Эбла: город Дагана

   (0 отзывов)

Неметон

Еще недавно считалось, что в III тыс. до н.э. внутренняя Сирия не достигла уровня развития цивилизаций, основанных на ирригационном земледелии в долине Нила и южном Двуречье. Эта точка зрения изменилась после находок в 1964 году итальянской археологической экспедицией под руководством Паоло Маттиэ на городище Телль-Мардих древнего города Эбла. В 1975 году археологи обнаружили колоссальный царский архив, датируемый III тысячелетием до н. э. В течение последующих 10 лет учёные извлекли на свет около 20 тыс. глиняных табличек и их фрагментов. Тексты из Эблы были написаны шумерским письмом, но предназначены для чтения по семитским правилам, однако не по-аккадски, а на ранее неизвестном семитском языке, который условно назван эблаитским. Большинство текстов – хозяйственные документы, хотя имеются также шумеро-эблаитские словари и небольшое число религиозных текстов. Эбла представляла собой город-государство, вероятно наиболее сильное в пределах земель по Евфрату, вплоть до долины Оронта: от Мари на среднем Евфрате до Катны в Южной Сирии. Именно эти земли, возможно, соответствуют ареалу распространения «эблаитского» языка, но государственные пределы Эблы были значительно меньше. Вокруг городов здесь обитали аморейские скотоводческие племена.

5849c723cc013_.jpg.26b7fb5464dfa92231f05

Основателями Эблы считаются эблаиты, древний народ семитского происхождения, переселившийся в Сирию из Юго-Восточной Аравии в середине IV тыс. до н. э. Территория собственно Эблы, площадью 56 га, делилась на центральную и периферийную (шумер. Уру-бар). Обе части были подчинены дворцу, но первая входила в дворцовое хозяйство непосредственно, а население уру-бар были лишь обязаны поставлять дворцу разнообразную продукцию своих скотоводческих хозяйств. Положение лиц, работавших на дворец, видимо, походило на илотское, бытовавшее в Древней Спарте, но, это подлежит уточнению. Правитель Эблы носил титул «маликум», буквально «тот, кому советуют», что может свидетельствовать о ненаследственном характере власти и большом влиянии местной купеческой верхушки, учитывая основополагающее влияние торговли на экономическое благополучие города.

Возделываемые и хорошо орошаемые районы Северной Сирии пересекались транзитными путями. Эбла была расположена особенно благоприятно: между Евфратом и Средиземным морем и вместе с тем на пути, ведущим через внутреннюю Сирию с севера на юг и пролегающим восточнее р. Оронт. Уже на протяжении III тыс. до н.э. Сирия играла роль моста между экономически развитыми государствами Южной Месопотамии и долиной Нила. Торговый путь шел вдоль Евфрата через Мари и либо отклонялся от реки у Эмара на юго-запад, проходя через Эблу, либо вел в Анатолию. Этот путь был особенно удобен с точки зрения снабжения водой караванов ослов. Пока нет данных об использовании в III тыс. до н.э. южного пути, пересекающего Сирийскую степь и проходящего через Тадмор (Пальмиру). Эбла была крупным центром международной торговли с населением 20-30 тыс. человек; в документах часто упоминаются странствующие торговцы, «лу-нар – люди пристани. Вероятно, именно благосостояние Эблы стало впоследствии причиной её падения: богатство города привлекло к ней внимание могущественной аккадской империи, основанной в Нижней Месопотамии Саргоном Древним. Из сообщений царей династии Аккада следует, что они совершали походы против Эблы и есть все основания считать, что Эбла была разрушена в правление ее последнего царя Ибби-Зикира, Нарам-Суэном Аккадским, внуком Саргона Древнего в 2225 г. до н.э. Как свидетельствуют записи третьей династии Ура, Эбла была вскоре отстроена. Вторая Эбла тоже была разрушена, что позволило аморейским племенам заселить опустевший город. Это последнее, третье царство Эблы, было союзником государства Ямхад (с центром в Алеппо), и подверглось окончательному разгрому хеттским царём Мурсили I ок. 1600 года до н. э.

5849c71cb199d_.jpg.c6920b3de5854f225dadd

Не исключено, что, помимо политических, в падении Эблы важную роль сыграли демографические и экономические сдвиги, которые произошли в этот период. К ним можно отнести:

- растущее значение аморейского элемента в Северной Сирии и Месопотамии;

- падение Древнего царства в Египте и ослабление египетской торговли с Азией;

- начало включения критской торговли в восточносредиземноморскую;

- изменения, произошедшие на Иранском нагорье и в его торговых центрах;

- перемещение главных путей между Евфратом и средиземноморским побережьем к северу, ближе к Халебу (Аллепо);

- более частое использование пути, пересекающего Сирийскую пустыню через Пальмиру;

- возможное ухудшение условий земледелия в районе Эблы;

Конечно, считать какое-либо из этих условий единственной причиной падения роли Эблы неправомерно, памятуя о том, что Эбла осталась одним из важных центров Сирии, о чем свидетельствуют предметы, обнаруженные в царских захоронениях эпохи ранней бронзы.

5849c7369cae0_.thumb.PNG.7a83c3a9300fb97

Документы архива свидетельствуют о межгосударственном и торговом обмене Эблы преимущественно с соседними государствами, прежде всего с Уршаумом на севере; с Мари на юго-востоке и с Хаматом на р. Оронт. На северо-западе Эбла соседствовала с Эмаром и другими городами Верхней Месопотамии, например с Абарсалем (как показал Э. Солльберже, именно так следует читать название города, заключившего с Эблой найденный договор, название которого долго читали «Ашшур»). Цари городов в полосе между реками Евфратом и Белихом, - Ирридума и Харрана, - видимо, даже подчинялись Эбле. Кроме того, важные культурные и торговые отношения имела Эбла с более отдаленным юго-востоком – с Какмиумом и Гасуром за р. Тигр и в особенности с Кишем в северной части Нижней Месопотамии. По-видимому, именно Эбла, наряду с Мари, обеспечивала месопотамским торговцам путь к лесам Ливана и серебряным и медным рудникам Малой Азии. Обменные связи Эблы доходили на юге и до Египта; предполагается, что посредником выступал Библ (финик. Убла), имевший связи с Египтом с 3000 г. до н.э. Однако, название Библ в эблаитских текстах не обнаружено. Возможно, между Библом и Эблой действовал еще один посредник, скорее всего, какой-то южносирийский город: Катна или Хамат, державший в руках выходы через перевалы Ливана с финикийского побережья; все они упоминаются в текстах Эблы. В текстах Эблы не встречается упоминание даже такого важного в торговом отношении финикийского города, как Угарит. Он упомянут только один раз в учебном географическом списке. Видимо, путь к морю на Угарит преграждало какое-то другое важное государство – Халеб или же упоминаемый Нарам-Суэном Аккадским вместе с Эблой Арманум. Тем не менее, обмен у Эблы с Египтом эпохи Древнего царства был, хотя и через посредников. Во дворце найдены обломки алебастровых сосудов с именами фараонов IV династии Хафра (Хефрена. ок. 2600 г. до н.э) и VI династии Пиопи I, а также материалы времени Пиопи II, бывшего современником расцвета и гибели Эблы в XXIII веке.

i_063.png.f2a0f76010845e4427cf5df6bf7779

Отдельного внимания заслуживает культ Дагана, бытовавший в древней Эбле. Впервые упоминается в аккадских документах (XXIII век до н. э.) как верховное божество у населения правого берега среднего Евфрата. Храмы Дагана находились в главных городах среднего Евфрата — Мари и Тирка. Важное значение культ Дагона имел в Вавилоне в царствование Хаммурапи. Имя божества присутствует в личных именах аккадских царей (Иддин-Даган, Ишме-Даган). В текстах Саргона Аккадского Даган выступает как глава шумеро-аккадского пантеона и владелец областей Мари и Эблы. Одна из надписей гласит: «Саргон, царь, падет ниц перед Даганом в Туттуле. Он [Даган] отдаст ему верхние земли: Мари, Ялмути и Эблу, а также кедровый лес и серебряные горы». В Эбле он играет важную роль в культе, упоминается с эпитетами «господин» и «господин Туттула». Храмы, праздники и даже части города Эбла были посвящены Дагану. Даган хорошо засвидетельствован в текстах Мари как один из основных божеств амореев старовавилонской верхней Месопотамии. Большие культовые центры Дагана располагались в Терка и в Туттуле. Даган в текстах Мари часто связан с деятельностью экстатиков-пророков, получавших в храме Дагана оракулы, адресованные царю. В угаритских текстах Дагон встречается редко. Он играет небольшую и довольно неясную роль в поэме о Никкале, где упомянут как отец лунного божества Йариха. Даган встречается в угаритских списках жертвоприношений, что, вероятно, подтверждает его важность в угаритской религии. Из текста двух стел, найденных во дворе большого храма, следует, что Дагану приносили в нём жертвы, что может означать, что один из двух основных храмов Угарита был храмом Дагана.

5849c72d195fb_.thumb.PNG.65f205c406d67a1

Однако ни один текст не дает точное указание на природу этого божества, но, если принять во внимание этимологию, связанную с древнеевр. «рыба», то можно сопоставить Дагана с Эа, богом мудрости, подземных (пресных) вод и подземного мира, культурных изобретений, известного у шумеров, как Энки, который почитался как бог-покровитель города Эриду, считающегося колыбелью шумерской цивилизации. Подобно Дагану, изображался окружённым источниками вод, с рыбьим хвостом. Можно с известной вероятностью проследить путь распространения культа божества от Персидского залива до побережья Средиземного моря, от шумеров до филистимлян, у которых он стал национальным божеством.


1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.




  • Категории

  • Файлы

  • Темы на форуме

  • Похожие публикации

    • "По велению бога Халди Аргишти, сын Менуа, говорит: город Еребуни я построил..."
      Автор: Неметон
      Из летописи царя Аргишти I (Хорхорская летопись):
       «...По велению бога Халди Аргишти, сын Менуа, говорит: город Еребуни я построил для могущества страны Биайнли и для устрашения вражеской страны. Земля была пустынной, и ничего там не было построено. Могучие дела я там совершил, 6600 воинов стран Хате и Цупани я там поселил...».

      Памятная стела Аргишти о закладке Еребуни
      Сооружая крепость, Аргишти окружил холм площадью 6 га мощной стеной. Основание фундамента в виде огромных каменных глыб было положено на монолитную базальтовую скалу. Над ними воздвигли 2-х метровый цоколь из хорошо отесанных каменных блоков и поставили 7-ми метровую стену из кирпича-сырца. Через каждые 8 м стену укрепляли 5-ти метровые контрфорсы, выдающиеся на метр, а на выступах скалы стена была усилена каменными башнями.

      Урартские воины на шлеме Сардури
      Главный вход в крепость находился на южном, наиболее пологом склоне холма. От подножия вверх шла широкая извилистая мощеная дорога, переходящая в пандус, а затем в 15-ти ступенчатую лестницу. Вход охранялся надвратными башнями.Справа от входа над каменным основанием стены возвышалась плита с надписью о названии города. Через ворота входили на выложенную мелкой галькой площадь, на которую были обращены фасады трех наиболее значимых зданий города: храма, дворца и хозяйственного помещения.

      Храм Халди в Еребуни
      Храм расположен с западной стороны площади. Перекрытия зала поддерживали деревянные колонны, стоящие на квадратных каменных плитах. Росписи на стенах прославляли подвиги царя, а потолок украшали золотые звезды на синем небосводе. Вдоль стен шла глинобитная скамья с порлукруглым выступом. С южной стороны скамьи был 3-х ступенчатый выступ длиной 3 м, служивший алтарем. Остатки густой копоти на стене и угля на алтаре свидетельствуют о приношении жертв богу войны Халди и его супруге Арубани. Для храма Халди в Эребуни были изготовлены найденные в Тейшебаини бронзовые щиты. В полу храма был устроен водоотвод, имеющий выход к западной стене. Сток для дождевой воды во дворе обложен базальтовыми плитами и перекрыт хорошо отесанными бревнами. С западной стороны храма находилось парадное помещение, пол которого был покрыт маленькими деревянными дощечками, а стены украшены росписью.С южной стороны к залу храма примыкала прямоугольная башня, предположительно имевшая форму и назначение зиккурата.

       С северной стороны на площадь выходил т. н дворцовый комплекс, который в совокупности культовыми сооружениями, жилыми и хозяйственными помещениями составлял «эгал», т.е дворец-крепость.Центром дворца был перистильный двор, окруженный поставленными на базальтовую основу 5 деревянными колоннами с продольной стороны и 4 - с поперечной. Под полом двора был проложен водосток. С левой стороны от входа — помещение стражи. Стены зала для приемов с плоским деревянным перекрытием покрывали яркие росписи и ковры, державшиеся на специальных гвоздях — зиггатти. В соседних помещениях хранилось вино в 11 глинянных сосудах емкостью по 600л каждый. Особое место в планировке дворца занимал колонный зал для приема гостей, стены которого были тщательно выбелены, а пол покрыт серо-голубой обмазкой.

      Перистильный двор в Еребуни
      С западной стороны ко дворцу примыкал храм Суси. Храм освещался верхним светом через отверстие в потолке, служившее одновременно вытяжкой дыма от жертвенника. Дверной проем обрамлен плитами с надписями: «Богу Иуарше этот дом Суси Аргишти, сын Менуа, построил. Аргишти говорит: земля была пустынной, ничего там не было построено. Аргишти, царь могущественный, царь великий, царь страны Биайнили, правитель Тушпа-города».

      Храм и урартские жрецы из Алтын-Тепе
      (Бога Иварши нет ни в урартском, ни переднеазиатском пантеоне, но царь именно ему посвятил храм в своей цитадели. В одной из хеттских надписей из Хатусассы при перечислении жертвоприношений с культовыми формулами на лувийском языке упоминается божество Иммаршиа. Лувийцы во времена строительства Эребуни были одной из основных этнических групп Малой Азии, живших в Северной Сирии в областях, откуда Аргишти вывел упоминающихся в Хорохорской летописи 6600 пленных жителей Хати и Цупани. В лувийском тексте слово, адекватное имени бога Иммаршиа, стоит рядом с идеограммой бога Тешубы, эпитетом которого является «небесный», применяемый урартами к Халди. Возводя в цитадели храм лувийскому божеству неба, Аргишти отождествлял его с Халди, что должно было способствовать ассимиляции этого народа).
      Представление об устройстве зернохранилища дает обнаруженное на северном склоне холма помещение. Его пол, сложенный из небольших камней и выстланный слоем гравия 5 см, был покрыт рубленой соломой и расположен на высоте 30 см от скалистого основания, что придавало ему гигроскопичность и предохраняло от сырости. Стены кладовых для вина были сложены из кирпича-сырца. Во избежании сырости пол выкладывали галькой, утрамбовывали и обмазывали известью. Свет исходил от глинянных светильников. На возвышении обнаружен очаг, напоминающий «тандыр». Наиболее крупным хозяйственным помещением была карасная (карас — сосуд для хранения зерна и вина) кладовая, примыкающая к центральной площади с восточной стороны. Стены кладовой имели каменное основание высотой 3 м, поверх которого лежала кирпичная кладка. Перекрытия поддерживали деревянные колонны, стоявшие на базальтовых основаниях круглой формы с надписями: «Аргишти, сын Менуа, этот дом построил». В глинобитный пол зала было вмонтировано ок. 100 карасов.

      Кладовая для вина в Тейшебаини
      Начиная с 1968 года в Эребуни выявлена густая сеть домов, вплотную прилегающих друг к другу. Почти все они, согласно ближневосточной традиции, выходили на улицу глухими стенами, а фасады были обращены во внутренние замкнутые дворы, обрамленные со всех сторон различными помещениями. Дома имели каменные основания из 1-2 рядов камней, поверх которых стояли сырцовые стены, покрытые глинянной обмазкой и побеленные, полы были утрамбованы и тщательно обмазаны. Внутренние дворики вымощены мелкой галькой. Плоские, сделанные из жердей и тростника перекрытия опирались непосредственно на стены (иногда ставились дополнительные опорные деревянные столбы).
      Встречаются дома другого типа: в северной части города находился дом, к стене которого, выходящей во внутренний двор, примыкали расположенные на равном расстоянии друг от друга три туфовые круглые базы, на которых стояли деревянные столбы,поддерживающие навес.  В центре поселения было открыто интересное сооружение неизвестного назначения: оно квадратной формы со стороной основания 8 м, пол вымощен туфовыми плитами; между ними на расстоянии 2,25 м от северной стены врыты 4 базальтовые круглые базы диаметром 60 см. Каждый дом имел жилые и хозяйственные помещения.  Вполне возможно, что эти строения повторяли форму сооружений, в которых переселенцы покоренных Урарту стран проживали ранее.

      Двор жилого дома в Тейшебаини
      Кроме переселенцев, в городе проживали и коренные жители Араратской долины. Их жилища сооружались не насыпном грунте, а на материковой скале, предварительно выравненной. Здания возводились из необработанного камня и глины с примесью щебня, и дерева. Полы покрывались глиной и обмазывались известью. Плоские перекрытия состояли из жердей и циновок. Внутренние стены обмазывались глиной и известью.

      Предполагаемый внешний вид казармы урартов
       В целом, фортификационные сооружения урартов находят немало параллелей в аналогичных постройках хеттов (мощные контрфорсы, выступающие вперед башни). В захваченных крепостях уратры, подобно ассирийцам (Саргон II в Анаду) оставляли гарнизоны — Сардури в Дурубани, Менуа — в стране Мана. Основание городов, а также больших и малых крепостей было связано с выбором территории, пригодной для этого. В летописи Саргона II таким критерием являлась зрительная видимость сигнальных огней. Известно также сооружение отдельных башен.Из открытых раскопками военных городов Урарту наиболее прмечательными были Бастам, Зернаки-Тепе и Эребуни. Бастам был основан Русой I в VII в до н.э и в его застройке выделяются три участка — цитадель, жилые кварталы и постройки военного назначения: казармы (археологически постройки подобного типа неизвестны, но на высотах Топрак-Кале обнаружены рельефные изображения 3-х этажного здания на бронзовой пластине, возможно, казармы, аналогичное зданию в Бестаме), конюшни, места стоянок боевых колесниц, храм войскового гарнизона, двор, служивший плацем, с примыкающими к нему конюшнями (аналогичный комплекс обнаружен в Мегиддо). Зернаки-Тепе представлял из себя, по-сути, военный лагерь, с единым типом домов для всего города и четкой планировкой улиц. Город мог вмещать до 7 тысяч человек и имел в наличии конюшни и места для боевых колесниц. Известны также укрепленные военные лагеря. Крепость с эллипсовидным планом у Маранды, которую идентифицировали как военный лагерь урартов (В. Клейс) VIIIв до н.э, некоторые исследователи (К.Л. Оганесян) считали обычным ассирийским военным лагерем, сходным с лагерем Синаххериба с рельефа в Куюнджике, который использовался войсками Саргона II в 714 г до н.э. во время похода в Урарту на месте боя за Улху (ныне Маранд, Иран). Важно отметить, что ассирийский военный лагерь характерен для равнинных пространств, а урартский, примыкая к горной высоте, использовал топографические возможности (цепочки наблюдательных башен для зажжения сигнальных огней при приближении неприятеля).  Насколько непреступными были урартские крепости, можно судить по ассирийской летописи Тиглатпаласара III (745-727 гг до н.э):« ...Я запер Сардури Урартского в его городе Турушпе и учинил большое побоище перед его воротами». Взять крепость штурмом ассирийцы так и не смогли...

      Участок стены Еребуни





       
       
    • История Востока: в шести томах
      Автор: Saygo
      История Востока: в шести томах / гл. редкол.: Р. Б. Рыбаков и др.: Ин-т востоковедения РАН. — М.: Вост. лит., 1995—2008. — ISBN 5-02-018102-1
      История Востока: в шести томах. Т. 1. Восток в древности / Отв. ред. В. А. Якобсен. — М.: Вост. лит., 1997. — 688 с. — ISBN 5-02-017936-1
      История Востока: в шести томах. Т. 2. Восток в средние века / Отв. ред. Л. Б. Алаев, К. З. Аштрафян. — М.: Вост. лит., 1995. — 716 с. — ISBN 5-02-017711-3
      История Востока: в шести томах. Т. 3. Восток на рубеже средневековья и нового времени XVI—XVIII вв. / Отв. ред. Л. Б. Алаев, К. З. Аштрафян, Н. И. Иванов. — М.: Вост. лит., 2000. — 696 с. — ISBN 5-02-017-913-2
      История Востока: в шести томах. Т. 4. Восток в новое время (конец XVIII — начало XX в.): Кн. 1 / Отв. ред. Л. Б. Алаев и др. — М.: Вост. лит., 2004. — 608 с. — ISBN 5-02-018387-3
      История Востока: в шести томах. Т. 4. Восток в новое время (конец XVIII — начало XX в.): Кн. 2 / Отв. ред. Л. Б. Алаев и др. — М.: Вост. лит., 2005. — 574 с. — ISBN 5-02-018473-X
      История Востока: в шести томах. Т. 5. Восток в новейшее время: 1914—1945 гг. / Отв. ред. Р. Г. Ланда. — М.: Вост. лит., 2006. — 717 с. — ISBN 5-02-018500-0
      История Востока: в шести томах. Т. 6. Восток в новейший период (1945—2000 гг.) / Отв. ред. В. Я. Белокреницкий, В. В. Наумкин. — М.: Вост. лит., 2008. — 1095 с. — ISBN 978-5-02-036371-7
    • История Востока: в шести томах
      Автор: Saygo
      Просмотреть файл История Востока: в шести томах
      История Востока: в шести томах / гл. редкол.: Р. Б. Рыбаков и др.: Ин-т востоковедения РАН. — М.: Вост. лит., 1995—2008. — ISBN 5-02-018102-1
      История Востока: в шести томах. Т. 1. Восток в древности / Отв. ред. В. А. Якобсен. — М.: Вост. лит., 1997. — 688 с. — ISBN 5-02-017936-1
      История Востока: в шести томах. Т. 2. Восток в средние века / Отв. ред. Л. Б. Алаев, К. З. Аштрафян. — М.: Вост. лит., 1995. — 716 с. — ISBN 5-02-017711-3
      История Востока: в шести томах. Т. 3. Восток на рубеже средневековья и нового времени XVI—XVIII вв. / Отв. ред. Л. Б. Алаев, К. З. Аштрафян, Н. И. Иванов. — М.: Вост. лит., 2000. — 696 с. — ISBN 5-02-017-913-2
      История Востока: в шести томах. Т. 4. Восток в новое время (конец XVIII — начало XX в.): Кн. 1 / Отв. ред. Л. Б. Алаев и др. — М.: Вост. лит., 2004. — 608 с. — ISBN 5-02-018387-3
      История Востока: в шести томах. Т. 4. Восток в новое время (конец XVIII — начало XX в.): Кн. 2 / Отв. ред. Л. Б. Алаев и др. — М.: Вост. лит., 2005. — 574 с. — ISBN 5-02-018473-X
      История Востока: в шести томах. Т. 5. Восток в новейшее время: 1914—1945 гг. / Отв. ред. Р. Г. Ланда. — М.: Вост. лит., 2006. — 717 с. — ISBN 5-02-018500-0
      История Востока: в шести томах. Т. 6. Восток в новейший период (1945—2000 гг.) / Отв. ред. В. Я. Белокреницкий, В. В. Наумкин. — М.: Вост. лит., 2008. — 1095 с. — ISBN 978-5-02-036371-7
      Автор Saygo Добавлен 07.09.2014 Категория Передняя Азия
    • Asbridge T. S. The Creation of the Principality of Antioch, 1098-1130
      Автор: Saygo
      Asbridge T. S. The Creation of the Principality of Antioch, 1098-1130. - Woodbridge: Boydell, 2000. - 233 p.
      Книга представляет собой попытку изучения ранней истории княжества Антиохийского. В работе рассматриваются политические, военные и церковные аспекты формирования княжества, а также исследуется вопрос о том, как княжеству удалось выжить во враждебной внешнеполитической обстановке на Ближнем Востоке. Исследуются отношения княжества с Византией, исламским миром и государствами крестоносцев. Работа также будет интересна в рамках истории пограничья.
      Contents
      List of Maps vii
      Abbreviations ix
      Acknowledgements xi
      Introduction 1
      Modem historiography 2
      The primary sources 5
      1. The Birth of the Principality 15
      Antioch and the First Crusade 1097-1099 15
      The.advance towards Antioch 16
      The First Crusade in the region of Antioch 24
      The contest for control of Antioch 24
      The early formation of the principality of Antioch 42
      Summary 45
      2. The Formation of the Principality 47
      The need for territorial consolidation 1100-1130 42
      The early years 50
      The expansion of the principality under Tancred 1106-1112 59
      Roger of Salerno 1113-1119 69
      1120-1126 81
      Bohemond II 1126-1130 89
      Summary 90
      3. Relations with the Byzantine Empire 92
      Bohemond’s oath to Alexiusand the retention of Antioch 92
      The Treaty of Devol 94
      The Treaty of Devoid influence on relations with the Byzantine empire 99
      4. Relations-with Other Latin-Settlements in the.East 104
      A Latin confraternity in the East? 104
      1098-1105 102
      1105-1112 111
      1113-1130 123
      Summary 177
      5. The Princes of Antioch 122
      Bohemond I and the title of prmceps 129
      The.succession 133
      The powers of the prince of Antioch 148
      6. Lordship in the Principality 155
      Titles 156
      Issuing charters 157
      Households and officers 158
      Key individuals/lordships 158
      The county of Marash 162
      Origins 163
      Summary 168
      Appendix:
      Lay landholders in the principality of Antioch 1098-1130 169
      7. The Development of Institutions 181
      The prince’s household 182
      The administration of the city of Antioch 189
      8. The Latin Patriarchate of Antioch 125
      The establishment of the Latin Church in.Antioch l098-1100 125
      The formation of the Latin patriarchate of Antioch 1100-1130 198
      The development of patriarchal authority 200
      The patriarchate of Antioch and the universal church 208
      Summary 213
      Conclusion 214
      Bibliography 217
      Index 225
    • Asbridge T. S. The Creation of the Principality of Antioch, 1098-1130
      Автор: Saygo
      Просмотреть файл Asbridge T. S. The Creation of the Principality of Antioch, 1098-1130
      Asbridge T. S. The Creation of the Principality of Antioch, 1098-1130. - Woodbridge: Boydell, 2000. - 233 p.
      Книга представляет собой попытку изучения ранней истории княжества Антиохийского. В работе рассматриваются политические, военные и церковные аспекты формирования княжества, а также исследуется вопрос о том, как княжеству удалось выжить во враждебной внешнеполитической обстановке на Ближнем Востоке. Исследуются отношения княжества с Византией, исламским миром и государствами крестоносцев. Работа также будет интересна в рамках истории пограничья.
      Contents
      List of Maps vii
      Abbreviations ix
      Acknowledgements xi
      Introduction 1
      Modem historiography 2
      The primary sources 5
      1. The Birth of the Principality 15
      Antioch and the First Crusade 1097-1099 15
      The.advance towards Antioch 16
      The First Crusade in the region of Antioch 24
      The contest for control of Antioch 24
      The early formation of the principality of Antioch 42
      Summary 45
      2. The Formation of the Principality 47
      The need for territorial consolidation 1100-1130 42
      The early years 50
      The expansion of the principality under Tancred 1106-1112 59
      Roger of Salerno 1113-1119 69
      1120-1126 81
      Bohemond II 1126-1130 89
      Summary 90
      3. Relations with the Byzantine Empire 92
      Bohemond’s oath to Alexiusand the retention of Antioch 92
      The Treaty of Devol 94
      The Treaty of Devoid influence on relations with the Byzantine empire 99
      4. Relations-with Other Latin-Settlements in the.East 104
      A Latin confraternity in the East? 104
      1098-1105 102
      1105-1112 111
      1113-1130 123
      Summary 177
      5. The Princes of Antioch 122
      Bohemond I and the title of prmceps 129
      The.succession 133
      The powers of the prince of Antioch 148
      6. Lordship in the Principality 155
      Titles 156
      Issuing charters 157
      Households and officers 158
      Key individuals/lordships 158
      The county of Marash 162
      Origins 163
      Summary 168
      Appendix:
      Lay landholders in the principality of Antioch 1098-1130 169
      7. The Development of Institutions 181
      The prince’s household 182
      The administration of the city of Antioch 189
      8. The Latin Patriarchate of Antioch 125
      The establishment of the Latin Church in.Antioch l098-1100 125
      The formation of the Latin patriarchate of Antioch 1100-1130 198
      The development of patriarchal authority 200
      The patriarchate of Antioch and the universal church 208
      Summary 213
      Conclusion 214
      Bibliography 217
      Index 225
      Автор Saygo Добавлен 05.04.2015 Категория Передняя Азия