Мари: загадка падения

   (0 отзывов)

Неметон

В течение 1933-1939 и 1950-1957 годов было раскопано Мари, курганное погребение Телль-Харири на среднем Евфрате, ставшее одним из самых сенсационных открытий французской археологии. Были обнаружены остатки большого храма, дворца XVII в. до н.э царя Зимрилима с замечательными настенными росписями, среди которых изображение культовой процессии возведения царя на престол богиней Иштар, стоящей на спине льва.

5845c86e2e3df__.jpg.e293a4b70ab0ec6788dc

i_023.png.d2b636d2b391bfd89668d421b5a22b

Найдена также большая статуя богини. Перед грудью она держит сосуд, связанный со статуей трубкой, из которой поступала вода. Голова была украшена короной с рогами, заплетённые рыжеватые волосы падали ей на плечи. Семь жемчужных нитей украшали шею. Вместо обычного для Переднего Востока изображения борьбы быка со львом на каменном сосуде из храма Иштар изображена борьба льва со змеей. На верхнем крае одного стеатитового сосуда виднелись изображения двух змей, которые переплелись между собой.

5845c873c7477_.jpg.df1d141f6796dbe4ba5b7

Наибольший интерес представлял богатейший архив ценнейших документов, отражавших хозяйственную жизнь государства и дипломатических отношений, существовавших между государствами Передней Азии в I пол. II тыс. до н.э. Клинописная библиотека включала в себя около 20 тыс. таблиц, уцелевших после разгрома города вавилонским царем Хаммурапи в 1759 г. до н.э. Документы, найденные в Мари, позволили установить, что царь Эшнунны Ибалпель, Зимрилим, царь Мари, Хаммурапи, царь Вавилона, Римсин, царь Ларсы и Шамшиадад, царь Ассирии были современниками.

9.jpg.af8b8ed96a3a41740360549875748c86.j

Существующее представление о Мари не может считаться полным, поскольку археологические данные касаются, в основном периодов архаических и аморейских династий. Кроме даты разрушения Мари Хаммурапи, никакие другие временные границы периодов точно не известны, равно как и его реальное значение при династиях Аккада, III династии Ура и в эпоху шакканаков. Город с тысячелетней историей, как показывают раскопки, после разрушения вавилонянами, представлял собой небольшое поселение, причем масштаб разрушений был не менее страшный, чем в других городах- жертвах агрессивной политики Хаммурапи. Но, если последние нашли в себе силы возродиться, то Мари в последующие эпохи играло роль небольшого и малозначительного городского поселения, ничем не напоминавшего могущественный город –государство, правитель которого увел в плен последнего царя Ура Иби-Сина, разбив его в союзе с Эламом. Не было ли возникновение города итогом совпадения определенных условий, изменение которых и вызвало его скоротечный уход с авансцены в результате всего одного разрушительного похода извне?

mari1.jpg.93620d8996a4925a969bb368380d12

Для ответа на вопрос, следует выявить те географические, экономические и исторические условия, которые способствовали возвышению Мари в Северной Месопотамии. Как показывают аморейские источники, военная экспансия Мари осуществлялась вдоль реки и ее притоков. Именно река определяла основные интересы города, что вкупе с малой вероятностью военной опасности, исходящей от других городов долины, делало Мари важнейшей державой сер. III тыс. до н.э. в этом регионе. Угроза исходила от районов, отдаленных от реки: Северной Сирии, Хабура и Вавилонии. Первостепенное значение имело расположение Мари между этими регионами, что позволяло ему принимать участие в торговле на правах партнера или, выступая в роли посредника, осуществлять контроль за транзитом, взимая крупные пошлины. Источники, обнаруженные во дворце Зимрилима, убедительно показывают, что именно пошлины были источником богатства и могущества Мари. Вполне естественно, что главной задачей правителей Мари являлось удержание под своим контролем как самого Евфрата, так и его притоков, т.е. территории шириной 15 и длиной в несколько сот километров, при этом отражая набеги кочевников и борясь с воинственными устремлениями иных царств региона. Для самосохранения Мари необходимо было наличие особых условий, которые заключались в наличии равного или меньшего по силе окружения, неспособного бросить вызов его господству на Евфрате и помешать взиманию пошлин с проходящих судов. При наличии более сильного оппонента, во власти которого оказывался один из концов экономической оси – Евфрата с северо-запада на юго-восток, существование Мари ставилось под угрозу, т.к. его роль, как посредника в торговле, взимающего пошлину, ставилась под сомнение. С уменьшением экономических выгод уменьшалось и военное могущество, следствием чего возникала опасность уступить место посредника более сильному, либо полное уничтожение и превращение в своеобразный форпост захватчика для контроля за территорией. Последнее обстоятельство объясняет разрушение города Хаммурапи.

Third_Mari.png.e82f982f4438ae492e1913f32

Т.о. Мари могло благополучно существовать в условиях раздробленности на царства, приблизительно равных по силе, но было обречено на уничтожение при усилении одного из оппонентов и превращении его в империю. Поскольку Мари находилось на пересечении важнейших торговых путей между Сирией (дороги в Палестину, Средиземноморье и Анатолию), Хабуром и Месопотамией (пути из Ирана, Элама и Персидского залива), это обстоятельство и определило ее специфику, как среднеевфратского государства, несущего в себе черты, как сирийского, так и месопотамского влияния.

0.jpg.549817cb7fe24a98d23b4e7e8f1263c2.j


1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Военные системы Западной Европы и Китая на 17-18 век
      Peter C. Perdue. Military Mobilization in Seventeenth and Eighteenth-Century China, Russia, and Mongolia // Modern Asian Studies, 30, pp 757-793. 1996             Этот же автор написал монографию China marches west: the Qing conquest of Central Eurasia. 2005
    • Трудности перевода
      А как ударил Илья Муромец ... и вбил дурачка в землю по самые небалуйся! Еще рекомендую сказку про колобка - тоже сильный источник. Вы вообще, головой только кушаете или иногда думаете?  
    • Трудности перевода
      А тут правильно перевели? Эйрик сказал, чтобы его подняли на острие копья и держали, пока он не умрет. И сказал Эйрик: Не желаю добра за брата, ни окольцованной девицы, не хочу я слышать Эйстейна, говорит он об Агнара смерти. Мать обо мне не плачет, над бранью умереть мне суждено спокойно пригвожденным древком. Но перед тем как быть поднятым на копье, он увидел, что один из людей трепещет от страха. Тогда он сказал: Þau blerið orð it efra, eru austrfarar liðnar, at mær hafi mína mjó, Áslaugu, bauga; þá mun mest af móði, ef mik spyrja dauðan, min stjúpmóðir mildum mögum sínum til segja. Так и было сделано, Эйрик был поднят на острие копья и умер над полем битвы. Прядь о сыновьях Рагнара
    • Тактика и вооружение самураев
      Jeremy A. Sather.A Critique by Any Other Name:Part 2 of Imagawa Ryōshun's Nan Taiheiki // Japan Review 31 (2017): 25–40.   Как Уэсуги Норитада может быть одновременно убит в 1454-м и помереть в 1461-м????
    • Трудности перевода
      Вот как осмысливает данный перевод французский историк: Думаю, это, как и английский перевод, гораздо лучше, чем придирки к несчастному Григорию Турскому, из своей кельи выезжавшему преимущественно по хозяйственным делами и по случаю церковных праздников.
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Библиотеки Двуречья: от писцов Ниппура до царей Ассирии
      Автор: Неметон
      Крупным достижением месопотамской цивилизации было создание древнейших библиотек. Известно, что в Уре, Ниппуре, Вавилоне и других городах Двуречья, начиная со II тыс. до н.э в школах создавались коллекции литературных и научных текстов. Богатые частные библиотеки имели писцы Ниппура. В этом городе раскопан квартал, который служил культурным центром Месопотамии в течение 1500 лет. В оценке характера этих собраний мнения исследователей расходились: Х. Хильпрехт писал, что ниппурские тексты составляли крупную храмовую библиотеку; М. Ястров относил их к собранию школьной библиотеки; Ландсбергер же считал, что месопотамская писцовая традиция сохранялась без библиотек до времен Ашшурбанипала.
      При раскопках города Эбла в Сирии была обнаружена библиотека из тысяч клинописных табличек, тексты которых относятся к периоду между 2400-2250 гг. до н.э. и написаны шумерской клинописью. В 1952 году в столице Элама Сузах была найдена библиотека из 11 литературных текстов сер. II тыс. до. н.э. на аккадском языке, принадлежавшая, вероятно, храму.

      Карта обнаружения архивов и библиотек на территории Месопотамии
      Обширные библиотеки существовали в Ассирии. В XIIIв до н.э Тикульти- Нинурта вывозил таблички из разграбленных вавилонских городов. Его добыча включала литературные и медицинские тексты, гадательные таблички, заклинания, молитвы. При Тиглатпаласаре I в Ашшуре образовалась библиотека, в которой каждая табличка имелась в нескольких экземплярах. При Саргоне II, Синаххерибе и Асархаддоне крупная царская библиотека существовала в Ниневии. (В 1850 году сэр Генри Лайярд обнаружил в Ниневии во дворце Синаххериба две комнаты, пол которых был на 30 см завален глиняными табличками. В 1853 году его помощник Рассам во дворце Ашшурбанипала нашел столь же большую коллекцию клинописи. Всего было обнаружено 25073 таблички, т.е две, почти полные, царские библиотеки).
      По повелению Ашшурбанипала писцы снимали копии с табличек, хранившихся в частных и храмовых собраниях Вавилонии и Ассирии, или были инкорпорированы в библиотеку царя. О ценности, которую представляла для царя его библиотека, свидетельствует его выражение относительно нескольких текстов:
      «Я прочитал их и поместил в своем дворце…Если кто-нибудь унесет эту табличку или поместит на ней свое имя наряду с моим, пусть Ашшур и Белет изрекут его гибель, пусть уничтожат его и его потомство».
      По своему содержанию тексты библиотеки Ашшурбанипала – это сотни книг с изложением научных достижений жителей Месопотамии. Всего сохранилось ок. 25 тыс. табличек, главным образом фрагментов. Таблички изготовлены из легкой коричневой или красной глины и тщательно обожжены. По форме – это плоские, выпуклые или прямоугольные плитки величиной от 32Х22 до 2,4Х2 см при средней толщине 2,5 см. Причем заклинания, грамматические тексты, эпические произведения и справочные пособия написаны на больших плитках в несколько столбцов, а письма, контракты, астрономические отчеты и т.п. материалы – на маленьких подушкообразных табличках, удобных для переноски.

      Библиотека Ашшурбанипала была не только крупнейшей для своего времени, но и первой в мире систематически подобранной и в определенном порядке размещенной библиотекой. Серийные тексты состояли из многих табличек одинакового размера. Каждая табличка была пронумерована. Заглавием серии служили начальные слова ее первой таблички. Литературные тексты сопровождались колофонами, содержавшими название произведения. Если текст состоял из нескольких и более табличек, колофон каждой таблички указывал название серии и количество табличек в ней. Колофон помещали в конце каждой таблички, на которой писали вертикальными столбцами сначала на передней стороны, затем, перевернув по принципу блокнота, заполняли столбцы справа налево. После этого таблички расставляли таким образом друг к другу, чтобы читатель сразу видел колофон.
      На «листах» глиняных книг стоял штамп библиотеки со словами: «Дворец Ашшурбанипала, царя Ассирии, царя четырех стран света».
      Книги были классифицированы по определенным темам и располагались на полках, которые не сохранились, т.к библиотека помещалась на втором этаже дворца и обвалилась при разрушении Ниневии в 612 г до н.э. Поиски нужного произведения облегчали этикетки, привязанные к табличкам и указывающие на содержание, название серии и количество табличек в каждой серии (своего рода каталоги). В Ниневии, кроме царской библиотеки, была и храмовая. В колофоне одного текста говорится о «восьми табличках…которые Ашшурбанипал написал, сверил и поместил в библиотеку храма Набу, своего владыки, что в Ниневии».
      Во дворце Навуходоносора II в Вавилоне были найдены остатки библиотеки, сохранившейся фрагментарно. Одна из табличек, написанная на шумеро-аккадском языке, имела пометку: «Копия из Вавилона. Дворец Навуходоносора, царя Вавилона».
      В нововалонский период большое значение придавалось сохранности табличек во время их использования: «Пусть Иштар бросит благосклонный взгляд на ученого, который не изменит ни одной строки и положит табличку в библиотеку».
      Событием огромного значения стало обнаружение экспедицией Винклера в 1906-1907 гг. архивов хеттских царей в Хаттусасе, состоящих приблизительно из 20 тыс. клинописных документов. После пожара в XIIIв до н.э., как следствия нашествия «народов моря», сохранились только глиняные таблички с клинописными знаками, которые не содержали собственно хеттских иероглифов. Хетты писали на деревянных табличках, пользуясь своей рисуночной письменностью до тех пор, пока не перешли на аккадскую систему письма на глиняных табличках (писцы, пишущие на деревянных дощечках, упоминаются в документе из архива Богазкёя, где речь идет о «доме писцов, пишущих на дереве»). Очевидно, что большая часть архива Хаттусасы состояла именно из деревянных табличек, безвозвратно утерянных в пожаре. Деревянные таблички позднее обмазывались известью и обтягивались полотном, что не снимало действие пагубное действие времени. Есть свидетельства того, что хетты также использовали для письма свинцовые слитки и серебряные пластины (слишком большой соблазн для воров и мародеров всех времен и народов). Через 3 тыс. лет Курт Биттель в 1931-1934 гг.  в развалинах столицы обнаружил только клинописный архив аккадской письменности на хеттском языке, который представляет собой лишь дополнения и комментарии к безвозвратно утраченным (что нисколько не умаляет их научной ценности!). Почти 90% всех дошедших текстов написано на хеттском языке, а также лувийском и хурритском (язык Митанни).
      К сожалению, иногда уничтожение письменных свидетельств было вызвано не только внешними причинами. В одном из документов хеттского правителя Мурсилиса упоминается о сожжении иероглифических надписей на дереве. Вероятно, это было связано с внутренней борьбой отдельных провинций или двух различных школ письма: клинописной и иероглифической.

      Архивы, подобные тем, которые были обнаружены в хеттской столице, существовали и в других центрах Передней Азии, например, в Эбле, на территории современной Сирии. В главном архиве квадратные документы среднего размера стояли в вертикальном положении горизонтальными рядами параллельно стенам, а маленькие круглые таблички, видимо, хранились в корзинах на полу или в горизонтальном положении на верхней полке. В малом архиве таблички первоначально были уложены на две прикрепленные к стене полки, вероятно, деревянные или глиняные, следы от которых сохранились на штукатурке. В наружном вестибюле больше всего табличек было в северных углах помещения, рядом с небольшой скамейкой из сырцового кирпича и на самой скамейке, которая, видимо, использовалась одновременно как сиденье и как место, куда клали письменные принадлежности. В этом помещении были обнаружены несколько обломков костяных стилосов для письма, а также маленький ромбовидный стеатитовый инструмент, служивший для стирания ошибочных строк или столбцов табличек. В трапецевидном хранилище таблички первоначально держали на высоких скамьях из сырцового кирпича, которые были частично закрыты деревянными дверцами, украшенными резными фигурками людей в полный рост или частями фигурок. Т.о, для хранения табличек предназначался только главный архив, малый архив и часть внутреннего трапецевидного хранилища. Исследователи особо отмечали, что документы были обнаружены и на деревянном настиле во дворе для аудиенций, часть лежала на полу в одном из помещений северо-западного крыла, часть была небрежно брошена около скамейки во входном вестибюле административного здания. Кроме того, в главном архиве, в единственном углу, где не было полок, найдено днище каркаса с подготовленными для письма кусками глины, что свидетельствует о ежедневном использовании документов.

      Первой фазой развития архивов были склады. Начиная с IIIтыс. до н.э. некоторые собрания табличек были найдены в Джемдет-Насра в комнатах, прилегающих к кладовым. В Лагаше периода III династии Ура ок. 700 табличек были обнаружены в двух архивных зданиях, каждое из которых состояло из нескольких, соединяющихся друг с другом узких комнат. Отсутствие симметрии в плане этих зданий объясняется отсутствием единого замысла при строительстве и тем, что его расширение осуществлялось по мере накопления текстов. Интересно, что эти здания не имели дверей. Вероятно, вход осуществлялся через крышу. Подобные здания были найдены во время раскопок в Нузе и Сиппаре. Указанная особенность касается архивов при дворцовых складах. Но в Уруке, в двух комнатах, в которые входили через двери, находилось ок. 3,5 тыс. документов хозяйственной отчетности VIII – V вв. до.н.э, т.е. хранившихся на протяжении 300 лет. Таблички лежали грудой в углу комнат, служивших архивом храма Эанны.

      В Месопотамии таблички чаще всего хранились в ящиках или корзинах, на которых указывалось содержание текстов. В архиве храмовой администрации в Уре при Варад-Сине (XIVв до н.э) таблички располагались на деревянных полках в небольшой кладовой, что весьма напоминает способ хранения в древней Эбле. При раскопках в Хорсабаде были обнаружена комната, в стенах которой имелось три ряда ниш 25-30 см высотой и шириной и 40-50 см глубиной, разделенных перегородками 10-ти см. толщины. В этих нишах найдено небольшое количество фрагментов табличек. В новоассирийском Кальху в особом помещении храма обнаружено более 250 фрагментов табличек. В царском архиве Мари найден колоссальный архив XVIIIв до н.э. В Египте папирусы хранились в ящиках, глиняных сосудах и специальных футлярах. Известно наличие «дома табличек» на о. Элефантина (вероятно, все же, копий на папирусе). В библиотеке фараона хранились вавилонские литературные труды, а хеттские цари имели в своем распоряжении документы, описывающие подвиги Саргона и Нарамсина. Известно также, что один ассирийский писец в Египте составил словарь египетского языка.

      Некоторые таблички храмовых и государственных архивов периода III династии Ура из Лагаша, Уммы и Ура указывают на способы их хранения. В этих городах табличками заполнялись целые корзины до 0,5м высотой и шириной, покрытые битумом, чтобы уберечь таблички от сырости. К корзинам были привязаны ярлыки с указанием содержания и периода, к которому относятся документы, или прикреплялись опечатанные глиняные буллы. Сами корзинки, по-видимому, хранились на глиняных полках (шумерск. Dub-lal – носитель табличек). В Уре Dub-lal –mah называлась главная храмовая канцелярия и архив. Это учреждение было обожествлено.

      В Месопотамии было обычным делом копирование текстов писцами храмовых, частных и дворцовых архивов. По словам Бероса, он нашел в Вавилоне много записей, которые хранились там с незапамятных времен. Это подтверждается наличием колофонов, где часто указывается, что текст скопирован с древнего оригинала и сверен. В одном тексте селевкидского периода сказано, что «Эта табличка скопирована с табличек, которые увез из Урука в качестве добычи Набопаласар, царь Приморья. Теперь урукит Кидинну, жрец…потомок Экур-закира…прочел эти таблички в Эламе, скопировал их во время правления царя Селевка и Антиоха и привез эти копии в Урук».
      Часто писцы депонировали скопированные тексты в святилище Экур в Ниппуре (в котором найдены копии надписей Саргона Аккадского и его династии) и в храм в Борсиппе, бог которого Набу был покровителем писцового искусства. Нередко в храмы депонировались тексты по распоряжению царей.
      Некоторые выводы:
      1.       В Двуречье, начиная со II тыс. до н.э, в школах создавались коллекции литературных и научных текстов.
      2.       Богатые частные библиотеки имели писцы Ниппура, который служил культурным центром Месопотамии в течение 1500 лет.
      3.       Обширные библиотеки существовали в Ассирии в Ашшуре времен Тиглатпаласара I и Ниневии при Саргоне II, Синаххерибе и Асархаддоне.
      4.       Библиотека Ашшурбанипала в Ниневии была не только крупнейшей для своего времени, но и первой в мире систематически подобранной и в определенном порядке размещенной библиотекой.
      5.       Часто писцы депонировали скопированные тексты в храмы по распоряжению царей.
      6.       Событием огромного значения стало обнаружение экспедицией Винклера в 1906-1907 гг. архивов хеттских царей в Хаттусасе.
      7.       При раскопках города Эбла в Сирии была обнаружена библиотека из тысяч клинописных табличек, тексты которых относятся к периоду между 2400-2250 гг. до н.э. и написаны шумерской клинописью. В 1952 году в столице Элама Сузах была найдена библиотека из 11 литературных текстов сер. II тыс. до. н.э. на аккадском языке, принадлежавшая, вероятно, храму.
      8.       Начиная с IIIтыс. до н.э. некоторые собрания табличек были найдены в складских помещениях Джемдет-Насра и Лагаше периода III династии Ура. Отсутствие симметрии в плане этих зданий объясняется отсутствием единого замысла при строительстве и тем, что его расширение осуществлялось по мере накопления текстов.
      9.       Эти здания не имели дверей. Подобные здания были найдены во время раскопок в Нузе и Сиппаре. Указанная особенность касается архивов при дворцовых складах.
      10.   В Уруке, в здании архива храма Эанны, в который вход вел через двери, находилось ок. 3,5 тыс. документов хозяйственной отчетности VIII – V вв. до.н.э, хранившихся на протяжении 300 лет. Таблички располагались на деревянных полках в небольшой кладовой, что весьма напоминает способ хранения в древней Эбле, Кальху и Мари, где найден колоссальный архив XVIII в до н.э.
      11.   В Египте папирусы хранились в ящиках, глиняных сосудах и специальных футлярах. Известно наличие «дома табличек» на о. Элефантина (вероятно, все же, копий на папирусе).
      12.   В Месопотамии таблички чаще всего хранились в ящиках или корзинах, на которых указывалось содержание текстов. В городах периода III династии Ура Лагаше, Умме и Уре табличками заполнялись корзины до 0,5 м высотой и шириной, покрытые битумом, чтобы уберечь таблички от сырости. К корзинам были привязаны ярлыки с указанием содержания и периода, к которому относятся документы, или прикреплялись опечатанные глиняные буллы. Сами корзинки, по-видимому, хранились на глиняных полках (шумерск. Dub-lal – носитель табличек). В Уре Dub-lal –mah называлась главная храмовая канцелярия и архив. Это учреждение было обожествлено.
      13.   Обычным делом было копирование текстов писцами храмовых, частных и дворцовых архивов. Это подтверждается наличием колофонов, где часто указывается, что текст скопирован с древнего оригинала и сверен.
    • «Писец сидит в своей канцелярии, руки его бездействуют»
      Автор: Неметон
      В музее Лейдена (Нидерланды) хранится папирус №344, найденный в некрополе Саккара, около Мемфиса, с текстом, известным как «Речение Ипувера». Судя по тексту и орфографии, его можно отнести к концу Нового царства (ок. 1300 г до н.э). Однако, язык текста указывает на гораздо более ранее время (2000-1700 гг. до н.э). Из этого обстоятельства было заключено, что писец, живший ок. 1300 г до н.э. скопировал значительно более древний текст. Академик В. В. Струве пришел к выводу, что Лейденский папирус описывает события крупного социального переворота в конце Среднего царства (ок. 1750 г. до н.э). Впоследствии его теория подтвердилась публикацией т.н. «черепков проклятий». В западной историографии этот памятник определялся как произведение мессианистической литературы или диалог-поучение, а иногда как чисто литературный текст, не имеющий какой-либо социальной ценности. Помимо красочных описаний бедствий, постигших Египет, в тексте можно найти немало любопытных свидетельств, ярко характеризующих жизнь и быт населения Древнего Египта периода Среднего царства...

      «Воистину: Хнум скорбит из-за бессилия своего…те, которые лежали в местах бальзамирования, они кинуты на высоты. Тайны бальзамировщиков раскрыты…вся Дельта больше не защищена. То, что дорого стране севера, находится на путях, открытых удару. Что нам делать, чтобы не было доступа всюду? Пусть скажут: держись вдали от места тайн! Ибо смотри: оно в руках, не знающих его. Как будто они знали бы его. Варвары стали искусны в работах Дельты».
      - в комментариях к тексту традиционно отмечалось, что «работы Дельты» - это исконные ремесла Египта, в которых варвары стали искусны, т.е. оттеснили самих египтян от этой деятельности в силу охватившей Египет социальной смуты. На мой взгляд, речь идет не о ремеслах вообще, а именно об искусстве бальзамирования. Ипувер явно указывает, что тайны этого искусства раскрыты, варвары захватили место тайн. А что может быть более таинственным, чем место, где готовили к посмертному существованию? Думается, что «место тайн» – это некий культовый центр в Мемфисе, где жрецы практиковали мумификацию тел, прежде тщательно охранявшееся от непосвященных. Искусность варваров в работах Дельты означала разглашение тайн бальзамирования, возможно, даже предание огласке секретных текстов из библиотеки «места тайн», в котором также находились и свитки, содержащие знания о магии и колдовстве, о чем Ипувер пишет далее:

      «Воистину: магические формулы стали общеизвестными. Заклинания «шем» и заклинания «сехем» сделались опасными, ибо они запоминаются теперь всеми людьми»
      - Перед нами свидетельство существования особых свитков, в которых были изложены ритуалы вызова и удержания сверхъестественных сил. Вероятно, эти тексты были разграблены в том же центре в Мемфисе, в котором жрецы также практиковали магию.
      Беспорядки приняли настолько масштабный характер, а государственная власть была настолько парализована, что даже мумия царя оказалась выброшена на улицу:
      «Смотрите: Царь захвачен бедными людьми…он лежит на простых носилках. То, что скрывала пирамида, то стоит теперь пустым»
      - Очевидно, перед нами свидетельство разграбления пирамиды. Можно предположить, что указанные события случились сразу после смерти фараона. Попробуем восстановить хронологию событий, исходя их текста:
      «Смотрите: было приступлено к лишению страны царской власти немногими людьми, не знающими закона: приступили люди к мятежу против царя, глаза Ра, умиротворяющего обе земли…Столица, она разрушена в один час»
      - Налицо убийство царя в результате мятежа или его организация после его преждевременной смерти. Организованный «немногими людьми», скорее всего сановниками, он развивался скоротечно, ввергнув столицу в хаос, а страну поставив на грань гражданской войны:
      «Столица встревожена недостатком. Все стремятся разжечь гражданскую войну. Нет возможности сопротивляться. Страна, она связана шайками грабителей»
      - В столице идет борьба за власть. С утратой жесткой централизации в стране бесчинствуют шайки грабителей, захватывая имущество богатых египтян:
      «…червь гложет знатных покойных; тот, который не мог сделать себе саркофага, он теперь стал владельцем гробницы…владельцы гробниц выкинуты на вершины холмов. Тот, который не смог себе сделать даже гроба, он стал владельцем заупокойного имения…Тот, который не мог построить себе хижину, он стал владельцем дома. Придворные изгнаны из домов царя…благородные женщины находятся на шеду – баржах. Вельможи пребывают в закромах. Тот, который не спал рядом со стеной, он стал собственником ложа. Владелец богатства проводит ночь, страдая от жажды. Тот, который выпрашивал осадок напитков, теперь собственник кувшинов, кидающих наземь. Владелец роскошных одеяний в лохмотьях. Тот, который не имел тени опахал, стал теперь собственником тени…»
      - Ипувер рисует страшную картину социального катаклизма. Бальзамирование после захвата мемфисского «места тайн» не осуществляется. Тела знатных покойных, видимо убитых, не погребены или выброшены из саркофагов. Их гробницы захвачены. Вельможи изгнаны из своих домов и ютятся в подсобных помещениях, их жены вынуждены заниматься проституцией на баржах, выполнявших роль публичных домов. Конечно, не все соглашались на подобное:

      «Скажут они: Тяжко мне на барже с миррой, то пусть нагрузят их сосудами с …пусть узнают они носилки. Что касается слуг, то ведь они больны! А это хорошее лекарство для них, когда из-за них страдают благородные женщины, подобно рабыням. То, что поют в хоромах богине Мерт, это скорбь, повесть о муках над жерновом. Воистину: рабыни все стали владеть устами своими. Если говорят их госпожи, то это тяжело переносится рабынями»
      - за отказ обслуживать «клиентов» в лупанарии, бывшие благородные дамы могли быть отправлены на переноску сосудов или использовали в качестве носильщиц, подобно рабыням. Кроме того, они трудились на ручных мельницах на помоле зерна. За выражение недовольства их ожидало наказание их бывших рабынь, находившихся на положении хозяев. Придворная знать в лохмотьях, страдает от жажды. Бывшие бедняки стали собственниками рабов (тени опахал) и кувшинов с алкогольными напитками, кидающими наземь.
      Отдельного внимания заслуживают вопросы семьи и брака в период Среднего царства:
      «Смотрите: тот, который спал без жены из-за бедности, он находит теперь благородных женщин…человек знатный брал себе благородную женщину в качестве жены и его защищал отец ее. Теперь, не имеющий такого тестя и убивает его»
      - египтянин мог жениться, располагая определенным имуществом и с согласия отца невесты, под защитой которого он находился впоследствии. В период мятежа эти условия не соблюдались. Женщин чаще всего просто брали силой.
      Мятеж в столице перерос в масштабный передел собственности с разрушением торговых связей и фактической ликвидацией судебной, налоговой и административной системы:
      «Воистину: зерно гибнет на всех путях. Люди лишены платья, мази и масла…Закром разрушен. Страж его повержен на землю…прекрасная судебная палата. Расхищены ее акты, лишены хранилища ее тайн содержания... Расхищены податные декларации. Рабы стали владельцами рабов…чиновники убиты, взяты их документы…писцы по учету урожая, списки их уничтожены. Зерно Египта стало общим достоянием…свитки законов судебной палаты выброшены, по ним ходят на перекрестках. Бедные люди сламывают их печати на улицах…бедные люди достигли положения Эннеады, ибо то ведение дел дома Тридцати лишилось своей замкнутости…великая судебная палата стала местом выхождения и вхождения в нее. Бедные люди выходят и входят в великие дворцы…дети вельмож выгнаны на улицу…»
      - В стране дефицит зерна, благовоний и масел, которые имели большое значение в культовой и обыденной жизни египтян. Ипувер сетует:
      «Тот, волосы которого выпадали потому, что он не имел своего масла, стал собственником целых кувшинов со сладким мирром. Тот, который не знал своего бога, жертвует ему воскурения другого»
      - По всей видимости, мирро использовалось для ухода за кожей головы и париком, что служило отличительной особенностью египтян. Те, кто не мог воскурить благовония своим богам в силу своего низкого социального статуса, теперь может использовать благовония, предназначенные для богов египетского пантеона, т.е. в восстании самое активное участие принимали беднота и чужеземцы-рабы.
      Царские амбары расхищены, его страж убит. После расхищения судебных архивов уничтожены материалы судебных решений. В податных декларациях указывалось и имущество хозяев, к которому также относились рабы. Уничтожение подобных деклараций фактически означало ликвидацию рабской зависимости. Уничтожение списков по учету урожая и разграбление царских зернохранилищ указывает на одну из возможных причин социального бунта – голод. Судебная система Среднего царства была основана на замкнутости судей, знатных сановников. В условиях волнений здания судов были разграблены, а дети чиновников, занимавшие места судебных клерков, изгнаны из дворцов.
      Т.о, перед нами картина настоящего социального бунта (воздержусь от оценки событий, как революции), постепенно перерастающего в гражданскую войну, охватившего Древний Египет в период Среднего царства, связанного с масштабным переделом собственности, ликвидацией централизованного управления, налоговой, судебной системы, насильственным изменением социальной структуры. В условиях борьбы за власть в правящей элите после смерти (или убийства) царя, в стране, отягощенной голодом и обострившимися социальными противоречиями, не нашлось силы, которая смогла бы остановить нараставшее недовольство. Дезинтеграция центральной власти в столице привела к хаосу на местах. Слабостью фараонов XIII династии (1775—1710 гг. до н. э.) воспользовалось объединение гиксосов, которым в конце XVIII в. до н. э. удалось оккупировать всю Дельту, а затем распространить свою власть и в Верхнем Египте. Эпоха Среднего царства в Египте закончилась.

      Открытым остается вопрос, в чье правление произошло восстание, описанное Ипувером. Известно, что в указанный промежуток времени правил фараон Хинджер (тронное имя Усеркара) (ок. 1752—1748 до н. э.), от правления которого сохранилось незначительное количество памятников, наиболее поздние из которых датируются 4-м годом царствования. В Саккара известна незаконченная пирамида Усеркара, строительство которой было не завершено в силу преждевременной смерти царя и пустовавшей по причине, описанной Ипувером. Хронологически ему наследовал Сехем-Ка-Ра Имир-меша (ок. 1748—1744 до н. э.) имя которого переводится как "полководец". Известны две его статуи из храма Птаха в Танисе, что доказывает статус Имир-меша как царя всего Египта. Известно, что Апопи, царь гиксосов, и фараон Рамсес II, приказали вырезать на этой статуе свои имена. Можно предположить, что Сехем-Ка-Ра Имир-меш, опираясь на войско и узурпировав власть, смог не только подавить восстание, описанное Ипувером, начавшееся после смерти Усеркара, но и на время вновь объединить Верхний и Нижний Египет и не допустить вторжения усиливающихся гиксосов, за что снискал уважение не только Апопи, но и Рамсеса II.
      Т.о, можно предположить, что события, описанные Ипувером, происходили в 1748 г до н.э. в период между смертью фараона Усеркара и захватом власти Сехем-Ка-Ра Имир-мешем.
    • Синаххериб в болотах Халдеи и горах Иерусалима
      Автор: Неметон
      Сын Саргона II — Синаххериб (705— 681 гг. до н. э.) получил в наследство большую, нуждающуюся в поддержании своей власти державу. Все его правление прошло в подавлении сопротивления покоренных Ассирией государств. Особенно напряженная борьба шла с Вавилоном. Ассирийцам приходилось не раз воевать с халдеями, во главе которых стоял неутомимый Мардук-апла-иддин II…

      В первом моем походе в окрестностях Киша я нанес поражение Мардук-апла-иддине, царю Кардуниаша и войску Элама, помощнику его. В середине сражения он покинул свой лагерь и в одиночестве бежал, спасая свою жизнь. Колесницы, лошадей, повозки мулов, которых он бросил при натиске сражения, захватили мои руки. Я радостно вступил в его дворец, что внутри Вавилона, и открыл его сокровищницу…
      В документе Вавилон упоминается в его касситском варианте, как некий архаизм – страна Карду, т.е. халдеев, предположительно, кочевников семитской народности, переселившийся в южные, болотистые районы Месопотамии во 2 пол. II тыс. до н.э из Аравии. Со временем, их численность настолько выросла, что они стали вмешиваться в борьбу за вавилонский престол наряду с Ассирией и Эламом. Как видно из документа, с последним они вступали в военные союз для борьбы с более сильным врагом – Ассирией. Тиглатпалассар III, Салманассар IV, Саргон II принимали титулы вавилонских царей, но во времена ослабления Ассирии или военных проблем, в частности у Саргона в противостоянии с Урарту или у Тиглатпалассара в Сирии, власть временно захватывали халдеи, опираясь на военную помощь Элама. В 710 году до н. э. Саргон разбил под Мардук-апла-иддина II и захватила Вавилон. Мардук-апла-иддин бежал в свои исконные земли, в халдейскую область Бит-Якин на юге Вавилонии. В 709 году до н. э. Саргон вторгся в эту область, захватил столицу Мардук-апла-иддина Дур-Якин и освободил из тюрем вавилонян, посаженных туда халдейским вождём. 90 тысяч халдеев было выселено в Ассирию, но самому Мардук-апла-иддину удалось ускользнуть от ассирийцев и укрыться среди недоступных болот приморской части Месопотамии. Саргон своего наследника Синаххериба женил на знатной вавилонянке. Своими действиями Саргон давал понять, что он действует не как захватчик, а как освободитель Вавилона. В 703 году до н. э. Мардук-апла-иддин занял вавилонский престол. В ответ на это Синаххериб выступил в поход (702 году до н. э.). После блестящей двойной победы при Куту и Кише, о которой говорится в документе, Синаххериб вступил в Вавилон, где ему удалось захватить дворец Мардук-апла-иддина со всем его имуществом и дворцовыми служащими. Самому Мардук-апла-иддину удалось бежать в Приморье.

      Силой Ашшура, моего господина, 75 городов его могучих, крепостей, что в Халдее, и 420 малых селений, что в их окрестностях, я окружил, завоевал и захватил добычу. Арабов, арамеев, халдеев, что в городах Уруке, Ниппуре, Кише, Хурсагкаламме, Куте, Сиппаре, вместе с жителями согрешившего города я вывел и счел добычей…208 тысяч людей, малых и больших, мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот без числа – тяжелую дань – я заполучил в Ассирию.
      Синаххериб захватил 75 городов-крепостей и 420 поселений Вавилонии. 208 тысяч халдеев были уведены ассирийцами в другие области их державы. Показательно, что Синаххериб покарал только союзников Мардук-апла-иддина – арабов, халдеев и арамеев, которые значительно распространились по городам Месопотамии. Также были схвачены жители Вавилона, сочувствовавшие беглому царю. По всей видимости, эта огромная масса людей была переселена в Ассирию, также как при Саргоне.
      При моем возвращении непокорные племена Тумуна, Рихиху, Ядакку, Убуду, Кибре, Малаху, Гуруму, Убулу, Дамуну,Гамбулу, Хиндару…Набату, Литау и Араму одним разом я покорил.
      Видимо, речь идет о некоторых кочевых народах, на которые опирался Вавилон в своей борьбе с Ассирией. Синаххериб, возвращаясь в Ассирию, нанес им поражение, заставив покориться. По всей вероятности, племена были немногочисленные и представляли из себя коалицию, которую царь Ассирии разбил одним ударом. Интересно упоминание среди указанных племен арамеев (Араму) и набатеев (Набату). По всей видимости, в указанное время, они еще обитали на землях от Месопотамии до Идумейского и Моавитянского царств.

      В течение моего похода я принял тяжелые дары от Набубэлшумате, наместника Харарати: золото, серебро, большие стволы тутового дерева, ослов, верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот. Воинов города Хиримма, коварных врагов, я поразил оружием и ни одного не оставил. Их тела я повесил на колья и окружил ими окрестности города. Область эту вновь занял.
      Обращает на себя внимание особая ценность тутового дерева, стволы которого особо оговорены в перечне даров властителя Харарати. Древесина шелковицы весьма ценилась и в древней Передней Азии. Известно, что в Средней Азии её применяют для изготовления музыкальных инструментов. Плотная, упругая и тяжёлая древесина применяется как строительный и поделочный материал в столярном и бондарном производствах.
      Одного быка, 10 баранов, 10 имеров винограда, 20 имеров фиников первосортных я установил навеки богам Ассирии, моим владыкам.
      Любопытное свидетельство размера и состава приношений богам. Учитывая, что имер – это ослиный вьюк, древнемесопотамская мера веса, равная 84 литрам, то размер приношений в 840 кг винограда и 1680 кг фиников, а также одного быка и 10 баранов, говорит о развитом земледелии и животноводстве в Двуречье..
      В четвертом моем походе Ашшур, мой господин, воодушевил меня, и, созвав мои многочисленные войска, я приказал идти на Бит-Якин. В течение моего похода в городе Биттуту я нанес поражение Шузубу, халдею, живущему среди болот. Он, так как на него обрушился ужас моего сражения, и сердце его затрепетало, улетел в одиночестве, точно птица, и скрылся в неизвестном направлении.
      По дороге в Бит-Якин Синаххериб взял город Биттуту, столицу Шузуба-Мушезиб-Мардука, бежавшего от ассирийцев. Его участь неизвестна. А Синаххериб продолжил движение к Бит-Якингу, где скрывался беглый вавилонский царь Мардук-апла-иддин, который, не дожидаясь расправы и осквернения святынь, забрал из храмов Бит-Якина статуи богов и сокровища, отплыл в Персидский залив, видимо на остров Баб-Салимети, неподалеку от побережья и принадлежавшего Эламу.
      Он, Мардук-апла-иддин, котрому я нанес поражение в моем первом походе и силы которого я сломил, испугавшись…собрал из жилищ богов всей своей страны, погрузил их на корабли и, точно птица, улетел в Нагите-Ракки, что посреди моря.
      Семья и близкие бежавшего Мардук-апла-иддина были взяты в плен и уведены в Ассирию. Разрушив города Халдеи, Синаххериб вынудил укрыться в своей стране воюные войска эламитов. На вавилонский трон Синаххериб посадил своего старшего сына Ашшурнадиншума. Возникает вопрос, почему он себя не объявил царем древнего города? Возможно, что Ашшурнадиншума был сыном Синаххериба от той самой знатиной вавилонянки, на котрой его женил Саргон.  В силу этого, Синаххериб пошел на мудрый политический шаг, посадив на трон в Двуречье человека, ведущего родство и к двору Ниневии, и Вавилона.
      Его братьев, семя дома его отца, которых он оставил на берегу моря, вместе с остатками людей его страны я вывел из Бит-Якина, из болот и топей, и счел добычей. Я вернулся и его города разрушил, сокрушил и превратил в руины. На его союзника, царя Элама, я излил ужас. При моем возвращении я посадил на трон его господства Ашшурнадиншума, сына первородного, моего отпрыска, и подчинил ему обширную страну Шумера и Аккада…
      Спустя некоторое время Синаххериб  привлек для строительства флота мастеров из страны Хатти ( Финикии), что позволило ему переправиться на Баб-Салимети, захватить сумевших сбежать из Бит-Якина и разрушить ряд населенных пунктов на побережье Элама. О судьбе Мардук-апла-иддина Синаххериб не упоминает. Вернувшись в Двуречье, он вынужден вступить в бой с захватившим, при поддержке эламитов, власть в Вавилоне Шузубом или Нергалолушезибом, о котором известно только имя и факт захвата власти в Вавилоне. Он был захвачен в плен и уведен в Ассирию.
      В шестом моем походе я переправился через море на кораблях страны Хатти, так как остатки людей Бит-Якина, которые бежали перед моим могучим оружием, точно дикие ослы, и которые собрали богов своей страны из их жилищ, перешли Великое море Восхода Солнца и раскинули свои жилища в Нагите, что в Эламе. Нагиту, Нагиту-Ди-бина вместес Хильму, Пиллату и Хупапану – областями Элама…я завоевал людей Бит-Якина вместе с богами и людей царя Элама я заполонил, не дав никому убежать, погрузил на корабли, перевл на этот берег и направил в Ассирию. Города в этих областях я разрушил, сокрушил, сжег огнем и превратил в холмы и руины.
      При моем возвращении я нанес поражение в полевом бою вавилонянину Шузубу, который во время восстания в стране самовольно захватил власть над Шумером и Аккадом. Я захватил его руками живьем, заковал его в колодки и железные цепи и увел в Ассирию. Царю Элама, который обратился на его сторону и пришел ему на помощь, я нанес поражение, уничтожил его силы и разбил его войско.
      Не менее драматично складывалась военная кампания в Сирии и Финикии. Видимо, Синаххериб, будучи сыном (по одной из версий) иудейской принцессы Аталии, рассматривал этот регион в качестве наследственных земель, не забывая об огромном экономическом значении прибрежных городов, один из которых в первую очередь явился объектом его атаки:

       
      В третьем походе я пошел на страну Хатти. Ужас и блеск моего владычества повергли Лули, царя Сидона, и он убежал далеко в море, а там умер. Большой Сидон, Малый Сидон, Бит-Зитте, Сарипту, Маххалиба, Ушу, Акзиби, Акку, его могучие города, крепости, места пастбищ и водопоев, его оплот ниспроверг страх перед оружием Ашшура, моего господина, и они склонились к моим ногам. Я посадил Тубаала на трон царства над ними и наложил на него подать и дань моего владычества, ежегодную, непрерывную.
      Лули, царь Сидона и Тира (727-701 гг. до н.э) бежал во владения Тира на Кипре, где скончался. Примечательно, что в тексте нет упоминания о взятии Тира. Видимо, ассирийцам удалось только подчинить материковые владения с Сидоном. Сам Тир, который, как известно, находился на острове, взять не удалось. Подчинив его царство и назначив ставленника в Сидон, Синаххериб получил от них дань в 4-х кратном размере. Непокорный Аскалон и подвластные ему города были разрушены, а сам царь Аскалона, Цидки, вместе с семьей уведен в Ассирию. На мего место был назначен ставленник  Шарлудари – сын прежнего царя. Складывается ощущение, что и Тубаал, и Шарлудари были привезены специально из Ассирии, где воспитывались при ниневийском дворе. Это показывает, что Ассирия, помимо военной силы, активно использовала различные политические силы Хатти в борьбе за господство в этом стратегически важном регионе.

      Минхимму усимуранаец, Тубаал сидонянин, Абдилити арвадец, Урумильки гебалец, Митинти асдодец, Пуду-или аммонитянин, Каммусанатби моавитянин, Айрамму эдомитянин, - все цари запада – свои обильные приношения, тяжелые дары в четырехкратном размере принесли мне и целовали мои ноги. А что касается Цидки, царя Аскалона, который не склонился под мое ярмо, то богов дома его отца, его самого, его жену, его сыновей, его дочерей, его братьев, семя дома его отца, я исторг и увел в Ассирию. Над людьми Аскалона я назначил Шарлудари, сына Рупибти, царя их прежнего, и возложил на него приношение подати и даров моего господства, и он влачил мое ярмо. В течение моего похода Бит-Даганну, Яффу, Банайяборку, Азуру, города Цидки, которые не склонились поспешно к моим ногам, я окружил, завоевал и полонил их в полон.
      Интересное свидетельствло Синаххериба о городах, которые находились под властью Аскалона и оказавших ему активное сопротивление, несмотря на пленение сюзерена. Такое активное сопротивление ассирийцам имело и другие форму, в частности, смещение наместников ассирийцев и ведение активных боевых действий с привлечением союзников, представляющих собой стратегических противников Ассирии в регионе, в частности Египта и Иудейского царства. Именно так случилось в городе Экрон, в котором союзник Синаххериба Пади был свергнут и передан, как военнопленный Езекии, царю Иудеи, при котором, несмотря на внешнюю вассальную зависимость от Ассирии, Иудейское царство значительно укрепилось:
      Наместники, князья и люди Экрона, которые Пади, своего царя, союзника Ассирии, бросили в железные цепи и выдали Езекии иудею, совершив враждебность, грех и злодеяние, испугались и призвали к себе царей Египта, лучников, колесницы, коней царя Мелуххи, несчетную рать и те пришли на помощь им.

      В этом отрывке мы сталкиваемся с любопытным свидетельством о привлечении восставшим Экроном в союзники царей Египта и лучников, колесниц и коней царя Мелуххи. Если под царями Египта имеется ввиду кушитско-египетская коалиция, то с колесницами царя Мелуххи есть определенная странность. Насколько известно, в Двуречье Мелуххой именовался регион дравидийской Индии, с которым Шумер поддерживал торговые отношения, но, это делает абсолютно невозможным присутствие войск царя Мелуххи в Сирии. Учитывая, что переброска войск союзников осуществлялась совместно с египетско-кушитской армией, вероятно, ассирийцы именовали Мелуххой какой-то африканский регион, но никак не азиатский, иначе, они бы столкнулись с колесницами этого царства в борьбе за господство в Передней Азии ранее. Вероятно, все же Мелухха ассирийцев – это не Мелухха шумеро-аккадцев и, прежде всего, на эту роль претендует Куш, цари котрой в будущем положат начало XXV кушитской династии.
      При помощи Ашшура, моего господина, я сразился с ними и нанес им поражение, колесничих и сыновей египетского царя вместе с колесничими царя Мелуххи, живыми среди сражения захватили мои руки. Города Алтаку и Тамна я окружил, завоевал и полонил их в полон. Я прибыл в Экрону и убил наместников и князей, совершивших грех. Тела их я повесил на столбах в окрестностях города. Жителей города, совершивших преступление и грех, я счел за добычу. Остальных, не несших греха и преступления, я приказал помиловать. Я вывел из Иерусалима Пади, их царя, и посадил на трон господства над ними, наложил на него дань моего владычества.
      Синаххериб разбил войска коалиции, пленив египетских царевичей и колесничих, т.е аристократов Куша. В Экроне он расправилсяс восставшими местными вельможами и вновь посаженных наместников, заставив вернуть из иерусалимского пленения Пади. Горожан, поддержавших мятеж, увел в ассирийский плен.

      А что касается Езекии иудея, который не склонился под мое иго, то я окружил и завоевал – приступом боевых машин и натиском таранов, боем пехоты, подкопами, с помощью лестниц и «собак» - 46 городов его могучих крепостей и мелкие селения, что в их окрестностях, которым нет числа. 200 150 человек, малых и больших, мужчин и женщин…я вывел из них и счел добычей. Его самого…я запер внутри Иерусалима, его столицы. Я воздвиг против него укрепление и превратил выход из ворот города его в мерзость для него.
      Царь Иудеи Езикия был осажден в Иерусалиме. Синаххериб штурмом овладел крепостями Иудейского царства, используя широкий арсенал самого передового, на тот момент, оружия и военной техники, подтверждая статус Ассирии как наиболее развитой в военном отношении державы Передней Азии. Почти четверть миллиона человек было уведено в Ассирию.
      …а арабы и его отборные воины, которых он ввел для усиления Иерусалима…захотели прекращения войны
      Интересно, как сам Синаххериб видел причину капитуляции Иерусалима. Исходя из его текста, арабские наемники и личная гвардия Езикии, видя бесперспективность сопротивления, потребовали от него сдаться в обмен на гарантии безопасности. т.е. взять Иерусалим штурмом Синаххерибу не удалось.
      Его города, которые я захватил, от его страны я отрезал и отдал Митинти, царю Асдода, Пади, царю Экрона и Исми-Бэку, царю Газы, уменьшив его страну. К прежней подати, выплачиваемой ежегодно, я прибавил и наложил на них дань и дары моего владычества.
      Синаххериб ответил согласием, т.к. в дальнейшем мы не видим упоминания о каких-либо репрессивных мерах, за исключением территориальных и материальных потерь, выраженных в уменьшении территории Иудейского царства в пользу союзных Ассирии царств – Асдода, Экрона и Газы. Кроме того, был увеличен ежегодный размер дани.
      Он, Езекия…послал вслед за мной в Ниневию, город моего господства, с 30 талантами золота, 800 талантами отборного серебра, сурьмой, украшениями, большими кусками сердолика, ложами из слоновой кости, креслами из слоновой кости, слоновыми кожами, слоновой костью, кленовым деревом, самшитовым деревом, пестрыми льняными одеждами, фиолетовым пурпуром, красным пурпуром, бронзовой и железной утварью, медью, свинцом, железом, колесницами, щитами, копьями, кинжалами, луками и стрелами, боевой утварью, которой нет числа, вместе со своими дочерьми, наложницами своего дворца, певцами и певицами отправил своего гонца для отдачи дани и исполнения моего рабства.
      Учитывая, что 1 талант золота равен 173,3 кг, а серебра – 51, 6 кг, то дань Иудейского царства представляла собой весьма внушительную сумму, т.е 5199 кг золота и 41280 кг серебра, соответственно, что наряду с изделиями из слоновой кости, пурпуром, самшитовым деревом и сердоликом, металлами, вооружением, в т.ч. колесницами, дочерьми для гарема Синаххериба говорит о богатстве Иудейского царства и разносторонних торгово-экономических связях Иудеи VIII века до н.э.



    • Внутреннее положение Урарту по данным ассирийской разведки к началу ассиро-урартской войны 714 г. до н. э.
      Автор: Неметон
      В VIII в. в Передней Азии назревала решительная военная схватка за гегемонию между Ассирий и Урарту. В 743 г. до н. э. обновленная Тиглатпаласаром III ассирийская армия побеждает в решительном сражении возглавляемую Урарту коалицию в Северной Сирии около города Арпада. В 735 г. до н. э. Тиглатпаласар III осуществляет поход в центр Урартской державы, в район озера Ван, в результате которого урарты потерпели военное поражение, и ряд центральных районов Урарту был предан мечу и огню. В открытом военном противоборстве с Ассирией Урарту потерпело первое поражение, но схватка за лидерство еще не была закончена.

      Ассирия собирает силы для второго удара по своему основному сопернику и конкуренту; он был осуществлен во время правления урартского царя Русы I (735—714 гг. до н. э.). Во внешней политике Руса I старался избегать открытого противоборства с Ассирией, поддерживая вместе с тем, где возможно, антиассирийские настроения и действия. Активную политику на юге затрудняло вторжение кочевников-киммерийцев в северные области Урарту, где они нанесли поражение высланным против них урартским войскам. Видя, с какой энергией и успехами Руса I укрепляет могущество Урарту, Ассирия готовилась нанести своему сопернику второй военный удар…

      В архиве царского дворца в Ниневии были обнаружены таблички с донесениями ассирийских разведчиков, из которых мы можем многое почерпнуть о деятельности разведслужбы в одном из самых мощных в военном отношении государств Древнего Востока и проблемах, с которыми столкнулось Урарту во внутренней и внешней политике в период царствования Русы I, сына Сардури II. В статье я попробую реконструировать события 714 г. до н.э на основе донесений ассирийской разведки.

      В 714 году до н.э. царь Урарту Руса I совершил неудачный поход против вторгшихся на территорию государства киммерийцев, его войско было разбито, а сам он бежал с поля боя. Царевич Синаххериб, ведавший делами разведки при своем отце, Саргоне II, в сводке донесений разведчиков писал:

      «Уккиец мне написал следующее: Когда царь страны урартов пошел на страну киммерийцев Гамир, то его войско было целиком перебито. Он и его начальники областей вместе с их войском были подняты в …Два начальника областей были убиты… наместники его страны…которые были установлены. Таковы вести уккийца.
      Мы видим свидетельство существования региона, захваченного киммерийцами, вторгшимися в Закавказье. Руса I совершил неудачный поход против кочевников, потеряв двух военачальников. В другом сообщении, уточняются некоторые детали этого похода, а также потери урартов.
      Набу-ли, начальник области Халсу, написал мне следующее: «Я посылал за сведениями о царе страны урартов к стражам пограничных крепостей, и они сообщили, что, когда он пошел в страну Гамир, его войско было целиком перебито. Трое его вельмож вместе с их войском были убиты, а он сам убежал и пробрался в свою страну. Его лагерь еще не был атакован. Таковы сообщения Набу-ли.
      Начальник крепости Халсу также подтверждает факт разгрома войск урартов киммерийцами, опираясь на сведения, полученные от стражей приграничных областей. Это говорит о существовании своей сети осведомителей в приграничных районах и тщательной проверке данных разведки из разных источников. Из сообщения видно, что Руса бежал с поля боя еще до того, как киммерийцы атаковали его лагерь, а потери военачальников увеличились до трех. Видимо, бегство царя с поля боя и сам факт военной неудачи, вызвал серьезные осложнения внутри страны, где подняли голову сепаратистски настроенные начальники областей, военные и национальные окраины. Ашшур-рисуа, один из крупных руководителей разведки Ассирии в приграничной зоне на юго-западе Урарту, в донесениях на имя Саргона II сообщал о попытке военного мятежа в столице Тушпе после известия о поражении Русы, который был подавлен:
      «Относительно Нарагё, командира полка, о котором я писал царю, моему господину, говоря: «20 начальников вместе с ним, которые говорили против урартского царя, схвачены», то теперь царь урартов вступил в Тушпу, он велел их запереть. Остальные воины, которые выступили вместе с ними – вместе с начальниками и старейшинами, - 100 этих воинов убиты.
      Урсине, второй туртан, брат Аплиукну, схвачен в Тушпе. Аплиукну пришел в Тушпу ради своего брата; так он просил их: «Дайте кто-нибудь кинжал». Они не приблизились. Он возмутился и набросился на них. Относительно Исияэ, о котором писал царь, мой господин, никто не знает; из своего дома он ушел. Я многократно расспрашивал, но никто не говорит – мертв он или жив. Гонец, которого я послал в Бит-ни…говорит: его нет, он его не видел. Он всех расспрашивал, но ему не говорили. Теперь я вновь напишу. Чтобы они расспросили. Как только я разузнаю, я царю напишу».
      Как видим из сообшения, участники были арестованы. Руководители заключены в тюрьму, а рядовые воины казнены. Мятеж проходил при поддержке ассирийской разведки, что подтверждают слова о том, что о руководителе восстания было известно ассирийскому царю. Упомянуты другие высокопоставленные мятежники, Урсине в ранге второго туртана и его брат. При аресте Аплиукну попросил кинжал, чтобы покончить жизнь самоубийством, но в этом ему было отказано. После чего он набросился на воинов царя. Участь его неизвестна. Исияэ, вероятно, еще один возмутитель спокойствия, бежал из Тушпы. В Бит-ни, где, видимо, находилась конспиративная база ассирийских шпионов, он так и не появился. Его судьба так же не известна. После подавления мятежа (или одновременно с ним) возникла новая угроза:
      «В город Уэси вступили пятеро урартских начальников областей: Ситину – начальник области…тени, Каккадану – начальник области, что лежит против уккийцев, Сануата из Каниуна, Сиппиасу из Алзи и Туту из Армиралиу – таковы их имена. Они вступили в Уэси вместе с «хозяином верблюдов». Ныне они подняли свои прежние силы. Войско они усиливают. Царь вышел из Тушпы и направился в Каниун. Относительно того, что царь, мой господин, писал мне, говоря: «пошли разведчиков, то я дважды посылал их. Одни уже пришли и сообщили эти сведения, а другие до сих пор еще не выходили из страны».

      Мы видим, что создалась антиправительственная коалиция, которую возглавил Каккадану, начальник области, что лежит против уккийцев, (Хариа?). Вместе с другими сообщниками – начальниками областей юго-запада страны он вступил в область Уэси на пути к столице Урарту Тушпе. Серьезность подготовки восстания подтверждается упоминанием «хозяина верблюдов», по-видимому, ответственного за тыловое обеспечение, т.е. караваны, сопровождавшие войска в походе. Царь Руса I, после подавления мятежа военных, выехал из столицы Тушпы в Каниун, т.е. навстречу непокорным начальникам областей. Резиденция Ашшур-рисуа, видимо, находится в приграничной зоне, откуда посылает разведгруппы на сопредельную территорию. Он имеет высокий статус, так как лично направляет царю донесения, из которых видно, что одновременно на территории противника находилось несколько групп разведчиков (вполне возможно, что участь одной из них была неудачной). Положение Русы осложнялось тем, что в стране маннеев поднялось антиурартское восстание. Ашшур-рисуа свидетельствует:
      «Царю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир царю, моему господину! Маннеи возмутились, восстали и поднялись в урартских поселениях в области морского побережья. Апалакуну, начальник области Мусасира, и Тиннауи, начальник области Нар-Сипара, отправились к границе страны маннеев для охраны. Урартец находится в Тушпе, он приносит жертвы. Все начальники областей находятся при нем».
      Восстание маннеев произошло у озера Урмия, видимо, в районе их компактного проживания. Территория была завоевана Русой в начале своего правления. Начальники близлежащих областей блокировали границу с Ассирией, видимо, для недопущения оказания помощи восставшим извне. Можно предположить, что восстание было организовано агентами Ашшур-рисуа. В блокаде границ Манны участвовали начальники областей Мусасира и, возможно, Хубушкиа. Царь Руса находился в столице Тушпе, собрав начальником областей для военного совета. Видимо, этот совет произошел до того, как он выступил в направлении Уэси. Каждый его шаг тщательно отслеживался агентами ассирийской разведки. Габбу-ан-Ашшур, видимо, начальник стражи одной из областей, пограничных с Урарту, писал царю Саргону:
      Царю, моему господину, говорит твой раб Габбу-ана-Ашшур. Относительно распоряжения, которое царь, господин мой, дал мне по поводу стражи страны урартов, то люди мои вошли в один дом в городе Курбане. Мои послы, которые должны были идти к Набу-или, к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа пошли. Записью имен всех людей мы не пренебрегли. Каждый выполняет свою работу, никого лишнего нет. Мы многократно слышали вот что: «Урартец из Тушпы не выходил». А мы несем охрану, о которой царь дал нам распоряжение, мы не пренебрегаем. В 16-й день месяца таммуз я прибыл в Курбан, в 20-й день месяца аз я послал письмо царю, моему господину.
      Можно предположить, что в Курбане находилась резиденция ассирийской разведки. Агенты Габбу-ана-Ашшура отправились к Ашшур-бэл-Дану и к Ашшур-рисуа, где из них было сформировано отдельное подразделение (дом) с предоставлением их списка. По информации разведки, Руса не покидал пределов Тушпы. Саргон распорядился усилить наблюдение за передвижениями войск урартов в приграничной зоне. Сам Габбу-ан-Ашшур прибыл в Курбан летом (июнь-август) и по прошествии 4 дней послал письмо Саргону.
      Собрав верных ему начальников областей, Руса выдвинулся по направлению к Уэси. В битве восставших и правительственных войск верх одержал Руса. Синаххериб, основываясь на донесении Ашшур-рисуа, докладывал:
      Ашшур-рисуа написал мне следующее: «Сведения о правителе страны урартов, которые я прежде послал, - это так и есть. Среди них произошла большая резня. Ныне его страна спокойна. Его вельможи разошлись, каждый в свою область. Каккадану, его туртан, полонен. Царь страны урартов находится в стране Уазун. Таковы сведения Ашшур-рисуа.
      Русе удалось навести порядок. Каккадану был взят в плен. Царь находился на юго-западе, в области Уазун (Уаиаис?), где, по-видимому и произошла резня, о которой пишет Ашшур-рисуа. Эта победа кардинально изменила расстановку сил. Видимо, царь Урарту готовился следовать для подавления мятежа маннеев к о. Урмия. К тому же, в этом регионе, где была расположена провинция Мусасир с главным храмом Халди, было не все так гладко. Видимо, верховный жрец Мусасира испытывал определенное давление со стороны Ассирии, что видно из письма Урзаны, верховного жреца Мусасира, дворцовому глашатаю, начальнику приграничной ассирийской области в р-не реки Верхний Заб (возможно, Киррури).
      Письмо Урзаны глашатаю дворца. Мир тебе! Относительно того, что ты писал мне, говоря: «Царь страны урартов пойдет к тебе со своим войском?», говоря: «Где он будет жить?», то начальник области Уаси и начальник области округи страны уккийцев приходили и совершали службу в храме. Они сказали следующее: «Царь придет, он будет жить в Уаси», и следующее: «Начальники областей задержались, но они придут в Мусасир и совершат службу». А относительно того, что ты писал мне, чтобы без разрешения царя никто не поднял рук своих для службы, это когда сюда приходит ассирийский царь, я ему противодействую? То, что я делал, я буду делать и впредь, и на это нет отчета.
      Сам факт того, что Верховный жрец Мусасира вел активную переписку с начальником приграничной ассирийской области говорит об активной деятельности ассирийцев в этом регионе. Урзана сообщил, что начальники областей Уаси и Хариа были в Мусасире и сообщили, что Руса остановиться в Уаси, очевидно, для сбора войск. Верховный жрец Мусасира ведет двойную игру. Он явно говорит о том, что не будет противодействовать ассирийцам в случае начала военных действий. Хотя в будущем мы увидим, что это не спасет Урзану и храм от разграбления Саргоном. Пока же, Урзана, ведя двойную игру, делает вполне логичный в его положении шаг, о чем так же свидетельствует табличка с донесением Синаххериба:
      Мусасирец, его брат и сын отправились, чтобы приветствовать царя страны урартов. Гонец из страны хубушкийцев отправился к нему для приветствия. Все стражи пограничных крепостей прислали такие же сведения.
      Итак, верховный жрец Мусасира и гонец из Хубушкиа отправились в Уазун (Уаси) на встречу с царем. Видимо, чтобы избежать военной операции на своей территории и убедить Русу в своей лояльности. К тому моменту, по всей видимости, восстание маннеев было успешно подавлено, о чем и спешили сообщить царю начальники областей. В Уэси же Русе пришла весть из страны Зикирту о подготовке Ассирии к войне. Бэл-иддин, царь небольшого царства Аллабрии, писал Саргону:
      Царю, моему господину, говорит твой раб Бэл-иддин. Относительно сведений об урартце, гонец из страны андов и гонец из страны зикеров пришли в город Уаси и сказали ему следующее: «Против нас – царь Ассирии! В тот же день, когда он повидал гонцов, он направился в страну Зикиртэ. Он со своим войском и с хубушкийцами удалился на 5 переходов. Затем он вернулся и сказал своим вельможам: «Соберите войска для уничтожения царя Ассирии. Я построю свои войска для движения; поэтому и вы постройте ваши войска для движения».
      После сообщения о концентрации войск Ассирии на юго-востоке Урарту, Руса в тот же день направился в Зикирту. Присоединив войско хибушкийцев, он двигался в течении 5 дней, но, видимо, исходя из соотношения сил, вернулся обратно в Уаси, где отдал распоряжение начать мобилизацию. Дальнейший ход событий. в условиях готовности к войне сторон, несложно представить. Нужен повод, и он не заставил себя ждать.

      Уппахир Бэл писал Саргону:
      Я послал лазутчиков за сведениями о стране урартов. Они вернулись и вот, что они мне сообщили, говоря: «Начальник области, что против нас, находится в городе Харда вместе с другими начальником области. Он стоит на страже против суккалу. От города к городу, вплоть до города Тушпы, воинские силы построены в боевые порядки». Далее пришел гонец от Аргишти и сказал: «Относительно работы, о которой я дал распоряжение «работай», то работ не производи, а корми своих коней до тех пор, пока я пришлю тебе гонца».
      Относительно бревен, которые они задержали в городе Эзиат, я послал итуийцев вместе с градоначальником и двинул их в бой. Заместитель их градоначальника вместе с 9 бойцами были ранены из лука; двое из них умерли, трех бойцов они избили. Таковы их вести.
      Итуийцы дворца, которые вернулись ко мне с Евфрата, ушли с моим суккалу. Я их послал. Они вышли из города с первым и вторым домами. Пусть царь, мой господин, вышлет войско против князей, и пусть они будут выведены совместно с царскими войсками. Пусть они стоят на страже вместе со мной в городе Шурубе; до жатвы мы их будем держать в подчинении.

      Итак, лазутчики сообщают о мобилизации в Урарту. Начальнику области было приказано ожидать распоряжения от Аргишти (Аргишти II, сын Русы — царь государства Урарту в 714—685 гг. до н. э.) и поддерживать боеспособность конницы. Мы видим упоминание, по-видимому, о контрабанде леса из Урарту. После задержания груза, возможно, в районе Ишувы, была предпринята попытка отбить груз силой, закончившаяся неудачно. После возвращения оставшихся в живых воинов, начальник области, укрепив их двумя подразделениями, вновь отправил во главе со своим визирем к Евфрату, на границу с Урарту. Также он запросил помощь регулярной армии для удара по приграничным территориям и установлении контроля над ними до августа-сентября. Возможно, данный конфликт явился поводом к началу ассиро-урартской войны, закончившейся гибелью Русы и превращением Урарту в зависимое от Ассирии царство, существенно расширившего свои границы, в том числе за счет Табала – осколка Хеттской державы, о котором Синаххериб так же упоминал в своей сводке для отца:

      Письмо, которое Набу-ли, домоправитель Ахат-абиши принес из Табала, я посылаю царю, моему господину».
      Сложно сказать, что было в этом письме, но результат известен. Видимо, это направление внешней политики Ассирии было не менее важным и именно поэтому, как мы помним, люди Габбу-ана-Ашшура отправились в распоряжение Ашшур-бэл-Дана и к Ашшур-рисуа, а не Набу-ли, как планировались изначально. Его деятельность прибрела другое, не менее важное, направление - западное.
      P.S. В дворцовом архиве была найдена еще одна любопытная табличка:
      «Заместителю, моему господину, говорит твой раб Ашшур-рисуа. Да будет мир моему господину! Почему же господин молчит? Я попрошайничаю, словно пес! До настоящего времени я послал своему господину 3 письма. Почему мой господин не смилостивился и не послал ответ на письмо? Пусть мой господин вернет меня на мою службу. Я бегал ради твоего отца, как сын и ради тебя я тоже бегал немного. Руки были полны. То, что я пишу своему господину, пусть сделают. Вот сейчас пишу своему господину, пусть он быстро пошлет ответ на это письмо. Заместителю, моему господину, - твой раб Ашшур-рисуа.
      Ашшур-рисуа был уволен со службы. Возможно из-за возраста, т.к. он упоминает долгую службу отцу нынешнего руководителя, что говорит о том, что должность передавалась по наследству. Он испытывает определенные (скорее, финансовые) затруднения и требует восстановить его на службе, говоря о своей профессиональной эффективности и упоминая руки, полные табличек с донесениями. Почему-то мне кажется, что ответа он так и не дождался…
    • Эпоха киммерийцев
      Автор: Неметон
      Киммерийцы были, по всей вероятности, племенами, родственными иранским, а, возможно, и фракийским, жившим по берегам Черного моря. Древневосточные источники называют киммерийцами племя или племенной союз, обитавший первоначально, по-видимому, в Прикубанье и в Крыму. Греческие источники говорят, что киммерийцы были согнаны со своих мест скифами, которых, в свою очередь, вытеснили из Закавказья массагеты и исседоны, а тех аримаспы. «Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного (Черного) моря, под напором скифов покинули свою родину», - свидетельствует Геродот.


      «Спасаясь бегством от скифов в Азию, киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули в глубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары».

      Возможно, что в VIII в. до н.э киммерийцы двинулись на юг вдоль Кавказского побережья, хотя некоторые исследователи считают более вероятным их движение через Мамисонский и Клухорский перевалы во время правления царя Урарту Русы I (735 — 714 гг. до н.э) из степей Северного Причерноморья. Обосновавшись в Западной Грузии, они начали совершать набеги на сопредельные страны.

      Киммерийское войско, состоявшее из конницы, владело незнакомой народам древнего Востока массовой конно-стрелковой тактикой. Их военным успехам так же сопутствовало присоединение к ним некоторых полукочевых племен скотоводческих племен Закавказья и Малой Азии, обитавших на периферии больших государств, и, вероятно, беглых рабов и земледельцев. Однако, киммерийцы не сразу научились брать крепости, чем и воспользовался Руса I, вынудив конные потоки киммерийцев направиться в Малую Азию. В 680-660 гг. до н.э они совершали активные набеги на территорию Фригийского царства, Ассирии и Урарту. Согласно легенде, Мидас, потерпев от них поражение, покончил жизнь самоубийством, а Фригийское царство в VII в. до н. э. распалось. На глиняной табличке периода царствования Асархаддона есть упоминание о внешних угрозах, которые испытывала Ассирия. Царь вопрошает, обращаясь к гадателю о возможных агрессивных действиях у города Кишассы: «…будь то Каштариту (руководитель восстания в ассирийской провинции Бит-Кари, в результате которого впоследствии возникла Мидия) вместе со своим войском, будь то войско киммерийцев, будь то войско мидян, будь то войско маннаев, будь то какой бы то ни было враг – что они задумывают, что замышляют?» Хотя возможно, что восточные источники под киммерийцами понимают скифов, продвижение которых в Мидии в нач. VII в. до н. э. достоверно известно.
      В 680 г. до н.э. Асархаддон разбил киммерийцев, а их вождь Теушпа погиб. Оставшиеся в живых разделились: часть ушла на службу к победителям-ассирийцам (в ассирийских памятниках встречается упоминание «начальника киммерийского полка»); часть – к фригийскому царю, с которым они совершили (или планировали) набег на «железный путь» в районе Мелитены. Затем, вероятно, эту часть киммерийцев царю Урарту Русе II удалось склонить на свою сторону в войне с коалицией Фригии, Мелитены и малоазийского народа халдов-халибов. Используя нейтралитет Ассирии, в 675 г. до н.э. Руса II одержал победу и отдал Фригию на разграбление союзникам-киммерийцам, которые опустошали страну вместе с вторгшимися около 645 г. до н. э.  с Балкан трерами, скотоводческими племенами фракийского происхождения, еще более 20 лет. Их поддержали ликийцы – горские племена, жившие на юго-западе малой Азии и сохранившие сильные пережитки матриархата.   От набегов пострадали так же и некоторые греческие города Малой Азии.

      На глиняной призме, обнаруженной при раскопках Ниневии в 1878 году Ормузом Рассамом и датируемой 636 г. до н.э., известной, как «Летопись Ашшурбанапала» сказано:
      «Гуггу, царю Лудди (Лидии)…с тех пор, как он обнял ноги моей царственности (посольство 665 г. до. н.э), он победил теснивших народ его страны гимиррайцев (киммерийцев), которые не боялись моих отцов и, что касается меня, не обнимали ног моей царственности. С помощью Ашшура и Иштар, богов моих владык, из вождей гимиррайцев, которых он победил, двух вождей он заковал в колодки, железные оковы, железные цепи и вместе со своими тяжелыми дарами прислал ко мне»
      Опираясь на этот союз, Гигесу удалось одержать победу над киммерийцами. Однако вскоре Лидия нашла себе других союзников в лице Египта и Вавилона, жаждущих освободиться от власти Ассирии, и, вероятно, приняла участие в обширном антиассирийском движении в середине VII века до н. э., беспощадно подавленном Ашшурбанапалом:
      «Гонца своего, которого он постоянно присылал приветствовать меня, он прекратил посылать. Ввиду того, что слово Ашшура, бога, моего создателя, он не соблюл, он понадеялся на свои собственные силы и ожесточил сердце, послал свои рати для союза к Пишамильку (Псамметиху I), царю страны Мусур, который сбросил ярмо моего влычества… Гимаррайцы, которых именем моим он топтал под собою, поднялись и ниспровергли всю его страну»
      На Лидию, видимо по наущению Ассирии, устремились полчища киммерийцев, в сражении с которыми Гигес потерял трон и жизнь, а вся страна и ее столица Сарды к 654 г. до н. э. были захвачены этими грозными кочевниками. Об этом же свидетельствует Геродот:
      «Я упомяну Ардиса, сына Гигеса, который царствовал после него. Ардис завоевал Приену и пошел войной на Милет. В его правлении в Сардах киммерийцы, изгнанные из своих обычных мест обитания скифами-кочевниками, проникли в Азию и захватили Сарды (кроме акрополя)».
      Хотя захватчики сожгли город, но неприступный акрополь лидийской столицы взять все же не смогли. Там и отсиделся наследник Гигеса — новый царь Ардис, которому удалось избавиться от киммерийцев ценой подтверждения власти Ассирии над Лидией. В «Летописи Ашшурбанапала» царь говорит:
      «После него его сын сел на его трон. Он…обнял ноги моей царственности, говоря: «Царь, которого знает бог, - ты! Отца моего ты проклял, и с ним случилось зло. Меня, раба, чтящего тебя, благослови, и да буду я влачить твое ярмо»
      Ардис (652-615 гг. до н. э.) вел осторожную внешнюю политику на своих восточных границах, ибо киммерийцы продолжали беспокоить страну. Используя ассирийскую помощь и ослабление киммерийцев из-за столкновений со скифами, лидийцам удалось одержать верх в борьбе. В 50-х гг. VII в. до н.э. скифский царь Мадий во время войны 654-652 гг. до н.э. между Ассирией и Вавилоном ворвался в Малую Азию, истребив потерявших боеспособность из-за длительных грабежей киммерийцев. Остатки народа осели в восточной части Малой Азии, где постепенно слились с местным населением и исчезли с исторической арены. Но, кем являлись киммерийцы, с позиций археологии?

      С начала I тысячелетия до н. э. основной областью обитания киммерийцев были Восточный Крым, степные районы Причерноморья и Таманский полуостров. Упоминание о могилах киммерийских царей у г. Тиры в устье Днепра мы находим у Геродота, причем он сам указывает на то, что этой версии произошедшего он доверяет в большей степени:
      «Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в киммерийскую землю (страна, ныне населенная скифами, как говорят, издревле принадлежала киммерийцам). С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной».

      Однако в археологии все еще нерешенной остается проблема соотнесения киммерийцев как этноса с определенной археологической культурой. До сих пор сложно выделить археологическую культуру киммерийцев. К исторически известным киммерийцам относили кобанскую культуру горного Кавказа, позднекатакомбные памятники и срубную культуру.

      Такой подход не оправдал себя, так как киммерийцы — название, видимо, собирательное и распространялось на доскифское население обширной территории степей Причерноморья.
      На территории, которую исторические источники связывали с киммерийцами, обнаружены предметы предскифского периода.

      Это бронзовые кельты с округлыми ушками и плоские двулезвийные ножи с плоским перекрестием, крюкастые серпы, наконечники копий с коротким листовидным пером. Кроме того, к киммерийскому времени относятся клепаные котлы и кубки с зооморфными ручками. Выделяется тип предскифских удил с двумя кольцами на концах (иногда с крестообразными или колесовидными знаками) и псалии со шляпками, относящиеся ко второй половине VIII — первой половине VII в. до н. э. Однако комплекс вещей, рассматриваемый как киммерийский, не настолько велик по количеству и составу, чтобы его можно было определить, как археологическую культуру именно киммерийцев. В переходный период эпохи бронзы и раннего железного века на территории, заселенной киммерийцами, а позднее и скифами, существовало несколько археологических культур.

      К предскифскому времени в Северном Причерноморье относятся собатиновская и белозерская срубные культуры, датируемые X — серединой VIII в. до н. э. Курганы и бескурганные погребения предскифского времени известны по берегам Днепра до Молдовы на западе. В этот период возрастает роль кочевого скотоводства, меняется быт, возникает обычай при погребении всадника класть рядом с ним сбрую и оружие.
      В низовьях Дона известна кобяковская культура (поселения Кобяково, Хапры, Сафьяново). Она просуществовала с конца X до начала VIII в. до н. э. Вероятно, носители этой культуры наряду с другими племенами вошли в состав киммерийцев. Зафиксировано проникновение киммерийцев на запад, на территорию современной Румынии и Болгарии. В лесостепной зоне Восточной Европы в предскифский период возникает чернолесская культура.

      Последний ее этап, саботиновский, связан уже со скифской эпохой. Здесь распространены погребения с трупосожжением в урнах или в ямах; имеются и трупоположения. Наряду с курганами встречаются и грунтовые могильники. На саботиновском этапе появляются наземные глинобитно-каркасные дома, глиняные жертвенники, бронзовые орудия труда, предметы вооружения и браслеты из бронзы, лощеная керамика, миски с прямым или загнутым внутрь краем. Часть керамики украшена заштрихованными треугольниками, ромбами и зигзагами. Здесь прослеживается влияние культуры фракийско-балканского мира.

      Считать какую-либо из этих культур чисто киммерийской нельзя. Они, скорее, принадлежали как киммерийцам, так и другим предскифским племенам, а также, вероятно, и собственно скифам. Видимо, в предскифский период господствующей силой в Причерноморье были киммерийцы, которых в последующем сменили скифы, а название «киммерийцы» относится не столько к какой-то отдельной археологической культуре, сколько к целой хронологической эпохе.
      Т.о, можно подвести некоторые итоги истории киммерийцев:
      1. Они, по всей вероятности, являлись племенами, родственными иранским, а, возможно, и фракийским, жившим по берегам Черного моря.
      2. первоначально, по-видимому, обитали в Прикубанье и в Крыму, откуда были вытеснены скифами, спасавшимися от нашествия исседонов и массагетов.
      3. Во время правления царя Урарту Русы I (735 — 714 гг. до н.э) двинулись через Мамисонский и Клухорский перевалы из степей Северного Причерноморья. Обосновавшись в Западной Грузии, они начали совершать набеги на сопредельные страны.
      4. Киммерийское войско, состоявшее из конницы, владело незнакомой народам древнего Востока массовой конно-стрелковой тактикой. Их военным успехам так же сопутствовало присоединение к ним некоторых полукочевых племен скотоводческих племен Закавказья и Малой Азии, обитавших на периферии больших государств (например, треров и ликийцев)
      5. В 680-660 гг. до н.э (после разгрома в 680 г. до н.э ассирийским царем Асархаддоном) они принимали участие в различных коалициях или выступали в качестве наемной конницы на стороне Урарту (в царствование Русы II), Ассирии, Фригии, являясь, тем самым мощным дестабилизирующим фактором в регионе и орудием в руках ведущих держав.
      6. В 675 г. до н.э совместно с Урарту киммерийцы разгромили Фригию и являлись ее хозяевами на протяжении 20 лет.
      7. В 654 г. до н. э. киммерийцы, видимо, по наущению Ашшурбанапала, стремившегося наказать царя Лидии Гигеса за измену, захватили столицу Лидийского царства Сарды.
      8. Сын Гигеса Ардис (652-615гг. до н. э.) используя ассирийскую помощь и ослабление киммерийцев после поражения, нанесенного им скифским царем Мадием во время войны 654-652 гг. до н.э. между Ассирией и Вавилоном, оттеснил их в восточную часть Малой Азии, где остатки народа постепенно слились с местным населением и исчезли с исторической арены.
      9. Археологическую культуру киммерийцев выделить сложно. К исторически известным киммерийцам ранее относили кобанскую культуру горного Кавказа, позднекатакомбные памятники и срубную культуру.
      10. Киммерийцы — название, видимо, собирательное и распространялось на доскифское население обширной территории степей Причерноморья.
      11. Комплекс вещей, рассматриваемый как киммерийский, не настолько велик по количеству и составу, чтобы его можно было определить, как археологическую культуру именно киммерийцев. В переходный период эпохи бронзы и раннего железного века на территории, заселенной киммерийцами, существовало несколько археологических культур.
      12. К доскифскому времени в Северном Причерноморье относятся собатиновская и белозерская срубные культуры, датируемые X — серединой VIII в. до н. э.
      13. В низовьях Дона известна кобяковская культура (поселения Кобяково, Хапры, Сафьяново). Она просуществовала с конца X до начала VIII в. до н. э. Вероятно, носители этой культуры наряду с другими племенами вошли в состав киммерийцев.
      14. Зафиксировано проникновение киммерийцев на запад, на территорию современной Румынии и Болгарии. В лесостепной зоне Восточной Европы в доскифский период возникает чернолесская культура.
      15. Считать какую-либо из этих культур чисто киммерийской нельзя. Они, скорее, принадлежали как киммерийцам, так и другим доскифским племенам, а также, вероятно, и собственно скифам. Видимо, в доскифский период господствующей силой в Причерноморье были киммерийцы, которых в последующем сменили скифы, а название «киммерийцы» относится не столько к какой-то отдельной археологической культуре, сколько к целой хронологической эпохе.