смертной казни на фронте как «меры, могущей быть используемой для контрреволюционной цели» [25]. Это означало, что Петросовет тем более будет против реализации программы Корнилова, требовавшего введения смертной казни и в тылу.

      Приехав в Петроград, Савинков 25 августа доложил Керенскому о согласии Корнилова на пожелания правительства и передал слова генерала о готовности «всемерно поддерживать Керенского». Керенский «для большего успокоения» подписал указ о назначении Крымова командующим XI армии ЮЗФ, думая тем самым удалить его подальше от Петрограда [26].

      И всё-таки мятеж...

      Однако успокоился Керенский напрасно. Сразу после того, как Савинков уехал из Ставки, Корнилов поручил Крымову продолжать формирование отдельной Петроградской армии, в состав которой была включена и Дикая дивизия [27]. Крымов, вместо того, чтобы ехать в Бердичев (штаб ЮЗФ), вечером 25 августа отправился в распо-/131/-ложение частей создаваемой им армии, получив от Корнилова главную задачу: «в случае получения от меня или непосредственно на месте [известия] о начале выступления большевиков ... занять город, обезоружить части Петроградского гарнизона, которые примкнут к движению большевиков, обезоружить население Петрограда и разогнать Советы» [28].

      Опираясь на это указание, Крымов уже 25 августа подписал, но не обнародовал, приказ об объявлении Петрограда, Кронштадта, Петроградской и Эстляндской губерний и Финляндии на осадном положении [29]. Упоминание в приказе Петрограда свидетельствовало о том, что «экстерриториальность» столицы Ставкой игнорировалась.

      Свой приказ Крымов дал командирам дивизий в запечатанном пакете вместе с предписанием, написанном от руки с пометками «Секретно. Для личного сведения». В предписании «Начдиву Туземной» князю Багратиону говорилось: «тотчас по получении сведений о беспорядках, и не позже утра 1 сентября вступить в г. Петроград и занять районы города.», «разоружить все войска (кроме училищ) нынешнего Петроградского гарнизона и всех рабочих заводов и фабрик», «ничьих распоряжений, кроме исходящих от меня ... нив коем случае не исполнять», «против неповинующихся лиц гражданских или военных должно быть употребляемо оружие без всяких колебаний или предупреждений» [30]. В пакете был план Петрограда с нанесёнными местами казарм, фабрик и заводов, а также сведения о численности частей гарнизона, рабочих на заводах и их вооружении.

      С утра 26-го начиналась переброска дивизий к Петрограду. О настрое офицеров выдвигавшихся войск, рассказал казачий генерал Пётр Краснов, который сменил Крымова на посту командующего 3-м конным корпусом: «Керенского в армии ненавидят . против него брошены лучшие части. Крымова обожают. . Туземцам все равно куда идти и кого резать, лишь бы их князь Багратион был с ними. Никто Керенского защищать не будет. Это - только прогулка. Все подготовлено» [31].

      Обеспечить известие о «выступлении большевиков» должна была группа офицеров, собранная в Петрограде. Об этом впоследствии рассказал атаман Александр Дутов, непосредственный участник событий [32]. Провокацию планировали приурочить к 27-29 августа, ибо на эти дни выпадала полугодовщина Февральской революции, и в Петрограде ожидались юбилейные митинги и демонстрации. На их фоне было лег-/132/-ко спровоцировать «беспорядки», якобы организованные большевиками, и ввести войска для «спасения родины и революции». Отметим, что ни тогда, ни потом никто не привёл ни одного доказательства того, что большевики готовили восстание на эти дни. Уже это говорило о том, что путём провокации Корнилов вместе с Савинковым за спиной Керенского готовили захват столицы и разгром Петросовета. Реализация этих мер превращала Керенского в декоративную фигуру, которую можно было сохранить, и можно было отбросить.

      В ночь на 27 августа (в 2 часа 40 минут) Корнилов отправил Савинкову шифрованную телеграмму: «Управвоенмину. Корпус сосредоточивается в окрестностях Петрограда к вечеру 28 августа. Я прошу объявить Петроград на военном положении 29 августа. № 6394. Генерал Корнилов». Таким образом, все было сделано для того, чтобы поставить Керенского перед фактом захвата города в ответ на «большевистское восстание».

      Казус Львова

      Однако в этот план неожиданно вмешался бывший депутат Государственной Думы и обер-прокурор Синода во Временном правительстве первого состава Владимир Львов, который 23 августа пришёл к Керенскому и стал уговаривать его расширить базу Временного правительства, включив туда ряд правых деятелей, ссылаясь на свои связи с влиятельными людьми. Львов не имел никакого политического веса, но Керенский не отверг его предложение «узнать настроение общественных групп» и «представить премьеру их требования». После этого Львов отправился в Ставку и утром 25 августа имел беседу с Корниловым. По словам генерала, Львов заявил от имени Керенского, что тот готов уйти из правительства, если Корнилов считает это необходимым, но готов и договориться с ним о совместной работе [33].

      Львов утверждает, что он только просил Корнилова сформулировать своё мнение по поводу реформирования правительства. Как бы то ни было, Корнилов сказал Львову, что считает «участие в управлении страной самого Керенского и Савинкова безусловно необходимым», но полагает, что сейчас в стране нужна диктатура, и если правительство предложит ему обязанности диктатора, то он не откажется. Корнилов также заявил Львову, что в Петрограде в ближайшие дни готовится выступление большевиков и на Керенского готовится покушение, поэтому он просит Керенского «приехать в Ставку, чтобы договориться с ним окончательно». Генерал своим честным словом гарантировал премьеру «полную безопасность в Ставке». Так эту встречу описал на допросе сам Корнилов [34].

      По свидетельству Львова, Корнилов говорил более определённо: «Я не вижу дру-/133/-гого выхода, как передача в руки Верховного главнокомандующего всей военной и гражданской власти» и добавил, что предлагает Керенскому пост министра юстиции [35].

      Можно ли верить Львову? Можно, ибо Корнилов далее показал, что после отъезда Львова 26-го вечером «у меня в кабинете ... был набросан проект Совета Народной обороны, с участием Верховного Главнокомандующего s качестве Председателя, Керенского - Министра-Заместителя, г. Савинкова, Генерала Алексеева, Адмирала Колчака, и г. Филоненко (М. М. Филоненко - комиссар Временного правительства при Ставке, ставленник Б. Савинкова - В.К.). Этот Совет обороны должен был осуществить коллективную диктатуру, так как установление единоличной диктатуры было признано нежелательным» [36].

      Признание Корнилова в том, что вечером 26 августа он рассматривал себя как главу нового органа власти, придаёт достоверность тому, что сказал этим же вечером Керенскому Львов, вернувшийся в Петроград. Он передал устно и записал на бумаге чётко, без раздумий, следующие «предложения» Корнилова: «1) объявить Петроград на военном положении, 2) передать всю власть военную и гражданскую в руки Верховного главнокомандующего, 3) отставки всех министров, не исключая министра-председателя, и передачи временного управления министерств товарищам министров впредь до образования Кабинета Верховным главнокомандующим» [37]. Львов также сообщил, что Корнилов просит Керенского срочно приехать в Ставку из-за опасности нового восстания большевиков и покушения на него лично.

      Получив такие «предложения», Керенский, ни минуты немедля, сделал все для того, чтобы уличить Корнилова в антиправительственной акции. Слов Львова и даже его письменного изложения требований Корнилова было недостаточно. Керенский вызывает Корнилова к буквопечатающему аппарату Юза и фиксирует на телеграфной ленте разговор, в котором просит Корнилова подтвердить, что Львов передаёт то, что ему было поручено. Корнилов, не желая документально зафиксировать свои «предложения», подтвердил полномочия Львова и, главное, категорично подтвердил «повелительную» необходимость «вполне определённого решения в самый короткий срок» и «настойчивую просьбу» Керенскому приехать в Могилев. Керенский, помня о том, что это предложение мотивировалось опасностью выступления большевиков, задал вопрос:

      Керенский: Приезжать ли только в случае выступлений, о которых идут слухи, или во всяком случае. /134/

      Корнилов: Во всяком случае. До свидания, скоро увидимся.

      Керенский: До свидания» [38].

      Отметим, что Корнилов первый попрощался с Керенским, дав понять, что обсуждать свои предложения он не намерен. Чётко подтверждённый настойчивый и срочный вызов Керенского в Ставку «вo всяком случае» для принятия «определённого решения в самый короткий срок», говорил сам за себя. Главковерх не мог в такой форме вызывать в Ставку главу правительства. Это было грубым нарушением субординации, также как и концовка разговора, когда Корнилов первым его закончил. Всем своим поведением Корнилов показал, кто теперь главный.

      Керенский точно знал, что никакого восстания на конец августа большевики не планируют, а персональный террор ими всегда отвергался [39]. Следовательно, возникал вопрос: зачем его так настойчиво и срочно вызывают в Ставку? Ответ был очевиден: в Петрограде Керенский был под защитой Советов и гарнизона, в Ставке полностью в руках Корнилова. Там он был обречён принять то, что ему продиктуют генералы.

      Своим участием в новом органе власти в любой форме Керенский делал захват власти Корниловым более легитимным. Корнилов понимал важность получения хотя бы призрачной легитимности и именно поэтому так настойчиво звал Керенского в Ставку. Пока Керенский находился в Петрограде, любая попытка захватить город без его согласия превращалась в антиправительственный мятеж.

      Керенский немедленно предъявил юзограмму переговоров с Корниловым членам Временного правительства. Они не могли не признать, что ультимативное требование Корнилова о срочном приезде в Ставку Керенского и Савинкова «в любом случае» было весомым аргументом в пользу версии о мятеже. В ту же ночь Керенский получил неограниченные полномочия для борьбы с контрреволюционным мятежом и уже утром 27 августа опубликовал «Сообщение министра-председателя», в котором обвинил Корнилова в попытке захвата власти. Ссылаясь на полномочия, данные ему правительством, Керенский приказал Корнилову «сдать должность Верховного главнокомандующего» и приехать в Петроград [40].

      Корнилов отказался и выступил с обращением к народу, обвинив правительство в том, что оно «под давлением большевистского большинства Советов действует в полном согласии с планами германского генерального штаба» [41].

      Керенский так квалифицировал действия Корнилова: «генерал, который позволя-/135/-ет себе называть Временное правительство агентами немецкого штаба и объявляющий себя властью, есть мятежник» [42].

      28 августа правительство формальным указом отстранило Корнилова от должности Верховного Главнокомандующего «с преданием суду за мятеж» [43]. Корнилов указу не подчинился и потребовал от командующих Петроградского и Московского военных округов, всех фронтов и армий выполнять только его распоряжения, а также приказал Крымову продолжать поход на Петроград. Эти действия главковерха окончательно снимают вопрос о том, был ли или нет антиправительственный мятеж.

      «Разгром корниловщины»

      Перед угрозой военной диктатуры все социалисты сплотились, сформировав Комитет народной борьбы с контрреволюцией на паритетных началах. В решающий момент Керенский, не доверяя юнкерам, обратился за помощью к матросам-большевикам крейсера «Аврора», которые взяли под охрануЗимний дворец. Дальше все было так, как в дни Февральской революции: железнодорожники останавливали эшелоны, агитаторы объяснили рядовым казакам, во что их втягивают. В свою очередь Керенский посылал приказы, требуя остановить войска.

      Важно подчеркнуть, что рядовые казаки и бойцы Туземного корпуса не знали, что их ведут на Петроград против воли Правительства и Советов. И как только это становилось известным, они протестовали против обмана, отказывались выполнять приказы командиров. Именно поэтому никаких боев не было. Казаки и горцы не были готовы стрелять в солдат Петроградского гарнизона. Одним из первых остановился 1-й осетинский полк.

      На всех фронтах солдатские комитеты арестовали генералов и офицеров, заподозренных в участии в заговоре.

      Лёгкость ликвидации мятежа была обусловлена тем, что Советы, солдатские комитеты, все левые партии и Керенский как глава правительства, действовали вместе.

      Корниловское выступление резко ослабило армию: теперь солдаты окончательно потеряли доверие к большинству офицеров, в которых подозревали скрытых сторонников Корнилова. Советы и солдатские комитеты укрепили свои позиции, как органы, которые встали на борьбу с контрреволюцией. Большевистский лозунг «Вся власть Советам» стал восприниматься массами как необходимость, что поднимало авторитет большевиков, изначально отстаивавших этот лозунг. /136/

      После полного провала мятежа генерал Крымов подчинился приказу Керенского и 31 августа прибыл в Петроград. На встрече он вначале заявил, что «его корпус двигался к Петрограду с целью помочь Временному правительству, и никаких враж-дебныхдействий против правительства проводить не планировалось». Однако затем он отдал Керенскому свой письменный приказ по войскам корпуса от 29 августа, в котором, сообщив о решении Керенского, признавал действительными только приказы Корнилова. Как аргумент, Крымов отметил, что «казаки давно постановили, что генерал Корнилов несменяем, о чем и объявляю всем для руководства» [44]. Как пишет в своих мемуарах Керенский, «параграф 4-й приказа начинался с лживого заявления относительно большевистских бунтов в столице. Я задал ему вопрос, почему он прибег к этому очевидному вымыслу. Ответ был расплывчатым, - видимо, он не пожелал бросить тень на своих сообщников в столице, которые обещали организовать большевистский мятеж в канун его прибытия в Петроград» [45]. Крымов не был арестован, но вечером должен был дать показание следственной комиссии. Днём на квартире своего товарища он застрелился, написав письмо, в котором обвинял и упрекал Корнилова. В чем точно - неизвестно. Известно только, что 30 августа Корнилов написал Крымову письмо, в котором фактически признал, что сидит в Ставке и ничего не может сделать, но в то же время главковерх просил: «Если же обстановка позволяет, действуйте самостоятельно вдухе данной мною Вам инструкции. Преданный Вам Л. Корнилов» [46]. Столь необычная подпись начальника в письме подчинённому говорит о многом.

      Корнилов получил и уничтожил предсмертное письмо Крымова [47]. Командир Дикой дивизии генерал Багратион, узнав о смерти Крымова и уничтоженном письме, сказал: «Теперь все концы в воду канули» [48]. И действительно, лично Корнилов ставил задачи только Крымову, а тот уже транслировал их подчинённым своими приказами. /137/

      апреля 1918 года. Советское правительство не прерывало её работы. Комиссия пришла к выводу о том, что «существование заговора лиц, объединяющихся генералом Корниловым и ставивших своей целью изменение существующего строя и свержение Временного правительства, представляется по делу недоказанным». Всю вину свалили на Львова, указав, что «Генерал Корнилов не поручал В. Н. Львову требовать, а тем более в ультимативной форме, от Временного правительства передачи ему, генералу Корнилову, всей полноты гражданской и военной власти, а лишь высказал своё мнение по вопросу о наилучшей реорганизации правительства в целях создания сильной власти, причём настаивал на том, чтобы все конкретные меры в этом направлении были приняты с согласия Временного правительства» [49].

      Вывод комиссии прямо противоречил материалу, который она собрала, но этот эпизод в истории революции уже мало кого интересовал. Страна жила другими проблемами.

      Стратегический просчёт

      Корнилов всегда подчёркивал, что он - вне политики, он - солдат и решает только одну задачу - защищает Родину. Однако защиту Родины он трактовал как курс на продолжение мировой войны до победы Антанты.

      В этой войне Россия, так же, как и другие великие державы, преследовала империалистические цели. Эти цели не отвечали её национальным интересам. Возможное приобретение Россией Константинополя и черноморских проливов создавало клубок новых противоречий между державами, и стимулировало рост национальноосвободительного движения внутри империи. Сразу после падения самодержавия империя начала распадаться на части, и Временное правительство не видело путей разрешения национального вопроса. Вся война была ошибкой, которая закрыла перед Россией путь к мирной модернизации и открыла путь к революции и гражданской войне

      Временное правительство весной-летом 1917 года могло добиться прекращения войны и заключения почётного мира для всех участников. Оно этого не сделало. Антанта победила и вынудила Германию подписать позорный Версальский мир, который неизбежно вёл ко второй мировой войне. И она очень больно ударила по России. /138/

      1. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Сборник документов и материалов. В 2-х томах. М.: МФД, 2003.
      2. Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 15 марта.
      3. Fisher F. Germany's Aims in the First World War. N.Y., 1967. P. 457.
      4. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Том 1. М. Айрис Пресс. 2017 С. 459.
      5. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Том 1. С. 6.
      6. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т. 1. С. 143.
      7. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 141.
      8. Лукомский А.С. Воспоминания. Берлин. 1922. Т. 1. С. 222-223, 225, 228.
      9. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 551.
      10. Государственное совещание (1917; Москва). Центрархив. М.; Л, 1930. С. 4, 7.
      11. Там же. С. 66.
      12. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 145.
      13. Верховский А.И. Натрудном перевале. М., 1959. С. 310.
      14. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 50.
      15. Там же. С. 190.
      16. Там же. С. 172.
      17. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 487-488.
      18. Там же. С. 146-147 (показания Керенского).
      19. Там же. С. 193 (показания Корнилова).
      20. Там же. С. 193-195, 488.
      21. Там же. С. 492. (Савинков - Корнилов 27.08 по прямому проводу).
      22. Савинков Б. К делу Корнилова. Париж, 1919- С. 10.
      23. Гиппиус 3. Петербургские дневники. 1914-1919. Нью-Йорк; М., 1990. С. 149
      24. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 196-197 (Допрос Корнилова).
      25. Известия. 1917. 19 августа. № 148. С. 4-5.
      26. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 149, 153.
      27. Там же. С. 200, 544.
      28. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 200
      29. Революционное движение в России в августе 1917 года: Разгром Корниловского мятежа / Под ред. Д.А. Чугаева. М., 1959. С. 433-434.
      30. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 1. С. 304-305
      31. Краснов П.Н. На внутреннем фронте. Архив Русской революции. Т. 1. Берлин, 1921. С. 115.
      32. Милюков П.Н. История второй русской революции. М. РОССПЭН, 2001. С. 406-407
      33. См.: Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 195.
      34. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2 (Допрос Корнилова). С. 195-196.
      35. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2 С. 209-210, (1-й допрос Львова)
      36. Там же. С. 197 (Допрос Корнилова).
      37. Революционное движение в России в августе 1917 г. Разгром корниловского мятежа. М., 1959.С. 442; Дело генерала Корнилова. Документы. Том 1. С. 146.
      38. Революционное движение в России... С. 443. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Том 1. С. 147.
      39. Дело генералаЛ.Г. Корнилова. Том 2. С. 156
      40. Там же. Т. 1. С. 38.
      41. Революционное движение в России в августе 1917. С. 446; Вопросы истории. 1991. № 2. С.138-139.
      42. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 164
      43. Там же. Т. 1. С. 39.
      42. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 164
      43. Там же. Т. 1. С. 39.
      44. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 542-543.
      45. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары. М.: Республика, 1993. С 269.
      46. Революционное движение в России... С. 469; Дело генерала Л.Г. Корнилова. Том 2. С. 554.
      47. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2. С. 541; Лукомский А. Из воспоминаний ген. А. Лукомского. Архив русской революции. М., Терра, 1991. Т. 5. С. 122
      48. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 2 (показания Керенского). С. 162.
      49. Дело генерала Л.Г. Корнилова. Т. 1. С. 166.

      Альтернативы. №3. 2017. C. 124-138.
    • Шишкин В.Ф. Революционное настроение масс в преддверии Октября // История СССР. №3. 1977. С. 29-46.
      Автор: Военкомуезд
      В.Ф. Шишкин
      РЕВОЛЮЦИОННОЕ НАСТРОЕНИЕ МАСС В ПРЕДДВЕРИИ ОКТЯБРЯ

      Общность экономических и политических интересов, общие победы и поражения, удачи и неудачи в борьбе за их осуществление определяют состояние психики, общность настроения социальных групп, а в революционную эпоху — огромных масс угнетенных и эксплуатируемых. Определяемое в конечном счете глубокими объективными причинами, положением тех или иных социальных групп в системе общественных отношений, настроение тесно связано с политическим и нравственным сознанием, непосредственно вытекает из него, но, испытывая на себе воздействие перипетий борьбы, смену ситуаций, оно изменчиво, его учет требует анализа множества факторов общественной жизни, влияющих на психику людей.

      Вместе с тем общественное настроение вовсе не является пассивным продуктом жизни классов. Оно может представлять психологическую основу для восприятия или невосприятия тех или иных лозунгов или идей, активизировать или ослаблять революционную энергию масс. Устойчивое настроение недовольства своим положением, резко обострившееся в связи с кровавыми событиями 9-го января 1905 г., было психологической основой для восприятия широкими массами рабочего класса революционных лозунгов, быстрого крушения веры в царя, гигантского шага в политическом и нравственном развитии пролетариата России. Апатия, охватившая некоторую часть рабочего класса после поражения первой русской революции, сопровождалась определенным политическим индифферентизмом, разрушением связей товарищества в этой среде.

      Несмотря на трудность точного определения характера настроения, его учет абсолютно необходим, потому что в революционную эпоху политическая ориентация тех или иных социальных групп, втягиваемых в движение, перемены в ориентации проявляются первоначально как настроение, как склонность масс воспринять или даже решимость поддержать те или иные требования политической партии, не связывая себя с нею организационно. Учет настроения позволяет выявить тенденции в развитии политического сознания масс, уловить его нюансы, может быть, еще слабо выраженные, не получившие ясного отражения в политических декларациях или резолюциях. Настроение является важным компонентом в комплексе показателей, характеризующих энергию, количество людей, вовлеченных в революционную борьбу против господствующих классов. Такой учет существенно дополняет информацию не только о силах, непосредственно поддерживающих партию революции, но н о тех, кто лишь склоняется к такой поддержке и может быть ею увлечен на последний и решительный бой.

      Пристальное внимание к настроению приобретает особое значение в момент кульминации революционного процесса потому, что «революцию-осуществляют, в моменты особого подъема и напряжения всех человече-/29/-ских способностей, сознание, воля, страсть, фантазия десятков миллионов, подхлестываемых самой острой борьбой классов» [1].

      Научная реконструкция революционного процесса не может быть полной, если в ней не учтен этот фактор жизни масс, вовлеченных в борьбу за преобразование общества.

      В последние годы советскими учеными написано немало работ, освещающих социальную обусловленность психической деятельности человека, роль социально-психологического фактора в общественной жизни, особенности групповой, коллективной и массовой психологии, значение в жизни общества такого ее феномена, как общественное настроение [2]. Это освобождает нас от необходимости излагать здесь теоретические основы роли психологического фактора, в частности общественного настроения, в революции. В литературе по истории Великой Октябрьской социалистической революции обычно отмечаются наиболее рельефные перемены в настроении масс. Несколько обстоятельнее они характеризуются в работах, посвященных исследованию политического [3] и нравственного [4] сознания рабочих, крестьян и солдат в 1917 г. Специально исследованию политического настроения крестьян Сибири весной 1917 г. посвящена статья И. М. Разгона [5]. Думается, что проблема психологии революционного движения, в особенности настроения масс в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции, заслуживает серьезного внимания историков.

      В данной статье предпринята попытка исследования революционного настроения масс в преддверии (сентябрь—октябрь 1917 г.) Октября, влияния политики партии большевиков на его формирование.
      В. И. Ленин и большевистская партия всегда учитывали наличие или отсутствие революционного настроения в среде рабочего класса и в других слоях трудящихся при определении практических шагов революционного движения. Этот подход еще более увеличивает водораздел между революционным марксизмом и бланкизмом, между коммунистическими партиями и различными экстремистскими группами, игнорирующими в своей тактике политический опыт и настроение масс. При каждой встрече (в 1917 г.) с местными работниками, с членами партии, повседневно общающимися с массами, В. И. Ленин пытливо расспрашивал их о настроениях на заводах, в казармах, в деревне. Первым вопросом к прибывшему из Гельсингфорса в Петроград в апреле большевику Л. П. Чубунову было: «Расскажите, как настроение у балтийских моряков и как там у вас орудуют меньшевики и эсеры?» [6]. Встречавшаяся с В. И. Лениным в канун июньской демонстрации Е. М. Соловей вспоминает: «Перед демонстрацией Владимир Ильич, который всегда чутко прислушивался к настроению масс и поэтому всегда интересовался им, созвал всех руководителей и членов комитетов партии, чтобы расспросить нас, как мы связаны с массами, как массы реагируют на нашу агитацию, как относятся /30/

      1. В. И. Ленин. ПСС, т. 41, стр. 81.
      2. См. Б. Д. Парыгин. В. И. Ленин об общественных настроениях. «Вестник ЛГУ», сер. эконом., филос. и права. 1959, № 17, вып. 3; его же. Основы социально-психологической теории. М., 1971; Б. Ф. Поршнев. Социальная психология и история. М., 1966; В. Н. Колбановский. В. И. Ленин о роли социально-психологического фактора в общественной жизни. «Вопросы психологии», 1970, № 2.
      3. Г. Л. Соболев. В. И. Ленин о психологии революционных масс Петрограда в 1917 г., в кн. «Ленин в Октябре и в первые годы Советской власти», Л., 1970; его же. Революционное сознание рабочих и солдат Петрограда в 1917 году. Период двоевластия. Л., 1973.
      4. В. Ф. Шишкин. Великий Октябрь и пролетарская мораль. М., 1976.
      5. И. М. Разгон. Политические настроения сибирского крестьянства (в марте — апреле 1918 г.). «Октябрь и гражданская война в СССР». М., 1966.
      6. «В. И. Ленин в If 17 году. Воспоминания». М., 1967, стр. 34.

      к лозунгу "Вся власть Советам", как оценивают предстоящую демонстрацию, выйдут ли на демонстрацию с нашими лозунгами и т. п.» [7]. В июльские дни В. И. Ленин просит рассказать пришедших во дворец Кшесинской моряков о положении в Кронштадте и о настроениях гарнизона [8]. Скрываясь на квартире С. Я. Аллилуева, он стремится получить как можно более полную информацию о положении в городе. При этом «меньше всего его интересовали уличные митинги центра Петрограда. Но зато он положительно допытывался о каждой мелочи, касающейся настроений на фабриках и заводах» [9].

      Вопрос об учете настроения масс приобрел для партии большевиков особенно большое значение после июльских дней, когда ею был определен курс на вооруженное восстание. Известно, как энергично В. И. Ленин протестовал против назначения срока восстания без учета данного фактора, против приурочивания восстания к съезду Советов, называя это позорной игрой в формальность, предательством революции [10]. Время восстания определяется готовностью к восстанию революционных масс. В письме «Большевики должны взять власть», обосновывая, почему «именно теперь» они должны это сделать, Владимир Ильич отмечал: «Вопрос идет не о "дне" восстания, не о "моменте" его в узком смысле. Это решит лишь общий голос тех, кто соприкасается с рабочими и солдатами, с массами» [11]. В тезисах, написанных в период между 29 сентября и 4 октября и предназначенных для экстренного партийного съезда, намеченного на 17 октября, и для III Петроградской общегородской конференции большевиков, В. И. Ленин определение момента восстания прямо связывает с настроением масс: «Задача взятия власти Советами есть задача успешного восстания. Поэтому все лучшие силы партии должны быть направлены на фабрики и в казармы, чтобы разъяснять массам их задачу и чтобы, правильно учитывая их настроение, выбрать правильный момент для свержения правительства Керенского» [12].

      Тезисы В. И. Ленина стали достоянием руководящих органов партии, 5 октября они были оглашены на заседании ПК [13]. Можно предположить, что ими руководствовался ЦК РСДРП (б), принимая на своем заседании 7 октября решение о создании бюро ЦК «для информирования по борьбе с контрреволюцией». Трем членам ЦК было поручено сформировать такое бюро. А. С. Бубнов сообщил при этом, что «Исполнительная комиссия Петроградского комитета избрала двоих в бюро по выяснению настроения в массах и тесной их связи с партийными организациями» [14].

      Об организации бюро никаких сведений не имеется. Весьма вероятно, что создание через три дня на заседании ЦК РСДРП (б) Политического бюро во главе с В. И. Лениным сделало такой орган излишним. 7 октября открылась Третья Петроградская общегородская конференция большевиков. На ее заседании 11 октября также были оглашены цитированные выше тезисы В. И. Ленина [15]. В сентябре—октябре 1917 г. в стране состоялось более 30 областных, губернских, городских и окружных конференций, на которых, как правило, заслушивались доклады с мест, содер-/31/

      7. Там же, стр. 55.
      8. Там же, стр. 89.
      9. «В. И. Ленин в 1917 году. Воспоминания», стр. 111.
      10. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 340.
      11. Там же, стр. 240.
      12. Там же, стр. 343.
      13. «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 г.». М.— Л., 1927, стр. 294.
      14. «Протоколы Центрального комитета РСДРП (б). Август 1917 — февраль 1918». М., 1958, стр. 80.
      15. «Вторая и Третья Петроградские общегородские конференции большевиков в
      июле и октябре 1917 г.». М.— Л., 1927, стр. 123—126.

      жащие характеристику настроения различных социальных групп. На заседании ПК 15 октября и на историческом заседании ЦК РСДРП (б) 16 октября анализу настроения масс было уделено самое пристальное внимание. И, наконец, накануне вооруженного восстания информация о настроениях приобрела характер постоянных оперативных донесений. В бюллетене ВРК 20 октября отмечено: «Ежедневно утром в стол донесений представляются доклады представителей районных и войсковых комитетов о настроении и положении дел на местах» [16].

      Настроение масс, малейшие нюансы и перемены в его развитии учитывали в той или иной мере все политические силы. В канун Февральской буржуазно-демократической революции царское правительство получило немало донесений, содержащих обзоры настроения различных групп населения и армии [17]. Информация такого характера шла Временному правительству от его комиссаров с мест и из частей Действующей армии. 24 октября, как отмечает «Новая жизнь», Керенский поминутно требовал докладов о настроении гарнизона [18]. Острый интерес политических организаций к настроению масс отразился и на газетной публицистике. Заглавия корреспонденции — «Деревенские настроения», «Настроения в армии» и т. п. — были обычными в газетах разных направлений в 1917 г. Несомненно ценную информацию о психологии масс содержали письма рабочих, крестьян, солдат и матросов в Советы и в редакции газет [19].

      Все это свидетельствует о стремлении противоборствующих в революции сторон учесть в своей политике настроение масс и вместе с тем дает представление об источниках его изучения. Они, как видно из сказанного, обильны и разнообразны. Однако следует иметь в виду, что нередко разные авторы донесений, представители тех или иных организаций, характеризуя настроение, вкладывали в это понятие разное содержание. Чаще всего под ним подразумевалась наметившаяся политическая ориентация, например, «настроение большевистское», «оборонческое настроение» и т. п. И конечно, в оценках настроения прежде всего отражается политическая позиция автора источника («настроение ухудшается», «настроение улучшается», «настроение изменилось в нашу пользу»).

      Главная же трудность в исследовании настроения состоит в том, что оно по своим внешним проявлениям неоднозначно и подвижно, что в нем подчас заключен целый комплекс переживаний и эмоций самого разного происхождения. Удрученное состояние психики, обусловленное постоянным недоеданием, по своей эмоциональной окраске сходное с апатией, может, однако, вполне сочетаться с революционной решимостью, смениться при определенных условиях подъемом духа. Этим объясняются затруднения местных партийных работников, когда ЦК РСДРП (б) запрашивал их о настроениях на заводах, в армии, в деревне. Характерно, например, что на расширенном заседании ЦК и ПК РСДРП (б) 8 июня на вопрос, есть ли в массах такое настроение, что «они рвутся на улицу» утвердительный ответ дали 58 человек, отрицательный — 37 и 52 воздержались [20]. /32/

      18. «Большевистские военно-революционные комитеты». М., 1958, стр. 19.
      17. См. «Исторический архив», 1960, № 1, стр. 204—209; «Былое», 1918, № 1 (29), стр. 156.
      18. «Новая жизнь», 25 октября 1917 г.
      19. См. Г. Л. Соболев. Письма в Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов как источник для изучения общественной психологии в России в 1917 году. Сб. «Вспомогательные исторические дисциплины», вып. I. Л., 1968, стр. 159—173.
      20. М. Лацис. Июльские дни в Петрограде. (Из дневника агитатора). «Пролетарская революция», 1923, № 6, стр. 103.

      Правильный путь к решению проблемы лежит через изучение ленинской методологии учета настроения, сущность которой состоит в том, чтобы при оценке настроения не ограничиваться фиксацией его эмоционального выражения, а тщательно проанализировать причины и условия его породившие, рассматривать его в тесной взаимосвязи с социально-политической характеристикой интересующей исследователя группы, класса, их морали, с учетом тенденции их политического развития в динамике революционного процесса. Необходимо при этом учитывать, что политика большевистской партии в значительной мере формирует настроение масс.

      Какое же настроение масс создает наиболее благоприятные психологические предпосылки для победы вооруженного восстания, в чем суть и каковы формы проявления революционного настроения?

      Революционное настроение масс является эмоционально-психологическим выражением непосредственной революционной ситуации, отражением в психике того состояния, когда массы не могут более жить по-старому. Одним из коренных условий использования такой ситуации для развертывания решительных действий против старой власти является политическая, военно-техническая и морально-психологическая готовность к ним пролетариата. Необходимо, писал В. И. Ленин, чтобы «в пролетариате началось и стало могуче подниматься массовое настроение в пользу поддержки самых решительных, беззаветно смелых, революционных действий против буржуазии» [21].

      Изучение всех ленинских высказываний по этому вопросу дает основания заключить, что важнейшими чертами устойчивого революционного настроения являются решимость передовых отрядов революции взяться за оружие, идти до конца, сломить сопротивление противника, решимость, выражаемая девизом «победить или умереть», и способность широких масс, которые уже не могут более жить по-старому, поддерживать их решительные действия.

      Вполне правомерно обратиться к опыту первой русской революции, когда массы, как указывал В. И. Ленин в «Докладе о революции 1905 года», «...вспыхивали довольно легко, любой случай несправедливости, слишком грубое обращение офицеров, плохое питание и т. п. могло вызвать возмущение. Но не хватало выдержки, отсутствовало ясное сознание задачи: не хватало достаточного понимания того, что только самое энергичное продолжение вооруженной борьбы, только победа над всеми военными и гражданскими властями, только ниспровержение правительства и захват власти во всем государстве является единственной гарантией успеха революции» [22].
      В. И. Ленин в ряде своих писем и статей сопоставлял шансы на победу восстания в периоды апрельского, июньского и особенно июльского кризисов и осенью 1917 г. Лозунги «левых» элементов в партии, призывающие к свержению Временного правительства весной 1917 г., были ошибочными и опасными не только потому, что игнорировали особенности политического сознания масс в этот период, факт поддержки Временного правительства Советом и ряд других условий, но еще и потому, что такие лозунги не могли быть восприняты массами в силу состояния их психики, которое В. И. Ленин характеризовал понятием «мелкобуржуазный угар» [23]. «"Победа"!. Отсюда... хаос фраз, настроений, "упоений"...» [24], — записал В. И. Ленин в плане своего доклада об итогах VII /33/

      21. В.И. Ленин. ПСС, т. 41, стр. 79.
      22. Там же, т. 30, стр. 318.
      23. Там же, т. 31, стр. 157.
      24. Там же, т. 32, стр. 439.

      (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) на собрании Петроградской организации 8 (21) мая 1917 г. События 3 и 4 июля представляли собой, по определению В. И. Ленина, «стихийный взрыв возмущения масс» [25]. Политические условия, обеспечивающие победу восстания (которые Владимир Ильич охарактеризовал в письме «Марксизм и восстание»), отсутствовали. Было ли в те дни отчетливо выраженное революционное настроение рабочих, солдат, матросов Петрограда и Кронштадта? Казалось бы, да: массы рвались на улицу и удержать их было невозможно. Но это было еще не настроение, которое необходимо для победы вооруженного восстания. Революционное возбуждение (так точнее будет обозначить состояние психики масс в июльские дни) являлось непрочным и неустойчивым, ибо не имело в своей основе ненависти к соглашателям, массы не закалились в достаточной мере в борьбе с этими прислужниками буржуазии. «Потому 3—4 июля восстание было бы ошибкой, — указывал В. И. Ленин в письме "Марксизм и восстание", — мы не удержали бы власти ни физически, ни политически. Физически... ибо драться, умирать за обладание Питером наши же рабочие и солдаты тогда не стали бы: не было такого "озверения", такой кипучей ненависти и к Керенским и к Церетели — Черновым, не были еще наши люди закалены опытом преследований большевиков при участии эсеров и меньшевиков» [26]. Позднее, в «Письме к товарищам» В. И. Ленин вновь возвращается к характеристике настроения масс во время апрельского, июньского и июльского кризисов и указываем, какое именно настроение масс необходимо для успеха восстания. В дни отмеченных кризисов в среде сознательных рабочих, в партийных организациях вопрос о восстании не возникал, «а у малосознательной и очень широкой массы не было ни сосредоточенности, ни решимости отчаяния, а было именно стихийное возбуждение с наивной надеждой просто "выступлением", просто демонстрацией "повлиять" на Керенских и буржуазию.

      Для восстания нужно не это, а сознательная, твердая и непреклонная решимость сознательных биться до конца, это — с одной стороны. А с другой стороны, нужно сосредоточенно-отчаянное настроение широких масс которые чувствуют, что полумерами ничего теперь спасти нельзя, что "повлиять" никак не повлияешь,что голодные "разнесут все, размозжат все даже по-анархически", если не сумеют руководить ими в решительном бое большевики» [27].

      Участие лидеров соглашательских партий в кровавых злодеяниях июльских дней, корниловщина обусловили новый существенный сдвиг в политическом и нравственном сознании масс. Политически этот сдвиг выразил себя в углубившемся сознании непримиримости классовых антагонизмов, материализовался в большевизации Советов, в росте рядов большевистской партии, в прогрессирующем распаде партий меньшевиков и эсеров, в развертывании аграрной революции в деревне; морально — в решимости эксплуатируемых силой оружия покончить с господством эксплуататоров, в растущей ненависти к буржуазии, к ее правительству, к соглашателям, в презрении к их демагогии и болтовне. Все это вылилось в лоток резолюций, требовавших перехода всей власти в руки Советов и выражавших готовность к самоотверженной борьбе за немедленное и полное осуществление лозунгов большевистской партии. Это свидетельствовало о росте, о скачке в развитии революционного настроения масс «Этот новый подъем революционного настроения, — пи-/34/

      25. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 28.
      26. Там же, стр. 244.
      27. Там же, стр. 413.

      сала газета уральских большевиков, — нашел себе отражение в тех резолюциях, которые ежедневно поступают со всех концов Урала в нашу редакцию» [28].

      Вслед за большевизацией столичных и многих других Советов рост революционного настроения масс выразил себя в голосовании на выборах в районные думы. Резкое увеличение числа голосов, поданных за большевиков 24 сентября на выборах в Москве, и столь же значительная потеря голосов соглашателями 29 явились, по определению В. И. Ленина, «одним из наиболее поразительных симптомов глубочайшего поворота в общенациональном настроении» [30].
      Обратимся к характеристикам настроения, содержащимся в документах и материалах большевистских организаций в сентябре — октябре 1917 г. В письмах местных организаций в ЦК РСДРП (б) неизменно отмечается рост влияния партии большевиков и преобладающее настроение масс характеризуется как большевистское. В письме секретаря областного комитета РСДРП (б) Донецко-Криворожского бассейна Артема (Ф. А. Сергеева) в ЦК 7 сентября сообщается: «В связи с выступлением Корнилова у нас процесс оформления большевистского настроения пошел гигантскими шагами уже перед событиями» [31]. «Корниловские... события произвели сильный переворот в настроении масс» [32], — сообщали из Ставрополя. Примерно в тех же выражениях характеризует настроение масс Самарский комитет РСДРП (интернационалистов-большевиков) [33]. «Настроение наше разрастается как в деревне, так и в городе» [34], — сообщал Херсонский комитет. «Настроение наших рабочих больше, чем прекрасное» [35], — писал К. Е. Ворошилов из Луганска. «...Я считаю особенно ценным отношение и настроение масс» [36], — сообщала Е. Б. Бош, председатель областного комитета РСДРП (б) Юго-Западного края.

      Рост влияния большевиков и соответствующие перемены в настроении масс отмечены в докладах с мест на проходивших в сентябре — октябре партийных конференциях. Сама постановка таких докладов свидетельствовала о необходимости получить наиболее полную и оперативную информацию о положении дел на местах. На Вятской конференции, проходившей 2—4 октября, докладчик от Илганской организации категорично заявил: «Настроение среди крестьян большевистское» [37]. «Полевение крестьян» и рост влияния большевиков отмечен на Новгородской губернской конференции [38].

      В иных понятиях процесс нарастания революционного настроения охарактеризован в донесениях с фронтов. Наряду с обычными для этого времени жалобами на падение дисциплины, неповиновение начальству и т. п. в них неизменно указывается на тягу солдат к миру и все чаще характеристика настроения связывается с ростом влияния большевистской партии: «Настроение армии с каждым днем ухудшается... Большевистская волна нарастает» (11-я армия, 28 сентября); «Настроение ухуд-/35/

      28. «Уральский рабочий», 18 октября 1917 г.
      29. См. «Октябрь в Москве». М., 1967, стр. 256.
      30. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 278. М
      31. «Большевистские организации Украины (март — ноябрь 1917 г.)». Сб. док. и материалов. Киев, 1957, стр. 406.
      32. «Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (март — октябрь 1917 г.)». Сб. док. М., 1957, стр. 249.
      33. Там же, стр. 342.
      34. Там же, стр. 311.
      35. Там же, стр. 337.
      36. Там же, стр. 349.
      37. «Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания. Документы и материалы». М., 1962, стр. 28.
      38. Там же, стр. 46—47.

      шилось... Влияние большевизма усилилось» (Северный фронт, 15 октября); «Значительное ухудшение настроения в частях армии. Озлобленное отношение к офицерству достигает в некоторых частях своего апогея» (Особая армия. Юго-Западный фронт, 21 октября) [39]. Отмечаются также подавленное настроение, усталость, упадок духа [40].

      Во многих документах зафиксирован высокий динамизм развития большевистского настроения, рост «не по дням, а по часам», и столь же динамичное в ряде случаев нарастание злобы по отношению к соглашателям.

      Большевистское настроение означало не что иное, как решимость бороться с оружием в руках за воплощение лозунгов партии большевиков, ибо партия в этот период ясно и отчетливо указала на невозможность мирного решения задач революции, лозунг «Вся власть Советам!» приобрел широчайшую популярность, и вся работа партии в массах исходила из принципиальной установки, что «Совет рабочих и солдатских депутатов реален лишь как орган восстания...», что «задача взятия власти Советами есть задача успешного восстания» [41]. Но почему же, как мы видим, деятели революции и политики контрреволюционного лагеря пользовались понятием «настроение», а не просто указывали на поддержку массами партии большевиков?

      Дело в том, что процессы развития и политического сознания и настроения протекали очень сложно и противоречиво. Партия социалистов-революционеров, например, еще далеко не утратила своего влияния в деревне и на фронте, хотя оно несомненно падало. Большевистски настроенный крестьянин мог решительно поддержать лозунги большевиков, но на выборах в Советы, в Учредительное собрание, в земства и т. д. голосовать за эсеров, за «мужицкую партию». Еще какая-то часть населения испытывала на себе воздействие клеветы на партию большевиков, процесс «прозрения» протекал быстро, но через сложные зигзаги в сознании. В письме в ЦК РСДРП (б) от большевистской организации Фарфорово-фаянсовской фабрики из Корчевского уезда Тверской губернии отмечено «неясное настроение» у рабочих, которые принимают большевистские по своей сути резолюции, но выражают враждебное отношение к большевикам, находясь под влиянием клеветнических измышлений буржуазной и соглашательской прессы [42]. В письме из Севастополя, отмечен рост большевизма «не по дням, а по часам» и говорится о выступлениях людей, которые пока «лишь по настроению большевики» [43].

      На межрайонной конференции в Баку 29 сентября было приведено буквальное, отразившее своеобразную «черту» перелома в сознании масс выражение одного солдата: «Солдат снаружи эсер, а внутри большевик» [44]. На губернской конференции РСДРП (б) в Новгороде 6 октября один из выступавших говорил: «В деревнях крестьяне левеют с каждым днем, но на большевиков все еще "сердятся", хотя с программой большевиков, когда они не знают, что это именно и есть большевистская программа, согласны (деревня Сергово)» [45]. /36/

      39. См. «Исторический архив», 1957, № 6, стр. 36—60.
      40. См. «Революционное движение в русской армии 27 февраля-24 октября 1917 года». Сб. док. М., 1968, стр. 504—513.
      41. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 343.
      42. «Переписка Секретариата ЦК РСДРП(б) с местными партийными организациями», стр. 211—212.
      43. Там же, стр. 210.
      44. «Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания», стр. 36.
      45. «Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания», стр. 46—47.

      Газета екатеринославских большевиков, рассказывая в редакционной статье о небывалом единодушии, сплоченности и организованности рабочей демонстрации в Екатеринославе, прошедшей 12 сентября под большевистскими лозунгами, также констатирует несоответствие у части рабочих их партийной принадлежности и сознания: «Рабочий, называющий себя меньшевиком, воспринимает текущие события "по-большевистски", правильнее сказать, "по-рабочему", с чрезвычайно обостренным классовым самосознанием». Газета ставит задачу «приблизить момент, когда не только по настроению, но и по организации можно было бы сказать, что наша партия — партия всего пролетариата Екатеринослава» [46]. Вот почему в революционное время, когда динамичное развитие революционного настроения и сознания масс не может быть точно зафиксировано в цифровых величинах, партия революции учитывает тенденцию этого развития, вот почему В. И. Ленин в письме «Большевики должны взять власть» писал: «Ждать "формального" большинства у большевиков наивно: ни одна революция этого не ждет» [47].

      10 октября на заседании ЦК РСДРП (б), проходившем при непосредственном участии В. И. Ленина, 10 голосами против двух (Каменев и Зиновьев) была принята ленинская резолюция о вооруженном восстании. Точный анализ международных и внутренних условий развития русской революции, сделанный В. И. Лениным, дал возможность совещанию ЦК записать в своей резолюции, «что вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело» [48] и что все партийные организации должны руководствоваться этим при обсуждении и решении всех практических вопросов. Как справедливо отмечают авторы многотомной истории КПСС: «Жизненная сила установки на восстание состояла в том, что она выражала политическое настроение масс, их революционное рвение» [49].

      Иное мнение выразили Каменев и Зиновьев в своем письме «К текущему моменту», написанном 11 октября. Фальшивое в оценке международных и внутренних условий развития революции, оно все проникнуто глубоким пессимизмом, неверием в революционную энергию рабочих и крестьян. Адресованное к ряду крупнейших партийных организаций, оно, если бы ему поверили, могло лишь вызывать растерянность, колебания, ибо ориентировало на пассивное ожидание, рекомендовало «оборонительную позицию». И, наконец, оно содержало неверную оценку настроения рабочих и солдат и явное преувеличение роли этого фактора в восстании. «...Решающий вопрос заключается в том, — писали Каменев и Зиновьев, — действительно ли среди рабочих и солдат столицы настроение таково, что они сами видят спасение уже только в уличном бою, рвутся на улицу. Нет. Этого настроения нет» [50].

      Дело здесь не только в ошибочности оценки настроения, но главным образом в самом подходе к такой оценке, согласно которому революционное настроение может выразить себя лишь в таком порыве, экзальтации, когда массы прямо-таки «рвутся на улицу». Преувеличение роли настроения не менее опасно, чем его игнорирование или недооценка.

      Обратимся к протоколам заседания ПК 15 октября, на котором давалась оценка настроения рабочих и солдат в районах Петрограда. Докладчик по текущему моменту А. С. Бубнов охарактеризовал «общую /37/

      48. «Звезда», 16 сентября 1917 г.
      47. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 241.
      48. Там же, стр. 393. ШЯ
      49. «История Коммунистической партии Советского Союза», т. 3, кн. 1. М.,1967, стр. 303.
      50. «Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б)», стр. 91.

      оценку настроения в данный момент» в том смысле, что «кризис уже назрел... мы втягиваемся в схватку... Мы стоим накануне выступления». Несколько противоречиво выступил представитель «военки» В. И. Невский, утверждая, что «боевого настроения в рабочих массах нет, а солдатская масса самая ненадежная», тем не менее выразил уверенность, что рабочие пойдут на восстание и гарнизон их поддержит. Представители Выборгского, Невского, Пороховского, Шлюссельбургского районов, также латышского и финского национальных районов охарактеризовали настроения рабочих в смысле их готовности поддержать восстание. Во 2-м городском районе отмечено улучшение настроения по сравнению с июльскими днями. Представитель 1-го городского района отказался от оценки настроения, так как его «трудно учесть».

      Трудно понять, что имел в виду представитель Московского района, определивший настроение на заводах понятием «бесшабашное», но он заверил, что по призыву Совета массы выйдут на восстание. В. Б. Слуцкая сказала, что на фабриках и заводах Василеостровского района «идет обучение». Речь могла идти лишь о военном обучении отрядов Красной гвардии, но «выступать настроения нет». «Боевого настроения, настроения выйти на улицу, у рабочих нет»,— заявил представитель Охтенского района. Представители профсоюзов и Эстонского района высказались в том смысле, что «боевого настроения нет», но по призыву Совета или партии массы на восстание пойдут [51]. Думается, что в отрицательных оценках отразилось то неверное представление о революционном настроении, которое обязательно должно себя выразить в каких-то напряженных эмоциях, в порывах взяться за оружие.

      Революционное настроение масс осенью 1917 г. выразило себя неоднозначно, выявить его можно было лишь в процессе постоянного общения, в разнообразных контактах с рабочими, солдатами и матросами. Нам представляются очень интересными и существенными характеристики, выраженные словами «выжидательное настроение», «сосредоточенное настроение». Они имели место на заседании ПК 15 октября и на историческом заседании ЦК РСДРП (б) 16 октября. Прежде всего отметим, что они характеризуют не какое-то другое настроение, а то, которое многие работники партии называли «нашим», «большевистским». Именно такое настроение уверенности, сосредоточенности, деловитости отчетливо проявилось у рабочих, солдат и матросов, выступивших на борьбу с корниловщиной. «Ни следа стихийности, шума, суеты июльских дней. На лицах печать спокойной сосредоточенности и глубокой веры в свои силы» [52], — так охарактеризовала перемену в настроении рабочих Петрограда большевичка С. С. Гончарская, председатель профсоюза прачек столицы в 1917 г. «Настроение здесь (в Петрограде. — В. Ш.) боевое, но сдержанное...» [53], — отмечалось в письме секретариата ЦК РСДРП (б) Пятигорской организации почти в канун восстания. Обращают на себя внимание аналогичные характеристики настроения на заседании ПК 15 октября, интересные тем, что выжидательное настроение связывалось с усилением влияния партии большевиков на массы: «Там, где наше влияние велико, настроение бодрое, выжидательное» (Нарв-ский район) и почти буквально это повторил представитель Петербургского района [54]. На заседании ЦК 16 октября секретарь Центрального /38/

      51. См. «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 г.», стр. 308—315.
      52. ЛПА, ф. 4000, оп. 5, ед. т. 1484, л. 62.
      53. «Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями», стр. 88.
      54. «Первый легальный Петербургский комитет большевиков», стр. 313—314.

      бюро профсоюзов Петрограда В. В. Шмидт также охарактеризовал настроение рабочих столицы как «выжидательное»; в том же духе высказался представляющий на этом заседании фабзавкомы Н. А. Скрыпник: «...Всюду замечается тяга к практическим результатам, резолюции уже не удовлетворяют» [55].

      Такая характеристика настроения ничего общего не имеет с той «оборонительно-выжидательной тактикой», которую навязывали партии Зиновьев и Каменев, и с теми пессимистическими оценками, в которых выжидательное настроение связывалось с равнодушием. Характерно, что представитель Петербургского района на заседании ПК противопоставлял выжидательное настроение, связывая его с влиянием партии большевиков, апатии в той среде, где такого влияния еще нет.

      В этом сосредоточенном, выжидательном настроении нашел свое выражение гигантски возросший авторитет партии большевиков, доверие масс к партии, к ее руководству. В июле они «рвались на улицу», вопреки увещеваниям и предостережениям представителей партийных организаций. Это показало слабость стихийного возмущения, дало ценный опыт. Теперь, взяв курс на вооружение восстания, партия предостерегала от стихийных, разрозненных выступлений, призывала не поддаваться на провокации. Она призывала готовиться к борьбе с возможными выступлениями контрреволюции, к восстанию и всю свою работу подчиняла этой задаче. Именно это и определило ожидание прямого призыва к организованным действиям, и ту спокойную деловитость, с которой передовые, наиболее сознательные отряды рабочих, солдат и матросов готовились к восстанию. Хорошо знавший матросскую массу Кронштадта И. П. Флеровский очень точно охарактеризовал существо перемены в настроении Кронштадтского гарнизона после июльских дней: «Возрастало озлобление людей, но оно сдерживалось революционным опытом, который получили массы в июльские дни. Кронштадтцы научились организованно выжидать. Теперь они постигли всю правоту большевистской линии, научились ценить наши призывы к выдержке и дисциплине» [56]. В «Письме к товарищам» В. И. Ленин, приведя заведомо ложное утверждение Зиновьева и Каменева: «В массах нет рвущегося на улицу настроения, как передают все», с иронией замечает: «...бесхарактерные люди забывают добавить, что "все" передают его как сосредоточенное и выжидательное; что "все" согласны насчет того, что по призыву Советов и для защиты Советов рабочие выступят как один человек...» [57].

      Недовольство широких масс продолжающейся войной, недоеданием, нехваткой предметов первой необходимости выразило себя в какой-то степени в довольно пестром колорите настроений и поведения. После бурных месяцев весны 1917 г., когда огромная и многоликая масса так много митинговала, она постепенно стала проявлять равнодушие к митингам, на выборах в муниципальные органы отчетливо выявился абсентеизм масс. Это было отмечено газетами всех направлений. В донесениях с фронтов такие сообщения стали своего рода «общим местом»: «Замечается утомление митингами»; «Интерес в солдатской массе к митингам угас»; «Отмечается безучастное отношение солдат к переживаемому моменту. Упадок интереса даже к политическим лозунгам» [58]. Задача состояла в том, чтобы осмыслить значение этого явления. Свиде-/39/

      55. «Протоколы Центрального комитета РСДРП (б)», стр. 96.
      56. И. П. Флеровский. Большевистский Кронштадт в 1917 году. Л., 1957, стр. 67—68.
      57. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 411—412.
      58. «Революционное движение в русской армии в 1917 году», стр. 295, 316, 347.

      тельствовало ли оно о спаде революции, революционной энергии масс, о тенденции к затуханию или же в этих явлениях своеобразно выразило себя ее нарастание. Прежде всего отметим, что равнодушие к выборам, выразившееся в уменьшении числа избирателей, принимавших участие 1 в голосовании, сочеталось с резким увеличением количества голосов, поданных за большевиков, и некоторым увеличением числа голосов, поданных за кадетов, что свидетельствовало о росте революционного настроения и об углубляющемся размежевании сил [59]. Эсеровская газета «Дело народа» в статье «О настроениях» горько сетовала: «Подходят выборы в Учредительное собрание... А что у нас? У нас отмечается поразительная безучастность к настоящим выборам». Газета вспоминает «слабые по воодушевлению» выборы в районные и городские думы. В Гатчине, например, на земских выборах из 32 тыс. избирателей участвовало всего две тысячи [60].

      Объяснение этого явления дали сами участники событий. Оно ясно прозвучало, например, на заседании ЦИКа 24 августа в выступлениях представителей Румчерода [61], Советов Екатеринославского, Псковского, Туркестанского краевого, Тверского областного и Северо-Западного края. Общий смысл их выступлений В. Володарский передал следующим образом: «Страна устала, — говорили они, — но не от революции, а от революционной фразы. Страна ждет революционного дела, а ее кормят обещаниями, программами на бумаге и сдачей революционных завоеваний в действительности» [62].

      К. С. Еремеев, побывавший осенью 1917 г. во многих частях Северного фронта, рассказывал об интересной беседе небольшой группы большевиков из Петрограда с солдатами, сохраняя своеобразный колорит солдатской лексики. Во время беседы из толпы солдат выделился один из них и, подняв руку, торжественно сказал:

      «Товарищи-братцы, стой! И когда примолкли, он, указывая на питерцев, сказал утвердительно:
      — Большевики? Из Петера?
      — Да, — последовал ответ.
      — Ага! Да... Так вот мы все солдаты скажем: вали, ребята, в Петроград. Здеся вам делать нечего.
      Некоторым это показалось обидным и стали заступаться за гостей, но солдат продолжал:
      — Постой. Погоди, не стригут, так не реви. Это большевики? Так. Ну и раз ты большевик... ты здесь не надобен. Тебе в Питер ехать надо, в Петроград. Ты поезжай в Петроград и приди и скажи Временному правительству: ваши благородия и ваши-высоко-не-перескочишь, так что послали нас солдатишки вшивые с фронта, велят сказать: убирайтесь, мол, вы к... матери. Да живо, чтоб и не пахло... А солдатики чичас придут и наведут порядки... Право!
      Когда солдату пытались объяснить, что это все не так просто, он парировал:
      Брось ребята, тень наводить. Тысячу и сто раз слышали, да все разговоры... Ты дело подай» [63]. /40/

      59. См. «Рабочий», 25 августа 1917 г.
      60. «Дело народа», 19 октября 1917 г.
      61. Румчерод — Центральный исполнительный комитет Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области (Юго-Западной губернии Украины и Бессарабии).
      62. «Рабочий», 27 августа 1917 г.
      63. К.С. Еремеев. Пламя. Эпизоды Октябрьских дней. М.—Л., 1930, стр. 12—13.

      А. Блохин, агитатор военного бюро при МК РСДРП (б), вспоминает, что такое настроение — неудовлетворенность фразой и стремление к революционному решению вопроса о власти — он встречал всюду в частях Московского гарнизона. Когда вместе с Г. А. Усиевичем они в октябре 1917 г. выступали в Покровских казармах, солдаты в один голос кричали: «Когда же вы кончите агитировать? Ведь можно провалить все, и опять приедет новый Корнилов. Пора кончать разговоры и начинать восстание» [64].

      Многие источники прямо указывают, к какой именно политике массы проявляют равнодушие: к политике революционной фразы, к соглашательским коалициям и комбинациям. «...Рабочая масса оставалась инертной к пропаганде меньшевиков, — писали большевики из Евпатории в ЦК РСДРП (б), — была настроена большевистски...» [65]. В информации о Тамбовской конференции РСДРП (б) сообщалось об инертности рабочих, которая объясняется тем, что партийная работа «...велась, или правильнее, не велась, под меньшевистским уклоном. Рабочие охладели к такой работе, требуют живой и радикальной работы» [66]. Газета одесских большевиков в октябрьских номерах поместила две статьи, в которых дана убедительная критика мрачно-пессимистических прогнозов эсеро-меньшевистской печати о спаде революции. То, что эсеры и меньшевики считают апатией рабочего класса, утверждает газета, есть всего лишь выражение разочарования в соглашателях, реакцией на их болтовню, прикрывающую сделку с кадетами [67]. В письмах и статьях, написанных в сентябре и октябре 1917 г., В. И. Ленин неоднократно обращался к анализу этого явления. Естественно, что крестьяне проявляют равнодушие к выборам, если они пошли на восстание [68]. Естественно, что голодные, усталые люди в тылу, измученные, исстрадавшиеся солдаты на фронте не проявляют интереса к совещаниям, предпарламентам, к декларациям и резолюциям соглашателей, призывающим к терпению и ожиданию учредительного собрания. «...Народом овладевает апатия, равнодушие, ему все равно, ибо голодный не может отличить республики от монархии, озябший, разутый, измученный солдат, гибнущий за чужие интересы, не в состоянии полюбить республики» [69].

      Апатия и равнодушие, следовательно, не означали некоего примирения с действительностью, угасания революционной энергии масс, они были связаны с усталостью, с одной стороны, и с разочарованием в соглашателях, которым многие еще в недавнее время доверяли — с другой. Настроение апатии, проявившееся в некоторых слоях народа, скорее указывало на колоссальную скрытую энергию, которая, будучи вызвана к действию прямыми и ясными лозунгами, указывающими прямое и близкое удовлетворение насущных нужд народа, подкрепленными организаторской работой партии и силой примера наиболее сознательных передовых отрядов рабочего класса, многократно увеличит силы революции.

      Апатия, имеющая в глубокой основе недовольство и озлобленность исстрадавшихся людей, нередко сменялась в эти дни стихийными взрывами возмущения. Осенью эти явления, в особенности на юге России, /41/

      64. А. Блохин. В Борьбе за Московский гарнизон. В кн. «За власть Советов». М., 1957, стр. 138.
      65. «Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями, стр. 224.
      66. «Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания», стр. 71.
      67. См. «Голос пролетария», 7 и 14 октября 1917 г.
      68. См. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 280.
      69. Там же, стр. 329.

      приобретали угрожающий размах. В газетах то и дело появлялись заголовки — «Кровавый ужас», «Кровавый кошмар» и т. п. [70].

      Сразу же отметим, что в кадетской и эсеро-меньшевистской прессе давалось заведомо преувеличенное представление об этом явлении. Газеты этих направлений, включая и «Новую жизнь», обычно и крестьянские восстания именовали погромами, всячески подчеркивая и раздувая случаи разрушений. Криками о погромах и самосудах контрреволюция старалась запугать обывателя, внушить ему, что только сильная власть в лице некоего диктатора может спасти Россию от анархии и обеспечить ему спокойное и сытое существование. В большевистской печати постоянно указывалось, что в погромах и других стихийных эксцессах видна опытная рука провокаторов и причастность к ним всяческих темных элементов. Раздувание стихийного анархизма и вопли о нем буржуазия и соглашатели стремились использовать также в целях дискредитации партии большевиков, изображая установку партии на восстание как призыв к самочинным действиям. И, наконец, этим путем враги революции хотели оказать давление на те или иные неустойчивые элементы в партия, пугая их тем, что попытка восстания вызовет стихийное выступление масс такой разрушительной силы, с которым никакими средствами нельзя будет справиться, которое якобы погубит революцию и приведет к торжеству в конечном итоге самых реакционных сил и т. д. и т. п.

      Партия по-иному подошла к факту роста стихийного возмущения масс. Его наличие не только не давало основания для отказа от вооруженного восстания, или даже для его отсрочки, а, наоборот, являлось одним из весомых аргументов в пользу восстания, ибо свидетельствовало о большой силе революционного настроения. Напомним еще раз ленинские строки из «Письма к товарищам», о том, что голодные разнесут все, «если не сумеют руководить ими в решительном бое большевики» [11].

      Рост анархических выступлении был учтен в сентябре и октябре 1917 г. многими местными работниками партии большевиков, и они отмечают именно эту, указанную В. И. Лениным, опасную возможность анархческого стихийного движения, если партия большевиков не направит возмущение масс в русло организованной и решительной борьбы. Известная тревога в связи с ростом данных явлений прозвучала в очень оптимистическом цитированном выше письме К. Е. Ворошилова. Е. В Бош также указала на эту «опасную сторону настроения масс» [72].

      Выступавшие на заседании ЦК РСДРП (б) 16 октября отметили рост анархических настроений и Колпине, на Путиловском заводе и некоторое увеличение влияния анархо-синдикалистов в Нарвском и Московском районах Петрограда [73]. Что касается влияния анархистов на массы, то оно даже в зтезх условиях не было сколько-нибудь значительным [74]. Но наличие анархических настроений, конечно, необходимо было строго учитывать. В И. Ленин в 1917 г. и в первые годы существования Советского государства, неоднократно обращался к их анализу. Социальную базу анархизма он видел в преобладании мелкобуржуазных слоев в составе населения Россия и указывал на условия известного роста анархических настроений. «В мелкокрестьянской стране, — писал В. И. Ленин в работе "Очередные задачи Советской власти", — ...осталось, естествен-/42/

      70. «Приволжская правда», 6 октября 1917 г.; «Звезда», 11 октября 1917 г.
      71. См.: В.И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 413.
      72. «Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями», стр. 349.
      73. См. «Протоколы Ценрального Комитета РСДРП(б) август 1917 — февраль 1918», стр. 95—96.
      74. См. С. И. Канев. Октябрьская революция и крах анархизма (борьба партии большевиков против анархизма). М., 1974, стр. 83-85.

      но, немало стихийного анархизма, усиленного озверением и одичанием, сопровождающими всякую долгую и реакционную войну, создалось немало настроений отчаяния и беспредметного озлобления...» [75]. Именно для мелкой буржуазии характерны резкие переходы от апатии к бунтарству, усиленные в исследуемый период тяжелыми лишениями, страданиями и несчастьями, связанными с войной, глубоко чуждой интересам народа. И, конечно, голод. Отовсюду шли леденящие душу известия о нарастании этого бедствия. Приведем лишь две корреспонденции из октябрьских номеров газеты «Рабочий путь». В Иваново-Вознесенске «полное отсутствие хлеба... надежды скорого получения нет. Фабрики останавливаются. Настроение крайне возбужденное. Неизбежны эксцессы в виде расхищения мануфактуры и погромов» [76]. «Минский фронт накануне голода, раздет и разут. Румынский фронт голодает, также раздет и разут. Кавказский фронт накануне ужасов голода.

      В Закавказье, в Екатеринославской и Астраханской губерниях, в Центральной области истощены последние запасы. Голод грозит железнодорожникам, вследствие голодовки приостанавливаются работы в Донецком бассейне, закрываются заводы в Центральном промышленном районе.
      Голодное отчаяние слышится в заявлениях с фронта и в сообщениях с мест, ужас голода объял села и города России» [77].

      Но была и общеполитическая причина, порождавшая и апатию и анархические настроения, выливающиеся в разного рода эксцессы — неудовлетворенность масс революцией, ибо буржуазное Временное правительство, поддерживаемое соглашателями, не дало и не могло дать народу ни мира, ни хлеба, ни земли. В статье «Борьба с анархией», помещенной в газете латышских большевиков «Наша борьба», посвященной анализу этого явления, Я. А. Берзин писал: «Она (анархия. — В. Ш.) имеет много различных причин, но главная из них — прежняя бесплодность революции» [78]. Советы предпринимали меры, чтобы ослабить погромное движение и самосуды. 11 сентября по предложению фракции большевиков принял резолюцию о самосудах Петроградский Совет [79], Румчерод опубликовал 5 октября воззвание в связи с прокатившимся по югу России погромами на почве голода [80]. В начале октября ЦИК в срочном порядке обсуждал вопрос о борьбе с погромным движением и принял резолюцию, призывающую местные Советы «развивать самую энергичную агитацию против погромного движения» и пресекать его в самом зародыше, «не останавливаясь перед применением вооруженной силы» [81].

      Весьма характерно, что в тех местах, где установилось единовластие большевистских Советов, где принимались меры по борьбе с локаутами, спекуляцией, хулиганством, где пресекалась провокационная деятельность контрреволюции, анархические настроения не получали своего распространения, погромы и другие эксцессы были явлением крайне редким. Ярким примером овладения большевиками процессом стихийного выступления масс может служить «голодная демонстрация» ликинских текстильщиков. Ликинская фабрика была остановлена хозяевами явно с провокационными целями. Назревал голодный бунт. Но местный Совет /43/

      75. В. И. Ленин. ПСС, т. 36, стр. 174.
      76. «Рабочий путь», 5 октября 1917 г.
      77. «Рабочий путь», 8 октября 1917 г.
      78. «Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 г.». Материалы. Рига, 1963, стр. 484.
      79. «Рабочий путь», 13 сентября 1917 г.
      80. «Звезда», 5 октября 1917 г.
      81. «Новая жизнь», 6 октября 1917 г.

      сумел организовать рабочих на демонстрацию. Прошли митинги, на которых ораторы раскрыли связь саботажа с общей политикой буржуазии, призывали к организованной борьбе. Текстильщики Орехово-Зуева оказали материальную помощь ликинцам [82].

      Там, где массы все политикой, идеологической и организаторской работой большевистских организаций готовились к решительному бою за власть Советов, погромные настроения могли возникать лишь в самых отсталых слоях населения. «Благодаря тому, что у нас преобладает большевизм, не было ни одного случая произвола и насилия...» [83], — говорил на II Московском областном съезде Советов представитель Александровского Совета рабочих и солдатских депутатов.

      Все это вплотную подводит нас к рассмотрению вопроса о влиянии политики на настроение масс. Вернемся для этого к историческому заседанию ЦК РСДРП (б) 16 октября и последующим событиям.
      В протокольной записи доклада В. И. Ленина на этом заседании содержится положение, которое, как может показаться на первый взгляд, противоречит всем приведенным выше высказываниям В. И. Ленина о настроении масс осенью 1917 г.: «Настроением масс руководиться невозможно, ибо оно изменчиво и не поддается учету; мы должны руководиться объективным анализом и оценкой революции» [84]. Чтобы понять истинный смысл этих слов, обратимся вновь к протоколам заседания. На нем (как и накануне на заседании ПК) многие выступавшие, говоря об условиях восстания, ограничивались исключительно оценкой настроения, не обращаясь вовсе к анализу более важных и определяющих факторов. Получалось, что они только этим фактором и руководствуются. Такой подход был крайне односторонним. Настроение необходимо учитывать в определении момента восстания, при наличии других — международных и внутренних — социально-политических факторов, имеющих решающее значение, но не руководствоваться только им, решая принципиально вопрос о восстании. Далее: выступавшие на заседании ЦК Зиновьев и Каменев давали оценку настроения по неким субъективным впечатлениям, подменяя этими последними марксистский анализ развития классовой борьбы. Такой подход В. И. Ленин назвал «интеллигентски-импрессионистским» [85]. В. И. Ленин вовсе не игнорировал учет настроения. 17 октября, т. е. спустя несколько часов после заседания ЦК, В. И. Ленин пишет «Письмо к товарищам», в котором дана глубокая и разносторонняя оценка настроения масс и содержатся методологические указания к такой оценке. В «Письме к товарищам» В. И. Ленин не только опровергает шаг за шагом доводы Зиновьева и Каменева, выступивших против вооруженного восстания, но и разоблачает их позицию, их растерянность и запуганность буржуазией, их настроение, которое выразилось морально-политическим «пессимизмом насчет рабочих и оптимизмом насчет буржуазии...» [86] В. И. Ленин показал, что пессимизм запуганных буржуазией людей в сути своей, в этих конкретных условиях, означает политический переход на позиции буржуазии [87]. И опять-таки пагубность позиции Зиновьева и Каменева состояла не только в их личной растерянности, но более всего в том, что, как и в письме 11 октября, они вновь на заседании ЦК старались передать свою неуверенность, свой /44/

      82. См. «Рабочий путь», 1 октября 1917 г.
      83. «Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного вое стаиия», стр. 71.
      85. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 394.
      85. Там же, стр. 411.
      86. Там же, стр. 401.
      87. Там же.

      страх другим, вызвать колебания в среде руководящей группы партий, профсоюзов, фабзавкомов, представителей военных организаций партии, в канун решающего штурма деморализовать его штаб, предрекая поражение восстания. После заседания ЦК своим предательским выступлением в «Новой жизни» они уже стремились внушить неуверенность, вызвать растерянность и деморализацию в массе. Положение усугублялось тем, говорил Владимир Ильич, что «"пессимисты" насчет военной стороны дела кричат во всю глотку, а "оптимисты" молчат...» [88], молчат потому, что рассуждать о военной стороне дела в канун восстания означает передачу противнику самой важной информации. Это могли делать только предатели.

      В момент приближения решающего штурма партия революции должна была своей политикой, идеологической и организаторской работой еще более укрепить в массах волю к победе, способность идти на самоотверженную борьбу с ненавистным врагом во имя священных идеалов революции. Партия большевиков не только учитывала, но и формировала революционное настроение масс. Оно складывалось с накоплением политического опыта масс и вместе с тем, «работа критики», проводимая большевиками, начиная с февральско-мартовской революции, разоблачение Временного правительства, истинных целей войны, политики эсеров и меньшевиков, разъяснение массам лозунгов и требований РСДРП (б) высвобождали их от заблуждений и иллюзий, придавали развитию их революционного сознания и настроения высокую динамичность. Столь же динамично возрастал политический и моральный авторитет партии большевиков, как единственного выразителя интересов народа, твердого и мудрого руководителя.

      Указание В. И. Ленина в «Письме к товарищам» о том, что «твердая линия партии, ее непреклонная решимость тоже есть фактор настроения, особенно в наиболее острые революционные моменты...» [89], имело самое принципиальное значение для людей партии, готовивших массы к вооруженному восстанию.

      Партия большевиков шла к Октябрю, имея на вооружении разработанную В. И. Лениным политику, основу которой составляет научно обоснованный план перехода к социалистической революции, содержащую реальные, понятные массам, отражающие их нужды и интересы практические шаги создания государства рабочих и крестьян, выхода России из империалистической войны, преодоления разрухи и связанных -с нею бедствий, программу переходных мер к социализму. Всей своей многогранной деятельностью партия мобилизовывала массы на революционное творчество, воплощающее эту политику. Все более широкие массы ее поддерживали, создавая и укрепляя советы, фабзавкомы, вводя рабочий контроль над производством и распределением, проникаясь сознанием необходимости перехода всей власти в руки советов.

      Осенью 1917 г. главной политической задачей партии большевиков, определяющей и концентрирующей всю ее деятельность, была подготовка вооруженного восстания. Твердое убеждение в правильности и необходимости этой политики, в том, что большевики должны взять власть, что они могут удержать власть и упрочить завоевания революции, поддержка этой политики, материализуемая во всесторонней и деловитой подготовке к восстанию, явились важнейшими факторами формирования революционного настроения масс. /45/

      88. В. И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 422.
      89. Там же, стр. 411—412.

      Особое значение в укреплении веры в победу, в формировании революционного настроения имели цитированные выше письма В. И. Ленина к большевистским организациям, его статьи, опубликованные в сентябре и октябре в газете «Рабочий путь» и ставшие таким образом достоянием широких масс — «Русская революция и гражданская война», «О героях подлога и об ошибках большевиков» (сокращенно), «Задачи революции», «Кризис назрел» (сокращенно). О. П. Дзенис, работавший в это время в Военной организации большевиков Петрограда, отмечает, что письмо В. И. Ленина «Большевики должны взять власть», разосланное ЦК по всем крупнейшим партийным организациям, «придало этому настроению ясность и четкость» [90].

      Непосредственное руководство В. И. Ленина подготовкой и ходом восстания, четкая и оперативная работа его органов, сознание значимости и величия предстоящего боя поднимали моральный дух и настроение рабочих, солдат и матросов. «В эти дни, — говорил Л. И. Брежнев в докладе «Дело Ленина живет и побеждает», — Ленин не раз вспоминает знаменитый призыв революционеров прошлого: «Смелость, смелость и еще раз смелость!» Последовательный противник всякого авантюризма, гибкий и осмотрительный политик, Ленин был образцом революционной смелости, решительности, целеустремленности, и этому он учил партию» [91].

      История жестоко посмеялась над пророчествами врагов революции о неизбежном разгуле анархии, о гибели революции в урагане разбушевавшихся страстей. Октябрьское вооруженное восстание характеризовалось высоким моральным духом, организованностью и дисциплиной его отрядов, оно было почти бескровным. Сбылось предвидение В. И. Ленина в том, что удовлетворение победившими Советами насущных требований народа обеспечит им самую прочную и широкую его поддержку, вызовет такой прилив революционной энергии, которая преодолеет неисчислимые трудности, с неизбежностью возникающие при упрочении нового строя и оставшиеся в наследство от прошлого. Именно поэтому с победой восстания и опубликованием декретов Октября, положивших начало новой, выражающей коренные интересы трудового народа политике, началось триумфальное шествие Советов по городам и селам России. /46/

      90. О. П. Дзенис. Под Зимним дворцом. «Великая Октябрьская социалистическая революция. Сборник воспоминаний участников революции в Петрограде и Москве». М., 1957, стр. 268.
      91. Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 2. М., 1970, стр. 559.

      История СССР. №3. 1977. С. 29-46.