Мари: загадка падения

   (0 отзывов)

Неметон

В течение 1933-1939 и 1950-1957 годов было раскопано Мари, курганное погребение Телль-Харири на среднем Евфрате, ставшее одним из самых сенсационных открытий французской археологии. Были обнаружены остатки большого храма, дворца XVII в. до н.э царя Зимрилима с замечательными настенными росписями, среди которых изображение культовой процессии возведения царя на престол богиней Иштар, стоящей на спине льва.

5845c86e2e3df__.jpg.e293a4b70ab0ec6788dc

i_023.png.d2b636d2b391bfd89668d421b5a22b

Найдена также большая статуя богини. Перед грудью она держит сосуд, связанный со статуей трубкой, из которой поступала вода. Голова была украшена короной с рогами, заплетённые рыжеватые волосы падали ей на плечи. Семь жемчужных нитей украшали шею. Вместо обычного для Переднего Востока изображения борьбы быка со львом на каменном сосуде из храма Иштар изображена борьба льва со змеей. На верхнем крае одного стеатитового сосуда виднелись изображения двух змей, которые переплелись между собой.

5845c873c7477_.jpg.df1d141f6796dbe4ba5b7

Наибольший интерес представлял богатейший архив ценнейших документов, отражавших хозяйственную жизнь государства и дипломатических отношений, существовавших между государствами Передней Азии в I пол. II тыс. до н.э. Клинописная библиотека включала в себя около 20 тыс. таблиц, уцелевших после разгрома города вавилонским царем Хаммурапи в 1759 г. до н.э. Документы, найденные в Мари, позволили установить, что царь Эшнунны Ибалпель, Зимрилим, царь Мари, Хаммурапи, царь Вавилона, Римсин, царь Ларсы и Шамшиадад, царь Ассирии были современниками.

9.jpg.af8b8ed96a3a41740360549875748c86.j

Существующее представление о Мари не может считаться полным, поскольку археологические данные касаются, в основном периодов архаических и аморейских династий. Кроме даты разрушения Мари Хаммурапи, никакие другие временные границы периодов точно не известны, равно как и его реальное значение при династиях Аккада, III династии Ура и в эпоху шакканаков. Город с тысячелетней историей, как показывают раскопки, после разрушения вавилонянами, представлял собой небольшое поселение, причем масштаб разрушений был не менее страшный, чем в других городах- жертвах агрессивной политики Хаммурапи. Но, если последние нашли в себе силы возродиться, то Мари в последующие эпохи играло роль небольшого и малозначительного городского поселения, ничем не напоминавшего могущественный город –государство, правитель которого увел в плен последнего царя Ура Иби-Сина, разбив его в союзе с Эламом. Не было ли возникновение города итогом совпадения определенных условий, изменение которых и вызвало его скоротечный уход с авансцены в результате всего одного разрушительного похода извне?

mari1.jpg.93620d8996a4925a969bb368380d12

Для ответа на вопрос, следует выявить те географические, экономические и исторические условия, которые способствовали возвышению Мари в Северной Месопотамии. Как показывают аморейские источники, военная экспансия Мари осуществлялась вдоль реки и ее притоков. Именно река определяла основные интересы города, что вкупе с малой вероятностью военной опасности, исходящей от других городов долины, делало Мари важнейшей державой сер. III тыс. до н.э. в этом регионе. Угроза исходила от районов, отдаленных от реки: Северной Сирии, Хабура и Вавилонии. Первостепенное значение имело расположение Мари между этими регионами, что позволяло ему принимать участие в торговле на правах партнера или, выступая в роли посредника, осуществлять контроль за транзитом, взимая крупные пошлины. Источники, обнаруженные во дворце Зимрилима, убедительно показывают, что именно пошлины были источником богатства и могущества Мари. Вполне естественно, что главной задачей правителей Мари являлось удержание под своим контролем как самого Евфрата, так и его притоков, т.е. территории шириной 15 и длиной в несколько сот километров, при этом отражая набеги кочевников и борясь с воинственными устремлениями иных царств региона. Для самосохранения Мари необходимо было наличие особых условий, которые заключались в наличии равного или меньшего по силе окружения, неспособного бросить вызов его господству на Евфрате и помешать взиманию пошлин с проходящих судов. При наличии более сильного оппонента, во власти которого оказывался один из концов экономической оси – Евфрата с северо-запада на юго-восток, существование Мари ставилось под угрозу, т.к. его роль, как посредника в торговле, взимающего пошлину, ставилась под сомнение. С уменьшением экономических выгод уменьшалось и военное могущество, следствием чего возникала опасность уступить место посредника более сильному, либо полное уничтожение и превращение в своеобразный форпост захватчика для контроля за территорией. Последнее обстоятельство объясняет разрушение города Хаммурапи.

Third_Mari.png.e82f982f4438ae492e1913f32

Т.о. Мари могло благополучно существовать в условиях раздробленности на царства, приблизительно равных по силе, но было обречено на уничтожение при усилении одного из оппонентов и превращении его в империю. Поскольку Мари находилось на пересечении важнейших торговых путей между Сирией (дороги в Палестину, Средиземноморье и Анатолию), Хабуром и Месопотамией (пути из Ирана, Элама и Персидского залива), это обстоятельство и определило ее специфику, как среднеевфратского государства, несущего в себе черты, как сирийского, так и месопотамского влияния.

0.jpg.549817cb7fe24a98d23b4e7e8f1263c2.j


1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы

  • Сообщения

    • Тактика и вооружение самураев
      Свод законов "Ёро рицуре". 養老律令 Закон о военной обороне 軍防令   Статья 71. Сигнальные костры 置烽處條 - "о размещении костров/огней".
      廿五步 - "25 шагов" или "25 бу". Бу - примерный аналог "двойному шагу", метра полтора или около того. Но - 8-й век, могут быть и иные размерения.   Статья 72. Топливо для костров 火炬條 - "о кострах".   Статья 73. Дымовые сигналы 放煙貯備條 - "о подготовке припасов для дымов [-ых сигналов]".   Статья 74. Направление сигналов 應火筒條 - "об отзывах [посредством] огневой трубы". Примечание переводчика В японском пояснении тоже про некие трубы, позволявшие давать направленный сигнал.   Статья 75. Дневные и ночные сигналы 白日放煙條 - "о дневных дымовых сигналах".
      二里 - "2 ри".   Статья 76. Ошибки в сигнализации 放烽條 - "о возжигании огней".
       
    • Тактика и вооружение самураев
      Для памяти Andrew Edmund Goble. Kenmu: Go-Daigo's Revolution. 1996. Carl Steenstrup. Hojo Shigetoki (1198-1261) and his Role in the History of Political and Ethical Ideas in Japan. 1979. George Cameron Hurst. Insei: Abdicated Sovereigns in the Politics of Late Heian Japan, 1086-1185. 1972. Court and Bakufu in Japan: Essays in Kamakura History. 1982. Medieval Japan: Essays in Institutional History. 1974. Japan in the Muromachi Age. 1977   И еще полезный сборник статей, по сути, можно рассматривать в качестве "заплаток" к Кембриджской истории - A companion to Japanese history / edited by William M. Tsutsui. 2007. С длинными BIBLIOGRAPHY и FURTHER READING в конце тематических статей. В качестве "ликбеза по истории страны в одном томе" - пока лучшее, что видел.
    • Системы организации огня пехоты.
      Robert Barret. The theorike and practike of moderne warres discoursed in dialogue wise. 1598. - раз - два  
    • Тактика и вооружение самураев
      Свод законов "Ёро рицуре". 養老律令 Закон о военной обороне 軍防令   Статья 66. Сигнальные посты 置烽條 - "об установке огневых маяков". 四十里 - "40 ри". Ранее переводчик сообщал, что "ри" в указанный период 654 метра.   Статья 67. Передача сигналов 烽晝夜條 - "о сигнальных кострах на огневых маяках". 刻 - "коку". У переводчика чудный комментарий. В сутках 4 современных часа? Какая это планета? Есть большое подозрение, что в оригинале не "сутки".   Статья 68. Сигналы тревоги 有賊入境條 - "о вторжении бандитов 賊".   Статья 69. Начальники сигнальных постов 烽長條 - "о начальниках огневых маяков". 不得越境 - "не должны пересекать границу". 家口重大 - "известный род", "значительное семейство". В 53 статье переводчик перевел точно такой же оборот 家口重大 как "большая семья" и добавил собственное примечание  Это перевод? И ведь даже на "заботу об изяществе слога не сослаться", это же не стихи. =( И редактуры не было. 烽子 - "сигнальщик".   Статья 70. Сигнальщики 配烽子條 - "о распределении сигнальщиков". 烽 - "огневой маяк". 各配烽子四人 - "на каждый распределить сигнальщиков 4 человек". 丁 - "работник". 次丁 - "следующий в очереди работник".
    • Тактика и вооружение самураев
      Свод законов "Ёро рицуре". 養老律令 Закон о военной обороне 軍防令   Статья 61. Болезнь пограничника   Статья 62. Пашни пограничников 在防條 - "о приграничной округе", "о приграничных поселках".   Статья 63. Отпуск пограничников 休假條 - "о выходных". 火內 - "из дворов десятка воинов". А воинов на границу могли сопровождать слуги, рабы и родственники.   Статья 64. Конвой сопровождения   Статья 65. Жилища уездного населения 東邊條 - "о восточной стороне". Примечание переводчика И???? Текст вообще другой. "Незначительные разночтения", ага. 凡緣東邊北邊西邊諸郡人居 - все 凡 расположенные вдоль 緣 восточной стороны 東邊 северной стороны 北邊 западной стороны 西邊 всех/различных 諸 уездов 郡 людей 人 дома 居. "Дома людей с восточной, северной и западной окраин страны (всех уездов)"? Что можно сказать - "творческие люди рулят". Вообще весь текст переделан до неопознаваемости...  Примечание переводчика Я, конечно, могу чего-то не понимать, но Дадзайфу находится далеко от моря.  Это вот остатки бывшей управы. А это - "у моря". Что у переводчика за бесовщина творится??? 皆於城堡內安置 - "все безопасно располагаются внутри ограды укрепления". Интересно, как уважаемый переводчик собирается "всегда располагать внутри вала (???? где в тексте вал??) укрепления" дома, которые к укреплению, по его мнению, "примыкают"?  Выше есть про 城隍, так ров это 隍, а не 城.  Современный японский перевод 65 東辺条(または縁辺諸郡人居条) 東辺・北辺(東海道・東山道・北陸道の蝦夷と接する地域)、西辺(西海道の隼人と接する地域)にある諸々の郡の人居は、みな城堡の中に安置すること。- "люди с восточной, северной и западной окраины страны селятся внутри замка". 營田 - обрабатывать поля. 庄舍 - "дом в/при поле". 庄田 - переводчик пишет "арендованный участок", только в указанный период вся земля - казенная. =) А перевести можно и как "надел".   Кодекс Ёро в переводе на современный японский - 養老令    
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Митанни: между Египтом и Хеттским царством
      Автор: Неметон
      Точно не известно, когда началось движение хурритоязычных племен на юг и юго-запад с их предполагаемой прародины в северо-восточной части Закавказья (само название хурриты означает «восточные» или «северо-восточные»). Если предположить, что хурриты – это те же племена, которые шумеры называли су или су-бир, а аккадцы – субареями, то они находились в поле зрения жителей Месопотамии уже с сер. III. тыс. до н.э. Не исключено, что су было обобщенным названием горных племен независимо от их языка и происхождения. Первое достоверное упоминание о хурритах дают надписи последней четверти III. тыс. до н.э. на каменных таблицах (Тишадаль, энда, т.е. правитель, Уркеша) и печатях (Аришена, царь Карахара), а затем в нач. II тыс. до н.э. появляются имена собственные, от правителей до подневольных работников, происходящие с гор Тавра, севера Верхней Месопотамии и из Алалаха в Сирии. Однако, еще при Шамши-Ададе I (XIX – XVIIIвв. до н.э) все названия номов, местностей и имена правителей в Верхней Месопотамии остаются семитскими.

      По лингвистическим данным, переселение хурритов в Переднюю Азию шло волнами, причем первая, дошедшая до Палестины, относится к сер. III тыс. до н.э, вторая волна создала хурритские поселения, но продвижение продолжалось и в последующие столетия. В XX – XIX вв. до н.э. центр района севернее горной гряды Хамрин носил древнейшее название Гасур, но к XVI в. до н.э этот район заняла группа хурритов, давших ему название Аррапхэ, а Гасур переименовали в Нузи. Хурритское население Алалаха в Сирии становится между XVIII –XIVвв. до н.э. значительно более многочисленным. Следует отметить, что предположений об уничтожении хурритами этносов-предшественников не существует. Наблюдаются явные признаки сосуществования этносов всюду за исключением Аррапхэ. Возможно, что хурриты, подобно степнякам-амореям, сначала нанимались к местным царькам воинами, а затем захватывали власть в городах, сливаясь с местным населением или сосуществуя с ним.
      Примерная последовательность движения хурритов в сторону Верхней Месопотамии и Сирии отдельными волнами может быть установлена по особенностям диалектов и, отчасти, местных пантеонов. Первая волна отражена в надписи Тишадаля из Уркеша, язык которой еще сохранил много общего с языком родственных урартов, не вышедших за пределы Армянского нагорья. Последняя волна представлена языком Митанни, дошедшим до нас в пространном письме царя Тушратты к египетскому фараону.
      Наиболее интересным представляется то, что митаннийские цари носили индоиранские имена наряду со вторыми хурритскими и поклонялись, в числе прочего, индоиранским богам. Династия и ее сторонники сохраняли индоиранские обычаи и заимствования из индоиранского языка, но сами говорили уже по-хурритски. Это указывает на ее происхождение из районов, где возможно были контакты с подлинными носителями индоиранского языка, к числу которых относились и основатели династии. Наиболее вероятной представляется локализация в районе озера Урмия в Северо-Западном Иране, в области, которую греческие историки и географы 2 пол. I тыс. до н.э. называли Матианой или Матиеной.
      Митанни удачно располагалось на перекрестке многочисленных сухопутных торговых путей, что обусловило активное участие этого государства в переднеазиатской торговле. Природные условия способствовали развитию богарного земледелия и скотоводства. Широкое распространение получило коневодство, что нашло отражение в одноименном трактате Киккули (митаннийца по происхождению), старшего конюшенного при дворе хеттских царей. Наличие на севере Месопотамии металлов (меди, серебра, свинца), камня и дерева способствовало развитию металлообработки и строительного дела. Во главе государства стоял царь. Управление на местах осуществлялось «начальниками областей». Основой могущества Митанни служила армия, состоявшая из легко- и тяжеловооруженной пехоты и привилегированных отрядов аристократов-колесничих, искусство которых охотно перенимали хетты и ассирийцы.

      Начало политического преобладания хурритов в Верхней Месопотамии ранее относили ко 2 пол. XVI в. до. н.э., но затем было доказано, что мощное хурритское гусударство Ханигальбат возникло не позднее XVII в. до н.э. Концом этого века датируется большой поход хурритов Ханигальбата в глубь Малой Азии при хеттском царе Хаттусили I которому с трудом удалось отразить набег. В позднейших текстах Ханигальбат – другое название царства Митанни, поэтому, можно предположить, что образовавшееся не позднее XVII до н.э. крупное хурритское государство как раз и было хорошо известным из истории сер. II тыс. до н.э. царством Маитани (как в ранних текстах), или Митенни. Вероятно, Ханигальбат было название страны, а Митанни – одного из хурритских племен или его династии. Первый известный по имени царь «Маитани» — Шуттарна I, сын Кирты, известен по оттиску печати в Алалахе конца XVI в. до н.э. После него правил Парраттарна, известный по большой надписи Идрими, царя Алалаха; Идрими был вынужден бежать от своих врагов в Эмар на Евфрате — видимо, в митаннийские владения — и впоследствии был восстановлен на престоле Алалаха с помощью Параттарны. С этого времени следует датировать начало проникновения митаннийского влияния в Сирию.

      Сын Хаттусили I, Мурсили I, совершил в 1595 г. до н.э. поход на Халеб в Северной Сирии и Вавилон, покончив с государством, основанном Хаммурапи, предоставив захватить его касситам, до этого обосновавшимся в Хане на среднем Евфрате. Мурсили прошел только вдоль Евфрата, не углубляясь в Ханигальбат и имел с хурритами лишь мелкие пограничные стычки. После Мурсили в Хеттском царстве начались междоусобицы, что способствовало возвышению Митанни. Наиболее могущественным царем Митанни был Саусаттар, носивший титул «царя Митанни, царя воинов хурри». В его правление Аррапхэ за Тигром и Алалах находились под политическим влиянием Митанни. Он захватил и разграбил Ашшур, но город в состав Митанни не вошел, хотя в нем сидел митаннийский посол (суккалу), видимо принимавший участие в работе совета старейшин Ашшура и носивший наравне с другими звание годичного эпонима-лимму. На правах вассалов Митанни подчинялись города восточной части Малой Азии. Непосредственно в состав Митанни входила область Кадмухи на верхнем Тигре, возможно, и некоторые области севернее его притоков.

      Египетские фараоны в своих походах XVI и последующих веков до н.э. на Палестину и Сирию постоянно соприкасались с местными правителями, носившими индоиранские имена и, очевидно, состоявшими в родстве с митаннийской династией и бывшими ее ставленниками. Египетские надписи именуют Митанни термином Нахрайна, т.е. Двуречье или Междуречье, из чего видно, что они отождествляли это государство со всей территорией Верхней Месопотамии. Попытку восстановить господство Египта над всем Восточным Средиземноморьем предпринял Тутмос III, который после смерти Хатшепсут в 1468 г. до н.э. выступил в поход против коалиции «330 правителей» во главе с царем Кадеша, за которым стояло набирающее мощь Митанни. После 7-ми месячной осады пал Мегиддо, но Митанни осталось несломленной и в 1468-1448 гг. Тутмос III был вынужден совершить не менее 15 походов в Азию, дважды осаждал Кадеш, но взять не смог. Борьбу с Митанни продолжил сын Тутмоса III, Аменхотеп II (1438-1412 гг. до н.э), которому, несмотря на победные реляции, пришлось признать в 1429 г. до н.э. верховенство митаннийского царя Сауссадаттара над Сирией и Северной Финикией. Окончательное урегулирование противостояния Египта и Митанни произошло при посредничестве касситского Вавилона ок. 1410 г. до н.э. Тутмос IV, царь Митанни Артадама I и касситский царь Вавилона согласились на размежевание своих сфер влияния, при котором Египту отходили все земли вплоть до центральной части Сирии, Северная Сирия отходила Митанни, а сирийско-месопотамские степи – касситскому Вавилону. Артадама I отдал дочь в гарем фараона Тутмоса IV в знак заключения мира (в последующем два поколения женщин Митанни выходили замуж за представителей египетской царской семьи, в том числе и легендарная Нефертити, супруга Эхнатона) который был продиктован угрозой со стороны усилившегося Хеттского царства в правление Хаттусили II, войска которого проникли глубоко в Сирию. Эта система равновесия сил в Передней Азии просуществовала до сер. XIV в. до н.э. и получила название «амарнского мирового порядка», рухнувшего в период правления Аменхотепа IV (Эхнатона), который, сосредоточившись на внутренней политике (знаменитая религиозная реформа), попустительствовал промахам во внешней. Пользуясь ослаблением Египта, Митанни пытается захватить Библ и продвинуться в Палестину. Оно активно поддерживает антиегипетские коалиции местных правителей и вступает в союз с Вавилоном. Египет укрепляет связи с Ассирией, что вызывает возмущение митаннийского царя. Считавшего ассирийцев своими подданными. В итоге складывается две враждебные коалиции: Митанни и Вавилон против Египта и Ассирии. Этой ситуацией воспользовались хетты, жаждавшие реванша за прежние поражения. Они наносят жестокое поражение митаннийскому царю Тушратте.

      После смерти Тушратты (возможно, убийства сыном) престол Митанни формально переходит к его давнему сопернику - брату Артадаме II, которого, несомненно, поддерживали хетты, хурриты царства Алзи (долина реки Арацани-Мурадсу на Армянском нагорье) и Ашшур, стремившиеся ослабить сильного противника. Сын старого и больного Артадамы II, фактически правивший страной Шуттарна III, захватив большую группу знатных сторонников Тушратты, после неудачной попытки передать их Ашшуру, велел их казнить. Положение сторонников Тушратты стало безнадежным и 200 колесниц во главе с военачальником Аш – Тенешубом бежали в Аррапхэ. Опираясь на них, Шаттиваса, сын Тушратты, отправился искать поддержки у касситского Вавилона, но вынужден был бежать к хеттам, которые встретили его по-царски: царь хеттов в. до н.э. Суппилулиума отдал ему в жены дочь и предоставил войско во главе со своим сыном. После разгрома митаннийской армии, хеттский царь, по просьбе самого Шаттивасы, сделал его наследником престола при царствующем Артадаме вместо Шуттарны. Таким образом, во 2 пол. XIV в. до н.э. с гегемонией Митанни было покончено: на западе возобладали хетты, на востоке набирала мощь Ассирия, ранее притесненная Аррапхэ.
      В кон. XIV – нач. XIII вв. до н.э. Митанни при поддержке хеттов предпринимали несколько попыток вернуть себе Ассирию, но, в итоге, все закончилось разгромом, пленением царской семьи и взятием Вашшуканни. Ассирийцы огнем и мечом проходят через всю территорию страны и захватывают в плен около 15 тыс. воинов. Митанни распадается на ряд мелких княжеств, которые в дальнейшем были поглощены Ассирией (Гузана и др.).
      О политическом и социальном устройстве Митанни известно мало. Это была не монолитная империя, а довольно рыхлое союзное образование номов, объединившихся вокруг Вашшуканни, столицы Митанни - Ханигальбата (пока не локализованной), которые платили дань царю и выставляли воинские контингенты. «Люди хурри» (воинская знать) играли значительную роль при царе и упоминаются иной раз вместе с царем в государственных договорах. Большую роль играли марианна – колесничие. Сами колесницы как род войск были заимствованы у индоиранцев, но, судя по именам, управлялись чистыми хурритами. Термин марианна – чисто хуррито-урартского (северокавказского) происхождения, а не древнеиндийского (от «марья» - муж, юноша), как считалось ранее. Это доказывается не только наличием северокавказской этимологии слова, но и тем, что институт марианна существовал не только у митаннийцев, испытавших индоиранское влияние, но и у хурритов вообще, включая Алалах и Аррапхэ. Марианна не являлись «феодальной знатью», как утверждалось ранее, а были дворцовыми служащими, получавшими колесницы с казенных складов.
      По информации, обнаруженной в архивах государства Аррапхэ, которое будучи хурритским, некоторое время зависело от Митанни, можно судить об общественных отношениях в Митаннийском царстве. Дворцовые и храмовые хозяйства, наличие которых установлено по архивным записям, отличались значительными размерами и включали в себя конюшни, сотни голов рогатого скота, свиней, пахотные угодья, сады, лес, принадлежавшие членам царской семьи. Работы в царском хозяйстве выполнялись дворцовыми рабами, свободными пастухами, ремесленниками и земледельцами, привлекавшимися в порядке повинностей.
      Большую роль в социальной структуре играли общины-территориальные сельские («алу») и большесемейные домовые («димту»). Земля рассматривалась, как собственность «димту» и ее отчуждение могло осуществляться только в форме «усыновления» покупателя членом общины. Такие общины нередко специализировались на наследственных профессиях: купцов, ткачей, земледельцев. Имущественное неравенство и социальное расслоение способствовали разложению общин при внешнем сохранении их структуры. Ростовщичество и долговая кабала разоряли не только бедные, но и средние слои митаннийского общества. Ростовщики под личиной «усыновленных» проникали в общины и отделяли купленную землю от массива общинных земель, эксплуатирую труд членов «усыновившей» их «димту». Подобными ростовщическими операциями занимались с большим размахом представители царского дома (один из них «усыновлялся» более 100 раз).
      Рабы рекрутировались главным образом из числа пленников (горцев-лулубеев и др.). Развивается долговое рабство. Были распространены займы под залог личности главы семьи или ее членов, при которых заложник должен был отработать кредитору проценты с суммы долга до его возвращения. Известны случаи продажи и самопродажи в бессрочное и долгосрочное рабство. Рабы пользовались некоторыми правами: могли жениться не только на рабынях, но и на свободных женщинах, могли усыновлять свободных с целью передачи им своего имущества, выступать свидетелями при совершении сделок. Труд их использовался в производственной сфере (садовник, пастух, валяльщики), так и в сфере обслуживания (пивовары, носильщики, пекари). Среди дворцовых рабов выделяются приближенные к царской семье лица, которые могли получать от своих покровителей должности писцов. Рабы отдавались в наем, продавались и покупались. Дети рабов в документах обозначались другим термином, в отличие от детей свободных общинников.


    • Искусство предсказаний в древней Месопотамии
      Автор: Неметон
      Место и значение предсказаний будущего, которое они занимали в культуре древней Месопотамии, можно представить по сохранившимся клинописным текстам, охватывающими время от старовавилонского периода до эпохи Селевкидов. Все известные тексты, написанные на аккадском языке, считались в Месопотамии и окружающих странах важнейшими достижениями мысли. Эти тексты переводились и копировались в Сузах (Элам), Хатуссасе (Хатти), Катне и Хацоре в Сирии и Палестине. Некоторые методы предсказаний позднее, после гибели цивилизации Двуречья, проникли через Палестину и Египет в Европу. Известно, что гадание по внутренностям животных практиковалось этрусками, но оно носило достаточно изолированный характер и могло быть заимствовано в результате какого-либо контакта с Малой Азией (согласно некоторым теориям, этруски не являются автохтонами Италии, а пришли на Апеннины из Малой Азии). На Востоке же практика эктиспиции, т.е. предсказания будущего по виду, разного рода изменениям и иным особенностям внутренностей животных, практиковались в Китае и Юго-Восточной Азии с древнейших времен. Кроме того, следует учитывать, что большинство письменных источников из районов к востоку от Месопотамии, относятся к периоду после гибели месопотамской цивилизации. Посредством ислама, который часто заимствовал обычаи Ближнего Востока через эллинистические промежуточные звенья, месопотамские методы предсказаний возродились спустя долгое время после гибели «материнской» цивилизации.


      Месопотамское предсказание прошло сложное историческое развитие. В источниках упоминается два основных метода предсказаний:
      - действенный (оперативный) представляет возможность божеству непосредственно влиять на объект, активизированный предсказателем (бросание жребия, наливание масла в воду, возжигание курильницы)
      - магический, когда божество вызывает изменения в явлениях природы или воздействует на поведение, внутренние и внешние особенности животных и человека.
      Магический акт предсказания направляется на побуждение божества дать ответ; он ставит божеству известные условия, что характерно для месопотамского гадания по внутренностям животных. Предусматривается определенного рода обстановка и оговаривается время, в течение которого божество дает ответ.
      Бросание жребия не имело в Месопотамии культового статуса. В старовавилонский период в Сузах (Элам) жребий бросался для разделения поместья между сыновьями. В более позднее время доходы храма первоначально распределялись путем бросания жребия (помеченные деревянные палочки) между служителями. Аналогичный смысл имел ассирийский обычай выбирать чиновника, именем которого должен был называться новый год, с помощью глиняных кубиков. Скорее всего этот способ был мало распространен в Месопотамии и использовался неофициально. Больше свидетельств сохранилось из Богазкёйя, древней столице Хеттской империи. В небольшой группе текстов, написанных по-хеттски, упоминается о предсказании с помощью бросания жребия, на который, возможно, повлиял местный этнический субстрат.

      Не меньшего внимания заслуживает авгурия - гадание по полету птиц, наличие которого можно также объяснить влиянием местного этнического субстрата в том же регионе (Малая Азия-Ассирия-Сирия-Палестина). Наблюдатель птиц, как специалист по гаданию, многократно упоминается в ассирийских текстах. Обычно в этой роли выступали военнопленные египтяне. Однажды царь Кипра потребовал, чтобы ему доставили египетского предсказателя, который умел бы истолковывать поведение орлов. Хеттские источники упоминают «хранителя птиц» среди специалистов-предсказателей. В еще более раннем тексте из Алалаха говорится о дерущихся птицах, за которыми наблюдают, чтобы предсказать будущее. Таблички, обнаруженные в Ашшуре и Ниневии, содержат описание наблюдений за полетом птиц определенной породы, равно как и тексты из Султан-тепе (Харран). Но, по-видимому, центром авгурии был все же Запад, т.е район Ашшура и Харрана.
      Месопотамия же специализировалась на гадании по внутренностям ягненка. Здесь различают два направления:
      - с использованием печени (включая желчный пузырь) (гепатоскопия)
      - с использованием практически всех внутренних органов (экстиспиция)

      Есть основания полагать, что первая принадлежит более древней культуре, в то время, как вторая, представляет собой местную, месопотамскую разновидность. Данное разделение подтверждается упоминаниями в более поздней литературе исторических событий, имевших место в древности и предугаданных жрецами, которые наблюдали за внутренностями животных. Замеченные ими необычные явления назывались «знамения печени». Будущих жрецов предсказателей в то время почти всегда обучали именно на печени, о чем свидетельствуют ее многочисленные глиняные модели, обнаруженные в Вавилоне, Мари, Богазкёе и Хацоре. Одни модели выполнены тщательно, другие довольно примитивно. Эти муляжи служили наглядным пособием и демострировались в подтверждение предсказания. В наиболее древних слепках, найденных в Мари, отражен и закреплен тот вид. Который имела печень в момент какого-либо важного события. Видимо, слепки фигурировали также в качестве вещественного доказательства, когда жрец докладывал царю о произведенном обследовании внутренностей и сообщал, что именно оно предвещает.

      Методы месопотамской экстиспиции менялись с течением времени. Вплоть до средневавилонского периода обычай требовал. Чтобы предсказатель после каждого обследования внутренностей писал отчет, перечисляя в установленном порядке все обнаруженные им знаки и делая вывод. В нововавилонское время, например, в Ассирии, на смену отчетам пришли  списки вопросов и ответов богам. В них за вопросами, касающимися назначения и смещения чиновников, верности военачальников или действий неприятеля, следовали ответы богов и перечисление наблюдавшихся знамений. С концом старовавилонского периода исчез еще один, связанный с экстиспицией, вид текстов: молитвы предсказателей, которые они перед началом церемонии обращали к богу Шамашу, прося вразумительного ответа. В этих молитвах детально перечислялись всевозможные благоприятные признаки и особенности, которые предсказатель надеялся обнаружить во внутренностях жертвенного животного. Экстиспиция представляла собой лишь один из нескольких способов общения человека с божеством посредством животного. Но были и другие способы, не требовавшие создания особых предварительных условий:
      - наблюдение за уродливыми, анормальными новорожденными животными
      - наблюдение за поведением животных либо в естественных условиях или особых, независящих от человека, обстоятельствах
      В Месопотамии рождение уродливых животных и даже детей при определенных обстоятельствах считалось чрезвычайно знаменательным событием, влияющим на будущее государства. Такие события регистрировались еще в старовавилонский период. Они переписывались в Хатуссасе и, иногда, переводились на хеттский язык. Известны они были и в Угарите. С течением времени они вошли в большие собрания, копии которых были обнаружены в Ашшуре, Ниневии, Калахе и различных пунктах Южной Вавилонии.
      Выражение божественного предостережения через поведение животных могло осуществляться в трех вариантах:
      - провоцирование животного на необычное поведение
      - наблюдение животного в определенное время в определенном месте
      - случайное наблюдение необычного поведения
      Традиция вызывать у животных определенную реакцию, видимо, не является исконно месопотамской. Известен только один случай из Султан-тепе, когда в тексте упомянуто опрыскивание быка водой после соответствующих подготовительных церемоний и обращений к богам-оракулам. Считалось, что наблюдение за поведением животных особенно ценно, когда армия выступает в поход, во время религиозных празднеств и шествий. Особенно важным представлялось поведение животных у ворот города, дворца или пределов храма. Знамения подобного рода встречаются в Шумма алу, но систематически не собирались.

      Время и место ожидания ответа от божества определялось жрецом с помощью магии. Один из таких способов – та же экстиспиция. Существовали еще два способа предсказаний, учитывающих фактор времени и места, сохранившиеся в библиотеках Ашшура и Султан-тепе:
      - наблюдение за полетом птиц определенной породы в установленное время;
      - наблюдение за падающими звездами;
      Перемещение тех и других справа налево считалось благоприятным, слева направо – неблагоприятным.
      Серия табличек Шумма алу содержит знамения, получаемые предсказателем по поведению животных. Она очень обширна (возможно, более 100 табличек) и отличается довольно сложным составом. Сохранилась, притом довольно плохо, лишь четвертая часть табличек. Это мешает составить представление о содержании всей серии. Однако наличие некоторого количества табличек - ''резюме'' (одна табличка содержит выдержки из нескольких стандартных табличек серии), фрагменты комментариев и оглавления (перечня начальных строк) помогают дополнить картину. К сожалению, тридцать пять табличек известны только по первым строкам; судьба примерно такого же числа табличек неизвестна вообще.
      Серия Шумма алу составлена по материалам множества мелких и разнохарактерных сборников знамений. Одни сборники восходят к старовавилонскому периоду; другие засвидетельствованы только в более поздних версиях. Поскольку серия недостаточно изучена и до сих пор полностью не опубликована, трудно определить время ее окончательного сложения. Вот краткий обзор ее содержания:
      - первые две таблички относятся к городам;
      - таблички 3 - 24 относятся к домам и к тому, что случается ''в четырех стенах'';
      - таблички 25-49 (по нумерации ашшурского варианта) касаются всевозможных животных. Подробно описывается поведение насекомых, змей, скорпионов, ящериц, муравьев и нескольких неизвестных мелких животных; рассматриваются крупный рогатый скот, ослы и особенно собаки.
      - 50-52 таблички касаются огня.
      - табличка 53 посвящена политическим знамениям (''Если царь уважает закон...'')
      - таблички 54 – 61 посвящены тем или иным вопросам земледелия.
      После таблички 60 система сохранилась плохо. Среди дошедших в приличном состоянии табличек можно отметить описание сражений с дикими животными (табличка 67 и сл.) или несколько табличек, посвященных отношениям между людьми (табличка 94 и сл.).
      Месопотамская цивилизация весьма неохотно признает, что божество может использовать человека в качестве посредника для выражения божественных намерений. В этой функции человек способен действовать на нескольких уровнях:
      - быть рупором божества, для чего должен прийти в особое психологическое состояние - ''пророческий экстаз'' (существовало несколько его видов);
      - воспринять божественное откровение во сне;
      - божество также способно подавать ''знаки'' через тело человека. Они предназначаются для целой группы - например, в случае специфических деформаций или рождения детей-уродов, но могут распространяться и только на их носителя, телесные особенности которого предопределяют его судьбу.
      Экстаз как средство общения человека с богом в Месопотамии не занимал столь важного места, как в Сирии и Палестине. Немногочисленные упоминания о нем встречаются в основном в источниках, происходящих из Мари, хеттской Малой Азии и поздней Ассирии с ее сложным субстратом и арамейскими влияниями. Известно, что с этим состоянием были связаны термины, которые относились либо к физической характеристике самого человека, либо к той особой форме, в которую облекались божественные распоряжения. Сами люди, как правило, не представляли особого интереса, занимали обычно низкое социальное положение, иногда имели какое-то отношение к колдовству. Единственное исключение составляли ассирийские пророчицы богини Иштар из Арбелы и даже Ашшура, которые объявляли волю божества либо как эдикт, от третьего лица, либо пророчествовали от первого лица, отождествляя себя с говорившим через них божеством. В Мари божественное сообщение передавалось дословно, однако способ его передачи показывал, что отождествления здесь не было.
      Сон, как правило, содержал только ''знамение'', иными словами, смысл сновидения должен быть соответствующим образом истолкован специалистом. Для этой цели использовались специальные собрания толкований снов. Фрагменты одного такого ''сонника'' найдены в библиотеке Ашшурбанапала, а несколько более древних табличек показывают, что этот тип текстов был в русле традиции. Серия, описывающая вещие сны, состоит из одиннадцати табличек:
      - первая и две последние посвящаются заклинаниям и другим ритуалам, предназначенным для предотвращения последствий дурных снов, т. е. предвещающих болезни и несчастья
      Рекомендуемые там ритуалы носят профилактический характер: они должны защищать спящего от зловещих снов. Разнообразное содержание снов довольно педантично распределено на большие и малые разделы, которые рассматривают определенные действия, совершаемые во сне, такие, как еда или питье, путешествия и другие повседневные занятия. Некоторые из них весьма показательны:
      - в разделе, касающемся еды, упоминаются людоедство и копрофагия
      - в разделе о путешествиях - сны о восхождении на небеса и нисхождении в подземное царство, а также сны о полетах.
      - упоминаются сны о кровосмешении, выпадении зубов, ссорах с родственниками, получении даров и о переноске предметов.
      Как и следует ожидать по аналогии с другими типами месопотамских предсказательных текстов, ассоциации, которые связывают сон с выводимым из него предсказанием, редко бывают понятными. Лишь немногие примеры подтверждают упомянутую выше возможность использования человека как носителя ''знаков'', с помощью которых божество обращается к обществу.
      Первые четыре таблички серии ''Если новорожденное...'' перечисляют знамения, связанные с рождением детей-уродов, сразу нескольких новорожденных или с какой-либо патологией при родах. Один из разделов первой таблички серии Шумма алу соотносит физические особенности отдельных жителей с судьбой всей общины, когда говорит о городе, в котором много калек, глухих и слепых. Упоминаются также города, где много купцов, предсказателей или поваров, и даже один город, в котором живут бородатые женщины.
      Считалось, что знаки на теле человека, если их правильно истолковать, предсказывают судьбу или раскрывают его характер. Толкование таких знаков содержалось в собраниях, которые ассириологи назвали физиономическими. Такие признаки, как цвет волос, форма ногтей, величина тех или иных частей тела, характер и размещение родинок и пятен на коже, и многие другие рассматривались более или менее широко в целом ряде серий, наиболее важная из которых содержит десять или более табличек.
      Построение серии - пример типичного увеличения путем наращивания, которое мы уже наблюдали на примере серии, связанной с рождениями (''Если новорожденное...''). Самые ранние тексты старовавилонского периода относятся главным образом к родинкам, в то время как более поздние - из библиотеки Ашшурбанапала, а также с нововавилонского юга - упоминают другие особенности тела человека, странности поведения, речи, походки и даже нравственные характеристики.
      Еще одно значительное собрание предсказаний - ''Если заклинатель идет в дом больного...'' - посвящено рассмотрению специальных вопросов, связанных с исцелением больных. Серия состоит из сорока табличек и трактует разнообразные проблемы, касающиеся прогноза того или иного заболевания. Эта серия, по-видимому, является поздней компиляцией, хотя некоторые из ее компонентов имеют параллели в более древних текстах; известен хеттский текст - явный перевод утраченного старовавилонского оригинала; существует также средневавилонская табличка из Ниппура. Они свидетельствуют о том, что тексты такого типа имели хождение в упомянутые периоды. Советов относительно лечения больных не давалось. Врачу сообщался диагноз пациента и часто предлагался прогноз исхода болезни - в лаконичных формулах типа ''он поправится'', ''он умрет'', иногда с указанием времени и других обстоятельств. Названию серии соответствуют, собственно, только две первые таблички, описывающие знамения, которые может получить заклинатель по пути к дому пославшего за ним больного. Эти знамения сообщают, что ждет больного - выздоровление или смерть. Четыре таблички (после таблички 35), посвященные беременным женщинам, предсказывают на основании пигментных пятен и формы сосков судьбу будущего ребенка, его пол и даже сложность родов.

      Более всего Месопотамия прославилась придворной астрологией. Ее ранний этап отражен в нескольких старовавилонских табличках с астрологическими знамениями довольно примитивного типа. Они обнаружены в основном на периферии месопотамского влияния - в Богазкёйе, Катне, Мари и Эламе и подтверждают существование астрологической традиции, которая была весьма сложной уже в старовавилонский период. Об этом же свидетельствуют упоминания в одном позднем тексте о наблюдениях за планетой Венерой в правление старовавилонского царя Амми-цадука. Тот факт, что астрологические тексты привозили в Сузы и Хаттусас и переводили на эламский и хеттский языки, подчеркивает готовность, с которой этот тип предсказаний принимался за пределами Вавилонии еще до возникновения собственно астрологии.

      Основной источник астрологических текстов - библиотека Ашшурбанапала. Одни тексты были найдены в Ашшуре и Калахе, другие - на юге, причем последние датируются главным образом более поздним периодом и происходят из Вавилона, Борсиппы, Урука, Киша и Ниппура. Обнаруженный в Ниппуре средневавилонский фрагмент и еще один, из Нузи, указывают на непрерывность традиции. ''Каноническая'' серия, состоящая по крайней мере из семидесяти табличек, не считая табличек с выдержками и комментариями, называется Еnutа Аnu Еnlil (''Когда Ану и Энлиль...''), по первым словам, торжественного двуязычного введения. В двадцати трех табличках описывается Луна, затем Солнце, метеорологические явления, планеты и неподвижные звезды. Время и обстоятельства, сопутствующие полнолунию и новолунию, связь Луны с Солнцем, солнечные и лунные затмения - все эти ''знаки'' детально описываются и истолковываются. Меньшее внимание уделяется сияниям, необычным образованиям облаков и перемещению планет (главным образом Венеры) относительно неподвижных звезд. Такие явления, как гром, дождь, град, землетрясение, предвещали мир или войну, урожай или потоп. В архивах Ниневии сохранились сотни астрологических отчетов, посылавшихся ассирийским царям в ответ на вопросы, вызванные подобными явлениями.
      Другой уровень астрологии раскрывается в текстах, которые датируются V и III вв. до н. э. Это гороскопы, в которых за днем рождения ребенка (в одном случае и за датой зачатия) следует астрономический отчет, заканчивающийся предсказанием его будущего. Датировка гороскопов доказывает, что этот тип астрологических текстов для Месопотамии (или, точнее, для Вавилонии) - более поздний, но возник самостоятельно, а не под влиянием греков, как предполагалось ранее. Эти гороскопы сопоставимы с известной селевкидской табличкой, где будущее ребенка предсказывалось на основании астрономических явлений, сопутствовавших его рождению: восхода и движения планет, затмений и т. п.

      Заинтересованность божества в благополучии индивидуума или группы, которой адресовано знамение, непременно фокусируется в личности царя. Царю дано - и в этом его привилегия - получать такие знамения и действовать в соответствии с ними. Лишь в редких случаях царь действует вопреки им. Концепция личной ответственности царя перед богом привлекала внимание ассирийского правителя и всего его двора к знамениям. Приближенные царя проявляли естественный интерес к теологическим проблемам, а это вело не только к совершенствованию методов истолкования знамений, но также и к непрекращающимся изменениям способов предсказаний.
      Простые люди гадали наивным эгоцентрическим способом, только частично совпадавшим со способами гадания для царя. Аналогичный контраст наблюдался в области магии, где методы царского двора отличались от народных обычаев теологической разработанностью и научной оформленностью. В составе сборников предсказаний сохранились также сложные ритуалы очищения (namburbi), имевшие целью отражать зло, предреченное знаменательными событиями. Namburbi, таким образом, можно рассматривать как ответ теологов предсказателям. Жрецы, руководившие обрядами очищения, своей деятельностью как бы реагировали на тот факт, что додеистическая, народная традиция гадания переместилась на другой уровень, сосредоточившись в руках царей или других лиц, прибегавших к обряду очищения. Чтобы поддержать авторитет жрецов, укрепить веру в эффективность их магии, следовало отвергнуть концепцию неизбежности исполнения предсказаний.
      Имевшее место недоверие к предсказаниям объяснялось неуверенностью в профессиональной честности предсказателей, которые иногда прилагали массу усилий и фантазии, чтобы истолковать дурное предсказание в благоприятном смысле, о чем было известно и царствующим особам. Недаром Синаххериб разделял предсказателей на группы, для того чтобы исключить тайный сговор между экспертами при подготовке ответа на важный вопрос.
    • Угарит: город восьми языков
      Автор: Неметон
      Одновременное существование цивилизаций, статус которых не уступал бы Месопотамии, во II тыс. до н.э было редким явлением. В 1929 году в Северной Сирии, около Рас-Шамра на берегу моря французскими археологами под руководством Клода Шеффера были найдены развалины крупного города, располагавшегося на важном торговом пути между Кипром и западной излучиной Евфрата. Дальнейшие экспедиции в 1929—1939 и 1948—1963 годах открыли на глубине 7-9 метров три археологических слоя с развалинами огромного дворцового комплекса, который насчитывал приблизительно сто залов и дворов и занимал практически целый гектар. В этом комплексе были туалеты, а также водопровод и канализация. В городе и на окружавшей его равнине преобладали храмы хананейских божеств Баала (Ваала) и Дагана. Эти храмы представляли собой башни высотой около 20 метров, в которых было небольшое преддверие, ведущее во внутреннюю комнату, где находилось изображение божества. Лестница вела вверх, на веранду, где царь совершал различные обряды. По ночам и во время бури на верхушке храма могли зажигать сигнальные огни, указывающие кораблям путь в безопасную гавань.

      Материалы экспедиций позволили проследить историю города с кон. III до сер. II тыс. до н.э. Угарит был тесно связан с Египтом, районами Эгейского моря, Месопотамией и Хеттской державой, являясь центром пересечения важнейших торговых путей. В надписях из Рас-Шамра упоминаются Каптар (Крит) и Хет-ка-Пта (Мемфис). При раскопках были обнаружены кипрские и родосские сосуды, различные памятники микенского производства и египетские статуэтки и скарабеи времен Среднего царства.
      Древнейшие письменные источники, засвидетельствовавшие существование Угарита, происходят из Эблы (XIX век до н.э.). Следует отметить, что Угарит в архиве Эблы упоминается только в словарном списке местностей, но не в деловых документах, что свидетельствует об отсутствии каких-либо прямых экономических отношений между городами. Из других переднеазиатских источников город упоминается в переписке между царем Ямхада и царем Мари Зимрилимом (ок. 1774—1759 годов до нашей эры). В XV веке до нашей эры Угарит упоминается в табличках из соседнего Алалаха.

      Египетские фараоны XII династии (ок. 1991—1802 годов до нашей эры) Среднего царства поддерживали с Угаритом дипломатические и торговые связи. Первым свидетельством египетско-угаритских отношений является сердоликовый бисер, датируемый правлением фараона Сенусерта I. В Угарите также были обнаружены стела и статуэтка времён фараонов Сенусерта III и Аменемхета III, статуя царевны Хнумет-нефер-хеджет (супруги Сенусерта II) и сфинкс Аменемхета III, обнаруженный у входа в храм Баала, а также скульптурная группа египетского визиря Сенусер-анха с двумя представительницами его семьи.
      Под властью угаритского царя находилось около 180 земледельческих общин. В самых общих чертах устройство угаритского общества видно из дипломатического послания хеттского царя Хаттусили III к царю Угарита. Из условий соглашения, которое предлагает Угариту хеттский царь видно, что свободное население страны делилось на три сословия: 1) «сыны страны Угарит» – земледельцы-общинники, роль которых постоянно уменьшалась; 2) «царские рабы» – приближенные царя, получавшие от него земельные наделы (многие из них сохраняли свои общинные наделы и формально не порывали связи с сельской общиной); 3) «рабы царских рабов» – лица, не имевшие своей земли и сидевшие на землях служилой знати (это были разорившиеся земледельцы, утратившие свои земли и связь с общиной, и частично пришлые люди, чужеземцы-изгои – хапи-ру). На царской службе, кроме крупных и средних землевладельцев, находились также купцы и откупщики, называвшиеся, как и в Вавилонии, тамкарами. Рабов в прямом смысле слова было мало. В случае бегства людей каждой категории в общины хапиру, состоящие под покровительством хеттского царя, последний обязался таких беглецов выдавать. В число «царских людей», которых сами угаритяне, в отличие от хеттского царя, не именовали «царскими рабами», входили пахари, пастухи, виноградари, солевары, различного рода ремесленники, а также воины, в т.ч. колесничие, именовавшиеся по-хурритски «марианна». Колесницы коней и все снаряжение они получали из казны. Судя по именам, они являлись амореями и хурритами, и, несомненно, не являлись «индоевропейской конной феодальной аристократией», как их изображали в науке ранее.
      Все «царские люди», не исключая и марианна, несли не повинность (ильку), а службу (пильку) и, кроме того, платили государству серебром. В тоже время, они могли получать условные земельные наделы (убадийу), которые передавался другим лицам в случае, если владелец объявлялся «лежебокой» (наййалу). Из документов хорошо известно о сборе коллективных налогов (натуральных и отчасти серебром) с угаритских общин и вызове их членов на общегосударственные повинности («хождение», по-аккадски «ильку», по-хурритски «унунше»). Важнейшими повинностями были воинская, гребцовая и трудовая на государственных работах. Отбывавшие их содержались казной. Для исполнения повинностей выделялись представители большесемейных общин, видимо, по выбору последних. Управлялись общины старейшинами и особым посредником между общиной и властями – сакину (шакин мати в Аррапхэ). Таковым было и управление Угаритским государством в целом, только рядом с сакину находился царь, что вносило некоторые сложности в процесс принятия решений советом старейшин или сакину.
       
      «Царские люди» иногда могли быть переданы в пользование крупным сановникам двора, которые сами являлись «царскими людьми». Некоторые сановники, особенно имевшие отношение к морской торговле, за большие деньги скупали земли, в т.ч. царские, т.е. связанные с определенной службой. Однако правовое положение таких земель оставалось, по-видимому, неясным самим угаритянам и иногда требовало нового оформления таких сделок при вступлении на престол нового царя. Воинской повинности подлежали как общинники, так и «царские люди», за исключением освобожденных от нее особой привилегией. Крупных завоевательных войн Угарит не вел, поэтому вопрос о рабах-военнопленных остается неясным. Основным источником рабства являлись купля-продажа и долговое рабство.
      В умеренном климате Угарита процветало скотоводство. Земля славилась зерновыми, оливковым маслом, вином, а также древесиной, которой чрезвычайно не хватало в Месопотамии и Египте и на которую был постоянный спрос. Благодаря тому, что в Угарите пересекались важные торговые пути, город стал одним из первых крупных международных портов. Купцы с островов Эгейского моря, из Анатолии, Вавилона, Египта и других стран Ближнего Востока торговали в Угарите металлом, сельскохозяйственными продуктами и множеством товаров местного производства. Можно предположить, что сухопутная караванная торговля охватывала обширные территории от северного побережья Сирии до залива Акаба на берегах Красного моря, т.о. включая весь Ханаан.
      В Угарите имелись писцы, обученные месопотамскому письму на аккадском языке. Кроме того, в Угарите писали по-хурритски – как угаритским алфавитом, так и месопотамской клинописью. В Угарите также встречаются хеттские клинописные документы и художественные изделия с посвящениями, написанные египетскими иероглифами. Угарит был подлинно интернациональным центром обмена идей и товаров. Керамика свидетельствует о сильном влиянии эгейской и кипрской цивилизаций. Обнаружено большое количество надписей критским линейным письмом А и кипро-минойским письмом. К сер. II тыс. до н.э. население Угарита стало двуязычным – западносемитским и хурритским. Раскопками вскрыты руины жреческой и ряда других библиотек с многочисленными памятниками угаритской письменности (около 1450—1200 годов до н. э.). Угаритское письмо по форме знаков явно восходит к аккадскому. Среди тысяч глиняных табличек найдены экономические, юридические, дипломатические и хозяйственные документы, записанные на восьми языках с использованием пяти видов письма. Язык угаритских табличек близок к архаичной форме иврита. В его основе лежит один из древнейших алфавитов (точнее, абугида), состоящий из 30 клинописных знаков.

      Найденные в Угарите таблички содержат не только светские документы, но и литературные произведения. Религия Угарита, по-видимому, была во многом сходна с религией соседнего Ханаана. В текстах Рас-Шамры упоминаются более 200 богов и богинь. Верховным божеством был Илу, считавшийся отцом богов и людей, который представлялся в виде мудрого седобородого старца, далёкого от людей. Ваал (Баал), в противоположность ему, — сильный и честолюбивый бог, стремящийся повелевать другими богами и человечеством. Обнаруженные тексты, скорее всего, читались вслух во время религиозных праздников, таких, как Новый год и Праздник урожая. Однако точный смысл текстов неясен.
      В Угарите были распространены гадание, астрология и магия. Приметы и предзнаменования высматривались не только в небесных телах, но и в дефектах зародышей и внутренних органов убитых животных.
      Несмотря на экономическое процветание, Угарит всегда был зависимым государственным образованием. Город являлся северным аванпостом египетской державы Нового царства, начиная с фараонов XVIII династии Тутмоса III или Аменхотепа II, пока в XIV веке до н. э. на него, как и на остальное Восточное Средиземноморье, не стало претендовать Хеттское царство (Хатти).

      Об этом периоде свидетельствует Амарнский архив, в котором найдены письма в Египет угаритских царей Аммистамру II, Никмадду II и его супруги. Город упоминается в топографическом перечня Аменхотепа III ещё как египетский вассал, но уже вскоре вошёл в состав Хеттского государства. Угарит должен был платить хеттам дань и снабжать их войсками. Войска Угарита вместе с хеттами подавляли подстрекаемое египтянами антихеттское восстание царств Мукиш (Алалах), Нухашше и Ния. За это хеттский царь Суппилулиума I, победивший митаннийского царя Тушратту и установивший контроль над северной Сирией, даровал Угариту значительную часть земель Алалаха.
      При фараоне Хоремхебе (1319—1292 до н. э.) Угарит был возвращён в сферу египетского влияния, но временно. Но, в XIVв до н.э Египет уже не располагал достаточными силами, чтобы удержать Сирию под своим влиянием. В Угарите борются две партии: египетская и хеттская. Мисту, правитель Угарита и правитель Библа Риб-Адди писали фараону, что им угрожает нашествие хеттов. Объединившиеся аморейские племена во главе с Азиру, в союзе с хеттами пытаются вытеснить египтян, которые вынуждены сдать позиции и уйти из Сирии.
      Впоследствии, угаритские войска входили в хеттскую коалицию, сражавшуюся против Рамсеса II в битве при Кадеше в 1274 году до н. э. В XIII веке до нашей эры Угарит был одним из главных экономических центров Хатти и оказывал финансовую помощь в борьбе с Ассирией, а во второй половине столетия — и непосредственно военную. Когда вторгшиеся «мушки» начали опустошать Анатолию и северную часть Сирии, хетты использовали для своих военных целей войско и флот угаритского царя Никмадду III. Его преемник Аммурапи III писал царю Аласии (Кипра), что поскольку угаритские войска и колесницы находятся в хеттских землях в центре Малой Азии, а флот — в Лукку, то город лишился военной защиты.
      К тому же, незадолго (около 1200 года до нашей эры) перед непосредственным нападением «народов моря» город пострадал от сильного землетрясения; в результате, Угарит стал беззащитным и, не дождавшись внешней помощи, был полностью разрушен. Продолжаются споры, был ли Угарит разрушен до или после столицы хеттов Хаттусы.
      Обнаруженный в слоях периода уничтожения города египетский меч с именем фараона Мернептаха указывает, что это случилось после его восхождения на престол (1213 год до н. э.), а находка в 1986 году клинописной таблички — что после его смерти (1203 год до н. э.). Среди учёных общепризнанно, что к 8-му году правления Рамсеса III (1178 год до н. э.) Угарит был уже разрушен. Радиоуглеродный анализ позволяет отнести падение города к 1192—1190 годам до н. э.. Хотя на месте Угарита возникло небольшое поселение «народов моря», город уже никогда не имел прежнего значения и, фактически, история Угарита закончилась.
    • Эбла: город Дагана
      Автор: Неметон
      Еще недавно считалось, что в III тыс. до н.э. внутренняя Сирия не достигла уровня развития цивилизаций, основанных на ирригационном земледелии в долине Нила и южном Двуречье. Эта точка зрения изменилась после находок в 1964 году итальянской археологической экспедицией под руководством Паоло Маттиэ на городище Телль-Мардих древнего города Эбла. В 1975 году археологи обнаружили колоссальный царский архив, датируемый III тысячелетием до н. э. В течение последующих 10 лет учёные извлекли на свет около 20 тыс. глиняных табличек и их фрагментов. Тексты из Эблы были написаны шумерским письмом, но предназначены для чтения по семитским правилам, однако не по-аккадски, а на ранее неизвестном семитском языке, который условно назван эблаитским. Большинство текстов – хозяйственные документы, хотя имеются также шумеро-эблаитские словари и небольшое число религиозных текстов. Эбла представляла собой город-государство, вероятно наиболее сильное в пределах земель по Евфрату, вплоть до долины Оронта: от Мари на среднем Евфрате до Катны в Южной Сирии. Именно эти земли, возможно, соответствуют ареалу распространения «эблаитского» языка, но государственные пределы Эблы были значительно меньше. Вокруг городов здесь обитали аморейские скотоводческие племена.

      Основателями Эблы считаются эблаиты, древний народ семитского происхождения, переселившийся в Сирию из Юго-Восточной Аравии в середине IV тыс. до н. э. Территория собственно Эблы, площадью 56 га, делилась на центральную и периферийную (шумер. Уру-бар). Обе части были подчинены дворцу, но первая входила в дворцовое хозяйство непосредственно, а население уру-бар были лишь обязаны поставлять дворцу разнообразную продукцию своих скотоводческих хозяйств. Положение лиц, работавших на дворец, видимо, походило на илотское, бытовавшее в Древней Спарте, но, это подлежит уточнению. Правитель Эблы носил титул «маликум», буквально «тот, кому советуют», что может свидетельствовать о ненаследственном характере власти и большом влиянии местной купеческой верхушки, учитывая основополагающее влияние торговли на экономическое благополучие города.
      Возделываемые и хорошо орошаемые районы Северной Сирии пересекались транзитными путями. Эбла была расположена особенно благоприятно: между Евфратом и Средиземным морем и вместе с тем на пути, ведущим через внутреннюю Сирию с севера на юг и пролегающим восточнее р. Оронт. Уже на протяжении III тыс. до н.э. Сирия играла роль моста между экономически развитыми государствами Южной Месопотамии и долиной Нила. Торговый путь шел вдоль Евфрата через Мари и либо отклонялся от реки у Эмара на юго-запад, проходя через Эблу, либо вел в Анатолию. Этот путь был особенно удобен с точки зрения снабжения водой караванов ослов. Пока нет данных об использовании в III тыс. до н.э. южного пути, пересекающего Сирийскую степь и проходящего через Тадмор (Пальмиру). Эбла была крупным центром международной торговли с населением 20-30 тыс. человек; в документах часто упоминаются странствующие торговцы, «лу-нар – люди пристани. Вероятно, именно благосостояние Эблы стало впоследствии причиной её падения: богатство города привлекло к ней внимание могущественной аккадской империи, основанной в Нижней Месопотамии Саргоном Древним. Из сообщений царей династии Аккада следует, что они совершали походы против Эблы и есть все основания считать, что Эбла была разрушена в правление ее последнего царя Ибби-Зикира, Нарам-Суэном Аккадским, внуком Саргона Древнего в 2225 г. до н.э. Как свидетельствуют записи третьей династии Ура, Эбла была вскоре отстроена. Вторая Эбла тоже была разрушена, что позволило аморейским племенам заселить опустевший город. Это последнее, третье царство Эблы, было союзником государства Ямхад (с центром в Алеппо), и подверглось окончательному разгрому хеттским царём Мурсили I ок. 1600 года до н. э.

      Не исключено, что, помимо политических, в падении Эблы важную роль сыграли демографические и экономические сдвиги, которые произошли в этот период. К ним можно отнести:
      - растущее значение аморейского элемента в Северной Сирии и Месопотамии;
      - падение Древнего царства в Египте и ослабление египетской торговли с Азией;
      - начало включения критской торговли в восточносредиземноморскую;
      - изменения, произошедшие на Иранском нагорье и в его торговых центрах;
      - перемещение главных путей между Евфратом и средиземноморским побережьем к северу, ближе к Халебу (Аллепо);
      - более частое использование пути, пересекающего Сирийскую пустыню через Пальмиру;
      - возможное ухудшение условий земледелия в районе Эблы;
      Конечно, считать какое-либо из этих условий единственной причиной падения роли Эблы неправомерно, памятуя о том, что Эбла осталась одним из важных центров Сирии, о чем свидетельствуют предметы, обнаруженные в царских захоронениях эпохи ранней бронзы.

      Документы архива свидетельствуют о межгосударственном и торговом обмене Эблы преимущественно с соседними государствами, прежде всего с Уршаумом на севере; с Мари на юго-востоке и с Хаматом на р. Оронт. На северо-западе Эбла соседствовала с Эмаром и другими городами Верхней Месопотамии, например с Абарсалем (как показал Э. Солльберже, именно так следует читать название города, заключившего с Эблой найденный договор, название которого долго читали «Ашшур»). Цари городов в полосе между реками Евфратом и Белихом, - Ирридума и Харрана, - видимо, даже подчинялись Эбле. Кроме того, важные культурные и торговые отношения имела Эбла с более отдаленным юго-востоком – с Какмиумом и Гасуром за р. Тигр и в особенности с Кишем в северной части Нижней Месопотамии. По-видимому, именно Эбла, наряду с Мари, обеспечивала месопотамским торговцам путь к лесам Ливана и серебряным и медным рудникам Малой Азии. Обменные связи Эблы доходили на юге и до Египта; предполагается, что посредником выступал Библ (финик. Убла), имевший связи с Египтом с 3000 г. до н.э. Однако, название Библ в эблаитских текстах не обнаружено. Возможно, между Библом и Эблой действовал еще один посредник, скорее всего, какой-то южносирийский город: Катна или Хамат, державший в руках выходы через перевалы Ливана с финикийского побережья; все они упоминаются в текстах Эблы. В текстах Эблы не встречается упоминание даже такого важного в торговом отношении финикийского города, как Угарит. Он упомянут только один раз в учебном географическом списке. Видимо, путь к морю на Угарит преграждало какое-то другое важное государство – Халеб или же упоминаемый Нарам-Суэном Аккадским вместе с Эблой Арманум. Тем не менее, обмен у Эблы с Египтом эпохи Древнего царства был, хотя и через посредников. Во дворце найдены обломки алебастровых сосудов с именами фараонов IV династии Хафра (Хефрена. ок. 2600 г. до н.э) и VI династии Пиопи I, а также материалы времени Пиопи II, бывшего современником расцвета и гибели Эблы в XXIII веке.

      Отдельного внимания заслуживает культ Дагана, бытовавший в древней Эбле. Впервые упоминается в аккадских документах (XXIII век до н. э.) как верховное божество у населения правого берега среднего Евфрата. Храмы Дагана находились в главных городах среднего Евфрата — Мари и Тирка. Важное значение культ Дагона имел в Вавилоне в царствование Хаммурапи. Имя божества присутствует в личных именах аккадских царей (Иддин-Даган, Ишме-Даган). В текстах Саргона Аккадского Даган выступает как глава шумеро-аккадского пантеона и владелец областей Мари и Эблы. Одна из надписей гласит: «Саргон, царь, падет ниц перед Даганом в Туттуле. Он [Даган] отдаст ему верхние земли: Мари, Ялмути и Эблу, а также кедровый лес и серебряные горы». В Эбле он играет важную роль в культе, упоминается с эпитетами «господин» и «господин Туттула». Храмы, праздники и даже части города Эбла были посвящены Дагану. Даган хорошо засвидетельствован в текстах Мари как один из основных божеств амореев старовавилонской верхней Месопотамии. Большие культовые центры Дагана располагались в Терка и в Туттуле. Даган в текстах Мари часто связан с деятельностью экстатиков-пророков, получавших в храме Дагана оракулы, адресованные царю. В угаритских текстах Дагон встречается редко. Он играет небольшую и довольно неясную роль в поэме о Никкале, где упомянут как отец лунного божества Йариха. Даган встречается в угаритских списках жертвоприношений, что, вероятно, подтверждает его важность в угаритской религии. Из текста двух стел, найденных во дворе большого храма, следует, что Дагану приносили в нём жертвы, что может означать, что один из двух основных храмов Угарита был храмом Дагана.

      Однако ни один текст не дает точное указание на природу этого божества, но, если принять во внимание этимологию, связанную с древнеевр. «рыба», то можно сопоставить Дагана с Эа, богом мудрости, подземных (пресных) вод и подземного мира, культурных изобретений, известного у шумеров, как Энки, который почитался как бог-покровитель города Эриду, считающегося колыбелью шумерской цивилизации. Подобно Дагану, изображался окружённым источниками вод, с рыбьим хвостом. Можно с известной вероятностью проследить путь распространения культа божества от Персидского залива до побережья Средиземного моря, от шумеров до филистимлян, у которых он стал национальным божеством.
    • Древняя Индия. Рамаяна
      Автор: Saygo
      В гостях у передачи "Час истины":

      Ирина Петровна Глушкова, доктор исторических наук, кандидат филологических наук;
      Александр Михайлович Дубянский, кандидат филологических наук.