Внутреннее положение Урарту по данным ассирийской разведки к началу ассиро-урартской войны 714 г. до н. э.

   (0 отзывов)

Неметон

В VIII в. в Передней Азии назревала решительная военная схватка за гегемонию между Ассирий и Урарту. В 743 г. до н. э. обновленная Тиглатпаласаром III ассирийская армия побеждает в решительном сражении возглавляемую Урарту коалицию в Северной Сирии около города Арпада. В 735 г. до н. э. Тиглатпаласар III осуществляет поход в центр Урартской державы, в район озера Ван, в результате которого урарты потерпели военное поражение, и ряд центральных районов Урарту был предан мечу и огню. В открытом военном противоборстве с Ассирией Урарту потерпело первое поражение, но схватка за лидерство еще не была закончена.

Sargon_II.thumb.jpg.8b6b0a1277ea075da2ad

Ассирия собирает силы для второго удара по своему основному сопернику и конкуренту; он был осуществлен во время правления урартского царя Русы I (735—714 гг. до н. э.). Во внешней политике Руса I старался избегать открытого противоборства с Ассирией, поддерживая вместе с тем, где возможно, антиассирийские настроения и действия. Активную политику на юге затрудняло вторжение кочевников-киммерийцев в северные области Урарту, где они нанесли поражение высланным против них урартским войскам. Видя, с какой энергией и успехами Руса I укрепляет могущество Урарту, Ассирия готовилась нанести своему сопернику второй военный удар…

teyshebaini.thumb.jpg.a6ca3cd449ff2905be

В архиве царского дворца в Ниневии были обнаружены таблички с донесениями ассирийских разведчиков, из которых мы можем многое почерпнуть о деятельности разведслужбы в одном из самых мощных в военном отношении государств Древнего Востока и проблемах, с которыми столкнулось Урарту во внутренней и внешней политике в период царствования Русы I, сына Сардури II. В статье я попробую реконструировать события 714 г. до н.э на основе донесений ассирийской разведки.

dvorets_sargona_2_v_dur-sharukine.thumb.

В 714 году до н.э. царь Урарту Руса I совершил неудачный поход против вторгшихся на территорию государства киммерийцев, его войско было разбито, а сам он бежал с поля боя. Царевич Синаххериб, ведавший делами разведки при своем отце, Саргоне II, в сводке донесений разведчиков писал:

sinaherib1.jpg.681060b1e4b617792c7ccccd0

«Уккиец мне написал следующее: Когда царь страны урартов пошел на страну киммерийцев Гамир, то его войско было целиком перебито. Он и его начальники областей вместе с их войском были подняты в …Два начальника областей были убиты… наместники его страны…которые были установлены. Таковы вести уккийца.

Мы видим свидетельство существования региона, захваченного киммерийцами, вторгшимися в Закавказье. Руса I совершил неудачный поход против кочевников, потеряв двух военачальников. В другом сообщении, уточняются некоторые детали этого похода, а также потери урартов.

Набу-ли, начальник области Халсу, написал мне следующее: «Я посылал за сведениями о царе страны урартов к стражам пограничных крепостей, и они сообщили, что, когда он пошел в страну Гамир, его войско было целиком перебито. Трое его вельмож вместе с их войском были убиты, а он сам убежал и пробрался в свою страну. Его лагерь еще не был атакован. Таковы сообщения Набу-ли.

Начальник крепости Халсу также подтверждает факт разгрома войск урартов киммерийцами, опираясь на сведения, полученные от стражей приграничных областей. Это говорит о существовании своей сети осведомителей в приграничных районах и тщательной проверке данных разведки из разных источников. Из сообщения видно, что Руса бежал с поля боя еще до того, как киммерийцы атаковали его лагерь, а потери военачальников увеличились до трех. Видимо, бегство царя с поля боя и сам факт военной неудачи, вызвал серьезные осложнения внутри страны, где подняли голову сепаратистски настроенные начальники областей, военные и национальные окраины. Ашшур-рисуа, один из крупных руководителей разведки Ассирии в приграничной зоне на юго-западе Урарту, в донесениях на имя Саргона II сообщал о попытке военного мятежа в столице Тушпе после известия о поражении Русы, который был подавлен:

«Относительно Нарагё, командира полка, о котором я писал царю, моему господину, говоря: «20 начальников вместе с ним, которые говорили против урартского царя, схвачены», то теперь царь урартов вступил в Тушпу, он велел их запереть. Остальные воины, которые выступили вместе с ними – вместе с начальниками и старейшинами, - 100 этих воинов убиты.

Урсине, второй туртан, брат Аплиукну, схвачен в Тушпе. Аплиукну пришел в Тушпу ради своего брата; так он просил их: «Дайте кто-нибудь кинжал». Они не приблизились. Он возмутился и набросился на них. Относительно Исияэ, о котором писал царь, мой господин, никто не знает; из своего дома он ушел. Я многократно расспрашивал, но никто не говорит – мертв он или жив. Гонец, которого я послал в Бит-ни…говорит: его нет, он его не видел. Он всех расспрашивал, но ему не говорили. Теперь я вновь напишу. Чтобы они расспросили. Как только я разузнаю, я царю напишу».

Как видим из сообшения, участники были арестованы. Руководители заключены в тюрьму, а рядовые воины казнены. Мятеж проходил при поддержке ассирийской разведки, что подтверждают слова о том, что о руководителе восстания было известно ассирийскому царю. Упомянуты другие высокопоставленные мятежники, Урсине в ранге второго туртана и его брат. При аресте Аплиукну попросил кинжал, чтобы покончить жизнь самоубийством, но в этом ему было отказано. После чего он набросился на воинов царя. Участь его неизвестна. Исияэ, вероятно, еще один возмутитель спокойствия, бежал из Тушпы. В Бит-ни, где, видимо, находилась конспиративная база ассирийских шпионов, он так и не появился. Его судьба так же не известна. После подавления мятежа (или одновременно с ним) возникла новая угроза:

«В город Уэси вступили пятеро урартских начальников областей: Ситину – начальник области…тени, Каккадану – начальник области, что лежит против уккийцев, Сануата из Каниуна, Сиппиасу из Алзи и Туту из Армиралиу – таковы их имена. Они вступили в Уэси вместе с «хозяином верблюдов». Ныне они подняли свои прежние силы. Войско они усиливают. Царь вышел из Тушпы и направился в Каниун. Относительно того, что царь, мой господин, писал мне, говоря: «пошли разведчиков, то я дважды посылал их. Одни уже пришли и сообщили эти сведения, а другие до сих пор еще не выходили из страны».

osnovnyie_sobyitiya_714_g_do_n.e.thumb.P

Мы видим, что создалась антиправительственная коалиция, которую возглавил Каккадану, начальник области, что лежит против уккийцев, (Хариа?). Вместе с другими сообщниками – начальниками областей юго-запада страны он вступил в область Уэси на пути к столице Урарту Тушпе. Серьезность подготовки восстания подтверждается упоминанием «хозяина верблюдов», по-видимому, ответственного за тыловое обеспечение, т.е. караваны, сопровождавшие войска в походе. Царь Руса I, после подавления мятежа военных, выехал из столицы Тушпы в Каниун, т.е. навстречу непокорным начальникам областей. Резиденция Ашшур-рисуа, видимо, находится в приграничной зоне, откуда посылает разведгруппы на сопредельную территорию. Он имеет высокий статус, так как лично направляет царю донесения, из которых видно, что одновременно на территории противника находилось несколько групп разведчиков (вполне возможно, что участь одной из них была неудачной). Положение Русы осложнялось тем, что в стране маннеев поднялось антиурартское восстание. Ашшур-рисуа свидетельствует:

«Царю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир царю, моему господину! Маннеи возмутились, восстали и поднялись в урартских поселениях в области морского побережья. Апалакуну, начальник области Мусасира, и Тиннауи, начальник области Нар-Сипара, отправились к границе страны маннеев для охраны. Урартец находится в Тушпе, он приносит жертвы. Все начальники областей находятся при нем».

Восстание маннеев произошло у озера Урмия, видимо, в районе их компактного проживания. Территория была завоевана Русой в начале своего правления. Начальники близлежащих областей блокировали границу с Ассирией, видимо, для недопущения оказания помощи восставшим извне. Можно предположить, что восстание было организовано агентами Ашшур-рисуа. В блокаде границ Манны участвовали начальники областей Мусасира и, возможно, Хубушкиа. Царь Руса находился в столице Тушпе, собрав начальником областей для военного совета. Видимо, этот совет произошел до того, как он выступил в направлении Уэси. Каждый его шаг тщательно отслеживался агентами ассирийской разведки. Габбу-ан-Ашшур, видимо, начальник стражи одной из областей, пограничных с Урарту, писал царю Саргону:

Царю, моему господину, говорит твой раб Габбу-ана-Ашшур. Относительно распоряжения, которое царь, господин мой, дал мне по поводу стражи страны урартов, то люди мои вошли в один дом в городе Курбане. Мои послы, которые должны были идти к Набу-или, к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа пошли. Записью имен всех людей мы не пренебрегли. Каждый выполняет свою работу, никого лишнего нет. Мы многократно слышали вот что: «Урартец из Тушпы не выходил». А мы несем охрану, о которой царь дал нам распоряжение, мы не пренебрегаем. В 16-й день месяца таммуз я прибыл в Курбан, в 20-й день месяца аз я послал письмо царю, моему господину.

Можно предположить, что в Курбане находилась резиденция ассирийской разведки. Агенты Габбу-ана-Ашшура отправились к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа, где из них было сформировано отдельное подразделение (дом) с предоставлением их списка. По информации разведки, Руса не покидал пределов Тушпы. Саргон распорядился усилить наблюдение за передвижениями войск урартов в приграничной зоне. Сам Габбу-ан-Ашшур прибыл в Курбан летом (июнь-август) и по прошествии 4 дней послал письмо Саргону.

Собрав верных ему начальников областей, Руса выдвинулся по направлению к Уэси. В битве восставших и правительственных войск верх одержал Руса. Синаххериб, основываясь на донесении Ашшур-рисуа, докладывал:

Ашшур-рисуа написал мне следующее: «Сведения о правителе страны урартов, которые я прежде послал, - это так и есть. Среди них произошла большая резня. Ныне его страна спокойна. Его вельможи разошлись, каждый в свою область. Каккадану, его туртан, полонен. Царь страны урартов находится в стране Уазун. Таковы сведения Ашшур-рисуа.

Русе удалось навести порядок. Каккадану был взят в плен. Царь находился на юго-западе, в области Уазун (Уаиаис?), где, по-видимому и произошла резня, о которой пишет Ашшур-рисуа. Эта победа кардинально изменила расстановку сил. Видимо, царь Урарту готовился следовать для подавления мятежа маннеев к о. Урмия. К тому же, в этом регионе, где была расположена провинция Мусасир с главным храмом Халди, было не все так гладко. Видимо, верховный жрец Мусасира испытывал определенное давление со стороны Ассирии, что видно из письма Урзаны, верховного жреца Мусасира, дворцовому глашатаю, начальнику приграничной ассирийской области в р-не реки Верхний Заб (возможно, Киррури).

Письмо Урзаны глашатаю дворца. Мир тебе! Относительно того, что ты писал мне, говоря: «Царь страны урартов пойдет к тебе со своим войском?», говоря: «Где он будет жить?», то начальник области Уаси и начальник области округи страны уккийцев приходили и совершали службу в храме. Они сказали следующее: «Царь придет, он будет жить в Уаси», и следующее: «Начальники областей задержались, но они придут в Мусасир и совершат службу». А относительно того, что ты писал мне, чтобы без разрешения царя никто не поднял рук своих для службы, это когда сюда приходит ассирийский царь, я ему противодействую? То, что я делал, я буду делать и впредь, и на это нет отчета.

Сам факт того, что Верховный жрец Мусасира вел активную переписку с начальником приграничной ассирийской области говорит об активной деятельности ассирийцев в этом регионе. Урзана сообщил, что начальники областей Уаси и Хариа были в Мусасире и сообщили, что Руса остановиться в Уаси, очевидно, для сбора войск. Верховный жрец Мусасира ведет двойную игру. Он явно говорит о том, что не будет противодействовать ассирийцам в случае начала военных действий. Хотя в будущем мы увидим, что это не спасет Урзану и храм от разграбления Саргоном. Пока же, Урзана, ведя двойную игру, делает вполне логичный в его положении шаг, о чем так же свидетельствует табличка с донесением Синаххериба:

Мусасирец, его брат и сын отправились, чтобы приветствовать царя страны урартов. Гонец из страны хубушкийцев отправился к нему для приветствия. Все стражи пограничных крепостей прислали такие же сведения.

Итак, верховный жрец Мусасира и гонец из Хубушкиа отправились в Уазун (Уаси) на встречу с царем. Видимо, чтобы избежать военной операции на своей территории и убедить Русу в своей лояльности. К тому моменту, по всей видимости, восстание маннеев было успешно подавлено, о чем и спешили сообщить царю начальники областей. В Уэси же Русе пришла весть из страны Зикирту о подготовке Ассирии к войне. Бэл-иддин, царь небольшого царства Аллабрии, писал Саргону:

Царю, моему господину, говорит твой раб Бэл-иддин. Относительно сведений об урартце, гонец из страны андов и гонец из страны зикеров пришли в город Уаси и сказали ему следующее: «Против нас – царь Ассирии! В тот же день, когда он повидал гонцов, он направился в страну Зикиртэ. Он со своим войском и с хубушкийцами удалился на 5 переходов. Затем он вернулся и сказал своим вельможам: «Соберите войска для уничтожения царя Ассирии. Я построю свои войска для движения; поэтому и вы постройте ваши войска для движения».

После сообщения о концентрации войск Ассирии на юго-востоке Урарту, Руса в тот же день направился в Зикирту. Присоединив войско хибушкийцев, он двигался в течении 5 дней, но, видимо, исходя из соотношения сил, вернулся обратно в Уаси, где отдал распоряжение начать мобилизацию. Дальнейший ход событий. в условиях готовности к войне сторон, несложно представить. Нужен повод, и он не заставил себя ждать.

osada_goroda_assiriytsami.jpg.d4c2aefabb

Уппахир Бэл писал Саргону:

Я послал лазутчиков за сведениями о стране урартов. Они вернулись и вот, что они мне сообщили, говоря: «Начальник области, что против нас, находится в городе Харда вместе с другими начальником области. Он стоит на страже против суккалу. От города к городу, вплоть до города Тушпы, воинские силы построены в боевые порядки». Далее пришел гонец от Аргишти и сказал: «Относительно работы, о которой я дал распоряжение «работай», то работ не производи, а корми своих коней до тех пор, пока я пришлю тебе гонца».

Относительно бревен, которые они задержали в городе Эзиат, я послал итуийцев вместе с градоначальником и двинул их в бой. Заместитель их градоначальника вместе с 9 бойцами были ранены из лука; двое из них умерли, трех бойцов они избили. Таковы их вести.

Итуийцы дворца, которые вернулись ко мне с Евфрата, ушли с моим суккалу. Я их послал. Они вышли из города с первым и вторым домами. Пусть царь, мой господин, вышлет войско против князей, и пусть они будут выведены совместно с царскими войсками. Пусть они стоят на страже вместе со мной в городе Шурубе; до жатвы мы их будем держать в подчинении.

assiriyskaya_kolesnitsa.gif.6c357e432a71

Итак, лазутчики сообщают о мобилизации в Урарту. Начальнику области было приказано ожидать распоряжения от Аргишти (Аргишти II, сын Русы — царь государства Урарту в 714—685 гг. до н. э.) и поддерживать боеспособность конницы. Мы видим упоминание, по-видимому, о контрабанде леса из Урарту. После задержания груза, возможно, в районе Ишувы, была предпринята попытка отбить груз силой, закончившаяся неудачно. После возвращения оставшихся в живых воинов, начальник области, укрепив их двумя подразделениями, вновь отправил во главе со своим визирем к Евфрату, на границу с Урарту. Также он запросил помощь регулярной армии для удара по приграничным территориям и установлении контроля над ними до августа-сентября. Возможно, данный конфликт явился поводом к началу ассиро-урартской войны, закончившейся гибелью Русы и превращением Урарту в зависимое от Ассирии царство, существенно расширившего свои границы, в том числе за счет Табала – осколка Хеттской державы, о котором Синаххериб так же упоминал в своей сводке для отца:

Itog_pravleniya_rusyi.thumb.PNG.6403dc56

Письмо, которое Набу-ли, домоправитель Ахат-абиши принес из Табала, я посылаю царю, моему господину».

Сложно сказать, что было в этом письме, но результат известен. Видимо, это направление внешней политики Ассирии было не менее важным и именно поэтому, как мы помним, люди Габбу-ана-Ашшура отправились в распоряжение Ашшур-бэл-Дана и к Ашшур-рисуа, а не Набу-ли, как планировались изначально. Его деятельность прибрела другое, не менее важное, направление - западное.

P.S. В дворцовом архиве была найдена еще одна любопытная табличка:

«Заместителю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир моему господину! Почему же господин молчит? Я попрошайничаю, словно пес! До настоящего времени я послал своему господину 3 письма. Почему мой господин не смилостивился и не послал ответ на письмо? Пусть мой господин вернет меня на мою службу. Я бегал ради твоего отца, как сын и ради тебя я тоже бегал немного. Руки были полны. То, что я пишу своему господину, пусть сделают. Вот сейчас пишу своему господину, пусть он быстро пошлет ответ на это письмо. Заместителю, моему господину, - твой раб Ашшур-рисуа.

Ашшур-рисуа был уволен со службы. Возможно из-за возраста, т.к. он упоминает долгую службу отцу нынешнего руководителя, что говорит о том, что должность передавалась по наследству. Он испытывает определенные (скорее, финансовые) затруднения и требует восстановить его на службе, говоря о своей профессиональной эффективности и упоминая руки, полные табличек с донесениями. Почему-то мне кажется, что ответа он так и не дождался…


2 пользователям понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Размышления о коннице разных времен и народов
      У Стукалина, все-таки, имеет смысл делать скидку на регион и эпоху. Великие Равнины, преимущественно - не ранее самого конца 18 века. При этом север с черноногими и сиу его интересует куда как больше, чем команчи, не говоря об апачах и ютах. Помянутые чинуки - это культуры северо-запада. Апачи и  тимуки имели контакты с испанцами (и не только с ними) с 17 и 16 века, соответственно. Это обитатели "испанского пограничья".Те же сиу на Равнины только в самом конце 18 века выкатились. На северных равнинах металлические наконечники для стрел - это конец 18 века, о чем тот же Стукалин пишет. Лошади и ружья там тоже вторая половина 18 века. А дальше... Ни для американских регуляров, ни для жителей фронтира длинномерный холодняк в 19-м веке, в общем, не был особо характерен. А те же томагавки индейцы с удовольствием покупали и использовали.
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      https://maoist.livejournal.com Но у него специализация - скорее майя, а не Мексика после Конкисты. ИМХО, скорее можно у Абакумова поинтересоваться, он Конкистой интересовался. Это https://maj-buzzard.livejournal.com или Cathartid на XLegio. Опять же - если брать именно Мексику после завоевания, то там изображения индейских аукзилариев со шпагами чем-то необычным не являются.    Media luna - насколько понимаю, это рабочее орудие испанских пастухов и забойщиков, изначально небоевое. Но... Было у меня где-то описание, как испанские пастухи такими штуками английский десант изничтожали.
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Еще о мечах у индейцев: Это из David E. Jones "Native North American Armor, Shields and Fortifications", p. 85-86. Там же, p. 117. Там же, p. 123. Это только те моменты, когда ясно, что обе стороны вооружены металлическими мечами. А еще масса упоминаний о sword вообще, но в основном, имелись в виду разные деревянные мечи, в т.ч. макуавитль.
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Шлем и оплечье из Nebraska History Museum (приобретены в 1990 г., известны в частной коллекции с 1890-х годов, недавно проведенный анализ показал возраст предметов около 200 лет): Источник: http://westerndigs.org/origin-of-spanish-armor-found-in-texas-desert-stumps-scientists/ Т.е. предметы около 1790 г. Принадлежность и место изготовления - под вопросом. Кто использовал - также неизвестно.
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Кстати, к вопросу о саблях у индейцев - все тот же Segesser II, но в прорисовке современной - лучше видно: Атакуют лагерь Педро де Вильясура индейцы пауни и отоа. Только на этом фрагменте сабли видны у 7 из них. Дата создания - после 1720 и до 1758 г. У Стукалина использование индейцами сабель и мечей отрицается. Как связаться с Беляевым? Вроде, его регион - Мексика.
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • В школу я прихожу - время не тянется долго...
      Автор: Неметон
      Подготовка писцов для дворцов и храмов оставалась центральной задачей на протяжении всей истории Шумера. Потребность в школьном преподавании возникла в Нижней Месопотамии еще ок. 3000г до н.э. в связи с изобретением для нужд больших храмов, а затем и царских хозяйств шумерской письменности, сначала иероглифической, а затем и более скорописной — клинописи.
      Своего расцвета шумерские школы - e-dub-ba (по-шумерски «дом таблички» или bit tuppim (с тем же значение по-аккадски) достигли во 2 пол. IIIтыс. до н.э., при династиях из Иссина и Ларсы, когда количество профессиональных писцов достигло нескольких тысяч. Это дает основание предполагать, что по всему Шумеру было разбросано множество крупных школ для писцов. По мнению Крамера, в Шумере в 1 пол. II тыс до н.э единовременно работало несколько тысяч профессиональных писцов. По подсчетам Ветцольдта, из текстов III династии Ура (2112-1997гг до н.э) известен 1541 писец, в т.ч из Лагаша — 620, из Уммы — 384, из Ура — 202, из Дрехема — 168, из Ниппура — 103.
      (Шумерский термин e-dub-ba с тем же значением был заимствован и другими клинописными языками, в частности, хеттским, где наряду с e-dub-ba применялась логограмма местного происхождения со значением «дом писца по дереву», что указывает на материал для письма, используемый хеттами).

      Шумерская школа - э-дуба
      В последней четверти III тыс. до н.э. после завоевания Шумера Аккадом, шумерские педагоги создали первые словари, необходимость которых была вызвана влиянием покоренных шумеров на завоевателей, перенявших письменность и высоко ценивших шумерское литературное наследие.
      В связи с тем, что к III династии Ура (2111-2004 гг. до н.э.) язык преподавания — шумерский — стал почти повсюду мертвым, пришлось перестроить характер преподавания и пересмотреть набор бывших в ходу пособий. Принцип их составления в виде перечней (столбцов) и списков, подлежащих зазубриванию без участия логических умозаключений, сохранился, но списки усложнились и удлинились.
      Древнейшие перечни знаков были составлены в то время, когда письмо из иероглифического не превратилось в клинообразное, т.е не позже XVIII-XVII вв. до н.э., и затем переписывались без существенных изменений до 2 пол. III тыс. до н.э. В течении некоторого времени составление их иногда приписывалось определенным, названным по именам, писцам или их писцовым школам, но потом списки окончательно приобрели анонимность.
      По мере расширения сети школ и учебных программ, в них начинается формироваться университетский тип ученого — специалиста по всем существовавшим в ту эпоху отраслям знаний: от богословия до грамматики и лингвистики. Э-дуба, если она была надлежащим образом организована, представляла собой серьезное учебное заведение — не только школу, но и университет и даже академию, т.к здесь создавалась и развивалась наука: в древней Месопотамии знания систематизировались исключительно в ходе школьного преподавания. Т.о, наука была порождением э-дубы.
      Высокие достижения э-дубы видны из неполного перечня предъявляемых при выпуске экзаменационных требований к писцу:
      –        устный и письменный перевод с шумерского на аккадский язык, и наоборот
      –        знание шумерских писцовых и грамматических терминов и шумерского словоизменения
      –        знание шумерского произношения и шумерских эквивалентов любых аккадских слов
      –        знание различных видов каллиграфии и тайнописи
      –        знание технического языка различных жреческих и других профессий
      –        знаний различных категорий культовых песнопений
      –        умение руководить хором и пользоваться музыкальными инструментами
      –        умение составить, «упаковать» и запечатать в глиняный конверт документ любого рода
      –        знание математики, включая землемерную практику и др.
      За время обучения писцы должны были прочесть довольно много дидактических и литературно-религиозных текстов и даже выучить их канонический список. Такие списки, найденный в большом количестве ассириологи раньше принимали за каталоги библиотек. В э-дубе важнейшее место в преподавании заняли двуязычные терминологические перечни - словари или «силлабарии», вошедшие в состав т.н «Ниппурского письменного канона» или «потока традиции» (XX-XVIIIвв до н.э):
      –        Прото-Эа — перечень знаков с указанием их названий и всех вариантов чтения данных знаков (обнаружен в Уре)
      –        Прото-Изи — перечень знаков по их звучанию, включая составные
      (Следует заметить, что самостоятельно, без устных пояснений, ученик не мог разобраться в шумерском тексте только лишь с помощью грамматических перечней). 
      Существовали также перечни — орфографические справочники для написания имен собственных, имен богов и т.д. Помимо обычного литературного шумерского языка существовал особый «женский» шумерский язык, употреблявшийся в культе богинь. Соответственно, был создан трехъязычный словарь «Dimmer-dingir-ilu (все три слова означают «бог» на женском шумерском, литературном шумерском и аккадском языках).
      Помимо терминологических справочников в число учебных пособий более поздней э-дубы включались перечни медицинских пособий и химических рецептов, также подлежавшие заучиванию наизусть, что привело к расцвету искусства врачей-заклинателей в ущерб практической медицине. Особенно следует отметить громадные списки т.н Omina, т.е. предзнаменований будущих событий, в т.ч по результатам специальных гаданий по форме печени жертвенного ягненка. В курс обучения также включались и перечни судебных казусов - «своды законов», служившие скорее образцами судебных решений, чем попытками кодификации права. Записанные судебные казусы не были анонимными и приписывались конкретным царям, являясь законами в собственном смысле этого слова.
      В кон. XIX-нач. XVIII вв. до н.э в Нижней Месопотамии началось бурное развитие частного предпринимательства и частного права. Стороны не всегда могли располагать помощью высококвалифицированных писцов, знавших юридическую терминологию и прошедших полный курс шумерского языка, остававшегося официальным юридическим языком несмотря на то, что вышел из живого употребления в нач. II тыс. до н.э. Возможным выходом из затруднения могло служить пособие «Ana ittisu”, включавшее в себя наряду с юридическими терминами из Ниппура, множество терминов и оборотов, не дошедших до нас из регулярной юридической практики. Хотя это уникальное для своего времени пособие для писцов-юристов и вошло в Ниппурский канон, впоследствии популярностью оно не пользовалось. Оно известно из более поздних ассирийских списков VIII-VII вв. до н.э из библиотек храма Ашшура и Ашшурбанапала. Потерю пособием популярности исследователи связывают с тем, что с правления царя Ларсы Римсина I, и в особенности Хаммурапи, резко сократился объем частнохозяйственной деятельности, а затем, после разгрома шумерских школ (в Уре и Ларсе при Самсуилуне и неоднократного в Ниппуре в течении XVIII века до н.э.) и после переноса центра клинописного образования в Вавилон, резко снизился уровень познаний писцов в шумерском языке.
      В период династии Ларсы э-дуба была единообразной, не замкнутой и, вероятно, была организована храмовой администрацией для обучения светских кадров. Общедоступность школы была относительной, т.к одни и те же храмовые жреческие и административные должности столетиями сохранялись в одних и тех же семьях. В отличие от Крамера, реконструировавшего э-дубу как светскую и общедоступную школу, Шарпэн считал, что в старовавилонской Ларсе, как и Вавилонии после 1600г до н.э, преподавание велось жрецами и при этом в частном порядке. Важным является мнение о том, что школьное образование было организовано из единого центра — Ниппура.

      Центры образования Месопотамии в шумерское и старовавилонское время
      Школы, как правило, не находились в ведении храма, и программа обучения была светской, а религиозное образование и спорт, по-видимому, не входили в систему школьных занятий. Нет также никаких указаний на обучение в школе иностранным языкам, за исключением шумерского. Однако школьники изучали отдельные хурритские, касситские и эламские глоссы. Ссылаясь на гимны царей Шульги и Липит-Иштара, которые были составлены в школе. Возможно, это свидетельствует о том, что э-дуба находилась на царской службе, или, о том, что тексты были заказаны директору школы царским двором и затем использовались в процессе обучения. Конечно, в школьных библиотеках было много надписей прежних царей.
      Во главе э-дубы стоял «отец школы». Учитель по-шумерски назывался ummea — словом, заимствованным аккадским языком в форме ummanu, а позднее из Вавилонии оно пришло в финикийский и еврейский языки со значением «мастер». Все члены школы независимо от возраста обращались друг к другу как «коллеги». Ученики именовались «сыновьями школы», а помощник учителя «старшим братом». В его обязанности входило изготовление каллиграфических табличек-образцов, проверка письменных заданий и выслушивание устных ответов учеников. В число преподавателей школы входили учителя рисования и шумерского языка, наставник, следивший за посещаемостью и «владеющий хлыстом». Отец школы выплачивал каждому его долю из поступлений учеников.
      О методах преподавания в школах Шумера известно совсем немного. Несомненно, что успехи учеников в значительной степени зависели от их памяти, а шумерские педагоги в основном полагались на устрашающее действие палки. Обучение в школе продолжалось с утра до вечера. Существование каникулярного времени Крамером не подтверждается, но Дьяконов приводит фрагмент текста, обнаруженного в э-дубе Ура, который носит, правда, комичный характер:
      «Свободных дней в месяц — три дня,
      Разных праздников в месяц — три дня,
      Итак, в месяц, выходит, двадцать четыре дня,
      В школу я прихожу — время не тянется долго.
      По одному дню для трудной таблички мне нужно на чтение,
      А мне по четыре дают...»
      Ни в одном из документов не встречалось имя писца-женщины, что говорит о том, что в э-дубе обучались только мальчики (изредка в шумерских текстах встречаются имена женщин-писцов: «грамотейка, та, кто познала тайны письма» - богиня Тештинанна, сестра Думузи, а в аккадской мифологии писцом подземного мира была богиня Белет-Цери, а не божество мужского рода). Из шумерских текстов 2000г до н.э известна лишь одна единственная женщина, которая была писцом. Похожие случаи были засвидетельствованы в Сиппаре, где при обители жриц в старовавилонское время женщина (не жрица) была писцом. Безусловно, что в Месопотамии в школах обучались лишь мальчики. Единственный шанс девочке получить образование существовал в случае домашнего обучения у отца-писца.

      Частный дом в Уре
      О том, как выглядела шумерская школа, можно судить по результатам раскопок в Ниппуре, Сиппаре и Уре, где были обнаружены здания, которые идентифицированы как школьные. Но кроме того, что в них обнаружено большое количество табличек, они ничем не отличаются от обычных жилых домов. В 1934/35 году французские археологи обнаружили в Мари две комнаты, которые по своему расположению и особенностям явно представляют школьные классы. В них сохранились ряды скамеек из обожженного кирпича, рассчитанные на 1-4 учеников.
      Р. Гиршман раскопал в Сузах здание школы 1 пол. II тыс до н.э, в котором в одном углу стоял чан с глиной для изготовления табличек. Там же находился и глиняный кувшин, в который бросали исписанные таблички. Эта школа, по мнению Гершмана, была частной, а не храмовой.

      Места обнаружения зданий, возможно являвшихся школьными
      Все обнаруженные школьные помещения были рассчитаны на небольшое количество учеников. В одном шумерском тексте говорится, что в школе Гирсу было 12 учеников, завершивших обучение (либо ежегодно принималось 12 новых, а самих учеников было в 3-4 раза больше, как считал Ветцольдт). Судя по величине двора помещения школы, где велось преподавание в Уре, там могло поместиться до 20-30 учеников. Структура обучения не предполагала деление на классы. Старшие и младшие учились вместе.

       
      Школьные таблички
      В древнем Шуруппаке во время раскопок 1902-03гг было найдено значительное количество табличек со школьными текстами, относящимися к 2500г до н.э. Клинописные плитки изготавливались так, чтобы держать их в левой ладони, когда пишешь, т.е столы писцам были не нужны. Ни в одной из найденных школ Ура нет следов мебели; ученики сидели на циновках, расстеленных на полу. К тому же, природные условия Месопотамии обусловили отношение к мебели, как предметам роскоши.

      Здание на Школьной улице Ура, интерпретированное Л. Вулли как э-дуба
      Л. Вулли в книге «Ур халдеев» писал: «На «Широкой улице» стоял дом №1, принадлежавший некому Имликуму, писцу или жрецу. Он больше обычных домов. Сначала нас поразило множество отклонений от обычного плана. Выходившие во двор двери нижних комнат оказались замурованными, так что основные жилые помещения были изолированы от двора, умывальной и комнаты для гостей. Сюда можно было проникнуть лишь через дверь в южной части, единственную дверь, соединявшую обе половины дома. Зато в северной стене двора был прорезан новый выход на улицу. Все разъяснили таблички: мы нашли их здесь около 2 тысяч. Имликум был учителем школы для мальчиков; в соответствии с этим он и перестроил свой дом. На дворе и в комнате для гостей были классы, а остальные помещения предназначались для домашних нужд. Несколько сотен табличек представляли собой типичные «школьные упражнения»: плоские круглые таблички служили для чистовых копий и т. д. На многих табличках записаны религиозные тексты, которые либо использовались для диктанта, либо заучивались наизусть. Здесь же были исторические тексты, математические таблички и таблицы умножения. Все это относилось к школе».
      Данное предположение было подвергнуто сомнению И.М. Дьяконовым в книге «Люди города Ура»: «...интерпретация Вулли дома на Широкой улице как школы не без основания оспаривается...Выясняется, что найденные школьные таблички не упали с полок, как думал раскопщик, а по меньшей мере свалились со второго этажа и были использованы для забутовки пола новым владельцем...Однако то обстоятельство, что для забутовки были использованы именно таблички школьной библиотеки, указывает на то, что где-то поблизости, и скорее всего на этом самом месте, раньше действительно была школа. Нет причин представлять себе учеников, занимающихся на тесном дворе, как думал Вулли — они скорее всего занимались на свету (клинопись для чтения требует яркого косого освещения), а это значит, на галерейке не сохранившегося второго этажа, а может быть, даже на плоской крыше».
      Полагают, что в Шумере родители сами решали, в каком возрасте отдавать детей в школу и этот возраст колебался от 5 до 7 лет, а начальное образование занимало не менее 4 лет. Последующее образование из-за исключительной сложности письма продолжалось до зрелого возраста.  Но это маловероятно и большинство учащихся скорее всего заканчивали обучение в 20-25 лет. При этом некоторые дети, окончившие школу, не могли продолжить обучение по экономическим причинам или решению родителей.
      Из-за сложности шумерского языка, ученики, возможно, начинали обучение на аккадском языке, но в старших классах продолжали обучение на шумерском. И.М. Дьяконов считал, что до Самсуилуны (2 пол. XVIIIв до н.э) все преподавание, кроме математики, велось только на шумерском языке.
      Рассмотрев свидетельства текстов 2164-2003 гг до н.э, Ветцольдт пришел к выводу, что в Шумере писцы были заняты во всех сферах общественной жизни и экономики. Например, в Лагаше из 419 писцов в земледелии было занято 76, в скотоводстве — 36, в храмовом и государственном управлении — 48. Упоминаются царские и дворцовые писцы, писцы при тамкарах, кожевниках и т. д. Ландсбергер считал, что 70% писцов служило в административном аппарате, 20% - у частных лиц, 10%- врачами, жрецами и т. д.
      По мнению Ландсбергера, в древней Месопотамии только в период III династии Ура и в старовавилонское время существовали школы, затем образование перешло в руки отдельных семей, передававших писцовые знания в течение столетий от отца к сыну. После перемещения писцовых центров из Ниппура в Вавилон, большая часть шумерской литературы была забыта.
      Относительно Ниппура высказывалось мнение, что говорить о частных школах в этом городе оснований нет, т.к обнаруженные там школьные таблички сосредоточены в четырех домах, три из которых расположены рядом друг с другом. Однако нельзя исключать, что три школы были расположены рядом в писцовом квартале, или составляли (по предположению Дьяконова) единую школу в трех помещениях.
      После завоевания Ниппура, Ларсы, Урука и Ура Хаммурапи в 1762г до н.э и их разрушения его сыном Самсуилуной в 1739г до н.э, центр учености был перенесен в пригород Вавилона — Борсиппу. Место сравнительно общедоступной светской э-дубы заняло индивидуальное обучение у отдельных обученных людей, подчас гадателей и низших жрецов. Новые учителя гораздо хуже знали шумерский язык, хотя его не прекращали изучать до I в н.э., но основным языком письменного общения стал аккадский. Центрами образования в XV-XIIвв до н.э стали Вавилон, Борсиппа, Иссин и Ниппур.
    • Гобелен
      Автор: tau22
      Размер 140х140 см
      Помогите с атрибуцией , спасибо




    • "Медные люди": "Отмщенье придет с моря…"
      Автор: Неметон
      Мнение, согласно которому лидийский царь Гигес послал на помощь Псамметиху I греческих наемников в период, когда тот боролся за единоличную власть в Египте, долгое время являлось традиционной точкой зрения. Ее сторонниками являлись такие авторитетные ученые, как Ж. Раде, А. Морэ, В. Хельк. Данная точка зрения имела обоснование в трудах Диодора Сицилийского, утверждавшего, что наемники прибыли из Карии и Ионии в момент, когда Псамметих находился «в болотах у моря», будучи изгнанным 11-ю номархами. Геродот, описывая прибытие наемников, пишет, что корабли греков «случайно занесло ветрами в Египет». Причем, вели они себя, как пираты, грабя приморские земля и разоряя поля, на что Псамметиху пожаловался крестьянин. Ведут ли так себя специально присланные войска на территории потенциального союзника? Явно, что Псамметих не являлся царем всего Египта и действительно не располагал значительной военной силой, т.к. был вынужден уговорами и посулами привлечь греков в качестве наемников на свою сторону. В противном случае, царь страны, освободившейся от мощного ассирийского давления, вряд ли допустил подобные вольности на своей территории без ущерба для авторитета. Так как же расценивать высадку отрядов наемников в Дельте? Как случайность, по Геродоту, или военную помощь, как думал Диодор? И какое отношение имеет к этому пророчество, услышанное Псамметихом в храме Буто: “Отмщенье придет с моря, когда на помощь явятся медные люди”.

      Л. Вулли в Кархемише обнаружил следы пребывания греческих наемников времен Псамметиха I и Нехо II присланных на помощь ассирийцам. Несмотря на то, что Египет освободился от власти ассирийских царей, он был не заинтересован в значительном ослаблении Ассирии в условиях набирающего мощь Вавилона. Противоположные позиции были у лидийского царя Гигеса, который сам претендовал на ведущие позиции в регионе и как никто другой был заинтересован в ослаблении Ассирии, особенно после того, как он был вынужден признать ее верховенство в условиях надвигающихся на Лидию киммерийцев. Не будем забывать о том, что напряженные отношения сложились также у Гигеса с Милетом, к продвижению которого в Малой Азии он относился с опаской. А что же Псамметих? Позиция Египта полностью противоположна лидийской! Заинтересованность в сохранении Ассирии как противовеса набирающему силу Вавилону и большое влияние выходцев из Милета через Навкратис на экономику и политику Египта делало создание союза неочевидным и противоречивым. Как заставить Псамметиха пойти на уступки и создать антиассирийскую коалицию и ограничить милетское влияние при дворе? Послав наемников, которые со всей вероятностью смогут стать альтернативой ионийцам, и, которые, будут верными проводниками лидийской позиции. Для этой роли идеально подходили карийские наемники. В египетских надписях упоминаются богатые иностранцы, видимо, карийцы, занимавшие влиятельные должности при дворе.
      Исторически Лидию и Карию связывали дружественные отношения. Захватить власть в Лидии Гигесу помогал некий Арсил из Карии со своим войском. Лидийцев и карийцев роднила общность культов: Зевса и Великой Матери. Обычными были и смешанные браки (Крез был сыном Аллиата и кариянки). Как свидетельствовал «Отец истории» Геродот (который сам родился и вырос в Карии), в древности карийцы располагали сильным флотом и были союзниками критского царя Миноса, являясь составной частью критского флота. Затем, по свидетельству Фукидида, Минос изгнал их Крита и других островов. Вероятно, это обстоятельство подтолкнуло их к занятию пиратством. Геродот приводит легенду о высадке карийских пиратов в Египте во времена Псамметиха и дальнейшей службе в войске фараона в качестве наемников. О том, что карийцы жили не только в Карии, но и в Египте, сообщали и другие античные авторы, подтверждение чему было получено в XIX веке.
      В 1841 году граф Луи де Сен-Ферреоль, путешествуя по Египту, обнаружил надгробный памятник с надписью на неизвестном языке. В 1844 году немецкий египтолог Р. Лепсиус скопировал несколько похожих надписей в Абу-Симбеле, которые определил, как карийские. На ногах колоссов Рамсеса IIимелись надписи на карийском, греческом и финикийском языках. Наемники, служившие в египетской арми, в своих походах заходили довольно далнко на юг и при случае оставляли граффити на скалах и стенах древних сооружений. Карийские надписи Абу-Симбела были сделаны одновременно с греческими в 591 году до н.э при фараоне Псамметихе II. Некоторые надписи на греческом языке принадлежали карийцам, которые время от времени вставляли в греческий текст карийские буквы.
      В сер. XIXв  О. Мариетт обнаружил в развалинах мемфисских гробниц бронзовую статую Аписа, в основании которой были надписи на греческом и карийском языках. Там же были обнаружены стелы с карийскими надписями. Карийские надписи в Египте относятся к VII – IV вв до н.э. Они оставались в Египте довольно долго, служа уже персидским сатрапам, но уже у IIIв до н.э. утратили свой язык, перейдя на греческий после завоевания Персидской империи Александром Македонским. По всей видимости, позиции карийцев при дворе фараонов даже после персидского завоевания оставались прочными. По всей вероятности, именно со времен Псамметиха карийцы успешно составляли конкуренцию милетцам в борьбе за влияние на египетских фараонов, проводя пролидийскую политику. Не будем забывать о том, что, согласно Страбону, милетцы практически насильно «открыли» для себя Египет, когда нанесли поражение в морской битве силами 30 судов городу Ниору и вынудили предоставить место для организации торговой фактории Навкратис на месте бывшей финикийской колонии.

      Отношения Лидии и Милета со времен Гигеса были откровенно враждебными. Особенно с учетом достаточно сильных позиций в Египте ионийцев, которые не утратили их и после сметрти Гигеса. Свидетельством этого является посвящение фараоном Нехо II своих доспехов святилищу Аполлона в Милетской области после одного из удачных походов в Сирию. Несомненно, Гигес был недоволен влиянием ионийцев на потенциального союзника. Хотя, иногда, был вынужден идти на определенные компромиссы. Страбон упоминал о разрешении Гигеса милетцам построить колонию Абидос на Геллеспонте. Данный шаг имел чисто экономическую подоплеку. После включения в состав Лидии Троады, опустошенной в предыдущие годы, область нуждалась в финансово-экономической помощи и, возможность сотрудничества с такой мощной морской державой, как Милет, было хорошим подспорьем. Особенно, учитывая, что после присоединения Гигесом к Лидии части Фригии, Карии, Троады и Мисии, он получил выход к важнейшим морским проливам и торговым путям в Причерноморье и задумался о выходе в Эгейское море. После неудачных походов на Милет и Смирну, он был вынужден идти на вынужденные компромиссы и даже принести очистительную жертву в Дельфах.

      Сомнительно, чтобы Псамметих не понимал всю тонкость ситуации, когда, проводя свою прогреческую политику, оказался меж двух огней – Милетом и Лидией, которые всеми силами боролись за влияние на фараонов саисской династии. Возможно, именно тогда Псамметих принял решение ориентироваться на материковую Грецию, в частности Коринф. Ж. Дюка доказал, что хранящийся в Лувре фаянсовый арибалл VII века до н.э. в виде головы в коринфском шлеме изображает именно Псамметиха. Кроме того, Диодор упоминает о заключении Псамметихом с афинянами военного союза (саммахии). Почему Псамметих начал активно развивать контакты с материковой Грецией и Коринфом?

      На мой взгляд, можно говорить о системе сдержек и противовесов. Учитывая сильное влияние милетских и карийских группировок при дворе фараона, ориентация на Коринф была естественным политическим ходом, тем более, что отношения между Милетом и Коринфом были напряженными со времен Лелантской войны VIIIв до н.э. между Халкидой и Эретрией, в котрой Коринф оказывал военную помощь Халкиде вместе с Самосом, а Милет и Мегары – Эретрии. В этом противостоянии ярко проявились противоречия на почве торговой конкуренции. В будущем, Яхмос II поддерживал тесные дружеские отношения с тираном Самоса Поликратом.

      Т.о. ситуация в начале царствования Псамметиха осложнялась ослаблением Ассирии и возвышением Вавилона, чем пытался воспользоваться Гигес, который вел свою игру, пытаясь создать антиассирийскую коалицию с Египтом и ограничить влияние при дворе фараона промилетской группировки. Видимо, именно этим обстоятельством была вызвана высадка карийцев в Дельте. Легенда о пророчестве о появлении «медных людей», которые придут на помощь Псамметиху, может являться ничем иным, как результатом договоренности, имевшей место в храме Буто между Псамметихом и посланниками Гигеса о посылке карийских наемников в помощь для борьбы за корону Египта и независимости от Ассирии. Естественно, что этот шаг был расценен Ассирией, как недружественный. Ниневии было проще иметь дело с разрозненными номархами, чем с единым царем Верхнего и Нижнего Египта. Следует учитывать, что оказывать открытую военную помощь Египту Гигес не мог, так как нуждался в поддержке Ассирии для отражения нашествия киммерийцев. Поэтому ограничился посылкой отрядов наемников-карийцев, которые «для отвода» глаз при высадке вели себя, как случайно выброшенные бурей пираты. Впрочем, разорение полей было весьма условным и Псамметих быстро принял их на службу. В итоге, как известно, сам Гигес погиб после неудачной битвы с киммерийцами, которых Ашшурбанипал «направил» в Лидию в отместку за его поддержку Псамметиха.

      Можно только поражаться политическим качествам Псамметиха, который во внутренней политике был вынужден лавировать между греческими наемниками, ливийской военной аристократией и египетским жречеством, а во внешней вел умелую политическую игру, с одной стороны, используя лидийскую помощь в борьбе с оппозиционными номархами и ассирийцами, с другой, выстраивая отношения с Коринфом и Афинами как противовес влияния милетского Навкратиса и пролидийских наемников-карийцев при дворе.
    • Набопаласар: халдей, разрушивший Ниневию
      Автор: Неметон
      В начале 626 г. до н. э. вспыхнуло восстание против ассирийского владычества, во главе которого встал халдейский вождь Набопаласар. Утвердив свою власть на севере страны и восстановив традиционый союз с Эламом, он провел несколько удачных военных операций против ассирийцев. В октябре 626 г. до н. э. Вавилон перешел на сторону Набопаласара, и 25 ноября 626 г. до н. э. последний торжественно воцарился в этом городе и основал халдейскую (или нововавилонскую) династию.
      «В 10-й год Набопаласара в месяце айар (апрель-май), он созвал войско Аккада и пошел берегом Евфрата. Сухийцы и хинданайцы в бой с ним не вступали, а принесли свою дань»

      В 616г до н.э.  Набопаласар предпринял наступление на территории союзников Ассирии Суху и Хиндану, которые предпочли не вступать в противоборство и признать власть нововавилонского царя, что свидетельствует о кризисе Ассирийской державы и снижении его военной мощи.
      «В месяце аб (июль-август) сообщили, что войско Ассирии находится в городе Каблини и Набопаласар поднялся против них и 12-го дня месяца аб он устроил сражение с ассирийским войском. Ассирийское войско перед ним отступило, и он нанес ассирийцам сильное поражение, захватив у них большую добычу. Маннайцы, которые пришли на помощь ассирийцам, и ассирийские вельможи были захвачены в плен. В тот же день Набупаласар захватил город Каблини»
      Манна, Мана (аккад. Mannai) — древнее государство, существовавшее в X—VII веках до н. э. в Передней Азии, к югу и востоку от озера Урмия (современный северо-западный Иран).
      Пока продолжалась борьба ассирийцев и урартов в VIII в. Манна оставалась младшим партнером Ассирии. Из войн с Урарту Маннейское царство вышло значительно усилившимся и при царе Иранзу (до 737- 718/17) включало ряд "стран", еще выступавших в конце IX - начале VIII в. как отдельные самостоятельные географические и политические единицы. В некоторых из них сохранялись, однако, наследственные правители; они иногда именовались "великими наместниками" Манны (Андия, Миси, Уишдиш и Зикирту). Тенденция к упрочению центральной власти встречала противодействие со стороны правителей зависимых областей и части самой маннейской знати. Эти круги и противники ассирийцев в еще уцелевших владениях между Манной и Ассирией (Аллабрия и др.) поддерживались Русой I Урартским, а Саргон II с 719 г. не раз вмешивался в дела Манны, карая мятежников, восстававших против ее царей. Ожесточенная борьба завершилась в 714 г. решающей битвой у горы Уауш (Сехенд): Руса и его главный союзник Митатти Зикиртский были разбиты наголову, а войска Саргона, еще до битвы разорившие Зикирту, совершили глубокий рейд по территории Урарту. К Манне отошли некоторые урартские владения и бывшие маннейские районы у Урмии. События этих лет в конечном счете привели к укреплению власти царей Манны, а в зависимых областях местные правители были уничтожены или ослаблены.
      В 713 г. в анналах Саргона II в последний раз упоминается о дани маннейского царя (причем, и он получил ответные дары от Саргона, чем демонстрировались скорее союзнические, а не даннические отношения). К началу VII в. Манна уже не признавала главенства Ассирии и вскоре повела против нее наступательную войну. Между 680-677 гг. Асархаддону удалось временно отбить натиск "неусмиренных маннеев" и разбить их союзника скифа Ишпакая. Во второй половине правления Асархаддона войска маннейского царя Ахшери вновь угрожали ассирийским пределам и затем вместе с мидянами, "киммерийцами" и "скифами" воевали против Ассирии в ее восточных провинциях. В результате Манна захватила некоторые пограничные ассирийские округа и еще сохранявшиеся буферные владения (Аллабрию и др.) и теперь граничила с Ассирией на всем протяжении от Мидии до Урарту (видимо, потеснив и его в районах к югу от Урмии).
      При Ашшурбанапале ассирийцам в начале 650-х годов удалось взять частичный реванш: их войска дошли до маннейской столицы Изирту, взять ее не смогли и, ограничившись полоном и добычей, повернули назад, но возвратили захваченные ранее маннеями ассирийские крепости.
      После этих событий царем стал уцелевший сын Ахшери Уалли, обратившийся за помощью к Ашшурбанапалу и вновь признавший верховенство Ассирии. Союз Манны и Ассирии упрочился еще более, видимо, после усиления Мидии и во время войн Ассирии с Мидией и Вавилонией. В 616 г. ассирийские и маннейские войска были разбиты вавилонянами у Каблини (на Евфрате), и Манна, очевидно, вскоре была подчинена мидянами. В последний раз она упоминается окало 593 г. в библейской книге Иеремии как одна из стран, зависимых от Мидии, вместе с Урартским и Скифским царствами.
      «В месяце аб же царь Аккада послал свои войска против городов Мане, Сахир и Балих; добычу их они захватили, их полон они полонили во множестве, богов их они увели. В месяце улул (август-сентябрь) царь Аккада вернулся назад со своим войскоми, по пути они забрали в Вавилон жителей города Хиндану (?) и богов его. В месяце тишрит (сентябрь-октябрь) войско Египта и войско Ассирии вслед за царем Аккада дошли до Каблини, но царя Аккада не настигли. За ними он поспешил».
      Помимо свидетельства о существовании ассиро-египетской антивавилонской коалиции (при Псамметихе I из XXVI Саисской династии) мы видим, что вывоз статуй местных божеств из покоренных городов – обычная практика Древнего мира, имевшая большое психологическое значение. Попытка поддержать слабеющую Ассирию против усиливающегося Вавилона не удалась, что привело к напряженным отношениям с Нововавилонским царством, и Египет был вынужден отказаться от своих азиатских притязаний.
      «В месяце аддар (февраль-март) войско Ассирии и войско Аккада в Мадане, в области Аррапхи, дали друг другу бой; и войско Ассирии войском Аккада было разбито, и большое поражение им они нанесли, сбросив их в реку Заб. Их ослов и коней они полонили, добычу их захватили во множестве; его многочисленные обозы они переправили с собой через Тигр и доставили в Вавилон».
      После победы над ассирийскими войсками у Аррапхи, Набопаласар вернулся в Вавилон, с тем, чтобы продолжить военные действия непосредственно на территории Ассирии:
      В 11 год (615 г до н.э) царь Аккада собрал свое войско и пошел берегом Тигра; в месяце айар он остановился против города Ашшур. В…месяца сиван (май-июнь) он дал бой городу, но города не взял. Царь Ассирии собрал свое войско, и царь Аккада от Ашшура был изгнан, и до города Такритайн, что в Ассирии, берегом Тигра тот шел за ним. Царь Аккада ввел свое войско в цитадель Такритайна. Царь Ассирии и войско его против войска царя Аккада в Такритайне устроили осаду и 10 дней вели бой против них, но города он не взял. Войско царя Аккада, осажденное в цитадели, нанесло Ассирии большое поражение. Царь Ассирии и войско его прекратили осаду и вернулись в свою страну.
      Осада города успеха не принесла и под напором ассирийских войск Набопаласар был вынужден отступить к Такритайну, 10-ти дневная осада которого была безуспешной. Видимо, свою роль сыграло вторжение мидийских войск Киаксара в Ассирию и осада Аррапхи:
      В месяце арахсамне (октябрь-ноябрь) мидянин спустился в Аррапху и дал бой городу...
      С ассирийцами у мидийцев были старые счеты:
      Начиная с IX в до н. э. ассирийцы стали совершать походы на территорию Мидии с целью захвата добычи. В 744 г. до н. з Тиглатпаласар III совершил поход до горы Бикни (совр. Демавенд близ Тегерана) и получил от мидийцев в качестве подати 9 т лазурита и 15 т различных бронзовых изделий. В течение VIII в. до н. э. мидийские области находились в зависимости от ассирийцев и платили им регулярные подати, главным образом ремесленными изделиями и скотом.
      В конце VIII в. до н. э. ситуация в Передней Азии усложнилась из-за вторжения туда киммерийских племен из Северного Причерноморья. В начале VII в. до н. э. следом за киммерийцами из Северного Причерноморья в Переднюю Азию зторглись также скифские племена, часть которых осела в области Сакасена вокруг озера Урмии и оттуда стала совершать набеги на Урарту и Ассирию. В течение длительного времени киммерийцы находились в Малой Азии, а именно в восточной части Каппадокии и в области Манна. Около 715 г. до н. э. они нанесли поражение урартскому царю Русе I, а во время царствования в Ассирии Асархаддона (681—669 гг. до н. э.) стали угрожать и ее северным границам. В 679 г. до н. э. они вторглись в Ассирию, но ассирийцам удалось одержать над ними победу. Однако около 675 г. до н. э. киммерийцы разгромили Фригийское царство в Малой Азии и снова стали угрожать границам Ассирии. Тем временем скифы из области Сакасены стали предпринимать грабительские походы на страны Передней Азии и между 630 и 620 гг. до н. э. доходили даже до границ Египта, опустошив Сирию и Палестину.
      В 672 г. до н. э., воспользовавшись военными действиями между ассирийцами и киммерийцами, мидийские племена подняли восстание против ассирийского ига. Восстание возглавил один из мидийских вождей по имени Каштарити (Геродот называет его Фраорт):
      «Получив власть, Фраорт не удовольствовался владычеством над мидянами, но пошел войной на персов. Персы первыми подверглись его нападению и первыми подчинились мидянам. Властвуя над этими двумя и к тому же могущественными народами, Фраорт затем начал покорение Азии народ за народом. Наконец, он выступил в поход на ассирийцев (именно на тех, что владели Нином и прежде были владыками всей Азии, а теперь после отпадения своих союзников остались одни; у себя дома, впрочем, они были еще довольно могущественны)».
      На стороне мидийцев выступили также киммерийцы и скифы, но вскоре ассирийский царь Асархаддон, выдав свою дочь замуж за скифского вождя, сумел добиться, чтобы скифы отошли от восставших. Мидийцы же продолжали борьбу и в 671 г. до н. э. создали независимое государство, изгнав ассирийцев с западной части своей территории. Каштарити начал постепенно объединять все мидийские племена, ликвидируя мелкие княжества.

      К середине VII в. до н. э. Мидия стала крупным государством Древнего Востока. В 653 г. до н. э. мидийский царь Каштарити предпринял поход против Ассирии. Но в это время скифы, будучи союзниками ассирийцев, напали на мидийцев. Не выдержав борьбы на два фронта, мидийцы потерпели поражение, Каштарити погиб, а над страной в 653—625 гг. до н. э. установилось господство скифов. В 625 г. до н. э. царем Мидии стал его сын Киаксар, Он нанес поражение скифам и окончательно объединил все мидийские племена в единое государство со столицей в Экбатанах (совр. Хамадан), создал сильную регулярную армию, реорганизовав ее по родам оружия (копьеносцы, лучники и конница), вместо прежнего ополчения, собиравшегося по племенному принципу:
      «Этот Киаксар, по рассказам, был еще гораздо воинственнее своих предшественников и первым разделил азиатское войско на [боевые] отряды по родам оружия и каждому отряду – копьеносцам, лучникам и всадникам – приказал действовать самостоятельно. До этого все [войско] было перемешано в беспорядке. Это был тот самый Киаксар, который сражался с лидийцами, когда во время битвы день внезапно стал ночью. Всю Азию по ту сторону Галиса он присоединил к своей державе. Со всеми подвластными народами Киаксар выступил против Нина, чтобы отомстить за отца и разрушить город».
      (О царствовании Киаксара сведения Геродота противоречивы: по одному варианту, гибель скифов произошла перед войной Киаксара с Лидией, а по-другому – она непосредственно предшествовала завоеванию Нина (Ниневии).
      «В 12 год (614 г до н.э) в месяце аб, когда мидянин находился против Ниневии, он поспешил и захватил Тарбиз, город в области Ниневии. Затем он спустился берегом Тигра и напал на Ашшур, дал бой городу; [...........] город разрушил, поражение людям великим злобно он нанес, добычу его он захватил, полон его он полонил. Царь Аккада и войско его, которые шли на помощь мидянину, боя не застали, Ашшур был разрушен».
      Мидийцы, после захвата Тарбиза, внезапным ударом атакуют и захватывают Ашшур, древнюю столицу ассирийских царей. Войско Набопаласара застало уже захваченный город. Сомнительно, чтобы вавилоняне шли «на помощь» мидянам. Скорее, Киаксар просто опередил Набопаласара, одержав важную победу в стратегически важном пункте. Но, учитывая, что его войска были истощены штурмом города и защищать его были не в силах, а вавилонский царь нуждался в сильном союзнике, именно тогда и был заключен военный союз двух держав, скрепленный династическим браком между Навуходоносором, сыном Набопаласара, и дочерью Киаксара, договорившись о совместных действиях против Ассирии:

      «Царь Аккада и Умакиштар (Киаксар) у города, друг с другом увиделись, дружбу и союз заключили друг с другом. ...Умакиштар и войско его вернулись в страну свою, царь Аккада и войско его вернулись в страну свою».
      Набопаласар был вынужден в одиночестве вести военные действия против Ассирии и терпит ряд военных неудач. Почему?
      «В 13-й год (613 г до н. э.), в месяце ийар, сухийцы восстали против царя Аккада и творили враждебное. Царь собрал свое войско и пошел на страну Сухи. В месяце сиван (май-июнь) 4-го дня он дал бой Рахилу, городу, что посреди Евфрата, и в тот же день захватил город. ...он построил; камень берега Евфрата к нему они спустили ...против города Аната он остановился и осадные орудия с захода солнца... осадные орудия к стене он подвел, дал бой городу, но города не взял...царь Ассирии и войско его спустились, царь Аккада и войско его повернули и возвратились в свою страну.
      Насколько видно из сообщения, Ассирия еще имела возможности для противостояния с Вавилоном. Покоренные ранее сухийцы восстали и им на помощь явились ассирийские войска, вынудившие Набопаласара отступить. Эта неудача потребовала координации действий с мидийцами, которые к тому моменту уже избавились от скифской угрозы, и вылилась в полномасштабную войну, в результате которой Ниневия пала:
      В 14 год (612 г до н.э.) царь Аккада собрал свое войско [........... Умакиштар, царь Умманманда (Мидии), навстречу царю Аккада [.................................] увиделись друг с другом; царь Аккада [...................................] и [Умаки]штар [.......через реку Рада]н, переправили и пошли [бе]регом Тигра [....................... про]тив Ни[невии .............] с месяца симан по месяц аб 3 сраженья (?) [.............................] дали могучий бой городу; месяца аба [.... дня город он захватил..............] поражение сильное великим людям он нанес. В тот же день Синшарришкун, царь Ассирии [......................................] многочисленный полон города свыше счета они полонили, город [обратили] в холмы и развалины. [.................................] Ассирии от царя бежали и силы (?) царя Аккада (?) [..............................].

      Вавилонские и мидийские войска объединились при переправе через реку Радан и вдоль берега Тигра подошли к Ниневии и осаждали ее в период с мая по август, в течении которого произошло 3 сражения. В августе город пал, а ассирийский царь Синшаришкун, как гласит предание, сжег себя в своем дворце вместе со всеми сокровищами. Остатки ассирийских войск бежали, преследуемые войсками Набопаласара.

      Улула 20 дня Умакиштар и войско его возвратились в страну свою; после того царь Аккада .............] шли до Нацибина, добычу и слуг его [..........................] и страны Руцап привели в Ниневию к царю Аккада. В месяце [................ Ашшур-убаллит .....................] в городе Харране воссел на престол Ассирии; до месяца [...............] в Ниневии [........................] от 20 дня месяца [...................] царь [.......................] в месяце ташрите же в городе [........................].
      Часть ассирийской армии сумела пробиться на запад, в крупный город Харран в Верхней Месопотамии, и там продолжала сопротивление, избрав царем Ашшурубаллита. Ассирийцы во главе со своим новым царём уповали на помощь Египта, прилагающего все силы для того, чтобы не допустить к своим границам скифов, мидян и вавилонян.
      В 16 год (610 г до н.э.) в месяце айаре царь Аккада собрал свое войско и пошел против Ассирии; от [месяца айара?] до месяца арахсамна по Ассирии победоносно они прошли; в арахсамне Умманманда [................ на по]мощь царю Аккада пришли, войска их между собой смешались и против Харрана вслед за Ашшурубаллитом, сидевшим на престоле в Ассирии, они пошли; а Ашшурубаллита и войско Египта , которое] пришло [ему на помощь], поверг страх перед врагом, и они поки[нули город и] переправились [через Евфрат (?)]. Царь Аккада достиг Харрана и [..................] [горо]д захватил многочисленный полон города свыше счета [..............] свои [.........] покинули, и сам он вернулся в свою страну, а Умманманда, которые при[шли] на помощь царю Аккада, [..........]...
      Объединенное войско вавилонян и мидийцев подходит к Харрану, но Ашшурубаллит и союзные ему египетские войска спешно переправляются через Евфрат и оставляют город без боя, в котором размещается вавилонский гарнизон.
      В месяце дуузе Ашшурубаллит, царь Ассирии, многочисленное войско Египта, [..................] реку он преодолел и пошел против Харрана для покоре[ния] его....... гарнизон, который царь Аккада поставил в нем.…, и они перебили и остановились] против Харрана. До месяца улула он вел бой против города, но ничего не ......., не взял его. Царь Аккада пошел на помощь войску своему, бой (?) .................. [в страну Ицалла он поднялся и многие города стран ... их он сжег огнем. В то время войско ...до округа города Урашту [.............] в стране [.....................] их [..................] они захватили, гарнизон, который ц[арь] ....................] и против горо[да ...............] поднялись (?) ..............] царь Аккада вернулся в свою страну.
      Соединившись с Ашшурубаллитом II, наследник Псамметиха Нехо II (610-595 гг. до н. э.) перешёл Евфрат и атаковал Харран. Вавилонский гарнизон мужественно отразил все приступы египтян и ассирийцев и удержал город. Набопаласар двинулся на выручку Харрану. Проиграв битву в стране Ицалла (севернее Харрана), фараон Нехо снял осаду города и отступил за Евфрат. Харран остался в руках вавилонян. Участь Ашшурубаллита неизвестна, но, вероятно, он отступил вместе с Нехо на территорию Египта, где и закончил свои дни.
      Мидийцы захватили коренную территорию Ассирии, а также город Харран с окружающей областью, вавилонянам же досталась вся остальная Месопотамия. В 607 г. до н. э. Набопаласар, оставив в своих руках управление внутренними делами государства, передал командование армией своему сыну Навуходоносору.
    • «Писец сидит в своей канцелярии, руки его бездействуют»
      Автор: Неметон
      В музее Лейдена (Нидерланды) хранится папирус №344, найденный в некрополе Саккара, около Мемфиса, с текстом, известным как «Речение Ипувера». Судя по тексту и орфографии, его можно отнести к концу Нового царства (ок. 1300 г до н.э). Однако, язык текста указывает на гораздо более ранее время (2000-1700 гг. до н.э). Из этого обстоятельства было заключено, что писец, живший ок. 1300 г до н.э. скопировал значительно более древний текст. Академик В. В. Струве пришел к выводу, что Лейденский папирус описывает события крупного социального переворота в конце Среднего царства (ок. 1750 г. до н.э). Впоследствии его теория подтвердилась публикацией т.н. «черепков проклятий». В западной историографии этот памятник определялся как произведение мессианистической литературы или диалог-поучение, а иногда как чисто литературный текст, не имеющий какой-либо социальной ценности. Помимо красочных описаний бедствий, постигших Египет, в тексте можно найти немало любопытных свидетельств, ярко характеризующих жизнь и быт населения Древнего Египта периода Среднего царства...

      «Воистину: Хнум скорбит из-за бессилия своего…те, которые лежали в местах бальзамирования, они кинуты на высоты. Тайны бальзамировщиков раскрыты…вся Дельта больше не защищена. То, что дорого стране севера, находится на путях, открытых удару. Что нам делать, чтобы не было доступа всюду? Пусть скажут: держись вдали от места тайн! Ибо смотри: оно в руках, не знающих его. Как будто они знали бы его. Варвары стали искусны в работах Дельты».
      - в комментариях к тексту традиционно отмечалось, что «работы Дельты» - это исконные ремесла Египта, в которых варвары стали искусны, т.е. оттеснили самих египтян от этой деятельности в силу охватившей Египет социальной смуты. На мой взгляд, речь идет не о ремеслах вообще, а именно об искусстве бальзамирования. Ипувер явно указывает, что тайны этого искусства раскрыты, варвары захватили место тайн. А что может быть более таинственным, чем место, где готовили к посмертному существованию? Думается, что «место тайн» – это некий культовый центр в Мемфисе, где жрецы практиковали мумификацию тел, прежде тщательно охранявшееся от непосвященных. Искусность варваров в работах Дельты означала разглашение тайн бальзамирования, возможно, даже предание огласке секретных текстов из библиотеки «места тайн», в котором также находились и свитки, содержащие знания о магии и колдовстве, о чем Ипувер пишет далее:

      «Воистину: магические формулы стали общеизвестными. Заклинания «шем» и заклинания «сехем» сделались опасными, ибо они запоминаются теперь всеми людьми»
      - Перед нами свидетельство существования особых свитков, в которых были изложены ритуалы вызова и удержания сверхъестественных сил. Вероятно, эти тексты были разграблены в том же центре в Мемфисе, в котором жрецы также практиковали магию.
      Беспорядки приняли настолько масштабный характер, а государственная власть была настолько парализована, что даже мумия царя оказалась выброшена на улицу:
      «Смотрите: Царь захвачен бедными людьми…он лежит на простых носилках. То, что скрывала пирамида, то стоит теперь пустым»
      - Очевидно, перед нами свидетельство разграбления пирамиды. Можно предположить, что указанные события случились сразу после смерти фараона. Попробуем восстановить хронологию событий, исходя их текста:
      «Смотрите: было приступлено к лишению страны царской власти немногими людьми, не знающими закона: приступили люди к мятежу против царя, глаза Ра, умиротворяющего обе земли…Столица, она разрушена в один час»
      - Налицо убийство царя в результате мятежа или его организация после его преждевременной смерти. Организованный «немногими людьми», скорее всего сановниками, он развивался скоротечно, ввергнув столицу в хаос, а страну поставив на грань гражданской войны:
      «Столица встревожена недостатком. Все стремятся разжечь гражданскую войну. Нет возможности сопротивляться. Страна, она связана шайками грабителей»
      - В столице идет борьба за власть. С утратой жесткой централизации в стране бесчинствуют шайки грабителей, захватывая имущество богатых египтян:
      «…червь гложет знатных покойных; тот, который не мог сделать себе саркофага, он теперь стал владельцем гробницы…владельцы гробниц выкинуты на вершины холмов. Тот, который не смог себе сделать даже гроба, он стал владельцем заупокойного имения…Тот, который не мог построить себе хижину, он стал владельцем дома. Придворные изгнаны из домов царя…благородные женщины находятся на шеду – баржах. Вельможи пребывают в закромах. Тот, который не спал рядом со стеной, он стал собственником ложа. Владелец богатства проводит ночь, страдая от жажды. Тот, который выпрашивал осадок напитков, теперь собственник кувшинов, кидающих наземь. Владелец роскошных одеяний в лохмотьях. Тот, который не имел тени опахал, стал теперь собственником тени…»
      - Ипувер рисует страшную картину социального катаклизма. Бальзамирование после захвата мемфисского «места тайн» не осуществляется. Тела знатных покойных, видимо убитых, не погребены или выброшены из саркофагов. Их гробницы захвачены. Вельможи изгнаны из своих домов и ютятся в подсобных помещениях, их жены вынуждены заниматься проституцией на баржах, выполнявших роль публичных домов. Конечно, не все соглашались на подобное:

      «Скажут они: Тяжко мне на барже с миррой, то пусть нагрузят их сосудами с …пусть узнают они носилки. Что касается слуг, то ведь они больны! А это хорошее лекарство для них, когда из-за них страдают благородные женщины, подобно рабыням. То, что поют в хоромах богине Мерт, это скорбь, повесть о муках над жерновом. Воистину: рабыни все стали владеть устами своими. Если говорят их госпожи, то это тяжело переносится рабынями»
      - за отказ обслуживать «клиентов» в лупанарии, бывшие благородные дамы могли быть отправлены на переноску сосудов или использовали в качестве носильщиц, подобно рабыням. Кроме того, они трудились на ручных мельницах на помоле зерна. За выражение недовольства их ожидало наказание их бывших рабынь, находившихся на положении хозяев. Придворная знать в лохмотьях, страдает от жажды. Бывшие бедняки стали собственниками рабов (тени опахал) и кувшинов с алкогольными напитками, кидающими наземь.
      Отдельного внимания заслуживают вопросы семьи и брака в период Среднего царства:
      «Смотрите: тот, который спал без жены из-за бедности, он находит теперь благородных женщин…человек знатный брал себе благородную женщину в качестве жены и его защищал отец ее. Теперь, не имеющий такого тестя и убивает его»
      - египтянин мог жениться, располагая определенным имуществом и с согласия отца невесты, под защитой которого он находился впоследствии. В период мятежа эти условия не соблюдались. Женщин чаще всего просто брали силой.
      Мятеж в столице перерос в масштабный передел собственности с разрушением торговых связей и фактической ликвидацией судебной, налоговой и административной системы:
      «Воистину: зерно гибнет на всех путях. Люди лишены платья, мази и масла…Закром разрушен. Страж его повержен на землю…прекрасная судебная палата. Расхищены ее акты, лишены хранилища ее тайн содержания... Расхищены податные декларации. Рабы стали владельцами рабов…чиновники убиты, взяты их документы…писцы по учету урожая, списки их уничтожены. Зерно Египта стало общим достоянием…свитки законов судебной палаты выброшены, по ним ходят на перекрестках. Бедные люди сламывают их печати на улицах…бедные люди достигли положения Эннеады, ибо то ведение дел дома Тридцати лишилось своей замкнутости…великая судебная палата стала местом выхождения и вхождения в нее. Бедные люди выходят и входят в великие дворцы…дети вельмож выгнаны на улицу…»
      - В стране дефицит зерна, благовоний и масел, которые имели большое значение в культовой и обыденной жизни египтян. Ипувер сетует:
      «Тот, волосы которого выпадали потому, что он не имел своего масла, стал собственником целых кувшинов со сладким мирром. Тот, который не знал своего бога, жертвует ему воскурения другого»
      - По всей видимости, мирро использовалось для ухода за кожей головы и париком, что служило отличительной особенностью египтян. Те, кто не мог воскурить благовония своим богам в силу своего низкого социального статуса, теперь может использовать благовония, предназначенные для богов египетского пантеона, т.е. в восстании самое активное участие принимали беднота и чужеземцы-рабы.
      Царские амбары расхищены, его страж убит. После расхищения судебных архивов уничтожены материалы судебных решений. В податных декларациях указывалось и имущество хозяев, к которому также относились рабы. Уничтожение подобных деклараций фактически означало ликвидацию рабской зависимости. Уничтожение списков по учету урожая и разграбление царских зернохранилищ указывает на одну из возможных причин социального бунта – голод. Судебная система Среднего царства была основана на замкнутости судей, знатных сановников. В условиях волнений здания судов были разграблены, а дети чиновников, занимавшие места судебных клерков, изгнаны из дворцов.
      Т.о, перед нами картина настоящего социального бунта (воздержусь от оценки событий, как революции), постепенно перерастающего в гражданскую войну, охватившего Древний Египет в период Среднего царства, связанного с масштабным переделом собственности, ликвидацией централизованного управления, налоговой, судебной системы, насильственным изменением социальной структуры. В условиях борьбы за власть в правящей элите после смерти (или убийства) царя, в стране, отягощенной голодом и обострившимися социальными противоречиями, не нашлось силы, которая смогла бы остановить нараставшее недовольство. Дезинтеграция центральной власти в столице привела к хаосу на местах. Слабостью фараонов XIII династии (1775—1710 гг. до н. э.) воспользовалось объединение гиксосов, которым в конце XVIII в. до н. э. удалось оккупировать всю Дельту, а затем распространить свою власть и в Верхнем Египте. Эпоха Среднего царства в Египте закончилась.

      Открытым остается вопрос, в чье правление произошло восстание, описанное Ипувером. Известно, что в указанный промежуток времени правил фараон Хинджер (тронное имя Усеркара) (ок. 1752—1748 до н. э.), от правления которого сохранилось незначительное количество памятников, наиболее поздние из которых датируются 4-м годом царствования. В Саккара известна незаконченная пирамида Усеркара, строительство которой было не завершено в силу преждевременной смерти царя и пустовавшей по причине, описанной Ипувером. Хронологически ему наследовал Сехем-Ка-Ра Имир-меша (ок. 1748—1744 до н. э.) имя которого переводится как "полководец". Известны две его статуи из храма Птаха в Танисе, что доказывает статус Имир-меша как царя всего Египта. Известно, что Апопи, царь гиксосов, и фараон Рамсес II, приказали вырезать на этой статуе свои имена. Можно предположить, что Сехем-Ка-Ра Имир-меш, опираясь на войско и узурпировав власть, смог не только подавить восстание, описанное Ипувером, начавшееся после смерти Усеркара, но и на время вновь объединить Верхний и Нижний Египет и не допустить вторжения усиливающихся гиксосов, за что снискал уважение не только Апопи, но и Рамсеса II.
      Т.о, можно предположить, что события, описанные Ипувером, происходили в 1748 г до н.э. в период между смертью фараона Усеркара и захватом власти Сехем-Ка-Ра Имир-мешем.