Пастухов А. М. Кобуксон - миф или реальность?

   (0 отзывов)

Чжан Гэда

Последнее время часто возникают вопросы, касающиеся корейских боевых кораблей, называемых в корейских источниках кобуксон или квисон — «корабль-черепаха»1. К сожалению, изучение Имджинской войны и связанных с нею аспектов истории военного дела Кореи в СССР, а затем и РФ практически прекратилось в начале 1960-х годов. Сейчас, спустя почти 50 лет после того, как были написаны последние актуальные работы по теме, представляется немаловажным вернуться к ее рассмотрению с привлечением корейских первоисточников, поскольку кобуксоны и все, что с ними связано, обросли немалым количеством мифов и легенд, в которых крайне сложно отличить правду от лжи.

 

Мы не будем отвлекаться на полемику с защитниками заведомо антинаучных теорий и попробуем просто рассмотреть все, что известно об этих кораблях по хроникам, дневникам флотоводцев и изображениям того периода, когда кобуксоны были хорошо знакомой военным морякам реальностью.

 

Представляемый вниманию читателей обзор литературы и источников (как нарративных, так и изобразительных) по вопросу бытования корейских военных кораблей кобуксон — это предварительный очерк, посвященный этой сложной и малоизученной отечественной исторической наукой теме. Хотелось бы отметить, что все использованные в тексте переводы с китайского языка сделаны нами «с листа» и подразумевают возможность уточнений. Датировки оставляются «как есть» по лунному календарю — по европейскому календарю указывается только год. Вся иероглифическая часть опущена как не актуальная для большинства читателей.

 

Обзор источников

 

Для написания данного очерка нами были привлечены следующие источники: корейская хроника династии И (1392—1910 гг.)2 «Чосон ванджо силлок»; сборник докладов И Сунсина, дневник И Сунсина и официальный некролог на смерть И Сунсина, составленный И Буном, племянником флотоводца, сопровождавшим его в боях — оба документа входят в официальное собрание документов из архива И Сунсина «И Чхунму-гон чонсо» (1795 г.); дневник корейского военачальника Син Ню (1658 г.); изображения кораблей из корейской энциклопедии 1795 г., носящие общее название «Каксон тобон»3, а также исследования современных отечественных, корейских, американских и европейских ученых.

 

Кобуксоны в отечественной научной литературе

 

Всплеск интереса к истории Кореи в СССР был вызван сугубо политическими мотивами: сначала в августе 1945 г. Советская Армия освободила Корею от японских оккупантов, а затем СССР принимал негласное участие в ходе т. н. Корейской войны 1950—1953 гг. на стороне КНДР. До тех пор, пока не произошла стабилизация положения в регионе, проблемы корейской истории привлекали внимание отечественных исследователей. В стране одна за другой выходили книги на тему корейской истории, переводились оригинальные корейские работы. Значительный вклад в исследование истории Кореи внесли и советские ученые.

 

Первое по времени описание кобуксона на русском языке было сделано с корейского печатного издания 1953 г. «Имдинская война»:

 

«В своем письме к королю Ли Сун Син писал о своей победе следующее: "Ваш верный слуга Ли Сун Син уже давно ожидал нападения разбойников с островов и, беспокоясь об этом, после долгих размышлений построил черепаховый корабль. В передней части корабля устроена голова дракона, откуда можно стрелять из пушек. Весь корабль покрыт железной броней с острыми шипами. Из корабля можно видеть, что делается снаружи, но снаружи нельзя увидеть, что делается внутри корабля, и корабль может двигаться между сотнями вражеских судов и обстреливать их из пушек. Когда я повел флот против врага, впереди шли черепаховые корабли, которые обстреливали вражеские суда из пушек "Чен", "Ти", "Хен" и "Хван" ("Чунмугон" раздел "Бой у Танпхо")»4.

 

Это было единственным в СССР описанием кобуксона, сделанным с привлечением текста первоисточника — чернового текста донесения И Сунсина о сражении у Танпхо.

 

Первое известное нам из отечественных описаний кобуксонов было сделано в 1960-х годах советским исследователем И. И. Хваном:

 

«Ли Сун Син занялся перестройкой старых кораблей, а главное, создал корабли новой конструкции, получившие название "кобуксон" ("судно-черепаха"). По словам одного английского буржуазного историка, "судно-черепаха" приблизительно на 300 лет опередило броненосные корабли. Знатоки Востока утверждали, что владельцы "судна-черепахи", первого в мире броненосца, "могли идти в сражение с такой же уверенностью, как наш современный линкор мог бы вступить в сражение с военными кораблями прошлого века."

 

По форме кобуксон напоминал черепаху, защищенную крепким панцирем. Верхняя палуба корабля, обшитая железом, прикрывала команду от неприятельского огня, через 14 отверстий (12 по бокам, одно на носу и одно на корме) можно было вести огонь по неприятелю. Железные острия по бортам служили таранами. Судно обладало маневренностью (подвижностью) и большой по тем временам скоростью»5.

 

Следует отметить, что уже в этом, первом по времени описании, возникают подробности, неоднократно смущавшие в дальнейшем историков флота: «верхняя палуба корабля, обшитая железом» и «железные острия по бортам, служившие таранами». Источник этих сведений не установлен. Возможно, И. И. Хван неправильно истолковал текст какого-либо корейского первоисточника.

 

Однако на этом оригинальные отечественные исследования закончились. В дальнейшем отечественные историки практически не занимались изучением данного вопроса, лишь дополняя свои описания кобуксонов сведениями, почерпнутыми из корейских изданий разного качества.

 

Фактически, описания кобуксона, сделанные в дальнейшем тремя крупными отечественными учеными: Ю. В. Ваниным, М. Н. Паком и М. В. Воробьевым — это все, чем располагает отечественное корееведение в промежутке с 1960-х по начало 1990-х годов. При этом никто из названных исследователей не специализировался на военной истории Кореи, не говоря уже о специализации на изучении корейских военных кораблей XVI в.

 

Для того, чтобы проследить развитие отечественной историографии по данному вопросу мы считаем уместным привести эти описания в хронологической последовательности.

 

Так, Ю. В. Ванин писал в своей работе по экономическому развитию Кореи в XVII-XVIII вв.:

 

«Еще в конце XVI в. герой Имчжинской войны адмирал Ли Сун Син усовершенствовал подвижное военное судно, названное кобуксон ("судно-черепаха").

 

Это был большой корабль, покрытый особым металлическим навесом, предохранявшим экипаж от вражеского обстрела. Острые шипы не давали возможности взять его на абордаж. Нос корабля был приспособлен для тарана. По бокам судна имелось 22 амбразуры для пушек и устанавливалось по 10 весел, что делало корабль сравнительно быстроходным. Кобуксон Ли Сун Сина сыграл огромную роль в раз¬громе японского флота в годы Имчжинской войны.

 

Строительство кобуксонов не прекращалось и в последующие годы, впрочем, в ограниченном количестве. В 1716 г., например, во всех провинциях Кореи имелось 121 обычное военное судно и 5 кобуксонов6. В 1791 г. командующий флотом западной части провинции Кёнсан просил разрешения переделать в кобуксоны часть громоздких судов с надстройкой ("судно-башня"), которые, по его словам, были более тихоходны, чем кобуксоны7.

 

В начале XIX в. в Корее насчитывалось 17 кобуксонов. К этому времени в их устройстве произошли некоторые изменения. Судно стало больше по размерам, возросло число весел и пушек»8.

 

В дальнейшем краткое описание кобуксона, попавшее в качестве сноски в соответствующую главу учебника по истории стран Азии и Африки в период Средневековья для ВУЗов, сделал М. Н. Пак: «Особенно большое значение имело введение в строй бронированных кораблей — „черепах” (кобуксон). Превосходство в конструкции кораблей, продуманная тактика морского боя, применение дымовой маскировки и военных хитростей обеспечили победы корейского флота.

ccs-2-0-48190600-1447241623.jpg
ccs-2-0-58784400-1447241624_thumb.jpg
ccs-2-0-55984600-1447241625_thumb.jpg
ccs-2-0-48265900-1447241626.jpg
ccs-2-0-29033600-1447241627_thumb.jpg

 

Это был вместительный (80 человек команды) 20-весельный двухпалубный корабль, окованный сверху и с боков полосовым железом с выступающими остроконечными прутьями, мешавшими высадке противника на верхнюю палубу. Ряд отверстий в бортовой, носовой и кормовой частях был приспособлен для ведения огня и создания дымовой завесы. По внешнему виду корабль напоминал черепаху»9.

 

Последним по времени является описание М. В. Воробьева, помещенное его в сборник очерков корейской культуры: «В 1413 г. Так Син (sic!) построил своеобразный „броненосец” (кобуксон). Он был усовершенствован Ли Сунсином в 1592 г. Дно корабля было обшито десятью металлическими листами. Корабль-черепаха (его нос был оформлен в виде головы черепахи) достигал в длину примерно 20 м., в ширину в носовой части — 3,6 м, по корме — 3 м. Обшивка корабля с каждой стороны составляла 7 листов, общая высота — 2,2 м, толщина — 12 см. Надводная носовая часть закрывалась четырьмя щитами высотой 1,2 м, а кормовая часть — семью щитами высотой 2.3 м. Борта двух дек прикрывались особыми щитами. Верхняя палуба скрывала внутренность корабля. Металлические пики для абордажа были замаскированы. Корабль мог открыть огонь из 72 амбразур одновременно. Носовая часть имела таран в виде головы черепахи длиной 1.3 м. Пользуясь горючей смесью селитры и фосфора, из ее пасти выпускали огонь и дым, наводящий ужас на врагов и служивший морякам дымовой завесой. Внутри корабль делился на две палубы. В нижней было 12 кают: в двух хранились железные изделия, в трех — луки, пики и мечи, в остальных размещался экипаж. С каждого борта на корабле было по десять весел. Скорость корабля (на веслах и под парусами) превышала скорость других кораблей. Он был очень устойчив на воде, что способствовало меткости стрельбы, имел незначительную осадку, позволявшую ему плавать по мелководью. Впервые кобуксон участвовал в сражении в начале июня 1592 г. у Сачена10, протаранил большой корабль с многоярусной башней и вел орудийный обстрел»11.

 

Следует отметить, что описание, приведенное в книге М. В. Воробьева, несмотря на кажущуюся детальность, является далеко не лучшим. Судя по упоминанию количества отсеков в корпусе корабля12 и их предназначения, автор пользовался неким корейским переводом «И Чхунму-гон чонсо».

 

Таким образом, мы видим, что, несмотря на более чем 50-летний период, прошедший с момента выхода в свет первого советского описания кобуксона, составленного И. И. Хваном, и 62-летний период, прошедший с момента перевода на русский язык описания кобуксона по донесению И Сунсина, вопрос о конструкции корабля и наличии на нем металлического бронирования остается открытым.

 

Изображения кобуксона XVIII-XIX вв.

 

К сожалению, до наших дней не дошло ни одного аутентичного изображения кобуксона XVI в. Все наши представления о нем происходят из изображений, приведенных в официально изданном собрании документов из архива И Сунсина «И Чхунму-гон чонсо». Они были опубликованы в Корее в 1795 г. по повелению государя Чонджо, который прилагал большие усилия для того, чтобы сохранить в корейцах волю к сопротивлению иностранным посягательствам и стремился всеми силами укрепить армию и флот. Однако следует отметить, что изображения из этого сборника не могут быть признаны аутентичными. Они, скорее всего, отражают реалии второй половины XVIII в.13

 

Кроме того, существует ряд изображений кобуксона на произведениях искусства XIX в. — в частности, ширмах с батальными сценами Имджинской войны. Аутентичность этой иконографической традиции несомненна, но она восходит своими корнями к упомянутому выше собранию документов из архива И Сунсина.

 

Кобуксон — вопросы общей конструкции и упоминания в документах

 

Кобуксоны, вопреки расхожему мнению, не были изобретением корейского флотоводца И Сунсина, и использовались отнюдь не только во время войны с японцами в 1592—1598 годах. Первые кобуксоны появились в самом начале правления династии И, и конструктором, разработавшим этот корабль, хроника называет корабельного мастера Тхак Сина. Корабли изначально предназначались для размещения огнестрельного оружия, созданного корейским конструктором Чхве Мусоном и его сыном Чхве Хэсаном.

 

Самое первое упоминание кобуксона в «Чосон ванджо силлок» датируется 1413 г. и оно весьма лапидарно: «Государь [Тхэджон, 1400-1418], прибыв в Ёмджиндо, наблюдал за боем кобуксонов с японскими кораблями».

 

Судя по тому, что кобуксоны сражались с японцами в реальном бою, и для наблюдения за битвой прибыл сам государь, это был далеко не первый боевой выход кораблей такого типа. По нашему мнению, на экспериментальный бой государя не пригласили бы, боясь оконфузиться.

 

Следующее сообщение о применении кобуксонов (1415 г.) дает описание его преимуществ: «В-шестых, использование кобуксона позволяет решительно атаковать многочисленных врагов, которые не могут причинить никакого вреда. Можно сказать, это верный способ достичь победы. В дальнейшем, строго приказав искусно изготовить [корабли], подготовим средства для [решительной] победы».

 

До 1592 г. эти корабли строились крайне редко, несмотря на рекомендацию государя Тхэджона стремиться увеличивать их количество на флоте: «Кобуксоны могут ворваться во вражеский строй и атаковать, а враги не могут ничего предпринять, чтобы повредить им. Это действительно мудрый способ добиться победы!».

 

Интересно, что как такового описания кобуксона и в этом случае упоминания «корабля-черепахи» нет, видимо, его очень хорошо представляли себе все, кому предназначалась эта информация. Так, и в «Нанджун ильги»14 кобуксоны упоминаются всего несколько раза и, к тому же, вскользь. Из важных деталей можно отметить только наличие на кораблях этого типа мачт с полотняными парусами и орудий типа чиджа и хёнджа15.

 

Однако в донесении о сражении при Танпхо И Сунсин говорит о том, что позволило ему эффективно разгромить вражеский флот — он считает, что в этом деле основную роль сыграл построенный им «корабль-черепаха». Ниже мы приводим его по канонизированному тексту донесений выдающегося флотоводца: «Поскольку [Ваш верный] подданный давно опасался смуты [со стороны] островных дикарей16, [то] особо изготовил „корабль-черепаху”. Спереди установлена голова дракона, [через] пасть стреляет большая пушка. В „панцирь” вставлены железные шипы. Изнутри можно видеть [то, что] снаружи, снаружи нельзя видеть [то, что] внутри. Может ворваться, стреляя из пушек, даже в [строй] из нескольких сотен вражеских судов».

 

Однако в корейских источниках находится относительно немного мест, где говорится хоть что-то конкретное о конструкции кобуксона. Помимо «И Чхунму-гон чонсо» и «Чосон ванджо силлок», некоторые детали можно узнать из других документов — материалов Сынджонвон, энциклопедии «Манги ёрам» (1808)17 и т.п. Далее мы приводим ряд таких записей в хронологическом порядке.

 

1596 г. («Чосон ванджо силлок»): «Государь спросил: „Как устроены корабли-черепахи?"

 

Нам Игон отвечал: „С 4 сторон закрыт досками, по форме напоминает панцирь черепахи, железные гвозди вбиты в бока с обеих сторон, поэтому, если встречается с японскими кораблями, то тара¬нит и разбивает все, для боя на воде лучшего, чем он, средства нет”.

 

Государь спросил: „Так почему же мы не строим их помногу?”

 

Чо Индык отвечал: „Когда Ваш ничтожный слуга находился в провинции Хванхэдо, то строили 1 корабль, втыкая в него мечи, и он стал похож на панцирь черепахи. Его устройство непостижимо!"

 

Нам Игон сказал: „Среди боевых кораблей легкие и быстрые являются лучшими. Сейчас беспокоимся только о том, что нет войск, а о том, что нет кораблей — не беспокоимся. Казенные средства и деньги тех, кто живет на берегу моря, всецело передать на флот — как видится, этот план для державы можно считать большой находкой?».

 

1598 г. («Некролог И Сунсина», написанный И Буном): «Пребывая [на службе] в гарнизоне, князь знал, что враги-японцы непременно придут [войной]. [Поэтому благодаря его стараниям] в своей ставке и подчиненных гарнизонах не было оружия и снаряжения, не готового [к бою. Он] изготовил железную цепь и протянул [ее] в море перед [своей ставкой]. Также изобрел военный корабль, большой, как [корабль класса] пханок[сон].

 

Сверху [корабль] был прикрыт досками. На досках был оставлен узкий проход в виде иероглифа „10” (+), по которому люди могли передвигаться наверху. Все остальное [пространство] утыкал ножами да шильями, [так, что] со [всех] четырех сторон нельзя и ногу поставить.

 

Спереди сделал голову дракона, [а] в пасти сделал отверстие для орудия. Сзади сделал хвост черепахи, а ниже хвоста было отверстие для орудия. Слева и справа [по борту] было по 6 отверстий [для орудий]. В целом, внешний вид [корабля] был похож на черепаху, поэтому его называли „корабль-черепаха”.

 

А затем, принимая бой, сплетенными из тростника [матами мы] закрывали шипы наверху и шли в авангарде. Разбойники, желая взобраться на корабль, попадали в ловушку, падая мертвыми на шипы.

 

Желая внезапно ударить и окружить [врага, мы] одновременно палили из огнестрельного оружия справа и слева, спереди и сзади.

 

Пусть корабли разбойников и покрывали море, собираясь, словно тучи, но этот корабль входил и выходил [из их строя] по своему желанию, сметая все на своем пути. Поэтому во всех больших и малых сражениях мы не знали неудач!».

 

1702 г. (документы Сынджонвон): «Левая база флота провинции Кёнсан — точно есть только 1 корабль-черепаха. Это количество не целесообразно. Следует переделать 1-2 корабля в корабли-черепахи, чтобы использовать их для боя».

 

1712 г. (документы Сынджонвон): «Снова о базах объединенного флота трех южных провинций — по нормам имеются корабли-черепахи, у которых не только со всех сторон установлены высокие щиты, но и сделана крыша из досок, покрывающая его сверху, предохраняющая от стрел и ядер, этот корабль лучше [всех], поэтому в старые времена, в морских сражениях года [под циклическими знаками] имджин (1592) были самыми эффективными, и с того времени предписано обязательно иметь их во флоте, но в Хэсо (провинция Хванхэдо — прим. А. П.) впервые в [боевом]расписании нет таких кораблей, и знающие люди глубоко вздыхают [по этому поводу], уже очень долго!»

 

1716 г. (документы Сынджонвон): в Корее во всех провинциальных флотах насчитывалось 126 основных боевых корабля — из них 121 боевой корабль (чонсон) и 5 кобуксонов.

 

1719 г., (документы Сынджонвон): «Читали доклад Пибёнса (Ведомство подготовки рубежей [к обороне]). В флотском ... (текст из 7—8 иероглифов поврежден и не может быть восстановлен — прим. А. П.) [провинции] Чхунчхон докладывали по данному поводу, что во всех прибрежных крепостях боевые корабли (чонсон) и щитоносные корабли (пансон) переделывают в корабли-черепахи (квисон)».

 

1751 г., («Чосон ванджо силлок»): «Ённамский18 кюнсеса19 Пак Мунсу доложил: „Я, подданный, свидетельствую о подробностях устройства боевых кораблей типа кобуксон — как правило, боевые корабли изме¬няются с течением времени. Возрастает размер корпуса, в любых условиях управлять им становится затруднительно. Так и с "кораблями-черепахами". Изначально они, как корабли мэнчун20, сверху были прикрыты толстыми досками21 для защиты от камней и стрел. И мне, подданному, необходимо взглянуть в записки И Сунсина, Князя Верного и Воинственного22. Как правило, слева и справа у "корабля-черепахи" [было] по 6 портов для огнестрельного оружия23. В настоящее время делают по 8 портов. Видно, что "корабль-черепаха" больше, чем был ранее. Так что и он не мог не измениться"».

 

1760 г., («Чосон ванджо силлок»): «Внешний вид боевого корабля (пёнсон) — защита по особой системе, внешний вид как у корабля-черепахи, может защитить от вражеских ядер, остается лишь убивать врагов из наших пушек.

 

Во-первых, внешний вид военного корабля (чонсон) — если к имеющимся щитам добавить длины на 1 чхок24, то хоть и прикроет воинов вокруг, но сверху останется место для поражения пулями и стрелами, что сильно страшит!

 

Действительно, обдумывая это, если установить изначально предписанные щиты, то, возможно, вступив в бой, будет трудно двигаться внутри внешней ограды из установленных щитов, [если на] 4 стороны длина деревянной [доски] будет меньше [всего на] 1 чхон25, и если уменьшить ширину устанавливаемых щитов на 1 чхон, и добавить шипы, то при длине вертикальных стоек в 1 чхок, то установив на стойки стену из щитов в 3 чхок26 и имея в середине 1 пушечный порт, [можно] много нагрузить на корабль [для его] подготовки [к бою].

 

В бою находятся в пространстве, огражденном щитами, со всех 4 сторон стоящими вертикально, комендоры стреляют через пушечные порты, лучники натягивают [луки], стоя на коленях, быстро поднимаются над [щитами] и стреляют, после чего немедленно прячутся [за щитами], таким образом, возможно наносить урон врагу и защищать себя, победа [в таком случае] неизбежна!

 

После прекращения боя щиты приводятся в горизонтальное положение, что очень хорошо».

 

1808 г., («Манги ёрам»): «[Согласно штатам во флоте правой полупровинции Кёнсан насчитывается:]
Чонсон (боевой корабль) — 3
Чвау бёльсон (специальный корабль для сопровождающих) — 2
Квисон (корабль-черепаха) — 1
Чвау бансон (щитоносный корабль для сопровождающих) — 2
Пёнсон (военный корабль) — 7
Посыльных кораблей — 21».

 

Последним случаем упоминания кобуксонов в «Чосон ванджо силлок» является запись за 17-й день 6-го месяца 4-го года правления государя Коджона (1867 г.) — в провинции Чолла еще оставался один кобуксон. Во время совещания было доложено о том, что «...войска в лагере Чхонсанджин управления Чиндобу содержатся по обстоятельствам, 1 кобуксон из Карипхо требует на содержание 2190 нян27».

 

К сожалению, во время столкновения с французскими войсками в 1866 г. корейские военные корабли не попали в объектив фотокамер28, а в 1871 г., когда известный фотограф Фелис Бето запечатлел в своих работах результаты столкновения корейских войск с американской морской пехотой, кобуксонов уже, судя по всему, не было.

 

По данным «И Чхунму-гон чонсо», в конце XVIII в. существовало два разных типа кобуксонов — тхондже ён квисон29 и Чолла чва суён квисон30. Ниже мы приводим наш перевод описания устройства этих кораблей по указанному первоисточнику:

 

«Устройство «корабля-черепахи»

 

Нижний брус (обиходное название — «основная доска») соединен из 10 [досок]. Длина 64 чхок 4 чхон31.

 

Ширина [корпуса] по носу 12 чхок32.

 

Ширина по миделю 14 чхок 5 чхон33.

 

Ширина по корме 10 чхок 6 чхон34.

 

Дощатые левый и правый борта (обиходное название — «еловая доска») составлены из 7 [досок]. Высота 7 чхок 5 чхон35. Ниже всего 1-я доска. [Ее] длина 68 чхок36. Длина последующих [досок] увеличивается. Самая верхняя — 7-я доска. [Ее] длина 113 чхок37. Толщина всех [досок] — 4 чхон38.

 

Дощатый нос корабля (обиходное название — «лотосовая доска») составлен из 4 [досок]. Высота 4 чхок39. Во второй доске слева и справа пробито по 1 отверстию для пушек [калибра] хёнджа40.

 

Дощатая корма (обиходное название — также «лотосовая доска») составлена из 7 [досок]. Высота 7 чхок 5 чхон41. Ширина по верху 14 чхок 5 чхон42. Ширина по низу 10 чхок 6 чхон43.

 

В самой середине 6-й доски пробито отверстие диаметром 1 чхок 2 чхон44, [в которое] вставлен руль (обиходное название — «коршун»).

 

Справа и слева по борту сделан планшир (обиходное название — «установленная защита»). В носовой части планшир соединен поперечным брусом (обиходное название — «упряжной дракон») как раз перед носом [корабля], как будто грудь запряженного коня или быка.

 

По краю ограждения идут доски [палубного] настила, [в которые] по окружности [корпуса] вертикально установлены [деревянные] щиты, [а] сверху щитов снова установлено ограждение (обиходное название — «полукруглая защита») от планшира по борту до ограждения из щитов. Высота 4 чхок 3 чхон45.

 

Каждый щит ограждения справа и слева составлен из 11 досок (обиходное название — «дощатая крышка» или «доски панциря черепахи»), [составленных] ровными рядами, [пригнанными] друг напротив друга, и [которые все] закрывают. [Имеется] разрыв по его гребню [шириной] 1 чхок 5 чхон46, чтобы ставить и убирать мачту.

 

На носу корабля установлена голова черепахи — длина 4 чхок 3 чхон47, ширина 3 чхок48. [Когда] изнутри поджигают серу и селитру, то из открытой пасти извергается дым, подобный туману, скрывающий [корабль] от врага.

 

С левого и правого [бортов имеются] по 10 весел.

 

В щитах слева и справа проделано по 22 отверстия для орудий, устроено 12 дверей.

 

Над головой черепахи пробито 2 отверстия для орудий, вни¬зу [головы] устроены 2 двери. Сбоку от каждой двери сделано по одному отверстию для орудий, слева и справа прикрытых досками. И по обеим сторонам пробито по 12 отверстий для орудий.

 

[В отверстие в кровле] вставлен флаг с иероглифом «черепаха».

 

Справа и слева под досками [палубного] настила [расположены] по 12 кан49 — в 2 отсеках хранятся железные изделия, в 3 отсеках по отдельности хранятся пушки, луки, стрелы, копья и мечи, [а] 19 отсеков предназначены для отдыха воинов.

 

Слева над [палубным] настилом [расположена] 1 каюта50, в которой пребывает командир корабля. Справа над [палубным] настилом [также расположена] 1 каюта, в которой пребывает комсостав.

 

Воины для отдыха пребывают под палубой, для боя — поднимаются на палубу, высовывают орудия через множество отверстий, и, скрытые [от врага], палят без остановки.

 

Как гласит «Жизнеописание Чхунму-гона», князь был назначен главой левого флотского гарнизона в провинции Чолла. Зная о свирепости японских полководцев, [он] построил хитро придуманный большой корабль. Сверху прикрыл корабль досками, [а] поверх досок оставил узкую дорожку [в форме] иероглифа «10»51, [чтобы] по ней передвигались люди. [Остальную палубу] полностью утыкал шипами. Спереди [у корабля была] голова дракона, сзади — хвост черепахи, спереди и сзади, справа и слева — по 6 отверстий для огнестрельного оружия, чтобы стрелять большими пулями. При встрече с [японскими] разбойниками, как правило, прикрывали верх [корабля] сплетенными [матами] из тростника, и, прикрыв шипы, шли в авангарде. [Японские] разбойники, стремясь подняться на корабль [для абордажа], всегда попадали на шипы. [Когда князь] собирался неожиданно напасть [на врага], разом стреляли из огнестрельного оружия. Куда бы ни направился [корабль-черепаха], не было никого, кто не спасался бы [от него] бегством врассыпную. В больших и малых сражениях по этой причине часто достигали успехов.

 

Форма [корабля была] как у лежащей на брюхе черепахи. Поэтому [его] называли «корабль-черепаха».

 

Говорят, что в Китае [времен] августейшей [династии] Мин сокровищем морской обороны считали «корабль-черепаху» [из страны] Чосон. По желанию [мачту] с парусом укладывали вдоль [корабля] и при встречном ветре или течении [корабль-черепаха] также мог двигаться. Это и имелось в виду, когда говорилось, что князь изобрел корабль.

 

Все же его размеры не совсем ясны.

 

Сейчас в объединенном флоте трех южных провинций есть «корабли-черепахи», которые [по своим боевым качествам] превосходят те, что строились по старой системе Чхунму[—гона]. Но и тут сложно узнать, увеличивались они или уменьшались [относительно] корабля, построенного по замыслу князя.

 

Действительно, в провинции Чолла существует левофланговая база флота и современный «корабль-черепаха» левофланговой базы флота в сопоставлении с кораблями объединенного флота три южных провинций имеет некоторые отличия.

 

Поэтому об отмеченных [конструктивных] отличиях смотри ниже.

 

«Корабль-черепаха» левофланговой базы флота в провинции Чолла по размерам длинный и широкий. В основном, [он] схож с «кораблем-черепахой», используемым в объединенном флоте 3 южных провинций, но только под головой черепахи вырезана еще и голова дьявола.

 

Верх прикрыт досками, расписанными под узор [на панцире] черепахи. Слева и справа имеется по 2 двери.

 

Под головой черепахи 2 пушечных порта. Справа и слева дощатые фальшборты. Пушечных портов по 1.

 

Справа и слева по бортам ограждение. Пушечных портов по 10. Справа и слева прикрыто досками. Пушечных портов по 6. Справа и слева по 8 весел.»

 

В работе современного южнокорейского историка Ким Джэгына приводится таблица с расписанием судовых ролей команды кобуксона по позднейшим данным52. Согласно этой таблице, экипаж кобуксона насчитывал 148—158 человек:

 

• Командир (сонджик) — 2 человека (возможно, командир и его первый помощник — прим. А. П.);
• Кантатор53 (мусан) — 2 человека;
• Рулевой (тхагон) — 2 человека;
• Такелажник54 (ёсу) — 2 человека;
• Швартовщик55 (чонсу) — 2 человека;
• Стрелок из лука56 (сабу) — 14 человек;
• Мастер-оружейник по огнестрельному оружию (хвапхогон) — 8 человек;
• Канонир (пхосу) — 24 человека;
• Полицейские чины левой/правой руки (чва/у пхододжан) — 2 человека;
• Гребцы (ногун) — 90/100 человек.

 

Естественно, любая реконструкция — это допущение. Более того, неизвестно, на чем зачастую основываются корейские реконструкторы, т. к. в источниках нет многих упоминаемых на их схемах и используемых ими деталей. Возможно, это использование традиционных для корейского деревянного кораблестроения конструктивных решений. Тем не менее, реконструкция кобуксона, построенная корейцами, вполне может самостоятельно передвигаться по воде57.

 

Модельный ряд военных судов с закрытой верхней палубой не ограничивался кораблями типа кобуксон. Так, например, сохранился интересный эскиз проекта корабля, предложенного к производству в 1747 г. военными моряками провинции Чолладо58. В производстве кораблей этого типа было отказано исключительно по экономическим соображениям.

 

Проблема металлической брони на кобуксонах

 

Изложенные выше корейские первоисточники полностью проясняют вопрос о характере «бронезащиты» кобуксонов — их «броня» представляла собой толстые доски, непробиваемые для стрел и пуль из аркебуз, и даже ядер орудий мало- и среднекалиберной артиллерии.

 

Однако следует отметить, что, хотя металлическое бронирование не являлось необходимостью для кораблей XVI—XVIII веков, идея подобной защиты, что называется, «витала в воздухе». Вот что пишет об этой идее американский исследователь С. Тёрнбулл: «В 1578 г. он59 (Нобунага — прим. А. П.) предпринял строительство нескольких так называемых "железных кораблей", надводная часть которых была частично обшита железными листами. Они были 22 метра в длину и 13 (sic!) метров шириной, и каждый был вооружен "пушкой". Под "пушкой", вероятно, имелся в виду фитильный мушкет крупного калибра. В 1551 г. Отомо Сорин получил в подарок две португальские пушки, но их оказалось трудно скопировать. Большие мушкеты, называвшиеся "стенными ружьями", достигали в длину трех метров, но на море они не могли широко использоваться, поскольку "железные корабли имели серьезные технические недостатки. Они могли противостоять пиратскому флоту, но когда их атаковали корабли Мори, один из них был взят на абордаж и перевернулся. Тем не менее, эти тяжелые и тихоходные суда помогли разбить флот Мори..."60.

 

Аналогичные сведения содержат сообщения португальских иезуитов о строительстве японцами обшитых металлом кораблей. Так, после первых боев с корейцами, Тоётоми Хидэёси попытался усилить японский флот постройкой собственных «броненосцев». Иезуитский миссионер Жоао Родригес писал своему коллеге Луису Фруа в 1593 г.: «Кампаку61 приказал им62 выстроить несколько огромных кораблей. Все, что над поверхностью [воды] — полностью покрыто железом, на палубе [возвышается] башня. Мостики покрыты железом, не видно дерева. И все части [корабля] очень красиво позолочены. Это заслуживает восхищения. Я несколько раз посещал корабли. Я измерил длину одного из них — она составила 19 жоу (ок. 36,3 м. — прим. А. П.). Эти корабли поразили нескольких португальцев, которые заглянули им внутрь. Тем не менее, эти корабли оказались непрочными вследствие плохих шпангоутов (букв. «ребер» — прим. А. П.). Так что некоторые из них переломились и затонули».

 

Однако с японской стороны также существует описание кобуксона, оставленное двумя самураями — участниками битвы при Ангольпхо 9 июля 1592 г.: «Около 8 утра 58 больших и более 50 малых судов, составлявших эскадру противника, подошли к нам и завязали бой. Среди них было 3 больших „слепых корабля”63, покрытых железом».

 

Но нам следует принимать во внимание, что это упоминание сделано разбитым при помощи кобуксонов противником, который мог искать оправдания своему поражению64. Немалую роль в описании могла сыграть и японская практика применения железного покрытия для бронирования кораблей.

 

К тому же, как выясняется из источников, металлическое бронирование военных кораблей в XVI—XVII веках не было необходимым: например, корейский военачальник Син Ню так пишет о русских кораблях-дощаниках, с которыми он встретился в бою на Амуре 10 июля 1658 г.65:

 

«Одна баба из лесных варваров66 побывала в плену у врагов. За нее заплатили выкуп и освободили. Дацзян67 расспрашивал ее о положении у врагов. Она сообщила нам: „Враги имеют 13-14 кораблей новой постройки, очень больших. На каждом корабле есть надстройка, в которой живут матросы и солдаты...”.

 

Если бы, отбив сошедших с кораблей врагов, мы разом подожгли бы вражеские корабли, то никто бы из врагов не остался бы в живых, а у нас не было бы потерь. Но дацзян пожалел жечь добро, находящееся на их кораблях, и поэтому поступил такой бездушный приказ. Мы очень пожалели об этом.

 

Из 11 вражеских кораблей 7 сгорели, 4 остались. А все потому, что дацзян пожалел жечь нагруженное на них добро. Мы не очень хорошо провели огневую атаку, а, поскольку уже смеркалось, повторить нападение мы не смогли.

 

Вражеские корабли очень большие. В передней части палубы сделана надстройка из досок. Надстройка перекрыта широкими досками вместо стропил и перекрыта переплетенными стволами небольших деревьев, которые покрыты берестой и сверху промазаны глиной. Все это покрыто толстыми досками. Даже дом на равнине крепостью с ним не сравнится. Доски изготовлены из цельных бревен и, как кажется, очень прочны. Даже если стрелять из хунъи пао68 — и то разбить трудно. А еще надстройка сверху окружена прочными дощатыми щитами и если бы они спрятались в каюте, да не пристали к берегу, и не высадились на сушу, а оставались бы на корабле и продолжали сражаться, то исход боя трудно было бы предсказать».

 

Таким образом, мы видим, что надстройки из толстых досок и бруса не пробивались из стрелкового оружия и мало- и среднекалиберной артиллерии. Эффективно действовать против таких кораблей могла только тяжелая артиллерия, которой японцы не располагали, либо требовалось массово применять зажигательные стрелы.

 

Тактика кобуксонов

 

Как уже было сказано выше, в XV—XVIII веках дальневосточная корабельная артиллерия и, тем более, ручное оружие — аркебузы, арбалеты и луки — не могли с легкостью пробить даже деревянный борт, если он имел значительную толщину. Таким образом, металлическое бронирование кораблей-черепах было избыточным с конструктивной точки зрения и неоправданным с точки зрения тактико-технических характеристик корабля и экономической целесообразности69. В то же самое время кобуксон имел значительное стрелковое и артиллерийское вооружение — орудия 4—5 типов, ручницы и аркебузы. Это позволяет реконструировать его тактику.

ccs-2-0-26609200-1447241628_thumb.jpg


Примечания к таблице:
1) 1 чхок = 10 чхон = 100 пун. В зависимости от ситуации 1 чхок может быть равен 32 см. (обычный или стандартный чхок) или » 20 см. (строительный чхок);
2) калибр и длина ствола даны в корейских единицах измерения.

ccs-2-0-26995400-1447241629_thumb.jpg
ccs-2-0-13532200-1447241630_thumb.jpg

 

Современные японские исследователи трактуют название «мэкура-бунэ» (букв. «слепой корабль» — А. П.) как отражение тактики кобуксонов — прорвавшись в строй судов врага, он метался среди них, как слепой фехтовальщик в толпе, и поражал все, что попадало в сектор обстрела. То же самое говорят и корейские источники, начиная с доклада И Сунсина о сражении у Танпхо.

 

Фактически, кобуксон представлял собой плавающую платформу, закрытую от стрел и мушкетных пуль, безопасную в отношении абордажа, и поражающую противника свинцом, чугуном и стрелами во всех возможных направлениях.

 

Таким образом, особенностью тактики кобуксонов был прорыв в самый центр построения вражеских судов и расстрел их с близкой дистанции, без риска погибнуть от стрелкового оружия и действий вражеских абордажных команд. Именно так кобуксоны и действовали в реальных боях.

 

Подобная тактика требовала высочайшего уровня подготовки экипажа — воды у берегов Кореи очень опасны, и в некоторых боях с японцами И Сунсин использовал знание течений и фарватеров, чтобы посадить японские корабли на мель или разбить их о скалы. Когда корабль при слабом обзоре активно действует среди строя вражеских кораблей, подразумевается, что экипаж хорошо знает условия плавания в данном районе, а артиллеристы могут вести быстрый и эффективный огонь по врагу.

 

Тем не менее, в вопросе о тактике кобуксонов остаются некоторые неясные моменты. Преимущественно, они связаны с вопросами взаимного расположения орудий и гребцов.

 

Главным вопросом является обеспечение одновременного передвижения корабля на веслах в бою с ведением огня из орудий. При расположении гребцов и орудий на одной палубе возникает вопрос неудобства работы расчетов у орудий, а наличие двух палуб (батарейной палубы и палубы для гребцов) у кобуксонов остается дискуссионным.

 

Кроме того, возникает вопрос о перезарядке орудий — поскольку нет четких данных о конструкции лафетов корабельной артиллерии, непонятна техника перезаряжания дульнозарядных орудий и возможность использования ими длинных боевых стрел, которые являлись своего рода визитной карточкой корейской корабельной артиллерии. В бою эти стрелы выступали в качестве одного из главных средств выведения корпусов вражеских кораблей из строя.

 

Однако без вкатывания орудия внутрь корпуса корабля осуществить его заряжание с дула длинной стрелой невозможно, а первые изображения колесных лафетов в Корее относятся к 1813 г. При этом способ установки орудийного ствола, имеющего вместо цапф рукоять (или две) полукруглой формы, расположенной сверху ствола, остается дискуссионным. Предлагаемые корейскими исследователями реконструкции не являются оптимальными для использования в закрытом пространстве.

 

К тому же существует косвенное свидетельство о позднем начале применения корейцами колесных орудийных лафетов — корейский учёный XVIII в. Сон Хэын писал о голландских орудиях, попавших в руки корейцев в 1653 г. в результате крушения бота «Спервер»: «Они всегда ведут огонь с колесной тележки, которая облегчает разворот орудия или его наводку в вертикальной плоскости. При выстреле из пушки колеса катятся назад, тем самым облегчая силу отдачи и предохраняя ствол от разрыва»70. Таким образом, возможно, что в конце XVI в. корейцами применялись массивные неподвижные лафеты из дерева, принимавшие на себя всю силу отдачи при выстреле, и достаточно сильно осложнявшие манипуляции расчета при перезарядке орудия.

 

Этот вопрос, безусловно, требует дальнейших изысканий.

 

Общий уровень кораблестроения в Корее XVII в.

 

Интересные сведения об уровне развития кораблестроения в Корее можно почерпнуть из труда Н. К. Витсена, составленного со слов голландцев, которые побывали в Корее в 1650-1660-х годах в составе т. н. «группы Хендрика Хамела»:

 

«Но японцы уступают корейцам в кораблестроении, так как корейские корабли прочнее и сделаны из дерева лучшего качества. (В 1652 году свидетельствуют наши нидерландцы, бывшие там в плену, что корабли были построены очень легкими)71.

 

В Корее делают джонки с двумя палубами и 20-24 веслами. За каждым веслом 5-6 гребцов. Команда джонки состоит из 200-300 человек — солдат и гребцов. На джонке несколько небольших железных пушек и много огнестрельного оружия.

 

Корабли у них сзади плоские, а корма и нос несколько выше подняты над водой. Они могут употреблять и весла, когда плывут под парусами и спасаются от иноземных пушек. Они боятся, да им и не позволено без разрешения уплывать далеко от берега. И корабли не пригодны для этого, они построены очень легко, почти без железа, даже якорь из дерева».

 

В целом же, корейские морские военные и транспортные корабли, если судить по изображениям из «Каксон тобон», имели корпус одинакового типа, отличаясь друг от друга лишь размерами и формами надстроек.

 

В этом отношении очень показателен пример корейского военного корабля типа чонсон (современные корейские исследователи обычно его выдают за другой тип корабля — пханоксон, но для подобных отождествлений в первоисточниках нет достаточных оснований). Если сравнить его корпус, изображенный без боевых щитов и надстройки, с корпусом меньшего по размеру военного корабля пёнсон, а также корабля чосон, предназначенного для морских перевозок налогового зерна, становится ясно, что различия в конструкции их корпусов минимальны.

ccs-2-0-14633300-1447241631_thumb.jpg
ccs-2-0-09118700-1447241632_thumb.jpg

 

Это важное наблюдение позволяет нам сделать некоторые обобщающие выводы по устройству кобуксонов.

 

Как мы видим из приведенных выше описаний, кобуксон времен начала Имджинской войны представлял собой боевой корабль с относительно низкими бортами (вражеские воины могли легко высадиться на его верхнюю палубу), относительно небольшого размера, закрытый со всех сторон как от глаз стороннего наблюдателя, так и воздействия стрел и пуль противника.

 

По нашему мнению, основанному на изображениях корейских кораблей конца XVIII в. из «Каксон тобон», все они имели корпус одинаковой конструкции, различавшийся лишь размерами. Таким образом, кобуксон принципиально отличался от военных кораблей других типов только наличием дощатой кровли с металлическими шипами, прикрывавшей воинов от вражеских метательных снарядов и препятствовавшей высадке на кобуксон абордажной команды противника.

В пользу этого предположения говорит и тот факт, что в источниках встречаются данные о переделке в кобуксоны кораблей других типов — при одинаковой конструкции корпуса кораблей все работы заключались в закрытии верхней палубы дощатой крышей.

 

Кроме того, в подобном случае постройка И Сунсином весной 1592 г. корабля несанкционированного правительством типа без подачи соответствующего доклада и получения необходимых ассигнований могла бы оказаться чреватой последствиями для инициатора подобного строительства. В случае же простого дооснащения кораблей типа пханоксон дощатой кровлей с шипами в рамках ежегодного ремонта вопрос финансирования работ решался достаточно просто, а демонтаж ее в случае необходимости не составил бы особого труда.

 

В завершение данного обзора мы считаем уместным высказать некоторые соображения по поводу сигнализации на военных флотах Дальнего Востока, поскольку этот вопрос очень важен для понимания роли кобуксонов в бою и возможностей управления многочисленной флотилией парусно-гребных судов.

 

Сигнализация на военных флотах Дальнего Востока

 

В условиях наличия у Китая, Кореи и Японии в эпоху паруса многочисленных флотов вопрос сигнализации становится одним из ключевых для ведения организованного боя. К сожалению, по данному вопросу отечественных исследований нет. Однако по вопросам сигнализации для традиционных флотов Дальнего Востока в эпоху, предшествовавшую распространению оптики и радиотелеграфа, можно обратиться к «Походному уставу армии», впервые опубликованному тайпинами в 1855 г. в Нанкине72.

 

Системе сигнализации военно-морского флота также посвящены соответствующие разделы корейских военных трактатов «Пёнхак чинам» (Путеводная игла военной науки) и «Пёнхак тхон» (Свод военной науки).

 

Как правило, сигнализация осуществлялась подъемом флагов определенного цвета, а также подачей звуковых сигналов при помощи сигнальных орудий, гонгов и барабанов. При этом сигнальные орудия использовались на больших дистанциях, а при подаче сигналов в плотном строю звуки гонга означали отступление, а звуки барабана — наступление.

 

Сочетание длинных и коротких групп сигналов обозначало адресата. Для каждого командира корабля были установлены свои группы сигналов. При этом корабли занимали строго фиксированное место в строю в соответствии с разработанными схемами построений. Место в строю зависело от типа корабля и связывалось с кораблем, выставляемым тем или иным прибрежным городом, что было отражено на иероглифических схемах из вышеупомянутых корейских трактатов.

 

Относительно применения оптических приборов в Корее — первая подзорная труба появилась в стране в 1631 г. Она была привезена членом посольства, ездившим в Пекин и встречавшимся там с представителями католической миссии. Отдельные подзорные трубы попадали в Корею в качестве посольских даров из Китая и Японии на протяжении XVII—XIX веков. Однако эти трубы оставались редкостью, служившей по большей части игрушкой для своих владельцев. Тем не менее, при незначительных дистанциях, на которых осуществлялись манёвры и стрельбы, достаточно было и визуального цветоразличения поднимаемых флагов.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

Первоисточники

 

1. «Чосон ванджо силлок» (Хроника правления династии И)
2. «И Чхунму-гон чонсо» (полное собрание документов из архива И Сунсина, князя Верного и Воинственного), 1795.
3. «Каксон тобон» (Основные изображения всех кораблей по отдельности), 1795.
4. «Манги ёрам» (Важнейшее для управления государством), 1808.
5. Син Ню «Пукчоннок» (Записки о карательном походе на Север), 1658.
6. «Юнвон пхильби» (Необходимое для защиты города), 1813.

 

На русском языке

 

1. Ванин Ю. В. «Экономическое развитие Кореи в XVII— XVIII веках», — М., 1968.
2. Витсен Николас Корнелиус «Северная и Восточная Татария», Издание Фонда имени Исаака Массы, готовится к печати.
3. Воробьев М. В. «Очерки истории Кореи», — СПб., 2002
4. «История стран Азии и Африки в Средние Века», — М., 1968, гл. 3 «Корея в позднее средневековье», автор М. Н. Пак
5. Тёрнбулл С. «Самураи. Военная история», — СПб., 1999.

 

На корейском языке

 

1. Ким Джэгын «Чосон ванджо кунсон ёнгу» (Исследование боевых судов периода Чосон), Сеул, «Ильджогак», 1991.
2. О Бунгын «Чосон сугунса» (История флота периода Чосон), Сеул, «Хангук мунхваса», 1998.
3. Пан Санхён «Чосон чхоги сугун чедо» (Флот в начале периода Чосон), Сеул, «Минджок мунхваса», 1991.
4. Син Ню «Пукчоннок» (Записки о карательном походе на Север), Сеул, «Чонхва инсвэ мунхваса», 1980, исследование и перевод на совре-менный корейский язык Пак Тхэгын.
5. «Юккун панмульгван торок» (Собрание Музея Корейской Армии), Сеул, изд-во Корейской Военной Академии, 1996.
6. «Хан минджок чонджэн чхонрон» (Очерки военной истории Кореи), Сеул, «Кёхак ёнгуса», сост. И Джэ и другие, 1988.
7. «Хан минджок чонджэн тхонса. Чосон сидэ чонпхён» (Общая история войн корейского народа. Том 1. Период Чосон.), Сеул, «Кукпанъ кунса ёнгусо», 1996, сост. Ю Чэсон.
8. Чха Мунсоп «Чосон сидэ кундже ёнгу» (Исследование военной системы периода Чосон), Сеул, «Тандэ чхульпханбу», 1989.

 

На английском языке

 

1. Bak Hae-il: «A Short Note on the Iron-clad Turtle Boats of Admiral Yi Sun-sin,» Korea Journal 17:1 (January 1977).
2. Brennecke Jochen: Geschichte der Schiffahrt, Kunzelsau 1986 (2nd. ed.).
3. Clark Allen: Admiral Yi Sun-sin and his Turtle Boat Armada(Review), Korea Journal (Sept. 1973).
4. Hawley, Samuel: The Imjin War. Japan’s Sixteenth-Century Invasion of Korea and Attempt to Conquer China, The Royal Asiatic Society, Korea Branch, Seoul 2005, ISBN 89—954424—2—5
5. Kim, Zae-Geun: An Outline of Korean Shipbuilding History, Korea Journal, Vol. 29, No. 10 (Oct. 1989).
6. Ledyard Gary «The Dutch come to Korea», Seoul, Taewon Publishing Company, 1971.
7. Pak Younhee «Admiral Li Sunshin and his kobukson armada», Seoul, «Hanjin chulpansa», 1978.
8. Roh Young-koo: «Yi Sun-shin, an Admiral Who Became a Myth», The Review of Korean Studies, Vol. 7, No. 3 (2004).
9. Swope, Kenneth M. Swope: «Crouching Tigers, Secret Weapons: Military Technology Employed During the Sino-Japanese-Korean War, 1592-1598», The Journal of Military History, Vol. 69 (Jan. 2005).
10. Underwood H. H. «Korean boats and ships‘ Seoul, 1979.

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Кор. кобук (черепаха) и родовая морфема китайского происхождения сон, входящая с состав наименований различных типов кораблей. На ханмуне (литературном китайском языке, применявшемся в период Чосон в качестве официального) это название должно звучать как квисон.
2. В отечественной историографии устоялась традиция именовать корейскую династию Ли, а прославленного корейского военачальника — Ли Сунсин. Однако «Ли» — это очень архаический вариант произношения. Наиболее корректным произношением в настоящее время является «И». Даже в XIX в. русские, побывавшие в Корее, путались, как произносить эту фамилию — предлагались варианты Ли, И, Йи, Ри, Ни. Поскольку все англоязычные материалы дают латинизацию в соответствии с современным корейским произношением «И» (Yi), то, на наш взгляд, в русской транскрипции также уместно давать современное произношение.
3. Букв. «Основные изображения всех кораблей».
4. См. Ли Чен Вон. Имдинская отечественная война 1592—98 гг. — Пхеньян, 1953. — С. 17-18. Перевод Сон Динфа.
5. См. Хван И. И. «Флотоводец Ли Сун Син — герой корейского народа» // «Детская энциклопедия», — М, 1975. — Т. 8. — С. 200.
6. Сборник материалов по истории экономики Кореи в конце феодального периода. 1961. — T.I, — С. 16
7. Там же. — С. 45-46
8. Ванин Ю. В. «Экономическое развитие Кореи в XVII— XVIII веках», — М., 1968. — С. 94—95.
9. Пак М. Н. «Корея в позднее средневековье» // «История стран Азии и Африки в Средние Века», — М., 1968. — С. 386.
10. Имеется в виду Сачхон.
11. Воробьев М. В. «Очерки истории Кореи», — СПб., 2002. — С. 122-123.
12. В тексте Воробьева — «кают».
13. Вкупе с очевидной редакцией дневников И Сунсина, проведенной правительственной комиссией по идеологическим мотивам, можно предположить, что в «И Чхунму-гон чонсо» были допущены и иные «вольности» в трактовке вопросов деятельности И Сунсина вообще и конструкции кобуксона в частности.
14. Т. н. «Дневники периода Смуты» — личные дневники И Сунсина, написанные смешанным письмом (системой записи корейских слов иероглифами иду и на ханмун — использовавшемся в Корее варианте китайского классического литературного языка). Являются составной частью «И Чхунму-гон чонсо». В 2013 г. изданы на русском языке в переводе О. Пироженко.
15. 2 и 3 номер по корейской системе калибровки морских артиллерийских орудий (всего 4 типоразмера — чхонджа, чиджа, хёнджа и хванджа). Относительно актуальных на 1592 г. калибров этих орудий данных нет. Первые точные данные об их калибре зафиксированы в источнике 1813 г. — трактате «Юнвон пхильби». Артефакты, имеющие обозначения чиджа и хёнджа, не соотносятся напрямую по своим линейным калибрам с калибрами, указанными в «Юнвон пхильби». Могли вести огонь ядрами, картечью и стрелами.
16. Корейцы относились к японцам с презрением, поскольку до Имджинской войны Япония существенно отставала от Кореи в развитии культуры и позиции конфуцианства в ней не были столь сильны, как в Корее. Поэтому в корейских источниках японцев именуют различными презрительными прозвищами.
17. Энциклопедия «Манги ёрам» (Важнейшее для управления государством) была составлена в 1808 г. с целью дать полное описание состояния Кореи для улучшения управления государством. Фактически, по некоторым вопросам этот источник является сводом корейских статистических данных первой декады XIX в.
18. Ённам — общее название южных провинций Кореи — Чолла, Чхунчхон и Кёнсан.
19. Чиновник Налогового ведомства.
20. Один из традиционных для военных флотов Дальнего Востока типов боевых кораблей.
21. Возможен вариант перевода «толстыми пластинами».
22. Чхунму-гон — посмертный титул, присвоенный И Сунсину за заслуги перед отечеством.
23. Использованное в тексте слово чхон — это не обязательно пушка. Оружие такого типа — это и ручница, и тяжелый мушкет.
24. В Корее имелось несколько видов основных единиц измерения длины — чхок и чхон. Стандартный чхок был равен 32 см., при этом 1 чхок был равен 10 чхон. Однако для специальных целей (например, для строительства или изготовления тканей) использовался т.н. «строительный чхок», равный т. н. «чжоускому чи». Скорее всего, при строительстве кораблей и изготовлении артиллерийского вооружения использовался «чжоуский чи», равный примерно 20 см. В дальнейшем все измерения проводятся нами в строительных чхоках. В данном случае длина щита должна быть увеличена примерно на 0,2 м.
25. Ок. 2 см.
26. Ок. 0,8 м.
27. Нян — корейская старинная денежная единица. Могла быть медной или серебряной. Если брать нян серебром, то это составляло
37,3 гр. серебра, а медный нян представлял собой его заменитель в связи с малым использованием серебра в денежном обращении внутри Кореи. В этом случае считалось, что 2 нян медных денег равны 1 серебряному нян. 2190 нян — это эквивалент содержания 45 китайских солдат в 1860-е годы в течение 1 года.
28. В целом, неизвестны фотоснимки, сделанные французской экспедицией в Корею 1866 г. Вполне возможно, что их не было сделано вообще.
29. Корабль флота трех объединенных южных провинций — Кёнсан, Чолла и Чхунчхон.
30. Корабль флота левой полупровинции Чолла.
31. Ок. 12,9 м.
32. Ок. 2,4 м.
33. Ок. 2,9 м.
34. Ок. 2,1 м.
35. Ок. 1,5 м.
36. Ок. 13,6 м.
37. Ок. 22,6 м.
38. Ок. 8 см.
39. Ок. 0,8 м.
40. Третья величине пушка корейской корабельной артиллерии.
41. Ок. 1,5 м.
42. Ок. 2,9 м.
43. Ок. 2,1 м.
44. Ок. 0,24 м.
45. Ок. 0,9 м.
46. Ок. 0,3 м.
47. Ок. 0,85 м.
48. Ок. 0,6 м.
49. Счетное слово для помещений. Далее переводим словом «отсек».
50 В оригинале слово «силь» — букв. «комната». Переводим словом «каюта».
51. Т. е. в форме креста, т.к. иероглиф «сип» + (10) имеет форму креста.
52. См. Ким Джэгын «Чосон ванджо кунсон ёнгу» (Исследование боевых судов периода Чосон), — Сеул, 1991. — С. 133. Табл. 4.
53. Мы вынуждены использовать здесь этот византийский термин, поскольку сложно найти ему эквивалент в современной военной терминологии. В обязанности мусана входило воодушевление воинов в ходе битвы. Например, в сражении при Мённян (1597 г.) И Сунсин был вынужден ободрять своих матросов, павших духом после того, как японские корабли окружили немногочисленный корейский флот.
54. Здесь, по всей видимости, имеются в виду специалисты по постановке мачты и управлению парусом.
55. Буквально «якорщики». Это могут быть как специалисты по швартовке судна, так и специалисты по захвату вражеского судна в бою при помощи абордажных крюков саджоку.
56. По нашему мнению, это могли быть не специалисты по стрельбе из обычного лука, поскольку каждый военнослужащий был обязан обучаться стрельбе из лука, независимо от своей специальности, а расчеты многозарядных арбалетов чогальло (кит. чжугэ ну), возможно, активно применявшихся в корейском флоте в бою на близких дистанциях.
57. Справедливости ради следует отметить, что нет сведений об испытаниях реплики на предмет способности передвигаться на веслах с одновременным ведением огня из орудий, что существенно снижает ценность эксперимента, также следует учитывать тот факт, что реплики, по большей части, передвигаются с применением двигателя внутреннего сгорания.
58. По другим данным — в 1740 г.
59. Ода Нобунага.
60. Тёрнбулл С. «Самураи. Военная история», — СПб., 1999. — С. 249.
61. Титул Тоётоми Хидэёси.
62. Скорее всего, имеются в виду даймё клана Курусима, игравшие огромную роль в японском флоте конца XVI в.
63. Мэкура-бунэ (букв. «слепой корабль») — японское название кобуксонов.
64. По мнению к.и.н. К. В. Асмолова (ИДВ РАН), демонизация кобуксонов японцами была вызвана внутренней потребностью японских самураев оправдать самих себя за многочисленные поражения флота.
65. Здесь и далее цитаты даны в нашем переводе — А. П.
66. Имеются в виду амурские тунгусоязычные племена.
67. Маньчжурский полководец Шархуда, командовавший объединенными корейско-цинскими силами в этой экспедиции
68. Дульнозарядная пушка европейского образца крупного калибра — 20—40 фунтов.
69. Согласно данным иезуита-португальца Жоао Родригеса, датируемых 1593 г., причиной частых крушений японских кораблей, несомненно, имевших металлическое покрытие надводных частей корпуса, являлась слабость корабельного набора — на волне корабли ломались и тонули. Кроме того, металлическая броня утяжеляла конструкцию, что не могло не сказаться на скорости и маневренности кобуксона самым отрицательным образом. И, наконец, производство железа в Корее было не настолько масштабным, чтобы обеспечить кораблестроение большим количеством вручную выкованных железных листов. Косвенно это подтверждает факт строительства корейцами кобуксона в провинции Хванхэдо (освобождена от японцев весной 1593 г.) между 1593 и 1596 гг. — при его строительстве металлические листы не использовались.
70. См. Ledyard G. The Dutch come to Korea. — Seoul, 1984. — P. 55.
71. Ошибка Витсена — голландские моряки с йота «Спервер», ставшие первыми европейцами, побывавшими в Корее и вернувшимися оттуда (за исключением нескольких иезуитов, посетивших страну во время Имджинской войны и не оставившие никаких записок о стране), попали в плен к корейцам только в 1653 г. и вернулись через Японию в 1668 г.
72. «Тайпинское восстание 1850—1864 гг. Сборник документов», — М., 1960. Док. № 26 «Походный устав армии», перевод Соловьева О. Г., — С. 102—105.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Развитие общества у североамериканских индейцев
      Абсолютно точно можно не заморачиваться по данному поводу для такой лохматой древности. Потому что ни проверить, ни найти параллельные документы нельзя. Меня больше забавляет, например, роспись оружия мобилизованных в 1805 (1805-м, Карл!) калмыков - по их количеству даже пики не на всех имелись, а что там про сабли да луки говорить! Примерно треть воинов прибыла, если судить по росписи, вообще даже без ножа на поясе! А всего 200 лет прошло. И чем объяснить такие провалы в вооружении - я не знаю до сих пор.
    • Развитие общества у североамериканских индейцев
      Muster Roll of the Expedition of Francisco Vasquez de Coronado February 22, 1540. В списке представлены даже далеко не все европейцы, принимавшие участие в экспедии. Не упомянуты индейцы (около 1300). Тем не менее - это список оружия на 289 человек. Из которых только 61 имел европейский корпусный доспех. У 260 имелись "местные доспехи" (скорее всего эскаупилли) - либо в дополнение к европейской броне, либо сами по себе. Также можно отметить, что арбалетов почти столько же, сколько аркебуз, а всего дистанционного оружия - только 46 единиц. Но тут вопрос - насколько аккуратно их считали. У меня сложилось впечатление, что в списке в первую голову учитывали доспехи, то есть - копья, мечи и кинжалы посчитаны совершенно точно не все. А арбалеты и аркебузы?
    • Становление Османской империи
      Из хроники Наимы о битве при Мезёкерестеш в 1596.  
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Иной раз Хван противоречит сам себе. Он указывает, например, что согласно доклада И Сунсина от 24 дня 6 месяца Вон Гюн не воюет, а только шакалит, отрубая головы японцам, убитым другими. Но почему-то такого документа он не приводит. Зато почему-то, несмотря на всю никчемность Вон Гюна, И Сунсин с ним постоянно совещается, а в бою при Кённэрян (ЕМНИП) немногочисленные корабли Вон Гюна, сильно пострадавшие в начале войны, идут сразу за кораблями И Сунсина. В самом начале он приводит донесение Вон Гюна, вступившего в бой, когда И Сунсин еще ничего не знал - мол, мы уничтожили более десятка вражеских кораблей, но не одолели и просим помощи. И тут же Хван пишет, что Вон Гюн спалил все корабли и убежал, не дав боя японцам. Тем не менее, И Сунсин конкретно просит наказать одного из подчиненных Вон Гюна, который не явился к месту сбора эскадры. Если бы эскадра была сожжена самим Вон Гюном, этого не было бы. Далее, Вон Гюн привел не менее 3 кораблей к И Сунсину, а к битве при Кённэрян у него было уже 7 кораблей, причем указывает сам И Сунсин, что 4 корабля были отремонтированы после тяжелых повреждений, полученных в начале войны. В общем, как-то забавно - назначен козел отпущения и главный геройченко. А дальше никому не интересно, что написано в документах - точки над i давно расставлены. Ну и потери - И Сунсин все время пишет про десятки уничтоженных крупных (!) кораблей, но о малом количестве отрубленных голов (скажем, 72 корабля и 88 отрубленных голов). Мол, многие потонули, вылавливать было не с руки, часть отрубленных голов упала в море и утонула (!) и т.п. Что мешало поймать тела и порубить на головы, если Вон Гюн, принимавший участие в этом же бою, успевал это сделать? Далее, интересный факт - говоря, что 5 канов (это 5 пролетов комнаты - общая длина примерно 9 м.) было занято японскими трофеями, он посылает только по одному образцу этих трофеев как доказательство. Но нигде не говорит, что использует другие трофеи. Вопрос - а было ли их столько? Трофейные корабли, несмотря на то, что Вон Гюн и другие командиры потеряли много своих кораблей, почему-то все время сжигают, хотя из описания видно, что могли спокойно увести к себе и там подобрать команды. Да, может быть, Вон Гюн уступал в талантах И Сунсину, может, был склочником и интриганом. Но как-то в безгрешно-святой облик И Сунсина уже не сильно верится. Да и японцы, судя по словам И Сунсина, как-то беспорядочно действуют на море, даже зная, что против них вышла такая монструозная эскадра, как И Сунсин на своем кобуксоне! Вечно беспорядочно шляются мелкими группами, позволяя себя топить, как в игре в поддавки. Но слова-то про неудержимый натиск! Их куда деть? Или все же это просто плохо организованный массированный набег, где каждый даймё пиратствует на свой страх и риск, а И Сунсин также на свой страх и риск выбирает, где воевать, а где - сделать вид, что его там не стояло? Безусловно, много претензий к реалиям военного дела. Так, одержав одну победу и артиллерийским огнем (так у Хвана) потопив почти 50 японских кораблей (в т.ч. более 20 крупных), И Сунсин на другой день нападает на не меньшую эскадру и также ее расстреливает из пушек. А боезапас откуда? Про это ни слова. Кобуксон у Хвана вечно "таранит" (!), но потом почему-то расстреливает врага из пушек. Очевидно, в оригинале иероглиф 擊 [кёк] (нанести удар), который не говорит о физическом таране. Тогда понятно, почему после 2-3 "таранов" кобуксон, не имевший приспособлений для оного, не рассыпается, но почему-то продолжает отстреливаться от врагов.  Но так - по всему тексту. Если еще и начать сравнивать с дневником частного характера, то ясно, что нестыковки увеличатся. Так, государю он плачется, что голов добыть не может, а в дневнике пишет, что голов добыли множество. Причем это - применительно к одному и тому же бою. Где он врет, а где говорит правду? И с какой целью занижает заслуги своих людей, говоря, что голов не много добыли?
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Просмотреть файл Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома 
      Автор foliant25 Добавлен 30.04.2018 Категория Китай
    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома 
    • Berry M.E. Hideyoshi
      Автор: hoplit
      Berry M.E. Hideyoshi. Harvard University Press, 1982. 
    • Berry M.E. Hideyoshi
      Автор: hoplit
      Просмотреть файл Berry M.E. Hideyoshi
      Berry M.E. Hideyoshi. Harvard University Press, 1982. 
      Автор hoplit Добавлен 28.04.2018 Категория Япония
    • Тонки́нский инцидент
      Автор: Рекуай
      Тонки́нский инцидент — общее название двух эпизодов, произошедших в водах Тонкинского заливав августе августе 1964 года с участием военно-морских флотов США и Северного Вьетнама.
       
      Что известно об этом инциденте из американских источников?