Искендеров А. А. Токугава Иэясу

   (0 отзывов)

Saygo

Миру известны имена немногих выдающихся личностей, жизнь и деятельность которых столь полно и ярко отражали бы характерные черты и особые приметы нескольких исторических эпох, как Токугава Иэясу.

Все, что связано с этой личностью, занимает особое место в истории Японии и исторической памяти ее народа. Какая-то незримая нить соединяет жизнь современных японцев с их прошлым. Все явственнее проявляется стремление сохранять и укреплять связь времен и поколений как важнейшую составную часть национальной культуры и национального духа, ментальности народа, его традиций, нравов и обычаев. Токугава Иэясу, который обладал удивительной прозорливостью и уникальной интуицией, не раз выручавших и спасавших его в самых, казалось бы, безвыходных и опасных жизненных ситуациях, по праву можно отнести к тем историческим личностям, которые творят историю.

Еще в пору своей молодости он сумел распознать и глубоко осознать опасность, нависшую над страной в результате жестоких и безжалостных межфеодальных войн, продолжавшихся целое столетие (1467 - 1568), вошедшее в историю как "эпоха воюющих государств" (сэнгоку дзидай), крупных феодальных княжеств, занимавших иногда территорию нескольких провинций. В стране, переживавшей тогда "смутное время", мало кто верил, что нещадно раздираемой на части Японии удастся сохранить свою государственность: так сильны были центробежные тенденции, против которых центральная власть, слабеющая с каждым годом, утратившая способность управлять страной, оставаясь в значительной мере чисто номинальной, даже не пыталась бороться. Придворные интриги и праздный образ жизни предпочитались важным государственным делам.

Натерпевшись страху за жизнь свою и родных и близких, Иэясу твердо решил посвятить себя борьбе за установление мира в стране и возродить ее национальную государственность. С этой целью он примкнул к Ода Нобунага, феодалу средней руки из провинции Овари, который возглавил движение за объединение японских земель. С этим именем связано наступление той эпохи, в которой Иэясу как талантливый и успешный военачальник сыграл значительную и весьма прогрессивную роль. Этот важный, в определенном смысле знаменательный, период в японской истории, продолжавшийся в общей сложности немногим более трех десятилетий (1568 - 1600), можно определить как "эпоху великих полководцев". Ее основным содержанием было движение, развернувшееся под лозунгом объединения страны и образования единого централизованного японского государства. Именно Иэясу, и в этом состояла его главная историческая миссия, суждено было завершить объединительный процесс, успешно начатый Нобунага, а после его трагической гибели в 1582 г. продолженный убежденным последователем его дела - Тоетоми Хидэеси. С уходом из жизни последнего в 1598 г. пришел черед Иэясу, который положил начало следующей эпохе, ознаменованной рождением нового единого государства, просуществовавшего без внутренних войн и внешних вторжений 265 лет (1603 - 1868). Не случайно время Иэясу, когда образовались третий в истории страны сегунат и государство Токугава, часто и не без основания считают переломным этапом в истории этой страны, а его самого называют основателем новой Японии1.

Личность Токугава Иэясу и его вклад в развитие своей страны высоко оценивали ученые и политики не только Японии, но и ряда зарубежных государств. Граф Окума Сигэнобу, премьер-министр и министр иностранных дел Японии конца XIX и начала XX вв., основатель известного своей приверженностью к либеральным взглядам университета Васэда, говоря о высокой оценке, которую давал Иэясу германский канцлер Отто фон Бисмарк, относивший его к великим историческим личностям, сумевшей, несмотря на выпавшие на его долю многочисленные превратности судьбы, создать систему управления государством благодаря своему гению и накопленному богатому опыту, писал: "Я полагаю, что великий немец дал вполне заслуженную оценку Иэясу. Как сквозь черные грозовые тучи пробивается яркая молния, точно так же из темных веков вышли многие гении. Однако они, как и яркая вспышка молнии, довольно быстро исчезали. Успех сопутствовал лишь Иэясу, который спас людей от мучений и страданий, а страну - от анархии. Эти успехи стали возможны благодаря тому, что он в одинаковой мере хорошо владел как военным искусством, так и умением оберегать и укреплять мир"2.

Токугава Иэясу родился 26 декабря 1542 года. Его отец Хиротада (1526- 1549) владел небольшим замком Окадзаки по соседству с деревней Мацудайра в предгорной части провинции Микава. Как того требовала традиция, все члены этого рода носили фамилию Мацудайра. Мать Иэясу - Одаи (1528- 1602) была дочерью Мидзуно Тадамаса, владельца замка Кария в той же провинции. Когда родился Иэясу отцу не было и 17 лет, а матери и того меньше - неполных 15. При рождении мальчику дали имя Такэтие, как утверждают некоторые исследователи, в честь деда Киеясу (1511 - 1535), который в молодости носил такое же имя3.

Из основателей рода Мацудайра более или менее достоверные сведения имеются лишь о Тикаудзи, жившем в этих местах на рубеже XIV-XV веков. Лишь через шесть поколений его потомки начали расширять свои владения, установив впоследствии полный контроль практически над всей провинцией Микава, включая и наиболее плодородные земли на южном побережье. В японской исторической литературе можно встретить слабо аргументированное утверждение, согласно которому родословная Иэясу уходит в значительно более отдаленные времена и имеет определенное касательство к одной из ветвей императорской фамилии4.

Как бы то ни было клан Мацудайра, зажатый с двух сторон более сильными соседями - феодальными домами Ода на западе и Имагава на востоке, не чувствовал себя в безопасности, ибо его владения в любой момент могли подвергнуться вооруженному нападению с той или другой стороны. Сколько-нибудь надежной защиты от этого не было. Сами условия, в которых находился клан Мацудайра, требовали от него искать пути примирения со своими грозными соседями как, в сущности, единственно возможного условия своего самосохранения. Вопрос для этого клана заключался лишь в том, кого выбрать в качестве своего покровителя: главу клана Ода - Нобухидэ (1510 - 1551) или Есимото (1519 - 1560), возглавлявшего феодальный дом Имагава. Для отца Иэясу - Хиротада, который после смерти Киеясу в 1535 г. возглавил клан Мацудайра, это был непростой выбор. Ему тогда едва исполнилось 19 лет и он не имел еще необходимого опыта в руководстве всеми делами клана, особенно в военной области.

Положение этого клана осложнялось еще и тем, что район трех провинций - Овари, Микава и Суруга все больше напоминал пороховую бочку. Он превращался в очаг крупных военных столкновений, клан Мацудайра со всеми его владениями могла ожидать очень незавидная участь. Чтобы не оказаться яблоком раздора между сильными феодальными домами, Хиротада должен был спешить с принятием решения. Он отдал предпочтение феодалу Есимото, исходя при этом исключительно из того обстоятельства, что тот располагал достаточно сильной армией, способной, как ему казалось, удержать этот важный стратегический регион, близкий к столице Киото, от участия в нескончаемых вооруженных столкновениях, в которых гибли люди и приходило в упадок хозяйство.

Вверяя Есимото свою собственную судьбу и судьбу всего клана, он в знак признательности за покровительство, оказанное клану Мацудайра, и демонстрируя свою вассальную преданность этому феодальному дому, направил к нему в качестве заложника своего сына Такэтие, которому едва исполнилось четыре года. Однако по дороге в город Сумпу, где размещалась штаб-квартира Есимото, мальчика перехватили специально посланные для этого люди Нобухидэ и доставили его в замок Нагоя, где он находился в заточении два года. Этот неожиданный шаг был предпринят для того, чтобы заставить Хиротада отказаться от сотрудничества с Есимото и вступить в союз с Нобухидэ. Однако Хиротада не пошел на предательство по отношению к своему восточному соседу, хотя и ясно осознавал, что его отказ может стоить жизни ему и его малолетнему сыну. Тем не менее спустя два года каким-то образом удалось извлечь Иэясу из плена, и вскоре он оказался в городе-замке Сумпу, где прожил в заточении еще долгих десять лет.

Двенадцать лет, проведенных в качестве заложника, не прошли для Иэясу бесследно. В нем выработались такие черты характера, как осмотрительность, терпимость, смиренность, выдержанность, целеустремленность, не раз выручавшие его в самых сложных и опасных ситуациях и всякий раз помогавшие делать правильный выбор. Суровая школа жизни, пройденная Иэясу за годы пребывания в заложниках, вместе с врожденной интуицией не раз позволяли ему своевременно и достойно уклоняться от участия в сомнительных и малоперспективных акциях, терпеливо ожидая наступления своего часа.

Когда после двенадцатилетнего отсутствия Иэясу вернулся к родным пенатам, он застал там совершенно безрадостную картину. Самым печальным, о чем он узнал, лишь возвратившись домой, было известие о смерти отца, которого он очень любил и никогда не осуждал за то, что тот отдал его в заложники, прекрасно понимая, что это была вынужденная мера. Лишенный своего лидера клан Мацудайра, который и до этого был не слишком процветающим, хотя и сохранял свое лицо и строго оберегал семейные традиции, постепенно приходит в упадок. Многие его вассалы, лишенные средств к существованию, покидают прежних хозяев, а некоторые из них занялись разбоями и грабежами. Боевые дружины, еще недавно обеспечивавшие мирную жизнь этого края, теперь мало походили на воинские подразделения. Даже члены клана и его домочадцы, опасаясь за свою жизнь, покидают родные места, все больше напоминавшие разоренные птичьи гнезда. Система управления и социально-экономическое положение провинции Микава пребывали в состоянии глубокого кризиса, ей угрожало наступление настоящего хаоса и голода.

Молодому Иэясу, заменившему отца и возглавившему клан Мацудайра, было над чем поломать голову. Необходимо было принимать срочные и энергичные меры для того, чтобы возродить еле теплившуюся жизнь как самого клана, так и подвластных ему территорий и их жителей. При этом он прекрасно понимал, что его деятельность будет находиться под неусыпным наблюдением далеко не миролюбивых соседей как с запада, так и с востока, могущих использовать любой повод для военного вторжения на территорию его провинции с целью ее покорения. При всей невероятной сложности проблем внутри провинции, которые тяжелейшим грузом легли на его еще неокрепшие плечи, все же необходимость любой ценой отстоять свою территорию, была для него решающей. Тем более, и это осознавал Иэясу, регион становился главной ареной тотальной и жесточайшей борьбы за власть над всей страной, борьбы, уклониться от которой вряд ли кому бы удалось. Время настоятельно требовало принятия неординарных, тщательно продуманных решений и действий. Именно этого ожидали от него члены его клана и те, кто сохранили ему верность и долг.

Новый глава клана Мацудайра не спешил разрывать союзнические отношения с феодальным домом Имагава, установленные его отцом, но он тем не менее, анализируя складывавшуюся в регионе довольно напряженную военно-политическую ситуацию, не исключал полностью возможность переориентации на феодальный дом Ода, тем более, что в нем также произошла смена лидера: после гибели Нобухидэ этот клан возглавил Нобунага, который был лишь на восемь лет старше Иэясу, тогда как разница в возрасте между ним и Есимото составляла 23 года. Разумеется, возраст в данном случае не имел решающего значения, однако не учитывать это обстоятельство также не следует. Как повелось в Японии в ту пору, когда все воевали против всех, война шла впереди политики. Не случайно появился даже термин "феодальный магнат междоусобной войны" (сэнгоку дайме), который подчеркивает не столько экономическое могущество и политическое влияние крупнейших феодальных магнатов, сколько их военную мощь. Об этом же свидетельствует и их происхождение как крупных местных землевладельцев, вытеснивших назначавшихся центральным правительством военных губернаторов (сюго) с их главным образом полицейскими функциями по обеспечению общественного порядка на вверенной им территории. Кроме генерал-губернаторов, присланных из центра, в сэнгоку дайме вырастали и местные землевладельцы. Как раз клан Токугава вырос из местных собственников земли, тогда как представители дома Ода вышли из среды важных вассалов сюго дайме, а глава дома Имагава сам был сюго дайме. Процесс превращения сюго в местных землевладельцев протекал сложно и сопровождался длительными междоусобными войнами, в ходе которых решался вопрос, кому какими владеть территориями: частью ли провинции, одной провинцией или несколькими. Военная мощь служила главным аргументом в территориальных спорах местных феодальных магнатов, которые все меньше считались с центральным правительством, пытавшимся отстаивать общегосударственные интересы, и все больше заботились о своей самостоятельности и независимости.

Чем больше и глубже Иэясу вникал в дела своего клана, тем острее понимал, что ставка на феодала Имагава Есимото, которую сделал его отец, рассчитывая таким путем укрепить собственные позиции, оказалась ошибочной и не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Этот выбор не только не оградил клан Мацудайра от всевозможных неприятностей, исходивших от западного его соседа, но значительно ослабил этот клан как в социально- экономическом, так и особенно в военном отношениях. Это отнюдь не означало, что новый глава клана готов был сломя голову немедленно броситься в объятия Нобунага. Оценив сложившуюся ситуацию, Иэясу выбрал выжидательную позицию, считая, что события сами подскажут ему, как следует поступать. Так, собственно, и произошло, когда на поле брани в жаркой схватке схлестнулись армии Есимото и Нобунага, каждый из которых претендовал на свою гегемонию в этом регионе. Первый, решив, что легко одолеет молодого и недостаточно еще опытного в военном деле Нобунага, собрал огромную армию численностью в 25 тысяч человек, мобилизовав воинов с территорий трех провинций - Суруга, Тотоми и Микава, и двинул ее против сил Нобунага, который мог противопоставить этому нашествию лишь трехтысячное войско5.

Однако, несмотря на численное превосходство, армия Есимото в сражении при Окэхадзама, которое произошло на территории родовой провинции Нобунага - Овари в 1560 г., потерпела сокрушительное поражение, а ее предводитель был убит. В этой битве молодой Нобунага (ему было тогда 26 лет) проявил себя как талантливый военачальник, который умело осуществлял меры по организации и развертыванию войск, их маневрированию на местности, по осуществлению контратак, проводя их там, где противник меньше всего ожидал, а также успешно применяя тактику смелых кавалерийских рейдов в тылы противника, используя в этих целях даже непогоду (сильные ливни и ураганные ветры).

Сражение 1560 г. во многих отношениях имело историческое значение. Был окончательно повергнут и удален с политической сцены некогда могущественный феодальный дом Имагава, реально претендовавший на власть в этом важном регионе страны. Громко и властно заявил о себе новый деятель, чьи амбиции не ограничивались местными целями. В результате этой победы состоялась встреча Нобунага и Иэясу, отношения которых вскоре переросли в крепкую дружбу и тесный союз, что имело существенное значение для коренного изменения положения в стране. И самое главное - у идеи объединения Японии и превращения ее в единое и сильное государство, которую все это время вынашивал в своих мечтах молодой Нобунага, появились вполне конкретные очертания. Она перестала быть только мечтой, на пути ее реализации был сделан первый и достаточно крупный шаг.

Сразу же после жестокого поражения Есимото в битве при Окэхадзама Иэясу порывает с феодальным домом Имагава и окончательно становится на сторону Нобунага. Этому способствовало не только блестящая победа Нобунага в этом сраженьи, но и встреча, которая вскоре произошла в замке Киесу. Приглашение Иэясу в родовой замок Нобунага было вызвано, очевидно, тем, что последний хотел лично убедиться в том, насколько Иэясу отвечает той характеристике, которую давали ему ближайшие советники Нобунага. Как отмечают некоторые японские историки, Нобунага был приятно удивлен, увидев перед собой человека огромного самообладания и, как он заключил, гениального6. В ходе этой первой их личной встречи проявились удивительное единодушие и полная заинтересованность в сотрудничестве как в военной, так и в политической сфере. Союз двух выдающихся полководцев позволил Нобунага заключить аналогичные соглашения с некоторыми другими феодалами как соседних, так и более отдаленных провинций. Такие союзы, как правило, скреплялись узами родственных связей, которые, по утверждению японских исследователей, в рассматриваемую эпоху японской истории "почти во всех случаях использовались как политический ход"7.

В тот момент Иэясу, как впрочем и Нобунага, вряд ли осознавал все политические и социальные последствия принятых на этой встрече решений. Но одно ему было безусловно ясно: в лице Нобунага он обрел настоящего друга и сильного покровителя. Все двадцать два года, в течение которых судьба оберегала их дружеские, почти родственные отношения, между ними существовало полное взаимопонимание и тесное сотрудничество во всех делах. Иэясу относился к Нобунага как к старшему брату, доверял ему во всем, делился с ним своими самыми сокровенными мыслями, никогда не претендовал на власть; он был глубоко убежден, что она должна принадлежать именно Нобунага, которого считал наиболее выдающимся из всех, кто выступал тогда за единую и сильную Японию. У Иэясу было два кумира, которыми он всю жизнь восхищался и искренне поклонялся. Это - Минамото Еритомо (1148 - 1199), основатель первого сегуната Камакура, находившегося у власти почти сто пятьдесят лет (1185 - 1333) и Ода Нобунага, с которым судьба свела его в годы тяжелых испытаний, когда в ходе боевых сражений решалась судьба страны и зарождалась, по существу, новая Япония. И Нобунага не скрывал своего особенного расположения к Иэясу, относился к нему с неизменным пиететом, благоволил к его более знатному происхождению.

Однако больше всего их сближала преданность идее объединения страны, которая настолько сильно увлекала, что они часто, забывая о своих личных интересах и целях, целиком отдавали себя служению этой идее. Они намного раньше и значительно глубже, чем другие представители феодальных верхов осознали опасность и губительность разрушительных процессов, происходивших в тогдашней Японии, вызванных к жизни междоусобными войнами, развязанными не в меру амбициозными и опьяненными военными успехами местными феодалами, которые во имя своекорыстных интересов готовы были принести в жертву целостность страны и ее национальную государственность. Способностью мыслить категориями и масштабами всего государства обладали тогда немногие. У местных феодальных магнатов, постоянно враждовавших друг с другом и стремившихся к захвату земель своих соседей, чувство национального самосознания было не настолько развито, чтобы понимать, где заканчиваются собственные и начинаются государственные интересы.

Позиция, которую отстаивал Нобунага и активно поддерживавший его Иэясу, была скорее исключением, чем правилом. Она была вызвана не только необычайно сложной ситуацией, сложившейся в тогдашней Японии, но главным образом дальновидностью этих выдающихся людей (к ним следует присоединить также одного из наиболее талантливых и преданных Нобунага генералов - Тоетоми Хидэеси), которые опередили свое время и со своей прямо-таки неистовой верой в возрождение единой Японии постепенно и целеустремленно двигались по избранному пути, закладывая основы новой Японии. Именно в этом состоял глубокий след, который каждый из них в отдельности и все они вместе оставили в истории своей страны.

К тому времени, когда Нобунага, проявивший себя талантливым военачальником и зрелым политиком, начал реализовывать свою объединительную миссию, в Японии еще бушевали феодальные войны, окончательно парализовавшие деятельность центрального правительства - второго сегуната Муромати, правившего страной 235 лет (1338 - 1573). Это привело к расстройству всей системы управления, экономическому и социальному хаосу. Государство все больше разваливалось и шло к своей неминуемой и скорой гибели.

Центральная власть, вконец надломленная и ослабленная, все заметнее теряла свои функции. В то же время местные феодалы, открыто пренебрегая общегосударственными интересами, использовали сложившуюся ситуацию для наращивания собственной военной и экономической мощи и усиления своего влияния в провинциях, выдавливая оттуда власть и влияние центра. Наиболее амбициозные даже вынашивали планы захвата столицы и провозглашения себя правителем всей страны. Главными политическими фигурами той эпохи становились владельцы крупных феодальных княжеств - дайме (буквально "большие имена"), основные выразители центробежных тенденций, определявших главное содержание той исторической эпохи.

В боевых сражениях участвовали многотысячные феодальные армии, достаточно хорошо обученные и оснащенные новейшими по тому времени видами оружия, включая огнестрельное. Средние и мелкие феодалы вынуждены были делать выбор в пользу того или иного феодального магната; часто такой выбор оказывался смертельно опасным, поскольку военное поражение покровителя почти всегда вело к их разорению, а нередко и к физическому уничтожению. Но суровая действительность не оставляла альтернативы.

Иэясу рано понял, что речь идет не только о благополучии его клана, но и о будущем страны, недопущении окончательного ее распада на самостоятельные княжества, которых бы ничто не объединяло: ни прошлое, ни настоящее, ни тем более будущее. Поскольку эти феодальные дома объективно олицетворяли собой противоборствующие тенденции, четко проявившиеся в тогдашнем японском обществе (Есимото - центробежную, а Нобунага - центростремительную), то от выбора Иэясу во многом зависело, какая из этих тенденций одержит верх. На начальном этапе своей военной карьеры Иэясу, возможно, и не воспринимал указанную идею слишком глубоко, но его последующие деяния вполне определенно подтверждают его приверженность идее объединения страны. Цели Нобунага стали ему очень близкими и привлекательными.

Ода Нобунага обладал большим мужеством и огромным военным талантом. Его познания в военном деле, особенно в искусстве подготовки и ведении сражений, использования широкого арсенала средств и приемов для достижения победы, удивляли современников, восхищали друзей и союзников и вызывали ярость у многочисленных врагов. Он первым успешно применил на японской земле огнестрельное оружие, в большом количестве доставлявшееся сюда европейскими купцами. Он громил вражеские войска, в несколько раз превосходившие численность его собственных. Иэясу не однократно имел возможность лично убедиться в том, насколько тактика Нобунага превосходила способности других феодалов.

Как раз тогда, когда наметилось сближение Иэясу и Нобунага, первый решил сменить свою прежнюю фамилию Мацудайра на Токугава. В исторической литературе высказываются разные мнения относительно причин, побудивших его к этому. Одни полагают, что Иэясу намеревался четко обозначить своего рода разграничительную линию между ним - главой клана Мацудайра - и всеми остальными его членами, чтобы ни у кого не возникало соблазна претендовать на наследование власти и не только внутри клана. Однако более правдоподобной, хотя в какой-то мере и близкой к первой, представляется точка зрения, согласно которой фамилия Токугава, напоминающая о его древних аристократических корнях, открывала перед Иэясу возможность при определенных условиях претендовать на титул сегуна, которого удостаивались лишь лица знатного происхождения. Сторонники этой версии исходят из признания единой генеалогической линии, связывавшей Иэясу со знаменитым родом Минамото, из среды которого вышел первый японский сегун Минамото Еритомо.

Имея такую фамилию можно было на вполне "законных основаниях" претендовать на это самое высокое, после императора, звание в стране, если, конечно, в будущем появятся для этого соответствующие условия. Как бы то ни было, своим решением Иэясу показал, во- первых, насколько высоко он ценит древние японские традиции, в частности, ту систему правления, которая по вине бездарных правителей на его глазах саморазрушалась и приходила в полный упадок, а во-вторых, весьма явственно проявилась такая черта его характера, как политический прагматизм.

После победоносного исхода битвы при Окэхадзама и дружеской встречи в замке Киесу, в конце которой Нобунага и Иэясу неожиданно для присутствовавших, как отмечают некоторые японские историки, обменялись крепким рукопожатием8 (скорее всего это была открытая демонстрация нерушимости их союза), произошел своеобразный раздел сфер влияния: Иэясу отводилась роль покорителя территорий, лежащих на востоке страны, прежде всего принадлежавших феодальному дому Имагава провинций Суруга и Тотоми, а Нобунага должен был целиком сосредоточиться на южном и западном направлениях с целью покорения центральной части страны и в первую очередь провинций Мино, Оми и Исэ.

Десять лет Нобунага и Иэясу, оставаясь верными букве и духу заключенного между ними союза, успешно выполняли, каждый на своем участке, эту миссию, побеждая общих противников и постепенно расширяя свои территориальные владения. Первое крупное сражение, в котором участвовали объединенные войска Нобунага и Иэясу, разгромившие грозных противников - феодалов Асаи и Асакура, произошла летом 1570 г. у реки Анэгава в северной части провинции Оми, всего в семи километрах от замка, где сосредоточивались войска последних численностью 18 тысяч человек. Им противостояли объединенные силы Нобунага и Иэясу - не менее 23 тысяч человек. Войско Иэясу насчитывало около 6 тысяч. Общая численность задействованных с обеих сторон в этой битве войск составила 47 тысяч9.

Еще за два месяца до этой битвы обстановка в этом районе складывалась не очень удачно для Нобунага. Его войска, относительно легко овладевшие соседней с Мино провинцией Этидзэн, вскоре вынуждены были покинуть ее по причине предательства мужа родной сестры Нобунага, принадлежавшего к феодальному дому Роккаку, владения которого находились как раз в северной части провинции Мино. Есиката - шурин Нобунага - поддержал противников последнего, что резко изменило соотношение сил.

Лишившись надежного тыла - северной части провинции Мино - и оказавшись отрезанным от преданных ему феодалов, Нобунага со своими войсками вынужден был срочно покинуть провинцию Этидзэн и вернуться в свой замок в Гифу, на юге провинции Мино.

Едва оправившись от неожиданного поворота событий, Нобунага предпринял энергичную атаку на замок Одани, принадлежавший дому Асаи и превращенный в крепость, оснащенную мощными оборонительными сооружениями. Боевые действия разворачивались у реки Анэгава, примерно в семи километрах от этого замка-крепости. Несмотря на то, что на помощь Асаи подоспели войска Асакура, прибывшие из провинции Этидзэн, их войска не могли устоять перед объединенной армией Нобунага и Иэясу, оказавшейся намного сильнее противника, превосходя его во всем, но особенно во владении тактическими приемами.

В этом бою с наилучшей стороны проявил себя Иэясу, продемонстрировавший и тонкое понимание характера боя, и методов его ведения. Он проявил также большое личное мужество, храбрость и решительность. В этой военной кампании участвовал и Тоетоми Хидэеси. Союз трех самых крупных и выдающихся военных вождей того времени - Ода Нобунага, Тоетоми Хидэеси и Токугава Иэясу - блестяще выдержал испытание, он помогал этим полководцам одерживать одну победу за другой. Для всех троих победа в крайне важной в стратегическом отношении битве при Анэгава явилась еще одним подтверждением правильности и реальности избранного курса. Это сражение, хотя не все цели были достигнуты (не удалось, в частности, овладеть замком Одани, где скрывалась часть войск Асаи и Асакура, провинция Этидзэн осталась в руках неприятеля), позволило разблокировать стратегически важный район Киото-Осака и тем самым открыло путь к завоеванию новых территорий, которыми владели мятежные феодалы, отвергавшие претензии Нобунага на установление диктатуры.

Тем временем Япония плавно переходила в новую историческую эпоху, главные события и само содержание которой так или иначе были связаны с именами трех великих полководцев. От их понимания характера переживаемого момента и четкого представления, как преодолеть затянувшийся кризис и как необходимо действовать в этих чрезвычайно сложных и весьма специфических условиях, зависело многое, но прежде всего сохранится ли целостность Японии как единого государства и какое будущее ей уготовано. Это были, пожалуй, ключевые вопросы, вокруг которых разворачивались жестокие схватки, никого не оставляя в стороне, жестко требуя от каждого занять вполне определенную позицию.

Это время некоторые исследователи определяют как эпоху личных диктатур, добавляя иногда к ним эпитет "демократический". Историческую эпоху, связанную с именами Нобунага и Хидэеси, в ряде случаев определяют как эру "демократического абсолютизма"10. Данный достаточно краткий период японской истории - немногим более двух десятилетий - при всей его значимости вряд ли может быть отнесен к демократическому этапу. Не только потому, что диктатура и демократия - понятия несовместимые, а главным образом потому, что личности, с именами которых справедливо олицетворяется эта эпоха, по своим политическим и идейным взглядам и практическим деяниям были далеки от принципов и норм демократии. Японское общество, в котором власть как по форме, так и по содержанию представляла собой диктатуру личности, сначала Нобунага, а затем Хидэеси, по своим базовым характеристикам и признакам мало чем отличалось от режима, существовавшего в предшествовавшие времена. В структуре общества, целиком выстроенного по принципу тотального и жесточайшего контроля над людьми, мыслями, нравами и всем укладом жизни, не оставалось места для демократии, даже в самой зачаточной ее форме.

Тем не менее изменения, происходившие в японском обществе во второй половине XVI и начале XVII вв., были достаточно важными, чтобы не оценить их должным образом и не попытаться понять их подлинный смысл и значение. Это время несло на себе сильную печать переходной эпохи и представляло собой своеобразный рубеж, разделивший две во многом противостоявшие друг другу Японии - старую, уходящую, и новую, нарождающуюся. Нобунага и Хидэеси выступили больше как разрушители старых порядков, а Иэясу в роли созидателя новой Японии. Однако вклад всех троих в фундамент здания будущей Японии был исключительно велик. Существенные перемены претерпел главный вектор развития японского общества: феодальные войны, оставаясь по-прежнему жестокими и свирепыми, постепенно обретают новые черты. Они как бы утрачивают свой личностный характер, перестают играть самоопределяющую роль в жизни общества, превращаясь в борьбу двух противоборствующих лагерей: одного, выступавшего за ликвидацию феодальной раздробленности страны и ее объединение под властью единого верховного правителя, одежды которого уже успел примерить на себя Нобунага, и второго, боровшегося против объединительного движения и пытавшегося сохранить за собой, по существу, неограниченную власть на местах, а если появится возможность, то и продолжить территориальную экспансию.

Эпоха "воюющих государств", когда все воевали против всех, расколола класс феодалов на сторонников и противников воссоздания единого японского государства. Последствия этого еще долго давали о себе знать в переходную эпоху, когда прошлое и будущее не только соседствовали друг с другом, но и вели смертельную борьбу между собой, воздействуя на ту или иную форму исторического и культурного процесса. Возможно, впервые за многовековую японскую историю страна оказалась под властью людей, которые ни своим происхождением, ни социальным положением, казалось бы, не могли и мечтать, что когда-нибудь окажутся у кормила правления в стране, где родословие и принадлежность к знатным домам и фамилиям соблюдались неукоснительно. Этим требованиям не отвечали ни Нобунага, ни тем более Хидэеси. Первый, хотя и происходил из феодальной семьи, но не вполне знатной. Что касается Хидэеси, то он и вовсе был без рода и племени, даже в кругу близких ему людей считался "выскочкой". В силу случайного стечения обстоятельств он оказался на гребне политической жизни, что позволило ему проявить природную одаренность и недюжинный талант военачальника.

Новые времена оказались для Иэясу началом его бурной и блестящей карьеры как выдающегося военного и мудрого государственного деятеля. Многим он был обязан знакомству, сотрудничеству и дружбе с Нобунага. Это позволило ему осуществить самые дерзновенные, с детских лет вынашиваемые планы по захвату и подчинению обширных территорий на востоке страны. Нобунага не только поддержал воинственные устремления Иэясу, но и всячески содействовал их осуществлению. Так было, в частности, когда на пути реализации этих планов встал могущественный феодальный владетель Такэда Сингэн (1521 - 1573), властвовавший на огромном пространстве восточной части страны, владевший провинциями Каи и Синано. Обеспокоенный заметно растущей военной мощью Иэясу, который, собственно, и не скрывал планов расширения своих владений за счет присоединения соседних территорий, в том числе и принадлежавших клану Такэда, последний решил нанести упреждающий удар. Его войска вторглись на территорию граничившей с его владениями провинции Тотоми и стали стремительно продвигаться по направлению к Хамамацу, важному пункту на главной дороге страны - Токайдо.

450px-Tokugawa_Ieyasu2.JPG

Ieyasu_oblad1.pngTokugawa_prapor.pngIeyasu_oblad.png

Его доспехи и знамя

800px-Mikatagahara_no_tatakai.jpg

Битва при Микатагахара

447px-Mikatagaharasenekizou.jpg

Такая заточка была у Иэясу после битвы при Микатагахара

1024px-Sekigaharascreen.jpg?uselang=ru

Битва при Сэкигахара

800px-Osaka_Castle_Nishinomaru_Garden_April_2005.JPG

Замок Осака

Honda_tadatomo1.png

Битва за замок Осака

400px-NikkoHoto5147.jpg

800px-Nijo_Castle_J09_24.jpg

337px-Tokugawa_Ieyasu_in_Hamamatsu_1.JPG

Памятник Токугаве Иэясу в Хамамацу

Поначалу Иэясу предполагал, что захват этого города-замка не входит в планы Сингэна, преследовавшего более важную цель - захват столицы. Иэясу установил слежение за продвижением его войск на запад, одновременно, опасаясь осложнения военной ситуации, он обратился за помощью к Нобунага с просьбой о подкреплении. Нобунага быстро откликнулся и направил в провинцию Тотоми свои войска, которые во взаимодействии с армией Иэясу остановили продвижение войск Сингэна, а затем и вступили в бой с ним. Сражение произошло 6 января 1573 г. у местечка Микатагахара к северезападу от Хамамацу, где располагалась ставка Иэясу. Это был скоротечный и беспорядочный рукопашный бой, который длился всего два часа и проходил в темное время суток. Более подготовленная и лучше обученная для ведения подобных боев армия Сингэна имела очевидное преимущество. Ее солдаты забросали камнями воинов Иэясу и Нобунага, которые, не имея достаточного опыта ведения ночных боев, вынуждены были отступить, оставив на поле битвы сотни своих солдат. Число жертв с обеих сторон составило примерно две тысячи человек11.

Сражение, хотя и имело в сущности местное значение, оказало немалое влияние на расстановку сил в этом регионе, явилось фактором, сдерживавшим осуществление планов Иэясу по установлению в этой части страны своего полного и безоговорочного господства. Такэда Сингэн, силу которого явно недооценили должным образом ни Нобунага, ни Иэясу, мог сорвать осуществление их объединительной миссии, ибо он сам надеялся выступить в этой роли. Неизвестно, как развивались бы события и как сложилась бы судьба этих двух военных вождей, да и всей страны, если бы не скоропостижная смерть Сингэна от до конца не выясненной тяжелой инфекционной болезни. Его сын двадцатидевятилетний Кацуери, возглавивший после смерти Сингэна клан Такэда, уступал своему отцу во всех отношениях, но особенно по части полководческого искусства. Все это отрицательно сказалось на состоянии некогда могущественной, профессионально хорошо обученной армии, которая, собственно, не могла сколько-нибудь серьезно противостоять армиям Нобунага и Иэясу. Сокрушительное поражение Кацуери в битве при Нагасино, в ходе которой войска Нобунага и Иэясу впервые широко использовали пехотинцев (асигару), вооруженных огнестрельным оружием, отбило у нового главы этого клана всякую охоту продолжать дело отца и вести борьбу против своих смертельных врагов. Он прожил еще семь лет в своей родной провинции Каи, отошел от активных дел и вел, по существу, затворническую жизнь. Он умер в 1582 г. в возрасте 36 лет.

Между тем Иэясу, пользуясь полной поддержкой Нобунага, продолжал наращивать силы, шаг за шагом расширяя и укрепляя свою власть и влияние на востоке страны. Казалось, что события в этом регионе развиваются именно так, как они были задуманы новыми фактическими властителями, и ничто не могло изменить ход и исход событий. Время работало на них. И вдруг свершилось то, чего меньше всего ожидали не только Иэясу, но и все сторонники Нобунага, расценившие это как удар ножом в спину. Ода Нобунага стал жертвой заговора, организованного одним из его боевых генералов Акэти Мицухидэ. Трагические события, разыгравшиеся на рассвете 1 июня 1582 г. в столичном храме Хоннодзи, где остановился на ночлег прибывший в Киото Нобунага, в результате которых погибли Нобунага и его старший сын - Нобутада, привели его союзников в шоковое состояние. Печальная весть с быстротой молнии облетела всю страну, вызвав у одних искреннюю скорбь, а у других нескрываемую радость и бурное ликование, поскольку они искренне поверили в реальность восстановления старых порядков. Пока в стане противников Нобунага, включая высших столичных сановников, судили и рядили, как будут дальше развиваться события, среди генералов, сохранявших верность его идеалам, обсуждался другой вопрос: кто станет его преемником. Наиболее реальными претендентами на власть были Хидэеси и Иэясу. Шансы последнего оценивались даже выше, но события развернулись так, что Хидэеси оказался ближе к власти. Этому не в последнюю очередь способствовал и сам Иэясу, занявший, как всегда, выжидательную позицию.

Между тем Иэясу был не только ближе всех к Нобунага, но и располагал серьезной военной силой, которую мог применить в схватке за лидерство. Отношения между ними были настолько близкими и теплыми, что окружение воспринимало этих двух военачальников как одно целое. Их тянуло друг к другу. Они часто встречались, проводили многочасовые беседы, обсуждая самые важные вопросы, в том числе связанные с будущим устройством Японии, участвовали в чайных церемониях, посещали театрализованные представления, которые специально для них организовывались, выезжали вместе на соколиную охоту, любовались красотами столицы и ее окрестностей.

Нобунага питал к Иэясу теплые и нежные чувства, высоко чтил его полководческий талант, добропорядочность, деловые и человеческие качества, прислушивался к его мнению, высоко ценил ум и удивительную проницательность. Со своей стороны, Иэясу преклонялся перед Нобунага, обожествлял его, признавал его лидерство, восхищался его качествами прекрасного полководца, талантливого государственного деятеля, способного организатора. Их отношения отличались полным взаимным доверием, открытостью, искренностью и откровенностью.

Казалось, что все это позволяло Иэясу занять четкую и решительную позицию и заявить о своих вполне обоснованных претензиях на власть. Он мог использовать и то обстоятельство, что первым узнал о разыгравшейся в столице трагедии, поскольку находился неподалеку от Киото, во всяком случае намного ближе, чем остальные военачальники, занятые военными кампаниями на окраинах страны. Ему не стоило бы большого труда захватить столицу, подавить мятеж, ликвидировать заговорщиков и провозгласить себя верховным правителем. Но он почему-то не воспользовался благоприятной для него ситуацией и предпочел иное решение. Тем временем его шансы захватить власть, казавшиеся вполне реальными, быстро улетучивались, разбиваясь о его нерешительность и медлительность. Время уходило, и вместе с ним несбыточными становились упущенные возможности.

Почему же все-таки Иэясу не решился на шаг, который открывал перед ним прямой и кратчайший путь к власти? На этот вопрос до сих пор нет достаточно ясного и убедительного ответа. Возможно, промедление Иэясу с принятием решения было продиктовано стремлением выждать момент и действовать наверняка, а может быть уверенностью, что его звездный час еще не настал.

Некоторые японские исследователи полагают, что Иэясу, находившийся в момент разыгравшейся в столичном храме Хоннодзи трагедии в небольшом портовом городе Сакаи, близ Осака, намеревался направиться в столицу, но не поступил так, опасаясь за собственную жизнь. Не решившись атаковать Акэти, он в сопровождении немногочисленной свиты направился в провинцию Исэ, а уже оттуда вернулся к себе, в провинцию Микава. Те, кто сопровождал Иэясу и тем самым спас его от возможных дорожных неприятностей, были жители провинции Ига, доказавшие ему свою преданность. В дальнейшем, придя к власти, он из этой категории набирал охрану для своего замка12.

Известный японский историк Кувата Тадатика, пытавшийся на основе изучения и сопоставления ряда исторических документов восстановить хронологию событий, считает, что у Иэясу не было каких-либо поползновений встревать в дела с неизвестным исходом, тем более, что, как пишет этот автор, Иэясу всегда был весьма рассудительным и никогда не действовал сгоряча. При обсуждении кризисной ситуации, на которое Иэясу созвал всех, кто сопровождал его в этой поездке, было решено немедленно покинуть Сакаи и направиться в свою провинцию Микава. Самое опасное, что могло угрожать его жизни, так это дорога, которая пролегала через весьма неспокойную провинцию Ига. Впрочем, на сей раз все обошлось благополучно. Жители этой провинции продемонстрировали к Иэясу вполне дружеское расположение, а 200 их представителей, в основном из числа владельцев небольших поместий (так называемые дзисамураи), сопровождали его до побережья Сиранохама в провинции Исэ, откуда Иэясу и его свита, погрузившись на судно, приплыли в порт Оминато в провинции Микава. Отдавая должное боевым заслугам жителей провинций Ига, Иэясу, став сегуном, приглашал их на службу в администрации и в охране13. Как бы то ни было, вполне очевидно, что в тех действительно сложных условиях, когда ход событий невозможно было предугадать, Иэясу по-прежнему придерживался своей излюбленной тактики выжидания, которая не раз позволяла ему выходить невредимым из самых трудных ситуаций.

Между тем время шло, и то, что в силу своего характера не решился сделать Иэясу, с успехом осуществил Хидэеси, у которого не возникало никаких сомнений, как следует ему поступать в неожиданно сложившейся ситуации. И хотя он со своими войсками находился далеко от столицы, готовясь атаковать боевые позиции одного из наиболее могущественных феодалов западной Японии - Мори Тэрумото, это не помешало ему принять быстрое решение и немедленно двинуть войска на Киото для подавления мятежа генерала Акэти. В открытом бою Хидэеси нанес сокрушительное поражение войскам Акэти, никак не ожидавшего столь стремительного броска Хидэеси, сумевшего за короткое время настичь и уничтожить предателя. В завязавшемся на подступах к столице бою Акэти был убит, а Хидэеси победителем вошел в город, тем самым заявив о себе как о единственно реальном претенденте на верховную власть в стране.

Летом 1582 г., когда погиб Ода Нобунага, закончилась его эра и начался отсчет новой эпохи - эпохи Тоетоми Хидэеси. Правление Нобунага длилось всего 17 лет, если началом считать 1565 год, когда, воспользовавшись резким обострением отношений внутри правящей сегунской династии, результатом чего стала смерть сегуна Еситэру, он вошел с войсками в столицу, продемонстрировав тем самым свою силу и готовность самолично управлять страной. Если же за исходный пункт брать 1573 г., когда был низложен пятнадцатый по счету тридцатишестилетний сегун Есиаки (1537 - 1597) из правившей тогда династии Асикага, назначенный самим Нобунага, и когда, в сущности, был ликвидирован институт сегунов, то срок его пребывания у власти сократится до девяти лет. Так или иначе, он пребывал у власти непродолжительное время. К тому же подвластными ему были далеко не все японские земли. Можно считать, что он находился лишь в самом начале пути к объединению Японии и созданию единого государства на японской земле. Теперь остававшийся еще очень длинным и тяжелым отрезок этой трудной дороги предстояло пройти уже под водительством Хидэеси, мужественно взвалившего на свои плечи эту тяжелую ношу.

Что касается Иэясу, то ему предстояло пережить трудные дни: необходимо было срочно и, по существу, заново выстраивать свои отношения с новым правителем. Конечно, наступившая эпоха сохраняла многие черты, связывавшие ее с эрой Ода Нобунага, да и главное ее содержание тоже не изменилось, поскольку неизменными оставались цели объединительного процесса, однако характер отношений между главными его участниками не мог не претерпеть определенных изменений. И хотя внешне взаимоотношения Хидэеси и Иэясу оставались вполне респектабельными и уважительными, на самом деле они были не такими уж безоблачными. То, что Хидэеси прилюдно называл Иэясу "человеком долга" (ритигимоно)14, еще ни о чем не говорило и тем более не могло скрыть неприязнь Хидэеси к Иэясу, порожденную чувством зависти и скрытым соперничеством. Стремление быть как можно ближе к Нобунага, различия в происхождении и социальном положении, не говоря уже о способностях в области военного искусства, лишь усиливали соперничество между ними, заставляя при этом соблюдать определенный декорум, чтобы скрывать свои подлинные чувства и мысли.

При жизни Нобунага разногласия между Иэясу и Хидэеси не выходили за рамки личных отношений и не влияли сколько-нибудь существенно на определение целей борьбы, разработку тактики и стратегии. Слишком велик был авторитет Нобунага для обоих. Тогда никому и в голову не могло прийти желание сравнивать Нобунага и Хидэеси, а тем более противопоставлять их.

То, что не позволяли себе военачальники, нисколько не смущало впоследствии японских историков. Некоторые из них, пытаясь выявить различия между Нобунага и Хидэеси, утверждают, что Нобунага был не столь выдающейся личностью, как его представляют, что он был якобы психически неуравновешенным, откуда проистекают его необузданная жестокость и крайнее высокомерие. Именно это, считают они, отличало Нобунага от Хидэеси, который был более уравновешенным, терпимым и покладистым по отношению к своим подчиненным15.

Однако для умного и хитрого Иэясу такого вопроса никогда не существовало. Сравнение этих двух личностей было для него абсолютно неприемлемым. Высоко оценивая Нобунага, он считал его одним из самых выдающихся военных и государственных деятелей едва ли не за всю историю Японии. Правда, Еритомо он все же ставил выше Нобунага. Хидэеси же он рассматривал как выскочку "смутного времени", случайно оказавшегося на гребне политических событий и не обладавшего для своего выдвижения необходимыми качествами. Тем не менее судьба движения за объединение японских земель и создание единого государства оказалась в руках Хидэеси, и Иэясу ничего не оставалось, как налаживать нормальные отношения с новым лидером, не забывая при этом, разумеется, и о своих собственных интересах.

Внезапная гибель Нобунага повергла в состояние панической растерянности не только его противников, но и сподвижников из числа военачальников и влиятельных феодальных кругов, поддерживавших его планы воссоединения страны и укрепления японской государственности. Сложившуюся крайне тревожную ситуацию многие оценивали по-своему, пытаясь определить свое место и свою роль в событиях, развитие которых могло принять и совершенно иную конфигурацию. Стремительное восхождение Хидэеси встретило понимание и поддержку далеко не у всех авторитетных военачальников из лагеря Нобунага. Некоторые в этой роли видели сына Нобунага - Нобукацу, который вначале принял сторону Хидэеси, а затем отказался от этого, посчитав, что своим слишком пышным и неоправданно помпезным восхождением Хидэеси, сопровождавшимся прямо-таки карнавальным шествием, оскорбил память о его отце и поэтому не может считаться продолжателем дела Нобунага. В этом активно поддерживал его и Иэясу, хотя это противоречило его обычной выжидательной тактике. Негативное отношение Нобукацу к Хидэеси выразилось и в таком коварном и жестоком поступке, как принуждение троих своих советников к самоубийству на том только основании, что они питали дружеские чувства к Хидэеси.

Все указывало на то, что избежать открытого вооруженного столкновения двух армий - так называемой Западной, которой командовал Хидэеси, и Восточной, объединившей войска Иэясу и Нобукацу, не удасться. Широкомасштабные военные действия развернулись весной 1584 г. на территории четырех провинций - Овари, Ига, Исэ, владельцем которых был Нобукацу, и Микава, родовой провинции Иэясу. Главные сражения проходили в районе населенных пунктов Комаки и Нагакутэ. В начале кампании превосходство было на стороне Хидэеси, что в определенной мере объяснялось тем, что он использовал момент внезапности для вторжения своих войск в пределы провинции Овари и захвата замка Инуяма, имевшего стратегическое значение. Однако Иэясу и Нобукацу, укрепив оборонительные линии своих войск, расположили их примерно в 10 км от главных сил Западной армии в окрестностях Комаки.

Развивая наступление, ударные силы армии Хидэеси вошли на территорию соседней с Овари провинции Микава, где они были перехвачены и полностью разгромлены. В битве при Нагакутэ, которая произошла 18 мая в "час лошади" (полдень), войска Хидэеси потерпели сокрушительное поражение. Вскоре он вынужден был покинуть театр военных действий и возвратиться в свой Осакский замок, опасаясь, что его столь длительное отсутствие (более двух месяцев) может спровоцировать крупного феодала Тесокабэ Мототика, владевшего тремя провинциями на острове Сикоку, на захват главной цитадели Хидэеси и всего прилегающего к замку и городу района. Военная кампания, начатая Хидэеси, в которой, по некоторым оценкам, с обеих сторон было задействовано более ста тысяч войск, завершилась убедительной победой Иэясу. Обе армии понесли тяжелые потери, оцениваемые в более чем десять тысяч человек. Большую часть этих потерь понесла армия Хидэеси16.

Из всех сражений, проведенных до этого Хидэеси, это было, пожалуй, самым крупным его поражением. Как справедливо отмечают некоторые японские историки, военная кампания Комаки-Нагакутэ имела далеко не только местное или локальное значение. Сражения армий Хидэеси и Иэясу происходили и на других территориях, в частности, в провинциях Исэ, Идзуми, Синано и др. Однако данное сражение, как для Хидэеси, так и для Иэясу, имело куда большее политическое и дипломатическое, нежели военное значение. Иэясу сумел одержать победу в этом местном бою, хотя в войне, которая охватывала, по существу, всю страну, он по-прежнему находился в подчинении Хидэеси17. Рассказывают, что однажды в кругу своих сподвижников Хидэеси, бахвалясь своими боевыми успехами, заявил, что ни в одной из многочисленных битв, в которых он участвовал, не терпел поражения. Присутствовавший на этой встрече Иэясу тут же отреагировал на его слова, воскликнув: "Вы что забыли Комаки? В военных делах нужна точность". Хидэеси ничего не ответил и тут же покинул помещение18.

Одним из важных результатов победы в военной кампании Комаки - Нагакутэ стало то, что Иэясу помимо ранее принадлежавших ему провинций Микава, Тотоми и Суруга, стал обладателем еще двух - Каи и Синано. Теперь он владел уже пятью провинциями.

Иногда высказывается мнение, что Иэясу сознательно обострял ситуацию, доводя ее до военной развязки, используя в этих целях сына Нобунага - Нобукацу и стремясь продемонстрировать Хидэеси свою реальную военную мощь. Эти расчеты сводились к тому, что в случае, если эта сложная интрига возымеет определенное действие, то может возникнуть ситуация, когда он готов будет признать власть Хидэеси, но и себе обеспечить выгодное положение в руководстве новой военной коалиции, складывавшейся уже после гибели Нобунага19. Похоже, этот его план, если он действительно существовал, был успешно реализован, и Иэясу тем самым получил практически полную свободу действий, что позволило ему расширять свои владения на востоке страны.

К концу 1584 г. между Хидэеси и Иэясу было заключено перемирие, которое отвечало интересам обеих сторон, но и оно, как прекрасно понимали и Хидэеси, и Иэясу, лишь на какое-то время снимало напряженность в их взаимоотношениях, внося необходимое успокоение в ряды их сторонников и сподвижников. Каждый из них тем не менее продолжал рассчитывать на свой собственный успех. Хидэеси казалось, что, обеспечив надежную безопасность на восточном фланге, ему удасться сконцентрировать свои силы на западном участке, продолжить кампанию по покорению мятежных территорий, расположенных к западу от столицы. Лишь после этого он предполагал серьезно заняться восточным регионом, где безраздельно хозяйничал Иэясу. Последнему тоже выгодно было сковать действия Хидэеси границами западной Японии, а самому тем временем поставить под свой контроль все восточные земли, превратившись в единственного и полновластного хозяина этой огромной территории. Не трудно предположить, что подобные настроения Иэясу были хорошо известны Хидэеси, постоянно следившего за поведением и действиями своего союзника, которому он, пожалуй, никогда не доверял полностью. Главным для Хидэеси было не допустить слишком быстрого роста военного могущества Иэясу и стремительно растущего его влияния на события не только местного, но всеяпонского масштаба.

Все эти годы каждый из них старался не отходить слишком далеко от той позиции, при которой даже плохой мир лучше вполне возможного вооруженного противостояния сторон. К тому же они полностью погрузились в решение своих неотложных задач. Хидэеси втянулся в масштабные военные операции, которые он вел на островах Сикоку и Кюсю, а Иэясу усиленно занимался обустройством своих провинций, совершенствуя систему их административного управления. В то же время он продолжал расширять свои владения, покоряя все новые земли на востоке страны. Серьезной угрозой этой его территориальной экспансии был могущественный феодал Ходзе Удзимаса, владения которого располагались в одном из самых богатых районов страны - Канто, состоявшем из восьми провинций, протянувшихся к востоку от столицы. Понимая, что собственными силами ему не одолеть столь грозного соседа, он призвал на помощь Хидэеси. Два полководца вновь объединили свои силы и в 1590 г. после пятимесячной осады захватили главный замок противника - Одавара. В этом сражении Ходзе был убит, а его армия, лишившаяся своего предводителя, распалась и не являлась уже реальной военной силой.

Свержение клана Ходзе открыло перед Иэясу возможность беспрепятственно продвигаться и захватывать все новые земли, превращая их в подвластные себе территории. Восточная Япония была близка к тому, чтобы стать подлинной вотчиной Иэясу. Для Хидэеси победа над Ходзе тоже имела важное значение. С ней он связывал свои надежды на скорое завершение долгой и тяжелой войны за объединение страны. Правда, и после совместных боевых действий против Ходзе образ строптивого и непокорного Иэясу окончательно не рассеялся, а, возможно, еще больше укрепился в сознании Хидэеси. Это заставило его искать новые, более эффективные средства, способные сдерживать непомерные территориальные притязания Иэясу. Одно из таких средств сводилось к тому, чтобы побудить Иэясу добровольно отказаться от принадлежавших ему пяти провинций (включая его родную провинцию Микава), а взамен получить четыре другие провинции - Мусаси, Идзу, Кодзукэ и Симодзукэ, которые по общей площади не уступали прежним, даже превосходили их. Тем не менее такой "обмен" имел и очевидные минусы для Иэясу. Во-первых, этот район был не очень хорошо ему знаком, а во-вторых, предстояло практически заново обустраивать его, возводить здесь новые оборонительные сооружения, решать множество сложных задач экономического и административного характера, оборудовать места расквартирования войск и т.д. и т.п. Поэтому поначалу Иэясу воспринял это без особого энтузиазма и даже с некоторым огорчением. Но зная крутой нрав Хидэеси и не желая нового обострения отношений, он вынужден был согласиться с этим его решением. Цель Хидэеси, очевидно, заключалась в том, чтобы держать Иэясу как можно дальше от столицы и вообще от главных политических событий, ограничив его действия пределами восточной Японии, искусственно отгородив ее от остальной территории страны.

Уже в то время стали отчетливо проступать признаки того, что в развитии Японии вновь обозначились две линии - "западная" и "восточная". Первая была представлена Хидэеси, а до этого его предводителем Нобунага, а вторая - Иэясу, судя по всему, начавшему возвращаться к временам первого сегуна Минамото Еритомо, который являлся для него выразителем подлинно японских традиций и нравов, служил тем образцом, которому необходимо во всем подражать. За пять столетий до этого Япония уже проделывала сложный исторический зигзаг, развиваясь по ломаной линии - от сегуната Камакура, возникшего как выразителя духа и интересов именно восточных феодалов, к сегунату Муромати, появление которого означало победу Запада над Востоком. Теперь движение японской истории как бы вновь вышло на путь, овеваемый сильными восточными ветрами. Эта линия окончательно утвердится несколько позже, а пока еще в течение ряда лет Иэясу будет вести нелегкую борьбу за остававшиеся неподеленными между членами новой элиты территории на востоке и исподволь готовиться к строительству нового японского государства, которым, в чем у него не было сомнений, править будет именно он.

Лишившись в результате обмена территориями своего родового замка Оказаки в Микава, Иэясу стал лихорадочно подыскивать новое место, где можно было бы разместить свою администрацию и откуда было бы удобно управлять принадлежавшей ему огромной территорией на востоке страны. Его выбор пал на небольшой рыбацкий поселок под названием Эдо (дословно "Речные ворота"), расположенный на тихоокеанском побережье основного острова Хонсю, где залив вдавался в широкую часть суши. Здесь же располагалась небольшая крепость, построенная в середине XV в. с оборонительной целью местным маловлиятельным феодалом Ота Докан. Это место устраивало Иэясу, по крайней мере, по трем причинам. Во-первых, оно располагалось в той части острова Хонсю, откуда он мог управлять своими владениями эффективно. Во-вторых, здесь пролегали жизненно важные не только сухопутные, но и водные пути, приобретавшие все большее как экономическое, так и политическое значение. Наконец, отсюда было недалеко до города Камакура, где когда-то располагалась ставка Еритомо (очень важный для Иэясу факт).

Строительство нового города, где предполагалось разместить резиденцию Иэясу, его администрацию, членов дома Токугава и многочисленных вассалов, с самого начала приняло такие масштабы и размах, которые не знал ни один из многочисленных замков- городов, возникавших в те времена по всей Японии. Непременным и главным атрибутом таких городов был замок, служивший одновременно и крепостью, и резиденцией крупных местных феодалов. План застройки был тщательно продуман, а строительные работы настолько грандиозны, что не оставалось сомнений: на побережье, на сильно заболоченной территории, отделявшей сушу от океанских просторов, сооружается нечто невиданное. Было очевидно, что речь шла о закладке города, которому суждено стать новой столицей новой страны. В этом отношении строительство города Эдо можно в чем- то сравнить с возведением Санкт-Петербурга, разумеется, не по облику и тем более не по размерам этих городов, а по некоторой схожести их судеб как столиц, вобравших в себя новые веяния и тенденции в развитии этих государств. Правда, будущий Токио (как Эдо стал называться после падения дома Токугава) начал возводиться на целое столетие раньше Санкт-Петербурга.

Строительство новой резиденции Иэясу проходило в обстановке, когда Хидэеси, обуреваемый навязчивой идеей военной экспансии на материк, вел подготовку к этому вторжению и не мог лично следить за тем, как шло гигантское строительство новой штаб- квартиры Иэясу и города-замка, а тем более помешать этой стройке, в которую вовлекались все новые массы людей, доставляемые из близлежащих провинций. Иэясу в полной мере использовал эту ситуацию в свою пользу. Когда в 1592 г. началось вторжение в Корею, которой отводилась роль первой жертвы на длинном и долгом пути покорения Китая, а в случае военных успехов, и Индии, градостроительные работы находились уже в самом разгаре. Иэясу выступал против посылки войск в Корею, считал японскую экспансию на материк большой ошибкой, могущей в будущем обернуться большой бедой для самой Японии. Мнение Иэясу, о котором знал или, по крайней мере, мог догадываться Хидэеси, не повлияло на принятое последним решение. Более того, какое-то время, пока шли военные действия в Корее, Иэясу находился на Кюсю, где располагалась военная ставка Хидэеси, осуществлявшего общее руководство военной кампанией на Корейском полуострове.

Между тем строительные работы в Эдо и в отсутствие Иэясу не только не останавливались, но приобретали все более широкие масштабы: проводились сложные дренажные работы по осушению болот, создавались судоходные каналы, практически заново возводилась система обеспечения жителей города питьевой водой и т.д. Однако главным объектом строительства стал огромный замок, который представлял бы собой не только мощную военную крепость и место постоянного обитания членов токугавской фамилии, но и являлся бы символом будущей Японии. И хотя Эдо, по замыслу его создателей, предстояло быть главным городом страны, его планировка отличалась от древних столиц - Нара и Киото, которые, четко следуя классическому китайскому образцу, возводились в форме квадрата, внутри которого проходили прямые улицы - с севера на юг и с запада на восток. В Эдо же улицы расходились радиально из одного центра, представленного массивным замком-дворцом. Своеобразны были и многочисленные городские постройки.

Замок Эдо, более двух с половиной столетий служивший постоянной штаб-квартирой сегуната Токугава, вызывал у современников чувство и удивления, и восхищения. Поражали прежде всего масштабы сооружения, равного которому в то время не было в мире. Длина высоких и мощных крепостных стен со множеством сторожевых башен и встроенными в них бойниц, составляла по периметру 16 км. Крепость окружали широкие рвы, наполненные водой. Внутри ее был воздвигнут еще один ряд укреплений в виде крепостного вала длиною 6,4 км и высоких стен. Огромная замковая территория была поделена на четыре участка, на которых располагались различные строения, как правило, одноэтажные, предназначавшиеся для проживания в них членов сегунской династии, а также служебные помещения, где располагалась администрация сегуна.

Однако главной достопримечательностью замка была высокая башня, которую можно было видеть на огромном расстоянии со всей округи. В проектировании и строительстве замка принимал непосредственное участие сам Иэясу. Замок предназначался прежде всего для военных целей и должен был представлять собой настоящий бастион. Впрочем эту роль ему не суждено было сыграть. Предназначение замка в конечном счете свелось к трем основным функциям: резиденция сегуна; местопребывание его правительства или администрации; место проведения официальных приемов знатных феодалов и высоких государственных сановников.

На некотором расстоянии от замка через небольшую речку - приток главной водной артерии города Сумидагава в его самой узкой части был построен деревянный мост длиною почти в 70 и шириной немногим более 8 м. Берега реки с обеих сторон были выложены гранитом, который использовался и на строительстве замка. Его доставляли на стройку из близлежащих провинций, главным образом морем. Сооружение, по тем временам достаточно большое, получило название Мост Японии (Нихомбаси). Это было самое оживленное в городе место. На нем густой сетью располагались торговые лавки. Мост, наряду с замком, стал исторической достопримечательностью города. Существуют разные объяснения происхождению его наименования. Одним из них является утверждение, что в строительстве моста принимала участие вся Япония. По мнению А. Л. Садлера, бывшего профессора центра восточных исследований университета Сиднея, более правдоподобна версия, согласно которой именно от этого места начинался отсчет расстояний, фиксируемых на главных магистралях, расходившихся по разным направлениям от Эдо. На этих трактах через каждый ри (четыре километра) устанавливались каменные столбы, отмечавшие расстояние от Моста Японии20.

В ходе застройки Эдо постоянно шло наступление на море с целью расширения территории города. Город отвоевывал у моря все новые пространства. Сам замок подступал к заливу настолько близко, что во время прилива океанские волны достигали его крепостных стен. Небывало быстрыми темпами строились новые улицы, фешенебельные особняки, в которых селились представители знатных домов, кварталы ремесленников и торговцев, прибывавших в Эдо из разных частей страны, объединявшихся в цехи и гильдии, и создававших здесь свои поселения.

Современников, наблюдавших за ходом строительства города, помимо его размаха и темпов, поражали еще две особенности. Во-первых, здесь возводились более широкие и длинные улицы по сравнению с другими японскими городами с их невероятно тесными и узкими улочками, на которых часто трудно было разъехаться двум рикшам. Во-вторых, необычайно быстро росло население города, чего не наблюдалось, пожалуй, ни в одной другой стране мира. Уже в начале XVII в. в Эдо проживало 150 тыс. жителей, причем их численность продолжала стремительно увеличиваться, достигнув к концу этого века 350 тыс. человек21. Таких темпов роста городского населения не наблюдалось ни в одной другой стране мира. Эти цифры особенно впечатляют на фоне данных об общей численности населения Японии, в конце XVI в. составлявшей 18 млн. человек, а за следующее столетие возросшей еще на 6 млн. и достигшей 24 млн. человек22. Если в конце XVI - начале XVII в. население города Эдо составляло 0,8% всего населения страны, то к концу XVII в. этот процент достиг 1,5.

Примерно треть всего населения Эдо составляли самураи, в число которых входили как непосредственные вассалы Иэясу (хатамото), переселившихся в большом количестве в Эдо, чтобы быть поближе к своему сюзерену, так и многочисленные представители военного дворянства (самураи), сопровождавшие крупных местных феодальных владетелей во время их пребывания в Эдо, как того требовала жесткая система посменного нахождения дайме при дворе сегуна (санкин-котай), обязывавшая так называемых посторонних дайме в течение года проживать со всей своей свитой в Эдо, демонстрируя таким образом свою лояльность к центральной власти. Влиятельные феодалы, соревнуясь друг с другом, возводили в городе роскошные особняки для себя и членов свой семьи, а также жилые строения для домочадцев и личной охраны. Огромное число воинов, постоянно и временно проживавших в Эдо, давало повод именовать этот город "столицей самураев".

Среди гражданского населения города преобладали торговцы и ремесленники. Последние прибывали в большом количестве отовсюду и были самых разных специальностей - плотники, столяры, кузнецы, мастера по ковке металла, изготовлению изделий из серебра, портные, сапожники и т.д. Они кучно селились в отведенных им кварталах, получивших названия в соответствии с наименованием профессии проживавших там мастеров. Неподалеку от этих кварталов располагались торговые лавки, в которых продавали рыбу, овощи, фрукты, всякую иную снедь, доставляемую со всей округи. Не только местные жители, но и иностранцы, впервые посетившие Японию, не скрывали своего восхищения архитектурой нового города, величественным видом замка, очень привлекательными в своем колоритном национальном убранстве улицами, каждую из которых украшали искусно разрисованные ворота.

До сих пор многих поражают сроки, за которые практически на пустом месте был воздвигнут город, сохраняющий славу одной из самых крупных и красивых столиц мира. Первый этап городского строительства занял всего 15 лет. Этот срок мог быть и того меньше, если бы Иэясу не приходилось довольно часто отвлекаться на другие дела. В частности, когда Хидэеси после завершения военной кампании на Корейском полуострове возвратился в свою постоянную резиденцию в Осака, ему пришла идея построить новый замок, где бы уставший от жизни и заметно постаревший диктатор мог провести свои последние годы в окружении близких и дорогих ему людей. Место для замка было выбрано примерно на полпути от Осака до Киото. В строительстве замка вместе с другими феодалами, входившими в круг ближайших сподвижников Хидэеси, должен был продемонстрировать свое усердие и Иэясу. Фактически же это означало, что он должен был ослабить внимание к строительству своего детища - Эдо, вкладывая свои средства и направляя строителей на стройку замка Фусими, дабы не навлечь на себя гнев и подозрение со стороны Хидэеси. На сроки завершения строительства города Эдо повлияли и неожиданно возникшие трудности, связанные со сложными дренажными работами на прилегающей к морю территории, а также с устройством обводных каналов, рытьем колодцев и артезианских скважин, призванных решить проблему хронической нехватки питьевой воды, особенно в связи с быстрым ростом городского населения.

Политическая и военная ситуация в стране не располагала Хидэеси к беззаботной жизни, которую он бы вел, отгородившись от насущных проблем толстыми стенами замка Фусими. Два вопроса беспокоили его особенно: ухудшение состояния здоровья, что вызывало серьезную тревогу как у него самого, так и у ближайшего окружения, а также передача власти после его кончины малолетнему сыну Хидэери.

Хидэеси понимал, что с его решением вопроса о наследовании власти могут не согласиться даже его сторонники, поскольку это противоречило многовековым японским традициям, согласно которым передача власти по наследству - исключительная прерогатива императоров и сегунов. Больше всего он опасался позиции Иэясу.

Находясь на смертном одре, Хидэеси вызвал к себе пятерых своих самых могущественных и влиятельных сподвижников и сообщил им, что хотел бы, чтобы после его смерти власть перешла к сыну, а они служили бы ему так же преданно и искренно, как служили отцу. В этот Совет старейшин (го-тайро), которому Хидэеси вверял не только опекунские функции, но и судьбу страны, вошли Токугава Иэясу, Маэда Тосииэ (1538 - 1599), Мори Тэрумото (1553- 1625), Уэсуги Кагэкацу (1555 - 1623) и Укита Хидэиэ 1573 - 1655). Никто из них, в том числе и сам Хидэеси, не сомневался, что главной фигурой в этом раскладе является Иэясу, у которого больше, чем у кого-либо имелись основания претендовать на верховную власть после ухода из жизни их лидера. Хидэеси потребовал, чтобы все члены Совета принесли клятву и пообещали, что будут строго соблюдать ее. В то же время, зная амбициозные наклонности Иэясу и желая теснее привязать его к своему роду, он прибег к ставшему уже традиционным средству, предложив немедленно заключить брак между своим малолетним наследником и внучкой Иэясу, искренне надеясь, что это удержит последнего от попыток вероломного нарушения клятвы и захвата власти, которая и впредь будет принадлежать его роду. Иэясу поклялся, что передаст всю полноту власти по управлению страной сыну Хидэеси - Хидэери сразу же, как тот достигнет совершеннолетия, то есть примерно через 10 лет.

Вся эта затея с созывом Совета старейшин и обрядом клятвенной присяги на верность нужны были Хидэеси лишь для того, чтобы придать хотя бы видимость законности передачи власти по наследству, поскольку он прекрасно понимал всю незаконность этого шага, ибо Хидэеси не был сегуном и в силу своего плебейского происхождения не мог им стать. Может быть, именно поэтому клятва эта так и осталась неисполненной.

Летом 1598 г. Хидэеси умер в своем замке Фусими. Перед смертью в течение нескольких дней он тяжело страдал от болей в желудке и расстройства кишечника23. Можно предположить, что у него был рак.

Невероятно быстрое забвение клятвы, принесенной старейшинами Хидэеси, во многом объясняется тем, что не прошло и года, как умер Маэда Тосииэ, наиболее сильный из пяти членов Совета старейшин и по-настоящему преданный Хидэеси феодал (его годовой доход исчислялся в миллион коку риса). Ему удавалось сдерживать амбиции тех, кто пытался использовать в своих корыстных целях образовавшееся после смерти Хидэеси своего рода междуцарствие. В первую очередь это касалось Иэясу, который все откровеннее рвался к единоличной власти.

Настойчиво домогаясь власти, Иэясу вызывал растущее недовольство со стороны остальных членов Совета старейшин, сохранявших добрую память о Хидэеси и опасавшихся за жизнь его родных и близких, особенно наследника. Это недовольство постепенно приобретало форму подготовки вооруженного сопротивления действиям и поведению Иэясу, что в тех условиях должно было рано или поздно вылиться в открытое сражение между сторонниками и противниками Иэясу. Возглавил антитокугавскую оппозицию один из руководителей администрации Хидэеси Исида Мицунари, призвавший под ее знамена всех, кто признавал законность власти наследника Хидэеси и готов был с оружием в руках защищать его. Иэясу тоже не дремал. Он посылал своих гонцов не только к своим сторонникам, но и к феодалам, занимавшим нейтральную позицию, с тем, чтобы склонить их на свою сторону. Становилось все более очевидным, что дело идет к конфликту, еще более масштабному и жестокому, чем те, что еще недавно сотрясали всю страну, когда эти же силы выступали как союзники.

К лету 1600 г. в стране практически оформились две крупные противостоявшие друг другу военные группировки, которым предстояло померяться силой и в ожесточенной схватке определить, какая окажется сильнее и завоюет право на управление страной. Пожалуй, единственное, в чем были согласны все члены Совета старейшин, так это в неприятии ими японской экспансии на материк, которую они решительно осудили, считая такую политику опасной для страны, и приняли решение о незамедлительном выводе японских войск из Кореи. Особенно непримиримую позицию по этому вопросу с самого начала занимал Иэясу. Сохранилось письмо Хидэеси, из которого следует, что несмотря на все его усилия склонить Иэясу на свою сторону по данному вопросу (с этой целью был направлен специальный посланник в Эдо), Иэясу упорно настаивал на том, что война против Кореи будет иметь очень тяжелые последствия для Японии24.

Между тем события становились все более тревожными. К этому времени уже сформировалась так называемая Западная армия под командованием любимца Хидэеси Исида Мицунари и опытного военачальника Мори Тэрумото. За короткое время им удалось сколотить довольно мощную военную группировку, состоявшую из тех, кто был недоволен действиями Иэясу. В нее вошли такие влиятельные феодалы и военачальники, как Кониси Юкинага, которого европейцы прозвали христианским дайме за то, что тот принял христианскую веру, Анкокудзи Экэй, участвовавший в походе против Кореи, Укита Хидэиэ, выдавший удочеренную им дочь Маэда Тосииэ замуж за Хидэеси, Тесокабэ Моритика, сын знаменитого феодала Тесокабэ Мототика, автора административного кодекса для местных землевладельцев, Мори Тэрумото, ставший после гибели Нобунага союзником Хидэеси, Симадзу Есихиро, чьи владения находились на юге о. Кюсю, который одним из первых среди японских феодалов принял христианство. Так называемая Восточная армия, которой командовал Иэясу, приняла вызов Мицунари и Тэрумото и готова была вступить в решающее сражение.

Битва произошла ранним утром 15 сентября 1600 г. у деревни Сэкигахара в провинции Мино. Всю ночь шел проливной дождь, войска с обеих сторон находились в напряженном ожидании, когда он закончится и можно будет начать военные действия. Но непогода уже не могла предотвратить сражение, с первых же минут вылившееся в яростные атаки войск Восточной армии. Всего с двух сторон действовали более 200 тысяч воинов (до 120 тыс. приходилось на Восточную армию и около 85 тысяч - на Западную). Впрочем непосредственно в боевых действиях участвовало меньшее количество: в Восточной армии около 117 тысяч солдат, а в Западной несколько менее 45 тысяч. Во всяком случае численность Восточной армии была почти в 2,5 раза большей, чем Западной. Если исходить только из этих цифр, Западная армия была обречена на поражение. За один только день 15 сентября (а именно столько продолжалась эта битва) ее потери, включая все входившие в ее состав части, составили свыше 8 тыс. убитыми. Данные о потерях Восточной армии неизвестны25.

Токугава Иэясу одержал оглушительную победу. Он проявил себя не только великим полководцем, великолепно владевшим всеми приемами и методами военного искусства, но и выдающимся дипломатом, сумевшим еще до начала сражения различными посулами, обещаниями и сложными интригами привлечь на свою сторону некоторых мятежных феодалов, не говоря уже о тех, кто занимал нейтральную позицию, терпеливо выжидая. Японские исследователи, тщательно анализируя причины победы Восточной армии и поражения Западной, практически единодушны в том, что боевые действия Западной армии, хотя и соответствовали поставленным задачам, но ее генералам явно не хватало согласованности и необходимой координации своих усилий. По сути дела у нее не было единого командования, что не могло не отразиться отрицательно на действиях, особенно на передовой линии. В противоположность этому Восточная армия отличалась лучшей организацией, более высоким уровнем верховного командования и разнообразием тактических приемов, что обеспечило ей успех26. Это была самая крупная и значимая битва в истории Японии как по численности вовлеченных в нее сил, так и по влиянию на ход дальнейшего развития страны. Битва при Сэкигахара ознаменовала начало новой эры в японской истории, связанной с установлением в стране политического режима дома Токугава.

И хотя формально отсчет новой эпохи в японской истории начинается с 1603 г., когда император Гоедзэй пожаловал Иэясу титул сегуна, фактически она началась раньше. После его более чем убедительной победы в сражении при Сэкигахара всем стало ясно, кому реально принадлежит власть в стране. Правда, до установления полного контроля над всей страной Иэясу предстояло провести еще две военные кампании - в 1614 и 1615 гг., чтобы до конца уничтожить последний оплот мятежных сил, укрывавшихся в замке Осака, и учинить физическую расправу над всеми членами дома Тоетоми, не пощадив и сына Хидэеси - малолетнего Хидэери, которого покойный Хидэеси мечтал видеть своим преемником.

Таким образом, власть в Японии перешла в руки нового, третьего по счету, сегуната Токугава, просуществовавшего вплоть до второй половины XIX в., когда Япония вступала в капиталистичесскую эру.

Часто историки, исследующие эпоху Токугава, резонно ставят вопрос, насколько изменился характер японского общества, после того как власть в стране полностью перешла к дому Токугава и как происходило его реформирование. Попробуем высказать некоторые суждения по этим непростым вопросам. Небходимо иметь в виду, что Токугава Иэясу знаменит прежде всего как выдающийся военачальник и великий полководец, вся жизнь которого была связана с постоянными войнами. Первый раз он вступил в боевое сражение, когда ему было 16 лет, а последний свой бой он провел за несколько месяцев до кончины, когда ему шел 75-й год. Как говорится в его Завещании, речь о котором пойдет ниже, он участвовал в 73 боевых сражениях и 18 раз находился на грани жизни и смерти27. И хотя он никогда не уходил от политики, а часто она сама втягивала его в свои хитро запутанные сети, тем не менее он был прирожденным военным человеком и обладал полководческим гением. Не случайно и Ода Нобунага, и Тоетоми Хидэеси испытывали неприкрытую зависть к его удивительным военным успехам, что побудило их направлять Иэясу на самые опасные участки боевых действий в надежде на то, что в каком-нибудь бою он все-таки будет сражен. Но судьба оказалась к нему более чем благосклонной. Из всех, даже самых безнадежных ситуаций он выходил победителем, вызывая раздражение не только у своих врагов, но и соратников, вынужденых, разумеется, скрывать свои подлинные мысли и чувства.

Неудивительно, что, после прихода к власти, его первой и, пожалуй, самой важной задачей стала реализация давней мечты о создании мощной, хорошо вооруженной и обученной армии. Но не такой, которую надо было бы наспех сколачивать в случае военной опасности из отрядов, присланных из разных мест и часто слабо подготовленных для проведения боевых операций в сложных и недостаточно знакомых им условиях. Армия в его представлении должна стать постоянно развивающимся организмом, строиться на принципах строжайшей дисциплины и четкой внутренней организации, готовой беспрекословно выполнять все приказы и распоряжения сегуна. Только такая армия, по его мнению, способна обеспечить спокойствие и порядок в стране, своевременно подавляя волнения и беспорядки, не давая им перерастать в массовые выступления против существующего строя, и вместе с тем сможет успешно отражать возможные внешние угрозы.

Указанные цели вполне отвечали складывавшейся системе власти, в центре которой находилось фактически военное правительство во главе с сегуном. Этим целям служила военная реформа, которой Иэясу уделял весьма большое внимание. Пожалуй, главная ее цель состояла в том, чтобы в единую систему управления всей государственной жизнью были органично вплетены представители военного сословия, главного социального слоя страны и действующие в рамках правительственной военной организации28. По существу, все преобразования, которые планировал осуществить Иэясу, в большей или меньшей степени несли на себе военный компонент. Это и понятно, поскольку японское общество по своим главным характеристикам оставалось военно-феодальным. Иэясу стремился еще больше усилить военную составляющую и прежде всего за счет расширения влияния в нем военного сословия и более сильного и глубокого внедрения в систему власти и управления методов, заимствованных из арсенала военного командования, основанного на приказах, наставлениях и инструкциях.

Нельзя сказать, что Иэясу полностью исключал возможность использования гражданских методов, в частности, в налаживании жизни остальных слоев общества: крестьян, жителей городов, становившихся центрами не только ремесла и торговли, но и культуры, искусства, науки, литературы. Тем более, что он обладал определенным опытом управления, накопленным в ту пору, когда ему приходилось решать вопросы административного устройства провинций, длительное время находившихся в его исключительном ведении. Тем не менее этого опыта было явно недостаточно для того, чтобы выстроить такую систему власти и управления, которая отвечала бы требованиям эпохи и в то же время несла в себе элементы гражданского общества. Дело даже не в том, что своих идей на этот счет у него, похоже, не было. Главное состояло в другом, а именно в неприемлемости для него иных рычагов власти, за исключением военно-силовых методов и средств. И это Иэясу прекрасно понимал, как и то, что ничего нельзя было взять от той политической системы, которая саморазложилась из-за неспособности властей обуздать столетнюю междоусобную войну, развязанную местными феодальными магнатами, в разрушении которой немалая роль принадлежала и Иэясу, и его предшественникам - Нобунага и Хидэеси. Взять из этой системы что-либо полезное для будущего Японии ему не представлялось возможным. Вот почему, наверное, он стал все чаще обращаться к более древним периодам японской истории, пытаясь найти в них ответы на волновавшие его вопросы, в том числе и на главный - как переустроить страну. С этой целью он приглашал к себе ученых из разных областей знания, подолгу расспрашивал их о том, как была устроена жизнь в древних обществах Японии и Китая, об идеях древних мудрецов, особенно китайских. Среди тех, к кому благоволил новый правитель Японии и к советам которых он прислушивался, были его духовный наставник Тэнкай (1536 - 1643), конфуцианский ученый Хаяси Радзан (1583 - 1657), известный ученый Фудзивара Сэйка (1561 - 1619), дзэнский монах Исин Судэн (1569 - 1633) и др.29. Вполне возможно, что именно под впечатлением услышанного он стал проникаться все большим доверием к древним учениям, особенно китайских философов, призывавших политиков искать решение насущных проблем современности в идеальном прошлом, которое "должно было, по замыслам Конфуция, играть роль образца идеального будущего"30.

Иэясу таким прошлым представлялось время правления Минамото Еритомо, деятельность которого приходится на конец XII века. В этой личности его восхищало многое. Во- первых, в нем Иэясу видел своего пращура, ставшего сегуном за особые заслуги, связанные с его борьбой за независимость Японии и отстаивание ее государственности от посягательств "варваров". Иэясу тоже выступал за единую Японию и тоже заслужил за это высокий титул и пост сегуна. Во-вторых, при Еритомо была предпринята попытка законодательно регламентировать жизнь японского общества, выстроить ее так, чтобы каждый знал свое место и строго исполнял предписанные ему обязанности, соблюдал установленный порядок. Это соответствовало и помыслам Иэясу, который, работая над законами, призванными четко упорядочить отношения между членами общества, постоянно обращался к Еритомо и того же требовал от своих подчиненных. Наконец, в-третьих, Еритомо был ярким представителем так называемой восточной ветви развития японского феодализма, отличавшейся более жесткими формами общественных отношений и более грубыми методами управления, основанными, как правило, на военно-деспотическом принуждении. На западе страны господствовали такие же по своему характеру социальные отношения, но они были облачены в несколько более просторные и менее сковывающие одежды. Запад Японии географически был ближе к азиатскому материку и уже в силу этого имел возможность чаще и активнее соприкасаться с культурой, формами общественной и хозяйственной жизни Китая, Кореи, других континентальных государств, что, несомненно, оказывало благотворное влияние на социальное и культурное развитие этого региона. Иэясу же был представителем, если можно так выразиться, грубого феодализма и, возможно, поэтому ему были так близки взгляды и деяния Еритомо, тем более что оба они происходили из восточной Японии.

Конечно, было бы неправильным изображать Иэясу деятелем, полностью лишенным собственных мыслей по переустройству японского общества и устремленным исключительно в прошлое страны. Попытки осмыслить происходящее и выразить свое понимание будущего развития Японии он предпринимал, и не единожды, хотя, возможно, достаточно ясных представлений об этом у него не было. К тому же следует учитывать и то, что Иэясу официально правил страной в качестве сегуна всего два года (с 1603 по 1605 гг.). Конечно, и после того, как он добровольно ушел в отставку, передав власть своему старшему сыну Хидэтада, Иэясу не устранился от государственных дел и продолжал активно ими заниматься, переключившись в основном на вопросы внешней политики. Такой необычный шаг он предпринял, очевидно, для того, чтобы дать возможность новому сегуну, с одной стороны, проявить себя на этом посту, а с другой - и самому убедиться в правильности этого решения. К этому шагу его могло подтолкнуть и то, к чему он был лично причастен, а именно силовое отстранение от власти наследника Хидэеси. Он, конечно же, не хотел, чтобы подобное произошло и с его сыном.

Тем не менее срок пребывания Иэясу у власти был слишком мал, чтобы можно было говорить о сколько-нибудь существенных переменах в характере японского общества. И все же об одном аспекте этой проблемы следует сказать. Конечно, японское общество за столь короткое время существенно не изменилось, как не изменился в своей основе и сам характер японского феодализма, хотя некоторые важные тенденции и перемены в этом направлении стали проявляться. Они коснулись, возможно, не столько самой сущности общественного строя и характера социальных отношений, сколько форм, в которых эти изменения происходили, ставших более жесткими и строгими. Эти тенденции свидетельствовали о появлении некоего нового монстра, который можно было бы определить как централизованный феодализм. Иначе говоря, на смену раздробленному обществу, в котором практически не действовали законы центральной власти, а все было подчинено интересам собственных поместий и провинций, пришла, по существу, новая общественная организация в виде необыкновенно сильной централизованной системы власти, подчинившей себе некогда могущественных феодальных магнатов не только административно, но и экономически, заставившей их чуть ли не силой служить интересам государства и исполнять его законы. Можно, очевидно, говорить о зарождении на японской почве дотоле неизвестного социального феномена, отличного от общепринятого типа феодальных отношений, которые постепенно перерастали в феодально-государственные, строжайшим образом регламентировавшие жизнь в обществе. Каждому классу, сословию и отдельной личности было определено место, которое они могут и должны занимать, каким законам и наставлениям им надлежит следовать. По существу, все общество и каждый его член пребывали в системе постоянного военно-полицейского надзора, которого никто не мог избежать, включая самые высокие государственные чины.

И еще одно обстоятельство необходимо иметь в виду: при Иэясу лишь закладывались основания для будущего японского дома, воздвигать который предстояло его потомкам. Какими они окажутся на деле, смогут ли выполнить заветы основателя новой Японии и какой она станет в конечном счете, могло показать только время. Тенденция развития могла проявиться лишь по прошествии определенного исторического периода.

Исторический портрет Токугава Иэясу будет неполным, если хотя бы кратко не остановиться на вопросе о так называемом Завещании Иэясу. До сих пор ведутся споры вокруг этого документа. Высказываются различные мнения относительно авторства и времени его появления, существуют разные переводы текста, комментарии, толкования и оценки. Правда, в последние годы наметилось определенное сближение точек зрения исследователей, которые в своих работах все чаще опираются на этот документ и обильно его цитируют, хотя не все разногласия полностью преодолены.

Основной аргумент тех, кто по-прежнему сомневается в авторстве данного документа самого Иэясу, сводится к тому, что он был обнародован лишь спустя два с половиной века в 102-томном Своде законов, указов и распоряжений за весь период Эдо (1600 - 1868 гг.), составленном Министерством юстиции Японии и опубликованном в 1878 - 1890 годы. К тому же помещенное в этом Своде Завещание Иэясу является копией, найденной в архиве замка Эдо. Данный Свод законов (Токугава кинрэйко) является бесценным источником информации по вопросам управления страной, ее экономической жизни, судебно-правовой системы, социальных отношений в эпоху Токугава.

Можно, разумеется, присоединиться к тем японским историкам, которые сетуют на существование различных списков данного документа, принадлежавших разным феодальным домам, что затрудняет полную и окончательную идентификацию всех списков и определение их соответствия оригиналу. Вместе с тем само наличие списков и копий, кстати, отличающихся друг от друга не столь существенно, как раз и доказывает, что данный документ реально существует и что главным автором Завещания был сам Иэясу, хотя нельзя исключать и того, что у него могли быть и соавторы. Во всяком случае сам текст документа как нельзя лучше подтверждает это31.

Все большее число исследователей как японских, так и зарубежных приходят к мнению, что данный манускрипт был подготовлен еще при жизни Иэясу либо им одним, либо с участием ближайших советников и скорее всего предназначался для очень узкого круга лиц, в основном членов Совета старейшин (родзю), существовавшего при сегунате Токугава. Это была попытка выработать строгие правила внутреннего устройства жизни страны, нравственные нормы поведения людей и тех, кто призван ими руководить, а также отражение того образа мыслей, который бы отвечал духу времени и способствовал укреплению существующей в стране власти, ограждая ее от всевозможных случайностей и непредвиденных осложнений. Именно потому, что функционально данный документ был рассчитан на кардинальные изменения существовавших представлений о роли государства в жизни японского общества и выработку новых принципов социальных отношений, это придавало ему важное политическое и практическое значение как своего рода инструкции, устанавливающей новый порядок в стране. Завещание в течение длительного времени держалось в строгом секрете и стало всеобщим достоянием лишь спустя довольно длительное время. Разумеется, за это время текст мог претерпеть определенные изменения, но они вряд ли могли изменить сущность и основные положения документа, позволяющие составить более или менее верное представление об этой исторической личности, человеческих и деловых качествах Иэясу, о характере власти, отождествляемой с его именем, политических и идейно-нравственных взглядах сегуна, отношении к прошлому и будущему Японии.

В официальном издании автором Завещания назван Тосегу. Этим именем Токугава Иэясу был наречен посмертно по аналогии с названием синтоистского храма, специально построенного в Никко, на территории которого был выстроен знаменитый мавзолей, куда в 1617 г., через год после кончины, были перенесены его останки. Вначале Иэясу был похоронен на горе Куно в провинции Сидзуока, но затем, исполняя его волю, останки были перенесены в Никко, где покоятся и два других выдающихся военных лидера - Ода Нобунага и Тоетоми Хидэеси. Все три могилы располагаются рядом, побуждая всякий раз вспоминать о том, что их объединяло и делало похожими друг на друга, а что разъединяло и как все это повлияло на ход японской истории.

В определенном смысле Завещание можно рассматривать как своего рода политический манифест, в котором в сжатом, но достаточно ясном и четком виде изложены основные положения, цели и задачи, которым намерена была следовать новая власть. Это добротный и весьма интересный источник, своеобразная энциклопедия японской жизни начала XVII в., освещающая различные ее стороны и во многом дающая ответ на главный вопрос, который до сих пор вызывает острые дискуссии, а именно: каким Токугава Иэясу хотел видеть японское государство и каким оно стало, в том числе и в результате политики этого незаурядного государственного деятеля.

Большое место в документе отведено нравственно-этическим нормам и правилам поведения людей, которые вырабатывались сегуном Иэясу в значительной мере под влиянием близких ему неоконфуцианских взглядов и которые он пытался насаждать и в японском обществе, придавая им такую же силу и влияние господствующей идеологии, какими они пользовались в Китае. Трудно сказать, чего в этом документе больше: нравоучений, связанных с внедрением в японское общество определенных этико-политических правил и принципов или вполне конкретных социально-экономических преобразований. Некоторые исследователи этого документа, особенно на первом этапе ознакомления с ним, подсчитали, что из ста пунктов, изложенных без необходимой логической последовательности, семь касаются частных моментов, относящихся к самой личности Иэясу; содержание шестнадцати составляют определенные моральные правила и детальные инструкции по управлению страной для наследников Иэясу; четырнадцать посвящены описанию особых привилегий для самураев и их обязанностей. Не остались без внимания авторов Завещания и простые люди. Ряд пунктов касаются брака, наследования и усыновления, ведения сельского хозяйства, сооружения жилищ для крестьян, ремонта и содержания дорог, а также строительства деревень, сбора налогов, общей заботы о людях и г. д. Остальные пункты Завещания напоминают об успехах сегуната, касаются конституирования исполнительной власти, свободы религий (исключая христианство), уголовного права, системы наказаний и награждений, введения порядка старшинства среди феодалов-дайме, поддерживания в хорошем состоянии замков сегунов и т.д.32.

Значительный интерес японских и зарубежных исследователей к Завещанию связан с рядом обстоятельств. Прежде всего надо подчеркнуть стремление оценить саму личность Иэясу благодаря возможности получить информацию, так сказать, из первых рук, поскольку основная часть документа составлена им самим при участии небольшого числа ближайших советников. Вставок и добавлений в первоначальный текст, сделанных в последующие годы, не так много и они не меняют основное содержание и сущность этого документа. Это позволяет воссоздать личность Иэясу, лучше представить себе особенности его характера, некоторые стороны биографии, мировоззрения, систему взглядов, в частности, касающихся роли династии Токугава, методов наследования государственной власти, целей и принципов управления страной, отношения к прошлому и будущему Японии и т. д.

В определенном смысле этот документ можно рассматривать как уникальный исторический источник, содержащий массу интересных сведений о политической, социальной, культурной и других областях жизни японского общества того времени. В ста пунктах Завещания концентрированно изложены наиболее важные основные контуры плана токугавского правительства, нацеленного на переустройство японского общества и создание новой системы управления государством. Документ в полной мере отражает замыслы Иэясу: построить новое японское общество, которое вобрало бы в себя все лучшее (в его понимании), что было в истории Японии, и отражало бы современные ему тенденции общественного развития. Возможно, именно потому, что в Завещании содержались некоторые сокровенные мысли и идеи, предназначавшиеся для узкого круга лиц, которым надлежало выступить в роли исполнителей этих замыслов, оно длительное время и оставалось под запретом, а его содержание не получило широкой огласки в японском обществе.

Начнем с характеристики личности Токугава Иэясу, как она представлена в Завещании и о которой упоминается в ряде мест. Именно в области законотворчества, где Иэясу особенно преуспел, наиболее полно раскрылась неординарная личность этого выдающегося государственного деятеля.

Как отмечается в Завещании, власть сегуна, назначаемого на эту должность императорским указом, простирается на все 66 провинций, общий доход которых составляет 28190000 коку (1 коку - около 150 кг.) риса. Из этого количества 20 миллионами распоряжаются местные владетельные князья (дайме), честно служащие сегуну, а 8190000 идут в доход сегуна, который часть этих средств обязан расходовать на постройку императорских дворцов и их охрану. Такие правила существовали со времен первого сегуна Минамото Еритомо, с которым, как многократно подчеркивается в Завещании, Иэясу находился в близких родственных отношениях, что позволяло ему причислять себя к потомкам императора Сэйва (850 - 880 гг.), к одной из ветвей которого относилась и фамилия Минамото. Сам Иэясу говорит о себе следующее: "И хотя моя родословная идет от императора Сэйва, однако в своей жизни я испытал все трудности неспокойного времени. Я беспрестанно боролся со своими недругами... И всегда я ощущал милосердную помощь буддийских священников, исповедовавших учение секты Дзедо, что позволяло мне всякий раз избегать опасности и достичь моего нынешнего положения". Выражая признательность и благодарность этой секте, Иэясу повелел возвести вокруг Эдо 18 буддийских храмов секты Дзедо, учению которой следовал сам, и наказывал своим потомкам всячески ей покровительствовать.

"В детстве, - говорится далее в Завещании, - моей самой заветной мечтой было желание завоевать и подчинить своей власти недружественные провинции и таким образом отомстить врагам моих предков, и я наказал их. Но впоследствии, после глубоких размышлений, я пришел к убеждению, что помогать народу это значит установить мир на всей территории империи. Этому правилу я следую неуклонно. И пусть мои преемники так же твердо придерживаются его, как это делал я, иначе они не достойны быть моими потомками. Именно в этом заключается сила империи".

"С молодых лет, - признает Иэясу, - я не считал серебро, золото и драгоценные камни за подлинную драгоценность, а считал ею добродетель, и благодаря этому достиг того положения, в котором сейчас пребываю. Знание само уже является наградой. Эти слова не должны быть забыты. Мои преемники обязаны помнить о них и стремиться к осуществлению этих моих наставлений". Эти слова вполне созвучны Конфуцию, считавшему, что знание - это любовь к людям, знание людей33.

Едва ли не главным качеством сегуна должно быть умение при решении важных государственных дел не впадать в крайности, а занимать среднюю, умеренную позицию. Как сказано в документе, "если относиться к делам не очень строго, то непременно возникнут беспорядки, если же относиться к ним слишком строго, то трудно придется народу. Поэтому сегун должен уметь находить середину между проявлением слабости и строгости, и держаться этой середины".

Иэясу предостерегал своих преемников: пусть не вводят их в заблуждение родственники жены или наложниц, заставляя пользоваться услугами лишь близких им лиц, пренебрегая при этом услугами других, вполне заслуженных людей. Если среди ближайших к сегуну служащих окажутся такие, кто понравится ему, он не должен немедленно предоставлять им высокие должности, ибо этим он может лишить влияния тех, кто уже их занимает.

В Завещании перечисляются обязанности сегуна и говорится о требованиях к нему. Так, например, сегуну предписывается один раз в месяц знакомиться с решениями судов по различным вопросам; если в них обнаруживаются какие-либо недостатки и изъяны, то ему следует разобраться в этом деле и поправить положение. Сегун должен заботливо относиться к высшим сановникам, когда те по старости уже не могут исполнять своих обязанностей. Без глубокого знания военного дела и своих функций чиновник не может быть назначен сегуном. Вопрос о назначении нового сегуна, если у династии не окажется прямого наследника, способного продолжить управление страной, должен решаться высшими советниками, представляющими четыре самые влиятельные феодальные дома, наиболее близкие к клану Токугава. Это - Ии, Хонда, Сакакибара и Сакаи. Им надлежит собраться на совет и после проведения тщательного обсуждения и соответствующих консультаций, не допуская никакой предвзятости и пристрастности, избрать самого достойного и порядочного из кандидатов на этот пост, способного сохранять и укреплять существующий порядок.

Согласно Завещанию, вся феодальная элита страны была поделена на две основные группы. В первую входили те феодалы, которые активно поддержали Иэясу во время захвата им принадлежавшего Хидэеси замка в Осака и тем самым продемонстрировали свою вассальную преданность сегуну. Этот наиболее привилегированный слой феодалов стали называть фудай, что означает вассал дома Токугава. Таковых насчитывалось 8023 человека. Из них 18 находились на службе у этого дома еще в пору его пребывания в провинции Микава. В несравненно более униженном положении оказались те из влиятельных феодалов, которые присоединились к Иэясу уже после того, как Осакский замок пал. Их было всего 88 человек и именовали их тодзама (то есть посторонними). Каждый из них обязан был попеременно проживать в течение одного года в Эдо, прислуживая сегуну и демонстрируя свою вассальную преданность, а в течение второго года находиться в своих владениях и заботиться о жителях. Из вышеназванных восемнадцати наиболее приближенных к сегуну вассалов, принадлежавших к старинным домам и служивших еще клану Мацудайра в родной провинции Иэясу-Микава, надлежало назначать регентами. Правда, в Завещании предусматривались некоторые исключения и для побежденных феодалов, если они докажут свою преданность дому Токугава и будут ему верно служить. В частности, их можно назначать на должности, которые занимали исключительно "свои" феодалы, то есть фудай.

Главной опорой власти сегуна, основной его поддержкой всегда являлась армия, усилению которой уделяется первостепенное значение. Сильная армия необходима как для усмирения и подавления внутренних мятежей и беспорядков, так и для отражения возможных внешних угроз. В Завещании четко расписано, какое количество воинов обязан, в случае необходимости, поставлять тот или иной феодал, учитывая его реальные возможности. Так, в случае войны феодалы, чей доход составлял 1000 коку, обязаны поставлять в армию сегуна 5 воинов, феодалы с доходом 10000 коку - 50 воинов, а те, доход которых равнялся 100000 коку - 500 воинов и больше всего - 1000 воинов должны были поставлять феодалы с доходом 200000 коку34.

Воину-самураю отводилось центральное место в социальной структуре японского государства того времени и поэтому, естественно, ему уделено так много места и внимания в Завещании. Из четырех сословий, подчеркивается в документе, а именно: военных (они же чиновники), земледельцев, ремесленников и купцов, военные управляют земледельцами, а земледельцы содержат военных. Поэтому эти два сословия стоят выше двух других. Самурай мог убить простолюдина, если тот недостаточно вежливо с ним обошелся. Если служащий феодала-дайме проявлял невежливое отношение к служащему сегуна, то последний вправе был убить своего обидчика. "Меч - душа воина и терять его непозволительно", - провозглашается в документе. Военные доспехи самурая должны постоянно находиться в полной боевой готовности. Самураям за совершенное ими убийство обыкновенно приказывалось вспороть себе мечом живот (совершить харакири).

Судя по Завещанию, важное значение его составители придавали вопросам, связанным с соотношением и взаимозависимостью таких понятий, как государство, общество, народ, конкретный человек. В подходах к этим вопросам и в их толковании явственно просматривается достаточно сильное влияние конфуцианского учения, благодаря своему откровенному прагматизму, нравственно-этическим нормам и правилам, очевидно, особенно близкого сегуну Иэясу и тем его помощникам, которые участвовали в подготовке данного документа.

В Завещании в строгом соответствии с этим учением изложены некоторые положения о государстве и обществе, особенно о власти, дарованной небом, и идеальных правилах, существовавших, согласно учению Конфуция, только в древности, которыми следует руководствоваться во все времена. Идеализация древности была одним из краеугольных камней в учении Конфуция, которого некоторые исследователи не случайно называют "певцом древности". Он фактически создал вокруг древности ореол, ориентируя "свою модель государства как бы в прошлое"35. "Знакомясь с древней историей Японии и других стран, - приводятся в Завещании слова Иэясу, - я все больше убеждался в том, что предки наследовали власть от неба, но их потомки недолго ее удерживали, поскольку не следовали заветам предков". По этой причине, говорится далее, погибли все древние китайские династии. Что касается знатных родов древней Японии, то и их недолгое существование объясняется тем, что потомки этих знаменитых домов забыли о наказах и наставлениях своих предков. Поэтому, чтобы избежать гибели, потомки сегуна должны сообразовывать свое поведение и свои действия с правилами, изложенными в Завещании.

Приводя одно из принципиальных положений конфуцианского учения о государстве, гласящее, что "содержимый народом, управляет им, а тот, кто управляет народом, от народа же и должен получать свое содержание", на этой основе покоится Поднебесная, авторы Завещания пытаются объяснить причины социальных конфликтов и беспорядков, происходивших в разных странах, потерю императорами своих престолов, гибель знатных военных фамилий. Предупреждением от такого гибельного хода событий может стать человеколюбие. Эта нравственная категория также восходит к взглядам Конфуция, для которого морально-нравственные ценности были исключительно важны с точки зрения приобщения правителей к цивилизованным формам и методам управления государством и обществом, а в дальнейшем, возможно, замены государственного управления специально выработанными этическими нормами и правилами поведения, одинаково обязательными как для верхов, так и низов, как для управляющих, так и для управляемых. По мысли Конфуция, "человек, не обладающий человеколюбием, не может долго жить в условиях бедности, но он не может жить и в условиях радости. Человеколюбивому человеку человеколюбие приносит успокоение. Мудрому человеку человеколюбие приносит пользу"36. Именно о таком человеколюбии мечтал Иэясу, когда задумывался над тем, как управлять страной, чтобы избежать социальных взрывов.

В самих законах, призванных регулировать социальные отношения и предотвращать возникновение различных беспорядков и правонарушений, большое место занимали морально-нравственные мотивы, характерные для более древних эпох, когда, по мнению Конфуция, существовали идеальные правила, а в обществе царили порядок и культура. Может быть, именно поэтому многие политики, в том числе и Токугава Иэясу, искали ключ к решению насущных современных им проблем в прошлом, представлявшемся им идеальным образцом не только для настоящего, но и для будущего. И в этом, вероятно, тоже кроется одна из причин появления Завещания.

Законы, говорится в нем, должны основываться на человеколюбии, ибо только ему подчиняется народ, а не какому-то определенному человеку. Лишь тот может управлять народом без особых усилий и с помощью одних наставлений, кто проявляет человеколюбие. "Если государь ничего не знает о материальных затруднениях, которые испытывает народ, а народу ничего неизвестно о заботах своего государя, то не избежать беспорядков в стране. Если государь человеколюбив, то у государства не будет особых врагов". И еще: "Если вся империя будет проникнута человеколюбием, то и разлада не будет между высшими и низшими слоями, а человеколюбие, подобно солнцу и луне, будет освещать и чистые, и грязные места (то есть те места, где пребывают высшие классы, и те, где проживает простонародье). Ради этого древние мудрецы и создавали законы". В другом месте Завещания говорится: "Как сказано во всех военных книгах, существуют различные способы подчинить себе военных. Если нельзя их подчинить умом, то этого можно добиться с помощью человеколюбия. Если высшие чины будут чтить человеколюбие, то и низшие полюбят преданность". На человеколюбии основываются и письменность, и военное искусство. И хотя существуют тысячи учений и великое множество предположений и установлений, спокойствие и законы Японии строятся не на них, а на человеколюбии. Впрочем сколько бы ни говорилось в Завещании о необходимости следовать принципам человеколюбия и законности, сам этот документ служит убедительным доказательством того, сколь суровы были тогда законы и каким жестоким наказаниям подвергались люди даже не за очень значительные проступки и преступления.

Законы Токугава Иэясу и вся законотворческая деятельность в годы его правления преимущественно строились на законодательной базе, уходившей своими корнями в далекое прошлое, главным образом в период сегуната Камакура, имея своим исходным образцом для подражания китайскую законодательную систему37. В то же время это не было слепым следованием законам прежних эпох. Иэясу, о чем можно с полным основанием судить по Завещанию, требовал всесторонне учитывать новую внутриполитическую ситуацию, в соответствии с которой и следовало выстраивать и укреплять систему правления страной.

Призывы к максимально бережному отношению к древним правилам, особенно тем, что вырабатывались в эпоху Камакура, были продиктованы не только приверженностью Иэясу к Еритомо как основателю системы сегуната, но и тем, очевидно, что его модель государства, опиравшаяся на так называемую восточную ветвь социально-политического развития страны с более жесткими правилами, методами и традициями, присущими деятельности первого японского сегуна, была близка и привлекательна Иэясу.

Может быть, больше всего суровость нравов времен Еритомо, перенятая Иэясу, отражалась в системе судопроизводства и наказаний, исправно действовавшая при Иэясу, и которую он призывал сохранять своим потомкам. В Завещании говорится, что осуществлять судопроизводство необходимо по древним правилам, не обращая внимание на принадлежность того или иного лица к знати и его родословие, не притеснять простой народ, чтобы каждый знал, что законно, а что нет. Назначать на посты судей надо после тщательного обсуждения всех кандидатур со старшими вассалами (росин). К выбору судей не следует относиться легкомысленно. Тот, кто совершает правосудие, не должен испытывать чувство жалости, а сурово карать каждого преступника.

За особо тяжкие преступления закон предусматривал пять видов смертной казни: 1) выставление напоказ отрубленной головы казненного, 2) распятие на кресте, 3) сожжение на костре, 4) обезглавливание и 5) казнь виновного вместе с его родственниками вплоть до десятого колена (в том числе отца, матери, деда, бабки, сыновей, дочерей, братьев, сестер, жены, ее родителей). Самым тяжким преступлением, за которое полагалась казнь виновного вместе с его родственниками, считалось убийство своего родителя или хозяина (сюдзин).

В Завещании специально говорилось о смертной казни для чиновников администрации сегуна, в том числе и достаточно высокого ранга, за взяточничество, которое приравнивалось к государственному преступлению, равносильному предательству и измене. Если сановники сегуна или правители провинций (кокуси), как бы ни были велики их владения, не исполняют должным образом свой долг по успокоению народа, то они подлежат лишению своих чинов и постов и переселению в другие, худшие, места.

По тексту Завещания можно проследить определенную тенденцию - попытку связать правовую деятельность власти с некоторыми морально-нравственными установками, ею проповедываемыми, хотя в системе укрепления власти главенствующая роль отводилась все же закону, ибо он способен разрушить "правила нравственности, а правила нравственности не могут разрушить силу закона". Поэтому древние мудрецы, предварительно установив правила нравственности, ввели законы, чтобы руководствоваться ими в делах правления. При хорошем управлении каждому необходимо найти подходящее место. Нельзя бросать людей на произвол судьбы.

Следование правилам нравственности, по мнению авторов Завещания, проявляется, с одной стороны, в отношении к буддийским бонзам и синтоистским добродетелям. Доброта и щедрость служат основанием процветания Японии, удаляют от нее несчастья и приближают счастье. С другой стороны, это проявляется в отношении к несчастным и обездоленным людям, служит показателем человеколюбивого правления.

К числу человеческих качеств, которыми должен уметь управлять каждый, наделенный силой воли, относится и терпение. Твердость характера человека, говорится в Завещании, выражается в одном слове - "терпение". Терпение означает умение управлять такими своими чувствами, как радость, гнев, печаль, беспокойство, огорчение, страх, трусость. В свою очередь, умение управлять чувствами проистекает от терпения. Терпелив тот, кто не предается страстям. Хотя я и нетерпелив, но не забываю о важности терпения. Мне, как и моим потомкам, необходимо воспитывать в себе терпение.

Появление в этом документе понятия "терпение" вряд ли можно считать случайным. В известном смысле оно является ключевым, поскольку достаточно четко выражает одно из важнейших буддистских заповедей, а именно о смиренности и сострадательности, без чего человек не может познать своего счастья, а с другой, - отражает жизненный опыт самого Иэясу, который жизнь человека сравнивал с длинной дорогой, по ней он бредет с тяжелой ношей, но не должен спешить, ибо только терпение служит основой благополучия38.

Понятна и очевидна цель, которую преследовали составители Завещания. Она состояла в укреплении системы власти и недопущении возврата к беспорядкам, угрожавшим лишением страны государственности, насчитывавшей более тысячи лет. Эта цель достаточно четко выражена в Завещании, в котором отмечается, что оно "должно служить основанием управления и успокоения Японии, что является главной обязанностью сегуна". При этом, однако, надо было проявить определенную осторожность: с одной стороны, четко и жестко заявить о приверженности сегуна и его администрации твердой политике, не допускающей компромиссных сделок с крупными феодальными магнатами, которые позволяли себе не подчиняться распоряжениям центральной власти и даже проявляли непокорность. С другой стороны, составители Завещания понимали, что одними жесткими мерами по отношению к "чужим" феодалам можно добиться противоположного результата и даже вызвать к ним сочувствие народных масс. Поэтому власть готова была пойти на некоторые послабления, чтобы сократить, насколько это возможно, все увеличивавшуюся пропасть между властью и народом и тем самым лишить мятежные феодальные дома возможности использовать недовольство масс в своих интересах.

Такая "гибкая" политика сегуна и его окружения во многом объясняет то, что в тексте Завещания содержится немало разночтений, противоречивых положений, недостаточно четких формулировок и оценок. Так, если к "своим" феодалам фудай-дайме (то есть вассалам дома Токугава), даже совершающим какие-либо противозаконные действия, власть проявляет снисхождение, то по отношению к "чужим" феодалам, так называемым тодзама-дайме (то есть феодальным князьям, не принадлежащим к роду сегунов), за те же проступки применяется более суровое наказание. Подобные исключения оправдываются необходимостью, как сказано в Завещании, пользоваться услугами фудай-дайме. Если же прибегать к услугам тодзама-дайме, то это может возбудить зависть у фудай-дайме и вызвать к ним непочитание со стороны тодзама-дайме. Однако в одном власть должна придерживаться единой линии поведения: владения как фудай-дайме, так и тодзама-дайме должны время от времени меняться. В противном случае их хозяева настолько сильно привыкнут к своим территориям, что начнут своевольничать и притеснять народ. При переселении крупных земельных магнатов из одних владений в другие необходимо сообразовываться с их поведением. Тем не менее основу своей власти сегун видел прежде всего в фудай-дайме, которых он считал настоящими приверженцами традиций дома Минамото Еритомо, а следовательно и Токугава Иэясу. Другие дома не заслуживали доверия последнего. Поэтому при назначении "чиновника-фудай" и при лишении его должности, сколь бы ни были малы его желания и незначительна занимаемая им должность, должен поступить приказ от руководителя администрации сегуна или от высших его советников.

Поскольку одной из главных целей новой власти было не допускать беспорядков, она должна была бороться против любых нарушителей общественного порядка. К таким раздражающим факторам Иэясу относил взятки, распутство и роскошь, против которых предусматривались весьма жесткие меры наказания. Как свидетельствует история иностранных государств и наша собственная, отмечалось в Завещании, гибель режимов происходила от пьянства и распутства правителей. Тем, кто предается пьянству и распутству, лучше самим отказаться от занимаемой должности и совершить самоубийство. Дайме и другие правители должны вести себя сообразно со своими доходами и не предаваться роскоши. Нарушителей данного наставления, даже если это важные сановники, необходимо заставить следовать примеру сегуна.

В Завещании затрагиваются, хотя часто и без необходимой логической последовательности, разнообразные вопросы, которые, очевидно, в момент составления документа особенно привлекали внимание сегуна. К таким вопросам следует отнести в первую очередь отношение к различным религиям, понимание Иэясу роли и места искусства, особенно в воспитании самурайства, к развитию научных знаний, внешнеполитическим делам и т. д. "Религии, - говорится в Завещании, - синто, буддизм и конфуцианство, хотя и разнятся по своим догматам, преследуют одну общую цель: провозглашают добро и осуждают зло. Пусть люди сами, по собственному разумению, почитают ту из религий, которая им больше нравится. Нельзя мешать им в этом выборе. Нужно лишь строго запрещать вести споры на религиозные темы. Изучая древнюю историю Японии, я пришел к убеждению, что все ее несчастья происходили от религиозных споров". В документе названы шесть видов искусств, которым следует отдавать предпочтение: правила церемонии, музыка, стрельба из лука, верховая езда, калиграфия и умение считать. Но они не должны противопоставляться пяти добродетелям: преданности господину, преданности родителям, дружеским отношениям с женой, хорошим отношениям с товарищами и помощи братьям. К области военного искусства относится владение основными видами оружия, среди которых лук, ружье, копье, алебарда, сабля и др. Сюда же относились и праздники, которые проводились по тщательно разработанной церемонии, не допускавшей никаких отклонений от установленных законом правил. К особому виду искусства относилась соколиная охота, которая дозволялась только самураям. "Соколиная охота, - говорится в Завещании, - не простая забава. В Японии и других странах она с давних пор считалась развлечением, приличествующим только военным. Охота является средством, позволяющим приобретать навык в верховой езде и стрельбе из лука".

В Завещании выражается определенное сожаление, что Япония не достигла такого развития научных знаний, как некоторые другие страны мира. "Япония, - отмечается в документе, - хотя и существует с незапамятных времен правления императора Дзимму, но науки в ней находятся еще на низком уровне по сравнению с другими странами. Изменить такое положение к лучшему можно лишь устройством школ и распространением образования. Это определенно прославит страну".

В нескольких местах Завещания содержатся указания, как следует поступать при разрешении споров, возникающих на почве неурегулированных проблем, касающихся народного хозяйства и жизни японской деревни. Так, в одной из статей в приказной форме запрещается "рубка деревьев, служащих границами провинций, селений, владений, межами полей, приусадебных земель, рисосушилен и т. п.". И еще: "В случае просьб о разрешении распахивать поля вновь, необходимо предварительно провести расследование и давать соответствующее разрешение лишь в том случае, если в этом нет злого умысла". Составители Завещания не обошли своим вниманием и замок сегуна в Эдо, который, как говорится в документе, "приспособлен к тому, чтобы в случае сбора войск жители окрестных мест тоже могли в нем защитить себя и в то же время защищали бы и замок. Море и горы благоприятствуют этому. Земля вокруг замка плодородная. Я хочу, чтобы для моих потомков это был главный замок".

Важной сферой деятельности Иэясу были внешние дела. Можно, пожалуй, утверждать, что они были предметом особой его заботы и постоянной головной болью. Корейская авантюра Хидэеси беспокоила Иэясу до конца жизни, грустным эхом напоминала о себе, заставляя пребывать в состоянии предчувствия внешней угрозы, которая, как отместка за совершенную непростительную ошибку, может обрушиться на него и его страну. Отсюда его крайняя осторожность и неторопливость в принятии решений по внешним делам, могущим иметь негативные последствия. Настроенный миролюбиво по отношению к другим государствам и иностранцам вообще, он должен был постоянно думать, как уберечь страну от непредвиденных опасностей извне, прежде всего посредством установлением мира и спокойствия в собственной стране и предостережением своих потомков от бредовых завоевательных идей и планов. Несмотря на то, что большую часть своей жизни Иэясу провел в нескончаемых боевых сражениях, а, может быть, именно благодаря этому, он лучше, чем кто-либо из его соратников знал цену войны. Его можно отнести к числу миротворческих политиков и государственных деятелей. Любопытно в этом отношении высказывание, которое, несомненно, отражает настроения и мысли Иэясу: "Назначение красивой сабли лежать в ящике и служить только в случае нападения иностранцев. Обнажение сабли, хотя бы и против врага, больше уже не похвально. Предназначение силы состоит в том, чтобы уметь подчинять, не прибегая к боевому сражению. Вступление в войну уже делает того, кто ее начал, не достойным называться сильным и не достойным уважения".

Иэясу серьезно опасался широкого наплыва в Японию иностранцев (в основном миссионеров и купцов). Об этом можно судить по характеру встречи Иэясу с Уильямом Адамсом, первым англичанином, прибывшим в Японию на голландском корабле "Лифде". Главное, что вынес Адаме из этой беседы, это настороженность Иэясу, его подозрительность и желание выяснить истинные намерения иностранных держав в отношении Японии39. Для этого у него были основательные причины. Во-первых, в то время в Азии во всю свирепствовал колониализм и Япония никак не хотела оказаться под его властью и влиянием. Во-вторых, он опасался, что слишком активная деятельность европейцев на территории Японии может существенно подорвать еще не до конца укрепившийся в стране общественный порядок. Была еще одна немаловажная причина, которая сводилась к опасению, что миссионерская пропаганда могла существенно ограничить влияние буддизма, служившего надежным оружием сегуна и его правительства в создании и укреплении нового японского государства.

В то же время он проявлял большую заинтересованность в налаживании связей с заморскими странами и развитии внешней торговли, выгодность которой для Японии он представлял очень хорошо.

В целях безопасности сегунат пытался всячески ограничивать районы проживания и деятельности иностранцев. Таким местом на первых порах был портовый город Нагасаки на западе Японии. В Завещании по этому поводу говорится: "Город Нагасаки провинции Хидзэн является местом, куда приходят иностранные суда. Для управления этим городом туда необходимо направить важного сановника из числа непосредственных вассалов сегуна (хатамото). Кроме того, следует приказать соседним дайме быть готовыми защитить Нагасаки, чтобы весть о силе Японии дошла до всех стран мира. Вход иностранных судов в другие порты должен быть строго воспрещен". При этом указывалось, что "при приеме посланцев иностранных государств следует строго руководствоваться древними правилами. Не дозволяется наносить им какие-либо оскорбления, а следует проявлять по отношению к ним доброжелательность и уважение".

Итак, при внимательном изучении текста Завещания становятся вполне очевидными причины его появления, а также цели и задачи, которые ставили перед собой составители и прежде всего сам сегун Иэясу, чьи мысли и надежды были сосредоточены не только на текущих делах, но и устремлены в будущее, думах о судьбе династии Токугава и всей Японии.

Токугава Иэясу умер 17 апреля 1616 г. на 75 году жизни. Причиной его смерти, как полагают некоторые исследователи, явилось неумеренное употребление в его довольно строгом рационе питания блюда под названием тэмпура, готовящегося из ломтиков рыбы или овощей, зажаренных в тесте40. Приготовлению этого блюда (tempero) японцев научили португальцы, впервые появившиеся в Японии в середине XVI века. Похоже, Иэясу любил это блюдо, которое со временем получило широкое распространение в Японии и стало одним из излюбленных блюд японской кухни. Данная версия представляется несколько странной, если учесть, что Иэясу отличался умеренностью в еде.

Судьба Токугава Иэясу сложилась куда более благосклонно, чем у двух его соратников и предшественников - Ода Нобунага, которого он пережил на двадцать шесть лет, и Тоетоми Хидэеси, дольше которого он прожил на тринадцать лет. У него удачнее сложилась и личная жизнь. У Нобунага из трех сыновей выжил только один, а у Хидэеси был всего один сын, тогда как Иэясу имел пятнадцать детей, из них десять сыновей, старший - Хидэтада еще при жизни Иэясу получил пост сегуна. Трое его сыновей стали крупными землевладельцами, получив в свое личное владение каждый по провинции - Овари, Кии и Мито.

Иэясу был похоронен на горе Кунодзан недалеко от его замка в Сумпу в провинции, где в молодости он в течение десяти лет находился в заложниках у местного феодала. Когда он добровольно отказался от высшей в стране административной должности сегуна, передав власть своему старшему сыну, он поселился в этих краях, внимательно наблюдая за ходом государственных дел и устраивая приемы важных японских персон и иностранных визитеров.

Позднее прах Иэясу был перенесен в Никко в специально вооруженный для этих целей мавзолей, по своей массивности, пышности и помпезности превзошедший все когда-либо воздвигавшиеся в Японии сооружения подобного рода. Существует мнение, что перезахоронение останков производилось согласно воле самого Иэясу, желавшего быть похороненным именно в Никко. Впрочем это никак не вяжется с его отрицательным отношением к любым проявлениям роскоши и богатства. Бросающаяся в глаза грандиозность данного сооружения, если и передает дух и нравы дома Токугава, то во всяком случае более позднего, постиэясовского периода. Да и с точки зрения архитектурного искусства оно меньше всего отвечает вкусам японцев и их представлениям о почитаемых ими символах, помогающих сохранять и оберегать память о великих предках. В свое время И. Эренбург, впервые посетивший вскоре после окончания войны Японию, оставил такую запись: "В десятках английских и французских книг пагода-мавзолей сегунов Токугава в Никко описывается как шедевр японского зодчества. Этот храм, построенный в семнадцатом веке, громоздок, пестр, пожалуй даже криклив. А сила японского искусства в его необычайной простоте, наготе, в пренебрежении ненужными подробностями, в понимании материала, который подается незамаскированным, скажу больше - в лирическом, взволнованном подходе к материалу. В Никко можно найти множество искусных деталей, но искусность еще не означает искусства: это, если угодно, японское барокко. Достаточно сравнить мавзолей в Никко с пагодой Хорюдзи в Нара, с более поздними дворцами Киото, чтобы понять, насколько украшательство, пышность, внешняя эффектность чужды японскому духу"41. Можно вполне согласиться с мнением известного писателя, который к тому же знал толк в искусстве. Единственным, пожалуй, оправданием может служить то, что останки трех великих полководцев - Ода Нобунага, Тоетоми Хидэеси и Токугава Иэясу покоятся ныне в одном месте, посещение которого побуждает современников напрягать свою историческую память, испытывать трепет в отношении к своей истории.

О жизни и деятельности Токугава Иэясу написаны горы книг и статей. Но несмотря на обилие литературы, взгляды на эту историческую личность, оценки его роли в японской истории и его вклада в развитие страны неоднозначны.

Большое внимание уделяют исследователи выявлению характерных черт и особенностей данной личности, сопоставляя ее с Нобунага и Хидэеси. Главными чертами натуры Иэясу некоторые из них считают такие, как честность, сдержанность, старательность, терпеливость, скромность, бережливость42. Если при этом Нобунага, как правило, характеризуется как человек горячий и нетерпимый, а Хидэеси как находчивый и сообразительный, то у Иэясу чаще всего выделяют такую черту, как терпеливость, что, считают некоторые исследователи, позволяло ему одерживать нелегкие победы над многочисленными врагами.

С именем Иэясу многие поколения японцев справедливо связывают установление длительного и устойчивого мира на японской земле. Свыше двух с половиной столетий Япония жила, не зная междоусобных войн, ранее нещадно разорявших страну и уносивших сотни тысяч человеческих жизней. Этому способствовала не только введенная им жесткая система государственного управления и контроля, но и умение добиваться баланса внутриполитических сил в интересах стабильности государства. К этому следует добавить огромные усилия, которые он прилагал к развитию экономики, социальной сферы, образования, научных знаний, культуры и, что очень важно подчеркнуть, проведению очень гибкой, осторожной и в то же время твердой внешней политики.

Несмотря на весьма короткий период пребывания Иэясу у власти, ему удалось заложить основы и подготовить предпосылки для преобразований, предусматривавших коренное реформирование японского общества и придания ему значительно большего динамизма. Воплощение же в жизнь мечты и надежд Токугава Иэясу всецело зависело от продолжателей его дела.

По масштабности поставленных им задач и созидательных целей Токугава Иэясу превосходил всех предшествовавших ему правителей Японии. Из исторических личностей мирового значения его можно было бы, пожалуй, сравнить с Петром Великим, кардинально изменившим социальный облик России, или с Бисмарком, собирателем немецких земель и создателем Германской империи.

Токугава Иэясу вошел в японскую историю - именно в этом состоит его главная заслуга - тем, что заложил прочный фундамент, на котором было воздвигнуто здание новой Японии.

Примечания

1. См. SADLER A.L. The Maker of Modern Japan. The Life of Tokugawa leyasu. Lnd. 1937, p. 9.

2. Fifty Years of New Japan. Compiled by count Shigenobu Okuma. Vol. I. Lnd. 1910, p. 56.

3. См. КИТАДЗИМА MACAMOTO. Токугава Иэясу. Портрет организатора. Токио. 1963, с. 4 (на яп. яз.).

4. См. МУРАОКА СОИТИРО. Деяния Токугава Иэясу. Токио. 1902, с. 48 (на яп. яз.). Однако эта версия, основанная на том, будто члены клана Мацудайра, а следовательно, и Токугава Иэясу, являлись потомками старинного рода Нитта, активно выступавшего на стороне императора Го-Дайго и имевшего родственные связи с домом Минамото (или Гэндзи - китайское прочтение), не получила поддержки в научных кругах Японии, которые считают, что у этой версии нет сколько-нибудь прочной доказательной базы (КИТАДЗИМА МАСАМОТО. УК. соч., с. 6).

5. Военные сражения в истории Японии. Т. 4, ч. 2. Соперничество местных феодалов. Токио. 1978, с. 25 (на яп. яз.).

6. Там же. Т. 5. Ода Нобунага. Токио. 1978, с. 28 (на яп. яз.).

7. См. ТОКУТОМИ ИИТИРО. Эпоха Иэясу. Битва при Сэкигахара. - История японского народа в новое время. Т. 1. Токио, 1925, с. 10 (на яп. яз.).

8. Военные сражения в истории Японии. Т. 5, с. 28.

9. Там же, с. 109.

10. См. КОНРАД Н. И. Очерки японской литературы. М. 1973, с. 26. 11. См. Все о Такэда Сингэн. Токио. 1983, с. 246 - 247 (на яп. яз.).

12. См. ИСИИ РЕСУКЭ. Жизнь сегунов. Токио. 1990, с. 96 (на яп. яз.).

13. См. КУВАТА ТАДАТИКА. Токугава Иэясу. Письма и люди. Токио. 1971, с. 44 - 45 (на яп. яз.).

14. См. КУВАТА ТАДАТИКА. Интересные эпизоды японской истории. Токио. 1982, с. 210 (на яп. яз.).

15. См. ТАМУРА ЭЙТАРО. Истинная натура Хидэеси, какой она предстает из исторических документов. Т. 1. Токио. 1965, с. 63 - 64 (на яп. яз.).

16. Военные сражения в истории Японии. Т. 7. Токугава Иэясу. Токио. 1978, с. 26 - 27 (на яп. яз.).

17. См. ХАРАДА ТОМОХИКО. История эпохи Эдо. Токио. 1983, с. 30 - 31 (на яп. яз.).

18. См. SADLER A.L. Op. cit., p. 365.

19. ХАРАДА ТОМОХИКО. УК. соч., с. 31.

20. См. SADLER A.L. Op. cit., p. 225.

21. КАВАСАКИ ФУСАГОРО. Эдо: политика и общество. Токио. 1987, с. 9 (на яп. яз.).

22. См. RYOICHI ISHII. Population Pressure and Economic Life in Japan. Lnd. 1937, p. 3 - 4.

23. См. ДИКСОН В. Япония, ее история, правительство и внутреннее устройство. СПб. 1871, с. 187.

24. См. ТАМУРА ЭЙТАРО. УК. соч. Т. 2. Токио. 1965, с. 258 - 259 (на яп. яз.).

25. См. Военные сражения в японской истории. Т. 7, с. 205.

26. Там же, с. 205 - 207.

27. См. Законы Токугава. Т. 1, ч. 1. Токио. 1959, с. 56 (на яп. яз.).

28. См. ФУТАКИ КЭНЪИТИ. Оборотная сторона военных действий. Токио. 1974, с. 147 (на яп. яз.).

29. См. ЛЕЩЕНКО Н. Ф. Япония в эпоху Токугава. М. 1999, с. 67; Буддизм в Японии. М. 1993, с. 280; SADLER A.L.Op. cit., p. 326.

30. См. ПЕРЕЛОМОВ Л. С. Конфуций. "Лунь юй". М. 1998, с. 178.

31. Текст Завещания на английском и русском языках см. LONGFORD J.H. The Story of Old Japan. Lnd. 1910, p. 375 - 399; MURDOCH D. A History of Japan. Vol. III. The Tokugawa Epoch. 1652 - 1868. Lnd. 1926, p. 796 - 814; SADLER A.L. Op. cit., p. 387 - 398; ДИКСОН В. УК. соч., с. 100 - 112; КОСТЫЛЕВ В. Я. Очерк истории Японии. СПб. 1888, с. 334 - 350; ФИЛИППОВ А. В. "Стостатейные установления Токугава" 1616 г. и "Кодекс из ста статей" 1742 г. СПб. 1998, с. 10 - 37.

32. LONGFORD J.H. Op. cit., p. 223 - 224.

33. См. Беседы и суждения Конфуция. М. 1999, с. 439.

34. После смерти Иэясу эта статья Завещания была изменена и разнарядка выглядела следующим образом: на 500 коку требовалось выделить одно ружье и 3 копья, на 1000 коку - 9 воинов, на 2000 коку - 18 воинов, на 3000 коку - 28 воинов, на 10000 коку - 20 ружей, 10 луков, 50 копий и 14 всадников (См. КОСТЫЛЕВ В. УК. соч., с. 339).

35. См. ПЕРЕЛОМОВ Л. С. УК. соч., с. 177.

36. См. Беседы и суждения Конфуция, с. 116.

37. Английский исследователь В. Диксон, изучавший законотворческую деятельность Иэясу и его отношение к законам, объясняя обращение последнего к сочинениям китайских мудрецов Конфуция и его последователя Мэн-цзы, о чем подтверждает наличие в Завещании многих положений и выражений, заимствованных из сочинений этих авторов, отмечал, что Иэясу потому признавал в качестве основополагающих идеи китайских мудрецов, что в них он видел необходимые ему обоснования своего правления, а упоминания о Еритомо были вызваны тем, что у сановников первого сегуна было гораздо больше возможностей для изучения сочинений китайских мудрецов, чем у людей, "воспитанных в смутное время юности Иэясу". Многие законы, принятые в годы правления Иэясу, по его мнению, долгие годы оставались в силе потому, что дух этих законов во многом соответствовал господствовавшим тогда в стране социальным отношениям и вызовам времени. Законы Иэясу, считает автор, основывались "на пяти обязанностях, которым подчинены все, а именно обязанности государя и министра, отца и сына, мужа и жены, старшего и младшего братьев и друзей между собою; они основаны еще на том принципе, что главное дело при управлении - отыскивать годных людей и что найти их можно лишь при надлежащем характере самого правителя". (См. ДИКСОН В. УК. соч., с. 261, 262).

38. Возможно, именно это заставляет японских историков, в том числе таких, как известный медиевист Харада Томохико не сомневаться в том, что знаменитое Завещание было написано самим Иэясу и даже назвать точную дату его появления - январь 1603 года. (См. ХАРАДА ТОМОХИКО. УК. соч., с. 33).

39. См. РОДЖЕРС Ф. Дж. Первый англичанин в Японии. М. 1987.

40. См. ЛЕЩЕНКО Н. Ф. УК. соч., с. 69.

41. ЭРЕНБУРГ И. Г. Собрание сочинений в девяти томах. Т. 6. М. 1965, с. 270.

42. См. КИТАДЗИМА МАСАМОТО. УК. соч., с. 222.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.




  • Категории

  • Файлы

  • Темы на форуме

  • Похожие публикации

    • Станков К. Н. Патрик Гордон и партия якобитов в России в конце XVII в.
      Автор: Saygo
      Станков К. Н. Патрик Гордон и партия якобитов в России в конце XVII в. // Вопросы истории. - 2011. - № 10. - С. 108-121.
      В 1688 - 1689 гг. в Англии в ходе Славной революции был свергнут последний монарх-католик - Яков II Стюарт (1685 - 1688). Однако, несмотря на легкую и сравнительно бескровную победу революции, у детронизированного короля осталось в Британии немало сторонников, которые начали борьбу за его возвращение на престол. По имени своего формального лидера представители данного политического движения получили название "якобитов". После смерти Якова II в эмиграции в 1701 г. его приверженцы не сложили оружия. Провозгласив своим королем сначала сына, а затем внука низложенного монарха, якобиты активно действовали в течение почти всего XVIII века.
      Якобитское движение является одной из самых ярких Страниц британской истории нового времени. На данную тему написано множество исследований как учеными Великобритании, так и их коллегами в США, Франции, Ирландии, Италии и других странах. Тем не менее, отдельные аспекты этой проблемы все еще остаются неизученными, в частности - возникновение и деятельность партии якобитов в России. Частично эта проблема затронута в коллективной монографии шотландских историков П. Дьюкса, Г. П. Хэрда и Дж. Котилэна "Стюарты и Романовы: становление и крушение особых отношений". Проблеме эмиграции якобитов в Россию посвящены также работы их соотечественников Р. Уиллс и М. Брюса, однако оба автора касаются более позднего периода в развитии движения, последовавшего за поражением якобитского восстания 1715 года1.
      В отечественной историографии деятельность "русских якобитов" в первое десятилетие после Славной революции является практически неизученной. Во второй половине XIX в. историк А. Брикнер, основываясь на изданном М. Ф. Поссельтом сокращенном варианте "Дневника"2 находившегося на русской службе генерала Патрика Гордона, высказал предположение о том, что большая часть британских подданных, проживавших в Московском государстве, после Славной революции продолжала поддерживать низложенного Якова II3. Решительный прорыв в этом направлении был сделан в последние десятилетия старшим научным сотрудником ИВИ РАН Д. Г. Федосовым. Главной заслугой российского ученого стала публикация обширного "Дневника" П. Гордона, хранящегося в Российском государственном военно-историческом архиве, продолжающаяся и в настоящее время. На данный момент изданы сохранившиеся части дневниковых записей генерала, охватывающие период с 1635 по 1689 годы4. Основываясь на этих материалах, Федосов пришел к выводу, что Патрик Гордон стал главным представителем якобитского движения при русском дворе в конце XVII века. Историк обращает особое внимание на то, что в 1686 г. Яков II назначил П. Гордона чрезвычайным посланником Британии в России, и вплоть до своей смерти в 1699 г. шотландский генерал отстаивал интересы своего сюзерена перед русским правительством5. Автор высказывают глубокую благодарность Д. Г. Федосову за предоставление уникальных документов, помощь в переводе архивных материалов и многократные консультации при написании настоящей статьи.
      Настоящее исследование основывается на материалах отечественных архивов: неопубликованных пятом и шестом томах "Дневника" и переписке П. Гордона, посвященных событиям 1690 - 1699 г. и хранящихся в РГВИА, а также дипломатических документах, касающиеся русско-британских и русско-нидерландских отношений, представленных в фондах N 35 ("Отношения России с Англией") и N 50 ("Отношения России с Голландией") Российского государственного архива древних актов.
      Первый вопрос, которым задается историк при изучении поставленной проблемы, - почему в нашей стране вообще стало возможным появление подобной партии? При поверхностном взгляде возникает недоумение, почему британцы, оторванные от своей родины и проживавшие практически на другом краю Европы, столь остро восприняли события Славной революции 1688- 1689 гг. и продолжали считать своим законным монархом Якова II, в то время как в самой Британии основная масса населения предпочла остаться в стороне от политической борьбы. Примечательно, что если в других европейских странах основу якобитской эмиграции составили лица, бежавшие с Британских островов непосредственно после свержения Якова II и поражения якобитского восстания 1689 - 1691 гг., и их политические мотивы остаются достаточно ясными, то в нашей стране якобитскую партию составили британцы, покинувшие свою родину задолго до событий 1688 - 1689 годов. Кроме того, некоторые, как, например, Джеймс Гордон, родились уже в Московии и по своему происхождению были британцами лишь наполовину.
      Возникновение якобитской партии в России, на мой взгляд, можно объяснить несколькими факторами. Из ряда источников известно, что ее основу составили военные. Среди британских офицеров, поступавших на русскую службу во второй половине XVII в. в связи с формированием полков "иноземного строя", было много лиц, покинувших "Туманный Альбион" во время или после Английской буржуазной революции 1640 - 1658 годов. Для многих из них главным мотивом эмиграции стала верность династии Стюартов и католической церкви. Роялисты не приняли Славную революцию, поскольку рассматривали ее в качестве своеобразного продолжения революционных событий 1640 - 1658 гг. и воспринимали Вильгельма Оранского как "нового Кромвеля". Католики поддерживали Якова II, поскольку он был их единоверцем, и справедливо опасались, что с его свержение и приходом к власти кальвиниста Вильгельма III Оранского может серьезно ухудшиться положение их братьев по вере, оставшихся в Британии6.

      Главным местопребыванием "русских якобитов" была находившаяся недалеко от Москвы Немецкая слобода, а руководителем партии являлся Патрик Гордон (1635 - 1699). Он был выходцем из Шотландии и принадлежал к одному из самых знатных кланов - Гордонам.
      Еще в юности Патрик покинул родину. В 1655 - 1661 гг. он был наемником в шведской и польской армиях, а в 1661 г. поступил на службу к русскому царю Алексею Михайловичу. "Русский шотландец" принял участие во многих важнейших событиях истории Московского государства второй половины XVII в.: в подавлении Медного бунта 1662 г. и стрелецкого восстания 1698 г., государственном перевороте 1689 г., в Чигиринских (1677 - 1678 гг.), Крымских (1687 и 1689 гг.) и Азовских (1695 и 1696 гг.) походах. В России Гордон дослужился до звания генерала пехоты и контр-адмирала флота. Отечественный историк А. Брикнер отмечал, что "едва ли кто-нибудь из иностранцев, находившихся в России в XVII столетии, имел столь важное значение, как Патрик Гордон", а современный канадский исследователь Э. Б. Пэрнел подчеркивает, что Гордон стал "наперсником царя Петра Великого" и был, "без сомнения, одним из самых влиятельных иностранцев в России"7.
      Патрик Гордон не случайно занял положение фактического главы партии якобитов в России в 1689 - 1699 годах. Он был ревностным католиком и принадлежал к клану, широко известному в Шотландии своими роялистскими традициями. Во время гражданских смут в Шотландии в середине XVII в. почти все Гордоны выступили на стороне короля. Отец будущего петровского генерала одним из первых взялся за оружие. Во время Славной революции глава клана Гордонов и личный патрон Патрика, герцог Гордон (1649 - 1716), в течение нескольких месяцев удерживал от имени Якова II одну из главных крепостей Шотландии - Эдинбургский замок. П. Гордон вполне разделял политические убеждения своего клана. Оливера Кромвеля он считал "архиизменником". Брикнер предполагает, что Гордон в 1657 г. принимал участие в заговоре британских роялистов, служивших наемниками в шведкой армии и намеревавшихся убить посла английской республики, направлявшегося в Россию через оккупированную шведами территорию. В 1685 г. во время службы в Киеве Гордон назвал один из островов Днепра "Якобиной" в честь своего единоверца и наследника британского престола Якова, герцога Йорка. Первое знакомство шотландского офицера со своим будущим покровителем произошло несколько ранее - во время его визита в Лондон в 1666 - 1667 гг. в качестве дипломатического представителя России. В дневниковой записи за 19 января 1667 г. Гордон отмечает, что "с большой милостью" был принят герцогом Йорком8.
      Важным этапом в жизни Патрика Гордона стал 1686 год. После смерти родителей и старшего брата шотландский генерал стал единственным наследником небольшого имения. В связи с необходимостью вступить в права наследования Гордон просил русское правительство предоставить ему временный отпуск на родину. Однако в стремлении шотландского генерала посетить Британию, вероятно, был еще один мотив. Получив в 1685 г. известие о восшествии на британский престол Якова II, Гордон надеялся получить при монархе-католике высокий пост на родине9. В январе 1686 г. разрешение на поездку было получено. Хотя в этот раз шотландский генерал прибыл в пределы монархии Стюартов как частное лицо, Яков II принял его с таким почетом, который оказывался далеко не всем иностранным послам. Если отдельные дипломаты порой месяцами дожидались в Лондоне приема при дворе, то Патрику Гордону уже на второй день была предоставлена королевская аудиенция.
      В течение месяца, проведенного в Лондоне, "московитекий шотландец" почти ежедневно встречался с королем, сопровождал его в поездках по Англии, на богослужениях, торжественных обедах и при посещениях театра. Яков II лично представил Гордона королеве Марии Моденской. Кроме того, Гордон был удостоен высокой чести сопровождать короля во время прогулок по паркам Лондона и Виндзора. Из "Дневника" шотландского "солдата удачи" известно, что Яков II имел с ним продолжительные беседы и особенно интересовался военной карьерой Гордона и, в частности, подробно расспрашивал "о деле при Чигирине"10. Федосов полагает, что Яков II "очевидно, был немало впечатлен его (Гордона - К. С.) военным опытом и кругозором"11. Из текста "Дневника" следует, что Яков II высоко оценил военный талант и преданность Гордона и наметил его в качестве одного из лиц, из которых король формировал новую опору престола. При отъезде шотландского генерала из Лондона Яков II удостоил его личной аудиенции, во время которой объявил Гордону, что будет просить русское правительство о его возвращении на родину.
      Поскольку в России не было постоянного британского дипломатического представителя, грамоту английского короля русскому правительству передал нидерландский посол в Лондоне Аорнуот ван Ситтерс через голландского резидента в Москве Йохана Биллем ван Келлера. Яков II просил самодержцев "Великия, Малыя и Белыя России" уволить со службы и отпустить на родину генерал-лейтенанта Патрика Гордона ввиду того, что тот является его подданным и в настоящее время король нуждается в опытных военных специалистах. Хотя формально послание Якова II было адресовано малолетним царям Ивану и Петру, в действительности рассмотрением дела занялись царевна Софья, которая в 1682 - 1689 гг. фактически правила Россией, и ее главный фаворит князь В. В. Голицын, которые не желали предоставить Гордону увольнение, так как Патрик Гордон был лучшим генералом русской армии, и в Москве не хотели лишиться столь опытного полководца.
      Получив отказ русского правительства, Яков II не оставил намерения использовать такого преданного и способного соратника как Гордон в интересах британского престола. В ответ на просьбу князя Голицына прислать в Россию "посла или посланника" Яков II 25 октября 1686 г. назначил Гордона британским чрезвычайным посланником в Москве. Хотя в начале февраля 1687 г. в Лондоне уже были готовы "верительные грамоты, инструкции и снаряжение" для чрезвычайного посланника Якова II в Москве, в России Гордона не утвердили в новой должности12. Тем не менее, отечественный исследователь Федосов отмечает, что "и без формального дипломатического ранга он на высоком уровне представлял интересы своего законного сюзерена в России"13. С 1686 г. вплоть до своей смерти в 1699 г. Гордон выполнял традиционные дипломатические функции: пытался урегулировать торговые отношения между двумя странами, информировал правительство Якова II о внутренней и внешней политике России, направлял в Лондон инструкции о приеме русских послов14. В то же время, Патрик Гордон регулярно информировал русский двор о положении в Англии. В 1689 г. французский дипломат де Ла Невиль, побывавший в Москве, был изумлен информированностью князя Голицына о положении дел на Британских островах. Отечественный историк А. Б. Соколов полагает, что главным источником сведений для него явился дьяк Василий Постников, побывавший в 1687 г. с миссией в Лондоне, однако А. Брикнер доказывает, что "Голицын своим знанием английских дел был обязан главным образом Гордону"15. Таким образом, важнейшим итогом бурных событий 1686 г. явилось то, что Патрик Гордон фактически стал главным доверенным лицом и агентом Якова II в России.
      На дипломатическом поприще генерал Гордон выступил уже в первые месяцы своего пребывания в России. В частности, он использовал регулярные контакты с влиятельным князем Голицыным, чтобы смягчить "дурное мнение о нашем короле", сложившееся при русском дворе, где о Якове II говорили, что "он горделив выше всякой меры".
      Славная революция 1688 - 1689 гг. предоставила Гордону возможность активнее проявить себя в роли дипломата, поскольку ему пришлось защищать при русском дворе права своего государя на потерянный им престол. В деятельности Парика Гордона в России в качестве агента и представителя Якова II ключевое значение имели четыре фактора: роль, которую он играл в Немецкой слободе, личное влияние на царя Петра I, широкие связи с русской аристократией и, наконец, тот факт, что благодаря своим обширным знакомствам по всей Европе и интенсивной переписке, Гордон, "по праву считался одним из самых" информированных людей в России16.
      Благодаря своему опыту, талантам и быстрому усвоению местных обычаев, Гордон выдвинулся на первое место среди иноземцев, проживавших в Московском государстве. В качестве неофициального главы Немецкой слободы он, с одной стороны, мог оказывать влияние на политическую позицию других британских подданных и вступать в переговоры с дипломатическими представителями европейских дворов, пребывавших в Москве, с другой, высокое положение Гордона, занимаемое им среди иностранцев, повышало его вес в глазах политической элиты России17.
      Важнейшим каналом влияния Гордона при русском дворе являлись его близкие отношения с Петром I. Брикнер и Федосов убедительно доказывают, что из числа иноземцев ближайшим соратником первого русского императора был именно Патрик Гордон, а не женевец Франц Лефорт18. Поворотным пунктом в военной и дипломатической карьере Гордона в России стал переворот 1689 г., в результате которого была низложена правительница Софья и началось единоличное царствование Петра I. Согласно данным источников, в конце 1689 - 1690 г. шотландский генерал вошел в круг ближайшего окружения молодого русского царя, на которое тот опирался в первые годы своего единовластного правления. По всей видимости, подобной чести Гордон был обязан, прежде всего, тому, что в сентябре 1689 г. сыграл ключевую роль в переходе на сторону Петра иноземных офицеров и, в целом, Немецкой слободы, что оказалось немаловажным фактором в конечной победе молодого царевича в его противоборстве с партией Милославских.
      О повышении политического статуса Гордона в России после прихода к власти Петра I свидетельствуют следующие факты. Согласно данным архивных и опубликованных источников с января 1690 г. он участвовал в обсуждении важных государственных дел в официальном кругу приближенных Петра I. С мая того же года по личному приглашению государя он принимал участие в крупнейших торжествах при русском дворе, на которых шотландский генерал чествовал молодого царя в кругу виднейших бояр и русских сановников. Кроме того, главный якобитский агент в России был удостоен чести присутствовать на приеме Петром I послов иностранных держав.
      С сентября 1689 г. Гордон получил возможность ежедневно бывать в обществе царя на военных учениях и парадах. Дневниковые записи генерала свидетельствуют, что с декабря 1689 г. он регулярно бывал во дворце. Наконец, 30 апреля 1690 г. во время первого в русской истории посещения царем Немецкой слободы Петр I остановился именно в доме Гордона. Впоследствии такие визиты стали регулярными. "Шкоцкий" генерал сопровождал будущего русского императора во время Кожуховского и Азовских походов. Гордон был ближайшим соратником Петра I не только в военных и государственных делах: они часто вместе проводили часы досуга.
      Постоянное нахождение в обществе Петра I давало "чрезвычайному посланнику" Якова II в России возможность обсуждать важнейшие события, в том числе - политическое положение Британии после Славной революции и планы Якова II и его сторонников по реставрации. В письмах своим коммерческим агентам в Лондоне Гордон просил приобрести для него "книги или документы, призывающие к поддержке короля Якова". Современные шотландские историки полагают, что, опираясь на эти политические трактаты, Гордон в беседах с Петром I отстаивал права своего сюзерена на британский престол. Возможно, не в последнюю очередь благодаря влиянию своего шотландского наставника, Петр I не решился направить в Лондон посольство с целью поздравить Вильгельма III с капитуляцией в 1691 г. последней крупной крепости, удерживаемой якобитами на Британских островах, - ирландского порта Лимерика.
      В немалой степени повышению авторитета и влияния Гордона при русском дворе способствовало его высокое положение в составе новой, создаваемой Петром I, армии. О статусе генерала Гордона в вооруженных силах России свидетельствует ряд фактов. 23 февраля 1690 г. командование военным парадом по случаю рождения наследника русского престола было поручено шотландскому якобиту (а не кому-либо из русских воевод или офицеров-иноземцев), и именно Гордон "от имени всего войска" обратился к царю с поздравительной речью. "Московитский шотландец" командовал одним из первых регулярных полков русской армии - Бутырским. В 1699 г. Патрик Гордон получил исключительное право назначать офицеров.
      Глава якобитской партии располагал широкими связями среди русской знати. В 1689 - 1699 гг. шотландский генерал часто наносил визиты или, напротив, принимал у себя в доме членов нового русского правительства: дядю царя боярина Л. К. Нарышкина, возглавлявшего правительство в начале единоличного правления Петра I, князей Ф. Ю. Ромодановского (фактического правителя России во время "Великого посольства" 1697 - 1698 гг.), Б. А. Голицына, И. В. Троерукова, Ф. С. Урусова, М. И. Лыкова, бояр Т. Н. Стрешнева и П. В. Шереметьева, думного дьяка Е. И. Украинцева, ставшего в 1689 г. начальником Посольского приказа. Шотландский генерал поддерживал близкие отношения и с новыми фаворитами молодого царя: русским дипломатом А. А. Матвеевым, ставшим с конца 1690-х гг. послом России в Нидерландах, боярином А. П. Салтыковым, генеральным писарем Преображенского полка И. Т. Инеховым, стольником В. Ю. Леонтьевым, спальником A. M. Черкасским, ставшим во время "Великого посольства" градоначальником Москвы, будущим президентом Юстиц-коллегии П. М. Апраксиным. Таким образом, генерал Гордон располагал широкими связями в среде русской политической элиты, что усиливало его влияние и авторитет при дворе.
      Политической деятельности Гордона в России в значительной степени способствовала его прекрасная информированность о положении дел в Британии и в Европе в целом. Он имел своих корреспондентов в крупнейших городах Европы и переписывался даже с представителями иезуитской миссии в Китае. Шотландский генерал получал выпуски "Курантов" и следил за всеми иностранными газетами, поступавшими в Москву. Кроме того, Патрик Гордон, будучи корреспондентом "Лондонской газеты" в России, располагал сводками британских и европейских новостей19.
      Дневниковые записи и личные письма "московитского" шотландца свидеельствуют, что Славная революция 1688 - 1689 гг. стала для Патрика Гордона тяжелой личной трагедией и означала "крах его надежд на достойную службу на родине"20. В письме главе своего клана герцогу Гордону он признавался: "Прискорбная революция в нашей стране и несчастья короля, кои Ваша С[ветлость] во многом разделяет, причинили мне великое горе, что привело меня к болезни и даже почти к вратам смерти". В письме графу Мелфорту от 8 мая 1690 г. Гордон заявлял, что готов "отдать жизнь ... в защиту законного права Его Величества".
      События 1688 - 1689 гг. Гордон характеризовал как ""великий замысел" голландцев", "новое завоевание [Британии] сборищем иноземных народов", "злосчастную революцию", "смуту". Главную причину революции "московитский якобит" видел в доверии Якова II к "недовольным и злонамеренным лицам", коим он поручил "высокие посты", и вероломстве "английских подданных". Установившийся после 1688 г. в стране режим Патрик Гордон именовал не иначе как "иноземное иго". Нового британского монарха Вильгельма III Оранского петровский генерал именовал "Голландским Зверем" (явно сопоставляя его с образом Антихриста) и "узурпатором". В то же время Якова II он неизменно называл "Его Священным Величеством" и после его свержения.
      Гордон надеялся, что в Англии и Шотландии "со временем возникнет сильная партия и станет решительно действовать для реставрации Его В[еличест]ва" и полагал, что Вильгельм III недолго продержится на британском престоле. Патрик Гордон был уверен в прочности позиций Якова II в Шотландии. В своих письмах единомышленникам "русский якобит" выражал уверенность в скорых политических "переменах в Шотландии, ибо, несомненно, правительство там не может долго существовать". Гордон с прискорбием отмечал в своем дневнике, что после смерти британской королевы Марии II в конце 1694 г. "английский парламент принял решение признать и сохранить Вильгельма (королем - К. С.)"21.
      Генерал Гордон сожалел, что в 1686 г. Яков II отпустил его в Россию и не позволил остаться в Шотландии, "хотя бы даже без должности". В этом случае, полагал петровский генерал, его военный опыт чрезвычайно пригодился бы в кампании ноября-декабря 1688 г. против войск Вильгельма Оранского22. Федосов считает, что если бы в распоряжении Якова II было несколько "генералов уровня Гордона", английский король "мог бы разбить голландцев после их высадки"23.
      Якобитизм Патрика Гордона (в отличие от многих его единомышленников) не ограничивался одними эмоциями и высказываниями, а выражался в конкретных действиях. Гордон планировал начать в России вербовку офицеров из иностранцев, находившихся на русской службе, для "защиты законного права Его Величества (Якова II - К. С.)". С целью участия в подготовке реставрации Якова II Гордон собирался самовольно покинуть Россию и в письме к графу Мелфорту просил о получении разрешения короля на свой приезд в Париж24.
      После 1688 г. сложилась своеобразная ситуация, когда Британию при московском дворе одновременно представляли два агента: генерал Патрик Гордон отстаивал интересы находившегося в эмиграции Якова II, а нидерландский резидент барон ван Келлер - действующего короля Вильгельма III. Йохам Виллем ван Келлер (ум. в 1698) был опытным дипломатом и первым постоянным представителем Нидерландов в Московском государстве. В 1689 г. Вильгельм Оранский назначил его дипломатическим представителем Британии. "Протестант, враг иезуитов и католиков" - так характеризует ван Келлера отечественный историк М. И. Белов. Келлер рассматривал "московитского якобита" в качестве опасного политического противника. Назначение Гордона в Лондоне чрезвычайным британским посланником в Россию в 1686 г. нидерландский резидент прокомментировал следующим образом: "Теперь у нас на шее - злостные и пагубные иезуиты".
      Голландский резидент располагал обширной сетью информаторов, которая действовала в Посольском приказе, "самых различных учреждениях Москвы, вплоть до царских покоев" и за рубежом. Как и Патрик Гордон барон ван Келлер имел широкие связи среди русской политической элиты. В его лице после 1689 г. Патрик Гордон обрел достойного и опасного противника25.
      Перед русским правительством возникла непростая дилемма: кого же из двух британских правительств - в Лондоне или в Сен-Жермен - считать законным. Согласно отчетам Патрика Гордона о своей деятельности, русское правительство в течение 1690 г. не без его влияния отвечало отказом на все попытки Келлера вручить царям грамоту от Вильгельма III, в которой тот извещал "всея Великия и Малыя и Белыя России" самодержцев о том, что "прошением и челобитьем всех чинов" английского народа "изволил есть великий неба и земли Бог ... нас и нашу королевскую супругу королеву на престол Великобритании, Франции, Ирландии возвести". В первый раз предлогом для отклонения "любительной грамоты" Вильгельма Оранского послужило неточное написание титулов русских царей, во второй - грамота не была "удостоена ... внимания под предлогом, что в ней" не было указано имя британского резидента - барона Й. В. ван Келлера. По всей видимости, Гордон, располагая широкими связями при русском дворе, нашел каналы, чтобы воспользоваться щепетильностью дьяков Посольского приказа в подобных вопросах. Чрезвычайный посланник Якова II сделал в своем "Дневнике" следующее заключение: "Итак, кажется, они (правительство в Лондоне - К. С.) должны обзавестись третьей (грамотой - К. С.), да и тогда вопрос, будет ли она принята", и, намекая на свою роль в этой интриге, лаконично добавил: "по разным причинам".
      В ходе "дипломатической дуэли" с Гордоном барон ван Келлер смог добиться принятия грамоты лишь в конце января следующего года, и только 5 марта 1691 г. получил на нее ответ. Примечательно, что ответную "любительную грамоту" новому английскому послу вручили не сами цари (как это полагалось по дипломатическому этикету), а "думный дьяк". На запрос Келлера в Посольском приказе ему ответили, что ввиду наступления времени Великого поста "великих Государей пресветлых очей видеть ему, резиденту, ныне невозможно". Велика вероятность, что и в данном случае не обошлось без вмешательства Патрика Гордона. Из текста ответной грамоты русских царей следует еще одна любопытная деталь: в Посольском приказе, несмотря на то, что барон ван Келлер еще два года назад был официально назначен дипломатическим представителем Британии в Москве, его продолжали именовать "голландским резидентом". Таким образом, в результате активной деятельности Гордона при дворе Петра I Вильгельм III был признан Россией законным правителем Англии лишь спустя два года после своего фактического прихода к власти.
      Гордон пользовался любой возможностью, чтобы заявить о своей позиции как дипломатического представителя Якова II. 22 ноября 1688 г. Патрик Гордон "имел долгую беседу" со вторым фаворитом Софьи - окольничим Ф. Л. Шакловитым и несколькими русскими сановниками о положении дел в Англии ввиду начавшейся там революции. 18 декабря того же года на обеде у В. В. Голицына, где присутствовали Шакловитый "и прочие" представители русской политической элиты, Гордон выступил с заявлением "об английских делах" и говорил "даже со страстью". 25 ноября и 16 декабря по этому же вопросу чрезвычайный посланник Якова II встречался с польским резидентом Е. Д. Довмонтом. 1 и 13 января 1689 г. Гордон, вероятно, обсуждал этот вопрос с тайным агентом иезуитов в России Ф. Гаускони. Чтобы обратить внимание русского правительства на то, что революция в действительности носит характер вооруженной иностранной интервенции, Гордон 10 декабря 1688 г. приказал перевести на русский язык полученную им из редакции "Лондонской газеты" сводку, где происходящие события подавались именно в таком ключе, и передал данное сообщение русскому правительству. В 1696 г. на пиру, устроенном Ф. Лефортом в честь Петра I в Воронеже, был провозглашен тост за английского короля Вильгельма III. Однако Гордон демонстративно отказался пить здравицу за "узурпатора британского престола" и вместо этого поднял свой кубок "за доброе здравие короля Якова".
      Как глава якобитской партии в России Гордон вел постоянную и активную переписку с главными соратниками Якова II - шотландским фаворитом низложенного короля графом Мелфортом, знатью своего клана (герцогом Гордоном, графами Абердином, Эрроллом, Нетемюром), архиепископом Глазго и сэром Джорджем Баркли, который в 1696 г. возглавил заговор якобитов с целью убийства Вильгельма III. В своей корреспонденции Патрик Гордон пытался воодушевить своих единомышленников, оставшихся в Шотландии и претерпевавших различные притеснения от правительства26.
      Один из документов, хранящихся в архиве г.Абердина и изданный историком П. Дьюксом, позволяет установить канал связи между якобитами в Британии и России. Из Шотландии письма поступали в Лондон на имя давнего друга Патрика Гордона коммерсанта С. Меверелла. Он отправлял их доверенным лицам "московитского шотландца" в Роттердам, Данциг или Гамбург, а оттуда они попадали к шотландским купцам Дж. Фрейзеру, Т. Лофтусу и Т. Мору, проживавшим в Прибалтике. Далее через Псков корреспонденция переправлялась в Москву и Немецкую Слободу. В обратном направлении письма уходили по тем же каналам27.
      Гордон каждый год (за редким исключением) 14 октября на свои средства устраивал торжественные празднования дня рождения Якова II, причем однажды он хлопотал о сообщении о подобных мероприятиях в "Лондонской газете". Среди якобитов в России эта традиция продолжалась и после Славной революции. В "Дневнике" Патрика Гордона упоминается о присутствии в отдельные годы на этом празднестве британских подданных "высшего звания" и послов иностранных государств. Примечательно, что в 1696 г. "в пятом часу утра" на "пирушку" британцев-якобитов пожаловал сам Петр I. На одном из таких пиров, даваемых Гордоном, польский резидент Довмонт заметил: "счастлив король, чьи подданные столь сердечно поминают его на таком расстоянии".
      Патрик Гордон тщательно следил за ходом первого якобитского восстания и успехами армии Людовика XIV, поддерживавшего своего кузена Якова II против войск Аугсбургской лиги. Сведения о восстании петровский генерал частично получал от своего сына Джеймса, принимавшего в нем личное участие. В одном из писем Гордон-отец просил последнего регулярно сообщать ему, "каковы надежды в деле его старого господина (Якова II - К. С.)". В мае 1691 г. Патрик Гордон в письме одному из своих знакомых в северо-восточной Шотландии просил дать ему подробный "отчет о том, что происходило [с моего отъезда] в нашей стране, и кто впутался в партии, а кто остался нейтрален". В своих посланиях за 1690 - 1691 гг. Гордон выказывает неплохую осведомленность о событиях в Ирландии и справедливо указывает одну из главных причин неудач якобитов: "недостаток достойного поведения и бдительности". Известие о поражении войск Якова II при р. Войн Патрик Гордон отметил краткой и полной горечи заметкой: "Печальные вести о свержении короля Якова в Ирландии". После поражения якобитского выступления 1689 - 1691 гг. Гордон внимательно следил за общественными настроениями в Англии и Шотландии и отмечал любые признаки проявления недовольства британцев существующим режимом. Одновременно он следил за составом и численностью войск Вильгельма III и его союзников и сопоставлял их с военным потенциалом Франции.
      В отличие от Патрика Гордона сведений о других представителях якобитской партии в России и о ее численности сохранилось чрезвычайно мало. Однако ряд опубликованных и архивных документов позволяет ответить на вопрос, что представляла собой партия сторонников Якова II в России в конце XVII века. Ядро якобитской партии в России образовывала группа британских офицеров, входивших в ближайшее окружение генерала Гордона.
      Среди соратников Патрика Гордона "по якобитскому делу" следует выделить, прежде всего, его среднего сына - Джеймса (1668 - 1727). Как и отец он был строгим католиком и получил образование в нескольких иезуитских колледжах в Европе. Весной 1688 г. Патрик Гордон отправил Джеймса в Англию на службу Якову II, причем поручил его заботам своего давнего друга - графа Мидлтона. Благодаря влиянию последнего, Джеймсу удалось поступить в гвардию Якова II под командование известного в будущем якобита Дж. Баркли. Однако через несколько месяцев грянула революция, и Джеймс был вынужден вслед за своим монархом эмигрировать во Францию, а оттуда прибыл на "Изумрудный остров", где участвовал в восстании ирландских якобитов. В июле 1689 г. вместе с другими шотландскими офицерами по приказу Якова II капитан Джеймс Гордон был переброшен в Горную Шотландию в составе полка А. Кэннона и, таким образом, оказался в повстанческой армии виконта Данди. Московский уроженец шотландских кровей принял участие в знаменитой битве при Килликрэнки (27 июля 1689 г.), в которой горцы-якобиты наголову разбили правительственные войска, однако сам был тяжело ранен. В течение 1688 - 1690 гг. Патрик Гордон через своих родственников в Шотландии и друзей в Лондоне пытался узнать о судьбе своего сына в охваченной "бедствиями и раздорами" Британии.
      Переписка Патрика Гордона со своим сыном-якобитом является уникальным источником, дошедшим до наших дней, повествующим о трудностях и опасностях, которым подвергались участники якобитского восстания 1689- 1691 гг., пытавшиеся после его поражения выбраться из британских владений Вильгельма III в различные концы Европы. Ввиду разветвленной агентурной сети принца Оранского, бывшие повстанцы не могли чувствовать себя в безопасности даже на европейском континенте, особенно в странах, входивших в Аугсбургскую лигу. В немецких землях и на шведской территории Патрик Гордон рекомендовал своему сыну "раздобыть проезжую грамоту" от местных властей, дабы не вызвать подозрений. Однако лучшим "пропуском" опытный шотландский генерал считал "шпагу ... и пару добрых французских пистолетов". Гордон-отец настоятельно советовал Джеймсу всячески скрывать то, что он - бывший участник якобитского восстания, и выдавать себя за армейского вербовщика, который по случайности был арестован шотландскими властями. В своих письмах Патрик Гордон недоумевает и, порой, возмущается поспешностью своего сына, который с такой быстротой покидал один европейский город за другим, что не успевал получать писем от отца. Однако, вероятно, причиной такой спешки Джеймса была опасность быть арестованным.
      В сентябре 1690 г. Джеймс прибыл в Россию и, по ходатайству отца, был принят офицером в русскую армию. Он отличился в боях во время Азовского похода 1695 г. и Северной войны 1700 - 1721 годов. За военные заслуги был произведен Петром I в бригадиры. Как и отец, Джеймс в течение 1690-х гг. питал надежду на скорую реставрацию Якова II. В 1691 г. в письме двоюродному деду Джеймс Гордон подчеркивал свою убежденность в том, что приверженцы Якова II вскоре увидят "дело его Величества [короля] Великобритании в лучшем положении", а о неудачах якобитов говорил, чти они "лишь временные". В 1693 г. в одном из частных писем Патрик Гордон отмечает, что средний сын не хочет связывать себя женитьбой в России, "ожидая перемен в Шотландии". Джеймс состоял в постоянной переписке со многими якобитами в России, Англии и Шотландии.
      Благодаря связям и влиянию отца, Джеймс Гордон был приближен к Петру I, был лично знаком с молодым русским-государем, являвшимся почти его сверстником. Джеймс Гордон нес службу в Кремлевском дворце, принимал участие в опытах юного Петра I по устройству фейерверков и не единожды был приглашен на торжественные пиры, устраиваемые царем или его дядей - боярином Нарышкиным. Таким образом, Джеймс пользовался определенным политическим влиянием (хотя, конечно, более ограниченным, чем отец) на русского царя и в среде офицерства русской армии.
      Другим видным соратником Патрика Гордона был генерал-лейтенант Дэвид Уильям, граф Грэм. Он был первым британцем со столь высоким титулом, принятым на русскую службу. Граф также принадлежал к шотландскому клану, известному своими роялистскими традициями, и являлся одним из лидеров католической общины в России. Вместе с Гордоном граф Грэм в 1684 г. подписал челобитную об открытии первого костела в России. Грэм был профессиональным "солдатом удачи" и до поступления на службу к русскому царю в 1682 г. воевал в составе армий германского императора, шведской, испанской и польской корон. Основным его местопребыванием в Московии в рассматриваемый период был белгородский гарнизон. В марте 1691 г. Патрик Гордон с негодованием писал графу Грэму, что "этот п[ретендент] на к[оролевский] трон, У[ильям], совещается и сговаривается со своими приспешниками в Гааге", между тем как в самой Британии "прелаты подобно королю требуют деньги ... с низшего духовенства" на войну против Людовика XIV - главного союзника их низложенного сюзерена Якова II. В том же письме глава якобитской партии в России выражал надежду, что "король Франции готовит давно задуманную кампанию, которую стоит ожидать в ближайшее время" и которая разрушит все планы "Голландского Зверя".
      Согласно косвенным данным, к якобитской партии принадлежали друзья и давние сослуживцы П. Гордона - шотландцы генерал-майор Пол Мензис, прибывший в Россию вместе с Патриком Гордоном в 1661 г., и полковник Александр Ливингстон. Оба отличились в военных кампаниях России против Турции: участвовали в Чигиринских и Крымских походах. Ливинстон погиб во время второго Азовского похода. Мензис известен также тем, что пользовался особым доверием при русском дворе. В 1672 - 1674 гг. царь Алексей Михайлович отправил его с важной дипломатической миссией в Рим, Венецию и германские земли с целью создания военного союза против Османской империи.
      Сопоставительный анализ писем Патрика Гордона, хранящихся в РГВИА, с архивными документами из городского архива г. Абердина, опубликованными шотландским историком П. Дьюксом, позволяет установить принадлежность к якобитской парии любопытной фигуры - капитана Уильяма Гордона. По сравнению со всеми вышеперечисленными офицерами, он имел самый низкий чин, однако сохранившиеся источники позволяют утверждать, что как приверженец Якова II он был наиболее активен. У. Гордон был связан тесными родственными узами со всеми ведущими якобитами в России: приходился родственником П. Гордону, а П. Мензис называл его своим племянником. Капитан У. Гордон обладал широкими связями и в Шотландии. В частности, в "Дневнике" П. Гордона упоминается, что он состоял в переписке с главой их клана - герцогом Гордоном.
      Главной функцией Уильяма Гордона была курьерская деятельность. В начале 1690-х гг. он служил своеобразным связующим звеном между якобитами в России и Британии. Дважды, в конце лета - начале осени 1691 г. и в начале 1692 г., он предпринимал поездки на "Туманный Альбион" из Москвы с поручениями от Пола Мензиса, Патрика Гордона и его сына Джеймса. Однако "якобитская" карьера Уильяма Гордона оказалась недолгой. Во время второго путешествия по неизвестным причинам он скончался. Миссии "капитана Гордона" (так он обозначался в документах сторонников Якова II) носили столь секретный характер, что в своих письмах якобиты (как в Шотландии, так и в России) не упоминали ни его имени, ни страны, откуда он ехал, ни места прибытия. В шотландской корреспонденции не указывались даже имя отправителя и место отправления письма. В 1691 г. У. Гордон встречался в Лондоне с полковником Джорджем Баркли. Главной задачей "капитана Гордона" было передать последнему "подробный отчет" о положении и деятельности в России Патрика Гордона. Во время поездки Уильяма Гордона в Шотландию в следующем году он также должен был встретиться с видными якобитами - графами Абердином и Нетемюром. Однако следы курьера теряются по пути на Британские острова в Прибалтике.
      Ближайшее окружение П. Гордона постоянно расширялось в результате его активной деятельности по приглашению в Россию военных специалистов из Европы, в первую очередь, со своей родины, среди которых было немало членов его собственного клана. В 1691 - 1695 гг. в Россию прибыли родственники Патрика: Эндрю, Френсис, Джордж, Хэрри и Александр Гордоны. В документах РГВИА и в ряде опубликованных материалов имеются данные, позволяющие утверждать, что, по крайней мере, последние двое принадлежали к якобитской партии.
      Обширная корреспонденция генерала Гордона помогает выявить еще несколько лиц, верных Якову II, находившихся в 1690-е гг. на русской службе. Так, в письме архиепископу Глазго "московитский шотландец" отмечает, что его нарочный, прибывший в Шотландию из России, (имя и фамилию которого, как и во всех подобных случаях, Патрик Гордон, опасающийся, что послания могут быть перехвачены правительственными агентами, не упоминает) "разделяет Вашу скорбь" о низложенном короле. В письмах Гордон несколько раз упоминает о том, как помог устроиться на службу в России родственникам якобитов или лицам, рекомендованным ему видными сторонниками Якова II в Шотландии - герцогом Гордоном и архиепископом Глазго. Учитывая клановую солидарность шотландцев, а также тот факт, что и шотландские патроны этих лиц, и их московский ходатай были ярыми якобитами, можно предположить, что и сами протеже являлись сторонниками Якова II28.
      Следует отметить, что среди "русских якобитов" были не только англичане и шотландцы, но и выходцы с "Изумрудного острова". Самым известным из них был Питер Лейси. Свою военную карьеру он начал в тринадцатилетнем возрасте знаменосцем одного из полков гарнизона г. Лимерик - последнего оплота якобитов в Ирландии, осажденного в 1691 г. войсками Вильгельма III. Проведя несколько лет наемником в составе французских войск, в 1700 г. Лейси предложил свою шпагу Петру I. Якобит-ирландец верно служил России в течение полувека и был удостоен звания фельдмаршал29.
      Сторонниками Якова II среди британских эмигрантов в России были не только военные. По мнению А. Брикнера, их было немало и среди гражданских лиц. К сожалению, на протяжении всего своего "Дневника", упоминая о ежегодных празднованиях дня рождения Якова II, Гордон ни разу не указывает состав собравшихся и не называет даже наиболее выдающихся имен. Однако в источнике имеются две заметки, позволяющие пролить некоторый свет если не на состав, то, по крайней мере, на численность якобитской партии в России. 14 октября 1696 г. Патрик Гордон пишет, что послал приглашения на празднование дня рождения Якова II всем своим "соотечественникам", которые в этот момент находились в Немецкой слободе. 14 октября 1692 г. Гордон отмечает, что праздновал день рождения короля в Немецкой слободе "со столькими земляками, сколько могли собрать". В дневниковой записи за 28 мая 1690 г. имеется заметка: "... англичане ужинали у меня"30. Учитывая немногословность автора, можно предположить, что в данном случае речь шла о якобитах, тем более что друзья Гордона собрались накануне 30-летней годовщины Реставрации Стюартов в Англии и были представлены, как следует из источника, исключительно британцами. Можно только сожалеть о том, что автор дневника не указывает имен хотя бы наиболее именитых гостей.
      В конце 1690-х гг. стало очевидным, что все надежды якобитов на поддержку Россией реставрации Якова II на британском престоле являются тщетными. В ходе "Великого посольства" 1697 - 1698 гг. состоялось несколько дружественных встреч между Петром I и Вильгельмом III сначала в Утрехте, а затем в Лондоне. "Похититель британского престола" подарил русскому царю яхту и устроил в его честь морские военные учения. "Любительную грамоту", направленную Петру I в 1700 г., Вильгельм III начинал с того, что подчеркивал особую "к вашему царскому величеству дружбу"31.
      Таким образом, согласно данным архивных и опубликованных источников, большинство проживавших в России в конце XVII - начале XVIII в. британских подданных принадлежало к партии якобитов - сторонников низложенного после Славной революции последнего короля-католика Якова II Стюарта. Главой якобитской партии и де-факто дипломатическим представителем низложенного британского монарха в нашей стране был выдающийся полководец и один из реформаторов русской армии генерал Патрик Гордон. "Шкоцкий" фаворит Петра Великого заложил при русском дворе основы влияния партии якобитов, которое длилось до середины XVIII века. Находившиеся вдали от родины сторонники Якова II делали все возможное для защиты его интересов. В частности, "русским якобитам" и, в первую очередь, Патрику Гордону удалось на два года задержать признание Россией Вильгельма III Оранского законным монархом Британии. Некоторые косвенные данные позволяют утверждать, что влияние этой партии в среде тогдашней политической элиты России стало одной из причин, удерживавших Петра I от открытых демаршей в сторону нового английского короля в первой половине 1690-х годов. Группа сторонников низложенного Стюарта, проживавшая в России, не была изолированной общиной, она поддерживала интенсивные контакты со своими единомышленниками как в самой Британии, так и в крупнейших центрах якобитской эмиграции - Париже и Риме.
      Примечания
      1. BRUCE M. Jacobite Relations with Peter the Great. - The Slavonic and East European Review, vol. XIV, 1936, N 41, p. 343 - 362; DUKES P., HERD G.P., KOTILAINE J. Stuarts and Romanovs. The Rise and Fall of a Special Relationship. Dundee. 2008; WILLS R. The Jacobites and Russia, 1715 - 1750. East Linton. 2002.
      2. Tagebuch des Generals Patrick Gordon. Bd.I. Moskau. 1849; Bd. II-III. St. Petersburg. 1851 - 1853.
      3. БРИКНЕР А. Патрик Гордон и его дневник. СПб. 1878, с. 123.
      4. ГОРДОН П. Дневник, 1635 - 1659. М. 2000; 1659 - 1667. М. 2003; 1677 - 1678. М. 2005; 1684 - 1689. М. 2009.
      5. ФЕДОСОВ Д. Г. Летопись русского шотландца. ГОРДОН П. Дневник, 1635 - 1659, с. 231.
      6. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского. ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 241; DUKES P., HERD G.P., KOTILAINE J. Op. cit., p. 168 - 169.
      7. Послужной список Патрика Гордона в России. ГОРДОН П. Дневник, 1677 - 1678, с. 100- 101; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 1; PERNAL A.B. The London Gazette as a primary source for the biography of General Patrick Gordon - Canadian Journal of History. 2003 (April).
      8. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 846, оп. 15, N 5, л. 225; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 62, 191; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 54, 56.
      9. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 242.
      10. ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 86 - 110. Во врем осады Чигирина турками в 1678 г. Гордон руководил всеми инженерными работами по обороне города.
      11. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 243.
      12. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 35, оп. 2, N 113, л. 2 - 2об., 4; ф. 50, оп. 1 (1678 г.), N 1, л. 34 - 41; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 110, 128 - 132, 136, 217 - 218, 220, 299 - 300.
      13. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 248.
      14. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 48, 140 об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 218 - 230.
      15. БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 157; СОКОЛОВ А. Б. Навстречу друг другу: Россия и Англия в XVI и XVII вв. Ярославль. 1992, с. 135.
      16. ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 129, 174, 217, 222 - 223; ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 255.
      17. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 1об. -4об., 7 - 8, 11об., 16, 17, 18 - 18об., 20, 22об., 25, 26, 28, 29об., 32 - 32об., 33об., 37об., 63об., 66, 67об. -69об., 73, 75, 76, 77об. -78об., 81 - 81об., 83 - 83об., 85, 86об. -87, 88 - 88об., 92, 93об. -94об., 97 - 97об., 98об., 101, 103, 104, 106- 106об., 107 - 107об., 108об., 272об.
      18. БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 75 - 76, 79, 88, 90 - 94, 97; ФЕДОСОВ Д. Г. Летопись русского шотландца, с. 231; ЕГО ЖЕ. От Киева до Преображенского, с. 256.
      19. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 1 - 7об., 9об., 10об. -14, 15 - 16, 17об., 18об. -19, 20 - 21об., 23, 25 - 25об., 26об. -27, 28об., 29об. -30об., 31об. -32, 33 - 34, 35 - 36об., 37 об. -38, 51, 58, 59, 63 - 66 67 - 67об., 68об., 69об., 70об. -71, 72 - 73об., 75об., 76об., 78, 79 - 81, 82, 84об., 86 об. -87об., 88об., 89, 90об., 92об. -93об., 94об., 96 - 103об., 104об. -105, 106об. -108, 109об., 131, 136, 168, 193об., 221об., 225, 264 - 264об., 268, 281 - 281об., 320об.; БЕЛОВ М. И. Россия и Голландия в последней четверти XVII в. Международные связи России в XVII- XVIII вв. М. 1966, с. 82; ФЕДОСОВ Д. Г. Летопись русского шотландца, с. 242; DUKES P., HERD G.P., KOTILAINE J. Op. cit., p. 181; WILLS R. Op. cit., p. 39. Каждую пятницу П. Гордон получал сводку, включавшую сообщения от примерно пятидесяти корреспондентов, находившихся в различных частях Англии, официальные уведомления о новых назначениях в правительстве и при дворе, заседаниях английского парламента и сведения, подаваемые государственными секретариатами, о важнейших событиях в других странах Европы.
      20. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 258.
      21. Вильгельм Оранский во многом занял британский престол благодаря наследственным правам своей жены, которая была родной дочерью Якова II, и таким образом прямая линия наследования Стюартов формально не нарушалась. Поэтому в связи со смертью Марии II якобиты активизировали свои попытки по возвращению британской короны ее отцу. Из этой заметки следует, что в 1695 г. надежды на благоприятный исход дела для Якова II в Англии разделял и Патрик Гордон.
      22. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 6, 15об., 25об., 37, 47об., 48об. -49, 50, 52, 55, 57, 58об., 59об., 134об., 135об. -136, 140об., 144, 225, 460об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 181 - 182, 185.
      23. ФЕДОСОВ Д. Г. От Киева до Преображенского, с. 258.
      24. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 52, 56об.
      25. РГАДА, ф. 50, оп. 1 (1678 г.), N 1, л. 34 - 41; БЕЛОВ И. М. Письма Иоганна ван Келлера в собрании нидерландских дипломатических документов. Исследования по отечественному источниковедению. М. -Л. 1964, с. 376; ЕГО ЖЕ. Россия и Голландия в последней четверти XVII в., с. 73; EEKMAN Т. Muscovy's International Relations in the Late Seventeenth Century. Johan van Keller's Observations. California Slavic Studies. 1992, vol. XIV, p. 45, 50.
      26. РГАДА, ф. 35, оп. 1, N 259, л. 2 - 3, 6, 18 - 22, 24, 30; ф. 50, оп. 1. 1691 г., N 2, л. 1 - 15; РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5, л. 3, 5, 11об., 25об., 29об., 33, 37, 46 - 47об., 52, 58об. -59об., 65 - 65об., 68об., 79, 80, 85об., 87, 90, 98, 107об. -108об., 140об., 144, 156, 224об. -225об.; N 6, л. 6об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 181 - 185.
      27. DUKES P. Patrick Gordon and His Family Circle: Some Unpublished Letters - Scottish Slavonic Review. 1988, N 10, p. 49.
      28. РГВИА, ф. 490, оп. 2, N 50, л. 11; ф. 846, оп. 15, N 5, л. 3, 6, 10об., 15, 19об., 21, 22, 26 - 27об., 29об., 30об., 32об., 36, 37об., 48 - 48об., 50, 51об., 53 - 54, 55об., 57 - 57об., 58об., 59об., 60об. -61, 64об., 69об., 72, 77об., 79, 81об., 87, 88, 134об. -135, 136, 137 - 139, 140об., 144, 196 - 196об., 262 - 262об., 265об., 271об., 274об., 281об., 350 - 351об., 439; N 6, л. 6об., 79об.; ГОРДОН П. Дневник, 1684 - 1689, с. 29, 77, 81 - 82, 93, 107 - 108, 128, 165, 178, 182, 188, 199, 229 - 230; Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т. VII. СПб. 1864, с. 946 - 947; DUKES P. Op. cit., p, 19 - 49; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 13 - 14; ЦВЕТАЕВ Д. В. История сооружения первого костела в Москве. М. 1885, с. 26, 28, 32 - 33, 36, 59; The Caledonian Phalanx: Scots in Russia. Edinburgh. 1987, p. 18.
      29. Kings in Conflict. The Revolutionary War in Ireland and its Aftermath, 1689 - 1750. Belfast. 1990, p. 91; WILLS R. Op. cit., p. 38.
      30. РГВИА, ф. 846, оп. 15, N 5., л. 13об., 196об.; N 6, л. 79об.; БРИКНЕР А. Ук. соч., с. 123.
      31. РГАДА, ф. 35, оп. 1, N 271, л. 1 об.; оп. 4, N 9, л. 4об. -5.
    • Патрик Гордон и партия якобитов в России
      Автор: Saygo
      Станков К. Н. Патрик Гордон и партия якобитов в России в конце XVII в. // Вопросы истории. - 2011. - № 10. - С. 108-121.
    • Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: foliant25
      Название: Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: А. Ф. Прасол 
      Год выпуска: 2018
      Издательство: Москва, Издательский дом ВКН
      ISBN: 978-5-907086-01-2
      Формат: PDF
      Размер: 31,8 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление
      Количество страниц: 452
      Язык: Русский 
      "Пятнадцать сёгунов Токугава правили Японией почти 270 лет. По большей части это были обычные люди, которые могли незаметно прожить свою жизнь и уйти из неё, не оставив следа в истории своей страны. Но судьба распорядилась иначе. Эта книга рассказывает о том, как сёгуны Токугава приходили во власть и как её использовали, что думали о себе и других, как с ней расставались. И, конечно, о главных событиях их правления, ставших историей страны. Текст книги иллюстрирован множеством рисунков, гравюр, схем и содержит ряд интересных фактов, неизвестных не только в нашей стране, но и за пределами Японии."

    • Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: foliant25
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Название: Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: А. Ф. Прасол 
      Год выпуска: 2018
      Издательство: Москва, Издательский дом ВКН
      ISBN: 978-5-907086-01-2
      Формат: PDF
      Размер: 31,8 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление
      Количество страниц: 452
      Язык: Русский 
      "Пятнадцать сёгунов Токугава правили Японией почти 270 лет. По большей части это были обычные люди, которые могли незаметно прожить свою жизнь и уйти из неё, не оставив следа в истории своей страны. Но судьба распорядилась иначе. Эта книга рассказывает о том, как сёгуны Токугава приходили во власть и как её использовали, что думали о себе и других, как с ней расставались. И, конечно, о главных событиях их правления, ставших историей страны. Текст книги иллюстрирован множеством рисунков, гравюр, схем и содержит ряд интересных фактов, неизвестных не только в нашей стране, но и за пределами Японии."

      Автор foliant25 Добавлен 20.08.2018 Категория Япония
    • Анисимов Е. В. Петр I: рождение империи
      Автор: Saygo
      Анисимов Е. В. Петр I: рождение империи // Вопросы истории. - 1989. - № 7. - С. 3-20.
      Мы, люди конца XX века, не можем в полной мере оценить взрывной эффект петровских реформ в России. Люди прошлого, XIX века, чувствовали это иначе: острее, глубже, нагляднее. Вот что писал о значении Петра современник Пушкина историк М. Н. Погодин в 1841 г., то есть спустя почти полтора столетия после великих реформ первой четверти XVIII в.: "В руках [Петра] концы всех наших нитей соединяются в одном узле. Куда мы ни оглянемся, везде встречаемся с этою колоссальною фигурою, которая бросает от себя длинную тень на все наше прошедшее и даже застит нам древнюю историю, которая в настоящую минуту все еще как будто держит свою руку над нами и которой, кажется, никогда не потеряем мы из виду, как бы далеко ни ушли мы в будущее"1.
      То, что создал в России Петр, пережило поколение Погодина, как и следующие поколения. Напомню, что последний рекрутский набор состоялся в 1874 г. - через 170 лет после первого (1705 г.), Сенат просуществовал с 1711 по декабрь 1917 г., то есть 206 лет; синодальное устройство православной церкви оставалось неизменным в течение 197 лет (с 1721 по 1918 г.); система подушной подати была отменена лишь в 1887 г., когда минуло 163 года после ее введения в 1724 году.
      Иначе говоря, в истории России мы найдем не много сознательно созданных человеком институтов, которые просуществовали бы так долго, оказав столь сильное воздействие на все стороны жизни народа. Более того, некоторые принципы и стереотипы политического сознания, выработанные или окончательно закрепленные при Петре, живы до сих пор. Подчас в новых словесных одеждах они существуют как традиционные элементы нашего мышления и общественного поведения. Медный всадник еще не раз тяжко скакал по нашим улицам. Попытаемся вослед поколениям историков вновь рассмотреть феномен петровских реформ, сделаем попытку приблизиться к пониманию их значения для судеб России.
      Из многих привычных символов петровской эпохи, ставших достоянием литературы и искусства, нужно особо выделить корабль под парусами со шкипером на мостике. Помните, у Пушкина: "Сей шкипер был тот шкипер славный, кем наша двигнулась земля, кто придал мощно бег державный рулю родного корабля". Корабль - и для самого Петра - символ организованной, рассчитанной до дюйма структуры, материальное воплощение человеческой мысли, сложного движения по воле разумного человека. Более того, корабль - это модель идеального общества, лучшая из организаций, придуманных человеком в извечной борьбе со слепой стихией. За этим символом целый пласт культуры XVI-XVII веков. Здесь сразу слились многие идеи так называемого века Рационализма - XVII века. Системой эти идеи стали в творениях знаменитых философов того времени - Бэкона, Гассенди, Спинозы, Локка, Лейбница. Этими идеями был как бы пронизан воздух, которым дышали ученые, писатели, государственные деятели - современники Петра. Новые концепции утверждали, что наука, опытное знание есть вернейшее средство господства человека над силами природы, что государство - чисто человеческое установление, которое разумный человек может изменить по собственному усмотрению, совершенствовать в зависимости от целей, которые он перед собой ставит.
      Государство строят как дом, утверждал Гоббс. Как корабль, добавим мы. Идея о человеческой, а не богоданной природе государства порождала представление о том, что государство - это и есть тот идеальный инструмент преобразования общества, воспитания добродетельного подданного, идеальный институт, с помощью которого можно достичь "всеобщего блага" - желанной, но постоянно уходящей, как линия горизонта, цели человечества. Совершенствование общества возможно, по мысли тогдашних философов и государствоведов, лишь с помощью организации и законов - рычагов государства. Совершенствуя право, добиваясь с помощью учреждений реализации законов, можно достичь всеобщего процветания.
      Человечеству, еще недавно вышедшему из Средневековья, казалось, что найден ключ к счастью, стоит только сформулировать законы и провести их в жизнь. Не случайно появление и распространение в XVIII в. дуализма - учения, отводящего богу роль первотолчка, зачинателя мира, который, однако, далее развивается по присущим ему естественным законам; нужно только обнаружить их, записать и добиться точного и всеобщего исполнения. Отсюда и поразительный оптимизм людей XVII-XVIII вв., наивная вера в неограниченные силы человека, возводящего по чертежам, на "разумных" началах свой корабль, дом, город, общество, государство. XVII век - это время Робинзона Крузо, не столько литературного героя, сколько символа "эпохи рационализма", героя, верящего в себя и преодолевающего невзгоды и несчастья силой своих знаний.
      Достоин внимания и известный механицизм мышления людей петровских времен. Выдающиеся успехи точных, естественных наук побуждали трактовать и общественную жизнь как процесс, близкий к механическому. Учение Декарта о всеобщей математике - единственно достоверной и лишенной мистики отрасли знания - делало свое дело: образ некоей "махины", действующей подобно точному часовому механизму, стал любимым образом государствоведов и политиков, врачей и биологов XVII - начала XVIII века.
      Все эти идеи и образы с разной степенью абстракции и упрощения имели хождение в европейском обществе, и они вместе с идеями реформ (а некоторые даже раньше) достигли России, где, преломляясь в соответствии с местными условиями, стали элементами политического сознания. Конечно, было бы преувеличением утверждать, что Петр начал возводить свою империю на основе концепций Декарта и Спинозы. Речь идет о сильном влиянии этих идей на практическую государственную деятельность великого реформатора. Невозможно сбросить со счетов и личное знакомство царя с Лейбницем, хорошее знание Петром трудов Г. Гроция и С. Пуфендорфа. Книгу последнего "О должности человека и гражданина" царь приказал перевести на русский язык. Без учета всех этих обстоятельств трудно дать адекватную оценку петровским преобразованиям, самой личности царя-реформатора.

      Пётр I в иноземном наряде перед матерью своей царицей Натальей, патриархом Андрианом и учителем Зотовым. Неврев Н. В., 1903
      В годы его царствования в России произошел резкий экономический скачок. Промышленное строительство велось невиданными темпами: за первую четверть XVIII в. возникло не менее 200 своеобразных мануфактур вместо тех 15 - 20, которые имелись в конце XVII века. Характернейшая черта этого процесса состояла в выдающейся роли самодержавного государства в экономике, его активном проникновении во все сферы хозяйственной жизни. Такая роль была обусловлена многими факторами.
      Экономические концепции меркантилизма, широко распространенные в Европе и России, предполагали как условие существования государства накопление денег за счет активного баланса внешней торговли, вывоза товаров на чужие рынки и препятствования ввозу иностранных товаров на свой. Уже это само по себе требовало вмешательства государства в сферу экономики. Поощрение одних - "полезных", "нужных" видов производства, промыслов и товаров, сочеталось с запрещением, ограничением других - "неполезных" и "ненужных" с точки зрения государства. Петр, мечтавший о могуществе своей страны, не был равнодушен к идеям меркантилизма. Идеи принуждения в экономической политике совпадали с общими принципами "насильственного прогресса", которые он практиковал в ходе своих реформ.
      Но важнее другое - в российских условиях концепция меркантилизма послужила для обоснования характерного направления внутренней политики. Неудачное начало Северной войны сильнейшим образом стимулировало государственное промышленное строительство и в целом - вмешательство государства в экономическую сферу. Строительство многочисленных мануфактур, преимущественно оборонного значения, предпринималось не из абстрактных представлений о необходимости развития и пользе экономики или расчета получить доходы, а было непосредственно и жестко детерминировано задачей обеспечить армию и флот. Экстремальная обстановка после поражения под Нарвой в 1700 г. с потерей артиллерии вызвала потребность перевооружить и увеличить армию, определила характер, темпы и специфику промышленного роста и, шире, всю экономическую политику Петра.
      В основу ее легла идея о руководящей роли государства в жизни общества вообще, и в экономике в частности. Обладая огромными финансовыми и материальными ресурсами, монопольным правом пользоваться землей и ее недрами, не считаясь при этом с владельческими правами различных сословий, государство взяло на себя инициативу необходимой в тех условиях индустриализации. Исходя из четко осознаваемых интересов и целей, государство диктовало все, что было связано с производством и сбытом продукции. В системе созданной за короткое время государственной промышленности отрабатывались принципы и приемы управления экономикой, характерные для последующих лет и незнакомые России предшествующей поры.
      Сходная ситуация возникла и в торговле. Насаждая собственную промышленность, государство создавало (точнее, резко усиливало) и собственную торговлю, стремясь получить максимум прибыли с ходовых товаров внутри страны и экспортных товаров при продаже их за границей. Государство захватывало торговлю примитивным, но очень эффективным способом - введением монополий на заготовку и сбыт определенных товаров, причем круг таких товаров (соль, лен, юфть, пенька, хлеб, сало, воск и другие) постоянно расширялся.
      Установление государственных монополий вело к волюнтаристскому повышению цен на эти товары внутри страны, а самое главное - к ограничению, регламентации торговой деятельности купцов. Следствием стало расстройство, дезорганизация свободного торгового предпринимательства, основанного на рыночной конъюнктуре. В подавляющем большинстве случаев введение государственных монополий означало передачу права продажи монополизированного товара конкретному откупщику, который выплачивал в казну сразу крупную сумму денег, а затем стремился с лихвой вернутъ их за счет потребителя или поставщика сырья, вздувая цены и уничтожая на корню своих возможных конкурентов.
      Петровская эпоха оказалась подлинным лихолетьем в истории русского купечества. Резкое усиление прямых налогов и различных казенных служб с купцов как наиболее состоятельной части горожан, насильственное сколачивания торговых компаний (форма организации торговли, казавшаяся Петру наиболее подходящей в российских условиях) - только часть средств и способов принуждения, которые он в значительных масштабах применил к купечеству, ставя главной целью получить как можно больше денег для казны. В русле подобных мероприятий следует рассматривать и принудительные переселения купцов (причем из числа наиболее состоятельных) в Петербург - неблагоустроенный, долгое время в сущности прифронтовой город, а также административное регулирование грузопотоков, когда купцам указывалось, в каких портах и какими товарами они могут торговать, а где - категорически запрещено.
      Исследования Н. И. Павленко и А. И. Аксенова свидетельствуют, что в первой четверти XVIII в. произошло разорение именно наиболее состоятельной группы купечества - "гостинной сотни", после чего имена многих владельцев традиционных торговых фирм исчезли из списка состоятельных людей. Грубое вмешательство государства в сферу торговли привело к разрушению зыбкой основы, на которой в значительной степени держалось благосостояние многих богатых купцов, а именно: ссудного и ростовщического капитала2. Не является преувеличением констатация регламента Главного магистрата 1721 г.: "Купеческие и ремесленные тяглые люди во всех городах обретаются не токмо в каком призрении, но паче ото всяких обид, нападков и отягощений несносных едва не все разорены, от чего оных весьма умалилось и уже то есть не без важного государственного вреда"3. Осознание этого факта пришло довольно поздно, когда жизнеспособность купеческого капитала была существенно подорвана.
      Это была цена, которую заплатили русские предприниматели за военную победу, но стоимость ее горожане поделили с остальным населением. На плечи русского крестьянства пала наибольшая тяжесть войны. Бремя десятков денежных, натуральных платежей, рекрутчина, сборы работных, лошадей, тяжелые подводные и постойные повинности дестабилизировали народное хозяйство, привели к обнищанию, бегству сотен тысяч крестьян. Усиление разбоев, вооруженных выступлений, наконец, восстание К. Булавина на Дону стали следствием безмерного податного давления на крестьян.
      К 20-м годам XVIII в., когда военная гроза окончательно отодвинулась на запад и в успешном для России завершении войны не могло быть сомнений, Петр значительно изменил торгово-промышленную политику. Осенью 1719 г. были ликвидированы фактически все монополии на вывоз товаров за границу. Претерпела изменения и промышленная политика: усилилось поощрение частного предпринимательства. Введенная в 1719 г. Берг-привилегия разрешила искать полезные ископаемые и строить заводы всем без исключения жителям страны и иностранцам, даже если это было сопряжено с нарушением феодального права на землю, где обнаружены руды.
      Получила распространение практика передачи государственных предприятий (в особенности признанных убыточными для казны) частным владельцам или специально созданным для этого компаниям. Новые владельцы получали от государства многочисленные льготы: беспроцентные ссуды, право беспошлинной продажи товаров и так далее. Существенную помощь предпринимателям оказывал и утвержденный в 1724 г. таможенный тариф, облегчавший вывоз продукции отечественных мануфактур и одновременно затруднявший ввоз из-за границы товаров, производившихся на русских мануфактурах.
      Может показаться, что наступившие в конце Северной войны перемены в экономической политике самодержавия - своеобразный "нэп" с характерными для него принципами большей экономической свободы. Но эта иллюзия быстро рассеивается, как только мы обращаемся к фактам. Нет никаких оснований думать, что, изменяя экономическую политику, Петр намеревался ослабить влияние государства на народное хозяйство или, допустим, неосознанно способствовал развитию капиталистических форм и приемов производства, получивших в это время в Западной Европе широкое распространение. Суть происшедшего состояла в смене не принципов, а акцентов промышленно-торговой политики. Мануфактуры передавались компаниям или частным предпринимателям фактически на арендных условиях, которые четко определялись и при надобности изменялись государством, имевшим право в случае неисполнения их конфисковать предприятия. Главной обязанностью владельцев было своевременное выполнение казенных заказов; только излишки сверх того, что соответствовало бы нынешнему понятию "госзаказа", предприниматель мог реализовать на рынке.
      Созданные органы управления торговлей и промышленностью, Берг-, Мануфактур-, Коммерц-коллегии и Главный магистрат отвечали сути происшедших перемен. Эти бюрократические учреждения являлись институтами государственного регулирования экономики, органами торгово-промышленной политики самодержавия на основе меркантилизма. В Швеции, чьи государственные учреждения послужили образцом для петровской реформы, подобные коллегии проводили политику королевской власти в целом на тех же теоретических основах. Условия России отличались от шведских не только масштабами страны:, но и принципиальными особенностями политических порядков и культуры, интенсивностью промышленного строительства силами и на средства государства, но прежде всего - необыкновенной жесткостью регламентации, разветвленной системой ограничений, сугубой опекой и надзором за торгово-промышленной деятельностью подданных.
      Давая "послабление" мануфактуристам и купцам, государство не собиралось устраняться из экономики или хотя бы ослаблять свое воздействие на нее. После 1718 - 1719 гг. вступила в действие как бы новая редакция прежней политики. Раньше государство воздействовало на экономику через систему запретов, монополий, пошлин и налогов, то есть через открытые формы принуждения. Теперь, когда чрезвычайная военная ситуация миновала, все усилия были перенесены на создание и деятельность административно-контрольной бюрократической машины, которая с помощью уставов, регламентов, привилегий, отчетов, проверок стремилась направлять экономическую (и не только) жизнь страны через систему своеобразных шлюзов и каналов в нужном государству направлении.
      Административное воздействие сочеталось с экономическими мерами. Частное предпринимательство было жестоко привязано к государственной колеснице системой правительственных заказов преимущественно оборонного значения. С одной стороны, это обеспечивало устойчивость доходов мануфактуристов, которые могли быть уверены, что сбыт продукции казне гарантирован, но с другой - закрывало перспективы технического совершенствования, резко принижало значение конкуренции как вечного движителя предпринимательства. Именно поэтому впоследствии оказались тщетными попытки вывести примитивное производство на современный уровень: интереса его наращивать и совершенствовать - при обеспеченности заказов и сбыта через казну - не было. Привилегированное положение части предпринимателей влияло в том же направлении, ибо устраняло конкуренцию.
      Активное воздействие государства на экономическую жизнь страны - это лишь один аспект проблемы. Социальные отношения, проводником которых служило государство, были фактически перенесены на мануфактуры, во многом деформируя их черты как потенциально капиталистических предприятий. Речь идет прежде всего об особенностях использования рабочей силы. Практически все годы Северной войны (время бурного экономического строительства) способы обеспечения предприятий рабочими руками были разнообразными: государство и владельцы мануфактур использовали и приписных крестьян, отрабатывавших на заводах свои государственные налоги, и преступников, и вольнонаемных. Проблемы найма не существовало. Наличие в обществе множества нетяглых мелких прослоек, многочисленность беглых (в том числе - помещичьих) крестьян, существование вполне легальных путей выхода из служилого или податного сословия - все это создавало в стране контингент "вольных и гулящих", откуда и черпалась рабочая сила. Власти сквозь пальцы смотрели на такое использование труда беглых.
      Однако к началу 20-х годов были проведены важные социальные мероприятия: усилена борьба с побегами крестьян, которых возвращали прежним владельцам; в ходе детальной ревизии наличного населения (в рамках начатой податной реформы) крестьяне все поголовно подлежали прикреплению навечно к месту записи в налоговый кадастр, а "вольные и гулящие" приравнивались к беглым преступникам и считались объявленными вне закона.
      Поворот в политике правительства тотчас отразился на промышленности. Владельцы мануфактур и управляющие казенными заводами жаловались на катастрофическое положение, созданное вывозом беглых и запрещением впредь, под страхом штрафов, принимать их на работы. Под сомнение ставилось исполнение поставок казне. Тогда-то и появился закон, имевший самые серьезные последствия. Указом 18 января 1721 г. Петр в видах государственной пользы разрешил частным мануфактуристам покупать крестьян для использования их на заводских работах4. Тем самым делался решительный шаг к превращению промышленных предприятий, где, казалось бы, зарождался капиталистический уклад, в крепостническую вотчинную мануфактуру.
      Действовавшие нормы феодального права с его критериями сословности, как и отраженное в них общественное сознание не считались с новой социальной реальностью - появлением мануфактуристов и рабочих. В устоявшихся социальных порядках новым группам населения не было места. Новое в экономике воспринималось лишь как разновидность старого. Указом 28 мая 1723 г. регулировался порядок приема на работу людей, не принадлежавших владельцу или не "приписанных" к заводу5. Всем им приходилось либо получить у своего помещика разрешение работать временно ("отходник" с паспортом), либо попасть в число беглых, "беспашпортных", подлежавших аресту и немедленному возвращению туда, где они записаны в подушный кадастр.
      С тех пор промышленность не могла развиваться по иному, чем крепостнический, пути; доля вольного труда в промышленности сокращалась, казенные предприятия перешли на труд "приписных", образовался институт "рекрут" - пожизненных "промышленных солдат". Даже те рабочие частных заводов, которые не являлись ничьей собственностью, в дальнейшем были объявлены крепостными ("вечноотданные"). Целые отрасли промышленности перешли почти исключительно на труд крепостных. Победа подневольного труда в промышленности предопределила нараставшее с начала XIX в. экономическое отставание России.
      Крепостничество деформировало и процесс образования буржуазии. Получаемые от государства льготы носили феодальный характер. Мануфактуристу было легче и выгодней выпросить "крестьянишек", чем искать рабочие руки на свободном рынке. К тому же покупная рабочая сила приводила к "омертвлению" капиталов, повышению непроизводительных затрат, ибо реально деньги уходили на покупку земли и крепостных, из которых на заводских работах можно было использовать не больше половины6. В этих условиях не могло идти и речи о расширении и совершенствовании производства. Монополии заводчиков на производство, преимущественный сбыт каких-то определенных товаров или право скупки сырья - эти и иные льготы также не являлись по существу капиталистическими, а были лишь вариантом средневековых "жалованных грамот".
      Крепостническая деформация коснулась и сферы общественного сознания. Мануфактуристы - владельцы крепостных - не ощущали своего социального своеобразия, у них не возникало корпоративного, сословного сознания. В то время как в развитых странах Западной Европы буржуазия уже громко заявила о своих претензиях к монархам и дворянству, в России наблюдалось иное: став душевладельцами, худородные мануфактуристы стремились повысить свой социальный статус путем получения дворянства, жаждали слиться с могущественным привилегированным сословием, разделить его судьбу. Превращение наиболее состоятельных предпринимателей, Строгановых и Демидовых, в аристократов - наиболее яркий пример.
      Таким образом, активное государственное промышленное строительство создавало экономическую базу, столь необходимую развивающейся нации, и одновременно сдерживало тенденции, влекущие ее на путь капиталистического развития, на который другие европейские народы уже встали. Естествен вопрос, а была ли альтернатива тому, что свершилось с экономикой при Петре, были ли другие пути и средства ее подъема, кроме избранных в то время.
      Если принять завоевание Россией берегов Балтийского моря как обязательное условие для полноценного развития государства и признать, что мирная уступка Швецией выхода к Балтике была исключена, то многое, что предпринимал Петр, было вызвано необходимостью, в том числе и создание промышленности в предельно сжатые сроки. Но все же пройденный исторический путь не кажется единственным даже для того времени.
      Указ 1721 г., как и последующие акты, разрешавшие покупать крестьян к заводам или эксплуатировать в различных формах чужих крепостных, имел, как теперь принято говорить, судьбоносное значение. Альтернативой ему могла быть только отмена крепостного права. Существовала ли в принципе при Петре такая возможность? Его старший современник, шведский король Карл XI, провел в 80-х годах XVII в. так называемую редукцию земель: появились государственные имения, отдаваемые в аренду, а крестьян при этом освобождали от крепостной зависимости. Для Петра подобной альтернативы не существовало. Крепостничество, утвердившееся в России задолго до рождения Петра, пропитало всю жизнь страны, сознание людей; в России в отличие от Западной Европы оно играло особую, всеобъемлющую роль. Разрушение правовых структур нижнего этажа подорвало бы основу самодержавной власти, увенчивавшей собой пирамиду холопов и их разновидностей. Таким образом, указатель 1721 г. стоял на развилке, но звал на главную, столбовую дорогу русской истории, в конце которой просматривался указатель "1861 год".
      Продолжая сравнение петровской России с кораблем, рассмотрим теперь, каким было его верхнее строение, выше ватерлинии, под которой скрыта экономическая основа общества.
      Преобразования государственного управления проводились с конца XVII - начала XVIII века. Подготовка к Северной войне, создание новой армии, строительство флота - все это привело к резкому увеличению объема работы правительственных ведомств. Приказный аппарат, унаследованный Петром от предшественников, не справлялся с усложнившимися задачами управления. Потребовались новые приказы, появились канцелярии. Но в их организации и функционировании нового было весьма мало, и уже в начале войны стало ясно, что обороты механизма государственного управления, главными элементами которого были приказы и уезды на местах, не поспевали за нарастающей скоростью маховика самодержавной инициативы. Это проявилось в нехватке для армии и флота денег, людей, провианта и других припасов.
      Последовала областная реформа 1707 - 1710 гг.: появились губернии, объединявшие несколько прежних уездов, с институтом кригс-комиссаров, причем главной целью было руками последних навести порядок в обеспечении армии, установив прямую связь губерний с полками, расписанными по губерниям. Областная реформа не только отвечала острым потребностям самодержавной власти, но и развивала бюрократическую тенденцию, столь характерную уже для предшествующего периода. Именно с помощью усиления бюрократического элемента в управлении Петр намеревался решать все государственные вопросы. Реформа привела не только к сосредоточению финансовых и административных полномочий в руках нескольких губернаторов - представителей центральной власти, но и к созданию на местах разветвленной единообразной, иерархичной сети бюрократических учреждений с большим штатом чиновников. Дальнейшее развитие бюрократическая система получила в ходе новой реформы местного управления 1719 года.
      Подобная же схема была заложена в идею организации Сената. Тенденции бюрократизации управления, возникшие задолго до Петра, при нем получили окончательное оформление. В начале XVIII в. фактически прекращаются заседания Боярской думы - традиционного совета высших представителей знати, функции Боярской думы по управлению центральным и местным аппаратом переходят к так называемой Консилии министров - временному совету начальников важнейших ведомств. Уже в деятельности этого временного органа отчетливо проявляется стремление к бюрократической регламентации. Именно с желанием Петра добиться успеха в делах путем усиления бюрократического начала связан указ 7 октября 1707 г., которым царь повелел всем членам совета оставлять под рассмотренным делом подписи, "ибо сим всякого дурость явлена будет"7.
      Есть один аспект, без учета которого подчас трудно понять суть многих явлений в истории России, Это огромная роль государства, когда не общественное мнение определяет законодательство, а наоборот, законодательство сильнейшим образом формирует (и деформирует) общественное мнение и общественное сознание. Петр, исходя из концепций рационалистической философии и из традиционных представлений о роли самодержца в России, придавал огромное значение писаному законодательству, веря, что "правильный" закон, вовремя изданный и последовательно исполняемый в жизни, может сделать почти все, начиная со снабжения народа хлебом и кончая исправлением нравов. Точное исполнение закона Петр считал панацеей от всех трудностей жизни. Сомнений в адекватности закона действительности почти никогда у него не возникало.
      Закон реализовывался лишь через систему бюрократических учреждений. Можно говорить о создании при Петре подлинного культа учреждения, административной инстанции. Мысль великого реформатора России была направлена, во-первых, на создание такого законодательства, которым была бы охвачена и регламентирована по возможности вся жизнь подданных - от торговли до церкви, от солдатской казармы до частного дома. Во-вторых, Петр мечтал о создании совершенной и точной как часы государственной структуры, через которую могло бы реализовываться законодательство. Идею создания такого аппарата Петр вынашивал давно, но только когда произошел перелом в войне со Швецией, он решился сделать это. На рубеже двух первых десятилетий XVIII в. Петр во многих сферах внутренней политики начал отходить от неприкрытого насилия к регулированию с помощью бюрократической машины.
      Образцом для реформы Петр избрал шведское государственное устройство, основанное по функциональному принципу, с разделением властей, единообразием иерархичной структуры аппарата. В обобщении и систематизации административного права он пошел гораздо дальше европейских апологетов камерализма. Обобщив шведский опыт с учетом некоторых специфических сторон русской действительности, Петр создал, помимо целой иерархии регламентов, не имевший в тогдашней Европе аналогов регламент регламентов - Генеральный регламент 1719 - 1724 годов. Регламент Адмиралтейской коллегии, в частности, устанавливал 56 должностей чиновников от президента коллегии до почти анекдотической "должности профоса" ("Должен смотреть, чтоб в Адмиралтействе никто кроме определенных мест не испражнялся. А ежели кто мимо указных мест будет испражняться, того бить кошками и велеть вычистить")8.
      Особенно важной, ключевой была реформа Сената. Он сосредоточивал судебные, административные и законосовещательные функции, ведал коллегиями и губерниями. Назначение и утверждение чиновников также составляло важную прерогативу Сената. Неофициальным его главой был генерал-прокурор, наделенный особыми полномочиями и подчиненный только монарху. Созданием должности генерал-прокурора было положено основание целому институту прокуратуры (по французскому образцу). Прокуроры разных рангов контролировали соблюдение законности и правильность ведения дел практически во всех центральных и многих местных учреждениях. Пирамида явного государственного надзора, выведенная из-под контроля административных органов, дублировалась пирамидой надзора тайного - фискальского, также имевшего разветвленную и иерархичную структуру. Важно, что, стремясь достичь своих целей, Петр освободил фискалов, профессия которых - донос, от ответственности за ложные обвинения, что расширяло для них возможности злоупотребления. С петровских времен в русском народе фискальство стало синонимом гнусного доносительства.
      Создание бюрократической машины, пришедшей на смену системе средневекового управления, в основе которого лежал обычай, - естественный процесс. Бюрократия - необходимый элемент структуры государств нового времени. Однако в российских условиях, когда ничем и никем не ограниченная воля монарха служила единственным источником права, и чиновник не отвечал ни перед кем, кроме своего начальника, создание бюрократической машины стало и своеобразной "бюрократической революцией", в ходе которой был запущен вечный двигатель бюрократии, ставящий конечной целью упрочение ее положения, успешно достигаемое вне зависимости от того, какой властитель сидел на троне - умный или глупый, деловой или бездеятельный. Многие из этих черт и принципов сделали сплоченную касту бюрократов неуязвимой и до сего дня.
      Пристально рассматривая государственный корабль Петра, мы, конечно, не можем не заметить, что это прежде всего военное судно. Для мировоззрения Петра было характерно отношение к государственному учреждению как к воинскому подразделению. И дело не в особой воинственности Петра или войнах, ставших привычными для царя, который из 36 лет царствования (1689 - 1725 гг.) провоевал 28 лет. Дело в убеждении, что армия - наиболее совершенная общественная структура, модель, достойная увеличения до масштабов всего общества, проверенная опасным опытом сражений. Воинская дисциплина - это то, с помощью чего можно привить людям любовь к порядку, трудолюбие, сознательность, христианскую нравственность. Перенесение военных принципов на гражданскую сферу проявлялось в распространении военного законодательства на систему государственных учреждений, а также в придании законам, определяющим их работу, значения и силы воинских уставов.
      В 1716 г. основной военный закон - Воинский устав по прямому указу Петра был принят как основополагающий законодательный акт, обязательный для учреждений всех уровней. Так как для гражданской сферы ие все нормы военного законодательства были приемлемы, то использовались специально составленные выборки из воинских законов. В результате на гражданских служащих распространялись воинские меры наказания за преступления против присяги; ни до, ни после Петра в истории России не было издано такого огромного количества указов, суливших смертную казнь за преступления по должности. В 1723 г. Петр разделил все преступления на две группы: "частные" и "государственные", как именовались преступления, совершаемые "по должности". Петр считал, что преступление чиновника наносит государству даже больший ущерб, чем измена, воина на поле боя.
      Выпестованная великим реформатором регулярная армия заняла выдающееся место в жизни русского общества, став его важнейшим элементом. Не является преувеличением высказанное в литературе утверждение, что в России XVIII-XIX вв. не армия была при государстве, а наоборот, - государство при армии, и Петербург превратился бы в пустырь, если бы в столице вдруг исчезли все памятники, здания, сооружения, так или иначе связанные с армией, воинским искусством, военными победами. Веком "дворцовых переворотов" XVIII век стал во многом благодаря гипертрофированному значению военного элемента, прежде всего гвардии, в общественной жизни империи.
      Петровские реформы ознаменовались распространением практики участия профессиональных военных в государственном управлении. Часто военные, особенно гвардейцы, использовались в качестве эмиссаров царя с чрезвычайными полномочиями. Даже такое мероприятие, как "ревизия" (перепись населения), было проведено в течение ряда лет также силами военных, для чего потребовалось занять почти половину офицерского корпуса; к подобной практике правительство прибегало не раз и впоследствии. После этой переписи был установлен новый порядок содержания и размещения войск. В итоге части армии размещались практически в каждом уезде (за исключением окраин), причем постойная повинность, ранее временная, становилась для большинства крестьян постоянной.
      Этот порядок, заимствованный Петром из практики "поселенной" системы Швеции и приспособленный к условиям России, был весьма тяжелым для народа. Впоследствии наиболее эффективным средством наказания непокорных крестьян стало как раз размещение в их домах солдат, и, напротив, освобождение от постоя рассматривалось как привилегия, которой за особые заслуги удостаивались редкие селяне и горожане.
      Законы о поселении полков - "Плакат" 1724 г. - регулировали взаимоотношения населения с войсками. Однако власть командира полка превосходила власть местной гражданской администрации. Военное командование не только следило за сбором подушной подати в районе размещения полка, в успехе чего оно было непосредственно заинтересовано, но и исполняло разнообразные полицейские функции (пресечение побегов крестьян, подавление сопротивления народа, надзор за перемещением населения, согласно введенной тогда же системе паспортов).
      Петровская эпоха примечательна попыткой теоретически обосновать самодержавие. Феофан Прокопович, развивая концепцию неограниченной власти государя, опирался как на традицию Московского царства, так и на учения западноевропейских теоретиков "естественного права". Произведения Феофана - это эклектическая компиляция (отрывки из Священного писания, выписки из новейших трудов в духе "договорной" концепции образования государства), ставившая целью убедить русского читателя в праве самодержца повелевать как на основе божественного, так и "естественного" права. Обращение к разуму, характерное для последнего направления мысли, - несомненно, новая черта в идеологии самодержавия, дополнявшаяся концепцией "образцовой" службы царя на троне.
      Впервые в русской политической мысли были сформулированы понятия "долга", "обязанности" монарха, очерчены пределы (точнее, признана беспредельность) его власти - необходимейшее условие для эффективного исполнения "царской работы". Идеи рационализма, начала "разума", "порядка" во многом владели умом Петра. Говоря о своеобразном демократизме, работоспособности, самоотверженности великого реформатора, нельзя забывать одного принципиального различия между "службой" царя и службой его подданных: для последних это была служба государю, с которой сливалась служба государству. Иначе говоря, своим каждодневным трудом Петр показывал пример служения себе, российскому самодержцу.
      Конечно, служение Отечеству, России - важнейший элемент политической культуры петровского времени с ее традициями патриотизма. Но основной, определяющей оказалась иная, также идущая из средневековья, традиция отождествления власти и личности самодержца с государством. Слияние представлений о государственности, Отечестве - понятии, священном для каждого гражданина и символизирующем независимое национальное существование, с представлением о носителе государственности - вполне реальном и далеко не безгрешном, смертном человеке, распространяло на него, в силу занимаемого им положения, священные понятия и нормы государственности. (В новейшей истории наиболее яркое отождествление личности правителя с государством, Родиной и даже народом проявилось в культе личности Сталина: "Сталин - воля и ум миллионов".)
      Для политической истории России в дальнейшем это, как известно, имело самые серьезные последствия, ибо любое выступление против носителя власти, кто бы он ни был - верховный повелитель или мелкий чиновник - трактовалось как выступление против персонифицируемых в его личности государственности, России, народа, а значит, могло привести к обвинению в измене, признанию врагом Отечества, народа. Мысль о тождественности наказания за оскорбление личности монарха и оскорбление государства прослеживается в Соборном уложении 1649 г., апофеоз этой идеи наступил при Петре, когда понятие "отечество", не говоря уже о "земле", исчезает из воинской и гражданской присяги, оставляя место лишь самодержцу, персонифицирующему государственность.
      Важнейшим элементом политически доктрины Петра была идея патернализма, образно воплощаемая в виде разумного, дальновидного монарха - отца отечества и народа. В "Правде воли монаршей" сформулирован парадоксальный на первый взгляд, но логичный в системе патернализма вывод, что если государь, "по высочайшей власти своей", и отцу своему - отец, то сын-государь уже этим самым всем своим подданным - отец. Важно отметить, что идея патернализма смыкается с идеей "харизматического лидера" по М. Веберу, лидера промежуточного типа - между традиционным и демократическим. Он может вести себя демократично, пренебрегать материальными интересами, отвергать прошлое и в этом смысле являться "специфической революционной силой". При этом "отец отечества", "отец нации" может быть только один, ибо харизматический авторитет носит сугубо личный характер и не передается, как трон, по наследству.
      Несомненно, Петру, присвоившему себе официальный титул "отца отечества", были не чужды многие черты харизматической личности, опирающейся не столько на божественность происхождения своей власти, сколько на признание исключительности личных качеств, демонстративно-педагогическую "образцовость" в исполнении "должности". Простота в личной жизни, демократизм в общении с людьми разных сословий сочетались у него с откровенным пренебрежением к многим традиционным формам почитания самодержца и с постоянным стремлением к коренной ломке общественных институтов и стереотипов. Правда, остается открытым вопрос о направленности "революционной ломки" (вспомним недавнюю победу исламского фундаментализма в Иране). В России времени Петра такая ломка привела в конечном счете к упрочению крепостнических и производных из системы крепостничества политических структур.
      Реформы, труд воспринимались Петром как постоянная школа, учение, что естественно отвечало рационалистическому восприятию мира, характерному для него. В обстановке бурных перемен, нестабильности, общей неуверенности (явлении, столь характерном для переломных моментов истории), когда цели преобразований, кроме самых общих, не были видны и понятны многим и даже встречали открытое, а чаще скрытое сопротивление, в сознании Петра укреплялась идея разумного Учителя и неразумных, часто упорствующих в своей косности учеников-подданных, которых можно приучить к делу только с помощью насилия, из-под палки.
      Мысль о насилии как универсальном и наиболее действенном способе управления не была нова. Но Петр, пожалуй, первым с такой последовательностью использовал принуждение, "педагогику дубинки". Современник вспоминает, как Петр сказал однажды своим приближенным: "Говорят чужестранцы, что я повелеваю рабами, как невольниками. Я повелеваю подданными, повинующимися моим указам. Сии указы содержат в себе добро, а не вред государству. Английская вольность здесь не у места, как к стене горох. Надлежит знать народ, как оным управлять... Недоброхоты и злодеи мои и отечеству не могут быть довольны, узда им - закон. Тот свободен, кто не творит зла и послушен добру"9.
      Этот гимн режиму единовластия (а в сущности, завуалированной тирании) подкрепляется и симпатиями Петра к Ивану Грозному, и многочисленными высказываниями царя, говорящими, что путь насилия - единственный, который в условиях России принесет успех. В указе Мануфактур-коллегии в 1723 г. по поводу трудностей в распространении мануфактурного производства в стране Петр писал: "Что мало охотников и то правда, понеже наш народ, яко дети неучения ради, которые никогда за азбуку не примутся, когда от мастера не приневолены бывают, которым сперва досадно кажется, но когда выучатся, потом благодарят, что явно из всех дел не все ль неволею сделано, и уже за многое благодарение слышится, от чего уже плод произошел"10.
      Петровское царствование показало, что многочисленные призывы и угрозы не могли заставить людей делать так, как - требовал Петр: точно, быстро, инициативно. Мало кто из сподвижников царя-реформатора чувствовал себя уверенно, когда ему приходилось действовать без указки Петра, на свой страх и риск. Это было неизбежно, ибо Петр поставил перед собой невыполнимую задачу. Он, как писал В. О. Ключевский, "надеялся грозою власти вызвать самодеятельность в порабощенном обществе и через рабовладельческое дворянство водворить в России европейскую науку, народное просвещение, как необходимое условие общественной самодеятельности, хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознательно и свободно. Совместное действие деспотизма и свободы, просвещения и рабства - это политическая квадратура круга, загадка, разрешавшаяся у нас со времен Петра два века и доселе неразрешенная"11.
      Читая письма сподвижников, испытывавших ощущение беспомощности и даже отчаяния, когда они не имели точных распоряжений царя, Петр имел все основания полагать, что без него все дела встанут. Вместе с этим чувством исключительности Петром, далеким от самолюбования и пустого тщеславия, должно было владеть, особенно в последние годы его жизни, чувство одиночества, сознания того, что его боятся, но не понимают.
      Итак, перед нами не просто корабль, а галера, по галерее которой расхаживает одетое в военную форму дворянство, а к банкам прикованы другие сословия. Петр, без сомнения, реформировал не только государственную, военную, экономическую, но и социальную структуру. Речь идет не только о косвенных социальных последствиях различных преобразований, но и о непосредственных социальных изменениях, ставших прямым результатом сословной реформы.
      В петровскую эпоху распалось некогда единое сословие "служилых людей". Верхушка его - служилые "по отечеству", то есть по происхождению, - превратилась в дворян, известных нам по позднейшей эпохе, однако низы сословия служилых "по отечеству" (главным образом поселенные на южной окраине "однодворцы"), равно как все служилые "по прибору", то есть по набору, стали государственными крестьянами.
      Образование сословия дворян, пользовавшихся впоследствии исключительными правами душе- и землевладения, было результатом не только постепенного расслоения на верхи и низы, но и сознательной деятельности властей. Суть перемен в положении верхушки служилого сословия состояла во введении нового критерия их службы. Вместо принципа происхождения, позволявшего знатным служилым занимать сразу высокое место в обществе, армии и на службе, был введен принцип личной выслуги. Это, казалось бы, демократичное начинание открывало путь наверх наиболее способным людям; новый принцип, отраженный в известной Табели о рангах 1722 г., усилил дворянство за счет притока выходцев из других сословий. Но не это было конечной целью преобразования. С помощью принципа личной выслуги, строго оговоренных в Табели о рангах условий повышения по лестнице чинов (важнейшим из этих условий была обязательность начала службы с рядового солдата или канцеляриста) Петр превращал довольно аморфную массу служилых людей "по отечеству" в военно-бюрократический корпус, полностью ему подчиненный и зависимый только от него.
      Конечно, оформление сословия дворянства следует рассматривать и как образование корпорации, наделенной особыми правами и привилегиями, с корпоративным сознанием, принципами и обычаями. Но вместе с тем Петр стремился как можно теснее связать понятие о дворянском достоинстве с обязательной, постоянной службой, требующей знаний и практических навыков; все дворяне определялись в различные учреждения и полки, их детей отдавали в школы, посылали учиться за границу, царь запрещал жениться тем, кто не хотел учиться, а укрывающихся от службы лишал имений.
      В целом политика самодержавия в отношении дворянства была очень строгой, и бюрократизированное, зарегламентированное дворянство, обязанное учиться, чтобы затем служить, служить и служить, лишь с натяжкой можно назвать господствующим классом. К тому же его собственность, так же как служба, регламентировалась законом: в 1714 г., чтобы вынудить дворян думать о службе как главном источнике благосостояния, был введен майорат, запрещено продавать и закладывать земельные владения; поместья дворян, в том числе родовые, могли быть конфискованы, что и случалось на практике. Трудно представить себе, каким было бы русское дворянство, если бы принципы Петра последовательно проводились после его смерти. Подлинная эмансипация и развитие корпоративного сознания дворянства проходили под знаком его "раскрепощения" в 30 - 60-х годах XVIII в., когда вначале был отменен майорат, ограничен срок службы, а затем последовал манифест 1762 г., название которого говорит само за себя: "О даровании вольности и свободы российскому дворянству". В петровское же время дворяне рассматривались прежде всего как бюрократическое и военное сословие, тесно привязанное к государственной колеснице.
      Сословие государственных крестьян возникало как бы по задуманному царем плану: в одно податное сословие объединялись разнообразные категории некрепостного населения России. В него вошли однодворцы Юга, черносошные крестьяне Севера, ясачные крестьяне - инородцы Поволжья, всего не менее 18% податного населения. Важнейшим отличительным признаком однодворцев, вчерашних служилых "по отечеству" и "по прибору", стало признание их тяглыми, навсегда закрывшее им дорогу в дворянство, хотя часть их владела крепостными, а землей - на поместном праве. Вообще с тех пор принадлежность к тяглым сословиям означала непривилегированность, и политика Петра в отношении категорий, вошедших в сословие государственных крестьян, была направлена на ограничение их возможностей пользоваться теми преимуществами, которыми они располагали как люди, лично свободные от крепостной неволи.
      Петр решил преобразовать и социальную структуру города, насаждая такие институты, как магистраты, цеха и гильдии, имевшие в западноевропейском средневековом городе глубокие корни. Русские же ремесленники, купцы, вообще большинство горожан в одно прекрасное утро проснулись членами гильдий и цехов. Остальные горожане подлежали поголовной проверке с целью выявления среди них беглых крестьян и возвращения их на прежние места жительства.
      Деление на гильдии оказалось чистейшей фикцией, ибо проводившие его военные ревизоры думали прежде всего об увеличении численности плательщиков подушной подати. Фискальные цели, а не активизация торгово-промышленной деятельности, выступили на первый план. Крайне важно, что Петр оставил неизменной прежнюю систему распределения налогов по "животам", когда наиболее состоятельные горожане были вынуждены платить за десятки и сотни своих неимущих сограждан. Этим самым в городах закреплялись средневековые социальные порядки, что в свою очередь мешало развитию капиталистических отношений.
      Столь же формальной стала и система управления в городах. Местные магистраты Петр подчинил Главному магистрату и все они ни по существу, ни по ряду формальных признаков не имели сходства с магистратами западноевропейских городов - действительными органами самоуправления. Представители посада, входившие в состав магистратов, рассматривались, в сущности, как чиновники централизованной системы управления городами, и их должности были даже включены в Табель о рангах.
      Судопроизводство, сбор налогов и наблюдение порядка в городе - вот и все основные функции, предоставленные магистратам.
      Преобразования коснулись и той части населения России, с которой, казалось бы, и так все было ясно, - крепостных крестьян: они и холопы слились в единое сословие. Холопство имело тысячелетнюю историю и развитое право. Распространение холопьего права на крепостных послужило общей платформой для их слияния, усилившегося после Уложения 1649 г., юридически оформившего крепостничество. Но все же к петровскому времени сохранялись известные различия: холопы, работая на господина на барской запашке и в его хозяйстве в качестве домашних рабов, не были обложены государственными налогами, а, кроме того, значительная часть их - кабальные холопы - имели согласно традиции право выйти на свободу после смерти своего господина.
      При Петре вначале были резко сужены возможности выхода холопов на свободу - на них распространялась, согласно указам, воинская повинность. Кроме того развернулась борьба с побегами; суровыми указами была фактически ликвидирована группа "вольных и гулящих" - главный источник, откуда выходили холопы и куда они возвращались в случае освобождения. Наконец, в 1719 - 1724 гг. холопы были поименно переписаны и навсегда положены в подушный оклад, Утратив признак бестяглости, холопы стали разновидностью крепостных крестьян, потеряв какое бы то ни было право на свободу. Тысячелетний институт холопства одним росчерком пера был уничтожен, что повлекло за собой далеко идущие последствия: заметное усиление барщины в середине XVIII в., отмеченное в литературе, в немалой степени связано с исчезновением холопства: тяжесть работ на барском поле теперь полностью легла на плечи крепостных крестьян.
      То, что происходило в социальном строе России петровского времени (к описанным сюжетам следует прибавить введение штатов церковнослужителей, в результате чего не попавшие в штаты церковники признавались тяглыми; суровые "разборы" разночинцев с последующим распределением их в службы, оклады или богадельни; слияние монастырских, церковных и патриарших крестьян), свидетельствует об унификации сословной структуры общества, сознательно направляемой рукой реформатора, ставившего целью создание так называемого регулярного государства, которое можно охарактеризовать как тоталитарное, военно-бюрократическое и полицейское.
      Создававшемуся внутреннему режиму был свойствен ряд ограничений: передвижения по стране, выбора занятий, перехода из одного "чина" в другой. Все эти ограничения, особенно социальной направленности, были традиционными в сословной политике государства и до Петра. В сохранении и упрочении монополии сословных занятий, пресечении попыток представителей низших сословий приобщиться к привилегиям высших усматривалась основа правопорядка, справедливости, процветания народа. Но в допетровское время сильно сказывалось влияние обычаев, сословные границы были размыты, пестрота средневекового общества давала его членам, особенно тем, кто не был связан службой, тяглом или крепостью, неизмеримо большие возможности реализации личности, чем регулярность общества Петра. Законодательство его отличалось более четкой регламентацией прав и обязанностей каждого сословия и, соответственно, более суровой системой запретов, касающихся вертикального перемещения.
      Огромное значение имела в этом процессе податная реформа. С введением подушной подати, которой предшествовала перепись душ мужского пола, установился порядок жесткого прикрепления каждого плательщика к тяглу в том месте, где его записали в оклад, в платежную общину. Уже это само по себе затрудняло изменение статуса. Чтобы не парализовать хозяйственную жизнь городов, правительство указом от 13 апреля 1722 г. разрешило помещичьему крестьянину, уплатив огромный налог, записываться в посад, сохраняя, однако, его зависимость от помещика. Закон, разрешая крестьянину торговать, гарантировал помещику власть над крепостным. Тем самым он как бы удлинял цепь, на которую был посажен так называемый торгующий крестьянин. Подобное же произошло с крестьянами-отходниками, работавшими на мануфактурах. Социально-экономическое значение подобного "соломонова" решения очевидно: такой отходник, эксплуатируемый на промышленном предприятии, получив зарплату, превращал ее в оброк, который отдавал своему помещику. Это был тупиковый вариант развития.
      Петровское время характерно проведением крупных полицейских мер долговременного характера. Наиболее серьезной из них следует признать размещение в 1724 - 1725 гг. на постоянные квартиры армейских полков в местах, где для них собиралась подушная подать, и наделение армейских командиров соответствующими полицейскими функциями. Другой полицейской акцией было введение паспортной системы. Без паспорта ни один крестьянин или горожанин не имел права покинуть место жительства. Нарушение паспортного режима (утеря, просрочка, уход за пределы территории, разрешенной для посещения) автоматически означало превращение человека в преступника, подлежащего аресту и отправке на прежнее место жительства.
      Всевозможные ограничения были непосредственно продиктованы не столько особой подозрительностью царя, сколько своеобразным преломлением в его сознании рационалистических идей. По мысли реформатора, конкретное приложение их к России требовало усилить всяческую опеку над обществом, расширить функции государства в жизни страны, сословий, каждого отдельного человека. Это все придавало государству Петра полицейский характер, если понимать под термином "полиция" не только некую репрессивную организацию, но, главным образом, налаживание во всех отношениях "регулярной" жизни подданных, начиная с устройства их домов по утвержденному чертежу и кончая тщательным контролем за их нравственностью и даже душевными движениями.
      Здесь нет преувеличения или иронии. Петр провел, как известно, церковную реформу, выразившуюся в создании коллегиального (синодального) управления церковью. Уничтожение патриаршества отражало стремление Петра ликвидировать немыслимую при системе самодержавия "княжескую" (удельную) систему церковной власти. Объявив себя фактическим главой церкви, Петр уничтожил ее автономию. Более того, он широко использовал институты церкви для проведения полицейской политики. Подданные, под страхом крупных штрафов, были обязаны посещать церковь и каяться на исповеди священнику в своих грехах. Священник, также согласно закону, был обязан доносить властям обо всем противозаконном, что услышал на исповеди.
      Столь грубое вторжение государства в дела церкви и веры самым пагубным образом отразилось на духовном развитии общества и на истории самой церкви. Превращение церкви в бюрократическую контору, охраняющую интересы самодержавия, обслуживающую его запросы, означало господство этатизма, уничтожение для народа духовной альтернативы режиму и идеям, идущим от государства. Церковь с ее тысячелетними традициями защиты униженных и поверженных государством, церковь, иерархи которой "печаловались" за казнимых, публично осуждали тиранов, стала послушным орудием власти и тем самым во многом потеряла уважение народа, впоследствии так равнодушно смотревшего на ее гибель под обломками самодержавия, а позже - на разрушение ее храмов.
      Таков был экипаж корабля Петра. Теперь последний вопрос: куда же плывет этот корабль? Каковы цели царственного шкипера?
      Внешнеполитическая концепция России в ходе Северной войны претерпела существенные изменения. Полтавское сражение четко делило войну на два этапа: с 1700 по 1709 г. и с 1709 по 1721 год. На первом этапе, ставшем ввиду поражения под Нарвой оборонительным, военной инициативой владела Швеция, чьи полки заняли Польшу, Саксонию, вторглись в Россию. Поэтому Петр решал проблему сохранения и преобразования армии, накопления военного потенциала страны. Предпринимались также безуспешные попытки оживить парализованный победами Карла XII Северный союз (Дания, Саксония, Россия). На первом этапе войны Петр, воспользовавшись отсутствием крупных шведских сил в Восточной Прибалтике, сумел занять Ингрию и основать Петербург и Кронштадт.
      Полтавская победа позволила Петру перехватить инициативу, которую он развил, укрепив свое положение в Ингрии, Карелии, заняв Лифляндию и Эстляндию, а затем вступив в Германию, где при содействии Дании, Саксонии, отчасти Пруссии и Ганновера было начато наступление на шведские владения в Померании. В течение неполных шести лет союзники вытеснили шведов из всех их заморских владений. В 1716 г. с их империей было навсегда покончено. Но в ходе раздела шведских владений отчетливо проявились изменившиеся под влиянием блистательных побед на суше и на море претензии России.
      Во-первых, Петр отказался от прежних обязательств, данных союзникам, ограничиться старыми русскими территориями, отторгнутыми шведами после Смуты начала XVII в., - Ингрией и Карелией. Занятые силой русского оружия Эстляндия и Лифляндия уже в 1710 г. были включены в состав России. Резко усилившиеся армия и флот стали гарантией этих завоеваний. Во-вторых, начиная с 1712 г. Петр стал вмешиваться в германские дела. Поначалу это было связано с борьбой против шведов в Померании, Голштинии и Мекленбурге, а затем, после изгнания их из Германии, Петр стал поддерживать (в том числе вооруженной рукой) претендовавшего на абсолютистскую власть мекленбургского герцога Карла-Леопольда, вступил в переговоры с Голштинией - соседним и враждебным Дании государством.
      "Мекленбургский", "голштинский, а также "курляндский" вопросы стали источником повышенной напряженности на заключительной стадии Северной войны и даже после ее окончания, ибо Петр, властно вмешиваясь в германские дела, борясь с чуждыми ему влияниями Англии, Франции и Дании, с 1709 г. повел своеобразное "брачное наступление" в Европе: в 1709 г. племянница Петра Анна Ивановна стала герцогиней Курляндской, а ее сестра Екатерина - герцогиней Мекленбургской, сын Алексей был женат на принцессе Шарлотте-Софии Вольфенбюттельской; старшая дочь Петра стала невестой, а после смерти Петра - женой голштинского герцога Карла-Фридриха.
      Ништадтский мир 1721 г. юридически оформил не только победу России в Северной войне, приобретения России в Прибалтике, но и рождение новой империи: очевидна связь между празднованием Ништадтского мира и принятием Петром императорского титула. Возросшую военную мощь царское правительство использовало для усиления влияния на Балтике. Несомненным дипломатическим успехом стало заключение союзного договора со Швецией, а использование "голштинского вопроса" позволяло влиять как на положение Швеции, чья королевская династия была связана с голштинскими владетелями, так и на Данию, от которой Россия добивалась отмены зундской пошлины при проходе кораблей через проливы. После смерти Петра продолжавшееся усиление притязаний России в Голштинии поставило ее на грань войны с Данией.
      Петром двигали не только политические мотивы, стремление добиться влияния в Балтийском регионе, но и экономические интересы. Меркантилистские концепции, которые он разделял, требовали активизации торгового баланса; можно говорить о доминанте торговых задач в общей системе внешней политики России после Ништадтского мира. Своеобразное сочетание военно-политических и торговых интересов Российской империи вызвало русско-персидскую войну 1722 - 1723 гг., дополненную попытками проникнуть в Среднюю Азию. Знание конъюнктуры международной торговли побуждало Петра захватить транзитные пути торговли редкостями Индии и Китая. Завоевание южного побережья Каспия мыслилось отнюдь не как временная мера. Присоединив к России значительные территории Персии (1723 г.), построив там крепости, Петр вынашивал проекты депортации мусульман и заселения прикаспийских провинций православными. Создание плацдарма на Каспии свидетельствовало о подготовке похода на Индию; своеобразный "индийский синдром", владевший многими завоевателями (ибо нет подлинной империи без богатств Индии), не миновал Петра. С той же целью была предпринята авантюристическая попытка присоединить к империи Мадагаскар, для чего в 1723 г. секретно готовилась экспедиция адмирала Д. Вильстера.
      В целом за время петровского царствования произошла серьезная метаморфоза внешней политики России: от решения насущных задач национальной политики она перешла к постановке и решению типично имперских проблем. Петровские реформы привели к образованию военно-бюрократического государства с сильной централизованной самодержавной властью, опиравшейся на крепостническую экономику, сильную армию (численность которой продолжала возрастать после войны). То, что державный корабль Петра плыл в Индию, естественно вытекало из внутреннего развития империи. При Петре были заложены основания имперской политики России XVIII-XIX вв., начали формироваться имперские стереотипы.
      ПРИМЕЧАНИЕ
      1. Погодин М. Н. Петр Великий. М. 1841, с. 2.
      2. Павленко Н. И. Торгово-промышленная политика правительства России в первой четверти XVIII века. - История СССР, 1978, N 3; Аксенов А. И. Генеалогия московского купечества XVIII в. М. 1988, с. 44 - 45.
      3. Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое (ПСЗ). Т. 6. СПб. 1830, с. 296.
      4. ПСЗ. Т. 5. СПб. 1830, с. 311 - 312.
      5. ПСЗ. Т. 7, с. 73.
      6. Павленко Н. И. Ук. соч., с 67.
      7. Законодательные акты Петра Первого. Т. 1, М. - Л, 1945, с. 196.
      8. ПСЗ. Т. 6, с. 591.
      9. Майков Л. Н. Рассказы Нартова о Петре Великом. СПб. 1891, с. 82.
      10. ПСЗ. Т. 7, с. 150.
      11. Ключевский В. О. Собр. соч. Т. 4. М. 1958, с. 221.