Синаххериб в болотах Халдеи и горах Иерусалима

   (0 отзывов)

Неметон

Сын Саргона II — Синаххериб (705— 681 гг. до н. э.) получил в наследство большую, нуждающуюся в поддержании своей власти державу. Все его правление прошло в подавлении сопротивления покоренных Ассирией государств. Особенно напряженная борьба шла с Вавилоном. Ассирийцам приходилось не раз воевать с халдеями, во главе которых стоял неутомимый Мардук-апла-иддин II…

map010.thumb.jpg.23f70157dc54244501a736d

В первом моем походе в окрестностях Киша я нанес поражение Мардук-апла-иддине, царю Кардуниаша и войску Элама, помощнику его. В середине сражения он покинул свой лагерь и в одиночестве бежал, спасая свою жизнь. Колесницы, лошадей, повозки мулов, которых он бросил при натиске сражения, захватили мои руки. Я радостно вступил в его дворец, что внутри Вавилона, и открыл его сокровищницу…

В документе Вавилон упоминается в его касситском варианте, как некий архаизм – страна Карду, т.е. халдеев, предположительно, кочевников семитской народности, переселившийся в южные, болотистые районы Месопотамии во 2 пол. II тыс. до н.э из Аравии. Со временем, их численность настолько выросла, что они стали вмешиваться в борьбу за вавилонский престол наряду с Ассирией и Эламом. Как видно из документа, с последним они вступали в военные союз для борьбы с более сильным врагом – Ассирией. Тиглатпалассар III, Салманассар IV, Саргон II принимали титулы вавилонских царей, но во времена ослабления Ассирии или военных проблем, в частности у Саргона в противостоянии с Урарту или у Тиглатпалассара в Сирии, власть временно захватывали халдеи, опираясь на военную помощь Элама. В 710 году до н. э. Саргон разбил под Мардук-апла-иддина II и захватила Вавилон. Мардук-апла-иддин бежал в свои исконные земли, в халдейскую область Бит-Якин на юге Вавилонии. В 709 году до н. э. Саргон вторгся в эту область, захватил столицу Мардук-апла-иддина Дур-Якин и освободил из тюрем вавилонян, посаженных туда халдейским вождём. 90 тысяч халдеев было выселено в Ассирию, но самому Мардук-апла-иддину удалось ускользнуть от ассирийцев и укрыться среди недоступных болот приморской части Месопотамии. Саргон своего наследника Синаххериба женил на знатной вавилонянке. Своими действиями Саргон давал понять, что он действует не как захватчик, а как освободитель Вавилона. В 703 году до н. э. Мардук-апла-иддин занял вавилонский престол. В ответ на это Синаххериб выступил в поход (702 году до н. э.). После блестящей двойной победы при Куту и Кише, о которой говорится в документе, Синаххериб вступил в Вавилон, где ему удалось захватить дворец Мардук-апла-иддина со всем его имуществом и дворцовыми служащими. Самому Мардук-апла-иддину удалось бежать в Приморье.

sinahherib1.thumb.PNG.fdf81b08e608e2906f

Силой Ашшура, моего господина, 75 городов его могучих, крепостей, что в Халдее, и 420 малых селений, что в их окрестностях, я окружил, завоевал и захватил добычу. Арабов, арамеев, халдеев, что в городах Уруке, Ниппуре, Кише, Хурсагкаламме, Куте, Сиппаре, вместе с жителями согрешившего города я вывел и счел добычей…208 тысяч людей, малых и больших, мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот без числа – тяжелую дань – я заполучил в Ассирию.

Синаххериб захватил 75 городов-крепостей и 420 поселений Вавилонии. 208 тысяч халдеев были уведены ассирийцами в другие области их державы. Показательно, что Синаххериб покарал только союзников Мардук-апла-иддина – арабов, халдеев и арамеев, которые значительно распространились по городам Месопотамии. Также были схвачены жители Вавилона, сочувствовавшие беглому царю. По всей видимости, эта огромная масса людей была переселена в Ассирию, также как при Саргоне.

При моем возвращении непокорные племена Тумуна, Рихиху, Ядакку, Убуду, Кибре, Малаху, Гуруму, Убулу, Дамуну,Гамбулу, Хиндару…Набату, Литау и Араму одним разом я покорил.

Видимо, речь идет о некоторых кочевых народах, на которые опирался Вавилон в своей борьбе с Ассирией. Синаххериб, возвращаясь в Ассирию, нанес им поражение, заставив покориться. По всей вероятности, племена были немногочисленные и представляли из себя коалицию, которую царь Ассирии разбил одним ударом. Интересно упоминание среди указанных племен арамеев (Араму) и набатеев (Набату). По всей видимости, в указанное время, они еще обитали на землях от Месопотамии до Идумейского и Моавитянского царств.

sinahherib2.thumb.PNG.25291c8b5d31c68659

В течение моего похода я принял тяжелые дары от Набубэлшумате, наместника Харарати: золото, серебро, большие стволы тутового дерева, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот. Воинов города Хиримма, коварных врагов, я поразил оружием и ни одного не оставил. Их тела я повесил на колья и окружил ими окрестности города. Область эту вновь занял.

Обращает на себя внимание особая ценность тутового дерева, стволы которого особо оговорены в перечне даров властителя Харарати. Древесина шелковицы весьма ценилась и в древней Передней Азии. Известно, что в Средней Азии её применяют для изготовления музыкальных инструментов. Плотная, упругая и тяжёлая древесина применяется как строительный и поделочный материал в столярном и бондарном производствах.

Одного быка, 10 баранов, 10 имеров винограда, 20 имеров фиников первосортных я установил навеки богам Ассирии, моим владыкам.

Любопытное свидетельство размера и состава приношений богам. Учитывая, что имер – это ослиный вьюк, древнемесопотамская мера веса, равная 84 литрам, то размер приношений в 840 кг винограда и 1680 кг фиников, а также одного быка и 10 баранов, говорит о развитом земледелии и животноводстве в Двуречье..

В четвертом моем походе Ашшур, мой господин, воодушевил меня, и, созвав мои многочисленные войска, я приказал идти на Бит-Якин. В течение моего похода в городе Биттуту я нанес поражение Шузубу, халдею, живущему среди болот. Он, так как на него обрушился ужас моего сражения, и сердце его затрепетало, улетел в одиночестве, точно птица, и скрылся в неизвестном направлении.

По дороге в Бит-Якин Синаххериб взял город Биттуту, столицу Шузуба-Мушезиб-Мардука, бежавшего от ассирийцев. Его участь неизвестна. А Синаххериб продолжил движение к Бит-Якингу, где скрывался беглый вавилонский царь Мардук-апла-иддин, который, не дожидаясь расправы и осквернения святынь, забрал из храмов Бит-Якина статуи богов и сокровища, отплыл в Персидский залив, видимо на остров Баб-Салимети, неподалеку от побережья и принадлежавшего Эламу.

Он, Мардук-апла-иддин, котрому я нанес поражение в моем первом походе и силы которого я сломил, испугавшись…собрал из жилищ богов всей своей страны, погрузил их на корабли и, точно птица, улетел в Нагите-Ракки, что посреди моря.

Семья и близкие бежавшего Мардук-апла-иддина были взяты в плен и уведены в Ассирию. Разрушив города Халдеи, Синаххериб вынудил укрыться в своей стране воюные войска эламитов. На вавилонский трон Синаххериб посадил своего старшего сына Ашшурнадиншума. Возникает вопрос, почему он себя не объявил царем древнего города? Возможно, что Ашшурнадиншума был сыном Синаххериба от той самой знатиной вавилонянки, на котрой его женил Саргон.  В силу этого, Синаххериб пошел на мудрый политический шаг, посадив на трон в Двуречье человека, ведущего родство и к двору Ниневии, и Вавилона.

Его братьев, семя дома его отца, которых он оставил на берегу моря, вместе с остатками людей его страны я вывел из Бит-Якина, из болот и топей, и счел добычей. Я вернулся и его города разрушил, сокрушил и превратил в руины. На его союзника, царя Элама, я излил ужас. При моем возвращении я посадил на трон его господства Ашшурнадиншума, сына первородного, моего отпрыска, и подчинил ему обширную страну Шумера и Аккада…

Спустя некоторое время Синаххериб  привлек для строительства флота мастеров из страны Хатти ( Финикии), что позволило ему переправиться на Баб-Салимети, захватить сумевших сбежать из Бит-Якина и разрушить ряд населенных пунктов на побережье Элама. О судьбе Мардук-апла-иддина Синаххериб не упоминает. Вернувшись в Двуречье, он вынужден вступить в бой с захватившим, при поддержке эламитов, власть в Вавилоне Шузубом или Нергалолушезибом, о котором известно только имя и факт захвата власти в Вавилоне. Он был захвачен в плен и уведен в Ассирию.

В шестом моем походе я переправился через море на кораблях страны Хатти, так как остатки людей Бит-Якина, которые бежали перед моим могучим оружием, точно дикие ослы, и которые собрали богов своей страны из их жилищ, перешли Великое море Восхода Солнца и раскинули свои жилища в Нагите, что в Эламе. Нагиту, Нагиту-Ди-бина вместес Хильму, Пиллату и Хупапану – областями Элама…я завоевал людей Бит-Якина вместе с богами и людей царя Элама я заполонил, не дав никому убежать, погрузил на корабли, перевл на этот берег и направил в Ассирию. Города в этих областях я разрушил, сокрушил, сжег огнем и превратил в холмы и руины.

При моем возвращении я нанес поражение в полевом бою вавилонянину Шузубу, который во время восстания в стране самовольно захватил власть над Шумером и Аккадом. Я захватил его руками живьем, заковал его в колодки и железные цепи и увел в Ассирию. Царю Элама, который обратился на его сторону и пришел ему на помощь, я нанес поражение, уничтожил его силы и разбил его войско.

Не менее драматично складывалась военная кампания в Сирии и Финикии. Видимо, Синаххериб, будучи сыном (по одной из версий) иудейской принцессы Аталии, рассматривал этот регион в качестве наследственных земель, не забывая об огромном экономическом значении прибрежных городов, один из которых в первую очередь явился объектом его атаки:

iudeyskoe_tsarstvo_karta.thumb.jpg.56b10
 

В третьем походе я пошел на страну Хатти. Ужас и блеск моего владычества повергли Лули, царя Сидона, и он убежал далеко в море, а там умер. Большой Сидон, Малый Сидон, Бит-Зитте, Сарипту, Маххалиба, Ушу, Акзиби, Акку, его могучие города, крепости, места пастбищ и водопоев, его оплот ниспроверг страх перед оружием Ашшура, моего господина, и они склонились к моим ногам. Я посадил Тубаала на трон царства над ними и наложил на него подать и дань моего владычества, ежегодную, непрерывную.

Лули, царь Сидона и Тира (727-701 гг. до н.э) бежал во владения Тира на Кипре, где скончался. Примечательно, что в тексте нет упоминания о взятии Тира. Видимо, ассирийцам удалось только подчинить материковые владения с Сидоном. Сам Тир, который, как известно, находился на острове, взять не удалось. Подчинив его царство и назначив ставленника в Сидон, Синаххериб получил от них дань в 4-х кратном размере. Непокорный Аскалон и подвластные ему города были разрушены, а сам царь Аскалона, Цидки, вместе с семьей уведен в Ассирию. На мего место был назначен ставленник  Шарлудари – сын прежнего царя. Складывается ощущение, что и Тубаал, и Шарлудари были привезены специально из Ассирии, где воспитывались при ниневийском дворе. Это показывает, что Ассирия, помимо военной силы, активно использовала различные политические силы Хатти в борьбе за господство в этом стратегически важном регионе.

original.jpg.2b982dea0205db3141798987a42

Минхимму усимуранаец, Тубаал сидонянин, Абдилити арвадец, Урумильки гебалец, Митинти асдодец, Пуду-или аммонитянин, Каммусанатби моавитянин, Айрамму эдомитянин, - все цари запада – свои обильные приношения, тяжелые дары в четырехкратном размере принесли мне и целовали мои ноги. А что касается Цидки, царя Аскалона, который не склонился под мое ярмо, то богов дома его отца, его самого, его жену, его сыновей, его дочерей, его братьев, семя дома его отца, я исторг и увел в Ассирию. Над людьми Аскалона я назначил Шарлудари, сына Рупибти, царя их прежнего, и возложил на него приношение подати и даров моего господства, и он влачил мое ярмо. В течение моего похода Бит-Даганну, Яффу, Банайяборку, Азуру, города Цидки, которые не склонились поспешно к моим ногам, я окружил, завоевал и полонил их в полон.

Интересное свидетельствло Синаххериба о городах, которые находились под властью Аскалона и оказавших ему активное сопротивление, несмотря на пленение сюзерена. Такое активное сопротивление ассирийцам имело и другие форму, в частности, смещение наместников ассирийцев и ведение активных боевых действий с привлечением союзников, представляющих собой стратегических противников Ассирии в регионе, в частности Египта и Иудейского царства. Именно так случилось в городе Экрон, в котором союзник Синаххериба Пади был свергнут и передан, как военнопленный Езекии, царю Иудеи, при котором, несмотря на внешнюю вассальную зависимость от Ассирии, Иудейское царство значительно укрепилось:

Наместники, князья и люди Экрона, которые Пади, своего царя, союзника Ассирии, бросили в железные цепи и выдали Езекии иудею, совершив враждебность, грех и злодеяние, испугались и призвали к себе царей Египта, лучников, колесницы, коней царя Мелуххи, несчетную рать и те пришли на помощь им.

58e6b22594d29_Iudeyskie_soldatyi_iudeysk

В этом отрывке мы сталкиваемся с любопытным свидетельством о привлечении восставшим Экроном в союзники царей Египта и лучников, колесниц и коней царя Мелуххи. Если под царями Египта имеется ввиду кушитско-египетская коалиция, то с колесницами царя Мелуххи есть определенная странность. Насколько известно, в Двуречье Мелуххой именовался регион дравидийской Индии, с которым Шумер поддерживал торговые отношения, но, это делает абсолютно невозможным присутствие войск царя Мелуххи в Сирии. Учитывая, что переброска войск союзников осуществлялась совместно с египетско-кушитской армией, вероятно, ассирийцы именовали Мелуххой какой-то африканский регион, но никак не азиатский, иначе, они бы столкнулись с колесницами этого царства в борьбе за господство в Передней Азии ранее. Вероятно, все же Мелухха ассирийцев – это не Мелухха шумеро-аккадцев и, прежде всего, на эту роль претендует Куш, цари котрой в будущем положат начало XXV кушитской династии.

При помощи Ашшура, моего господина, я сразился с ними и нанес им поражение, колесничих и сыновей египетского царя вместе с колесничими царя Мелуххи, живыми среди сражения захватили мои руки. Города Алтаку и Тамна я окружил, завоевал и полонил их в полон. Я прибыл в Экрону и убил наместников и князей, совершивших грех. Тела их я повесил на столбах в окрестностях города. Жителей города, совершивших преступление и грех, я счел за добычу. Остальных, не несших греха и преступления, я приказал помиловать. Я вывел из Иерусалима Пади, их царя, и посадил на трон господства над ними, наложил на него дань моего владычества.

Синаххериб разбил войска коалиции, пленив египетских царевичей и колесничих, т.е аристократов Куша. В Экроне он расправилсяс восставшими местными вельможами и вновь посаженных наместников, заставив вернуть из иерусалимского пленения Пади. Горожан, поддержавших мятеж, увел в ассирийский плен.

12312_original.jpg.5674a138f5de5eddd5363

А что касается Езекии иудея, который не склонился под мое иго, то я окружил и завоевал – приступом боевых машин и натиском таранов, боем пехоты, подкопами, с помощью лестниц и «собак» - 46 городов его могучих крепостей и мелкие селения, что в их окрестностях, которым нет числа. 200 150 человек, малых и больших, мужчин и женщин…я вывел из них и счел добычей. Его самого…я запер внутри Иерусалима, его столицы. Я воздвиг против него укрепление и превратил выход из ворот города его в мерзость для него.

Царь Иудеи Езикия был осажден в Иерусалиме. Синаххериб штурмом овладел крепостями Иудейского царства, используя широкий арсенал самого передового, на тот момент, оружия и военной техники, подтверждая статус Ассирии как наиболее развитой в военном отношении державы Передней Азии. Почти четверть миллиона человек было уведено в Ассирию.

…а арабы и его отборные воины, которых он ввел для усиления Иерусалима…захотели прекращения войны

Интересно, как сам Синаххериб видел причину капитуляции Иерусалима. Исходя из его текста, арабские наемники и личная гвардия Езикии, видя бесперспективность сопротивления, потребовали от него сдаться в обмен на гарантии безопасности. т.е. взять Иерусалим штурмом Синаххерибу не удалось.

Его города, которые я захватил, от его страны я отрезал и отдал Митинти, царю Асдода, Пади, царю Экрона и Исми-Бэку, царю Газы, уменьшив его страну. К прежней подати, выплачиваемой ежегодно, я прибавил и наложил на них дань и дары моего владычества.

Синаххериб ответил согласием, т.к. в дальнейшем мы не видим упоминания о каких-либо репрессивных мерах, за исключением территориальных и материальных потерь, выраженных в уменьшении территории Иудейского царства в пользу союзных Ассирии царств – Асдода, Экрона и Газы. Кроме того, был увеличен ежегодный размер дани.

Он, Езекия…послал вслед за мной в Ниневию, город моего господства, с 30 талантами золота, 800 талантами отборного серебра, сурьмой, украшениями, большими кусками сердолика, ложами из слоновой кости, креслами из слоновой кости, слоновыми кожами, слоновой костью, кленовым деревом, самшитовым деревом, пестрыми льняными одеждами, фиолетовым пурпуром, красным пурпуром, бронзовой и железной утварью, медью, свинцом, железом, колесницами, щитами, копьями, кинжалами, луками и стрелами, боевой утварью, которой нет числа, вместе со своими дочерьми, наложницами своего дворца, певцами и певицами отправил своего гонца для отдачи дани и исполнения моего рабства.

Учитывая, что 1 талант золота равен 173,3 кг, а серебра – 51, 6 кг, то дань Иудейского царства представляла собой весьма внушительную сумму, т.е 5199 кг золота и 41280 кг серебра, соответственно, что наряду с изделиями из слоновой кости, пурпуром, самшитовым деревом и сердоликом, металлами, вооружением, в т.ч. колесницами, дочерьми для гарема Синаххериба говорит о богатстве Иудейского царства и разносторонних торгово-экономических связях Иудеи VIII века до н.э.

assiriyskaya_derzhava.png.17233ff6eb03b8

i_020.jpg

map001.jpg


1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Мы опять? Это я про то, что Дарий врал - победоносные армяне гнали побежденных персов, а потом стали их покорными подданными и служили во всех войнах по призыву ... Ну анализировать источники надо! И локализация местностей, пардон, должна быть профессиональной. Я уже убедился, как лихо порой локализуют местности при переводах - ну, фигня, 200 км. в одну сторону, 500 км. в другую - бешеным древним это не за крюк казалось ... Все, все армянские темы переношу завтра, если будет время, в другую ветку. Можете начать новую - я туда все соответствующие теме сообщения перенесу. Здесь больше про это не пишем.
    • Корабли и морское дело
      "И не видишь на бедрах свинцовых оков, хотя можешь заметить даже черное в белом..." (с) Или кто-то чего-то не прикрепил на бедрах, или я не силен в анатомии:  
    • Корабли и морское дело
      Да, что там про "незащищенные руки и головы"? А грудь открыта на последних двух фото - нодова не надета (крепилась к нижней части мэмпо). И фото статистов - это все же не фото самураев. Поэтому два нижних фото в отношении фактуры ценнее 3-х верхних.
    • Корабли и морское дело
      Вот процесс одевания доспехов по Танто Ёрияки (1730-е) - как и что тут "крепится на бедра"? 1) надеваем набедренники (хайдатэ): 2) надеваем кирасу (до): 3) надеваем пояс (ува-оби): Фото статистов в самурайских доспехах: Тут, учитывая общую ригидность конструкции кирасы и то, что пояс повязан сверху нее, то о каком "креплении на бедра" чего-то можно говорить? Вот еще пара ранних фото - возможно, что это были реальные самураи - что там пришлось "крепить на бедра"?
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      По моему это вовсе и не значительность, по сравнению с предыдущим периодом. Впрочем, как знаете Ну, Алексей тоже не подарок, если бы он своевременно обеспечил продовольствие и организовал связи с лидерами похода. Там хронисты крестоносцев в один голос жалуются, что люди императора, всякие там печенеги и туркополы, нападали на них. Нет, как не крути, виноват именно Алексей!  Ну да, знаком с этой работой. Там род Фока считается "вероятно" армянской, с учетом того, что нет прямых свидетельств в источниках. Однако армянские специалисты и в частности Бартикян и Ко не ставят вопрос под сомнение.
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Набопаласар: халдей, разрушивший Ниневию
      Автор: Неметон
      В начале 626 г. до н. э. вспыхнуло восстание против ассирийского владычества, во главе которого встал халдейский вождь Набопаласар. Утвердив свою власть на севере страны и восстановив традиционый союз с Эламом, он провел несколько удачных военных операций против ассирийцев. В октябре 626 г. до н. э. Вавилон перешел на сторону Набопаласара, и 25 ноября 626 г. до н. э. последний торжественно воцарился в этом городе и основал халдейскую (или нововавилонскую) династию.
      «В 10-й год Набопаласара в месяце айар (апрель-май), он созвал войско Аккада и пошел берегом Евфрата. Сухийцы и хинданайцы в бой с ним не вступали, а принесли свою дань»

      В 616г до н.э.  Набопаласар предпринял наступление на территории союзников Ассирии Суху и Хиндану, которые предпочли не вступать в противоборство и признать власть нововавилонского царя, что свидетельствует о кризисе Ассирийской державы и снижении его военной мощи.
      «В месяце аб (июль-август) сообщили, что войско Ассирии находится в городе Каблини и Набопаласар поднялся против них и 12-го дня месяца аб он устроил сражение с ассирийским войском. Ассирийское войско перед ним отступило, и он нанес ассирийцам сильное поражение, захватив у них большую добычу. Маннайцы, которые пришли на помощь ассирийцам, и ассирийские вельможи были захвачены в плен. В тот же день Набупаласар захватил город Каблини»
      Манна, Мана (аккад. Mannai) — древнее государство, существовавшее в X—VII веках до н. э. в Передней Азии, к югу и востоку от озера Урмия (современный северо-западный Иран).
      Пока продолжалась борьба ассирийцев и урартов в VIII в. Манна оставалась младшим партнером Ассирии. Из войн с Урарту Маннейское царство вышло значительно усилившимся и при царе Иранзу (до 737- 718/17) включало ряд "стран", еще выступавших в конце IX - начале VIII в. как отдельные самостоятельные географические и политические единицы. В некоторых из них сохранялись, однако, наследственные правители; они иногда именовались "великими наместниками" Манны (Андия, Миси, Уишдиш и Зикирту). Тенденция к упрочению центральной власти встречала противодействие со стороны правителей зависимых областей и части самой маннейской знати. Эти круги и противники ассирийцев в еще уцелевших владениях между Манной и Ассирией (Аллабрия и др.) поддерживались Русой I Урартским, а Саргон II с 719 г. не раз вмешивался в дела Манны, карая мятежников, восстававших против ее царей. Ожесточенная борьба завершилась в 714 г. решающей битвой у горы Уауш (Сехенд): Руса и его главный союзник Митатти Зикиртский были разбиты наголову, а войска Саргона, еще до битвы разорившие Зикирту, совершили глубокий рейд по территории Урарту. К Манне отошли некоторые урартские владения и бывшие маннейские районы у Урмии. События этих лет в конечном счете привели к укреплению власти царей Манны, а в зависимых областях местные правители были уничтожены или ослаблены.
      В 713 г. в анналах Саргона II в последний раз упоминается о дани маннейского царя (причем, и он получил ответные дары от Саргона, чем демонстрировались скорее союзнические, а не даннические отношения). К началу VII в. Манна уже не признавала главенства Ассирии и вскоре повела против нее наступательную войну. Между 680-677 гг. Асархаддону удалось временно отбить натиск "неусмиренных маннеев" и разбить их союзника скифа Ишпакая. Во второй половине правления Асархаддона войска маннейского царя Ахшери вновь угрожали ассирийским пределам и затем вместе с мидянами, "киммерийцами" и "скифами" воевали против Ассирии в ее восточных провинциях. В результате Манна захватила некоторые пограничные ассирийские округа и еще сохранявшиеся буферные владения (Аллабрию и др.) и теперь граничила с Ассирией на всем протяжении от Мидии до Урарту (видимо, потеснив и его в районах к югу от Урмии).
      При Ашшурбанапале ассирийцам в начале 650-х годов удалось взять частичный реванш: их войска дошли до маннейской столицы Изирту, взять ее не смогли и, ограничившись полоном и добычей, повернули назад, но возвратили захваченные ранее маннеями ассирийские крепости.
      После этих событий царем стал уцелевший сын Ахшери Уалли, обратившийся за помощью к Ашшурбанапалу и вновь признавший верховенство Ассирии. Союз Манны и Ассирии упрочился еще более, видимо, после усиления Мидии и во время войн Ассирии с Мидией и Вавилонией. В 616 г. ассирийские и маннейские войска были разбиты вавилонянами у Каблини (на Евфрате), и Манна, очевидно, вскоре была подчинена мидянами. В последний раз она упоминается окало 593 г. в библейской книге Иеремии как одна из стран, зависимых от Мидии, вместе с Урартским и Скифским царствами.
      «В месяце аб же царь Аккада послал свои войска против городов Мане, Сахир и Балих; добычу их они захватили, их полон они полонили во множестве, богов их они увели. В месяце улул (август-сентябрь) царь Аккада вернулся назад со своим войскоми, по пути они забрали в Вавилон жителей города Хиндану (?) и богов его. В месяце тишрит (сентябрь-октябрь) войско Египта и войско Ассирии вслед за царем Аккада дошли до Каблини, но царя Аккада не настигли. За ними он поспешил».
      Помимо свидетельства о существовании ассиро-египетской антивавилонской коалиции (при Псамметихе I из XXVI Саисской династии) мы видим, что вывоз статуй местных божеств из покоренных городов – обычная практика Древнего мира, имевшая большое психологическое значение. Попытка поддержать слабеющую Ассирию против усиливающегося Вавилона не удалась, что привело к напряженным отношениям с Нововавилонским царством, и Египет был вынужден отказаться от своих азиатских притязаний.
      «В месяце аддар (февраль-март) войско Ассирии и войско Аккада в Мадане, в области Аррапхи, дали друг другу бой; и войско Ассирии войском Аккада было разбито, и большое поражение им они нанесли, сбросив их в реку Заб. Их ослов и коней они полонили, добычу их захватили во множестве; его многочисленные обозы они переправили с собой через Тигр и доставили в Вавилон».
      После победы над ассирийскими войсками у Аррапхи, Набопаласар вернулся в Вавилон, с тем, чтобы продолжить военные действия непосредственно на территории Ассирии:
      В 11 год (615 г до н.э) царь Аккада собрал свое войско и пошел берегом Тигра; в месяце айар он остановился против города Ашшур. В…месяца сиван (май-июнь) он дал бой городу, но города не взял. Царь Ассирии собрал свое войско, и царь Аккада от Ашшура был изгнан, и до города Такритайн, что в Ассирии, берегом Тигра тот шел за ним. Царь Аккада ввел свое войско в цитадель Такритайна. Царь Ассирии и войско его против войска царя Аккада в Такритайне устроили осаду и 10 дней вели бой против них, но города он не взял. Войско царя Аккада, осажденное в цитадели, нанесло Ассирии большое поражение. Царь Ассирии и войско его прекратили осаду и вернулись в свою страну.
      Осада города успеха не принесла и под напором ассирийских войск Набопаласар был вынужден отступить к Такритайну, 10-ти дневная осада которого была безуспешной. Видимо, свою роль сыграло вторжение мидийских войск Киаксара в Ассирию и осада Аррапхи:
      В месяце арахсамне (октябрь-ноябрь) мидянин спустился в Аррапху и дал бой городу...
      С ассирийцами у мидийцев были старые счеты:
      Начиная с IX в до н. э. ассирийцы стали совершать походы на территорию Мидии с целью захвата добычи. В 744 г. до н. з Тиглатпаласар III совершил поход до горы Бикни (совр. Демавенд близ Тегерана) и получил от мидийцев в качестве подати 9 т лазурита и 15 т различных бронзовых изделий. В течение VIII в. до н. э. мидийские области находились в зависимости от ассирийцев и платили им регулярные подати, главным образом ремесленными изделиями и скотом.
      В конце VIII в. до н. э. ситуация в Передней Азии усложнилась из-за вторжения туда киммерийских племен из Северного Причерноморья. В начале VII в. до н. э. следом за киммерийцами из Северного Причерноморья в Переднюю Азию зторглись также скифские племена, часть которых осела в области Сакасена вокруг озера Урмии и оттуда стала совершать набеги на Урарту и Ассирию. В течение длительного времени киммерийцы находились в Малой Азии, а именно в восточной части Каппадокии и в области Манна. Около 715 г. до н. э. они нанесли поражение урартскому царю Русе I, а во время царствования в Ассирии Асархаддона (681—669 гг. до н. э.) стали угрожать и ее северным границам. В 679 г. до н. э. они вторглись в Ассирию, но ассирийцам удалось одержать над ними победу. Однако около 675 г. до н. э. киммерийцы разгромили Фригийское царство в Малой Азии и снова стали угрожать границам Ассирии. Тем временем скифы из области Сакасены стали предпринимать грабительские походы на страны Передней Азии и между 630 и 620 гг. до н. э. доходили даже до границ Египта, опустошив Сирию и Палестину.
      В 672 г. до н. э., воспользовавшись военными действиями между ассирийцами и киммерийцами, мидийские племена подняли восстание против ассирийского ига. Восстание возглавил один из мидийских вождей по имени Каштарити (Геродот называет его Фраорт):
      «Получив власть, Фраорт не удовольствовался владычеством над мидянами, но пошел войной на персов. Персы первыми подверглись его нападению и первыми подчинились мидянам. Властвуя над этими двумя и к тому же могущественными народами, Фраорт затем начал покорение Азии народ за народом. Наконец, он выступил в поход на ассирийцев (именно на тех, что владели Нином и прежде были владыками всей Азии, а теперь после отпадения своих союзников остались одни; у себя дома, впрочем, они были еще довольно могущественны)».
      На стороне мидийцев выступили также киммерийцы и скифы, но вскоре ассирийский царь Асархаддон, выдав свою дочь замуж за скифского вождя, сумел добиться, чтобы скифы отошли от восставших. Мидийцы же продолжали борьбу и в 671 г. до н. э. создали независимое государство, изгнав ассирийцев с западной части своей территории. Каштарити начал постепенно объединять все мидийские племена, ликвидируя мелкие княжества.

      К середине VII в. до н. э. Мидия стала крупным государством Древнего Востока. В 653 г. до н. э. мидийский царь Каштарити предпринял поход против Ассирии. Но в это время скифы, будучи союзниками ассирийцев, напали на мидийцев. Не выдержав борьбы на два фронта, мидийцы потерпели поражение, Каштарити погиб, а над страной в 653—625 гг. до н. э. установилось господство скифов. В 625 г. до н. э. царем Мидии стал его сын Киаксар, Он нанес поражение скифам и окончательно объединил все мидийские племена в единое государство со столицей в Экбатанах (совр. Хамадан), создал сильную регулярную армию, реорганизовав ее по родам оружия (копьеносцы, лучники и конница), вместо прежнего ополчения, собиравшегося по племенному принципу:
      «Этот Киаксар, по рассказам, был еще гораздо воинственнее своих предшественников и первым разделил азиатское войско на [боевые] отряды по родам оружия и каждому отряду – копьеносцам, лучникам и всадникам – приказал действовать самостоятельно. До этого все [войско] было перемешано в беспорядке. Это был тот самый Киаксар, который сражался с лидийцами, когда во время битвы день внезапно стал ночью. Всю Азию по ту сторону Галиса он присоединил к своей державе. Со всеми подвластными народами Киаксар выступил против Нина, чтобы отомстить за отца и разрушить город».
      (О царствовании Киаксара сведения Геродота противоречивы: по одному варианту, гибель скифов произошла перед войной Киаксара с Лидией, а по-другому – она непосредственно предшествовала завоеванию Нина (Ниневии).
      «В 12 год (614 г до н.э) в месяце аб, когда мидянин находился против Ниневии, он поспешил и захватил Тарбиз, город в области Ниневии. Затем он спустился берегом Тигра и напал на Ашшур, дал бой городу; [...........] город разрушил, поражение людям великим злобно он нанес, добычу его он захватил, полон его он полонил. Царь Аккада и войско его, которые шли на помощь мидянину, боя не застали, Ашшур был разрушен».
      Мидийцы, после захвата Тарбиза, внезапным ударом атакуют и захватывают Ашшур, древнюю столицу ассирийских царей. Войско Набопаласара застало уже захваченный город. Сомнительно, чтобы вавилоняне шли «на помощь» мидянам. Скорее, Киаксар просто опередил Набопаласара, одержав важную победу в стратегически важном пункте. Но, учитывая, что его войска были истощены штурмом города и защищать его были не в силах, а вавилонский царь нуждался в сильном союзнике, именно тогда и был заключен военный союз двух держав, скрепленный династическим браком между Навуходоносором, сыном Набопаласара, и дочерью Киаксара, договорившись о совместных действиях против Ассирии:

      «Царь Аккада и Умакиштар (Киаксар) у города, друг с другом увиделись, дружбу и союз заключили друг с другом. ...Умакиштар и войско его вернулись в страну свою, царь Аккада и войско его вернулись в страну свою».
      Набопаласар был вынужден в одиночестве вести военные действия против Ассирии и терпит ряд военных неудач. Почему?
      «В 13-й год (613 г до н. э.), в месяце ийар, сухийцы восстали против царя Аккада и творили враждебное. Царь собрал свое войско и пошел на страну Сухи. В месяце сиван (май-июнь) 4-го дня он дал бой Рахилу, городу, что посреди Евфрата, и в тот же день захватил город. ...он построил; камень берега Евфрата к нему они спустили ...против города Аната он остановился и осадные орудия с захода солнца... осадные орудия к стене он подвел, дал бой городу, но города не взял...царь Ассирии и войско его спустились, царь Аккада и войско его повернули и возвратились в свою страну.
      Насколько видно из сообщения, Ассирия еще имела возможности для противостояния с Вавилоном. Покоренные ранее сухийцы восстали и им на помощь явились ассирийские войска, вынудившие Набопаласара отступить. Эта неудача потребовала координации действий с мидийцами, которые к тому моменту уже избавились от скифской угрозы, и вылилась в полномасштабную войну, в результате которой Ниневия пала:
      В 14 год (612 г до н.э.) царь Аккада собрал свое войско [........... Умакиштар, царь Умманманда (Мидии), навстречу царю Аккада [.................................] увиделись друг с другом; царь Аккада [...................................] и [Умаки]штар [.......через реку Рада]н, переправили и пошли [бе]регом Тигра [....................... про]тив Ни[невии .............] с месяца симан по месяц аб 3 сраженья (?) [.............................] дали могучий бой городу; месяца аба [.... дня город он захватил..............] поражение сильное великим людям он нанес. В тот же день Синшарришкун, царь Ассирии [......................................] многочисленный полон города свыше счета они полонили, город [обратили] в холмы и развалины. [.................................] Ассирии от царя бежали и силы (?) царя Аккада (?) [..............................].

      Вавилонские и мидийские войска объединились при переправе через реку Радан и вдоль берега Тигра подошли к Ниневии и осаждали ее в период с мая по август, в течении которого произошло 3 сражения. В августе город пал, а ассирийский царь Синшаришкун, как гласит предание, сжег себя в своем дворце вместе со всеми сокровищами. Остатки ассирийских войск бежали, преследуемые войсками Набопаласара.

      Улула 20 дня Умакиштар и войско его возвратились в страну свою; после того царь Аккада .............] шли до Нацибина, добычу и слуг его [..........................] и страны Руцап привели в Ниневию к царю Аккада. В месяце [................ Ашшур-убаллит .....................] в городе Харране воссел на престол Ассирии; до месяца [...............] в Ниневии [........................] от 20 дня месяца [...................] царь [.......................] в месяце ташрите же в городе [........................].
      Часть ассирийской армии сумела пробиться на запад, в крупный город Харран в Верхней Месопотамии, и там продолжала сопротивление, избрав царем Ашшурубаллита. Ассирийцы во главе со своим новым царём уповали на помощь Египта, прилагающего все силы для того, чтобы не допустить к своим границам скифов, мидян и вавилонян.
      В 16 год (610 г до н.э.) в месяце айаре царь Аккада собрал свое войско и пошел против Ассирии; от [месяца айара?] до месяца арахсамна по Ассирии победоносно они прошли; в арахсамне Умманманда [................ на по]мощь царю Аккада пришли, войска их между собой смешались и против Харрана вслед за Ашшурубаллитом, сидевшим на престоле в Ассирии, они пошли; а Ашшурубаллита и войско Египта , которое] пришло [ему на помощь], поверг страх перед врагом, и они поки[нули город и] переправились [через Евфрат (?)]. Царь Аккада достиг Харрана и [..................] [горо]д захватил многочисленный полон города свыше счета [..............] свои [.........] покинули, и сам он вернулся в свою страну, а Умманманда, которые при[шли] на помощь царю Аккада, [..........]...
      Объединенное войско вавилонян и мидийцев подходит к Харрану, но Ашшурубаллит и союзные ему египетские войска спешно переправляются через Евфрат и оставляют город без боя, в котором размещается вавилонский гарнизон.
      В месяце дуузе Ашшурубаллит, царь Ассирии, многочисленное войско Египта, [..................] реку он преодолел и пошел против Харрана для покоре[ния] его....... гарнизон, который царь Аккада поставил в нем.…, и они перебили и остановились] против Харрана. До месяца улула он вел бой против города, но ничего не ......., не взял его. Царь Аккада пошел на помощь войску своему, бой (?) .................. [в страну Ицалла он поднялся и многие города стран ... их он сжег огнем. В то время войско ...до округа города Урашту [.............] в стране [.....................] их [..................] они захватили, гарнизон, который ц[арь] ....................] и против горо[да ...............] поднялись (?) ..............] царь Аккада вернулся в свою страну.
      Соединившись с Ашшурубаллитом II, наследник Псамметиха Нехо II (610-595 гг. до н. э.) перешёл Евфрат и атаковал Харран. Вавилонский гарнизон мужественно отразил все приступы египтян и ассирийцев и удержал город. Набопаласар двинулся на выручку Харрану. Проиграв битву в стране Ицалла (севернее Харрана), фараон Нехо снял осаду города и отступил за Евфрат. Харран остался в руках вавилонян. Участь Ашшурубаллита неизвестна, но, вероятно, он отступил вместе с Нехо на территорию Египта, где и закончил свои дни.
      Мидийцы захватили коренную территорию Ассирии, а также город Харран с окружающей областью, вавилонянам же досталась вся остальная Месопотамия. В 607 г. до н. э. Набопаласар, оставив в своих руках управление внутренними делами государства, передал командование армией своему сыну Навуходоносору.
    • «Писец сидит в своей канцелярии, руки его бездействуют»
      Автор: Неметон
      В музее Лейдена (Нидерланды) хранится папирус №344, найденный в некрополе Саккара, около Мемфиса, с текстом, известным как «Речение Ипувера». Судя по тексту и орфографии, его можно отнести к концу Нового царства (ок. 1300 г до н.э). Однако, язык текста указывает на гораздо более ранее время (2000-1700 гг. до н.э). Из этого обстоятельства было заключено, что писец, живший ок. 1300 г до н.э. скопировал значительно более древний текст. Академик В. В. Струве пришел к выводу, что Лейденский папирус описывает события крупного социального переворота в конце Среднего царства (ок. 1750 г. до н.э). Впоследствии его теория подтвердилась публикацией т.н. «черепков проклятий». В западной историографии этот памятник определялся как произведение мессианистической литературы или диалог-поучение, а иногда как чисто литературный текст, не имеющий какой-либо социальной ценности. Помимо красочных описаний бедствий, постигших Египет, в тексте можно найти немало любопытных свидетельств, ярко характеризующих жизнь и быт населения Древнего Египта периода Среднего царства...

      «Воистину: Хнум скорбит из-за бессилия своего…те, которые лежали в местах бальзамирования, они кинуты на высоты. Тайны бальзамировщиков раскрыты…вся Дельта больше не защищена. То, что дорого стране севера, находится на путях, открытых удару. Что нам делать, чтобы не было доступа всюду? Пусть скажут: держись вдали от места тайн! Ибо смотри: оно в руках, не знающих его. Как будто они знали бы его. Варвары стали искусны в работах Дельты».
      - в комментариях к тексту традиционно отмечалось, что «работы Дельты» - это исконные ремесла Египта, в которых варвары стали искусны, т.е. оттеснили самих египтян от этой деятельности в силу охватившей Египет социальной смуты. На мой взгляд, речь идет не о ремеслах вообще, а именно об искусстве бальзамирования. Ипувер явно указывает, что тайны этого искусства раскрыты, варвары захватили место тайн. А что может быть более таинственным, чем место, где готовили к посмертному существованию? Думается, что «место тайн» – это некий культовый центр в Мемфисе, где жрецы практиковали мумификацию тел, прежде тщательно охранявшееся от непосвященных. Искусность варваров в работах Дельты означала разглашение тайн бальзамирования, возможно, даже предание огласке секретных текстов из библиотеки «места тайн», в котором также находились и свитки, содержащие знания о магии и колдовстве, о чем Ипувер пишет далее:

      «Воистину: магические формулы стали общеизвестными. Заклинания «шем» и заклинания «сехем» сделались опасными, ибо они запоминаются теперь всеми людьми»
      - Перед нами свидетельство существования особых свитков, в которых были изложены ритуалы вызова и удержания сверхъестественных сил. Вероятно, эти тексты были разграблены в том же центре в Мемфисе, в котором жрецы также практиковали магию.
      Беспорядки приняли настолько масштабный характер, а государственная власть была настолько парализована, что даже мумия царя оказалась выброшена на улицу:
      «Смотрите: Царь захвачен бедными людьми…он лежит на простых носилках. То, что скрывала пирамида, то стоит теперь пустым»
      - Очевидно, перед нами свидетельство разграбления пирамиды. Можно предположить, что указанные события случились сразу после смерти фараона. Попробуем восстановить хронологию событий, исходя их текста:
      «Смотрите: было приступлено к лишению страны царской власти немногими людьми, не знающими закона: приступили люди к мятежу против царя, глаза Ра, умиротворяющего обе земли…Столица, она разрушена в один час»
      - Налицо убийство царя в результате мятежа или его организация после его преждевременной смерти. Организованный «немногими людьми», скорее всего сановниками, он развивался скоротечно, ввергнув столицу в хаос, а страну поставив на грань гражданской войны:
      «Столица встревожена недостатком. Все стремятся разжечь гражданскую войну. Нет возможности сопротивляться. Страна, она связана шайками грабителей»
      - В столице идет борьба за власть. С утратой жесткой централизации в стране бесчинствуют шайки грабителей, захватывая имущество богатых египтян:
      «…червь гложет знатных покойных; тот, который не мог сделать себе саркофага, он теперь стал владельцем гробницы…владельцы гробниц выкинуты на вершины холмов. Тот, который не смог себе сделать даже гроба, он стал владельцем заупокойного имения…Тот, который не мог построить себе хижину, он стал владельцем дома. Придворные изгнаны из домов царя…благородные женщины находятся на шеду – баржах. Вельможи пребывают в закромах. Тот, который не спал рядом со стеной, он стал собственником ложа. Владелец богатства проводит ночь, страдая от жажды. Тот, который выпрашивал осадок напитков, теперь собственник кувшинов, кидающих наземь. Владелец роскошных одеяний в лохмотьях. Тот, который не имел тени опахал, стал теперь собственником тени…»
      - Ипувер рисует страшную картину социального катаклизма. Бальзамирование после захвата мемфисского «места тайн» не осуществляется. Тела знатных покойных, видимо убитых, не погребены или выброшены из саркофагов. Их гробницы захвачены. Вельможи изгнаны из своих домов и ютятся в подсобных помещениях, их жены вынуждены заниматься проституцией на баржах, выполнявших роль публичных домов. Конечно, не все соглашались на подобное:

      «Скажут они: Тяжко мне на барже с миррой, то пусть нагрузят их сосудами с …пусть узнают они носилки. Что касается слуг, то ведь они больны! А это хорошее лекарство для них, когда из-за них страдают благородные женщины, подобно рабыням. То, что поют в хоромах богине Мерт, это скорбь, повесть о муках над жерновом. Воистину: рабыни все стали владеть устами своими. Если говорят их госпожи, то это тяжело переносится рабынями»
      - за отказ обслуживать «клиентов» в лупанарии, бывшие благородные дамы могли быть отправлены на переноску сосудов или использовали в качестве носильщиц, подобно рабыням. Кроме того, они трудились на ручных мельницах на помоле зерна. За выражение недовольства их ожидало наказание их бывших рабынь, находившихся на положении хозяев. Придворная знать в лохмотьях, страдает от жажды. Бывшие бедняки стали собственниками рабов (тени опахал) и кувшинов с алкогольными напитками, кидающими наземь.
      Отдельного внимания заслуживают вопросы семьи и брака в период Среднего царства:
      «Смотрите: тот, который спал без жены из-за бедности, он находит теперь благородных женщин…человек знатный брал себе благородную женщину в качестве жены и его защищал отец ее. Теперь, не имеющий такого тестя и убивает его»
      - египтянин мог жениться, располагая определенным имуществом и с согласия отца невесты, под защитой которого он находился впоследствии. В период мятежа эти условия не соблюдались. Женщин чаще всего просто брали силой.
      Мятеж в столице перерос в масштабный передел собственности с разрушением торговых связей и фактической ликвидацией судебной, налоговой и административной системы:
      «Воистину: зерно гибнет на всех путях. Люди лишены платья, мази и масла…Закром разрушен. Страж его повержен на землю…прекрасная судебная палата. Расхищены ее акты, лишены хранилища ее тайн содержания... Расхищены податные декларации. Рабы стали владельцами рабов…чиновники убиты, взяты их документы…писцы по учету урожая, списки их уничтожены. Зерно Египта стало общим достоянием…свитки законов судебной палаты выброшены, по ним ходят на перекрестках. Бедные люди сламывают их печати на улицах…бедные люди достигли положения Эннеады, ибо то ведение дел дома Тридцати лишилось своей замкнутости…великая судебная палата стала местом выхождения и вхождения в нее. Бедные люди выходят и входят в великие дворцы…дети вельмож выгнаны на улицу…»
      - В стране дефицит зерна, благовоний и масел, которые имели большое значение в культовой и обыденной жизни египтян. Ипувер сетует:
      «Тот, волосы которого выпадали потому, что он не имел своего масла, стал собственником целых кувшинов со сладким мирром. Тот, который не знал своего бога, жертвует ему воскурения другого»
      - По всей видимости, мирро использовалось для ухода за кожей головы и париком, что служило отличительной особенностью египтян. Те, кто не мог воскурить благовония своим богам в силу своего низкого социального статуса, теперь может использовать благовония, предназначенные для богов египетского пантеона, т.е. в восстании самое активное участие принимали беднота и чужеземцы-рабы.
      Царские амбары расхищены, его страж убит. После расхищения судебных архивов уничтожены материалы судебных решений. В податных декларациях указывалось и имущество хозяев, к которому также относились рабы. Уничтожение подобных деклараций фактически означало ликвидацию рабской зависимости. Уничтожение списков по учету урожая и разграбление царских зернохранилищ указывает на одну из возможных причин социального бунта – голод. Судебная система Среднего царства была основана на замкнутости судей, знатных сановников. В условиях волнений здания судов были разграблены, а дети чиновников, занимавшие места судебных клерков, изгнаны из дворцов.
      Т.о, перед нами картина настоящего социального бунта (воздержусь от оценки событий, как революции), постепенно перерастающего в гражданскую войну, охватившего Древний Египет в период Среднего царства, связанного с масштабным переделом собственности, ликвидацией централизованного управления, налоговой, судебной системы, насильственным изменением социальной структуры. В условиях борьбы за власть в правящей элите после смерти (или убийства) царя, в стране, отягощенной голодом и обострившимися социальными противоречиями, не нашлось силы, которая смогла бы остановить нараставшее недовольство. Дезинтеграция центральной власти в столице привела к хаосу на местах. Слабостью фараонов XIII династии (1775—1710 гг. до н. э.) воспользовалось объединение гиксосов, которым в конце XVIII в. до н. э. удалось оккупировать всю Дельту, а затем распространить свою власть и в Верхнем Египте. Эпоха Среднего царства в Египте закончилась.

      Открытым остается вопрос, в чье правление произошло восстание, описанное Ипувером. Известно, что в указанный промежуток времени правил фараон Хинджер (тронное имя Усеркара) (ок. 1752—1748 до н. э.), от правления которого сохранилось незначительное количество памятников, наиболее поздние из которых датируются 4-м годом царствования. В Саккара известна незаконченная пирамида Усеркара, строительство которой было не завершено в силу преждевременной смерти царя и пустовавшей по причине, описанной Ипувером. Хронологически ему наследовал Сехем-Ка-Ра Имир-меша (ок. 1748—1744 до н. э.) имя которого переводится как "полководец". Известны две его статуи из храма Птаха в Танисе, что доказывает статус Имир-меша как царя всего Египта. Известно, что Апопи, царь гиксосов, и фараон Рамсес II, приказали вырезать на этой статуе свои имена. Можно предположить, что Сехем-Ка-Ра Имир-меш, опираясь на войско и узурпировав власть, смог не только подавить восстание, описанное Ипувером, начавшееся после смерти Усеркара, но и на время вновь объединить Верхний и Нижний Египет и не допустить вторжения усиливающихся гиксосов, за что снискал уважение не только Апопи, но и Рамсеса II.
      Т.о, можно предположить, что события, описанные Ипувером, происходили в 1748 г до н.э. в период между смертью фараона Усеркара и захватом власти Сехем-Ка-Ра Имир-мешем.
    • Последняя битва Русы I (из письма-донесения Саргона II богу Ашшуру с описанием похода против Урарту (714 год до н. э.)
      Автор: Неметон
      «Из города Калху (Нимруд), своей столицы, я отправился и с яростью переправился через реку Верхний Заб во время половодья…Через Нижний Заб, переправа через который трудна, я заставил войска Шимаша и Мардука перепрыгнуть, точно через ров. Я вошел в ущелье Куллар, высокой горы, что в стране Лулуми, которую еще называют Замуа. В области страны Сумби я устроил смотр войскам и пересчитал лошадей и колесницы».

      Можно предположить, что названия ассирийских подразделений носили имена божеств. В нашем случае Шамаша и Мардука. Известно, что подобная практика была в ходу в армии Древнего Египта. После тяжелых переправ Саргон расположился лагерем в Сумби, где, дав войскам отдохнуть и подсчитав силы, приготовился для дальнейшего похода вглубь территории, подконтрольной Русе I. Его путь лежал в Страну Маннеев.

      Еще после поражения, нанесенного Сардури II Тиглатпаласаром , Страна Маннеев превратилась в большое независимое государство, пытавшееся лавировать между Ассирией и Урарту. Тиглатпаласар III и Саргон II не трогали его владений, расширяя территорию за счет мидийских областей Иранского нагорья. Руса I попытался поддержать в Стране маннеев антиассирийскую оппозицию и овладел большой полосой маннейской земли на северном и восточном побережье озера Урмия. В 714 году до н.э. ассирийская разведка через свою агентурную сеть организовала волнения в отторгнутых от Манни поселениях, которые были подавлены. Саргон расчитывал, что царь Манни Уллусуну окажет ему помощь в его походе и не обманулся в ожиданиях.
      «Я спустился в Сурикаш, область страны маннеев, что рядом с Кораллу и Аллабрией. Уллусуну маннайский, за которого я не переставал ежегодно мстить, услышав о моем продвижении, сам вместе со своими вельможами, советниками, родичами, наместниками и правителями, правящими его страной, с ликующим сердцем и радостным лицом без заложников спешно вышел ко мне из своей страны: от своего стольного города Изирту…он шел ко мне. Он принес мне свою дань – упряжных коней с их сбруей, крупный и мелкий рогатый скот, и целовал мои ноги. Градоначальники стран Наири, Сангибути, Бит-Абдадани и могучей Мидии, услышав о моем походе, вспомнили об опустошении их стран в моем прошлом году, и на них излился ужас. Из своих стран они принесли свою тяжелую дань и покорились мне в Парсуаше».
      Руса I пытался восстановить урартское господство на восточной окраине страны, в местностях, прилегающих к оз. Урмия. Руса I со своими союзниками разбил Иранзу, царя Манны, а затем убил его преемника Азу. Новый царь Манны, Уллусуну, переходит на сторону Русы, так же, как и мидийский правитель Дейок. Саргон в 715 г. до н.э. разгромил коалицию войск Урарту, Манны и Мидии. Дейок был пленен и поселен в Хамате. Руса I потерял 22 крепости. Через год Уллусун также становится данником Ассирии. Видимо, именно воспоминание об этом поражении так устрашило мидян, которые восприняли известие о походе Саргона как свидетельство начала нового вторжения с использованием союзных войск Уллусуны. Саргон, находясь в Парсуаше, принял дань от правителей сопредельных государств (Парсуаш, упоминаемую впервые при Шамшиададе V в связи с Восточным Эламом, надо отличать от ассирийской области Парсуаш, или Парсуа, в Западной Мидии) и направился на встречу с войсками Уллусуны.
      «Уллусуну вместе с людьми его страны поджидал моег похода у своей крепости Зирдиакка с полной готовностью служить…Он заготовил груды муки и вина для пропитания моего войска и передал мне своего старшего с дарами и приветственными приношениями. А чтобы упрочить свое царство, он посвятил мне свою стелу.
      В данном отрывке мы видим характер отношений между Уллусуной и Саргоном. Правитель Страны маннеев должен был обеспечить провиантом войска ассирийского царя, оставить в заложников старшего сына и публично признать зависимость от Саргона, засвидетельствовав это на стеле. Саргон помнил о его предательстве…
      «Он сам и его вельможи, советники его страны, молили меня, чтобы отвратить от его страны стопы какмийцев, злых ворогов, чтобы нанести поражение в бою Русе, чтобы вернуть на свои места рассеянных маннеейцев».
      Итак, интерес Уллусуну в союзе с Ассирией, заключался в защите от какмийцев, разгроме Урарту и возвращение под скипетр Уллусуны отторгнутых Русой территорий Манни. Если со вторым и третьим все ясно, то возникает вопрос, кто такие какмийцы и какую опасность они представляли для Маннеев? На мой взгляд, речь не идет о каком-то отдельном народе, активно досаждавшего маннейям. Учитывая, что Саргон приводит обращение к нему Уллусуну, возможно, какмийцы – название тех же урартов, но на маннейском языке? Приведу аргументы:
      1. Из трех составляющих мольбы царя Манни Саргону, две – касаются лично царя Урарту и последствий его военной деятельности. Это единственный враг, в отвращении которого нуждался Уллусуну.
      2. Вполне можно, что Саргон, рассказывая писцам о встрече с Уллусуну, употребил наименование поверженного противника, используя маннейское имя урартов, т.е так, как их называл сам Уллусуну.
      3. В регионе, в котором боролись Урарту и Ассирия, не была известна третья сила, которая могла бы бросить им вызов в борьбе за территорию маннеев.
      «Я отправился из Зирдиакки…и приблизился к могучей крепости Панзиш, которая заложена для охраны против стран Зикирте и Андия, которая воздвигнута против обеих областей для того, чтобы беглец не ушел, и чтобы задержать стопы врага. Сооружения этой крепости я усилил, а затем поднял в нее зерно, масло, вино и военные доспехи».
      Саргон укрепляет крепость Панзиш, превращая ее в опорную базу с запасами продовольствия и военного снаряжения. Укрепив тыл, он выступил в область Зикирте, об истории которой мы находим любопытное свидетельство:

      «Метатти, зикиртец, сбросивший иго Ашшура, презревший царя Уллусину, своего господина, забывший свое рабство, понадеявшийся на Русу Урартского, который, как и он сам, не знает порядка, на союзника, который не спасал ему жизнь, боязливо поднялся на высокую гору Уашдирикку и издали смотрел на продвижение мое. Он собрал все население своей страны и с трудом поднял его в далекие горы: их место пребывания не было видно. А он, не дорожа Пардой, своим стольным городом, бросил имущество своего дворца и вышел наружу. Собрав своих коней и бойцов, он послал их на подмогу Русе, своему союзнику».
      Раннее Зикирте входил в состав Страны маннеев и находился под властью Ассирии. После отторжения Русой от Манни ряда территорий, земли Зикирте получили независимость от Изирту, оставаясь в сфере влияния Урарту. Видя превосходящие силы противника, он принимает решение оставить столицу, эвакуирует мирное население в тайные убежища в горах, а сам с войском выдвинулся к расположению войск Урарту, оставив несколько отрядов охранять перевалы с целью задержания продвижения войск противника. Саргон, миновав перевалы, предал Зикирте огню и мечу:

      «Его яростных воинов, которые находились на перевалах горы Уашдирикку для охраны, я перебил…12 сильных городов-крепостей вместе с 84 поселениях, что в окрестностях, я покорил».
      Одним из разрушенных городов был город Аукани, откуда Саргон отправился дальше:
      «Из Аукании я отправился и приблизился к области Уишдиш, что в стране Маннаи, захваченную Русой…»
      Интересное свидетельство о территории распространения маннеев до завоевания Русой. Маннеи проживали на территории к югу и к северо-западу от озера Урмия, а с учетом территории Зикирте, территория их проживания охватывала и юго-восточное побережье озера, и прилегающие земли на границе с Мидией.  Действительно, весьма лакомый куш для стран, борющихся за доминирование в регионе.

      В битве с войсками Урарту Саргон одержал убедительную победу, захватив членов царской семьи, политической элиты и заставив армию Урарту отступить:
      «260 царских родичей, наместников, областеначальников, всадников я захватил и заставил отступить его фронт. А его самого я запер в сборище его стана, его упряжных коней я пронзил под ним стрелами и дротиками. Для спасения своей жизни он бросил колесницу, сел верхом на кобылицу и бежал впереди своего войска…Метатти Зикирского и окрестных царей, всех их вместе, я поразил и рассеял их полки. 6 двойных миль пути от Уауш до Зимур, Яшмовой горы, я его преследовал остриями своих стрел. Остальных его людей, разбежавшихся ради спасения своей жизни, я оставил для восхваления побед Ашшура, моего владыки. Могучий Аддад, храбрый сын Ану, обрушил на них свой мощный гром и тучным ливнем и небесным градом прикончил остальных».
      Руса вновь бежал с поля боя, как и во время неудачного похода против киммерийцев. Те, кого не настигли ассирийские стрелы, погибли от ливней и града в горах. Выжившие должны были рассказать о победе ассирийского царя.
      «Их советчик Руса…покинул Тушпу, свою столицу: как беглый охотник, он остановился на склонах своих гор; он бросился в постель, точно роженица; он отверг от своего рта еду и питье и сам навлек на себя неотвратимую болезнь»
      Руса бежал в горы, где, видимо, не вынеся позора, впоследствии, скончался. Таким образом, не подтверждается версия о самоубийстве Русы. Саргон же продолжил разорять союзников Урарту:
      «Смертной пеной я покрыл население стран Зикирте и Андии; я отвратил стопы злого врага от страны маннеев и ублаготворил Уллусуну, их влыдыки, а несчастным людям я дал воссиять свету…»
      Еще одно свидетельство того, что какмийцы – это и есть урартцы, отвратить стопы, которых от его страны умолял Уллусуну. После разгрома Русы, Саргон принимает решение идти в Урарту.
      «На Андию и Зикирте, куда лежал мой путь, я прекратил движение, я обратил свое лицо против Урарту. Уишдиш, область страны Маннаи…я целиком покорил, их укрепленные стены вместе с валами, что у их основания, я разбил, как глиняный горшок, и сравнял с землей. Из Уишдиша я отправился и приблизился у Ушкае, огромной крепости на самой границе с Урарту, что в проходах области страны Заранды…Люди, обитающие в этой области, во всей стране Урарту не имеют себе равных в умении объезжать лошадей; малые жеребята, рожденные в его обширной стране, которых он заставляет выращивать для своего царского полка и принимает их ежегодно, освобождены от упряжи; пока их не возьмут в Суби, область, которую урартское население называет страной Маннаей, и там не будет рассмотрена их стать, на них всадник не садится, их не обучают…тому, что нужно для боя….Их предводители, сведущие в сражении, которые разбежались перед моим оружием, явились к ним, покрытые смертной пеной.

      Как видим, область Уишдиш, к северо-западу от Урмии, так же ранее входила в Маннаи. Разрушив крепости, укрепленные валами, Саргон двинулся вглубь Урарту, в местность с развитым коневодством – Ушкае, поставщиком коней для царского полка Русы. Войско Ушкае также принимало участие в битве с Саргоном и их предводители так же спаслись бегством, оставив имущество ассирийцам.
      «Ушкаю, оплот его страны, вместе с окрестными ее поселениями, они уподобили пустыне; свое имущество они бросили и пустились в безвозвратный путь… В натиске моего могучего оружия я поднялся в эту крепость, разграбил ее многочисленное добро и заставил унести в свой стан. Ее прочную стену, фундамент которой был основан на горной скале, и толщина которой равнялась 8 локтям, я враз разрушил и сравнял с землей, начав с парапетов и кончив ее высоким основанием. Дома, что в ней, я объял огнем, а их длинные балки предал я пламени. 115 поселков, что в ее окрестностях, я зажег, точно костер…Аниаштанию, дом его табунов, построенную на границе Сангибути между Ушкаей и Тармакисой, вместе с 17 окрестными ее поселками я разрушил и сравнял с землей, длинные балки их перекрытий я сжег огнем».

      Учитывая, что «библейский» локоть, как мера длины был равен 45 см, то толщина городских стен разрушенной Саргоном Ушкаи равнялась 360 см, т.е. 3,6 метра. Кроме этого, был сожжен сам «конезавод» Аниаштания вместе с окрестными поселками. Из сообщения видно, что и в Ушкае, и в Аниаштании дома с длинными балочными перекрытиями являли собой типичный пример урартской архитектуры.
      «Их урожай, их солому я спалил, их полные закрома я открыл и зерно без счета скормил моему войску. Точно прилетевшую саранчу, я согнал скот моего стана на его луга, и он повыдергал траву, его надежду, опустошив его поля…»
      Вторжение ассирийцев произошло осенью, после сбора урожая, что является немаловажным фактом при передвижении войск по территории противника. Захватывая продовольствие, Саргон одновременно лишал пропитания союзников Урарту. Следует отметить, что в походе армию Ассирии сопровождал скот, как захваченный, так и приведенный из Ассирии для пропитания войск. Выгоном скота на пастбища и сожжением заготовленного сена Саргон лишил кормовой базы урартский конезавод элитных царских жеребцов.

      «При моем возвращении Урзана Мусасирский, совершивший грех и преступление, преступивший клятву богам, не покорившийся моему владычеству, злой горец, согрешивший против клятвы Ашшуру, Шамашу, Набу и Мардуку, восстав против меня, приостановил мое первоначальное движение назад. Так как с тяжелыми дарами не целовал он мои ноги. Дань и подать – приношения свои он задержал и ни разу не прислал своего гонца, чтобы меня приветствовать. В гневе своего сердца я заставил все мои колесницы, многочисленных коней, весь свой стан взять направление на Ассирию…»
      Из текста видно, что изначально Саргон не планировал захват Мусасира. Возвращаясь в Ассирию и не дождавшись гонца с приношениями и признания от Урзаны его власти, он решил наказать храм Халди. Тот факт, что Саргон не попытался захватить Мусасир во время движения из Зикирту в Урарту говорит о том, что он до последнего надеялся на лояльность жреца Халди, с которым переписывался накануне войны. Решение было спонтанное и скорее, эмоциональное. Отправив большую часть армии, отягощенную военной добычей, в Ассирию, он, с небольшим количеством воинов, решился захватить горный храм и город. Можно предположить, что храм Халди имел религиозное значение не только для урартов, но и населения Северной Ассирии. Сам факт захвата культового центра враждебного государства имел огромное психологическое значение, т.к. в военном смысле, Мусасир не представлял угрозы и едва ли охранялся значительным числом воинов. Личное участие Саргона в захвате Мусасира имело и религиозный смысл. Ашшур, Шамаш, Набу и Мардук наказали Халди за неповиновение…

      «Я же с одной колесницей, 1000 яростных всадников, лучников, щитоносцев и копьеносцев, храбрых моих бойцов, знающих бой, построился и, взяв направление на Мусасир, трудной дорогой заставил свое войско подняться на огромную гору Арсиу, восхождение на которую, как на иглу, невозможно. Я переправился через Верхний Заб, который население Наири и Хабхи называет Эламуния, между высокими горами…между которыми нет тропы для продвижения пехоты…Узкий проход, тесную тропинку, по которой пехота продвигалась бочком, я улучшил для продвижения моего войска. Свою колесницу я поставил на спины, сам же на верховой лошади я встал впереди своего войска, а своих бойцов и лошадей, шедших со мной, я растянул в колонну по одну и заставил продвигаться с трудом. Чтобы он не убежал, я послал приказ моим наместникам, областеначальникам с их полками, спешно написал им…»
      Можно предположить, что Саргон решился на захват Мусасира, используя личную гвардию. В гористой местности, где находился Мусасир, большой отряд служил бы помехой. Кроме того, памятуя о спонтанности решения Саргона, можно утверждать о наличии фактора внезапности. Как я писал ранее, по всей видимости Мусасир не охранялся крупными силами, учитывая его расположение в труднодоступной гористой местности. Единственное, о чем беспокоился Саргон, так о возможном бегстве Урзаны, учитывая наличие постов в горах и медленное продвижение его отряда. Поэтому, его приказ военачальникам о постах на дорогах имело своей целью задержание беглого жреца, которому, видимо, уже доложили о продвижении отряда ассирийцев…
      «Я решил заполонить людей этого города и приказал увести бога Халди, надежду Урарту…Я победоносно уселся против его варот и полонил его жену, его сыновей, его дочерей, его людей и его родичей. Я их причислил к 6110 людям, 12 мулам, 380 ослам, 525 волам, 1285 овцам и заставил привести их в стены моего лагеря. Я победоносно вступил в Мусасир, жилище бога Халди, и как хозяин поселился во дворце, обиталище Урзаны. С его загруженных складов, наполненных сокровищами, я приказал сорвать охраняющие их печати и …»
      Мы видим главные цели Саргона – пленение жителей города и захват статуи бога Халди. Штурма, по всей видимости, не было. Возможно, из-за того, что Урзана бежал, оставив город на произвол судьбы и его жители потеряли всякую мотивацию к сопротивлению, хотя, учитывая загруженные склады, о которых говорит Саргон, сопротивление могло быть весьма эффективным и город был в состоянии выдержать длительную осаду, что в условиях ограниченного количества сил ассирийцев, давало им весьма призрачный шанс на успех. Сопротивление было, скорее, номинальным, что мы далее и увидим. Мусасир был сдан его обитателями. Была захвачена семья Урзаны, Саргон поселился во дворце жреца и завладел реликвиями урартов. Участь Урзаны остается неизвестной. Зато известна участь Русы…

      «Услышав это, Руса повалился на землю, рвал на себе одежду и протянул свои руки; он содрал свой головной убор и рвал на себе волосы; у своего сердца он крепко сжал обе руки и повалился на брюхо; его сердце остановилось, его печень горела, а из его уст срывались горестные вопли»
      Существует мнение, что Руса покончил жизнь самоубийством, заколовшись кинжалом. Исходя из свидетельства Саргона, он умер от сердечного приступа, узнав о захвате резиденции Халди. Ранее упоминалось, что после поражения он скрывался в горах, отказываясь от пищи и воды. Общая ослабление организма и стресс вызвали смерть царя Урарту.
      Подводя итоги похода, Саргон говорит:
      «По Урарту, Зикиртэ, Маннае, Наири и Мусасиру я победно прошел…В полевом бою я поразил войска Русы Урартского и Метатти Зикиртского. Я целиком покорил 430 поселений 7 областей Русы Урартского и опустошил его страну. У Урзаны Мусасирского я захватил Халди, его бога, Багмашту, его богиню, с многочисленным добром его храма и вместе с 6110 людьми, 12 мулами, 380 ослами, 525 волами, 1285 овцами, его женой, его сыновьями и его дочерьми.
      Один колесничий, два всадника и три сапера были убиты»
      Показательно, что упоминание плененной семьи Урзаны следует после перечисления количества захваченных животных. О том, что штурма, как такового, не было, говорит количество понесенных отрядом Саргона потерь: 6 человек.
      Т.о, главными итогами похода Саргона II 714 года до н.э в страну Урарту явились разгром войск царя Русы, его союзника Зикиртэ и захват общеурартского культового центра Мусасира, где находился храм Халди и Арубаини (Багмашты, видимо, местного божества). Экономическая мощь Урарту была подорвана. Борьба за политическую гегемонию в Передней Азии закончилось победой Ассирии.
      Возможной причиной вторжения явилось подавление волнений маннеев на отторгнутых территориях, расчленение Страны Манни и предоставление независимости Зикирте, которая превратилась в форпост Урарту на северо-востоке Ассирии. В дальнейшем, возможная опасность воссоздании урарто-мидийской антиассирийской коалиции, делало нанесение удара Ассирии по Урарту неизбежным.
    • Внутреннее положение Урарту по данным ассирийской разведки к началу ассиро-урартской войны 714 г. до н. э.
      Автор: Неметон
      В VIII в. в Передней Азии назревала решительная военная схватка за гегемонию между Ассирий и Урарту. В 743 г. до н. э. обновленная Тиглатпаласаром III ассирийская армия побеждает в решительном сражении возглавляемую Урарту коалицию в Северной Сирии около города Арпада. В 735 г. до н. э. Тиглатпаласар III осуществляет поход в центр Урартской державы, в район озера Ван, в результате которого урарты потерпели военное поражение, и ряд центральных районов Урарту был предан мечу и огню. В открытом военном противоборстве с Ассирией Урарту потерпело первое поражение, но схватка за лидерство еще не была закончена.

      Ассирия собирает силы для второго удара по своему основному сопернику и конкуренту; он был осуществлен во время правления урартского царя Русы I (735—714 гг. до н. э.). Во внешней политике Руса I старался избегать открытого противоборства с Ассирией, поддерживая вместе с тем, где возможно, антиассирийские настроения и действия. Активную политику на юге затрудняло вторжение кочевников-киммерийцев в северные области Урарту, где они нанесли поражение высланным против них урартским войскам. Видя, с какой энергией и успехами Руса I укрепляет могущество Урарту, Ассирия готовилась нанести своему сопернику второй военный удар…

      В архиве царского дворца в Ниневии были обнаружены таблички с донесениями ассирийских разведчиков, из которых мы можем многое почерпнуть о деятельности разведслужбы в одном из самых мощных в военном отношении государств Древнего Востока и проблемах, с которыми столкнулось Урарту во внутренней и внешней политике в период царствования Русы I, сына Сардури II. В статье я попробую реконструировать события 714 г. до н.э на основе донесений ассирийской разведки.

      В 714 году до н.э. царь Урарту Руса I совершил неудачный поход против вторгшихся на территорию государства киммерийцев, его войско было разбито, а сам он бежал с поля боя. Царевич Синаххериб, ведавший делами разведки при своем отце, Саргоне II, в сводке донесений разведчиков писал:

      «Уккиец мне написал следующее: Когда царь страны урартов пошел на страну киммерийцев Гамир, то его войско было целиком перебито. Он и его начальники областей вместе с их войском были подняты в …Два начальника областей были убиты… наместники его страны…которые были установлены. Таковы вести уккийца.
      Мы видим свидетельство существования региона, захваченного киммерийцами, вторгшимися в Закавказье. Руса I совершил неудачный поход против кочевников, потеряв двух военачальников. В другом сообщении, уточняются некоторые детали этого похода, а также потери урартов.
      Набу-ли, начальник области Халсу, написал мне следующее: «Я посылал за сведениями о царе страны урартов к стражам пограничных крепостей, и они сообщили, что, когда он пошел в страну Гамир, его войско было целиком перебито. Трое его вельмож вместе с их войском были убиты, а он сам убежал и пробрался в свою страну. Его лагерь еще не был атакован. Таковы сообщения Набу-ли.
      Начальник крепости Халсу также подтверждает факт разгрома войск урартов киммерийцами, опираясь на сведения, полученные от стражей приграничных областей. Это говорит о существовании своей сети осведомителей в приграничных районах и тщательной проверке данных разведки из разных источников. Из сообщения видно, что Руса бежал с поля боя еще до того, как киммерийцы атаковали его лагерь, а потери военачальников увеличились до трех. Видимо, бегство царя с поля боя и сам факт военной неудачи, вызвал серьезные осложнения внутри страны, где подняли голову сепаратистски настроенные начальники областей, военные и национальные окраины. Ашшур-рисуа, один из крупных руководителей разведки Ассирии в приграничной зоне на юго-западе Урарту, в донесениях на имя Саргона II сообщал о попытке военного мятежа в столице Тушпе после известия о поражении Русы, который был подавлен:
      «Относительно Нарагё, командира полка, о котором я писал царю, моему господину, говоря: «20 начальников вместе с ним, которые говорили против урартского царя, схвачены», то теперь царь урартов вступил в Тушпу, он велел их запереть. Остальные воины, которые выступили вместе с ними – вместе с начальниками и старейшинами, - 100 этих воинов убиты.
      Урсине, второй туртан, брат Аплиукну, схвачен в Тушпе. Аплиукну пришел в Тушпу ради своего брата; так он просил их: «Дайте кто-нибудь кинжал». Они не приблизились. Он возмутился и набросился на них. Относительно Исияэ, о котором писал царь, мой господин, никто не знает; из своего дома он ушел. Я многократно расспрашивал, но никто не говорит – мертв он или жив. Гонец, которого я послал в Бит-ни…говорит: его нет, он его не видел. Он всех расспрашивал, но ему не говорили. Теперь я вновь напишу. Чтобы они расспросили. Как только я разузнаю, я царю напишу».
      Как видим из сообшения, участники были арестованы. Руководители заключены в тюрьму, а рядовые воины казнены. Мятеж проходил при поддержке ассирийской разведки, что подтверждают слова о том, что о руководителе восстания было известно ассирийскому царю. Упомянуты другие высокопоставленные мятежники, Урсине в ранге второго туртана и его брат. При аресте Аплиукну попросил кинжал, чтобы покончить жизнь самоубийством, но в этом ему было отказано. После чего он набросился на воинов царя. Участь его неизвестна. Исияэ, вероятно, еще один возмутитель спокойствия, бежал из Тушпы. В Бит-ни, где, видимо, находилась конспиративная база ассирийских шпионов, он так и не появился. Его судьба так же не известна. После подавления мятежа (или одновременно с ним) возникла новая угроза:
      «В город Уэси вступили пятеро урартских начальников областей: Ситину – начальник области…тени, Каккадану – начальник области, что лежит против уккийцев, Сануата из Каниуна, Сиппиасу из Алзи и Туту из Армиралиу – таковы их имена. Они вступили в Уэси вместе с «хозяином верблюдов». Ныне они подняли свои прежние силы. Войско они усиливают. Царь вышел из Тушпы и направился в Каниун. Относительно того, что царь, мой господин, писал мне, говоря: «пошли разведчиков, то я дважды посылал их. Одни уже пришли и сообщили эти сведения, а другие до сих пор еще не выходили из страны».

      Мы видим, что создалась антиправительственная коалиция, которую возглавил Каккадану, начальник области, что лежит против уккийцев, (Хариа?). Вместе с другими сообщниками – начальниками областей юго-запада страны он вступил в область Уэси на пути к столице Урарту Тушпе. Серьезность подготовки восстания подтверждается упоминанием «хозяина верблюдов», по-видимому, ответственного за тыловое обеспечение, т.е. караваны, сопровождавшие войска в походе. Царь Руса I, после подавления мятежа военных, выехал из столицы Тушпы в Каниун, т.е. навстречу непокорным начальникам областей. Резиденция Ашшур-рисуа, видимо, находится в приграничной зоне, откуда посылает разведгруппы на сопредельную территорию. Он имеет высокий статус, так как лично направляет царю донесения, из которых видно, что одновременно на территории противника находилось несколько групп разведчиков (вполне возможно, что участь одной из них была неудачной). Положение Русы осложнялось тем, что в стране маннеев поднялось антиурартское восстание. Ашшур-рисуа свидетельствует:
      «Царю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир царю, моему господину! Маннеи возмутились, восстали и поднялись в урартских поселениях в области морского побережья. Апалакуну, начальник области Мусасира, и Тиннауи, начальник области Нар-Сипара, отправились к границе страны маннеев для охраны. Урартец находится в Тушпе, он приносит жертвы. Все начальники областей находятся при нем».
      Восстание маннеев произошло у озера Урмия, видимо, в районе их компактного проживания. Территория была завоевана Русой в начале своего правления. Начальники близлежащих областей блокировали границу с Ассирией, видимо, для недопущения оказания помощи восставшим извне. Можно предположить, что восстание было организовано агентами Ашшур-рисуа. В блокаде границ Манны участвовали начальники областей Мусасира и, возможно, Хубушкиа. Царь Руса находился в столице Тушпе, собрав начальником областей для военного совета. Видимо, этот совет произошел до того, как он выступил в направлении Уэси. Каждый его шаг тщательно отслеживался агентами ассирийской разведки. Габбу-ан-Ашшур, видимо, начальник стражи одной из областей, пограничных с Урарту, писал царю Саргону:
      Царю, моему господину, говорит твой раб Габбу-ана-Ашшур. Относительно распоряжения, которое царь, господин мой, дал мне по поводу стражи страны урартов, то люди мои вошли в один дом в городе Курбане. Мои послы, которые должны были идти к Набу-или, к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа пошли. Записью имен всех людей мы не пренебрегли. Каждый выполняет свою работу, никого лишнего нет. Мы многократно слышали вот что: «Урартец из Тушпы не выходил». А мы несем охрану, о которой царь дал нам распоряжение, мы не пренебрегаем. В 16-й день месяца таммуз я прибыл в Курбан, в 20-й день месяца аз я послал письмо царю, моему господину.
      Можно предположить, что в Курбане находилась резиденция ассирийской разведки. Агенты Габбу-ана-Ашшура отправились к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа, где из них было сформировано отдельное подразделение (дом) с предоставлением их списка. По информации разведки, Руса не покидал пределов Тушпы. Саргон распорядился усилить наблюдение за передвижениями войск урартов в приграничной зоне. Сам Габбу-ан-Ашшур прибыл в Курбан летом (июнь-август) и по прошествии 4 дней послал письмо Саргону.
      Собрав верных ему начальников областей, Руса выдвинулся по направлению к Уэси. В битве восставших и правительственных войск верх одержал Руса. Синаххериб, основываясь на донесении Ашшур-рисуа, докладывал:
      Ашшур-рисуа написал мне следующее: «Сведения о правителе страны урартов, которые я прежде послал, - это так и есть. Среди них произошла большая резня. Ныне его страна спокойна. Его вельможи разошлись, каждый в свою область. Каккадану, его туртан, полонен. Царь страны урартов находится в стране Уазун. Таковы сведения Ашшур-рисуа.
      Русе удалось навести порядок. Каккадану был взят в плен. Царь находился на юго-западе, в области Уазун (Уаиаис?), где, по-видимому и произошла резня, о которой пишет Ашшур-рисуа. Эта победа кардинально изменила расстановку сил. Видимо, царь Урарту готовился следовать для подавления мятежа маннеев к о. Урмия. К тому же, в этом регионе, где была расположена провинция Мусасир с главным храмом Халди, было не все так гладко. Видимо, верховный жрец Мусасира испытывал определенное давление со стороны Ассирии, что видно из письма Урзаны, верховного жреца Мусасира, дворцовому глашатаю, начальнику приграничной ассирийской области в р-не реки Верхний Заб (возможно, Киррури).
      Письмо Урзаны глашатаю дворца. Мир тебе! Относительно того, что ты писал мне, говоря: «Царь страны урартов пойдет к тебе со своим войском?», говоря: «Где он будет жить?», то начальник области Уаси и начальник области округи страны уккийцев приходили и совершали службу в храме. Они сказали следующее: «Царь придет, он будет жить в Уаси», и следующее: «Начальники областей задержались, но они придут в Мусасир и совершат службу». А относительно того, что ты писал мне, чтобы без разрешения царя никто не поднял рук своих для службы, это когда сюда приходит ассирийский царь, я ему противодействую? То, что я делал, я буду делать и впредь, и на это нет отчета.
      Сам факт того, что Верховный жрец Мусасира вел активную переписку с начальником приграничной ассирийской области говорит об активной деятельности ассирийцев в этом регионе. Урзана сообщил, что начальники областей Уаси и Хариа были в Мусасире и сообщили, что Руса остановиться в Уаси, очевидно, для сбора войск. Верховный жрец Мусасира ведет двойную игру. Он явно говорит о том, что не будет противодействовать ассирийцам в случае начала военных действий. Хотя в будущем мы увидим, что это не спасет Урзану и храм от разграбления Саргоном. Пока же, Урзана, ведя двойную игру, делает вполне логичный в его положении шаг, о чем так же свидетельствует табличка с донесением Синаххериба:
      Мусасирец, его брат и сын отправились, чтобы приветствовать царя страны урартов. Гонец из страны хубушкийцев отправился к нему для приветствия. Все стражи пограничных крепостей прислали такие же сведения.
      Итак, верховный жрец Мусасира и гонец из Хубушкиа отправились в Уазун (Уаси) на встречу с царем. Видимо, чтобы избежать военной операции на своей территории и убедить Русу в своей лояльности. К тому моменту, по всей видимости, восстание маннеев было успешно подавлено, о чем и спешили сообщить царю начальники областей. В Уэси же Русе пришла весть из страны Зикирту о подготовке Ассирии к войне. Бэл-иддин, царь небольшого царства Аллабрии, писал Саргону:
      Царю, моему господину, говорит твой раб Бэл-иддин. Относительно сведений об урартце, гонец из страны андов и гонец из страны зикеров пришли в город Уаси и сказали ему следующее: «Против нас – царь Ассирии! В тот же день, когда он повидал гонцов, он направился в страну Зикиртэ. Он со своим войском и с хубушкийцами удалился на 5 переходов. Затем он вернулся и сказал своим вельможам: «Соберите войска для уничтожения царя Ассирии. Я построю свои войска для движения; поэтому и вы постройте ваши войска для движения».
      После сообщения о концентрации войск Ассирии на юго-востоке Урарту, Руса в тот же день направился в Зикирту. Присоединив войско хибушкийцев, он двигался в течении 5 дней, но, видимо, исходя из соотношения сил, вернулся обратно в Уаси, где отдал распоряжение начать мобилизацию. Дальнейший ход событий. в условиях готовности к войне сторон, несложно представить. Нужен повод, и он не заставил себя ждать.

      Уппахир Бэл писал Саргону:
      Я послал лазутчиков за сведениями о стране урартов. Они вернулись и вот, что они мне сообщили, говоря: «Начальник области, что против нас, находится в городе Харда вместе с другими начальником области. Он стоит на страже против суккалу. От города к городу, вплоть до города Тушпы, воинские силы построены в боевые порядки». Далее пришел гонец от Аргишти и сказал: «Относительно работы, о которой я дал распоряжение «работай», то работ не производи, а корми своих коней до тех пор, пока я пришлю тебе гонца».
      Относительно бревен, которые они задержали в городе Эзиат, я послал итуийцев вместе с градоначальником и двинул их в бой. Заместитель их градоначальника вместе с 9 бойцами были ранены из лука; двое из них умерли, трех бойцов они избили. Таковы их вести.
      Итуийцы дворца, которые вернулись ко мне с Евфрата, ушли с моим суккалу. Я их послал. Они вышли из города с первым и вторым домами. Пусть царь, мой господин, вышлет войско против князей, и пусть они будут выведены совместно с царскими войсками. Пусть они стоят на страже вместе со мной в городе Шурубе; до жатвы мы их будем держать в подчинении.

      Итак, лазутчики сообщают о мобилизации в Урарту. Начальнику области было приказано ожидать распоряжения от Аргишти (Аргишти II, сын Русы — царь государства Урарту в 714—685 гг. до н. э.) и поддерживать боеспособность конницы. Мы видим упоминание, по-видимому, о контрабанде леса из Урарту. После задержания груза, возможно, в районе Ишувы, была предпринята попытка отбить груз силой, закончившаяся неудачно. После возвращения оставшихся в живых воинов, начальник области, укрепив их двумя подразделениями, вновь отправил во главе со своим визирем к Евфрату, на границу с Урарту. Также он запросил помощь регулярной армии для удара по приграничным территориям и установлении контроля над ними до августа-сентября. Возможно, данный конфликт явился поводом к началу ассиро-урартской войны, закончившейся гибелью Русы и превращением Урарту в зависимое от Ассирии царство, существенно расширившего свои границы, в том числе за счет Табала – осколка Хеттской державы, о котором Синаххериб так же упоминал в своей сводке для отца:

      Письмо, которое Набу-ли, домоправитель Ахат-абиши принес из Табала, я посылаю царю, моему господину».
      Сложно сказать, что было в этом письме, но результат известен. Видимо, это направление внешней политики Ассирии было не менее важным и именно поэтому, как мы помним, люди Габбу-ана-Ашшура отправились в распоряжение Ашшур-бэл-Дана и к Ашшур-рисуа, а не Набу-ли, как планировались изначально. Его деятельность прибрела другое, не менее важное, направление - западное.
      P.S. В дворцовом архиве была найдена еще одна любопытная табличка:
      «Заместителю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир моему господину! Почему же господин молчит? Я попрошайничаю, словно пес! До настоящего времени я послал своему господину 3 письма. Почему мой господин не смилостивился и не послал ответ на письмо? Пусть мой господин вернет меня на мою службу. Я бегал ради твоего отца, как сын и ради тебя я тоже бегал немного. Руки были полны. То, что я пишу своему господину, пусть сделают. Вот сейчас пишу своему господину, пусть он быстро пошлет ответ на это письмо. Заместителю, моему господину, - твой раб Ашшур-рисуа.
      Ашшур-рисуа был уволен со службы. Возможно из-за возраста, т.к. он упоминает долгую службу отцу нынешнего руководителя, что говорит о том, что должность передавалась по наследству. Он испытывает определенные (скорее, финансовые) затруднения и требует восстановить его на службе, говоря о своей профессиональной эффективности и упоминая руки, полные табличек с донесениями. Почему-то мне кажется, что ответа он так и не дождался…
    • Эпоха киммерийцев
      Автор: Неметон
      Киммерийцы были, по всей вероятности, племенами, родственными иранским, а, возможно, и фракийским, жившим по берегам Черного моря. Древневосточные источники называют киммерийцами племя или племенной союз, обитавший первоначально, по-видимому, в Прикубанье и в Крыму. Греческие источники говорят, что киммерийцы были согнаны со своих мест скифами, которых, в свою очередь, вытеснили из Закавказья массагеты и исседоны, а тех аримаспы. «Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного (Черного) моря, под напором скифов покинули свою родину», - свидетельствует Геродот.


      «Спасаясь бегством от скифов в Азию, киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули в глубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары».

      Возможно, что в VIII в. до н.э киммерийцы двинулись на юг вдоль Кавказского побережья, хотя некоторые исследователи считают более вероятным их движение через Мамисонский и Клухорский перевалы во время правления царя Урарту Русы I (735 — 714 гг. до н.э) из степей Северного Причерноморья. Обосновавшись в Западной Грузии, они начали совершать набеги на сопредельные страны.

      Киммерийское войско, состоявшее из конницы, владело незнакомой народам древнего Востока массовой конно-стрелковой тактикой. Их военным успехам так же сопутствовало присоединение к ним некоторых полукочевых племен скотоводческих племен Закавказья и Малой Азии, обитавших на периферии больших государств, и, вероятно, беглых рабов и земледельцев. Однако, киммерийцы не сразу научились брать крепости, чем и воспользовался Руса I, вынудив конные потоки киммерийцев направиться в Малую Азию. В 680-660 гг. до н.э они совершали активные набеги на территорию Фригийского царства, Ассирии и Урарту. Согласно легенде, Мидас, потерпев от них поражение, покончил жизнь самоубийством, а Фригийское царство в VII в. до н. э. распалось. На глиняной табличке периода царствования Асархаддона есть упоминание о внешних угрозах, которые испытывала Ассирия. Царь вопрошает, обращаясь к гадателю о возможных агрессивных действиях у города Кишассы: «…будь то Каштариту (руководитель восстания в ассирийской провинции Бит-Кари, в результате которого впоследствии возникла Мидия) вместе со своим войском, будь то войско киммерийцев, будь то войско мидян, будь то войско маннаев, будь то какой бы то ни было враг – что они задумывают, что замышляют?» Хотя возможно, что восточные источники под киммерийцами понимают скифов, продвижение которых в Мидии в нач. VII в. до н. э. достоверно известно.
      В 680 г. до н.э. Асархаддон разбил киммерийцев, а их вождь Теушпа погиб. Оставшиеся в живых разделились: часть ушла на службу к победителям-ассирийцам (в ассирийских памятниках встречается упоминание «начальника киммерийского полка»); часть – к фригийскому царю, с которым они совершили (или планировали) набег на «железный путь» в районе Мелитены. Затем, вероятно, эту часть киммерийцев царю Урарту Русе II удалось склонить на свою сторону в войне с коалицией Фригии, Мелитены и малоазийского народа халдов-халибов. Используя нейтралитет Ассирии, в 675 г. до н.э. Руса II одержал победу и отдал Фригию на разграбление союзникам-киммерийцам, которые опустошали страну вместе с вторгшимися около 645 г. до н. э.  с Балкан трерами, скотоводческими племенами фракийского происхождения, еще более 20 лет. Их поддержали ликийцы – горские племена, жившие на юго-западе малой Азии и сохранившие сильные пережитки матриархата.   От набегов пострадали так же и некоторые греческие города Малой Азии.

      На глиняной призме, обнаруженной при раскопках Ниневии в 1878 году Ормузом Рассамом и датируемой 636 г. до н.э., известной, как «Летопись Ашшурбанапала» сказано:
      «Гуггу, царю Лудди (Лидии)…с тех пор, как он обнял ноги моей царственности (посольство 665 г. до. н.э), он победил теснивших народ его страны гимиррайцев (киммерийцев), которые не боялись моих отцов и, что касается меня, не обнимали ног моей царственности. С помощью Ашшура и Иштар, богов моих владык, из вождей гимиррайцев, которых он победил, двух вождей он заковал в колодки, железные оковы, железные цепи и вместе со своими тяжелыми дарами прислал ко мне»
      Опираясь на этот союз, Гигесу удалось одержать победу над киммерийцами. Однако вскоре Лидия нашла себе других союзников в лице Египта и Вавилона, жаждущих освободиться от власти Ассирии, и, вероятно, приняла участие в обширном антиассирийском движении в середине VII века до н. э., беспощадно подавленном Ашшурбанапалом:
      «Гонца своего, которого он постоянно присылал приветствовать меня, он прекратил посылать. Ввиду того, что слово Ашшура, бога, моего создателя, он не соблюл, он понадеялся на свои собственные силы и ожесточил сердце, послал свои рати для союза к Пишамильку (Псамметиху I), царю страны Мусур, который сбросил ярмо моего влычества… Гимаррайцы, которых именем моим он топтал под собою, поднялись и ниспровергли всю его страну»
      На Лидию, видимо по наущению Ассирии, устремились полчища киммерийцев, в сражении с которыми Гигес потерял трон и жизнь, а вся страна и ее столица Сарды к 654 г. до н. э. были захвачены этими грозными кочевниками. Об этом же свидетельствует Геродот:
      «Я упомяну Ардиса, сына Гигеса, который царствовал после него. Ардис завоевал Приену и пошел войной на Милет. В его правлении в Сардах киммерийцы, изгнанные из своих обычных мест обитания скифами-кочевниками, проникли в Азию и захватили Сарды (кроме акрополя)».
      Хотя захватчики сожгли город, но неприступный акрополь лидийской столицы взять все же не смогли. Там и отсиделся наследник Гигеса — новый царь Ардис, которому удалось избавиться от киммерийцев ценой подтверждения власти Ассирии над Лидией. В «Летописи Ашшурбанапала» царь говорит:
      «После него его сын сел на его трон. Он…обнял ноги моей царственности, говоря: «Царь, которого знает бог, - ты! Отца моего ты проклял, и с ним случилось зло. Меня, раба, чтящего тебя, благослови, и да буду я влачить твое ярмо»
      Ардис (652-615 гг. до н. э.) вел осторожную внешнюю политику на своих восточных границах, ибо киммерийцы продолжали беспокоить страну. Используя ассирийскую помощь и ослабление киммерийцев из-за столкновений со скифами, лидийцам удалось одержать верх в борьбе. В 50-х гг. VII в. до н.э. скифский царь Мадий во время войны 654-652 гг. до н.э. между Ассирией и Вавилоном ворвался в Малую Азию, истребив потерявших боеспособность из-за длительных грабежей киммерийцев. Остатки народа осели в восточной части Малой Азии, где постепенно слились с местным населением и исчезли с исторической арены. Но, кем являлись киммерийцы, с позиций археологии?

      С начала I тысячелетия до н. э. основной областью обитания киммерийцев были Восточный Крым, степные районы Причерноморья и Таманский полуостров. Упоминание о могилах киммерийских царей у г. Тиры в устье Днепра мы находим у Геродота, причем он сам указывает на то, что этой версии произошедшего он доверяет в большей степени:
      «Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в киммерийскую землю (страна, ныне населенная скифами, как говорят, издревле принадлежала киммерийцам). С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной».

      Однако в археологии все еще нерешенной остается проблема соотнесения киммерийцев как этноса с определенной археологической культурой. До сих пор сложно выделить археологическую культуру киммерийцев. К исторически известным киммерийцам относили кобанскую культуру горного Кавказа, позднекатакомбные памятники и срубную культуру.

      Такой подход не оправдал себя, так как киммерийцы — название, видимо, собирательное и распространялось на доскифское население обширной территории степей Причерноморья.
      На территории, которую исторические источники связывали с киммерийцами, обнаружены предметы предскифского периода.

      Это бронзовые кельты с округлыми ушками и плоские двулезвийные ножи с плоским перекрестием, крюкастые серпы, наконечники копий с коротким листовидным пером. Кроме того, к киммерийскому времени относятся клепаные котлы и кубки с зооморфными ручками. Выделяется тип предскифских удил с двумя кольцами на концах (иногда с крестообразными или колесовидными знаками) и псалии со шляпками, относящиеся ко второй половине VIII — первой половине VII в. до н. э. Однако комплекс вещей, рассматриваемый как киммерийский, не настолько велик по количеству и составу, чтобы его можно было определить, как археологическую культуру именно киммерийцев. В переходный период эпохи бронзы и раннего железного века на территории, заселенной киммерийцами, а позднее и скифами, существовало несколько археологических культур.

      К предскифскому времени в Северном Причерноморье относятся собатиновская и белозерская срубные культуры, датируемые X — серединой VIII в. до н. э. Курганы и бескурганные погребения предскифского времени известны по берегам Днепра до Молдовы на западе. В этот период возрастает роль кочевого скотоводства, меняется быт, возникает обычай при погребении всадника класть рядом с ним сбрую и оружие.
      В низовьях Дона известна кобяковская культура (поселения Кобяково, Хапры, Сафьяново). Она просуществовала с конца X до начала VIII в. до н. э. Вероятно, носители этой культуры наряду с другими племенами вошли в состав киммерийцев. Зафиксировано проникновение киммерийцев на запад, на территорию современной Румынии и Болгарии. В лесостепной зоне Восточной Европы в предскифский период возникает чернолесская культура.

      Последний ее этап, саботиновский, связан уже со скифской эпохой. Здесь распространены погребения с трупосожжением в урнах или в ямах; имеются и трупоположения. Наряду с курганами встречаются и грунтовые могильники. На саботиновском этапе появляются наземные глинобитно-каркасные дома, глиняные жертвенники, бронзовые орудия труда, предметы вооружения и браслеты из бронзы, лощеная керамика, миски с прямым или загнутым внутрь краем. Часть керамики украшена заштрихованными треугольниками, ромбами и зигзагами. Здесь прослеживается влияние культуры фракийско-балканского мира.

      Считать какую-либо из этих культур чисто киммерийской нельзя. Они, скорее, принадлежали как киммерийцам, так и другим предскифским племенам, а также, вероятно, и собственно скифам. Видимо, в предскифский период господствующей силой в Причерноморье были киммерийцы, которых в последующем сменили скифы, а название «киммерийцы» относится не столько к какой-то отдельной археологической культуре, сколько к целой хронологической эпохе.
      Т.о, можно подвести некоторые итоги истории киммерийцев:
      1. Они, по всей вероятности, являлись племенами, родственными иранским, а, возможно, и фракийским, жившим по берегам Черного моря.
      2. первоначально, по-видимому, обитали в Прикубанье и в Крыму, откуда были вытеснены скифами, спасавшимися от нашествия исседонов и массагетов.
      3. Во время правления царя Урарту Русы I (735 — 714 гг. до н.э) двинулись через Мамисонский и Клухорский перевалы из степей Северного Причерноморья. Обосновавшись в Западной Грузии, они начали совершать набеги на сопредельные страны.
      4. Киммерийское войско, состоявшее из конницы, владело незнакомой народам древнего Востока массовой конно-стрелковой тактикой. Их военным успехам так же сопутствовало присоединение к ним некоторых полукочевых племен скотоводческих племен Закавказья и Малой Азии, обитавших на периферии больших государств (например, треров и ликийцев)
      5. В 680-660 гг. до н.э (после разгрома в 680 г. до н.э ассирийским царем Асархаддоном) они принимали участие в различных коалициях или выступали в качестве наемной конницы на стороне Урарту (в царствование Русы II), Ассирии, Фригии, являясь, тем самым мощным дестабилизирующим фактором в регионе и орудием в руках ведущих держав.
      6. В 675 г. до н.э совместно с Урарту киммерийцы разгромили Фригию и являлись ее хозяевами на протяжении 20 лет.
      7. В 654 г. до н. э. киммерийцы, видимо, по наущению Ашшурбанапала, стремившегося наказать царя Лидии Гигеса за измену, захватили столицу Лидийского царства Сарды.
      8. Сын Гигеса Ардис (652-615гг. до н. э.) используя ассирийскую помощь и ослабление киммерийцев после поражения, нанесенного им скифским царем Мадием во время войны 654-652 гг. до н.э. между Ассирией и Вавилоном, оттеснил их в восточную часть Малой Азии, где остатки народа постепенно слились с местным населением и исчезли с исторической арены.
      9. Археологическую культуру киммерийцев выделить сложно. К исторически известным киммерийцам ранее относили кобанскую культуру горного Кавказа, позднекатакомбные памятники и срубную культуру.
      10. Киммерийцы — название, видимо, собирательное и распространялось на доскифское население обширной территории степей Причерноморья.
      11. Комплекс вещей, рассматриваемый как киммерийский, не настолько велик по количеству и составу, чтобы его можно было определить, как археологическую культуру именно киммерийцев. В переходный период эпохи бронзы и раннего железного века на территории, заселенной киммерийцами, существовало несколько археологических культур.
      12. К доскифскому времени в Северном Причерноморье относятся собатиновская и белозерская срубные культуры, датируемые X — серединой VIII в. до н. э.
      13. В низовьях Дона известна кобяковская культура (поселения Кобяково, Хапры, Сафьяново). Она просуществовала с конца X до начала VIII в. до н. э. Вероятно, носители этой культуры наряду с другими племенами вошли в состав киммерийцев.
      14. Зафиксировано проникновение киммерийцев на запад, на территорию современной Румынии и Болгарии. В лесостепной зоне Восточной Европы в доскифский период возникает чернолесская культура.
      15. Считать какую-либо из этих культур чисто киммерийской нельзя. Они, скорее, принадлежали как киммерийцам, так и другим доскифским племенам, а также, вероятно, и собственно скифам. Видимо, в доскифский период господствующей силой в Причерноморье были киммерийцы, которых в последующем сменили скифы, а название «киммерийцы» относится не столько к какой-то отдельной археологической культуре, сколько к целой хронологической эпохе.