Сорокин Ю. А. Алексей Михайлович

   (0 отзывов)

Saygo

Не зря многие исследователи рассматривают XVII век как подготовительный период к кардинальному перелому российской истории, совершившемуся при Петре I ("допетровский период"1). По словам С. Ф. Платонова, явись в середине XVII в. "такой культурный вождь, каким был Петр Великий, - культурный перелом мог бы обозначиться раньше. Но такого вождя не явилось. Напротив, во главе встал любопытный и приятный, но более благородный, чем практически полезный правитель. Иначе не можем определить знаменитого царя Алексея Михайловича"2.

Сравнивая личные качества Алексея Михайловича и Петра, самые разные исследователи отмечали незаурядные черты характера первого; некоторые (В. О. Ключевский и С. М. Соловьев, например) рассматривали Алексея Михайловича как наиболее выдающегося и привлекательного по своим личным качествам представителя древней Руси3, признавая одновременно, что столь недюжинная натура мало проявила себя в государственной деятельности. А. Е. Пресняков видел в нем представителя "тех поколений "переходного времени", которые плывут по течению... мимо наиболее острых проблем переживаемого исторического момента"4. Н. И. Костомаров, вообще уничижительно оценивая его правление, возлагал на правительство и лично на царя ответственность как за внутренние потрясения, так и за неудачи во внешней политике5.

Советская историография, накопившая колоссальное количество публикаций о личности Петра, фактически обошла вниманием личность Алексея Михайловича, не дав ни одной специальной работы, повторяя уже сложившиеся оценки, в лучшем случае критикуя излишнюю идеализацию второго Романова.

От его эпохи осталось мало мемуаров, причем все они были (за исключением труда Г. К. Котошихина) написаны иностранцами, передавшими лишь общее впечатление от русского царя6. К счастью, сам Алексей Михайлович с охотой брался за перо, составляя обширные письма и послания, собственноручно правил текст деловых бумаг и делал приписки личного характера; он начинал писать записки о польской войне, составил уложения сокольничьего пути (своеобразное руководство по соколиной охоте); пробовал даже сочинять стихи. До нас дошло в основном то, что написано им в молодые годы7. Платонов отметил, что писал Алексей Михайлович очень легко, почти всегда без обычной в те поры риторики, откровенно.

Он был третьим ребенком от брака царя Михаила Федоровича с Евдокией Лукьяновной Стрешневой; всего же у него было семь сестер и двое братьев - Иван и Василий, но мальчики рано умерли. Единственного наследника, надежду отца и деда, трепетно любила вся родня.

В литературе называются разные даты его рождения - 9, 12 и 17 марта, но согласно дворцовой записи царевич родился 10 марта 1629 г., в 8 час. вечера. 11 марта его дед, патриарх Филарет, отслужил благодарственный молебен. Новорожденный получил драгоценные подарки: одни только Строгановы поднесли четыре полупудовых серебряных кубка, 160 соболей, атлас, бархат и проч. По традиции царских детей оберегали от посторонних глаз. Даже ближайшие родственники, прежде чем посетить ребенка в женском тереме, должны были помолиться и сходить в баню. Когда ребенку исполнился год, он получил свои первые игрушки: серебряные свайки, потешные топорики, живых птичек, позднее - "немецкие печатные листы" (книжки с картинками). Пяти лет от роду Алексей получил детские латы, точно воспроизводящие настоящие, работы немецкого мастера П. Шолта, и игрушечного коня, тоже немецкой работы, с седлом, чепраком и уздечкой.

В женском тереме царевич жил пять лет, после чего его переведи в "чулан" - особое помещение в хоромах Михаила Федоровича. Вместо "мамок" к Алексею приставили двух "дядек" - Б. И. Морозова и В. И. Стрешнева; допустили и сверстников: его окружало до 20 молодых стольников. Настоящими друзьями царевича стали Р. М. Стрешнев, А. И. Матюшкин (родственники Алексея по матери), В. Я. Голохвостов, а также братья Плещеевы. Привязанность и дружбу к ним Алексей Михайлович пронес через всю жизнь8.

С января 1634 г. началось учение. Дьяк В. Прокофьев обучал царевича чтению по букварю и в дальнейшем руководил его чтением. За три года прошли Часослов, Псалтырь, Апостольские деяния. Чтение сопровождалось беседами, разъяснениями Прокофьева. Подьячий Г. Львов учил царевича письму, а также богослужебному пению. Алексею дарили книги: из 13 наличных книг девять были богословские, одна назидательная и три светские (Грамматика, Лексикон, Космография).

Духовное образование наследника было глубоким, сочеталось с традиционным представлением о царском сане, бремени власти и проч. Я. Рейтенфелье подчеркивал: "Это в высшей степени простое и приноровленное к жизни воспитание, западая в благородную душу и гибкий ум, доводит до столь же высокой степени доблести, как изучение всех философских систем"9. К десяти годам царевич до мельчайших подробностей изучил чин богослужения и пел с дьячком на клиросе по крючковым нотам стихиры и каноны. Раньше этим дело и заканчивалось, но, по мнению Ключевского, Алексей воспитывался в такое время, когда уже существовала смутная потребность ступить дальше, в таинственную область эллинской и даже латинской мудрости, которой боязливо чурался благочестивый русский грамотей прежних веков10. Мы не знаем, однако, учили ли Алексея новым наукам.

Лишь когда царевичу пошел шестой год, его представили челяди, и только в 1637 г. он стал жить отдельно от Михаила Федоровича в трехэтажных палатах, специально для него построенных, так называемом Теремном дворце. Наконец, 1 сентября 1642 г., на 14-м году жизни, царевича впервые показали народу. С этих пор он сопровождал отца при торжественных выходах.

11 июля 1645 г. в день своих именин Михаил Федорович почувствовал себя дурно, а уже 13 июля, в третьем часу ночи три удара колокола возвестили о кончине царя. Царица Евдокия ненадолго пережила мужа. Юный Алексей, оставшись 18 августа круглым сиротой, должен был принять царский венец, а вместе с ним бремя власти. Скорбеть об умершем полагалось 40 дней; Алексей Михайлович объявил о своем трауре в течение года. За это отступление от православного, освященного годами уклада царевича осуждали. Коронация состоялась, однако, спустя 40 дней, 281 сентября. Котошихин приводит неясное свидетельство, что юный царь взошел на трон не только по праву престолонаследования, но ив силу всенародного избрания: "А мало времени миновавше патриарх и митрополиты и архиепископы и епископы и архимандриты и игумены и все духовные чины соборовали и бояре и окольничие и думные люди и дворяне и дети боярские и гости и торговые и всяких чинов люди и чернь после смерти прежнего царя на царство избрали сына его и вчинили коронование в соборной большой первой церкви"11.

Первые три года юный царь почти не показывался народу, давая аудиенции лишь иностранным послам. Из старой боярской аристократии при нем находились лишь два старика, Морозов и Трубецкой, да еще молодой Салтыков. Борису Ивановичу Морозову, оказавшему огромное влияние на царя, и его вотчинам посвящено литературы едва ли не больше, чем самому Алексею. Отношение к нему колеблется от односторонне отрицательного (Карамзин) до апологетически-восторженного (А. Зернин). В противоречивой фигуре Морозова соединялись образование, знакомство с западной культурой (Соловьев пишет о заметном влиянии на Морозова известного предпринимателя - обрусевшего голландца А. Виниуса), но и другие качества. С. Коллинс свидетельствует: "Древнее дворянство с завистью смотрело на высокий сан Бориса, который ежедневно унижал его, давая ход своим клевретам"12. "Клика" Морозова, да и он сам, не блистали, однако, ни государственными дарованиями, ни бескорыстием, следуя тому, что сам Алексей Михайлович впоследствии называл "злохитренным московским обычаем" (волокита, неправедный суд, вымогательство, произвол). Сам царь был привязан к Морозову, во время Соляного бунта спас его от смерти и не оставлял своими милостями.

Близок был к молодому царю и его родственник Никита Иванович Романов. Этот, по оценке Олеария, весельчак и поклонник немецкой музыки "не только любит очень иностранцев, особенно немцев, но и чувствует большую склонность к их костюмам"13.

Совершеннолетним тогда считался лишь женатый человек. Царь выбирал невесту публично, всенародно, не обращая внимания на родовитость. Доверенные люди по всей стране отбирали девиц, а уж затем их показывали царю. Правительство и ближние бояре весьма озабочены были этой проблемой. Царский тесть - крупная фигура в дворцовой иерархии. Морозов не мог допустить появления при дворе нового человека. Из привезенных в Москву 200 девиц царю представили только шестерых. Он выбрал дочь касимовского помещика Евфимию Всеволожскую. Молва обвиняла Морозова, что по его наущению ближние бояре так крепко затянули ей волосы под венцом, что она в присутствии царя упала в обморок. В результате ее обвинили в порче, в падучей, и царь жениться не решился. Морозов сам подыскал ему невесту. Выбор пал на дочь бедного дворянина И. Д. Милославского, который служил у посольского дьяка и, как свидетельствует Коллинс, "подносил вино иностранцам из здешних англичан, а дочь его ходила по грибы и продавала их на рынке"14. В Успенском соборе Алексей Михайлович увидел сестер Милославских, влюбился в красавицу Марию и вскоре женился на ней. Свадьба была спешной и не очень пышной. Интрига завершилась через десять дней, когда посаженный отец, вдовец Морозов (ему было тогда за 50), женился на сестре царицы.

Милославские, по словам Преснякова, "занимали видное придворное положение, ведали приказами, сидели на воеводствах, поддерживали и выводили в люди родственников, свойственников и приятелей, но не дали ни одного даровитого и полезного деятеля. Их имя неизменно связывалось с самыми острыми жалобами на приказные хищения и вымогательства"15. Единственным достоинством царского тестя была редкая память: он помнил, скажем, имена всех должностных лиц 80-тысячного войска. Между тем царь был счастлив в браке. Он любил жену, у них было 13 детей (из них пятеро сыновей), много внимания и времени уделял своему семейству.

Aleksei_mih.jpg

Kneaze_Alexey_Michailovitz.jpg

Letter_of_Alexis_of_Russia.JPG

Письмо царя Алексея Михайловича своему двоюродному брату стольнику Афанасию Матюшкину, писанное тайнописью (тарабарщиной)

834px-PhilipandNikon.jpg

Алексей Михайлович и Никон перед гробницей святителя Филиппа

1024px-Wjatscheslaw_Grigorjewitsch_Schwarz_002.jpg

Вербное Воскресенье в Москве в царствование Алексея Михайловича. В. Б. Шварц, 1865

814px-%D0%9E%D1%80%D0%B4%D0%B8%D0%BD-%D0%9D%D0%B0%D1%89%D0%BE%D0%BA%D0%B8%D0%BD.jpg

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин

800px-Tsar_Alexei_Mikhailovich_of_Russia-N.Sverchkov.jpg

«Царь Алексей Михайлович с боярами на соколиной охоте близ Москвы» (картина Николая Сверчкова)

767px-Alexix_I_and_Natalia_Naryshkina.JPG

Свадьба царя Алексея Михайловича и Натальи Нарышкиной. Гравюра XVII века

Cathedral_of_the_Archangel_in_Moscow_K.A.Fisher_(1905)_18.jpg

Архангельский собор. Перспектива торцов надгробий царя Алексея Михайловича (1629-1676), царевича Алексея Алексеевича (1654-1670), царя Михаила Федоровича (1596-1645), царевичей-младенцев Василия и Ивана Михайловичей. Фотография К.А.Фишера. 1905 г. Из коллекций Музея архитектуры им. А.В.Щусева.

По традиции, всяких чинов люди били челом царю о разных обидах и непорядках и просили утвердить законное и безволокитное вершение всех дел. И правительство Алексея Михайловича приступило к реформам. Прежде всего, дворянские челобитные содержали просьбу собирать платежи и повинности не поземельно, а по наличному количеству крестьян в поместьях и вотчинах, что избавляло дворянина от платы за пустые участки и увеличивало обложение крупных земельных владений. В 1646 - 1648 гг. проводилась подворная опись крестьян и бобылей: имелось в виду, что, как гласил царский указ, "пр тем переписным книгам крестьяне и бобыли и их дети и братья и племянники будут крепки и без урочных лет". Соборное уложение 1649 г. закрепило такой порядок.

Правительство надеялось также увеличить доходы казны, перенеся центр тяжести с прямых налогов на косвенные. В результате подскочила цена на соль. Молва обвинила во всем Морозова, а также людей, близко стоявших к нему: Л. С. Плещеева, судью Земского приказа; окольничьего П. Т. Траханиотова, начальника Пушкарского приказа; Н. И. Чистого, думного дьяка, начальника Новгородской четверти. 25 мая 1648 г., когда государь возвращался с молебна, его окружила толпа, требовавшая отставки Плещеева. Царь обещал, но придворные попытались разогнать толпу нагайками. Вспыхнул бунт; Плещеев, Траханиотов и Чистый погибли. Царь, однако, в этой сложной ситуации не потерял голову и принял действенные меры, отнюдь не карательные: стрельцов угощали вином и медом, царский тесть позвал к себе обедать москвичей, выбрав из каждой сотни, и поил их несколько дней. По Москве прошел крестный ход. Наконец, сам царь вышел к народу. Содержание его речи передал Олеарий.

Государь сожалел о бесчинствах Плещеева и Траханиотова, сделанных его именем; на их место обещал определить людей честных и приятных народу, которые будут чинить расправу без посулов и всем одинаково, за чем царь будет строго смотреть. "Что же касается личности Б. И. Морозова, которого он также обещал им выдать, то он не желает его вовсе обелять, но, тем не менее, не может счесть его виновным во всем решительно. Он желал бы верить, что народ, у которого он еще ничего особенного не просил, исполнит эту первую его просьбу и простит Морозову на этот раз его проступки; сам он готов быть свидетелем, что Морозов отныне выкажет им только верность, любовь и все доброе. Если же народу угодно, чтоб он не занимал более должности государственного советника, то он сложит ее с него, лишь бы ему не пришлось выдавать головой того, кто, как второй отец, его воспитывал и взрастил. Он не мог бы перенести этого:.. Слезы, во свидетельство сильной любви К Морозову, показались в его глазах"16.

Морозов находился в это время в Кирилло-Белозерском монастыре. В августе царь послал туда грамоту: поскольку будет ярмарка и возможно волнение народа, боярину лучше на время тайно уехать, а затем вернуться. Рукой царя на грамоте приписано: "Да отнюдь бы никто не ведал, коли и выедет куда, а если сведают и я сведаю и вам быть казненными, а если убережете его, так как и мне добра ему сделаете, и я вас пожалую так, что от начала света такой милости не видали"{17}. Позднее Морозов переехал в свою тверскую деревню, затем даже вернулся в Москву, но не занимал более официальных должностей, оставаясь, впрочем, одним из самых близких государю людей.

Знакомство с реальным состоянием управления дало Алексею Михайловичу значительный опыт. По мнению Платонова, драматические события 1648 г. в Москве подействовали на царя: он приобрел собственный взгляд на вещи. Такое же, если не большее, влияние на него оказало путешествие в Литву и Ливонию в 1654 - 1655 гг., когда началась война с Польшей за Украину. Алексей Михайлович уверен был в справедливости и необходимости этой войны для России, воодушевлялся правотой своего дела: появлялась возможность "Малую Россию, православных христиан, под единого словесных овец пастыря Христа бога нашего державу принять". Государь побывал в Смоленске и Вильне, чуть ли не на его глазах произошла катастрофа под Ригой18. Он не вмешивался в руководство военными действиями, видя смысл своей деятельности в моральном воздействии на ход событий.

23 апреля 1654 г. он обратился с наказом к князю А. Н. Трубецкому, поставленному во главе московской рати: "Князь Алексей Никитич с товарищи! Заповедую вам: заповеди божий соблюдайте и дела наши с радостию исправляйте: творите суд вправду, будте милостивы, странноприимцы, больных питатели, но всем любовны, примирительны, а врагов божиих и наших не щадите, да не будут их ради правые опорочены; передаю вам эти списки ваших полчан: храните их, как зеницу ока, любите и берегите по их отечеству, а к солдатам, стрельцам и прочему мелкому чину будте милостивы к добрым, а злых не щадите; клеветников и спорщиков не допускайте до себя, особенно же пребывайте в совете и любви и упование держите несомненное. Если же презрите заповеди божий и преслушаетесь нашего слова, людей божиих, преданных вам, презрите, то я перед богом не буду виноват, вы дадите ответ на страшном суде"19.

В этом наказе отразился некий нравственный идеал: даже отступнику царь грозит не своим судом, но божьим. В заметках царя о польской войне самая примечательная черта - забота о ратниках. Он понимает, что вовсе без жертв обойтись нельзя, но предлагает воеводам вести дело с наименьшими потерями и готов простить многое, но не лишние жертвы. Матюшкину он писал: "Людей наших всяких чинов 51 человек убит, да ранено 35 человек; и то благодарю Бога, что от трех тысяч столько побито, а то все целы, потому что побежали, а сами плачут, что так грех учинился... Радуйся, что люди целы"20. Нужен был особый склад души - радоваться бегству своих воинов, тем спасшихся. Когда иностранный офицер на русской службе предложил ввести смертную казнь за бегство с поля боя, царь с негодованием отказался от такого шага на том основании, что Бог не всем даровал одинаковую храбрость и карать за это было бы жестоко.

В завоеванных городах Алексей Михайлович не спешил установить свой суд, уважая местные традиции, и в частности удовлетворил челобитную жителей Могилева, желавших жить по магдебургскому праву, носить прежнюю одежду, не ходить на войну и проч. Во второй раз он приехал в Смоленск, чтобы прекратить мародерство и погромы.

Религиозное чувство - реальный двигатель многих поступков царя. Знаток церковной литературы, Алексей Михайлович проявлял интерес к византийской обряднрсти; он даже просил патриарха антиохийского Макария молиться, чтоб ему "уразуметь эллинский язык". В вере он был искренен и тверд. Он обо всем судил с точки зрения христианской морали, главное для него было - не погубить свою душу. Не случайно самый суровый упрек, который он адресует в письмах своему корреспонденту, провинившемуся перед ним, - невозможность спасения души. Бог для Алексея Михайловича - высший судья, перед которым равны и царь и подданные. "На оном веке рассудит нас бог с тобою, а опричь того мне нечем от тебя оборониться", - писал самодержец казначею Саввина монастыря Никите, уличенному в пьянстве.

Алексей Михайлович не чужд был увлечения внешней, обрядовой стороной православия, при этом в церкви, бывало, распоряжался, наводя порядок, хотя, казалось бы, должен был лишь внимать службе. В монастыре Саввы Сторожевского на заутрене в присутствии царя и патриарха антиохийского Макария, когда чтец начал чтение из жития святых возгласом: "Благослови, отче", царь вскочил с кресла и закричал: "Что ты говоришь, мужик, сукин сын: благослови отче? Тут патриарх; говори: благослови, владыко!" Во время службы царь учил монахов читать, петь; если они ошибались, с бранью поправлял их, вел себя уставщиком и церковным старостой, то есть был в храме, как дома21.

Придворный врач Коллинс свидетельствует, что царь всегда, когда здоров, бывал на богослужениях в церкви, а когда болен, служба совершалась в его покоях. В пост он посещал всенощную, стоял пять или шесть часов кряду. В Великий и Успенский посты, сообщает Котошихин, царю подают лишь капусту, грузди, рыжики и ягодные блюда без масла и ест он по вторникам, четвергам и субботам эту пищу один раз в день, а пьет квас или полпиво, а в понедельник, среду и пятницу не ест и не пьет вообще ничего, исключая лишь дни именин царицы, царевичей, царевен и своих. Тем же кормят бояр и послов. Часто Алексей Михайлович вставал среди ночи и молился до утра. При дворе жили странники, юродивые и богомольцы. Среди них выделялись "верховые старцы", чьи рассказы царь любил слушать. Юродивого Василия Босого он называл своим братом.

При склонности к постничеству и аскетизму, Алексей Михайлович совершенно лишен был религиозной экзальтации и в отличие от многих русских людей не был суеверен. В письме к Никону о смерти патриарха Иосифа (Статейный список) царь описал случай, происшедший с ним, когда он пришел поклониться покойному в церковь: "И мне прииде помышление такое от врага (дьявола. - Ю. С): побеги де ты вон, тотчас же тебя, вскоча, удавит! И я, перекрестясь, да взял за руку его, света, и стал целовать, а в уме держу то слово: от земли создан и в землю идет - чего бояться? Тем себя и оживил, что за руку его с молитвой взял"22. Признавая целесообразность реформ патриарха Никона, царь противился ее крайностям. Преследование старообрядцев происходило по требованию и с санкции восточных патриархов, ссылавшихся на византийскую традицию и требовавших, чтобы раскол был уничтожен "крепкой десницею царской".

Все церковное управление на Руси в XVII в. находилось, как известно, под бдительным и действенным контролем государства. Царь утверждал патриарха, епархиальных архиереев, назначал бояр, дворецких и дьяков, ведавших церковным хозяйством. Никон, с точки зрения Н. Ф. Каптерева, добивался освобождения церкви от светской власти, независимости патриарха в церковных делах и права на духовный контроль за светской властью. Алексей Михайлович, видимо, признавал за патриархом право увещевать царя23. Косвенно это подтверждается переносом в Успенский собор с Соловков мощей митрополита Филиппа, дерзавшего обличать Ивана Грозного и задушенного Малютой Скуратовым. Светская власть как бы приносила при этом покаяние в содеянном. Но претензию Никона "сделаться московским папою" Алексей Михайлович отвергал, он хотел быть царем "по примеру древних благочестивых греческих царей", то есть исходил из примата светской власти. Он не боролся при этом против Никона лично. Послания царя Никону, лишенному церковным собором 1666/1667 г. сана и находившемуся в ссылке, полны заботы, расспросов о здоровье; царь посылал бывшему "собинному" другу подарки и проч.

Обратной стороной религиозности царя было его христианское смирение, но смирение паче гордости. В письме Никону он писал: "Мы, по милости Божией и по вашему святительскому благословению, истинным царем христианским нарекаемся, а по своим злым мерзким делам не достойны и во псы, не только в цари"24. "Мне, грешному, здешняя (земная. - Ю. С.) честь, аки прах", - говорится в другом его письме.

Религиозному чувству царя в отличие от многих его современников не претила европейская культура. Алексей Михайлович был уверен, что не грешил, не изменял православию, когда вводил при дворе новшества, приятные и полезные. Кремлевский дворец украшается мебелью и обоями в польском вкусе. Из-за границы привозили даже газеты. Дети царя учились латыни и польскому языку. Царица Мария Ильинична выезжала с мужем на охоту. Боярин Б. М. Хитрово подарил царю полукарету, а А. С. Матвеев - уже настоящую "черную немецкую на дуге, стекла хрустальные, а верх раскрывается надвое". В 1674 г. в Преображенском состоялся спектакль по пьесе Симеона Полоцкого "Действие как Олоферну царю царица голову отсекла", на котором присутствовал Алексей Михайлович с женой и детьми. Иждивением Матвеева возникла даже балетная труппа из 26 человек. Во дворце появились зеркала и картины. Нередко они передавали "сцены из жизни": неправедный судья, принимающий чашу и мошну с серебром, а снизу ад с чертями и надпись: "Горе судьям неправедным"25. Западное влияние при Алексее Михайловиче испытала и церковь: в храмах появились органы и даже скульптурные изображения святых26.

Правда, царь вводил изменения в свой быт лишь с согласия духовника. М. Д. Хмыров подметил, что, вводя новшества в свою повседневную жизнь, Алексей Михайлович подчеркнуто придерживался традиций и старины, когда речь шла об отправлении публичных или официальных церемоний27. Барон Майерберг описал торжественный прием у государя, при котором (знак особой милости) послам разрешалось поцеловать у царя руку: "Пока мы подходили, он перенес свой скипетр из правой в левую руку и протянул нам для целованья. Князь Черкасский поддерживал ее своею, а царский тесть Илья все так и сторожил и кивал нам, чтоб кто-нибудь из нас не дотронулся до нее своими нечистыми руками"; после этого царь вымыл руки в серебряном рукомойнике, шокировав этим послов28. Но дело в том, что люди иной веры считались в России "погаными", и после соприкосновения с ними царь обязан был мыть руки.

В конце правления Алексея Михайловича отмечены и гонения на европейские обычаи. Царь велел вынести из главной церкви Кремля дорогие, прекрасной работы органы и удалить вообще всякую музыку из храмов; запретил курить табак. В 1675 г. князь Кольцов-Масальский постриг волосы короче, чем это обычно делалось, за что разжалован из стряпчих в жильцы. Предписывалось под страхом опалы и записи в нижние чины, чтоб никто "иноземных, немецких и иных извычаев не принимал, волос у себя на голове не постригал, тако ж и платьев и шапок с иноземных образцов не носил и людям своим потому ж носить не велел"29. Преследовалось также бритье бороды - за "блудоноский образ".

В первой половине и середине XVII в. власть московского государя далеко не всегда являлась неограниченной. Иногда титул "великий государь" принадлежал сразу двум лицам (Михаилу Федоровичу и Филарету, Алексею Михайловичу и Никону). Боярская дума, даже утратив исключительно аристократический характер30, упорно отстаивала свои прерогативы, и царь вынужден был с этим считаться. Формально самодержавие было восстановлено лишь в середине 50-х годов XVII в., когда Алексей Михайлович принял титул "Царь, Государь, Великий Князь и всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец"31. В письме князю Г. Г. Ромодановскому он гордо заявил: "Бог благословил и передал нам, государю, править и рассуждать люди свои". Он резко отзывался о московской приказной волоките, искажавшей царское "рассуждение и правду", пытался наводить порядок, пресечь корысть, лихоимство и подкупы, действуя по двум направлениям.

Во-первых, Алексей Михайлович попытался опереться на умных, сведущих и надежных людей, хорошо знакомых ему и разделявших его стремления. Он умел разбираться в людях. В его царствование выдвинулась плеяда талантливых государственных деятелей: "милостивый муж" Ф. М. Ртищев, любимец царя и товарищ его детских игр (настоящий панегирик ему, во многом, впрочем, справедливый, написал Ключевский32); А. Л. Ордин-Нащокин, незнатный псковский дворянин, впоследствии думный боярин и глава Посольского приказа; А. С. Матвеев, худородный московский дворянин, а затем рейтарский полковник и преемник Ордин-Нащокина. Доверием царя пользовались также думные дьяки А. Иванов, Л. Лопухин, Л. Голосов, Г. Доктуров, И. Грамотин, А. Куков и другие. Все эти люди, исключая разве Ртищева, довольно скромного происхождения33.

Значение боярского сана, щедро раздаваемого царем, падает, боярство растет количественно, но теряет свой политический и социальный вес34; местническое высокомерие жестоко преследуется. В 1658 г. князь И. Хованский, имевший немалые заслуги перед государем, оскорбил Ордин-Нащокина. Последовала царская грамота с резким выговором: "Тебя, князь Ивана, взыскал и выбрал на эту службу великий государь, а то тебя всяк называл дураком, и тебе своей службой возноситься не надо". Алексей Михайлович не ограничивался такого рода увещеваниями. По его приказу били за местнические претензии батогами окольничего Н. А. Зюзина, а голову Наумова за то же били батогами, сослали в Якутию, а поместья и вотчины отписали в казну35.

Вместе с тем Алексей Михайлович не в состоянии был решиться на разрыв с людьми, которых близко и хорошо знал, которым был чем-либо обязан. Как радовался он, когда в 1652 г. "ударил челом" об отставке его дворецкий, князь А. М. Львов, "возмутительно самоуправный"; но удалить его от себя он не смог, не хватало духу. Точно так же терпел царь бездарность Милославских, властолюбие Никона. В своих письмах он гневно распекал провинившихся, но предпочитал компромисс любой решительной мере, даже если речь шла об удалении от двора.

Во-вторых, царь попытался влиять на ход дел минуя приказную систему. На его имя поступало огромное количество жалоб на волокиту и неправый суд. Воспользовавшись ими, Алексей Михайлович учредил Приказ тайных дел со значительными функциями и широкими полномочиями. Котошихин указывал, что "устроен тот Приказ при нынешнем царе для того, чтобы его царская мысль и дела исполнялись по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали". Прежде всего, Тайный приказ разбирал челобитные. Дела велись "без мотчания" (волокиты), зачастую они разбирались устно.

Тайный приказ действовал именем царя, но Алексей Михайлович и сам частенько рассматривал жалобы. Он не был стеснен законами, так как полагал, что перед самодержавной властью ни у кого нет никаких прав - их признание зависит лишь от монаршей милости. Поэтому и появлялись царские резолюции вроде: "Хотя и довелось было дать жалованья, а за то, что бил челом невежливо и укором, отказать во всем".

Из Тайного приказа рассылались лица с соответствующими полномочиями для расследования дел, сбора сведений. Подьячие Тайного приказа сопровождали бояр-послов за границу, следя за соблюдением данных им инструкций. Это учреждение ведало также следствием и сыском по политическим делам, производством снарядов для артиллерии, рудным делом и проч. М. Н. Покровский полагал, что Котошихин в своих записках переоценил влияние дьяков Тайного приказа, но сама идея - поставить думных людей под контроль недумных - была несомненно новой36.

Наконец, Тайный приказ управлял хозяйством царя. В начале своего правления Алексей Михайлович почти не вмешивался в хозяйственные распоряжения дворцовых учреждений (Приказ Большого дворца, Царская палата, Царицына палата, Казенный приказ и т. д. - всего 11 учреждений), сосредоточившись на государственной деятельности. С образованием Тайного приказа ситуация изменилась. Тайный приказ располагался во дворце, здесь, за столом с особым письменным прибором царь слушал дела и принимал решения. Он распоряжался деятельностью приказа и в походах, где его сопровождали подьячие. Личные указания царя гонцы немедленно везли в Москву; там им придавали окончательную форму и они поступали к исполнению. Нередко при особе государя находилось до 45 подьячих. Алексей Михайлович читал доклады с мест, по форме более похожие на приватные письма, чем на официальные бумаги, требуя при этом, чтобы они систематически подавались ему; при этом он собственноручно делал на полях присланных бумаг заметки. Выслушивал он и устные доклады37. Деятельность Тайного приказа позволяла царю сосредоточить в своих руках основные нити управления государством. По мнению Преснякова, Тайный приказ Алексея Михайловича играл ту же роль, что и Кабинет его величества в XVIII веке.

Алексей Михайлович был рачительным хозяином. Опись личных владений царя занимает более 60 столбцов печатного текста. Он обнаруживал несомненный интерес к хозяйственной деятельности, может быть, даже испытывал потребность в ней. В 1649 г. он дал инструкцию дворянину П. Хомякову, отправленному описывать села Забелино и Резанцево. Этот документ отразил давно сложившиеся приемы и интересы тогдашних вотчинников, и в этом смысле не является чем-то оригинальным. Интересно другое. Сохранился черновик инструкции Хомякову, написанный Алексеем Михайловичем, с многочисленными поправками и вставками; под своим наказом он собственноручно записал сведения об урожайности и размерах крестьянских оброков в селе Резанцеве.

Часто Алексей Михайлович осматривал свои подмосковные вотчины; он любил присутствовать при закладке хозяйственных построек (например, был в Измайлове, когда там закладывали конюшню), охотно беседовал с мастерами и подмастерьями об устройстве мельничной плотины ("можно ли в плотину класть ряд сани, ряд навозу, ряд кострины и будет ли крепко"). Придумывал новые кулинарные рецепты.

Такое поведение царя А. И. Заозерский объясняет влиянием Морозова, который сам был незаурядным хозяином и предпринимателем38, но, главное, врожденным чувством порядка во всем. Доходы дома Романовых при Алексее Михайловиче выросли в три раза39. Разумеется, не только царь занимался предпринимательством. Майерберг отмечал, что бояре открыто занимаются торговлей40. Царская власть подавала всем пример.

Иностранцы поражались, что самодержавный государь не присваивал имущества подданных, никогда не позволял себе оскорблять кого- либо, и объясняли это нравственными качествами Алексея Михайловича. Русские находили его поведение вполне естественным. Понятие "честь государя" предполагало определенное отношение к его особе как подданных и иностранцев, так и соответствие его поведения установившемуся народному идеалу царской власти. Отстаивая царскую честь, правительство готово было пойти на любые конфликты.

Политическая значимость столь строгого блюдения царской чести особенно очевидна в борьбе с самозванством. Русская дипломатия готова была идти на. любые уступки, лишь бы самозванцы были лишены иностранной поддержки - уроки Смутного времени не прошли даром. Два самозванца объявились в Константинополе. Один выдавал себя за сына царевича Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I), другой - за сына царя Василия Шуйского. Первый, как установило московское правительство, Ивашка Вергуненок, казак из-под Полтавы; второй - Тимошка Акундинов, стрелецкий сын из-под Вологды. Особенно много хлопот доставил Тимошка, пока, наконец, его не выдала русскому правительству Голштиния. П. Медовиков сообщает и о третьем самозванце - Ивашке Воробьеве, выдававшем себя в 1674 г. за царевича Симеона Алексеевича.

Иностранцы (Олеарий, Майерберг и др.) оставили описание потрясшего их приема у царя, хотя и пытались иронизировать насчет "варварской роскоши" русского двора. Торжественный церемониал приема послов соответствовал понятию "честь царская". Алексей Михайлович слушал послов сидя, в то время как русские дипломаты в Европе пытались требовать, чтобы монархи вставали при одном упоминании имени русского царя. В традиционные формы почитания своего сана Алексей Михайлович внес личные нотки. В отличие от своих предшественников на троне, которые даже в официальных посланиях не стеснялись в выражениях41, он не допускал такой разнузданности, уважал "равных себе правами венценосцев". Он осудил казнь Карла I, и английские купцы были лишены торговых привилегий. Едва ли не первым он обратился к восточным монархам как к ровне. В 1675 г. в Индию послан был М. Касымов к "Великому Монголу Евреин-Зепу" (Аурангзебу) с изъявлением братской дружбы и с целью обмена посольствами42.

В этом же ряду стоят церемонии выходов царя и появлений его перед народом, когда царь шел пешком и стоял с непокрытой головой. Главнейшими качествами идеала "истинного" царя были защита народа от бояр и воевод, милостивое отношение к простым людям, верность православным традициям и заветам. В царствование Алексея Михайловича произошли невиданные ранее по накалу политические столкновения. И все-таки он во многом соответствовал этому идеалу царской власти; многочисленные народные выступления, даже крестьянская война С. Т. Разина, не означают отрицания личности Алексея Михайловича; никогда в обыденном сознании он не считался "неистинным" царем. Олеарий свидетельствует: русские "ставят своего царя весьма высоко, упоминают его имя во время собраний с величайшим почтением и боятся его весьма сильного, более даже, чем бога. У русских присказка: "Про то знают бог да великий князь"". И далее: "Самое тягостное наказание - быть удаленным от высокого лика его царского величества и не допускаться к лицезрению ясных его очей"43.

Сохранились свидетельства, хотя и смутные, что политическим идеалом Алексея Михайловича была монархия Ивана Грозного. К этому идеалу тяготели многие Романовы, но трудно представить себе настолько несхожих людей и правителей, как Иван IV и Алексей Михайлович - Грозный и Тишайший. Фигура Ивана IV привлекала Алексея Михайловича прежде всего стремлением к самодержавию. После Смуты самодержавное правление было поколеблено и формально восстановлено лишь 1 июля 1654 года44. При этом в отличие от Грозного, Алексей Михайлович никогда не использовал свою власть для произвола или личной расправы. Он готов был даже добровольно делиться властью с Боярской думой, при условии признания его самодержавных прав. Такое поведение тем более должно было поражать иностранцев, что в Европе это был век Людовика XIV. Алексей Михайлович первым начал смягчать строгости придворного этикета, делавшие чопорными, тяжеловесными отношения между государем и подданными. Коротко говоря, он преследовал те же цели, что и Грозный, но средства достижения выбрал иные, считая при этом, что не уронил чести царской.

Это вовсе не означает, что при Алексее Михайловиче не происходило массовых экзекуций. Напротив, известны жестокие казни восставших крестьян, казаков, городских низов. В Арзамасе при подавлении крестьянской войны казнено было не менее 11 тыс. человек. Котошихин оставил описания пыток и казней в Москве: за содомский грех, богохульство, церковную татьбу и чернокнижие людей подвергали сожжению на костре; за убийство, измену и предательство клали на плаху; фальшивомонетчикам горло заливали расплавленным свинцом и оловом; за царское бесчестье (поносные слова) били кнутом и вырезали язык45. Тем не менее эти расправы определялись и регламентировались законом. Алексей Михайлович мог явить (и часто являл) милость, мог смягчить наказание, но он никогда не поступал более жестоко, чем требовал закон.

Царю претила бессмысленная жестокость, когда суровость наказания превосходит тяжесть преступления. Рейтенфельс сообщил о грузинском князе, который приказал "за осквернение придворных девиц" отрезать своему слуге уши и нос. Алексей Михайлович выразил через посла строгое порицание князю, прибавив, "что он может отправляться к себе в Грузию или выбрал бы себе другое пристанище, но он никоим образом не может допустить его жестокостей в Московии"46. Коллинс свидетельствует: "Ежегодно, в великую пятницу, он посещает ночью все тюрьмы, разговаривает с колодниками, выкупает некоторых, посаженных за долги, и по произволу прощает некоторых преступников. Он платит большие суммы за тех, о которых узнает, что они точно нуждаются"47.

Склонность к компромиссу Алексей Михайлович, казалось, положил в основу своей политической системы. Основные события его царствования (московское восстание 1648 г.; частичное удовлетворение требований дворянства и посадских людей Соборным уложением 1649 г.; учреждение Тайного приказа с сохранением Боярской думы и приказной системы; существование полков нового строя наряду со стрелецкими полками; раскол и дело патриарха Никона; борьба за Украину и компромисс с Речью Посполитой; Кардисский мир 1661 г. со Швецией) подтверждают этот тезис. Ордин-Нащокин, убежденный сторонник войны со Швецией за возвращение отторгнутых у России балтийских владений, вынужден был, подчиняясь распоряжениям Алексея Михайловича, уступить все ливонские приобретения России Стокгольму при подписании Кардисского мира. Отечественная историография такой шаг критикует, и довольно резко. Но уступка позволила России сосредоточиться на борьбе с Речью Посполитой.

Для Алексея Михайловича характерна известная неспешность: далеко не каждую идею он стремился немедленно претворить в жизнь, предпочитая выждать, осмотреться; даже когда обстоятельства вынуждали принимать решение немедленно, он не рубил сплеча, предпочитая сдержанность. Это обычно объясняют особыми свойствами его натуры, мирной и созерцательной. Иностранцев поражало еще одно качество русского царя - патриархальность. При дворе не стыдно было выказать простые человеческие чувства (речь не идет об официальных церемониях), царь вполне доступен, часто выходит к народу. При дворе бояре чувствуют себя свободно, часто просят "економа и погребщика нацеживать себе вдоволь всего для угощения пышными обедами своих гостей"48, не спрашивая разрешения государя. Алексей Михайлович неизменно доброжелателен, осознает себя отцом подданных, "царем-батюшкой". Европа, разоренная Тридцатилетней войной, в чем-то проигрывала в сравнении с Россией, как проигрывал европейский абсолютизм в сравнении с патриархальным ее самодержавием - вот вывод, к которому невольно приходили иностранцы, побывавшие в Москве49.

Многие русские историки скептически оценивали деятельность Алексея Михайловича как политика и царя. Ему ставили в вину излишнюю пассивность, созерцательность, отсутствие обдуманной программы преобразований, боязнь труда, даже труда управлять государством, и т. п.50". Многие недостатки государя и его правительственной системы нельзя не признать, объяснив их, впрочем, традициями и обычаями, вековыми представлениями о сущности и значении царской власти. Но вместе с тем Алексей Михайлович и его правительство вынуждены были искать новые пути дальнейшего развития страны на национальной основе, без насильственной ломки существующих государственных и общественных структур.

Платонов определил участие Алексея Михайловича в государственной деятельности посредством следующей аллегории: везут тяжесть; необходим крик из праздного горла, чтобы задавать ритм движению. В общей работе царь и был человеком, который сам не работал, но своей суетой и голосом давал направление тем, кто трудился51. Видимо, сам Алексей Михайлович прекрасно это понимал, более того, руководствовался тем принципом, что государь и не должен все делать сам, но лишь направлять деятельность других. Распекая Ромодановского, он писал: "Мы... дела... полагаем - смотря по человеку, а не всех стран дело тебе одному, ненавистнику, делать для того: невозможно естеству человеческому на все страны делать, один бес на все страны мещется". Иначе рисовался образ царя Соловьеву: "Бесспорно, Алексей Михайлович представлял самое привлекательное явление, когда-либо виданное на престоле царей Московских. Иностранцы, знавшие Алексея, не могли высвободиться из-под очарования его личной, человеческой, благо-думной природы. Эти черты характера выставлялись еще резче, привлекали тем больше внимание и сочувствие при тогдашней темной обстановке"52.

Характеризуя личность Алексея Михайловича, нельзя не отметить прежде всего начитанность, книжность царя. Он любил писать и писал много, с черновиками, с правкой текста, добиваясь максимальной выразительности. При этом он цитировал Св. Писание, житийную литературу, ладил с историей и географией. Известно, что до Алексея Михайловича цари лично никаких бумаг не подписывали, за них это делал "в государевом имени дьяк". Алексей Михайлович не только первым стал подписывать важнейшие государственные акты "своею царскою самодержавною рукою". Красноречиво его признание в письме Никону: "А се в один день прилучился все отпуски и к тебе, святителю, и к ним, и к Василию Босому, и в Савинский монастырь к Алексею (А. Б. Мусину-Пушкину. - Ю. С. ), а я устал, и ты меня, владыко святой, прости в том"53. Письма, написанные самим государем, считались знаком особой милости, поэтому он не забывал прибавить: "Писах сие письмо все многогрешный царь Алексей рукою своею". Даже если письмо содержало укоры и попреки, зачастую довольно резкие, получение личного письма царя как бы смягчало их, позволяло виновному надеяться на прощение и милость.

Манера его письма витиевата и многоречива, иногда жива и образна. В 1652 г. в Саввин монастырь был послан Мусин-Пушкин с грамотой царя монастырскому казначею, которая начиналась так: "От царя и великого князя Алексея Михайловича всея Русии врагу божьему и богоненавистцу и христопродавцу и разорителю чудотворцева дому и единомышленнику сатанину, врагу проклятому, ненадобному шпыню и злому пронырливому злодею казначею Миките". Последний обвинялся в непотребном поведении, пьянстве и бесчинствах. Рукою царя на грамоте приписано: "Твое дело, что езжаючи по селам да пить? Да возить за тобой по две фляги вина! Не на то я тебя призвал, что вино то пить. О, горе мне от тебя, Микита. Каково ты мне сотворил за мою к тебе любовь, таково и я тебе сотворю". На шею Никите надели "чепь", на ноги железы. Но вскоре царь простил загулявшего казначея.

Перу царя принадлежит труд "Книга, глаголемая Урядник: новое положение и устроение сокольничья пути". Легко угадываются глубокие знания царя в этой области, его восхищение красотой охоты с ловчими птицами.

Алексей Михайлович даже писал творения, которые, по замечанию Ключевского, "могли казаться автору стихами". Книжность и начитанность царя есть производные качества от его любознательности и восприимчивости. Он "яко губа напояемая" интересуется любыми сведениями, ему интересно все: политика, чуждые быт и нравы, военное искусство, богословие, устройство Византии, садоводство, церковные обряды, значение патриарха, театр, языки, музыка, кулинарные рецепты, состояние здоровья сокольника Карпуньки и прочее.

Неверно было бы считать Алексея Михайловича любителем праздной жизни. Он вовсе не чурался труда, работая за столом в своих хоромах и часто держа в руке перо. Но при этом он стремился только к благоустройству и покою, взвешивая любую свою акцию. Вот эта-то основательность в решениях, продуманность поступков и предопределила мнение историков, будто "не такова была натура у Алексея Михайловича, чтобы проникаться одной какой-то идеей, он не мог энергично осуществлять эту идею, страстно бороться, преодолевать неудачи, всего себя отдавать практической деятельности"54.

Вставал государь в 4 часа утра и сразу выходил в крестовую палату, где совершал утреннюю молитву, по окончании которой прикладывался к иконе, а духовник кропил его святой водой. Затем он направлялся к царице и вместе с нею шел к заутрене. После заутрени растворялась дверь из внутренних покоев в переднюю палату, где собирались ближние бояре и думные чины - в кафтанах из сукна, атласа, а то и парчи, в высоких шапках из меха соболя или чернобурой лисы. Царь беседовал с ними, ему сообщались последние новости. Он благодарил, тут же жаловал отличившихся, ему кланялись в ответ.

Затем царь шел к обедне в кремлевские соборы. Выходил он "в порфире и короне", его окружали рынды, одетые в белые, шитые серебром кафтаны и высокие белые бархатные шапки, шитые жемчугом. Народ встречал царя земными поклонами. Выход его к обедне имел определенный смысл: он свидетельствовал о стабильности существующего порядка и подчеркивал своеобразное единение царя с народом. Обедня заканчивалась в 10 часов, и царь удалялся во внутренние покои "сидеть с бояры", то есть заниматься государственными делами. Бояре сидели но знатности, думные дьяки стояли, иногда, когда заседание затягивалось, царь и им разрешал садиться. В эти же часы государь работал в Тайном приказе. В праздники Дума не собиралась, а проходили приемы послов или приглашали патриарха с духовенством.

Обедал государь чаще всего один. Хотя Алексей Михайлович был очень воздержан в еде, часто постился, но даже в будние дни к его столу подавали до 70 блюд. Они, как и хмельные напитки, посылались отличившимся боярам. Сам царь пил квас, редко овсяную брагу или пиво. Каждое блюдо, подаваемое к его столу, пробовали (повара, дворецкие, стольники, ключники, кравчие) из-за боязни яда. В праздничные дни стол роскошно сервировался55. Всегда за ним было много гостей. Приглашение на царский пир было весьма почетно, хотя нередко между боярами возникали местнические ссоры.

После обеда царь ехал на соколиную охоту или ложился отдохнуть на 2 - 3 часа (если ночью молился). Выезд царя пышно обставлялся: зимой подавали широкие раззолоченные и расписные сани, обитые персидскими коврами. Вокруг саней теснились стрельцы. Впереди мели путь и разгоняли толпу. Завершал шествие отряд жильцов - своеобразной дворцовой гвардии. Летом царь ездил верхом.

Возвратившись, царь шел к вечерне и остаток дня проводил в кругу семьи. Алексей Михайлович и Мария Ильинична вместе ужинали, потом призывались странники, верховые старцы, занимавшие их рассказами. По вечерам царь читал (Св. Писание, жития, духовные слова и поучения, летописи, хроники и хронографы, посольские записки, книги по географии, а также повести и рассказы, привозимые из Польши), а еще чаще писал. Иногда вечером шли в Потешную палату - своеобразный театр-балаган, где выступали шуты, карлики, уроды, скоморохи. Со временем шутов и скоморохов потеснили музыканты, игравшие на органах и цимбалах, "бахари и домрачеи" - певцы и рассказчики народных сказаний. Позднее в этой палате разыгрывались настоящие спектакли, ставились европейские комедии. В девять часов вечера государь уже спал.

Так спокойно и размеренно проходил почти каждый день Алексея Михайловича, не чуравшегося постоянного, упорного государственного делания. Разработав шутовской чин производства в сокольники, царь собственноручно приписал характерное отступление: "Правды же и суда и милостивой любви и ратного строя никогда не забывайте: делу время и потехе час".

Воспитанный в чинных традициях дворцовой жизни, комнатной и выходной, Алексей Михайлович полагал, что любая, самая малая вещь должна быть "по чину честна, мерна, стройна, благочинна". Он не терпел беспорядка, разгильдяйства, пытался регламентировать любой поступок. Он руководствовался довольно стройной морально-этической системой, и всякий частный случай подводил под нее56. Сам Алексей Михайлович подавал пример редкой щепетильности, не стесняясь заниматься мелочами, до которых не доходили руки у многих его предшественников. Сохранилась личная тетрадь царя, в которой он записывал расходы, взятые им на себя по поминовению князя М. Одоевского. Поминовение продолжалось 40 дней, и почти ежедневно Алексей Михайлович аккуратно отмечал, велик ли расход, откуда взяты деньги и на что потрачены.

Щепетильность царя доходила до того, что он стеснялся купить приглянувшуюся ему вещь. Как душеприказчик покойного патриарха Иосифа, Алексей Михайлович занимался разбором его имущества: кое-что продал, а деньги роздал нищим. Ему приглянулись при этом серебряные сосуды, и он мог, разумеется, купить их для себя, но сделать это не решился, так объяснив мотивы своего поступка в письме Никону: "А и в том меня, владыка святой, прости, немного и я не покусился сосудом... Не хочу для того: и от Бога грех, и от людей зазорно, а се какой я буду душеприказчик: самому мне имать, а деньги мне платить себе же".

Алексей Михайлович готов был принять любое подношение и подарок, если они делались бескорыстно. 1 ноября 1653 г. царь был у князя М. Н. Одоевского в Вешнякове, тот "лошадью челом ударил" государю. Позднее он писал Н. Н. Одоевскому: "Я молвил им: По толь я приезжал к вам, чтоб грабить вас?.. Но видя их нелестное прошение и радость неописанную, взял жеребца темносерого. Не лошадь дорога мне, всего лучше их нелицемерная служба, и послушание и радость их по мне, что они радовались мне всем сердцем. Да жалуючи и тебя, и их везде был... и в конюшнях и во всех жилищах и кушал у них в хоромах"57. Следовательно, будучи у детей своего ближнего боярина, царь принял коня, обошел все строения и даже обедал у Одоевских, что было едва ли не высшей царской милостью.

Алексей Михайлович был милостив и щедр. Он любил своих стрельцов, не давал их в обиду даже по пустякам. Как-то ему донесли, что квас не очень удался и осталось его только стрельцам споить. Царь обиделся за них: "Сам выпей!" - закричал он слуге. Современники повествуют о широкой раздаче Алексеем Михайловичем милостыни и "кормов" нищим и убогим. Всякое горе, беда вызывали в нем отклик и сочувствие.

У Н. И. Одоевского скоропостижно скончался сын. Царь Первым сообщил князю об этом и пытался утешить убитого горем отца, взяв на себя расходы по похоронам, обещая и впредь жаловать семейство и т. д. Горе А. Л. Ордин-Нащокина, по мнению царя, было много тяжелее. У него бежал за границу сын, причем сделал это как изменник, во время служебной поездки, с казенными деньгами, с указами о делах. На просьбу раздавленного позором отца об отставке царь послал ему "милостивое слово": отказал в отставке, не считая его виноватым и пытаясь утешить надеждой, что сын его не изменник, а просто легкомысленный человек. "А тому мы, великий государь, не удивляемся, что сын твой сплутал... Он человек молодой". И птица, летая по всему свету, возвращается в родное гнездо, "так и сын ваш к вам вскоре возвратится". Царь оказался прав: "Афанасьев сынишка Войка" вскоре вернулся в Псков, затем приехал в Москву. Алексей Михайлович его простил и по-прежнему принимал у себя.

Царь не чужд был веселья и шутки. Но у него почти не было пустых, никчемных потех: он любил совмещать удовольствие с пользой. Опоздавших к смотру стольников он велит одетых купать в пруду, благо купальня широкая и в нее помещаются до 12 человек. После купания царь приглашает их обедать и кормит. Исправные стольники стремились даже нарочно опоздать, чтобы их выкупали и за царский стол посадили. Шутливый охотничий обряд царь обставил нехитрыми действиями и тарабарскими формулами, в основе которых лежит здоровый охотничий азарт и любовь к соколиной охоте58. Пьянство для Алексея Михайловича - тягчайший проступок, за который "без всякой пощады быть сослану на Лену"59.

В гневе царь был отходчив, это были минутные вспышки, хотя в такое мгновение он мог даже ударить человека, невзирая на его возраст и заслуги. Он побил боярина Стрешнева, родственника по матери, когда тот отказался "открыть" себе кровь, приговаривая: "Твоя кровь дороже что ли моей? Или ты считаешь себя лучше всех?" А после не знал, как задобрить старика, чтобы тот не сердился. Майерберг сообщает, что на заседании Боярской думы царский тесть Милославский неуместно расхвастался своими воинскими талантами. Алексей Михайлович разгневался, рванул его за бороду и пинками выгнал из зала, захлопнув дверь. Наутро они встретились как ни в чем не бывало и не вспоминали о вчерашнем инциденте.

Алексей Михайлович был мастер браниться. Достаточно почитать его письма, например, Ромодановскому, в которых царь распекал его за то, что князь вовремя не послал полк рейтар и полк драгун воеводе Змееву, да еще задержал им жалованье: "Сам ты треокаянный и бесславный ненавистник рода христианского для того, что людей не послал, и наш верный изменник и самого истинного сатаны сын и друг диаволов, впадешь в бездну преисподнюю, из нее же никто не возвращался". Но, даже ругаясь, государь пытается объяснить, чем именно он недоволен. В письме Г. С. Куракину он указал на последствия оплошности князя: "Первое - бога прогневает,.. второе - людей потеряет и страх на людей наведет и торопость; третье - от великого государя гнев примет; четвертое - от людей стыд и срам, что даром людей потерял; пятое - славу и честь... отгонит от себя". Письмо было неофициальным потому лишь, что царь Куракина пожалел по старости его.

Религиозность Алексея Михайловича, его постничество, простота личной жизни, доходившая до аскетизма, не мешали ему чувствовать и ценить красоту мира, он равно восхищался прелестью иконы, "урядством" соколиной охоты, придворными, военными и вообще пышными церемониями. Излюбленные места пребывания царя (Измайлово, Коломенское, Саввино-Сторожевский монастырь в Звенигороде) находились там, где природа среднерусской полосы поражала своей красотой.

Современники отмечают целомудрие Алексея Михайловича. Он был безутешен, когда в 1669 г. умерла Мария Ильинична. Однако уже после 40 дней начались матримониальные хлопоты. П. П. Пекарским опубликован "Список девиц, из которых в 1670 и 1671 годах выбирал себе супругу царь Алексей Михайлович". В списке 67 фамилий, среди которых и будущая невеста - Наталья Кирилловна Нарышкина, из смоленских дворян. Она воспитывалась у дяди, любимца царя Матвеева. Коллинс, ссылаясь на боярина Шакловитого, утверждает, что в молодости Наталья в лаптях ходила, но в доме Матвеева, известного своими западными пристрастиями, получила необходимое воспитание. Царь был вдвое старше своей второй жены, которая подарила ему сына Петра и двух дочерей.

Созерцательная натура Алексея Михайловича проявилась в его внешнем облике, описанном иностранцами. Коллинс писал: царь "красивый мужчина, около шести футов росту, хорошо сложен, больше дороден, нежели худощав, здорового сложения, волосы светловатые, а лоб немного низок. Его вид суров". Примерно такое же описание внешности государя дает Рейтенфельс: "Росту Алексей Михайлович среднего, с несколько полноватым телом и лицом, бел и румян, цвет волос у него средний между черным и рыжим, глаза голубые, походка важная и выражение лица таково, что в нем видна строгость и милость, вследствие чего он обыкновенно внушает всем надежду, а страхов - никому и нисколько. Нрава же он самого выдержанного и поистине приличествующего столь великому государю: всегда серьезен, великодушен, милостив, целомудренен, набожен и весьма сведущ в искусстве управления"60.

Алексей Михайлович едва ли не первым начал играть новую социальную роль, обусловленную переходом к абсолютной монархии, стремясь сконцентрировать в своих руках основные рычаги управления. Но в целом социальный тип его личности православного государя всея Руси уже сходил с исторической сцены. Хмыров предположил, что Алексей Михайлович своими реформами не только подготовил, но и заложил фундамент реформ Петра; он построил то, что Петр I перестраивал, при нем была создана материальная база, во многом обеспечившая петровские начинания61.

Еще Б. Ф. Поршнев резко возражал против традиционных попыток доказать обособленность России времен Алексея Михайловича от Европы: царь пытался вернуть захваченные Речью Посполитой западные русские земли и добивался выхода к Балтийскому морю. О. Л. Вайнштейн показал, что единственной причиной того, что русско- шведская война 1656 - 1658 гг. не продолжилась, было осознание правительством Алексея Михайловича простого факта: единый фронт европейских держав помешает России отвоевать ее балтийские гавани. Связи же России с православным Востоком никогда не прерывались62.

Еще более тесная преемственность наблюдается во внутриполитической деятельности Алексея Михайловича и Петра I. Еще накануне Смоленской войны 1632 - 1634 гг. было создано шесть солдатских и рейтарский полки, куда могли вступать добровольцами свободные люди и казаки, а большинство офицеров составляли иностранцы. Вскоре правительство прибегло к принудительному набору в эти полки, заложив основы будущей рекрутской системы. Однако казна не могла содержать полки "нового строя" в мирное время, и они были распущены. Позднее возникли драгунские полки, рекрутируемые из крестьян приграничных уездов: крестьяне вели свое хозяйство и проходили обучение военному делу, так возник своеобразный прототип будущих военных поселений. В 1654 - 1667 гг. правительство Алексея Михайловича, комплектуя полки на основе принудительного набора "даточных" людей, записывало их уже на пожизненную военную службу. К концу 70-х годов XVII в. насчитывалось 60 тыс. солдат, около 30 тыс. рейтар, 30 тыс. "конных служилых инородцев", более 50 тыс. стрельцов и лишь около 16 тыс. дворян и детей боярских. Русское войско было вооружено уже мушкетами и карабинами, а не тяжелой пищалью, железные орудия вытеснялись литыми медными и чугунными (имелось более 4 тыс. пушек). На этом фундаменте Петр формировал регулярную армию.

По мнению Преснякова, колыбель новой России не столько в петровских реформах, сколько в сложном и глубоком кризисе, пережитом Русским государством в Смутное время. Потрясенная в самых основах Россия вышла из него с безвозвратно разрушенными старыми устоями. Задача восстановления рухнувшего политического здания выпала на долю династии Романовых и новых социальных сил. Значительно сложнее и напряженнее стали международные отношения страны. Она в стремлении прочно обеспечить национальную безопасность расширяла в XVII в. свои границы далеко за пределы великорусских территорий. Под властью первых Романовых сложились те основные черты государственного и социального строя, которые господствовали в России с незначительными модификациями до буржуазных реформ 60 - 70-х годов XIX века.

Как бы ни были значительны эти модификации, можно говорить о некоем едином периоде оформления и дальнейшей эволюции абсолютизма, заложенного в основах в 1660 - 1720 годах. Значительную роль в этом процессе сыграл Алексей Михайлович. Многие историки пытались дать емкую и краткую характеристику этой личности. Наиболее это удалось Хмырову: "Глубоко религиозный, живой, впечатлительный, способный быть истинным другом и опасным врагом, тихий, но в то же время строгий, а иногда смирявший собственноручно провинившихся, милостивый, даже слабый к своим "ближним людям" и мстительный к недругам, мягкий и жестокий, сочинитель забавного Урядника и учредитель Тайного приказа, книгочей и стихотворец"63.

Он скончался 26 января 1676 года. Почувствовав приближение смерти, благословил на царство сына Федора, приказал выпустить из тюрем всех узников, освободить всех сосланных; простил казенные долги и заплатил за всех, кто содержался под стражей за частные долги, причастился и соборовался.

Примечания

1. См. подробнее: КРИСТЕНСЕН С. О. История России XVII в. М. 1989.

2. ПЛАТОНОВ С. Ф. Царь Алексей Михайлович. В кн.: Три века. Т. 1. М. 1912, с. 85 - 86.

3. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Курс русской истории. Кн. 3. М. 1988; КАТАЕВ Н. М. Царь Алексей Михайлович и его время. М. 1901; МЕДОВИКОВ П. Историческое значение царствования Алексея Михайловича. М. 1854; БЕЛЬКОВСКИЙ А. П. Второй царь из дома Романовых Алексей Михайлович. М. 1913;и др.

4. ПРЕСНЯКОВ А. Е. Царь Алексей Михайлович. В кн.: Государи из дома Романовых. Т. 1. М. 1913, с. 92.

5. КОСТОМАРОВ Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Т. 2. СПб. 1881, с. 97,103 и др.

6. МАЙЕРБЕРГ А. Путешествие в Московию барона Августа Майерберга и Горация Вильгельма Кальвуччи. - Чтения в Обществе истории и древностей российских (ЧОИДР), 1874, кн. 1; КОЛЛИНС С. Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу... - Там же, 1846, кн. 1; РЕЙТЕНФЕЛЬС Я. Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии. - Там же, 1905, кн. 3; ОЛЕАРИЙ А. Описание путешествия в Московию. В кн.: Россия XV - XVII вв. глазами иностранцев. Л. 1986; КОТОШИХИН Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича. Оксфорд. 1980; и др.

7. Собрание писем царя Алексея Михайловича. СПб. 1856; Письма русских государей и других особ царского семейства. Вып. 5. М. 1896.

8. ЗЕРНИН А. Царь Алексей Михайлович. - Москвитянин, 1854, N14, с. 45.

9. РЕЙТЕНФЕЛЬС Я. Ук. соч., с. 85.

10. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук, соч., с. 302.

11. КОТОШИХИН Г. К. Ук. соч., с. 18. В дореволюционной историографии факт этот как будто признается. Сохранился, документ, подробно описывающий процедуру венчания Алексея Михайловича на царство (Чин поставления на царство царя и великого князя Алексея Михайловича. СПб. 1882).

12. КОЛЛИНС С. Ук. соч., с. 31 - 32.

13. ОЛЕАРИЙ А. Ук. соч., с. 339.

14. КОЛЛИНС С. Ук. соч., с. 17.

15. ПРЕСНЯКОВ А. Е. Московское царство первой половины XVII в. В кн.: Три века. Т. 1, с. 73.

16. ОЛЕАРИЙ А. Ук. соч., с. 387.

17. Собрание писем царя Алексея Михайловича, с. 234.

18. ОРЛОВСКИЙ И. Смоленский поход царя Алексея Михайловича. Смоленск. 1905.

19. Цит. по: СОЛОВЬЕВ С. М. История России с древнейших времен. Кн. 5. М. 1961, с. 622.

20. Собрание писем царя Алексея Михайловича, с. 54 - 55.

21. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч., с. 304.

22. Собрание писем царя Алексея Михайловича, с. 211.

23. См. КАПТЕРЕВ Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. Тт. 1 - 2. Сергиев Посад. 1909.

24. Собрание писем царя Алексея Михайловича, с. 152.

25. КИЗЕВЕТТЕР А. А. День царя Алексея Михайловича. М. 1904, с. 12.

26. Разумеется, европейское влияние шло шире и глубже, чем указанные внешние изменения в быте семьи и ближайшего окружения государя.

27. ХМЫРОВ М. Д. Царь Алексей Михайлович и его время. - Древняя и новая Россия, 1875, N12, с. 309.

28. МАЙЕРБЕРГ А. Ук. соч., с. 64 - 65.

29. Полное собрание законов (ПСЗ). Т. 1, N607.

30. Число бояр в думе сократилось: если при Михаиле их было 70, то при Алексее - 30 (ОЛЕАРИЙ А. Ук. соч., с. 394).

31. ПОХОРСКИЙ Д. Д. Российская история. М. 1823, с. 132.

32. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч., с. 310 - 313.

33. Котошихин назвал 16 знатнейших родов, отпрыски которых, начиная служить, сразу получали боярство: Черкасские, Воротынские, Трубецкие, Голицыны, Хованские, Морозовы, Шереметевы, Одоевские, Пронские, Шеины, Салтыковы, Репнины, Прозоровские, Буйносовы, Хилковы, Урусовы.

34. ПРЕСНЯКОВ А. Е. Царь Алексей Михайлович, с. 111.

35. БЕРХ В. Царствование царя Алексея Михайловича. Ч. 1. СПб. 1830, с. 72 - 73.

36. ПОКРОВСКИЙ М. Н. Русская история с древнейших времен. Т. 2. М. 1933, с. 104.

37. ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Царь Алексей Михайлович в своем хозяйстве. Пг. 1917.

38. ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Царская вотчина XVII века. М. 1937; см. подробнее: ПЕТРИКЕЕВ Д. И. Крупное крепостное хозяйство XVII в. Л. 1967.

39. ОМЕЛЬЧЕНКО О. А. Становление абсолютной монархии в России. М. 1986, с. 33.

40. МАЙЕРБЕРГ А. Ук. соч., с. 92.

41. Иван IV писал королеве Англии Елизавете I: "Мы чаяли того, что ты на своем государстве государыня и сама владеешь, а у тебя мимо тебя люди владеют, а не токмо люди, но мужики торговые, а ты пребываешь в своем девичьем чину, как есть пошлая девица" (УЛАНОВ В. Я. Власть московских государей в XVII в. В кн.: Три века. Т. 1, с. 249).

42. МЕДОВИКОВ П. Ук. соч., с. 156 - 157.

43. ОЛЕАРИЙ А. Ук. соч., с. 355, 356.

44. ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Царь Алексей Михайлович в своем хозяйстве, с. 269.

45. КОТОШИХИН Г. К. Ук. соч., с. 128 - 130.

46. РЕЙТЕНФЕЛЬС Я. Ук. соч., с. 75.

47. КОЛЛИНС С. Ук. соч., с. 37.

48. МАЙЕРБЕРГ А. Ук. соч., с. 173.

49. См. подробнее: КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Сказания иностранцев о Московском государстве. Пг. 1918; АЛПАТОВ М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа. М. 1973.

50. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Курс русской истории, с. 307; КОСТОМАРОВ Н. И. Ук. соч., с. 103; ЗАСОДИМСКИЙ Л. В. Царствование Алексея Михайловича. М. 1901; и др.

51. ПЛАТОНОВ С. Ф. Ук. соч., с. 112.

52. СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч., с. 608 - 609.

53. Собрание писем царя Алексея Михайловича, с. 210 - 211.

54. ПЛАТОНОВ С. Ф. Ук. соч., с. 85.

55. КАТАЕВ Н. М. Ук. соч., с. 25.

56. ПЛАТОНОВ С. Ф. Ук. соч., с. 106.

57. Собрание писем царя Алексея Михайловича, с. 198, 207 - 208.

58. ЗАРИН А. Забавы царя Алексея Михайловича. СПб. 1908; ПЛАТОНОВ С. Ф. Ук. соч., с. 97.

59. Собрание писем царя Алексея Михайловича, с. 89.

60. КОЛЛИНС С. Ук. соч., с. 34; РЕЙТЕНФЕЛЬС Я. Ук. соч., с. 73.

61. ХМЫРОВ М. Д. Ук. соч., с. 25.

62. ПОРШНЕВ Б. Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. М. 1976, с. 4, 7; его же. Франция, Английская революция и европейская политика в середине XVII в. М. 1970, с. 321; ВАЙНШТЕЙН О. Л. Русско-шведская война 1655 - 1660 гг. - Вопросы истории, 1947, N3, с. 72.

63. ХМЫРОВ М. Д. Ук. соч., с. 310.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Рорик Ютландский и летописный Рюрик
      К сожалению, ключевой документ древнерусской истории отсутствует. Я имею в виду объявление народу и сенату о предстоящей свадьбе Владимира Киевского и Анны Византийской. Обошел ли брат невесты заветы не родниться через брак с северными нечестивцами или удалось найти руса из рода франков..
    • Тексты по военной истории Китая.
      Я его не веду. Устал. Смысла не вижу. А на тему статистики у кочевых народов - есть чудесное поверье у западных монголов (ойратов) - ничего не считать. Если посчитаешь - все посчитанное от тебя уйдет. Посчитаешь деньги - останешься без денег. Посчитаешь скот - передохнет или угонят и не вернешь. Посчитаешь воинов - они погибнут. Посчитаешь людей - попадут в плен или умрут от болезней и голода... Неплохая основа для четкой статистики.
    • Индийские диковины.
      Robert Orme. Historical Fragments of the Mogul Empire, of the Morattoes and of the English Concerns in Indostan. 1805 Страница 417. Страница 464.  
    • Тексты по военной истории Китая.
      Помню, Вы про это часто на xlegio писали. И в книге Владимирцова написано, что "арифметической точности" от этого разделения на "тумены"=>...=>"десятки" ждать не стоит.   Вопрос, возможно, глупый, но - у Вас где-нибудь (на сайте, к примеру) висит полный список работ? Там где видел - они все неполные. 
    • Английские гильдии в XVII-XIX вв.
      В трех словах - ливрейный член гильдии был полноправным членом, участвующим в выборах лондонского мэра. В этом главное отличие ливрейного от фримэна. Т.е. он мог влиять на внутреннюю ситуацию в Лондоне путем голосования за выгодного гильдии кандидата. Фримэн потому был фримэном, потому что после положенного ученичества (обычно 7 лет) он "выходил на свободу", т.к. годы ученичества подразумевали, что в обмен на полученные знания и навыки он выполняет все, что поручает хозяин, равно как раб. Фридом - это привилегии для фримэна, которые ныне чисто декоративные, но ранее получивший фридом от Лондона был в выигрышном положении - иногда что-то не платил, иногда - имел право делать то, что не имевшему фридом не разрешалось и т.д. Это архаичный институт и его углубленное изучение может занять уйму времени.
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 464 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-7-3
      Эта книга - вторая часть трилогии, посвященной объединению Японии в конце XVI века. Центральное место в ней занимает жизнь и деятельность Тоётоми Хидэёси, одного из самых популярных персонажей японской истории. Сын простого крестьянина, в 17 лет примкнувший к воинскому сословию, он за счёт личных качеств сумел победить своих более именитых соперников и стать первым единовластным правителем страны. Книга рассказывает о том, как это произошло.Важную часть издания составляют сведения о культуре, быте и нравах эпохи междоусобных войн. О том, как жили и воевали японцы в XVI веке, что думали о жизни и смерти, чести и позоре, верности и предательстве. Автор даёт читателю возможность заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Текст снабжён множеством рисунков, гравюр и картографических схем, которые помогут читателю лучше разобраться в том, что происходило в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЭПОХА И ЛЮДИ........................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................36
      Боевые реалии........................................................................ 43
      Перед походом.........................................................................55
      В походе...................................................................................68
      Поощрения и наказания....................................................... 86
      Оружие................................................................................... 101
      Жизнь и смерть самурая......................................................113
      Часть вторая. ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ......................... 125
      Безымянный воин.............................................................. 125
      Полководец...........................................................................144
      Гибель Нобунага............................................................171
      Преемник Нобунага...........................................................177
      Акэти Мицухидэ............................................................ 177
      СибатаКацуиэ................................................................ 195
      Замок Осака....................................................................222
      Токугава Иэясу...............................................................228
      Повстанцы Икко.............................................................241
      Придворная карьера...................................................... 247
      Остров Сикоку................................................................250
      Восточное партнёрство................................................254
      Остров Кюсю..................................................................258
      Столичное событие....................................................... 280
      Последние противники на востоке.............................284
      Сэн Рикю........................................................................ 304
      Правитель.............................................................................311
      Подготовка к войне........................................................311
      Агрессия в Корее:  начало.............................................328
      Перемирие...................................................................... 359
      Проблема наследника................................................... 366
      Война в Корее: заключительный этап........................380
      Восстановление отношений........................................ 403
      Несостоявшаяся династия............................................412
      Итоги................................................................................439
      ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ................................... 443
      ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ 451
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Автор: Saygo
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 464 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-7-3
      Эта книга - вторая часть трилогии, посвященной объединению Японии в конце XVI века. Центральное место в ней занимает жизнь и деятельность Тоётоми Хидэёси, одного из самых популярных персонажей японской истории. Сын простого крестьянина, в 17 лет примкнувший к воинскому сословию, он за счёт личных качеств сумел победить своих более именитых соперников и стать первым единовластным правителем страны. Книга рассказывает о том, как это произошло.Важную часть издания составляют сведения о культуре, быте и нравах эпохи междоусобных войн. О том, как жили и воевали японцы в XVI веке, что думали о жизни и смерти, чести и позоре, верности и предательстве. Автор даёт читателю возможность заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Текст снабжён множеством рисунков, гравюр и картографических схем, которые помогут читателю лучше разобраться в том, что происходило в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЭПОХА И ЛЮДИ........................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................36
      Боевые реалии........................................................................ 43
      Перед походом.........................................................................55
      В походе...................................................................................68
      Поощрения и наказания....................................................... 86
      Оружие................................................................................... 101
      Жизнь и смерть самурая......................................................113
      Часть вторая. ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ......................... 125
      Безымянный воин.............................................................. 125
      Полководец...........................................................................144
      Гибель Нобунага............................................................171
      Преемник Нобунага...........................................................177
      Акэти Мицухидэ............................................................ 177
      СибатаКацуиэ................................................................ 195
      Замок Осака....................................................................222
      Токугава Иэясу...............................................................228
      Повстанцы Икко.............................................................241
      Придворная карьера...................................................... 247
      Остров Сикоку................................................................250
      Восточное партнёрство................................................254
      Остров Кюсю..................................................................258
      Столичное событие....................................................... 280
      Последние противники на востоке.............................284
      Сэн Рикю........................................................................ 304
      Правитель.............................................................................311
      Подготовка к войне........................................................311
      Агрессия в Корее:  начало.............................................328
      Перемирие...................................................................... 359
      Проблема наследника................................................... 366
      Война в Корее: заключительный этап........................380
      Восстановление отношений........................................ 403
      Несостоявшаяся династия............................................412
      Итоги................................................................................439
      ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ................................... 443
      ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ 451
      Автор Saygo Добавлен 17.09.2017 Категория Япония
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 432 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-2-8
      Япония, середина XVI века. В разгар междоусобных войн в провинции Овари появляется молодой военачальник, один из многих местных предводителей, воевавших на территории страны. Действуя решительно и нестандартно, он побеждает сначала своих близких и дальних родственников, затем соседей, и, наконец, покоряет столицу. Начинается история его победного шествия к высшей власти, наполненная драматическими поворотами непредсказуемой воинской судьбы. Интересно изложенная история жизни и смерти Ода Нобунага позволяет читателю заглянуть в ту эпоху и получить представление о малоизвестных культурно-этических и бытовых реалиях средневековой Японии. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Из неё можно узнать об отношении японцев XVI века к вопросам жизни и смерти, чести и позора, верности и предательства. Читатель найдёт в ней много интересных деталей воинского быта, боевой стратегии и тактики, правил выживания семьи в условиях непрекращающихся междоусобных сражений.
      Большая часть сведений, относящихся к жизни и деятельности первого объединителя Японии, публикуется в нашей стране впервые. В толковании некоторых ситуаций и обстоятельств, до сегодняшнего дня остающихся предметом спора историков, автор придерживается принципа здравого смысла и практической логики, избегая художественной экзотики пьес и романов на исторические темы, во множестве написанных японскими сочинителями в последующие столетия.
      Текст книги обильно иллюстрирован рисунками, гравюрами и картографическими схемами, облегчающими понимание событий, которые происходили в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. Портрет эпохи....... ......................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 15
      Города и форты....................................................................... 23
      Семейная стратегия и тактика.............................................29
      Заложники................................................................................35
      Боевые будни.......................................................................... 44
      Жизнь и смерть самурая....................................................... 58
      Часть вторая. Ода Нобунага.............................................77
      Предки......................................................................................77
      Первые шаги............................................................................89
      Сайто Досан.............................................................................94
      Война с родственниками...................................................... 99
      Начало большого пути......................................................... 110
      Поход на столицу................................................................. 128
      Укрепление позиций............................................................140
      Двоевластие...........................................................................148
      Первый кризис.......................................................................154
      Провинция Оми.................................................................... 179
      Конфликт с сёгуном.............................................................186
      Второй кризис.......................................................................191
      Ликвидация сёгуната.......................................................... 201
      Долгожданная победа  ........................................................ 209
      Южный поход....................................................................... 218
      Провинция Этидзэн.............................................................223
      Храм Исияма хонган............................................................227
      Переломный год................................................................... 231
      Замок Адзути........................................................................ 253
      Третий кризис....................................................................... 263
      Сайка и Нэгоро..................................................................... 271
      Уэсуги Кэнсин...................................................................... 276
      На западном направлении.................................................. 284
      Придворные титулы.............................................................296
      Северо-западное направление — Тамба и Танго......... 301
      Череда измен..........................................................................306
      Мир с Исияма хонган...........................................................322
      Парады в столице.................................................................329
      Отношения с императором.................................................337
      Провинции Инаба и Биттю................................................341
      Разгром клана Такэда...........................................................352
      Остров Сикоку...................................................................... 362
      Последние дни...................................................................... 364
      После 2 июня........................................................................ 374
      Измена века — мотивы....................................................... 390
      Наследие................................................................................400
      Литература и источники..................................................414
      Хронологический указатель...........................................421
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага
      Автор: Saygo
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 432 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-2-8
      Япония, середина XVI века. В разгар междоусобных войн в провинции Овари появляется молодой военачальник, один из многих местных предводителей, воевавших на территории страны. Действуя решительно и нестандартно, он побеждает сначала своих близких и дальних родственников, затем соседей, и, наконец, покоряет столицу. Начинается история его победного шествия к высшей власти, наполненная драматическими поворотами непредсказуемой воинской судьбы. Интересно изложенная история жизни и смерти Ода Нобунага позволяет читателю заглянуть в ту эпоху и получить представление о малоизвестных культурно-этических и бытовых реалиях средневековой Японии. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Из неё можно узнать об отношении японцев XVI века к вопросам жизни и смерти, чести и позора, верности и предательства. Читатель найдёт в ней много интересных деталей воинского быта, боевой стратегии и тактики, правил выживания семьи в условиях непрекращающихся междоусобных сражений.
      Большая часть сведений, относящихся к жизни и деятельности первого объединителя Японии, публикуется в нашей стране впервые. В толковании некоторых ситуаций и обстоятельств, до сегодняшнего дня остающихся предметом спора историков, автор придерживается принципа здравого смысла и практической логики, избегая художественной экзотики пьес и романов на исторические темы, во множестве написанных японскими сочинителями в последующие столетия.
      Текст книги обильно иллюстрирован рисунками, гравюрами и картографическими схемами, облегчающими понимание событий, которые происходили в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. Портрет эпохи....... ......................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 15
      Города и форты....................................................................... 23
      Семейная стратегия и тактика.............................................29
      Заложники................................................................................35
      Боевые будни.......................................................................... 44
      Жизнь и смерть самурая....................................................... 58
      Часть вторая. Ода Нобунага.............................................77
      Предки......................................................................................77
      Первые шаги............................................................................89
      Сайто Досан.............................................................................94
      Война с родственниками...................................................... 99
      Начало большого пути......................................................... 110
      Поход на столицу................................................................. 128
      Укрепление позиций............................................................140
      Двоевластие...........................................................................148
      Первый кризис.......................................................................154
      Провинция Оми.................................................................... 179
      Конфликт с сёгуном.............................................................186
      Второй кризис.......................................................................191
      Ликвидация сёгуната.......................................................... 201
      Долгожданная победа  ........................................................ 209
      Южный поход....................................................................... 218
      Провинция Этидзэн.............................................................223
      Храм Исияма хонган............................................................227
      Переломный год................................................................... 231
      Замок Адзути........................................................................ 253
      Третий кризис....................................................................... 263
      Сайка и Нэгоро..................................................................... 271
      Уэсуги Кэнсин...................................................................... 276
      На западном направлении.................................................. 284
      Придворные титулы.............................................................296
      Северо-западное направление — Тамба и Танго......... 301
      Череда измен..........................................................................306
      Мир с Исияма хонган...........................................................322
      Парады в столице.................................................................329
      Отношения с императором.................................................337
      Провинции Инаба и Биттю................................................341
      Разгром клана Такэда...........................................................352
      Остров Сикоку...................................................................... 362
      Последние дни...................................................................... 364
      После 2 июня........................................................................ 374
      Измена века — мотивы....................................................... 390
      Наследие................................................................................400
      Литература и источники..................................................414
      Хронологический указатель...........................................421
      Автор Saygo Добавлен 17.09.2017 Категория Япония
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Токугава Иэясу
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Токугава Иэясу / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2017. — 496 с. — Ил.
      ISBN 978-5-7873-1149-5
      Эта книга — последняя в серии из трёх работ, посвящённых процессу объединения Японии в конце XVI — начале XVII века.
      Главное место в ней занимает жизнь и деятельность Токугава Иэясу, личность которого оказала огромное влияние на последующее развитие страны. Выходец из малоизвестного воинского клана Мацудайра, он большую часть своей жизни оставался на вторых ролях, но в 56 лет судьба дала ему шанс войти в историю, и он блестяще им воспользовался. Книга в живой и увлекательной форме рассказывает о том, как это произошло.
      Важную её часть составляют сведения о культуре, быте и нравах Японии периода междоусобных войн. Она позволит читателю заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Текст книги иллюстрирован множеством гравюр, рисунков и картографических схем, которые помогут читателю лучше понять события, происходившие в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЯПОНИЯ, XVI ВЕК .................................. 5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................35
      Боевые реалии........................................................................ 42
      Перед походом........................................................................ 54
      В походе...................................................................................66
      Поощрения и наказания....................................................... 84
      Оружие.....................................................................................99
      Жизнь и смерть самурая......................................................111
      Часть вторая. ТОКУГАВА ИЭЯСУ.............................. 123
      Преемник Нобунага...........................................................123
      Предки..............................................................................123
      Детство и юность...........................................................132
      Местный предводитель................................................ 149
      Союз с Такэда Сингэн................................................... 162
      Вместе с Нобунага.........................................................167
      Война с Такэда Кацуёри............................................... 185
      Нагасино..........................................................................192
      Провинция Этиго.......................................................... 204
      Внутренний заговор...................................................... 208
      Разгром Такэда...............................................................214
      Гибель Нобунага........................................................... 221
      Против Хидэёси.............................................................227
      Вассал Хидэёси................................................................... 241
      Примирение.................................................................... 241
      Гибель Ходзё................................................................... 247
      Эдо.................................................................................... 263
      Война в Корее................................................................. 269
      Правитель.............................................................................282
      Внутренние противоречия...........................................282
      «Старейшина-правитель»............................................292
      Западная коалиция.........................................................296
      Восточная армия............................................................310
      Сэкигахара.......................................................................320
      Плоды победы................................................................344
      Двоевластие.................................................................... 356
      Внешняя политика.........................................................375
      Внешняя торговля и гонения на христиан................ 385
      Конец двоевластия.........................................................393
      Зимнее сражение в Осака.............................................403
      Летнее сражение в Осака.............................................425
      Новые законы................................................................. 449
      Заключение...........................................................................465
      Личные качества и факторы успеха...........................465
      Литература и источники.................................................. 479
      Приложение 1. Путь к власти: покровители,
      союзники, противники.................................................484
      Приложение 2. Хронологический указатель................. 487