Государственные деятели России Бежанидзе Ю. И., Фирсов А. Г. Александр Петрович Толстой

   (0 отзывов)

Saygo

Бежанидзе Ю. И., Фирсов А. Г. Александр Петрович Толстой // Вопросы истории. - 2014. - № 2. - С. 17-41.

Граф Александр Петрович Толстой, в 1856 - 1862 гг. обер-прокурор Святейшего Правительствующего Синода, известен, в первую очередь, как один из ближайших друзей Н. В. Гоголя. На страницах исторических исследований его имя появляется редко, не привлекая даже исследователей церковной истории синодального времени. И. К. Смолич, автор фундаментального труда по истории Русской Церкви имперского периода, отмечал, что об обер-прокуроре А. П. Толстом "историку сказать в сущности нечего"1. Работы современных авторов мало что добавляют к этой оценке2.

Основные вехи жизни и деятельности Толстого известны неплохо. Биографические сведения о нем можно почерпнуть из некрологов, мемуаров и ряда справочных изданий3. Несколько статей посвятил графу известный исследователь жизни и творчества Гоголя В. В. Воропаев4. И все же служебная деятельность графа Толстого остается малоизученной.

Служебная карьера Толстого во многом определялась его происхождением. Семья Толстых принадлежала к родовитому дворянству и обладала обширными родственными связями в среде российской аристократии. Отец, граф Петр Александрович, боевой генерал, был одним из выдающихся военных и дипломатических деятелей первой трети XIX века. Связи П. А. Толстого в придворных и правительственных кругах не могли не способствовать карьере его детей.

Александр Петрович, появившийся на свет в 1801 г., был четвертым ребенком из девяти детей, рожденных в браке его отца с княжной М. А. Голицыной. Как и многие дети аристократических семей, А. П. Толстой воспитывался дома гувернерами. В 1817 г. он стал юнкером в лейб-гвардии артиллерийской бригаде.

Военная служба мыслилась главной стезей деятельности детей П. А. Толстого. Старший брат Александра Алексей, начавший службу в 1812 г., в это время состоял адъютантом начальника штаба 1-ой армии И. И. Дибича, который в немалой степени способствовал его карьере5. Александр Толстой вскоре стал адъютантом того же Дибича. В 1824 г. Дибич был назначен начальником Главного штаба, а Толстого отправили в военную экспедицию на Каспийское и Аральское моря.

Участие в походах, предполагавших борьбу с морскими разбойниками, дало возможность молодому графу проявить себя: в 1826 г. он получил свою первую награду - орден св. Владимира 4-ой степени с бантом 6.

Говорили, что по характеру молодой граф не очень подходил для военной службы. По окончании походов Толстой в 1826 г. ушел из армии. Официальная причина увольнения - состояние здоровья7. Впрочем, возможно и иное объяснение: Толстого готовили к дипломатической деятельности на благо Отечества. Отправившись за границу на лечение, он приписался к русскому посольству в Париже в чине коллежского асессора.

В 1826 - 1827 гг. резко обострились отношения между Османской империей и европейскими державами в связи с подъемом национально-освободительной борьбы в Греции. Россия находилась на пороге очередной войны с Турцией. Первое же поручение "начинающего дипломата" было весьма ответственным: 1 июня 1827 г. он был командирован в Константинополь и на Балканы с целью составления записок о военном и политическом положении в Турции, Сербии и Австрии. С учетом обстановки в регионе в этот период путешествие Толстого было настоящей разведкой. Секретный характер миссии подчеркивал тот факт, что отправившемуся с Толстым поручику Ливену было предписано "именоваться гражданским чином, доколе он там остается"8.

Поездка Толстого была признана успешной: граф получил очередной чин, а с началом русско-турецкой войны 1828 - 1829 гг. возвратился на военную службу вновь в качестве адъютанта Дибича, командовавшего русскими войсками на Балканском театре военных действий. Участие в этой войне принесло Толстому немало наград: ордена св. Анны 3-й и 2-й степеней, золотую шпагу "За храбрость", пожалование во флигель-адъютанты9.

По окончании войны Толстой все же расстался с военной службой, вернувшись в 1830 г. в ведомство иностранных дел в чине коллежского советника. Новому этапу в карьере Толстого могли способствовать как старые связи отца, бывшего в 1807 - 1808 гг. посланником в Париже, так и покровительство Дибича. Граф получил назначение на пост первого секретаря русской миссии в Греции.

По условиям Адрианопольского мира 1829 г., греки получили возможность создать независимое государство. Император Николай I выступал в роли главного покровителя новой страны, и дипломатическая работа в Греции имела большое значение для укрепления позиций России в Восточном вопросе. По всей видимости, Толстой рассматривался в качестве эксперта по Балканам, почему и был назначен на столь ответственный пост. Возможно и сам граф, как и многие русские дворяне того времени, считал своим нравственным долгом оказать посильную помощь молодому греческому государству10.

Служба по ведомству МИД продолжалась недолго. По официальным данным, уже в феврале 1831 г. Толстой был переведен с дипломатической службы в МВД чиновником особых поручений11. Причины перехода графа в имеющихся биографических описаниях освещены противоречиво и запутанно. В служебной карьере Толстого 1830 - 1831 гг. стали временем серьезных проблем.

Прежде всего, первый секретарь миссии так и не добрался до места службы. Летом 1830 г. в Новороссийском крае началась очередная эпидемия чумы, в Севастополе вспыхнул бунт, черноморские порты находились на строгом карантине. Новоназначенный дипломат считал, что для него должны были сделать исключение и неоднократно обращался с соответствующими требованиями к находившемуся в это время в Севастополе генерал-губернатору М. С. Воронцову, угрожая пожаловаться непосредственно императору. Дело дошло до Петербурга, однако Воронцов, хотя и был серьезно обеспокоен требованиями Толстого, сумел обосновать свою позицию12. Толстой получил Высочайший выговор, да еще и оказался не в состоянии приступить к своим обязанностям, просидев в Севастополе до осени. Неудача на дипломатическом поприще заставила Толстого обратиться к отцу за помощью: "Десятый раз я прошу Вас, дорогой отец, - писал он из Севастополя в сентябре 1830 г., - подвигнуть небо и землю, чтобы меня забрать из этого несчастного места, где у меня сплошные неприятности всех видов"13.

Сохранилось еще одно письмо к отцу, из которого следует, что в марте 1831 г. Толстой находился в армии, действовавшей против восставших поляков. Командующим в Польше был старый начальник Толстого генерал-фельдмаршал Дибич. Очевидно именно это обстоятельство определило появление графа в войсках, где он ожидал желательной вакансии14.

Но в послужном списке Толстого его участие в Польской кампании никак не отражено. Нет сведений об этом и в биографиях графа. Похоже, Толстой так и не дождался назначения - в конце мая 1831 г. скоропостижно скончался Дибич, и новый этап в военной карьере графа окончился так и не начавшись.

Только теперь Толстой мог реально оказаться на службе в МВД. С июня 1831 г. он руководил Хозяйственным департаментом. Граф успешно возглавлял деятельность департамента по созданию запасов продовольствия. В качестве чиновника центрального аппарата министерства он проявил себя как способный управленец и организатор, дослужился до генеральского чина и был определен на ответственную руководящую должность. В 1834 г. он был произведен в действительные статские советники и назначен Тверским губернатором15.

Следует учитывать, что деятельность начальника Тверской губернии находилась в поле зрения императора, проезжавшего Тверь на пути из Петербурга в Москву. В 1835 г. Толстой был награжден орденом св. Станислава 1-ой степени, в 1837 г. - св. Анны 1-ой степени, кроме того, в 1835, 1836 и 1837 гг. он удостаивался официальной благодарности императора Николая I. Две орденские ленты за два года и ежегодное выражение монаршего благоволения свидетельствуют о высокой оценке административных способностей Толстого.

Важным событием его жизни во время пребывания в Твери стало знакомство с выдающимся священником о. Матфеем Константиновским. Проповеднический талант и активная деятельность о. Матфея привлекли внимание губернатора. Отец Матфей, уже известный как ревностный пастырь, в 1836 г. был переведен из сельского прихода в уездный г. Ржев, население которого в значительной мере состояло из старообрядцев. Это назначение входило в число мероприятий по борьбе со старообрядческим расколом, предпринятых совместно губернатором и местным архиепископом Григорием (Постниковым).

Встреча с отцом Матфеем сыграла особую роль в формировании тех особенностей мировоззрения графа, которые впоследствии стали определять весь образ его жизни и деятельности: "в лице о. Матвея ему [А. П. Толстому] впервые представился никогда до знакомства с ним не виданный им образец такой именно веры, которая выражается не в одних только благочестивых размышлениях, но во всем составе жизни"16.

Общение между ними привело к установлению дружеских отношений, сохранявшихся до кончины о. Матфея. С этого времени Толстой стал удивлять современников редкими для лиц его круга глубокой укорененностью в православном вероучении и строгим следованием церковным правилам.

Будучи тверским губернатором, граф, уже не очень молодой человек, принял решение вступить в брак. В 1837 г. он женился на княжне Анне Григорьевне Грузинской. Невеста была на три года старше жениха. Супруги приходились друг другу дальними родственниками: оба были праправнуками грузинского царя Вахтанга VI. Их родители владели крестьянами одного и того же богатого торгового села Лыскова Нижегородской губернии, жители которого снабжали знаменитую Макарьевскую ярмарку съестными припасами. Родовое имение, наследуемое невестой, приносило до 60 тыс. руб. годового дохода. Воспитанная без матери, которой она лишилась в детстве, Анна Григорьевна всегда чуждалась общества, вела уединенную жизнь, отличалась искренним благочестием и высокой нравственностью. Только настойчивость отца, князя Г. А. Грузинского, заставила ее оставить мысль о монашестве и связать себя семейными узами17. Однако по инициативе жены, новобрачные отказались от интимного общения18. Тем не менее, семейная жизнь Толстого протекала в любви, верности, мире и согласии до самого конца.

Женитьба совпала с новым важным назначением Толстого. В декабре 1837 г. он занял пост Одесского военного губернатора, для чего опять был переведен на военную службу в чине генерал-майора. Толстому вменялись и обязанности градоначальника.

Хотя по должности он попадал в зависимость от генерал-губернатора Воронцова, отношения с которым ранее складывались неблагоприятно, начало деятельности графа в Одессе казалось, на первый взгляд, успешным. Бывший начальник Толстого министр иностранных дел граф К. В. Нессельроде в письме к Воронцову охарактеризовал его как искреннего, честного человека и добросовестного администратора. Нессельроде утверждал, что Толстой окажется более подходящим сотрудником для Воронцова, чем прежний градоначальник Одессы19. Действительно, спустя три месяца, Воронцов в письме к графу Блудову положительно оценивал работу Толстого, особенно отмечая открытие столь необходимой в условиях частых эпидемий городской аптеки20. Свое благоприятное впечатление о Толстом Воронцов сообщал и его отцу - Петру Александровичу21.

Однако деятельность Толстого на посту губернатора завершилась скандально. Граф столкнулся с колоссальным количеством беспорядков и злоупотреблений в управлении городом и портом. Систему управления в Одессе даже приверженцы Воронцова оценивали как "какое-то необыкновенное... явление в нравственном мире"22. Новый градоначальник решительно приступил к исправлению замеченных недостатков. Назначались новые чиновники, отдавались необходимые распоряжения, в качестве экспертов привлекались осведомленные горожане. Толстому удалось добиться некоторых результатов, в частности, на две трети уменьшились недоимки по сбору податей23.

Но для качественных изменений одесский губернатор нуждался в активном содействии начальства. Толстой неоднократно обращался за содействием к генерал-губернатору Новороссии, но получал лишь напоминание о своих обязанностях. Так, например, безуспешными оказались попытки устроить в одесском порту дополнительную землечерпательную машину, переписка о которой с генерал-губернатором началась еще за год до назначения Толстого. При прежнем градоначальнике часть территории порта была передана в ведение органов таможни, не следивших за соблюдением санитарных норм. Добиться от генерал-губернатора реорганизации системы управления одесским портом не удалось. "К содержанию Одесского порта в чистоте и исправности, - сообщалось в ответе на его настойчивую просьбу о проведении необходимых мероприятий, - предоставлены местному начальству все способы... законы, строго требующие содержания гавани в чистоте и исправности указывают ясно и меры к тому"24.

Практически невозможным для Толстого оказалось наказать виновных. Граф писал: "...я недоумеваю положить мнение относительно должных по закону взысканий и меры ответственности как по количеству лиц, оказывающихся виновными так и потому, что некоторые отступления разрешены моим предшественником, обсуживать действий которого я не вправе" 25.

Служебная деятельность в таких условиях противоречила нравственным принципам Толстого. Он открыто заявлял: "В Одессе так много злоупотреблений, что человек с совестью не может там служить"26.

Отчаявшись навести порядок, граф сделал достаточно нестандартный шаг. Испросив отпуск, он подготовил подробный рапорт с изложением всех зафиксированных им злоупотреблений и представил этот документ исправляющему должность генерал-губернатора П. И. Федорову (Воронцов находился в Англии) в день своего отъезда из Одессы, 7 января 1839 года27. Создавалось впечатление, что Толстой выехал в отпуск только для того, чтобы добиваться рассмотрения вопроса о ситуации в управлении Одессой на самом высоком уровне.

Поступок Толстого всерьез обеспокоил сотрудников генерал-губернатора: действия одесского градоначальника были расценены как начало серьезной интриги, направленной на дискредитацию Воронцова. В срочном порядке были предприняты защитные меры: министру внутренних дел отправили донесение о рапорте Толстого и о мерах, предпринимаемых в Одессе по устранению указанных в рапорте нарушений, известили Воронцова, в Петербург немедленно выехал правитель генерал-губернаторской канцелярии С. В. Сафонов28.

Сафонов стал действовать через поддерживавшего Воронцова начальника III Отделения А. Х. Бенкендорфа, который доложил императору, что Толстой совершил странный поступок, назвав его рапорт доносом "на все почти присутственные места в Одессе". При этом Бенкендорф выставил виноватым самого Толстого, заявив, что о замеченных недостатках следовало сообщить в самом начале своей деятельности: в этом случае Толстой своевременно получил бы поддержку Воронцова и смог бы сам прекратить злоупотребления. "Государь выслушав, сказал: А понимаю! Впрочем это легко устроить. Он же у меня тотчас и возвратится в Одессу доказать то, что написал и прекратит злоупотребления"29.

Между тем, Толстой не спешил в столицу, остановившись в Москве. Он и не подозревал, что в Петербурге его ожидают крупные неприятности. Свой рапорт Федорову, представленный столь необычным образом в день отъезда в отпуск, Толстой рассматривал как очередную попытку если не изменить ситуацию, то, во всяком случае, очистить совесть. По данному рапорту могли бы быть приняты соответствующие меры генерал-губернатором. В противном случае у Толстого оставалась возможность личного обращения к императору. При любом исходе Толстой мог считать себя до конца исполнившим и служебный и нравственный долг.

Только в начале февраля он появился в Петербурге, где сразу же получил резкий выговор от Бенкендорфа. Но самое неприятное - графу было отказано в приеме у императора 30. Стремясь донести свою позицию до монарха, он представил всеподданнейший годовой отчет о ситуации в Одессе, в котором серьезно критиковал положение дел и предлагал ряд мер по улучшению системы управления городом и портом.

Внимательно ознакомившись с отчетом, Николай I передал документ в Комитет министров с указанием, "чтоб на сие донесение и на мнения в нем обращено было особое внимание"31. По некоторым свидетельствам даже в домашнем кругу император проявил озабоченность обозначенными Толстым проблемами, заметив мимоходом: "плохо в Одессе, пишут, будто, благодаря Воронцову там все развратилось"32.

В Комитете министров предложения Толстого были рассмотрены подробно и обстоятельно, наиболее существенные из них были переданы для дальнейшей разработки в соответствующие министерства. И все это не изменило позиции императора по отношению к самому Толстому. Заключение монарха мало отличалось от его мнения, высказанного Бенкендорфу: "так как часть сих неустройств может быть немедленно приведено в порядок самим военным губернатором, то велеть ему ехать к месту и неотлагательно к сему приступить"33.

Глубоко убежденный в невозможности устранить указанные им недостатки в рамках полномочий Одесского губернатора, Толстой попытался уйти в отставку. В Петербурге в это время находился и его отец, граф Петр Александрович. Используя все свое влияние и связи, старый генерал добился для сына приема у царя. Но это не повлияло на принятое решение. "Государь потребовал графа Т[олстого], сделал ему говорят сильный выговор и приказал немедленно ехать в Одессу. Все старания его и просьбы о дозволении оставить место остались тщетны, и он, наконец отправился отселе", - сообщал Сафонов Воронцову34.

По всей видимости, Николай I был убежден в том, что действия Толстого были инспирированы рядом проживавших в Одессе лиц с сомнительной репутацией. Прежде всего, называли небезызвестного М. Л. Магницкого. Магницкий действительно входил в ближний круг общения одесского военного губернатора, в котором часто критиковали Воронцова. Между тем, Магницкий еще с 1826 г. находился в немилости у Николая I за интригу против князя Голицына. Уже одно имя Магницкого, употребленное в связи с рапортом Толстого, предопределило отношение Государя к одесскому делу. В итоге Магницкий был выслан из Одессы, а Толстому пришлось расстаться с мыслью о тихой отставке.

По возвращении в Одессу Толстому предстояло подключиться к уже начавшейся работе по устранению изложенных в его отчете недостатков. Но, конечно, ни о каком конструктивном сотрудничестве с администрацией Воронцова не могло быть и речи.

Дело о настроениях в управлении Одессой продолжалось до ноября 1840 года. Еще не раз рассматривались в Петербурге донесения и П. И. Федорова и вернувшегося из Англии Воронцова. Выявленные Толстым злоупотребления были подтверждены и засвидетельствованы официально, но ему не удалось оправдаться в глазах императора. В то же время даже близкий к Воронцову Нессельроде не изменил своего мнения о Толстом, считая его вполне приличным человеком, ставшим, к сожалению, игрушкой в руках недоброжелателей Воронцова35. В памяти Одесского общества Толстой также остался добрым и благородным человеком. Да и в Петербурге не все разделяли точку зрения императора. Часть членов Комитета министров оказалась на стороне Толстого, так серьезно противодействуя Воронцову, что тому пришлось лично выезжать в Петербург36.

Осенью 1839 г. отправившись в ежегодный отпуск, Толстой испрашивает продления его на год, мотивируя это необходимостью отъезда за границу для лечения жены. Во время отпуска Толстому удалось добиться желанной отставки. Его карьера прервалась на долгие пятнадцать лет.

Материальное положение позволяло Александру Петровичу жить по собственному усмотрению. О частной жизни Толстого сохранились достаточно интересные сведения. В воспоминаниях его сотрудника по синодальному ведомству Т. П. Филиппова содержится исчерпывающая характеристика личных качеств графа, его интересов, бытового уклада в доме Толстых в Москве. Именно мемуары Филиппова стали основой для всех последующих биографических описаний его личности37. Биографы выделяли добропорядочность, благочестие, глубокую набожность графа и его супруги. Стремление к духовному совершенствованию лежало в основе жизненного уклада Толстых. Изучение Священного Писания и произведений отцов Церкви, строгое соблюдение церковных предписаний, посещение богослужений, широкая благотворительность были их повседневными занятиями. Домовая церковь Толстых была известна благолепным богослужением. Для людей своего круга граф Александр Петрович выглядел очень строгим аскетом.

Современники не считали такой образ жизни графа причудой отставленного отдел богатого барина. Характеризуя благочестие Толстого, Н. П. Гиляров-Платонов писал: "... он принадлежит к разряду тех людей, которых я не умею иначе характеризовать, как назвав их оптинскими христианами. Это люди, глубоко уважающие духовную жизнь, желающие видеть в духовенстве руководителей к духовной высоте жизни, жаждущие, чтобы православное христианство в России было осуществлением того, что читаем в Исааке Сирине, Варсонофии и проч. И он сам в своей жизни именно таков"38.

Впрочем, круг интересов Толстого не ограничивался исключительно религиозными вопросами. Он был в курсе литературных новинок и журнальных публикаций, поддерживал знакомство с известными литераторами и общественными деятелями. Толстой много путешествовал по Европе, проводя время на популярных курортах, подолгу живет в Париже.

Во время пребывания за границей граф и графиня Толстые встретились с Н. В. Гоголем. Между ними завязалась переписка, устанавились близкие дружеские отношения. После окончательного возвращения в Россию в 1848 г. Толстые купили дом в Москве на Никитском бульваре куда переехал и Гоголь. До самой смерти Гоголь находился на полном содержании графа: ему были предоставлены комнаты в нижнем этаже, питание и прислуга. "Здесь за Гоголем ухаживали как за ребенком, - писал современник, - предоставив ему полную свободу во всем. Он не заботился ровно ни о чем. Обед, завтрак, чай, ужин подавались там где он прикажет. Белье его мылось и укладывалось в комоды... Тишина в доме была необыкновенная"39.

Интересно, что такая забота Толстого о великом писателе не была вызвана преклонением графа перед талантом Гоголя. Есть основание полагать, что он не является поклонником творчества писателя40. Дружбе Толстого и Гоголя могли способствовать разные обстоятельства. Гоголь, в творчестве которого так ярко проявилось беспокойство о судьбах Родины, увидел в Толстом именно тот тип деятеля, который и был необходим России. "Человек, потому замечательный, - писал Гоголь Н. М. Языкову о Толстом, - что принадлежит к слишком немногому числу тех людей, которые способны сделать много у нас добра при нынешних именно обстоятельствах России... Он много видел... умел видеть ошибки другого и даже свои собственные, и теперь стал на такую точку, что может, не распекая и не разгоняя людей, сделать существенное добро" 41. Толстой, в свою очередь, не понаслышке знал о тех бедах Руси, которые обличал в своих произведениях классик русской литературы: воспоминаний о службе в Одессе хватило бы не на одного "Ревизора". Гоголь и Толстой одинаково видели проблемы российской жизни.

Поводом для сближения также мог стать обоюдный интерес к религиозной жизни. Ко времени знакомства с Толстым Гоголь уже вступил на путь духовных исканий. Во время своего пребывания в Европе Гоголь переживал определенное увлечение эстетикой католицизма. В завязавшейся переписке с Толстым одним из главных сюжетов стали вопросы о молитве, религиозном чтении, практике постов. Именно Толстой познакомил Гоголя с о. Матфеем Константиновским, который, как известно, сыграл значительную роль в жизни писателя.

Сближение Толстого с Гоголем на религиозной почве по-разному оценивалось современниками и потомками. Общепризнано, что религиозно-мистические переживания играли важную роль в творчестве Гоголя. Традиционно именно с ними связывают творческий кризис, предшествовавший кончине писателя. "Не погиб ли в Гоголе художник в борьбе с мистиком-христианином", - задавался вопросом писатель-славянофил С. Т. Аксаков. По поводу смерти Гоголя Аксаков писал: "Гоголь умер... страшные слова! Умереть то ему нельзя, потому что он вышел в жизнь нашу; но вот беда: он сжег все "Мертвые души". Вероятно ханжи, гр. Толстой, попы и монахи подвигнули его на это. Нельзя служить двум владыкам; нельзя исповедовать двух религий: христианства и художества"42. Точка зрения Аксакова, ставшая хрестоматийной в советской литературе, не поддерживается современными исследователями жизни и творчества Гоголя. Установлено, что большинство религиозно настроенных людей, окружавших Гоголя, с вниманием относились к творческим исканиям великого писателя43.

Причиной душевного кризиса, постигшего Гоголя накануне его кончины, обычно называют его чрезмерный аскетизм. Не последняя роль в обострение психического состояния писателя отводилась графу Толстому. "Я приписывал и теперь приписываю, - утверждал Аксаков, - нравственное состояние Гоголя пребыванию его в доме Толстых. Попы, монахи с их изуверными требованиями, ханжество, богомольство и мистицизм составляли его атмосферу, которая, конечно, никому не вредила, кроме Гоголя: ибо он один со всею искренностью предавался этому направлению"44.

Конечно, двери дома Толстых, где хозяйствовала приверженица традиционных форм православного благочестия Анна Григорьевна, были открыты для представителей московского духовенства. Несомненно, здесь могли найти приют и разного рода странники, богомольцы, монашествующие. Среди них можно было встретить и маргинальные проявления религиозности, впечатлявшие писателя с его тонкой душевной организацией. "У него (Толстого. - Ю. Б., А. Ф.) в доме, - писал Филиппов, - можно было встретить людей весьма разнообразных, тут были и богомолки, юродивые и т. д. часто эти лица не заслуживали никакого уважения"45.

Но Аксаков в принципе не мог увидеть в укладе жизни и Гоголя и Толстого ничего позитивного, ибо воспринимал этот уклад сквозь призму своих славянофильских представлений о христианской жизни, расходившихся, к примеру, со взглядами знаменитых старцев Оптиной пустыни и близких к ним представителей интеллектуальной элиты России. То, что для Аксакова выглядело как мракобесие и ханжество, для оптинских старцев было проявлением благочестия и духовным подвигом. Так в письме к сыну Аксакова один из виднейших идеологов славянофильства А. С. Хомяков писал, что, по его мнению, "труд для пользы других... есть молитва... высшая, чем лепетание славянских слов в уголке пред Суздальской доскою". Старец Амвросий (Гренков) прокомментировал это так: "Тут, во-первых, смешение понятий. Труд для пользы других хотя и необходим, но не есть молитва и не заменяет молитвы. Во-вторых, смешанное свое понятие Хомяков изложил в кощунственных, не приличных верующему православному Христианину"46.

Аксаковская оценка роли Толстого в жизни Гоголя противоречит целому ряду фактов: именно Толстой незадолго до смерти Гоголя настоятельно упрашивал писателя следовать указаниям врачей и отказаться от чрезмерного поста. Супруги Толстые даже сами прервали великопостное говение, что для людей, строго придерживавшихся церковных установлений, было существенным поступком. Кроме того, Толстой обратился к глубоко уважаемому Гоголем митрополиту Московскому Филарету с просьбой повлиять на автора "Мертвых душ" архипастырским авторитетом47.

Правильнее было бы поставить вопрос о влиянии Гоголя на Толстого. Еще в заграничной переписке Гоголь выступал в роли духовного наставника, определяя Толстому круг чтения, регламентируя меру воздержания, настаивая на строгом исполнении всех предписаний. "Все же, что ни говорил я относительно Великого поста и предстоящих вам подвигов говения и пощения, - писал Гоголь в марте 1845 г. Толстому из Франкфурта, - выполните с буквальной точностью, как бы она не казалась вам ненужною или не идущую к делу... Помещайте в ваших письмах статьи, результаты разговоров, слушаний, чтений и наконец результаты душевные ваши"48. Гоголь вообще любил выступать в роли учителя.

Толстой внимательно относился к наставлениям писателя, выполняя их старательно, хотя и без особого успеха. "Говение, между прочим, никому из нас не удается без Вашего посредства никто не умеет к священному подступиться... В порядочные минуты я с женой или один читаю. Духовное еще не очень, увы, совсем даже не действует на меня" - писал в ответном послании Гоголю граф49.

Однако степень и продолжительность влияния Гоголя на Толстого не следует преувеличивать. Уже в 1847 г. Гоголь отказывался признать себя учителем Толстого. Когда у о. Матфея Константиновского возникли подозрения о воздействии Гоголя на духовную жизнь графа, писатель сообщал: "Может быть вы опасаетесь какого-нибудь влияния с моей стороны на Александра Петровича (опасение очень естественное для вас, так его любящего!), а потому долгом считаю известить вас, что он теперь не со мной. Я давно уже не видал его"50. Действительно, со временем содержание и тон переписки Гоголя и Толстого меняется: вопросы аскетической практики в них постепенно пропадают.

Напротив, тема судеб России не сходит со страниц их писем. Что Гоголь действительно считал необходимым и в чем искренне был убежден, так это в необходимости возвращения Толстого на государственную службу. "Я старался подвигнуть его на деятельность, - писал он в том же ответе о. Матфею, - и на взятие должности внутри России, мысля, что должность, взятая в смысле поприща для подвигов христианских, может дать пищу душе его. К этому побуждала меня и любовь к родине, которая страждет много оттого, что слишком мало в ней таких должностных людей, которые заключали бы в себе все качества и способности Александра Петровича"51. По завету ли Гоголя или нет, но с началом царствования Александра II Толстой возвратился к государственной деятельности.

В мае 1855 г. он оказался во главе Нижегородского ополчения, сформированного в связи с тяжелым положением страны и армии во время Крымской войны. После падения Севастополя ополчение было присоединено к резервным частям армии, необходимость в Толстом отпала, но граф был оставлен на службе. Вскоре административные способности Толстого оказались востребованы в полной мере - в 1856 г. он был назначен на пост обер-прокурора Святейшего Правительствующего Синода.

Эта должность считалась вакантной со времени смерти в 1855 г. занимавшего ее два десятка лет графа Н. А. Протасова. Исправляющим должность обер-прокурора был определен директор Духовно-учебного управления А. И. Карасевский, неоднократно замещавший часто болевшего в последние годы Протасова. Однако до своей кончины в 1856 г. Карасевский так и не стал полноправным руководителем ведомства.

За долгие годы пребывания Протасова на посту обер-прокурора в церковной среде накопилось серьезное недовольство методами его деятельности. "Знаменитый в летописях синодального управления граф Протасов был, как известно, самым полным выразителем обер-прокурорского преобладания в делах Синода, и в 1856 г. молва о нем еще гремела и разносила во все концы России вести о разных характеристических проявлениях его самовластия", - вспоминал в свое время государственный контролер Т. И. Филиппов52. Воцарение Александра II порождало надежды на перемены, в том числе и в церковных делах. Император, по видимому, сочувствовал подобным настроениям. Митрополиту Московскому Филарету (Дроздову) новый монарх прямо сказал, что "назначением графа Толстого в обер-прокуроры он желал услужить Церкви"53.

Личность Толстого, его взгляды на устроение церковной жизни были известны. Митрополит Филарет называл его "человеком благочестивым и благонамеренным"54. Тот же Филиппов писал: "Назначение графа Александра Петровича обер-прокурором... при всей своей неожиданности никого не изумило, напротив, всем показалось совершенно естественным: так успел уже сложиться и отпечататься в общем представлении вполне соответствовавший этому назначению его нравственный образ"55.

Толстой, конечно, был не единственным известным радетелем церковных интересов. Были и другие, как, например, известный духовный писатель А. Н. Муравьёв, служивший одно время в синодальном аппарате, но оставивший службу из-за разногласий с Протасовым. Эта кандидатура устраивала иерархов, но имевший не очень высокий чин Муравьёв не мог занять столь серьезную должность. "Андрей Николаевич, - писал митрополит Филарет, - по своим познаниям и по расположению духа мог бы нам быть полезен, если бы для нас был употреблен, но едва ли найдут сие удобным. Покойный граф [Протасов] пришел к нам полковником и нашел подчиненных не выше коллежского или много статского советника. Теперь тут есть тайные советники, а Андрей Николаевич только статский советник"56.

Помимо соответствующего чина Толстой обладал опытом административной работы и, что немаловажно, связями в придворных кругах. Искренне интересовалась вопросами церковной жизни Императрица Мария Александровна, отличавшаяся глубоким благочестием. Большим доверием императрицы пользовалась А. Н. Мальцева, родной брат которой, князь С. Н. Урусов, приходился свояком младшему брату А. П. Толстого - Егору Петровичу.

В дружеских отношениях с царской четой состояла известная Т. Б. Потемкина. Пережив духовный переворот в молодости, Татьяна Борисовна в петербургском обществе имела репутацию человека, углубленного в духовную жизнь. Ее дом был приютом для разного рода "странников" и "убогих", устраивались приемы для духовенства. Потемкина, из-за ее влияния при дворе, считалась устроительницей церковных дел, зачастую весьма важных. С Толстым ее связывало достаточно близкое родство: Потемкина и супруга графа были двоюродными сестрами.

Для самого Толстого возвращение на государственную службу было, по всей видимости, вызвано не только и даже не столько карьерными соображениями. Конечно, новое царствование открывало опытному чиновнику определенные перспективы, но Толстой, похоже, руководствовался еще и желанием реализовать свои замыслы в области устройства церковно-государственных отношений. Во всяком случае, в церковно-общественных кругах с именем нового обер-прокурора связывались ожидания значительных перемен. Н. П. Гиляров-Платонов писал А. В. Горскому в октябре 1856 г.: "Если графу А[лександру] П[етрови]чу будет совершенная свобода в действиях, если не приведет его в уныние личный состав нашего высшего духовенства... положению духовенства и духовного просвещения в России, мне кажется, придется вступить в новую эру, принять характер, какого не имели они со времен патриарха Филарета..."57.

Официальное назначение Толстого состоялось 20 сентября 1856 г., а вступил он в должность 31 октября58. К церковному управлению граф приступил, оставшись военным: в декабре 1856 г. Толстой был произведен в генерал-лейтенанты.

Насущной задачей нового обер-прокурора стало оздоровление работы аппарата синодальных подразделений. Синодальное чиновничество пользовалось дурной репутацией. "Страшный хаос", "неспособность", "взяточничество" - вот эпитеты, употреблявшиеся современниками для характеристики делопроизводства в ведомстве59. Дела из канцелярии не поступали на рассмотрение Синода и не исполнялись чуть не десятками лет60. Исправить ситуацию было весьма сложно, поскольку бороться предстояло не с отдельными недостатками, а с прочно укоренившейся порочной системой, охватывавшей весь синодальный аппарат вплоть до высших чиновников. Начальник III отделения князь В. А. Долгоруков, характеризуя состояние "главного духовного управления", пессимистично заключал: "... повсюду он [обер-прокурор] будет встречать тайное противодействие со стороны ближайших своих сотрудников - директоров департаментов и канцелярий. Находясь с давних пор в ведомстве они, несомненно, будут всеми средствами поддерживать прежнюю ими же принятую систему"61.

Не сразу удалось новому обер-прокурору приступить к необходимым кадровым перестановкам. Усилия Толстого более года были направлены на замещение целого ряда должностей, как писал один из крупных синодальных чиновников того времени, "людьми, лично ему известными своими служебными и нравственными качествами"62. Со временем ему удалось произвести значительные перемены и сформировать собственную команду сотрудников.

Вторым лицом в ведомственной иерархии после обер-прокурора считался директор Духовно-учебного управления. Занимавший этот пост тайный советник К. С. Сербинович обладал большим опытом работы в синодальных структурах, но может быть именно поэтому и не подходил новому руководителю в качестве ближайшего помощника. Толстой инициировал перевод Сербиновича в комиссию по принятию прошений на Высочайшее имя. Несмотря на отсутствие свободной вакансии, обер-прокурор добился назначения Сербиновича в комиссию сверх штата с сохранением прежнего жалования. Правда, для этого пришлось задействовать собственные средства Синода. Жалование новому члену комиссии прошений стали выплачивать из капитала Духовно-учебных заведений и капитала синодальных типографий63.

На время отсутствия Толстого его обязанности должны были возлагаться на директора духовно-учебного управления. Для графа было весьма важно иметь на этом посту доверенного человека, поскольку значительное время обер-прокурору приходилось проводить в Москве. Жена Толстого графиня Анна Григорьевна не стала переезжать в Петербург, дом Толстых продолжал оставаться в древней столице.

На место Сербиновича был назначен князь Урусов, входивший в круг родственников Толстого. Обер-прокурор был настолько заинтересован в назначении Урусова, служившего до этого в одном из московских департаментов Сената, что исходатайствовал для него досрочное производство в чин действительного статского советника, необходимый для директорской должности. Урусов стал для Толстого не просто первым из подчиненных, но настоящим соработником, товарищем, своеобразным alter ego обер-прокурора.

Толстой мог спокойно уезжать в Москву, Урусов замещал его по несколько месяцев в году. Современники даже говорили о "летнем и зимнем" обер-прокурорах и при этом находили существенные различия в их политике. Но по синодальным делам прослеживается единство деятельности Толстого и Урусова при не только формальном но и реальном первенстве и контроле обер-прокурора. Урусов постоянно держал Толстого в курсе дел и испрашивал указаний в сомнительных случаях. За время службы под руководством Толстого Урусов приобрел репутацию специалиста по церковным делам и даже рассматривался в качестве преемника графа, но впоследствии покинул синодальную службу и возглавил II Отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Труды по упорядочению синодального делопроизводства были возложены на действительного статского советника П. И. Саломона, приглашенного Толстым с должности директора канцелярии Государственного контроля. Интересно, что Саломон первоначально был просто причислен к канцелярии обер-прокурора сверх штата. Для ознакомления со спецификой работы церковных структур новый чиновник был отправлен в длительную командировку по епархиям. По возвращении Саломон был назначен управляющим канцелярии Святейшего Синода, сменив тайного советника Я. А. Позняка, ставшего сенатором.

На этом посту Саломон провел комплекс серьезных мероприятий, направленных на искоренение злоупотреблений и оптимизацию канцелярской работы. Началась настоящая чистка личного состава синодальных подразделений, вводились новые штаты, перераспределялись обязанности служащих, менялись формы делопроизводства. Новый управляющий не только контролировал работу подчиненных, но и лично выполнял ряд их обязанностей. "Я посвящаю все время службе, исправляю то, что подается мне в неудовлетворительном виде, а некоторые дела обрабатываю сам", - отчитывался Саломон перед своим начальником64. Не все намерения управляющего синодальной канцелярией были реализованы, но его деятельность заслужила одобрение не только обер-прокурора, но и иерархии. После ухода в 1864 г. из Синода Саломон, как и его предшественник, стал сенатором.

Нашлись подходящие кандидатуры и среди прежних сотрудников синодального аппарата. Среди них - назначенный в 1858 г. юристконсультом И. И. Полнер, работавший в Синоде с 1854 г., А. Ф. Тюрин, при Толстом ставший прокурором Грузино - Имеретинской синодальной конторы, а затем директором канцелярии обер-прокурора. Графу удавалось подбирать действительно способных людей. Эти выдвиженцы Толстого в свое время пополнили Сенат.

Некоторые ближайшие помощники обер-прокурора практически не имели опыта административной работы. Так, чиновником по особым поручениям был назначен упоминавшийся Филиппов, служебная карьера которого ограничивалась должностями учителя словесности и секретаря Басманного отделения дамского попечительства о бедных в Москве. Филиппов, уроженец Ржева, познакомился с Толстым в начале 1852 г. в Москве. В доме Толстых в это время находился о. Матфей Константиновский, приехавший к Гоголю. Филиппов счел необходимым навестить отца Матфея, которого близко знал по родному городу, и сдружился с графом. "Пленник моей набожности, - писал Филиппов о Толстом, - даже не садился без меня обедать"65. За годы знакомства укрепилась схожесть в их умонастроениях, стремлении к благочестивой жизни. При назначении Толстого обер-прокурором Филиппов выразил готовность служить под его началом, единомышленник стал ценным сотрудником, верно и добросовестно выполнявшим свои обязанности. Служба в Синоде открыла Филиппову путь к высшим государственным должностям - вершиной его карьеры стал пост Государственного контролера.

Еще одним соратником Толстого можно назвать К. Зедергольма. Как и Филиппов Зедергольм был давним знакомым Толстого и его единомышленником. Назначение Толстого обер-прокурором побудило Зедергольма поступить на государственную службу. Как и Филиппов, он стал верным помощником Толстого, со временем получив ту же должность чиновника по особым поручениям, но в отличие от будущего Государственного контролера сразу после отставки Толстого принял монашество в Оптиной пустыни.

Оптинские старцы вообще играли достаточно заметную роль в жизни и деятельности Толстого и некоторых его приближенных. Возможно, интерес графа к Оптиной пустыни был обусловлен его дружбой с Гоголем, который высоко ценил духовный опыт и наставления старца иеросхимонаха Макария (Иванова). Отец Макарий также был наслышан о благочестии Толстого и с радостью узнал о его назначении. В постоянной переписке со старцем Макарием состоял К. К. Зедергольм, который не только сообщал в Оптину о своих служебных делах, но и по поручению Толстого просил разъяснения некоторых богословских вопросов66. Время от времени посещал Оптину пустынь Филиппов, также прибегавший к советам старца Макария67.

Соломон, получив назначение в Синод, тоже посетил Оптину пустынь в поисках наставлений по личным и служебным делам, вероятно по совету Толстого и Зедергольма. Тесная связь между синодальными чиновниками и Оптиной пустынью не была секретом для современников, говорили даже о регулярных телеграфных обращениях обер-прокурора в обитель. Таким образом, Гиляров-Платонов имел достаточные основания отнести Толстого к "оптинским христианам" не только по духу, но и фактически.

Укорененность Толстого в церковной жизни не могла не отразиться на характере взаимоотношений Синода и обер-прокурора. Соотношение полномочий иерархии и представителя правительства было одной из ключевых проблем церковно-государственных отношений синодального периода. Филиппов характеризовал позицию Толстого в этом вопросе так: "главным его побуждением принять на себя звание обер-прокурора была именно мысль и надежда ввести это звание в свойственные ему пределы и установить между ним и между собственно церковною властию те естественные отношения, которые указываются для них самым характером призвания иерархии и наблюдающего за их действиями, с государственной точки зрения лица"68.

Однако такое убеждение Толстого не исключало возможности лоббирования обер-прокурором собственных соображений по тем или иным церковными вопросам. Готовность Толстого отстаивать свое мнение проявилась с первых дней его вступления в должность в деле о переводе Священного писания на русский язык.

Очередной этап в длительной истории русского перевода Библии, начавшейся еще в царствование Александра I, наступил как раз в 1856 г., когда сессия Синода проводилась в Москве в связи с коронационными торжествами. На последнем заседании было принято решение о возобновлении работ по переводу, проект соответствующего синодального определения было поручено составить митрополиту Московскому Филарету (Дроздову). Подготовленный проект 14 сентября был отправлен в Синод для утверждения, а только что назначенный обер-прокурором Толстой получил копию документа при личной встречи с митрополитом в Москве.

Граф Толстой не относился к числу убежденных сторонников перевода. Он считал необходимым учитывать при переводе Священного Писания позицию греческой Церви. По мнению обер-прокурора, без предварительного согласования с греками невозможно будет использовать для создания русской Библии еврейский текст книг Ветхого Завета, поскольку "греческая православная церковь признает еврейский текст поврежденным". Граф всерьез опасался, что русская Библия на православном Востоке может быть объявлена еретической.

Отстаивая свою позицию, Толстой добился возобновления обсуждения вопроса о переводе. Ему было известно, что митрополит Киевский Филарет (Амфитеатров), не участвовавший в последних заседаниях Синода, являлся приверженцем славянского текста. Толстой сообщил, что обратится к киевскому владыке с предложением изложить его соображения официально.

Присланую ему записку митрополита Киевского обер-прокурор внес не в Синод, как того следовало ожидать, а представил императору с предложением вновь рассмотреть все аргументы за и против перевода. Недовольному таким нарушением порядка делопроизводства святителю Филарету (Дроздову) Толстой писал, что "не почитал себя вправе излагать собственное суждение", но полагал своей обязанностью заботиться о том, "чтоб никакое соображение, не оставалось в неизвестности пред Святейшим Синодом"69.

Обсуждение целесообразности русского текста Священного Писания затянулось еще на год. Синодальное определение о начале работ по переводу священного Писания состаялось 24 января 1858 года. Однако соответствующий протокол был оформлен только 20 марта. Почти два месяца обер-прокурор пытался убедить Синод в необходимости обратиться к греческой Церкви. По поручению Толстого была подготовлена особая записка со всеми возможными аргументами. Зедергольм писал в Оптину пустынь: "если Синод на сии окончательные доводы не согласится, граф прибегнет, поневоле к последнему средству: обратится с этим к государю, и объявит Синоду высочайшее повеление сделать запрос об этом переводе, в Грецию"70. Но на эту меру обер-прокурор все же не пошел и представил синодальное решение императору. 5 мая 1858 г. Александр II утвердил определение Синода.

Стремление к более тесному единению греческой и русской Церквей, выступившее главным побудительным мотивом действий Толстого в решении вопроса о переводе Библии, можно связать с его увлеченностью особенностями церковной жизни греческого православного мира. Интерес Толстого к православию на территории Османской империи был известен задолго до его вступления в должность. Возможно, его истоки следует искать в путешествиях Толстого в Константинополь и на Балканы в 1827 году.

Жизнь в Одессе, где находилась значительная греческая диаспора, вероятно способствовала формированию у графа пристрастия к традициям восточных церквей. Проживая в Москве в годы своей отставки, Толстой показал себя любителем греческого богослужения, сам бегло говорил и читал по-гречески. По словам святителя Филарета "граф Александр Петрович Толстой обнаруживал необыкновенно высокое мнение о греческой Церкви"71.

Вступив на пост обер-прокурора, Толстой почти сразу же обозначил проблему отношений с Восточными церквями в качестве одной из самых важных. Во всеподданнейшем отчете за первый год своей руководящей деятельности он писал: "Ревнуя о благе вселенской Православной Церкви, которой мы составляем отрасль, Святейший Синод выше всего ставит единение, в духе веры и любви, с материю церкви нашей, великою Церковью Константинопольскою и прочими Восточными Церквами, да ничто не нарушит сего взаимного священного союза"72. По некоторым сведениям этот пассаж был написан лично Толстым73.

К середине XIX в. общение между русской иерархией и восточными патриархами осуществлялось только при посредстве и под контролем Министерства иностранных дел, и Синод вынужден был даже при решении протокольных вопросов учитывать внешнеполитический курс правительства. Так в 1853 г. известительное послание об избрании на Константинопольскую кафедру нового предстоятеля осталось без положенного ответа Синода, поскольку император Николай I счел патриарха Анфима VI проанглийски настроенным.

Толстой всерьез озаботился проблемой восстановления отношений между Синодом и Вселенским патриархом: "Граф Александр Петрович, - вспоминал Филиппов, - возымел намерение положить конец такому неправильному и для иерархии сколько стеснительному, столько же и обидному порядку сношений между единоверными церквами"74. Уже в январе 1857 г. Толстой испрашивал аудиенцию у императора для личного доклада по этому вопросу. Его обращение к монарху имело успех - Александр II соизволил, "чтобы со стороны Святейшего Синода возобновлены были сношения с ... святейшим патриархом Константинопольским"75.

Выполняя высочайшее повеление, Святейший Синод обратился к занимавшему с 1855 г. патриарший престол Кириллу VII с приветственным посланием, составленным в почтительном и любезном тоне. Ответ патриарха Константинопольского был вскоре получен: в характерном для греков цветастом стиле Кирилл VII благодарил Синод и выражал уверенность в дальнейшем укреплении братской любви и общения между Церквами76.

Казалось, что цель Толстого достигнута. Однако его намерения оживить отношения Русской Церкви с Константинополем не встретили активной поддержки синодалов. Святитель Филарет прямо писал, что "при виде неустройства в греческой иерархии небезопасно было войти прямо в официальные сношения в имеющихся в виду церковных вопросах, чтобы вместо укрепления единомыслия не впасть в явное разномыслие"77.

Реакция иерархии сильно огорчила Толстого. "Живо помню я, - писал Филиппов, - и то глубокое огорчение, к которому он, очевидно, не готовился и, которое, однако, ему пришлось изведать, когда, получив Высочайшее разрешение составить и поднести Государю Императору соображение о порядке непосредственных сношений Святейшего Синода и восточными патриархами, он сообщил об этом кому следовало, и, вместо ожидаемой им радости о таком великом успехе, встретил полное равнодушие к делу и сомнение в необходимости и пользе его предприятия"78.

И снова обер-прокурор, как и в деле с переводом Священного Писания, выяснив, что его инициатива не поддерживается Синодом, не стал навязывать свое мнение. В этом Толстой существенно отличался от своего предшественника на посту обер-прокурора. Протасов не стеснялся добиваться реализации своих замыслов в обход Синода, а синодальные решения оставлял без исполнения. Святитель Филарет (Дроздов), писал о том периоде А. Н. Муравьёву: "При Синоде с некоторого времени возгосподствовал произвол обер-прокурора, по которому он решения Синода останавливает на сколько времени хочет или и совсем оставляет без действия"79.

Поворот в отношениях обер-прокурора и Синода вполне соответствовал и политической культуре нового царствования с его либерализацией общественной жизни. Неудивительно, что после назначения Толстого обер-прокурором, в околоцерковной среде возникли ожидания скорых перемен в системе церковно-государственных отношений. К этому времени относится появление целого ряда проектов преобразований в церковной жизни: выдвигаются предложения о необходимости созыва Поместного собора, реформы высшего церковного управления, системы духовного образования, обсуждается положение православного духовенства. Эти проекты в виде записок, мнений и отзывов имели широкое хождение в обществе. Среди авторов были как светские деятели, так и архиереи, писатели и публицисты, высшие сановники и диссиденты.

Один из проектов по реорганизации обер-прокуратуры Муравьёв в марте 1857 г. направил обер-прокурору и членам Синода. Его записка получила одобрение и поддержку Первенствующего члена Синода митрополита Петербургского Григория (Постникова) и императорского духовника протопресвитера В. Бажанова. Реакция Толстого была сдержанней: "записка по своей важности требует внимательного прочтения, - отвечал он Муравьёву, - и, без сомнения, потребует также немало времени для соображения и справок"80. Когда же отрицательное отношение к проекту высказал митрополит Филарет (Дроздов), Толстой и вовсе отказался включать проект в разработку: стал медлить с ответом Муравьёву, несколько раз редактировал его, и в конечном итоге ограничился несколькими любезными письмами с уверением в готовности всесторонне изучить записку и проект и сдал дело в архив.

Даже идею созыва Поместного собора, которую Толстой в принципе не отвергал, обер-прокурор не взялся разрабатывать. Записка о Соборе была передана Толстому по воле императрицы Марии Александровны. Оставить без внимания такой документ обер-прокурор не мог, но в своем отзыве назвал созыв Собора слишком серьезным делом, требующим тщательной подготовки. Похоже, реформы в сфере церковного управления не увлекали Толстого.

Но это не означало, что Толстой был принципиальным противником преобразований в церковной сфере. Именно благодаря обер-прокурору началась подготовка реформы системы духовного образования и воспитания. Знакомство Толстого с материалами ревизии Духовных школ стало поводом для соответсвующего синодального определения. Подготовка к реформе велась ближайшими доверенными сотрудниками графа. В 1858 г. во Францию для сбора сведений о системе духовного образования был командирован чиновник особых поручений НА. Сергиевский, а Соломон с той же целью ездил в Грецию. Урусов ознакомился с реалиями семинарской и академической жизни. Были запрошены мнения епархиальных архиереев и ректоров академий и семинарий. Филиппов свел воедино поступившие предложения. Тот же Филиппов в 1860 г. был назначен делопроизводителем синодального комитета, созданного для разработки новых уставов духовно-учебных заведений. И хотя основные мероприятия реформы были осуществлены после ухода Толстого с поста обер-прокурора, его можно с полным правом назвать одним из отцов пореформенной духовной школы.

В своей деятельности Толстой старался не допускать снижения церковного влияния на общественную и государственную жизнь. Особенно ярко это проявилось в деле о методах противодействия расколу.

В конце 1857 г. великий князь Константин Николаевич, назначенный членом Секретного комитета по делам раскола, выступил с предложением отказаться от мер принуждения по отношения к раскольникам, перейдя к постепенной легализации старообрядчества. Понимая, что Синод вряд ли согласится с этим, великий князь счел необходимым отстранить Церковь от участия в разработке меропроиятий, касающихся проблемы раскола. Предполагалось упразднить Секретный комитет, объединявший иерархию и представителей правительства, а его дела передать государственным органам.

Активность великого князя всерьез обеспокоила обер-прокурора. Толстой был убежден в правильности прежнего правительственного курса, направленного на дискриминацию старообрядцев. В противодействии попыткам ослабить давление на раскол, обер-прокурор действовал в единстве и согласии с Синодом. Толстой решил ввести в курс дела митрополита Московского Филарета, который, не являясь членом Секретного комитета, не мог знать о возможном изменении правительственной политики в делах раскола. Будучи в Москве, Толстой проводил консультации со святителем, митрополит начинал готовить систему аргументов и контрпредложений.

Предложения Константина Николаевича обсуждались в Совете министров 10 и 24 апреля 1858 года. Зедергольм писал старцу Макарию накануне решающего заседания: "кажется все или многие против графа и за раскольников. Сегодня многое будет решено. Граф идет на бой с Конст. Ник. и озабочен - помолитесь батюшка, чтобы Господь помог правому делу и Православию"81.

В результате обер-прокурору все же удалось доказать, что "... правительство может и должно противодействовать расколу и что подобные правительственные меры и прежде достигали своей цели и вполне законны"82. По итогам заседаний Совета министров император "изволил указать, что в изменении ныне действующей системы надобности не представляется"83.

Отношение графа к проблеме старообрядческого раскола полностью соответствовало настроениям иерархии. Отстаивая церковную позицию, обер-прокурор не побоялся вступить в конфликт с одним из влиятельнейших правительственных деятелей и братом императора. Святитель Филарет, выражая признательность Толстому за его ревность о православии, писал: "Благодарение Богу и благочестивейшему Государю, что сим решением охранено духовное управление от крайнего затруднения и расстройства"84. "Подвизающимся об истине", назвал Толстого старец Макарий85.

Еще более непреклонным защитником церковных прерогатив показал себя обер-прокурор при подготовке бюджетной реформы. Новые принципы организации бюджетной системы включали в себя требование о полном сосредоточении финансовой ревизии в ведении органов Государственного контроля. На протяжении нескольких лет, с февраля 1859 г. до своей отставки в марте 1862 г., Толстой при постоянном содействии митрополита Филарета последовательно отстаивал принцип невмешательства государства в денежные дела Церкви.

Относительно просто оказалось добиться исключения из компетенции Государственного контроля пожертвований и доходов от недвижимости, поступавших в монастыри и приходские церкви. Обер-прокурор организовал подготовку мнения Синода о негативных последствиях участия чиновников в сборе пожертвований, и уже на первых этапах разработки реформы, в мае 1859 г., местные церковные средства были признаны не попадающими под общие правила о финансовом контроле.

Сложнее обстояло дело с финансами, находившимися в распоряжении Святейшего Синода. На протяжении нескольких месяцев, с октября 1859 по январь 1860 г., сотрудники Толстого пытались не допустить передачи в казначейство капиталов, сформировавшихся от деятельности синодальных типографий: разработчики реформы настаивали на государственном происхождении этих средств. Обер-прокурор требовал признать все вообще синодальные финансы находящимися вне государственной компетенции, отказывался подписывать журналы заседаний готовившей реформу правительственной комиссии, обращался с докладами к императору, привлек мнение митрополита Филарета - словом, развернул настоящую агитацию в защиту церковных средств. Типографский капитал оставили в полном распоряжении Синода, однако на завершающем этапе подготовки реформы настоящая борьба развернулась по казалось бы незначительному вопросу.

Государственный бюджет должен представлять все без исключения средства и потребности государственные - такой принцип был положен в основу бюджетной реформы. Это означало, что правительством будут контролироваться все расходы на государственные нужды: и бюджетные, и поступающие из внебюджетных источников. Информацию о состоянии синодальных капиталов тоже считалось необходимым иметь в виду при составлении общегосударственного бюджета, для чего предполагалось ежегодно предоставлять такие сведения в Государственный совет.

Еще при подготовке проекта новых бюджетных правил Толстой решительно выступил против этого предположения. Однако мнение обер-прокурора было отвергнуто комиссией в весьма категоричной форме. В июне 1861 г. император утвердил мнение комиссии, и проект был направлен в Государственный совет для окончательного рассмотрения. Но обер-прокурор не отступил и перед монархом: он подал особое мнение в департамент экономии Государственного совета и нашел там сторонников своей позиции, подключил к обсуждению вопроса Московского митрополита с его авторитетом, влиянием и компетенцией, и, вероятно, использовал все возможности неформального воздействия на царя. Так или иначе, церковная позиция восторжествовала: особым высочайшим повелением 14 марта 1862 г. синодальные капиталы остались в исключительном ведении Синода.

Позиция Толстого принципиально расходилась с правительственным курсом и в политике по отношению к православной церкви на Востоке. Церковные дела всегда были неотъемлемой составляющей пресловутого "восточного вопроса". После поражения в Крымской войне Россия утратила прежнее влияние на дела восточной Церкви. Тем не менее внутренние проблемы православного Востока позволяли России участвовать в делах Османской империи.

В конце 1850-х гг. стремление болгар к церковной автономии вылилось в серьезный конфликт с Константинопольским патриархатом, известный под названием "греко-болгарской распри". Обе стороны конфликта поставили вопрос о вмешательстве России. Россия всячески поддерживала национальное возрождение славянских народов в том числе и в церковных делах. Правительство и сам царь склонялись к поддержке болгар: "Православная Церковь должна убедить патриарха признать автокефалию", - писал Александр II86.

Однако с церковной точки зрения поведение болгар, отказывавшихся от подчинения Константинополю, могло привести к расколу. Поддержка их стремлений к автокефалии со стороны Синода была сомнительна и бесперспективна, на что обращал внимание митрополит Филарет (Дроздов).

Канонический аспект проблемы был конечно очевиден для укорененного в церковной жизни и озабоченного проблемой православного единения обер-прокурора. Толстой как и в делах с расколом и церковными капиталами привлек авторитет святителя Филарета Московского, обширная переписка с которым составила отдельный том опубликованных мнений митрополита. Граф подготовил для императора обстоятельный доклад, в котором, отстаивая церковную позицию, привел и ряд политических аргументов. Обер-прокурор обратил внимание монарха на реальную опасность церковного разрыва с восточными патриархами и окончательной утраты влияния на Константинополь. Александр II, судя по его заметкам на докладе, не согласился с рядом тезисов Толстого. И все же, благодаря активной позиции графа, Синоду удалось избежать участия в канонически небезупречном вмешательстве во внутренние дела Константинопольского патриархата.

Во всей своей деятельности на посту обер-прокурора Толстой исходил из соображений церковной пользы. Его мнение могло не совпадать с позицией епископата, но в благих намерениях графа сомнений не возникало. "Дела разделяют иногда наши мнения, - писал митрополит Филарет Толстому, - но милость Господня да сохранит нераздельными наши сердца в желании правды и блага и мира православной церкви"87. Сам Толстой при возникновении разногласий с синодалами обычно уступал, да и в спорах между иерархами не выступал в роли арбитра. Искренне стремясь к единению с духовенством, он оценивал себя лишь как "мирянина, поставленного в соприкосновении с церковными делами"88.

Такая позиция, конечно, полностью удовлетворяла Синод: "Господь да спасет графа Александра Петровича, - писал своему духовнику митрополит Московский. - Он, уважая митрополита, уступает его мнению, когда имеет свое. Так теперь вызываются (в Синод. - Ю. Б., А. Ф.) желаемые митрополитом, тогда как вместо некоторых граф предложил бы других"89. Действия графа тоже, как правило, одобрялись иерархами: "Он (А. П. Толстой. - Ю. Б., А. Ф.), - писал Санкт-Петербургский митрополит Григорий к митрополиту Филарету, - помогает нам, при всем затруднении, так много, что покойный граф (Н. А. Протасов. - Ю. Б., А. Ф.) едва ли бы решился так много действовать в нашу пользу. Мы весьма счастливы, что он у нас"90. Служба в качестве обер-прокурора не изменила умонастроений Толстого. Он сохранил репутацию глубоко церковного человека. "... душевно радуюсь, иметь такого начальника, - писал Зедергольм о графе, - благочестивого, преданного Церкви"91.

"Поборник православия" - такой эпитет прилагал к графу преподобный Макарий Оптинский92. Насколько оправдана подобная характеристика, ведь значительных изменений в положении Церкви и духовенства в обер-прокурорство Толстого не произошло, а личное благочестие само по себе не может служить критерием административной деятельности?

Во-первых, ряд мероприятий, осуществленных за время пребывания Толстого на посту обер-прокурора, все же не могли не отразиться на дальнейшем течении церковной жизни. Окончательное решение вопроса о переводе Священного Писания на русский язык, которому граф не стал противодействовать, хотя и придерживался иного мнения, стало одной из важнейших вех в истории Русской Церкви синодального периода. Впервые со времен царя Алексея Михайловича стал слышен голос Церкви при определении политики правительства в Восточном вопросе. Начавшийся при Толстом пересмотр системы духовного образования стал первым шагом к масштабной реформе духовно-учебных заведений 1867 - 1969 годов.

Во-вторых, во всей деятельности Толстого прослеживается четкая система взглядов на церковно-государственные отношения в России. В этих взглядах находилось место и принципам церковной автономии и пресловутой "симфонии" Церкви и государства. Защищая церковные капиталы, Толстой четко разграничивал систему церковного управления и государственные учреждения: "... невозможно и самый Синод, или соборное управление Церковью, ставить в одной категории с министерствами и главными управлениями"93. "Русская Церковь, - писал Толстой, - со времени преобразований Петра I, слывет у всех недоброжелателей ея (в том числе и у раскольников) порабощенною светской власти; но до сих пор большинство русского народа не давало этому веры, именно потому, что между представителем патриарха, то есть Святейшим Синодом и Государем не было никаких посторонних посредников... Царь помазанник являлся как бы естественным природным защитником Церкви"94.

Рисуя "живое нравственное единение, в котором духовная часть пребывала у нас всегда с гражданскою"95, Толстой отмечал, что "Россия есть единственное государство в Европе, в котором и правительство и народ вполне признают, что "несть власть, аще не от Бога". Государь всю законность свою получает от церковного помазания"96.

Таким образом, сакральность власти и священная обязанность блюсти церковные интересы, как суть православной монархии, были для Толстого не только пафосными выражениями, но руководящим принципом в осуществлении обязанностей обер-прокурора. С учетом его административного опыта и политического веса можно говорить, что граф Толстой представлял собой идеального обер-прокурора в рамках синодальной модели церковно-государственных взаимоотношений.

Однако даже ему не удалось достичь полного взаимопонимания и единства с Синодом. Обер-прокурор нашел высшее духовенство "слишком бездерзновенным перед светской властью"97. Корректное отношение к членам Синода Толстой видимо полагал достаточным условием для активизации иерархии в общественной и духовной жизни страны. Однако даже самые инициативные представители епископата a priori негативно относились к самому институту обер-прокуратуры и искали пути обновления системы церковно-государственных отношений. Епископ Агафангел (Соловьёв), известный своими выступлениями против участия государства в управлении Церковью, писал, что даже самый благочестивый обер-прокурор не способен по-настоящему понять церковные проблемы, поскольку не принадлежит к духовенству. Наладить тесное взаимодействие Толстому удалось лишь со святителем Филаретом Московским.

Взгляды обер-прокурора на церковно-государственные отношения не соответствовали и основным направлениям правительственного курса. Хотя Толстому и удавалось отстаивать свою позицию, он не встречал одобрения ни в среде высшей бюрократии, ни у императора. Кроме того, прямым руководителем церковной политики оставался монарх. Даже в вопросах церковного управления мнение обер-прокурора могло игнорироваться. Так назначение Первенствующим членом Синода митрополита Исидора (Никольского) в 1860 г. произошло вопреки желанию Толстого. После смерти Петербургского митрополита Григория (Постникова), граф с митрополитом Филаретом представили по поручению императора характеристики на четырех возможных кандидатов на эту должность. Именно митрополит Исидор был назван ими в качестве наименее подходящего кандидата. По слухам, в пользу Исидора выступили близкий к Александру II князь А. И. Барятинский и царский духовник протопресвитер В. Бажанов98.

Нарушением прерогатив обер-прокурора выглядела и подготовка проекта церковных преобразований министром внутренних дел П. А. Валуевым, начатая летом 1861 года. Санкция императора на разработку реформ была получена с условием предварительного согласования основных идей с митрополитом Московским. Но с обер-прокурором инициатива Валуева не обсуждалась, он даже не был о ней извещен.

Толстой был недоволен вмешательством Валуева в сферу собственной ответственности. По этой причине, по мнению американского историка Г. Фриза, обер-прокурор покинул свой пост.

Отставку Толстого, действительно последовавшую в конце февраля 1862 г., связывали и с делом о контроле над синодальными капиталами. Так, например, один из корреспондентов епископа Курского Сергия (Ляпидевского), проезжая через Москву в середине февраля 1862 г., сообщал: "Он (Толстой. - Ю. Б., А. Ф.) окончательно уволен... Причина удаления графа из Св. Синода - отобрание от церквей и монастырей их капиталов; это новость, известная здесь всем и вовсе не составляющая секрета"99. Это утверждение можно встретить и в современной литературе.

Решение об отставке Толстого было принято уже в начале декабря 1861 года. Тот же Валуев 6 декабря записал в дневнике планы кадровых перестановок, озвученные Александром II, среди которых назначение обер-прокурором вместо Толстого увольняемого министра народного просвещения Е. В. Путятина. 15 декабря отставку Толстого констатирует близкий ко Двору В. А. Муханов.

Слухи об увольнении Толстого возникали неоднократно. Весной 1858 г. об этом писал Зедергольм100. К октябрю 1861 г. относятся сведения о том, что Толстой надеялся быть назначенным наместником Царства Польского, и решил оставить службу, когда его расчеты не оправдались. И все же решение об отставке Толстого в декабре 1861 г. выглядит неожиданным.

24 ноября 1861, за считанные дни до появления информации об увольнении, обер-прокурор в письме святителю Филарету разрабатывал долгосрочные планы по противодействию проекту Валуева. Еще 2 декабря сам Валуев сообщал московскому митрополиту о предполагаемом назначении Толстого в создаваемый, в соответствии с его проектом, комитет по делам духовенства. Похоже, решение об отставке было внезапным и принималось отнюдь не по инициативе самого Толстого.

С другой стороны, после этого решения Толстой более двух месяцев полноценно исполнял свои обязанности. Хотя преемник Толстого - харьковский губернатор А. П. Ахматов - был определен уже к 22 декабря, официальная отставка последовала 28 февраля 1862 года. Толстой сохранял свой пост, поскольку долго подбирали замену Ахматову в Харькове. Увольнение с поста обер-прокурора формально не означало окончания государственной службы графа. Толстой был назначен членом Государственного совета и награжден орденом Белого Орла.

Причины отставки следует искать не только в противостоянии Толстого и Валуева. "Главная причина удаления Гр[афа], - писал Зедергольм, - та, что общее направление министров не согласно с его убеждениями, и что потому ему в делах, касающихся Церкви приходилось быть свидетелем таких распоряжений, которых остановить не может, а ответственность за которыя принять на себя не хочет"101. Похоже, что реформаторский курс царствования Александра II, ясно определившийся с отменой крепостного права, не приветствовался Толстым. "Мрачный граф А. П. Толстой, - писал Муханов с своем дневнике 19 февраля 1861 г. - ... в недоумении продолжать ли службу в настоящих обстоятельствах"102. Сомнения в правильности политического курса дополнялись, возможно, недовольством характером собственной деятельности, по роду которой ему приходилось постоянно конфликтовать с теми или иными правительственными деятелями, отстаивая церковные интересы, но оставаясь, при этом чужим для епископата. Толстой, как человек с глубоко церковным сознанием, не мог не понимать противоречивости своего положения.

В Государственном совете Толстой почти не работал, уже с мая 1862 г. он ушел в длительный отпуск, который фактически не прекращался до полного увольнения со службы в 1866 году. Одним из первых дел графа стало паломничество в Святую землю - интерес графа к восточному православию теперь мог быть реализован в полной мере. Симпатии были взаимными: при посещении Толстым Палестины в 1863 г. "почет ему был необыкновенный"103.

Посещение Святой земли смягчило строгие аскетические взгляды Толстого. Считавший прежде, что нарушение поста не может быть оправдано никакими обстоятельствами, Толстой теперь отмечал, "что если бы и везде утверждено было правилом для монахов - не есть мясо, для Иерусалима, следовало бы сделать исключение, потому что здесь есть нечего"104.

Основную часть жизни Толстой проводил в Москве, где продолжал поддерживать тот уклад жизни, который сложился еще до его назначения на пост обер-прокурора. Он сохранил озабоченность состоянием Церкви и духовенства, интересовался ходом синодальных дел. "Для Русской Церкви настали времена гонений", - говаривал граф. С его точки зрения правительство все менее и менее считалось с церковными интересами, "а настоящий состав архиереев не таков, чтобы можно было ожидать пользы". Единственным защитником Церкви перед правительством Толстой называл митрополита Филарета: "владыка наш - последняя плотина: подними ее, воды хлынут, заревут и все потопят"105.

О политической жизни Толстой отзывался с видимым отвращением. С большим трудом подвигая себя на необходимую поездку в Петербург, граф писал: "Поездка очень неприятная нравственно и физически... мундиры, явления, пустейшие вопросы и ответы"106.

До конца жизни сохранялась связь графа с Оптиной пустынью. Он часто посещал обитель, иногда с гостями. В 1866 г. Оптина пустынь увидела сразу целый набор представителей восточных церквей: грека, сирийца, еврея и даже эфиопа. Толстой построил дом в обители, возможно намереваясь провести там остаток дней. Впоследствии он предоставил этот дом для жительства своему бывшему сотруднику и единомышленнику Зедергольму, в то время уже монаху Клименту.

Именно с о. Климентом (Зедергольмом) связаны последние часы жизни графа. Летом 1873 г. Толстой находился в Женеве, где тяжело заболел. Для "подания ему духовной помощи и для напутствования" отец Климент был в срочном порядке направлен в Швейцарию. "Это так скоро и неожиданно устроилось, что мне не дали и опомниться", - писал Зедергольм брату Максиму Карловичу. 18 июля иеромонах Климент прибыл в Женеву, а 21 июля граф Толстой мирно скончался. Тело почившего графа было перевезено в Москву и погребено в Донском монастыре107.

История служебной деятельности графа Александра Петровича Толстого выглядит необычно. Регулярные переходы из одного ведомства в другое, пятнадцатилетний перерыв в карьере не помешали ему проявить себя деятельным и способным администратором. На высшем из достигнутых постов он старался последовательно проводить достаточно целостную политику, отвечавшую с его точки зрения и интересам Церкви и задачам государства. Добрая репутация, которой отличался граф на всем протяжении службы, также может служить определенным показателем успеха его деятельности. Редко о каком государственном деятеле можно услышать слова: "легче становится жить после встречи с таким человеком, как граф Александр Петрович"108.

Примечания

1. СМОЛИЧ И. К. История русской Церкви. 1700 - 1917. Т. 1. М. 1996, с. 164.

2. РИМСКИЙ СВ. Российская Церковь в эпоху Великих реформ. М. 1999, с. 53; FREEZE G.L. The Parish Clergy in Nineteenth-Century Russia: Crisis, Reform, Counter-Reform. Princeton. 1983, p. 195 - 200; АЛЕКСЕЕВА С. И. Святейший синод в системе высших и центральных государственных учреждений Российской империи. (1856 - 1904 гг.). СПб. 2003, с. 31 - 34.

3. ФИЛИППОВ Т. И. Воспоминания о Толстом. - Гражданин. 1874, N 4, с. 108 - 113; СЕЛИВАНОВ А. Граф Александр Петрович Толстой 3-й. - Сборник биографий кавалергардов. Т. 3. СПб. 1906, с. 356 - 361; ШИЛОВ Д. Н. Государственные деятели Российской империи. 1801- 1917. Биобиблиографический справочник. СПб. 2001, с. 658 - 659.

4. ВОРОПАЕВ В. А. Гоголь над страницами духовных книг. Московские друзья Гоголя. М. 2002, с. 65 - 78; ЕГО ЖЕ. Письма святителя Игнатия к обер-прокурору Святейшего Синода графу А. П. Толстому (предисловие); ИГНАТИЙ (БРЯНЧАНИНОВ), свт. Полное собрание сочинений. Т. 6. М. 2004, с. 748 - 761.

5. Письмо Алексея Толстого отцу. Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ), ф. 1845 (личный фонд Толстых), оп. 2, д. 1110, л. 3.

6. Сборник биографий кавалергардов, т. 3, с. 356.

7. Формулярный список графа А. П. Толстого. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. ДЛС и ХД, оп. 464, д. 3252, л. 11.

8. Там же, ф. СПб. Главный архив. 1 - 1, оп. 781. 1827 г., д. 3, л. 15.

9. Формулярный список графа А. П. Толстого. АВПРИ, ф. ДЛС и ХД, оп. 464, д. 3252, л. 6.

10. Сборник биографий кавалергардов, т. 3, с. 357.

11. АВПРИ, ф. ДЛС и ХД, оп. 464, д. 3252, л. 17.

12. М. С. Воронцов - А. Х. Бенкендорфу 14 августа 1830. Архив князя Воронцова. Т. 35. М. 1889, с. 477 - 478.

13. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1665 (личный фонд П. А. Толстого), оп. 1, д. 2, л. 8.

14. Там же, л. 9 - 10.

15. Сборник биографий кавалергардов, с. 357.

16. Гражданин. 1874, N 4, с. 111.

17. Автобиографические записки высокопреосвященнейшего Саввы, архиепископа Тверского. - Богословский Вестник. Т. 1. 1899, N 2, с. 430.

18. СМИРНОВА-РОССЕТ А. О. Дневник. Воспоминания. М. 1989, с. 224; Воспоминания Т. И. Филиппова. Государственный архив Российской федерации (ГАРФ), ф. 1099, оп. 1, д. 98, л. 7.

19. К. В. Нессельроде - М. С. Воронцову 24 декабря 1837. Архив князя Воронцова. Т. 40. М. 1895, с. 224.

20. М. С. Воронцова - Д. Н. Блудову 4 марта 1838 г. Архив князя Воронцова. Т. 38. М. 1892, с. 311.

21. С. В. Сафонов - М. С. Воронцову 11 марта 1838 г. Там же, с. 320.

22. С. В. Сафонов - М. С. Воронцову 16 декабря 1838 г. Там же, с. 346.

23. Отчет военного губернатора о состоянии Одессы за 1838 г. РГИА, ф. 1281, оп. 3, д. 22, л. 3 - 10.

24. Там же, л. 47 об. - 48.

25. Там же, л. боб.

26. С. В. Сафонов - М. С. Воронцову 16 декабря 1838 г. Архив князя Воронцова, т. 38, с. 362.

27. РГИА, ф. 1281, оп. 3, д. 22, л. 48об.

28. С. В. Сафонов - М. С. Воронцову 16 января 1839 г. Архив князя Воронцова, т. 38, с. 355.

29. С. В. Сафонов - М. С. Воронцову 29 января 1839 г. Там же, с. 358.

30. С. В. Сафонов - М. С. Воронцову 4 февраля 1839 г. Там же, с. 361 - 362.

31. РГИА, ф. 1281, оп. 3, д. 22, л. 1 - 19.

32. Архив князя Воронцова, т. 38, с. 369, прим. П. Бартенева.

33. РГИА, ф. 1281, оп. 3, д. 22, л. 19об. - 23.

34. С. В. Сафонов - М. С. Воронцову 15 марта 1839 г. Архив князя Воронцова, т. 38, с. 375.

35. К. В. Нессельроде - М. С. Воронцову 21 февраля 1839 г. Там же, т. 40, с. 246.

36. А. И. Левшин - М. С. Воронцову 22 марта, 15 июня 1840 г. Там же. Т. 39. М. 1893, с. 163, 165.

37. Частично опубликованы (см.: Гражданин. 1874, N 4, с. 108 - 113). Неопубликованные варианты: ГАРФ, ф. 1099, оп. 1, д. 74, л. 1 - 2.

38. Н. П. Гиляров - А. В. Горскому 4 октября 1856 г. Русское обозрение. 1896, N 12, с. 997.

39. БЕРГ Н. В. Воспоминания о Н. В. Гоголе. Русская старина. Кн. 1. 1872, с. 123.

40. ВОРОПАЕВ В. А. Гоголь над страницами духовных книг. М. 2002, с. 73.

41. ГОГОЛЬ Н. В. Полное собрание сочинений. Т. 12. М. 1952, с. 372.

42. АКСАКОВ С. Т. История моего знакомства с Гоголем. М. 1960, с. 196.

43. ВОРОПАЕВ В. А. Гоголь и отец Матфей, с. 338 - 339.

44. АКСАКОВ С. Т. Ук. соч., с. 198.

45. Гражданин. 1874, N 4, с. 112.

46. См.: ФЕТИСЕНКО О. Л. Преподобный Амвросий Оптинский о "богословствовании мирян". Христианство и русская литература. Сб. 5. СПб. 2006, с. 265.

47. ЯКОВЛЕВ А. И. Святитель Филарет (Дроздов) и развитие русской национальной культуры в первой половине XIX века. Филаретовский альманах. Вып. 1. М. 2004, с. 179.

48. ГОГОЛЬ Н. В. Полное собрание сочинений в 17-ти томах. Т. 9. М.-К. 2009, с. 42 - 43.

49. Там же, с. 76.

50. Там же, т. 13, с. 304.

51. Переписку Гоголя и Толстого второй половины 40-х - начала 50-х XIX в. см.: ГОГОЛЬ Н. В. Полное собрание сочинений в 17-ти томах. Т. 13. М.-К. 2009, с. 304.

52. ФИЛИППОВ Т. И. Воспоминания о графе А. П. Толстом. ГАРФ, ф. 1099, оп. 1, д. 74. л. 1об.

53. Из записок преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского. - Душеполезное Чтение. 1906, N 1, с. 24.

54. Там же.

55. ГАРФ, ф. 1099, оп. 1, д. 74, л. 1.

56. Святитель Филарет, митрополит Московский. Письма к преподобному Антонию, наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1831 - 1867. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Ч. 2. 2007, с. 304.

57. Русское обозрение. 1896, N 12, с. 997.

58. РГИА, ф. 797, оп. 26, отд.1, ст. 1, д. 122, л. 6.

59. БЕЛЯЕВ А. А. Профессор Московской духовной академии П. С. Казанский и его переписка с архиепископом Костромским Платоном. - Богословский Вестник. 1904, N 3, с. 579.

60. АЛЕКСЕЕВА С. И. Ук. соч., с. 70.

61. Россия под надзором. Отчеты III отделения. 1827 - 1869. М. 2006, с. 460.

62. ПОЛНЕР И. И. Александр Федорович Тюрин. - Русская Старина. 1898, N 10, с. 110.

63. РГИА, ф. 797, оп. 29, отд. 1, ст. 1, д. 47, л. 1 - 8. Утверждение С. И. Алексеевой о том, что Толстой находился под влиянием Сербиновича, основанное на письме А. Н. Муравьёва, вряд ли можно считать верным. См.: АЛЕКСЕЕВА С. И. Ук. соч., с. 32.

64. РГИА, ф. 797, оп. 29, отд. 1, ст. 1, д. 9, л. 3.

65. Записка Т. И. Филиппова "о разных церковных вопросах". ГАРФ, ф. 1099, оп. 1, д. 98, л. 36.

66. Переписку К. К. Зедергольма и прп. Макария Оптинского см.: Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ), ф. 107, оп. 1, к. 6, д. 28; к. 7, д. 8.

67. Переписку Т. И. Филиппова и прп. Макария Оптинского см.: ЧЕТВЕРИКОВ С., протоиерей. Оптина пустынь. Paris. 1988, приложения, с. 237 - 238.

68. ГАРФ, ф. 1099, оп. 1, д. 74, л. 1.

69. Там же, д. 668, л. 42об.

70. ОР РГБ, ф. 107, оп. 1, к. 6, д. 28, л. 24об. - 25.

71. Заметки и письма Филарета, митрополита Московского. - Богословский Вестник. 1916, N 10 - 12, с. 235.

72. Извлечение из отчета по ведомству духовных дел православного исповедания за 1857 г. СПб. 1859, с. 128.

73. ГАРФ, ф. 1099, оп. 1, д. 74, л. 2об.

74. Там же.

75. РГИА, ф. 797, оп. 27, отд. 2, ст. 2, д. 363, л. 1 - 1об.

76. Там же, л. 4-боб., 16 - 16об.

77. Богословский Вестник. 1916, N 10 - 12, с. 235.

78. ГАРФ, ф. 1099, оп. 1, д. 74, л. 1об.

79. Письма митрополита Московского Филарета к А. Н. М. 1832 - 1867 гг. Киев. 1869, с. 511.

80. РГИА, ф. 797, оп. 87, д. 96, л. 15об.

81. ОР РГБ, ф. 107, оп. 1, к. 6, д. 28, л. 59.

82. Там же, л. 32.

83. РГИА, ф. 1275, оп. 1, д. За, л. 95.

84. ФИЛАРЕТ (ДРОЗДОВ), свт. Мнения, отзывы и письма. М. 1988, с. 215.

85. ОР РГБ, ф. 107, оп. 1, к. 7, д. 8, л. 85об.

86. Пит. по: ХЕВРОЛИНА В. М. Игнатьев Николай Павлович: российский дипломат. М. 2009, с. 193.

87. Митрополит Филарет - А. П. Толстому 5 июня 1860 г. Письма Филарета, митрополита Московского и Коломенского к высочайшим особам и разным другим лицам. Тверь. 1888, с. 86 (2-я пагинация).

88. А. П. Толстой - митрополиту Филарету 12 февраля 1860 г. ЛЬВОВ А. И. Письма духовных и светских лиц к митрополиту Московскому Филарету. СПб. 1900, с. 438.

89. Святитель Филарет, митрополит Московский. Письма к преподобному Антонию..., ч. 4, с. 180.

90. Митрополит Григорий - митрополиту Филарету 14 августа 1858 года. ЛЬВОВ А. И. Письма..., с. 105.

91. ОР РГБ, ф. 107, оп. 1, к. 6, д. 28, л. 42об.

92. Там же, к. 7, д. 8, л. 138.

93. РГИА, ф. 576, оп. 35, д. 21, л. 115.

94. Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита Московского и Коломенского по учебным и церковно-государственным вопросам в 5-ти томах. Т. 5. СПб. 1885 - 1888, с. 362. Издателем документ ошибочно приписан митрополиту Филарету. Атрибуцию см.: ФИРСОВ А. Г. Ук. соч., с. 156 - 157.

95. Цит. по.: ЯСНОПОЛЬСКИЙ Л. Н. Ук. соч., с. 244.

96. Собрание мнений..., т. 5, с. 362.

97. ОР РГБ, ф. 107, он. 1, к. 6, д. 28, л. 36.

98. РГИА, ф. 1088, оп. 2, д. 887, л. 2, 10 - 11об.; АЛЕКСЕЕВА С. И. Ук. соч., с. 47.

99. РГИА, ф. 796, оп. 205, д. 639, л. 1 - 1об.

100. ОР РГБ, ф. 107, оп. 1, к. 6, д. 28, л. 48.

101. Письмо К. К. Зедергольма к брату. ОР РГБ, ф. 107, к. 6, ед. хр. 26, л. 53об. - 54.

102. Русский архив. 1897, N 1, с. 45.

103. Из записок преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского. - Душеполезное Чтение. 1907, N 1, с. 14.

104. См.: ДМИТРИЕВСКИЙ А. А. Русская духовная миссия в Иерусалиме. М.-СПб. 2009, с. 117.

105. Душеполезное Чтение. 1907, N 5, с. 16; N 7, с. 317.

106. ОР РГБ, ф. 107, оп. 1, к. 6, ед. хр. 30, л. 59.

107. Там же, к. 7, ед. хр. 14, л. 278об., 281; В жизнеописании о. Климента указано, что его специально для поездки к Толстому рукоположили во священника (Православный немец..., с. 9 - 10); Из послужного списка о. Климента известно, что его иерейская хиротония состоялась 8 июля 1873 г. (Формулярные списки монашествующих и послушников Козельской Введенской Оптиной пустыни 1802 - 1889. ОР РГБ, ф. 213, к. 1, ед. хр. 1, л. 1134об. - 1135).

108. И. В. Киреевский о А. П. Толстом. См.: Гражданин. 1874, N 4, с. 113.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.




  • Категории

  • Файлы

  • Темы на форуме

  • Похожие публикации

    • Выписки. Совет министров Российского правительства: журналы заседаний (18 ноября 1918 -— 3 января 1920 г.). Сборник документов / Сост. и н. ред. В.И. Шишкин. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2016. Том 2.
      Автор: Военкомуезд
      Выписки. Совет министров Российского правительства: журналы заседаний (18 ноября 1918 — 3 января 1920 г.). Сборник документов / Составитель и научный редактор В.И. Шишкин. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2016. Том 2.
      Журнал № 108 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 6 июня 1919 г.
      ...
      Слушали: Заявление министра финансов о несоответствии направления официальной газеты «Русская армия» общему направлению политики правительства.
      Постановили: Поручить военному министру принять меры к изменению направления официальной газеты «Русская армия» и к изменению состава редакции.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский.
      Министр путей сообщения Л. Устругов.
      Министр финансов И. Михайлов.
      Министр земледелия Н. Петров.
      Министр юстиции Тельберг.
      Управляющий министерством внутренних дел В. Пепеляев.
      Управляющий военным министерством генерал-лейтенант барон Л. Будберг.
      Управляющий министерством народного просвещения П. Преображенский.
      Вр[еменно] управляющий морским министерством контр-адмирал Ковалевский.
      Вр[еменно] управляющий министерством иностранных дел Сукин.
      Член совета государственного контроля М. Чеботарев.
      Помощник главноуправляющего по делам вероисповеданий Л. Писарев.
      Товарищ министра торговли и промышленности Л. Окороков.
      Помощник управляющего делами Верховного правителя и Совета министров Т. Бутов.
      ГА РФ, ф. р-176, оп. 5, д. 245, л. 87. Машинописный подлинник. Подписи — автографы. (С. 31).
      Журнал № 110/31 заседания Совета министров Российского правительства. 12 июня 1919 г.
      ...
      [Слушали:] VII. Представление министра юстиции от 5 июня с. г. за № 44/2523 об изменении порядка отпуска денег на кормовое довольствие пересыльных арестантов.
      [Постановили: VII.] Во изменение III отд[ела] постановления [Всероссийского] Временного правительства от 30 марта 1917 года (Собр[ание] узак[онений,] № 77) отдел III постановления Временного правительства от 30 марта 1917 года изложить следующим образом:
      1) для продовольствия заключенных во время пересылки их отпускать из средств государственного казначейства денежный паек в размере табели кормового довольствия здорового заключенного той местности, откуда следует арестант, с повышением означенной табели на 50 %;
      2) во время пребывания в тюрьме при остановках, а равно и при дальнейшем отправлении пересыльные удовлетворяются по местной табели для здоровых арестантов с увеличением ее на тех же основаниях;
      3) ввести в действие настоящее постановление до обнародования его Правительствующим сенатом, отнеся начало его действия к 1-му января 1919 года. (С. 41).
      Журнал № 112/32 заседания Совета министров Российского правительства. 16 июня 1919 г.
      ...
      [Слушали:] IV. Представление управляющего морским министерством от 25/27 мая с. г. за №321 о выдаче пособия на обзаведение обмундированием офицерским и классным чинам морского ведомства и кондукторам флота.
      [Постановили: IV.] 1. Установить в [о] изменение ст. ст. 184, 185, 186, 187, 190, 191 и 192 кн. IX Св[ода] м[орских] постановлений] изд[ания] 1910 года, ст. 1842 той же книги по продолжению] 1916 года и Высочайшего повеления от 12 сентября 1916 года (приказ по флоту и морскому ведомству от 8 октября 1916 года за № 503) выдачи пособий на обмундирование и обзаведение форменной одеждой в случае, если таковое обмундирование и форменная одежда не выданы натурой: в размере 1500 рублей для местностей Дальнего Востока и в размере 2000 рублей для остальных местностей России нижеуказанным лицам:
      1) Воинским чинам при производстве в первый офицерский или классный чин.
      2) Офицерам и классным чинам флота и морского ведомства:
      а) При призыве по мобилизации;
      Примечание: Удовлетворению пособием подлежат лишь лица, не призывавшиеся во время войны с Германией.
      б) Прорвавшимся с территории так называемой советской власти на территорию освобожденной России при зачислении их на службу в морское ведомство.
      в) Оказавшимся на освобожденной от так называемой советской власти территории по занятии ее правительственными войсками при зачислении их на службу в морское ведомство и при условии представления ими свидетельств от подлежащего начальства или от местной милиции о материальной их необеспеченности.
      г) Явившимся из заграницы при условии представления ими удостоверений от соответствующих военно-морских агентов о материальной их необеспеченности.
      д) Определенным на службу из отставки.
      3) Кондукторам флота при призыве их на службу ио мобилизации и в случаях, поименованных в п. п. «б», «в», «п», «д» ст. 2 сего постановления.
      4) Зауряд-прапорщикам, зауряд-врачам и зауряд-чиновникам при определении их на службу.
      5) Воинским чинам при производстве их в кондукторы флота.
      2. 1) Получившие пособие по одному из пунктов настоящего постановления лишаются права на получение такового вторично, хотя бы к ним и мог быть применен один из других пунктов сего постановления, за исключением случаев производства кондукторов флога в офицерские и классные чины, когда пособие выдается вторично, но лишь при условии пребывания в кондукторском звании не менее года.
      2) Получившие означенное в сем постановлении пособие могут получить обмундирование натурой, выдаваемое согласно Временному положению о довольствии офицерских и классных чинов флота и морского ведомства лишь по истечении 6 месяцев со дня получения сего пособия при зачислении их в строевые части, состоящие в коих получают боевой оклад, и [по истечении] 12-ти месяцев — при зачислении их в строевые части, состоящим в коих боевого оклада не положено.
      Примечание: Выдача пособия на обмундирование должна отмечаться в аттестате.
      3) Ввести в действие означенное постановление до обнародования его Правительствующим сенатом, отнеся начало его действия к 1 января 1919 года. (С. 55-56).
      Журнал № 113 заседания Совета министров Российского правительства. 17 июня 1919 г.
      ...
      2. Статьи 1035 и 1035 1-1035 30 Устава уголовного судопроизводства (т[ом] XVI Св[ода] зак[онов]) изложить так:
      «1035. О всяком злоумышлении, заключающем в себе признаки преступного деяния, в ст. ст. 1030 и 1031 указанного, частные и должностные лица и присутственные места доводят до сведения либо чинов государственной охраны или милиции, либо прокурорского надзора. Чины государственной охраны и милиции немедленно уведомляют о том местных прокурора окружного суда и его участкового товарища. Чины милиции одновременно сообщают о том же и подлежащим чинам государственной охраны.
      10351. Дознания о преступных деяниях, в ст. ст. 1030 и 1031 указанных, производятся чинами государственной охраны, а в случаях их отсутствия на месте обнаружения сих деяний и неотложной необходимости в приступе к дознанию — классными чинами милиции. Производство дознания может быть поручено чинам милиции по соглашению начальника губернского (областного) управления государственной охраны с прокурором окружного суда.
      10352. В случаях, когда министр внутренних дел признает необходимым, производство дознаний возлагается на состоящих при департаменте милиции чиновников особых поручений, которые при исполнении сих обязанностей действуют на тех же основаниях, как чины государственной охраны, и производят дознания при тех же управлениях государственной охраны, в ведении коих возникло дело.
      10353. По делам особенно важным дознания производятся лицом, верховною властью к тому назначенным, в личном присутствии прокурора судебной палаты.
      Примечание: производящие дознания в порядке, определенном ст. ст. 1035 и 1035 1—1035 30, пользуются нравом вызова войск на одинаковых с судебными следователями основаниях, с соблюдением правил, приложенных к ст. 316 Общего учреждения губернского.
      10354. Прокурору окружного суда предоставляется во всяком положении дела возбудить предварительное следствие.
      10355. Передача дел к предварительному следствию не прекращает обязанности чинов государственной охраны производить дальнейшие по тому же делу розыски и расследования (ст. 254). Собранные по делу после направления его к предварительному следствию сведения сообщаются чинами государственной охраны судебному следователю, а наблюдающее за производством следствия лицо прокурорского надзора сообщает чинам государственной охраны все те обнаруженные предварительным следствием сведения, которые представится необходимым иметь в виду при производстве дальнейшего розыска.
      10356. Дознания, возникшие в ведении нескольких губернских (областных) управлений государственной охраны, по соглашению министров юстиции и внутренних дел могут быть соединены для совместного производства в ведении одного из сих управлений.
      10357. Дознания производятся под наблюдением местного прокурора окружного суда или особо назначенного лица прокурорского надзора. Общее руководство производством дознаний принадлежит прокурору судебной палаты.
      10358. Наблюдение за дознанием, которое производится в округах нескольких окружных судов, возлагается прокурором судебной палаты на одного из прокуроров окружных судов. За дознанием, которое производится в округах нескольких судебных палат, наблюдает по распоряжению министра юстиции или один из прокуроров судебных палат, или особо командированное к тому лицо прокурорского надзора. Высшее наблюдение за дознанием, производство коего верховною властью возложено па назначенное к тому лицо, принадлежит министру юстиции и министру внутренних дел.
      10359. О государственных преступлениях, если они учинены одними военнослужащими и притом в местах исключительного ведения военного либо морского начальства, дознания производятся военным или военно-морским начальством по принадлежности и получают дальнейшее направление согласно правилам военного и военно-морского судебных уставов.
      103510. В случаях отсутствия чинов государственной охраны первоначальные меры, не терпящие отлагательства, в том числе обыск в помещении подозреваемого лица с опечат[ыв]анием его бумаг, принимаются в отношении военнослужащих подлежащим военным или военно-морским начальством по принадлежности.
      103511. Дознания начинаются чинами государственной охраны и чинами милиции (ст. 10351) как по предложению подлежащего лица прокурорского надзора, так и по непосредственному их усмотрению, а по делам о преступных деяниях военнослужащих — и по сообщению подлежащего военного или военно-морского начальства. О приступе к дознанию и о предмете исследования немедленно уведомляется прокурор окружного суда.
      103512. Если начальник губернского (областного) управления государственной охраны в поступивших к нему заявлениях частных лиц или сообщениях милиции или других присутственных мест и должностных лиц не найдет достаточных оснований к производству дознания, то немедленно сообщает о том прокурору окружного суда, от которого зависит дело прекратить или же обратить оное к производству дознания.
      103513. Лица, производящие дознания, имеют право принимать все меры, указанные в ст. ст. 253, 254, 256, 257, производить следственные действия, исчисленные в ст. 258, как-то: осмотры, освидетельствования, обыски (с опечатыванием бумаг) и выемки, равно как снимать предварительные допросы. При производстве этих действий, а также в случае, означенном в ст. 257, они соблюдают во всей точности правила, постановленные в сем уставе для производства предварительного следствия. В случае необходимости осмотра или выемки почтовой или телеграфной корреспонденции таковые осмотры или выемки предпринимаются по соглашению производящего дознание с наблюдающим за оным лицом прокурорского надзора.
      103514. Лица, производящие дознания, записывают безотлагательно содержание произведенных ими расспросов в протоколы за подписью расспрашиваемых и понятых, если таковые были. Подписи понятых необходимы в случае, если расспрашиваемый не может или же откажется подписать протокол.
      103515. При привлечении к дознанию в качестве обвиняемого в преступном деянии в ст. ст. 1030 и 1031 указанном лиц, учащихся в учебных заведениях или состоящих на государственной службе, сообщается о том их начальству, а относительно состоящих на общественной службе — доводится до сведения местного управляющего губернией (областью). При этом во всех упомянутых случаях сообщается и о существе обвинения.
      103516. При производстве дознаний лица, производящие оные, могут заключать под стражу обвиняемых и в таких преступных деяниях, которые влекут за собою наказание ниже исправительного дома, если эта мера представляется необходимою для предупреждения сношения обвиняемых между собою или сокрытия следов преступного деяния. О таковом распоряжении немедленно доводится до сведения лица прокурорского надзора, наблюдающего за дознанием, который имеет право предложить письменно об отмене сей меры, если по обстоятельствам дела признает, что она не вызывается необходимостью.
      103517. Все вообще присутственные места и должностные лица обязаны оказывать зависящее от них содействие лицам, производящим дознание.
      103518. Возникшие при производстве дознаний затруднения как по вопросу об избрании меры пресечения обвиняемому способов уклоняться от следствия и суда, так и по другим поводам разрешаются прокурором судебной палаты. Если же дознание производится лицом, верховной властью к тому назначенным, то возникшие затруднения разрешаются министром юстиции по соглашению с министром внутренних дел. В обоих случаях сделанное распоряжение о личном задержании обвиняемого или взятии с него залога сохраняют свою силу до разрешения возникшего затруднения.
      103519. Если при производстве дознания откроются обстоятельства, дающие повод предполагать, что обвиняемый совершил преступное деяние, находясь в состоянии невменяемости (ст. 39 Уголовного] улож[ения]), или же что он впал в такое состояние после совершения преступного деяния, то прокурор суда непосредственно или же по распоряжению прокурора судебной палаты предлагает об освидетельствовании умственных способностей обвиняемого окружному суду, который руководствуется при этом ст. 355.
      103520. В отношении привлеченных к дознанию несовершеннолетних от десяти до семнадцати лег соблюдается порядок, установленный ст. ст. 3561—3566.
      103521. В случаях, указанных в ст. ст. 103517 и 103518, окружной суд, руководясь ст. ст. 356 и 3566, или постановляет определение о прекращении дознания, либо о приостановлении преследования с принятием по отношению к обвиняемому одной из мер, указанных в ст. ст. 39 и 41 Уг[оловного] улож[ения], или же возвращает дознание прокурору для дальнейшего его направления.
      103522. Призываемые к дознанию свидетели, сведущие люди и переводчики получают вознаграждение по правилам сего устава из сумм, назначаемых по смете министерства внутренних дел.
      103523. О розыске обвиняемых, скрывшихся от расследования, лица, производящие дознания, сообщают департаменту милиции.
      103524. Об окончании дознания объявляется как наличному обвиняемому, так и всякому обвиняемому, находящемуся под стражей. В случае просьбы обвиняемого ему предъявляются все собранные дознанием данные, относящиеся к предъявленному против него обвинению. Указания обвиняемого на новые обстоятельства, признанные имеющими значение для дела, подлежат дальнейшему расследованию.
      103525. Оконченное производством дознание препровождается к прокурору окружит о суда для дальнейшего направления. (С. 61-63).
      Журнал № 121 заседания Совета министров российского правительства
      [г. Омск] 7 июля 1919 года
      Председательствовал председатель Совета министров П.В. Вологодский. Присутствовали — член Совета министров Г.К. Гинс, министры: путей сообщения — Л. А. У стругов, финансов — И.А. Михайлов, юстиции — Г.Г. Тельберг, земледелия — Н.И. Петров, государственный контролер Г.А. Краснов, управляющие министерствами: внутренних дел — В.Н. Пепеляев, народного просвещения — П.И. Преображенский и военным — генерал-лейтенант барон [А.П.] Будберг; временно] управляющие министерствами: иностранных дел — И.И. Сукин и морским — контр-адмирал В.В. Ковалевский, главноуправляющий по делам вероисповеданий П.А. Прокошев, товарищ министра снабжения и продовольствия Н.А. Мельников и товарищ главноуправляющего делами Верховного правителя и Совета министров К.П. Харитонов.
      Слушали: I. Представление министра юстиции от 13 июня с. г. за № 1094/417 об утверждении проекта постановления о порядке расследования и рассмотрения преступлений, совершаемых в целях осуществления большевистского бунта.
      Постановили: [I.] В дополнение постановления Совета м[инист]ров [от] апреля 11 дня 1919 года о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту, и об учреждении окружных следственных комиссий:
      1. Ввести в действие нижеследующий порядок расследования и рассмотрения преступлений, совершенных в целях осуществления большевистского бунта:
      1) Все дела о преступлениях, совершенных в целях осуществления большевистского бунта, подлежат ведению судов, причем сими последними разрешаются по месту рассмотрения дознаний окружными следственными комиссиями.
      2) Расследование всех означенных преступлений производится по правилам «Положения о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности к большевистскому бунту», органами, указанными в означенном «Положении».
      3) Окружные следственные комиссии, убедившись при рассмотрении дознания в том, что в таковом заключаются достаточные данные, служащие к изобличению привлеченного к дознанию лица в совершении какого-либо преступления в целях осуществления большевистского бунта, и разрешив в порядке статей 15—23 «Положения о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту», подлежащий их ведению вопрос об опасности лица для государственного порядка передают затем дело прокурору подлежащего окружного суда, составив определение об основаниях такой передачи.
      4) При передаче дела судебной власти исполнение определения окружной следственной комиссии о ссылке лица, признанного опасным, приостанавливается впредь до окончания о нем судебного дела, причем в случае оправдания судебным приговором или прекращения судебного дела срок ссылки исчисляется со дня постановления определения окружной следственной комиссии о ссылке, в случае же присуждения судом к наказанию — последнее приводится в исполнение только в том случае, если срок лишения свободы осужденною будет равен или превысит срок, назначенный определением для ссылки, в случае же, если срок наказания приговором суда определен будет меньший, чем срок ссылки, наказание, назначенное по приговору суда в отношении лишения свободы осужденного, в исполнение не приводится и осужденный подвергается ссылке согласно определению окружной следственной комиссии.
      5) Означенные выше в статье 3 дела окружные следственные комиссии передают прокурору подлежащего суда, который или обращает' их к производству предварительного следствия, или вносит в суд с обвинительным актом или заключением о прекращении.
      В местностях же, состоящих на военном положении, прокурор суда по рассмотрении дела и при отсутствии оснований к прекращению его в порядке, установленном 277 и 523 статьей Устава уголовного судопроизводства, препровождает все производство командующему войсками округа для дальнейшего направления согласно военному положению.
      6) В случае внесения прокурором окружного суда дознания в суд с обвинительным актом или заключением о прекращении без обращения такового к производству предварительного следствия актам дознания, произведенным согласно «Положению о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту», присваивается сила следственных актов.
      2. Все дела о преступлениях, совершенных в целях осуществления большевистского бунта, находящиеся в производстве и не внесенные на рассмотрение подлежащих судов ко времени открытия действий окружных следственных комиссий, со времени открытия таковых изъять из ведения судебной власти и подчинить действию сего постановления Совета министров.
      3. Ввести в действие постановление Совета министров [от] апреля 11 дня 1919 года о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту, и об учреждении окружных следственных комиссий до обнародования его Правительствующим сенатом. (С. 123-124).
      Журнал № 144 заседания Совета министров российского правительства. 12 августа 1919 года
      ...
      [Слушали:] IV. Доклад министра путей сообщения о получении им от генерала [Д.А.] Хорвата телеграммы от 4 августа с. г., в которой говорится, что председатель технического комитета Междусоюзного совета инженер Стивенс сообщил ему проект организации бюро при Междусоюзном совете по расследованию злоупотреблений чисто корыстного свойства и восток — Чита.
      [Постановили: IV.] Проект организации при техническом совете Межлусоюз-ного комитета бюро по расследованию злоупотреблений чисто корыстного свойства на железных дорогах в районе Владивосток—Чита на основаниях, изложенных в телеграмме генерала [ДА.] Хорвата от 4 августа 1919 года, утвердить, но с тем что:
      а) из числа 4-5 помощников инспекторов двое должны быть русские, назначаемые министром путей сообщения;
      б) в случаях обнаружения злоупотреблений корыстного свойства технический совет препровождает дело подлежащему начальнику дороги для направления такового сообразно с существующими в России законами;
      в) решение русского суда по делам, изложенным в пункте «б», подлежащие учреждения министерства путей сообщения должны сообщать Междусоюзному комитету и техническому при нем совету. (С. 301-302).
      Журнал № 145 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 15 августа 1919 года.
      ...
      [Слушали:] И. Доклад председателя Совета министров о необходимости образования особой дивизии сибиряков в армии генерала [А.И.] Деникина и об отпуске последнему для сего семидесяти двух миллионов рублей казначейскими знаками (керенками).
      [Постановили: II.] Отпустить в распоряжение генерала [А.И.] Деникина казначейскими знаками (керенками) семьдесят два миллиона рублей на образование особой дивизии сибиряков в армии генерала [А.И.] Деникина. (С. 313)
      Журнал № 152 заседания Совета министров Российского правительства. 26 августа 1919 года.
      [Слушали:] III. Доклад управляющего министерством торговли и промышленности о результатах обследования назначенной Советом министров междуведомственной комиссией деятельности Омского военно-промышленного комитета, каковому указанной комиссией ставится в вину нижеследующее:
      1) Отсутствие законного состава Омского военно-промышленного комитета и его бюро.
      2) Уклонение деятельности Омского военно-промышленного комитета от основных его задач: «Снабжение армии всеми необходимыми предметами снаряжения и довольствия».
      3) Неудовлетворительная работа на оборону: поставлял мало (около 30 % от того, что должен был) и по чрезмерно повышенным расценкам.
      4) Торговля материалами, предназначенными для казны, и использование их на частном рынке для коммерческих целей.
      5) Незаконное предоставление флага Омского Вопрома частным лицам.
      6) Ничтожная степень использования Вопромом промышленных и технических предприятий, находящихся в его распоряжении.
      7) Отношение Вопрома к частным промышленным предприятиям и отсутствие положительного влияния его в этом направлении.
      8) Незаконные миллионные затраты средств на предприятия, ничего общего не имеющие с задачами Вопрома.
      9) Отсутствие надлежащей отчетности, неудовлетворительная постановка, запуганность счетоводства, бухгалтерии, регистрации заказов.
      10) Неудовлетворительное состояние предприятий Вопрома в техническом отношении.
      11) Многомиллионная задолженность казне.
      [Постановили: III.] Ввиду серьезности указанных междуведомственной комиссией по обследованию деятельности Центрального военно-промышленного комитета оснований для ревизии деятельности названного комитета и недостаточности представленных им объяснений, назначить для обследования деятельности Центрального военно-промышленного комитета сенаторскую ревизию (С. 353).
      Журнал № 153 заседания Совета Министров Российского правительства. 29 августа 1919 года.
      ...
      [Постановили: III.] 1. Статьи 14, 21, 22, 23, 24 и 25 Временного положения о службе добровольцами в сухопутных войсках (Собр[ание] узаконений] и распоряжений] правительства] от 15 мая 1919 года, № 5, ст. 57) изложить в следующей редакции:
      «14. При призыве в войска сверстников добровольцев последние сохраняют свои добровольческие права и отличительные знаки до конца службы при условии, если поступили в войска не менее как за один месяц до объявления постановления Совета министров о призыве в "Правительственном вестнике". Добровольцы, поступившие в войска менее, чем за один месяц до объявления призыва, сохраняют свои добровольческие права только до конца того шестимесячного периода их службы, в котором застанет их обьявление призыва.
      Примечание: Добровольческая служба засчитывается в общий срок действительной службы и в запасе.
      [Постановили: III.] 1. Статьи 14, 21, 22, 23, 24 и 25 Временного положения о службе добровольцами в сухопутных войсках (Собр[ание] узаконений] и распоряжений] правительства] от 15 мая 1919 года, № 5? Ст. 57) изложить в следующей редакции:
      «14. При призыве в войска сверстников добровольцев последние сохраняют свои добровольческие права и отличительные знаки до конца службы при условии, если поступили в войска не менее как за один месяц до объявления постановления Совета министров о призыве в „Правительственном вестнике". Добровольцы, поступившие в войска менее, чем за один месяц до объявления призыва, сохраняют свои добровольческие права только до конца того шестимесячного периода их службы, в котором застанет их обьявление призыва.
      Примечание: Добровольческая служба засчитывается в общий срок действительной службы и в запасе.
      21. При прохождении службы добровольцы получают все виды довольствия, установленные для солдат, призванных в войска, причем жалование выдается со-гласно постановлению Совета министров от 1-го июля 1919 года об утверждении новых табелей окладов содержания военнослужащим Российской армии.
      22. Кроме жалования, указанного в ст. 21 сего Положения, выдаются единовременные пособия: при поступлении на службу— 1000 рублей и по окончании двухлетней беспрерывной и беспорочной добровольческой службы — 5000 рублей. Независимо от указанных выше пособий выдается после каждого шестимесячного периода беспрерывной беспорочной службы: после первого такового периода — 800 рублей, после второго — 1000 рублей и после третьего — 1500 рублей.
      Примечание 1: Служба считается беспрерывной и в том случае, если между двумя шестимесячными периодами службы были перерывы, продолжающиеся не долее двух месяцев. Перерыв этот в счет общего двухлетнего срока (ст. 10) добровольческой службы не включается и содержание за него не выдается.
      Примечание 2: Беспорочная служба считаегся в том случае, если доброволец в течение ее не подвергался наказаниям по приговору суда в размере свыше дисциплинарного взыскания.
      Примечание 3. Пособие в 1000 рублей при поступлении на службу выдается только один раз при первом поступлении на службу.
      23. Добровольцам отпускается от казны бесплатное обмундирование в размере действительной надобности по требованиям командиров частей в установленном законом порядке. Во всех случаях увольнения от службы, за исключением увольнения в дисциплинарном порядке или по суду, обмундирование переходит в собственность добровольца.
      24. Семейным добровольцам, кроме жалованья, выдаются квартирные деньги в размере одной трети основного оклада жалования. При выступлении в поход квартирные деньги выдаются установленным порядком оставшимся семействам, сами же добровольцы при выступлении в поход лишаются права на квартирные деньги.
      25. Добровольцы, потерявшие вследствие условий военной службы трудоспособность, а также семьи убитых, умерших от ран, контузий или отравлений газами, пропавших без вести и находящихся в плену, обеспечиваются правительством на основании действующих положений о призрении воинских чинов и их семейств, причем все денежные выдачи, установленные этим положением, увеличиваются в отношении добровольцев и их семейств на 50 %. Дети указанных в сей статье добровольцев обучаются во всех низших и средних учебных заведениях на казенный счет по правилам, устанавливаемым военным министром по соглашению с министрами народного просвещения и внутренних дел».
      2. Дополнить означенное временное Положение статьей 24а в следующей редакции:
      «24а. Семьям добровольцев, независимо от их материального обеспечения и трудоспособности, выдается продовольственное пособие, установленное постановлением Административного совета Временного Сибирского правительства от 24 октября 1918 года (Собр[ание] узаконений] Временного] Сиб[ирского] правительства,] № 23, ст. 206) и постановлением Совета министров от 4 июля 1919 года о выдаче продовольственного пособия семьям всех призванных на военную службу после 1 июля 1918 года («Правительственный] вест[ник]», № 23, ст. 579), причем размер продовольственного пособия не должен быть менее ста рублей на семью».
      3. Разрешить выдачу единовременного пособия при поступлении 1000 рублей, определенного статьей 22 означенного в отделе I сего постановления временного Положения и тем добровольцам, кои поступили в войска до 25 февраля 1919 года.
      4. Разрешить выдачу единовременного пособия как за первый шестимесячный период (800 рублей) и добровольцам, поступившим до 25 февраля 1919 года и прослужившим к этому времени не менее шести месяцев.
      5. Настоящее постановление ввести в действие с 25 февраля 1919 года.
      6. Распространить настоящее постановление на служащих добровольцами во флоте и морских стрелковых частях, предоставив морскому министру по обсуждении в Морском совещании определить условия, порядок и срок применения сих положений сообразно с особенностями морской службы. (С. 362-364).
      Журнал № 159 заседания Совета министров Российского правительства. 9 сентября 1919 года.
      ...
      [Слушали:] II. Представленное министром путей сообщения и переработанное Государственным экономическим совещанием «Положение об Особом коми-тете при министерстве труда».
      [Постановили: II]. 1. Утвердить нижеследующее «Положение об Особом комитете при министерстве труда»:
      «1) В целях согласования действий и мероприятий в области оплаты труда служащих и рабочих всех ведомств при министерстве фуда под председательством представителя министерства труда образуется Особый комитет, состоящий из представителей: по одному — от министерств торговли и промышленности, путей сообщения, финансов, военного и морского и государственного контроля, Союза земств и Союза городов и по два — от торговли и промышленности и профессиональных союзов рабочих.
      Примечание: На заседании комитета могут быль приглашаемы сведущие лица с правом совещательного голоса.
      2) Представители перечисленных в ст. 1 министерств назначаются соответствующими министрами и утверждаются в звании членов Особого комитета при министерстве труда Советом министров. Представители Союза земств и Союза городов назначаются главными комитетами сих последних. Представители от торговли и промышленности избираются Всероссийским советом съездов торговли и промышленности. Представители от профессиональных союзов рабочих избираются Всероссийским объединением союзов; впредь до его образования выборы от рабочих производятся профессиональными рабочими организациями, определяемыми министром труда по соглашению с министрами путей сообщения и торговли и промышленности. Тем же порядком назначаются по одному заместителю членов комитета.
      3) На обязанность комитета (ст. 1) возлагается:
      а) разработка и установление прожиточных минимумов, исчисляемых на основании сведений, получаемых с мест от инспекторов труда;
      б) разработка способов определения прожиточных минимумов и надзор за исчислением на местах цен, определяющих прожиточный минимум;
      в) составление инструкций для центральных и местных учреждений всех ведомств по применению изложенного в Положении об оплате труда в центральных и местных учреждениях России способа исчисления содержания или заработков;
      г) ведение статистики колебания прожиточных минимумов и по возможности определение причин, влияющих на колебание прожиточных минимумов;
      д) разработка наиболее рациональных способов оплаты труда, соответствующих переживаемому времени;
      е) разъяснение сомнений, возникающих при применении Положения об оплате труда в центральных и местных учреждениях России, и инструкций к нему (пункт) «б» этой статьи) и
      ж) издание инструкций для местных учреждений (ст. ст. 4 и 5) по собиранию сведений для исчисления прожиточных минимумов. (С. 411)
      Журнал № 160 заседания Совета министров Российского правительства.
      [г. Омск] 12 сентября 1919 года.
      Председательствовал государственный контролер Г.А. Краснов.
      Присутствовали: министры: путей сообщения — Л. А. У стругов, земледелия — Н.И. Петров и труда — Л.И. Шумиловский; управляющие министерствами: народного просвещения — П.П. Преображенский, военным — генерал-лейтенант барон А.П. Будберг, морским — контр-адмирал М.И. Смирнов, финансов — Л.В. Гойер, снабжения и продовольствия — К.Н. Неклютин; вр[еменно] управляющие министерствами: иностранных дел — И.И. Сукин и торговли и промышленности — А.М. Окороков; товарищи министров: внутренних дел — М.Э. Ячевский и юстиции — А.П. Морозов; главноуправляющий делами Верховного правителя и Совета министров Г.К. Гинс и товарищи главноуправляющего делами Верховного правителя и Совета министров Т.В. Бутов и К.П. Харитонов.
      Слушали: I. Представление министра юстиции о некоторых изменениях в правилах о производстве предварительного следствия.
      Постановили: [I.] В[о] изменение и дополнение действующих правил Уст[ава] уг[оловного] суд[опроизводства] [том] XVI, ч[асть] I Св[ода] зак[онов,] изд[ание] 1914 г.) временно, на срок до 1 января 1921 года, установить следующие правила:
      1. Судебный следователь и другие лица, уполномоченные на производство предварительных следствий, могут в тех случаях, когда в дознаниях и сообщениях не содержится указаний на лицо, обвиняемое или подозреваемое, не приступая к производству предварительного следствия по распросе потерпевшего, испрашивать через прокурора разрешения окружного суда на прекращение означенных дознаний и сообщений применительно к 277 ст. Уст[ава] уг[оловного] суд[опроизводства], причем о таковом направлении дела одновременно объявляются потерпевшим.
      Журнал № 175 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 10 октября 1919 года.
      [Слушали:] VI. Доложенный председателем Совета министр» проект письма председателя Совета министров поверенному в делах Чехословацкой республики В.И. Павлу в следующем содержании:
      «Господин поверенный в делах.
      Российское правительство, глубоко ценя доблестное сотрудничество чехословацких войск в деле нашей совместной борьбы против германизма и его агентов большевиков, счит ает своевременным возбудить перед чехословацким правительством во имя общих интересов, как политических, так и экономических, вопрос о выработке и подписании договора.
      Предполагая, что дальнейшее военное сотрудничество с нами чехословаков на добровольческих началах будет фактом огромной важности в истории обоих государств, правит ельство считает целесообразным:
      1) Предоставить чехословацким добровольцам все преимущества, которыми пользуются добровольцы-русские.
      2) Наделить земельными участками тех из чехословаков, кои по завершении своих боевых трудов пожелали бы остаться в Сибири.
      3) Предоставить возможные преимущества в области торговли и промышленности Чехославии с целью препятствования новому экономическому проникновению Германии в Россию.
      Ввиду вышеизложенного и крайней затруднительности и длительности эвакуации чехословацкой армии на восток, желательно было бы во избежание упадка духа выяснить теперь же план общего военного сотрудничества путем соглашения между чехословацким и русским командованиями.
      Что же касается выработки проекта торгово-промышленного соглашения, то правительство полагает необходимым назначить со стороны чехословацкого правительства уполномоченных для переговоров».
      [VI.] Просить председателя Совета министров согласовать текст письма поверенному в делах Чехословацкой республики Б.И. Павлу с замечаниями, сделанными г. г. членами Совета министров.
      [Слушали:] VII. Представление управляющего министерством финансов от 3 октября с. г. за № 3476 о необходимости объявления военного положения в полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги с 5 августа с. г.
      [Постановили: VII.] Считая недопустимым придание обратной силы приказу о введении военного положения, поручить управляющему министерством финансов незамедлительно представить Верховному правителю об издании приказа о введении военного положения в пределах полосы отчуждения Китайской Восточной железной дороги. (С. 547)
      Журнал № 180 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 21 октября 1919 года.
      [Слушали:] VI. Доложенный главноуправляющим делами Верховного правителя и Совета министров проект телеграммы товарищу министра иностранных дел [Ан.А.] Нератову об общих основах земельной политики правительства.
      [VI.] Одобрить текст телеграммы товарищу министра иностранных дел [Ан.А.] Нератову в нижеследующей редакции:
      «В ответ на Вашу телеграмму от 8 сентября № 1442 и в дополнение моей № 855 сообщаю. В основание земельной политики положены следующие начала:
      Первое) Отложить коренное разрешение земельного вопроса до Учредительного собрания, ограничиваясь временно лишь неотложными мерами.
      Второе) Осуществляя неотложные мероприятия, руководствоваться задачей облегчить создание в будущем прочного мелкого землевладения на праве собственности.
      Третье) Откладывая разрешение споров о праве на землю, гарантировать каждому, кто произвел посев на чужой земле или подготовил чуткую землю для посева будущего года, возможность собрать урожай и этим временно сохранить создавшееся фактическое положение.
      Четвертое) Приостановить право предъявления исков о праве собственности, о восстановлении владения и о взыскании убытков, причиненных захватом земледельческим населением земель сельскохозяйственного назначения.
      Пятое) Предоставить государству в лице специальных административно-судебных органов, земельных посредников и земельных советов временно разрешать возникающие недоразумения.
      Шестое) Оказывать содействие, поскольку позволяют технические и политические условия, восстановлению нарушенных за время революции прав мелких собственников, а также сельских обществ и крестьянских земельных товариществ на все земли, у них захваченные.
      Седьмое) Допускать восстановление крупных владений только в тех пределах и случаях, когда являются хозяйствами промышленными или могут по своему современному состоянию иметь показательное государственного характера значение.
      Восьмое) Разрешить сделки на землю с условием ограничения размера покупаемых участков нормами приложения к ст. 63 Уст[ава] Крестьянского банка.
      Девятое) Земли, оставленные в пользовании крестьян, обложить особым земельным налогом для составления фонда вознаграждения владельцев и возмещения расходов казны.
      Считая необходимым в области земельной политики неуклонно проводить указанные основные начала на всем пространстве государства Российского, Верховный правитель, принимая во внимание сложность аграрной проблемы, связанной с разнообразными агрикультурными и землеустроительными вопросами и различными местными особенностями, находит, что главнокомандующий должен озаботиться выработкой форм и деталей практического проведения этих начал в жизнь па Юге России». (C. 576-577).
      Журнал № 183 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 28 октября 1919 года.
      [Слушали] V. Доклад управляющего министерством иностранных дел:
      а) О необходимости усиления гарнизона гор. Иркутск японскими воинскими частями.
      б) О соглашении с представителями Чехословацкой республики по поводу выступления чехословацких войск на нашем фронте против большевиков и о желании чехословацких представителей в лице майора [О.] Тайного о предоставлении чехословацким войскам и гражданам некоторых прав и преимуществ:
      1) увеличения жалования чехословацким войскам и выдаче его в иностранной валюте или же деньгами высокого качества (напр[имер], в серебряных монетах);
      2) обеспечения курса сбережений чехословацких войск на приблизительную сумму в 15 000 000 руб.;
      3) принятия за счет Российскою правительства содержания чехословацких Войск и расходов передвижения по железным дорогам в прошлом и на будущее время не только действующих чехословацких войск, но также и грузов, направляемых на надобности этих войск;
      4) наделения воинов земельными участками в Сибири;
      5) предоставления некоторых преимуществ для чехословацких торгово-промышленных предприятий и установления соглашения относительно вывоза сырья из России в Чехославию в настоящее время и оттуда в Россию нужных ей фабрикатов.
      [Постановили: V.] а) Поручить управляющему министерством иностранных дел войти по настоящему вопросу в сношение с японскими высшими властями.
      б) Не входя в подробное рассмотрение представленных пожеланий, а равно и условий их выполнения, ограничиться следующими поручениями и общими указаниями на случай заключения соглашения о выступлении чехословацких войск для активной борьбы с большевиками:
      1) Поручить управляющему министерством финансов установить приемлемые условия выплаты.
      2) Предоставить управляющему министерством финансов по выяснении курса предполагаемых к выпуску денежных знаков нового образца (американских) обменять сбережения чехословацких войск на таковые знаки.
      3) Считать возможным принятие на счет Российского правительства расходов но содержанию чехословацких войск и передвижению по железным дорогам войск и грузов, направляемых для надобности этих войск, оставив открытым вопрос об установлении времени, за которое расходы эти будут покрыты за счет Российского правительства.
      4)Принят ь представление министра земледелия в следующей редакции:
      «1. Распространить действие постановления Совета министров от 14 марта 1919 года „О предоставлении военнослужащим Русской армии и флота, принимавшим участие в борьбе за возрождение России, преимуществ и льгот в отношении земельного и хозяйственного устройства4*, на военнослужащих чехословацкой армии, находящейся в России, принимавших участие в борьбе за возрождение России, на одинаковых основаниях с военнослужащими Русской армии и флота.
      2. Разрешить военнослужащим чехословацкой армии, находящейся в России, принимавшим участие в борьбе за возрождение России, а также прочим подданным Чехословацкой республики, желающим переселиться на казенные земли в Азиатской России на общих основаниях, установленных для российских подданных, вступить в русское подданство без соблюдения установленного в законе (Св[од] зак[онов,] т[ом] IX, изд[ание] 1899 г.) требования о предварительном, в течение пяти лет, водворении в России.
      3.    Предоставить определение порядка и условий осуществления указанной в предыдущей (2) статье настоящего постановления меры министру земледелия по соглашению с министром внутренних дел».
      5) В отношении предоставления некоторых преимуществ для чехословацких торгово-промышленных предприятий и вывозе сырья из России в Чехославию, а равно и ввозе оттуда фабрикатов продолжать принятую правительством политику, предоставляя возможное к вывозу из России сырье и устанавливая товарообмен с Чехословацкой республикой.
      Просить председателя Совета министров принять меры к скорейшему приезду представителя Чехословацкой республики для окончательных переговоров по заслушанным вопросам. (С. 588-589).
      Журнал № 184 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 30 октября 1919 года.
      [Слушали:] VI. Доклад чиновника особых поручений IV класса при председателе Совета министров В.И. Язвицкого о переговорах с чехословацкими представителями по вопросу о выступлении чехословацких войск на фронт.
      [Постановили: VI.] Просить председателя Совета министров
      а) довести завтра, 31 сего октября, до сведения Верховного правителя единогласное постановление Советом министров о принятии всех условий, предложенных представителями Чехословацкой республики, и
      б) в случае согласия Верховного правителя сообщить о сем по прямому проводу представителям Чехословацкой республики в г. Иркутск.
      [Слушали:] VII. Заявление министра земледелия о необходимости войти в переговоры с японским правительством о военной помощи Российскому правительству, уполномочив на ведение этих переговоров особых лиц.
      [Постановили: VII] Поручить министру торговли и промышленности и управляющему министерством финансов вести переговоры непосредственно с японскими представителями о возможных соглашениях с Японией в области торгово-промышленных и финансовых взаимоотношений. (С. 600)
      Журнал № 185 заседания Совета министров Российского правительства. 31 октября 1919 года.
      Слушали: I. Представление министра труда от 23 октября 1919 г. за № 406/7441 о признании за мастеровыми и рабочими казенного Воткинского завода прав на получение резервного содержания согласно закону [от] 25 июля 1919 года.
      Постановили: [I.] Принимая во внимание особые услуги воткинцев перед Родиной, выдать им пособие в размере не свыше 3600 рублей на каждого эвакуировавшегося служащего, мастерового или рабочего завода, исходя при его исчислении из расчета 600 рублей за каждый месяц, в течение коего тому или иному служащему, мастеровому или рабочему не было предоставлено работы, и считая за конечный срок эвакуации Воткинского завода 11 июля 1919 года. (С. 601)
      Журнал № 186 заседания Совета министров Российского правительства. 3 ноября 1919 года.
      [Слушали:] II. Доклад управляющего министерством иностранных дел о ходе переговоров с японским правительством о дальнейшем продвижении на запад японских войск для охраны железной дороги.
      [Постановили: II.] Принять к сведению и уполномочить управляющего министерством иностранных дел официальным письмом подтвердить предложения, сделанные японскому послу управляющим министерством финансов.
      [Слушали:] III. Доклад управляющего министерством иностранных дел по вопросу о возможности выступления чехословацких войск на фронт в связи со сделанной президентом Массариком декларацией.
      [Постановили: III.] Принять к сведению. (С. 617)
      Журнал № 187 заседания Совета министров Российского правительства. 4 ноября 1919 года.
      [Слушали:] II. Доклады министра путей сообщения и министра внутренних дел по сообщениям начальника Забайкальской дороги управляющего Иркутской губернией [П.Д.] Яковлева о том, что па Забайкальской и Томской железных дорогах предполагается забастовка служащих и рабочих, об образовании центрального и местных стачечных комитетов и о мерах, предпринятых министром путей сообщения к улучшению быта железнодорожных служащих и рабочих для предупреждения забастовки — выдачи железнодорожным служащим и рабочим 1) теплого платья, 2) премии за усиленную работу в связи с разгрузкой и 3) пособия на основании постановления Совета министров от 9 мая с. г. за октябрь месяц.
      [Постановили: II.] 1. Одобрить меры, принятые министром путей сообщения по предупреждению забастовки на железных дорогах.
      2. Поручить министру финансов в порядке постановления Совета министров от 9 мая с. г. выдать железнодорожным служащим и рабочим пособие за ноябрь месяц.
      3. Поручить министру путей сообщения по соглашению с министром снабжения и продовольствия принять все возможные меры для удовлетворения экономических нужд железнодорожных служащих и рабочих. (С. 619)
      Журнал № 7/207 заседания Совета министров Российского правительства. 6 декабря 1919 года
      [Слушали:] IV. Представление министра юстиции от 16 октября с. г. за До 1770/598 об изменении ст. 1-й постановления [Всероссийского] Временного правительства об условно-досрочном освобождении от 1 августа 1917 г. (Собр[ание] уз[аконений] и расп[оряжений] Вр[еменного] прав[ительства] от 1 сентября 1917 г. № 209, ст. 1326).
      [Постановили: IV.] Статью первую постановления [Всероссийского] Временного правительства об условно-досрочном освобождении от 1 августа 1917 г. изложить следующим образом:
      «1. Приговоренные к заключению в тюрьме могут быть условно освобождены из заключения по отбытии не менее половины определенного им судебным приговором срока наказания.
      Приговоренные к заключению в исправительном арестантском от делении или исправительном доме и к ссылке в каторжные работы па срок или к срочной каторге могут быть условно освобождены из заключения по отбытии не менее половины определенного им судебным приговором срока наказания, если они притом пробыли в месте заключения в исполнение приговора не менее шести месяцев.
      Приговоренные к ссылке в каторжные работы или к каторге без срока могут быть условно освобождены из заключения по отбытии не менее двенадцати чет наказания. При зачете судом в наказание предварительного заключения за определенный судебным приговором срок признается срок, первоначально назначенный осужденному до производства зачета. В половину сего срока зачитывается и зачтенное судом в наказание предварительное заключение. Подлежащий отбытию наказания исчисляется со дня перевода заключенного в число отбывающих наказание. (С. 682)
      Журнал № заседания Совета министров Российского правительства. 
      [г. Иркутск.] 18 декабря 1919 года
      Предселат[ельствовал:]
      Присутств[овали:]**
      [Слушали] I. Доклад заместителем] председателя] Сов[ета] министров] телеграммы Верх[овного] правителя от 17 дек[абря] 1919 г. 23 час. 55 мин. о чешском приказе не пропускать [Верховного правителя] и о его беседе по этому вопросу с представителями союзников и с чешским командованием.
      [Постановили. I.]***
      [Слушали:] II. Доклад телеграммы Верх[овного] правителя от 17-го декабря 1919 г. за № 261/п. об аресте**** лейтенанта Смирнова.
      [Постановили. II.]***
      [Слушали:] III. Доклад о его беседе и ответе японскому послу Като.
      [Постановили: III.]***
      [Слушали:] IV. Доклад о телеграмме товарища] мин[истра] иностр[анных] дел [В.Г.] Жуковского от 15 дек[абря] 1919 г. за Хе 28 об одобрении Временным] пр[авителем] отпуска.
      [Постановили: IV.] Поручить мин[истерству] ф[инансов] войти в Сов[ет] министров] с соответственным представлением.
      [Слушали:] V. Доклад*****
      [Постановили: V.] Поручить глав[но]упр[авляющему] войти в Сов[ет] мин[истров] с соответственным представлением.
      [Слушали:] VI. Доклад вр[еменно] упр[являющего] мин[истерством] вн[утренних] дел.
      Выдать в г. Владивосток 3-м[есячный] оклад; во всех остальных местностях края, Амурской, Камчатск[ой] и Сахалинский областях] и в г. Иркутск — 2-м[есячный], в г. г. Верхнеудинск, Красноярск и Чита — 1%-м[есячный] и на остальных территории — по 1-месячному].
      [Постановили: VI.] Поручить министерству] ф[инансов] по соглашению с государственным] контролером] и временно] упр [являющим] министерством] выд[ать] в г. Владивосток 3-м[есячный], а в остальной территории [...]*****.
      [Слушали:] VII. Доклад глав[но]уп[равляющего] дел[ами] телер[аммы Н.А.] Самойлова от 17 ч[ас]. 25 м[ин]. 18 дек[абря] 1919 г. за № 302/п.
      Признать настоящее постановление вступающим в силу без утверждения его В[ерховным] пр[авителем] на основании указа Верховного] пр[авителя] от 7 нояб[ря].
      [Постановили: VII.] Просить зам[естителя] прел[седателя] Сов[ета] „министров] послать Верх[овному] пр[авителю] телеграмму с настоятельной просьбой о необходимости утверждения.
      [Слушали:] VIII. Доклад зам[естителя] председателя] (Зов[era] министров] по вопросу о положении на Кит[айско]-Вост[очной] ж[елезной] д[ороге] и дополнения сообщения по этому вопросу мин[истра] фин[ансов] ([о] его разговоре по прямому проводу с генералом [Д.А.] Хорватом, в конце коего ген[ерал Д.Л.] Хорват заверил, что он согласен пересмотреть свое распоряжение о новой оплате).

      Журнал № 13 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 26 ноября 1918 г.

      [Председательствовал] председатель Совета министров П.В. Вологодский.
      Присутствовали министры: внутренних дел — Л.И. Гаттенбергер, финансов —    И.Л. Михайлов, юстиции — С.С. Старынкевич, путей сообщения — Л.А. Устругов; управляющие министерствами: труда — Л.И. Шумиловский, торговли и промышленности — (вр[еменно] упр[авляющий]) Н.Н. Щукин, иностранных дел — вр[еменно] упр[авляющий]) Ю.В. Ключников, за министра народного просве-/38/-щения — товарищ министра Г.К. Гиле, помощник военного министра генерал-майор [В.И. Сурин; товарищи министров: снабжения — И.Л. Молодых, продовольствия — И.Г. Знаменский, внутренних дел — Л.А. Градианов, Н.Я. Новомбергский, П.Ф. Коропачинский, земледелия — Л.М. Ярмош, управляющий делами Совета министров и Верховного правителя Г.Г. Тельберг, государственный контролер Г.Л. Краснов, начальник главного управления почт и телеграфов Н.А. Цеслинский и помощник управляющего делами Совета министров и Верховного правителя Г.В. Бутов.
      ...
      [Слушали:] II. Представлеиие военного министерства от 19 ноября с. г. за № 1472 об упразднении Высшего совета снабжения союзных армий, действующих в пределах государства Российского.
      [Постановили: II.] Представленный проект постановления утвердить, изложив ст. 4-ю его в следующей редакции: «Поручить военному министру выработать положение о совещательном междусоюзническом комитете при военном министерстве по делам снабжения и продовольствия союзных армий и положение это, по согласованию с представителями союзнических армий, представить в Совет министров на утверждение».
      [Слушает:] III. Представление управляющего делами Совета министров и Верховного правителя об ассигновании сумм на личные расходы Верховного правителя.
      [Постановили: III.] 1) Определить размер кредита, необходимого на покрытие личных расходов Верховного правителя, в 4000 руб. в месяц.
      2) Отпустить сверх того в безотчетное распоряжение Верховного правителя по 16 000 руб. в месяц.
      3) Во исполнение п[унктов] 1 и 2 постановления ассигновать из средств государственного казначейства до конца 1918 года 23 667 руб. параграфом особо последним к смете Совета министров текущего года. (С. 38-39).
      №14
      Журнал № 19 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 6 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали:] XIII. Представление военного министерства от 25 ноября с. г. за №47 о введении в действие Дисциплинарного устава 1869 года.
      [Постановили: XIII.] 1. В целях поднятия и укрепления воинской дисциплины в армии и [на] флоте теперь же предоставить военным и морским начальникам дисциплинарную власть над подчиненными по правилам дисциплинарных уставов — военного и морского (кн. XXIII С[вода] в[оенных] п[остановлений] и кн. XVII Св[ода| м[орских] п[остановлений] 1869 г.) с нижеследующими изменениями:
      а) во всех случаях наименование «нижний чин» заменить соответственно словами «солдат» или «матрос»;
      б) действия правил в разряде штрафованных и о судах чести (гл[ава] 10 и 14 кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и кн. XVII Св[ода] м[орских] постановлений]) приостановить;
      в) оставить для солдат и матросов только два вида ареста — простой и строгий, а виды ареста усиленного и смешенного, а также постановку под ружье (ст. 19 Уст[ава] кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и ст. 22 кн. XVII Св[ода] м[орских] п[остановлений]) отменить; /108/
      г) домашний арест для офицеров как наказание отменить, оставив только один вид ареста на гауптвахте (4 п[ункт] 33 ст. XXIII Св[ода] в[оенных] постановлений] и 5 п[ункт] XVII кн. Св[ода] м[орских] п[остановлений]);
      д) права, осуществлявшиеся согласно дисциплинарным уставам (военному и морскому) верховной властью (3 и 4 п[ункты] 45, 691 и 97 ст. кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] 1869 г. и п[ункт] 4 ст. 77 и 1011 ст. кн. XVII Св[ода] м[орских] п[остановлений]), передать Верховному правителю;
      е) ссылку, сделанную в 46 ст. XXIII кн. Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и 78 ст. XVII кн. С[вода] м[орских] постановлений] на верховную власть, заменить ссылкой на Верховного правителя, в статье 66 кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и 99 св. кн. XVII С[вода] м[орских] п[остановлений] слова «высочайшими приказами» заменить «приказами Верховного правителя».
      2. В соответствии с изложенным [в] п[ункте] 14 приказа по армии и флоту от 11 мая 1917 года №8 положение о дисциплинарных судах в военном ведомстве, объявленное в приказе по в[оенному] в[едомству] 1917 года за № 213, и постановление Временного Сибирского правительства от 5 августа 1918 года о степени дисциплинарной власти военных начальников отменить.
      3. Приступить к пересмотру книги XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и XVII Св[ода] м[орских] п[остановлений] на тех началах, которые добыты опытом прошлого и текущей войной.
      4. Правила дисциплинарных уставов — военного и морского — ввести в действие по телеграфу.
      [Слушали:] XIV. Доклад Особого совещания по финансированию предприятий по вопросу о субсидировании предприятий на Урале.
      [Постановили: XIV. 1.] Субсидировать ниже перечисляемые предприятия на Урале в следующих размерах:
      Нижне-Тагильского округа — в размере 2 900 000 р[уб.],
      Невьянского округа — 837 000 р[уб.],
      Егоршинские копи — 390 000 р[уб.],
      Обществу Магнезит — 500 000 р[уб.],
      Металлургическому обществу — 235 000 р[уб.],
      Комаровскому обществу 1 500 000 р[уб.],
      Высокогорскому руднику — 46 000 р[уб.] и на лесные заготовки — 1 200 000 р[уб.].
      2. Признать необходимым обеспечить выдаваемые ссуды продуктами производства, имеющимися у предприятий, с тем, чтобы ссуды погашались по мере продажи наличных запасов продуктов производства. В то же время широко осведомить министерства — военное, снабжения и путей сообщения — об имеющихся на субсидируемых заводах изделиях.
      3. Поручить министерствам финансов, торговли и промышленности и государственному контролю выработать порядок и условия выдачи и погашения ссуд вышеперечисленным предприятиям. (С. 104, 108-109).
      Журнал № 21 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 10 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали.] VII. Представление министерства внутренних дел от 22 ноября за 4449 об отпуске средств на содержание милиции.
      [Постановили: VII.] Принимая во внимание срочный характер расходов по содержанию милиции, отпустить министерству внутренних дел в счет сметы на содержание милиции испрашиваемые им 7 000 000 руб. с тем, чтобы размер окладов содержания чинам милиции не превышал норм, установленных временным положением, утвержденным быв[шим] Административным советом 16 сентября 1918 г., в соответствии с классами упраздненных полицейских должностей, которые ныне заменены должностями по милиции.
      Вместе с тем поручить министерству внутренних дел при испрошении ассигнований на содержание милиции представлять подробные и обоснованные расчеты. (С. 114-117).
      Журнал № 24 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 17 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали:] V. Представление министерства иностранных дел от 9 декабря с. г за N® 1536 об учреждении подготовительных к мирным переговорам комиссий и особого подготовительного к мирным переговорам совещания.
      [Постановили: V.] 1. Учредить при министерстве иностранных дел Особое подготовительное к мирным переговорам совещание под председательством министра иностранных дел или лица, его заступающего, и состоящее:
      1) из товарища министра иностранных дел, директора второго департамента и советников политических отделов сего министерства,
      2) из представителей от министерств военного, морского, финансов, внутренних дел, торговли и промышленности, путей сообщения, труда, земледелия, продовольствия и снабжения и государственного контроля, назначаемых соответствующими министрами и управляющими ведомствами и
      3) начальника дипломатической канцелярии Верховного главнокомандующего.
      2. Предоставить Особому совещанию право привлекать к своим работам по собственному усмотрению и других, кроме перечисленных выше, должностных и частных лиц, если участите их будет признано полезным.
      3. Возложить на Особое совещание подготовку и разработку вопросов, связанных с мирными переговорами, а равно с взаимоотношениями России с союзниками и с помощью, оказываемой ими России.
      4. Предоставить Особому совещанию право требовать от ведомств заключения и материалы по возбуждаемым им вопросах.
      5. Обязать Особое совещание представлять через своего председателя разработанные вопросы и составленные по ним заключения на рассмотрение Совета министров.
      6. Отпустить Особому совещанию на расходы, сопряженные с его деятельностью, в счет сметы аванс на один месяц в размере 8000 руб.
      7. Поручить управлению делами Совета министров и Верховного правителя совместно с представителем от министерства иностранных дел разработать по-/132/-ложение об Особом подготовительном к мирным переговорам совещании согласно вышеуказанных постановлений. (С. 130-133).
      Журнал № 26 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 21 декабря 1918 г.
      ...
      Слушали: I. Сообщение министра финансов И.Л. Михайлова о доставке в гор. Владивосток заказанных русским правительством американскому кредитных билетов и о том, что французское правительство предложило французским баи нам принимать выпущенные Российским правительством в обращение краткосрочные обязательства государственного казначейства.
      Постановили: Сообщение министра финансов И.Л. Михайлова принять к сведению.
      [Слушали] II. Представление министерства внутренних дел от 27 ноября с. г. за Ns ЮЗ об утверждении новых правил для производства выборов гласных городской думы.
      [Постановили; II.] 1) Заменить установленную действующим законом систему пропорциональных выборов в городские думы системой мажоритарной, с делением городов па избирательные участки, по каковым и производится выборы гласных в городские думы.
      2) Установить возрастной ценз по отношению к активному избирательному праву в 21 год и по отношению к пассивному избирательному праву — в 25 лет.
      3) Установить по отношению к активному избирательному праву ценз оседлости сроком в один год.
      4) В[о] изменение установленного действующим законом порядка твердых списков кандидатов в гласные городских дум установить систему полусвободных списков, по которой избиратель каждого городского избирательного участка подает свои голос или за один из опубликованных списков кандидатов в гласные в целом или же составляет свой список, взяв кандидатов из разных опубликованных списков.
      5) Установить срок полномочий избранных в городские думы гласных в четыре года, каковой срок распространить и на гласных, избранных на основании настоящего закона.
      6) Признать, что избранными в гласные городских дум считаются те, кто при выборах получит число голосов не менее 1/10 количества всех участвующих в избрании по данному участку лиц, причем система эта не изменяется и при перевыборах.
      7) Признать, что первые по избирательному списку лица в числе, положенном по закону для данного города, считаются избранными в гласные городских дум, остальные же по списку лица зачисляются в кандидаты к гласным.
      8) Поручить министерству внутренних дел совместно с юрисконсультской частью управления делами Совета министров и Верховного правителя детально разработать проект правил о производстве выборов гласных городских дум, руководствуясь при этом вышеизложенными положениями, принятыми по этому вопросу Советом министров, после чего разработанный законопроект представить на постатейное рассмотрение Совета министров в заседание 27 декабря с. г.
      ...
      [Слушали] V. Представление министерства внутренних дел от 11 декабря с. г. за № 159 о пересмотре положения о выборах в земство.
      [Постановили: IV.] 1) Поручить министерству внутренних дел в кратчайший срок произвести пересмотр законоположений и распоряжений, относящихся к производству выборов в органы земского самоуправления.
      2. Приостановить производство выборов волостных, уездных, губернских и областных земских гласных, предусмотренное ст. 12-й Временного положения о земских учреждениях в губернии Архангельской и в Сибири от 17 июня 1917 г., ст. 2-й Временных правил о производстве выборов губернских и уездных земских гласных [от] 21 мая 1917 г. и ст. 8-й Временного положения о волостном земском управлении [от] 21 мая 1917 г.
      3) В случаях, не терпящих отлагательства, предоставить министру внутренних дел разрешать производство выборов волостных и уездных земских гласных по действующему избирательному закону.
      4) Продлить деятельность земских управ, избранных по закону 1917 г. или согласно п[ункту] 3 настоящего постановления, до созыва первых сессий земских собраний, избранных по новому закону, и избрания таковыми новых составов управ.
      5) В случае отсутствия законного состава земских собраний по устранению из них, согласно постановлению Западно-Сибирского комиссариата Временного Сибирского правительства от 27 июня 1918 года, представителей противогосударственных партий министру внутренних дел предоставляется право назначать состав управ на срок до избрания таковых законно организованными земскими собраниями.
      6) Выборы, закончившиеся к моменту получения телеграфного уведомления на местах о настоящем постановлении Совета министров, признать в случае отсутствия правонарушений в их производстве действительными и с 1 января 1919 года считать вступившим в исполнение своих обязанностей новый состав земских гласных на срок, указанный в п[ункте] 4 сего постановления.
      7) Настоящее постановление ввести в действие по телеграфу. /142/
      ...
      [Слушали:] VII. Словесные заявления вр[еменно] управляющего министерством торговли и промышленности Н.Н. Щукина, министра путей сообщения Л.А. Устругова, управляющего министерством внутренних дел А.Н. Гаттенбергера и начальника главного управления почт и телеграфов Е.А. Цеслинского о том, что за последнее время представители военной власти — в частности, чины Ставки Верховного главнокомандующего — стали отдавать приказания и распоряжения, расходящиеся с желаниями и приказами Совета министров и представителей отдельных ведомств, что создает затруднения в деятельности правительства.
      [Постановили: VII.] 1. Просить управляющих ведомствами предоставить председателю Совета министров свои письменные заявления о возникших у них с представителями военной власти и чинами Ставки Верховного главнокомандующего трениях и недоразумениях, делая такие же заявления и на будущее время с легальным изложением обстоятельств дела и выяснением виновников незаконных распоряжений. /143/
      2. Просить председателя Совета министров П.В. Вологодского обратиться к Верховному правителю с письменным представлением по затронутому вопросу, прося его устранить возникающие между действиями военной власти и распоряжениями Совета министров и представителей отдельных ведомств трения и недоразумения, затрудняющие действия правительства.
      [Слушали:] VIII. Представление управляющего делами Совета министров и Верховного правителя об упразднении специальных органов управления правительства Урала.
      [Постановили: VIII.] 1. Упразднить должность главноуполномоченного по области Урала. (С. 140-144).
      Журнал № 28 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 24 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали:] II. Проект положения об учреждении министерства по делам православной церкви, разработанный по поручению Совета министров профессором [П.А.] Прокошевым.
      [Постановили: II.] 1) Признать необходимым учреждение особого органа по обслуживанию в государстве Российском вероисповедных вопросов, каковой орган должен функционировать не на основании изложенного в действующем законе Учреждения министерств, а на правах особого управления с тем, что глава учреждаемого ведомства присутствует на заседаниях Совета министров с правом решающего голоса при рассмотрении вопросов по вероисповедным делам,
      2) Передать в ведение учреждаемого управления осуществление мероприятии правительства по вопросам, касающимся всех вероисповеданий государства Российского.
      3) Учредить комиссию в составе профессора [П.А.] Прокошева и представителя от министерства внутренних дел и от юрисконсультской части при управлении делами Совета министров и Верховного правителя для разрешения вопроса о /150/ наименовании учреждаемого органа по вероисповедным делам и переработки представленною проекта Положения о министерстве по делам православной церкви в смысле принятых Советом министров вышеизложенных положений, каковой проект и внести на рассмотрение Совета министров в заседание 27 сего декабря.
      [Слушали:] III. Проект постановления об открытии в г. Омск временных присутствий первою и кассационных департаментов Правительствующего сената, представленный учрежденной для выработки сего проекта комиссией.
      [Постановили III.] 1. Положение об учреждении Сибирского высшего суда, утвержденное постановлением Временного Сибирского правительства [от] 7-го сентября 1918 г., отменить.
      2. Членов Сибирского высшего суда оставить за штатом на общем основании, но без права на заштатное содержание.
      3. Все имущество Сибирского высшего суда передать в распоряжение министра юстиции.
      4. Утвердить представленный проект постановления об открытии в г. Омск временных присутствий первого и кассационных департаментов Правительствующего сената со следующими изменениями и дополнениями:
      а) в ст. 1 раздела II заменить слова «Увеличить установленное число сенаторов» словами «Установленное число сенаторов увеличивается»;
      б) в статьях 4 и 7 раздела II слово «временно» опустить.
      [Слушали:] IV. Словесное заявление товарища министра народного просвещения Г.К. Гинса о необходимости организации для автономной Сибири Высшею административного суда после восстановления действий Правительствующего сената в полном объеме.
      [Постановили: IV.] Поручить товарищу министра народного просвещения Г.К. Гинсу внести представление с изложением соображений об основаниях возможной организации и компетенции Высшего сибирского административного суда.
      [Слушали:] V. Представление министра юстиции о назначении председателя Совета министров П.В. Вологодского сенатором.
      [Постановили: V.] Назначить председателя Совета министров Российского правительства П.В. Вологодского сенатором с оставлением в занимаемой должности председателя Совета министров. (C. 149-151).
      Журнал № 30 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 27 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали] II. 1) Проект правил о производстве выборов гласных городских дум, разработанный согласно журнального постановления Совета министров от 20 декабря с. г. министерством внутренних дел совместно с юрисконсультской частью управл[ения] делами Совета министров и Верховного правителя и
      2) предварительное сообщение председателя Совета министров П.B. Вологодского о поступивших на его имя докладных записках Совета объединений несоциалистических общественных деятелей земской и городской России и Восточного отдела Центрального комитета партии народной свободы, содержащих в себе ходатайство о приостановлении рассмотрением в Совете министров правил о производстве выборов гласных в городские думы впредь до представления по поводу проектируемой избирательной реформы соображений представителями названных общественных группировок.
      [Постановили: II.] Л. 11ризнавая, что вопрос о производстве выборов в городские думы носит срочный характер и что те или иные общественные группы имели возможность представить свои соображения но поводу проектируемых Правил о производстве выборов гласных городских дум до внесения их на окончательное рассмотрение Совета министров, т. к. означенные правила были опубликованы в печати, а также имея в виду, что основные положения избирательного закона уже приняты Советом министров в заседании 20 декабря с. г., ходатайства Совета объединений несоциалистических общественных деятелей земской и городской России и Восточного отдела Центрального комитета партии народной свободы об отложении рассмотрением в Совете министров правил о выборах в городские думы отклонить и перейти к постатейному обсуждению проекта.
      Б. 1. Временные правила о производстве выборов гласных городских дум [от] 15 апреля 1917 г. (Собр[ание] узак[онений] за 1917 г., Nq 95, ст. 529) отменить.
      2. Утвердить разработанный министерством внутренних дел совместно с юрисконсультской частью управл[ения] делами Совета министров и Верховного правителя проект правил о производстве выборов в городские думы, внеся в него нижеследующие изменения и дополнения: /154/
      1) В ст. 3-й после слова «правительственной» вставить слово «общественной»;
      2) статью 5-ю дополнить примечанием, содержащим указание, что лица, содержащиеся под стражей или отбывшие содержание под стражей по постановлениям следственных комиссий за противогосударственную деятельность, устраняются от участия в выборах;
      3) статью 7-ю, во-первых, изложить таким образом: «Городские поселения городской думой разделяются на избирательные округа» и, во-вторых, дополнить следующим примечанием: «Городские поселения с числом жителей менее 12 000 могут представлять собою один избирательный округ»;
      4) в ст. 8-й цифру «5» заменить цифрой «10»;
      5) в ст. 9-й исключить последние три слова: «каждого избирательного округа»;
      6) в ст. 15-й заменить слово «может» словами «имеет право», слово «обращаться» словом «требовать» и слова «к содействию» словом «содействия»;
      7) в ст. 24-й между словами «или» и «устранения» вставить слова «хотя» и «внесенные, но»;
      8) в ст. 57-й слова «положенного по закону для избрания» заменить словами «подлежащего избранию»;
      9) поручить установить окончательную редакцию ст. 59 управл[ению] делами Совета министров и Верховного правителя ввиду недостаточно ясного изложения статьи;
      10) ст. 99-ю дополнить указанием, что министру внутренних дел предоставляется право составления инструкции относительно порядка образования избирательных округов.
      3. Распространить действие означенных в разделе II правил на все городские поселения, на кои распространяется действие Городового положения [от] 11 июля 1892 г.
      4. Предложить городским управлениям немедленно приступить к составлению избирательных списков и произвести выборы гласных дум на основании означенных в разделе II правил на срок по 1-е января 1923 г., причем в городских поселениях, освобождаемых от советской власти, время начала работ по составлению избирательных списков, в зависимости от местных условий, предоставить установить министру внутренних дел.
      5. Предоставить министру внутренних дел по ходатайствам городских дум и по соображению со всеми обстоятельствами каждого отдельного случая разрешать отсрочку выборов для тех городских поселений, где выборы произведены досрочно после падения советской власти согласно постановлениям бывших областных правительств.
      6. Продлить полномочия городских дум настоящего состава до окончания выборов согласно настоящих правил.
      [Слушали:] III. Проект положения об учреждении главного управления по делам вероисповеданий, разработанный согласно постановлению Совета министров от 24 декабря с. г. особой комиссией в составе профессора П.А.] Прокошева и представителей от министерства внутренних] дел и юриск[онсультской] части управл[ения] делами Совета министров и Верховн[ого] правителя.
      [Постановили: III.] 1. Учредить главное управление по делам вероисповеданий на нижеследующих основаниях: /155/
      1) Главное управление по делам вероисповеданий есть высший орган, через который осуществляются мероприятия правительства в области отношений Российского государства к вероисповеданиям в его пределах существующих.
      2) Главное управление по делам вероисповеданий составляют главноуправляющий, его товарищ, канцелярия и департаменты: 1) по делам православной церкви и 2) иностранных и иноверных вероисповеданий.
      3) Департамент по делам православной церкви состоит из отделений; 1) общих дел, 2) учебного и 3) хозяйственного.
      4) Департамент иностранных и иноверных вероисповеданий состоит из отделений: 1) по делам христианских исповеданий и 2) по делам нехристианских исповеданий.
      5) Главноуправляющий по делам вероисповеданий пользуется по вверенному ему ведомству правами и властью, предоставленными министрам.
      6) В Совете министров главноуправляющий по делам вероисповеданий участвует, но решающий голос имеет лишь по делам своего ведомства.
      7) Права и обязанности главноуправляющего, его товарища, личного состава главного управления, порядок производства в нем дел, а также все прочие стороны его деятельности во всем по дни ияются правилам, изложенным в Учреждении министерства (Свод законов, т[ом] 1, ч[асть] 2, км. V изд[ания] 1892 года с последовавшими изменениями).
      8) Главноуправляющий и его товарищ (оба обязательно православного исповедания) присутствуют на заседаниях Церковного собора и дают необходимые разъяснения, а равно в заседаниях Высшего церковного совета и соединенном присутствии Священного синода и Высшего церковного совета с правом совещательного голоса.
      9) Должности по главному управлению но делам вероисповеданий, присвоенное им содержание, а также классы этих должностей определяются особыми штатами.
      10) Кредит по содержанию главного управления по делам вероисповеданий отпускается из средств государственного казначейства в общем сметном порядке.
      11) Ведению главного управления по делам вероисповеданий подлежат.
      а) по делам православной церкви: 1) разработка и проведение в жизнь законодательства о православной церкви; 2) посредничество в сношениях правительства с центральными и местными органами православно-церковного управления, суда, школы и хозяйства; 3) выполнение роли контролирующего органа над деятельностью православно-церковных учреждений и должностных лиц в пределах, допускаемых автономией православной церкви; 4) посредничество в сношениях правительства с автокефальными церквями православного Востока и разными церковными установлениями, находящимися за границей; 5) разработка и проведение в жизнь мероприятий в области финансовых отношений и государства к церкви и ее установлениям; 6) дела по открытию новых и материальному обеспечению существующих установлений православной церкви, поскольку это сопряжено с расходами из государственного казначейства или с иною помощью правительственной власти в этом деле; 7) дела по наделению учреждений православной церкви правами юридического лица; 8) дела но назначению пенсий и единовременных пособий должностным лицам разных церковных установлений и их /156/ семействам; 9) вопросы брачного права и метр н калии, 10; вопросы о правовом и экономическом положении православного духовенства в пределах России и за границей;
      6) в отношении иностранных и иноверных исповеданий — дела, составляющие до сего времени предметы веления министерства внутренних дел по департаменту духовных дел инославных исповеданий и христианских, и иноверных (ч[асть] 1, т[ом] XI Св[ода] зак[онов] изд[ания] 1896 г. с последовавшими изменениями).
      2. Штаты главного управления но делам вероисповеданий рассмотреть в общем установленном для рассмотрения смет порядке.
      3. Вопрос о замещении должности главноуправляющего по делам вероисповеданий рассмотреть в закрытом заседании. (C. 153-157)
      Журнал № 39 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 14 января 1918 г.
      ...
      Слушали: I. Представление министерства финансов от 2 января с. г. за № 25 об утверждении изложенного в протоколе заседания Особого совещания по финансированию предприятий от 30 декабря 1918 года за № 24 постановления названного совещания о выдаче ссуды Ленскому золотопромышленному обществу в сумме 4 000 000 рублей.
      Постановили: [3.] Согласно постановлению Особого совещания по финансированию предприятий, изложенного в протоколе заседания означенного Сове-/212/-щания от 30 декабря м[инувшего] г[ода] за №24, отпустить Ленскому золотопромышленному обществу ссуду в сумме 4 000 000 рублей из 8 % годовых под залог узкоколейной жел[езной] дор[оги] от Бодайбо до приисков и с подчинением сего общества действию закона [от] 30 августа 1918 года о выдаче казной ссуд частно-владельческим общегосударственного значения предприятиям, с владельцами коих из-за военных обстоятельств сношения невозможны.
      [Слушали:] II. Представление министерства финансов от 11 января с. г. за № 451 об утверждении постановлений Особого совещания по финансированию предприятий, изложенных в протоколе заседания означенного совещания от 4 января с. г. за №28/ж.
      [Постановили: II.] 1. Согласно с постановлениями Особого совещания по финансированию предприятий, изложенными в протоколе заседания означенного Совещания от 4 января с. г. за № 28/ж, отпустить ссуды из 8 % годовых и на основаниях закона от 30 августа 1918 года о выдаче казной ссуд частновладельческим общегосударственного значения предприятиям, с владельцами коих из-за военных обстоятельств сношения невозможны:
      а) Алтайской жел[езной] дороге в сумме 2 000 000 [руб.];
      б) Кулундинской ж[елезной] дор[оге] в сумме 300 000 р[уб].;
      в) Богословской жел[езной] дор[оге] в сумме 1 000 000 рублей с выдачей этой ссуды из имеющихся в распоряжении Особого совещания аванса в 5 000 000 рублей.
      2. Постановление же Особого совещания но тому же протоколу от 4 января с. г. за № 28/ж о выдаче ссуды в сумме 750 000 рублей Ачинск-Минусинской ж[елезной] д[ороге], согласно заявлению министра путей сообщения, снять с обсуждения для предоставления министру путей сообщения возможности ознакомиться с теми целями, на которые ссуда Ачинск-Минусинской жел[езной] дор[оге] испрашивается.
      [Слушали.] III. Словесное представление министра юстиции С.С. Старынкевича о назначении, согласно последовавшему ему указанию Верховного правителя, чрезвычайной следственной комиссии для тщательного и всестороннего расследования событий, последовавших непосредственно после подавления попытки к восстанию в г. Омск в ночь на 22 декабря м[инувшего] г[ода] в целях обнаружения всех виновных и предания их суду.
      [Постановили: III.] 1. Признавая необходимым производство самого тщательного и всестороннего расследования событий, последовавших непосредственно после подавления попытки к восстанию в г. Омск в ночь на 22 декабря 1918 года, для обнаружения всех виновных и предания их суду и имея в виду исключительную важность означенных событий, согласно представлению министра юстиции назначить для вышеуказанной цели чрезвычайную следственную комиссию в составе трех лиц под председательством одного из сенаторов уголовного кассационного департамента Правительствующего сената, предоставив министру юстиции право определить личный состав этой комиссии и объем ее компетенции и передав означенной комиссии все материалы расследования, произведенного по приказу Верховного правителя и[сполняющим] д[олжность] главного военного прокурора, и предварительного следствия, производящегося судебным следователем при Омском окружном суде Шредером. /213/
      2. Поручить министру юстиции выработать по соглашению с председателем Совета министров и опубликовать одновременно с указом Верховного правителя о назначении указанной в пункте мерном сего постановления чрезвычайной комиссии сообщение с изложением обстоятельств, вызвавших учреждение названной комиссии. (С. 211-214).

      Журнал № 42 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 24 января 1918 г.
      ...
      [Слушали III.] Представление военного министра об устройстве чрезвычайных военных судов.
      [Постановили: III.] 1) Восстановить на театре войны военно-полевые суды по правилам XXIV кн. С[вода] в[оенных] п[остановлений] 1869 г. по редакции приказа по военному ведомству 1915 года № 220.
      2) На все остальные местности распространить положение о прифронтовых военно-полевых судах (постановление Временного Сибирского правительства от 1 августа 1918 г. 3) с тем, однако, изменением, чтобы присутствие сего суда состояло только из трех офицеров (в том числе и председателя), чтобы дознание производилось согласно правил[ам] Военно-судебного устава, чтобы дела в прифронтовом военно-полевом суде рассматривались применительно к правилам для полковых судов с возможной быстротой и, наконец, чтобы приговоры сих судов о смертной казни ранее приведения их в исполнение представлялись бы непосредственно на конфирмацию командующего войсками в округе.
      Ходатайства тех же судов о помиловании осужденного представляются по команде через военного министра Верховному правителю. 
      ...
      [Слушали] XX. Представление министра юстиции от 24 января с. г. об утверждении проекта «Положения о чрезвычайной следственной комиссии, учрежденной для производства предварительного следствия об учиненных 22 и 23-го декабря 1918 года в городе Омске расстрелах разных лиц без суда над ними».
      [Постановили: XX] 1) Утвердить представленный министром юстиции проект «Положения о чрезвычайной следственной комиссии», заменив в статье 17-й его /235/ слова «согласно уст[ановления] зак[она от] 22 июля 1918 года» словами «на общем основании».
      2) Предоставить чрезвычайной следственной комиссии право устранять от должности лиц, виновность и прикосновенность коих к учиненным 22 и 23 декабря 1918 года в городе Омске расстрелам разных лиц без суда над ними будет установлена следственным производством.
      3) Поручить министерству юстиции окончательное редактирование представленного «Положения о чрезвычайной следственной комиссии» согласно принятым Советом министров постановлений.
      [Слушали:] XXI. Представление министра путей сообщения о сохранении за служащими и рабочими министерства путей сообщения Пермского отделения Казанского округа [путей сообщения] получаемых ими ныне окладов содержания, каковые являются по сравнению со ставками Томского округа путей сообщения увеличенными.
      [Постановки: XXI.] Ввиду того, что переход в Пермском отделении Казанского округа на оклады Томского округа может вызвать отлив рабочих сил, каковые необходимы в настоящее время при ремонте каравана, сохранить за служащими и рабочими министерства путей сообщения Пермского отделения Казанского округа получаемые ими ныне оклады содержания в виде лично присвоенных.
      [Слушали:] XXII. Доклад министра снабжения и продовольствия о поручении министрам торговли и промышленности, иностранных дел, земледелия и снабжения и продовольствия разработать для представления в Совет министров проекты правил
      а) регулирующих вывоз русских товаров на заграничные рынки и
      б) об установлении очередности ввоза в Россию заграничных продуктов и предметов фабрично-заводской промышленности и о командировании в Северо-Американские соединенные штаты представителя министерства снабжения и продовольствия для осуществления товарообмена русским сырьем на предметы, необходимые русской армии и ведомствам по их заданиям.
      [Постановили: XXII.] I) Поручить министрам торговли и промышленности, иностранных дел, земледелия, финансов, путей сообщения, снабжения и продовольствия в срочном порядке разработать и внести на рассмотрение Совета министров проект правил, регулирующих вывоз русских товаров на заграничные рынки.
      2) Поручить комиссии из тех же министров составить проект правил и внести сто на утверждение Совета министров об установлении очередности ввоза в Россию заграничных продуктов и предметов фабрично-заводской промышленности.
      3) Командировать по ведомству министерства снабжения и продовольствия представителя в отдел по снабжению при российском посольстве в Вашингтоне для осуществления товарообмена русским сырьем на предметы, необходимые в первую очередь русской армии и ведомствам по их заданиям.
      4) Поручить министерству иностранных дел запросить мнение российского пекла в Вашингтоне о желательности такой командировки, указав, что к таковой командировке предположен товарищ министра снабжения и продовольствия И.Г. Знаменский.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский. (С. 231, 235-236).
      Журнал № 44 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 28 января 1918 г.
      ...
      [Слушали] IX. Представление управляющего делами Совета министров об Особом совещании по вопросам местного управления.
      [Постановили: IX.] Согласно заявлениям управляющего делами Верховного правителя и Совета министров и управляющего министерством внутренних дел представление снять с обсуждения.
      [Слушали:] X. Представление управляющего делами Совета министров об образовании подготовительной комиссии по разработке вопросов о всероссийском и областных представительных органах.
      [Постановили: X.] 1) Признать необходимым образование особой подготовительной комиссии лишь для разработки вопросов об организации всероссийского представительного органа учредительного характера и в соответствии с этим возвратить представление для надлежащей переработки управляющему делами Верховного правителя и Совета министров.
      2) Разработку же вопросов об организации областных представительных учреждений и их отношении к всероссийской власти возложить на обязанность уже существующих областных комиссий.
      3) Признать необходимым скорейшее открытие работ комиссии по выработке положения о выборах во всесибирский представительный орган. /244/
      [Слушали:] XI. Предложение председателя Совета министров П.В. Вологодского о замещении постов председателя и товарища председателя комиссии но выработке положения о выборах во всесибирский представительный орган.
      [Постановили: XL] Назначить председателем комиссии по выработке положения о выборах во всесибирский представительный орган бывшего министра снабжения Ивана Иннокентьевича Серебренникова, а пост товарища председателя означенной комиссии предложить бывшему управляющему министерством торговли и промышленности Временного Сибирского правительства Павлу Павловичу Гудкову.
      ...
      [Слушали] XV. Представление министра финансов об изменении редакции постановления Совета министров от 27 декабря 1918 года о приостановлении действий ст. 173 Устава государственного банка (Св[од] зак[онов], т[ом] XI, ч[асть] 2) и об отпуске министерству финансов ста миллионов рублей для открытия Государственным банком бланковых соло-вексельных кредитов частным банкам.
      [.Постановили: XV.] В [о] изменение редакции постановления Совета министров от 27 декабря 1918 года о приостановлении действий ст. 173 Устава Государственного банка (Св[од] зак[онов], т[ом] XI, ч[асть] 2) и об отпуске министерству финансов ста миллионов рублей для открытия Государственным банком бланковых соло-вексельных кредитов частным банкам изложить означенное постановление следующим образом:
      «1. Ассигновать из средств государственного казначейства сто миллионов рублей (100 000 000) для выдачи ссуд частным акционерным коммерческим банкам для раскрепощения их пассивов.
      2. Исполнение этой операции возложить на Государственный банк, коему надлежит исполнить комиссионное поручение государственного казначейства в порядке первой части ст. 173 Устава Государственного банка».
      [Слушали] XVI. Представление управляющего морским министерством от 28 января с. г. за № 77 об открытии кредита в 5 000 000 руб. в счет военного фонда морского министерства.
      [Постановили: XVI.] Отпустить из средств государственного казначейства в распоряжение морского министерства, впредь до утверждения в законодательном порядке кредита на военный фонд морского министерства, аванс в сумме пяти миллионов рублей на расходы по формированию бригады морских стрелков и ее содержанию, по организации базы речного боевого флота в Перми, по ремонту артиллерийского вооружения, по заготовке продовольствия и обмундирования для флота и береговых частей, по содержанию гидро-авиационной станции, машино-моторной школы, артиллерийской мастерской и бронированного поезда.(С. 241, 244-246).
      Журнал № 48 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 1 февраля 1918 г.
      ...
      Слушали: Представление военного министра Н.Л. Степанова об изменение согласно пожеланию Верховного правителя, ст. 90, кн. 22 Св[ода] воен[ных] постанов[лений].
      Постановили: 1. Изложить сг. 90 кн. 22 Свода военных постанов мгний в следующей редакции:
      «В военное время на театре военных действий, когда какие-либо преступления или проступки чрезмерно увеличиваются, главнокомандующему армиями фронта, начальнику штаба Верховного главнокомандующего, командующему отдельной армией, командующим армиями и липам, пользующимся равною с ними властью, разрешается усиливать временно строгость наказаний, в законе положенных, до смертной казни включительно, объявляя о том предварительно во всеобщее сведение с одновременным донесением по телеграфу в порядке подчиненности Верховному правителю и Верховному главнокоманлующему о принятых ими мерах и о причинах их настоятельности.
      Сим же лицам и с соблюдением тех же условий присваивается право в тех случаях, когда вследствие военных обстоятельств или во время возмущения для общей безопасности приняты будут особые меры предосторожности, за нарушение оных устанавливать наказание до каторжных работ включительно с тем, чтобы наложение таковых наказаний производилось по приговорам военно-полевых судов.
      Примечание: Означенное в сей статье право принадлежит исключительно должностным лицам, в статье поименованным, и нс может быть ими передаваемо другим должностным лицам».
      2. Настоящее постановление ввести в действие до обнародования его Правительствующим сенатом.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский.
      Министр путей сообщения. Л. Устругов.
      Министр земледелия Н. Петров.
      Министр юстиции С. Старынкевич.
      Военный министр Н. Степанов. /274/
      Государственный контролер Г. Краснов.
      Управляющий министерством внутренних дел А. Гаттенбергер.
      Управляющий министерством труда Л. Шумиловский.
      Управляющий морским министерством контр-адмирал М. Смирнов.
      Товарищ министра народного просвещения П. Преображенский.
      Управляющий делами Верховного правителя и Совета министров Тельберг. Помощник управляющего делами Верховного правителя и Совета министров Т. Бутов. (C. 274-275).
      Журнал № 50 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 11 февраля 1918 г.
      ...
      [Слушали:] II. Представление министра внутренних дел от 6 февраля с. г. за № 500 об утверждении проста закона о предварительном внесудебном аресте.
      [Постановили: II.] 1. Предоставить временно местным начальникам уездной и городской милиции, их помощникам, а также лицам, особо уполномоченным департаментом милиции, подвергать лиц, подозреваемых в совершении государственных преступлений или в прикосновенности к ним, а равно лиц, деятельность которых угрожает государственному порядку и общественной безопасности, предварительному аресту на срок не более двух недель и производить у таких лиц обыски и выемки применительно к правилам статей 357—361 и 363—367 Уст[ава] уголовного судопроизводства.
      2. О всяком заарестовании и освобождении от оного поименованные в статье первой должностные лица составляют немедленно надлежащее постановление, копию с которого сообщают лицу прокурорского надзора, безотлагательно донося о заарестовании местному управляющему губернией (областью), который или утверждает или отменяет арест. По письменному распоряжению управляющего губернией (областью) срок предварительного ареста может быть продолжен до одного месяца. (С. 300, 302).
      Журнал № 52 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 18 февраля 1918 г.
      ...
      [Слушали:] VII. Представление военного министра о введении в XXII книгу Свода военных постановлений 1869 года, издание 4-е, статьи 902.
      [Постановили: VII. 1.] Ввести в XXII книгу Свода военных постановлений 1869 года, издание 4-е, 902 статью в следующей редакции:
      «В дни переживаемой смуты командующим войсками округов предоставляется право увеличения наказаний, в законе положенных, до смертной казни включительно за превышение и бездействие власти (141 и 142 ст. ст. Воин[скоро] уст[ава] о наказ[аниях]), за сопротивление распоряжениям правительства и неповиновение установленным от оного властям (262—271 ст. сб. Улож[ений) о наказаниях]), за самовольное присвоение себе власти, соединенное, кроме того, с присвоением воинского звания, военного чина, титула, ордена, знака отличия и ношение не присвоенной военной формы (1412,1414, 1416—1418 сг. ст. Улож[ений] о наказ[аниях]). Дела по означенным преступлениям обращаются к рассмотрению или в военно-окружные суды, или равные им по власти суды, или в прифронтовые военно-полевые суды.
      Примечание: Означенное в сей статье право принадлежит исключительно командующим войсками округов и не может быть ими передаваемо другим должностным лицам».
      2. Настоящее постановление ввести в действие по телеграфу до обнародования его Правительствующим сенатом.
      3. Редакцию настоящего постановления предоставить выработать управлению делами Верховного правителя и Совета министров.
      [Слушали:] VIII. Представление военного министра о введении статьи 901 книги XXII Свода военных постановлений 1869-го гола, издание 4-е.
      [Постановили: VIII.] 1. Восстановить статью 901 книги XXII Свода военных постановлений в следующей редакции:
      «Во время переживаемой смуты командующим войсками округов временно предоставляется право увеличения наказаний, в законе положенных, до смертной казни включительно, за уклонение от регистрации, устанавливаемой при призываемых в войска (506, 507, 561—518 ст. ст. Улож[сиия] о наказаниях]), за уклонение /317/ и содействие к уклонению от воинской службы (508-512, 514 515, 519, 31 ст. ст. Улож[ения] о наказ[аниях]);, за укрывательство военных дезертиров (528 и 538 ст ст. Улож[ения] о наказ[ания]; за военное дезертирство (1 ч[асть] 127 и 134 ст. ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях], за неявку в срок на службу с целью вовсе уклонится от таковой (129 сг. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях]), за уклонение от воинской службы с целью освободиться навсегда (126 и 127 ст. ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях], за подговор или подстрекательство к уклонению от воинской службы (127 и 1273 ст. ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях]) и за членовредительство с целью уклониться от военной службы (127 ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях]). Дела пo означенным преступлениям обращаются командующими войсками округов к рассмотрению или в прифронтовые военно-полевые суды, или военно-окружные суды, или же [в] равные им по власти суды.
      Примечание: Означенное и сей статье право принадлежит исключительно командующим войсками округов и не может быть перелаваемо ими другим должностным лицам.
      2. Настоящее постановление ввести в действие по телеграфу до опубликования его Правительствующим сенатом.
      3. Редакцию настоящего постановления предоставить выработать управлению делами Верховного правителя и Совета министров.
      (С. 315, 317-318).
      Журнал № 56 заседания Совета министров Российского Правительства
      [г. Омск] 25 февраля 1919 года
      ...
      Слушали: представление управляющего министерством внутренних дел от 17 февраля с. г. за № 657 об установлении временного штата Омской городовой милиции.
      Постановили: 1. Утвердить представленный министерством внутренних дел штат Омской городской милиции и смету единовременных и ежемесячных расходов по содержанию ее со следующими изменениями и дополнениями.
      1) в смете расходов Омской городской милиции на 1919-й год;
      а) помощников начальника участка, обозначенных в графе наименование «должностей» под № 6, наименовать «старшие помощники начальника участка».
      2) Между номерами 6 и 7 в той же графе вписать «младшие помощники начальника участка» и в соответствующих графах проставить: «класс должности» — X, «число должностей» — 42, основное содержание в месяц одному — 350 рублей: «25 % прибавка по постановлению Совета министров [от] 3/ IX-1918 года» — 87 руб. 50 коп., «прибавка по постановлению Совета министров [от] 27/ХII 1918 года» — 87 руб. 50 кол., особая прибавка 100 руб/, «в месяц одному» — 625 рублей и «всем в месяц» — 26 250 рублей.
      в) Число старших милиционеров с 70 уменьшить до 14, и в зависимости от этого в графе «всем в месяц» вместо суммы 36 750 рублей, исчисленной на содержание старших милиционеров, написать 7350 рублей.
      г) Уменьшить на 3150 рублей в смете расходов итог в 484 910 руб. 63 коп., проставленный в графе «всем в месяц», и написать 480 185 рублей 63 коп.
      д) Ежемесячную сумму расходов, потребную на содержание милиции в 1919 году и исчисленную в сумме 559 794 руб. 63 коп., уменьшить на 3150 рублен и написать как в смете расходов, так и в проекте закона 556 644 руо. 63 коп. и
      е) Старшим агентам отделения уголовного розыска в графе «класс должности» проставить X класс и
      2) во временном штате Омской городской милиции:
      а) помощников начальника участка, обозначенных в графе «наименование должностей» под № 6, наименовать «старшие помощники начальника участка»;
      б) между номерами 6 и 7 в той же графе вписать «младшие помощники начальника участка» и в соответствующих графах проставить «класс должности» —  X; «число должностей» — 42; основной оклад 1-го разряда» — 350 рублей и «особая временная прибавка» — 100 рублей;
      в) число старших милиционеров с 70 уменьшить до 14;
      г) старшим агентам отделения уголовного розыска в графе «класс должности» проставить X класс;
      д) в графе «число должностей» опустить обозначение количества должностей сторожей, конюхов, кучеров и рассыльных в штате Омской городской милиции, отнеся таковые указанием в смете.
      2. На покрытие вызываемого осуществлением означенной в статье 1-й меры расхода:
      а) отпустить в распоряжение министерства внутренних дел из средств государственного казначейства единовременно 282 000 (двести восемьдесят две тысячи) рублей и
      б) отпускать в распоряжение министерства внутренних дел ежемесячно, начиная с января месяца 1919 года, из того же источника по 556 644 (пятисот пя-/339/-тидесяти шести тысяч шестисот сорока четырех рублей) 63 коп. согласно представленной смете на 1919 год.
      3. Ввести настоящее постановление в действие до распубликования его Правительствующим сенатом.
      4. Поручить министерству внутренних дел разработать законопроекты: а) об изменении названия учреждений милиции и б) о выдаче служащим милиции прибавок к окладам содержания за продолжительную службу, каковые законопроекты и представить на утверждение Совета министров.
      5. Поручить министерству внутренних дел выработать форму присяги чинам милиции, каковую представить па утверждение Совета министров.
      6. Выразить пожелание о том, чтобы министерство внутренних дел разработало вопрос об уравнении в окладах содержания старших милиционеров с фельдфебелями — добровольцами армии и младших милиционеров с отделенными — добровольцами армии.
      [Слушали:] II. Представление управляющего министерством внутренних дел от 24 февраля с. г. за ЛЬ 730 об учреждении отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел.
      [Постановили: II.] 1. Учредить при министерстве внутренних дел отряд милиции особого назначения, подчиненный непосредственно директору департамента милиции, в составе четырех пеших и одного конного взводов.
      2. Утвердить представленные министерством внутренних дел [документы]: штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел, временную табель окладов содержания чинам его, Положение об означенном отряде и смету единовременных и ежемесячных расходов со следующими изменениями и дополнениями:
      1) заменить наименование «штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел» наименованием «строевой расчет отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел».
      2) а) В Положении об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел в конце 2-й его статьи заменить слова «опытных старших милиционеров» словами «опытных чинов милиции»;
      б) конец 3-й статьи «Положения», начиная со слов «Милиционеры (старшие и младшие) исполняют все обязанности и т. д.» изложить следующим образом: «Милиционеры исполняют все обязанности, возлагаемые на них существующими законоположениями и инструкциями»;
      в) в статье 4-й пункт 1-й «Положения» слова «прикомандировываются к министерству внутренних дел» заменить словами «переводятся в министерство внутренних дел с сохранением всех нрав и преимуществ, приобретенных военной службой», а слова «В конном взводе должности предназначаются исключительно кавалеристам» опустить;
      г) 2-й пункт статьи 4-й «Положения» редактировать следующим образом: «Комплектование отряда милиционерами производит начальник отряда из числа запасных солдат»;
      д) статью 5-ю «Положения» редактировать следующим образом: «Пешие и конные милиционеры вооружаются винтовками, а также и другим вооружением, которое установлено табелью, утверждаемой министром внутренних дел»;
      б) отпускать в распоряжение министерства внутренних дел ежемесячно, начиная с января месяца 1919 года, из того же источника по 556 644 (пятисот пя-/340/-тидесяти шести тысяч шестисот сорока четырех рублей) 63 коп. согласно представленной смете на 1919 год.
      3. Ввести настоящее постановление в действие до распубликования его Правительствующим сенатом.
      4. Поручить министерству внутренних дел разработать законопроекты: а) об изменении названия учреждений милиции и б) о выдаче служащим милиции прибавок к окладам содержания за продолжительную службу, каковые законопроекты и представить на утверждение Совета министров.
      5. Поручить министерству внутренних дел выработать форму присяги чинам милиции, каковую представить па утверждение Совета министров.
      6. Выразить пожелание о том, чтобы министерство внутренних дел разработало вопрос об уравнении в окладах содержания старших милиционеров с фельдфебелями — добровольцами армии и младших милиционеров с отделенными — добровольцами армии.
      [Слушали:] II. Представление управляющего министерством внутренних дел от 24 февраля с. г. за ЛЬ 730 об учреждении отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел.
      [.Постановили,: II.] 1. Учредить при министерстве внутренних дел отряд милиции особого назначения, подчиненный непосредственно директору департамента милиции, в составе четырех пеших и одного конного взводов.
      2. Утвердить представленные министерством внутренних дел [документы]: штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел, временную табель окладов содержания чинам его, Положение об означенном отряде и смету единовременных и ежемесячных расходов со следующими изменениями и дополнениями:
      1) заменить наименование «штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел» наименованием «строевой расчет отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел».
      2) а) В Положении об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел в конце 2-й его статьи заменить слова «опытных старших милиционеров» словами «опытных чинов милиции»;
      б) конец 3-й статьи «Положения», начиная со слов «Милиционеры (старшие и младшие) исполняют все обязанности и т. д.» изложить следующим образом: «Милиционеры исполняют все обязанности, возлагаемые на них существующими законоположениями и инструкциями»;
      в) в статье 4-й пункт 1-й «Положения» слова «прикомандировываются к министерству внутренних дел» заменить словами «переводятся в министерство внутренних дел с сохранением всех нрав и преимуществ, приобретенных военной службой», а слова «В конном взводе должности предназначаются исключительно кавалеристам» опустить;
      г) 2-й пункт статьи 4-й «Положения» редактировать следующим образом: «Комплектование отряда милиционерами производит начальник отряда из числа запасных солдат»;
      д) статью 5-ю «Положения» редактировать следующим образом: «Пешие и конные милиционеры вооружаются винтовками, а также и другим вооружением, которое установлено табелью, утверждаемой министром внутренних дел»; /341/
      с) примечание к статье 5-й опустить;
      ж) конец статьи 6-й, начиная со слов «причем женатые милиционеры»* опустить;
      з) в пункте 2-м статьи 7-й слова «2) Довольствие лошадей производится за счет казны. Размер дачи сена и овса лошадям устанавливается начальником взвода» заменить словами «а довольствие лошадей производится за счет казны на основаниях, принятых в армии»;
      и) в статье 9-й «Положения» слова «как будущие образцовые старшие» опустить;
      к) в статье 10-й «Положения» слова «пользуются всей полнотой власти, предоставленной им дисциплинарным уставом» заменить словами «руководствуются дисциплинарным уставом, действующим в армии», а слова «властью помощника командира полка и командир конного взвода — властью командира неотдельных частей» заменить словами «властью командира батальона и командиры взводов — властью ротного командира и командира эскадрона».
      3. На покрытие вызываемого осуществлением означенной в статье II меры расхода:
      1) отпустить в распоряжение министерства внутренних дел из средств государственного казначейства единовременно 535 300 (пятьсот тридцать пять тысяч триста) рублей и
      2) отпускать в распоряжение министерства внутренних дел ежемесячно, начиная с января месяца 1919 года, из того же источника по 163 467 (сто шестьдесят три тысячи четыреста шестьдесят семь) рублей 50 копеек согласно представленной смете на 1919 год.
      4. Настоящее постановление ввести в действие до распубликования его Правительствующим сенатом.
      5. Окончательную редакцию «Положения об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел» предоставить управлению делами Верховного правителя и Совета министров с представителем департамента милиции министерства внутренних дел.
      [Слушали:] III. Представление управляющего министерством внутренних дел об утверждении законопроекта об отрядах милиции особого назначения министерства внутренних дел в губерниях и областях.
      [Постановили: III.] 1. Предоставить министру внутренних дел право учреждать по его усмотрению в губерниях (областях) отряды милиции особого назначения применительно к закону об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел от 25 февраля 1919 года.
      2. Предоставить министру внутренних дел право, по мере надобности, увеличивать численность отрядов милиции особого назначения, но не более 1000 человек в каждом отряде.
      3. Предоставить министру внутренних дел право, по мере надобности и по его усмотрению, передвигать отряды особого назначения из одной губернии (области) в другую.
      4. Подчинить действия отрядов особого назначения в пределах губерний (областей) управляющим этих губерний (областей). /341/
       и содержанию отрядов особого назначения потребный кредит в сметном порядке.
      [Слушали:] IV. Представление управляющего министерством внутренних дел от 21 февраля с. г. за № 684 об отпуске из государственного казначейства средств па выдачу пособий чипам милиции и особого отдела по охране государственного порядка.
      [Постановили: IV.] 1. Отпустить из средств государственного казначейства ежемесячными равными суммами в 1919 году министерству внутренних дел 500 тысяч рублей для выдачи в потребных случаях пособий как чинам милиции, так и чинам особого отдела по охране государственного порядка.
      2. Пособия из указанной в отделе I суммы могут быть назначаемы единовременно не свыше полугодового оклада содержания:
      1)  В случае смерти чинов милиции и особого отдела по охране государственного порядка при самом покушении на них злоумышленников или же впоследствии от полученных при покушениях ран, увечья и всех вообще повреждений здоровья:
      а) на погребение умершего и б) вдовам и детям чинов милиции и особого отдела по охране государственного порядка, умерших при вышеуказанных условиях, а равно находившимся на их попечении родителям, братьям и сестрам в ожидании назначения пенсии.
      2)  Состоящим на службе: а) на лечение самих чинов, их жен и детей, а также находившихся на их попечении родителей, братьев и сестер, если они лично пострадали при покушении и б) чинам милиции и особого отдела по охране государственного порядка, которые в борьбе с злоумышленниками и беспорядками вынесли наиболее тяжелую работу и проявили особую энергию и распорядительность. /342/
      Журнал № 62 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 11 марта 1919 года
      ...
      Слушали: I. Представление министра юстиции от 28 февраля с. г. за № 248/168 об утверждении проекта постановления по борьбе со спекуляцией.
      Постановили: [I.] 1) Ст. ст. 9131, 11801, 1180 Улож[ения] о нак[азаниях] угол[овных] и исправ[ительных] изд[ания] 1885 г. (Собр[ание] узаконений] и распор[яжений] правительства от 21 сентября 1916 года, ст. 1952) изложить следующим образом:
      Ст. 9131. Торговец или промышленник, а равно заведующие делами обществ, товариществ, установлений и компаний, члены их правлений и поверенные, виновные в умышленном, непомерном, неоправдываемом условиями производства и сбыта возвышении цен на предметы продовольствия, если виновные воспользовались для сего особо ощущаемой среди местного населения нуждой в этих предметах, подвергаются наказаниям, определенным в 1180 ст. сего Уложения.
      Действие сей статьи распространяется и на лиц, не выбирающих законом требуемых документов на право производства торговли, но занимающихся продажей вышеназванных предметов, и виновных в преступлении, изложенном в сей статье.
      Ст. 1180. Торговец или промышленник, а равно заведующие делами обществ, товариществ, установлений и компаний, члены их правлений и поверенные, виновные в умышленном, непомерном, неоправдываемом условиями производства и сбыта возвышении цен не только на предметы продовольствия, но и на другие предметы видимой потребности, если они воспользовались для сего особо ощущаемой среди местного населения нуждой в этих предметах, приговариваются:
      к лишению некоторых нрав и преимуществ по 50 ст. сего Уложения и к заключению в тюрьме на время от одного года четырех месяцев до двух лет.
      Когда же означенное в ч[асти] 1-й сей статьи повышение цен будет поводом к нарушению общественного спокойствия или последует во время войны либо иного общественного бедствия, то виновный приговаривается: /400/
      к лишению всех особенных прав и преимуществ, лично и по состоянию обвиняемому присвоенных и к заключению в исправительные арестантские отделении сроком от 3-х до 3 1/2 лет.
      Независимо от сего обнаруженные у виновных в деянии, изложенном во 2-й части сей статьи запасы поименованных выше предметов конфискуются.
      Действие сей статьи распространяется и на лиц, не выбирающих законом требуемых документов па право производить торговли, но занимающихся продажей вышеназванных предметов и виновных в преступлении, изложенном в сей статье.
      Ст. 1180. Торговец или промышленник, а равно заведующие делами обществ, товариществ, установлений и компаний, члены их правлений и поверенные, виновные в сокрытии запасов предметов продовольствия или предметов необходимой потребности, а равно в прекращении продажи или отказе в продаже имеющихся у них означенного рода предметов, если прекращение или отказ последовали без уважительного к тому основания, подвергаются:
      лишению некоторых прав и преимуществ по 50 ст. сего Улож[ения] и к заключению в тюрьме на время от одного года и 4-х месяцев до двух лет.
      Когда же такое сокрытие запасов, прекращение продажи или отказ в продаже будут поводом к нарушению общественного спокойствия или последуют во время воины либо иною общественного бедствия, то виновный приговаривается:
      к лишению всех особенных нрав и преимуществ, лично и по состоянию присвоенных, и к заключению в исправительные арестантские отделения на время от трех до 3 1/2 лет.
      Независимо от сего обнаруженные у лиц, виновных в деянии, описанном во 2-й части сей статьи, запасы выше названных предметов конфискуются.
      2) То же Улож[ение] о наказ[аниях] угол[овных] и исправ[ительных] дополнить статьей 11803 следующего содержания:
      Ст. 11803. Лица, не выбирающие требуемых законом документов на право производства торговли, но занимающиеся продажей предметов продовольствия или предметов необходимой потребности, виновные в сокрытии запасов означенных предметов, когда такое сокрытие будет поводом к нарушению общественного спокойствия или последует во время войны либо иного общественного бедствия, приговариваются:
      к лишению всех особенных прав и преимуществ лично и по состоянию обвиняемому присвоенных и к заключению в исправительные арестантские отделения на время от трех до 3 1/2 лет. Независимо от сего обнаруженные у виновных запасы означенных выше предметов конфискуются.
      3) Литеру «II» статьи 11-й «Правил о военном положении, объявляемом на линии железных дорог и в местностях, к ним прилегающих» изложить в следующей редакции:
      и) о спекулятивных деяниях, предусмотренных ст. ст. 913, 9131, 1180, 11801, 11802 и 11803 Улож[ения] о наказ[аниях] (по закону [от] 8 сентября 1918 г., Собр[ание] узаконений] и распор[яжений] правительства] за 1916 г., ст. 1952).
      [Слушали:] II. Представление министра юстиции от 7 марта с г. за № 311/200 об утверждении постановления по борьбе с беспошлинной и противозаконной торговлей. /401/
      [Постановили:II| статью 1169 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных изд[ания] 1885 года изложить следующим образом:
      Ст. 1169. Лица, занимающиеся продажей товаров, нс имея требуемых законом документов на право производства торговли продаваемыми товарами, а равно лица, по закону не имеющие права на производство торговли или ограниченные в сем праве, но тоже занимающиеся продажей товаров, приговариваются:
      к лишению некоторых особенных, на основании ст. 50 сего Уложения, прав и преимуществ и к заключению в тюрьме от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев,
      Независимо от сего обнаруженные у виновных товары конфискуются. /402/
      Журнал № 63 закрытого заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 20 марта 1919 г.
      |Слушали:] III. Представление военного министра об утверждении Положения о комиссии по расследованию деятельности, прикосновенной к советской власти и иным мятежным и противогосударственным организациям офицерских, классных чинов военного и морского ведомств, состоящих на действительной службе.
      [Постановили: III.] 1. Представление военного министра утвердить, внеся следующие изменения в Положение о названной комиссии:
      1) включить в круг ведения комиссии расследование деятельности, прикосновенной к советской власти врачей, состоящих на действительной службе;
      2) дополнить с.г. 5 Положения следующим примечанием: «Морскому министру предоставляется право назначения сверх положенного числа членов и других в потребном количестве»;
      3) изложить ст. 13 Положения в следующей редакции: «Комиссия как в целом, так и те из ее членов, которым поручено производство расследования, имеет право требовать от должностных лиц и учреждений как правительственных, так и общественных сообщения необходимых сведений и доставления нужных документов»;
      4) изложить ст. 16 Положения в нижеследующей редакции: «По рассмотрению дела комиссия составляет постановления: а) о полной реабилитации обвиняемого, б) о наложении на обвиняемого дисциплинарного взыскания вплоть до увольнения со службы в дисциплинарном порядке, в) об организации обвиняемого в некоторых правах и преимуществах по службе на срок до 5 лет, г) о представлении через подлежащего министра на усмотрение Верховного правителя своего заключения о разжаловании обвиняемого в рядовые»;
      5) исключить из ст. 17 Положения слово «окружных»;
      6) исключить из ст. 18 Положения слова «совершенного в целях бунта, начатого в октябре 1917 года»;
      7) исключить статью 21 Положения.
      2. Поручить окончательную редакцию названного Положения управлению делами Верховного правителя и Совета министров совместно с военным министерством. /433/
      Журнал № 74 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    8 апреля 1919 г.
      ...
      Слушали: I. Представленный министром земледелия проект «Декларации Российского правительства» о направлении аграрной политики и об се основах.
      Постановили [I.]: Утвердить нижеследующий текст «Декларации Российского правительства» об основах аграрной политики:
      Доблестные армии Российского правительства продвигаются в пределы Европейской России. Они приближаются к тем коренным русским губерниям, где земля служит предметом раздоров, где никто не уверен в своем праве на землю и в возможности подать плоды своею труда. Богатая раньше хлебом Родина наша ныне голодна и бедна.
      Долгом правительства является создать спокойную и твердую уверенность земледельческого населения в том, что урожай будет принадлежать тем, кто сейчас пользуется землей, кто ее запахал и засеял.
      Правительство заявляет поэтому, что все, в чьем пользовании земля сейчас находится, все, кто ее засеял и обработал, хотя бы не был ни собственником, ни арендатором, имеют право собрать урожай.
      Вместе с тем правительство примет меры для обеспечения безземельных и малоземельных крестьян и на будущее время, воспользовавшись в первую очередь частновладельческой и казенной землей, уже перешедшей в фактическое обладание крестьян. Земли же, которые обрабатывались исключительно или преимущественно силами семьи владельцев, — земли хуторян, отрубников и укрепленцев — подлежат возвращению их законным владельцам.
      Принимаемые меры имеют целью удовлетворить неотложные земельные нужды трудящегося населения деревни.
      В окончательном же виде вековой земельный вопрос будет решен Национальным собранием.
      Стремясь обеспечить крестьян землей на началах законных и справедливых, правительство с полной решительностью заявляет, что впредь никакие самовольные захваты ни казенных, ни общественных, ни частновладельческих земель /517/ допускаться не будут, и все нарушители чужих земельных нрав будут предаваться законному’ суду.
      Законодательные акты об упорядочении земельных отношений, о порядке временного использования захваченных земель, последующем справедливом распределении их и, наконец, об условиях вознаграждения прежних владельцев последуют в ближайшее время.
      Общею целью этих законов будет передача земель нетрудового пользования трудовому населению, широкое содействие развитию мелких трудовых хозяйств без различия того, будут ли они построены на началах личного или общинного землевладения.
      Содействуя переходу земель в руки трудовых крестьянских хозяйств, правительство будет широко открывать возможность приобретения этих земель в полную собственность.
      Правительство совершает этот ответственный и полный глубокого исторического значения шаг, исходя из непреклонного убеждения, что только такой решительной мерой можно возродить, укрепить и обеспечить благосостояние многомиллионного русского крестьянства, а благосостояние крестьянства есть та здоровая и прочная основа, на которой поставлена будет твердыня обновленной свободной и цветущей России».
      [Слушали:] II. Представление министра земледелия от 5 апреля с. г. за 331 об утверждении основных положений направления аграрной политики правительства.
      [Постановили: II.] Ввиду того, что основные положения направления аграрной политики правительства выражены в только что принятой Советом министров «Декларации Российского правительства», обсуждение представленной министром земледелия записки «О направлении аграрной политики правительства» снять, поручив министру земледелия разработать и внести на рассмотрение Совета министров следующие законопроекты:
      1) о восстановлении землеустроительных действий;
      2) о допущении частной купли-продажи земли под контролем государственной власти с запрещением лишь сделок, усиливающих крупное землевладение за счет мелкого, с поощрением обратных сделок, превращающих крупное владение в ряд мелких;
      3) о предоставлении государственному Крестьянскому земельному банку права преимущественной покупки земли и права принудительного отчуждения крупных земельных владений и
      4) об основаниях вознаграждения за отчужденные земли прежних владельцев.
      [Слушали:] III. Представление министра земледелия от 4 апреля с. г. за № 3101 об утверждении проекта «Правил о порядке производства и сбора посевов в 1919 году в местностях, освобожденных от советской власти».
      [Постановили: III.] 1. Утвердить представленный министром земледелия проект «Правил о порядке производства и сбора посевов в 1919 году в местностях, освобожденных от советской власти» со следующими изменениями и дополнениями: /518/
      а) придать представленному министром земледелия проекту «Правил» следующее наименование: «Правила о порядке производства и сбора посевов в 1919 году на землях, не принадлежащих посевщикам»;
      б) в ст. 3-й слова «не позднее 1 мая» заменить словами «не позднее 15 мая»;
      в) в ст. 4-й конечные слова «причем соблюдаются нижеследующие условия» и содержание лит[ер] «а» и «б» исключить;
      г) ст. 6-ю изменить, изложив в ней, что пользователи землей на основании сих правил, кроме общих налогов и поземельных сборов, должны вносить в депозит уездных по земельным делам советов особый поземельный сбор за пользование землей, размер которого устанавливается для каждого уезда подлежащим уездным по земельным делам советом;
      д)    ст. 9-ю «Правил» исключить, поручив министру земледелия включить выраженное в ней положение в представленный Совету министров проект «Положения об обращении во временное распоряжение государства земель, вышедших из обладания их владельцев»;
      е)    оговорить, что все указанные в «Правилах» сроки считаются по новому стилю.
      2.    Означенные «Правила» ввести в действие по телеграфу до распубликова-ния их Правительствующим сенатом.
      3.    Поручить окончательную редакцию «Правил о порядке производства и сбора посевов в 1919 году на землях, не принадлежащих посевщикам» управлению делами Верховного правителя и Совета министров совместно с представителем от министерства земледелия.
      4.    Поручить министру земледелия выработать проект постановления об учете земель засеянных и незасеянных. /519/

      Журнал № 77 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    11 апреля 1919 г.
      ...
      [Слушали:] 111. Представление министра юстиции от 19 марта с г № 433/245 об утверждении проектов постановлений
      1)    о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к бунту, начатому в октябре 1917 года, и об учреждении окружных следственных комиссий,
      2)    о подчинении некоторых преступных деяний, совершенных в целях осуществления бунта, начатого в октябре 1917 года против власти Временного правительства государства российского, ведению военных судов.
      [Постановили: III.] А. В [о] изменение соответствующей части 25 статьи «Положения о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к бунту, начатому в октябре 1917 года», дополнить ее указанием, что лица, подвергнутые ссылке, могут в указанных в сей статье случаях ходатайствовать о пересмотре их дел, обращаясь с сими ходатайствами к подлежащем)’ управляющему губернией (областью).
      Б. 1. Постановления Западно-Сибирского комиссариата Временного Сибирского правительства от 20 июня 1918 года (Собр[ание] узак[онений,] № 1 от 28 июня 1918 г., ст. 17), Временного Сибирского правительства от 6 августа 1918 года (Собр[ание] узак[онений,] №7 от 24 августа 1918 г., ст. 73) о следственных комиссиях, а равно постановление Временного Сибирского правительства от 3-го августа 1918 года (Собр[ание] узаконений,] № 7 от 24-го августа 1918 года, ст. 68) об определении судьбы бывших представителей советской власти в Сибири и постановления Совета министров Российского правительства от 17 декабря 1918 года о продлении срока содержания заключенных следственными комиссиями до 1 октября 1919 года и от 31 января 1919 года об изменении статьи 7 постановления о следственных комиссиях по открытии окружных следственных комиссий отменить.
      2.    Утвердить прилагаемое при сем положение о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту.
      3.    Временно учредить на нижеизложенных основаниях в городах, где имеются окружные суды, окружные следственные комиссии, подчинив их ведению министра внутренних дел, и предоставить последнему право как открывать таковые комиссии и отделения их там, где он признает это необходимым, так и закрывать их:
      1)    В состав комиссии входят председатель на правах помощника управляющего губернией (областью), назначаемый министром внутренних дел, и три члена: два лица, назначаемые министром юстиции, и один — штаб-офицер по назначению командующего войсками того военного округа, где находится окружная следственная комиссия.
      2)    Указанный выше состав окружной следственной комиссии образует одно отделение; в случае же надобности в той же окружной следственной комиссии могут быть образованы и новые отделения с тем расчетом, чтобы в каждом было два лица, назначенные министром юстиции, один штаб-офицер и одно лицо, назначаемое по совместному представлению управляющего губернией и председателя окружной следственной комиссии министром внутренних дел преимущественно из кандидатов, избранных для того губернским земским собранием и го-/540/-
      родскою думою города, где находится окружная следственная комиссия, из лиц с высшим юридическим образованием, если такие избрания будут произведены.
      3)    Одним из отделений окружной следственной комиссии заведует председатель комиссии, а заведование прочими отделениями возлагается управляющим губернией на членов отделения комиссии.
      4)    За всеми должностными лицами в случае их командирования в окружные следственные комиссии сохраняются занимаемые ими должности на все время их командировки.
      5)    Секретарь и помощники назначаются управляющим губернией по представлению председателя окружной следственной комиссии. Секретарь и его помощники состоят на государственной службе по министерству внутренних дел, равно как и прочие чины канцелярии согласно прилагаемым при сем штатам.
      6)    Все расходы по окружным следственным комиссиям как по выдаче жалованья председателю, членам комиссии и чинам канцелярии, так и на командировки их, а равно на наем и оборудование помещений для комиссий, отопление, освещение, канцелярские расходы и проч., относятся к смете министерства внутренних дел и производятся по представлениям о том управляющих губерниями и ассигнуются в общем сметном порядке.
      7)    Окружные следственные комиссии имеют свою печать и пользуются правом бесплатной пересылки почтовых отправлений.
      8)    Каждая окружная следственная комиссия распространяет свои действия на весь округ, подведомственный местному окружному суду.
      9)    Окружные следственные комиссии в случае надобности имеют право делать выездные сессии для рассмотрения дознаний и открывать в потребных случаях с разрешения министра внутренних дел постоянные отделения в одном или нескольких пунктах своего округа.
      IV.    Предоставить министру внутренних дел определять по отдельным губерниям (областям) сроки учреждения окружных следственных комиссий с передачею им дел из следственных комиссий согласно инструкции, выработанной министерством внутренних дел, по истечении каковых сроков следственные комиссии, действующие в силу постановлений Западно-Сибирского комиссариата от 20 июня 1918 года и Временного Сибирского правительства от 6-го августа 1918 года, считать упраздненными.
      V.    Утвердить приложенные к представлению министра юстиции штаты служащих окружных следственных комиссий.
      VI.    Служащих следственных комиссий, если они не получат новых назначений, уволить от службы на общих основаниях без выдачи заштатного содержания.
      VII.    Дела о[бо] всех лицах, задержанных до суда [Всероссийского] Учредительного собрания, передать на рассмотрение и решение окружных следственных комиссий.
      VIII.    Временно учредить в ведомстве министерства внутренних дел должности уполномоченных министерства внутренних дел по государственной охране на следующих основаниях:
      1)    Уполномоченные учреждаются для производства дознаний о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту. /541/
      2)    Обязанности уполномоченных возлагаются на помощников начальника губернских управлений государственной охраны, для чего штаты каждою губернского управления государственной охраны временно могуч быть, по усмотрению уполномоченного, увеличиваемы до пятнадцати должностей помощников начальников сих управлений, причем министру внутренних дел предоставляется право командировать помощников начальников губернских управлений, па которых возложена обязанность уполномоченных, из одного губернского управления в другое при встретившейся в том надобности.
      3)    Все расходы по содержанию уполномоченных относятся к смете минстеирсгва внутренних дел и ассигнуются в общем сметном порядке.
      IX.    Всех лиц, содержащихся под стражей и числящихся за следственными комиссиями, с момента упразднения сих комиссий перечислить за окружными следственными комиссиями.
      X.    Оконченные дела следственных комиссий передаются на хранение в подлежащие окружные следственные комиссии.
      XI.    Срок введения в действие «Положения о лицах, опасных д\я государственного порядка вследствие прикосновенности их к бунту, начатому в октябре 1917 года», поручить министру внутренних дел.
      В. 1) Передать представленный министром юстиции проект постановления «О подчинении некоторых преступных деяний, совершенных в целях осуществления бунта» в комиссию из представителей от министерств военного, внутренних дел и юстиции и от Главного штаба Верховного главнокомандующего, поручив ей переработать представленный законопроект в смысле создания особого типа суда, скорого по отправлению дел и в составе лиц, опытных в отправлении правосудия, каковой суд наиболее бы соответствовал работе по рассмотрению большого количества дел о бунте.
      2)    Применять в определении видов наказания бланкетную систему.
      3)    Признать, что вышеуказанные суды должны находиться в ведении гражданской власти. /542/
      [Слушали:] Представление управляющего морским министерством от 1-го апреля с г. за № 165 о замене статей 89 и 891 кн. ХVI Св[ода] м[орских] п[остановлений] по прод[олжению] 1916 г. статьей 89 в новой редакции.
      [Постановили: VII] 1. Взамен статей 89 и 891 книги XYI Св[ода] м[орских] п[остановлений] по пред[олжению] 1916 года ввести в действие ст. 89 и примечание к ней той же книги в следующей редакции:
      «89. В военное время на театре военных действии, когда какие-либо преступления или проступки чрезмерно увеличиваются, командующему флотом, командующему морскими силами и морским начальникам, пользующимся равною с ними властью, разрешается усиливать временно строгость наказаний, в законе положенных, до смертной казни исключительно, объявляя о том предварительно во всеобщее сведение с одновременным донесением по телеграфу в порядке подчиненности Верховному правителю о принятых ими мерах и о причинах их настоятельности.
      Сим же лицам и с соблюдением тех же условий присваивается право в тех случаях, котла вследствие военных обстоятельств или во время возмущения для обшей безопасности приняты будут особые меры предосторожности, за нарушение оных устанавливать наказания до смертной казни включительно с тем, чтобы наложение таковых наказании производилось по приговорам судов особой комиссии или военно-морских полевых судов. /543/
      Примечание: Означенное в сей статье право принадлежит исключительно должностным лицам, в статье поименованным, и не может быть ими передаваемо другим должностным лицам».
      2. Настоящее постановление ввести в действие до распубликования его Правительствующим сенатом. /544/

      Журнал № 77 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    28 апреля 1919 г.
      ...
      Постановили: 1. |1.] а) Отпустить в распоряжение министра путей сообщения для выдачи ссуд на заготовку предметов продовольствия и первой необходимости для служащих и рабочих железных дорог суммы, размер которых должен быть срочно намечен Совещанием по финансированию 29 апреля.
      б)    Предоставить министру продовольствия и снабжения отпускать в кредит министерству путей сообщения через начальников железных дорог необходимые для железнодорожных служащих и рабочих товары.
      в)    Признать необходимым образование в составе министерства путей сообщения постоянной организации по снабжению служащих и рабочих железных дорог продовольствием и предметами первой необходимости.
      2.    Признать полезной и целесоответственной сдельную систему оплаты труда мастеровых и рабочих, предложив министерству путей сообщения усилить меры к регулированию и исправлению отдельных сдельных цен с целью наибольшего соответствия их местным условиям работ.
      3.    Поручить военному министру принять меры к возможному усилению охраны Томской ж[елезной] д[ороги].
      4.    Поручить военному министру принять меры к прекращению бесчинств, творимых начальниками отдельных отрядов на жел[езной] дор[оге].
      5.    а) Ввиду крайних затруднений, вносимых в железнодорожное движение непланомерным передвижением, распределением и использованием санитарных поездов, признать необходимым образовать самым спешным образом центральный орган для руководства эвакуацией больных и раненных воинов, устройством, содержанием и передвижением санитарных поездов и
      6) Поручить военному министру срочно выработать и представить Совету министров проект учреждения и работы такого органа.
      [Слушали:] II. Представление управляющего министерством внутренних дел о разрешении вопроса об отношении правительства к празднованию рабочими 1-го мая.
      [.Постановили: И.] Не объявляя день 1 мая днем праздничным, признать, что не явившиеся в этот день на работу не должны преследоваться в дисциплинарном порядке, и оплата за работу в этот день должна быть произведена как в праздничный**.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский.
      Член Совета министров Г. Гинс.
      Министр финансов И. Михайлов.
      Министр юстиции С. Старынкевич.
      Военный министр генерал-майор Степанов.
      Министр земледелия Н. Петров.
      Министр народного просвещения В. Сапожников.
      Государственный контролер Г. Краснов.
      Управляющий делами Верховного правителя и Совета министров [подпись отсутствует].
      Управляющий министерством внутренних дел [подпись отсутствует].
      Управляющий министерством труда. Л. Шумиловский.
      Временно управляющий министерством торговли и промышленности Ф. Томашевский. /593/

      Журнал № 87 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    11 апреля 1919 г.
      ...
      [Слушали:] II. Представление управляющего делами Верховного правителя и Совета министров об утверждении проекта постановления о всеобщей гражданской трудовой повинности.
      [Постановили: II.] 1. Для обеспечения учреждений правительственных и общественных, а равно предприятий государственно-необходимых лицами интел-/596/-лигентного и технического труда Российское правительство па время чрезвычайных обстоятельств объявляет всеобщую гражданскую трудовую повинность ил следующих основаниях:
      1)    Всеобщая гражданская трудовая повинность заключается в обязательной службе в учреждениях правительственных и общественных.
      2)    Всеобщей гражданской трудовой повинное! и подлежат российские граждане обоего пола интеллигентного п техническом» труда в возрасте от 18 до 55 лет, за исключением лиц:
      а)    присужденных к наказаниям, соединенным с лишением или ограничением прав состояния, либо с исключением из службы,
      б)    осужденных за кражу, мошенничество, присвоение вверенном» имущества, укрывательство похищенного, покупку и принятие в заклад заведомо краденною в виде промысла или полученною через обман имущества, за подлог, ростовщичество, лихоимство, сводничество, за тайное изготовление и продажу' спиртных напитков или за уклонение от воинской повинности,
      в)    состоящих иод судом или следствием по обвинению в вышеуказанных преступлениях и
      г)    содержащихся под стражей или отбывших таковое содержание но постановлениям следственных комиссий за противогосударственную деятельность.
      3)    Очереди призыва, сроки и условия службы, категории призываемых и изъятия как по состоянию здоровья и телесным недостаткам, так и по службе в предприятиях государственно-необходимых устанавливаются каждый раз в законодательном порядке.
      4)    При возникновении надобности в обеспечении лицами интеллигентного или технического труда учреждений правительственных или общественных начальники ведомств входят с представлениями в Совет министров о необходимости призыва соответствующей категории лиц, а равно и с представлениями о признании частных предприятий государственно-необходимыми и об обеспечении их необходимым персоналом.
      5)    Предварительная разработка законодательных предположений о призыве (ст. 4), принятие подготовительных мер к призыву, производство дел и веление общего списка призываемых, общее руководство призывом и сообщение сведений и списков принятых на учет подлежащим ведомствам, сообразно заявленным требованиям, возлагается на управление делами Верховного правителя и Совета министров, которое случаи сомнительные и спорные вносит на рассмотрение междуведомственной комиссии, состоящей под председательством помощника управляющего из представителей всех ведомств.
      6)    Призванные по всеобщей гражданской трудовой повинности лица разделяются на два разряда: а) состоящих на учете и б) отбывающих гражданскую трудовую повинность.
      7)    От отбывания гражданской трудовой повинности освобождаются лица, признанные по состоянию своего здоровья к службе, указанной в акте о призыве, негодными.
      8)    Не призываются к отбыванию военно-гражданской трудовой повинности:
      а)    лица, призванные к отбыванию воинской повинности, состоящие на действительной военной и военно-морской службе /597/
      б) женщины, 1) на обязанности коих лежит воспитание несовершеннолетних детей, не достигших 16 лет, и 2) мужья коих отбывают военную или гражданскую трудовую повинность или состоят добровольцами в армии или флоте.
      9)    По объявлении призыва все граждане, до коих призыв относится, обязаны сообщить себе учреждению, ведающему учетом на месте, все сведения, перечисленные в призывной карточке.
      Примечание: Срок для дачи этих сведении, а также те учреждения, на кои возлагается обязанность учета на местах и определение пригодности по состоянию здоровья, устанавливаются в постановлении о призыве.
      10)    Постановления и распоряжения учреждений, ведающих учет[ом] на местах, и определение пригодности по состоянию здоровья могуб быть обжалованы административному судье.
      11)    В призывной карточке сообщаются следующие сведения.
      а)    имя, отчество и фамилия,
      б)    год рождения или возраст,
      в)    местожительство,
      г)    семейное положение,
      д)    особые телесные недостатки,
      е)    степень и род образования,
      ж)    род службы, занятия и профессия,
      з)    размер получаемого содержания и заработка,
      и)    отношение к отбыванию воинской и гражданской трудовой повинности,
      к)    другие сведения, устанавливаемые в актах о призыве.
      12)    Призывная карточка заполняется в двух экземплярах, подписываемых призываемым; на паспорте или ином удостоверении личности призываемого делается пометка о явке к учету.
      13)    Принятые на учет обязаны уведомлять местное учреждение, ведающее учетом, о перемене своего местожительства.
      14)    Не позже семи дней от окончания срока учета все призывные карточки в одном экземпляре отсылаются в инспекторское отделение управления делами Верховного правителя и Совета министров, а вторые экземпляры остаются на хранении в учреждениях, ведающих учет[ом] на местах.
      15)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в каком-либо правительственном или общественном учреждении считаются отбывающими военную и гражданскую трудовую повинность службой в том самом учреждении с момента призыва, не освобождаясь от обязанностей, установленных ст. 9,11 и 12; в случае прекращения деятельности этого учреждения они переходят в положение состоящих на учете.
      Примечание: Переход служащих из одного учреждения на службу в другое совершается по правилам Устава о службе гражданской и дополнительных узаконений.
      16)    Занимающие две или более должностей в учреждениях правительственных или общественных вправе указать ту должность, по которой они должны считаться отбывающими гражданскую трудовую повинность, о чем обязаны заявить в срок, указанный в примечании к ст. 9 сего постановления. /598/
      17) Священнослужители всех вероисповеданий, состоявшие на службе приходов и религиозных общин, настоятели и наставки старообрядческих общин, а равно законо- и вероучители во время учебных занятий считаются исполняющими государственно-необходимые обязанности и освобождаются от учета (ст. 9, 11 12).
      Остальные священнослужители могут быть привлекаемы к службе, соответствующей их назначению, по предварительному сношению с подлежащею церковною властью.
      Монашествующие (постриженные) могут быть привлекаемы к соответствующей их обетам службе в пределах монастырскою общежития, а вне этих пределов — по сношению с церковною властью.
      18)    Определение на службу состоящих на учете сообразно их положению, степени образования и технических познаний возлагается на начальников подлежащих ведомств по их усмотрению согласно правилам определения на должности и увольнения от них (Собр[ания] узак[онений] и расп[оряжений] правительства,) № 63, 1917 т., со 369), и призываемые признаются отбывающими гражданскую трудовую повинность с момента определения их на службу.
      19)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность службой в правительственных или общественных учреждениях подчиняются в прохождении службы правилам Устава о службе гражданской и дополнительных узаконений.
      20)    Надзор за правильностью и своевременностью оплаты груда состоящих па службе по выборам и назначению в юродских и земских учреждениях возлагается па министерство внутренних дел.
      21)    В случае неполучения в течение недельного срока вознаграждения липами, отбывающими трудовую гражданскую повинность в общественных учреждениях, эти лица освобождаются от несения повинности в данном учреждении и вновь поступают на учет.
      22)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность не могут быть уволены от занимаемых ими должностей или освобождены от возложенных на них обязанностей по одностороннему их о том заявлению.
      Примечание: Означенное правило не применяется к главным начальникам ведомств, их товарищам и помощникам.
      23)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в правительственных или общественных учреждениях увольняются, в случае их о том ходатайства, от занимаемых ими должностей по состоянию своего здоровья (ст. 7) и по условиям, означенным в ст. 8 п[ункта] «б» в порядке, предусмотренном примечанием к ст. 9 сего постановления.
      24)    Виновные в неисполнении требований об учете, в сообщении о себе заведомо неправильных сведений, перечисленных в призывной карточке, и в уклонении от отбивания всеобщей гражданской трудовой повинности в должностях, им для сего назначенных, подвергаются тюремному заключению до шести месяцев или аресту до трех месяцев или штрафу до двух тысяч рублей.
      25)    В случае призыва лица, отбывающего гражданскую трудовую повинность, к отбыванию воинской повинности или поступления его на военную и военно-морскую службу добровольцем он освобождается от первой из сих повинностей, а в случае признания его негодным к отбыванию воинской повинности, он возвращается к отбыванию гражданской трудовой повинности. /599/
      2. Поручить управлению делами Верховною правителя и Совета министров окончательное редактирование законопроекта о всеобщей трудовой гражданской повинности, а также выработку вводного декларативного к нему обращения с указанием мотивов, побудивших правительство издать указанный закон, после чете: внести законопроект о всеобщей трудовой гражданской повинности на утверждение Совета министров. /600/

      Журнал № 113 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    1 мая 1919 г.
      ...
      [Слушали:] XII. Представление управляющего морским министерством от 1 апреля с. г. за № 164 о дополнении Уложения о наказаниях уголовных и исправительных статьями 5203 и 5204.
      [Постановили: XII.] 1. Дополнить Уложение о наказаниях уголовных и исправительных статьями 5203—520* следующего содержания:
      «5203. Виновный в том, что, состоя на государственной или общественной службе, выдал лицу, поступающему добровольцем в армию или во флот, удостоверение, в коем скрыл известные ему обстоятельства прикосновенности того лица к деятельности советской власти или к участию в иных преступных деяниях, наказывается заключением в тюрьме или крепости на время от четырех до восьми месяцев.
      Сие наказание возвышается одной или двумя степенями, когда деяние это учинено по должности, а когда сие учинено по должности из корыстных видов, то виновный приговаривается к наказанию, положенному в статье 373 Уложения о наказаниях.
      Если же удостоверение с несогласными с действительностью сведениями было выдано без всякого противозаконного намерения, а по одной неосмотрительности, то виновный наказывается: если деяние совершено по должности — заключением в крепости на время от четырех месяцев и удалением от должности, а если сие учинено не по должности — аресту на время от одного до трех месяцев.
      5204. Виновный в представлении при поступлении добровольцем в армию или во флот подложного свидетельства или свидетельства, содержащего заведомо не соответствующие действительности сведения о своей прежней деятельности, наказывается заключением в тюрьме на время от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев с лишением некоторых по ст. 50 Уложения о наказаниях особенных прав и преимуществ».
      2. Настоящее постановление ввести в действие до распубликования его Правительствующим сенатом. /617/

      Журнал № 117 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    6 мая 1919 г.
      ...
      [Слушали:] IX. Представленный управлением делами Верховного правителя и Совета министров в окончательной редакции проект постановления Совета министров о всеобщей гражданской трудовой повинности.
      [Пошановили: IX.] Утвердить проект постановления Совета министров о всеобщей гражданской трудовой повинности в следующей редакции:
      Постановление Совета министров о всеобщей гражданской трудовой повинности.
      Законодательными актами [от] 4 марта и 3 апреля 1919 года все молодые интеллигентные силы страны были призваны в ряды войск для вооруженной борьбы с большевизмом.
      Ныне, исходя из убеждения, что и на поприще службы гражданской и общественной каждый гражданин обязан в настоящий решительный час, требующий напряжения всех сил государства, отдать свои знания, силы и опыт великому делу возрождения Родины, Совет министров в качестве меры временной и чрезвычайной постановил объявить всеобщую гражданскую трудовую повинность на следующих основаниях:
      1)    Всеобщая гражданская трудовая повинность заключается в обязательной службе в учреждениях правительственных, земских и городских.
      2)    Всеобщей гражданской трудовой повинности подлежат российские граждане обоего пола интеллигентных профессий или технического образования в возрасте от 18 до 55 лет, за исключением:
      а)    присужденных к наказаниям, соединенным с лишением или ограничением прав состояния либо с исключением из службы;
      б)    осужденных за кражу, мошенничество, присвоение вверенного имущества, укрывательство похищенного, покупку и принятие в заклад заведомо краденного в виде промысла или полученного через обман имущества, за подлог, ростовщи-/637/-чество, лихоимство, сводничество, за тайное изготовление и пролажу спиртных напитков или за уклонение от воинской повинности;
      в)    состоящих пол судом или следствием по обвинению в вышеуказанных преступлениях (пункты «а» и «6») и
      г)    содержащихся под стражей или отбывших таковое содержание по постановлениям следственных* комиссий за противогосударственную деятельность.
      3)    Очереди призыва, сроки и условия службы, категории призываемых и изъятия как но состоянию здоровья и телесных недостатков, так и но службе в государственно-необходимых предприятиях устанавливаются каждый раз в законодательном порядке.
      4)    При возникновении надобности в обеспечении лицами интеллигентных профессий или технического образования учреждений правительственных, земских и городских и невозможности комплектования их иным способом начальники ведомств входят с представлениями в Совет министров о необходимости призыва соответствующей категории лиц.
      5)    Предварительная разработка законодательных предположений о призыве (ст. 4), принятие подготовительных мер к призыву, производство дел и веление общего списка призываемых, общее руководство призывом и сообщение сведений и списков принятых на учет подлежащим ведомством, сообразно заявленным требованиям, возлагается на управление делами Верховного правителя и Совета министров, которое случаи сомнительные и спорные вносит на рассмотрение междуведомствен!гай комиссии, состоящей иод прслссдатсльством помощника управляющего из представителей всех ведомств.
      6)    Призванные по всеобщей гражданской трудовой повинности лица разделяются на два разряда:
      а) состоящих на учете и б) отбывающих гражданскую трудовую повинность.
      7)    От отбывания гражданской трудовой повинности освобождаются лица, признанные по состоянию здоровья к службе, указанной в акте о призыве, негодными.
      8)    Не призываются к отбыванию всеобщей гражданской трудовой повинности.
      а)    лица, призванные к отбыванию воинской повинности или состоящие на действительной военной или военно-морской службе,
      б)    женщины, 1) на обязанности коих лежит воспитание несовершеннолетних детей, не достигших 16 лет, и 2) мужья коих отбывают воинскую и гражданскую трудовую повинность или состоят добровольцами в армии и флоте.
      9)    По объявлении призыва все граждане, до коих призыв относится, обязаны сообщить о себе учреждению, ведающему учетом на месте, все сведения, перечисленные в призывной карточке.
      Примечание: Срок для дачи этих сведений, а также те учреждения, на кои возлагается обязанность учета на местах и определение пригодности по состоянию здоровья, устанавливаются в постановлении о призыве.
      10)    Постановления и распоряжения учреждений, ведающих учетом на местах, и определение пригодности по состоянию здоровья могут быть обжалованы административному судье.
      11) В призывной карточке сообщаются следующие сведения:
      а) имя, отчество и фамилия, /638/
      б)    год рождения или возраст,
      в)    местожительство,
      г)    семейное положение,
      д) особые телесные недостатки,
      е)    степень и род образования,
      ж)    род службы, занятия и профессия,
      з)    размер получаемого содержания и заработка,
      и)    отношение к отбыванию воинской и гражданской трудовой повинности,
      к)    другие сведения, устанавливаемые в актах о призыве.
      12)    Призывная карточка заполняется в двух экземплярах, подписываемых призываемым; на паспорте или ином удостоверении личности призываемого делается пометка о явке к учету.
      13)    Принятые на учет обязаны уведомлять местное учреждение, ведающее учетом, о перемене своего местожительства.
      14)    Не позже семи дней от окончания срока учета все призывные карточки в одном экземпляре отсылаются в инспекторское отделение управления делами Верховною правителя и Совета министров, а вторые экземпляры остаются на хранении в учреждениях, ведающих учет[ом] на местах.
      15)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в учреждениях правительственных, земских и городских по назначению или но выборам считаются отбывающими всеобщую гражданскую трудовую повинность службой в том самом учреждении с момента призыва, нс освобождаясь от обязанностей, установленных статьями 9, 11 и 12; в случае прекращения деятельности этого учреждения они переходят в положение состоящих на учете.
      16)    Занимающие две или более должностей в учреждениях правительственных, земских и юродских вправе указать ту должность, но которой они должны считаться отбывающими гражданскую трудовую повинность, о чем обязаны заявить в срок, указанный в примечании к статье 9 сею постановления.
      17)    Священнослужители всех вероисповеданий, состоящие на службе приходов и религиозных общин, наставники и настоятели старообрядческих общин, а равно законо- и вероучители во время учебных занятий считаются исполняющими государственно-необходимые обязанности и освобождаются от учета. Остальные священнослужители могут быть привлекаемы к службе, соответствующей их назначению, по предварительному соглашению с подлежащей церковной властью.
      Монашествующие (постриженные) могут быть привлекаемы к соответствующей обетам службе в пределах монастырского общежития, а вне этих пределов — по сношению с церковной властью.
      18)    Определение на службу состоящих на учете сообразно их положению, степени образования и технических познаний возлагается на начальников подлежащих ведомств по их усмотрению согласно правил определения на должности и увольнения от них, и призываемые признаются отбывающими гражданскую трудовую повинность с момента определения их на службу.
      19)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность службой в правительственных, земских и городских учреждениях подчиняются в прохождении службы правилам Устава о службе гражданской и дополнительных узаконений. /639/
      20)    Надзор за правильностью и своевременностью оплаты труда назначенных на службу в городских и земских учреждениях возлагается на министерство внутренних дел.
      21)    В случае просрочки свыше семи дней в уплате вознаграждения лицам, отбывающим гражданскую трудовую повинность в земских и городских учреждениях, эти лица освобождаются от службы в данных учреждениях и вновь поступают на учет.
      22)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность не могут быть уволены от занимаемых ими должностей или освобождены от возложенных на них обязанностей по одност ороннему их о том заявлению.
      Примечание: Означенное правило не применяется к главным начальникам ведомств, их товарищам и помощникам.
      23)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в правительственных, земских и городских учреждениях увольняются в случае их о том ходатайства от занимаемых ими должностей по состоянию своего здоровья (сг. 7) и по условиям, означенным в статье 8, в пункте «б» в порядке, предусмотренном примечанием к статье 9 сего постановления.
      24)    Виновные в неисполнении требований об учете в сообщении о себе заведомо неправильных сведений, перечисленных в призывной карточке, и в уклонении от отбывания всеобщей гражданской трудовой повинности в должностях, им для сего назначенных, подвергаются тюремному заключению до шести месяцев или аресту до трех месяцев или штрафу до двух тысяч рублей.
      25)    В случае призыва лица, отбывающего гражданскую трудовую повинность, к отбыванию воинской повинности или поступления его на военную и военно-морскую службу добровольцем он освобождается от первой из сих повинностей, а в случае признания его негодным к отбыванию воинской повинности он возвращается к отбыванию гражданской трудовой повинности. /640/

      Журнал № 121 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    9 мая 1919 г.
      ...
      Слушали: I. Представление министра труда от 15 апреля с. г. за № 919/2393 об изменении и дополнении действующих узаконений о порядке прекращения и изменения договора найма рабочих в промышленных предприятиях на срок неопределенный и об установлении особого вознаграждения для работающих при отдельных случаях прекращения договора.
      Постановили: I. 11.] Произвести в Уставе о промышленном труде (Св[од| зак[()но»|, т[ом] XI, ч[асть] 2, разд[ел] II, по прод[олжению] 1913 г.) нижеследующие изменения и дополнения:
      1)    Статью 42, примечание к статье 52 и статью 55 Устава о промышленном труде изложить следующим образом:
      Ст. 42. Наем рабочих и служащих во всех принадлежащих государству, земствам, обществам, товариществам и частным лицам, ремесленным, фабрично-заводским, горным, горнозаводским, торговым, промышленным, железнодорожным, судоходным но внутренним водам (по рекам, каналам, внутренним морям и озерам), трамвайным, строительным, частным, страховым и кредитным предприя-/655/-тиям совершается на основаниях общих постановлений о временном найме с дополнениями, изложенными в нижеследующих статьях.
      Примечание 3:1 правила, в сей первой главе [в] отделении первом изложенные имеют силу для всех без различия пола и возраста рабочих и лиц, служащих по найму в предприятиях, означенных в статье 42, за исключением рабочих и служащих железнодорожных предприятий общего пользования.
      Примечание к статье 5: При отказе от договора, исходящем от предприятия в порядке сей статьи, последнее обязано предоставить рабочему время на приискние новой работы в общей сложности не менее двадцати четырех рабочих часов с тем, чтобы выбор рабочих дней или часов производился по соглашению рабочего с предприятием.
      Статья 55. Рабочий, не получивший в срок причитающейся ему платы не по собственной своей вине, имеет право требовать судебным порядком расторжения заключенного с ним договора. По законному на сем основании, в течение месяца, иску рабочего, если просьба его будет признана уважительною, в его пользу присуждается, сверх должной ему предпринимателем суммы, особое вознаграждение в размере: при срочном договоре — не превышающем двухмесячного его заработка, при договоре на срок неопределенный — двухнедельного заработка при пребывании рабочего в предприятии менее шести месяцев, четырехнедельного заработка — при пребывании рабочего в предприятии от шести месяцев до одного года и шестинедельного заработка — при пребывании рабочего в предприятии свыше одного года.
      2)    Дополнить Устав о промышленном труде статьей 611 следующего содержания:
      Статья 61. В случаях прекращения работодателем договора о найме на срок неопределенный по основаниям, указанным в пункте 4 статьи 61, таковой обязан выдать увольняемому вознаграждение в размере двухнедельного заработка рабочим, пробывшим в предприятии на работах от шести месяцев до одного года и в размере месячного заработка рабочим, пробывшим на работах более одного года.
      Примечание: Установленное настоящей статьей вознаграждение выдается из расчета среднего дневного заработка увольняемого в течение последних шести недель, причем в состав заработка включаются получаемые увольняемым or предприятия все виды довольствия натурой, исчисляемые по действительной их стоимости.
      2.    Настоящее постановление ввести в действие до обнародования его Правительствующим сенатом.
      [Слушали:] II. Представление министра юстиции от 30 апреля с. г. за № 788/347 об изменении редакции 129 статьи Уголовного уложения.
      [Постановили: II.] 1. В[о] изменение и дополнение статьи 129 Уголовного уложения (т[ом] XV, изл[анис] 1909 г.) и в отмену законов от 6 и 19 июля 1917 гола (Собр[ание] узаконений] за 1917 г., № № 201, 222, сг. сг. 1243 и 1508) статью 129 Уголовного уложения изложить в следующей редакции:
      «Виновный в произнесении или чтении публичной речи, или сочинения или в распространении, или публичном выставлении сочинения, или |н] изложении возбуждающих:
      1) к учинению бунтовщического или изменнического деяния; /656/
      2)    к насильственному изменению существующего в государстве общественного строя;
      3)    к неповиновению или противодействию закону, или обязательному постановлению, или законному распоряжению власти;
      4)    к убийству, разбою, грабежу, погромам и другим тяжким, кроме указанных выше, преступлениям, а также к насилию над какой-либо частью населения;
      5)    к нарушению воинскими чинами обязанностей военной службы;
      6)    к неисполнению железнодорожными служащими, мастеровыми и рабочими законов или законных распоряжений власти, касающихся железнодорожной службы;
      7)    к отказу или уклонению от исполнения воинской повинности;
      8)    вражду между отдельными частями или классами населения, или между хозяевами и рабочими — наказывается:
      за возбуждение пунктами первым, вторым, четвертым, пятым, шестым и седьмым сей статьей предусмотренное — срочной каторгой или заключением в исправительном доме на срок не ниже трех лет,
      за возбуждение пунктами третьим и восьмым сей статьи предусмотренное — заключением в исправительном доме на срок не свыше трех лет или заключением в тюрьме.
      Если 1) виновный возбуждал действовать способом, опасным для жизни многих лиц;
      2) последствием возбуждения были причинение убийства, разбоя, грабежа, погрома и другого, тяжкого, кроме указашшх выше, преступления, а также насилия над какой-либо частью населения, то виновный, если не подлежит более строгому наказанию как соучастник учиненного преступного деяния, наказывается за возбуждение пунктами первым, вторым, четвертым, пятым, шестым и седьмым первой части сей статьи предусмотренное, каторгой на срок не ниже шести лет,
      за возбуждение пунктами третьим и восьмым первой части сей статьи предусмотренное — заключением в исправительном доме на время не ниже трех лет.
      Если возбуждение хотя и не сопровождалось признаками, означенными во второй части сей статьи, но имело место во время войны или гражданской смуты, то виновный наказывается:
      за возбуждение пунктами первым, вторым, четвертым, пятым, шестым и седьмым первой части сей статьи предусмотренное — каторгой без срока или на срок не ниже восьми лет».
      2.    Пункты 2 и 4 статьи 129 Уголовного уложения по изданию 1909 года и законы [от] 6 и 19 июля 1917 года (Собр[ание] узак[онений] за 1917 г., ст. сг. 1243 и 1508) отменить.
      3.    Настоящее постановление ввести в действие до обнародования его Правительствующим сенатом.
      4.    Поручить министру юстиции по соглашению с министром путей сообщения разработать вопрос о наказании виновных в возбуждении к совершению преступлений, предусмотренных пунктом 6-м настоящего постановления, служащих, мастеровых и рабочих водного транспорта.
      ... /657/
    • Граф М. Т. Лорис-Меликов и его "Конституция"
      Автор: Saygo
      Мамонов А. В. Граф М. Т. Лорис-Меликов: к характеристике взглядов и государственной деятельности // Отечественная история. - 2001. - № 5. - С. 32 - 50.
    • Мамонов А. В. Граф М. Т. Лорис-Меликов: к характеристике взглядов и государственной деятельности
      Автор: Saygo
      Мамонов А. В. Граф М. Т. Лорис-Меликов: к характеристике взглядов и государственной деятельности // Отечественная история. - 2001. - № 5. - С. 32 - 50.
      Деятельность графа М. Т. Лорис-Меликова как фактического руководителя внутренней политики самодержавия в 1880-1881 гг. столько раз привлекала внимание исследователей и публицистов, что желание вновь вернуться к ее характеристике нуждается, пожалуй, в объяснении. Ведь еще на рубеже XIX-XX вв. свою оценку ей давали М. М. Ковалевский, Л. А. Тихомиров, В. И. Ульянов, к ней обращался в известной "конфиденциальной записке" "Самодержавие и земство" С. Ю. Витте1. Биографические очерки с развернутой характеристикой Лорис-Меликова оставили близко знавшие его Н. А. Белоголовый, А. Ф. Кони, К. А. Скальковский, воспоминаниями о встречах с ним делились Л. Ф. Пантелеев, А. И. Фаресов2. В годы Первой мировой войны и во время революции публиковались всеподданнейшие доклады графа, журналы возглавлявшейся им Верховной распорядительной комиссии. Ценные публикации появились в 1920-е гг.3
      В 1950-1960-х гг. обширный круг источников ввел в научный оборот П. А. Зайончковский. Его монография "Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880-х годов", в которой анализировались важнейшие мероприятия правительственной политики тех лет, занимает видное место в отечественной историографии4. Опираясь на исследование П. А. Зайончковского, отдельные аспекты деятельности М. Т. Лорис-Меликова освещали в своих работах Л. Г. Захарова, В. А. Твардовская, В. Г. Чернуха5. Со временем интерес к событиям 1880-1881 гг. не только не ослабевал, но даже усиливался, что было связано как с накоплением богатого научного материала, так и с начавшимися с конца 1980-х гг. поисками нереализованной "реформаторской альтернативы" революциям XX в.6 Поиски эти, при всей сомнительности достигнутых результатов, заметно оживили изучение реформ, реформаторских замыслов и в целом правительственной политики XIX - начала XX в., способствовали появлению новых публикаций о государях и государственных деятелях России7.
      Неудивительно, что интерес к "альтернативе" вновь и вновь возвращал исследователей к событиям рубежа 1870-1880-х гг., когда в правительственных сферах шел напряженный поиск внутриполитического курса, связанный с подведением итогов политики 1860-1870-х гг. и определением дальнейшего пути развития страны. И здесь на первый план неизбежно выдвигались деятельность М. Т. Лорис-Меликова и его предложения, намеченные во всеподданнейшем докладе 28 января 1881 г. - в "конституции графа Лорис-Меликова", как прозвали доклад публицисты конца XIX в. и как его до сих пор еще именуют многие историки. Однако, несмотря на неоднократное описание политики Лорис-Меликова и его инициатив, в исследованиях последних лет практически не было представлено ни новых материалов, ни новых интерпретаций уже известных данных. Как правило, рассуждения по-прежнему вращались вокруг ленинского тезиса, согласно которому "осуществление лорис-меликовского проекта могло бы при известных условиях быть шагом к конституции, но могло бы и не быть таковым"8.
      Расхождения между исследователями политики Лорис-Меликова и теперь сводятся к тому, проводилась ли она добровольно или "была новой, сугубо вынужденной и очень малой уступкой со стороны царизма", нет единодушия и в том, стремились ли либеральные министры во главе с Лорис-Меликовым к сохранению или к изменению государственного строя империи. Так, если В. Л. Степанов в своей фундаментальной работе о Н. Х. Бунге пишет, что сторонники Лорис-Меликова "рассматривали возврат к реформаторскому курсу как единственную гарантию сохранения в России существующего  строя", то В. Г. Чернуха, основательно и разносторонне изучавшая внутреннюю политику самодержавия пореформенного времени, видит проблему совсем иначе. "... Один из спорных вопросов политики М. Т. Лорис-Меликова, - по ее мнению, - состоит в том, пришел ли Лорис-Меликов в петербургскую бюрократическую верхушку уже с убеждением в необходимости конституционных шагов или позже обрел его, исчерпав иные средства, подвергшись воздействию событий и своего окружения". При этом, однако, ускользает из вида то, что наличие у Лорис-Меликова "убеждения в необходимости конституционных шагов" до сих пор подтверждается исключительно убежденностью самих исследователей и каких-либо положительных свидетельств на сей счет (если только таковые существуют в природе) пока не приводилось9. Тем более нельзя не согласиться с В. Г. Чернухой в том, что убеждения, взгляды, намерения Лорис-Меликова, цели и мотивы проводившейся им политики, ее внутренняя логика (а ведь сам Михаил Тариелович говорил о ней как о "системе") все еще нуждаются в изучении.
      В настоящей статье, не давая общего очерка государственной деятельности графа М. Т. Лорис-Меликова, хотелось бы, однако, подробнее рассмотреть, каким образом и с чем граф появился в 1880 г. в правящих кругах империи, что обеспечило ему преобладающее влияние на правительственную политику и в чем, собственно, состояла предложенная им программа.

      К концу 1870-х гг. Лорис-Меликов обладал солидным административным опытом, приобретенным за почти 30-летнюю службу на Кавказе, состоял в звании генерал-адъютанта и был лично известен императору. Война 1877-1878 гг. не только принесла Лорис-Меликову графский титул и лавры победителя Карса, но и позволила ему вновь проявить свои способности администратора10. Даже в тяжелейшее время неудач лета 1877 г. генерал-контролер Кавказской армии, рисуя мрачную картину снабжения войск и безответственности интендантства, признавал, что "хорошо дело идет лишь при главных силах корпуса", которыми командовал Лорис-Меликов11. При этом, установив благоприятные отношения с местным населением, Лорис-Меликов всю кампанию вел исключительно на кредитные билеты (тогда как на Балканах платили золотом), чем сохранил казне около 10 млн. металлических руб.12 "Скупость" Лорис-Меликова в обращении с казенными деньгами была хорошо известна13.
      В январе 1879 г. административные способности графа Лорис-Меликова вновь были востребованы. С 22 декабря 1878 г. "Правительственный вестник" регулярно печатал известия об эпидемии, вспыхнувшей в станице Ветлянка Астраханской губ. и распространившейся на близлежащие селения. Характер заболевания определяли различно: одни видели в нем тиф, другие - чуму. Последнее предположение, подкрепляемое высокой смертностью среди заболевших, быстро укоренилось в общественном мнении. Газеты подхватили его, и вскоре появились сообщения о чуме в Царицыне, под Москвой, под Киевом. Слухи не подтверждались, но и не проходили бесследно. Паника переметнулась в Европу: Германия, Австро-Венгрия, Румыния и Турция вводили на границе с Россией карантинные меры, Италия установила карантин на все восточные товары14. Видя, что дело грозит серьезными осложнениями, император по докладу Комитета министров принял решение назначить Лорис-Меликова временным генерал-губернатором Астраханской и сопредельных с нею губерний. Александр II внимательно следил за ходом ветлянской эпидемии и лично инструктировал графа перед отъездом на Волгу15.
      Внимание царя к делам на Волге придавало особое значение командировке Лорис-Меликова. Не случайно хорошо знавший расстановку сил в правительственных сферах министр государственных имуществ П. А. Валуев по собственной инициативе берет на себя роль корреспондента астраханского генерал-губернатора, регулярно сообщая ему о происходящем в Петербурге и делая весьма лестные намеки на будущее. "...Ваше имя слишком громко, чтобы его сопоставить, purement et simplement (просто-напросто. - A. M.), с ветлянскою эпидемиею, почти угасшею до Вашего приезда, - писал Валуев 12 февраля. - Будет ли выставлено на вид государственное, а не медицинское значение Вашей поездки?" При этом он явно стремился влиять на характер ожидаемых "результатов" и, в частности, не жалел красок для обличения "ехидной и преступной деятельности органов так называемой гласности"16.
      Лорис-Меликов смотрел на печать иначе, но отталкивать влиятельного сановника не хотел. Для него не составляло секрета, с чего это вдруг "глубокопочитаемый Петр Александрович" "избаловал" его своими письмами. Во всяком случае, упомянув 17 марта о предстоящем ему отчете, Лорис-Меликов спешил оговориться: "...Нужно ли упоминать, что предварительно представления отчета, я воспользуюсь теми советами и указаниями, в которых Вы, конечно, не пожелаете отказать мне". Письма Валуева были важны для понимания обстановки и настроений в Петербурге, его участие значительно облегчало сношения с министром внутренних дел Л. С. Маковым, многим обязанным Валуеву, а поддержка их обоих могла оказаться полезной в будущем17.
      Получив назначение в Астрахань, М. Т. Лорис-Меликов, видимо, с самого начала не собирался ограничивать себя сугубо санитарными задачами. Об этом свидетельствовало уже то, что, помимо профессоров, медиков, журналистов и иностранных представителей, он включил в свою свиту молодых представителей столичной аристократии, не забывая впоследствии извещать Петербург об их успехах. Столь нехитрым способом он в течение двух месяцев поддерживал интерес высшего общества к астраханским делам. "...В Петербурге, - вспоминала графиня М. Э. Клейнмихель, - во всех салонах его чествовали как героя"18.
      Как сам Лорис-Меликов видел свою задачу на Волге? Самарскому губернатору А. Д. Свербееву прибывший "новый ген[ерал]-губернатор показался... толковым энергичным человеком, мало верующим в искореняемую им чуму, но решившимся во имя ее бороться с грязью и запустением русск[их] городов, на что указывал и мне, обещая свое всесильное покровительство"19. Однако заявление, вскоре сделанное Лорисом перед астраханскими купцами, жаловавшимися на карантинные меры и соляной налог, шло уже гораздо дальше "грязи и запустения". "Я приехал к вам, - говорил генерал-губернатор, - не с тем, чтобы разорять, гнуть и ломать, а, напротив, чтобы успокоить и помочь, как вам, так и всему народу, к которому пришла беда. Я понимаю весь вред соляного налога и употреблю все усилия избавить Россию от этого вреда". 18 февраля заявление это появилось в газете "Отголоски", выходившей под негласной редакцией П. А. Валуева20. Выступая за отмену налога на соль, граф вторгался в область высшей государственной политики. Впрочем, это была не единственная проблема, понятая и поднятая тогда Лорис-Меликовым. 17 марта 1879 г., отмечая в письме к Валуеву недостатки местной администрации, он продолжал: "...Я не сомневаюсь, что и ветлянская эпидемия раздулась и приняла необъятные размеры благодаря существующей в [Астраханской] губернии классической дисгармонии между властями".
      Здесь же, возмущаясь покушением террористов на жизнь А. Р. Дрентельна, Лорис-Меликов спрашивал Валуева: "...Что же это такое? Неужели и за сим не примут решительных и твердых мер к тому, чтобы положить конец настоящему безобразному порядку дел?... Неужели и теперь правительство не сознает необходимости выступить на арену со строго определенною программою, которая не подвергалась бы уже колебаниям по капризам и фантазиям наших доморощенных филантропов и дилетантов всякого закала? Время бежит, обстоятельства изменяются, и возможное сегодня окажется, пожалуй, уже поздним назавтра"21.
      Но указывая на необходимость правительственной программы, астраханский генерал-губернатор отнюдь не думал ограничивать ее "твердыми мерами" против революционеров. В той же речи, опубликованной в "Отголосках", М. Т. Лорис-Меликов, разъясняя свое видение стоящих перед ним задач, вместе с тем выразил и свое понимание целей и методов внутренней политики. "...Не в покоренный край приехали мы, - напоминал он, - а в родной, наша задача не ломать и коверкать то, что создано уже народною жизнью, освящено веками, а поддерживать, развивать и продолжать лучшее в этом создании. Что толку в наших красивых писаных проектах, если они не будут поняты и усвоены теми, ради пользы и нужд которых они пишутся? Не породят ли эти проекты недоверия и недовольства? Ради пользы дела необходимо, чтобы все наши меры непосредственно вытекали из жизни и опирались на народное сознание, тогда они будут прочны, живучи"22.
      2 апреля 1879 г., когда угроза эпидемии была устранена, граф Лорис-Меликов получил назначение на пост временного Харьковского генерал-губернатора. Решение о создании временных генерал-губернаторств в Петербурге, Харькове и Одессе император принял, по сути, экспромтом, в первые же часы после покушения Соловьева23.
      Соответствующий указ появился 5 апреля. Однако генерал-губернаторы не получили никаких инструкций или указаний, не имели на первых порах ни утвержденных штатов, ни людей, ни денег. Обширные полномочия неизбежно обрекали их на конфликт как с местной администрацией, так и с руководителями ведомств, которые видели в лице генерал-губернаторов угрозу собственной власти и самостоятельности.
      Лорис-Меликову также пришлось столкнуться с глухим сопротивлением и в Харькове, и в столице. Однако вскоре ему удалось практически полностью обновить состав губернского начальства, усилить и дисциплинировать полицию, прекратить беспорядки в учебных заведениях. В то же время генерал-губернатор, по его словам, сумел "привлечь к себе деятелей земства", изъявлявших готовность "содействовать исполнению всех административных распоряжений правительства". Высок был и его личный авторитет. "...В Харькове и вообще в здешнем крае, - доносил осенью начальник Харьковского жандармского управления, - генерал-адъютант граф Лорис-Меликов весьма популярен, его и боятся, и видимо сочувственно расположены к нему..."24 Сходки прекратились, агитаторам, приговорившим графа к смерти, пришлось затаиться. При этом собственно репрессии в крае нельзя было не признать минимальными: 67 административно высланных (из них 37 по политической неблагонадежности), ни одной смертной казни25.
      Несмотря на напряженную деятельность в шести губерниях Харьковского генерал-губернаторства, граф внимательно следил за происходившим в столице. Он поддерживал тесную связь с салоном Е. Н. Нелидовой, где сблизился с председателем Департамента государственной экономии Государственного совета А. А. Абазой. Произведенные в Харькове перестановки, вызвав недовольство А. Р. Дрентельна и графа Д. А. Толстого, в то же время одобрялись и поддерживались вел. кн. Константином Николаевичем, Л. С. Маковым и П. А. Валуевым. Последний по-прежнему делился с Лорис-Меликовым своими наблюдениями и советами26, рассчитывая с его помощью добиться осуществления собственных политических планов. "...Надежда лишь на то, - говорил Валуев 15 апреля 1879 г. сенатору А. А. Половцову, - что Гурко и Меликов, окончив свою задачу, приедут сказать Государю, что так дело продолжаться не может". На сомнение же Половцова в том, "могут ли два генерала, хотя бы и отличившиеся на войне, составить программу политической деятельности", Валуев ответил, что программа у него уже есть, тут же посвятив сенатора в историю своего проекта реформы Государственного совета, обсуждавшегося еще в 1863 г.27С проведением этой реформы Валуев связывал пересмотр всей внутренней политики 1860-1870-х гг. в интересах поддержания "охранительных сил" государства и в первую очередь "русского помещика".
      Создавая Лорис-Меликову репутацию государственного человека, Валуев привлек его летом 1879 г. к участию в деятельности Особого совещания, разрабатывавшего меры против распространения социалистической пропаганды28. Одобрение совещанием предложений Лорис-Меликова, касавшихся положения учебных заведений и ставивших под сомнение эффективность политики министра народного просвещения Д. А. Толстого, являлось, помимо прочего, и личным успехом Михаила Тариеловича. В то же время харьковский генерал-губернатор далеко не всегда одобрял начинания, исходившие от Валуева и Макова. Так, несомненно вредным Лорис-Меликов считал проведенное ими и утвержденное императором положение Комитета министров 19 августа 1879 г., как писал граф позднее, "предоставлявшее губернаторам бесконтрольное право устранять и не допускать сомнительных лиц к служению в общественных учреждениях"29.
      18 ноября 1879 г., возвращаясь из Ливадии, Александр II проезжал по территории Харьковского генерал-губернаторства. «...Провожая его величество по своему краю, - вспоминал А. А. Скальковский, - граф доложил ему о положении дел, о принятых им мерах, и как результате их - о полном спокойствии во вверенных ему губерниях, достигнутом не путем устрашения, а обращением к благомыслящей части общества с приглашением помочь правительству в борьбе его с крамолою. Государь, одобрив все его распоряжения, горячо его благодарил и несколько раз повторил: "Ты вполне понимаешь мои намерения"». Разговор этот, состоявшийся накануне очередного покушения, вероятно, должен был запомниться императору30.
      Уже в декабре 1879 г. Ф. Ф. Трепов советовал Александру II, ссылаясь на опыт подавления польского мятежа, образовать две комиссии "с верховными обширными полномочиями"31. К идее создания "верховной следственной комиссии с диктаторскими на всю Россию распространенными компетенциями" вернулись после взрыва в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г. Император, отклонив 8 февраля соответствующее предложение наследника, на следующий день (когда дежурным генерал-адъютантом состоял Лорис-Меликов) собрал министров и, как рассказывал позже Валуев, "прямо указал на необходимость соединить в одни руки все силы для розыска и подавления крамолы, а затем, обратясь к Лорис-Меликову, внезапно сказал, что на это место он его назначает". "...Лорис-Меликов, - вспоминал Валуев, - бледный как полотно, сказал, что если на то воля его величества, то ему ничего более не остается, как вполне ей подчиниться". Вся обстановка свидетельствовала об очередной  импровизации, однако это неожиданное для всех, не исключая и Лориса, назначение не было случайным32.
      Судя по воспоминаниям И. А. Шестакова (пользовавшегося рассказами Михаила Тариеловича), Александра II несколько смущала известная мягкость политики "милостивого графа", как иронично он называл тогда Лорис-Меликова. Но давняя мысль Лориса о потребности в "общем направлении всех деятелей", облеченных властью, заявленная им императору 30 января 1880 г., после взрыва в Зимнем дворце была признана соответствующей требованиям момента33.
      Какие же возможности предоставлялись Лорис-Меликову в феврале 1880 г. и в чем, собственно, состояла "диктатура", о которой заговорили на следующий же день после его назначения Главным начальником Верховной распорядительной комиссии? Указ 12 февраля 1880 г. наделял начальника Комиссии правом "делать все распоряжения и принимать все вообще меры, которые он признает необходимыми для охранения государственного порядка и общественного спокойствия", и требовал их исполнения "всеми и каждым". Прочие члены Комиссии назначались лишь для содействия ее начальнику. Впрочем, столь широко очерченные полномочия оказывались довольно скупо обеспеченными34.
      Определить состав Комиссии поручалось Главному начальнику. Формировать ее приходилось, естественно, из высокопоставленных чиновников ведомств, обеспечивающих "охрану государственного порядка"; у тех, в свою очередь, было и собственное начальство, и соответствующие (и немалые) обязанности по службе, от которых они, конечно, не освобождались и за которые несли непосредственную ответственность, в отличие от своей по сути консультативной роли в Комиссии. Ни с кем из членов Комиссии ее начальник ранее близко знаком не был, полагаясь при назначениях преимущественно на рекомендации цесаревича, А. А. Абазы, П. А. Валуева и др. Хотя по личным качествам членов состав Комисиии получился в результате достаточно сильным (в нее вошли М. С. Каханов, М. Е. Ковалевский, К. П. Победоносцев, П. А. Черевин и др.), она не представляла собой ни сплоченной команды единомышленников, ни специального, регулярно функционирующего государственного органа.
      Комиссия не располагала собственными исполнительными органами. Сознавая ненормальность такого положения, Лорис-Меликов добился 26 февраля 1880 г. временного подчинения себе III отделения собственной Е. И. В. канцелярии. Но и теперь Комиссии фактически приходилось опираться в своих действиях именно на то ведомство, неэффективность которого вызвала ее учреждение. Кроме чиновников III отделения, к которым Лорис не питал большого доверия, в его распоряжении находилось всего около двадцати чиновников, прикомандированных к Комиссии. Такое положение давало повод сомневаться в успехе ее деятельности. По свидетельству Л. Ф. Пантелеева, Лорис-Меликов "скоро почувствовал", что Комиссия "оказалась на воздухе"35. Постепенно она все более приобретала характер органа, наблюдающего за III отделением и готовившего его ликвидацию. Причем по мере усиления влияния Лорис-Меликова на императора значение возглавляемой им Комиссии падало. С 4 марта по 1 мая состоялось 5 ее заседаний, после чего она не собиралась вплоть до своего упразднения 6 августа 1880 г. Показательно, что до закрытия Комиссии, подводя итог ее работе, И. И. Шамшин, один из наиболее близких к Лорису и деятельных ее членов, говорил А. А. Половцову, что "незачем оставаться членом в действительности не существующей комиссии, комиссии, не знающей, какая ее цель"36.
      Как правительственное учреждение Верховная комиссия отнюдь не создавала своему начальнику положения руководителя внутренней политики или "диктатора". Валуев, разработавший указ 12 февраля 1880 г., не без оснований записал позднее: "...Никакого диктаторства или полудиктаторства я не имел и не могу иметь в виду"37. "...Повторяю, - уверял он уже в апреле 1883 г. М. И. Семевского, - пределы власти, до которых расширилось значение и влияние графа Лорис-Меликова, не были предуказаны ни Комитетом гг. министров, ни, полагаю, самим государем императором, а вышло это как-то само собою, под влиянием лиц совершенно второстепенных, завладевших Лорис-Меликовым..."38 Действительно, проектируя указ 12 февраля 1880 г., Валуев был убежден, т. е. убедил самого себя, что Комиссия и ее начальник не выйдут за рамки организации полиции и следственной части, создавая благоприятный фон для его, Валуева, политических инициатив. Собственно Комиссия, сразу же погрузившаяся в бесконечные споры между жандармским ведомством и прокуратурой, в запутанное делопроизводство III отделения, в многочисленные дела об административно высланных, попросту и не могла заниматься чем-то иным. Однако получив, в соответствии с тем же указом, право ежедневного доклада императору, Лорис-Меликов получал и возможность реализовать собственное видение порученной ему задачи, развивая мысль об "общем направлении всех деятелей", указание которого он теперь мог взять на себя. "... Он (Лорис-Меликов. - A. M.), очевидно, не входит в свою роль, а видит перед собою другую - устроителя по всем частям государственного управления, — не без удивления констатировал 18 февраля 1880 г. Валуев (Комиссия, кстати, еще и не собиралась). - Куда идем мы и куда придем при такой путанице понятий в тех, кто призваны распутывать уже известные, определенные путаницы и охранять безопасность данного status quo?"39 Именно всеподданнейшие доклады, в первые четыре месяца почти ежедневные, явились главным средством усиления и поддержания влияния графа Лорис-Меликова40. Пользовался он им весьма умело. "...Михаил Тариелович, - рассказывал М. И. Семевскому М. С. Каханов, - великий мастер доклада. Столь удачно и своевременно доложить, как докладывает он, едва ли кто может"41.
      При этом Михаил Тариелович действовал крайне осторожно. Лишь через 2 месяца после своего назначения, 11 апреля 1880 г., он счел возможным очертить в докладе "программу охранения государственного порядка и общественного спокойствия" и испросить право непосредственно вмешиваться в деятельность любого ведомства, определяя своевременность или несвоевременность того или иного начинания. Наиболее ярким выражением такого вмешательства в самом же докладе являлось настойчивое указание на своевременность отставки министра народного просвещения42.
      "Программный" доклад готовился втайне от министров; даже в дневнике Д. А. Милютина, обычно отмечавшего свои беседы с Лорис-Меликовым и раскрывавшего их содержание, нет записи, свидетельствующей о его знакомстве с текстом доклада. "...Опасаюсь лишь одного, - писал в самый день доклада Лорис-Меликов наследнику престола, - чтобы его величество не передал записки кому-либо из министров, для которых можно будет составить особую записку, имеющую более служебную форму, чем та, которая представлена государю - для личного сведения"43.
      В первые месяцы "диктатуры" Лорис-Меликов явно не стремился афишировать свое намерение определять политику других ведомств. Лишь после одобрения "программы" 11 апреля и последовавшей вскоре отставки Д. А. Толстого Лорис-Меликов начинает вести себя увереннее. 6 мая 1880 г. Валуев записывает в дневнике: "...В первый раз я заметил со стороны графа Лорис-Меликова прямой пошиб влияния надела..."44
      Большое значение имели в политике Лориса и "личные отношения к государю"45. В течение 1880 г. он становится одним из наиболее близких к Александру II людей. «...В настоящее время, — говорил Лорис-Меликов в узком кругу уже осенью, — я пользуюсь милостью и доверием государя; признаюсь, и не вижу, что должно бы мне внушать опасения. Государь недавно сказал мне: "Был у меня один человек, который пользовался полным моим доверием. То был Я. И. Ростовцев, из-за него я даже имел ссоры в семействе, тебе скажу, что ты имеешь настолько же мое доверие и, может быть, несколько более"»46. Сравнение с Ростовцевым было и лестно, и знаменательно. Сохранившиеся телеграммы Александра II к Лорис-Меликову (как и резолюции на докладах) показывают, что в этих словах едва ли было преувеличение. Доверительные отношения уже с февраля 1880 г. установились между Лорис-Меликовым и цесаревичем, которого граф посвящал во все свои политические инициативы.
      Впоследствии Лорису удалось добиться и расположения кн. Е. М. Юрьевской. Фактически за интригующим образом "диктатора" скрывалось не что иное, как положение временщика, пользующегося особым доверием самодержца. Но только это положение и позволяло выдвинуть и провести широкую программу преобразований. "... Это человек, - говорил А. А. Половцову А. А. Абаза в сентябре 1880 г., - который при своем огромном уме, чрезвычайной ловкости, необыкновенной честности сумел приобрести выходящее из ряду положение при государе. Мы не в Швейцарии и не в Америке, а потому такое положение составляет огромную, первостепенную силу, которую Лорис положительно стремится употребить на пользу общую, а не на удовлетворение личных честолюбивых помыслов..."47
      В чем же состояла программа, выдвинутая М. Т. Лорис-Меликовым? Несмотря на то, что основные предложения, содержавшиеся в его докладах Александру II, давно и хорошо известны, эта программа требует реконструкции и как целое, как единая "система" правительственных мер, и во многих своих существенных деталях. При этом следует учитывать и то, что вплоть до самой отставки графа, программа его находилась в процессе разработки. В самом начале 1880 г. едва ли она шла дальше осознания потребности в единстве правительственной политики как в центре, так и на местах (где это единство выражалось, в частности, в генерал-губернаторской власти), а также признания необходимости опираться при ее проведении на "народное сознание". В докладе 11 апреля 1880 г. были намечены лишь самые общие контуры нового курса (реформа губернской администрации, облегчение крестьянских переселений, податная реформа и пересмотр паспортной системы, поддержание духовенства, дарование прав раскольникам, изменение политики в отношении печати). Полное одобрение доклада императором и наследником открывало путь для последующего развития программы.
      Однако и в дальнейшем далеко не все ее составляющие получили развернутое изложение в докладах, не всегда четко раскрывалось в них и то, какой характер предполагалось придать проектируемым мерам, какой виделась перспектива их осуществления. Здесь хотелось бы остановиться лишь на некоторых содержательно значимых моментах замыслов Лорис-Меликова.
      Залог успеха в борьбе с революционными тенденциями, столь резко проявившимися в пореформенной России, как и в целом залог будущего страны граф видел в консолидации русского общества вокруг правительственной власти, учитывающей интересы населения и опирающейся на поддержку общественного мнения. Собственно, саму "революционную деятельность" он, по свидетельству А. Ф. Кони, "считал наносным явлением"48. Питательной средой нигилизма Лорис-Меликов считал брожение учащейся молодежи, где по неопытности и незрелости "крайние теории" смешивались с обычной "неудовлетворенностью общим ходом дел"49. Он даже готов был признать в 1880 г., что "интересы крестьянства исключительно волновали молодежь", действовавшую совершенно бескорыстно50. Однако, по его мнению, высказанному А. И. Фаресову (проходившему по "процессу 193-х"), "русская молодежь уже несколько десятков лет игнорирует практическую, относительную точку зрения и расходует свои силы на абсолютные утопии и гибнет без всякой пользы для практического дела", хотя "как только эта молодежь становится самостоятельной и примыкает к общественному делу", от ее революционности не остается и следа.
      Причину брожения молодежи Лорис-Меликов искал в общественном недовольстве, вызванном непоследовательностью правительственной политики 1860-1870-х гг., в оппозиционных настроениях интеллигенции. "...Безверие в свое собственное правительство, — говорил он Фаресову, — выходящее из тех же рядов интеллигенции, является главным источником революционных движений"51. Но бороться с недовольством или "безверием в правительство" полицейскими мерами было, очевидно, невозможно. Поэтому, не забывая усиливать полицию, Лорис-Меликов, по его собственному выражению, "десятки раз докладывал и письменно, и на словах государю, что одними полицейскими мерами мы не уничтожим вкоренившегося у нас, к несчастью, нигилизма", который "может пасть тогда, когда общество всеми своими силами и симпатиями примкнет к правительству"52.
      Для этого, по его мнению, "надо было реформы 60-х годов не только очистить от позднейших урезок и наслоений циркулярного законодательства, но и дать началам, положенным в основу этих реформ, дальнейшее развитие"53. "...Великие реформы царствования вашего величества, - отмечалось в докладе 28 января 1881 г.,-представляются до сих пор отчасти не законченными, а отчасти не вполне согласованными между собою". Без учета преемственности по отношению к Великим реформам, постоянно акцентировавшейся Лорис-Меликовым, инициативы 1880-1881 гг. верно поняты быть не могут, хотя сам граф предостерегал от того, чтобы смешивать "основные их начала и неизбежные недостатки"54.
      Для устранения последних, по убеждению графа, в первую очередь "надлежало прямо приступить к пересмотру всего земского положения, городского самоуправления и даже губернских учреждений". "...На них, - полагал он, - зиждется все дело, и с правильным их устройством связано все наше будущее благосостояние и спокойствие"55. Губернская реформа, предполагавшая реорганизацию местных административных и общественных учреждений всех уровней, представляла собой центральное звено программы Лорис-Меликова. Конечная цель ее состояла в том, чтобы при некоторой децентрализации власти (т.е. освобождении центрального правительства от рассмотрения массы текущих, незначительных вопросов, решавшихся на уровне императора), как записывал со слов Лориса Половцов, "уменьшить число должностных лиц по различным отраслям и соединить управление в одном Соединенном собрании при участии и выборных представителей"(от земства)56. Намеченная реформа включала бы земские учреждения в единую систему местного управления, снимая антагонизм между ними и администрацией. В целом, консолидация власти на местах обещала сделать местное управление более эффективным.
      Проект губернской реформы еще до возвышения графа Лорис-Меликова разрабатывался М. С. Кахановым, который стал в 1880 г. одним из ближайших сотрудников Михаила Тариеловича и фактически руководил при нем всей текущей работой МВД. Вопрос о реформе губернской администрации рассматривался в 1879 г. и Комиссией о сокращении расходов под председательством другого близкого Лорису государственного деятеля - А. А. Абазы57. Ключевую роль в Комиссии играл тот же Каханов. Сенатор Половцов в 1880 г. называл губернскую реформу "любимой мыслью" Каханова. Неудивительно, что близко знавший его по службе в Комитете министров А. Н. Куломзин в августе 1880 г., вскоре после назначения Лорис-Меликова министром внутренних дел, а Каханова - его товарищем, писал своему начальнику кн. А. А. Ливену: "...Вероятно, очень скоро получит ход проект преобразования местных губернских учреждений. Имею основание это полагать. Проект этот давно готов у Каханова"58.
      Губернская реформа должна была включать в себя и преобразование полиции, подчинение губернатору жандармских управлений и объединение в его руках всей полицейской власти. Преобразование началось с высших органов политической полиции. В августе 1880 г. одновременно с ликвидацией Верховной комиссии и назначением Лорис-Меликова министром внутренних дел было упразднено III отделение собственной Е. И. В. канцелярии, функции которого перешли к Департаменту государственной полиции МВД. Руководство нового департамента, по словам его вице-директора В. М. Юзефовича, стремилось к "возможно быстрому очищению департамента от элементов, завещанных нам покойным III отделением"59. Успешные аресты начала 1881 г. и, в частности, разоблачение внедрившегося в III отделение народовольца Клеточникова явно оправдывали произведенные перемены.
      Скептически относясь к силам революционеров, Лорис-Меликов при этом вовсе не склонен был недооценивать угрозу террора. На протяжении 1880-1881 гг. и в самый день 1 марта он не раз предупреждал, что новые покушения по-прежнему "и возможны, и вероятны"60. Единственным эффективным средством против заговорщиков граф считал хорошо устроенную полицию, понимая, однако, что правильно организовать ее деятельность в одночасье не удастся.
      В то же время программа Лорис-Меликова не сводилась исключительно к административным преобразованиям. Значительное место в его замыслах занимало улучшение положения крестьян. С этой целью ему удалось добиться отмены соляного налога (в ноябре 1880 г.), получить согласие императора на снижение выкупных платежей. Большая работа проводилась Лорис-Меликовым в неурожайном 1880 г. по организации продовольственной части, а зимой 1880-1881 гг. эта проблема оказалась в центре его внимания61. В докладах графа ставился вопрос о "дополнении, по указаниям опыта, Положений 19 февраля", о преобразовании податной и паспортной систем62. В сохранившемся черновике доклада осталось указание на направление предполагаемых "дополнений": речь шла об "устройстве льготного кредита для облегчения крестьянам покупки земель" и о "правильной организации переселений"63. Последняя мера рассматривалась и как один из способов усиления позиций империи на окраинах (в частности, на Кавказе, особенно близком Лорису)64.
      К положению на окраинах Лорис-Меликов относился с особым вниманием, полагая, что "связь частей в России еще очень слаба; и Поволжье, и Войско Донское очень мало тянут к Москве". Поэтому и политика на окраинах требовала гибкости. В пример Лорис приводил Петра I, который "не дразнил отдельных национальностей". "...Под знаменами Москвы, - доказывал Лорис-Меликов уже Александру III, - Вы не соберете всей России, всегда будут обиженные... Разверните штандарт империи - и всем найдется равное место"65. В этом направлении в начале 1881 г. в правительственных сферах начался весьма осторожный поиск более гибкой политики в Польше, где предполагалось "распространить блага общественных реформ"66.
      Принадлежала ли выдвинутая графом Лорис-Меликовым программа ему самому или являлась результатом влияния на него чиновников, окружавших его в Петербурге?
      Многим, особенно тем, кто, как П. А. Валуев, сам был не прочь руководить действиями Лорис-Меликова, казалось неправдоподобным, что генерал сам может формировать правительственный курс. Среди предполагаемых вдохновителей графа чаще других назывались А. А. Абаза, М. С. Каханов, М. Е. Ковалевский67. Однако при всем своем влиянии, особенно, когда речь шла о вопросах, требовавших специальной подготовки - финансах, крестьянском деле или реорганизации губернской администрации - ни один из них не имел преобладающего влияния на направление политики в целом. В специальных вопросах Лорис-Меликов не боялся признавать свою некомпетентность, отнюдь не считая себя преобразователем-энциклопедистом. "...Среди тысяч моих недостатков, - говорил он А. Ф. Кони, - у меня есть одно достоинство: я откровенно говорю, когда не знаю или не понимаю, и прошу научить меня. Так делал я и со своими директорами"68. Но такие задачи, как упразднение III отделения, реорганизация Министерства внутренних дел, назначения на высшие административные должности, указание политических приоритетов и своевременности той или иной инициативы, определялись непосредственно Лорис-Меликовым69.
      Следует отметить, что в окружении графа не было признанного "теневого" лидера, который играл бы роль, принадлежавшую, к примеру, Н. А. Милютину при С. С. Ланском, как не было и какого-либо центра, где сводились бы воедино и согласовывались разнообразные взгляды и предложения, исходившие от окружавших Лорис-Меликова людей. Роль такого центра всецело принадлежала самому Михаилу Тариеловичу.
      Характеристично и то, что в его окружении (о котором остались, впрочем, самые скупые сведения) его самостоятельность и руководящая роль не вызывали сомнения. Оказывать влияние на политику Лорис-Меликова стремились не только петербургские сановники, но и многие известные публицисты - А. И. Кошелев, К. Д. Кавелин, Р. А. Фадеев, А. Д. Градовский и даже М. Н. Катков70. С Фадеевым и Градовским общение было особенно продолжительным. Лорис-Меликов не скупился на внимание к людям, формирующим "народное сознание" и "общественное мнение", в котором он видел важнейшую опору правительственной политики. И следует признать, он умел произвести впечатление на собеседника и создать представление, будто именно его идеалы он намерен осуществить на практике. Однако проследить прямое воздействие идей того или иного публициста на планы Лорис-Меликова весьма затруднительно. При всей близости его взглядов к идеям, выражавшимся в либеральной публицистике 1860-1870-х гг. (в частности, в брошюрах и статьях Кошелева или Градовского), едва ли следует усматривать в основе программы графа какую-либо отвлеченную доктрину.
      Вместе с тем, не ограничиваясь выдвижением различных инициатив, Лорис-Меликов энергично создавал и условия для их реализации. Исключительное доверие Александра II позволило графу в течение 1880 г. существенно изменить состав правительства. После отставки в апреле Д. А. Толстого Министерство народного просвещения возглавил А. А. Сабуров, взявший себе в товарищи П. А. Маркова - члена Верховной комиссии, пользовавшегося доверием Лориса; обер-прокурором Синода стал другой член Верховной комиссии - К. П. Победоносцев. В августе, инициировав упразднение Верховной комиссии, Лорис-Меликов занял должность министра внутренних дел. В конце октября он добился назначения А. А. Абазы министром финансов (еще раньше товарищем министра финансов стал Н. Х. Бунге). В начале 1881 г. ожидались перемены в руководстве министерств юстиции, путей сообщения и государственных имуществ. Созданное в августе 1880 г. специально для Л. С. Макова Министерство почт и телеграфов предполагалось в ближайшее время вновь включить в состав МВД в качестве департамента.
      В результате произведенных перестановок Лорис-Меликов стал к концу 1880 г. не только доверенным лицом императора, составляющим тайные программы, но и фактическим руководителем правительства, влиявшим на политику большинства ведомств (вне его влияния находились, пожалуй, лишь министерства путей сообщения, а также почт и телеграфов). Вокруг Лорис-Меликова со временем складывается круг государственных деятелей, активно поддерживавших его политику и вместе с ним участвовавших в ее формировании. Из руководителей ведомств наиболее близки к Лорису были А. А. Абаза, Д. А. Милютин, Д. М. Сольский. К этой же группе примыкали А. А. Сабуров и отчасти - А. А. Ливен. Немалая роль в окружении Лорис-Меликова принадлежала М. С. Каханову, М. Е. Ковалевскому, И. И. Шамшину. Близки к этому кругу были товарищи министров народного просвещения и государственных имуществ П. А. Марков и А. Н. Куломзин. Лорис-Меликов всячески старался привлекать к правительственной деятельности и таких ветеранов реформ, как К. К. Грот, К. И. Домонтович.
      Преобразования, соответствовавшие духу программы Лорис-Меликова, готовились в министерствах финансов, народного просвещения, государственных имуществ. Победоносцев ревностно принялся за "возвышение нравственного уровня духовенства", названное Лорис-Меликовым в докладе 11 апреля 1880 г. среди приоритетов правительственной политики71. Перемены произошли и в управлении печатью. 4 апреля 1880 г. Главное управление по делам печати возглавил либерал Н. С. Абаза (племянник А. А. Абазы, в мае вошедший в состав Верховной комиссии). Усиление позиций Лорис-Меликова привело к резкому изменению всей политики в отношении печати. Граф был убежден, что пресса "должна идти несколько впереди правительственной деятельности, но все затруднение заключается в том, чтобы определить - насколько"72. При этом он учитывал особое положение печати, по его словам, "имеющей у нас своеобразное влияние, не подходящее под условия Западной Европы, где пресса является лишь выразительницею общественного мнения, тогда как у нас она влияет на самое его формирование"73. Стремясь использовать это влияние, Лорис-Меликов поддерживал тесные связи с ведущими столичными газетами "Голос" и "Новое время" (в последней большой вес тогда имел брат правителя канцелярии графа - К. А. Скальковский, руководивший газетой в отсутствие А. С. Суворина)74. Сознательно снижая прямое административное давление на прессу, готовя новый закон о печати, предполагавший ее преследование только в судебном порядке, не препятствуя появлению новых изданий и тем оживляя общественную мысль, Лорис-Меликов шел на значительный риск, поскольку именно на него ложилась ответственность за разного рода критические публикации и выходки журналистов. Так, разрешая И. С. Аксакову издавать газету "Русь", Лорис-Меликов заранее предвидел, что это вызовет недовольство в Берлине и может обернуться личной враждой к "диктатору" императора Вильгельма75. Именно управление печатью было наиболее уязвимой частью "либеральной системы" Лорис-Меликова. Большая, чем прежде, свобода печати вызывала явное раздражение как при дворе, так и у самого императора, не скрывавшего своего недовольства76.
      Проведение столь рискованного курса было возможно лишь при отсутствии весомой оппозиции в правительственных сферах. Довольно слабое, преимущественно декларативное противодействие Лорис-Меликову оказывал только Валуев, к осени 1880 г. окончательно разошедшийся с ним во взглядах. Между тем возможности председателя Комитета министров были весьма ограничены, а над ним самим уже нависла угроза из-за ревизии сенатора Ковалевского, посланного Лорисом расследовать расхищение башкирских земель, происходившее в то время, когда Валуев руководил Министерством государственных имуществ. Исход ревизии полностью находился в руках Лорис-Меликова. Осмотрительный Петр Александрович, не скрывая своих разногласий с "ближним боярином", как он называл Лориса в дневнике, старался сохранить с ним хорошие личные отношения. Еще менее прочным было положение Л. С. Макова и К. Н. Посьета.
      Победоносцев вплоть до начала 1881 г. оставался вполне лоялен к Лорис-Меликову и лишь вел "обычные свои споры" с ним по поводу проекта закона о печати77. Только 31 января 1881 г. Каханов в письме к М. Е. Ковалевскому не без удивления отметил: "...Победоносцев стал чуть ли не открыто в лагерь врагов и тянет к допетровщине..."78 Предположение об ухудшении зимой 1880-1881 гг. отношений между Лорис-Меликовым и цесаревичем остается гипотезой, которую трудно как подтвердить, так и опровергнуть79.
      Сам Лорис-Меликов, по-видимому, считал свое положение в начале 1881 г. вполне прочным и 28 января представил императору доклад, в котором изложил свое видение механизма разработки задуманных преобразований. Готовить их обычным канцелярским путем значило заведомо загубить дело. Практически все вопросы, поставленные Лорис-Меликовым, не раз поднимались на протяжении 1860-1870-х гг. и затем тонули в различных комитетах и комиссиях. Необходим был такой механизм подготовки реформ, который, с одной стороны, обеспечивал бы их адекватность нуждам и ожиданиям общества, а с другой - позволил бы избежать выхолащивания и продолжительной задержки проектов в ходе бесконечных межведомственных согласований. В докладе 28 января 1881 г. предлагалось решение этой двуединой задачи. Доклад хорошо известен, однако некоторые связанные с ним обстоятельства до сих пор не привлекали внимания исследователей. Обстоятельства эти отчасти раскрывает датированное 31 января 1881 г. письмо вице-директора Департамента государственной полиции В. М. Юзефовича к М. Е. Ковалевскому, пользовавшемуся особым доверием Лорис-Меликова. "...Самым крупным событием настоящей минуты, - несколько шероховато писал Юзефович, — это поданная графом государю записка, в которой он, ссылаясь на способ, принятый при разрешении крестьянского вопроса, предлагает по окончании сенаторской ревизии образовать сперва две комиссии, одну административную, а другую финансовую, призвав к участию в них как лиц служащих, так и представителей общественных учреждений по приглашению от правительства, а затем, по изготовлении этими комиссиями проектов необходимых преобразований, пригласить от 300 до 400 человек, избранных земскими собраниями и городскими думами, для обсуждения этих проектов и внесения их затем со всеми нужными изменениями и дополнениями в Государственный совет. В записке своей граф предлагал, чтоб и в состав Государственного совета было приглашено известное число общественных представителей, но государь просил его сделать ему в этом отношении уступку, на все же остальное выразил полное согласие, предварив, что подробности он предполагает обсудить первоначально при участии наследника, графа и Милютина, а затем в Совете министров под своим председательством. Полагают, что все это состоится и самый указ обнародуется в непродолжительном времени... Если б проект графа не был принят, то он имел твердое намерение тотчас же сойти со сцены". Новость сообщалась под большим секретом (письмо шло не по почте), причем оговаривалось, что о деле знает "едва ли более пяти-шести человек"80.
      Работа над докладом, по всей видимости, началась еще в конце 1880 г. (именно так, кстати, датировал свой проект сам Лорис-Меликов в письме к А. А. Скальковскому81). Во всяком случае, И. Л. Горемыкин, ездивший в декабре 1880 г. в Петербург по поручению сенатора И. И. Шамшина (ревизовавшего Саратовскую и Самарскую губ.) и вернувшийся 12 января 1881 г. на Волгу, говорил, что "гр[аф] М. Т. Л[орис]-М[еликов] собирается образовать комиссию для обсуждения вопроса о необходимых реформах даже до окончания сенаторских ревизий"82. 26 февраля 1881 г. Шамшин в письме к А. А. Половцову, проводившему ревизию Киевской и Черниговской губ., более подробно изложил содержание "продолжительного разговора" Горемыкина с Лорис-Меликовым. ".. .Из этого разговора он узнал, - писал Шамшин, - что о комиссии или комитете, о котором шла речь при нашем отъезде, уже составлен доклад и учреждение его предполагается 19 февраля.[Горемыкин] возражал против последнего предположения, что необходимо дождаться конца наших работ. Возражение было принято с изъявлением желания, чтобы работы пришли в результате к положительным предположениям (выделено Шамшиным. - A. M.), которые послужили бы материалом для работ комиссий..."83 "...Работа организационная начнется с Вашим возвращением, - сообщал 30 января 1881 г. М. Е. Ковалевскому Каханов. - Способ производства их будет до того времени подготовлен в возможно удовлетворительной форме"84.
      Все это позволяет предположить, что замысел механизма дальнейшей разработки реформ (ревизии - подготовительные комиссии - выборные - Государственный совет), изложенный в докладе 28 января 1881 г., в общих чертах сложился еще в августе 1880 г., когда, став министром, Лорис-Меликов убедил императора направить в ряд губерний сенаторские ревизии с целью "усмотреть общие неудобства нашего провинциального правительственного порядка". В дневнике Половцова глухо говорится о том, каким тогда виделся Лорис-Меликову исход ревизий. «...Он стал мне высказывать свои предположения о том, чтобы по возвращении всех нас, ревизующих сенаторов, собрать в одно совещание, свести итоги привезенных нами сведениям. "И тогда, — сказал он, - эти заключения я представлю государю и его припру. Не хотите, так отпустите меня; я служу государю и обществу только до тех пор, пока считаю, что могу быть полезным"»85. Заботясь о том, чтобы ревизии дали достаточный материал для подготовки задуманных преобразований, Лорис-Меликов беспокоился о масштабности сенаторских расследований. "...Граф Мих[аил] Тар[иелович] все опасается, чтобы ревизии не впали в мелочность, - предупреждал Каханов осенью 1880 г. Ковалевского и от себя добавлял, - но оснований к такому опасению пока нет"86.
      Что же по существу предлагалось Лорис-Меликовым в докладе? В 1881 г. подготовительные комиссии должны были на основе "положительных предположений" сенаторов составить законопроекты о "преобразовании местного губернского управ-ления", дополнении Положений 19 февраля 1861 г., пересмотре земского и городового положения, об организации системы народного продовольствия87. В январе (1882 г.?) намечалось собрать Общую комиссию, которой, что важно, предлагалось предоставить возможность корректировать составленные проекты, поступавшие затем в Государственный совет88. Председателем Общей комиссии предстояло стать цесаревичу, его помощниками были бы Д. А. Милютин и Лорис-Меликов, который признавался, что "боялся кому-либо вверить председательство и хотел фактически быть им сам"89. Но даже номинальное председательство наследника престола (не говоря уже о фактическом - министра внутренних дел) напрочь лишало комиссию какой-либо конституционной окраски и, вместе с тем, ставило ее мнение не ниже мнения Государственного совета.
      «...Государь (Александр II), - рассказывал Лорис-Меликов Л. Ф. Пантелееву о своем проекте, - говорил мне, что это найдут недостаточным, а я отвечал: "Поверьте, государь, по крайней мере на три года этого хватит. Будет сделан опыт, который покажет, насколько в России есть достаточно политически развитой класс"»90. Таким образом, предложения, выдвинутые 28 января 1881 г. (в годовщину приезда из Харькова), Лорис-Меликов рассчитывал осуществить за 3 года. Было ли у него намерение провести через 3 года более радикальную или даже конституционную реформу? Едва ли. Лорис-Меликов не раз и не только в официальных докладах высказывал свое убеждение в том, что какое-либо конституционное учреждение в России не будет иметь под собою почвы. "...Гр[аф] Лор[ис]-Мел[иков] и на словах, и на письме всегда был против конституции и ограничения самодержавной власти", - уже в мае 1881 г., после отставки Лориса, писал в доверительном письме к своему брату Борису В. М. Юзефович91.
      "...Я знаю, - говорил Лорис отправляемым на ревизию сенаторам, - что есть люди, мечтающие о парламентах, о центральной земской думе, но я не принадлежу к их числу. Эта задача достанется на дело наших сыновей и внуков, а нам надо лишь приготовить к тому почву"92. Александр II, одобрив 1 марта 1881 г. проект правительственного сообщения, которое доводило до сведения подданных о готовящихся реформах, также сказал сыновьям (великим князьям Александру и Владимиру Александровичам): "Я дал свое согласие на это представление, хотя и не скрываю от себя, что мы идем по пути к конституции". Однако та легкость, с которой царь поддержал план Лорис-Меликова, еще в январе дав на него принципиальное согласие, заставляет думать, что и он полагался на длительность пути, которого хватит и на сыновей, и на внуков.
      Характеристично, что Д. А. Милютин, записавший в дневнике рассказ вел. кн. Владимира Александровича о словах отца, с недоумением отметил: "...Затрудняюсь объяснить, что именно в предложениях Лорис-Меликова могло показаться царю зародышем конституции..."93
      Действительно, проект Лорис-Меликова, направленный на продолжение преобразований 1860-х гг., не столько приближал к конституции, сколько возвращал самодержавие к концепции инициативной монархии94. Разработка и осуществление по инициативе и под контролем правительства масштабных реформ, намеченных программой Лорис-Меликова, надолго снимали бы и сам вопрос об ограничении самодержавия.
      "...Скажу более, - писал Лорис-Меликов А. А. Скальковскому уже в октябре 1881 г., - чем тверже и яснее будет поставлен вопрос о всесословном земстве, приноровленном к современным условиям нашей жизни, и чем скорее распространят земские учреждения на остальные губернии империи, тем более мы будем гарантированы от стремлений известной, хотя и весьма незначительной, части общества к конституционному строю, столь непригодному для России. Широкое применение земских учреждений оградит нас также и от утопических мечтаний любителей московской старины, Аксакова и его сторонников, желающих облагодетельствовать отечество земским собором со всеми его атрибутами..."95
      Вместе с тем, видя в поддержке и содействии "общества" условие sine qua поп успеха правительственной политики, Лорис-Меликов вовсе не был склонен переоценивать "общественные силы". Неэффективность общественных учреждений отмечалась им и в докладе 11 апреля 1880 г., и в инструкции для сенаторских ревизий, назначенных по инициативе графа в августе 1880 г.96 "...Будучи харьковским генерал-губернатором, - говорил он посылаемым на ревизию сенаторам, - я убедился, что население недовольно земством, которое дорого ему стоит и мало делает дела, а здесь я увидел, что земство просто презренно в глазах главных органов власти..." Сенаторам следовало установить, "заслужена ли земством такая репутация и нельзя ли его деятельность сделать более плодотворною"97. Характеризуя во всеподданнейшем докладе "ожидания русского общества", граф не мог не обратить внимания на их пестроту и разобщенность, констатируя, что "ожидания эти самого разного свойства и основываются, более или менее, на личных воззрениях и заветных желаниях каждого"98.
      В самом общественном недовольстве и оппозиционных настроениях интеллигенции графу виделось не притязание на власть той или иной общественной силы, но свидетельство внутренней слабости общества и его неблагополучного состояния. Именно поэтому в его докладах речь шла не о сделке с той или иной частью общества, не о том, чтобы опереться на земство в борьбе с революционно настроенной молодежью, а об исправлении недостатков пореформенного строя, ослабляющих страну и вызывающих оппозиционные настроения, о том, чтобы преодолеть эти настроения, демонстрируя желание и готовность правительства улучшать положение подданных и привлекая само общество через его представителей к участию в правительственной политике.
      Образование Общей комиссии в тех формах, которые рекомендовал Лорис-Меликов, способствовало бы появлению так и не появившегося лояльного власти "политически развитого класса". Доклад 28 января 1881 г. фактически предлагал решение той задачи, которую еще в конце 1861 г. ставил Н. А. Милютин, говоря о необходимости создать сверху вокруг программы далеко не конституционных реформ "правительственную партию", способную противостоять в обществе оппозиции "крайне правых и крайне левых". "...Такая оппозиция, - предупреждал Милютин, - бессильна в смысле положительном, но она бесспорно может сделаться сильною отрицательно"99.
      Программа реформ, развиваемая Лорис-Меликовым, требовала усиленной деятельности, а не ограничения самодержавной власти, и Михаил Тариелович вполне отдавал себе в этом отчет, не находя иной силы, способной сохранить страну и провести необходимые для этого преобразования. Уже находясь в отставке, за границей, граф заявил И. А. Шестакову: "Все Романовы гроша не стоят, но необходимы для России"100. При всей хлесткости такой характеристики, она отражала и положение дел в стране, и уровень государственных способностей членов императорской фамилии того времени. "...Я смотрю на дело практически, не ссылаясь на науку и Европу, - излагал Михаил Тариелович в марте 1881 г. свое видение политического развития страны А. И. Фаресову. - Для моего непосредственного ума ясно, что при Николае Павловиче общество состояло из Фамусовых, а не из декабристов; что и в 1861 году реформы застали нас беззаконниками и их легко было отнять и что в настоящее время, каково бы ни было правительство, но приходится делать русскую историю с этим правительством, а не выписывать его из Англии..."101
      Катастрофа 1 марта 1881 г. нанесла сокрушительный удар по планам Лорис-Меликова. Убийство Александра II стало для него и личным потрясением. Тем не менее ни сам граф, ни поддержавшие его министры (в первую очередь, Милютин и Абаза) не считали необходимым вносить принципиальные изменения в программу, которую успел одобрить Александр II и поддерживал, будучи наследником, Александр III. Цареубийство не устраняло потребности в преобразованиях. Как выразил взгляд сторонников Лорис-Меликова А. А. Абаза: "Не следует бить нигилистов по спине всей России"102.
      Были ли обречены предложения графа Лорис-Меликова после 1 марта? Такое впечатление может сложиться, если знать исход борьбы в правительственных сферах весной 1881 г.103 Однако вплоть до появления манифеста 29 апреля 1881 г. исход этой борьбы для ее участников не был очевиден. На заседании Совета министров 8 марта Победоносцеву удалось сорвать одобрение проекта правительственного сообщения о предстоящем создании подготовительных и Общей комиссий, однако он не смог добиться от императора ни удаления Лориса, ни прямого отклонения его программы. Александр III занял уклончивую позицию. Более того, из немногих сановников, выступивших 8 марта против Лорис-Меликова, - Л. С. Маков был уволен уже через неделю (в связи с упразднением Министерства почт и телеграфов), престарелый граф С. Г. Строганов никогда более в совещания не призывался, а К. Н. Посьет не имел никакого влияния в правительственных делах.
      Свое одиночество Победоносцев почувствовал, видимо, уже 8 марта, что и подтолкнуло его написать Лорис-Меликову любезно-лицемерное письмо с просьбой не переводить принципиальный спор в "роковую минуту" на личности (тогда как сам он еще 6 марта в письме к императору ставил вопрос именно о "личностях"104). Влияние обер-прокурора на Александра III было отнюдь не безусловным. Во всяком случае, после отставки в конце марта А. А. Сабурова (выбор которого, кстати, принадлежал Д. А. Толстому и уже зимой 1880-1881 гг. признавался Лорис Меликовым неудачным) Победоносцев не сумел отстоять кандидатуру И. Д. Делянова, неприемлемую для министра внутренних дел. Проведенное же им назначение Н. М. Баранова петербургским градоначальником трудно было считать удачным. Ноты отчаяния звучат в частных письмах Победоносцева все чаще и резче. "...Положение ужасное, - жалуется он Е. Ф. Тютчевой 18 апреля, - и я не вижу человеческого выхода. Все это испорченные, исковерканные люди, но спросите меня, кого дать на их место, и я не умею назвать цельного человека"105.
      Лорис-Меликов находился в не менее мрачном настроении, все чаще заговаривая об отставке и сетуя на "бездействие высшей власти и принимаемое ею ложное направление"106. Тем не менее понимание того, что направление еще окончательно не выбрано и не принято, оставляло известную надежду и заставляло Лорис-Меликова и его сторонников "оставаться в выжидательном положении, пока не выяснится, который из двух противоположных путей будет выбран императором"107. "...В окружающем пока тумане трудно оглядеться и неверно произносить суждения, - писал 5 апреля Каханов М. Е. Ковалевскому. - Лорис задержан, но надолго ли, тоже не знаю. Наш К. П. [Победоносцев] чадит страшно, но долго ли будет от него чад стоять - неизвестно... Как видите, главное - это неопределенность. К ней присоединяются миллионы интриг, миллионы всякого рода предположений, более или менее диких. Выводить что-либо из этих общих черт положительно преждевременно..."108
      Казалось, Лорис-Меликову есть что противопоставить влиянию Победоносцева. Ему удалось заручиться поддержкой вел. кн. Владимира Александровича и кн. И. И. Воронцова-Дашкова - людей, наиболее близких в то время к молодому монарху. На стороне графа было большинство министров. Наконец, преимуществом Лорис-Меликова являлось наличие у него ясной программы правительственной политики, 12 апреля 1881 г. вновь представленной во всеподданнейшем докладе императору109. Победоносцев мог противопоставить ей лишь общие рассуждения о том, чего делать не следует. Со всей очевидностью это проявилось 21 апреля на совещании у Александра III. Итог этого совещания, завершившегося взаимным обещанием министров, не исключая и Победоносцева, действовать сообща и поручением императора вновь обсудить подробности правительственной программы, был расценен Лорис-Меликовым как победа. Александр III, напротив, сделал вывод, что "Лорис, Милютин и Абаза положительно продолжают ту же политику и хотят так или иначе довести нас до представительного правительства"110.
      Манифест о незыблемости самодержавия, подготовленный Победоносцевым втайне от министров, заподозренных в конституционных стремлениях, и изданный 29 апреля 1881 г., резко менял ситуацию. Он не содержал какой-либо позитивной программы, однако самим фактом своего неожиданного появления не только означал отказ от соглашений 21 апреля, не только указывал, с кем именно намерен теперь советоваться самодержец, но и служил знаком монаршего недоверия министрам, которым было отказано участвовать в подготовке манифеста. Логическим следствием выражения недоверия в столь грубой и почти оскорбительной, по представлениям того времени, форме стали добровольные отставки М. Т. Лорис-Меликова, А. А. Абазы и Д. А. Милютина.
      Примечания
      1. Ковалевский М. М. Конституция графа Лорис-Меликова. Лондон, 1893; Тихомиров Л. А. Конституционалисты в эпоху 1881 г. М., 1895; Самодержавие и земство. Конфиденциальная записка министра финансов статс-секретаря С. Ю. Витте. Stuttgart. 1901; Ульянов В. И. (В. Ленин) Гонители земства и аннибалы либерализма // Ленин В. И. ПСС. Т. 5. М., 1979. С. 21-72.
      2. Белоголовый Н. А. Граф М. Т. Лорис-Меликов // Белоголовый Н. А. Воспоминания и статьи. М., 1898. С. 182-224; Кони А. Ф. Граф М. Т. Лорис-Меликов // Кони А. Ф. Собр. соч. В 8 т. Т. 5. М., 1968. С. 184—216; Пантелеев Л. Ф. Мои встречи с гр. М. Т. Лорис-Меликовым // Голос минувшего. 1914. № 8. С. 97-109; Скальковский К. А. Наши государственные и общественные деятели. СПб., 1890. С. 201-214; Фаресов А. И. Две встречи с графом М.Т. Лорис-Меликовым // Исторический вестник. 1905. № 2. С. 490-500.
      3. Всеподданнейший доклад гр. П. А. Валуева и документы к Верховной распорядительной комиссии касательные // Русский Архив. 1915. № 11-12. С. 216-248; Гр. Лорис-Меликов и Александр II о положении России в сентябре 1880 г. // Былое. 1917. № 4. С. 34-38; Голицын Н. В. Конституция гр. М. Т. Лорис-Меликова. Материалы для ее истории // Былое. 1918. №4-5. С. 125-186; "Исповедь графа Лорис-Меликова"(письмо Лорис-Меликова к А. А. Скальковскому 14 октября 1881 г.) // Каторга и ссылка. 1925. № 2. С. 118-125; Переписка Александра III с гр. М. Т. Лорис-Меликовым (1880-1881) // Красный архив. 1925. № 1. С. 101-131; Дневник Е. А. Перетца (1880-1883). М.; Л., 1927; Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. 1. М., 1925.
      4. 3айончковский П. А. Кризис самодержавия в России на рубеже 1870-1880-х годов. М., 1964.
      5. Захарова Л. Г. Земская контрреформа 1890 г. М., 1968; Твардовская В. А. Александр III // Российские самодержцы. М., 1993. С. 216—306; Чернуха В. Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х годов XIX века. Л., 1978.
      6. Эйдельман Н. Я. "Революция сверху" в России. М., 1989; Литвак Б. Г. Переворот 1861 г. в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива? М., 1991.
      7. См., в частности: Российские самодержцы. М., 1993; Российские реформаторы. М., 1995; Российские консерваторы. М., 1997.
      8. Ленин В.И. Указ. соч. С. 43.
      9. Степанов В. Л. Н. Х. Бунге. Судьба реформатора. М., 1998. С. 111; Чернуха В. Г. Внутренний кризис: 1878-1881 гг. // Власть и реформы. От самодержавной к советской России. СПб., 1996. С. 364.
      10. О предшествующей деятельности Лорис-Меликова см.: Ибрагимова З. Х. Терская область под управлением М. Т. Лорис-Меликова (1863-1875). М., 1998.
      11. ОР РГБ, ф. 169, к. 62, д. 36, л. 7-8.
      12. Кони А. Ф. Указ. соч. С. 204; Пантелеев Л. Ф. Указ. соч. С. 104.
      13. РГАЛИ, ф. 472, оп. 1, д. 83, л. 40; Скальковский А. А. Воспоминания о графе Лорис-Меликове // Новое время. 1889. № 4622, 10(23) января.
      14. ОР РНБ, ф. 856, оп. 1, д. 6, л. 572; Милютин Д. А. Дневник. Т. 3. М.,1950. С. 112-113.
      15. РГАЛИ, ф. 472, оп. I, д. 83, л. 18-19, 40; Милютин Д. А. Указ. соч. Т. 3. С. 112-113.
      16. П. А. Валуев. Письма к М. Т. Лорис-Меликову (1878-1880) // Россия и реформы. Вып. 3. М., 1995. С. 100-109.
      17. РГИА, ф. 908, оп. 1, д. 572, л. 1-2.
      18. РГАЛИ, ф. 472, оп. 1, д. 83, л. 18; Клеинмихель М. Э. Из потонувшего мира. Берлин, [Б.г.] С. 84-85.
      19. РГАЛИ, ф. 472, оп. 1, д. 83, л. 18.
      20. Отголоски. 1879. № 7.
      21. РГИА, ф. 908, on. I, д. 572, л. 2-5.
      22. Отголоски. 1879. № 7.
      23. Милютин Д. А. Указ. соч. Т. 3. С. 134.
      24. ГА РФ, ф. 109, секретный архив, оп. 3, д. 163, л. 4.
      25. Там же, ф. 569, оп. 1, д. 16, л. 9; д. 26; л. 28; Скальковскии А. А. Указ. соч.
      26. ГА РФ, ф. 569, оп. 1, д. 140; РГИА, ф. 866, оп. 1, д. 125, л. 2-3; П. А. Валуев. Письма к М. Т. Лорис-Меликову. С. 109-115.
      27. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 14, л. 9-10. Подробнее о проекте П. А. Валуева см.: Захарова Л. Г. Земская контрреформа 1890 г. С. 44-52; Чернуха В. Г. Внутренняя политика царизма...
      28. Программа эта хорошо известна благодаря книге П. А. Зайончковского, однако с его оценкой предложений Лорис-Меликова далеко не во всем можно согласиться. См.: Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 116-119.
      29. ГА РФ, ф. 109, секретный архив, оп. 3, д. 163, л. 4-5. 30 Скальковский А.А. Указ. соч.
      31. ИРЛИ, ф. 274, д. 16, л. 129-131, 165-166; ГА РФ, ф. 1718, оп. 1,д. 8, л. 53; ОР РГБ, ф. 120, к. 12, д. 21, л. 24.
      32. ИРЛИ, ф. 274, д. 16, л. 557-559.
      33. ОР РНБ, ф. 856, оп. 1, д. 6, л. 673-675.
      34. Собрание распоряжений и узаконений правительства. 1880. № 15.
      35. Пантелеев Л. Ф. Указ. соч. С. 106-107.
      36. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 15, с. 201-202.
      37. Валуев П. А. Дневник (1877-1884). Пг., 1919. С. 61-62.
      38. ИРЛИ, ф. 274, д. 16, л. 557-559.
      39. Валуев П. А. Дневник (1877-1884). С. 67.
      40. ГА РФ, ф. 678, оп. 1, д. 334, л. 16-52.
      41. ИРЛИ, ф. 274, д. 16, л. 164.
      42. Былое. 1918. №4-5. С. 154-161.
      43. Переписка Александра III с ф. М. Т. Лорис-Меликовым... С. 107-108.
      44. Валуев П. А. Дневник (1877-1884). С. 92.
      45. Дневник Е. А. Перетца (1880-1883). С. 8.
      46. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 17, с. 156-157.
      47. Там же. С. 169-170.
      48. Кони А. Ф. Указ. соч. С. 193.
      49. Там же. С. 157-158.
      50. Фаресов А. И. Указ. соч. С. 495.
      51. Там же. С. 499.
      52. "Исповедь графа Лорис-Меликова"... С. 121.
      53. Пантелеев Л. Ф. Указ. соч. С. 102.
      54. Былое. 1918. № 4-5. С. 163.
      55. "Исповедь графа Лорис-Меликова"... С. 119-121.
      56. ГА РФ,ф. 583, оп. 1,д. 17, с. 14-17.
      57. РГИА, ф. 1250, оп. 2, д. 37, л. 51-52.
      58. Там же,ф. 1642, оп. 1,д. 189,л. 16-17.
      59. ОР РНБ, ф. 1004, оп. 1,д. 42, л. 1-2.
      60. Исповедь графа Лорис-Меликова"... С. 124; ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 17, с. 94; Дневник Е. А. Перетца (1880-1883). С. 14.
      61. РГАЛИ, ф. 459, оп. 1, д. 3919, л. 11.
      62. Былое. 1918. № 4-5. С. 160-164, 182.
      63. ГА РФ, ф. 569, оп. 1, д. 96, л. 25-26.
      64. Белоголовый Н. А. Указ. соч. С. 209-210.
      65. Кони А. Ф. Указ. соч. С. 201.
      66. Пантелеев Л. Ф. Указ. соч. С. 102-103.
      67. Валуев П. А. Дневник (1877-1884). С. 62, 145, 157; Кони А. Ф. Указ. соч. С. 194.
      68. Кони А. Ф. Указ. соч. С. 197.
      69. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 17, с. 166; ОРРНБ, ф. 1004, оп. 1,д. 19.
      70. РГИА, ф. 919, оп. 2, д. 2454, л. 4-8, 31-32. Письмо К. Д. Кавелина к М. Т. Лорис-Меликову // Русская мысль. 1905. № 5. С. 30-37; Записки А. И. Кошелева. М., 1991. С. 190-191; Кони А. Ф. Указ. соч. С. 188, 197.
      71. Былое. 1918. №4-5. С. 160.
      72. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 17, с. 142-143.
      73. Былое. 1918. № 4-5. С. 160.
      74. РГАЛИ, ф. 459, оп. 1, д. 3919. См. также: Луночкин А. В. Газета "Голос" и режим М. Т. Лорис-Меликова // Вестник Волгоградского университета. 1996. Сер. 4 (история, философия). Вып. 1. С. 49-56.
      75. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 17, с. 156-157.
      76. Былое. 1917. № 4. С. 36-37; "Исповедь графа Лорис-Меликова"... С. 123.
      77. Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. 1. С. 302-303.
      78. ОР РНБ, ф. 1004, оп. 1, д. 19, л. 2-3.
      79. 3айончковский П. А. Указ. соч. С. 232-233.
      80. ОР РНБ, ф. 1004, оп. 1, д. 42, л. 1-2.
      81. "Исповедь графа Лорис-Меликова"... С. 121.
      82. ИРЛИ, ф. 359, д. 525, л. 12.
      83. ОР РНБ, ф. 600, оп. 1, д. 198, л. 7.
      84. Там же. ф. 1004, оп. 1,д. 19, л. 2-3.
      85. ГА РФ, ф. 583, оп. 1,д. 17, с. 137.
      86. ОР РНБ, ф. 1004, оп. 1, д. 19, л. 7-8.
      87. Былое. 1918. № 4-5. С. 164.
      88. Пантелеев Л. Ф. Указ. соч. С. 101-102.
      89. Кони А. Ф. Указ. соч. Т. 5. С. 197.
      90. Пантелеев Л. Ф. Указ. соч. С. 102.
      91. ОР РНБ, ф. 1004, оп. 1, д. 42, л. 5.
      92. ГА РФ, ф. 583, оп. 1,д. 17, с. 12-17.
      93. Милютин Д. А. Указ. соч. Т. 4. С. 62.
      94. Подробнее см.: Захарова Л. Г. Самодержавие и реформы в России. 1861-1874. (К вопросу о выборе пути развития) // Великие реформы в России. 1856-1874. М., 1992. С. 24-43.
      95. "Исповедь графа Лорис-Меликова"... С. 120.
      96. Былое. 1918. № 4-5. С. 157; Русский архив. 1912. № 11. С. 421 - 422.
      97. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 17, с. 16-17.
      98. Былое. 1918. № 4-5. С. 158-159.
      99. Письмо Н. А. Милютина к Д. А. Милютину (публикация Л. Г. Захаровой) // Российский архив. История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Вып. 1. М., 1995. С. 97.
      100. ОР РНБ, ф. 856, оп. 1,д. 7, л. 101.
      101. Фаресов А. И. Указ. соч. С. 500.
      102. ГА РФ, ф. 583, оп. 1, д. 18, с. 204-205.
      103. Подробнее см.: Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 300-378.
      104. Былое. 1918. № 4-5. С. 180. Письма Победоносцева Александру III. Т. 1. С. 315-318.
      105. ОР РГБ, ф. 230, п. 4410, д. 1, л. 50.
      106. Милютин Д. А. Указ. соч. Т. 4. С. 54.
      107. Там же. С. 40-41.
      108. ОР РНБ,ф. 1004, оп. 1,д. 19, л. 4-5.
      109. Былое. 1918. № 4-5. С. 180-185.
      110. К. П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки. Т. 1. Полутом 1. М.; Пг., 1923. С. 49.
    • Полунов А. Ю. Константин Петрович Победоносцев - человек и политик
      Автор: Saygo
      Полунов А. Ю. Константин Петрович Победоносцев - человек и политик // Отечественная история. - 1998. - № 1 - С. 42 - 55.
      Вторая половина XIX и начало XX в. были одной из самых напряженных эпох в истории России, когда решалось - устоит ли "старый порядок" или страна свернет на путь, ведущий к революции. В 1860-1870-е гг. самодержавие провело серию Великих реформ, глубоко обновивших социально-политические структуры страны; однако резкая, сжатая модернизация "сверху" оказалась весьма болезненной. Экономика с трудом перестраивалась на новый лад; росла социальная напряженность, зачатки самоуправления плохо уживались с бюрократией, общество раскололось на яростно враждующие течения. Апогеем кризиса стала гибель в 1881 г. царя-реформатора Александра II от бомбы террориста. В этот момент на авансцену вышел политик, настоявший на крутом разрыве с курсом реформ, предложивший свою альтернативу развития России. Советам этого деятеля следовали Александр III и Николай II, он глубоко повлиял на политику правительства, а в начале XX в. казался многим главным виновником революции. "Его деятельность в течение двадцати пяти лет - история России за этот период, - писала в 1907 г. одна из российских газет. - По его воле мы неуклонно шли назад, хотя все чувствовали необходимость идти вперед"1.
      Кем же он был - Константин Петрович Победоносцев? Об отдельных сторонах его политической карьеры написано немало, но до сих пор в историографии недостает обобщающего взгляда на жизнь и деятельность этого сановника, ученого, публициста2.




      * * *
      Победоносцев родился в 1827 г. Он был сыном профессора словесности Московского университета и внуком приходского священника. Окончив в 1846 г. Училище правоведения, Победоносцев служил в московских департаментах Сената и к 1863 г. стал действительным статским советником, обер-прокурором восьмого департамента. Одновременно Константин Петрович изучал историю русского гражданского права, с 1858 г. начал публиковать свои работы, а в 1859-1865 гг. состоял профессором Московского университета. Главный труд Победоносцева-правоведа - "Курс гражданского права" - выдержал пять изданий, став настольной книгой для ряда поколений русских юристов. Литературных и ученых занятий Константин Петрович не оставлял до конца жизни: он написал свыше 70 статей, 17 книг, перевел 19 книг, издал 11 сборников исторических и юридических материалов. Победоносцев был почетным членом Российской и Французской академий наук, Московского, Петербургского, Киевского, Казанского и Юрьевского университетов.
      В 1881 г. Константин Петрович был приглашен в царскую семью преподавать правоведение. Он был наставником цесаревича Николая, великих князей Александра (стал наследником после смерти Николая) и Владимира, цесаревны Марии Федоровны. В 1865 г. Победоносцев перебрался в Петербург, приобщившись к высшей государственной деятельности и придворным сферам через салоны графини А. Д. Блудовой и великой княгини Елены Павловны. В 1868 г. он стал сенатором, в 1872 г. - членом Государственного совета, состоял в комиссиях по рассмотрению отчетов Министерства народного просвещения (1875-1876) и по тюремной части (1877). В 1880 г. Победоносцев был назначен обер-прокурором Святейшего Синода и членом Комитета Министров.
      Эпоха Александра III стала апогеем могущества Победоносцева, но заметную роль играл он и позднее. В 1894 г. Победоносцев получил звание статс-секретаря, а спустя два года был награжден орденами Святого Владимира первой степени и Андрея Первозванного. Обер-прокурор входил в совещание, рассматривавшее петиции литераторов о смягчении цензуры (1895); возглавил два совещания по рабочему вопросу (1896 и 1898); играл видную роль в комиссии о законодательстве для Финляндии (1898-1899). В отставку обер-прокурор подал через два дня после выхода Манифеста 17 октября 1905 г. и в марте 1907 г. скончался.
      Молодость Победоносцева, казалось бы, ничем не предвещала ни громкой государственной роли, ни мрачной славы врага прогресса. "Это был прелестный человек, - вспоминал о Победоносцеве начала 1860-х гг. его коллега-профессор Б. Н. Чичерин. - Тихий, скромный, глубоко благочестивый... с разносторонне образованным и тонким умом, с горячим и любящим сердцем, он на всем существе своем носил печать удивительной задушевности, которая невольно к нему привлекала"3.
      Победоносцев вырос в большой патриархальной семье, где десять братьев и сестер были намного старше его. С детства замкнутый и одинокий, он привык к упорному труду, страстно любил чтение и был необычайно привязан к церкви. "Если бы не случай, - замечал о Победоносцеве сановник и литератор Е. М. Феоктистов, - из него вышел бы замечательный деятель на ученом или литературном поприще"4.
      Впоследствии Константин Петрович с тоской вспоминал годы уединенных занятий наукой, "когда он жил без забот, тихо и незнаемый людьми, в Москве, в родительском доме".
      Многие современники соглашались с тем, что научно-литературная стезя больше всего подошла бы Победоносцеву. И внешность, и манеры его до конца жизни несли печать академизма. "В его сухой, худой фигуре, - вспоминал литератор Е. Поселянин, - в пергаменте выбритого лица, в глазах, бесстрастно глядевших на вас сквозь стекла больших черепаховых очков, было что-то удивительно напоминавшее немецкого ученого"5.
      Начало Великих реформ Победоносцев встретил с энтузиазмом. Как и многие современники, он возмущался произволом и бюрократизмом николаевских времен, мечтал приобщить Россию к новейшим успехам науки и цивилизации. В 1859 г. Константин Петрович защитил магистерскую диссертацию о реформе гражданского судопроизводства (опубликована в "Русском вестнике" М. Н. Каткова), отослал Герцену в Лондон памфлет против министра юстиции графа В. Н. Панина, а с 1861 г. активно участвовал в разработке судебной реформы.
      Что же погасило либеральные стремления молодого реформатора? Что толкнуло замкнутого московского ученого на широкое политическое поприще? Истоки этого поворота восходили к давнему прошлому, к духовной атмосфере родительского дома, наложившей глубокую печать на мировоззрение Победоносцева.
      Отец будущего обер-прокурора Петр Васильевич (1771-1843) был типичным разночинцем-поповичем, интеллигентом в первом поколении. Усердно занимаясь всеми видами умственного труда для того, чтобы "выбиться в люди", Петр Васильевич благоговел перед наукой, просвещением, европейской культурой, но воспринимал их главным образом внешне. Переводя западных авторов, он и не предполагал, что их идеи могут болезненно столкнуться с основами российского жизнеустройства. Судя по публикациям Победоносцева-старшего, он никогда не задумывался над справедливостью окружавших его социально-политических порядков, принимал их как данность и непоколебимо верил в неизбежный прогресс посредством распространения просвещения, утверждения морали и хорошего вкуса6.
      Сходным было отношение Победоносцева-младшего к либеральным началам в эпоху Великих реформ. Он твердо отстаивал гласный, устный, состязательный и независимый суд (т.е. переустройство в рамках механизма юстиции), но умалчивал о расширении прав общества (выборный мировой суд, присяжные). Живая деятельность духа в суде, писал Победоносцев, "явилась бы сама собою, и те же судьи стали бы действительно судьями, когда бы вместо немой бумаги стали бы перед ними живые люди... Если бы притом в залу присутствия проник свет... тогда в священном и торжественном обряде суда не было бы... неправды". Успех, полагал Победоносцев, придет и без глубоких перемен. "Не нужно писать новых законов; стоит только понять и применить к делу учреждения уже существующие"7.
      Что же должен был испытать Победоносцев, когда реформы начали выходить из намеченного им русла, казавшегося столь разумным и спокойным? "Я... протестовал, - вспоминал впоследствии Константин Петрович, - против безрассудного заимствования из французского кодекса форм, несвойственных России и, наконец, с отвращением бежал из Петербурга в Москву, видя, что не урезонишь людей"8.
      Сознание Победоносцева, не осмыслившего либеральные идеи во всей их сложности и глубине, пережило в пореформенную эпоху катастрофический перелом. Он не смог более или менее плавно скорректировать свои взгляды, перейдя к безусловному отрицанию прежних оценок. "Царствование Николая как будто отодвинуло нас далее в глубину минувших эпох", - доказывал Победоносцев в герценовской публикации, а спустя четверть века он тосковал по тому времени: тогда "просты и ясны казались те задачи жизни, которые с тех пор усложнились и запутались невообразимо". В 1859 г. Победоносцев порицал николаевский режим за "суровое отдаление от народа", а в 1896 г. утверждал, что плодотворные меры исходят лишь «от центральной воли государственного деятеля и меньшинства, просветленного высокой идеей и глубоким знанием... а масса, как всегда и повсюду, состояла и состоит из толпы "vulgus"». "Правда не боится света. Что прячется от света и скрывается в тайне, в том, верно, есть неправда", — категорично заявлял Победоносцев в магистерской диссертации. "В наше время, когда задумывается доброе и чистое дело, надобно тщательно укрывать его от гласности, как курица ищет тайного угла, чтобы снесть яйцо свое", - утверждал он двадцать лет спустя9.
      Подобный мировоззренческий сдвиг не был плодом холодного расчета - за ним стояли человеческие эмоции и переживания. Константина Петровича страшило развитие пореформенной России, где все менялось с небывалой быстротой, исчезла привычная опека власти, рушился патриархально-сословный уклад с его вековой размеренностью и определенностью. "Как же тяжел этот мир, - жаловался Победоносцев своей доверенной собеседнице Е. Ф. Тютчевой. - Как и куда от него укрыться, чтобы не видеть и не слышать!.. Есть что-то фантастически дикое и страшное в этом трепетании жизни"10.
      Фактически все социальные и идейные новшества 1860-1870-х гг. с ужасом и презрением отвергались Победоносцевым. "Накопилась в нашем обществе, - писал он, - необъятная масса лжи, проникшей во все отношения, поразившей саму атмосферу, которой мы дышим, среду, в которой мы движемся и действуем, мысль, которой мы направляем свою волю, и слово, которым выражаем мы мысль свою"11. Константина Петровича глубоко травмировало исчезновение прежней ясности и предсказуемости, постепенное размывание сословных и бюрократических "рамок", избавлявших в прежние времена от необходимости мучительного личного выбора.
      В пугающе жестком мире Победоносцев после переезда в Петербург пытался создать теплый "микрокосм" - узкий круг доверенных собеседников. К их числу принадлежали сестры А. Ф. и Е. Ф. Тютчевы, хозяйка известного интеллектуального салона баронесса Э. Ф. Раден, профессор-ботаник и сельский педагог С. А. Рачинский, а также супруга Константина Петровича - Екатерина Александровна, урожденная Энгельгардт, бывшая его ученица. В кругу литературно-научных тем, в личных отношениях сановник был подчеркнуто учтив и деликатен, что резко контрастировало с его жесткой политической позицией.
      От "испорченного" общества пореформенной эпохи Победоносцев стремился бежать в уединение, на лоно природы, в мир религиозных чувств. "Я смог позабыться, - писал он в 1864 г. А. Ф. Тютчевой из смоленского имения будущего тестя, - и пожить органической жизнью простого человека, отложив в сторону всякие заботы... которые не дают перевесть дух... в кругу так называемой общественной деятельности. Для того, чтобы так пожить и так забыться, лучше нет места, как русский монастырь или русская деревня"12. Победоносцев истово любил богослужение, часто посещал храм, ежегодно Страстную (последнюю предпасхальную) неделю проводил с женой в Троице-Сергиевой пустыни под Петергофом.
      Что же касается официальной столицы, то она вызывала у Победоносцева крайнюю неприязнь. "Пока живу в Петербурге, - жаловался он Е. Ф. Тютчевой, - мне все кажется, что я в чужом городе - и где-то в гостинице". Космополитичный "град Петра" с его бюрократической сухостью и контрастными индустриального прогресса казался после старозаветной Москвы наваждением, фантасмагорией. Порой Победоносцев страшился даже выйти на улицу. "В сырости, в слякоти, в мерцании фонарей, - описывал он прогулку по Невскому, - со всех сторон шмыгали какие-то фигуры странного, казалось, вида - было что-то мрачно-таинственное в этом движении. Я подумал: если бы это привиделось во сне, человек проснулся бы с тяжелым ощущением"13.
      Вообще переезд в северную столицу стал для Победоносцева своеобразным шоком, чем-то вроде психологической травмы. "Вдруг, - писал он Е. Ф. Тютчевой, - однажды раскрылось окно... и меня выперло на большую дорогу, на рынок житейских дел, на берега Невы, на остров блаженного законодательства". Особенно горька была для бывшего профессора необходимость поминутно отрываться от книги, погружаясь в нелюбимую чиновничью суету и рутину. "Мой кабинет возле самой передней и звонка, - жаловался он Тютчевой, - так что всякий желающий может достать меня немедленно и кто только не достает меня. И так книгу постоянно у меня вырывают. А их так много, и таких интересных"14.
      Строгий моралист из арбатских переулков неодобрительно поглядывал на царившую вокруг расточительность и "вольные нравы" высшего света. Въехав в 1880 г. с женой в обер-прокурорский дом, Победоносцев писал Тютчевой: "Не поверите, как неприятно видеть всю эту роскошь... Мы ходили тут с задней мыслью о том, что не наша вина, что мы право не виноваты". В своей публицистике он клеймил "великолепные чертоги", "где разряженные дамы рассказывают друг другу про любовные игры свои, где слышится во всех углах щебетание взаимного самодовольства и беззаботной веселости, где извиняют друг другу все - кроме строгого отношения к нравственным началам жизни"15. Дважды Константин Петрович предлагал Е. Ф. Тютчевой начать среди светских дам движение против роскоши в одежде - обзавестись общей портнихой, уговориться шить недорогие платья.
      В свою очередь и свет платил Победоносцеву неприязнью, награждая его за глаза обидными кличками: "попович", "пономарь", "просвирня". Все это углубляло природный пессимизм и мизантропию Победоносцева: лейтмотивом его писем были болезни, смерти, похороны, всегдашняя усталость и безысходность. По мнению многих современников, Победоносцев в 1870-е гг. оказался попросту не на своем месте, однако сам он никогда не пытался уйти с раздражавшего его поприща: все повороты в своей судьбе Константин Петрович связывал с волей Провидения и страстно стремился искоренить в окружающем мире все, что не вписывалось в его взгляды.
      Чем же, по Победоносцеву, были вызваны беды пореформенной России? Их корнем сановник считал порочный принцип, положенный в основу реформ, - веру в добрую природу человека, стремление максимально освободить его. "Печальное будет время... - доказывал Константин Петрович, - когда водворится проповедуемый ныне культ человечества. Личность человека немного будет в нем значить; снимутся и те, какие существуют теперь, нравственные преграды насилию и самовластию"16.
      Порочная идея "народовластия", по мнению Победоносцева, дала буйную поросль проникнутых ложью учреждений. Выборное начало вручает власть толпе, которая, будучи не в силах осмыслить сложные политические программы, слепо идет за броскими лозунгами. Так как непосредственное народоправство невозможно, народ передоверяет свои права выборным представителям, однако те, поскольку человек эгоистичен, оказавшись у власти, помнят лишь о своих корыстных интересах. Свобода печати дает огромную и по сути бесконтрольную власть случайным людям, сулит успех лишь изданиям, рассчитанным на низменные вкусы; в суде присяжных решения выносят люди некомпетентные и подверженные сторонним влияниям.
      Все пороки, полагал Победоносцев, приходят вместе с усложнением, отходом от "естественных", исторически сложившихся форм социальной жизни. Опорой порядка Победоносцев считал "простой народ", интуитивно, на основе традиции и опыта отделяющий добро от зла. "Во всяком деле жизни действительной, - настаивал сановник-публицист, - мы более полагаемся на человека, который держится упорно и безотчетно мнений, непосредственно принятых и удовлетворяющих инстинктам и потребностям природы, нежели на того, кто способен изменять свои мнения по выводам своей логики"17. Носителями деструктивных тенденций виделись "беспочвенные" слои - интеллигенция и бюрократия, склонные перестраивать жизнь по рациональным схемам на основе западных образцов.
      Бывший московский профессор с большим недоверием относился к теоретическим конструкциям, опасался насилия отвлеченной догмы над жизнью. В его научных трудах царил культ "факта" при неприязненном отношении к выводам, теории, умозаключениям. "Самые драгоценные понятия, какие вмещает в себя ум человеческий, находятся в глубине поля и в полумраке, - подчеркивал Победоносцев. - Около этих-то смутных идей, которые мы не в силах привесть в связь между собою, - вращаются ясные мысли"18.
      Победоносцев с опаской воспринимал и яркие проявления индивидуальности, способные поколебать прочность сложившегося уклада. «Самолюбия, выраставшие прежде ровным ростом... стали разом возникать, разом подниматься во всю безумную высоту человеческого "я", - писал он. - Прежде было больше довольных и спокойных людей, потому что люди не столько ожидали от жизни, довольствовались малой, средней мерою, не спешили расширять судьбу свою»19. Оптимальным историческим путем при таком подходе виделся механизм, максимально близкий к животному или растительному росту, огражденный от всяких волевых вторжений.
      Неоднозначность и противоречивость пореформенного развития казались Победоносцеву признаком деградации, ему хотелось внести во все безусловную четкость и определенность. «Главная наша беда в том, - писал обер-прокурор царю, - что цвета и тени у нас перемешаны. Мне всегда казалось, что основное начало управления - то же, которое явилось при сотворении мира Богом. "Различа Бог между светом и тьмою" - вот где начало творения вселенной»20. В соответствии с этой схемой вся власть должна была сосредоточиться в руках самодержавия, а общество по сути своей являлось ведомым, управляемым началом. Страна спокойна, доказывал обер-прокурор, когда правительство твердо следует раз усвоенным принципам; все смуты связаны с политикой уступок, лавирования, маневров, за которыми, по Победоносцеву, стояло лишь малодушие и тщеславие правителей.
      Политические выкладки Победоносцева перекликались с его историческими штудиями: он полагал, что у России "не было своих средних веков", здесь не сформировалось "третьего сословия" с присущими ему склонностями и понятиями. Все служилые и тяглые корпорации в России были "собственностью государства"; на русской почве не могло сложиться ни полноценной частной собственности, ни понятия о "самостоятельной гражданской личности"21.
      Самодержцу, согласно взглядам Победоносцева, отводилась в обществе исключительно большая роль. "Вся тайна русского порядка и преуспеяние - наверху, в лице верховной власти... - наставлял Победоносцев Александра Александровича. - Ваш труд всех подвинет на дело, ваше послабление и роскошь зальют всю землю послаблением и роскошью... Нигде, а особливо у нас, в России, ничего само собою не делается, без правящей руки, без надзирающего глаза, без хозяина"22. Власть рассматривалась как высший арбитр абсолютно во всех вопросах, к которому можно обратиться за разрешением любой коллизии.
      При этом самодержавие Победоносцева вовсе не было "диктатурой дворянства" - монарху надлежало стоять над классами и сословиями, выражая общенациональные интересы. "Вот неудобство - оттенять то или другое сословие в смысле какого-то преимущественного права на преданность престолу и отечеству. В этом все равны, - писал обер-прокурор Александру III23. Социальным идеалом Победоносцева был гармоничный союз традиционных сословий - патриархального крестьянства, купечества, "коренного" дворянства, живущего в своих имениях. Важнейшим залогом стабильности виделось духовное единство власти и народа, исключавшее, по мысли Победоносцева, свободу совести, отделение Православной церкви от государства и уравнение исповеданий.
      Каково было предназначение каждого верноподданного в рамках "двухцветной" (власть - народ) государственной системы? Ему надлежало выбрать определенный, строго очерченный круг занятий и замкнуться на нем, не задаваясь общими вопросами. Сам Победоносцев как администратор не доверял официальным управленческим структурам, казавшимся слишком сложными и разветвленными. "Часто думаешь, - писал Победоносцев Тютчевой, - что во всей нашей призрачной, самообольстительной, суетной деятельности одно лишь не призрачно: дело в самой простой его форме - алчущего накормить, жаждущего напоить, нагого одеть"24.
      Образцом такого "дела" виделась филантропия, которой Победоносцев занимался всю жизнь: его жена вспоминала, как по праздникам Константин Петрович заказывал массу игрушек, которые лакей разносил по квартирам бедным, а по воскресеньям после церковной службы много денег раздавал нищим25.
      Обратной стороной "черно-белого" видения мира было стремление относить все беды на счет чьих-то происков. "Я не имею никакого сомнения, - писал Победоносцев Тютчевой в 1879 г., - что весь нынешний террор того же происхождения, как и террор 1862 г.: тот же польский заговор, только придуманный искуснее прежнего, а наши безумные, как всегда, идут, как стадо баранов... Главным сознательным орудием служат жиды - они ныне повсюду первое орудие революции"26. Подобный взгляд на мир порождал гнетущее чувство бессилия перед таинственным заговором, состояние паники, истерии на крутых поворотах истории: "Я живу... в каком-то кошмаре, от которого лишь изредка как будто просыпаешься, а потом опять что-то ложится на грудь и давит" (1876); "Как печально, как бестолково, как безнадежно... Свету нет, нет воздуха, нет движения, нет мысли и воли" (1879)27.
      На излете эпохи реформ обличения Победоносцева встречали сочувствие в разных общественных кругах, отнюдь не только ортодоксально-реакционных. "Он производил очень хорошее впечатление, - вспоминал о Победоносцеве конца 1870-х гг. А. Ф. Кони. - Ум острый и тонкий, веское и живое слово были им обыкновенно обращаемы на осуждение правительственных порядков царствования, которое началось так блестяще, а кончалось так плачевно"28. Четкость и ясность идей Победеносцева казалась желанным ориентиром в запутанной ситуации конца 1870-х гг.: не случайно к Победоносцеву тянулся, считал его своим другом и наставником в последние годы жизни Ф. М. Достоевский. Все сильнее попадал под влияние Победоносцева и наследник престола Александр Александрович - человек волевой и упорный, однако весьма ограниченный, жаждавший простого объяснения причин неурядиц пореформенной России и столь же простых рецептов их искоренения.
      Доверительные отношения между бывшим учителем и учеником постепенно приобретали оттенок оппозиции курсу правительства, особенно по церковному и национальному вопросам. В 1867 г. Победоносцев рекомендовал наследнику поехать в Москву на похороны митрополита Филарета (Александр II счел это неуместным). По совету своего наставника цесаревич прочел запрещенные в России "Письма из Риги" Ю. Ф. Самарина, принял (несмотря на возможный протест Вены) опальных славянских деятелей из Австро-Венгрии.
      Балканский кризис 1875-1876 гг. Победоносцев встретил на позициях панславизма, резко порицал пассивность правительства, а после начала войны с Турцией слал наследнику, возглавившему Рущукский отряд, подробные реляции об обстановке в России. Эти письма стали для цесаревича фактически единственным источником политических новостей из России (по официальным каналам до наследника доводили только военную информацию). Воспользовавшись этим, Победоносцев повел большую и опасную политическую игру: в своих письмах он твердил (со ссылками на "толки" и "слухи") о воровстве и развале в ведомствах либералов - Морском министерстве великого князя Константина Николаевича и Военном министерстве Д. А. Милютина. В 1878 г. Победоносцев занял и официальный пост при цесаревиче, возглавив состоявший под его патронажем Добровольный флот. Между тем либералы проглядели возвышение Победоносцева, считая его взгляды немыслимым и неопасным анахронизмом. Победоносцева называли "человеком из XVII, а не из XIX века", "русским китайцем", а глава правительства М. Т. Лорис-Меликов с улыбкой говорил ему: "Вы оригинально честный человек и требуете невозможного"29. По ходатайству Лорис-Меликова, искавшего контактов с наследником, "русского китайца" ввели в Верховную распорядительную комиссию, а затем и в правительство.
      1 марта 1881 г. смешало все карты и в одночасье вознесло "дьячкова внука" на вершины государственной власти. «Хотя Победоносцев не кичился и не рисовался своим влиянием, - вспоминал Кони, - все немедленно почувствовали, что это "действительный тайный советник" не только по чину». Большинство ораторов в Государственном совете "стало постоянно смотреть в его сторону, жадно отыскивая в сухих чертах его аскетического лица знак одобрения"30. Обер-прокурор сыграл главную роль в разгроме всех покушений на незыблемость самодержавия - "конституции" Лорис-Меликова (март-апрель 1881 г.), Земского собора Н. П. Игнатьева (май 1882 г.), аристократической Святой дружины (ноябрь 1882 г.)31. Однако, когда пришло время воплощать в жизнь общие политические декларации, Победоносцев стал проявлять удивившие многих колебания и нерешительность. В чем же заключалось своеобразие позиции обер-прокурора?
      Для ответа на этот вопрос необходимо осмыслить поведение Победоносцева весной 1881 г., когда решалась и судьба России, и личная карьера обер-прокурора. На одном из правительственных совещаний (21 апреля), опровергая заявления либеральных бюрократов о том, что болезни России коренятся в незавершенности реформ, Победоносцев говорил: "Все беды нашего времени происходят от страсти к легкой наживе, от недобросовестности чиновников, от недостатка нравственности и веры в высших слоях общества, от пьянства в простом народе"32. Либералы попросту не приняли эту тираду всерьез, между тем для обер-прокурора она была исполнена глубокого смысла. Прямым ее продолжением стал написанный Победоносцевым Манифест 29 апреля 1881 г., не только отвергавший покушения на самодержавие, но и намечавший определенную позитивную программу - "Мы призываем всех верных подданных Наших... к утверждению веры и нравственности, к доброму воспитанию детей, к истреблению неправды и хищения"33.
      Думается, сердцевиной речей и деклараций обер-прокурора, основой его взглядов был принцип "люди, а не учреждения". К этому его подталкивало и воспитание в духе морализаторских концепций XVIII в., и былой профессорский опыт, и своеобразие политической ситуации 1880-х гг. Глубже и раньше других осознавший сложность положения правительства (либеральные реформы не принесли благоденствия, но их отмена в перспективе грозила общественными потрясениями), Победоносцев попытался предложить "третий путь": заморозить статус-кво в сфере "учреждений", а тем временем переродить людей внутренне. "Мы живем в век трансформации всякого рода в устройстве администрации и общественного управления, - писал Победоносцев Рачинскому. - До сих пор последующее оказывалось едва ли не плоше предыдущего... У меня больше веры в улучшение людей, нежели учреждений"34.
      Следует отметить, что Победоносцев действовал в русле давней традиции консервативной политической мысли. Еще в начале XIX в., протестуя против конституционных проектов М. М. Сперанского, Н. М. Карамзин писал: "Не формы, а люди важны"; "общая мудрость рождается только от частной"; "дела пойдут как должно, если вы найдете в России пятьдесят мужей умных, добросовестных"35. За несколько месяцев до 1 марта старая коллизия "ожила" в полемике вокруг Пушкинской речи Достоевского, причем сам писатель, защищавший приоритет внутреннего совершенствования человека, прямо ссылался в своих письмах на советы и наставления Победоносцева36.
      В сфере государственного управления опора на "людей" предполагала назначение достойных правителей вместо административных реформ, напряженный личный труд царя, контроль за всеми сферами государственной жизни. "Устроить порядок, - внушал Победоносцев Александру Александровичу, - можно только людьми способными и горячими и толковыми... А для того, чтобы их выбрать, нужно иметь, кроме ума, горячее сердце и быть в живом общении с живыми людьми"37. Связывать монарха с народом призван был честный и близкий к народной жизни советник, в этой роли Победоносцев видел прежде всего себя. "Я русский человек, живу посреди русских и знаю, что чувствует народ и чего требует, - писал он царю. - Вы, конечно, чувствуете, при всех моих недостатках, что я при вас ничего не искал, и всякое слово мое было искренним"38.
      В то же время контрреформы, переделку институтов 1860-1870-х гг. обер-прокурор воспринял настороженно - ведь это было столь нелюбимое им волевое вмешательство в статус-кво, пусть и реакционное. "Зачем строить новое учреждение... когда старое учреждение потому только бессильно, что люди не делают в нем своего дела как следует?" - говорил Победоносцев царю при обсуждении университетского устава 1884 г., первого законодательного акта в цепи контрреформ39. Эту же мысль Победоносцев внушал своему однокашнику государственному секретарю А. А. Половцову, надеясь через него повлиять на судьбу законопроекта. "Приходит Победоносцев и в течение целого часа плачет на тему, что учреждения не имеют важности, а что все зависит от людей, а людей нет", - отмечал Половцов в дневнике в мае 1884 г. «Победоносцев не перестает восклицать "Нету людей! Художника нету, чтобы все это сводить к единству"», - записал он месяц спустя40.
      Идейные установки Победоносцева отчетливо проявились в его практической деятельности. Он подбирал кандидатов на ключевые посты в правительстве (министра внутренних дел, народного просвещения, юстиции, финансов), следил за замещением постов начальников государственной полиции и цензуры, генерал-губернаторов окраинных земель. Иногда обер-прокурор напрямую вмешивался в текущую деятельность администраторов - например, главы цензуры Е. М. Феоктистова, министра внутренних дел Н. П. Игнатьева. Последнему за год его министерства (1881-1882) Победоносцев отправил 79 директивных писем.
      Стремясь внести справедливость и порядок в жизнь государства, Победоносцев обращался непосредственно к царю по всем вопросам, которые казались ему важными. "Простите, Ваше Величество, - писал обер-прокурор императору, - что я слишком, может быть, часто утруждаю Ваше внимание своими писаниями. Но что же делать, когда сердце не терпит в таких делах, в коих только у Вашего Величества можно искать крепкую опору живого движения к правде"41. С недоверием относясь к "столичной публике", обер-прокурор во время многочисленных разъездов по стране пытался выявить и поощрить "на местах" каждого отдельного усердного работника, отсылая царю подробные реляции о состоянии дел в провинции и детальные характеристики местной администрации.
      Победоносцеву в высшей степени был присущ "синдром педагога" - желание всех наставлять, всем указывать, ничего не пускать на самотек. Порой его подозрительность принимала маниакальный характер. Так, он затеял особую переписку с министром внутренних дел, заметив в продаже конверты подозрительного красного цвета; водяной знак на почтовой бумаге, по мнению Победоносцева, напоминал "галльского петуха" и мог быть понят как намек на революцию.
      Особо строго Победоносцев надзирал за духовной жизнью общества - репертуаром театров и выставок, работой народных читален, составом библиотечных фондов, развитием литературы и периодики. "Я всегда изумлялся, - вспоминал Феоктистов о Победоносцеве, — как у него хватало времени читать не только наиболее распространенные, но и самые ничтожные газеты, следить в них не только за передовыми статьями и корреспонденциями, но даже (говорю без преувеличения) за объявлениями, подмечать в них такие мелочи, которые не заслуживали ни малейшего внимания. Беспрерывно я получал от него указания на распущенность нашей прессы, жалобы, что не принимается против нее достаточно энергичных мер"42. С 1882 г. обер-прокурор вошел в Верховную комиссию по печати, получившую право административным путем закрыть любое издание. Под давлением и при личном участии Победоносцева до 1887 г. было ликвидировано 12 газет и журналов, в том числе "Голос" А. А. Краевского и "Отечественные записки" Салтыкова-Щедрина, резко ограничено открытие новых изданий43.
      Одним из первых Победоносцев осознал важность "идеологического обеспечения" для государственной политики: в 1880-1890-е гг. им было организовано 17 массовых церковно-общественных торжеств - 1000-летие кончины св. Мефодия (1886, Петербург), 900-летие крещения Руси (1888, Киев), 500-летие кончины Сергия Радонежского (1892, Москва) и др.
      Поощрялась реставрация древних святынь (Успенских соборов в Москве и Владимире, Софии Новгородской, Ростовского Кремля) и строительство новых храмов в "самобытном" стиле - Владимирского собора в Киеве, храма Спаса на Крови в Петербурге. Администрация была призвана блюсти и "чистоту нравов": обер-прокурор стремился подчинить общественный быт церковным нормам, препятствовал женской эмансипации и реформе законодательства о браке.
      Важнейшее, если не главное место в планах Победоносцева занимала церковь. Именно в ней обер-прокурор видел основной рычаг "внутреннего перерождения" людей, призванного решить острейшие проблемы российской действительности. Церковная проповедь покорности, смирения, дисциплины виделась Победоносцеву главной плотиной на пути пореформенного "хаоса" и "своеволия". При активном содействии обер-прокурора за 1881-1905 гг. количество монастырей выросло с 631 до 860, число церквей - с 41 683 до 48 375, численность монашествующих - с 28 500 до 63 080, численность белого духовенства - с 94 437 до 103 437. Особенно бурным был рост церковных школ для народа: их число увеличилось почти в 10 раз (с 4 404 до 42 884), количество учащихся в них - в 20 раз (с 104 781 до 2 006 847)44. Политика Победоносцева заметно отличалась от привычного обер-прокурорского утилитаризма по отношению к церкви и заставила многих говорить о начале "новой эры" в церковно-государственных отношениях. Не случайно светская бюрократия заподозрила обер-прокурора в "клерикализме", в намерении поставить церковь выше государства и даже прозвала его "русским папой".
      Победоносцев наметил и пытался воплотить в жизнь обширную программу социальных акций церкви: развитие проповеди, внебогослужебных собеседований, благотворительности, учреждение библиотек, распространение церковных братств. За 1880-е гг. примерно вдвое выросло число церковных журналов и газет, втрое - продукция синодальных типографий45.
      Обер-прокурор и сам активно брался за перо, публиковал множество сочинений по вопросам религии, семьи и школы, а квинтэссенция его публицистики - "Московский сборник" - вышел пятью изданиями и был переведен на несколько языков.
      В школьных и издательских программах Победоносцева явно просвечивало наследство идей просветительства - вера во всемогущество "учения" и "воспитания". Со сходных "просветительских" позиций оценивались и негативные (для Победоносцева) процессы: так, религиозное брожение в пореформенной России объяснялось "невежеством" масс и "подстрекательствами" извне. В связи с этим просветительские меры по отношению к "инаковерующим" дополнялись ужесточением репрессий. Старообрядцам было отказано в ходатайстве о распечатании алтарей на Рогожском кладбище, об отмене порицаний на старые обряды в синодальных изданиях, сорвано признание старообрядческой иерархии Константинопольским патриархатом. Русским баптистам (штундистам) запретили молитвенные собрания, чем фактически поставили это движение вне закона.
      В Прибалтике возбуждались уголовные дела против пасторов, совершавших требы для формально приписанных к православию (в 1890-е гг. в крае по данным властей числилось 15 тыс. "упорствующих" бывших лютеран)46. В Западном крае бывших униатов, обращавшихся за требами к ксендзам, облагали штрафами, конфисковывали их имущество, сажали под арест, высылали из края (в западных губерниях по официальным данным числилось 74 тыс. "упорствующих"). Победоносцев лично следил за производством дел в суде, полиции и прокуратуре, требуя как можно шире трактовать законы о вероисповедных преступлениях. "Всякая уступка с нашей стороны, хотя бы во имя формальной справедливости, становится победным успехом для противной стороны", - доказывал он47.
      Вплоть до первой русской революции Победоносцев казался публике могущественным "серым преосвященством", наделенным огромной и таинственной властью. Литераторы-символисты видели в обер-прокуроре чуть ли не воплощение вселенского зла: Андрей Белый сделал его прототипом сенатора Аблеухова в романе "Петербург", Блок описывал, как "Победоносцев над Россией простер совиные крыла". Между тем реальное влияние стареющего сановника пошло на убыль уже через семь-восемь лет после его взлета48. Осведомленных современников в конце 1880-х гг. поражал катастрофически пустевший кабинет Победоносцева, еще недавно переполненный просителями и прожектерами. Объясняли этот факт по-разному: сам Победоносцев жаловался на "интриги", в "свете" судачили о тех или иных промахах обер-прокурора, но главное было в другом - сама жизнь год за годом неумолимо выявляла неприменимость большинства рецептов Победоносцева.
      Попытки поставить массу мельчайших вопросов под личный контроль самодержца расшатывали механизм управления. Сам обер-прокурор, вмешиваясь абсолютно во все, провоцировал бесконечные межведомственные войны, оказался буквально затоплен волной людей и бумаг. "У меня, - жаловался друзьям Победоносцев, - сидят люди с утра до вечера и до ночи и совсем отнимают у меня время, нужное для... изучения больших вопросов, коих множество... Удивляюсь, как голова моя выдерживает такой напор с утра до ночи. Иногда в середине дня я не в силах припомнить раздельно, кто был у меня и кто о чем говорил мне"49.
      Нельзя было улучшить ход государственного управления лишь за счет личного фактора. К тому же Победоносцев, будучи человеком кабинетным, плохо разбирался в людях: его любимцами были такие авантюристы, как петербургский градоначальник Н. М. Баранов и "завоеватель" Абиссинии Н. И. Ашинов. Мысль же о том, что нужды страны надо узнавать не через представительные учреждения, а советуясь с "честными выходцами из народа", исподволь готовила при дворе почву для появления и триумфа в начале XX в. Распутина50.
      В этих условиях неприязнь обер-прокурора к административно-законодательным переустройствам все чаще казалась странным капризом, до крайности раздражая коллег по охранительному лагерю - министра внутренних дел Д. А. Толстого, М. Н. Каткова, да и самого Александра III. Победоносцева начали осторожно "отодвигать" в сторону как почтенный, но практически бесполезный реликт прошлого. В начале 1890-х гг., вводя С. Ю. Витте в курс государственных дел, царь предупреждал, "что вообще Победоносцев человек очень ученый, хороший... но тем не менее из долголетнего опыта он убедился, что Победоносцев отличный критик, но сам ничего никогда создать не может"51.
      Жизнь всякий раз мстила Победоносцеву за попытку направлять ее приказами. Взявшись упорядочить саморазвитие общества неким контролем сверху, обер-прокурор на деле дал гораздо больше места субъективизму и случайностям: поощрял религиозную живопись В. М. Васнецова, но преследовал картины Н. Н. Ге и И. Е. Репина, выхлопотал у царя денежное пособие П. И. Чайковскому, но боролся против книг Л. Н. Толстого, B. C. Соловьева, Н. С. Лескова. Административные запреты в сфере семьи и брака обернулись ростом проституции, количества внебрачных детей и незаконных сожительств. Что касается "неугодной" прессы, то победоносцевские гонения лишь прибавляли ей популярности. "Нередко случалось, что то же развращающее чтение, которое запретным своим свойством привлекало воспитанников, составляло в то же время любимую духовную пищу... у самих начальников и преподавателей", - признавал обер-прокурор в циркуляре к руководству духовных семинарий52.
      Но самым, пожалуй, тяжким ударом стали для Победоносцева неудачи его церковной политики. При всех заботах о материальных нуждах церкви обер-прокурор решительно отвергал ее самостоятельность: здесь ему чудилась тень ненавистного либерализма. "Идеалисты наши, - писал Победоносцев Тютчевой о славянофилах, - проповедуют... соборное управление церковью посредством иерархов и священников. Это было бы то же самое, что ныне выборы земские и городские, из коих мечтают составить представительное собрание для России"53. Итог не заставил себя ждать: клирики вяло и неохотно подключались к выполнению программы Победоносцева, что вынуждало его ужесточать контроль и принуждение54.
      Стремясь вернуть церковь к "исконным" основам, обер-прокурор ограничивал в ее жизни начала самоуправления и автономии. Упразднялась выборность благочинных (священников, ведавших рядом церквей епархии), съезды приходского духовенства ставились под строгий контроль архиереев. Однако и сами архиереи были бесправны перед лицом обер-прокурора.
      "Кого ни вызови в Синод, - замечал управляющий синодальной библиотекой А. Н. Львов, - результат всегда будет один. Ведь центр тяжести не в Синоде, а в канцелярии его"55. При всем своем личном благочестии Победоносцев не только не изжил "синодальный" бюрократизм, но даже довел его до апогея, что во многом обессилило церковь перед лицом социальных бурь XX столетия.
      Тяжелым ударом стала для церкви и победоносцевская тяга к "опростительству", боязнь самостоятельного духовного творчества и сложной культуры. Духовно-учебные заведения ставились под жесткий контроль администрации, воспрещался доступ посторонних на лекции и диспуты в духовные академии, ограничивалось число студентов-богословов, над их кругом чтения и повседневной жизнью устанавливался бдительный надзор. Усиливался утилитарный и прикладной характер семинарского образования, принятые при Победоносцеве правила для рассмотрения диссертаций фактически блокировали развитие богословской науки. Обер-прокурор попытался и вовсе обойтись без просвещения, организовав широкий приток в клир простолюдинов-начетчиков. "В действительности это было отступление Церкви из культуры, - писал об акциях Победоносцева известный православный богослов Г. В. Флоровский. - Спорные вопросы... снимались. И естественно, что на них искали ответов на стороне. Влиятельность Церкви этим несомненно подрывалась"56.
      К началу XX в. все яснее выявлялись и идейные, и практические провалы Победоносцева. Сочетание репрессий и просветительства в борьбе с иноверием оказывалось безуспешным: священники и миссионеры, имея возможность в любой момент обратиться за помощью к властям, редко утруждали себя духовной работой. Религиозные гонения отталкивали от правительства многих лояльных и консервативных людей, переключали религиозное брожение в русло социального и политического протеста. Деятельность духовного ведомства показывала, что в пореформенной России было крайне трудно организовать преследования на религиозной, идеологической основе: этому мешала и относительно свободная печать, и независимый суд, призванный охранять формальную законность.
      Своими акциями обер-прокурор невольно ставил под сомнение весь сложившийся к концу XIX в. в России политический строй. Разуверившись в собственных замыслах, Победоносцев дал волю пессимизму и цинизму, поражавшим современников. «Слышал, - записывал в дневник Половцов, - как государь, подойдя к Победоносцеву, сказал ему, что был в Александро-Невской лавре и нашел там большой беспорядок, а Победоносцев ответил на это: "Что же мудреного, Ваше Величество, там настоятель целый день пьян"». Обер-прокурор даже утверждал, что "никакая страна в мире не в силах была избежать коренного переворота, что вероятно и нас ожидает подобная же участь и что революционный ураган очистит атмосферу"57.
      В то же время Победоносцев не уставал выступать против всех новшеств, которые расходились с его собственными идеями; именно в этом - чисто отрицательном плане - он и в 1890-1990-е гг. сохранил немалое влияние. Он составил знаменитую речь Николая II перед представителями общества (1895), которая с самого начала задала новому царствованию крайне напряженный тон. В 1904 г. Победоносцев сорвал планы министра внутренних дел П. Д. Святополк-Мирского ввести депутатов от земства в Государственный совет. Последний акцией Победоносцева стал совет царю не допускать созыва церковного собора, способствовавший отсрочке этого события до 1917 г.
      Какое же место занимал Победоносцев в истории пореформенной России? Думается, что его воззрения были плодом того тяжелого, почти катастрофического перелома, который пережила страна на пути от патриархально-сословного уклада к индустриальному. Попытки обер-прокурора "выпрыгнуть из истории", вернуться от сложной культуры, неизбежных формальностей и разветвленных управленческих механизмов к неким элементарным, а потому и безопасным формам были глубоко утопичны и способствовали разрушению самодержавной государственности "изнутри".
      Невозможно было на пороге XX в. обойтись без политической стратегии, волевого конструктивного вмешательства в социально-политическую структуру, решить "терапевтическим" перевоспитанием проблемы, требовавшие "хирургического" вмешательства - реформ. Сам Победоносцев наглядно подтверждал это: он на каждом шагу зримо нарушал собственный принцип "выбрать дело в меру сил своих", лично занимаясь сразу всеми вопросами.
      В антидемократических инвективах Победоносцева человек выступал исключительно с дурной стороны, а воспеваемый им "народ", как только речь заходила о политических свободах, немедленно превращался в "массу" и "толпу". По сути, в этом было столько же упрощения и схематизма, как в либерально-радикальных взглядах, которые обер-прокурор так страстно обличал. Непримиримо воюя с "левыми", Победоносцев в пылу борьбы незаметно для себя отразил их взгляды с зеркальной точностью: "левые" идеализировали свободу, народовластие, обер-прокурор с ходу их отвергал. Такая позиция делала Победоносцева бессильным перед лицом надвигавшейся революции, каждым своим шагом он не столько гасил радикальное движение, сколько разжигал, провоцировал его.
      Чем была вызвана знаменитая непреклонность Победоносцева? Думается, за ней стояла не только духовная несгибаемость, но и боязнь серьезной внутренней работы, тяга к душевному комфорту, нежелание расстаться с раз усвоенными понятиями. Путь тотального отрицания идейных и социальных новшеств с их неизбежными темными сторонами был самым несложным, но он блокировал все попытки совершенствования государственного организма - не только в либеральном, но и в консервативном духе. "Твоя душа, - писал Победоносцеву хорошо знавший его славянофил И. С. Аксаков, - слишком болезненно-чувствительна ко всему ложному, нечистому, и потому ты стал отрицательно относиться ко всему живому, усматривая в нем примесь нечистоты и фальши"58.
      Среди современников, ставших свидетелями жестких мер и циничных высказываний Победоносцева о церкви, родилась легенда о тайном безбожии "русского Торквемады". Думается, с этим нельзя согласиться. Религиозность Победоносцева была, безусловно, искренней и пламенной, но, как заметил Н. А. Бердяев, она обращалась лишь к высшим, потусторонним сферам. В отношении же к человеку и миру Победоносцев по сути был атеистом, не видел в них Божественного начала, не верил в силу добра. Мировоззрение Победоносцева было удачно названо Бердяевым "нигилизмом на религиозной почве"59.
      "Религиозный нигилизм" пронизал практически все сферы деятельности Победоносцева, заставляя его с сомнением относиться ко всем защищаемым им началам. Декларативно превознося на словах "русские устои", он в частных разговорах называл русских "ордой, живущей в каменных шатрах", заявлял, что Россия - "это ледяная пустыня без конца-края, а по ней ходит лихой человек". "В течение более чем двадцатилетних дружеских отношений с Победоносцевым, - вспоминал консервативный публицист В. П. Мещерский, - мне ни разу не пришлось услыхать от него прямо и просто сказанного хорошего отзыва о человеке"60.
      В социокультурном плане Победоносцев был своеобразным отражением российской модернизации XIX в. - зачастую сжатой, торопливой, а потому неорганичной. В сознании советника последних царей смешались, не слившись, черты разных традиций - аскетическая неприязнь к свободному творчеству и сложной культуре и поверхностно-просветительские представления о путях решения общественных проблем. Не сумев реализовать на основе таких воззрений стоявшие перед ним вопросы, Победоносцев перешел к голому отрицанию, став страшным символом исчерпанности творческого потенциала предреволюционного самодержавия.
      Примечания
      1. Пензенские губернские ведомости, 1907, № 60. Цит. по: Преображенский И. В. Константин Петрович Победоносцев, его жизнь и деятельность в представлении современников его кончины. СПб., 1912. С. 8.
      2. Последние работы о Победоносцеве вышли в конце 1960-х гг.: Эвенчик С. Л. Победоносцев и дворянско-крепостническая линия самодержавия в пореформенной России // Ученые записки МГПИ. № 309. М., 1969; Вуrnеs R. Pobedonostsev. His Life and Thought. Bloomington-London, 1968; Simоn G. Konstantin Petrovic Pobedonoscev und die Kirchenpolitik des Heiligen Synod. Gottingen, 1969. Эти обстоятельные, но сравнительно давние труды страдают известной односторонностью: С. Л. Эвенчик рассматривала политику Победоносцева с классовых позиций (как отражение интересов крепостнического дворянства), Бирнс и Зимон обращали главное внимание на субъективный момент - психологические характеристики и особенности управленческой деятельности Победоносцева. Недавний очерк Н. А. Рабкиной (Вопросы истории. 1995. № 2) опирается главным образом на уже известные источники и не дает систематического обзора государственной деятельности Победоносцева.
      3. Чичерин Б. Н. Воспоминания. Земство и Московская дума. М., 1934. С. 102-103.
      4. Феоктистов Е. М. За кулисами политики и литературы. Л., 1929. С. 219.
      5. Цит. по: Глинский Б. Б. Константин Петрович Победоносцев (материалы для биографии) // Исторический вестник. 1907. №. 4. С. 273.
      6. См.: Вуrnes R. Op. cit. P. 7-13, 19-20.
      7. Победоносцев К. П. О реформе в гражданском судопроизводстве // Русский вестник. 1859. № 7. С. 17-18; Победоносцев К. П. Граф Панин. Министр юстиции // Голоса из России. L., 1859. С. 32.
      8. К. П. Победоносцев и его корреспонденты. Т. 1. Полутом 2. М.; Пг., 1923. С. 485.
      9. Победоносцев К. П. Граф Панин. С. 4, 6; Победоносцев К. П. О реформе в гражданском делопроизводстве. С. 176; Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ), ф. 230, к. 4410, е/х. 1. л. 5. Победоносцев К. П. Московский сборник. М., 1896. С. 27, 43; Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. П. М., 1926. С. 5.
      10. ОР РГБ, ф. 230, к. 4410, е/х. 2, л. 19.
      11. Победоносцев К. П. Московский сборник. С. 97.
      12. ОР РГБ, ф. 230, к. 5273, е/х. 2, л. 5 об.
      13. Там же, к. 4409, е/х. 2, л. 48 об, 81 об.
      14. Там же, ф. 230, к. 4408, е/х 13, л. 21; е/х 11, л. 7-7 об.
      15. Там же, ф. 230, к. 4409, е/х 2, л. 66 об-67, Победоносцев К. П. Московский сборник С. 134-135.
      16. Победоносцев К. П. Московский сборник. С. 177.
      17. Там же. С. 73.
      18. Там же. С. 189.
      19. Там же. С. 97, 92.
      20. Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. II. С. 145.
      21. См.: Победоносцев К. П. Исторические исследования и статьи. СПб., 1876.
      22. Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. I. M., 1925. С. 54, 52.
      23. Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. II. С. 46. В 1889 г. обер-прокурор критиковал продворянский закон о земских начальниках, год спустя высказался против автоматического включения в земские собрания крупных землевладельцев. Победоносцев "ко всему, что связано с дворянством, относился почти неприязненно", - замечал известный публицист В. П. Мещерский. (Мещерский В. П. Мои воспоминания. Т. III. СПб., 1912. С. 287). Сам обер-прокурор в письме к С. Ю. Витте предельно четко высказался о сословном начале в государственном управлении: "Создано учреждение земских начальников с мыслью обуздать народ посредством дворян, забыв, что дворяне, одинаково со всем народом, подлежат обузданию" // Красный архив. 1928. Т. 5. С. 101.
      24. ОР РГБ, ф. 230, к. 4408, е/х. 13, л. 10 об.
      25. РГИА, ф. 1574, оп. 1, д. 29, л. 6.
      26. ОР РГБ, ф. 230, к. 4409, е/х. 1, л. 14 об.
      27. Там же, к. 4408, е/х. 12, л. 28; к. 4409, е/х 1, л. 29 об.
      28. Кони А. Ф. Триумвиры // Собр. соч. Т. II. М., 1966. С. 258-259.
      29. ОР ГБЛ, ф. 230, к. 4410, е/х. 1, л. 49, 2 об.
      30. Кони А. Ф. Указ. соч. С. 255.
      31. См.: Готье Ю. В. Борьба правительственных группировок и манифест 29 апреля 1881 г. // Исторические записки. Т. 2. М., 1938; 3айончковский П. А. Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880-х гг. М., 1964. С. 302-474.
      32. Цит. по: Перетц Е. А. Дневник Е. А. Перетца. М.; Л., 1927. С. 63.
      33. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3-е Т. I. СПб., 1885. № 118.
      34. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), ф. 631. Письма к С. А. Рачинскому. Сентябрь-декабрь 1883, л. 44 об.
      35. Карамзин Н. М. О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях // Литературная учеба. 1988. № 4. С. 127.
      36. Достоевский и Победоносцев // Красный архив. 1922. № 2. С. 248.
      37. Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. I. С. 250-251.
      38. К. П. Победоносцев и его корреспонденты. Т. I. Полутом 1. С. 48; Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. I. С. 317.
      39. Там же. Т. П. С. 169-170.
      40. Половцов А. А. Дневник государственного секретаря А. А. Половцова. Т. 1. М., 1966. С. 212, 231. Сочувствуя главной цели контрреформ (укрепление сильной власти), обер-прокурор обставлял движение к ней множеством поправок, сводивших на нет существо законопроектов. Он выступал за сохранение выборного ректора в университетах, против введения государственных экзаменов (1884); отвергал чисто сословный характер института земских начальников, слияние в их руках судебной и административной власти (1889); возражал против ликвидации земских управ с превращением земств в консультативный орган при губернаторе (1890). Сам Победоносцев подал только один проект контрреформ (в судебной сфере), но и в этой области на практике он отстаивал прежде всего меры, лежавшие в русле его "морализаторской" концепции (ограничение публичности судов для ограждения общественной нравственности, изъятие дел о многобрачии из ведения присяжных и др.). См.: 3айончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. М., 1970. С. 322-323, 366-368, 388-389, 405-406, 247-250, 255-256.
      41. Письма К. П. Победоносцева к Александру III. Т. II. С. 66. Темы лишь некоторых посланий Победоносцева к Александру Александровичу, разработка "воздухоплавательных снарядов" для бомбардировки Англии (июль 1878); сооружение подводной лодки для русского флота (май-декабрь 1878); реформа гимназий и реальных училищ (январь 1882); политика по отношению к князю Николаю Черногорскому (июль 1882); вопрос об иностранном транзите по Кавказско-Бакинской железной дороге (декабрь 1882); открытие женского мусульманского училища в Тифлисе (октябрь 1883); разрешение американской компании строить в России элеваторы и зерновые склады (февраль 1884); споры о сооружении памятника Александру II в Кремле (апрель 1885); война Сербии против Болгарии и возможность переворота в Сербии (ноябрь 1885); протесты против открытия университета в Томске (январь 1886); пожар в г. Белом Смоленской губ. (апрель 1886); расширение полномочий кавказского наместника (июль 1886); вопрос о нормировке сахарного производства (ноябрь 1886); причины падения курса рубля, планы тайной скупки русским правительством акций балканских железных дорог (декабрь 1886); протест против вынесения взыскания Каткову (март 1887); дело о присоединении Ростова-на-Дону к области Войска Донского (март 1887); пожары на уральских горных заводах, обмеление Камы и Волги (июль 1890); протест против возобновления высших женских курсов (1891).
      В социально-экономической сфере Победоносцев выступал за консервацию крестьянской общины, ограничение иностранного предпринимательства в России, против "социальной политики" начала 1880-х гг. (отмена соляного налога, снижение выкупных платежей, учреждение Крестьянского банка) и развития рабочего законодательства в 1890-х гг. В сфере международных отношений Победоносцев стремился укрепить влияние России в славянских землях Австро-Венгрии, на Балканах и на Ближнем Востоке (Палестина, Абиссиния).
      42. Феоктистов Е. М. Указ. соч. С. 220-221.
      43. См.: Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. С. 263-264, 266-267.
      44. Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1881 г. Приложение. С. 15, 17, 22-23, 91; Всеподданнейший отчет обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за 1905-1907 гг. СПб., 1910. Приложение. С. 5, 7, 9, 28, 210-211.
      45. Извлечение... за 1881 г. СПб., 1883. С. 80; Всеподданнейший отчет... за 1888-1889 гг. СПб., 1891. С. 404; Рункевич С. Г. Русская церковь в XIX в. СПб., 1902. С. 208-210.
      46. РГИА, ф. 797, on. 60, отд. 2, от. 3, д. 386, л. 87.
      47. Там же, оп. 51, отд. 2, ст. 3, д. 128, л. 57.
      48. См.: Половцов А. А. Дневник... Т. II. М., 1966, С. 271.
      49. ОР РНБ, ф. 631, Письма к С. А. Рачинскому. Январь-июль 1882, л. 1 об.; РГБ, ф. 230, к. 4410, е/х 1, л. 123.
      50. Нельзя не согласиться с А. Я. Аврехом в том, что появление при дворе Николая II личности, подобной Распутину, во многом было предопределено (См.: Аврех А. Я. Царизм накануне свержения. М., 1989. С. 44—45). К этому неизбежно вела риторика о "необходимости единения царя с народом" при сохранении прежних авторитарно-бюрократических структур. Можно выделить и иные аспекты влияния обер-прокурора на политическое сознание последнего царя (который, как и его отец, был учеником Победоносцева): это и убежденность в необходимости незыблемого самодержавия, и попытки "личного управления" страной, и вера в безусловную преданность "простого народа" царю.
      51. Витте С. Ю. Воспоминания. Т. I. M., 1960. С. 368-369.
      52. РГИА, ф. 797, оп. 60, отд. 1, ст. 2, д. 63, л. И об.
      53. ОР РГБ, ф. 230, к. 4410, е/х 1, л. 75-75 об.
      54. Характерно, что Победоносцев с недоверием относился ко всякой яркой фигуре в церковной среде, даже придерживавшейся консервативных взглядов - например, к Иоанну Кронштадтскому, епископу Антонию (Храповицкому).
      55. Львов А. Н. Князья церкви // Красный архив. 1930. № 2. С. 114.
      56. Флоровский Г. В. Пути русского богословия. Вильнюс. 1991. С. 417.
      57. Половцов А. А. Дневник. Т. П. С. 35; Феоктистов Е. М. Указ. соч. С. 220.
      58. К. П. Победоносцев и его корреспонденты. Т. I. Полутом 1. С. 277.
      59. Бердяев Н. А. Духовный кризис интеллигенции. СПб., 1910. С. 201-207.
      60. Кони А. Ф. Указ. соч. С. 263; Гиппиус 3. Н. Слова и люди // Литературное обозрение. 1990. № 9. С. 104, Мещерский В. П. Указ. соч. С. 336.
    • Константин Петрович Победоносцев
      Автор: Saygo
      Полунов А. Ю. Константин Петрович Победоносцев - человек и политик // Отечественная история. - 1998. - № 1 - С. 42 - 55.