Виноградов А. Вступление Италии во вторую мировую войну

   (0 отзывов)

Saygo

Виноградов А. Вступление Италии во вторую мировую войну // Вопросы истории. - 1992. - № 10. - С. 66-74.

10 июня 1940 г. в Риме, на площади Венеции Б. Муссолини объявил о вступлении Италии во вторую мировую войну. К этому времени Франция уже была разгромлена и капитулировала, а Великобритания потерпела поражение под Дюнкерком. Италия, не являясь участником этих событий, оказалась все же вовлеченной в них. Что побудило Муссолини, с сентября 1939 г. провозгласившего Италию "невоюющей стороной" (такая позиция давала ей очевидные преимущества и сулила бесспорные выгоды в будущем), ввязаться в мировой конфликт, приведший, в конечном итоге, итальянский фашизм к военно-политическому краху?

Вступлению Италии в войну предшествовало заключение Римом и Берлином военно-политического союза ("Стального пакта"), причем инициатива исходила от итальянской стороны. Примечательно, однако, что еще в ходе миланской встречи министров иностранных дел двух фашистских держав - Г. Чиано и И. Риббентропа - 6 - 7 мая 1939 г., непосредственно предварявшей подписание договора, зять дуче, никогда не питавший к нацистам особых симпатий и первоначально явно склонный затянуть переговоры, вдруг пошел на существенные уступки. Он снял неоднократно выдвигавшиеся Италией требования относительно конкретного определения внешнеполитических целей обоих государств, о четком разграничении "сфер влияния" на Балканах и в Дунайском бассейне, о германской гарантии окончательного характера границы в районе Бреннера, и перестал настаивать на включении в текст договора специальной статьи, обязывавшей обоих партнеров не начинать войны ранее истечения трехлетнего срока с момента подписания союза.

Подписывая 22 мая 1939 г. в Берлине союзный договор, итальянские дипломаты упустили из виду ту самую ст. 3, на изъятии которой они еще недавно настаивали. А она гласила: "Каждая из сторон немедленно выступит на помощь другой всей совокупностью своих сухопутных, морских и воздушных сил, если та окажется в состоянии войны"1, - и не содержала даже намека на обязательство придерживаться трехлетней отсрочки начала военных действий в Европе против кого бы то ни было. По существу именно это "сделало Италию безропотной заложницей Гитлера и почти лишило ее элементарной свободы действий"2.

Вскоре после подписания "Стального пакта" дуче командировал в Берлин с личным закрытым посланием от 30 мая маршала У. Каваллеро, известного своими давними и устойчивыми прогерманскими симпатиями (в декабре 1940 г. состоялось его назначение на пост начальника Генерального штаба). В ходе встреч с Гитлером, В. Кейтелем, Ф. Гальдером и другими политическими и военными руководителями третьего рейха римский эмиссар акцентировал внимание своих собеседников на точке зрения Муссолини, изложенной в его послании: "Две державы "оси" нуждаются не менее трех лет в мирном периоде, и только начиная с 1943 г. боевые действия будут иметь наибольшие шансы на успех... Италия... располагает весьма скромными техническими средствами, незначительными промышленными возможностями и ограниченными природными ресурсами"3. Действительно, военно-индустриальный потенциал Италии был сравнительно невелик. Но именно это и стало для дуче аргументом для оправдания статуса Италии как "невоюющей стороны" и одновременно - для выторговывания немецкой помощи как условия вступления ее в войну.

В канун нападения Германии на Польшу дуче, ссылаясь на нехватку сырья и военных материалов, сообщил Гитлеру в послании от 25 августа о "почти полной неподготовленности" Италии к открытию военных действий. Фюрер тут же затребовал список пожеланий своего партнера и был изумлен: итальянцы просили обеспечить их срочными поставками сырья и боевой техники, оружия и снаряжения общим объемом... 170 млн. т, для транспортировки которых пришлось бы выделить 17 тыс. поездов!4 Правда, посол Италии в Берлине Б. Аттолико впоследствии раскрыл "секрет": список был так чудовищно раздут именно для того, чтобы немцы, вынужденные отказать своему партнеру в помощи, дали бы итальянской стороне предлог уклониться от участия в войне.

Британский историк Ф. В. Дикин, объясняя решение дуче пока остаться в стороне, справедливо отмечал: "В этот момент он хотел лишь одного: как можно надежнее укрепить стратегические позиции Италии в бассейне Средиземноморья и в Северной Африке, в максимальной мере воспользоваться плодами своего вмешательства в Испании, освоить захваченную Албанию. Его отнюдь не прельщала малозаманчивая и рискованная перспектива очутиться в положении вовлеченного в европейскую войну помимо своей воли лишь ради мгновенного поглощения Польши Германией. Несмотря на систематическую и безудержную публичную похвальбу и частые громогласно угрожающие заявления, он как никто другой прекрасно сознавал и политическую, и экономическую, и военную немощь и уязвимость своей дутой империи"5. Действительно, состояние вооруженных сил Италии явно не соответствовало приукрашенным официальным данным.

К апрелю 1940 г. ее сухопутные войска, сведенные в 74 дивизии, насчитывали 1580 тыс. рядовых и унтер-офицеров и 53 тыс. офицеров6, лишь 19 дивизий были полностью укомплектованы, 34 - недоукомплектованы, но боеспособны и 21 - малобоеспособна. Заявление Муссолини, что "Италия готова в любой момент выставить 8 млн. штыков"7, оказалось на поверку блефом. "Добровольческая милиция национальной безопасности"8 - военные формирования фашистской партии численностью свыше 800 тыс. человек, располагали лишь стрелковым оружием и легкой артиллерией и имели весьма посредственную подготовку. На общем фоне выделялись лишь корпуса альпийских стрелков и берсальеров, обладавшие несравненно более высокой боевой выучкой и моральным духом. Пять итальянских альпийских дивизий считались лучшими в Европе9.

Военно-техническая оснащенность итальянской армии не выдерживала сравнения с вооруженными силами Германии, Франции и Великобритании. Во-первых, ее характеризовал весьма низкий уровень моторизации. Ввиду почти хронической нехватки грузовиков и бронетранспортеров солдат приучали к 40-километровым маршам-броскам, чтобы преодолевать расстояние в 150 - 160 км за 5 дней. Во-вторых, в ее оснащении некоторые типы и виды оружия, снаряжения и боевой техники сохранялись еще с первой мировой войны. Основным оружием пехотинца была винтовка с штыком образца 1891 г., модернизированная в 1924 и 1938 годах. Автоматы начали поступать в армию в массовом количестве только к весне 1943 года. В артиллерии недоставало 26 тыс. орудий, а производили их всего 700 в год. Танковый парк в подавляющей массе состоял из танкетки, прозванной солдатами "банкой из-под сардин". Она имела один пулемет, тонкую, легко пробиваемую броню и двигатель, заводившийся только снаружи. Лишь к концу 1940 г. было налажено производство среднего танка, вооруженного пушкой и двумя пулеметами и защищенного толстой броней10. Тяжелых танков в итальянской армии вообще не было, если не считать сконструированный к осени 1942 г. танк, изготовленный в нескольких десятках опытных экземпляров.

Немногим лучше обстояло дело и с авиацией. Из всех видов вооруженных сил она, пожалуй, наиболее рельефно отражала рекламную позолоту и эффектную показуху, присущие "черному" 20-летию итальянского фашизма. Фактически Италия имела в общей сложности 1796 самолетов (783 бомбардировщика, 594 истребителя и штурмовика и 419 разведчиков)11, но многие из них представляли собой уже изрядно устаревшие типы. Наиболее распространенным вплоть до 1942 г. оставался архаичный истребитель-биплан с двумя пулеметами, стрелявшими через винт. Других, более совершенных моделей было меньше, к тому же они были слабо вооружены. Правда, имелся хорошо зарекомендовавший себя средний бомбардировщик.

Итальянский флот по общему количеству кораблей, их суммарному водоизмещению и совокупной огневой мощи артиллерийского и минно-торпедного вооружения занимал в начале июня 1940 г. пятое место в мире, уступая флотам Великобритании, США, Японии и Франции12. Он насчитывал 6 линейных кораблей, 7 тяжелых крейсеров, 12 легких, 59 эсминцев, 67 миноносцев, 115 подводных лодок, 66 торпедных катеров и противолодочных катеров-охотников13. Италия располагала превосходными кораблями - это были линкоры водоизмещением в 40 тыс. т, с 9 орудиями главного калибра и большой скоростью хода; они могли соперничать с судами аналогичного типа других западных держав. Отличные тактико-технические данные были у крейсеров, неплохо зарекомендовали себя и подводные лодки. Но флот не имел авианосцев. Главный морской штаб Италии по требованию Муссолини отказался от их строительства еще в середине 30-х годов14. Имелись у флота и другие крупные изъяны: явно недостаточная разработанность конкретных оперативных планов, откровенно выжидательно-оборонительная тактика, сводившаяся к избежанию даже минимального риска, неумение вести бой в ночных условиях, пренебрежение к радиолокаторам, почти перманентные перебои с горючим. На этом фоне исключение составляла только "X флотилия MAC"15.

Ахиллесовой пятой вооруженных сил Италии оставались явная недостаточность средств ПВО (в июне 1940 г. в метрополии насчитывалось 230 зенитных батарей) и почти катастрофическая скудость запасов топлива и стратегического сырья (всего на 3 месяца боевых действий), а также боеприпасов - заводы выпускали в год артиллерийских снарядов почти в 12 раз меньше положенных16. Министр военной промышленности генерал К. Фавагросса заявил Муссолини в феврале 1940 г., что в этой области, по самым оптимистическим подсчетам, Италия будет готова к войне не ранее октября 1942 г., а скорее всего на рубеже 1942 - 1943 годов17. Согласно докладу правительственной Комиссии по военному производству, подготовленному в декабре 1939 г., потребности армии, авиации и флота экономика страны могла начать удовлетворять только с 1944 г., да и то лишь при условии полной загрузки своих мощностей18.

Имелся и еще один, очень существенный дефект: весьма посредственный общеобразовательный и культурный уровень и сравнительно невысокая профессиональная компетентность подавляющего большинства командного состава вооруженных сил Италии, особенно его высшего звена. Разумеется, встречались не лишенные способностей, даже талантливые офицеры, генералы и адмиралы. Но они составляли исключение. Остальная масса их серых, безликих, недалеких и незадачливых коллег вполне заслужила характеристику, данную им маршалом Э. Де Боно. Он квалифицировал итальянскую военную касту как "вечно галдящее сборище наглых, пустых, важничающих, самовлюбленных фанфаронов, куда более склонных к закулисным интригам ради получения дворянских титулов, внеочередных званий, наград, дополнительных окладов, акций и поместий, нежели к боям и рискованному пребыванию на передовой, завистливых и обленившихся дилетантов с рутинным, поверхностным мышлением, намертво застывшим на уровне войны 1914 - 1918 гг. и колониальной войны в Абиссинии 1935 - 1936 гг., умудрившихся ни на йоту не извлечь даже крупиц важного и полезного из поучительнейшего опыта германского блицкрига в Польше и успешного наступления на Западе против Франции и ее союзников"19.

Под стать им был и министр всех трех видов вооруженных сил Италии и их верховный главнокомандующий с 1 июня 1940 г. - Муссолини. Вмешательство его в разработку и особенно процесс реализации оперативно-тактических и стратегических решений имело самые пагубные для страны последствия из-за его поистине кричащего военного невежества. Он не представлял истинных размеров промышленных потребностей современной войны, путал соотношение количественного и качественного факторов, отождествляя арифметическую численность с подлинной мощью ("количество - это сила", - любил он повторять), отдавал явное предпочтение бездумному натиску перед тщательной и методичной подготовкой. По существу именно "его неуемная, всепоглощающая жажда военной славы", как указывал Чиано, прекрасно изучивший характер своего тестя, и побудила дуче ввязаться в мировой конфликт в качестве ближайшего союзника Гитлера и всерьез претендовать на успешное ведение самостоятельных боевых действий.

Свои конкретные цели в войне Муссолини определил еще до заключения "Стального пакта", огласив их на заседании Большого Фашистского Совета 4 февраля 1939 года. Назвав Италию "узницей, томящейся в тюрьме, имя которой - Средиземноморье", он квалифицировал Корсику, Тунис, Мальту и Кипр как "решетки этой тюрьмы, где часовыми - Гибралтар и Суэц". Отсюда он делал вывод: "Поскольку итальянская политика не может иметь и не имеет территориальных задач на европейском континенте, за исключением Албании", то необходимо "в первую очередь сломать решетки и двигаться к океану - Индийскому, объединив Ливию с Эфиопией через Судан, или Атлантическому - через французскую Северную Африку"20. Избирая то или иное направление, рассуждал дуче, необходимо иметь надежно защищенный и обеспеченный тыл в Европе. Прочную гарантию этого, по его мнению, давал майский договор 1939 г., призванный, как считали в Риме, не только укрепить европейские позиции Италии, но и предоставить ей свободу рук в достижении жизненно важных целей в Средиземноморье и Африке.

Руководство третьего рейха, впрочем, и не помышляло о содействии усилению военного потенциала своего союзника и отнюдь не намеревалось согласовывать с ним свои политические и военно-стратегические планы, предпочитая держать их в строгом секрете. Подтверждением этого стали плохо скрываемое нежелание Гитлера дать "добро" на консультации представителей верховного командования вооруженных сил двух держав вскоре после подписания "Стального пакта", равно как и его устойчивый скептицизм касательно перспектив германо-итальянского военно-промышленного сотрудничества на случай затяжной войны. Вот почему лето 1939 г. стало для партнеров по "оси" периодом двусмысленностей, недоговоренностей и уловок, предназначенных скрыть друг от друга подлинные намерения.

Муссолини оказался застигнутым врасплох советско-германским пактом о ненападении от 23 августа 1939 года. Уязвленный столь "вопиющим нарушением" "антикоминтерновской солидарности" (в Риме поговаривали о "почти предательстве духа и буквы "Стального пакта""), он, тем не менее, все же, хотя и вряд ли искренно, приветствовал "восстановление дружественных отношений между Германией и Советским Союзом" и "выразил свою большую радость по случаю заключения пакта о ненападении"21. Как пишет автор монографии о дуче Р. Де Феличе, "в течение нескольких месяцев осени - зимы 1939 - 1940 гг. Муссолини был убежден в неизбежности очень скорого, чуть ли не со дня на день нападения Англии и Франции на Советский Союз, что автоматически превращало Берлин и Москву в союзников. Но именно это никоим образом его и не устраивало, так как он, судя по его собственным признаниям, не имел ни малейшей охоты сражаться с Парижем и Лондоном бок о бок с Советской Россией"22. Правда, в этом случае у Муссолини появился бы предлог для неучастия в боевых действиях и шанс попытаться - с очевидным успехом для себя - снова разыграть "мюнхенскую карту", то есть в качестве посредника добиться созыва конференции наподобие Мюнхенской.

Когда же Гитлер, запросивший Рим о "понимании", получил итальянский ответ от 25 августа 1939 г., он понял, что на Италию рассчитывать не приходится23. Единственное, чего он добился, - это "твердое" обещание Муссолини оказать Берлину три "братские" услуги: 1. сохранить в тайне итальянский нейтралитет на возможно более длительный срок; 2. продолжать интенсивные военные приготовления для отвлечения внимания англичан и французов и введения их максимально в заблуждение; 3. направить в Германию промышленных и сельскохозяйственных рабочих.

1 сентября 1939 г., выступая на заседании Совета Министров, Муссолини сообщил о предстоящем решении объявить Италию "невоюющей стороной", не собирающейся "брать на себя какую-то бы ни было инициативу в открытии военных действий"24. Такой шаг он мотивировал "настоятельной заботой о надлежащем обеспечении и защите национальных интересов" и "невыполнением Германией своих союзных обязательств"25. По свидетельству Д. Гранди, тогдашнего министра юстиции, "растерянность и тревога, горечь и разочарование, перемешанные с гневом и раздражением, сквозили в каждом... слове и жесте" дуче26. Эту "смятенность души" констатировал и Чиано, которому Муссолини 4 сентября говорил о "желательности скорейшей атаки против Югославии, чтобы захватить румынские нефтяные месторождения". Через князя К. Альдобрандини, входившего в круг приближенных Пия XII, Чиано 6 сентября предупредил Ватикан, что "итальянский нейтралитет, немного стоящий, вовсе не представляется подлинным, надежным и долговечным"27.

Статус "невоюющей стороны" вскоре начал тяготить Муссолини: публично восхваляя "молниеносные и не имеющие себе равных блистательные победы германского оружия", он втайне завидовал Гитлеру, мечтая о собственном триумфальном блицкриге. Уже в конце января 1940 г. он пояснил Чиано, что дальнейшее сохранение нейтралитета наверняка чревато "неизбежным оттеснением Италии в класс "Б" европейских держав"28. Но Савойская династия, финансово-промышленная олигархия, крупнейшие аграрии, командная верхушка вооруженных сил страны придерживались противоположной точки зрения, считая, что лучше оставаться в стороне от войны как можно дольше. На той же позиции стояли и закулисно фрондировавшие высшие иерархи фашистской партии - Э. Де Боно, Ч.-М. де Векки, Д. Гранди, Д. Боттаи, И. Бальбо. Последний не раз почти открыто заявлял, что союз с Гитлером означает "чистить сапоги Германии"29. Однако все эти деятели с мая 1939 г. предпочитали линию "пассивного сопротивления", не афишируя свой энтузиазм по поводу альянса с Берлином, но и не возражая против него.

Дуче волей-неволей приходилось считаться на первых порах с "нейтралистскими" взглядами короля Виктора-Эммануила III, не терпевшего немцев и склонявшегося к активным закулисным поискам соглашения с западными державами, в первую очередь с Великобританией. Текст его телеграммы, направленной Муссолини 17 сентября 1939 г., раскрывал эти настроения монарха: "Теперь, после ликвидации Польши, выражаю надежду на то, что Вы сможете провести переговоры по дипломатическим каналам и, если англичане, несмотря на потопление их торговых судов, согласятся на них, удастся, быть может, достичь какого-то конструктивного решения"30.

Уже к концу зимы 1939/40 г. дуче понял, что его надеждам на созыв "нового Мюнхена", где он сыграл бы роль первой скрипки, сбыться не суждено. Одновременно он, похоже, без колебаний уверовал в близкую и неотвратимую победу партнера по "оси", заявив Чиано в конце февраля 1940 г.: "В Италии еще находятся дураки и преступники, считающие, что Германия будет разбита. А я Вам говорю, что Германия победит"31. Эта убежденность окрепла после состоявшейся 18 марта 1940 г. на Бреннерском перевале встречи с Гитлером, в немалой мере повлиявшей на решение Муссолини вступить в войну.

В ходе беседы дуче трижды повторил фюреру, что "теперь мы готовы шагать к победе вместе с вами", подчеркнув, что "правительство и партия сейчас единодушно сходятся во мнении относительно невозможности оставаться нейтральными, даже на малый срок". Муссолини сказал Гитлеру, что вступление Италии в войну, "наверно, произойдет, возможно, в июне или, возможно, в августе"32. Не последнюю роль здесь сыграла жесткая позиция фюрера, разъяснившего своему союзнику, что "он (Гитлер. - А. В.) абсолютно уверен в неразрывности будущих судеб Германии и Италии, так как победа Германии будет означать и победу Италии, а поражение Германии незамедлительно повлечет и мгновенный конец итальянской империи"33. Гитлер таким образом дал понять Муссолини, что они "связаны одной веревочкой" и тем самым предостерегал Италию от повторения памятного для Германии "варианта 1915 года".

Бреннерское "рандеву" поставило крест на еще не развеявшихся расчетах Г. Чиано, Д. Гранди, Д. Боттаи на достижение соглашения с Западом, используя посредническую миссию заместителя государственного секретаря США С. Уэллеса, который посетил в феврале-марте 1940 г. Рим, Берлин, Париж и Лондон. В Италии (он побывал там в конце февраля и во второй половине марта) личный представитель американского президента имел беседы с Чиано и был два раза принят Муссолини, которому он намекнул на те выгоды, которые ожидают Италию, если она сохранит нейтралитет. Посулы Белого дома не возымели, однако, желаемого воздействия на дуче. Тогда Ф. Д. Рузвельт пошел на решительный шаг, направив ему 27 мая 1940 г. личное срочное послание через посла США в Риме У. Филиппса.

На судьбе этого документа роковым образом сказалось, однако, случайное стечение обстоятельств. Дело в том, что Уэллес в конфиденциальной беседе с британским премьером Н. Чемберленом охарактеризовал дуче как "уставшего и деградировавшего неотесанного и мстительного деревенского мужика"34, о чем тот не преминул сообщить своему послу в Италии П. Лорену. Эту секретную телеграмму перехватила и расшифровала итальянская военная разведка. В результате взбешенный Муссолини категорически отказал У. Филиппсу в аудиенции и послание попало в руки его зятя. В нем, в частности, говорилось: "Президент Рузвельт предлагает дуче без промедления сообщить ему все пожелания и просьбы Италии, которые он готов сразу же довести до сведения французского и английского правительств. Какой бы характер ни имело возможное будущее соглашение, заключенное на базе этих итальянских предложений, президент Рузвельт обещает энергично ходатайствовать перед Англией и Францией о взятии ими твердого обязательства сохранить его в силе до конца войны, одновременно гарантируя Италии участие в послевоенной мирной конференции на равных правах с воюющими сторонами. От Италии требуется лишь одно: дать четкие заверения в том, что она не будет в дальнейшем непомерно увеличивать свои претензии, равно как и будет неизменно сохранять свой нейтралитет в течение всего конфликта"35.

Но дуче уже "закусил удила". Чиано отметил в своем дневнике: "Нужно нечто совершенно другое, невообразимое, чтобы разубедить Муссолини. По существу проблема вовсе не в том, что он хочет добиться того или этого, а в том, что он жаждет войны. Если бы он смог мирным путем иметь даже вдвое больше того, чего он требует сейчас, он отверг бы это"36.

Еще 31 марта 1940 г. в секретном "меморандуме" на имя Виктора-Эммануила III Муссолини, прямо говоря о "неизбежности" вступления Италии в войну, подчеркнул, что "речь идет о войне самостоятельной и параллельной той, которая ведется Германией, и преследующей цели: свобода на морях и окно в океан... Следовательно, вопрос заключается не в том, чтобы решить, вступать или нет в войну, а лишь в том, чтобы определить, когда и как это сделать наилучшим образом, оттянув на возможно более поздний срок наше вступление в войну еще и потому, что Италия абсолютно не в состоянии позволить себе долгой войны, иными словами, она не может потратить сотни миллиардов"37.

Однако захват нацистами Дании и Норвегии в апреле 1940 г. побудил дуче форсировать события. 11 апреля в присутствии Чиано он обронил "историческую" фразу: "Унизительно сидеть сложа руки в то время, когда другие творят историю. Чтобы сделать народ великим, надо послать его в бой даже пинками в зад, что я и сделаю"38. Заместителю начальника Главного штаба сухопутных войск генералу Ф. Росси, "осмелившемуся" заикнуться о низком уровне боеготовности армии, он заявил: "Если бы я должен был ожидать, когда армия будет полностью готова, то мне пришлось бы вступить в войну через несколько лет, тогда как я обязан вступить немедленно"39.

Воюющие стороны - как западные союзники, так и Германия, - отнюдь не исключали возможности участия Италии в войне и учитывали это в своих планах. В ходе Бреннерской встречи Гитлер сообщил Муссолини, что верховное командование вермахта, разрабатывая предстоящие операции на Западном фронте, исходит из того, что итальянские войска будут вести активные боевые действия против французов в Альпах и в Савойе. Военный комитет Франции, рассмотрев вероятные акции союзников против Италии, признал 6 мая 1940 г. наиболее целесообразным ограничиться обороной в Альпах, Тунисе и других африканских владениях. По договоренности с английским имперским Генеральным штабом предполагалось также удерживать ключевые позиции в Средиземноморье и нарушать морские коммуникации Италии, подвергая усиленному артобстрелу с кораблей и воздушным бомбардировкам ее побережье, а также предпринять объединенные атаки против ее войск в Триполитании40.

10 мая 1940 г. в 5 час. утра германский посол в Риме Н. Г. Макензен сообщил Муссолини, что войска третьего рейха час назад развернули наступление в Бельгии, Голландии и Люксембурге. Дуче прокомментировал это так: "Союзники проиграли кампанию... Через месяц я объявлю им войну"41. Тем не менее, Италия продолжала пока придерживаться выжидательной тактики. И лишь на закрытом совещании 29 мая, проходившем под председательством Муссолини, на котором присутствовали наследный принц Умберто, начальник Генерального штаба вооруженных сил П. Бадольо, начальники главных штабов всех трех видов вооруженных сил - генерал М. Роатта (сухопутная армия), генерал Д. Приколо (ВВС) и адмирал Д. Каваньяри (ВМС), его участники наметили дату вступления в войну - сразу же после 5 июня.

В Берлине это решение восприняли без особого энтузиазма. Гитлер и его ближайшее окружение отдавали себе отчет в том, что оно продиктовано исключительно политическими соображениями - дуче, опасаясь опоздать к дележу "французского наследства", захотел получить причитавшийся ему, и как он считал, законно, жирный кусок. Муссолини откровенно раскрыл П. Бадольо, тщетно пытавшемуся добиться отсрочки, хотя бы до конца июня, вступления страны в войну, истинные мотивы своего решения: "Война будет короткой, а мне нужно иметь всего лишь несколько тысяч убитых, чтобы сесть за стол переговоров на мирной конференции в числе остальных победителей"42. Под стать своему премьер-министру и "дорогому кузену" боевой пыл неожиданно продемонстрировал и Виктор-Эммануил III, обычно крайне нерешительный и сомневавшийся.

К 10 июня Италия сосредоточила против Франции группу армий "Запад" под началом кронпринца Умберто. Она состояла из 4-й армии, занимавшей северный участок фронта - от Монтероза до Монтгранеро, и 1-й армии, дислоцировавшейся южнее - от Монтгранеро до моря. В группе насчитывалось 22 дивизии (12500 офицеров и унтер-офицеров, 300 тыс. солдат), она имела на вооружении около 3 тыс. орудий и свыше 3 тыс. минометов. Ей противостояла французская альпийская армия - всего 6 дивизий (175 тыс. человек). Рельеф местности вдоль итало-французской границы таков, что расположенные параллельно ей долины служили превосходными естественными траншеями для французов, которые умело оборудовали их в инженерно-фортификационном и огневом отношении. А итальянский Генеральный штаб, судя по его поведению, намеревался штурмовать эту мощную преграду в лоб.

Хотя итальянская армия была еще весьма далекой от окончательного завершения подготовки войск первого эшелона, Муссолини распорядился начать наступление по всему фронту 18 июня, когда разгром Франции вермахтом стал уже фактом. Сам дуче, сопровождаемый Чиано, по приглашению Гитлера вылетел в Мюнхен, чтобы обсудить условия запрошенного 17 июня вишистской кликой Петена - Лаваля перемирия. Как явствует из памятной записки итальянского МИД, врученной Чиано Риббентропу, Италия собиралась предъявить Франции крупный счет. Она претендовала на французскую территорию вплоть до р. Роны, включая города Лион, Баланс, Авиньон, рассчитывала заполучить Корсику, французские колонии Тунис, Джибути и Ожали, военно-морские базы в Алжире и Марокко (Алжир, Оран, Мерс-эль-Кебир, Касабланка), настаивала на передаче ей 40 - 45% французского военного и торгового флота, военной авиации, тяжелой артиллерии и танкового парка43.

Но фюрер осадил своего партнера, сославшись на "политическую нецелесообразность предъявления Франции излишних требований, так как державам "оси" в настоящий момент куда выгоднее сохранить существование французского правительства, не только располагающего пусть в чем-то ограниченным, но все же суверенитетом, но и проявляющего готовность к сотрудничеству"44. Риббентроп также позволил себе одернуть Чиано: "Нельзя, чтобы глаза были больше желудка, надо проявить умеренность"45. Раздосадованный Муссолини нехотя согласился с предложением Гитлера отложить вопросы удовлетворения итальянских территориальных и колониальных притязаний, а также проблемы будущих контрибуций и репараций с Франции, до мирных переговоров. Единственным для дуче утешением стала достигнутая в самый последний момент договоренность с фюрером о предстоящем подписании с Францией двух отдельных перемирий, причем специально оговаривалось, что франко-германское вступит в силу только после заключения аналогичного франко-итальянского.

20 июня Муссолини вернулся в Рим, где его поджидал еще один "сюрприз". Его любимое детище OVRA - тайная фашистская политическая полиция - перехватила и записала телефонный разговор, состоявшийся 19 июня 1940 г. между начальником Главного штаба сухопутных войск генералом М. Роатта и генералом П. Пинтором, командовавшим 1-й итальянской армией в Альпах. Последний, не стесняясь в бранных выражениях в адрес короля, Муссолини и Бадольо, доложил своему шефу, что "вверенные ему войска абсолютно не в состоянии наступать, поскольку еще не достигли соответствующего уровня боеготовности"46.

Эта новость ошеломила дуче, который, изливая душу своему зятю, в сердцах воскликнул: "И это происходит сейчас, после девяти месяцев ожидания и принимая во внимание те безнадежные условия, в каких французы теперь находятся! А если бы мы вступили в войну в сентябре (1939 г. - А. В.), то что бы случилось?!"47.

Стремясь хоть как-то "спасти лицо", дуче приказал Бадольо и принцу Умберто атаковать противника во что бы то ни стало 20 - 21 июня. Однако отчаянные попытки итальянских войск взять штурмом альпийскую "линию Мажино" потерпели крах. Французские войска ожесточенно сопротивлялись, и единственное, чего удалось добиться армии дуче, - продвинуться в глубь чужой территории в районе Ментоны всего на 1 километр. Муссолини, правда, рассчитывал на высадку крупного десанта альпийских стрелков- парашютистов в Лионе, чтобы занять этот город 22 июня, но финальный акт "французской драмы" спутал ему последние карты.

22 июня 1940 г. представители французского и германского верховного военного командования подписали соглашение о прекращении огня. Спустя день - 23 июня - немцы, чувствовавшие себя хозяевами положения, оказали своим союзникам любезность, - доставили в Рим на самолетах делегацию Франции, уполномоченную вести переговоры о капитуляции. Сознавая мизерность своих "успехов" в войне, итальянская сторона сочла за благо удовлетвориться оккупацией французской территории площадью 832 кв. км с населением в 28 тыс. человек. Согласно условиям перемирия, подписанного 24 июня, Франция обязалась создать вдоль итало-французской границы демилитаризованную зону шириной в 50 км, а также демилитаризовать военно-морские порты Тулон, Аяччо, Бизерта, Оран и некоторые районы в Алжире, Тунисе и на побережье французского Сомали48.

Примечания

1. TOSCANO M. Fonti documentarie e memorialistiche per la storia diplomatica della seconda guerra mondiale. In: Questioni di storia contemporanea. Milano. 1952, p. 43.

2. ISNENGHI M. Le guerre degli italiani - 1848 - 1945. Milano. 1989, p. 385.

3. BERTOLDI S. II giorno delle baionette. Milano. 1980, p. 109.

4. BIAGI E. Noi c'eravamo. 1939 - 1945. Milano. 1990, p. 43.

5. DEAKIN F. W. The Brutal Friendship: Mussolini, Hitler and the Fall of Italian Fascism. Lnd. 1987, p. 413.

6. INNOCENTI M. L'ltalia nel 1940. Milano. 1990, p. 17.

7. CANDELORO G. II fascismo e le Sue Guerre - 1922 - 1939. Milano. 1982, p. 313.

8. Эта милиция - "чернорубашечники", - созданная в конце 20-х годов, играла роль, подобную отрядам СС и СА в Германии.

9. LIDDELL-HART В. History of the Second World War. N. Y. 1983, p. 105.

10. PETACCO A. 1940 - L'ltalia in guerra. Padova. 1990, p. 37.

11. Storia illustrata, supplenemto all' "Epoca", N 2071, 20.VI.1990, p. 22.

12. LIDDELL-HART B. Op. cit., p. 113.

13. GIORGERINI G. Da Matapan al Golfo Persico. Milano. 1989, p. 38.

14. BOCCA G. Storia d'ltalia nella guerra fascista - 1940 - 1943. Bari. 1983, p. 65.

15. Элитарное соединение, состоявшее из подразделений подводных лодок, противолодочных катеров-охотников, подводных пловцов-диверсантов и морских пехотинцев. Ее личный состав комплектовался из отлично подготовленных высококлассных профессионалов (подробнее см.: БОРГЕЗЕ В. Десятая флотилия. М. 1957).

16. Storia illustrata, supplemento all' "Epoca", N 2071, 20.VI. 1990, p. 20.

17. Corriere della Sera, 6. VIII. 1989.

18. FAVAGROSSA C. Perche perdemmo la guerra. Milano. 1947, p. 89.

19. FUCCI F. Emilio De Bono - il maresciallo fucilato. Milano. 1989, p. 270.

20. PINI G., SUSMEL D. Mussolini - l'uomoe l'opera. Firenze. 1953 - 1955, p. 481.

21. Из записи беседы имперского министра иностранных дел со Сталиным и Председателем СНК СССР Молотовым, состоявшейся в ночь с 23 на 24.VIII. 1939 и сделанной зам. статс-секретаря Хенке (Akten zur deutschen auswartigen Politik. 1918 - 1945. Ser. D (ADAP). Bd. VII. Baden-Baden. 1956, S. 189 - 190).

22. DE FELICE R. Mussolini il duce. Vol. V. part. II. Torino. 1980 - 1982, p. 687.

23. KESSELRING A. Soldat bis zum letzten Tag. Bonn. 1953, S. 213.

24. Corriere della Sera, 2.IX. 1939.

25. TAMARO A. Venti anni di storia (1922 - 1943). Roma. 1953, p. 707.

26. GRANDI D. 25 luglio. Bologna. 1983, p. 43.

27. CIANO G. Diario (1939 - 1943). Vol. II. Milano. 1986, pp. 87, 92.

28. GUERRI G. B. Caleazzo Ciano, una vita - 1903 - 1944. Milano. 1979, p. 288.

29. GUERRI G. B. Italo Balbo. Milano. 1984, p. 365.

30. SPINOSA A. Vittorio Emanuele III. Milano. 1990, p. 375.

31. CIANO G. Op. cit., p. 95.

32. Documents on German Foreign Policy 1918 - 1945. Ser. D. Vol. VIII. Lnd. 1954, p. 27.

33. ADAP. Bd. VII, S. 337.

34. SMITH G. American Diplomacy during the Second World War 1939 - 1945. N. Y. 1965, p. 166.

35. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers - 1940. Vol. 1. Washington. 1959, p. 97.

36. CIANO G. Op. cit., p. 117.

37. DE FELICE R. Mussolini - l'alleato. Vol. VI. Torino. 1990, p. 37.

38. CIANO G. Op. cit., p. 119.

39. ROSSI F. Mussolini e lo Stato Maggiore dell'Esercito. Milano. 1983, p. 377.

40. Archives nationales de France. WII . Cour de Riom, cart 10, ser. B XIII, doc. 21.

41. CIANOG. Op. cit., p. 133.

42. BERTOLDI S. Badoglio. Milano. 1982, p. 387.

43. I documenti diplomatici Italiani. Nona serie: 1940/1943. Roma. 1954 - 1956, Vol. III, p. 17.

44. DEAKIN F. W. Op. cit., p. 565.

45. CARBONI G. Piu che il dovere. Firenze. 1955, p. III.

46. MELOGRANI P. Rapporti segreti della polizia fascista - 1938 - 1940. Bad. 1979, p. 349.

47. CIANO G. Op. cit, p. 151.

48. LIDDELL-HART B. Op. cit., p. 270.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы

  • Сообщения

    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Интересно, что боевые платформы-рамбады на галерах в середине 16 века и позднее временами сами оснащались крышей, превращаясь в этакие "домики". Penón de Velez. 1575 Интересно, как такая конструкция в деталях выглядела?
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Так. Сейчас глянул - для 50-фунтовки на конец 16 века указан калибр в 7,25 дюйма, то есть 18,4 см.   
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Вся фишка в том, что калибр в фунты из миллиметров каждый раз пересчитывается с изрядным трудом.  Просто математически можно прикинуть, не более того.
    • Белое движение в России
      Думаю, 800 - это общий штат ВСЕХ контрразведок (полагалась частям от полка и выше, а учитывая разное происхождение белых группировок в Приморье, их никто распускать в своих частях не спешил). А как называть служащего в контрразведке? Контрразведчиком, если я не забыл русский язык. Посмотреть посмотрю, как будет возможность выделить на это достаточно времени. Так а разница? Естественно, что не всегда в ней столько было народу. Дату приказа не помню - надо смотреть. Думаю, 1921 г., но когда - это уточнять надо. Не страшно - у красных были полки по 180 человек, и ничего. И роты по 500... Все было очень нестабильно. Борьба за упорядочение штатов была вечной. Со всех сторон. Более менее штаты подогнали только в РККА к середине 1920-х, после расформирования и сокращения ряда частей и создания более или менее полноценных частей и соединений в ходе военной реформы. Но это другая тема.
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Приведите точную цитату, где говорится об обобщении. Значит Вы школьную математику забыли напрочь. 100*1,02100
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Сапожников А. И. Набег летучего отряда Чернышева на Вестфальское королевство: взятие Касселя, 16-18 сентября 1813 г.
      Автор: Saygo
      Сапожников А. И. Набег летучего отряда Чернышева на Вестфальское королевство: взятие Касселя, 16-18 сентября 1813 г. // Военная история России XIX-XX веков. Материалы VI Международной военно-исторической конференции. СПб., 2013. С. 89-98.
      Вестфальское королевство было создано Наполеоном в 1807 г. из курфюршеств Ганновер, Гессен, Брауншвейнг, прусских земель на левом берегу Эльбы. Королем был провозглашен Жером Бонапарт, младший брат императора французов. Прежняя элита германских курфюршеств безусловно была этим недовольна, король Вестфалии был ставленником Франции и правил при поддержке французских штыков. Об этом свидетельствует и неоднократные анти-королевские выступления. Герцог Вильгельм-Фридрих Брауншвейгский был вынужден покинуть свою страну, но в изгнании сформировал «Черную стаю», во главе которой сражался вплоть до падения Наполеона. В 1809 г. полковник вестфальской гвардии В. Дернберг поднял вооруженное восстание, но потерпел неудачу и был вынужден бежать за границу, заочно его приговорили к смертной казни. В 1813 г. Дернберг, будучи уже генерал-майором на английской службе1, командовал летучим отрядом, составленным из русских и прусских войск. Многим современникам казалось, что достаточно небольшому вооруженному отряду вторгнуться на территорию Вестфальского королевства, как это эфемерное государство распадется на части. Весной 1813 г. совершить рейд в Вестфалию предлагали такие известные партизаны как В. Дернберг, Ф. Теттенборн и А. С. Фигнер.

      Александр Иванович Чернышёв

      Жан Александр Франсуа Алликс де Во
      Совершить рейд в Кассель — столицу Вестфальского королевства — и упразднить его удалось летучему отряду генерал-адъютанта А. И. Чернышева. Как заметил один из историков, причем немецких — «В числе многих партизанских подвигов, совершенных в войну за независимость Германии, первое место занимает отважный и славный поход на Кассель генерала Чернышева»2.
      После победы в сражении при Денневице (25 августа) Северная армия почти месяц оставалась на правом берегу Эльбы в ожидании благоприятных условий для переправы, но в течение этого времени регулярно посылала отряды на левый берег, чтобы тревожить противника. Из наиболее крупных боевых операций это разгром отряда дивизионного генерала М.-Н.-Л. Пеше при Герде 4 сентября, удачный налет прусского отряда майора Ф.-А.-Л. Марвица на Брауншвейг 13 сентября.
      2 сентября отряд Чернышева проследовал к Акену (на левом берегу Эльбы, между Магдебургом и Дессау). 5 сентября отряд вплавь переправился через Эльбу при с. Брайтенхаген (ниже Акена по течению). Однако через шесть часов Чернышев получил приказ возвратиться, чем был весьма раздосадован3.
      Затем Чернышев все же добился разрешения крон-принца Карла-Юхана вновь переправиться через Эльбу и «действовать несколько дней, смотря по обстоятельствам»4. В ночь на 10 сентября он переправился у Акена. В тот же день отряд прибыл в Бернбург, 12 сентября — в Айслебен, 13 сентября — в Рослу. Далее Чернышев пошел на Зондерсхаузен и Мюльхаузен, чтобы обойти двухтысячный отряд вестфальского бригадного генерала К.-Г. Бастинеллера (1-й и 2-й кирасирский полки, 3-й батальон легкой пехоты при 2 орудиях), занимавший Хайлигенштадт и обеспечивавший защиту вестфальской столицы. Отряду Чернышева пришлось на руках перетащить пушки через гору Гифгейзеберг — одну из самых значительных вершин в этом регионе. Вечером 14 сентября отряд прибыл в Мюльхаузен и наутро выступил оттуда. Пройдя за сутки 77 верст, отряд на рассвете 16 сентября подошел к Касселю (всего за трое суток отряд прошел 180 верст)5.
      Командовал войсками в Касселе (более 4200 солдат при 34 орудиях) бригадный генерал Ж. Аликс де Во, назначенный комендантом города6.
      Отряд Чернышева во время рейда состоял из донских казачьих полков полковника М. Г. Власова 3-го (в том числе команда казаков из бывшего полка Галицына под командой сотника А. А. Небыкова), подполковника И. И. Жирова, полковника Т. Д. Грекова 18-го (командующий подполковник А. С. Греков 26-й), Иловайского 11-го (командующий подполковник И. Д. Денисов), генерал-майора В. А. Сысоева 3-го (старшие в полку офицеры сотники А. Попов и О. Англазов); по два эскадрона изюмских гусар, рижских драгун и финляндских драгун; 4 орудий конно-артиллерийской роты № 1 под командой штабс-капитана Н. Ф. Лишина. Всего около 2500 всадников7. Обер-квартирмейстером отряда был подполковник И. Ф. Богданович, дежурным офицером отряда — Ряжского пехотного полка подполковник Райский. Регулярной кавалерией командовал полковник Изюмског гусарского полка Е. И. Бедряга, изюмскими гусарами — подполковник Рашанович, финляндскими драгунами — майор Беклешов, рижскими драгунами — майор Делакаст, артиллерией штабс-капитан Н. Ф. Лишин,. При отряде находилось много волонтеров: полковник А. А. Бальмен, подполковник Г. Барников, состоявшие по армии штабс-ротмистр Ф. Фабек и ротмистр Бетхер8, камергер прусского короля П.-Г. Пудевильс, английский майор Дернберг и др.
      Чернышев разделил отряд на три колонны: полковника К. Х. Бенкендорфа 2-го (полк Иловайского 11-го и эскадрон рижских драгун штабс-капитана Кушакова) он послал за реку Фульду на Франкфуртскую дорогу, на вероятный путь отступления противника; полковника Е. И. Бедрягу (два эскадрона изюмских гусар, полки Власова 3-го и Грекова 18-го при 2 орудиях) в с. Беттенхаузен, занятое двумя батльонами вестфальской пехоты с 6 орудиями; третья колонна оставалась в резерве.
      Сначала рассмотрим действия первой колонны, они не были связаны непосредственно с попыткой штурма города. Едва узнав о нападении казаков, вестфальский король Жером поспешно покинул загородную резиденцию Вильгельмсхеэ (ныне западный пригород Касселя) и выехал по Франкфуртской дороге, куда Чернышевым предусмотрительно был послан отряд Бекендорфа 2-го. Сначала на правом берегу Фульды в д. Вальдауэр (Waldauer) казаки под командой подполковника А. А. Бальмена атаковали и пленили один эскадрон из гусарского полка Жерома Наполеона. Затем они переправились по броду в Нойе-Мюле и вышли на Франкфуртскую дорогу, где разгромили еще четыре эскадрона гусар того же полка. Отличившийся при этом командующий полком Иловайского 11-го И. Д. Денисов был произведен в полковники. В его наградном представлении сказано: «16-го сентября король Вестфальский, дабы прикрыть отъезд свой из города Касселя, расположил четыре эскадрона гвардейских гусаров на высоте по Франкфуртской дороге. Подполковник Денисов, невзирая на превосходное число неприятеля и на удобную позицию оного, прикрытую стрелками, решился идти вперед, в глазах его со всем полком перешел вплавь реку Фульду, и, несмотря на сильную перепалку неприятельских стрелков, так быстро и храбро вступил в бой, что неприятель в менее четверти часа, не только совершенно был опрокинут, но и можно сказать истреблен, взято им в плен из оных гвардейских гусар 250 человек и 10 офицеров, прочие же остались на месте сражения»9. Гусарский полк Жерома Наполеона принадлежал к вестфальской гвардии. Он состоял из четырех действующих и одного запасного эскадронов. Таким образом, получается, что в тот день казаки разгромили все эскадроны. Согласно справочнику А. Мартиньена в полку был убит капитан Ле Бретон (Le Breton) и ранены четыре офицера10. Этот бой стал неудачным боевым крещением для новосформированнного полка. Один из современников так охарактеризовал его боевые качества: «Вновь сформированные гвардейские гусары, отлично одетые, посаженные на хорошо выезженных лошадей шеволежеров (но они едва умели стрелять)»11. Два месяца спустя остатки полка были переформированы во французский 13-й гусарский полк.
      На штурм города пошла колонна Бедряги, которая с ходу в утреннем тумане разгромила отряд противника в с. Беттенхаузен. Там была захвачена батарея из шести орудий, при этом особенно отличились есаул Д. З. Сенюткин и сотник Н. Ф. Малчевский 5-й полка Грекова 18-го12.
      Затем колонна Бедряги пошла на штурм Лейпцигских ворот, ведущих в обнесенное городской стеной правобережное предместье — Нижний-Новый-город (Unterneustadt). Поручик Изюмского гусарского полка А. Р. Лофан, командовавший полуэскадроном, захватил одно орудие, за что впоследствии был награжден орденом св. Георгия 4 ст. Первое нападение оказалось неудачным: Бедряга был убит, командование колонной принял полковник М. Г. Власов 3-й; подполковник Райский смертельно ранен; подполковник Рашанович контужен. Лишин описал, как казаки все же взяли Лейпцигские ворота. Когда противник вошел в город и запер ворота, несколько казаков подъехали к городской стене, встали на своих лошадей и осмотрели, что происходит за нею. Они сообщили, что солдат не видно, а ворота завалены изнутри повозками. Вооруженные ружьями и пистолетами казаки перелезли через стену, разобрали завал и открыли ворота. Как пояснил Лишин: «Один испуг неприятеля и решительность сих храбрых людей, шедших на явную гибель, могли произвести сие действие»13.
      Однако каменный мост через Фульду — Wilhelms-brücke, ведущий собственно в город, оказался забаррикадирован и его надежно защищала пехота. Майор Челобитчиков, принявший командование изюмскими гусарами после Рашановича, был ранен. В это время, около 11 часов утра, был получен приказ Чернышева покинуть город.
      Чернышев получил сообщение, что отряд генерала Бастинеллера выбил казачью сотню из м. Кауфунген (к юго-востоку от Касселя) и движется к городу14. Он немедленно выслал навстречу полк Сысоева 3-го и сам двинулся следом. Вечером 16 сентября отряд занял Мельзунген (к югу от Касселя), где оставался и 17 сентября. В ночь на 17 сентября казаки командой хорунжего А. Г. Савастьянова из полка Власова 3-го напали на один из вестфальских отрядов (3 эскадрона при 2 орудиях) и захватили два орудия15. Бастинеллер, узнав о приближении русской кавалерии, повернул на Хессиш-Лихтенау и далее в Ротенбург-на-Фульде: пехота его отряда быстро рассеялась, он прибыл в Ротенбург с одной кавалерией.
      17 сентября отряд Чернышева усиленно готовился к повторному штурму. Лишин красочно описал решительность казачьего полковника М. Г. Власова 3-го. К отряду нежданно присоединился эскадрон егерей-волонтеров Ноймаркского драгунского полка под командой ротмистра Рора, который непонятным образом очутился здесь, будучи отрезан противником 7 сентября у Кезена от летучего отряда генерал-лейтенанта И. Тильмана16. Подполковник Г. Барников сформировал из вестфальских дезертиров две роты пехоты. Лишин по приказу Чернышева собрал все 9 отбитых орудий, сформировал к ним прислугу из русских драгун и вестфальских дезертиров. Теперь в отряде была батарея из 12 орудий (одно из орудий было повреждено)17. Для прикрытия орудий Лишину дали 400 вестфальских дезертиров и два эскадрона спешенных драгун. Именно артиллерии отводилась главная роль при повторном штурме.
      18 сентября отряд пошел на повторный штурм. Огнем артиллерии город был зажжен в нескольких местах, полковник Бенкендорф 2-й с новосформированной пехотой, тремя эскадронами драгун и гусар взял штурмом Лейпцигские ворота, отбил 1 орудие. Франкфуртские ворота взял есаул полка Грекова 18-го Д. З. Сенюткин18 с хорунжими полка Сысоева 3-го П. Мордовиным, П. Поповым и С. В. Пруцковым). По требованию жителей комендант города бригадный генерал Ж. Алликс де Во подписал капитуляцию19. Подробности переговоров освещены, с некоторыми расхождениями, в мемуарах Бальмена20 и Лишина21.
      19 сентября отряд Чернышева торжественно вступил в покоренную столицу. От имени российского императора он упразднил Вестфальское королевство и учредил временное правительство. В городе были взяты еще 22 орудия и 79 тысяч талеров, из которых 15 тысяч сазу же раздали отряду22. К отряду Чернышева присоединились в качестве волонтеров 51 вестфальский офицер и 200 егерей23.
      Вступление русского отряда в Кассель имело важное политическое значение для пробуждения духа борьбы у немецкого населения в прирейнских землях24.
      А. И. Чернышев был награжден орденом св. Владимира 2 ст. М. Г. Власов 3-й произведен в генерал-майоры. К. Х. Бенкендорф 2-й и И. И. Жиров награждены орденами св. Владимира 3 ст., подполковник А. С. Греков 26-й — золотой саблей с надписью «за храбрость». И. Д. Денисов произведен в полковники. Кавалерами ордена св. Георгия 4 ст. стали штабс-капитан Н. Ф. Лишин и поручик А. Р. Лофан.
      Во всех рапортах Чернышев особенно выделил заслуги Власова 3-го, наградное представление которого, а он помещен первым списке, заканчивается следующими словами: «Когда храбрый полковник Бедряга, командовавший по мне все отрядом был убит, тогда полковник Власов, приняв его должность, участвовал во всех распоряжениях, как старший по мне, с отличным мужеством и благоразумием и во всех случаях был моим первым и лучшим помощником (курсив мой — А. С.)».25 Четверть века спустя, в феврале 1836 г., по предложению военного министра графа А. И. Чернышева генерал-лейтенант М. Г. Власов будет назначен наказным атаманом Войска Донского.
      В личном письме императору Чернышев просил наградить Георгиевскими знаменами донские полки Власова 3-го, Жирова, Грекова 18-го и Иловайского 11-го (полк Сысоева уже имел такое знамя за отличие в кампанию 1805 г). Чернышев писал, что эти полки находились с ним, начиная с переправы через Неман, за это время захватили 70 орудий и 3 знамени, взяли более 16 тысяч пленных, в том числе 4 генералов26. 8 октября император Александр I пожаловал этим полкам Георгиевские знамена27.
      Донские полки понесли следующие потери. Полк Власова 3-го: убиты 2 казака; ранены 1 урядник и 4 казака. Полк Грекова 18-го: убит 1 казак; ранены 5 казаков, пропали без вести 7 казаков. Жирова: убит 1 казак; ранены 7 казаков. Иловайского 11-го: убит 1 казак, ранены 6 казаков28. Всего в отряде выбыли из строя около 70 человек, среди погибших были полковник Изюмского гусарского полка Е. И. Бедряга, подполковник Ряжского пехотного полка Райский.
      Чернышев выступил из Касселя 21 сентября и через Брауншвейг и Хальберштадт проследовал в Демиц (на север от Магдебурга)29. Он считал, что дорога на Айслебен была занята корпусом Ожеро. В Демице он оставил 6 из захваченных орудий для защиты переправы, а остальные 26 отправил в Берлин. 8 октября Чернышев прибыл в Кеннерн (между Бернбургом и Галле), где узнал о победе союзников при Лейпциге.
      Через два дня после ухода Чернышева в Кассель вернулись французы. После победы союзников при Лейпциге им пришлось опять собирать вещи: отряд бригадного генерала А. Риго (до 5 тысяч солдат) покинул Кассель 16 (28) октября30. Затем в город вступил авангардный отряд Юзефовича из корпуса Сен-При.
      Рейд летучего отряда Чернышева в Кассель — это блестящая военная операция, один из классических примеров партизанских действий в наполеоновскую эпоху. Историки обращались и будут обращаться к этому рейду, чему способствует обширная источниковая база, постоянно расширяющаяся. Помимо синхронных документов, вышедших из канцелярии Чернышева, необходимо указать на ретроспективные описания и воспоминания участников (А. И. Чернышев, А. А. Бальмен, Н. Ф. Лишин), наиболее значимые исследования (Ю. О. Лахман, А. И. Михайловский-Данилевский, Ф. Шпехт, М. И. Богданович, С. В. Томилин, А. И. Попов31, И. Э. Ульянов).
      Помимо чисто военной стороны этой операции, с ней связаны и другие сюжеты, такие как судьба части архива Вестфальского королевства, ныне хранящаяся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки. Некоторые культурные ценности, включая парадные портреты членов семьи Наполеона, были отправлены Чернышевым в Главную квартиру русской армии. Лично А. А. Аракчееву Чернышев предал взятую со стола вестфальского короля табакерку с резными изображениями сражений при Маренго и Аустерлице32. По свидетельству А. А. Бальмена, золотой письменный прибор вестфальского короля впоследствии оказался в Эрмитаже33. Возможно, что целый ряд предметов, ныне хранящихся в запасниках российских музеев, так или иначе связаны с лихим партизанским набегом на неприятельскую столицу.
      Примечания
      1. Распространенное в литературе мнение о принятии В. Дернберга в 1813 г. на русскую службу, документально подтвердить не удалось. Ряд источников свидетельствуют, что он по-прежнему состоял на английской службе (письмо Л. Вальмодена, книга Г. Кэткарта).
      2. Шпехт Ф.-А.-К. Королевство Вестфальское и разрушение его генерал-адъютантом Чернышевым. СПб., 1852. С. 3. Автор — капитан гессенского Генерального штаба — красочно описал «мрачную картину Германии под игом Наполеона». Вообще этому рейду посвящена значительная историография, но среди классических трудов, наряду с книгой Шпехта, следует назвать статью полковника русского Генерального штаба С. В. Томилина. Современные отечественные историки почему-то обращаются только к книге Шпехта.
      3. Письма (2) А. И. Чернышева А. А. Аракчееву от 2 и 8 сентября 1813 г. // Дубровин Н. Ф. Отечественная война в письмах современников (1812-1815 гг.). М., 2006. С. 480-481.
      4. Письмо А. И. Чернышева М. Б. Барклаю де Толли от 18 сентября 1813 г., Кассель // Сборник Русского Исторического общества. Т. 121. СПб., 1906. С. 220-223.
      5. Шпехт Ф.-А.-К. Королевство Вестфальское... С. 107. Интересно, что в источниках и исторических исследованиях приводятся разные цифры относительно пройденного отрядом пути.
      6. Шпехт Ф.-А.-К. Королевство Вестфальское. С. 120.
      7. Ульянов И. Э. Н. Ф. Лишин, мемуары и биография. Вновь выявленные материалы, касающиеся рейда А. И. Чернышева к г. Касселю в сентября 1813 г. [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2013. — T. III. — С. 381-454. Исследователь выявил в РГИА суточные, 10-дневные рапорты о состоянии отряда Чернышева, ведомости потерь. Сам Чернышев утверждал, что у него было две тысячи всадников. См. Письмо А. И. Чернышева императору Александру I от 30 сентября 1813 г. // РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 842. Л. 81.
      8. Чернышев писал его фамилию — Boëtcher. В печатных источниках он назван major von Bötticher. См. Quistorp B. Die Kaiserlich Russisch-Deutsche Legion: ein Beitrag zur Preußischen Armee-Geschichte. Berlin, 1860. S. 288.
      9. Рапорт А. И. Чернышева Ф. Винцингероде от 18 октября 1813 г. // РГВИА. Ф. 29. Оп. 1/153 г. Св. 12. Ч. 1. Д. 11. Л. 14-24.
      10. Martinien A. Tableaux par corps et par batailles des officiers tués et blessés pendant les guerres de l’Empire (1805-1815). Paris, 1899. P. 632.
      11. Томилин С. В. Набег партизанского отряда Чернышева на Кассель, столицу Вестфалии в 1813 году. СПб., 1910. С. 25.
      12. «Список господам штаб и обер-офицерам отличившимся храбростию и мужеством в сражениях при взятии столичного вестфальского города Касселя 16-го и 18-го числ прошедшего сентября месяца» // РГВИА. Ф. 103. Оп. 1/208 г. Св. 3. Д. 30-32. Л. 28.
      13. Ульянов И. Э. Н. Ф. Лишин, мемуары и биография. С. 430—431.
      14. В ф. с. И. А. Болдырева из полка Сысоева 3-го сказано: «с 16 по 18 в Вестфалии во время следования под командою генерала Чернышева к городу Касселю был оставлен с командою 35 казаками в арьергарде и, не доходя до города, отрядом французских войск отрезан, имел с передовыми сильное сражение, в плен взял 10 человек рядовых, освободил отряда своего весь вагенбург, 18 при занятии того города». См.: Ф. с. есаула И. А. Болдырева на 1 января 1826 г. // РГИА. Ф. 1343. Оп. 19. Д. 340 Л. 18-20.
      15. Письмо А. И. Чернышева А. А. Аракчееву от 19 сентября 1812 г., Кассель // Донское казачество в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии 1813-1814 гг.: сборник документов. Ростов н/Д, 2012. С. 452. По одной из версии казаки вытащили эти орудия из реки Фульды у г. Моршена (к югу от Мельзунгена). В документе о службе хорунжего А. Г. Савостьянова сказано: «16 и 18-го при взятии города Касселя, где, будучи с 60-ю казаками в партии вверх по реке Везер [Фульде?], отбил у неприятеля два легких орудия, за что награжден орденом святого Владимира 4-й степени с бантом». См.: Указ об увольнении от службы сотника А. Г Савостянова от 13 сентября 1821 г. // РГИА. Ф. 1343. Оп. 29. Д. 432. Л. 9об-11об.
      16. Шпехт считал, что эскадрон Рора присоединился к отряду Чернышева только 20 сентября. Но Лишин утверждал, что это произошло накануне второго нападения на город.
      17. Ульянов И. Э. Н. Ф. Лишин, мемуары и биография. С. 434-436.
      18. Сенюткин был произведен в войсковые старшины со старшинством с 16 сентября 1813. В его п. с. сказано: «Сентября 16-го и 18 при городе Касселе, где командуя стрелками отбил батарею с шестью орудиями и содействовал взятию оного города». См.: П. с. войскового старшины Д. З. Сенюткина за 1816 г. // ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 227. Л. 71, 78.
      19. Один из ее пунктов весьма примечателен: «Для охраны вестфальских и французских войск от возможных нападений на них казачьих отрядов, находящихся на всех дорогах, один казачий полк будет их эскортировать на протяжении двух миль от Касселя». См.: Акт о капитуляции гарнизона города Кассель, 18 сентября 1813 г. // Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. Серия 1. Т 7. М. 1970. С. 390.
      20. Письма А. А. Бальмена к А. И. Михайловскому-Данилевскому, 1833-1835 гг. // ОР РНБ. Ф. 488. Д. 61. Часть из них представляет собой мемуары в форме писем, составленные по запросу историка.
      21. Ульянов И. Э. Н. Ф. Лишин, мемуары и биография. С. 381-454.
      22. Лахман Ю. О. Завоевание столичного города Касселя 16/28-го сентября 1813 года // Русский инвалид. 1832. № 65 от 12 марта 1832 г., С. 259-260; № 66 от 14 марта 1832 г. С. 263-264. Эта статья, написанная офицером, служившим в отряде Чернышева, оказалась настолько интересной, что вскоре была переведена на немецкий язык и издана дважды. См.: 1) Lachmann G. Die Eroberung von Cassel, am 16/28 September 1813 // Militär-Wochenblatt, 1832. Band 17. № 834. S. 4737-4740. 2) Die Eroberung von Kassel am 28.9.1813 // Österreichischen militärischen Zeitschrift. 1838/3, S. 189.
      23. Письмо А. И. Чернышева императору Александру I от 30 сентября 1813 г. // РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 842. Л. 83об.
      24. Впрочем, некоторые современники оценили рейд достаточно критически. См.: 1812 год...: Военные дневники. М., 1990. С. 286; Волконский С. Г. Иркутск, 1991. Записки. С. 275.
      25. «Список господам штаб и обер-офицерам отличившимся храбростию и мужеством в сражениях при взятии столичного вестфальского города Касселя 16-го и 18-го числ прошедшего сентября месяца» // РГВИА. Ф. 103. Оп. 1/208 г. Св. 3. Д. 30-32. Л. 21.
      26. Письмо А. И. Чернышева императору Александру I от 30 сентября 1813 г. // РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 842. Л. 81-84.
      27. В Высочайшем приказе от 8 октября 1813 г. не сказано о надписи на знаменах. Впоследствии их почему-то украсили надписью «За отличную храбрость и поражение неприятеля в Отечественную войну 1812 года». В связи с этой наградой, представляется поверхностным вывод исследователя И. Э. Ульянова, опубликовавшего фрагменты из общего наградного представления, поданного Чернышевым, с описанием отличий артиллеристов и изюмцев: «Меньше поводов для описания предоставили действия драгунских и казачьих офицеров». В то время как своим первым помощником Чернышев назвал М. Г. Власова 3-го и представил его к чину генерал-майора, подполковник И. И. Жиров был награжден орденом св. Владимира 3 ст., четыре донских полка — Георгиевскими знаменами.
      28. Рапорт А. И. Чернышева Ф. Ф. Винцингероде от 28 сентября 1813 г., м. Мельзунген // РГВИА. Ф. 103. Оп. 1/208 г. Св. 2. Д. 9. Ч. 7. Л. 8.
      29. В пути он отправил часть трофеев в главную квартиру Винцингероде, о чем свидетельствует следующий документ: «По приказанию его превосходительства господина генерал-адъютанта Чернышева имею честь препроводить при сем взятую в продолжение экспедиции казну шестьдесят тысяч талеров, также бумаги по части министерства полиции и иностранных дел, при коих доставляется молодой человек, служивший в Каселе по части полиции, и перешедший добровольно к нам, коего можно употребить с большою пользою. Для его высочества крон-принца посылаются шесть живых оленей, а его превосходительству господину генерал-адъютанту барону Винцингероде коляску с 4-я жеребцами, принадлежавшие прежде королю Вестфальскому, взятые в Касселе». См.: Рапорт И. Ф. Богдановича в дежурство генерала Винцингероде от 29 сентября 1813 г., г. Зальцведель [к северу от Магдебурга] // РГВИА. Ф. 103. Оп. 1/208 г. Св. 2. Д. 9. Ч. 7. Л. 8. Л. 12.
      30. Leggiere M. The Fall of Napoleon. Vol 1. New York, 2007. P. 87. Шпехт утверждал, что остатки войск генерала Риго покинули Кассель 15 (27) октября. См.: Шпехт Ф.-А.-К. Королевство Вестфальское... С. 219.
      31. Попов А. И. Чернышева экспедиция в королевство Вестфалия // Отечественная война 1812 года и освободительный поход русской армии 1813-1814 годов: энциклопедия. Т 3. М., 2012. С. 626-628.
      32. Письмо А. И. Чернышева А. А. Аракчееву, б. д. // РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 842. Л. 95.
      33. Письмо А. А. Бальмена А. И. Михайловскому-Данилевскому от 20 апреля 1833 г. // ОР РНБ. Ф. 488. Д. 61. Л. 19об.
    • Шляпникова Е. А. Александр Борисович Куракин
      Автор: Saygo
      Шляпникова Е. А. Александр Борисович Куракин // Вопросы истории. - 2007. - № 3. - С. 33-49.
      Род Куракиных - знатный российский княжеский род, один из шестнадцати, представители которых возводились в боярский чин из стольников, минуя окольничий. Куракины ведут свою родословную от Патрикия Звенигородского, правнука литовского князя Гедимина. В 1408 г., выгнанный Витовтом из удела на Волыни, он перешел на службу к московскому князю Василию. Патрикия также считали своим родоначальником князья Патрикеевы, Хованские, Булгаковы и другие. Один из его праправнуков, князь Андрей Петрович Булгаков (? - 1569), имел прозвище Курака. Вероятно, оно указывало на скупость или какой-то внешний признак обладателя, так как тюркское слово "курак" означает "сухой, высохший, скупой". Прозвища Булгака и Курака свидетельствуют о родстве нескольких княжеских родов с золотоордынским татарином Иваном Булгакой, служившим с начала XV в. у Олега Рязанского. Род Куракиных пошел от третьего сына Булгаки, поскольку монгольское "курван" означает третий. Среди наиболее известных представителей рода - боярин Андрей Петрович Куракин. Во время отъезда Ивана Грозного в Литву в 1579 г. он управлял Москвой. Иван Семенович Куракин был участником заговора Шуйского против Лжедмитрия I, сторонником возведения на русский трон польского королевича Владислава. Воспитателем царя Федора Алексеевича и усмирителем Медного бунта 1662 г. был Федор Федорович Куракин. Прадед Александра Борисовича - боярин Борис Иванович (1676 - 1727 гг.) - известный дипломат Петровской эпохи, свояк Петра I (оба были женаты на сестрах Лопухиных). Среди дворцовых переворотов сумел сохранить положение при дворе его младший сын Александр (1697 - 1749 гг.). Он с детства следовал за отцом и рано начал дипломатическую карьеру, однако как родственник Петра II с его воцарением был вынужден вернуться в Россию. Единственный сын из девяти детей от его брака с Александрой Ивановной Паниной Борис-Леонтий (1733 - 1764 гг.) стал гофмейстером и сенатором. Он женился на Елене Степановне Апраксиной, дочери генерал-фельдмаршала С. Ф. Апраксина. У них было четверо сыновей: Иван, Александр, Степан и Алексей.


      Князь Александр Борисович Куракин родился в 1752 году. В одиннадцатилетнем возрасте был отправлен в Санкт-Петербург к родственникам Паниным. После смерти отца в 1764 г. все сыновья Бориса-Леонтия воспитывались у бабушки А. И. Куракиной, брат которой Никита Иванович Панин был воспитателем наследника престола Павла Петровича. Таким образом, юный Александр Куракин еще в детстве оказался рядом с будущим императором. На страницах записок Семена Порошина, учителя цесаревича, имя Куракина встречается постоянно: "... говорил перед маленьким князем Куракиным речь; потом играл с ним в шахматы..."; " ... захотелось государю испугать кн. Куракина... приказал из фейерверочных своих машинок фонтанную свечку вставить в обыкновенную восковую свечу так, чтобы ее не было видно. Пришел Куракин .., как догорело до свечки, ... вверх ударил весьма высоко огненный фонтан. Куракин завизжал, бросился от стола и насилу опамятовался. Великой Князь запрыгал, мы все хохотали"1. В память о годах ученичества Александр Борисович до конца жизни хранил стол, за которым обучался вместе с Павлом Петровичем2. Порой они становились соперниками. Оба увлеклись фрейлиной В. Н. Чоглоковой. Куракин, видимо, был удачливее, и цесаревич ссорился с приятелем. Порошин записывал, что Павел "вооружался на кн. Куракина за то, что он вчерась во время куртагу был в гостях у нашей милой"3.
      В 1766 г. князя отправили за границу. Находясь в Европе, он много путешествовал. Но главной целью поездки было образование. Куракин прослушал курс лекций в Альбертинской коллегии в Киле и Лейденском университете в Голландии. Позже, во время заграничного путешествия 1782 г., великий князь Павел Петрович при посещении университета в Лейдене, обращаясь к профессорам, отметил, что благодаря их трудам, многие из его соотечественников стали способными с пользой служить своей родине4. Это был не только реверанс в адрес ученых, но и косвенная оценка наследником качеств находившегося с ним А. Б. Куракина.
      Князь вернулся в Россию лишь в 1773 году. Он был определен в звании камер-юнкера на службу к великому князю Павлу Петровичу. В 1776 г. А. Б. Куракин сопровождал цесаревича в поездке для знакомства с будущей женой - вюртембергской принцессой Софией Доротеей Августой Луизой. Его придворная служба отмечена в 1778 г. получением звания камергера и назначением в обер-прокуроры Сената. В 1781 г. он был избран предводителем дворянства Санкт-Петербургской губернии. Куракин пользовался особым расположением наследника престола. Когда осенью 1781 г. великокняжеской чете было разрешено отправиться в заграничное путешествие, то вся свита великокняжеской четы подбиралась императрицей Екатериной II. Исключение составил А. Б. Куракин, о котором Павел просил отдельно. Во время визита иностранные августейшие особы отмечали, что среди великокняжеского окружения наибольшим доверием графов Северных, под этим именем путешествовали Павел Петрович и его жена, пользуется Куракин. Князь, который, по словам современника, "был выучен твердо придворному тону"5, привлек внимание также своими светским лоском и манерами.
      Карьера князя складывается благополучно. Однако Екатерине II всегда внушали опасения люди, близкие к наследнику, ей виделся в них призрак оппозиции. Кроме того, Куракин был масоном так называемой шведской системы "строгого наблюдения". Это направление приобрело популярность среди петербургских масонов в 1770-е годы. По правилам системы руководителем ордена должен быть монарх или представитель царствующего дома. Так как среди приверженцев течения были друзья цесаревича: кн. Г. П. Гагарин, А. В. Куракин, Н. И. Панин, кн. Н. В. Репнин, О. А. Поздеев, то они хотели видеть в роли главы направления Павла Петровича. Именно Куракин добился права на открытие ложи "шведской системы" в России. В 1776 г. императрица направила его в Стокгольм с известием о бракосочетании цесаревича Павла и вюртембергской принцессы Софии Доротеи Августы Луизы (в православии Марии Федоровны). Князь использовал оказию для выполнения тайного поручения российских масонов. Он получил аудиенцию у главы ордена "Соломонова храма" герцога Карла Зюдерманландского, который дал ему учредительную грамоту от Великого Стокгольмского капитула на право открытия в России Великой главноуправляющей ложи шведской системы строгого наблюдения - капитула "Феникса". Однако русские ложи не получили самостоятельности и контролировались Карлом Зюдерманландским.
      Связи великого князя с масонами были известны Екатерине II, но она стала всерьез опасаться с их стороны подстрекательства наследника к ее свержению после распространения шведской системы. Помимо угрозы собственной персоне Екатерина II заподозрила в деятельности ложи шпионские цели. Русско-шведские отношения балансировали на грани войны, подчиненное положение русской ложи создавало благоприятные возможности для ее использования в шведских интересах. Императрица негласно распорядилась в 1781 г. приостановить деятельность шведских лож. Переписка розенкрейцеров И. Г. Шварца и принца К. Гессен-Кассельского указывала на князя Куракина как наиболее важную фигуру в деле вовлечении великого князя в масонское общество6. Роль Куракина в привлечении наследника в вольные каменщики и в открытии лож шведской системы в России вызвала недовольство императрицы. Она нашла предлог для обвинения князя в неблагонадежности. Среди перлюстрируемой корреспонденции, направляемой в адрес путешествующего по Европе наследника и его сопровождающих, было обнаружено письмо Куракину от флигель-адъютанта П. Бибикова. В письме он, недовольный распоряжением Г. А. Потемкина о переводе в Воронеж, в резких словах отзывался о светлейшем князе и российских нравах: "...Все, что я могу сказать, это то, что кругом нас совершаются дурные дела, и кто бы мог быть таким бесчувственным, чтобы смотреть хладнокровно, как отечество страдает. Это было бы очень смешно, но, к несчастию, разрывается сердце, и ясно во всей своей черноте грустное положение всех, сколько нас ни есть, добромыслящих и имеющих еще некоторую энергию"7. Бибиков был арестован и отправлен в ссылку. Неосторожное письмо было использовано против Куракина. Как князь ни пытался отрицать какие-либо недоброжелательные помыслы со своей стороны, по возвращении из путешествия он все-таки был удален в родовое имение. Лишь благодаря хлопотам Павла ему было сделано послабление в виде разрешения приезжать в столицу дважды в год8.
      Князь на продолжительный период осел в своей усадьбе в Саратовской губернии. Село, пожалованное его прадеду, называлось Борисоглебским. Однако Александр Борисович надеялся вернуться ко Двору или увидеть в своем имении Великого князя, поэтому переименовал село в Надеждино. Привыкший к придворным порядкам, Куракин завел в имении также нечто похожее на Двор, состоявший из дворецких, управителей, шталмейстеров и церемониймейстеров. В свиту входили секретарь, медик, капельмейстер и библиотекарь. Как и при Дворе жизнь в имении регламентировалась специальной инструкцией "Обряд правила для здешнего образа жизни в селе Надеждине". В имении князя месяцами жили обедневшие дворяне, поскольку хозяин утверждал, что "всякое, здесь деланное посещение хозяину будет им принято с удовольствием и признанием совершенным". Предлагая гостям, чувствовать себя как дома, Куракин указывал, какое время отводит себе для досуга и занятий: "... в каждый день разделять свое время с жалующими к нему гостьми от часу пополудни до обеда, время обеда и все время после обеда до 7 часов вечера; ...хозяин по вышеуказанному наблюдению определяет утро каждого дня от 7-ми часов до полудни для разных собственных его хозяйственных объездов..., а вечер каждого дня от 7-ми до 10-ти часов, определяет он для уединенного своего чтения или письма"9.
      В ожидании перемены участи Куракин начал благоустраивать имение. Вероятно, он поначалу надеялся на скорое прекращение опалы, потому что только осенью 1792 г. принялся возводить в усадьбе дворец. "Я долго по неизвестной судьбе моей от сего строения удерживался. Наконец, сад мой и продолжающаяся одинаковость в моих обстоятельствах меня решили..."10, - признавался князь в причинах отсрочки. На возвышенном берегу р. Сердобы был построен роскошный трехэтажный дом с портиком и домовой церковью. Автором проекта считали модного архитектора того времени Джакомо Кваренги. Но в переписке Куракина с братом Алексеем есть пометки, что внутреннее расположение и все три фасада сделаны по чертежам самого князя. В качестве образцов для подражания им были выбраны Дармштадтский и Веймарский дворцы. Интерьеры, созданные в надежде на посещение имения Великим князем, напоминали старый гатчинский дворец. С северной стороны здания был разбит парк площадью более 100 гектаров, сочетающий регулярную и свободную системы планировки. От дворца к реке вел спуск к пристани с павильоном.
      Куракин собрал в имении богатейшую библиотеку и уникальное живописное собрание. Он приглашал к себе пейзажистов, чтобы запечатлеть красоты своей усадьбы. Перу художников В. Иванова, И. Ческого, Д. Березникова, В. Причетникова, Я. Филимонова принадлежат рисунки и гравюры с видами надеждинских дворца и парка. Князь очень любил заказывать собственные портреты. Он был достаточно привлекателен. "Смолоду кн. Куракин, - отмечал современник, - был очень красив и получил от природы красивое, даже атлетическое сложение. Но роскошь и сладострастие размягчили телесную и душевную его энергию, и эпикуреизм его виден был во всех движениях"11. Портреты князя писали Боровиковский, Лямпи, Рослен, Баттони, Де-Вильи, Виже-Лебрен. Крепостные художники снимали копии с работ мастеров, рисовали миниатюры, чеканили изображения князя на медалях, кулонах, табакерках, которые в знак особого расположения жаловались знакомым. В имении действовала школа живописи для подготовки крепостных мастеров, которой руководил художник Я. Я. Филимонов. Также из крепостных набирались оркестры роговой и "бальный", певцы и танцоры для театра. Музыке в усадьбе обучали русские музыканты Ф. Сентюрин, Д. Сурнина и иностранные, приглашенные из российских столиц и даже из-за границы. Танцовщиц иногда посылали учиться в столицу. В репертуаре усадебного театра преобладали оперы и балеты. Постановщиком спектаклей часто бывал сам князь. Он также был инициатором других развлечений. "Можно ли описать и исчислить все те сплетни и дурачества, проказы, - вспоминал И. М. Долгоруков, - в коих, в дни оны, кн. Куракин был или первое действующее лицо... или главная побудительная причина"12. Одна из затей в виде путешествия по рекам Хопру и Суре князя со свитой, прислугами, лакеями и музыкантами, составившими целую флотилию, была подробно записана писарем в виде дневника "со всеми морскими примечаниями", который был впоследствии издан13. Пышная усадьба Куракина, предлагавшего многочисленные развлечения, стала центром притяжения для саратовской, пензенской знати и заезжих визитеров.
      В Надеждине родился его любимый побочный сын Александр Николаевич Сердобин. Впоследствии у Куракина появились другие внебрачные дети, чьи матери были крепостными. Князь никогда не был женат. Возможно из-за того, что имел высокое звание в Совете Мальтийского Ордена, которое предполагало обет безбрачия, хотя для русских членов Ордена было предусмотрено исключение. Дети Куракина жили в его доме как "воспитанники", все получили образование и были обеспеченными людьми. Старшие именовались Сердобиными по названию р. Сердобы. В 1802 г. для них был выхлопотан баронский титул. Младшим дали фамилию Вревские по названию села Врев Псковской губ., они получили баронский титул в 1806 году. Борис Вревский был другом Льва Пушкина по Петербургскому университетскому пансионату. Имение Вревского и его жены Е. Н. Вульф часто посещал А. С. Пушкин. Ипполит Вревский дружил с М. Ю. Лермонтовым в юнкерской школе. Жена Ипполита Александровича Юлия Вревская вошла в историю русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг, как "баронесса милосердия".
      Образ жизни свидетельствовал о значительном состоянии Куракина. Внушительные доходы приносили ему суконные и винокуренные заводы. В конце 1770-х - начале 1780-х годов братья Александр и Алексей Куракины владели несколькими винокуренными заводами в Саратовской и Пензенской губерниях. В XVIII в. их продукция поставлялась в казну. Помимо официальных поставок вино отпускалось и в частные руки, что было строжайше запрещено. Куракин, постоянно ссужавший деньгами цесаревича Павла, порой вынужден был закладывать деревни14. Накануне отставки он был в долгах. Незаконное производство и продажа вина позволили ему не только выпутаться из финансовых проблем, но и зажить на широкую ногу. "Состояние его, отмеченное долгами до того, что при взятии своей отставки он едва не лишился продажей своего имения, - сообщал современник, - столь напротив поправилось жизнию его в деревне не хозяйством, не умеренностью, а корчемством, что при нескольких годах такого уединения он имел знатный доход и мог содержать органную музыку, из иностранцев вольнонаемных составленную"15.
      Привязанность Куракина к саратовскому имению проявилась в том, что в 1807 г. он издал завещание об открытии в Надеждино богадельни, больницы и училища. Под воздействием настроений, распространившихся в окружении Александра I, А. Б. Куракин в начале XIX в. составил план освобождения без выкупа надеждинских крестьян16. Этот проект получил широкую известность, в том числе был отмечен рескриптом императора Куракину. Однако замысел не был воплощен в жизнь. В годы Отечественной войны 1812 г. куракинские крестьяне бежали на фронт в надежде на последующее освобождение.
      Со вступлением на престол Павла I Александр Борисович Куракин был вызван в Петербург и осыпан милостями. Он получил должность вице-канцлера, придворный чин гофмаршала и пожалован в тайные советники. Кроме того, император наградил его орденами Св. Владимира 1-й степени и Андрея Первозванного, 150 тыс. руб. на уплату долгов, домом в столице, землей и крепостными. Современники отметили быструю перемену его участи: "...кн. Куракин мгновенно призван ко двору, из отставных камергеров скоропостижно переведен в канцлеры первого класса, обогащен имением, изукрашен разноцветными крестами, следовательно, вышел большой барин"17. Его брат Алексей также получил высокие посты генерал-прокурора, управляющего делами Тайной экспедиции, впоследствии стал еще министром уделов и директором Государственного Ассигнационного банка. Другой из братьев - Степан - был назначен начальником экспедиции кремлевского строения. В начале царствования Павла I клан Куракиных был наиболее влиятельным. "Куракины завладевают местами", - записывал Сергей Петрович Румянцев18. "Два князя Куракина, по очереди делившие с Павлом хорошее и дурное, - вот два человека после камердинера, ... имеющие наибольшее влияние ...", - сообщал находившийся на русской службе француз Ш. Масон19.
      Одним из первых поручений Александру Куракину было задание разобрать бумаги Екатерины И. Об этом рассказывал в своих воспоминаниях С. М. Голицын: "Александр Павлович с Куракиным и Ростопчиным втроем отправились в кабинет; там нашли они между прочим дело о Петре III, перевязанное черною ленточкою и завещание Екатерины, в котором она говорила о совершенном отстранении от престола Вел. Кн. Павла Петровича, вступлении на престол Вел. Кн. Александра Павловича, а до его совершеннолетия назначала регентшею Вел. Княгиню Марию Федоровну. Александр Павлович по прочтении сего завещания обратился к Куракину и Ростопчину и взял с них клятву, что они об этом завещании умолчат; после этого он бросил завещание в топившуюся печку"2.
      В декабре 1796 г. император поручил А. Б. Куракину и президенту коллегии иностранных дел А. А. Безбородко переговоры о конвенции с Мальтийским орденом. Князю представилась возможность воплотить в реальности их детскую игру, когда Павел "представлял себя послом Мальтийским и говорил перед маленьким князем Куракиным речь"21. Спустя тридцать лет детская мечта наследника о создании в России рыцарского сословия получила реальные очертания. Но теперь романтическое увлечение приобрело политическую цель противостоять распространению революции и революционных идей. Конвенция 4 января 1797 г. учреждала в России Великое Приорство Мальтийского ордена, в состав которого могли войти дворяне-католики из числа русских подданных. Ордену были даны гарантии сохранности владений в Польше и России, а также обещаны ежегодные взносы из русского казначейства. Куракин за заслуги в подготовке и заключении конвенции между Российской Империей и Мальтийским Орденом получил звание бальи Ордена и Большой Крест. Подобную награду могли получать только католики, к тому же принесшие обеты безбрачия. Павлу I, А. А. Безбородко и А. Б. Куракину мальтийские кресты были вручены в нарушение Устава Ордена в знак признания их заслуг по заключению конвенции 1797 года. Впоследствии император учредил орден для русских дворян православного вероисповедания, но он не был признан Папой Римским.
      При императоре, выразившем свое кредо фразой, "в России нет важных лиц, кроме того, с которым я говорю и пока я с ним говорю"22, никто не мог быть уверенным в прочности своего положения. Павла I, одержимого идеей укрепления власти, окружали случайные фигуры, занятые тем, чтобы "строить ковы друг против друга, выслуживаться тайными доносами и возбуждать недоверчивость в государе ... Оттого происходили скоропостижные падения чиновных особ..."23. Не избежал опалы и Куракин. 9 сентября 1798 г. он был отставлен от должности. Его удаление стало результатом придворной интриги, затеянной с целью ослабить влияние на императора Е. И. Нелидовой. Роль исполнителя замысла была отведена царскому брадобрею И. П. Кутайсову. Доброжелатели внушили ему мысль, что нерасположение императрицы и ее фрейлины препятствует его влиянию на императора, поэтому "девицу Нелидову необходимо было удалить". Современники считали, что за спиной Кутайсова стоял канцлер А. А. Безбородко: "Хитрый Безбородко... снизошел со своей высоты..., чтобы подняться еще выше"24. Влиятельный екатерининский вельможа, сохранивший расположение Павла, стремился избегнуть воздействия на внешнеполитический курс так называемой "немецкой партии" императрицы Марии Федоровны. Намерения этой группировки заключались, по словам Ростопчина, в том, что "оне желали бы устранить князя Безбородко и посадить на его место князя Александра Куракина, дурака и пьяницу..."25. Впрочем, в условиях павловского царствования перемены в окружении императора зачастую происходили вовсе не по политическим мотивам.
      "Самое страшное в любви и дружбе с государем - его догадка о том, что им управляют: стоит зародиться такой догадке, и вы погибли, ибо тотчас превращаетесь из доверенного лица в изменника и предателя, посягнувшего на святыню государевой души - его привычку первенствовать"26. Во время коронационных торжеств в Москве Кутайсов намекнул Павлу I, что поведение его ближайшего окружения дает основания предполагать, что императором манипулируют: " ... если вы оказываете какую-либо милость, то говорят, что это или государыня, или г-жа Нелидова, или Куракины выпросили ее у вас ..."27. В развитии интриги на другой день императору была представлена Анна Петровна Лопухина. Она была очень молода, наивна, а ее последующее влияние "выражалось только в испрашиваемых ею милостях"28. Откровенная демонстрация императором своего интереса к Лопухиной ставила в унизительное положение императрицу. Нелидова вступилась за нее, "она имела неосторожность ... осыпать его упреками.... и, наконец, назвала его палачом"29. Разгневанный Павел приказал ей оставить двор. Удаление Нелидовой и резкое падение влияния императрицы повлекли за собой отставки близких к ним лиц. Были уволены петербургский губернатор Ф. Ф. Буксгевден, вице-адмирал С. И. Плещеев, Алексей и Александр Куракины.
      К опале Куракина приложил руку и Ф. В. Ростопчин. Свою неожиданную отставку в начале 1798 г. генерал-адъютант императора считал следствием происков "партии" императрицы Марии Федоровны и Нелидовой. Павлу, разгневанному сведениями о причастности московских масонов к событиям французской революции, Ростопчин при случае нашептал, будто на одном масонском ужине бросали жребий, кому убить императрицу Екатерину II30. Помимо того, что подобная информация сильно компрометировала масонов, он еще и удачно выбрал время для ее подачи. В 1798 г. Павел принял обязанности гроссмейстера Мальтийского ордена. Российские масоны холодно встретили эту затею, так как Орден Иоанна Иерусалимского, являясь частью масонской системы, в то же время находился в противостоянии с остальными. Реакцией императора было возобновление екатерининского указа о запрете масонских лож. Несмотря на близость к Павлу, многие влиятельные масоны потеряли свои посты. Это обстоятельство также было в ряду причин удаления А. Б. Куракина. Ростопчин же в августе 1798 г. был возвращен ко Двору и назначен вице-канцлером. Если А. Б. Куракин, как и А. А. Безбородко, был противником войны с Францией, то позиция нового вице-канцлера была противоположной и совпадала с намерениями Павла I, начавшего сближение с Англией.
      Князь уехал в Москву, где в конце 1798 г. купил у кригскомиссара П. И. Демидова на Старой Басманной улице участок земли с домом. Он принялся его перестраивать по проекту М. Казакова. В отделке дворца принимал участие известный живописец Дж. Скотти. Интерьеры куракинского дома были столь роскошными, что французская художница Л. Виже-Лебрен не могла не описать их в своих заметках31. При доме были заведены конюшня на 30 лошадей, каретный сарай на 18 экипажей и разбит большой сад. В сентябре 1801 г. по случаю коронации императора Александра I в отстроенном дворце был дан первый бал. В настоящее время дворец занимает Московский государственный университет инженерной экологии. Большую часть двухлетней опалы Куракин провел в Надеждино.
      Кн. Куракин был прощен незадолго до смерти Павла I. В ноябре 1800 г. пост вице-канцлера потерял граф Н. П. Панин. Император узнал от Ростопчина, ссылавшегося на перлюстрированные почтовым департаментом письма, что вице-канцлер осуждает введенное Павлом эмбарго на английские суда. Но в феврале 1801 г. опала постигла и самого Ростопчина, который фактически выполнял обязанности канцлера. Две отставки во внешнеполитическом ведомстве привели к возвращению А. Б. Куракина в должность вице-канцлера. К этому времени петербургский военный губернатор П. А. Пален и генерал Л. Л. Бенигсен уже готовили заговор против Павла I. Вокруг императрицы Марии Федоровны также сложился небольшой кружок, в котором главную роль играли Куракины. Отношения в семье императора были очень натянутыми, по петербургским гостиным шептались о намерениях Павла расторгнуть свой брак. Окружение императрицы внушало ей честолюбивые мечты стать царицей как Екатерина II и обсуждало проект регентства Марии Федоровны под предлогом болезни Павла I32. Великого князя Александра эта группа считала слишком неопытным и слабым, а также в своих расчетах делала ставку на материнскую власть над детьми. "Прежде ее кумиром было общественное мнение, теперь это деспотизм и желание царствовать", - писал современник о намерениях императрицы. Но за кружком Марии Федоровны Пален и Бенигсен следили и знали об их планах. Когда императрица после переворота предъявила свои права на престол, ее претензии были жестко отклонены33. Таким образом, группировке, к которой относились Куракины, не удалось осуществить свои проекты.
      В первые месяцы после дворцового переворота 11 марта 1801 г. в Петербурге царила кадровая неопределенность. "Вице-канцлер князь Александр Борисович Куракин сделался тогда нашим единственным начальником в иностранной коллегии", - вспоминал Ф. Ф. Вигель34. Затем к руководству внешнеполитическим ведомством был ненадолго возвращен Панин, которого вскоре заменил В. П. Кочубей. При всех этих переменах Куракин сохранял свое место в министерстве. Он утратил позиции только с назначением в министерство иностранных дел А. Чарторыйского и А. Р. Воронцова. Но к 1802 г. большинство сановников павловского времени были отстранены от власти. Несмотря на различие во внешнеполитической ориентации с новым руководством иностранного ведомства, Куракин, с его опытом в международных делах, довольно скоро был востребован.
      В 1807 г. он получил назначение послом в Вену. Направляясь к австрийскому Двору, он по воле императора оказался участником важного исторического события. Неудачи четвертой антифранцузской коалиции в течение 1806 г. выбили из ее состава Австрию и Пруссию. В окружении Александра I завязались споры о возможности русско-французского союза. "Молодые друзья" императора Чарторыйский, Н. Новосильцев и П. Строганов выступали за выход России из войны. В союзники они привлекли человека другой эпохи А. Б. Куракина. Он с самого начала возникновения темы переговоров с Наполеоном выступал за прекращение войны. "Как же не желать окончания такой упорной и кровопролитной войны, - восклицал князь, - которая может увеличить затруднения и жертвы всякого рода и вести только к потерям и бедствиям?"35. Обращение к Куракину объяснялось не только его опытом, но и тем, что он был доверенным лицом вдовствующей императрицы. Мать имела влияние на Александра I, к тому же вокруг нее сложилась довольно влиятельная оппозиционная группировка, чье мнение нельзя было игнорировать36. "Новосильцев и Чарторыйский продолжают утверждать, что, чем долее будут отлагать, тем менее мир будет выгоден, и я думаю согласно с ними", - писал Куракин Марии Федоровне. Князь выступал за союз с Наполеоном. Он рассматривал его в качестве единственного средства помешать французской экспансии и ослабить антирусский привкус наполеоновской внешней политики. Куракин говорил, что в противном случае Франция будет действовать во вред России. Он прогнозировал вероятное развитие событий: "Бонапарт для удовлетворения Австрии за области, которые, вероятно, ему пожертвованы будут, захотеть принудить Порту уступить ей некоторую часть ее европейских владений; и как сие не инако бы совершилося, как с положительным обещанием Австрии ему подвластной пребыть, то сие событие столь же бы мало сообразовалося с пользами России"37.
      Сражения под Пултуском и Прейсиш-Эйлау, не давшие решительной победы ни одной из сторон, поддерживали у Александра I иллюзию возможной победы в коалиционной войне. Император категорически отвергал предложение, исходящее от Чарторыйского, Новосильцева и Куракина, о переговорах с Наполеоном. На стороне царя за продолжение войны с Наполеоном выступал только министр иностранных дел А. Я. Будберг. Лишь после поражения весной 1807 г. под Фридландом Александр I вынужден был согласиться на переговоры. В этом сражении русская армия потеряла 20 тыс. человек и 80 орудий. "Мы потеряли страшное количество офицеров и солдат, - говорил император Куракину, оправдывая свое решение, - почти все наши генералы, и именно лучшие, ранены или больны; в армии осталось пять-шесть генерал-лейтенантов, не имеющих ни опытности, ни военных талантов. Мне нельзя продолжать войну одному, без союзников... Наконец, бывают обстоятельства, когда надобно думать преимущественно о самих себе, иметь в виду единственно благо государственное"38. По поручению царя главнокомандующий армией Л. Л. Беннигсен предложил французам заключить перемирие. Наполеон ответил встречным предложением мира и сближения. Однако Александр I хотел бы ограничиться подписанием мира, а не союзного договора.
      При подготовке условий Тильзитского соглашения Александр I не мог положиться ни на министра иностранных дел Будберга, сторонника продолжения войны против Наполеона, ни на своих советников Чарторыйского и Новосильцева, которых он подозревал в своевольных действиях вопреки его указаниям. К тому же Будберг враждовал с Чарторыйским из-за политических разногласий и взаимного нерасположения. Вести переговоры в Тильзите было поручено Д. И. Лобанову-Ростовскому и А. Б. Куракину. Прежние переговоры с Наполеоном вели молодые П. Долгоруков и П. Убри, которые в них не преуспели. Назначение двух видных вельмож прошедших царствований должно было польстить Наполеону, а для русского общества стало знаком постепенной утраты молодым окружением расположения Александра. Впрочем, основные переговоры вели сами императоры. Русские уполномоченные согласовывали второстепенные вопросы и составляли заключительные документы. Работа была проделана в короткий срок - за неделю. Куракин приветствовал Тильзитский мир. "Русский Бог бодрствует над нами и посылает свое благословение на нас! Россия выходит из этой войны с неожиданной славой и счастием. Государство, с которым она боролась, ищет ее расположения в то время, когда на его стороне было решительное превосходство сил""39, - так оценивал он подписание договора. Князь сумел преодолеть традиционное для российского дворянства предубеждение против наполеоновской Франции. Российская внешняя политика имела давний крен в сторону империи прусской династии Габсбургов и Гогенцоллернов. Присоединение России к континентальной блокаде Англии серьезно ударяло по экономическим интересам страны. В силу этих и других причин в русском обществе не разделяли восторга Куракина и готовы были тильзитских переговорщиков ввезти в столицу на ослах, намекая на сходство их действий с ослиной глупостью.
      Союз с Наполеоном потребовал от Александра I перемен во внешнеполитическом ведомстве. Вместо Будберга иностранные дела были поручены канцлеру Румянцеву и вице-канцлеру Куракину. Тильзитский мир пошатнул позиции английской и немецкой партий в Петербурге, но не уничтожил их. "У нас есть в России несколько друзей, недоступных английским предложениям, как, например, граф Румянцев, князья Куракины и очень небольшое число других"40, - признавал французский министр иностранных дел Ж. Б. Шампаньи. Не случайно Наполеон хотел видеть российским послом в Париже А. Б. Куракина. Однако князь отказался. В 1807 г. он заменил при Венском Дворе посла А. К. Разумовского. Отношения с Австрией были довольно прохладными. В 1806 г. Александр I отказался склониться перед Наполеоном одновременно с Австрией вопреки совету Чарторыйского, рассчитывавшего при таком повороте дел на менее стеснительные условия мира для Вены. Тильзитский мир сделал Россию союзницей Франции, тогда как традиционно она ориентировалась на Австрию и Пруссию. Направление в Вену Куракина, человека близкого к вдовствующей императрице Марии Федоровне, известной своими австрийскими симпатиями, должно было произвести благоприятное впечатление как знак поддержки Австрии, униженной условиями Пресбургского мира (1806 г.) с Наполеоном. После Тильзита такая линия поведения России в отношении империи Габсбургов была частью политики сдерживания Наполеона.
      Куракин прибыл в Австрию, когда Россия вела очередную турецкую войну. Ключом к позиции Австрии был восточный вопрос. Но именно он всегда стоял между Петербургом и Веной. Расширение России в сторону Балкан для Австрийской империи, где преобладало славянское население, означало угрозу внутренней стабильности и целостности. Любое российское движение на Востоке воспринималось Габсбургами враждебно. После Тильзита Вена оказалась в центре интриги вокруг восточного вопроса, которая развивалась между французским и русским императорами. Наполеон выдвигал за согласие присоединить к России дунайские княжества требование компенсации за счет Силезии. Подобное развитие событий вызвало бы серьезное обострение русско-австрийских отношений и изоляцию России в Европе. Более того, Наполеон вел двойную игру, направленную на усиление противоречий между Веной и Петербургом: по его поручению Талейран сделал австрийцам предложение принять участие в разделе Турции. Столкнувшись в Вене с методами французской дипломатии, Куракин перестал доверять обещаниям Наполеона поддержать интересы России в Турции. Поэтому князь, даже когда Наполеон во время встречи в Эрфурте вынуждено обещал действовать заодно с Россией, предостерегал Александра I от излишней доверчивости. Вместе с тем Куракин постоянно сталкивался с уклончивым маневрированием венских дипломатов. "Признаюсь, - писал он в Россию, - что происходящие от этого огорчения и досада внушают мне отвращение к Вене и ко всем тем, с кем мне приходится в ней поддерживать служебные отношения"41.
      Австрия после Пресбургского мира с Францией не оставляла надежд на реванш. Министр иностранных дел И. Ф. Штадион, являвшийся фактическим главой правительства, стал формировать ландвер - военный резерв, чтобы иметь в военное время значительную армию. Когда стал очевидным затяжной характер испанской кампании Наполеона, австрийские приготовления к войне усилились. Штадион вступил в переговоры о военном союзе с Англией. Наполеон, увязший в Испании, был заинтересован в сохранении Австрией нейтралитета. Французский император рассчитывал с помощью России принудить Вену остановить подготовку к войне. Австро-французская война не отвечала российским интересам как помеха ее восточным делам, но и давление на императора Франца не соответствовало политике сдерживания агрессивных намерений Наполеона. Куракину потребовалась немалая изворотливость, чтобы, не прибегая к ультиматумам, удерживать австрийцев от активных действий. Он понимал, что Австрия представляет собой буфер между Россией и Францией, поэтому не одобрял ее военных намерений. Предугадывая дальнейшие захватнические планы Наполеона, русский посол был убежден, что Австрии силы еще пригодятся для защиты. Кроме того, в случае австро-французской войны осложнялось положение русских дипломатов в Вене.
      Во время Эрфуртского свидания (сентябрь 1808 г.) Наполеон постарался заручиться содействием Александра I на случай войны с Австрией. Император Франц не только не был приглашен, но даже и извещен о встрече двух императоров в Эрфурте. Узнав о переговорах, он по собственной инициативе направил туда своего представителя барона Ф. Винцента. Посланника постарались уверить, что интересы Австрии не будут ущемлены. Наполеон добился от Александра I обязательства действовать заодно с Францией, если Австрия объявит ей войну. Ценой соглашения были отказ от посредничества между Россией и Османской империей, обещание выступить против Австрии в случае ее поддержки Турции и признание прав России на дунайские княжества. Несмотря на соглашение с Наполеоном, российский император после окончания встречи отдельным письмом заверил императора Франца в своем стремлении сохранить целостность его государства. Однако антиавстрийская составляющая эрфуртских договоренностей поставила в 1808 г. русско-австрийские отношения на грань разрыва. Венский кабинет зондировал вопрос о российских намерениях в связи с вероятной войной против Наполеона. Накануне войны и для Франции, и для Австрии важна была определенность в позиции Александра I. Таким образом, русский посол в Вене оказался на оживленном дипломатическом перекрестке. Куракин, тесно связанный "австрийской" партией Марии Федоровны, знал, что в Петербурге больше расположены к австрийскому императору, чем к французскому. Поведение царя по отношению к Австрии было двойственным: удерживать от войны, но не слишком последовательно, намекая на стремление избежать прямого военного соучастия. С началом австро-французской войны 1809 г. Наполеон призывал Александра I прекратить полномочия посла в Вене и двинуть свои войска в Галицию. Однако Россия ограничится лишь представительством в ставке французского императора. Посол Куракин в начале 1809 г. покинул австрийскую столицу. Вместо него остался только поверенный в делах И. О. Анстет.
      Помимо прямых посольских дел Куракину пришлось во время миссии в Вене выполнять поручение вдовствующей императрицы Марии Федоровны, наводя справки о европейских принцах, подходящих в женихи великой княжне Екатерине Павловне. Императрица уже обращалась к Куракину в связи со сватовством к княжне австрийского императора Франца. Мария Федоровна была одержима идеей "австрийского брака". Однако ее мечту разбил отказ со стороны Александра I. Царь считал Франца неприятным человеком, а подобный брак неудобным в политическом отношении. Тем не менее, когда Куракин поехал к Венскому Двору, ему было поручено разузнать о частной жизни Франца. "Приблизившись к императору Францу-Иосифу и увидев его, тщательно разузнав всё, что касается его качеств, привычек ... осмеливаюсь сказать откровенно Вашему Величеству, - высказывал князь свое мнение Марии Федоровне, - что это не есть партия, желательная для Великой Княжны Екатерины Павловны!"42. Он рекомендовал вдовствующей императрице отказаться от брака с австрийским императором. Князь продолжил поиски других претендентов. Однако одних посол не находил достойными, иным не позволили обстоятельства. Например, в случае с австрийскими эрцгерцогами помешал Венский Двор, так как брак с русской великой княжной возвысил бы положение младших Габсбургов по сравнению со старшими. Поручение вдовствующей императрицы Куракину выполнить не удалось.
      После Эрфуртского свидания Наполеона и Александра I произошла замена русского посла в Париже. Французская сторона неоднократно просила отозвать с этого поста П. А. Толстого, противника Тильзитского мира, боевого генерала, человека прямолинейного и недипломатичного, и направить представителя, "который был бы крепок в системе"43. В 1808 г. в Париж был направлен князь Куракин. Он выбрал для служебной резиденции дворец маршала Бирона, окруженный старинным регулярным парком. В наши дни в этом здании находится Музей Родена. Улыбчивый и коммуникабельный новый посол в отличие от угрюмого Толстого блистал светскими манерами, легко вел разговоры на любые темы и охотно посещал светские приемы и балы. Даже во французской столице, законодательнице моды, щеголь Куракин выглядел экзотической фигурой. Граф Е. Ф. Комаровский, ставший свидетелем посещения князем Гранд Опера, писал, что "весь партер обратился на него и занимался более им, нежели оперою"44. Невольно притягивала взгляд фигура, одетая в великолепный глазетовый или бархатный французский кафтан и камзол, украшенные бриллиантовыми пуговицами и пряжками, с бриллиантовым или жемчужным эполетом на правом плече и даже петлей на шляпе из бриллиантов. Ордена и кресты на ленте представляли собой крупные солитеры. Все аксессуары, перстни, табакерки, были подобраны в едином ансамбле с костюмом. Однажды во время карточной игры, заметив вдруг, что перстень, табакерка и камзол не соответствуют друг другу, Куракин от расстройства едва не проиграл. Во время праздника, устроенного австрийским послом Шварценбергом по случаю бракосочетания Наполеона I и эрцгерцогини Марии-Луизы начался пожар, во время которого погибло около 20 человек. Куракин пропускал дам к выходу из объятого пламенем зала, в толчее он был сбит с ног и едва не затоптан бегущими. Обгоревшего князя с трудом вытащили из огня, потому что расплавившееся золото на его мундире обжигало при прикосновении. Но для князя одежда, расшитая золотом и украшенная бриллиантами, оказалась своего рода зашитой, открытые части тела сильно обгорели. Во многих местах была повреждена голова, практически полностью сгорели волосы и ресницы, очень пострадали уши, но особенно ноги и пальцы рук от раскалившихся перстней: на одной руке кожа слезла как перчатка. Пока одни тушили его одежду, другие срезали бриллиантовые пуговицы с его костюма, таким образом, он лишился бриллиантов на сумму семьдесят тысяч франков. Медицинские светила сомневались в его выздоровлении. Наполеон даже прислал к пострадавшему послу своего врача. Вопреки прогнозам Куракин стал медленно поправляться, ему разрешили переехать из парижского дворца на дачу. Для переезда на виллу в экипаже было устроено специальное кресло с носилками и под балдахином. В знак уважения посла сопровождал почетный эскорт французской гвардии. Необычная процессия собрала толпу зевак.
      Несмотря на резкое ухудшение здоровья после пожара, Куракин считал невозможным просить об отставке в момент, когда франко-русские отношения вступили в полосу кризиса. Он оставался послом в Париже вплоть до начала Отечественной войны 1812 года. У современников, а затем в литературе укрепилось мнение, что Куракин выполнял только представительские функции и не пользовался полным доверием царя, поручавшего важные дела К. В. Нессельроде и А. И. Чернышову. Стоит обратить внимание на такой факт, что в период оформления англо-русского союза в 1804 г. Александр I не доверил переговоры послу в Англии С. Р. Воронцову, а специально направил в Лондон Н. Н. Новосильцева. Вероятно, у царя были свои представления о задачах посла, впрочем, Александр I сам признавался: "Я не верю никому."45
      Что касается Нессельроде, он состоял советником посольства при П. А. Толстом. Его угодливая исполнительность удостоилась презрительного отзыва со стороны Наполеона. В период дипломатической миссии Куракина Нессельроде был направлен в Париж с конкретным заданием поддерживать контакты с Ш. Талейраном. Бывший французский министр иностранных дел во время Эрфуртской встречи сам предложил услуги Александру I. Уйдя в отставку по собственной воле, он продолжал быть осведомленной и влиятельной политической фигурой. В 1808 г. князь Беневентский начал обеспечивать свое политическое будущее после краха Наполеона продажей информации и конфиденциальных сведений, в том числе и Александру I. Платный агент Талейран получил связного в лице Нессельроде, который высоко ценил свою миссию, что не преминул подчеркнуть при знакомстве: "Я приехал из Петербурга. Официально я состою при князе Куракине - на самом деле, я аккредитован при вас; я веду частную переписку с императором, и привез от него частное письмо"46. Действительно, порученец императора вел переписку с М. М. Сперанским, о которой не знали ни Куракин, ни Румянцев. Однако его задачи и полномочия замыкались на Талейране, поэтому после раскрытия заговора Фуше, к которому был причастен этот видный французский политик, Нессельроде попросил разрешения покинуть Париж.
      Предвоенная обстановка требовала информации для анализа политических задач и военной готовности разных стран. С этой целью по инициативе М. Б. Барклая де Толли был учрежден институт военных агентов при российских посольствах за границей. Первым военным атташе в Париже стал А. И. Чернышев. Его целью было получение преимущественно военной информации. Официально Чернышев считался постоянным личным представителем российского императора при Наполеоне. Французский император симпатизировал Чернышеву с момента их знакомства в 1807 году. Расположение императора открыло перед русским кавалергардом двери салонов французской элиты. Из светской болтовни прекрасных дам о том, куда загнал их кавалеров военный жребий, Чернышев узнавал о передвижении французских войск. Манеры светского льва обеспечивали ему успех, а храбрые действия во время пожара на балу у австрийского посла добавили уважения. Среди спасенных Чернышевым оказалась супруга маршала Нея. Став желанным гостем в его доме, Чернышев свел знакомство с начальником штаба армии Нея Антуаном Жомини. Это был ценный источник информации, сопровождаемой комментариями и прогнозами. Чернышеву удалось также завербовать мелкого чиновника главного штаба армии, от которого он получал копию единственного экземпляра сводки о численности, вооружении и дислокации частей наполеоновской армии. Разведывательная деятельность Чернышева была очень эффективной. Однако блестящий офицер привлекал внимание не только парижских красавиц, но и тайной полиции. Ему удалось ускользнуть из рук людей Савари, но шпионаж был раскрыт. Наполеон, взбешенный раскрывшимися обстоятельствами, вызвал русского посла. Куракину было заявлено о крайнем раздражении императора тем, что по личному ходатайству Александра I, как было сказано, "под названием, вызывавшим доверие, к нему поместили шпионов". Не щадя самолюбия князя, Наполеон говорил, что доверял Чернышеву больше, чем послу. "Если бы князь Куракин, - заявил император, - мог принять участие в подобных маневрах, я бы его извинил..."47. Наполеон фактически намекал, что в его глазах шпионаж является неотъемлемой частью деятельности русского посла. Слова императора были оскорбительными не только для Куракина, но и для всей российской дипломатии.
      Оценивая деятельность Куракина, едва ли следует проводить параллели с Нессельроде и Чернышевым, их функции, статус, конкретные задачи весьма серьезно отличались. Правильнее сравнивать ее с положением и результатами деятельности французских послов в Петербурге. После Тильзита в Россию был послан генерал Рене Савари. У него не было официального статуса посла, но он имел большие полномочия. Савари был встречен Александром I приветливо. Но получил ледяной прием у вдовствующей императрицы Марии Федоровны и в высшем обществе. С ним были официально вежливы, но двери петербургских салонов перед ним не открылись. Савари заменил Арман Коленкур. Выходец из старой аристократии, он отличался изысканными манерами и мог надеяться на успех в петербургском свете. На средства, выделенные Наполеоном, он устраивал балы и приемы. Царь демонстрировал свое предпочтение французскому послу среди других дипломатов. Перед Коленкуром стояла задача развернуть общественное мнение в сторону Франции. Но франко-русский союз уже переживал не лучшие времена, и между отношением к Коленкуру и его стране зияла пропасть. Незадолго до войны ему на смену прибыл Жак Лористон. Новому послу не удалось снискать даже расположения императора: на посла часто просто не обращали внимания.
      Куракин продержался более длительный срок. Степень его влияния и его положение не были одинаковыми на протяжении всего пребывания в Париже. Вначале он занимал центральное место среди всех послов, что соответствовало политической ситуации после Эрфуртского свидания и заинтересованности Наполеона в русской поддержке на период войны с Австрией, а также его планам сватовства к сестрам Александра I. Отношение стало меняться по мере затягивания с ответом на предложение Наполеона великой княжне Анне Павловне. Куракин, сохранявший доверительные отношения с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, знал о ее крайне негативном отношении к "корсиканцу". Он был посвящен в перипетии обсуждения ответа на предложение Наполеона внутри императорской семьи. Французскому агенту в русском посольстве удалось скопировать находившуюся на столе Куракина копию письма Марии Федоровны к Александру I. Посол понимал, что "русский" брак Наполеона подаст надежду на продолжительный мир, но не умерит завоевательных аппетитов, а отказ будет воспринят как оскорбление. Наполеон, поняв, что русская сторона затягивает время в поисках предлога для отказа, приказал заявить Куракину, что из-за медлительности русского Двора он считает себя свободным от всех обязательств. Молниеносно была организована женитьба Наполеона на австрийской эрцгерцогине Марии-Луизе. Поспешность этого брака озадачила Александра I. Куракин, догадываясь, какие сомнения мучают императора, писал: "Венский двор жестоко ошибается, если полагает, что это замужество спасет его"48. В отличие от австрийцев, он не рассматривал брак Наполеона как гарантию мира. Но для Куракина женитьба императора означала, что центральное место при французском Дворе он вынужден уступить австрийскому послу.
      Суть событий, конечно, заключалась не в рокировке послов. Обострялся кризис франко-русского союза из-за оккупации наполеоновскими войсками в нарушение Тильзитских соглашений прусских владений и захватов на севере Германии. Но оселком, на котором со времен Тильзита проверялась прочность отношений союзников, был польский вопрос. Александр I в связи с созданием Герцогства Варшавского опасался восстановления Польши. Он хотел добиться от Наполеона твердого уверения в том, что этого не произойдет. Французский император в Эрфурте ограничился словесным обещанием по польскому вопросу. Затем в Париже он неоднократно повторял Куракину, что не имеет видов на Польшу. Однако расширение Герцогства Варшавского за счет австрийской Галиции и размещение в Польше французских военных складов заставляли сомневаться в искренности Наполеона. Накануне русского сватовства Бонапарта проект конвенции о Польше был подписан французским послом в России Коленкуром и Н. П. Румянцевым. Вряд ли простым совпадением оказалось то, что за отклонением брачного предложения последовал отказ Наполеона ратифицировать конвенцию. Куракин передал французскому императору новый проект конвенции. В России с нетерпением ожидали ответа, и русский посол постоянно спрашивал об этом французского министра иностранных дел. Шампаньи оправдывал отсрочки то императорской свадьбой, то путешествием. Однако Куракин был настойчив. Наполеон пытался ограничиться письмом Александру I. Но царь понимал, что это не политический документ, и продолжал требовать подписания конвенции. Раздраженный настойчивостью русских, Наполеон обрушился на Куракина с отповедью: "Почему эти постоянные жалобы? Зачем эти несправедливые подозрения? ... Я не хочу себя бесславить, говоря, что Польша никогда не будет восстановлена... Я не могу дать такого обязательства..."49. После речи в такой тональности послу оставалось доложить в Петербург, что не стоит надеяться не только на подписание документа, но и вообще на какие-либо обязательства Наполеона относительно Польши.
      Но посла еще ожидали публичный разнос и прямые угрозы. 15 августа 1811 г. в большом тронном зале Тюильрийского дворца проходил парадный прием всех дипломатических представителей в честь именин Наполеона. Император спустился с трона и, подойдя к Куракину, разразился речью о том, что Россия хочет с ним войны из-за Польши. "...Если кризис не минет ..., - угрожал Наполеон, - я объявлю вам войну... и вы потеряете все ваши польские провинции. По-видимому, Россия хочет таких же поражений, как те, что испытали Пруссия и Австрия...". Он предупреждал о тщетности расчетов, что у Франции не хватит сил на одновременные действия в Испании и против России. С едкой язвительностью император вопрошал: "Вы надеетесь на ваших союзников. Где они? Не на австрийцев ли, с которыми вели войну в 1809 г. и у коих взяли область при заключении мира? Не на шведов ли, у которых отняли Финляндию? Не на Пруссию ли, от которой отторгли часть владения, несмотря на то, что были с ней в союзе? Наполеон признался в замысле использовать тильзитскую систему, чтобы лишить Россию союзников. Напор Наполеона был таков, что Куракин в течение сорока минут не мог вставить ни одного слова. Едва ему удалось вставить фразу о верности Александра I союзным обязательствам, как Наполеон прервал его восклицанием "Слова!" и продолжил свою обличительную речь. Все послы застыли в напряженном молчании. Под занавес своей гневной речи он в качестве уступки предложил выработать новые соглашения. Куракин отвечал, что не имеет для этого полномочий. Распалившийся император бросил: "Нет полномочий? Так напишите, чтобы вам их прислали"50. Из разноса русскому послу следовали очевидные выводы о разрушающемся союзе и скорой войне с Россией. Куракин немедленно передал своему императору содержание речи Наполеона. Ответом Александра I были ставшие привычными уверения в дружбе, разбавленные протестом против обвинения в намерении приобрести часть Варшавского герцогства. Усиливавшаяся напряженность в русско-французских отношениях, когда взаимные претензии едва удавалось скрывать за фасадом мнимой дружбы, означала для русского посла, что ему следует ожидать по отношению к себе неприятных перемен.
      Осенью 1811 г. Куракин получил сведения о распоряжениях Наполеона по военной и административной части, которые указывали, что решение о войне против России принято. У него не осталось сомнений в подготовке нападения, поэтому он считал призрачной возможность отговорить Наполеона. "Не время уже нам манить себя пустою надеждою, - писал он Румянцеву, - но наступает уже для нас то время, чтоб с мужеством и непоколебимою твердостию, достояние и целость настоящих границ России защитить". В его депешах на родину призыв готовиться к отражению нападения стал доминирующим: "... и с настоящего времени, считая войну неизбежною, мы приготовимся вести ее с успехом"51.
      В первой половине 1812 г. обе стороны усиленно готовились к войне. Куракин заметил, что с ним стали обходиться небрежно и порой просто невежливо. "Со мной обходятся теперь соответственно тому угрожающему положению, которое принимает в отношении к нам глава Франции. В последний четверг в собрании, которое было после спектакля в Тюльери, он прошел несколько раз мимо меня, не сказав ни слова, чего никогда не бывало. Даже в обращении ко мне герцога Бассано заметна явная перемена", - сообщал посол Румянцеву и просил инструкций, как ему поступать. Но никаких новых указаний от правительства не получил и находился в затруднительном положении. "Какими новыми переговорами можно купить произвольную отсрочку?"52 - вопрошал он царя. Куракину пришлось продолжать вести себя по-прежнему как представителю союзной державы, настаивать на выполнении договоренностей, которые уже ни одна сторона не соблюдала. Е. В. Тарле полагал, что в феврале 1812 г. Куракину стало казаться, будто Наполеон еще не решился на войну, колеблется и поэтому России следует предпринять все усилия, чтобы избежать грозного столкновения53. В это время французская сторона для отвода глаз предложила переговоры по компенсации за Ольденбургское герцогство. Куракин вопреки своим прежним выводам о бесперспективности переговоров высказался за участие в них. "Мы ничего не выиграем, сохраняя молчание и все можем потерять, - увещевал он Александра I, - ...потому что приготовления Наполеона окончены,... тогда как мы, выигрывая время, можем окончить нашу войну с турками и другими способами увеличить наши силы на границах герцогства Варшавского"54. Его письмо свидетельствует о том, что французские дипломатические маневры все таки не изменили мнения Куракина о принятом Наполеоном решении начать войну против России. Но, сознавая превосходство наполеоновской армии, посол старался оттянуть начало войны, чтобы лучше к ней подготовиться.
      24 апреля 1812 г. русская сторона предъявила ультиматум об эвакуации войск из Пруссии. 27 апреля Куракин привез его Наполеону в Сен-Клу. Аудиенция была тяжелой для русского посла. Взбешенный император не стеснялся в выражениях: "Это требование есть оскорбление ... В Петербурге потеряли голову, если полагают, что меня можно угрозами заставить сделать то, что они хотят". Куракин пытался вставить реплики о французских военных приготовлениях, о заключении франко-прусского союза, угрожающего России. Во время аудиенции Куракин узнал неприятную новость о том, что Австрия 14 марта 1812 г. также подписала договор с Францией. Однако Наполеон еще не был готов к окончательному разрыву, поэтому сделал вид, что в принципе согласен с русскими требованиями, но следует уточнить условия соглашения. "Он сам побуждал меня не отлагать переговоров и войти в объяснение с герцогом Бассано о различных условиях, которые Ваше Величество поручили мне предложить, на которых должно было основываться предложенное соглашение, - сообщал Куракин Александру I, - и несмотря на решительное с моей стороны заявление, что я не могу допустить никаких изменений в условиях относительно очищения Пруссии". Даже догадываясь об отвлекающем характере наполеоновских маневров, посол тем не менее принялся за работу над текстом договора. Его вариант предполагал такие уступки как отзыв протеста по поводу французской оккупации герцогства Ольденбургского, отмена в тарифе 1810 г. ограничительных для французской торговли статей. Но неизменным оставалось требование выполнить условие Тильзитского мира об эвакуации Пруссии и сохранить за Россией право торговать с нейтральными державами. Однако усилия Куракина были напрасны. Полмесяца он ежедневно пытался заставить министра иностранных дел Бассано обсудить соглашение, но неизменно получал ответ, что "не имеет еще никаких приказаний своего государя"55. Ему стало ясно, что переговоры предложены для отвода глаз.
      Проволочки только укрепили Куракина во мнении, что выбор Наполеона - война. Зная о том, что французский император на днях должен уехать в Дрезден, посол 25 апреля (7 мая) 1812 г. направил Бассано ноту с требованием незамедлительного ответа: "...Если в совещании со мною, которое вы назначили завтра утром, я, к прискорбию, узнаю, что вы еще не получили наставлений его величества императора и короля, чтобы отвечать на мои представления и заявить, что они будут приняты без изменений.., то в таком случае после отъезда императора и короля, который объявлен на завтра, я позволю себе, не надеясь уже получить никакого ответа на мои предложения, считать это нежелание за решимость начать войну..". Не получив ответа, Куракин, чтобы избежать интернирования в Париже с началом войны, на свой страх и риск, без разрешения из Петербурга, потребовал у Бассано выдать ему и персоналу посольства паспорта для отъезда. Такие действия посла были равнозначны объявлению войны. Наполеону же требовалось еще некоторое время до открытия военных действий. Он ждал возвращения своего адъютанта де Нарбонна, посланного проследить за вооружением Пруссии и передвижениями русской армии. До получения этой разведывательной информации нужно было заставить Куракина отказаться от своего требования, дабы Россия не начала войну раньше Франции. В ход были пущены все средства, чтобы улестить русского посла и оттянуть выдачу паспортов. Куракин ожидал их выдачи два месяца. От волнений у князя обострилась подагра, как он писал, "бросилась на правое мое колено"56. Паспорта были выданы с оговоркой, что Куракин не может покинуть Париж до прибытия известия о выезде из России французского посла.
      С началом войны Куракина интернировали в его дворце в Париже. Лишь после получения известия о том, что Лористон покинул Россию, русскому послу разрешили выехать в Гамбург, откуда он мог морским путем добраться до Петербурга. Куракин все еще находился во французской столице, когда неприятель вступил в Москву. Князь был обеспокоен судьбой своих детей, которые жили в его доме на Старой Басманной. Просьбы Куракина к Наполеону разузнать, что с ними происходит в пылающем городе, остались без ответа. Московский дом князя уцелел в московских пожарах. Его отдали под квартиру генералу Нансути, раненого в Бородинском сражении. Благодаря этому обстоятельству дом не был также и разграблен.
      Вернувшись в Россию, Куракин занял свое место в Государственном Совете. Как действительный тайный советник 1 класса он находился ниже канцлера и фельдмаршала. Такое положение тщеславный князь воспринимал болезненно. Он дважды обращался к Александру I с просьбой определить ему место в заседаниях с учетом заслуг. Но к тому времени внимание публики Куракин уже привлекал не как политический деятель, а приверженностью к привычкам ушедшего века. Он единственный из вельмож сохранял пышный выезд " в вызолоченной карете о восьми стеклах цугом с одним форейтером, двумя лакеями и скороходом на запятках, двумя верховыми впереди и двумя скороходами, бежавшими за каретой". Балы в его доме на Большой Морской становились достопримечательностью петербургского общества: "Палаццо Куракина по вечерам горело огнями, огромный оркестр гремел полонезы, толпа ливрейных слуг и официантов кишела в комнатах, скороходы, расставленные на крыльце, встречали и провожали гостей. На балах у Куракина разыгрывались безденежно в пользу прекрасного пола лотереи из дорогих вещей"57.
      В последние годы жизни страдающий от подагры князь большую часть времени проводил на лечении за границей. Там он и умер: в Веймаре в 1818 году. На его могиле, находящейся в Павловске, вдовствующая императрица Мария Федоровна приказала начертать "Другу супруга моего".
      Примечания
      1. Семена Порошина записки, служащие к истории Его Императорского высочества Благоверного Государя Цесаревича и Великого Князя Павла Петровича. 4 марта 1765 г., 27 ноября 1765 г. СПб. 1881.
      2. ПЫЛЯЕВ М. И. Замечательные чудаки и оригиналы. М. 2001, с. 117.
      3. ПОРОШИН С. Ук. соч., 10 октября 1765 г.
      4. КОБЕКО Д. Ф. Цесаревич Павел Петрович. СПб. 1887, с. 237 - 239.
      5. VON ARNETH A.R. loseph [I und Lejpold von Toskana. Vienne. 1872, с. 332; ДОЛГОРУКОВ И. М. Капище моего сердца. М. 1890, с. 166.
      6. ВЕРНАДСКИЙ Г. М. Русское масонство в царствование Екатерины II. Пг. 1917, с. 17.
      7. ШУМИГОРСКИЙ Е. С. Императрица Мария Федоровна. СПб. 1892, с. 238.
      8. Русский архив, 1877, кн 36, с. 337 - 338.
      9. ПЫЛЯЕВ М. И. Ук. соч., с. 119.
      10. Русский архив, 1869, кн. 4, с. 569.
      11. Знаменитые россияне XVIII-XIX вв. СПб. 1995, с. 342.
      12. ДОЛГОРУКОВ И. М. Ук. соч., с. 166.
      13. Описание путешествия князя А. Б. Куракина вниз по Суре. СПб. 1793.
      14. Русский архив, 1868, кн. 1, с. 23.
      15. Русский предприниматель, 7 сентября 2002 г.
      16. СЕМЕВСКИЙ В. И. Крестьянский вопрос в России. Ч. 1. СПб. 1888, с. 275.
      17. ДОЛГОРУКОВ И. М. Ук. соч., с. 164.
      18. Научно-исследовательский Отдел рукописей Российской государственной библиотеки, ф. 255, к. 18, N 43, л. 27.
      19. МАСОН Ш. Секретные записки о России времени царствования Екатерины II и Павла I. М. 1996, с. 126.
      20. Русский архив, 1869, кн. 4, с. 643.
      21. ПОРОШИН С. Ук. соч., 4 марта 1765 г.
      22. МУРАВЬЕВ-АПОСТОЛ М. И. Воспоминания и письма. Пг. 1922, с. 20.
      23. ДМИТРИЕВ И. И. Сочинения. М. 1986, с. 143.
      24. Русская старина, 1887, N 4, с. 443.
      25. Архив кн. Воронцова. Кн. 8. Ч. 1. М. 1876, с. 182 - 183.
      26. ПЕСКОВ А. М. Павел I. М. 1999, с. 245.
      27. ШУМИГОРСКИЙ Е. С. Екатерина Ивановна Нелидова. СПб. 1898, с. 125.
      28. ГОЛОВИНА В. Н. Мемуары. М. 1911, с. 214.
      29. ГОЛОВКИН Ф. Г. Двор и царствование Павла I, М. 1912, с. 183.
      30. Русский архив, 1875, кн. 9, с. 75.
      31. Воспоминания г-жи Виже-Лебрен о пребывании ее в Санкт-Петербурге и Москве 1795-1801. СПб. 2004, с. 112.
      32. Helldorff. Aus dem Leben des Prinzen Eugen von Wurttemberg. T. 1. Berlin. 1861, S. 136, 145.
      33. Архив Воронцовых. Т. XXIV. M. 1892, с. 274; Исторический сборник. Т. 1. СПб. 1859, с. 59, 60.
      34. ВИГЕЛЬ Ф. Ф. Записки. М. 2000, с. 77.
      35. СОЛОВЬЕВ С. М. Александр I. Политика и дипломатия. М. 1995, с. 116.
      36. ВАЛЛОТОН А. Александр I. М. 1991, с. 192;. ЧУЛКОВ Г. Императоры. М. 1993, с. 124.
      37. СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч., с. 159, 117.
      38. ШИЛЬДЕР Н. К. Император Александр I: его жизнь и царствование. Т. 2. СПб. 1867, с. 176.
      39. Русский архив, 1868, кн. 2, с. 204.
      40. ТАРЛЕ Е. В. Нашествие Наполеона на Россию. М. 1992, с. 14.
      41. ДАНИЛОВА А. Пять принцесс. Дочери императора Павла I. Биографические хроники. М. 2002, с. 299.
      42. Там же, с. 297.
      43. Отечественная война и русское общество. Т. 2. М. 1911, с. 10.
      44. Записки графа Е. Ф. Комаровского. М. 1990, с. 99.
      45. ТРОИЦКИЙ Н. А. Александр I и Наполеон. М. 1994, с. 140.
      46. Отечественная война и русское общество. Т. 2, с. 22.
      47. Correspondance de Napoleon I. Т. XXIII. Paris. 1867, N 18541.
      48. Сб. РИО. Т. 21, с. 330.
      49. Отечественная война и русское общество. Т. 2, с. 26.
      50. ТАРЛЕ Е. В. Ук.соч., с. 19.
      51. Сб. РИО. Т. 21, с. 352, 330.
      52. Там же, с. 353 - 354, 355.
      53. ТАРЛЕ Е. В. Ук. соч., с. 26.
      54. Сб. РИО. Т. 21, с. 359.
      55. Там же, с. 364, 339.
      56. Там же, с. 345, 349.
      57. ПЫЛЯЕВ М. И. Ук. соч., с. 121.
    • Пилько Н. С. Словения под властью оккупантов (1941 - 1945 гг.)
      Автор: Saygo
      Пилько Н. С. Словения под властью оккупантов (1941 - 1945 гг.) // Вопросы истории. - 2006. - № 1. - С. 36-54.
      В годы второй мировой войны словенскую территорию оккупировали и разделили на части три государства: Италия, Германия и Венгрия. Однако такие проблемы как процесс становления оккупационных систем в Словении, их трансформация во времени, политика по отношению к местному населению и т. д. оставались неисследованными. История Словении этого периода рассматривалась только в контексте истории Югославии. В словенской же историографии наиболее изученной остается германская оккупационная система, и в значительно меньшей степени венгерская и итальянская.
      До 1943 г. на территории Словении было образовано три оккупационные системы, которые по своему характеру имели целый ряд сходных характеристик. После капитуляции Италии в сентябре 1943 г., ранее оккупированные ею земли были захвачены Германией. Политика оккупационных властей в этой ситуации заметно изменилась и приобрела иной характер.
      Территория Дравской бановины (Словении) до начала второй мировой войны входила в состав Королевства Югославия. Она являлась довольно развитым, по сравнению с другими частями страны, регионом. Кроме того, по ее территории проходили железные дороги, соединявшие Италию, Австрию и Венгрию1.
      В ночь на 6 апреля 1941 г., без объявления войны, германские и итальянские войска вторглись на территорию Югославии. К полудню 6 апреля было занято Прекомурье, города Горня-Радгона и Раденце. 8 апреля были захвачены Марибор и Дравоград. В эти же дни итальянские войска развернули военные действия на территории Юлийских и Савиньских Альп. 11 апреля итальянские части вошли в столицу бановины Любляну. 12 апреля немецкие подразделения заняли Штирию и Прекомурье, часть Нижней и Верхней Крайны на левом берегу Савы; итальянская армия заняла Внутреннюю, часть Верхней и большую часть Нижней Крайны.
      Оккупация для словенского населения не явилась неожиданностью. Капитулянтский характер политики правящих кругов Словении указывал на то, что скоро вся Дравская бановина будет захвачена. Почти все периодические издания Словении призывали население не противиться оккупантам, "показать свою зрелость, достоинство и жизнеспособность", объясняя это тем, что "национальная сплоченность и дисциплина входит в сферу интересов тех, кто будет перекраивать Европу согласно новым принципам"2. Лозунг: "сохраним твердость и порядок" красной нитью проходил через все публикации того времени.
      Окончательный раздел Югославии и Словении состоялся в ходе конференции в Вене 21 - 22 апреля 1941 года. Переговоры в основном велись между представителями Германии и Италии. Об участии других стран "оси" упоминаний нет. Окончательная редакция результатов венских германо-итальянских переговоров получила оформление в дополнительном "Циркуляре министерства иностранных дел" Германии от 21 мая 1941 года. Согласно этому документу большую часть Словении захватила Германия. Верхняя Крайна, Нижняя Штирия и часть Нижней Крайны административно присоединялись к немецким областям Каринтия и Штирия. Венгрия получила Прекомурье и словенскую часть Междумурья; Италия - земли Внутренней Крайны, большую часть Нижней Крайны с Любляной3. Германия захватила наиболее богатые словенские земли, где находились угольные бассейны, рудники и промышленные центры: Марибор, Трбовле, Есенице и др.

      Леон Рупник



      Введенные на этих территориях оккупационные системы имели различное военно-административное устройство. В итальянской зоне, которая получила название Люблянская провинция, гражданская власть почти сразу была отделена от военной, ее представители налаживали внутреннее устройство провинции. Задача военных заключалась в обеспечении порядка. Во главе гражданского правления был поставлен верховный комиссар Э. Грациолли, бывший комиссар фашистской партии в Триесте, во главе военного - командующий XI армейского корпуса М. Роботти.
      В германской зоне военное правление длилось всего три дня. Затем на этих территориях вводилась оккупационная система подобная установленной в Эльзасе, Лотарингии и Люксембурге, то есть оккупированные территории автоматически переходили под юрисдикцию гаулейтера и государственных чиновников соседних с ними германских областей. Директивой от 14 апреля4 начальником гражданского правления Нижней Штирии назначался З. Уиберрейтер (ранее - имперский наместник Штирмарка). Начальником гражданской администрации Верхней Крайны стал заместитель гаулейтера НСДАП Каринтии Ф. Кутчера. Помимо гражданского правления в апреле 1941 г. для поддержания порядка на территории Верхней Крайны и Нижней Штирии были установлены штабы службы безопасности. Начальником полиции безопасности и службы безопасности был назначен штандартенфюрер СС (охранных отрядов) и руководитель отдела безопасности в Граце О. Луркер, ему подчинялись три управления безопасности, которые повторяли структуру Главного управления имперской безопасности (РСХА): гестапо, криминальная полиция (КРИПО) и служба безопасности (СД). В апреле 1941 г. гестапо расположило свои штабы в городах Целье, Птуй и Словеньи Градец. КРИПО имела два штаба в г. Целье и Птуй. Наиболее распространенной стала служба безопасности СД. Ее центры находились во всех округах Нижней Штирии. Помимо выше перечисленных структур при штабе начальника гражданского правления были образованы два специальных органа: отдел взысканий для расследования бытовых преступлений и депортационные штабы, образованные по приказу шефа СД Р. Гейдриха. Депортационный штаб состоял из трех отделов: первый отдел занимался составлением списков лиц, подлежавших переселению; второй - расовой принадлежностью; третий - техническими вопросами депортации5. Руководство этого отдела проводило консультации с А. Эйхманом, референтом управленческой группы IV D 4 РСХА по эмиграции и чистке, в задачи которого входил контроль за политической ситуацией на присоединенных территориях6. В связи с этим Эйхман дважды посещал Марибор 6 мая и 25 августа 1941 года.
      В венгерской зоне (Прекомурье) военное правление было введено 11 апреля 1941 года. На словенской территории органом власти первой ступени стали военные комендатуры, которые располагались в Мурской Соботе и Нижней Лендаве. Другой ветвью военно-административной власти являлась так называемая тыловая управа при венгерском генеральном штабе во главе с генералом Й. Хеслени. Тыловая управа делилась на военно-административное отделение с военно-управленческим и хозяйственным секторами, сюда же входил военный комиссариат. Их задача заключалась в регулировании исполнительных функций в сфере хозяйственного управления, контроль над ценами и снабжение продовольствием. Главным представителем военного правления в Прекомурье стал полковник Й. Радвани7. Военное правление было ликвидировано только 4 августа 1941 г., в связи с этим изменилось и территориально-административное деление этой области. Округ Мурска Собота был присоединен к Железной Жупании с центром в г. Сомбатхей, а Нижнелендавский округ к жупании Зала с центром в г. Залаэгерсеге. Оккупированные югославские области внутри жупании делились на уезды, а последние на общины, во главе которых стояли государственные чиновники, подчинявшиеся окружному главе.
      С первых же дней оккупации произошли существенные изменения в словенской политической жизни. После раздела Любляна - средоточие политической жизни Словении, оказалась в итальянской зоне. Связь с другими частями Дравской бановины, не говоря уже о Белграде, нарушилась. Все политические партии и организации оккупанты запретили, однако, несмотря на это, они продолжали функционировать. Был проведен целый ряд встреч и заседаний, на которых обсуждалась дальнейшая судьба словенского народа. По призыву одной из ведущих политических сил - Словенской народной партии (СНП) - был образован Национальный совет, в который вошли представители Национальной радикальной партии, Независимой демократической партии и Национальной социалистической партии. Председателем Совета стал бывший бан Дравской бановины М. Натлачен. Создание этого органа в условиях сложившейся ситуации рассматривалось в прессе как величайшее достижение словенских политиков, которые доказали, что словенский народ "в решающие моменты может выступить на защиту своих национальных интересов"8. Формирование Совета свидетельствовало о стремлении членов СНП и их союзников наладить конструктивный диалог с итальянскими властями. Будучи оторванной от Белграда, словенская политическая элита почувствовала свободу. Она надеялась, что итальянцы учтут интересы словенцев и предоставят им автономию. Вопрос о массовом сопротивлении оккупантам Совет счел неуместным. Основным аргументом против этого стал тезис о малочисленности словенского народа.
      В германской и венгерской зонах политическая жизнь полностью остановилась, поскольку власти сразу же взяли курс на ассимиляцию словенского населения. Создавались профашистские организации, цель которых заключалась в навязывании нацистской идеологии и культивировании нового самосознания. Единственной довоенной организацией, которая продолжала функционировать как в Нижней Штирии и Верхней Крайне, так и в Прекомурье, был Швабско-немецкий культурный союз, который объединял в себе всех фольксдойче Словении. Его первые центры в Дравской бановине появились еще в 1931 г. в Мариборе и Целье. В Словении к 31 марта 1939 г. функционировало 32 районных комитета. Политика Культурного союза имела агрессивный характер. Признание легальности этой организации позволило проводить помпезные массовые собрания, которые по своей форме отличались от собраний НСДАП только отсутствием портретов Гитлера и знамен со свастикой. Помимо собраний и нацистской пропаганды перед Союзом ставилась задача вовлечь в эту организацию как можно большее количество немецкой молодежи. Для этого создавались различные спортивные и гимнастические общества. Одним из крупнейших стало общество "Рапид" в Мариборе, численность которого составляла более 800 человек. Основная идея создания подобных обществ заключалась в военной подготовке молодежи "для защиты немецкого населения"9. На самом деле в них создавались военные подразделения внутри страны, которые, при возможном вступлении гитлеровской армии на территорию Югославии, должны были обеспечить мир и порядок и подавить сопротивление. После оккупации организация помогала властям устанавливать новый порядок.
      Для контроля за населением в Нижней Штирии и Верхней Крайне были созданы "Штирийский отечественный союз" и "Каринтийский национальный союз". Право вступать в эти организации предоставлялось всем, принятие решения об этом объявлялось свободным. Однако германские власти недвусмысленно дали понять населению, что отказ от членства будет рассматриваться в лучшем случае как проявление нелояльности к фашистской Германии. Работа над созданием Отечественного союза началась сразу же после оккупации. 14 апреля Уиберрейтер в своем обращении к "женщинам и мужчинам Штирии" заявил, что "пришло время выбора для каждого. Все штирийцы, которые признают Адольфа Гитлера и его рейх, могут в ближайшие дни подать заявление о приеме в Штирийский отечественный союз. Это будет великая организация, которая соберет всех правильно мыслящих штирийцев"10. Приказ об образовании "Штирийского отечественного союза" вышел 10 мая 1941 года. Его руководителем был назначен штандартенфюрер СА Ф. Штейндл, а его заместителем руководитель Культурного союза в Словении Г. Барон. В указе отмечалось, что в Нижней Штирии создание НСДАП временно откладывалось. Этот пункт свидетельствовал о том, что эта часть Словении не признавалась частью рейха, жители этого региона не могли вступить в ряды германской правящей партии. Но оставить население без политического воспитания и фашизации представлялось невозможным, с этой целью был создан Отечественный союз, в который могли вступить все, кто имел работу и проявлял безоговорочную преданность фюреру11. Эти два требования являлись идентичными, поскольку наличие работы свидетельствовало о преданности фюреру, а преданность фюреру обеспечивалась работой. Основная задача, ставившаяся перед руководством, сводилась к духовному и политическому образованию людей с целью их органичного вхождения в германское общество. Однако подобные стремления выглядят весьма странно. Остается неясным, во-первых, каким видели германские власти будущее этого Союза, и во-вторых, для чего нужна была подобная политика по отношению к местным жителям. Наиболее вероятным объяснением этого является то, что они стремились воспитать покорную рабочую силу на базе национал-социалистического учения.
      Сбор заявлений осуществлялся в течение восьми дней с 15 по 22 мая. В "Штирийский отечественный союз" вступило 95% взрослого населения Нижней Штирии12. Немцы эти результаты объявили плебисцитом по вопросу о присоединении к рейху. На самом деле у населения не было выбора, за отказом вступить в Союз следовал немедленный арест и высылка за пределы Словении, или интернирование в концентрационный лагерь. Политический комиссар в г. Целье Т. Дорфмейстер заявил, что "в Отечественном союзе будут объединены все немцы и люди не германского происхождения, которые верны фюреру и великогерманскому рейху. Людям же, которые этого не принимают, нет места в Нижней Штирии"13. Каждый вступающий в "Штирийский отечественный союз" в возрасте от 18 до 45 лет автоматически становился членом Верманшафта, военной организации, которая по своим функциям была схожа с функциями СА (штурмовых отрядов). Руководителем Верманшафта стал штандартенфюрер СА Блаш. Для обучения была образована специальная школа в г. Рогашка Слатина. К середине осени 1941 г. в Верманшафт вступило 84 тыс. 700 жителей Нижней Штирии14, каждый из них получил специальную форму. Раз в неделю они должны были являться на специальные собрания, где им зачитывались основные инструкции и приказы верховного руководства. После этого следовал курс политического воспитания и военно-строевая подготовка. Части Верманшафта использовались для подавления Народно-освободительного движения. Из югославских немцев в 1942 г. было создано специальное подразделение СС "Унтерштайермарк" в Мариборе, которое состояло из 15 отрядов15. Помимо Верманшафта имелась вспомогательная полицейская организация "Сельская стража". Первоначально она существовала только в Верхней Крайне. В нее вступали жители деревень. Вооружались они только на время несения службы и находились под надзором полиции, поскольку немецкие власти опасались, что среди служащих найдутся те, кто перейдет на сторону партизан или использует оружие против немецких властей. В Нижней Штирии эта организация была создана 18 ноября 1942 г. для "защиты населения Нижней Штирии от лиц, которые угрожают безопасности и порядку". Вступить в нее могли мужчины любого возраста с устойчивыми политическими взглядами, имеющие опыт обращения с оружием, и те, кто был временно или полностью не годен к несению воинской службы. Служба сельской стражи являлась временной и добровольной, и поэтому не оплачивалась16.
      5 июня начала свою работу комиссия по оценке политических взглядов. Это была не трудная задача, поскольку еще задолго до нападения на Югославию созданным в 1939 г. Юго-восточным немецким институтом в Граце были составлены списки, в которых содержались сведения о словенцах, подлежавших выселению из бановины в случае захвата словенских земель немцами. Против их фамилий стояли те или иные пометки: "подлежит немедленному выселению", "враждебно настроен к Германии", "следует держать под наблюдением" и т. д.17. После оккупации население разделили на пять групп: категория A (немецкие лидеры), B (немцы), C (равнодушные), D (враждебно относящиеся к немцам), E (особенно враждебно относящиеся к немцам). Всего проверке подверглись 322252 человека. К категории A было отнесено 1512 человек, к категории B 22558 человек, что составляло 7% от общего числа, в категории C числилось 285377 человек или 89%, к категории D относилось 11423 человека или 4%, в категорию E вошли всего 1382 человека. Помимо политической, была проведена оценка по расовому признаку. Были введены четыре категории: I. "очень хорошо" - к ним относились представители "чистой арийской расы, физически здоровые и морально устойчивые люди, как правило, их большую численность составляли этнические немцы"; II. "хорошо" - те, у которых была небольшая примесь славянской крови; III. "средне" - те, кто был наполовину славянин; IV. "расово непригодные" - все остальные18. Четвертая категория полежала депортации. По свидетельству очевидцев, эта градация была весьма условной, поскольку в одной семье родители могли оказаться арийцами, а их дети нет.
      Вступившие в Отечественный союз были разделены на две категории: постоянных и временных членов. Постоянными членами стали фолксдойче и представители Культурбунда, они получили красные удостоверения. Временные члены получили зеленые удостоверения. 11 мая Уиберрейтер на торжественном приеме заявил: "вы - члены швабско-немецкого культурного союза, будете теперь авангардом, ядром Штирийского отечественного союза и займете важнейшие руководящие должности". За пределами "Штирийского отечественного союза" осталось 82365 человек19, которые впоследствии подверглись репрессиям.
      Указ о создании Каринтийского народного союза вышел в свет 24 мая 1941 года. В нем говорилось, что на данной территории НСДАП введена временно не будет. Членами союза предлагалось стать всем, кто поддерживал политику Гитлера и относился с симпатией к рейху. Руководителем был назначен В. Шик. В целом устройство этой организации практически не отличалось от Штирийского отечественного союза. В него вступило 97% взрослого населения20. Вероятно, процесс вступления в Народный союз был идентичен вступлению в Отечественный. Материалов, которые могли бы пролить свет на этот вопрос, не сохранилось, поскольку они были уничтожены. Каринтийский народный союз не имел такого размаха и успеха как Штирийский, поскольку на этих землях было незначительное количество представителей Культурбунда, достигавшее 400 человек. Кроме того, ситуацию усугубило антифашистское движение, которое активизировалось летом 1941 года.
      Словенское население еще не раз подвергалось расовым и политическим проверкам. Нежелательные элементы высылались в несколько этапов в Сербию и Хорватию, небольшая часть - в Германию. О выселении депортируемым сообщали за час или за два, если речь шла о семье с детьми. С собой разрешалось взять сменную одежду, пару белья и сумму в 200 динаров. Вес багажа не должен был превышать 50 кг. Кроме того, депортируемые "добровольно" отказывались от своего имущества в пользу Германии. В сводках итальянского оккупационного штаба о ситуации в германской зоне говорилось, что "население смирилось со своей судьбой, поскольку те, кто пытался выразить протест, были наказаны, а страх перед гестапо настолько велик, что свои мысли скрывают даже от своих друзей"21.
      На территории Прекомурья также стали развиваться новые для этого региона политические организации и партии, имевшие провенгерский характер: "Партия венгерской жизни", "Венгерский союз участников войны", "Национальный союз венгерских женщин", "Единый женский лагерь" и т. д. Наиболее крупной организацией на начальном этапе оккупации стал "Культурный союз венгров в Южной Венгрии". Его деятельность сводилась к созданию курсов народного образования, организации празднеств, имеющих яркий национальный характер.
      Люблянская провинция осталась единственной частью оккупированной Словении, где словенская политическая жизнь не была полностью уничтожена, хотя ее характер приобрел специфические черты. В отличие от немецких и венгерских оккупантов итальянские власти попытались с первых дней заручиться поддержкой местного населения. Для этого Италия избрала отличную от германской тактику подчинения себе захваченных территорий. Итальянское правительство сразу же отказалось от военно-оккупационной системы как таковой. Министр иностранных дел Италии Г. Чиано записал в своем дневнике: "Сегодня утром готовили карту будущей Люблинской провинции. Она будет создана на основе либеральных принципов, что, в свою очередь, вызовет к нам симпатию в германизированной части Словении, где по слухам совершаются жестокие злоупотребления"22. Несмотря на провозглашение принципов либерализма в итальянской зоне, так же как в немецкой и в венгерской, вводился комендантский час, были изданы указы о необходимости сдать имеющиеся в наличии оружие и боеприпасы, неповиновение каралось по законам военного времени. Был обнародован список особо тяжких преступлений, за совершение которых осужденный приговаривался к высшей мере наказания - расстрелу. Сюда относились все действия, которые можно было истолковать как саботаж или которые угрожали безопасности представителей власти.
      Таким образом, заявление итальянских властей о желании сохранить самобытность словенской территории оказалось демагогией. С первых же дней оккупанты предприняли ряд мер, суть которых заключалась в унификации Люблянской провинции с остальными частями Королевства Италия. Первоначально этот процесс затронул лишь внешние стороны ее жизни. Так во всех учреждениях были сняты фотографии и портреты короля и государственных деятелей Югославии, их заменили изображения дуче и короля Италии. Фасады зданий украсили итальянские флаги и изречения Муссолини о фашизме. Вводилась двуязычность вывесок, наименований улиц и географических названий. Причем отмечалось, что итальянские надписи должны быть такими же по размеру, что и словенские и стоять на первом месте. Кроме того на территории Словении устанавливалось итальянское время, все часы переводились на один час вперед23.
      Подобные же действия были предприняты в германской и венгерской зонах, с той лишь разницей, что в Нижней Штирии, Верхней Крайне и Прекомурье словенский язык запрещался для употребления в публичных местах и в делопроизводстве.
      Судьба оккупированных территорий была ясна. Рано или поздно, независимо от заявлений оккупационных властей, все эти земли планировалось аннексировать. Первой аннексию осуществила Италия. 3 мая 1941 г. декретом N 291 Люблянская провинция была провозглашена новой равноправной провинцией Королевства Италия. Декрет состоял из семи пунктов, суть которых сводилась к следующему: оккупированная итальянцами часть Словении включалась в состав Королевства Италия, новой провинции даровалось право иметь автономное устройство, которое планировалось создать с учетом этнического характера населения. Главой провинции назначался верховный комиссар, ему в помощь создавался Совет, состоящий из четырнадцати человек выбранных из "передовых" слоев местного населения. Впервые Совет был созван 3 июня 1941 года. Возглавил его бывший бан Дравской бановины М. Натлачен. В его состав вошли ректор университета в Любляне М. Славич, главный секретарь крестьянской палаты Й. Лаврич, и по представителю от индустриальных, торговых, финансовых и крестьянских слоев. Всего Совет за время своего существования собирался пять раз. Натлачен возлагал на него большие надежды, однако, когда его чаяния относительно воссоединения словенского народа не оправдались, он написал письмо Грациолли, в котором отмечал, что действия итальянских властей его разочаровали, так как они стали жестоко относиться к словенскому населению24. В связи с этим он покинул пост председателя Совета. Сам Совет просуществовал недолго, его последнее заседание состоялось 5 ноября 1941 года. На самом деле он не был реальным политическим органом, и не имел ни законодательных, ни исполнительных функций. Его значимость была иллюзорной. Создавая Совет, итальянские власти хотели показать словенцам, что они являются полноправными гражданами Итальянского Королевства, у которых есть свои представители во власти, отстаивающие их интересы. Ни римское правительство, ни верховный комиссар не проявляли желания возложить на Совет хотя бы одну из функций государственного аппарата.
      Декрет об аннексии освобождал словенцев от несения воинской повинности, обучение в школах разрешалось вести на словенском языке. На провинцию распространялись основные положения итальянской конституции, но нигде не говорилось о том, что словенцы становились итальянскими гражданами. С этого дня в Словении формально ликвидировалось военное положение.
      Аннексия Прекомурья была осуществлена 16 декабря 1941 г. после обсуждения этого вопроса парламентом в Будапеште. Согласно принятому закону, все лица и их дети, являвшиеся до 26 июля 1921 г. венгерскими гражданами и потерявшие гражданство в результате ратификации Трианонского договора, без особых формальностей становились гражданами Венгрии25.
      Что касается германской зоны, то согласно проекту, разработанному нацистами, "освобожденные земли Нижней Штирии должны были быть присоединены к государственной области Штирия, земли Верхней Крайны - включены в государственную область Каринтия". Населению, имевшему немецкую или близкую к немецкой кровь, согласно германским законам даровалось гражданство. Остальной части жителей необходимо было пройти тщательную проверку. Ответственным за "воссоединение" этих земель с Германией назначался имперский министр внутренних дел. В ходе осуществления плана германизации оккупационные власти натолкнулись на ряд препятствий, одним из которых являлось местное население, которое, по их мнению было недостаточно подготовлено к объединению с немецким народом, поэтому официальную аннексию отложили на неопределенный срок. В отношении фолксдойче были сделаны некоторые послабления. 14 октября 1941 г. специальным постановлением, которое имело силу закона, всем немцам, проживавшим на территории Нижней Штирии и Верхней Крайны до 14 апреля 1941 г., предоставлялось постоянное немецкое гражданство. Люди, "имевшие немецкую или близкую к ней кровь" и с указанного выше дня проживавшие на перечисленных землях, получали вид на гражданство, по истечении десяти лет они должны были стать либо "защитниками рейха", либо иностранцами26.
      Однако разговоры о получении гражданства во всех зонах оккупации так и остались разговорами. Итальянцы ни в одном своем указе так и не назвали словенцев гражданами своего Королевства, немцы предоставили гражданство только фолксдойче, проживавшим в Словении, а решение вопроса о славянском населении власти отложили на неопределенный срок. Венгерская же администрация лишь отчасти позаботилась о той части населения, которая потеряла венгерское гражданство в результате ратификации Трианонского договора, все остальные были вычеркнуты из общественной и политической жизни и обречены на голодную смерть, поскольку отсутствие гражданства лишало возможности устроиться на работу или получить минимальный паек.
      Что касается интеграции словенской территории в экономическом плане, то этот процесс протекал гораздо быстрее. Италия начала с введения государственной монополии на соль, табак, спички, папиросную бумагу. Кроме того, вводились единые цены на продукты питания. За превышение или снижение цен налагался штраф, после повторного нарушения магазин закрывался. В газетах почти ежедневно печатались имена нарушителей с красочным описанием их преступлений. Основной денежной единицей провозглашался динар и итальянская лира, рейхсмарки и пфенниги не имели обращения на территории Люблянской провинции27.
      Вопросами экономики на оккупированной немцами территории занимались специально созданные при Имперском министерстве экономики и Имперском министерстве продовольствия и сельского хозяйства (с 1942 г. министерство сельского хозяйства) областные хозяйственные управления. Нижняя Штирия и Верхняя Крайна подпадали под руководство зальцбургского управления. С начала 1942 г. при областных политических комиссарах были созданы хозяйственные управления, кроме того, были образованы окружные продовольственные управления, которые состояли из двух отделов. Отдел А занимался обеспечением продовольствием, отдел В был ответствен за распределение28. Все предприятия по производству энергии были объединены в один концерн по снабжению энергией "Зундштайермарк". Более тридцати предприятий на словенских территориях имели оборонный характер. После оккупации они перешли в ведомство Имперского министерства вооружений и боеприпасов.
      В Прекомурье в этой сфере были проведены следующие меры: на оккупированной югославской территории в ведение венгерских властей переходили все резервы продуктов питания, все сырье и все полуфабрикаты. Была произведена перепись всей югославской недвижимости, которая после оккупации перешла к Венгрии. Кроме того, согласно изданной директиве, в рабочем состоянии должны были поддерживаться все имеющиеся в наличии предприятия29. Руководящие должности заняли венгерские военные лица. В сфере торговли необходимо было получить разрешение на продажу определенных видов продукции. Для этого торговцам следовало подтвердить свое "христианское происхождение" и доказать свою лояльность к венгерскому правительству. Цены на различную продукцию стали фиксированными и достигли своего максимального предела. Правительство уже в 1941 г. установило хлебный паек в 160 г. и сохраняло его на протяжении всей войны. Порционное распределение распространялось на мясо (которое разрешалось есть четыре раза в неделю), жиры и сахар30. Началось постепенное вытеснение мелких производителей и создание крупных монополий по продаже шерсти, зерна и т. д. Эти процессы затронули не только Прекомурье, но и всю Венгрию.
      Немалое внимание оккупационные власти во всех трех зонах уделяли таким вопросам как культура и просвещение. В отличие от германской и венгерской политики итальянцы строили свои действия на принципах умеренной лояльности. Они разрешили двуязычие в школах и в делопроизводстве, пресса продолжала издаваться на словенском языке, преподавательский состав ни в школах, ни в университете не претерпел изменений. Вкладывались деньги в развитие инфраструктуры, в частности строились детские площадки и детские сады, завершались начатые еще во времена Югославии проекты.
      Однако это внешнее благополучие и забота о нуждах населения имели оборотную сторону. Медленно, но верно итальянские власти насаждали свою идеологию и культуру. Для непосредственного контроля за массами создавались различные организации. Например, в октябре возникло объединение "ГИЛЛ" (Люблянская итальянская молодежь). Причем отмечалось, что слово "итальянская" не означает национальной принадлежности, "поскольку после аннексии Люблянская провинция стала одной из провинций Италии"31. Запись детей производилась с пяти до семнадцати лет. Столь ранний возраст объяснялся стремлением с малолетства воспитать детей в духе фашистской Италии. В это же время была основана Университетская организация. Она являлась копией общества Фашистской университетской молодежи, в которую, в отличие от Люблянской университетской организации, могли вступать только итальянские граждане. Эта организация была создана для того, чтобы контролировать настроения в среде студентов и профессуры. Власти опасались, что именно в этих кругах могут особенно активно распространяться антиитальянские и антифашистские настроения32. Закрыть же университет, по мнению гражданских властей, в сложившихся условиях представлялось невозможным, поэтому большое внимание уделялось созданию осведомительских организаций, которые не только отслеживали настроения внутри студенчества, но и занимались идеологическим воспитанием. Для других слоев населения организовывались различные общества, например Союз сельских женщин, фашистская просветительская организация "После работы" и др. Верховный комиссар активно участвовал в общественной жизни провинции и часто посещал общественные учреждения, такие как университет, больницы, выставки и т. д., а также оказывал посильную помощь в организации новых обществ. Он также взял под свою личную охрану все культурные ценности. Специальным законом запрещался вывоз из Люблянской провинции предметов, имеющих культурно-историческую, археологическую и палеонтологическую ценность, без специального разрешения властей33.
      Противоположностью в этой сфере явилась политика немецких оккупантов, которая ориентировалась на искоренение всего, что носило словенский этнический характер. После оккупации словенские школы перестали работать, старые преподаватели подлежали увольнению, а их место заняли учителя из Австрии или из среды местных немцев. Во всех школах вводилось обучение на немецком языке. Идея школ с преподаванием на двух языках (словенском и немецком) была отвергнута сразу же. Тесно со школой сотрудничала нацистская организация "Немецкая молодежь". По своей структуре она была аналогична организации "Гитлерюгенд" в Германии и Австрии. На территории словенской Штирии в организацию имели право вступать дети и молодые люди в возрасте от 7 до 20 лет. В Верхней Крайне была создана организация "Молодежь Каринтийского национального союза". Особое внимание уделялось германизации детей младшего возраста, поскольку считалось, что они легче и быстрее воспринимают язык. Только в Нижней Штирии в 1941 г. было открыто 42 детских сада (для сравнения: до войны на этой территории их было всего 16), где дети "знакомились с основами немецкого языка, где они телесно и духовно превращались в полноценных немецких людей", из этих детских садов впоследствии должны были выйти "великие немецкие мужчины и великие немецкие женщины"34. Подобные действия соответствовали общей германской политике. В одной из своих речей Гиммлер отметил, что "при таком смешении людей могут найтись хорошие расовые типы. Поэтому я полагаю, что нашим долгом будет взять себе их детей, для того чтобы убрать их из нежелательного окружения, и если будет необходимо, даже просто выкрадывать или отнимать детей насильно".
      В конце апреля 1941 г. Уиберрейтер, выступая перед отрядами СА, заявил: "три недели назад фюрер мне приказал: "сделайте эту землю опять немецкой""35. Данное пожелание не заставило себя долго ждать. Оккупанты начали проводить политику германизации, жестоко уничтожая национальную культуру и самобытность. Словенская печать была полностью запрещена, все словенские газеты и другие печатные издания изымались. Всю периодику и книги разрешалось печатать только на немецком языке. Аресту подвергались школьные, личные и публичные библиотеки. Что касается архивов, то большую их часть вывезли в Грац и в города Германии (например, в Потсдам). Особое внимание уделялось хранению метрических книг, поскольку по ним можно было определить национальную принадлежность. Взамен планировалось образовать новые крупные библиотеки в таких городах как Марибор, Целье и Птуй. В первой должно было находиться 15 тыс. томов, во второй - 8 тыс. и в третьей - 4 тысячи. Кроме того, предусматривалось создание около 200 мелких библиотек, количество книг в них должно было достигать 100 томов, 20 библиотек с фондом в 300 книг и 15 - с фондом от 500 до 1 тыс. книг36.
      Подобная же ситуация складывалась и в венгерской зоне. В школах вводилось преподавание на венгерском языке, хотя со стороны словенской интеллигенции предпринимались шаги к сохранению словенского языка в делопроизводстве и в системе образования. Все эти чаяния оформились в так называемом меморандуме, адресованном правительству Венгрии. Его подписали представители "Прекомурского клуба академиков" и католического общества "Заведност". Меморандум так и не был рассмотрен, а делегацию не приняли. В итоге все словенские учителя были уволены, их место заняли венгерские. Повсеместно открывались курсы венгерского языка, венгерской истории, географии и права. Факультативное преподавание на родном языке разрешалось только в первых четырех классах начальной школы. Основная программа мадьяризации сводилась к следующему: "стань хорошим и верным венгром, приложи все усилия к тому, чтобы стать еще лучшим венгром или даже самым венгерским венгром". Перед началом занятий в школах, перед заседаниями политических и образовательных обществ повторялась своего рода молитва: "Верую в единого Бога, в единое отечество, в бессмертную божью правду, верую в воскресение Венгрии". 13 мая был издан указ об уничтожении всех словенских книг и учебников, национальных архивов и библиотек37. Вместе с книгами уничтожению подлежали все карты и фотографии югославского производства.
      Не последнюю роль в установлении оккупационного режима в Люблянской провинции сыграла католическая церковь, которая с первых же дней выступила с призывом смириться со сложившейся ситуацией. После опубликования декрета о присоединении Люблянской провинции к Италии епископ Любляны Г. Рожман заявил: "Итальянская армия мирно заняла провинцию, сохранила порядок и дала свободу народу. Что касается сотрудничества представителей церкви с новыми властями, для нас, католиков, основополагающим является Божье слово, которое гласит: каждый человек должен быть покорным власти, так как любая власть от Бога, а те, кто у власти, ставленники Божьи. Исходя из этого, мы признаем власть, которая над нами, и мы будем с ней сотрудничать во благо народа"38. "Благополучное" окончание военных операций итальянской армии в Югославии было отмечено торжественной мессой, которую отслужил сам епископ. На мессе присутствовали все главные представители оккупационных властей. Особенно тесное сотрудничество между итальянской властью и словенской церковью началось в 1942 году. Рожман публично выступил с осуждением Освободительного фронта. Борьба словенского народа против оккупантов провозглашалась братоубийственной войной и смертным грехом. Каждый истинный словенец должен был понимать это и молиться о спасении душ великих грешников39. К 1942 г. деятельность Рожмана вышла за рамки церковных обязанностей. Он начинает активно участвовать в военно-политической жизни Люблянской провинции. В конце апреля 1942 г. была создана организация "Словенский союз", в рамках которого были образованы фактически военные подразделения: "Страже" (стража), "Вашке страже" (деревенские сторожа), Легион смерти и др. Они проводили аресты, обыски, подавляли любое сопротивление властям.
      Заседания руководства этих организаций проходили в епископском дворце. В одном из оперативных донесений генералу Роботти говорилось: "вчера в Любляне у епископа состоялась встреча главных представителей бывших партий с целью образования союза, который бы помог итальянской администрации упрочить свою власть"40. В так называемом меморандуме "12 сентября", который Рожман направил Роботти, он предлагал создать специальные вооруженные службы безопасности под командованием словенцев, которые "употребят свое оружие против мятежных элементов, угрожающих нашей земле либо оружием, либо пропагандой"41. Подобная политика словенской католической церкви являлась своего рода отражением политики Ватикана. Папа Пий XII в ходе второй мировой войны ни разу не выступил с осуждением злодеяний фашистской Италии и Германии, но неоднократно высказывался о необходимости борьбы против "коммунистической заразы". После оккупации Люблянской провинции немцами в 1943 г. Рожман явился одним из вдохновителей образования Словенской домобранской лиги, которая состояла из местного населения. Ее задача сводилась к борьбе с партизанскими группами.
      В германской оккупационной зоне католическая церковь подверглась жестоким гонениям. Сразу же после оккупации большая часть священников была арестована. Оставшаяся же часть подвергалась различного рода унижениям. Большая часть служителей церкви подлежала депортации в Хорватию. Некоторые из них были заключены в лагеря, которые располагались в городах Рейхенбург и Шентвид. В Нижней Штирии количество приходов сократилось с 240 до 90. В них остались священники преклонного возраста, которые, по мнению оккупантов, были неспособны на пропаганду идей освободительного движения. В Верхней Крайне ситуация была еще более тяжелой. Там на 141 приход было оставлено 15 священнослужителей42. В школах запрещалось преподавание Закона Божьего. Ведение метрических книг передавалось гражданским властям. Им же поручалось заключать гражданский брак. Все духовные учебные учреждения и организации были запрещены. Так, например, в Мариборе прекратили функционировать Высшая богословская школа и семинария. Службу разрешалось вести только на немецком языке. Многие священники, пренебрегая этим запретом, проводили богослужение на латинском. Церковная недвижимость и земельные владения перешли в распоряжение оккупантов. Эти земли планировалось разделить между немецкими и прогермански настроенными крестьянами.
      В первые дни оккупации итальянская армия рассматривала Словению как вполне безопасный регион. И, в какой-то мере, это действительно было так. До нападения Германии на СССР общая ситуация в Люблянской провинции оставалась спокойной. В отчетах и сообщениях оккупационных властей говорилось о наличии неких коммунистических групп, которые проводят антиитальянскую пропаганду через периодическое издание Освободительного фронта (ОФ) "Словенски порочевалец" (первый номер вышел в мае 1941 г.). Заняв словенскую территорию, итальянские власти рассчитывали на почти полную поддержку населения, которое примет оккупацию как дар свыше и не захочет сотрудничать с малочисленным движением сопротивления. Поэтому на первых порах итальянская полиция ограничилась поиском этих "малочисленных" элементов. Но политика заигрывания с населением не дала желаемых результатов. После 22 июня 1941 г. ситуация изменилась. На следующий день на стенах домов Любляны появились надписи антигерманского и антиитальянского характера. По городу прокатилась волна небольших манифестаций в поддержку Советского Союза, организаторами которых явились члены КП Словении. Оккупационные власти не приняли всерьез эти проявления недовольства, хотя еще накануне, предвидя возможные выступления, Роботти отдал приказ "все акции энергично подавлять"43. Вскоре итальянские власти осознали, что недооценили сложившуюся ситуацию. В итоге все население неофициально было разделено на две группы: тех, кто поддерживал оккупационную политику и тех, кто выступал против нее и подрывал порядок. Вторая часть населения подвергалась публичному осуждению и была заклеймена как нецивилизованная прослойка, которая не понимала всех благ, привнесенных итальянскими войсками на словенские земли, и должна была караться за попытки разрушить мир и порядок. Оккупационные власти дали понять населению, что любые попытки дестабилизировать обстановку будут жестоко наказываться. С целью устрашения 11 сентября 1941 г., согласно указу N 97, в Люблянской провинции был создан чрезвычайный военный суд и введена смертная казнь. Высшей мере наказания подлежали те, кто без разрешения переходил границу, хранил огнестрельное оружие, амуницию и взрывчатку; кто угрожал безопасности итальянских вооруженных сил, органам гражданской власти или полиции; кто совершил или пытался совершить акции, направленные на причинение ущерба индустриальным или железнодорожным объектам; кто предоставлял убежище лицам, которых разыскивает полиция; у кого были найдены материалы партизанской пропаганды или был установлен факт их участия в антифашистских мероприятиях или в акциях, направленных на разрушение общественного порядка44. Расстрелу подлежали все уличенные в вышеуказанных преступлениях, независимо от степени вины. Казнь осуществлялась через 24 часа после вынесения приговора, и по возможности, на месте, где преступление было совершено или раскрыто. Тем самым итальянские власти сразу расставили все точки над "и". Угроза смертной казни, по их мнению, должна была остановить нарастающую волну подрывной деятельности. К середине 1941 г. активизировалось освободительное движение, главными объектами для нападения стали транспортные магистрали и промышленные объекты. С этого момента чрезвычайный суд становится карательным органом.
      Все предпринимаемые итальянскими властями меры по стабилизации обстановки в провинции наносили большой урон населению, но не давали желаемых результатов. Основной причиной этого явился конфликт между гражданским и военным правлением. Яблоком раздора послужил вопрос о характере управления провинцией. Роботти был уверен, что достичь "положительных" результатов можно лишь при применении грубой военной силы, поскольку, по его мнению, все население Словении выступало против оккупантов. Грациоли же полагал, что нужно действовать путем уговоров и уступок. В ноябре 1941 г. Роботти предложил командованию Второй армии принять чрезвычайные меры с целью урегулирования обстановки в провинции. "Если мы, - писал он, - хотим совладать с чрезвычайной ситуацией, которая сложилась в провинции (образование вооруженных групп, которые производят дерзкие нападения; саботаж на железных дорогах, телефонных и телеграфных линиях, нападение на солдат, полицейских и их агентов и т. д.), необходимо принять следующие меры превентивного характера: брать заложников, расширить ответственность за преступления, направленные против местных властей и против населения провинции, а также репрессивные меры: смертная казнь сразу же после раскрытия преступления без суда и следствия"45.
      К концу 1941 г. итальянские власти осознали, что избранная ими тактика не продуктивна. Партизанское движение набирало силу. Мелкие нападения сменились более крупными и продуманными операциями. В связи с этим Роботти 3 октября заявил о введении военного положения. Спустя три дня началось первое в Люблянской провинции итальянское наступление, которое длилось 22 дня - с 6 по 28 октября. Цель наступления заключалась в уничтожении партизан в районе гор Крим и Мокрец, где действовала группа, получившая название Мокрецкий отряд, и состояла в основном из жителей Любляны и ее окрестностей. Однако к моменту наступления в этом районе партизан не оказалось. Кроме того, они осуществили нападение на итальянский гарнизон в городе Лож. После этой операции командир королевской полиции в своем донесении отмечал: "Если бы такое произошло в немецкой Словении, город Лож был бы спален. Несколько таких примеров, и население бы осознало необходимость сотрудничества с итальянскими властями. Сейчас уже ясно, что Люблинской провинцией нельзя управлять как какой-нибудь другой провинцией Королевства. Любое промедление может быть опасным для безопасности наших войск и явится унизительным примером бездарности и слабости правления"46.
      В конце октября в Любляне была проведена манифестация в поддержку ОФ. Между семью и восемью часами вечера улицы города опустели. Для итальянцев это было большим моральным ударом. Фактически весь город выступил против оккупантов. В одном из итальянских донесений отмечалось: "манифестация, которую провел Освободительный фронт 29 октября в честь 23-летия освобождения от австрийского ига, полностью удалась. Население в целом между 19 и 20 часами покинуло общественные места и улицы. Этот успех ободрил воинственные элементы, которые теперь в определенный момент могут рассчитывать на солидарность всех словенцев". Итальянское военное командование пришло к заключению, что именно Любляна - центр антиитальянского и антифашистского движения. О настроениях, которые преобладали в городе, говорилось, что молодежь овеяна патриотизмом, а консервативные слои общества озабоченно смотрят в будущее. В декабре 1941 г. один из генералов фашистской милиции Р. Монтагна в своем донесении писал: "мы проводим ошибочную политику по отношению к людям, которые не доросли до ситуации... В Любляне в результате нерешительности верховного комиссариата, неготовности квестуры, коммунистическое движение, которое мы могли удушить в зародыше, настолько распространилось, что этот город, не преувеличивая, можно рассматривать как центр коммунистической пропаганды. Мы слишком быстро хотели установить гражданское правление, не принимая во внимание то, что мы находимся на Балканах, и что этот народ много лет был подчинен господству Австрии и Югославии. Здесь действия полиции приобретают военный характер"47. Гражданская же власть продолжала, несмотря ни на что, отстаивать идеи либерализма, доказывая, что проявления жестокости настроят против итальянцев все население, включая тех, кто поддерживает новый порядок.
      Для урегулирования отношений между гражданской и военной властью в вопросе о методах поддержания общественного порядка 19 января Муссолини издал указ, согласно которому защита общественного порядка поручалась военным властям. Теперь они могли действовать не только по просьбе верховного комиссара, но и по собственной инициативе, если считали это необходимым, однако, в любом случае предупреждая гражданские власти. Выбор способа использования военных сил находился в компетенции военных властей. Административная полиция (то есть полиция, подчинявшаяся гражданским властям) оставляла за собой функцию охраны общественного порядка и оставалась штатным полицейским органом. Таким образом, Муссолини четко разделил функции охраны и защиты общественного порядка. Первое он поручил полиции и гражданским властям, второе - армии. Военные власти почувствовали, что у них развязаны руки и немедля преступили к наступательным операциям. В начале февраля 1942 г. Любляну обнесли кольцом колючей проволоки, для того, чтобы сделать невозможным контакт между городом и предместьем. Эта акция завершилась к 23 февраля. На следующий день в прессе был обнародован указ, запрещавший свободный выход из города. Доступ в Любляну получали торговцы продуктами питания и имеющие специальный пропуск, получение которого было весьма нелегкой процедурой. Для входа в город были организованы контрольно-пропускные пункты на основных дорогах. Нарушители карались шестимесячным тюремным заключением и штрафом в 5 тыс. лир.
      Любляна была разделена на тринадцать секторов. Армия и полиция тщательно обыскивали дома в каждом отсеке, и арестовывали всех, у кого находили оружие. Улицы перегородили баррикады и заграждения для того, чтобы сделать невозможными переход из непроверенных секторов в проверенные. Поскольку эти проверки не принесли желаемого результата, было принято решение арестовать всех мужчин в возрасте от 20 до 30 лет с целью проверки каждого из них. Арестованных жестоко допрашивали, стремясь выяснить, есть ли у них связи с ОФ. Если такие связи обнаруживались, то аресту подлежала вся семья. Кроме того, проводились и внезапные обыски в уже проверенных секторах. С 23 февраля по 15 марта было арестовано свыше тысячи человек. Подобные акции проводились и по всей Люблянской провинции. Меры безопасности доходили до абсурда. Так, соучастниками партизан считались жители домов, близлежащих к месту, где произошло нападение на представителей итальянских властей или совершены акции саботажа. Если в течение 48 часов преступники не были найдены, то "соучастники" арестовывались, их имущество конфисковывалось, а дома уничтожались. Ликвидации подлежали также постройки, из которых был открыт огонь по представителям итальянской армии, или в которых находились склады оружия, амуниции, взрывчатки. Помимо этого, гражданским лицам запрещалось находиться близ железнодорожных путей, дорог, итальянских военных складов и т. д. Военным властям разрешалось сжигать целые села, если был установлен факт сотрудничества жителей с партизанами. Одной из новых мер властей стали массовые депортации населения. Выселению подлежали следующие группы: безработные, студенты, интеллигенция и эмигранты. Именно с этого момента началась открытая война против словенского народа, направленная на его уничтожение. Массовые депортации особого размаха достигли в июне 1942 года. Из-за проведения чисток в Любляне и других городах не осталось свободных тюрем. В связи с этим началось строительство новых лагерей смерти - Раб, Гонарс и др., - которые уже к концу июля были готовы принять первых заключенных48. Согласно приказу Роботти, все лагеря должны были быть размещены как можно дальше от границы Италии с Люблянской провинцией, но первые из них были созданы близ г. Толмин и у г. Доленьи Требуж в Приморье. Они начали принимать заключенных в марте 1942 года. Это были лагеря, рассчитанные на 400 - 600 человек. Более крупные лагеря начали строиться в марте 1942 года. Одним из первых был построен лагерь Гонарс.
      Политика итальянских властей, несмотря на культурно-просветительские поблажки, из-за своей неорганизованности и из-за отсутствия элементарной согласованности в управлении, привела к созданию жестокой репрессивной машины, которая держала население в постоянном напряжении. Если к 1942 г. общая ситуация в германской зоне более или менее стабилизировалась, то в Люблянской провинции волна террора шла по нарастающей.
      Венгерские власти также пытались освободиться от нежелательных элементов. Под эту категорию подпадали все те, кто не проживал в Прекомурье до 31 октября 1918 года. Эти люди подлежали выселению за пределы Великой Венгрии. В русле расистской политики массовым гонениям и репрессиям подверглись евреи. В апреле 1941 г. были интернированы почти все евреи Прекомурья, они были направлены в концентрационный лагерь Аушвиц (Освенцим). На освободившихся территориях селились венгры. Что касается славянского населения, то оно подвергалось различного рода притеснениям со стороны оккупантов. Ни один бывший гражданин Югославии не имел право работать на государственной службе. Даже если он присягал на верность Венгрии, ему предоставляли плохо оплачиваемую работу независимо от образования и квалификации. Те, кто был враждебно настроен по отношению к оккупантам, подвергались аресту и помещались в венгерские концентрационные лагеря. Только в июне 1941 г. была выселена 121 семья (всего 668 человек). В основном интернированных помещали в лагерь смерти Сарвар. Зимой их число в этом лагере достигло 7500 человек, из них 4300 составляли дети младше 18 лет, 1 тыс. - мужчины в возрасте от 18 до 50 лет. Заключенные содержались в тяжелых условиях. За первую зиму оккупации в этом лагере погибло 800 человек. Часть интернированных посылалась на принудительные работы в Венгрию и в Германию49.
      Подобные меры предпринимались и в немецкой оккупационной зоне. Очевидно, как немецкие, так и венгерские власти полагали, что за два с небольшим десятилетия, прошедших после распада Австро-Венгрии, еще сохранились традиции и основы бывшего государства, пошатнуть которые могли пришлые элементы. Их выявлением занялись венгерская полиция и жандармерия. Выселяемым было разрешено взять с собой только самые необходимые вещи. В связи с этим была создана целая сеть депортационных лагерей. На первом этапе депортации предполагалось выселить коммунистов, переселенцев, интеллигенцию и священнослужителей. Однако в ходе осуществления депортационных планов оккупанты столкнулись с рядом сложностей, одной из которых была многочисленность депортируемых, а также с несогласованностью действий с правительствами Сербии и Хорватии, куда планировалось выселить большую часть словенцев. Возможно, провал переговоров был связан с тем, что как Хорватия, так и Сербия уже заключили с германскими оккупационными властями договор о приеме значительного количества изгнанных словенцев на своих территориях. Венгрии так и не удалось достигнуть соглашения с хорватской и с сербской сторонами по этому вопросу. Вследствие этого большая часть заключенных была помещена в лагеря50. В конце мая 1941 г. в венгерской зоне начались первые аресты.
      После капитуляции Италии в 1943 г. Люблянская провинция была захвачена Германией, она сохранила за собой прежнее название и органично вошла в состав так называемой Оперативной зоны Адриатического побережья. 10 сентября 1943 г. высшим комиссаром в Оперативной зоне стал Ф. Райнер, в руках которого сосредоточилась вся полнота власти на этой территории. Зона состояла из шести областей: Тржичская, Видемская, Горицкая, Люблянская, области Пула и Риека. Немцы на территории бывшей Люблинской провинции продолжали оккупационную политику, начатую итальянскими властями. Возникает вопрос, почему германские оккупанты не применили здесь ту же схему оккупации, которую они реализовали в Нижней Штирии и Верхней Крайне? Причина этого в том, что на территории Люблянской провинции к моменту вступления немецких войск широких масштабов достигло партизанское движение. Жесткие меры по отношению к населению, лишение его видимой автономии могли привести к еще большим беспорядкам. Принимая во внимание жестокость итальянского режима в последние месяцы его существования, немцы, так же как когда-то итальянцы, стремились сыграть на контрастах. Они понимали, что уже существующее и окрепшее антифашистское движение остановить мягкими методами не удастся, однако, оставалось население, которое готово было сотрудничать и помогать новому режиму. Именно на него была направлена демагогия относительно "светлого будущего" Европы и Словении в ее составе. Германские власти не запрещали употребление словенского языка, однако, главным языком провозглашался немецкий. На первых порах в делопроизводстве разрешалось употребление словенского языка, до тех пор, пока чиновники в достаточной мере не овладеют немецким. Изучение немецкого языка в школах стало обязательным. Чтение лекций в Люблянском университете разрешалось на словенском языке при условии, что часть лекций будет прочитана на немецком51.
      Готовя наступление на части Народно-освободительной армии, немецкое командование принимает решение организовать вооруженные отряды из числа местного населения для "поддержания мира и порядка на оккупированной территории, обеспечения безопасности жизни, для увеличения экономического и социального прогресса"52. Первоначально немцы планировали создать словенские дивизии СС из числа местного населения. Однако бывший генерал Югославской армии Л. Рупник, возглавивший после немецкой оккупации марионеточный орган - Национальное правительство, сумел убедить власти в том, что маленькая национальная армия будет во сто крат эффективнее в сложившихся условиях, поскольку игра на национальных чувствах может привести к росту патриотизма тех, кто против коммунизма, но за свободную Словению. После длительных переговоров Рупника с немецкими властями было принято решение создать подобную организацию.
      Следовательно, немецкие власти продолжили линию, начатую итальянцами. Кроме того, они стали культивировать словенские национальные идеи, создав словенскую армию домобранцев, которой позволялось использовать словенскую символику, петь патриотические песни и т. д. На подобные меры германские власти никогда бы не пошли, если бы Германия не была ослаблена в ходе войны. Не имея достаточного количества вооруженных сил в этом регионе, власти создали подразделения из местного населения, используя для этого все возможные меры, в том числе и спекуляцию национальными чувствами, что, однако, возымело свое действие: часть словенцев искренне поверили в эту пропаганду.
      Таким образом, на территории Дравской бановины с момента вторжения вражеских войск и до ее освобождения сформировалось четыре оккупационных режима, два из которых являлись германскими. Итальянская, немецкая и венгерская системы, сложившиеся в 1941 - 1943 гг., по своей сути и организации имели целый ряд общих черт, которых намного больше, нежели отличий. Немецкая система, образовавшаяся после капитуляции Италии в сентябре 1943 г. на территории Люблянской провинции, явилась началом нового этапа германской оккупации Словении.
      Наиболее близки друг к другу по методам управления были немецкая система, сложившаяся в Нижней Штирии и Верхней Крайне, и венгерская. Итальянская несколько отличалась от них принципами организации и отношением к местному населению, особенно в первые месяцы. Впоследствии эти различия практически стерлись. Динамика становления и развития режимов во времени проходила через три основных этапа:
      1) оккупация и введение военного правления (в германской зоне военное правление длилось всего три дня; в Прекомурье оно было введено 11 апреля 1941 г. и отменено 4 августа 1941 г.; в итальянской зоне власть военных так и не была ликвидирована);
      2) образование института гражданской власти (в германской зоне оккупированные территории автоматически переходили под юрисдикцию гаулейтера и государственных чиновников соседних с ними германских областей; в итальянской зоне гражданская власть сосуществовала с военной, представители первой должны были налаживать внутреннее устройство провинции, задача военных заключалась в обеспечении порядка; в Прекомурье гражданское правление длилось два месяца - с августа по сентябрь 1941 г.);
      3) присоединение захваченных земель к территориям стран оккупантов (первой аннексию осуществила Италия, 3 мая 1941 г. декретом N 291 оккупированная ею часть Словении провозглашалась новой равноправной провинцией, становившейся частью Италии; аннексия Прекомурья была осуществлена 16 декабря 1941 г. после обсуждения этого вопроса парламентом в Будапеште; что касается германской зоны, то согласно проекту, разработанному имперской канцелярией, "освобожденные земли Нижней Штирии должны были быть присоединены к государственной области Штирия, земли Верхней Крайны - включены в государственную область Каринтия").
      Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что официальная аннексия была проведена только венграми и итальянцами. Немецкие власти сочли захваченные ими территории недостаточно подготовленными к этому акту, который отложили на неопределенный срок. Оформляя присоединение законодательно, Венгрия и Италия хотели показать, что теперь это их государственные территории, не подлежащие отторжению и, следовательно, любые посягательства на них будут рассматриваться как вмешательство во внутренние дела. Германия же являлась хозяйкой положения, и ей не нужно было доказывать своих прав.
      Каждая из трех систем имела свои собственные объяснения причин вторжения и аннексии. Венгрия и Германия заявляли, что никакой оккупации как таковой нет. По их мнению, речь шла о восстановлении исторической справедливости. Нижнюю Штирию и Верхнюю Крайну в директиве об оккупации Гитлер обозначил как "некогда принадлежавшие Австрии". Следовательно, это был возврат "исконно немецких" земель их прежнему хозяину. Венгерские власти пропагандировали тот же тезис, называя свои действия законным освобождением своих территорий. На одном из заседаний венгерского правительства отмечалось, что Венгрия "получила то, что 20 - 22 года назад было незаконно передано другим государствам". Подобные рассуждения легли в основу оккупационной политики этих стран в Дравской бановине, для которой характерно было уничтожение словенского национального самосознания и навязывание своей идеологии. Итальянцы не претендовали на восстановление исторической справедливости, и поэтому их деятельность носила несколько иной характер. На первых порах они попытались с пониманием отнестись к местному населению, его культуре и самобытности, предоставить ему видимость автономии и тем самым доказать свои "благие" намерения.
      Однако за довольно небольшой промежуток времени три оккупационных режима были приведены к одному знаменателю. Отношение к населению становилось все более жестоким день ото дня. Любые преступления, дестабилизировавшие "порядок" на оккупированных землях карались по закону военного времени. Во всех трех зонах проводились акции по высылке неблагонадежных лиц в Сербию, Хорватию, Германию; разница заключалась лишь в численности депортируемых. Особо опасные элементы помещались в трудовые и концентрационные лагеря, которые располагались как в оккупированной Словении, так и на территориях сопредельных с ней государств. Освободившиеся земли заселялись соответственно немцами, итальянцами, венграми. Делалось это для того, чтобы процент славянского населения значительно сократился. Оставшаяся часть подлежала ассимиляции, с этой целью создавались различные общества и организации, которые навязывали фашистскую идеологию и новое самосознание. Оккупанты стремились полностью искоренить словенскую культуру.
      Несмотря на то, что Люблянская провинция и словенское Прекомурье были аннексированы, они так и не стали равноправными частями государств, в состав которых вошли. Причины этого для каждой оккупационной зоны были свои. Так, в Люблянской провинции широкое распространение получило Народно-освободительное движение, которого власти не ожидали. Они полагали, что население смирится со сложившимся положением, примет оккупацию как данность и органично войдет в состав Италии. Акции саботажа, нападения на военных и т. д. дестабилизировали общую ситуацию. Ответом на это стали репрессии, казни, уничтожения сел и деревень. В германской зоне идея депортации словенцев и переселения немцев на освободившиеся территории являлась центральным пунктом в плане германизации Словении. Главной целью являлось сокращение словенского населения. В этом случае все предпринимаемые немцами меры, возможно, и принесли бы результаты. Но, не будучи подкрепленными массовым изгнанием словенцев, они теряли смысл. Основная часть планировавшихся акций по тем или иным причинам откладывалась на послевоенное время. В венгерской зоне также был ряд экономических и организационных трудностей, не позволивших полностью интегрировать захваченную территорию.
      Таким образом ситуация, сложившаяся в Словении в 1941 - 1943 гг., была весьма нестабильной. Постоянно проявлялись просчеты и ошибки властей в различных сферах: от экономики до идеологического воспитания. Нехватка вооруженных подразделений, средств, несогласованность в действиях подрывали основу оккупационных систем.
      После капитуляции Италии территорию Люблянской провинции заняла Германия. Порядок и организация режима практически не изменились. Немцы взяли на вооружение те же лозунги, которые провозглашали итальянцы в первые дни оккупации. По сравнению с политикой немецких властей в Нижней Штирии и Верхней Крайне действия германской администрации в этой провинции носили прямо противоположный характер. Эти отличия заключались в следующем:
      - употребление словенского языка в школах и других образовательных учреждениях, а также в делопроизводстве не запрещалось;
      - было создано Национальное правительство и словенская армия;
      - власти отказались от идеи тотальной германизации на этих территориях.
      Подобная политика являлась вынужденной. У немецких властей не было достаточно сил для осуществления контроля над этим регионом, который, однако, имел важное стратегическое значение. Умело используя религиозные чувства населения, оккупанты строили свою пропаганду на тезисе безбожности Освободительного движения, поскольку его руководящей силой были коммунисты. Для привлечения как можно большего числа словенцев на свою сторону применялись различные методы для культивирования национального самосознания. Словенцам разрешалось использовать свою национальную символику, сочинять патриотические песни, издавать специализированные журналы, в которых рассказывалось о подвигах легионеров и зверствах партизан. Возникает вопрос: почему немцы не перенесли на территорию Люблянской провинции ту же систему, которая сложилась в Нижней Штирии и Верхней Крайне? Во-первых, в провинции было развито партизанское движение, которое постепенно становилось централизованным и более организованным. Во-вторых, германская администрация не обладала финансовыми и экономическими ресурсами на новых оккупированных землях, которые были у нее в 1941 году. Немалую роль сыграли поражения Германии на советско-германском фронте, что привело к ослаблению ее позиций на оккупированных территориях. Результатом этого явилось образование Словенской домобранской лиги, вобравшей в себя все коллаборационистские организации, образованные в свое время итальянцами. Поэтому создание этого военизированного подразделения не было чем-то исключительным. Немцы внесли только новую упорядоченную организацию, униформу и атрибутику, носившую ярко выраженный национальный характер. Особенным являлось лишь то, что подобную политику проводили немецкие оккупанты, для которых были несвойственны такие уступки. Рост Народно-освободительного движения дестабилизировал общую обстановку, поскольку количество немецких частей в Словении было недостаточным для его подавления. Ситуацию также осложняли и природные условия, мало изученный горный рельеф территории, труднопроходимые леса и т. д.
      В целом, проводимая на территории Словении политика военных и гражданских властей ориентировалась на искоренение национальной культуры и самобытности, навязывание своей идеологии и общественного устройства. Преобразования в сфере экономики и социального сектора сосредоточились на их унификации с уже существующими в итальянском, венгерском и немецком законодательствах нормами и правилами. Если бы подобное положение вещей продолжало сохраняться на территории Словении более длительный период, то словенский народ был бы ассимилирован и прекратил свое существование.
      Примечания
      1. Страны Центральной и Юго-Восточной Европы во второй мировой войне. М. 1972, с. 260.
      2. Jutro, 12.IV.1941, N 87.
      3. CULINOVIC F. Okupatorska podjela Jugoslavije. Beograd. 1970, s. 76; Narodnoosvobodilna vojna na Slovenskem. 1941 - 1945. Ljubljana. 1986, s. 52.
      4. Okupacijske sistemi na Slovenskem. 1941 - 1945. Doc. st. 2. Ljubljana. 1997, s. 26.
      5. BUTLER R., FERENC. T. Ilustrirana zgodovina gestapa. Gestapo v Sloveniji. Murska Sobota. 1998, s. 215.
      6. D IV - одно из подразделений 4-го управления РСХА - гестапо. Управленческая группа 4 D IV занималась вопросами западных присоединенных областей.
      7. МИРНИЧ Й. Венгерский режим оккупации в Югославии. - Les systemes d'occupation en Yougoslavie 1941 - 1945. Belgrade. 1963, s. 427 - 428; Okupacijske sistemi na Slovenskem. Dok. st. 12, s. 32.
      8. Slovenec, 8.IV.1941.
      9. FERENC T. Nacisticna raznarodovalna politika v Sloveniji v letih 1941 - 1945. Maribor. 1968, s. 105, 106.
      10. Ibid., s. 745.
      11. Okupacijski sistemi na Slovenskem. Dok. st. 17, s. 36.
      12. FERENC T. Op. cit, s. 746.
      13. Marburger Zeitung, 13.V.1941.
      14. ZAKONJSEK R. Stajerska 1941. Ljubljana. 1980, s. 140.
      15. FERENC T. Nemska okupacija Dravske doline in Pohorja. - Casopis za zgodovino in narodopisje. 1990, N 1, s. 21.
      16. Зборник докумената и податка о Народноослободилачком рату Jyгослованских народа. Т. VI, кнь. 4, док. 170. Београд. 1952, s. 513; док. 184, s. 561, 562.
      17. Л. ДЕ ИОНГ. Немецкая пятая колонна во второй мировой войне. М. 1958, с. 344.
      18. ZAKONJSEK R. Op. cit, s. 136 - 137; FERENC T. Nacisticna., s. 750.
      19. Marburger Zeitung, 12.V.1941; ZAKONJSEK R. Op. cit., s. 138.
      20. Okupacijske sistemi na Slovenskem. Doc. st. 23, s. 40; FERENC T. Nacisticna, s. 760.
      21. Зборник. Т. VI, кнь. 1, док. 94, s. 254.
      22. CIANO GALEAZZO. The Ciano diaries 1939 - 1943. N. Y. 1946, p. 344.
      23. Зборник. Т. XIII, кнь. 1, док. 6. Београд. 1969, с. 23; Jutro, 17.IV.1941, st. 91.
      24. Slovenec, 4.VI.1941; ARNEZ J. SLS 1941 - 1945. Ljubljana-Washington. 2002, s. 40.
      25. МИРНИЧ Й. Ук. соч., с. 449.
      26. Okupacijske sistemi na Slovenskem. Doc. st. 39, s. 55; FERENC T. Mnozicno izgnanje slovencev med drugo svetovno vojno. Ljubljana. 1933, s. 30.
      27. Jutro. 20.XI.1941, st. 221; 13.VII.1941, St. 163; 30.IV.1941, st. 102.
      28. FERENC T. Problem Raziskovanja gospodarstva pod okupacijo na Slovenskem med drugo svetovno vojno. - Grafenaurjev zbornik. Ljubljana. 1996, s. 650 - 651.
      29. МИРНИЧ Й. Ук. соч., с. 431.
      30. ПУШКАШ А. И. История Венгрии. Т. 3. М. 1972, с. 378.
      31. Jutro, 23.X.1941, st. 275.
      32. Зборник. Т. XIII, кнь. 1, док. 153, s. 420.
      33. Там же, док. 18, s. 59.
      34. FERENC T. Nacisticna, s. 790, 792; Okupacijske sistemi na Slovenskem. Dok. st. 34, s. 50.
      35. Нюрнбергский процесс. Т. 4. M. 1959, с. 564; Marburger Zeitung, 29.IV.1941.
      36. Marburger Zeitung, 24.XI.1941.
      37. МИРНИЧ Й. Ук. соч., с. 436, 437; GODINA F. Prekmurje 1941 - 1945. Murska Sobota. 1967, s. 29.
      38. Ljubljanski skofijski list, 31.VII. 1941.
      39. Jutro, 26.111.1942, st. 69.
      40. IVAN JAN. Skof Rozman in kontinuiteta. Ljubljana. 1998, s. 94.
      41. Полный текст см.: САХАРОВА Н. С. Деятельность словенского епископа Г. Рожмана в период оккупации. - Югославянская история в новое и новейшее время. М. 2002.
      42. FERENC T. Cerkev na Slovenskem pod nemsko in italijansko okupacijo. - Crkev in druzba na goriskem ter njih odnos do vojne in osvobodilnih gibanij. Ljubljana. 1998, s. 74 - 76.
      43. Зборник. Т. VI, кнь. 1, док. 83, s. 239; док. 85, s. 241; док. 86, s. 242; док. 105, s. 282.
      44. Там же, док. 158, s. 379.
      45. Там же, док. 149, s. 368.
      46. Arhiv Republike Slovenija. AS 1887, a. e. 6. Slovenski porocevalec, 24.X.1941; Зборник. Т. VI, кнь. 1, док. 174, s. 409.
      47. Arhiv Republike Slovenija. AS 1887 a. e. 6. Slovenski porocevalec, 1.XI. 1941; Зборник. Т. VI, кнь. 1, док. 189, s. 453, 454; док. 214, s. 499 - 503.
      48. Зборник. Т. VI, кнь. 2, док. 134, s. 327; док. 143, s. 357; док. 145, s. 363, 368, 378 - 379; Jutro. 24.II.1942, st. 44; POTOCNIK F. Koncentracijsko taborisce Rab. Ljubljana. 1987, s. 97.
      49. Narodnoosvobodilna vojna na Slovenskem 1941 - 1945. Ljubljana. 1978, s. 73; KAPLAN G. Vrste in oblike nasilja madzarskega okupatorja. Ljubljana. 2002, s. 17, 20.
      50. МИРНИЧ Й. Ук. соч., с. 434 - 435.
      51. Зборник. Т. VI, кнь. 7, док. 159, s. 357, 358.
      52. Slovenec, 24.IX.1943.
    • Этруски в Италии: дискуссии о месте и времени прибытия
      Автор: Неметон
      Рассматривая свидетельство Геродота о том, что переселенцы из Лидии высадились в землях умбров, исследователи сталкиваются с некоторой неопределенностью, вызывающей разночтение по данному вопросу. Известно, что умбры населяли земли по обе стороны Апеннин. Поэтому, помимо версии высадки этрусков на побережье Тирренского моря, возникла версия французского археолога Э. Поттье, которую поддерживали Лепсиус и Миллинген, о возможной локализации высадки на берегу Адриатики. Схожего мнения придерживался Гелланик, описывая путь пеласгов в Италию.

      Известно, что этруски прибыли в Италию с восточного берега Средиземного моря. Являлись ли они лидийцами, по мнению Геродота, или пеласгами, как думал Гелланик, сложно установить. Бесспорно, что переселенцы являлись носителями малоазийской культуры Лидии, Фригии и Ликии, которая была созвучна доэллинской, пеласгической Греции. Но вопрос о времени и месте высадки долгое время являлся предметом научных споров. Неопределенность Геродота компенсировалась пояснением Дионисия Галикарнасского, который направил переселенцев к западным берегам Италии.
      Геродот писал, что они построили города, в которых проживали в его время, а именно в Цере (Агилле), Тарквиниях, Вульчи, Сатурниях, Популонии, т.е. городах, которые были известны в материковой Греции и Ионии, выходцы из которых основали Массалию на южном берегу Франции и потерпели поражение от объединенного флота этрусков и карфагенян в 536 г. до н.э. Города на побережье Адриатики Геродоту не известны. Археологические данные не позволяют отнести главный город заапеннинской Этрурии, Фельсину, которую этруски отвоевали у умбров, ранее VI в до н.э. Э. Поттье исходил из того, что этруски продвигались с севера на юг (вслед за сторонниками теории происхождения этрусков из Ретийских Альп) и поэтому расценивал свидетельство Геродота как высадку на побережье Адриатики, где этруски городов не строили.

      Указывая на ошибочность трактовки Дионисия Галикарнасского, он говорит об этрусских владениях в Северной Италии и признает вслед за Гельбигом и Пигорини культуру Виллановы этрусской.

      Более того, он считал, что этруски двигались из Малой Азии до устья р. По не одно столетие, исходя из слов Геродота о том, что этруски прибыли в Италию «миновав многие народы». По его словам, «Багаж, собранный ими по пути, смешанный. Естественно, что в континентальной Греции и в северных областях, куда их приводило их плавание через Адриатику, они развили особенно свой вкус к геометрической системе, вышедшей из Северной Европы, и металлургическому производству. Но не трудно различить у них также и несколько более редких элементов, происходящих с Востока и из микенского мира».

      Как аргумент в поддержку «адриатической версии» можно рассматривать свидетельство Гелланика, говорившего, что тиррены, «называвшиеся раньше пеласгами», получили свое имя уже после того, как поселились в Италии. Пеласги, изгнанные греками с мест своего обитания во времена царя Наны, высадились у р. Спинета в Ионическом заливе и двинулись вглубь полуострова, захватив г. Кротону, откуда распространили свое влияние на территорию, позднее получившую название Тиррения, т.е. Этрурия. Нужно понимать, что Гелланик сообщал не об этрусках, а о пеласгах, приставших к одному из устьев р. По на побережье Адриатики.
      Геродот также сообщает о высадившихся на восточном берегу пеласгах, имея ввиду осевших в Кротоне выходцах из Фессалии, которые не смешивались с тирренами-этрусками. О тех же пеласгах, прибывших к устью Спинета, сообщал и Дионисий Галикарнасский.
      Вероятно, не стоит смешивать предания, которые оставили Гелланик и Дионисий о прибытии пеласгов к устью Спинета, и свидетельство Геродота о переселенцах из Лидии. Речь идет о совершенно разных экспедициях:
      - фессалийских пеласгов (протопеласгов), высадившихся на адриатическом побережье
      - этрусков, пришедших по Тирренскому морю
      Ответ на вопрос о времени прибытия этрусков в Италию может дать изучение летописей этого народа. Марк Теренций Варрон упоминал об «Историях», написанных в восьмом веке существования этрусского государства. В них говорилось, что первые четыре века длились 100 лет, пятый – 123 года, шестой и седьмой – 119 лет, восьмой продолжался к моменту написания. Оставались девятый и десятый, с наступлением которых существование этрусского народа подходило к концу. Т.о., количество лет, которого достигла история существования этрусков к моменту наступления восьмого века составляла 761 год. Для определения точки отсчета привлекалось свидетельство императора Августа, который во второй книге «Мемуаров» писал, что по случаю появления кометы в день похорон Юлия Цезаря, гаруспик Волкатий объявил, что это явление знаменует окончание девятого века этрусков и начало десятого. Это произошло в 44 г до н.э. Если допустить, что восьмой и девятый века длились 110-120 лет и прибавить к ним 44 года, то получим 1025-1045 лет, т.е. XI в до н.э. Это и будет временем прибытия этрусков в Италию.
      Данная хронология в общих чертах совпадает с картиной миграции населения Средиземноморского бассейна после окончания Троянской войны и последовавшего за ней вторжения дорийских племен на Пелопоннес, вызвавшее миграцию греков в Малую Азию и, возможно, движение тирренов в западную часть Средиземноморья с последующим вторжением в Италию. Согласно паросской мраморной хронологической таблице падение Трои относится к 1209 году до н.э. Основание ионянами Милета и других колоний отнесено к 1077 году. По исчислению Эратосфена и Аполлодора, падение Трои отнесено к 1184 году до н.э., через 80 лет, в 1104 г до н.э. началось вторжение дорийских племен, через 50 лет, в 1054 году, в Малую Азию двинулись ахейцы, через 10 лет, в 1044 году до н.э. ионийцы начинают свою колонизационную деятельность, основав Милет и ряд других колоний на побережье Малой Азии.
      Римские историки связывали прибытие этрусков в Италию так или иначе с Троянской войной и странствием Энея. Виргилий и Тит Ливий говорили о том, что Эней и троянцы имели дело уже с утвердившимися в Цере этрусками. Таков общее мнение римской поэтической хронологии о том, что этруски проживали в Средней Италии в эпоху ранних преданий о латинянах, живших в долине р. Тибр. По данным археологии, поселения в области можно отнести к концу бронзового века или началу железного, т.е. XI в до н.э., что также соответствует этрусской хронологии.
      С этой хронологией не согласуются данные изучения надписи на стеле Карнакского храма, обнародованные Э. де Руже в 1867 году, относительно упоминания народа турша, в котором не без основания пытались видеть этрусков. Среди «народов моря», вторгавшихся на территорию Египта во времена фараонов Мернептаха и Рамсеса III, помимо турша, упоминаются сикулы, сарды (шардана), ахейцы и ликийцы. Так как сарды и сикулы – обитатели западной части Средиземноморья, то де Руже видел в турша италийских этрусков, а это относит их пребывание в Италии к XIII в до н.э, что не согласуется с хронологией самих этрусков. Данное толкование оспаривал М. Мюллер, указывая, что головные уборы сикулов, изображенные на Карнакской стеле, скорее принадлежат ликийскому племени, населявшему юго-западное побережье Малой Азии. Также подвергалась сомнению некоторыми египтологами принадлежность шардана именно сардам с о. Сардиния. Более того, из надписи в храме следует, что турша прибыли в дельту Нила с женами и детьми в поиске удобного места для проживания. Очевидно, что пришли они не из Этрурии, где было достаточно мест для заселения даже с учетом местных италийских племен, а с берегов Малой Азии или Греции. Не исключено, что турша Карнакской стелы и этрусков Италии связывало племенное родство.
       Данные археологии также не подтверждают поселения этрусков в Италии в микенскую эпоху XIV-XIII вв. до н.э. Древние некрополи этрусских городов как приморских, так и внутренних, относятся к эпохе Виллановы. Показательны раскопки гробницы Регулини-Галасси в Цере и исследования Г. Каро погребений в Ветулонии. В гробнице Регулини-Галасси в Цере не обнаружено ни одного предмета греческого происхождения, только финикийского, что указывает на VIII – 1 пол. IX в до н.э. Само погребение не имело этрусского свода, а представляла из себя могилу с т.н. фальшивым, азиатским сводом, аналогичным сводам, известным в доэллинской Греции в Микенах и Спатах.

      Кроме того, в могиле были обнаружены не финикийские металлические изделия с ориенталистским орнаментом (львы, химеры), привезенные этрусками из Малой Азии. Предметы роскоши, обнаруженные в Ветулонии были отнесены к VIII-VII вв до н.э., но, подобные количества предметов предполагает долговременную оседлость вкупе с существованием определенного погребального обряда на данной территории, поэтому Монтелиус датировал погребение Регулини-Галасси не позднее IX в до н.э.

      Прибытие же этрусков в Италию он относил к XI в до н.э., сообразуясь с этрусской хронологией. С Монтелиусом соглашался А. Эванс, но мнение о том, что погребения в Цере и Ветулонии относятся не к к VII-VI вв. до н.э., а IX в до н.э. он называл «революционным», т.к. это переворачивало хронологию железного века.

      В этой связи следует упомянуть мнение проф. Д. Пеллегрини, считавшего, что обнаруженные в этрусских гробницах предметы не являются ни финикийскими по происхождению (по мнению Гельбига), ни, собственно, этрусскими (по мнению Каро), а продукцией греческих мастерских, не кумских и греческих, а малоазийских колоний. Слабым местом его теории являлось ограниченность сведений о греческой торговле в Тирренском море в VIII-VII вв до н.э, в то время, как финикийская торговля процветала, подтверждением чему являются предметы из гробниц в Цере и Ветулонии. С другой стороны, обнаружение в Пренесте на золотой фибуле латинской надписи «Маний для Нумазия» свидетельствует о местном металлургическом производстве в до-греческую эпоху.
      Дополнительные трудности вызывала нерешенность вопроса о периоде возникновения письменности этрусков, которая особенно остро встала после обнаружения ряда надписей на некоторых изделиях из погребений. Указывалось, что этрусский алфавит халкидского происхождения, а Кумы, древнейшая халкидская колония, основанная в 730 г до н.э., Гельбиг относил распространение этрусского письма к VII в до н.э. Монтелиус же датировал основание Кум 1049 годом до н.э., т.е. периодом, когда ионийцы еще не начинали свою колонизационную деятельность. Поэтому А. Эванс справедливо заметил, что в таком случае этрусские надписи на два столетия древнее, чем древнейшие памятники греческого письма в Италии. Сам Эванс полагал, что первое появление этрусских надписей можно отнести к первому этапу греческой колонизации Италии, т.е. к кон. VIII в до н.э.

      В 1898 году флорентийский археолог Милани заявил, что найденная в ветулонской гробнице бронзовая лодочка относится к IX-X вв. до н.э. и провел аналогию обнаруженных гробниц с купольными гробницами Фригии, Лидии, Крита, Микен, Орхомена, а этрусскую надпись на ветулонской стеле с изображением воина пеласгического типа с обоюдоострой секирой объявил древнейшей надписью Этрурии X-XI вв до н.э. Но, чтобы это доказать, необходимо выяснить, когда появился алфавит халкидских колоний, которым писали в Кумах и который явился источником этрусского, как доказал Кирхгоф.
      Т.о, VIII в до н.э представляет собой эпоху, когда присутствие этрусков в Италии вылилось в строительство курганов над могильными склепами и высеченных в скалах гробниц по образцу покинутой малоазийской родины. Роскошь погребений в Цере и Ветулонии, искусная металлургия и ювелирное дело, натолкнуло исследователей на мысль о возможном «удревнении» истории этрусков.





    • Происхождение этрусков: история вопроса
      Автор: Неметон
      Современная дискуссия по вопросу происхождения этрусков отчасти связана с противоречивостью античной традиции относительно прародины этого народа, отчасти с самим характером этрусской культуры, пропитанной греческими и восточными (сиро-египетскими) элементами.  Обращаясь к свидетельствам древности, исследователи прежде всего сталкиваются с твердым и общераспространенным убеждением, что этруски – народ, прибывший в Италию из Анатолии в Малой Азии, в частности, из Лидии. Таково было почти всеобщее убеждение греческих и римских писателей, когда им приходилось касаться происхождения этого народа, таково было мнение и самих этрусков.

      Версия восточного происхождения является наиболее древней и известна по свидетельству Геродота, который рассказывал о решении царя Лидии для борьбы с голодом разделить народ на две группы и по жребию направить одну из них в вынужденную эмиграцию под руководством своего сына Тиррена (Тирсена):
      «О себе они рассказывают так: при царе Атисе, сыне Манеса, во всей Лидии наступил сильный голод [от недорода хлеба]. Сначала лидийцы терпеливо переносили нужду, а затем, когда голод начал все более и более усиливаться, они стали искать избавления, придумывая разные средства. …Поэтому царь разделил весь народ на две части и повелел бросить жребий: кому оставаться и кому покинуть родину. Сам царь присоединился к оставшимся на родине, а во главе переселенцев поставил своего сына по имени Тирсен. Те же, кому выпал жребий уезжать из своей страны, отправились к морю в Смирну. Там они построили корабли, погрузили на них всю необходимую утварь и отплыли на поиски пропитания и [новой] родины. Миновав много стран, переселенцы прибыли в землю омбриков (умбрийцев) и построили там город, где и живут до сей поры. Они переименовались, назвав себя по имени сына своего царя [Тирсена], который вывел их за море, тирсенами».

      В этом сообщении «отца истории», которое бытовало в его время в Малой Азии, содержатся три факта, имеющих бесспорную ценность для рассмотрения вопроса:
      - этруски в эпоху Геродота считались народом, прибывшим в Италию издалека в земли умбров
      - прибыли они морем
      - существовало малоазийское предание о том, что жившие в землях умбров тиррены или этруски являлись выходцами из Лидии
      Эта версия представляется возможной, исходя их реалий того времени, когда кризис государства хеттов кон. XIIIв. до н.э. спровоцировал значительные потрясения и масштабную миграцию в район Средиземноморья из-за вторжения «народов моря» - ахейцев, филистимлян, сардов и загадочных «тереш» (или турша), в которых некоторые историки видят троянцев-таршиш (греческое название тирренцев от корня «турша).

      Из греческих историков и географов, придерживавшихся версии Геродота, следует отметить Тимея, Диодора Сицилийского, Плутарха, Аппиана, Страбона. Сторонниками версии «отца истории» являлись и известные латинские авторы – Цицерон, Валерий Максим, Сенека, Плиний Старший, Тацит, известные поэты Овидий и Виргилий.
      Из-за наличия восточных черт в этрусской культуре, нахождения в языке общих черт с языками Малой Азии и Кавказа, многие ученые уже в наше время встали на сторону версии Геродота. В.Н. Модестов в «Введении в римскую историю» (1904) указывал на следующие «ориенталистские» черты этрусской культуры:
      - обряд погребения (трупоположение) отличается от трупосожжения италиков
      - камерные гробницы со сводчатыми потолками малоазийского типа
      - хеттские черты этрусской скульптуры
      - связанная с ионийской техникой вазовая живопись
      - сходство этрусского алфавита с лидийским
      - этимологические совпадения этрусского и западномалоазийских языков
      - найденная на о. Лемнос стела с изображением копьеносца и непонятной надписью, отнесенная к тирренскому искусству и письменности как доказательство происхождения этрусков из восточной части Эгейского бассейна.

      Но если относительно легко установить родство тирренцев с Лемноса и этрусков, то мы еще пока не можем точно определить, первые ли эмигрировали в Италию или вторые, уже обосновавшись там, завязали отношения между Западом и Востоком. Имеются доводы, которые дают современным историкам (Р. Блок) аргументы в пользу версии о восточном происхождении этрусков. В частности, это поразительные сходства между азиатской религиозной практикой и этрусской. У вавилонян, например, есть немало общего с тосканцами в области методов гадания, в частности, на печени ритуальных животных. Археологами обнаружены бронзовые муляжи, которые использовались для обучения жрецов-предсказателей. Аналогичную практику мы встречаем в Месопотамии.

      А. Пиганьоль добавил несколько новых аргументов в пользу восточного происхождения этрусков. Он критиковал, как необоснованную, теорию, согласно которой, этруски были пастухами-наездниками, пришедшими с Кавказа и Ирана через Фракию и Иллирию. Он обнаруживает многочисленные связи между крупным анатолийским поселением Топрак-Кале и Этрурией. В поселении были обнаружены несколько памятников этрусского типа: три священных камня – бетила на основании цилиндрической формы, погребальные помещения, окруженные скамьями и т.д. Кроме того, обнаружена общность в ирригационной практике. На основании этого, Пиганьоль делает вывод о несомненном родстве между этрусками и древними народами Малой Азии. Древнейший этрусский храм на высокой платформе имеет халдейское происхождение, оттуда же ведет происхождение и бог Янус. Пиганьоль добавляет: «Сквозь нарядные греческие одежды, наброшенные на Этрурию, просвечивает, однако, восточное происхождение этого народа. Решение этрусской загадки от нас ускользнет, если упорно искать истоки этой цивилизации на севере Альп или среди туземных народов Италии».
      Изображение оленьей головы, найденное в Ветулонии, имеет совершенно скифский характер и некогда украшало нос небольшого этрусского судна. Аналогичные украшения были обнаружены во время раскопок Тель-Талафа под руководством М. фон Оппенгейма на барельефах XVв до н.э с изображением льва и оленя. Совершенно одинаково выглядят столбы внутри этрусских склепов, украшенных барельефами и пилястры анатолийского храма в Мусасире, у горы Арарат.

      Т.о, в классической древности, в основном, бытовало представление об этрусках, как малоазийском народе, хотя некоторые авторы не считали их именно лидийцами. В связи с этим, рассмотрим вторую версию о том, что этруски являются переселившимися в Италию пеласгами.

      Греческий историк Гелланик с о. Лесбос (VI век до н.э.), писал, что Этрурия была обязана своим происхождением пеласгам, которые во времена царя Наны, изгнанные эллинами, приплыли в Ионийский залив к устью р. Спинету, одному из рукавов р. По у г. Спина. Оставив суда, они двинулись вглубь страны и захватили г. Кротону, превратив его в форпост своих будущих завоеваний и создания Тиррении, т.е. Этрурии.

      Геродот же пишет о происхождении пеласгов следующее:
      «На каком языке говорили пеласги, я точно сказать не могу. Если же судить по теперешним пеласгам, что живут севернее тирсенов в городе Крестоне (они некогда обитали в стране, теперь именуемой Фессалиотида), и затем – по тем пеласгам, что основали Плакию и Скиллак на Геллеспонте и оказались соседями афинян, а также и по тем другим городам, которые некогда были пеласгическими, а позднее изменили свои названия. Итак, если, скажу я, из этого можно вывести заключение, то пеласги говорили на варварском языке. Если, стало быть, и все пеласгическое племя так говорило, тогда и аттический народ, будучи пеласгическим по происхождению, также должен был изменить свой язык, когда стал частью эллинов. Ведь еще и поныне жители Крестона и Плакии говорят на другом языке, не похожем на язык соседей. Это доказывает, что они еще и теперь сохраняют своеобразные черты языка, который они принесли с собой после переселения в эти края»
      Цитируемый Страбоном Антиклид, афинский писатель александрийской эпохи, видоизменил предание, упомянутое Геродотом, присоединив к переселенцам из Лидии пеласгов, обитавших на о-вах Лемнос и Иброс. В представлении Антиклида пеласги – лишь один из народов, прибывших с востока Средиземного моря в земли умбров в составе колонистов.

      Но не все древние авторы отождествляли пеласгов и этрусков. Дионисий Галикарнасский видел в этрусках и пеласгах два разных народа и утверждал, что этруски не являются лидийцами. В представлении Дионисия этруски – народ не пришлый, а туземный, ни похожий ни на какой другой италийский ни по языку, ни по обычаям. Довольно странное заключение, скорее доказывающее обратное. Отсутствие общих черт со своими ближайшими соседями умбрами и лигурами делает версию об их иноземном происхождении более очевидной. Дионисий Галикарнасский утверждал, что «этрусский народ никуда не эмигрировал и был всегда там». Эта ремарка привлекла внимание некоторых ученых, особенно лингвистов XX века, для которых этрусский язык - так как он не является индоевропейским - мог служить свидетельством того, что это было местное наречие, предшествовавшее появлению народов - носителей индоевропейского языка. Между тем, несмотря на его кажущиеся сильными аргументы (он, например, подчеркивал, что историк Ксанф Лидийский никогда не говорил о предводителе, по имени Тиррен, который эмигрировал бы в Италию), тезис Дионисия должен рассматриваться с очень большой осторожностью. Этруски были для него лишь варварами, на которых не бросила свой отсвет блестящая греческая цивилизация и которых Рим имел полное право завоевать. Очевидно, что оригинальный взгляд Дионисия отвечает политическим требованиям оценки Рима, которым он восхищался, не смотря на какую-либо историческую объективность.

      Еще более странно то, что аргументацию Дионисия счел достаточно обоснованной такой видный историк, как Нибур. Древние авторы говорили об этрусском племени, обитавшем в Ретийских Альпах. Но Тит Ливий, Плиний и Юстин не говорили о том, что этруски вышли из этих мест, наоборот, в их представлении это одичавшие потомки этрусков, бежавших от преследований галлов в горы, у которых не осталось ничего этрусского, кроме сильно изменившегося языка.

      Нибур находит их версию несостоятельной, объясняя это тем, что, будучи не в силах бороться с галлами в укрепленных городах, этруски вряд ли могли завоевать место под солнцем Альп в борьбе с местными агрессивными племенами.

      Нибур считал, что этруски пришли из Ретии в Северную Италию, перешли Апеннины и поселились между реками Арно и Тибр, сделав эти земли очагом своей культуры. Греки дали им имя тирренов-пеласгов, прежних обитателей, уже после завоевания Этрурии, по ошибке. Т.о, Нибур говорит о доэтрусской пеласгической Тиррении, о которой нет упоминания ни в одном древнем источнике.
      Тит Ливий утверждает, что реты, жившие в Альпах, имели этрусское происхождение. Предлагая обратное, археологи XIX века хотели увидеть в этих северных народах первоисточник италийских и этрусских народов, мигрировавших на юг в конце II тысячелетия. Некоторые из них опираются в своих гипотезах на аргумент, который они считают очень важным: на практику кремации. Они считали, что виллановианская культура происходила из так называемых полей погребальных урн, пренебрегая тем существенным фактом, что эта цивилизация имела неоспоримый индоевропейский характер, не связанный с этрусской цивилизацией. Они установили также связь между названием «реты» (Rhaeti) и тем, как тосканцы называли себя на этрусском языке: «расенна». Помимо того, что этот тезис не подтверждается ни одним древним источником, представляется, что он не выдерживает современного анализа фактов. Во всяком случае, распространение этрусской цивилизации с юга на север выглядит более правдоподобно, чем в противоположную сторону.

      Отфрид Мюллер, филолог и историк, считал, ретийские расены перешли через Апеннины в земли умбров и соединились с жившими в Тарквиниях тирренами, образовав этрусский народ. Расены, по его мнению, другое название ретов. И хотя они пришли с севера, но, по сути, являлись коренным населением Италии, получившим мощный импульс развития от высадившихся в Тарквиниях пеласгов, которых Мюллер считал греческим или полугреческим племенем.
      Швеглер, опровергая гипотезу Нибура, причислял этрусков к индоевропейцам, наряду с латинами, умбрами и сабеллами, но принесшими из Азии особую культуру, теологию и жреческую дисциплину.

      Теодор Моммзен, отвергая свидетельство о пришествии этрусков с моря, указывал на тот факт, что большая часть наиболее важных городов Этрурии расположена в дали от побережья, за исключение Популонии, которая не принадлежит к «двенадцати великим городам» ( Вейи, Цере, Тарквинии, Вульчи, Ветулония, Вольтерра, Вольсинии/Орвието, Клузий, Кортона, Перузия, Ареццо). Данное утверждение ошибочно, т.к. многие значимые города Этрурии находились вблизи моря: Цере, Тарквинии, Вульчи, Сатурния, Ветулония, Рузеллы. Причина их отстояния от побережья заключалась в стремлении избежать нападений пиратов, как это было в Греции (Афины, Коринф, Аргос). Ничем не подкреплено так же утверждение Моммзена о движении этрусков с севера на юг, хотя он справедливо замечает, что ни по языку, ни по обычаям и религии они не имеют ничего общего с италийскими народами индоевропейского происхождения, но, неожиданно приходит к заключению о том, что их происхождение – индогерманское.
      Попытка рассмотреть происхождение этрусков как результат смешения миграционных течений иллирийского населения была предпринята З. Майяни. Его взгляд перекликается с теорией А. Тойнби, который говорил об этрусках, как образце влияния иноземных переселенцев на группу более ранних колонистов.
      Майяни писал, что этрусская эпиграфика свидетельствует о том, что в этой цивилизации существовали и переплетались два течения:
      - дунайское
      - анатолийское
      Он отмечал, что евразийская степь, простиравшаяся от современной Богемии и Венгрии через Северное Причерноморье и Кавказ, через каспийские области до Южной Сибири, была одновременно и Европой, и Азией. Уже в раннюю эпоху происходило беспрерывное движение различных этнических групп по этой степи с запада на восток и в противоположном направлении. Степь имела свои религиозные принципы, любимую керамику, искусство и средства передвижения. Ей принадлежали древние очаги металлургического производства (Богемия, Венгрия). Они снабжали степняков оружием, обеспечивая экспансию на запад и восток. Чтобы понять предысторию этрусков, эти факторы следует принять во внимание. Все начиналось с того, что древние протодунайские пастухи перегоняли стада овец на летние пастбища в горы. Тяжелые, крытые шкурами повозки бороздили степь вдоль Дуная и его притоков. В этрусской цивилизации реликвией осталось курульное кресло – символ справедливого суда, который творили вожди племен кочующих пастухов.
      Все эти миграции ни к чему бы не привели, если бы будущие этруски не появились в Италии как «люди из бронзы». Именно бронзовое оружие открывало им пути с Дуная через Боснию и Босфор в Трою и через Боснию в Грецию и Италию.
      Д. Рандалл Мак-Айвер писал: «Венгерская медь и богемское олово были источником процветания целого ряда многочисленных городов, расположенных вдоль Дуная. Они-то и заложили основу бронзовой цивилизации в Европе. Протоиталики как бы создали связь между Дунаем и Италией».

      Одновременно следует принимать во внимание характер этрусского языка, происхождение его алфавита, а также свидетельства керамики и орудий, найденных на местах древних поселений на Балканах и анатолийском берегу. Этрусский язык родственен некоторым языкам Малой Азии, но эти языки не восточные по своему происхождению, а языки с индоевропейской основой, перенесенные в Малую Азию. Т.о, этрусский язык также не является восточным, он дунайского происхождения.

      Этруски частично являются потомками турша, т.е. древних иллирийцев (или фрако-иллирийцев), обосновавшихся в Малой Азии. Обычно передовые группы народов, ищущие новую родину за морем, бывают немногочисленные (гиксосы, филистимляне, норманны, шумеры). Поэтому вряд ли группа турша, прибывшая из эгейско-анатолийской области могла стать единственной этнической основой будущей конфедерации «12 городов Этрурии». Большая часть иллирийского населения страны жила там до прибытия турша. Говоря об этом населении, З. Майяни имел ввиду обширную языковую семью, к которой, наряду с собственно иллирийцами, относятся эпироты, македоняне, фракийцы, фригийцы, этруски, лидийцы, венеты, либурны, япиги, дарданцы, троянцы, тевкры. Филистимляне, возможно, жители Крита и мн. др. В качестве названия для этой общности Майяни предлагает термин «протодунайцы», указывающие на самый древний очаг происхождения. Основным признаком, объединяющим все иллирийское население, является язык, который носит в основном индоевропейский характер. По-видимому, он заимствовал многие элементы из анатолийских и кавказских языков, но пропитался ими значительно меньше, чем хеттский или армянский. Кроме того, в нем есть много аналогий с балто-славянскими языками, что означает привязку языкового очага к району между Дунаем и Карпатами. Остается открытым вопрос о пути, по которому прибыли иллирийцы в Италию.

      Дж. Уотмуг считает, что они прибыли морем: «Нет ни малейшего указания на то, что происходила длительная миграция по суше вокруг Адриатического моря. Такая миграция должна была бы быть очень трудной и могла разрушить национальное единство народа». Отмечается, что этруски не могли принести в Италию элементы алфавита, происходящего из Малой Азии. Но некоторые заимствования могли прийти в этрусский алфавит позднее с новыми волнами мигрантов.
      М. Хаммерштрём после тщательного анализа письмен Греции и Малой Азии приходит к выводу, что этруски позаимствовали свой алфавит у греков, живших к северу от Коринфского залива. Это наталкивает его на мысль о том, что этруски, возможно, одно время жили в Южной Италии. Изучая такую возможность, он констатирует удивительное совпадение названий многих местностей юга Италии и Этрурии: Volcei в Лукании и Вульчи в Этрурии, река Сабатус и озеро Сабатинус. Т.о, будущие этруски, пришедшие из самого сердца Балкан, прошли через Грецию и обосновались в Южной Италии, а затем двинулись на северо-запад, к колыбели своей будущей цивилизации. На это имеется только одно возражение: иллирийские выходцы из дунайских областей, уже обосновавшиеся в Греции, возможно, в свою очередь, были отброшены в Италию вторгшимися в XI в до н.э. дорийцами. Однако, это были не разрозненные группы изгнанников, иначе, они не смогли бы жить столь интенсивной интеллектуальной жизнью, что для ее нужд потребовался алфавит. Кроме того, известно, что этруски появились в Италии, как «люди из бронзы», в том же обличии, в котором их соотечественники филистимляне предстали перед израильтянами. Иначе иллирийцы не смогли бы изгнать из сотен городов своих предшественников умбров, как об этом рассказывают древние. Видимо, первая волна иллирийцев, примитивных, но вооруженных дунайской бронзой, была довольно многочисленной.

      Т.о, отправившись с берегов Среднего Дуная, с границы степи, иллирийцы пересекли Балканы, Грецию, затем Адриатику и добрались до Италии. Это западная основа этрусской цивилизации и именно она была первоначальным и очень основательным вкладом в ее становление. Через 2-3 века сюда придут расна, известные под именем турша, выходцы из Малой Азии, привнеся восточное влияние в культуру этрусков.
      Эти группы, последовательно пришедшие в Италию, были представителями одного и того же этнического элемента, имели общий язык, но уровни их цивилизации были различны. Возможно, именно эта разнородность состава населения и явилась главной причиной органической неспособности этрусков сформировать единую нацию и преодолеть разногласия среди племен, из которых состоял народ Этрурии – «двенадцать городов Этрурии».
      Резюмируя, Майяни пишет, что «если приход в Италию некого иллирийского сообщества, пришедшего через Грецию неоспорим, участие в создании Этрурии иллирийских племен турша, пришедших с анатолийского берега, также не подлежит сомнению». При этом, он подчеркивает три важных фактора, которые позволяют выстроить определенную цепочку:
      древняя экспансия иллирийцев в Малую Азию (Анатолии) - участие турша в этой экспансии - последующий миграция турша в Италию
      Т.о, налицо двойственность в формировании этрусского народа, сложившегося из двух элементов: иллирийского западного и иллирийского восточного. Рассмотрим эти факторы подробнее:
      1. Древняя экспансия иллирийцев в Малую Азию
      Ф. Альтхейм считает, что первопричиной дорийского и многих других переселений явился толчок, данный иллирийцами в 1500г до н.э, когда они начинают проникновение в Малую Азию из областей Нижнего Дуная. Это переселение имело огромный размах и затронуло многие народы, включая пеонов, тевкров, мизийцев и фракийцев. Следы этой экспансии наблюдаются в ряде поселений, расположенных по пути от Дуная в Боснию, Сербию и Фракию, в которых была обнаружена керамика с белой ангобой (покрытия из жидкой глины). По свидетельству Страбона, перед Троянской войной из Фракии прибыли фригийцы и убили царя Трои. Троянская война – это прежде всего столкновение между двумя этническими группами: греками и иллирийцами. Не только троянцы были тевкрами, но и их главные союзники – фригийцы, фракийцы, мизийцы, пеоны – все они были фрако-иллирийцами. В постгомеровской Трое не было ничего ни троянского, ни греческого: она была типично дунайским поселением. На это указывают найденные при раскопках топоры, прибывшие с Дуная. Позднее страна, существовавшая на месте Лидии и Троады, была населена фригийцами, также фракийского происхождения. С. Ллойд рассматривал Троянскую войну как эпизод «движения на Восток народов Фракии и Македонии, в результате которого через несколько веков фригийцы утвердились как хозяева Малой Азии»
      2. Участие турша в анатолийской экспансии
      Оно подтверждается иллирийскими названиями некоторых городов Лидии и Троады, а также тем, что в египетских источниках турша упоминаются наряду с шардана, жителями Сард, и другими анатолийскими племенами, совершавшими нападения на Египет. Однако после крушения фригийского царства под натиском киммерийцев, положение турша пошатнулось.
      3. Миграция турша в Италию
      Со всей очевидностью подверждается тем, что с этого момента соседи стали называть этрусков и их страну именем турша, поскольку военная мощь, материальная культура и религия турша находились на более высоком уровне, чем у родственных им племен.
      В 1864 году Фюстель де Куланж, профессор истории из Страсбурга, опубликовал книгу «Древний город», в которой он пишет, что индусы, древние греки, римляне и этруски происходят из одного и того же слоя примитивной цивилизации, который историки называют протоиндоевропейским или протоэгейским. Важно отметить сходство между этрусским языком и языками ближайших соседей - латинян и умбров. Близость прослеживается по совпадению многих местных и родовых этрусских, латинских, рутульских и иных италийских имен. Отмечается сходство с ахейским языком в числительных и некоторых терминах родства. Целый ряд имен этрусских божеств находит более или менее близкое соответствие в именах латинских или иных италийских божеств.
      Распространение надписей на древнеиталийских диалектах, относящихся к I тыс. до н.э., возможно, объясняется миграцией «италиков» из заальпийских областей (или балканского Придунавья), что находит подтверждение в данных исследований погребений. Наличие в Италии, начиная с эпохи бронзы, двух обрядов погребений представляет собой, по сути, два религиозных уклада, подчеркивающих этнические различия их носителей. Трупосожжение, как явление более позднее, считается обрядовым новшеством, характерным для индоевропейцев. На основании этих данных, П. Кретчмер, Дж. Буонамичи, А. Тромбетти, В. Бертольди установили наличие двух языковых напластований в Италии:
      - «средиземноморское» или протоиндоевропейское (лигурийский, ретийский, этрусский и др. альпийские и апеннинские диалекты)
      - «италийское» (латинский и родственные ему италийские диалекты индоевропейского происхождения)
      В отношении «средиземноморских» диалектов были произведены попытки установления их родства с древнеиберийским (баскским) и древнемалоазийскими языками.
      Н. Я. Марр установил связь этрусского языка с иберо-лигурийскими и малоазийско-кавказскими языками, определив его в качестве стадиально предшествующему латинскому и другим индоевропейским языкам Италии. Сходство грамматических форм этрусского языка с древнеиберийскими (баскскими) и малоазийскими древними языковыми формами может быть объяснено тем, что этрусский язык сохранил связь с более древним языковым слоем Средиземноморья, охватывавшего территорию от Пиренеев до Кавказа и сохранившимся в наиболее культурно-застойных местах. Гораздо более тесную связь можно проследить между этрусским языком и древнейшими диалектами Эгейского бассейна, сохранившего следы в греческой топонимике (окончание наименований гор, поселений на assos и inthos) и, отчасти, в эпиграфике. Именно на этом сходстве этрусского языка с догреческим (ахейско-тирренским) языковым слоем Эгейского бассейна и основывается легендарная традиция о родстве пеласгов и о тирренских миграциях из Эгейского бассейна (или с побережья Малой Азии) в Италию.
      Некоторые исследователи (Ф. Дун, Ден. Девото), связывающие проникновение индоевропейских языков в Италию с появлением носителей культуры железа, говорят о двух волнах миграции:
      - «трупополагающие» италики (умбро-сабеллы)
      - «трупосжигающие» италики (латиняне)
      В свою очередь, А. Пальгрем отмечал условность и односторонность представлений об «италиках», как среднеевропейских иммигрантах на Апеннинский п-ов, носителях индоевропейского языкового слоя. Он показал, что культура этих племен органически связана с культурой предшествующего этапа италийской истории, носителями которой были представители средиземноморской расы, говорившие на неиндоевропейских языках.
      С другой стороны, Пальгрем подчеркивает также и условность термина «доиндоевропейцы», поскольку он не предполагает обязательной преемственности между доиндоевропейскими и индоевропейскими языками и фактическую одновременность представляющих их памятников.
      М. Палоттино в середине XX века показал, что вопрос происхождения этрусков ничего для них самих не значил, так как очевидно, что этот народ, как и любые другие, сформировался и обогатился в течение многих веков от различных народов, которые были его составными частями. Абсурдно думать, что он был целиком переселен из Азии в Италию в какой-то определенный момент, но не менее абсурдно верить, что он появился на итальянской земле, не приняв колонистов, пришедших с Востока, как это было повсюду в Средиземноморье. В легендах, которые часто хранят в себе следы исторической памяти, в Тоскане всегда кто-то жил. Народы, пришедшие с Востока и, привлеченные богатствами этой земли (руды и т.д.), смешались с местным населением, причем вполне вероятно, что это происходило многократно, благоприятствуя таким образом образованию оригинальной и утонченной цивилизации, породившей первоначальную культуру ранней Италии и развивавшейся в контакте с греческими колонистами, обосновавшимися на юге полуострова.
      Подлинная проблема заключается в том, чтобы узнать, в какой момент произошло это соединение. Историки очень долго датировали начало этрусской цивилизации VIII в. до н.э. Хотя некоторые легенды, миграционные движения в Средиземноморье и развитие виллановианской цивилизации, подтвержденное археологическими находками, позволяют датировать начало этого глубокого превращения Х веком до н.э. (и даже ХI веком до н. э.). А это серьезно меняет взгляд историков-исследователей на образование и зарождение Этрурии, т.к. северо-западное побережье Малой Азии в эпоху предполагаемого переселения этрусков (X-VIII вв. до н.э), не обладало элементами «восточной» культуры, отличавшими этрусков от их италийских соседей, и было в культурном отношении во многом родственно сравнительно невысоко развитому фракийско-македонскому побережью и балкано-дунайским культурным центрам эпохи железа.