Сапрыкин Д. А. Формирование системы местного самоуправления Японии в эпоху Мэйдзи (1868-1911)

   (0 отзывов)

Saygo

Менее чем за 100 лет Япония прошла уникальный путь развития от военно-феодальной деспотии до современного государства. В настоящее время уровень дохода на душу населения в Японии - один из самых высоких в мире, а система местного самоуправления - одна из самых эффективных. При этом органы местной власти играют важнейшую роль в системе государственного управления, осуществляя контроль над расходованием 70% средств публичных органов власти. Исходной точкой формирования как государственного управления, так и местного самоуправления современного типа в Японии принято считать буржуазную революцию Мэйдзи 1868 г. Однако созданная в стране система местного самоуправления также интересна и тем, что базируется не столько на формальном копировании западного опыта, сколько на эффективной адаптации западных моделей к местным реалиям.

 

К революции Мэйдзи в Японии практически повсеместно существовали определенные механизмы общинного, прежде всего деревенского, самоуправления. Однако в условиях военно-феодального строя они не могли быть развитыми и создавались исключительно для решения конкретных утилитарных задач по регулированию жизни сельских или ремесленных сообществ. В каждой общине был сформирован свой собственный уникальный механизм самоуправления, и каждая деревня имела собственную схему распределения имевшихся незначительных полномочий среди старейшин. Причем отличия существовали не только в рамках отдельных регионов - даже в соседних селах одного региона объем должностных полномочий отличался практически повсеместно. Поэтому курс на изучение опыта государственного управления крупнейших мировых держав, провозглашенный властями Японии после революции Мэйдзи, потребовал создания принципиально новой, унифицированной, системы местного самоуправления, которая бы отвечала современным потребностям государства, традиционно обеспечивая мобилизацию для нужд армии, общественный порядок и сбор налогов.

 

Blueprint_of_the_Dajokan_Building.jpg
Дайдзёкан (Палата большого государственного совета)
%D0%94%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B7%D1%91%D0%BA%D0%B0%D0%BD_%D0%B2_1868_%D0%B3.png
Структура Дайдзёкан в 1868 году
1280px-Chih%C5%8Dkan_%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D1%8B_1868.png
Структура региональных правительств в Японии согласно указу Сэйтайсё
1280px-Kenpohapu-chikanobu.jpg
Провозглашение Конституции Мэйдзи. Тоёхара Тиканобу, 1889
1280px-Adachi_Gink%C5%8D_(1889)_View_of_the_Issuance_of_the_State_Constitution_in_the_State_Chamber_of_the_New_Imperial_Palace_(cropped_and_rotated).jpg
Оно же. Адаси Гинко, 1889
1280px-Imperial_Procession_throught_the_Streets_after_the_Ceremony_of_the_Promulgation_of_the_Constitution.jpg
Императорский кортеж во время провозглашения Конституции. Тоёхара Тиканобу, 1889
Haihan_uk_chiken1.jpg
Зачитывание указа о преобразовании ханов в префектуры (хайхан-тикэн)
The_First_Japanese_Houses_of_Parliament.jpg
Первый парламент Японии, 1915
Japanese_House_of_Peers.jpg
Трон императора в Верхней палате, 1915
Japanese_Parliament_in_session.jpg
Сессия в парламенте, 1915
The_Japanese_Parliament.jpg
Открытие японского парламента 29 ноября 1890 года

 

Для создания новой системы централизованного управления потребовалось в первую очередь отменить старое административно-территориальное деление страны на полунезависимые земли кланов во главе с феодальными князьями (даймё). Еще 1868 г., во время гражданской войны босин, императорское правительство переименовало подконтрольные сторонникам сёгуна стратегически важные районы в фу (городские префектуры), а все остальные территории - в кэн (сельские префектуры). Территории кланов, воевавших за императора, в знак признания их вклада в победу некоторое время не переименовывались. Однако уже в 1869 г. правительство перенесло столицу в Эдо, переименовав его в Токио, и нашло компромиссный вариант, который должен был устроить даже самых ортодоксальных приверженцев традиций. Четыре основных клана, поддержавших реставрацию монархии - Сацума, Тёсю, Тоса и Хидзэн, - подали императору петицию [Yamaguchi, 1964] с просьбой принять их земли и людей, “по праву принадлежавших императору”, для их дальнейшего должного перераспределения (хансэки хоокан).

 

Таким образом, система распределения земельных наделов в эпоху Тогугава / Эдо была признана устаревшей, а правительство стало требовать таких же петиций от всех остальных кланов. 25 июля 1869 г. императорский двор официально принял земли своих подданных, после чего даймё получили государственную должность “губернатора своих земель” (тихандзи) и регулярное жалованье (кароку), компенсировавшее их прежние доходы. Однако князья лишились привилегии передавать свою должность по наследству и права оставлять себе все собранные налоги. Теперь князь мог оставлять на собственные нужды не более 10% собранных налогов [Jansen, 2000, p. 344-345].

 

Это разделяло личные средства князей и средства клана, а также фактически уравнивало статус князя и его самураев. Даймё по-прежнему оставались на своих местах, не изменялись и военные обязанности кланов по защите страны и императора, а также система сбора налогов с земель кланов - уровень налогов остался таким же, как в эпоху Эдо. Однако такие половинчатые меры привели только к волнениям как среди крестьян, которые теперь не понимали, кому они должны подчиняться, так и среди рядовых самураев, которые не понимали, кто им теперь платит жалованье. Против реорганизации военной системы кланов выступали и многочисленные вооруженные формирования самураев клана Тёсю.

 

В результате правительство приняло решение полностью отказаться от идеи сохранения кланового деления территории страны, что и было сделано в июле 1871 г. “Губернаторы своих земель” были вызваны к императору, и тот издал указ, согласно которому на землях феодальных кланов были созданы префектуры (хайхан-тикэн), создавшие “скелет” новой системы местного самоуправления. Все бывшие даймё лишились титула “губернатора своих земель” и были отправлены в отставку - им было дано указание переехать в Токио на постоянное место жительства и выделена щедрая пенсия от государства. В целом отход князей от власти прошел очень мирно - центральное правительство приняло на себя все долговые и другие неурегулированные обязательства бывших кланов, если таковые имелись, а многие чиновники бывших кланов были приняты на работу в аппарат центрального правительства.

 

Новые главы городских территорий (футидзи) и префектур (кэнрэй) теперь назначались из центра. Что же касается организационно-территориального деления государства, то сначала планировалось выделить в отдельную территорию о. Хоккайдо (до), создать три городские территории (фу) (Токио, Осака и Киото) и 302 префектуры (кэн) (по количеству земель кланов), но уже к концу 1871 г. схема была упрощена до одного до, трех фу и 72 кэн. К 1888 г. количество префектур уменьшилось до 43, и эта схема 1-3-43 сохранилась до конца Второй мировой войны. В 1943 г. статус Токио будет повышен с фу до уровня столичной префектуры (то). Таким образом, правомерно утверждать, что созданное в 1888 г. административно-территориальное деление страны (то-до-фу-кэн) без видимых изменений существует до сих пор.

 

В 1871 г. центральное правительство поддержало создание на нижних уровнях управления - поселков и деревень - местных советов, из которых часто выдвигались депутаты префектурных собраний. Местные советы получили право проводить дебаты, но не получили законодательных полномочий. Тем не менее они играли важную роль “предохранительного клапана, выпускающего пар недовольства”, но не имеющего возможности поставить под сомнение авторитет центрального правительства.

 

9 апреля 1872 г. правительство ввело в стране систему “больших и малых районов” (дайку-сёоку-сэй). Ниже уровня префектур вводились большие районы, которые, в свою очередь, разбивались на малые. Этот указ отменял существовавшие в эпоху Эдо должности старост (сёя, нануси, тосиёри) и вводил вместо них должности глав районов и их заместителей, которых назначал глава префектуры. Главы префектур назначались центральной властью, причем не постановлением парламента, а указом императора, что указывает на то, что органы местного самоуправления в то время считались структурами имперского правительства. Вопросы “внедрения элементов демократии” (выборы и другие вопросы местного самоуправления) были отнесены к ведению министерства внутренних дел, созданному в 1873 г. Кроме того, функции министерства включали в себя: наблюдение за людьми и контроль за перемещением лиц (полиция, внутренняя безопасность), заботу о людях (трудовые отношения, пенсии и пособия, образование), а также содержание дорог, портов и другой инфраструктуры [Akizuki, 2001, p. 2].

 

Однако вскоре выяснилось, что схема упрощенного деления страны на “большие и малые районы” не работала - она никак не учитывала индивидуальных особенностей “районов” и полагалась только на указания сверху. Поэтому в 1878 г. были приняты “Три новых закона о регионах” (тихоо-сансимпоо), которые включали в себя Закон о введении системы уездов, управ, городов и деревень, Правила созыва префектурных собраний и Правила сбора региональных налогов. В том же году, но позже правительство отдало распоряжение об учреждении системы чиновников в префектурах и крупных городах, а еще через два года был принят Закон о созыве местных собраний в управах, небольших городах и селах.

 

Первый из “Трех новых законов о регионах” - Закон о введении системы уездов, управ, городов и деревень 1878 г. включал в себя шесть пунктов. Он отменил схему деления страны на “большие и малые районы” и вместо них восстановил систему уездов, управ, городов и деревень (п. 1). Уезды, управы, города и деревни сохраняли свои названия и границы, существовавшие в эпоху Эдо (п. 2). Уезды вводились там, где возникала необходимость разделения на более мелкие административные единицы слишком обширных территорий (п. 3). Вводилась должность главы уезда (п. 5, ч. 1), который в некоторых случаях, если уезды были слишком мелкие, мог возглавлять сразу несколько уездов (п. 5, ч. 2). Там, где население было избыточным, уезды делились на управы. Управы также вводились в местах с высокой плотностью населения, где уездов не было (п. 4). Токио был сразу поделен на 15 управ, а на Хоккайдо две управы были учреждены в 1879 г. Вводилась должность главы управы (п. 5). На уровне небольших городков и сел появилась должность главы местной администрации, которому разрешалось управлять несколькими населенными пунктами. Если на территории управы находились небольшие городки и села, то главе управы разрешалось совмещать свою должность с должностью главы местной администрации (п. 6).

 

До появления в 1878 г. Правил созыва префектурных собраний некоторые губернаторы уже созывали собрания местных представителей в качестве неофициального совещательного органа, однако такие собрания не имели юридической базы для существования. Поэтому принятие Правил одновременно считают отправной точкой японского парламентаризма и создания системы выборов на основной территории Японии. Правила не распространялись на Окинаву и территорию о. Хоккайдо.

 

Согласно Правилам, цель созыва собраний крупных городов и префектур - определить расходную часть бюджета и способы получения средств для этого (п. 1). Собрание созывалось раз в год на плановую сессию, однако допускались и чрезвычайные созывы (п. 2). Подробный регламент определялся самим собранием и утверждался губернатором (п. 9). Депутаты префектурных собраний избирались путем открытых выборов по квоте максимум пять человек от каждого уезда или управы (п. 10). Депутаты должны были быть мужчинами старше 25 лет, прожившими в этой префектуре не менее трех последних лет и уплачивавшими земельный налог не менее 10 иен (п. 13). Право избирать депутатов получили мужчины старше 20 лет, проживавшие в этом уезде или управе и уплачивавшие земельный налог не менее пяти иен (п. 14).

 

Правила сбора региональных налогов 1878 г. определили виды налогов, которые могли собирать власти крупных городов и префектур, а также расходные статьи, которые должны были покрываться за счет местных налогов. К местным налогам отнесли налог на землю и налог на предпринимательскую деятельность (п. 1).

 

В 1885 г., когда правительство приняло форму кабинета министров, император издал указ о введении в стране системы региональных чиновников (тихокан-кансэй), чтобы органы государственной власти на местах действовали параллельно с органами местного самоуправления. Одновременно правительство стало разрабатывать целых четыре закона о местном самоуправлении, которые назывались сисэйхо (Закон о создании системы крупных городов), тёсонсэйхо (Закон о создании системы городов и деревень), фукэнсэйхо (Закон о создании системы городских территорий и префектур) и гунсэйхо (Закон о создании системы уездов) и учреждали соответственно: систему крупных городов (сисэй), систему городов и деревень (тёсонсэй), систему городских территорий и префектур (фукэнсэй) и систему уездов (гунсэй).

 

Первые две системы были учреждены в 1888 г. одним законом, а две другие - отдельными законами в 1890 г. В 1911 г. было принято решение о выделении в два отдельных закона правовой базы системы крупных городов и системы городов и деревень, а в 1921 г. была упразднена и система уездов, но в целом три вышеуказанных закона из четырех оставались в силе до конца Второй мировой войны.

 

Закон о системе городских территорий и префектур 1890 г. отменил действие Правил созыва префектурных собраний 1878 г. Правила сбора региональных налогов 1878 г. остались в силе до 1926 г., а положения Закона 1878 г. о введении системы уездов, управ, городов и деревень постепенно стали приводить в соответствие с требованиями указанных четырех законов о местном самоуправлении, что и было сделано повсеместно к 1900 г.

 

Необходимо подчеркнуть, что система региональных чиновников по указу императора 1885 г. вводилась “для осуществления административных и полицейских функций” и получила реальные полномочия исполнительной власти на местах. В отличие от нее четыре закона скорее обозначили исходный рубеж появления местного самоуправления современного типа, впервые обеспечив местные органы власти серьезным законодательным закреплением. С тех пор отношения между центральным правительством и местными органами власти строились на основе вышеупомянутых двух документов: четырех законов о местном самоуправлении и указа императора о создании системы региональных чиновников. Это означало, что внутри системы государственного управления формально были сформированы местные органы власти, но курс их развития определяло центральное правительство. Так, согласно положениям четырех законов о местном самоуправлении все виды административных образований определялись как местные самоуправления, обладавшие силой юридических лиц и соответствующими полномочиями. Но при этом территории крупных городов и префектур (фу и кэн) однозначно представлялись единицами государственного управления, тогда как города, поселки и села (си, тё и сон) обладали более развитым местным самоуправлением [Мацудзато, 1998, с. 54]. По крайней мере, ниже уровня префектур главы местных органов власти были выборными. Важную роль играли и исторически сложившиеся традиции в рамках прежде всего деревенского самоуправления - взаимодействия населения со старостами, многие из которых сохранили свои посты и после революции Мэйдзи.

 

Главы сел и деревень избирались собраниями народных представителей, эта должность была почетной и неоплачиваемой. Сами народные представители избирались в ходе прямого голосования населением с правом голоса. Голосовать имели право только мужчины, платящие не менее 2 иен государственных налогов (земельный и подоходный). Мэры городов назначались министром внутренних дел из числа кандидатов, предложенных городской думой. При этом за управление городским хозяйством отвечал коллективный орган - городской совет (“собрание советников” сисандзикай), а в крупных городах (фу) региональные чиновники, назначенные центральным правительством, совмещали в своем лице должности губернаторов в системе местного самоуправления с должностями мэров этих городов. Так что Токио, Осака и Киото получили реальное право на местное самоуправление только в октябре 1898 г., когда такое совмещение должностей было запрещено, и к закону о системе городских территорий и префектур были приняты соответствующие поправки.

 

Губернаторы фу и кэн, которые, как записано в Законе о системе городских территорий и префектур 1890 г., “управляют и выступают от имени фу и кэн”, согласно указу императора 1885 г. являлись представителями центрального правительства на местах, которых император назначал вместе с командой чиновников. Фактически администрации фу и кэн занимались только теми вопросами, решение которых было доверено центральной властью губернатору как своему представителю. Но собственных средств префектур не хватало даже на них, поэтому в финансовом отношении префектуры были полностью зависимы от центра. Надзор за деятельностью губернаторов по вопросам, касавшимся кадровой политики и организационной структуры местных органов власти, осуществляло министерство внутренних дел. Оно же контролировало уровень компетентности всех министров, имеющих отношение к осуществлению различных полномочий в сфере управления. Собрания народных представителей фу и кэн состояли из местных зажиточных граждан, часто представлявших могущественные кланы. Формально собраниям было дано право утверждать доходную и расходную часть бюджета, но в реальности единственное, что они могли делать, - это соглашаться нести расходы государственной системы управления. В случае несогласия министр внутренних дел мог распустить местные собрания. Мэры городов и советы префектур составляли органы коллективного административного управления префектурой, тогда как ее совещательным органом было собрание народных представителей, которые выбирались по результатам голосования депутатов городских дум, собраний сельских представителей и основных землевладельцев провинции [Japan in Modern History, 1996, p. 259].

 

Отношения между фу и кэн, с одной стороны, и си, тё и сон, которые административно им подчинялись, - с другой, точно копировали отношения центральной власти и губернаторов. Поэтому и сама система местного самоуправления, и схема отношений между администрациями разного уровня, созданные в 1890-х гг., представляли собой централизованную систему государственного управления, где так называемое местное самоуправление давало местным землевладельцам лишь некоторую возможность принимать участие в государственном управлении, т. е. примерно так же, как это было в России при Екатерине II.

 

Сёити Омори (1856-1927), один из политических деятелей эпохи Мэйдзи и соратник премьер-министра Аритомо Ямагата, разделил всю историю усилий по созданию системы местного самоуправления в эпоху Мэйдзи на три больших периода [Omori, 1916, p. 8-9]. Первый (1868-1878) - от революции Мэйдзи до принятия “Трех новых законов о регионах” - был периодом создания сильного унитарного государства. В это время центральное правительство сосредоточивало в своих руках все рычаги по управлению регионами, в том числе отбирая полномочия у местных органов власти: даймё дарили императору свои наделы, их преобразовывали в префектуры, отменялась традиционная трехзвенная система деревенского управления со старостами сёя и нануси во главе, вместо них создавались “большие и малые районы”, возглавляемыми чиновниками центрального правительства (кутё, котё), изменялись и функции местных администраций, которые становились частью центрального административного аппарата.

 

Все организационные изменения вносились исключительно для удобства центральной власти. Однако эта политика оказалась несостоятельной, поскольку игнорировала опыт деревенского самоуправления, накопленный в эпоху Токугава. Это вызвало сопротивление на селе и стало одним из ключевых факторов массовых беспорядков в начале 1870-х гг. Собственно, после революции Мэйдзи основным желанием новой власти было покончить с наследием эпохи Токугава, а не осуществить в стране социально-экономическую реорганизацию. Поэтому за первые 10 лет реформ феодальный уклад и феодальное мышление большинства населения не претерпели значительных изменений. Все правительственные и государственные офисы были заполнены выдвиженцами могущественных самурайских кланов. Хотя структура феодальных отношений уже была разрушена, у власти стояли те же лица, только теперь они назывались государственными чиновниками. При этом все сферы жизни, особенно торговля и предпринимательство, находились под их жестким “государственным” контролем. В целом управление всем государством и на местах по-прежнему строилось по стереотипам ранее сложившихся взаимоотношений. При этом в обществе сформировалось сильное презрение к обычным, “негосударственным” людям. Поражение самурайских восстаний в середине 1870-х гг. сняло угрозу сепаратизма, но не устранило причин народного недовольства. В связи с этим существенно возросли требования расширить права и функции представительских институтов и местных органов власти.

 

Поэтому для второго периода (1878-1888) был характерен обратный процесс - это десятилетие стало эпохой децентрализации, когда существенная часть полномочий была возвращена центральной властью на места. Оно началось с введения “Трех новых законов о регионах”, впервые обеспечивших местные органы управления организационной структурой и законодательной базой. Другой характерной чертой этого этапа являлось отсутствие четкого разделения полномочий между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти. Работа всех органов управления, в том числе местных, строилась только на распоряжениях правительства, преподносившихся как указы императора. Период был также отмечен ростом политической активности, когда политические партии энергично играли на местных интересах, чтобы завоевать популярность у избирателей. Однако “Три новых закона о регионах” стали лишь временным решением, поскольку не была решена проблема совместимости местного самоуправления с имперской системой государственного управления.

 

Третий этап (1888-1911) эволюции местного самоуправления в эпоху Мэйдзи, по мнению Омори, начался с принятия Закона о введении системы крупных городов (сисэй) и системы городов и деревень (тёсонсэй). В 1890 г. были приняты Законы о введении системы городских территорий и префектур (фукэнсэй) и системы уездов (гунсэй). Принятие этих законов Омори считал рубежом появления в Японии “истинного самоуправления” - системы, в которой соблюден должный баланс между центральной и местной властью.

 

Стоит отметить, что правительство Мэйдзи торопилось принять все основополагающие законы, в том числе касавшиеся местного самоуправления, до вступления в силу так называемой довоенной имперской конституции 1889 г. Она начала действовать в 1890 г. и определила появление парламента, а идея новой элиты состояла в том, чтобы парламент действовал в рамках новой реальности, где местное самоуправление уже являлось частью общей системы государственного управления. Кроме того, поскольку за образец имперской конституции была взята прусская, в Японию было приглашено большое количество немецких специалистов, консультировавших правительство по всем правовым вопросам. В частности, проекты законов, касавшихся местного самоуправления, создавались при непосредственном участии Альберта Моссе.

 

В текст имперской конституции не было внесено никаких положений, касавшихся местного самоуправления, субъекты прав и свобод были определены не как граждане, а как подданные, перечень и содержание прав и свобод которых были существенно ограничены [Тадагава, 2002, с. 193]. Впрочем, от восточной страны, еще недавно существовавшей в рамках военно-феодальных отношений, вряд ли стоило ожидать большего. Японская правящая элита полагала, что темпы социально-политических преобразований и так были слишком высоки. Создание первых органов местного самоуправления по западному типу в то время не было продиктовано внутренней готовностью страны. Оно было вызвано лишь информацией о современном политическом устройстве западных стран, которые сильно опережали Японию в научно-техническом прогрессе и потому неизбежно становились образцом для подражания, пусть даже и формального. Поэтому, несмотря на отдельные права, которые получили местные органы власти, контроль над их деятельностью со стороны центрального правительства и во все годы эпохи Мэйдзи оставался очень сильным. Тем не менее этот период стал важным исходным рубежом - впервые в истории страны были созданы органы местного самоуправления с унифицированной организационной структурой и серьезной законодательной базой, ставшие частью общей системы государственного управления Японии.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Мацудзато Кимитака. Стабильность и развитие: непростая диалектика // Муниципальная власть. 1998,
№ 2.
Тадагава Сэйдзо. Конституция Японии 1889 г. и “модернизация страны” // Правоведение. 2009, № 4 (243).
Akizuki Kengo. Controlled Decentralization: Local Governments and the Ministry of Home Affairs in Japan. N.Y. IBRD/World Bank, Stock № 37170, 2001.
Jansen Marius B. The Making of Modern Japan. Cambridge: Harvard University Press, 2000.
Japan in Modern History // International Society for Educational Information. Vol. 1. Tokyo, 1996.
Omori Shoichi. Jichisei seitei no temmatsu (Анализ процесса утверждения местного самоуправления). Ed. Ueno Tashichiro. Tokyo, 1916.
Yamaguchi Kosaku. The Formation of Meiji Authoritarian State of the Seitaisho (the Organic Act of 1868) // St. Andrew’s University Economic Review. Vol. 6. № 1, 1964.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.




  • Категории

  • Файлы

  • Темы на форуме

  • Похожие публикации

    • Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: foliant25
      Название: Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: А. Ф. Прасол 
      Год выпуска: 2018
      Издательство: Москва, Издательский дом ВКН
      ISBN: 978-5-907086-01-2
      Формат: PDF
      Размер: 31,8 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление
      Количество страниц: 452
      Язык: Русский 
      "Пятнадцать сёгунов Токугава правили Японией почти 270 лет. По большей части это были обычные люди, которые могли незаметно прожить свою жизнь и уйти из неё, не оставив следа в истории своей страны. Но судьба распорядилась иначе. Эта книга рассказывает о том, как сёгуны Токугава приходили во власть и как её использовали, что думали о себе и других, как с ней расставались. И, конечно, о главных событиях их правления, ставших историей страны. Текст книги иллюстрирован множеством рисунков, гравюр, схем и содержит ряд интересных фактов, неизвестных не только в нашей стране, но и за пределами Японии."

    • Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: foliant25
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Название: Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: А. Ф. Прасол 
      Год выпуска: 2018
      Издательство: Москва, Издательский дом ВКН
      ISBN: 978-5-907086-01-2
      Формат: PDF
      Размер: 31,8 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление
      Количество страниц: 452
      Язык: Русский 
      "Пятнадцать сёгунов Токугава правили Японией почти 270 лет. По большей части это были обычные люди, которые могли незаметно прожить свою жизнь и уйти из неё, не оставив следа в истории своей страны. Но судьба распорядилась иначе. Эта книга рассказывает о том, как сёгуны Токугава приходили во власть и как её использовали, что думали о себе и других, как с ней расставались. И, конечно, о главных событиях их правления, ставших историей страны. Текст книги иллюстрирован множеством рисунков, гравюр, схем и содержит ряд интересных фактов, неизвестных не только в нашей стране, но и за пределами Японии."

      Автор foliant25 Добавлен 20.08.2018 Категория Япония
    • Япония накануне открытия (конец XVIII - первая половина XIX вв.)
      Автор: Чжан Гэда
      В прошлом году в мои руки совершенно случайно попал японский меч, изготовленный в 1760 г. для неизвестного никому в то время царедворца Танума Окицугу. Прошло 12 лет, и этот человек стал одним из основоположников реформ в Японии.
      Примечательно и то, что хозяин меча не знал, кто ковал меч и для кого. Ему его просто подарили.
      Оставшийся после написания экспертизы на меч материал я оформил в виде этого текста. Если сейчас что-то из иллюстраций не вставил, то вставлю по мере сил и обнаружения этих материалов.
       


      Рис. 1. Портрет Танума Окицугу.
       
      Танума Окицугу (田沼意次, 1719–1788) родился 11 сентября 1719 г. в Эдо. Его род был вассалом рода Токугава.
      Сначала Танума служил пажом сё̄гунов Токугава Иэсигэ (徳川家重, 1712–1761)[1] и Токугава Иэхару (徳川家治, 1737–1786)[2].
      Продвигаясь по службе, в 1767 г. он стал соба-ё̄нин (側用人)[3] и князем-правителем княжества Сагара (相良藩) в провинции То̄то̄ми (遠江国)[4].
      Первоначально Сагара было довольно скромным владением с доходом всего в 10 тыс. коку[5] риса в год. Однако в течение всего нескольких лет под управлением Танума Окицугу доходы княжества возросли до 57 тыс. коку, а само княжество оказалось связано новой дорогой со знаменитым трактом То̄кайдо̄ (東海道), что оживило экономическую жизнь этого региона[6].
       


      Рис. 2. Схема 5 главных дорог Японии (Гокайдо̄) периода Эдо (1603-1868).
       
      Реформы, проводимые в княжестве, и их несомненный успех вызвали интерес у сё̄гуна Токугава Иэхару и он решил использовать этот опыт в рамках всей страны.
      В 1772 г. Танума Окицугу стал ро̄дзю̄ (老中) [7], членом совета старейшин в бакуфу (幕府)[8]. Фактически, именно Танума Окицугу возглавлял бакуфу в это время.
      В этой должности он начал курс реформ, направленных на выход японской экономики из затяжного системного кризиса[9]. Период этих реформ получил в японской историографии название «эпоха Танума» (田沼時代, 1767–1786).
      Среди мероприятий, которые проводило правительство Танума, были рекультивация болотистого озера Инба (印旛沼) в провинции Симо̄са (下総国)[10], колонизация и развитие «земель эдзо» (蝦夷)[11], содействие развитию горнодобывающей промышленности, официальное признание монопольных купеческих корпораций кабунакама (株仲間) и выдача этим корпорациям разрешений на осуществление монопольной торговли в определённых регионах, а также всемерное развитие торговли, как внешней, так и внутренней[12].
       


      Рис. 3. План голландской фактории в Дэдзима, Нагасаки – единственном месте, через которое осуществлялась связь Японии с Европой.
       
      Таким образом, своими действиями Танума Окицугу посягнул на основы политики самоизоляции Японии (яп. сакоку 鎖国), что не могло не вызвать недовольства определенных политических сил в бакуфу.
       

       Рис. 4. «Бык пашет, лошадь боронует» (牛に犂、馬に馬鍬を引かせるの図).
      Часть буддийского свитка, посвященного цепи перерождений. 1822 г.

       
      Рис. 5. Высадка рисовой рассады. 
       
      Кроме возникновения сильной политической оппозиции, в ходе реформ Танума Окицугу встретился и с другими проблемами – например, инфляцией и коррупцией, вызванных активным вмешательством купечества в политику.

       
      Рис. 6. Полив рисового поля при помощи заимствованной из Китая примитивной поливальной машины, приводимой в движение мускульной силой крестьян. Изображение периода Эдо (1603-1858).
       
      Проект по развитию ирригационной системы представлял собой долгосрочный комплекс мероприятий, который мог сыграть свою роль в улучшении состояния сельского хозяйства страны только в отдаленной перспективе.
      Однако в течение ряда лет страну поражал неурожай, запасы продовольствия истощились, а цены на рис взлетели вверх[13]. Ситуацию усугубляли действия кабинета Танума Окицугу, пытавшегося увеличить количество товарного риса в стране путём повышения ставки налогов, выплачивавшихся рисом. Увеличивая посевы в неблагоприятных погодных условиях, крестьяне не только не собирали урожай, но и теряли зерно, полученное по семенной ссуде[14].
      Всего на 30 лет ранее северо-восток страны поразил другой большой голод[15], последствия которого были еще не до конца ликвидированы ко времени начала «большого голода годов Тэммэй».
       


      Рис. 7. «Голод годов Тэммэй» (天明飢饉之図). Картина конца XVIII – начала XIX века.


      Рис. 8. «Голодный люд в провинции Муцу поедает коров и лошадей в годину бедствий» (奥州凶歳飢民牛馬を喰う図)[16]. Иллюстрация из книги «Иллюстрированные записи о неурожае» (凶荒図録,1883).
       
      Оба голода настолько сильно поразили общественное сознание японцев, что воспоминания о трагических событиях 1750-х – 1780-х годов сохраняется в исторической памяти и в наше время. Даже через 100 лет спустя ужасы голода оказались отражены в произведениях японского искусства и литературы.
       


      Рис. 9. Беженцы от голодной смерти (放浪者たち). Иллюстрация из книги «Иллюстрированные записи о неурожае» (凶荒図録,1883).
       
      Народ возмущался политикой реформ, считая, что именно она вызвала гнев Небес в связи с тем, что Танума Окицугу нарушил установления предков. Согласно конфуцианским представлениям, глас народа вторил гласу Небес[17]. Над головой Танума Окицугу начали сгущаться тучи.
      24 марта 1784 г., сразу после заседания бакуфу в замке Эдо, прямо на глазах у Танума Окицугу был смертельно ранен его старший сын, Танума Окитомо (田沼意知, 1749–1784), занимавший пост «молодого канцлера» или вакадосиёри (若年寄)[18]. Молодой канцлер умер на следующий день.


      Рис. 10. О̄суга Сэйко̄ (大須賀清光, 1809–1878). Складная ширма, изображающая визит вассальных даймё̄ в замок Эдо (江戸城登城風景図屏風), 1847.
       
      Убийцей оказался один из хатамото (旗本)[19] – Сано Масакото (佐野政言, 1757–1784). По приговору суда 3 апреля 1784 г. он совершил самоубийство.


      Рис. 11. Тоёхара Кунитика (豊原国周, 1835–1900). Сано Масакото (в центре) убивает Танума Окитомо (слева). Сцена из спектакля «Ю̄сёку Камакураяма» (有職鎌倉山), одной из многочисленных театральных постановок по мотивам этих событий. Гравюра якуся-э, 1855.
       
      Следствие установило, что от Сано Масакото нити вели к другим членам бакуфу, недовольными политикой Танума Окицугу. Однако доказать ничего не удалось, и влияние Танума при дворе было резко ослаблено[20]. А 25 октября 1786 г. умер покровитель Танума Окицугу – сё̄гун Токугава Иэхару.

       
      Рис. 12. Хосоя Сё̄мо (細谷松茂, 1828–1899) «Волнения в Эдо в конце периода бакуфу» (幕末江戸市中騒動図), вторая пол. XIX в. Голодающие горожане разрушают дом рисоторговца и растаскивают мешки с рисом.
       
      27 августа 1786 г., под давлением народного возмущения, Танума Окицугу был вынужден уйти в отставку, не завершив начатых реформ.

       
      Рис. 13. Портрет Мацудайра Саданобу. 1787 г.
       
      Однако бедствия продолжались и вылились в мае-июне 1787 г. в восстания в Эдо и О̄сака, во время которых голодная толпа разгромила и сожгла дома и склады 980 крупных рисоторговцев[21]. Это привело к серьезным изменениям во внутренней политике страны.
      В результате к власти в бакуфу пришел новый сановник – Мацудайра Саданобу (松平定信, 1759–1829), который начал т.н. «реформы годов Кансэй» (寛政の改革, 1787–1793)[22].
      Одной из главных задач этих реформ было обеспечение продовольственной безопасности страны и создание стратегических запасов риса, позволявших оказывать помощь голодающим в случае неблагоприятного стечения обстоятельств, а также создание жесткой системы правительственного контроля за ценами на рис. Для этого правительство ликвидировало позиции, обретенные крупным купечеством во «времена Танума».
      В том же году новый сё̄гун Токугава Иэнари (徳川家斉, 1773–1841)[23] приказал изъять княжество Сагара из-под управления семьи Танума, вновь понизив его статус до владения с доходом всего в 19 тыс. коку риса в год, и сделал его уделом, непосредственно управляемым представителем сё̄гуна[24]. Фактически, это означало крах всего дела жизни Танума Окицугу.
      Не в силах перенести всё это, сломленный морально и физически, Танума Окицугу удалился от дел и умер 25 августа 1788 г.
       
      Рис. 14. Надпись на могиле Танума Окицугу.
       
      Примечательно, что Танума Окицугу и его сын Окитомо использовали в подписях древнюю аристократическую фамилию Минамото (源), хотя, на самом деле, их семья происходила от другой древней аристократической фамилии – Фудзивара (藤原).
      Дело в том, что мужская линия семьи Танума в свое время прервалась, и оставшийся без мужского потомства предок взял на усыновление ребёнка из семьи Такасэ (高瀬), восходящей к прославленному роду Минамото.
      Поэтому по крови Танума Окицугу был действительно потомком Минамото, и вероятно, он специально использовал эту фамилию, чтобы подчеркнуть свою связь с домом Токугава, также восходившим к Минамото.
       
      [1] Правил в 1745–1760 гг.
      [2] Правил в 1760–1786 гг.
      [3] Соба-ё̄нин выполняли функцию связи между отраслевыми органами управления и сё̄гуном. Должность упразднена в результате «реформ годов Кансэй» (1788-1793).
      [4] Провинция То̄то̄ми располагалась в восточной части острова Хонсю̄. Все княжества этой провинции находились под управлением т.н. фудай даймё̄ (譜代大名), то есть князей, поддержавших клан Токугава еще со времен феодальных войн в Японии конца XVI – начала XVII вв. и не являвшихся родственниками сёгунов по мужской линии
      [5] Коку (石) – традиционная мера для измерения риса, ок. 180 л. по объему или ок. 150 кг. по весу. В разных областях феодальной Японии величина коку могла варьироваться.
      [6] Тракт То̄кайдо̄ связывал Эдо и Киото – две столицы Японии.
      [7] На должность ро̄дзю̄ назначались князья фудай даймё̄, чей доход составлял от 25 до 50 тысяч коку риса.
      [8] Правительство сё̄гуна.
      [9] В XVIII в. стало отчетливо заметно отставание в экономическом и культурном развитие ряда регионов страны, а также дисбаланс внутренней торговли. Потребности крупных развитых городов требовали большого количества сельскохозяйственной продукции, но районы с натуральным или мелкотоварным хозяйством не могли обеспечить их притязаний. В результате в стране были частыми вспышки голода и сопутствующих заболеваний, самурайство разорялось, обороноспособность страны была снижена. Исправить все эти недостатки бакуфу планировало с помощью реформ, которые начались в «эпоху Танума».
      [10] В настоящее время это территория северной части современной префектуры Тиба (千葉県) и западной части префектуры Ибараки (茨城県).
      [11] Территория современного губернаторства Хоккайдо̄ (北海道), населенного в те годы по преимуществу айнами (эдзо).
      [12] При этом возникала ситуация, что на экспорт могли уходить товары, которых не хватало в самой Японии – например, медь, которой японцы активно торговали с Кореей и, контрабандно – с Китаем, потреблявшим огромное количество меди для отливки монет.
      [13] Т.н. «большой голод годов Тэммэй» (天明の大飢饉, 1782–1788). Считается, что за время голода погибло более 900 тыс. человек по всей Японии, при том, что население страны ко времени начала этого бедствия составляло около 26 млн. человек.
      [14] Семенная ссуда выдавалась правительственными органами под льготный процент в неурожайные годы. Однако эта мера, призванная смягчить проблемы в пораженных неурожаем областях, открывала широкие возможности для развития коррупции.
      [15] Т.н. «голод годов Хо̄рэки» (宝暦の飢饉), продолжавшийся с 1754 по 1757 гг. Примечательно, что представленный на экспертизу меч был сделан всего через 4 года после этих печальных событий.
      [16] Поедание мяса коров и лошадей считается предосудительным как с точки зрения буддийской морали, осуждающей употребление в пищу мяса, поскольку это наносит урон живым существам, так и конфуцианства, поскольку лошадь и корова являются средствами производства для крестьянина и их уничтожение представляют собой, в самом лучшем случае, меру, необходимую для выживания в голодный год, но, тем не менее, осуждаемую обществом.
      [17] В течение 1783–1788 гг. в стране каждый год происходило от 40 до 44 выступлений голодающих крестьян.
      [18] В функции вакадосиёри входил контроль за вассалами дома Токугава, надзор за людьми свободных профессий, организация общественных работ, посменное командование гвардией сё̄гуна.
      [19] Самурай, находящийся в прямом подчинении у сёгуна. Доход хатамото достигал 5-10 тыс. коку риса в год и самураи этого ранга пользовались правом прямого доклада сё̄гуну.
      [20] Сразу после смерти Танума Окитомо началось падение рыночных цен на рис, что было воспринято народом как знак свыше. После того, как Сано Масакото совершил самоубийство, на его могилу началось паломничество благодарных крестьян, почитавших его в качестве своего избавителя.
      [21] В результате очередного неурожая цены на рис в Эдо поднялись в 10 раз.
      [22] Мацудайра Саданобу возглавил правительство 19 июня 1787 г. К этому времени в результате очередного неурожая в стране погибла 1/3 посевов риса.
      [23] Правил с 1787 по 1837 гг.
      [24] Княжество Сагара было возвращено под управление клана Танума только в 1823 г.
       
    • Hall J.W. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province.
      Автор: hoplit
      Просмотреть файл Hall J.W. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province.
      John Whitney Hall. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province. 1966
      Автор hoplit Добавлен 11.12.2018 Категория Япония
    • Hall J.W. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province.
      Автор: hoplit
      John Whitney Hall. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province. 1966