Кожевников В. В. Мятеж Дзинсин и его значение в истории Японии

   (0 отзывов)

Saygo

Вторая половина VII в. в истории Японии представляет большой научный интерес, так как именно на этот период приходится образование единого централизованного государства на базе реформ, проводимых после осуществленного в 645 г. переворота Тайка (大化)1.

После этого переворота был принят эдикт о реформах, согласно которому проводилась административная реформа; устанавливалась система местной власти; отменялась частная и объявлялась государственная собственность на землю, которая предоставлялась в виде наделов общинникам. Бывшая родовая верхушка перешла в сословие аристократии, свободные общинники и зависимые — в надельное крестьянство. Фактически это был переход к раннему феодализму.

В отечественной исторической литературе этим событиям уделяется достаточно много внимания(1), особенно социально-экономическим аспектам реформ и созданию централизованного государства. При этом некоторые проблемы истории Японии остаются на периферии внимания исследователей. Это относится и к такому событию, как происшедший в 672 г. мятеж Дзинсин (壬申の乱)2, когда на трон взошел император Тэмму (天武天皇). Именно ему удалось окончательно создать, централизованное государство, в центре которого стоял активно действующий император.

Это необычный, если не единственный случай в истории Японии, когда императором стал человек, победивший в результате мятежа. Есть в этом событии и еще несколько довольно любопытных особенностей, которые заставляют поговорить о нем подробнее.

И об этом далеко не ординарном эпизоде в истории Японии в отечественной литературе упоминается лишь вскользь3. Японские же историки его исследуют очень тщательно, причем еще с XIX в.4

Прежде всего обратимся к устоявшемуся в японской историографии взгляду на этот эпизод. Традиционно считается, что это крупномасштабный внутренний мятеж, возникший из-за наследования трона, имевший место на следующий год после смерти императора Тэндзи (天智天皇)5 Так же его рассматривают и отечественные авторы.

Попробуем подробнее разобраться в этой проблеме, но прежде совершим небольшой экскурс в прошлое. Это поможет ориентироваться в событиях. Такое крупное явление в политической жизни Японии вряд ли будет правильно рассматривать вне международной ситуации, сложившейся вокруг Японии накануне мятежа. Тем более, как это будет видно из дальнейшего, мятеж Дзинсин, возможно, был напрямую связан с этой ситуацией.

В начале VII в. (618 г.) на территории Китая сформировалась новая династия Тан (唐), объединившая почти всю страну. В 628 г. армия Китая вторглась на территорию Корейского полуострова, на котором тогда существовали три государства Когурё (高句麗), Силла (新盧) и

Пэкче (百濟).

Предшественница Тан, династия Суй (隋), уже пыталась покорить самое северное из них — Когурё, но потерпела сокрушительное поражение, что, кстати, и стало одной из причин падения этой династии. Император династии Тан решил войти в союз с одним из корейских государств, чтобы разгромить два других, а потом и своего временного союзника. Это соответствовало традиционной политике Китая «устанавливать добрососедские отношения с дальними странами, чтобы атаковать ближних соседей». По-японски этот лозунг звучит«энко кин-ко»(2). Выбор его остановился на государстве Силла, которое в то время испытывало трудности в соперничестве с Пэкче и охотно пошло на союз с Тан. В 660 г. объединенная армия Тан и Силла разгромила армию Пэкче. Это вызвало беспокойство в Японии, традиционном союзнике Пэкче. Тогдашний лидер Японии принц Нака-но Оэ (中大兄皇子, будущий император Тэндзи)6 принял решение прийти на помощь Пэкче. Он считал, что армия Тан, разгромив два корейских государства, не остановится на достигнутом и может двинуться в Японию. Кроме того, к Японии обращались за помощью представители Пэкче, которые продолжали партизанскую борьбу против китайских войск. Возможно, это было не беспочвенное предположение(3). Поэтому он и стремился поддерживать Пэкче, чтобы противопоставить его Тан и не оказаться в одиночестве7. Эти опасения и послужили основной причиной отправки войск в Корею.

В 661 г. императрица Саймэй переехала в г. Нанива вместе с принцами Нака-но Оэ и Оама (天武天皇, будущим императором Тэмму), а также высокопоставленным аристократом Накатоми-но Каматари (中臣鎌足) и другими чиновниками. Она должна была сама возглавить экспедицию, создав штаб-квартиру в Цукуси на о-ве Кюсю(4). Но в разгар подготовки похода императрица скоропостижно скончалась. Принц

Нака-но Оэ вынужден был взять управление страной на себя, не вступая, однако, официально на трон (такую практику назвали сёсэй).

Ему же пришлось отправлять военную экспедицию на Корейский полуостров. Главнокомандующим был назначен Абэ но Хирафу (阿部 比羅夫), который хорошо себя зарекомендовал во время морских походов на север страны для покорения племен аборигенов (эмиси 蝦夷). Большой флот, разделившись на несколько групп, переправился через море. Но в 663 г. в сражении при бухте Пэкчхонкан (по-японски — Хакусукиноэ, или Хакусонко 白村江) японцы были разбиты объединенной армией Силла и Тан. Остатки флота вместе с высшими чиновниками Пэкче вернулись в Японию8.

После поражения принц Нака-но Оэ серьезно опасался вторжения врага на территорию Японии и предпринял ряд оборонительных мер.

Прежде всего для защиты своего представительства Дадзайфу (太宰府市) на о-ве Кюсю было создано несколько оборонительных укреплений

Мидзуки (水城), Оононоки и др.9

Кроме того, горные замки (ямадзиро) были построены в Цусима, Цукуси, Нагато, Сануки, Ямато и других местах, а также поставлены сторожевые посты и сигнальные башни(5).

И, наконец, в 667 г. принц Наканооэ принял решение перенести столицу из Асука, которая находилась рядом с побережьем, в глубину материка в Ооми (современная префектура Сига) во дворец Ооцумия, что, видимо, также было связано с опасением возможного внешнего нападения. Все эти мероприятия ложились тяжелым бременем на население страны.

Тем временем на материке государство Тан, разгромив Пэкче, в 668 г. разгромило и Когурё. После этого там стали строить планы разгрома своего бывшего «союзника», который уже был не нужен, — Силла.

В Японии же продолжалась довольно необычная ситуация, когда на троне не было императора. Наконец в668 г. принц Нака-но Оэ официально стал 39-м императором Японии под именем Тэндзи. Он придавал большое значение внутренней политике. В 670 г. впервые по всей стране была проведена перепись земель и дворов (戸籍, косэки), её еще называют посемейной переписью10. Кроме того, в то же время был введен свод законов Ооми-рё, который считается первым в Японии указом императора — рё (令).Однако существуют большие сомнения относительно того, был ли такой указ вообще.

Тэндзи, по-прежнему ожидая возможной агрессии Тан, взял курс на установление с ним дружественных отношений, игнорируя Силла. Видимо, это было и результатом того, что при императорском дворе в Ооми было много выходцев из Пэкче, кровного врага Силла. В Китае же продолжали традиционную политику «устанавливать добрососедские отношения с дальними странами, чтобы атаковать ближних соседей».

Так было при разгроме Пэкче, а при организации экспедиции против Силла Тан обратилась к Японии. В период с 664 по 671 г, Тан присылал три посольства в Японию(6). И хотя в «Анналах Японии» не указаны цели этих экспедиций, их легко предположить. Последнее посольство прибыло в Японию в год смерти императора Тэндзи, и такие миссии больше уже не осуществлялись, так как новый император Тэмму резко поменял дипломатические ориентиры и начал укреплять дружественные связи с Силла.

Это говорит о том, что в Японии существовали две группы политиков, одна из которых выступала за укрепление союза с Тан против Силла, а другая, наоборот, — за союз с Силла против Тан. В конечном итоге победила вторая группа. И вероятность того, что это противостояние и было одной из причин мятежа Дзинсин, весьма реальна. А теперь, сохраняя в памяти международную обстановку, обратимся непосредственно к событиям, связанным с мятежом. Для начала ознакомимся с традиционной точкой зрения японской историографии на эти события.

Самый авторитетный в Японии «Большой словарь истории Японии» указывает, что «непосредственной причиной начала мятежа послужила борьба за трон»(7). В нем, как и в большинстве современных исторических исследований, указано, что император Тэндзи, решительно осуществив переворот Тайка (в то время он был еще принцем Нака-но Оэ), приступил к созданию централизованного государства на основе системы рицурё (律令)11.

В Японии существовала практика, по которой наследниками должны становиться младшие братья императора, и только потом — сыновья. У Тэндзи согласно официальной версии был младший брат (только по матери) принц Оама. В соответствии с традицией он и был главным кандидатом на место наследника престола. По свидетельствам самой древней японской исторической хроники «Анналы Японии» (Нихон секи 日本書紀), после смерти императрицы Саймэй он помогал старшему брату Тэндзи в осуществлении политики реформ(8). Кроме того, он женился на дочери Тэндзи, что еще более укрепило их отношения. Впоследствии он еще три раза брал в жены дочерей Тэндзи... Таким образом, он был уверен в том, что станет наследником императора Тэндзи. Но ситуация развивалась не по его плану. После смерти императрицы Саймэй Тэндзи долго не вступал на престол, оставаясь своего рода «исполняющим обязанности» императора. Но, наконец, в 661 г. он официально стал императором. К тому времени у него уже был сын принц Оотомо (大友), матерью которого была женщина не из императорского дома, а из аристократического рода в провинции Ига (её звали Якако но Ирацумэ).

Тэндзи очень любил сына и возлагал на него большие надежды. В671 г. император назначил его на должность премьер-министра (дайдзедайдзин, 太政大臣). Одновременно он назначил еще и двух ближайших помощников на посты левого и правого министра, которые долго оставались вакантными. Император откровенно создавал четкую административную структуру вокруг своего сына принца Оотомо. Другими словами, это была попытка устранить с политической арены принца Оама(9). Сложилась схема, при которой наверху был император Тэндзи, ниже дайдзедайдзин, а рядом с ним два министра. Хотя принц Оама формально и оставался в положении наследника, в политической структуре императорского двора ему места не было. Тэндзи дал понять, что в качестве наследника он видит только своего сына Оотомо.

В результате положение принца Оама при дворе стало неустойчивым. Он был недоволен решением императора, но, чтобы избежать опасности, оставил дворец и в сопровождении жены и нескольких приближенных (слуг «тонэри» 舎人) и фрейлин отправился в отдаленный горный район Ёсино (吉野) ждать развития событий. В конце 671 г. умер император Тэндзи, а еще через полгода принц Оама поднял войска, разбил армию принца Оотомо, наследовавшего трон12, и стал императором Тэмму. Это основная фабула мятежа Дзинсин.

Небезынтересным был и сам ход мятежа. Непосредственно выступление принца Оама было спровоцировано информацией, поступившей в Ёсино, где он укрывался. Сообщалось, что императорский двор в Ооми под предлогом строительства могилы для императора Тэндзи приказал губернаторам провинций Мино (美濃) и Овари (尾張) собрать рабочих и снабдить их оружием. Это было воспринято в Ёсино как признак подготовки нападения на принца Оама и стало толчком для принятия им решения о выступлении против Оотомо.

Международная ситуация в то время складывалась следующим образом. Китайская династия Тан вступила в союз с Силла, разгромила сначала Пэкче (663 г.), а потом и Когурё (668 г.) и стала контролировать положение на Корейском полуострове. Но где-то с 670 г. началось противостояние Силла и Тан; одновременно подняли восстание бывшие вассалы короля Когурё. Корейский полуостров снова стал ареной военных действий. Примечательно, что к императорскому двору в Ооми обратились с просьбой помочь войсками как представители династии Тан, так и Силла. Таким образом, ситуация была достаточно сложной.

Многие аристократы считали, что молодой, не имеющий опыта Оотомо, рожденный женщиной из провинции, не обладал поддержкой центральной аристократии, уступал более зрелому, обладающему богатым политическим опытом и популярностью Оама, которого они хотели видеть на троне13. 22 числа 6-го месяца 672 г. принц Оама приступил к решительным действиям. По его приказу приближенные приступили к мобилизации войск в провинции Мино, т.е. в тех районах, которые раньше принадлежали Оама; при этом в местечке Фува (不破) его сторонниками была перекрыта дорога в восточные провинции, чтобы не дать двору в Ооми связаться с тамошними союзниками. Гонцы с приказами собирать войска были разосланы по дорогам Токайдо (東海道) и Тосандо (東山道). К Оама, который тем временем прибыл в Фува, примкнул и губернатор провинции Овари, который привел с собой армию в 20 тыс. чел.

Двор в Ооми оказался застигнутым врасплох. Когда стало известно о сборе войск принцем Оама, многие вассалы императорского двора оставили столицу14. Отсутствие единства внутри императорского двора привело к тому, что его реакция была запоздалой и неэффективной. И представители двора, посланные для мобилизации войск в разные регионы, не преуспели в этом. На восток гонцы не смогли пробиться через блокированный Фува, а те, кто отправился в районы Киби (吉備) и Цукуси (筑紫), из-за того, что тамошние губернаторы уже приняли решение поддерживать Ооама, также не достигли успеха.

Боевые действия, которые начались 2 числа 7 месяца, шли под знаком превосходства войск Оама, хотя и войска двора одержали несколько побед, которые, правда, не стали решающими. Армия Оама вернула себе инициативу, и 23 числа 7 месяца того же года столица Ооцу была взята, а принц Оотомо, которому было 25 лет, покончил с собой(10).

Победивший принц Оама казнил правого министра правительства, сослал в ссылку левого министра. Кроме того, он в 9-м месяце того же года перенес столицу обратно в район Ямато и построил дворец Асука Кёмихараномия, а на следующий год официально вступил на трон и вошел в историю Японии под именем императора Тэмму.

Эти события показали, что Оама, оказавшись способным осуществить мятеж и захватить трон, был весьма силен. Он смог подавить сопротивление древних родов и в дальнейшем активизировал политику создания централизованного государства на основе системы «рицурё».

С падением императорского двора в Ооми стала падать мощь и влияние крупных аристократов, и император Тэмму сосредоточил в своих руках большую власть. Ему удалось создать сильную централизованную систему власти, в центре которой стоял император.

В этом и есть главное историческое значение мятежа Дзинсин. Такова официальная оценка японскими историками этих событий.

Однако дискуссия среди японских историков относительно того, почему возник этот мятеж и почему победу одержал именно Оама, идет давно. Некоторые авторы искали причины мятежа в социальных явлениях, обращаясь к«классовому» подходу. Например, К. Наоки считает, что раз мятеж закончился победой мятежников и свержением императорской власти, речь должна идти о серьезном социальном фоне, который трудно объяснить только внутридворцовой борьбой за власть. Более того, он полагает, что подлинной причиной мятежа были социально-экономические причины, а борьба за наследование трона носила второстепенный характер.

Он рассматривает разные гипотезы, предлагавшиеся историками относительно этого мятежа. Так, в период от Мэйдзи до Тайсё наиболее популярной была версия, согласно которой мятеж был протестом принца Оама, направленным против радикализма императора Тэндзи. Чересчур стремительные реформы Тайка, по мнению тогдашних историков, привели к консолидации консервативных сил, недовольных реформами. Эти силы и стали опорой принца Оама.

Правда, когда принц Оама стал императором Тэмму, его политику вряд ли можно назвать консервативной. Он тоже динамично проводил реформы и создавал государство «рицурё». Например, известный японский исследователь Вацудзи Тэцуро считал Оама представителем «прогрессивного направления» в политике Японии. Он полагал, что именно император Тэндзи законсервировал реформы, милитаризировал страну, и только в результате мятежа Дзинсин принц Оама разрушил аристократические консервативные круги и восстановил идеалы Тайка. От Т. Вацудзи и пошли теории о позитивной оценке мятежа Дзинсин и его эпохальном значении(11).

Этой же точки зрения придерживался и другой известный историк Иэнага Сабуро. Еще до второй мировой войны он писал, что Оама поддерживал низшие бюрократические круги, а двор Ооми — высшие кланы. Кроме того, он указывал, что за ними стояли интересы разных слоев населения. Эта концепция объясняет многое, но стоит обратить внимание на то, что система централизованной власти, которую задумал принц Нака-но Оэ, будущий император Тэндзи, во время реформ Тайка была реализована в конце его жизни в «Коого нэндзяку».

Это было свидетельством того, что правительство Ооми все-таки проводило политику реформ. Таким образом, вряд ли можно говорить о том, что при дворе было утеряно стремление проводить реформы и там преобладали консервативные настроения.

К. Наоки подчеркивает, что довоенные авторы, в том числе Т. Вацудзи и С. Иэнага, не включали в свой анализ слои населения, стоящие ниже низкоранговых чиновников, т.е. простой народ. Этой проблемой занялись уже после второй мировой войны, в частности профессор С. Китаяма. Он полагал, что главной причиной мятежа было принципиальное противоречие между аристократией и чиновниками, с одной стороны, и производителями (т.е. гражданами) из-за тяжести налогов, а борьба за престол и противоречия между высшими и низшими чиновниками — это вторичные причины, которые долгое время гипертрофировались. Это очень важное, по мнению К. Наоки, утверждение. Дело в том, что предыдущие выводы о том, кто занимал «передовые» позиции, а кто «консервативные» в этом мятеже, базировались на противоречии: идти ли по пути создания централизованного государства, в центре которого стоял бы император, или на компромиссы с влиятельными местными домами? Поэтому К. Наоки считает, что С. Китаяма в своем утверждении, что главной причиной мятежа было противоречие между слоем правителей и управляемыми, в принципе прав(12).

Усиление налогового бремени в результате реформ вызвало рост недовольства среди народа. И это могло стать базой для внутренней борьбы. Однако народ не мог выступить самостоятельно против правительства. Если бы это произошло, императорское правительство было бы свергнуто, но этого не случилось. Было сформировано правительство императора Тэмму, и императорская система только усилилась.

Куда же было направлено недовольство народа? Местные управляющие использовали его для того, чтобы встать на сторону принца Оама. Дело в том, что главным объектом, по которому был нанесен удар центральной властью после реформ Тайка, были местные лидеры уровня «куни но мияцуко» (国造)15. Они потеряли много прав, которыми владели в качестве местных, почти независимых правителей. В результате реформ они становились просто чиновниками в подчинении присланных из центра губернаторов провинций, а после введения государственной собственности на землю и людей лишились земли, принадлежавшей им на правах собственности, и проведенная императором Тэндзи перепись окончательно закрепила это.

Центральная же аристократия благодаря тому, что стала высшим правительственным чиновничеством, вместо старых прав получила новые. Речь идет о праве на слуг, т.н. «кормовые» и т.п. А местная знать оставалась слугами центрального правительства, что было далеко от особого положения, которое она занимала раньше.

Расширение недовольства местной знати, ставшей влиятельной силой, подтверждается тем фактом, что на сторону принца Оама стали многие местные феодалы, что позволило ему в короткие сроки собрать большую армию. Однако только недовольства народа и лояльности местных аристократов было бы не достаточно для достижения конечного результата. К Оама присоединились и крупные аристократы Отомо Фукэй, поднявший войска в Ямато, Кино Омиахэмаро, главнокомандующий войск принца Оама,и др. Этого нельзя игнорировать. Конечно, их было немного, основное количество аристократов находилось при дворе в Ооми (дома Сога, Накатоми, Косэ и др.), и они проиграли вместе с императорским двором, что привело к окончательной потере их влияния.

Согласно устоявшемуся в научном мире мнению, в широком смысле этот мятеж был противостоянием высших и средних аристократов. Нельзя также игнорировать и поддержку Оама некоторыми членами императорского двора. Так, принц Курукума из Цукуси отказался выполнять приказ о мобилизации войск в пользу двора в Ооми. Кроме него местные принцы Мино, Такасаки, Вакаса и некоторые другие также встали на сторону Оама. Возможно, это было вызвано тем, что император Тэндзи назначил своим наследником сына Оотомо в нарушение традиций, что вызвало их недовольство.

Итак, если суммировать оценки социально-политических причин мятежа Дзинсин, традиционный подход к этим обстоятельствам японских историков, можно представить следующим образом. В результате социально-экономических реформ после переворота Тайка на местах росло недовольство императорским двором в Ооми, влиятельные местные дома потеряли свои особые права. Рост бремени расходов, привлечение большого количества рабочих рук для переноса столицы в Ооми, строительство замков для обороны после поражения японских войск в Корее также увеличивали недовольство этих родов.

С другой стороны, многие влиятельные дома кинайской16 аристократии в результате централизации власти получали должности при дворе и укрепляли свое лидирующее положение. Но не все аристократы, занимавшие до переворота Тайка высокие посты, смогли стать высокопоставленными чиновниками. Часть из них потеряла свои позиции и, следовательно, испытывала недовольство императорским двором в Ооми. Например, члены дома Оотомо, которые после того как на посты левого и правого министров, а также гёси тайфу (御史大夫, в дальнейшем более известным как дайнагон 大納言) никого из них не назначили, и они не вошли в число высших руководителей правительства, затаили обиду на императорский двор. Были и другие подобные роды. Видимо, недовольными были и часть родов из района Кинай, которых не устраивал перенос столицы из традиционного района Ямато в район Ооми. Были недовольные и из императорского рода тем, что была нарушена традиция назначения наследника, и тем, что назначили наследником сына императора, рожденного женщиной из провинции, и считавшие необходимым восхождение на трон принца Оама.

Существовали и другие версии, объяснявшие причины мятежа не социальными причинами., а сугубо субъективными факторами. Так, некоторые историки считали, что причина конфликта между Тэмму и Тэндзи была в споре за любовь принцессы Нукада. Была версия, представлявшая эти события как противостояние выходцев из Силла и Пэкче. Но официальная историческая школа считает такие версии маловероятными и необоснованными.

Некоторые историки проводят аналогии с историей Китая и предполагают, что Тэмму, поднимая мятеж, ассоциировал себя с основателем династии Хань, императором Гао Цзу(高祖), а принца Оотомо — с лидером династии Цинь (秦)(13)17

Эта версия большинством японских историков также не рассматривается в качестве серьезной. Но она дает нам возможность подробнее остановиться на весьма интересной, хотя и неожиданной гипотезе, предложенной непрофессиональным историком М. Идзава. Он, базируясь на широком круге исторических источников и исследованиях профессиональных историков, строит самостоятельные необычные версии различных событий в истории Японии; в частности, обратил внимание на несколько моментов в биографии императоров Тэндзи и Тэмму, которые заставили его по-новому взглянуть на мятеж Дзинсин и на всю историю Японии этого периода.

М. Идзава напоминает, что в «Анналах Японии» ситуация вокруг мятежа Дзинсин выглядит следующим образом.

1. Принц Оама — младший брат императора Тэндзи по матери, следовательно, законный наследник престола.

2. Как младший брат Тэндзи, он постоянно помогал ему в политических делах, опять же в качестве наследника.

3. Однако император Тэндзи из-за любви к своему сыну назначил его премьер-министром, поручил все дела и стал считать наследником именно его. И это, несмотря на то, что он был рожден от женщины более низкого рода из провинции. Более того, он запланировал избавиться от Оама.

4. Но принц Оама поступил разумно: отказался от сделанного Тэндзи предложения стать императором, постригся в монахи и уехал в Ёсино.

5. Тем не менее, сын Тэндзи принц Оотомо, решив убить дядю, начал собирать для этого войска, и последнему пришлось в качестве самозащиты поднять мятеж.

То есть действия принца Оама были оправданными и законными. А Тэндзи и Оотомо оказались, судя по хронике, «плохими» и «коварными». И многие современные историки придерживаются этого подхода. Но вся концепция базируется на утверждении, что Тэмму был младшим братом Тэндзи. Если этот фундамент разрушить, то рухнет тщательно возведенное здание «справедливости» действий Тэмму и его законности восхождения на трон.

М. Идзава скептически относится к официальной версии событий, предшествующих мятежу Дзинсин. Он считает, что на 90% она не соответствует истине, а оставшиеся 10% сводятся к тому, что «человек по имени Оама (имя также сомнительно), убив Оотомо, стал императором»(14). Кстати, при этом он не употребляет термина «принц крови» (синно:,. 親王) относительно Оама.

Обосновывая свою гипотезу, М. Идзава начинает рассматривать события с международной ситуации вокруг Японии и поражения японских войск в Корее, после которого император Тэндзи стал активно готовиться к отражению возможного нападения танского Китая на Японию. Он напоминает, что существовала версия о том, что даже смерть Тэндзи была вызвана страхом перед Китаем. Но эта версия ничем не подтверждается, а вот о действительных обстоятельствах его смерти известно далеко не все.

Идзава обращает внимание на тот факт, что в последние годы жизни Тэндзи активно укреплял отношения именно с Китаем, откуда прибывали посольства, и были даже возвращены 2000 японских пленных, захваченных во время сражения(15). Тем самым Китай давал понять Японии, что он готов установить союзнические отношения, чтобы вместе выступить против Силла. И здесь он ставит вопрос о том, а была ли смерть императора Тэндзи естественной? И сам отвечает, что в событиях, которые происходили в Японии с момента смерти Тэндзи до мятежа Дзинсин, «случайных элементов не было»(16).

Пройдем вслед за М. Идзава по цепочке его рассуждений, обращаясь по ходу дела и к другим источникам. В официальной истории обстоятельства смерти Тэндзи базируются на записях в «Анналах Японии». Там в свитке, посвященном императору Тэндзи, было записано: «Государь занемог... Он призвал наследного принца (Оама. — В.К.) в свои покои и рек: «Мы очень больны. Оставшиеся дела передаём тебе...» В ответ принц Оама отказался от этой чести, посоветовав императору передать трон государыне, добавив, что делами пусть занимается принц Оотомо. Сам же он уходит в монахи и уезжает в Ёсино, и государь согласился... Через несколько дней, а именно в 3-й день 12-луны государь скончался во дворце Апуми(17), а на 11-й день «временное захоронение было совершено в новом дворце»18.

Более подробно этот эпизод представлен в следующем свитке (XXVIII), который был посвящен уже императору Тэмму. Там сказано, что когда Тэндзи пригласил прикца Оама, последнего предупредили, чтобы он был осторожен в словах, что дает основания предположить, что предложение Тэндзи о наследовании было ловушкой. Оама разгадал её и тем самым спас свою жизнь, что в конечном итоге привело его на трон(18). Кстати, когда он уехал в Ёсино, В столице говорили, что «тигру приделали крылья и отпустили на волю»(19). Очень откровенное замечание...

А дальше начинается самое интересное. М. Идзава обращается к исторической хронике «Фусо рякки» (Краткие записи о Фусо 扶桑略記)19, составленной монахом Кооэн спустя 400 лет после событий. Там версия смерти императора Тэндзи представлена совершенно другим образом. Согласно этой версии «император верхом отправился в лес в районе деревни Ямасина и не вернулся. Он заехал далеко в горный лес, где и умер. В хронике указано, что смогли найти только обувь императора! Тело так и не было обнаружено. В этом районе сделали императорскую могилу. Это место находится в провинции Ямасиро, уезд Удзи, деревня Ямасина»(20). Сейчас это район современного города Киото. Представленная в хронике история полностью отличается от официальной версии смерти императора.

Итак, больной или всадник? Если второе, то может быть два варианта: несчастный случай или убийство. Если несчастный случай, то почему не нашли тела? Официальные историки игнорируют эту версию, так как считают, что «Анналы» более заслуживают доверия, как написанные по горячим следам, а хроника монаха Кооэн — спустя 400 лет после событий.

Но стоит помнить, что «Анналы Японии» были написаны под руководством принца Тонэри, сына Тэмму, и в тот момент, когда на троне находилась линия именно Тэмму, в частности императрица Гэнсё.

Ведь по большому счету мятеж Дзинсин, в результате которого принц Оама стал императором Тэмму и привел своих потомков на трон, был не чем иным, как «изменой», вооруженным мятежом. И победители стали писать историю, как это часто бывает, в свою пользу. Трудно представить, чтобы все, что там говорится о Тэмму и его делах, может соответствовать истине.

Так, в «Анналах» не указано, что Оотомо был императором. Если бы авторы признали этот факт, то мятеж Дзинсин был против законной власти, т.е. против императора. Это было бы преступлением, которое нельзя оправдать. Таким образом сторонники Тэмму хотели доказать, что это был не мятеж, а борьба двух принцев, т. е. равноправных.

Это говорит о том, что к тексту «Анналов Японии» надо относиться критически, соотнося с другими источниками. Базируясь на целом ряде фактов, в том числе и на нестыковках в текстах «Анналов», М. Идзава приходит к выводу, что Тэндзи был убит. (Он оговаривается, что авторство идеи принадлежит не ему, а местному историку из района неподалеку от Киото Ямада Манкитиро).

М. Идзава обращает внимание на то, что в«Анналах» нет указания на местонахождение могилы Тэндзи, несмотря на то, что там есть указания на места захоронения 38 императоров из 41, упомянутого в тексте20.

Но юридически могила императора Тэндзи есть. Она находится в Ямасина, где, кстати, по версии монаха Кооэн, Тэндзи и пропал без вести... По традиции членов императорского дома хоронили в районе Асука, даже императрица Саймэй, умершая на Кюсю, была похоронена там. Только могила Тэндзи находится отдельно21. По версии монаха Кооэн, это объясняется тем, что символическую могилу сделали на том месте, где нашли обувь императора.

Согласно этой хронике он верхом на лошади уехал в Ямасина на охоту и пропал без вести. Для тех, кто верит «Анналам», удивительно, что могила Тэндзи находится в Киото, хотя это была глухая провинция, с которой Тэндзи никак не был связан. Эту могилу в Ямасина называют в этом регионе не иначе, как «куцу дзука» (обувная куча)22. Все это говорит, что император был убит, тело его спрятано, и осталась только обувь, которая и была захоронена.

Есть еще один момент, связанный с могилой императора Тэндзи. В квартале Кокурё города Удзи в Киото-фу есть местечко Тэнноо (в переводе — император!). Раньше здесь стоял столб, на котором было написано «Тэндзи тэнноо». Версию о том, что здесь был похоронен император, предложил как раз местный историк Ямада Манкитиро. Он доказывает, что сюда по старым водным путям, которые не сохранились до наших дней, было доставлено тело императора, и даже построен храм. То есть речь может идти о подлинной могиле императора.

Всё это удивительно совпадает со 148-м стихом из поэтической антологии «Манъесю» (万葉集), составленной практически одновременно с «Анналами». По преданию, он был написан императрицей Ямато-химэ, женой Тэндзи:

Хотя глазам моим казаться будет,

Что ты витаешь в вышине

Над Кохата в зеленых флагах,

Но все равно наедине

Нам никогда не быть с тобою!

(Перевод А.Е. Глускиной)(21)

Здесь говорится о невозможности увидеться, так как император уехал в местечко Кохата. Комментаторы «Манъёсю» затрудняются, анализируя этот стих. Обычно его трактуют, что дух Тэндзи поднялся в горы, но вопрос, почему ему надо было забираться далеко от столицы, остается без ответа.

В комментарии к русскому изданию сказано лишь, что, хотя песня и была сложена, когда болезнь императора стала опасной для жизни, на самом деле, скорее всего она была написана уже после кончины императора и в ней отражена древняя вера в то, что душа умершего витает в небесах. М. Идзава обращает внимание на географическое название, о котором идет речь в тексте. Местечко Кохата как раз находится рядом с Ямасина, туда, по версии Кооэн, император Тэндзи отправился на охоту, и там пропал без вести. При этом допущении песня из «Манъесю» приобретает логический смысл. А вот тексты «Анналов Японии», рассказывающие о смерти Тэндзи, не могут объяснить, почему он похоронен в Ямасина и почему его дух сбился с пути.

Разумеется, многие историки не верят хронике монаха Кооэн, но он был очень авторитетным человеком, учеником основателя секты Дзё до Хоонэн, настоятелем храма Миидэра, который считается фамильным храмом Тэндзи и его сына принца Оотомо, и его труд заслуживает внимания...

Еще один момент, который учитывает М. Идзава, касается возраста императора Тэмму. Это самый принципиальный вопрос, так как официально принц Оама считался МЛАДШИМ братом Тэндзи и поэтому ЗАКОННО стал императором, по обычаю того времени. Но даже в самом авторитетном японском историческом словаре вместо года рождения у Тэмму стоит вопросительный знак(22). Такой пробел существует только у двух императоров: Сусюн, убитого в 592 г., и Тэмму. Особенно это удивительно в отношении Тэмму, ведь «Анналы» составлялись его потомками, в его же интересах, для обоснования законности его нахождения на троне. Достаточно сказать, что только Тэмму было уделено два тома «Анналов», т.е. 10% всего объема, тогда как другим императорам только по одному тому, а иногда и том на двоих... Но из этой хроники невозможно определить его возраст!

В одной из поздних хроник периода Камакурского сёгуната было указано, что в 686 г, Тэмму умер в возрасте 65 лет, но тогда он не мог быть младшим братом Тэндзи, который родился в 626 г.! Некоторые историки утверждают, что здесь произошла ошибка и он умер не в 65 лет, а в 56, но ничем не могут доказать такое предположение.

Сомнения в том, что он умер в возрасте 65 лет, высказывает и «Большой словарь истории Японии»(23)23. М. Идзава делает предположение, что, видимо, у авторов «Анналов» была причина скрывать возраст Тэмму, а, следовательно, утверждение, что он младший брат Тэндзи, неверно. В противном случае был бы логичен вопрос, почему, будучи старшим братом, Тэмму не стал императором до Тэндзи. М. Идзава объясняет это тем, что, хотя Тэмму и старше Тэндзи, он не был его старшим братом; и более того, они вообще не были братьями. Победив в мятеже Дэинсин, Тэмму дал указание написать «официальную историю», в которой его восхождение на престол было бы легитимизировано(24).

Таким образом, то, что в «Анналах Японии» не указаны местонахождение могилы императора Тэндзи и возраст императора Тэмму, дает основания М, Идзава высказать гипотезу, что, во-первых, Тэндзи был убит, и, во-вторых, Тэмму не был братом Тэндзи.

Кстати, допущение, что Тэндзи и Тэмму не были братьями, объясняет и тот факт, что четыре дочери Тэндзи, поочередно становились женами Тэмму. В истории Японии нет больше примеров, чтобы брат выдавал за брата четырех дочерей.

М. Идзава приводит еще несколько доказательств того, что Тэмму не был членом императорской семьи, а, следовательно, братом Тэндзи. В частности, он обращает внимание на историю, о которой есть запись даже в «Анналах». В хронике за 686 г. 10-го дня 6-й луны записано, что «было проведено гадание относительно причины болезни государя (Тэмму), и было определено, что она проистекает ввиду проклятия меча Кусанаги. В этот же день (меч) отослали в храм Ацута-дзиндзя в провинции Овари и поместили там»(25)24. В этой истории два удивительных момента. Первый — почему одно из священных сокровищ, символов императорской власти, стало источником болезни императора, т.е. того, кого этот меч должен был защищать? Получается, что он был не настоящим императором. Второй момент — почему эта компрометирующая Тэмму информация была помещена в «Анналах», призванных узаконить его положение? Некоторые исследователи считают, что, так как подлинник «Анналов» не сохранился, эта запись — одна из поздних вставок, сделанная противниками Тэмму. М. Идзава полагает, что эта запись могла быть сделана и авторами основного текста из-за страха перед «онрё»25.

Есть у него и другой аргумент в пользу гипотезы об отсутствии кровных связей Тэмму с Тэндзи, а, следовательно, и императорской семьей.

1024px-Sennyuji_Kyoto02bs4350.jpg

Храм Сэннюдзи (泉涌寺)

1024px-Mii-dera_Otsu_Shiga_pref01s5s4592.jpg

Миидэра (三井寺)

Храм Сэннюдзи (泉涌寺), или, как его еще называют, Митэра (御寺) в Киото был фамильным храмом императорского дома, для его членов, исповедующих буддизм. В этом храме они поклонялись духам умерших предков. Поэтому здесь находятся таблички с именами японских императоров. Но в этом храме нет дощечек с именами 7 императоров после Тэмму(26). Это говорит о том, что в храме их не связывают с императорским домом. (Этот факт даже зафиксирован в официальном буклете храма). За табличкой с именем императора Тэндзи идут таблички с именами императоров Конин и Камму. Другими словами, в отличие от официальной генеалогической линии императоров после Тэндзи: Тэмму (40-й император) —Момму (41-й) и т.д. до Сётоку (48-й), здесь после Тэндзи (38-й) сразу идут — Конин (49-й) и Камму (50-й)! Об этом стало известно только после Мэйдзи исин, когда императорский двор официально отказался от буддизма и материалы этого храма стали доступны исследователям. Интересно, что Тэмму и его линия (7 человек) были исключены и из синтоистских обрядов. Это обнаружила Комура Кэйко.

Она выяснила, что синтоистские церемонии поклонения могилам императоров (хо:хэй) в отношении представителей линии Тэмму не проводились. А это важная церемония поклонения предкам. Не понимая этого, невозможно представить правильно ход истории в Японии(27).

Согласно японским традициям, если высокопоставленных людей убивают, то должно быть место успокоения их духов. Значит, если император Тэндзи и его сын Оотомо были убиты, то традиция не должна была нарушаться. М. Идзава настаивает, что таким местом для них является известный храм Миидэра (三井寺), или, как его еще называют, Ондзёдзи (園城寺), он находится рядом с городом Ооцу

(столицей императорского двора Ооми).

Основанием для такого утверждения служит тот факт, что раньше на территории этого храма находилась могила принца Оотомо, а в конце XIX в., когда он был объявлен императором Кобун, она была выделена в отдельную территорию в качестве императорской могилы.

Вокруг этой гипотезы идут серьезные споры, и лишь недостаток места не дает возможности привести подробно позиции её сторонников и противников.

Следующим аргументом, приводимым М. Идзава в поддержку своей концепции, является утверждение, что даже 50-й император Камму признавал факт смены императорской династии. В его указе о восхождении на трон указывалось, что он получил трон от «основателя династии» Коонин, который был потомком Тэндзи26. Камму первым провел не только первую официальную церемонию после вступления на трон, которая называется «Дайдзёсай», или «Оониэ но мацури», (大嘗祭), но и церемонию «Коси", т.е. такую церемонию, которую проводит император, начинающий новую династию(28). Если бы Тэндзи и Тэмму были братьями, этого делать не было бы необходимости. Камму провел её явно с целью показать императора Коонин основателем династии, т.е. «первым поколением в династии», и отмежеваться от линии потомков Тэмму. Это очень напоминает китайскую систему «экисэй какумэй»27.

Дело в том, что, как мы уже упоминали, Оама тоже считал себя во время мятежа Дзинсин человеком, подобным китайскому императору Хань, создавшему новую династию. Возможно, это было результатом того, что Тэмму по происхождению не был представителем императорского дома, как и упомянутый Лю Бан. И, похоже, что император Камму не считал императоров от Тэмму до Сётоку законными императорами, ведь философия «экисэй какумэй» в Японии не была распространена.

Есть еще один момент. Это тайна имен императоров Тэндзи и Тэмму, разгадкой которой успешно занимался японский писатель и энциклопедист Мори Огай. Как известно, имена Тэндзи и Тэмму — это посмертные имена, их давали уже потомки. В древности такой традиции в Японии не существовало, и первые императоры не получали таких имен, их начали давать гораздо позже, когда традиция была заимствована у Китая. Мори Огай анализировал посмертные имена японских императоров в специальном исследовании и обнаружил интересную вещь. Имя императора Тэндзи состоит из двух «хороших» иероглифов «небо» и «знания», но в сочетании имя Тэндзи для знатоков несет не очень хороший смысл. Мори Огай приводит интересный эпизод из китайской истории, который позволяет установить корни этой «ловушки хорошего имени», придуманной автором посмертного имени, в которую попадают современные историки28. Он нашел в китайских хрониках упоминание, что император У (武) «успокоил страну», а его предшественник из династии Инь (殷) император Чжоу (紂), настоящее имя которого было Ди Синь, отличавшийся жестокостью и деспотизмом, украсив себя драгоценностями, совершил акт самосожжения. При этом сгорело 4 тысячи драгоценных камней, но 5 штук осталось и стали трофеями императора У. Эти камни назывались 天智玉 (т.е. тэндзи гёку). Таким образом явно просматривается намек — имя императора Тэндзи (天智玉) и название драгоценностей очень плохого императора написаны одинаковыми иероглифами. Зачем? Очень просто — император Чжоу считается самым «плохим императором» в Китае. Ассоциативная связь, типичная для Востока, должна была сработать: значит, император Тэндзи тоже плохой! Такова, видимо, логика автора посмертного имени императора Тэндзи.

Вряд ли это совпадение случайно. В Китае У-ван (武) «успокоил взбаламученный мир» и создал новую династию, т. е. был «хорошим» и, следуя философии «экисэй какумэй», уничтожил аморального правителя. Здесь просматривается параллель с императором Тэмму, (天武) вплоть до совпадения именного иероглифа, что тоже, видимо, не случайно.

Правда, в Китае У уничтожил императора Чжоу, а в официальной истории Японии написано, что император Тэндзи умер от болезни, Тэмму же довел до смерти его сына принца Оотомо. Но эта история с посмертными именами наводит М. Идзава на мысль, что скорее Тэмму сначала убил Тэндзи, и укладывается в фундамент его гипотезы.

Почему убийство? Видимо, это было связано с поражением японских войск в Корее в 663 г. После этого император Тэндзи, опасаясь китайского вторжения, решил укреплять с Тан отношения, что отвечало интересам самого Китая, который планировал разгром Силла.

Это объединение, разумеется, не устраивало Корейское государство, которое оказывалось между двумя огнями. Поэтому, скорее всего, Силла предпринимало меры, чтобы не допустить этого союза. А для этого необходимо было поколебать позиции императора Тэндзи, автора идеи союза с Китаем.

Вспомним, что в 668 г. монах Доге попытался похитить священный меч и увезти его в Корею, но его корабль был штормом прибит к берегу, и этот атрибут императорской власти возвращен в Японию, о чем упоминается в «Анналах Японии»(29). Это был год вступления на престол

Тэндзи, и он стремился поколебать авторитет императора, который в тот период планировал объединиться с династией Тан, чтобы противостоять Силла. Потом вдруг император Тэндзи умирает, и с приходом на трон Тэмму ситуация изменилась коренным образом. Япония стала дружественно относиться к Силла; тогда как в Тан не отправлялось ни единого посольства, в Силла за 14 лет было отправлено 14 посольств(30). Всё это заставляет задуматься о причинно-следственных связях. Если предположить, что Тэндзи был убит, то многое становится ясным. Отсюда М. Идзава делает предположение, что Тэмму организовал убийство Тэндзи при помощи лазутчика из Силла и силой захватил власть29. Он утверждает, что Силла было необходимо убить Тэндзи, чтобы не допустить объединения его с Тан.

Как же Тэмму, находясь в Ёсино, узнал о планах Тэндзи заключить союз с Тан? По мнению М. Идзава, рядом с Тэндэи был шпион Тэмму (Силла), и видимо, это был некто Курукума но О:кими из области Цукуси(31), высший правительственный чиновник на о-ве Кюсю (руководитель Дадзайфу). Он фактически был командующим армией на острове, предназначенной для отражения внешней агрессии. Во время мятежа Дзинсин он предал двор Ооми и перешел на сторону Тэмму, что во многом предопределило победу Тэмму. Все внешние связи Японии через Кюсю шли через него, иностранцы должны были докладывать ему о своих целях. Видимо, Тэндзи был вынужден держать в курсе своей политики по отношению к Тан такого человека на границе, а тот, в свою очередь, информировал Тэмму. Курукума был до смерти предан Тэмму и посмертно получил от императора высокий ранг, на три ступени ранговой системы выше, чем тот,который он имел.

Можно выделить три заслуги Курукума перед Тэмму: сообщение о связях Тэндзи с Тан, помощь в убийстве Тэндзи (тело императора исчезло во владениях Курукума рядом с Ямасина) и поддержка Тэмму во время мятежа Дзинсин. Удивительное совпадение...

План убийства Тэндзи, по мнению М. Идзава, строился на том, что он любил охотиться. Заговорщики планировали убить императора и скрыть его тело. Не исключено, что Тэмму сам руководил операцией убийства, а тело укрывал правитель местности поблизости, где пропал Тэндзи и где обнаружена его обувь. Кстати, возможно, что и Тэмму присутствовал при убийстве. В то время аристократы еще не были так рафинированы, как в период Нара и Хэйан. Даже Тэндзи, будучи принцем Нака-но Оэ, лично убивал Сога Ирука.

Существует гипотеза, что и Тэмму хорошо владел копьем и даже был ниндзя. Известен эпизод, когда принц Оама махал копьем на приеме во дворце, что чуть не привело к конфликту с Тэндзи...

Но кто же такой Тэмму, если М. Идзава считает, что он не был братом императора Тэндзи? На этот счет документов, заслуживающих доверия, практически нет. Поэтому М. Идзава старается логическим путем реконструировать ситуацию, исходя из версий, предложенных до него некоторыми исследователями. В любом случае это был очень влиятельный человек при дворе. Иначе Тэндзи не выдал бы за него по очереди четырех дочерей, самой известной из которых была будущая императрица Дзито. Хотя в то время не было жестких ограничений на браки между родственниками, в том числе дяди и племянницы, но четыре раза — исключительный случай! Это может служить доказательством того, что эти два человека не были родными братьями, что для Тэндзи Тэмму был очень нужным влиятельным человеком.

Исследователи выдвигали три варианта: Тэмму — выходец из Силла (предложил Сасаки Кацуаки); выходец из Когурё (предложила Комура Кэйко) и, наконец, что он сын принца Такамуку Оя-но Мико (сначала разрабатывался К.Комура, а затем развивался Оба Ивао).

Таким образом, по первым двум гипотезам Тэмму даже не был японцем. Мы не будем останавливаться на аргументации, приводимой авторами концепций, и перейдем к оценкам М. Идзава.

Он сомневается, что в VII в. корейцы могли дойти до самого верха иерархической власти в Японии. Если бы Тэмму был корейцем, это было бы отражено и в корейских материалах; корейские исследователи не упустили бы возможности написать об этом, учитывая традиционное соперничество Кореи и Японии.

Сторонники третьей версии отмечают, что мать Тэмму была во втором браке, когда родила Тэндзи. От первого мужа — принца Такамуку она якобы родила принца Канмико (китайский принц). О нем есть упоминание в «Анналах Японии», но потом принц ни разу не появлялся на исторической арене. Куда он делся? Отсюда предположение, что он и есть Оама (Тэмму), т.е. он старший брат Тэндзи по другому отцу. Именно поэтому принц Оама и брал четырех дочерей Тэндзи в жены... Но происхождение отца не давало ему права на трон, и поэтому, якобы, этот факт был скрыт. М. Идзава не согласен с этой точкой зрения: если бы Тэмму был действительно принцем Канмико, то было бы логично указать на это в «Анналах Японии», легитимизировало бы его статус претендента на трон как потомка принца.

По его мнению, он мог быть сыном императрицы Саймэй, до того как она стала императрицей, но его отец не давал никаких прав на трон, так как, скорее всего, был выходцем из Силла. Позже она вышла замуж за принца Томари, он стал императором, а после его смерти она сама взошла на трон. Но Оама до мятежа Дзинсин не был принцем, и представление его в этом качестве произошло уже после победы, чтобы обосновать для потомков его восхождение на трон. На этот вывод М. Идзава наводит и то, что императрица Дзито, его жена, не пускала на трон его детей, рожденных от других женщин, так как в этом случае императорская династия лишилась бы подлинной императорской крови, которая сохранялась в детях Дзито.

Таким образом, гипотеза, предложенная М. Идзава, идет вразрез с традиционной версией событий в истории Японии в VII в. Разумеется, она не поддерживается большинством профессиональных историков. В то же время ей нельзя отказать в стройности и логичности. Она базируется на тех моментах, которые не укладываются в официальную версию, и объясняет их. Следовательно, уже поэтому она заслуживает внимания.

Предположение, что мятеж Дзинсин был не чем иным, как сменой императорской династии (экисэй какумэй), вполне корректно, но требует дальнейших исследований. И если будут найдены другие объяснения тех «нестыковок» официальной версии, то от гипотезы М. Идзава можно будет отказаться, а пока она заставляет думать...

КОММЕНТАРИИ (цифры без скобок)

1. Переворотом Тайка называют события 645 г., после которых с политической арены был устранен род Сога, планировавший монополизировать власть в своих руках, а на престол вступил император Котоку и в стране начался ряд социально-экономических реформ.

2. Мятеж получил название по циклическому знаку этого года в 60-летнем цикле китайского календаря. В Японии в то время было принято также вести летоисчисление по годам правления императора, поэтому 672 г. в древних исторических хрониках часто называют первым годом Тэмму.

3. Так, М. Воробьев уделил этому событию всего несколько строк, не вдаваясь в детали, аналогично подошел к нему и С.С. Пасков (См. сноска 1).

4. Подробно история изучения этой проблемы представлена в работе Хосино Рёсаку. Дзинсин но ран. Кэнкю си. (Мятеж Дзинсин. История исследования). Токио, 1993. В приложении приводится список публикаций, изданных в Японии по этому вопросу в период с 1945 по 1976 г. Этот перечень составил 11 страниц убористого текста.

5. В некоторых отечественных работах его имя представлено как император Тэнти, т.е. второй иероглиф читается по основному чтению (например, у М. Воробьева). Однако во всех японских словарях и хрониках его имя читается как Тэндзи. В то же время в издании общества Минсюдосикай «Мисасаги» («Императорские могилы»), вышедшем в 1988 г., его имя записано как Тэнти.

6. Трон тогда занимала императрица Саймэй, мать Нака-но Оэ, но всеми политическими делами ведал принц.

7. Интересно, что в это время наследный принц королевства Пэкче находился в Японии и после захвата китайскими войсками короля Пэкче он стал знаменем освободительного движения в Пэкче. В конце концов, японский императорский двор назначил его «королем Пэкче» и вместе с армией отправил на материк.

8. Главной причиной поражения японской армии было низкое качество флота. Известно, что до второй половины XIX в. японский флот не одержал ни одной победы в морских сражениях.

9. Это были гигантские сооружения. В частности, остатки первого, которое представляло собой сооружение длиной 1,2 км и высотой 14 м в виде заросшей лесом дамбы, пересекающей всю равнину от побережья до Дадзайфу, сохранились до сих пор.

10. Это действие иногда также рассматривают как приготовление к войне с Тан в случае её агрессии, чтобы иметь представление о возможностях мобилизации. В истории Японии перепись известна под названием «Коого нэндзяку» 庚午年籍, т.е. перепись года Кого (циклический знак). Она стала первой переписью такого рода в Японии.

11. Рицурё — это традиционное название системы Японского государства в период VII—XI вв., основанной на кодексе законов, административного (рицу) и уголовного (ре) права. Говоря современным языком — это «правовое государство». Термин широко употребляется в японской исторической литературе.

12. В «Анналах Японии» не записано, что Оотомо после смерти отца стал императором, но в период Хэйан (IX—XI вв.) появились материалы, в которых указывалось, что принц Оотомо все-таки вступил на престол, а в «Истории Великой Японии», подготовленной в период Токугава, уже категорично говорилось, что Оотомо был императором. В период Мэйдзи в 1870 г. принц Оотомо официально был объявлен 39-м императором Кобун (弘文). Есть мнение, что авторы «Анналов Японии» специально скрыли факт вступления Оотомо на престол.

13. В «Большом словаре истории Японии» указан возраст Оама 42 г. на тот момент, но отмечено, что это предположительно. Этот факт весьма примечателен и к нему мы тоже еще вернемся.

14. В «Анналах Японии» записано: «Все сановники пребывали в страхе, столица трепетала. Одни намеревались бежать в восточные провинции, другие хотели скрыться в горах и болотах...».

15. Куни но мияцуко — в древней Японии местные управляющие, назначаемые двором Ямато, до реформ Тайка. Обладали большой самостоятельностью.

16. Кинай — район Японии вокруг древних столиц Асука, Нара Хэйан, в него обычно включают 5 провинций — Ямато, Ямасиро, Кавати, Сэццу, Идзуми.

17. О том, что Оама ассоциировал себя с этим героем китайской истории, говорит и тот факт, что его войска во время мятежа Дзинсин подняли, как и армия Гао, красные знамена и имели красные повязки. Настоящее имя Гао-Цзу было Лю Бан (247—195 гг. до н.э.), он родом не из императорского дома, а из семьи зажиточного землевладельца и титул императора принял только после разгрома династии Цинь, Возможно, это обстоятельство также имеет значение для решения проблемы, связанной с происхождением Тэмму.

18. Причем дворец не указан, а в комментариях к русскому изданию переводчик пишет, что постоянное захоронение было сделано в Ямасина, не объясняя причин этого, хотя Ямасина находится на значительном расстоянии от дворца, где умер Тэндзи.

19. В древнем Китае Японию называли Фусо (по моему правильнее Фусан - прим. Saygo). Это слово означало священное дерево, которое растет за восточным морем, где восходит солнце.

20. Дзито, 41-я императрица, последняя, о ком есть записи в«Анналах Японии», была еще жива; принца Оотомо стали считать 39-м императором Кобун только с 1870 г.; остается только Тэндзи!

21. В специальном издании «Мисасаги» («Императорские могилы»), которое вышло в 1988 г., указано, что могила Тэндзи (Тэнти) находится в Ямасина; при этом о причинах смерти императора вообще ничего не говорится...

22. В «Большом словаре истории Японии» указано, что на могиле стоит камень, который называется «куцу иси» (камень фундамента), и делается предположение, что на могиле было сооружение для ритуалов. Но иероглиф куцу означает«обувь», и это наводит на мысль, что гипотеза Кооэн имеет под собой основания.

23. В некоторых комментариях к «Анналам Японии» пишут, что Тэмму родился в 631 г., но ничем не доказывают эту версию. Есть и попытки объяснить эту ситуацию увеличением возраста Тэндзи. К. Наоки, например, пишет, что император Тэндзи умер от болезни 3-го числа12-го месяца в столице Ооцу в возрасте 46 лет (как указано в «Анналах») При этом он оговаривается, что есть еще версия, что ему было 58 лет, правда, не мотивируя, откуда она появилась. (Наоки К. Указ. соч. С.322).

24. Он и раньше находился там, но после попытки похищения его монахом Доге в 667 г. он снова был помещен в императорский дворец. Монах пытался увезти его в Корею, но непогода прибила его корабль к японскому берегу.

25. Онрё — это по японским преданиям, «мстительные духи» невинно убитых людей, преследовавшие своих обидчиков в живом мире. Их необходимо умиротворять, чтобы избежать мести. Для этого обычно строили храмы или находили другие способы. Вера в «онрё» играла сильную мотивирующую роль в поведении людей в то время.

26. Император Коонин был прямым потомком императрицы Дзито, родной дочери императора Тэндзи, т. е. кровным потомком Тэндзи.

27. Экисэй какумэй — древняя китайская политическая идея, согласно которой, если правитель страны плохо выполняет свои обязанности и аморален, правильным будет его заменить на морального правителя, т. е. сменить династию. Эта философия часто служила основанием для смены династий в Китае.

28. По традиционной версии это делал в период Нара аристократ Ооми но Мифунэ, который дал посмертные имена императорам от Дзимму до Сётоку, как пишет «Продолжение Анналов Японии». Но М. Идэава не согласен с этим утверждением, так как Ооми но Мифунэ — потомок Тэндзи, и он не мог придумать для своего предка «плохое имя».

29. О том, что лазутчики из Силла проникали в Японию, есть запись и в «Анналах Японии» за 601 г., да и монах Доге, похитивший меч, по мнению многих историков, работал на Силла, хотя его происхождение не установлено.

ПРИМЕЧАНИЯ (цифры в скобках)

1. См., например: Воробьев М.В. Япония в III—VII вв. М., 1980; Конрад Н. И. Избранные труды. История. М., 1974; Кожевников В. В. Очерки древней истории Японии. Владивосток, 1998; Пасков С.С. Япония в раннее средневековье. VII—XII вв. М., 1987; Попов К.Л. Законодательные акты средневековой Японии. М., 1984; Толстогузов А.А. Очерки истории Японии. VII—XIV вв. М., 1995 и др.

2. Идзава М. Рэкиси фусиги моногатари(Удивительные повести об истории). Токио, 1997. С. 16.

3. Амино Ёсихико. Нихон сякай но рэкиси. (История японского общества). Токио, 1997. Т. 1С. 100.

4. Подробно см.: Наоки К. Кодай кокка но сэйрицу (Формирование древнего государства) // Нихон но рэкиси. (История Японии). Токио, 1983. Т.2 С. 258—270.

5. Амино Ёсихико. Нихон сякай но рэкиси. С. 101.

6. Идзава М. Рэкиси фусиги моногатари. С. 16.

7. Кокуси дайдэитэн (Большой словарь истории Японии). Токио, 1994. Т. 7. С. 857.

8. Там же. С. 858.

9. Наоки К. Кодай кокка ноЪйрицу. С. 315.

10. Там же. С. 333.

11. Там же. С. 334—335.

12. Там же. С. 335.

13. См. : Кокуси дайдзитэн... Т. 7. С. 859; Ёсида Такаси. Нихон но тандзё(Рождение Японии). Токио, 1997. С.108—109.

14. Идзава М. Рэкиси фусиги моногатари. С.22.

15. Идзава М. Гякусэцу но нихон си(Парадоксальная история Японии). Токио, 1998. Т.2. С.319—320.

16. Идзава М. Рэкиси фусиги моногатари. С. 19.

17. Нихон секи. Анналы Японии. СПб., 1997. Т.2. С.205.

18. Там же. С. 208.

19. Идзава М. Гякусэцу но нихон си. С. 210.

20. Там же. С. 211.

21. Манъёсю. М., 1971.С. 123.

22. Кокуси дайдзитэн. Т.9. С. 1030.

23. Там же.

24. Идзава М. Гякусэцу но нихон си. С. 244—245.

25. Нихон секи. Т.2 С. 263.

26. Идзава М. Гякусэцу но нихон си. Т.2. С.259—260.

27. Там же. С. 261.

28. Там же. С. 267.

29. Нихон секи.. Т.2 С.200.

30. Идзава М. Гякусэцу но нихон си. С. 319—320.

31. Там же. С. 325.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Трудности перевода
      Руджиери о русском войске. Итальянский текст. Польский перевод. Польский перевод скорее пересказ, чем точное переложение.  Про коней Руджиери пишет, что они "piccioli et non molto forti et disarmati"/"мелкие и не шибко сильные и небронированне/невооруженные". Как видим - в польском тексте честь про "disarmati" просто опущена. Далее, если правильно понимаю, оборот "Si come ancora sono li cavalieri" - "это также [справедливо/относится] к всадникам". Если правильно понял смысл и содержание - отсылка к "мало годны для войны", как в начале описания лошадей, также, возможно, к части про "disarmati".  benché molti usino coprirsi di cuoi assai forti - однако многие используют защиту/покровы из кожи весьма прочные. На польском ничего похожего нет, просто "воины плохо вооружены, многие одеты в кожи". d'archi, d'armi corte et d'alcune piccole haste - луки, короткое оружие и некоторое количество коротких гаст.  Hanno pochi archibugi et manco artigliarie, benche n `habbiano alcuni pezzi tolti al Rè di Polonia - имеют мало аркебуз и не имеют артиллерии, хотя имею несколько штук, захваченных у короля Польши.   Описание целиком "сказочное". При этом описание снаряжения коней прежде людей, а снаряжения людей через снаряжение их животных, вместе с описание прочных доспехов из кожи уже было - у Барбаро и Зено при описании войск Ак-Коюнлу. ИМХО, оттуда "уши" и торчат. Про "мало ружей" и "нет артиллерии" для конца 1560-х писать просто смешно. Особенно после Полоцкого взятия 1563 года. Описание целиком в рамках мифа о "варварах, которые не могут иметь совершенного оружия", типичного для Европы того периода. Как видим - такие анекдоты ходили не только в литературе, но и в "рабочих отчетах" того периода. Вообще отчет Руджиери хорош как раз своей датой. Описание польского войска можно легко сравнить с текстом Вижинера. Описание русского - с текстом Бельского и отчетом Коммендоне после Уллы, молдавского - с Грациани, Вранчичем и тем же Бельским. Они все примерно в одно время написаны.  И сразу становится видно, что описания не сходятся кардинально. У Руджиери главное оружие молдаван лук со стрелами. У Грациани и Бельского - копье и щит. У Бельского русское войско "имеет оружия достаток", Коммендоне описывает побитую у Уллы рать как "кованую" и буквально груды металлических доспехов в обозе. 
    • Тактика и вооружение самураев
      Ви хочете денег? Их надо много, а читать все - некогда. Результат "на лице". А для чего, если даже Волынца читают?  "Кому и кобыла невеста" (с) Я его перловку просто отмечаю, как факт засорения тем тайпинов, Бэйянской клики и т.п., которые заслуживают не его "талантов". А читать - после пары предложений начинает тошнить. Или свежепридуманные. Или мог пользоваться копией там, где музей пользовался оригиналом. Мы не знаем.
    • История военачальника Гао Сяньчжи, корейца по происхождению, служившего империи Тан
      Занятно, получается, что Ань Сышунь -- брат Ань Лушаня?! Чжан Гэда Пожалуйста, переведите окончание цз. 135 "Синь Тан шу" , там последние дни Гао Сяньчжи, но с прямой речью персонажей, сложно разобрать:    初,令誠數私於仙芝,仙芝不應,因言其逗撓狀以激帝,且云:「常清以賊搖眾,而仙芝棄陝地數百里,朘盜稟賜。」帝大怒,使令誠即軍中斬之。令誠已斬常清,陳屍於蘧祼。仙芝自外至,令誠以陌刀百人自從,曰:'大夫亦有命。」仙芝遽下,曰:「我退,罪也,死不敢辭。然以我為盜頡資糧,誣也。」謂令誠曰:「上天下地,三軍皆在,君豈不知?」又顧麾下曰:「我募若輩,本欲破賊取重賞,而賊勢方銳,故遷延至此,亦以固關也。我有罪,若輩可言;不爾,當呼枉。」軍中咸呼曰:「枉!」其聲殷地。仙芝視常清屍曰:「公,我所引拔,又代吾為節度,今與公同死,豈命歟!」遂就死。
    • Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая
      Однако, захватывал Дэн Цзылун боевых слонов, согласно Мин ши-лу:  "12 год Ваньли, месяц 3, день 12 (22 апреля 1584) Министерство Войны/Обороны/ снова представило на рассмотрение записку/доклад/ Лю Ши-цзэна: "Генг-ма разбойник Хань Цянь (альт: Хан Чу) много лет выказывал свою преданность Мин и набирал войска не взирая на ограничение. Тогда помощник регионального командующего Дэн Цзылун взял в плен 82 разбойника, обезглавил 396 и захватил свыше 300 зависимых/подчинённых, иждевенцев/ от разбойников и около 100 боевых слонов, лошадей и быков. Взятые в плен разбойники должны быть казнены и их головы выставлены как предупреждение". Это было утверждено." Чжан Гэда Спасибо! что подсказали. Вот здесь нашёл: http://epress.nus.edu.sg/msl/reign/wan-li/year-12-month-3-day-12  
    • Тактика и вооружение самураев
      Все-таки и англоязычных материалов несколько больше, чем упомянуто в книге. Тут можно привести пример А. Куршакова. Скорее всего так. Просто чтобы написать про Нобунагу в 1575-м году "мелкий дайме" - нужно просто не знать историю Сэнгоку. На указанный период он самый могущественный дайме Японии. Который кратно превосходил в ресурсах Кацуери. Не, даже вспоминать не хочу. У меня после вот этого  (с) А.Волынец никаких сил читать им написанное нет. Да и времени с желанием. При этом вполне приличные люди, когда указываешь на такое, отвечают, что это "мелкие огрехи и каких-то принципиальных различий с текстами Багрина/Нефедкина/Зуева у Волынца нет, хороший научпоп". Подписи по тем же доспехам Иэясу я брал из официальной презентации к музейной выставке. Откуда они у автора - не знаю. Но вполне допускаю, что он мог и более свежие данные приводить. К примеру, доспех с пулевыми отметинами подписан принадлежащим не самому Иэясу, а одному из его сыновей. 
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Автор: foliant25
      Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Просмотреть файл PDF, Сканированные страницы + оглавление

      "Хэйхо Кадэн Сё -- Переходящая в роду книга об искусстве меча", полный перевод которой составляет основу этой книги, содержит наблюдения трёх мастеров меча: Камиидзуми Хидэцуна (1508?-1588), Ягю Мунэёси (1529-1606) и Ягю Мунэнори (1571-1646), сына Мунэёси.
      В Приложении содержатся два трактата ("Фудоти Симмё Року -- Тайное писание о непоколебимой мудрости" и "Тайа ки -- Хроники меча Тайа") Такуан Сохо (1573-1645).
      Старояпонский текст оригинала переведён Хироаки Сато (Сато Хироаки) на английский (добавлены предисловие и примечания) и издан в 1985 году, и с этого английского Никитин А. Б. сделал русский перевод.
      Автор foliant25 Добавлен 27.04.2018 Категория Япония
    • Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Автор: foliant25
      PDF, Сканированные страницы + оглавление

      "Хэйхо Кадэн Сё -- Переходящая в роду книга об искусстве меча", полный перевод которой составляет основу этой книги, содержит наблюдения трёх мастеров меча: Камиидзуми Хидэцуна (1508?-1588), Ягю Мунэёси (1529-1606) и Ягю Мунэнори (1571-1646), сына Мунэёси.
      В Приложении содержатся два трактата ("Фудоти Симмё Року -- Тайное писание о непоколебимой мудрости" и "Тайа ки -- Хроники меча Тайа") Такуан Сохо (1573-1645).
      Старояпонский текст оригинала переведён Хироаки Сато (Сато Хироаки) на английский (добавлены предисловие и примечания) и издан в 1985 году, и с этого английского Никитин А. Б. сделал русский перевод.
    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Просмотреть файл Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома 
      Автор foliant25 Добавлен 30.04.2018 Категория Китай
    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома 
    • Berry M.E. Hideyoshi
      Автор: hoplit
      Просмотреть файл Berry M.E. Hideyoshi
      Berry M.E. Hideyoshi. Harvard University Press, 1982. 
      Автор hoplit Добавлен 28.04.2018 Категория Япония