Серова О. В. Барон фон дер Ропп

   (0 отзывов)

Saygo

Серова О. В. Барон фон дер Ропп // Вопросы истории. - 2012. - № 11. - С. 110-131.

Судьбы многих священнослужителей римско-католической Церкви в России нередко складывались очень непросто. К числу иерархов с трудной судьбой, безусловно, принадлежит виленский епископ барон Эдуард Михаил Ян Мария фон дер Ропп.

Как следует из его личного дела, он родился в витебской губернии 14 декабря 1851 года. Его отец, Юлий фон дер Ропп, происходивший из одного из старинных дворянских родов Курляндии, был лютеранином, мать, Изабелла фон Платер-Зиберг - католичкой.

Baron_Ropp.jpg.33b549fd5e49d1ee498ab0640Eduard_von_der_Ropp.png.c6125a1d90f261a3

В 1874 г. он закончил юридический факультет cанкт-петербургского университета, в 1875 г. после представления диссертации был удостоен ученой степени кандидата права. До 1879 г. занимал некоторые должности в петербургском окружном суде, сенате, Министерстве государственных имуществ. Затем, оставив государственную службу, занимался сельским хозяйством в своем имении в витебской губернии. Был удостоен звания почетного мирового судьи, получил чин коллежского асессора и орден Св. Станислава третьей степени. В 1883 г. поступил в самогитскую епархиальную семинарию, в 1884 г. был рукоположен в диаконы. В том же году отправился на лечение за границу. По возвращении, в 1889 г., распоряжением епархиального епископа был назначен администратором либавской церкви. В 1893 г. в той же должности стал либавским деканом, в 1895 г. - почетным каноником, в 1896 г. - действительным каноником самогитского капитула. 14 августа 1902 г. указом Правительствующему сенату, подписанным министром внутренних дел В. К. Плеве и Николаем II, он был назначен тираспольским римско-католическим епископом. 25 февраля 1904 г. указом за теми же подписями последовало его назначение виленским епархиальным епископом 1.

Из послужного списка Роппа явствует, что он получил хорошее образование, светское и духовное, прошел через государственную и церковную службу, что дало ему возможность ознакомиться со многими сторонами жизни тогдашней России. По служебной лестнице он продвигался быстро. Да и впереди, как казалось, вырисовывались прекрасные перспективы.

11 октября 1905 г. министр внутренних дел сообщал управляющему Министерством иностранных дел В. Н. Ламздорфу, что "признавал бы наиболее соответственным назначение в установленном порядке на пост митрополита римско-католических в Империи церквей" виленского епископа барона Роппа. Он просил предложить министру-резиденту при папе осведомиться у государственного секретаря, можно ли рассчитывать на "сочувственное отношение" к этой кандидатуре 2.

21 октября Ламздорф, еще до сношений со Св. Престолом, посчитал долгом известить министра, что по имеющимся в министерстве сведениям, "с достоверностью можно предположить", что кандидатура Роппа будет принята в Ватикане "с полнейшим сочувствием". Более того, он предлагал даже использовать это назначение "в смысле каких-либо уступок со стороны Ватикана по интересующим наше правительство вопросам" и просил уведомить, конкретно к каким церковно-административным вопросам следовало привлечь внимание Курии 3.

Казалось, что все складывалось как нельзя лучше в жизни барона. Но ситуация переменилось после создания в Вильно по его инициативе в конце 1905 г. конституционно-католической партии для Литвы и Белоруссии.

Из преамбулы программы следовало, что свое внимание партия предполагала сосредоточить на "вопросах, касающихся специально управления и церковных отношений на поприще просвещения, сельскохозяйственных отношений и специального труда, а далее и на вопросах общегосударственных учреждений, обеспечивающих наши нужды".

Конкретно по первым двум "весьма щекотливым и жгучим ныне" вопросам, школьному и аграрному, партия намерена была добиваться удовлетворения следующих требований. Бесплатной народной школы на родном языке с обязательным преподаванием закона Божьего. Отмены препятствий основанию школ частными лицами, волостями, городами, светскими и монашескими ассоциациями с собственными учителями, с правом государства только контролировать результаты школьного обучения. Увеличения числа средних и высших школ в соответствии с потребностью населения и передачи их в ведение местных самоуправлений. Основания зависимых от них же специальных школ по всем отраслям знания по мере необходимости.

В области сельского хозяйства предполагалось добиваться: всяческих облегчений для расширения мелкой собственности без эксплуатации и с широкой государственной помощью, особенно тем из мелких сельских владельцев, которые согласятся упразднить чересполосное владение и основать мызное хозяйство. Ограждения лесов от хищнического хозяйствования. Пересмотра законов, касающихся наемных рабочих или сельских батраков применительно к местным нуждам. Государственного обеспечения сельскохозяйственных рабочих по старости и по случаю утраты трудоспособности.

В отношении фабричных рабочих партия требовала: свободы основания союзов и собраний; права на проведение забастовок с одновременной защитой личной свободы и обязательным рассмотрением причин стачки судами, члены которых избираются совместно рабочими и работодателями; по возможности, введения восьмичасового рабочего дня, ограничения ночного труда; защиты от эксплуатации и чрезмерного труда женщин-тружениц; опеки над трудом несовершеннолетних, запрета работать детям до 14 лет; обеспечения за счет работодателя рабочих в случае болезни, несчастных случаев, последствий труда, вредного для здоровья; государственного обеспечения рабочих всех специальностей по старости и по случаю утраты работоспособности.

Что касается церковных отношений, партия настаивала на "исправлении всяких причиненных обид". Речь шла о восстановлении упраздненных епархий; возвращении отобранных или закрытых костелов, церковных имуществ, а когда это невозможно, полном вознаграждении за них; передаче в свободное распоряжение епископской власти капиталов, находившихся у администрации Духовной коллегии, и ее упразднении. О свободном назначении ксендзов; свободных сношениях со Святым Престолом; избрании епископов согласно каноническому праву; организации консисторий исключительно на основании церковных уставов, без участия светских чиновников; о праве свободного миссионерства; полной свободе епископской власти при учреждении приходов, постройке костелов и т.д. О возможности созыва епархиальных и провинциальных синодов; сравнении календарей; действительности приговоров по брачным делам и проступкам ксендзов против обязанностей их сана и общей нравственности и порядочности.

Для обеспечения перечисленных постулатов партия требовала, чтобы в силу признанного Манифестом от 17 октября "равенства пред законом всех граждан, дабы все существующие служебные, гражданские и политические особенности национальных и исповедных прав были безотлагательно отменены".

Одновременно партия выступала за включение в органические законы следующих положений. О действительной свободе исповедания, полном освобождении крестьян от государственной опеки и всяких регламентации. О свободе слова и печати с упразднением цензуры, свободе публичных собраний под наблюдением избранных обществом блюстителей порядка, свободе учреждения союзов, светских и монашеских корпораций, неприкосновенности личности и жилища со стороны всякой власти, за исключением судебной. О предоставлении возможности жителям каждой местности на получение элементарной грамоты и, насколько это осуществимо на деле, среднего образования на родном языке. Об отбывании военной службы в полках, образованных из выходцев из одной местности и, по возможности, одного исповедания. О допущении самого широкого местного самоуправления, избираемого "с соблюдением голосования общего, равного, непосредственного, тайного, обязательного, на основании пропорционального представительства, для защиты меньшинства". Об управлении государством, под верховным главенством конституционного государя, собранием, избранным на началах всеобщего, равного, непосредственного тайного и обязательного голосования, гарантирующего права меньшинства. Об ответственности высшей исполнительной власти, а именно министров, перед этим собранием, а низшей исполнительной власти - перед обыкновенными судами. О праве центральной государственной власти наблюдать за самоуправлением, а в случае возникновения спора, разрешении всех вопросов в суде. Об урегулировании законодательным представительством вопроса автономии Царства Польского и прочих областных автономий в соответствии с волей большинства населения. О полной независимости судей, которые не должны подлежать перемещениям, повышениям, наградам. О прогрессивном подоходном налоге. О помощи в развитие местному земледелию и производству с помощью системы таможенных пошлин.

Безотлагательные задачи, стоявшие перед центральным комитетом сводились к следующему. Организации бюро, созыву общего собрания и учреждению местных комитетов, проведению местных собраний. Рассмотрению материальных нужд населения. "Отысканию лиц, устойчивых в отношении взглядов в отношении жизни и отвечающих по уму званию кандидатов в различные местные губернские, окружные и будущие государственные самоуправления, сеймы и думы". И, наконец, определению образа действий и "взятию в опытные и честные руки управления краем в случае дальнейшей дезорганизации существующего управления и окончательной потери авторитета... органами управления".

Органами партии были: "Новины виленския" и еженедельники "Друг народа" и "Товарищ труда".

Членами организационного бюро были избраны епископ Ропп, И. Монтевил, директор Земельного банка в Вильне, С. Лопацинский, вице-председатель витебского земельного общества, законноучители ксендзы Мацеевич и Миронас, школьный преподаватель И. Лахович, аптекарь Стефановский, студент О. Змитрович и др. 4.

Незадолго до этого вступивший в должность виленского, ковенского и гродненского генерал-губернатора К. Ф. Кршивицкий быстро отреагировал на появление партии: вызвал к себе Роппа и потребовал объяснений. Ропп дал их устно, а также в письме от 25 января 1906 года. Создание программы он объяснил стремлением противодействовать губительной пропаганде социалистов и разного рода революционеров среди народа. Ибо народ, ознакомившись с их теориями, не хочет слушать тех, кто не повторяет фраз пропагандистов, утверждая, что они говорят под влиянием помещиков или чиновников, утративших всякое доверие и уважение. Он "задался вопросом, насколько можно, придерживаясь оборотов и выражений врагов порядка, придать им значение, не имеющее разрушительного и революционного характера". Поэтому им была "составлена программа в размерах более широких, чем нам собственно нужно, но побуждающая стать на почву религиозную христианскую и указывающая на то, что на такой почве не только католики могут объединиться, но и все честные люди, не потерявшие веры в Бога и желания правильного развития края". По его мнению, в этой программе были обозначены пределы, до которых во всех отношениях могла идти партия, созданная на христианской почве. В ней отмечалось, что "не силою и беспорядками, а единственно хорошими выборами и усердной работой в Государственной Думе мы можем надеяться и добиваться желательных законодательных и социальных изменений нынешнего строя".

Выразив удивление, что в представлявшейся ему вполне законной и дружественной правительству деятельности оказалось возможным обнаружить "стремление, клонящееся к ниспровержению существующего порядка и замене его новым", Ропп подробно ответил на конкретные замечания Кршивицкого. В заключение он обещал представить программу вместе со своим посланием народу. Он полагал, что это даст возможность убедиться в том, что все его стремления направлены лишь "к мирному, законному и разумному пользованию правами и к умиротворению возбужденного народа" 5.

30 января 1906 г. министр внутренних дел П. Н. Дурново направил письма Кршивицкому и Ламздорфу. В первом он просил потребовать от Роппа письменных объяснений по поводу организации им конституционно-католической партии. Со своей стороны, он находил, что епископу, как лицу, занимающему высокий и ответственный пост на службе императора, не подобает вообще участвовать в каких-либо политических партиях, а тем более в ставящих себе целью "противодействовать правительству в достижении предусмотренных им задач". Он напоминал также, что по существующему закону в обязанность епархиального начальника в силу верноподданнической присяги входила охрана прав самодержавной власти, государственных законов и высочайших интересов. Министр запросил список всех римско-католических духовных лиц, входящих в эту партию 6.

В письме Ламздорфу министр сообщал об отказе от прежнего намерения назначить Роппа на должность митрополита римско-католических церквей. Он мотивировал это тем, что, занимая ответственный пост, тот, вопреки 49-й статье устава иноверческих исповеданий о соблюдении римско-католическими епископами верноподданнического долга, стал основателем политической партии, ставящей себе задачей противодействие мероприятиям правительства. К тому же, партия ставит перед собой решение задач, относящихся всецело к области государственной политики, а не к сфере церковной деятельности. В качестве примера он упоминал ее предложения об изменении правил отбытия воинской повинности, ограничении власти императора, автономии Царства Польского и других областей, изменении состава лиц, которым доверено управление Северо-Западным краем и др. Новую кандидатуру на кафедру митрополита Дурново не называл, но обещал сообщить7.

Кршивицкий ответил пространным письмом от 9 марта, к которому приложил три объяснительные записки Роппа. Из письма следовало, что одной из главных его забот по вступлении в управление краем стало наблюдение за деятельностью этой партии, так как для него было очевидно, что ее программа должна была оказать большое влияние на общественное правосознание католических групп местного населения. Он вызвал к себе Роппа. Из личной беседы и представленных им объяснений, он попытался выяснить мотивы, "побуждавшие его выступить со своим духовенством в качестве руководителя клерикальной партии на арену политико-общественной жизни, а равно, насколько программа партии, отвечая запросам жизни, в тоже время соответствует государственным пользам и нуждам". Еще до получения письма от Дурново он категорически заявил епископу, что изданная им программа преследует решение задач, далеких от сферы церковных отношений, а его участие в борьбе политических партий едва ли соответствует высокому сану руководителя поместной Церкви. По получении указаний министра, Кршивицкий потребовал изъятия из обращения первого проекта программы, как содержащего положения, несовместимые с принципами государственной политики. Тогда же он ознакомил с содержанием программы многих губернаторов, представителей православного духовенства и прокурора Судебной палаты. Им же было поручено следить за тем, как отнесется к программе общество.

Его расчет оказался верным. Программа партии с оттенком христианского социализма вызвала недовольство представителей католического земледельческого класса. В прессе возникла полемика, в которую включился и Ропп. Под ее влиянием уже измененная после первой беседы генерал-губернатора с епископом программа была пересмотрена на первом съезде партии, состоявшемся 20 февраля. Его проведение было разрешено виленским губернатором с ведома Кршивицкого, посчитавшего, "что открытая оппозиция конституционно-демократической партии со стороны собственников-землевладельцев, в присутствии делегатов от крестьян, скорее послужит к переработке программы в сторону требований правых и умеренных".

Эти ожидания оправдались. Многие из бывших учредителей первых двух программ под благовидным предлогом отказались от членства в партии, в их числе Монтевил и Лопацинский. Их примеру последовали и другие помещики, а оставшиеся потребовали пересмотра некоторых положений программы. В частности, были смягчены все требования аграрного раздела.

Когда исход съезда стал очевиден, Кршивицкий 26 февраля пригласил к себе барона Роппа и потребовал отказаться от руководства партией.

Епископ заявил, что и сам глубоко сожалел о том, что выступил в качестве инициатора создания партии. Он объяснил, что "руководился единственно желанием противодействовать влиянию крайних течений, проникших в народ, а также стремлением провести в сознание католического населения епархии необходимость не бойкотировать, а содействовать выбору в местах в Государственную Думу вполне благонамеренных и честных представителей, могущих отстаивать в ней потребность своей религиозно-общественной жизни". Лично и в письме от 28 февраля, собственноручно им написанном, Ропп заверил, что "решительно намерен отказаться от активного председательствования в партии" 8. Первый шаг на пути реализации этого решения генерал-губернатор видел в закрытии печатного органа партии.

Заключение письма Кршивицкого содержит весьма взвешенную оценку позиции, занятой Роппом. Исходя из полученных от своего предшественника сведений, "что в большинстве случаев, в особенности во время тяжелых октябрьских дней, виленский епископ оказал существенную помощь правительству в деле успокоения католического рабочего люда", он склонен был верить, что, "взяв на себя инициативу организации новой партии, он действительно в принципе исходил из лучших побуждений". Подтверждение этому он видел и в пастырском воззвание Роппа, изданном вслед за вторым изменением программы после изъятия первого ее проекта. Логика его действий ему виделась следующим образом. "Получая из многих мест своей обширной епархии донесения от подведомственного ему клира о разного рода волнениях среди крестьянского и рабочего населения и будучи сам свидетелем крайних проявлений брожения умов в г. Вильно в тяжелые октябрьские дни, барон Ропп, естественно, мог вынести ощущение непрочности существующих государственных устоев и из опасения еще более грозных событий, счел себя в праве энергично выступить в защиту своей паствы против крайних увлечений, путем сплочения ее под эгидой Церкви, - считал Кршивицкий. - Будучи при этом мало знаком с условиями края и не принадлежа, к тому же, ни по рождению, ни по национальности к числу местных жителей, барон Ропп, естественно, должен был обратиться к содействию в составлении программы представителей местного клерикального общества. Действительно, насколько мне известно, особое влияние в этом отношении на окраску программы оказали некоторые из представителей местной польской адвокатуры и ближайшие сотрудники барона Роппа - ксендзы В. Фронцкевич и И. Садовский, убежденные националисты-поляки. Таким образом, принятая на себя бароном Роппом защита интересов своей паствы была в корне значительно профанирована тем обстоятельством, что негласно вокруг него сплотился кружок лиц, менее всего расположенных к запросам истинного либерализма и индивидуальной свободы". Но, какие бы мотивы не руководили епископом при создании программы, полагал Кршивицкий, "это не снимает с него ответственности за проведение ее в сознание своей паствы под высоким лозунгом учения о христианской справедливости.

Хотя программа и претерпела некоторые изменения, было очевидно, что "основные принципы ее, бесспорно, соберут около поднятого епископом католического знамени все разъединенные до сих пор силы, тем более что в программе с яркостью изображены действительные и мнимые опасности, угрожающие католической Церкви. А наличность на местах мощной организации католической Церкви и ее дисциплинированного клира, связанного с простым народом крепкими узами религиозного мировоззрения, во многом осложнит проведение в жизнь предначертаний правительства".

Действия партии уже принесли свои плоды. Они выразились в массовых просьбах о возвращении, а иногда и в самовольных захватах православных храмов, переделанных из костелов. А также в открытие без разрешения частных польских школ клерикального характерах в местностях с преобладающим белорусским населением, в тенденциозном освещении польскими газетами принимаемых правительством мер в защиту православия и государственных школ.

Исходя из всего изложенного, генерал-губернатор ставил в вину епископу то, что, как представитель Церкви, будучи обязан учить в духе евангельского влияния Церкви на народные массы, "в высшей степени серьезных условиях русской жизни, не отдал себе ясного отчета, в чем состоит это правильное влияние". Наоборот, он выступил с программой, "требующей безусловного признания, как догмата, того, что на деле является только мнением его и отдельных лиц". Тем не менее, он был против предложения епископу другого назначения, исходя из последствий реализации такой меры для края, поскольку оно было бы в глазах населения связано только с умалением его теперешнего служебного положения. Так как епископ сам сложил с себя официально руководство партией, то, считал он, "во имя государственных интересов края, нужны меры воздействия на окружающих его ближайших сотрудников, с переводом их, в случае необходимости, в другие, небелорусские епархии, и неуклонное наблюдение за представителями партии в уезде".

Кршивицкий считал, что, поскольку программа была передана во все приходы, это могло бы во многом осложнить задачи правительственной власти, особенно в предвыборное время, и усилить значение партии в глазах масс. Со своей стороны, он постарался выработать соответственное отношение к партии православных. А для этого поручил старшему делопроизводителю своей канцелярии Белецкому ознакомить с ее программой на окружных съездах делегатов православного духовенства, которыми была выработана своя программа "в духе истинной христианской любви и морали, без всяких политических тенденций" 9.

Дурново не разделял мнение Кршивицкого о нежелательности перемещения епископа в другую епархию. Предполагая в качестве меры взыскания объявить от имени императора ему выговор с извещением о том римской Курии, Дурново хотел предварительно выяснить мнение Кршивицкого на этот счет. В то же самое время он просил его предупредить Роппа, чтобы тот воздержался от всякого участия в деятельности партии и поставил в известность духовенство своей епархии о том, что всякое его участие в этой партии встретит отпор со стороны правительства, включая самые решительные меры 10.

Письмом от 15 марта 1906 г. Кршивицкий поддержал предложенную Дурново меру наказания, добавив к ней прекращение выдачи причитающегося епископу по должности содержания от казны. Он информировал министра об указании, уже отданном им губернаторам виленской и гродненской губерний, о недопустимости районных собраний партии, о чем поставил в известность и Роппа. На этом письме Дурново 18 марта наложил резолюцию: "Письма к генерал-губернатору не нужно, а следует составить всеподданнейший доклад с объявлением в виновности и лишении содержания" 11.

20 марта директор департамента духовных дел иностранных исповеданий В. В. Владимиров спрашивал министра, не сочтет ли тот возможным "вместо лишения епископа Роппа всего содержания, ограничиться сокращением такового".

26 марта 1906 г. министр направил Кршивицкому письмо с проектом всеподданнейшего доклада, которым, в качестве меры наказания епископу Роппу, предусматривалось объявление от имени императора выговора и уменьшение на половину получаемого из казны содержания, и просил сообщить его замечания 12.

На следующий день Дурново телеграфировал генерал-губернатору, прося учесть при вынесении заключения по проекту доклада по делу Роппа статью или объявление епископа в виленском вестнике от 22 марта 13, заметив: "Полагаю, что проектированное мною взыскание едва соответствует важности проступка" 14.

В ответном письме от 3 апреля 1906 г. Кршивицкий пространно изложил свои соображения по поводу этого проекта. Он привлек внимание к тому, "что местное католическое общество привыкло видеть в епископе известную орифламму (знамя, хоругвь. - О. С.) своего исповедания, бойца за отстаивание интересов католической Церкви пред иноверным правительством и каждую репрессивную или карательную меру, направленную против него, как бы справедлива и закономерна она ни была, рассматривает, как новое притеснение со стороны администрации, направленное не только против лица, но и представляемого им исповедания. Этот укоренившийся взгляд выработал для подобных случаев своеобразную систему пассивного сопротивления, которое в данном деле, несомненно, выразится в том, что мало популярная в глазах буржуазного класса населения партия, получив ореол религиозного мученичества в лице ее организатора, привлечет к себе многих из тех, кто расходился до сих пор с нею в своих политических и социальных взглядах, а в сплошной массе менее развитого, но фанатически настроенного простого католического населения, может вызвать глухое неудовольствие против Верховной власти".

Относительно лишения барона Роппа содержания, Кршивицкий полагал, что это повлечет большой приток пожертвований, который не только покроет понесенный им материальный ущерб, но и даст возможность образовать фонд для поддержания партии. Действенное средство лишить епископа возможности заниматься политикой он видел в переводе его в одну из отдаленных от Северо-Западного края кафедр и удаление его советников - секретаря епископа прелата Садовского и кафедрального каноника Фронцкевича. Применение такой меры отразилось бы и на партии. В случае попыток продолжить пропагандистскую деятельность она должна будет прекратить существование, будучи лишена своего главы. Ибо ее перестанет поддерживать духовенство, особенно литовское, делавшее это не столько из убеждения, сколько в силу дисциплины.

Генерал-губернатор полагал, что Курия не будет противиться такому решению правительства в расчете на его содействие в деле борьбы с разрастающимся среди католиков Империи учением мариавитов-манкетников 15.

Наконец, еще одним аргументом в пользу принятия именно такой меры, по его мнению, служило выступление Роппа в печати с "увещеваниями своей паствы хранить в сердцах заветы партии и проводить их в жизни" после его сообщения об устранении от руководства партией и вмешательства в ее дела. "Подобное несоответствие между словами и поступками епископа, внушающего этим своим распоряжением слепо повинующейся ему католической массе убеждение в несправедливости и незаконности действий правительства, ясно подчеркивает, - считал Кршивицкий, - необходимость наиболее скорого на него воздействия в смысле пресечения возможности для него волновать вверенное его духовному попечению население". К тому же, приближалось время созыва Государственной Думы. А это означало, что действовать следовало немедленно, "дабы не мог пройти в число ее членов барон Ропп, выставленный кандидатом по виленскому уезду" 16.

8 апреля Дурново направил "весьма спешное и конфиденциальное" письмо Ламздорфу, в котором по существу изложил все соображения, уже известные по его переписке с Кршивицким. Информируя его о предполагаемых мерах наказания Роппа - выговор и требование о немедленном переводе его в одну из епархий, отдаленных от Северо-Западного края, - он просил известить о его мнении по этому вопросу.

Ламздорф, как следует из его ответного письма от 11 апреля, разделял соображения, приведенные Дурново, но, тем не менее, полагал, что проектируемое дисциплинарное взыскание следовало бы наложить по предварительному сношению с Курией. При этом он ссылался на донесение временно управляющего миссией при Св. Престоле М. Ф. Шиллинга от 3 апреля 1906 г., в котором дипломат сообщал, что, придя на обычный дипломатический прием, он застал государственного секретаря несколько взволнованным в связи со сведениями о предполагаемой ссылке барона Роппа правительством, от чего его будто бы спасло лишь заступничество виленского генерал-губернатора. В то же самое время Мерри дель Валь признался, что, увидев под манифестом созданной политической партии в Вильне подпись Роппа, был несколько удивлен, "так как мы не любим, - сказал он, - когда епископы принимают участие в политике". Но он не сомневался, что епископ был движим "исключительно желанием бороться с возрастающей силой социализма, а не стремился к поддержанию своим авторитетом каких-либо национальных вожделений". К тому же, если бы он был в чем-то виноват, то, по требованию императорского правительства, Курия дала бы соответствующие указания, но она не может "оставаться равнодушной к ссылке епископа без всякого сношения с Римом".

Сославшись на это донесение, Ламздорф полагал необходимым воспользоваться готовностью Ватикана идти навстречу правительству, поскольку "наказание католического иерарха, подкрепленное авторитетом римского Первосвященника, несомненно, произведет гораздо более сильное впечатление на польское население и, вместе с тем, избавит наше правительство от нежелательных нареканий". В случае неуспеха переговоров с Курией, едва ли вероятного, правительство будет иметь возможность прибегнуть к проектируемым мерам, лишая Св. Престол в дальнейшем возможности обвинять государственную власть "в несоблюдении тех форм дипломатического общения с Ватиканом по церковно-государственным вопросам, которые установлены существующей практикой" 17.

При согласии в принципе с необходимостью наказания епископа переписка с Ламздорфом выявила определенные расхождения с Дурново в вопросе вовлечения в него Св. Престола. Ведь он указывал на возможность наложения на него дисциплинарного взыскания лишь по предварительному соглашению с Курией. Между тем как Министерство внутренних дел полагало, что предметом соглашения с Курией станет лишь перемещение Роппа в другую епархию, а о выговоре следовало известить Курию уже после его вынесения.

Предложение Министерства внутренних дел расходилось и с мнением генерал-губернатора, считавшего достаточным ограничиться лишь переводом епископа в другую епархию, не объявляя ему выговора.

Для начала переговоров с Курией о переводе епископа в другую епархию необходимо было указать конкретное место. На тот момент вакантной была лишь сейнская кафедра, но она была недостаточно отдаленной от Северо-Западного края. О плоцком же епископе, в случае назначения которого митрополитом для Роппа могла освободиться плоцкая кафедра, не было получено сведений от варшавского генерал-губернатора.

В резолюции на письме Владимирова Дурново разъяснил, что имел в виду сообщить Ламздорфу, "что мы никогда не думали о ссылке Роппа, но что не можем оставить безнаказанным его образ действий. Выговор от имени Государя есть решительное распоряжение за нарушение гражданских обязанностей, внушение же от папы может быть сделано самостоятельно за нарушение пасторских полномочий. Следовательно, - суммировал министр, - мое окончательное мнение сводится к тому, чтобы: 1) объявить выговор самостоятельно, 2) сообщить папе о внушении Роппу и переводе его, при чем о выговоре упомянуть вскользь, например, что ему объявлено неудовольствие, и 3) в особенности, заверить, что мы никогда не намерены его высылать" 18.

Министр считал, что нужно было, прежде всего, испросить согласия императора на выражение от его имени недовольства Роппом и на начало переговоров с Ватиканом о перемещении его в другую епархию. Следовало известить об этом Курию, и просить папу "сделать соответствующее архипастырское внушение" епископу, а затем переместить его из Вильны в одну из епархий по указанию правительства 19.

Тем временем, после выборов в Государственную Думу и избрания в нее Роппа, ситуация претерпела серьезное изменение. К тому же, произошла смена в министерствах внутренних и иностранных дел: новыми министрами стали соответственно П. А. Столыпин и А. П. Извольский.

Столыпин писал Извольскому 29 июня 1906 г., что, в связи с избранием Роппа в Думу, считал несвоевременным, по государственным соображениям, возбуждать перед императором ходатайство об объявлении ему выговора. Перемещение же его в другую епархию находил затрудненным из-за отсутствия подходящей епископской вакансии. Поэтому он связался с Кршивицким, чтобы выяснить, продолжает ли он настаивать на немедленном отъезде барона или считает возможным отложить эту меру до более удобного времени 20.

В самом письме к генерал-губернатору от 3 июля Столыпин, сославшись на отсутствие подходящей вакантной епископской кафедры, обращал внимание на то, что вопрос об удалении его потерял свою остроту. Поскольку деятельность конституционно-католической партии "проявлялась особенно интенсивно и могла быть опасной для правительства до выборов в Государственную Думу. Теперь, - считал он, - когда центр общественной деятельности сосредоточился в Думе, влияние отдельных местных партий не могло быть настолько сильно, чтобы с ним приходилось считаться правительству" 21.

Между тем, как извещала "Речь" от 8 сентября (N147) Роппу было разрешено читать курс лекций для римско-католического духовенства, на которые предполагалось допускать лиц и недуховного звания, но только по именным приглашениям.

Осенью 1906 г. Ропп воспользовался двухмесячным заграничным отпуском для поездки в Рим. Он был разрешен Столыпиным по ходатайству виленского генерал-губернатора. По случаю предстоявшей поездки ему было назначено единовременное пособие в размере 1 тыс. рублей. Николай II дал свое согласие 22.

Во время своего пребывания в Риме Ропп произвел очень выгодное впечатление на папу и государственного секретаря. Благоприятное мнение о нем сложилось и у бывшего государственного секретаря кардинала Мариано Рамполла.

Между тем, осенью Кршивицкий и Столыпин пересмотрели свое отношение к наказанию епископа в силу ряда новых обстоятельств. В поступавших в Министерство внутренних дел сведениях Столыпин увидел доказательство того, что Ропп "поставил себе в настоящее время как бы задачей проявление особой резкости по отношению к правительству и ко всем правительственным мероприятиям". Так, 1 ноября 1906 г. Кршивицкий переслал Столыпину копию письма Роппа на имя прокурора виленской судебной палаты по поводу отказа ксендза Рутковского от привода к присяге на русском языке. Содержавшийся в нем отзыв об указе Правительствующего сената Столыпин нашел "настолько дерзким", что он давал полное основание для предания его суду. Однако предлагавшему пойти на это Кршивицкому он признавался в письме от 20 ноября, что был против такого шага по следующим соображениям: "исход судебного процесса представляется, по моему мнению, весьма сомнительным, так как суд может не признать в инкриминируемом барону Роппу письме всех необходимых признаков изъясненного преступного деяния. Между тем, самый факт привлечения столь высокого духовного лица, как начальника епархии, к судебной ответственности, при современном настроении общественного мнения и направлении печати, несомненно, произведет сильную сенсацию в обществе и послужит лишь к тому, что личность барона Роппа приобретет ореол деятеля, гонимого правительством за свои идеи" 23.

В другом официальном письме, на сей раз на имя Столыпина, епископ заявил о необязательности для него указа Сената о недопустимости совмещения духовной должности со званием члена Государственной Думы, хотя ему было известно, что по действующему законодательству отказ должностного лица подчиниться указу Сената представляет собой действие, предусмотренное Уложением о наказаниях.

В письме Извольскому от 27 декабря 1906 г. Столыпин ссылается также на оскорбительное для правительства замечание епископа в письме к Кршивицкому о якобы бесполезном для римско-католической Церкви в России расходовании денег, принадлежавших римско-католическому духовенству.

Наконец, в своем пастырском послании от 12 октября "он допустил ряд выражений, возбуждающих в его пастве недоверие, как к правительству, так и к окружающему православному населению". Так, затрагивая вопрос об отношении католиков к православной школе, он "высказывается в том смысле, - писал Столыпин, - что эти школы не могут приносить какой-либо пользы в виду различия в вере учителей и учеников. Поэтому барон Ропп не запрещает католикам посылать в эти школы детей только в том случае, если их посещает ксендз".

Столыпин видел свидетельство противоправительственных настроений епископа и в подписании им в числе 49 членов Думы заявления о необходимости установления принципа свободы не принадлежать ни к какой религии, права выхода из исповедания без присоединения к другому исповеданию и, в качестве неизбежного следствия этой меры - гражданского брака. Он обращал также внимание на узконационалистическую окраску в последнее время его деятельности, направленной "к ополячению литовской и белорусской национальностей Северо-Западного края". Это стало предметом горячего обсуждения и вызвало возбуждение представителями литовской части населения ходатайства перед Ватиканом и императорским правительством "о смещении барона Роппа и о замене его лицом менее лицеприятным в национальных вопросах". Со своей стороны, Столыпин не мог не придать "последнему обстоятельству решающего значения", ибо при том положении, в коем находился окраинный Северо-Западный край, "возбуждение в нем духовенством еще национальной вражды между отдельными народностями представляется совершенно недопустимым". Он был против оставления Роппа на занимаемом им посту, учитывая, что, порождая раздоры и ненависть на национальной почве, он "пользуется религиозными побуждениями фанатичных неразвитых масс для своих личных политических, но отнюдь не христианских целей".

Исходя из этого, министр намерен был воспользоваться первой представившейся возможностью для перевода епископа в другую епархию желательно с однородным составом населения, войдя в сношения с римской Курией. Извещая Извольского о своем решении, он просил частным путем при посредстве министра-резидента подготовить государственного секретаря к предстоявшему официальному требованию правительства о перемещении Роппа в другую епархию 24.

Извольский, как явствует из его письма от 3 января 1907 г., полагал, что со стороны Ватикана не возникнет серьезных препятствий удовлетворению такого требования ввиду приведенных министром веских доводов. Но, тем не менее, он хотел уточнить, будет ли предполагаемая мера окончательной и ограничится ли Министерство внутренних дел только ею, чтобы, выдвинув "одно точно определенное и законченное требование" на переговорах с Ватиканом, использовать собранные этим министерством материалы, которые "при повторном требовании потеряли бы свое значение и силу".

Отвечая Извольскому 23 января 1907 г., Столыпин признавался, что, хотя Ропп и заслуживал бы взыскания, однако наложение его в настоящее время представлялось едва ли желательным, поскольку оно могло быть истолковано как возмездие правительства за участие его в Думе первого созыва. Оправдание же перевода его из Вильны на равностепенную епископскую должность он видел в обнаружившейся уже после роспуска Думы деятельности епископа, направленной к подавлению литовской и белорусской национальностей в Северо-Западном крае.

Он предполагал безотлагательно получить санкцию императора на начало переговоров с Курией о его перемещении в келецкую епархию на кафедру, освободившуюся после смерти епископа Ф. Кулинского. В случае отклонения ей этого требования правительства следовало бы предупредить государственного секретаря, что такой отказ вынудит пойти на увольнение Роппа от должности виленского епископа без предоставления ему какой-либо кафедры в пределах России.

Вместе с тем Столыпин не мог поручиться, что не будет вынужден настаивать на применении к епископу "какого-либо серьезного взыскания, не исключая и совершенного удаления его на покой", если после перевода в келецкую епархию он продолжит свою противоправительственную деятельность. В то же самое время министр подчеркнул, что, "во всяком случае, наложение того или иного наказания не может быть предопределено характером его теперешней деятельности и будет всецело зависеть от дальнейшего его поведения на новом месте службы" 25.

На следующий день после написания этого письма Столыпин представил всеподданнейший доклад императору о переводе Роппа в Кельцы и получил согласие Николая II 26. В докладе была приведена вся аргументация, изложенная им в письмах Извольскому.

В ходе первой беседы с государственным секретарем после получения материалов для переговоров о Роппе министр-резидент Сазонов "счел полезным поставить кардиналу вполне категорически вопрос об удалении" его из Вильны. Он исходил из того, что в течение последних месяцев неоднократно сообщал ему сведения, как из официальных, так и других достоверных источников, о политической агитации Роппа. И ему представлялись успешными его усилия "раскрыть кардиналу глаза на противоречие между внешнею корректностью, проявленной епископом Роппом в Риме и снискавшей ему здесь симпатии не только самого кардинала государственного секретаря, но и кардинала Рамполла, и тою враждебностью, которую он неизменно обнаруживал по отношению к русской государственной власти". Относившийся вначале недоверчиво к сообщениям дипломата кардинал, казалось, "убедившись в их справедливости, стал относиться к ним иначе". Дополнительным ценным аргументом для Сазонова послужила опубликованная в январе беседа Роппа с корреспондентом парижской газеты "La Croix"( "Крест") о необходимости введения в государственный строй России федеративного начала. На кардинала эта беседа произвела тогда неблагоприятное впечатление, так что почва для предъявления требований правительства оказалась вполне подготовленной, и Сазонов "смог свободно использовать" имевшиеся в его распоряжении обвинительные материалы. Перевод в келецкую епархию он представил в качестве самого благоприятного исхода для барона "из того опасного положения, в которое он попал благодаря своему честолюбию".

Обсуждая выдвинутые обвинения, кардинал возражал против пункта об участии епископа в составленном 48 другими членами Думы проекте о признании за российскими гражданами права не принадлежать ни к какому вероисповеданию. И при этом он отказывался видеть в этом требовании какую-либо связь с введением в России института гражданского брака, не признаваемого римской Курией. Если ссылкой на пример западно-европейских держав Сазонову удалось доказать, что гражданский брак - неизбежное и вполне законное последствие официального атеизма, с чем кардинал должен был согласиться, то он продолжал утверждать, что Ропп "имел в виду единственно возможно полное осуществление принципа свободы совести".

В соответствии с просьбой кардинала Сазонов изложил взгляд правительства на деятельность Роппа в виде ноты от 28 февраля 1907 г., в которой перечислил основные проступки, вменяемых ему в вину 27.

Сказанное кардиналом Сазонову вполне отражало общий настрой Курии по отношению к перипетиям вокруг епископа Роппа, судя по документам состоявшейся в марте 1907 г. сессии конгрегации Чрезвычайных духовных дел. В них отмечалось успешное начало карьеры барона Роппа, "избранного (в следствие такой информации, лучше которой желать невозможно) в 1902 г. тираспольским епископом", который управлял этой епархией немногим более года "с большим усердием и благоразумием, так что сделался довольно угодным не только Св. Престолу, но самому российскому правительству". Оно очень скоро предложило его на освободившуюся виленскую кафедру. "К сожалению, однако, прибыв в Вильно, монсиньор Ропп больше не придерживался той осторожной позиции, которая была до того столь полезной для его собственного епископского служения. Оставляя в стороне различные пункты обвинения, выдвинутые против него правительством, некоторые из которых кажутся необоснованными при первом знакомстве, несомненно, что отчасти в силу самих чрезвычайных политических обстоятельств, особенно в виленском исключительно беспокойном центре, отчасти, возможно, также в силу его личных склонностей, монс. Ропп сделался быстро главой полонизаторских тенденций и местной оппозиции против правительства. Действительно, он не только избрался членом первой Думы (что самим правительством, очевидно, не рассматривалось доброжелательно), но в ней заключил союз с оппозиционными партиями, став с тех пор ненавистен государственным властям и утратив весь тот престиж и то влияние, которым прежде пользовался у них с пользой для самого Св. Престола и католического дела. Но даже после роспуска Думы монс. Ропп упорствовал в своем поведении и, более того, после того как Сенат постановил (конечно, чтобы исключить именно его), что правительственные служащие, а, следовательно, также и католические епископы не могли быть избраны в члены новой Думы, монс. Ропп в письме председателю совета министров от 21 сентября 1906 г. заявил, что такое решение несправедливо, и что, в любом случае, он не рассматривал его для себя обязательным. В следствие таких фактов следовало предвидеть возмущение российского правительства, которое сначала намеревалось просто отстранить виленского епископа от должности, но затем решив пойти на менее суровую меру,...предложило Св. Престолу перевести его в Кельцы" 28.

Представленная Сазоновым нота была рассмотрена на особой конгрегации 17 марта. Было принято решение (одобренное папой) написать епископу, прося дать разъяснения по поводу выдвинутых против него правительством обвинений. 23 марта государственный секретарь направил ему письмо, изложив в нем по существу содержание ноты Сазонова29.

Ответ Роппа не заставил себя ждать. Направив его 3 апреля, он подчеркнул, что отвечал немедленно, полагая, что его письмо могло быть особенно полезным государственному секретарю в момент, когда его главный обвинитель, Владимиров, находился в Риме и, конечно, воспользуется возможностью его "дискредитировать и дать тысячу обещаний при условии, что Святой Престол согласится не защищать меня". Ропп дал подробные объяснения по поводу всех выдвинутых против него обвинений. В заключение письма он заявлял, что не считал невозможным свое дальнейшее пребывание в Вильно тем более, что все правительственные претензии датировались 1905 и 1906 годами. Это означало, что прошло уже время, а его продолжали терпеть на прежнем месте. Отдавая отчет, что может наступить момент, когда "его защита, возможно, окажется очень стесняющей для Св. Престола", он указал имя священника, который мог бы его заменить. Это минский декан аббат Казимир Михалькевич, литовец, человек спокойный и беспристрастный. "Что касалось меня, я всегда готов сложить с себя сан, если Св. Престол этого пожелает. Но ни за что на свете я не приму епархию в Царстве Польском, где никогда меня не признают полностью поляком, Итак, я запрошу простого сложения с себя сана или епархию в Сибире, Центральной Азии или в глубине России" 30, - писал Ропп.

Получив письмо Роппа, Мерри дель Валь 2 мая 1907 г. направил Сазонову послание, ставшее ответом на его февральскую ноту, в котором излагались данные епископом объяснения по поводу выдвинутых против него обвинений. В заключение говорилось, что эти объяснения "очень серьезны и убедительны", и если Ропп, "быть может, несколько раз допустил отсутствие такта и осторожности, то объяснения намного уменьшают значение ошибки". С другой стороны, Св. Престол порекомендует ему "в будущем вести себя осторожнее и сдержаннее и не сомневается в том, что этот прелат в точности сообразуется с этими указаниями и даст по этому поводу самые формальные уверения". В виду данных объяснений и уверений, которые Ропп даст на будущее, Св. Престол надеялся, что правительство "не захочет настаивать на требовании удалить его из Вильны". Он считает также необходимым заявить, что не может заставить Роппа принять против его желания келецкую кафедру, и "не находит канонических оснований заставить его подать в отставку с виленской кафедры или уволить от должности". Если же в будущем образ действий Роппа даст "основательные поводы" принять меры против него, то Св. Престол не преминет пойти на это, по согласованию с императорским правительством 31.

Сазонов не сомневался, что Курия была осведомлена Роппом о его отказе подчиниться требованию правительства и об окончательном решении идти по стопам некоторых из его предшественников. Из прежних переговоров с Ватиканом он убедился, что Курия не считала себя вправе настаивать на принятии епископом делаемого ему предложения. Но у него сложилось впечатление, что "во избежание худшего, ему будет предложено добровольно подать в отставку с присвоением епископского титула "in partibus" и при условии назначения ему императорским правительством пенсии. К сожалению, желание это не сбылось".

По мнению Сазонова, вопрос о переводе Роппа больше не мог быть предметом переговоров, а должен был быть передан на благоусмотрение администрации. Но при этом, дабы не вызвать осложнений в отношениях с Курией, необходимо было тщательно избегать всякого повода к обвинению правительства "в несоответствующей проступкам виленского епископа суровости или желания возмездия за оппозиционную его деятельность в Государственной Думе" 32.

В августе епископ Ропп, отдыхавший у брата, был приглашен Столыпиным в Санкт-Петербург. 22 августа он был им принят. Содержание этой беседы епископ фактически в форме стенограммы изложил в письме от 24 августа государственному секретарю.

Столыпин начал встречу словами: "Я должен иметь с монс. беседу очень тягостную, особенно, для меня. Ваши отношения с местными властями так осложнились, что Его Величество император находит Ваше пребывание в Вильно отныне невозможным, но, будучи знаком с Вами лично, и зная, каким человеком Вы являетесь, Его Величество надеется, что Вы не захотите шума и согласитесь принять епархию, а именно келецкую или плоцкую, которая, вероятно, скоро станет вакантной".

Ропп сказал, что прежде чем ответить на сделанное предложение, он хотел бы знать, в чем его обвиняют. Столыпин назвал организацию конституционно-католической партии и непризнание обязательным для себя решений Сената, за что он мог быть привлечен к суду.

Ропп дал следующие объяснения. Что касалось партии, его участие было связано с необходимостью отреагировать на социализм, и скорее следовало его за это благодарить, чем наказывать. Что же касалось Сената, на самом деле, он не был против его решений. Но не был обязан находить их правильными, особенно, когда они касались жизненно важного для Церкви положения, от которого она не откажется никогда, так как он, как и любой католический епископ, не являлись и не будут служащими государства. Поэтому он не боялся никакого суда и был уверен, что никакой независимый суд не может его осудить.

После этого министр предложил оставить все это, сказав, что политика Роппа противоречит политике государства, что он хочет полонизовать литовцев и преследовал священников этой национальности. Затем он передал ему список из 14 священников, которые будто бы были перемещены в белорусские приходы и заменены польскими священниками.

Ропп заявил, что, даже не заглядывая в этот список, может сказать, что это ложь. Напротив, даже во все приходы не литовские, а смешанные, где были священники, не знавшие литовского языка, он направил священников, на нем говоривших, и за это заслужил у польских националистов имя литвомана. Посмотрев после этого список, Ропп сказал, что готов доказать пункт за пунктом, его полную ложность.

В конце беседы Столыпин спросил: "Что я должен буду сказать Его Величеству императору?". В ответ он услышал: "Я не могу ничего Вам больше сказать". После этого собеседники расстались вполне дружески.

В заключение письма Ропп делился своим видением происходящего с ним. "Главными силами этой травли против меня являются русский архиепископ с его духовенством и под их руководством генерал-губернатор или скорее человек, который им руководит в гражданской администрации страны, его начальник канцелярии г-н А. А. Станкевич, некогда либерал, теперь член группы, пользующейся дурной славой "людей действительно русских", эти последние окружают императора; император носит показной манерой маску их партии, и именно они в настоящее время являются власть имущими, с которыми должен считаться даже глава кабинета. Преследование моей личности будет продолжаться столько, сколько времени они будут находиться у власти" 33.

И хотя в тексте письма Роппа, приведенного в материалах сессии конгрегации Чрезвычайных духовных дел, об этом ничего не сказано, в докладе для этой сессии говорилось, что, ответив на выдвигаемые против него обвинения, Ропп заметил, что смена епархии не зависит от него. Ведь только папа мог освободить епископа от нерасторжимых уз, соединяющих его с его местом пребывания. Ему же совесть не позволяла принять епархию в Польше, где он никогда не был бы признан, как настоящий поляк, что, наконец, если Рим того желал, он мог просто отречься, не беря другую епархию.

Накануне отъезда из С.-Петербурга, Ропп был принят Владимировым, который старался его убедить либо подать в отставку, либо принять кафедру в Плоцке и сообщил, что во время его пребывания в Риме Мерри дель Валь сказал ему, что прекрасно сознавал, насколько в глазах правительства позиция Роппа в Вильно была невыносима. "Этим утверждением, изложенным в столь абсолютной форме, смысл слов Высокопреосвященства был полностью искажен", - отмечалось в докладе сессии конгрегации. Ропп же на это заметил, что это его обязывало передать решение полностью Св. Престолу34.

21 сентября Столыпин письмом напомнил Роппу об обещании запросить у Св. Престола разрешения подать в отставку и известил об имевшихся у него сведениях, что он, напротив, ограничился сообщением Св.Престолу о якобы данных ему достаточных объяснениях, не затрагивая никоим образом вопрос об удалении из Вильно 35.

В датированном 3 октября письме Столыпину Ропп утверждал, что во время разговора с ним он ясно сказал, что без требования со стороны папы не считал себя "в праве отрекаться от должности, которая по понятию римско-католической Церкви основана на мистической связи епископа с епархией".

На записке Владимирова, извещавшего о своем возвращении из отпуска, 7 октября Столыпин написал: "Прошу Вас немедленно и энергично приняться за дело барона Роппа, который, видимо, нас морочит и хочет затяжками создать такое положение, при наличии которого его подневольный отъезд из Вильны создаст для правительства сильные осложнения. Необходимо: 1) немедленно поставить в известность через МИД кардинала Мерри дель Валь, что барон Ропп бессовестно нас обманул и поэтому одному уже нетерпим в Вильне как епископ. 2) Снестись с генерал-губернатором о способе изъятия его без скандала из Вильны" 36.

12 октября Столыпину был представлен текст всеподданнейшего доклада, подготовленного Владимировым. В нем излагались основные перипетии вокруг попытки добиться от Роппа добровольного сложения с себя управления виленской епархией. Особо обращалось внимание на тот факт, что, пообещав сообщить Курии о неудобстве дальнейшего оставления его во главе епархии, в письме государственному секретарю он ограничился изложением объяснений, данных им правительству в оправдание своих действий. И хотя при этом добавил, что "всецело предоставляет себя на благоусмотрение папы, однако таковые заключительные слова, являясь обычными в письмах большинства римско-католических епископов, отнюдь не заключают в себе ходатайства о разрешении вопроса об отставке". Напротив, подчеркивалось в докладе, заявление о подчинении воле папы после ряда оправданий "свидетельствует не о сознании епископом необходимости покинуть кафедру", а скорее о его желании "возложить удаление свое из Вильны на нравственную ответственность Ватикана". При такой постановке вопроса было "крайне затруднительно ожидать", что подтверждает и поверенный в делах при Св. Престоле, чтобы Курия согласилась дать движение вопросу об удалении барона Роппа на покой. Такой образ действия епископа не мог рассматриваться иначе как "прямое уклонение от данного им обещания и отказ от добровольного оставления занимаемой кафедры".

Министр считал долгом представить Правительствующему Сенату проект указа об увольнении Роппа от должности без прошения. Он также просил разрешения на осуществление уже одобренных Николаем II в принципе предложений о выплате ему содержания в размере 1200 руб. в год и воспрещении жительства в столицах и в Северо-Западном крае.

В докладе отмечалось, что с самого начала активного выступления Роппа на поприще национально-политической деятельности удаление признавалось совершенно необходимым, и взгляд министерства в этом отношении не менялся. Некоторое замедление с реализацией этой меры объяснялось лишь стремлением обставить приведение ее в исполнение так, чтобы она не отразилось на дружеских отношениях с Ватиканом, с которым еще не были закончены переговоры по некоторым вопросам первостепенной важности, как, например, соглашение о семинариях, достигнутое лишь в последнее время. К тому же, министерство хотело избежать применения такой чрезвычайной и законом непредусмотренной меры, как увольнение без предварительного согласия Курии, чреватого тем, что епархия на неопределенное время оставалась бы совсем без епископа. Именно поэтому было решено испробовать все способы удаления епископа с санкции папы.

Такие попытки - перемещение епископа на одну из вакантных кафедр Царства Польского, ходатайство перед папой о назначении его архиепископом in partibus с удалением из Северо-Западного края потребовали немало времени и не увенчались желаемым результатом. Но, подчеркивалось в докладе, они давали основание утверждать, что увольнение Роппа от должности без прошения и без согласия Ватикана "должно быть отнесено исключительно к ответственности самого епископа". Правительство же "исчерпало все зависящие от него средства, дабы избежать применения к нему меры столь исключительного характера" 37.

Указ Сената за подписью Николая II последовал 14 октября 1907 года 38.

Кршивицкий письмом от 13 октября предложил после объявления указа категорически запретить епископу возвращаться в Северо-Западный край даже для устройства личных и имущественных дел, которые могут быть улажены через доверенное лицо. "В противном случае, то есть при возвращении барона Роппа, хотя бы на короткое время в Вильну, явится опасность не только торжественных ему проводов, но и встречи, и вообще все его пребывание в пределах виленской епархии может обратиться в сплошную манифестацию", - писал он. Такая жесткая позиция основывалась на его сведениях, добытых "негласным расследованием", которые показывали, что наблюдавшееся в епархии в последнее время "приподнятое и крайне тревожное настроение" ксендзов проявилось, в частности, в имевших место совещаниях с участием священников, как местных, так из епархии. На них обсуждался вопрос о тактике епархиального духовенства в случае увольнения Роппа и его отъезда из Вильны, а также об отношении к его преемнику. По последнему вопросу мнения разошлись, но большинство решило "держаться системы игнорирования" назначенного епископа 39.

В письме Извольскому от 21 октября Столыпин дал следующие объяснения решения своего ведомства. Он утверждал, что удаление Роппа из Вильны признавалось необходимым с самого начала активного выступления его на поприще национально-политической деятельности, но министерство стремилось избежать применения к нему принудительных мер. Он объяснил, что промедление произошло ввиду осознанной министерством необходимости исчерпать все средства для мирного разрешения дела, чтобы его удаление из Вильны не отразилось на дружеских отношениях с Ватиканом. Министерство стремилось также избежать применения такой чрезвычайной и законом прямо непредусмотренной меры, как увольнение без согласия Курии. Оно также считалось с тем, что в случае принудительного увольнения Роппа епархия оставалась бы на неопределенное время без епископа.

Поручение вступить с Курией в сношения, "выразив сожаления по поводу принятой нами меры", мало согласовывалось с позицией Сазонова. Он опасался, что вместо того, чтобы примирить Св. Престол с совершившимся фактом "предписанные мне объяснения подтолкнут Курию к выражению протеста, на которое она до сих пор не решалась". Но поскольку поручение имело санкцию Губастова, он ему повиновался. При этом он надеялся, что ему "не будет поставлено в вину", если он исполнит желание Министерства внутренних дел без особой поспешности, сделав это, "при удобном случае и в форме менее определенной", при обычном посещении Мерри дель Валя. Сазонов напомнил о своем неоднократно выраженном мнении, что Роппа следовало бы отставить, если его удаление было признано так или иначе необходимым, сразу после того, как он отверг сделанные ему предложения, а Курия отказалась поддержать их своим авторитетом. Он сожалел, что не смог тогда убедить департамент духовных дел в правильности этого взгляда. Ведь быстрая кара обычно вызывает меньше раздражения, чем затяжная и запоздалая. Его сожаления, что Ропп не был уволен еще прошлой весной, были связаны и с опасениями влияния произошедшего увольнения на обещанный Св. Престолом ответ на такой серьезный вопрос, как введение русского языка в дополнительное богослужение.

Он просил товарища министра иностранных дел Губастова поддержать ранее выраженное им мнение о необходимости ускорить назначение епископов, а особенно митрополита, тем более что его кандидатура принята Курией. Он рассчитывал, что это благотворно подействует, "доказав, что административная кара, поразившая виновного в глазах наших епископа, вместе с тем не прерывает нормального течения римско-католической церковной жизни в России" 40.

Удобный случай представился Сазонову 2 ноября, когда после продолжительной беседы Мерри дель Валь его спросил, что он может сообщить о прискорбных событиях в Вильно. Дипломат сделал акцент на том, что, как бы прискорбны ни были эти события, они не могли казаться для Курии неожиданными, поскольку с самого начала возникновения вопроса судьба епископа "была отдана правительством в руки Св. Престола, от которого зависело решить ее в том или другом смысле", - переместить в Кельцы или удалить на пенсию со званием архиепископа in partibus. Курия же упустила случай сыграть роль миротворца и вынудила российскую сторону "прибегнуть к мерам самообороны, которых мы желали всеми силами избежать". После этого Сазонов сообщил о назначенной Роппу пенсии в 1200 рублей с правом проживать во всех частях Империи за исключением столиц и Северо-Западного края.

Кардинал выслушал Сазонова спокойно, заметив, что одностороннее решение правительственной властью участи епископа делало всякие пререкания излишними. Затем сообщил, что эта акция произвела на папу "крайне тягостное впечатление", и добавил, что понтифика огорчало также явное уклонение правительства от назначения епископов на вакантные кафедры, годами управляемые временными администраторами.

Сазонову ничего не оставалось, как постараться убедить кардинала в необходимости для устранения продолжительного беспастырского управления виленской епархией незамедлительно приступить к ликвидации созданного Роппом запутанного положения. Дипломат понимал, что кардинал и сам прекрасно сознавал необходимость этого 41.

17 октября Роппу был направлен вызов в С.-Петербург на 19 октября42. Владимиров его проинформировал об указе императора от 14 октября. 19 октября Ропп сообщил письмом о произошедшем государственному секретарю. В связи с выраженным Роппом желанием жить в имении брата "Нища" себежского уезда витебской губернии, в окрестностях которого, по его утверждению, нет католиков, Владимиров 22 октября послал запрос губернатору витебской губернии Б. Б. Герману-Флотову с вопросом, не видит ли он препятствий к разрешению проживать там барону 43.

Губернатор ответил, что в окрестностях имения, действительно, проживали исключительно православные русские. Он не видел препятствий к разрешению Роппу жить там летом будущего года. Но на двух условиях: не принимать там под видом гостей никаких депутаций или поляков из соседних уездов, и предоставления губернатору права в случае нарушения такого обязательства удалить его из пределов губернии своею властью44.

1 ноября Владимиров информировал Роппа, что он может временно проживать у брата, но, если в будущем его пребывание в этой местности окажется "по тем или иным соображениям неудобным", он должен будет избрать себе другое место жительства 45.

При отъезде из Вильно Ропп не назначил администратора. Францкевич представлял его только в духовных, а не административных функциях 46.

21 марта государственный секретарь направил письмо Роппу. От имени папы он спрашивал, примет ли тот тираспольскую епархию, если Кесслер решится неожиданно ее покинуть. Обращение к нему с таким предложением мотивировалось, во-первых, тем, что он писал о готовности принять любое другое назначение вне Польши. Во-вторых, за оставление им виленской епархии следовало запросить выгодную для Церкви компенсацию, каковой в данное время была именно эта. Поскольку "важность и крайняя деликатность этого дела" должны были быть очевидны епископу, его просили держать его в глубоком секрете, каков бы ни был его ответ. Разумеется, говорилось в заключение, он был "совершенно свободен" в своем решении 47.

Поскольку ответа епископа пришлось ожидать очень долго, государственный секретарь дважды его торопил: через краковского епископа, а затем письмом от 29 апреля 48.

В полученном, наконец, письме Ропп припомнил свой разговор со Столыпиным, когда обсуждалась возможность его добровольного оставления виленской кафедры. Тогда на вопрос министра, перейдет ли он в Россию, он ответил, что сделает это охотно, если будет достигнута договоренность со Св. Престолом о создании в России новой епархии. Столыпин пояснил, что речь шла не об этом, а о том, переедет ли он в Саратов (там находилась тираспольская кафедра). На это епископ сказал, что кафедра там занята епископом, которого не в чем упрекнуть. А на замечание, что можно найти ему другое место, Ропп ответил, что это невозможно, и к этому вопросу больше не возвращались. Свою позицию в тот момент он объяснил тем, что, как епископ он должен быть готов добровольно отправиться на новую кафедру особенно, если на нее не имелось кандидатов.

Иначе, полагал Ропп, обстояло дело теперь, когда он был выслан и ему вместо Вильно предлагали тот же Саратов. "Это означало согласие с наказанием, я сам и Святой Престол меня признавали бы виновным. Св. Престол может это сделать, я виноват перед Богом во многом, но не перед Церковью и государством, и не в моей епископской деятельности в Вильно, я могу, таким образом, на это согласиться лишь, если Святой Престол это прикажет и еще, если мне будет разрешено скорее удалиться в монастырь или в приход и вернуться к частной жизни или к деятельности простого кюре" 49, - писал Ропп.

Так после почти двух месяцев ожидания Курия получила отрицательный ответ Роппа на предложение о переводе на тираспольскую кафедру. Как понял Сазонов из беседы с государственным секретарем этот отказ "произвел в Ватикане неблагоприятное для него впечатление, которое и является главною причиною перемены в отношении Курии к виленскому вопросу".

Мерри дель Валь сказал, что "папа не видит возможности при нынешних обстоятельствах упорядочить положение виленской епархии иначе, как, оставив пока в стороне вопрос о самом епископе", и поэтому "склоняется к назначению туда апостольского администратора по соглашению с императорским правительством".

Сазонов не преминул напомнить, что с просьбой именно об этом правительство обращалось более полугода назад и получило отказ.

Кардинал ответил, что в то время Ропп наотрез отказался, под влиянием чувства обиды, порвать каноническую связь со своей епархией, и папа не имел законного повода его к этому принудить. Теперь же дело обстояло иначе, и Курия могла рассчитывать, что со стороны Роппа не последует никакого протеста. Кардинал информировал посланника также о выраженной папой надежде, что после появления во главе епархии признанного правительством администратора с виленского капитула будет снято административное наказание.

Мерри дель Валь полагал, что кандидатом на эту должность может быть один из включенных в список претендентов. Он также сообщил, что назначение апостольского администратора не обставлено никакими условиями в отношении продолжительности, но, если, после более близкого ознакомлении с ним правительства, он был бы признан отвечающим его требованиям, то можно будет обсудить вопрос о его назначении преемником Роппа. Таким образом, Курия признала епископа фактически устраненным от управления епархией 50.

В дополнение к этому донесению от 26 мая 9 июня Сазонов сообщал, со слов Мерри дель Валя, что папа на должность виленского администратора считал подходящей кандидатурой настоятеля минского костела Св. Троицы Казимира Михалькевича и хотел знать, будет ли она угодна правительству. Сославшись на то, что не получал сведений по виленскому делу с тех пор, как оно вступило в новую фазу, Сазонов затруднился высказаться по чьей-либо кандидатуре, но заметил, что, насколько ему было известно, этот прелат был "на хорошем счету у правительства, признающего его пригодным для занятия епископской должности".

Кардинал мотивировал выбор папы двумя причинами. Во-первых, до сих пор Михалькевич не имел никакого отношения к виленской епархии, а поэтому "обнаружит должную независимость от всяких местных влияний". Во-вторых, "будучи поляком, он, тем не менее, происхождением из Литвы, каковое обстоятельство должно способствовать его популярности среди литовской части виленской епархии".

Сазонов полагал, что к этой кандидатуре положительно отнесутся в министерстве внутренних дел, потому что в список кандидатов на епископские должности, переданный в свое время частным порядком Сазонову государственным секретарем, она была внесена Владимировым, "давшим о личности этого прелата весьма благоприятный отзыв" 51.

Столыпин был доволен достигнутым результатом. На письме Извольского, подробно излагавшего сказанное кардиналом Сазонову, он написал: "Это большая победа" 52.

Решение вопроса о кандидатуре администратора заняло немного времени. Им стал Михалькевич. Столыпин не возражал, поскольку о нем в министерстве имелись "вполне благоприятные сведения". Главным же для него было то, что, таким образом, будет положен конец ненормальному положению, в коем оказалась виленская епархия. Кроме того, его утверждение управляющим не предрешало вопроса о предоставлении ему в будущем епископской кафедры. Император дал свое согласие на его назначение 53.

21 августа Столыпин представил Николаю II доклад о согласии Курии на назначение Михалькевича. 28 сентября Михалькевич прибыл в Вильну 54.

Мерри дель Валь встретил известие об этом с удовлетворением.

Новый поворот в судьбе барона Роппа произошел после февральской революции в России. Почти через десять лет после того, как он вынужден был покинуть виленскую епархию, последовало ходатайство папского правительства о возвращении в нее Роппа. Сообщая об этом телеграммой от 1 мая 1917 г., поверенный в делах при Св. Престоле Н. Бок писал: "Со своей стороны, считал бы наше согласие на возвращение епископа Роппа в его епархию логичным и последовательным, ввиду несостоятельности прежних его обвинений. Быстрое разрешение настоящего дела со своевременным уведомлением Ватикана о нем произвело бы здесь отличное впечатление и могло бы быть выгодно использовано нами в политическом отношении" 55.

Министерство внутренних дел "вошло в срочном порядке с представлением к Временному правительству о восстановлении барона Роппа в должности виленского римско-католического епископа" 56.

Положительное решение было принято правительством 22 мая 1917 г., о чем Бок был уполномочен сообщить Курии 57.

В переданной Боку папским государственным секретарем кардиналом Пьетро Гаспарри ноте была выражена высокая оценка папой этого шага правительства 58.

Вскоре Ропп вместе с управляющим могилевской архиепархией архиепископом Я. Ф. Цепляком возглавил представителей римско-католического духовенства, вошедших в состав специальной комиссии по пересмотру законодательства, определявшего положение римско-католической Церкви в России. Итогом ее трудов стал законопроект "Об изменении действующего законодательства по делам римско-католической Церкви в России". 23 июня он был представлен на рассмотрение Временного правительства и утвержден 8 августа 1917 года.59.

С приходом к власти большевиков Роппа ждали новые испытания: арест и высылка в Польшу 60.

Примечания

Статья подготовлена при финансовой поддержке Программы фундаментальных исследований Президиума РАН "Традиции и инновации в истории и культуре".

1. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 821. (Департамент духовных дел иностранных исповеданий), оп. 3, д. 1020, л. 7, 10, 25, 74.

2. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. II Департамент 2 - 5, оп. 701, д. 169, л. 6 - 7.

3. Там же, л. 7 - 8.

4. РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 11, л. 37 - 42.

5. Там же, д. 10, л. 33 - 35.

6. Там же, л. 11 - 12.

7. Там же, л. 13 - 15.

8. В письме епископ так разъяснил характер участия духовенства в партии. Оно "имеет, - писал он, - единственное значение звена, старающегося соединить мирным образом интересы разных слоев общества, и тормоза, не допускающего отклонения единичных лиц или оттенков в сторону от дороги, указанной законом. Поэтому я согласился председательствовать в Комитете единственно временно до правильных выборов, которые я желал бы иметь возможность произвести в возможно скором времени, после чего я решительно от активного председательствования намерен отказаться. Я надеюсь, что зачатое мною дело, во многих случаях, даст на деле доказательство своих мирных, законных и консервативных, в лучшем значении этого слова, стремлений, а потому не окажется противным правительству, а, наоборот, - одной из лучших подпор доброжелательного для народа правительства в местном обществе". (РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 10, л. 77).

9. Там же, л. 28 - 32.

10. Там же, л. 88 - 89.

11. Там же, л. 10.

12. Там же, л. 102.

13. В "Литовском курьере" епископом было опубликовано сообщение о полученном им 15 марта от виленского генерал-губернатора уведомлении о данном им предписании губернаторам не разрешать впредь собраний конституционно-католической партии. Учитывая, что деятельность партии была всегда легальной, ее центральный комитет призывал членов партии поддерживать "отвечающих своему назначению кандидатов в избиратели и члены Государственной Думы".

Затем следовало объявление о временном прекращении своей деятельности "до момента, когда в государстве, в котором зарождается политическая жизнь, партии легального направления смогут возникать не только на почве государственной политики в крае, но и сообразуясь с волею местного населения, согласно его требованиям". Наконец, в заключение этой заметки, был помещен призыв Роппа, обращенный к убежденным членам партии, "свято держаться ее заветов, проводить их в жизнь и, когда наступит возможность легального сплочения, снова приступить к общей деятельности под сказанным нашим знаменем". (Там же, л. 112).

14. Там же, л. 103.

15. Секты, появившейся среди римско-католического духовенства Царства Польского.

16. РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 10, л. 115 - 116.

17. Там же, л. 121 - 125.

18. Там же, л. 127 - 129.

19. Там же, л. 131 - 132.

20. Там же, л. 151.

21. Там же, л. 153.

22. Там же, л. 141.

23. Там же, д. 11, л. 7.

24. Там же, л. 10 - 12.

25. АВПРИ, ф. И Департамент 2 - 5, оп. 701, д. 169, л. 76, 82; РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 11, л. 10 - 12.

26. РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 11, л. 27.

27. АВПРИ, ф. Российское посольство в Риме, оп. 525, д. 2234, л. 50 - 52.

28. Archivio segreto vaticano (ASV), f. Affari ecclesiastici straordinari. Sessioni. Sessione 1084. Anno 1907.

29. Ibid. Sessione 1087. Anno 1907.

30. Ibidem.

31. Ibid. Sessione 1097. Anno 1907; АВПРИ, ф. Ватикан, оп. 890, д. 19, л. 148 - 150; РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 11, л. 83 - 86 (Цитируется по переводу, находящемуся в материалах этого архива).

32. РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 11, л. 78; АВПРИ, ф. Ватикан, оп. 890, д. 19, л. 151 - 152.

33. ASV. Affari ecclesiastici straordinari. Sessione 1097. Anno 1907.

34. Ibidem.

35. ASV. Fondo Affari ecclesiastici straordinari. Sessione 1097. Anno 1907.

36. РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 11, л. 137.

37. Там же, л. 155 - 158.

38. Там же, л. 163.

39. Там же, л. 165.

40. АВПРИ, ф. Российское посольство в Риме, оп. 525, д. 2234, л. 311 - 312.

41. Там же, л 313 - 314.

42. РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 11, л. 167.

43. Там же, л. 182.

44. Там же, л. 201.

45. Там же, л. 198.

46. ASV. Affari ecclesiastici straordinari. Sessione 1097. Anno 1907.

47. Ibid. Sessione 1107. Anno 1908.

48. Ibidem.

49. Ibidem.

50. АВПРИ, ф. Ватикан, on. 890, д. 23, л. 106 - 109.

51. Там же, ф. Российское посольство в Риме, оп. 525, д. 2258, л. 229.

52. РГИА, ф. 821, оп. 138, д. 12, л. 76.

53. Там же, оп. 11, д. 83, л. 29.

54. АВПРИ, ф. Ватикан, оп. 890, д. 23, л. 380.

55. Там же, д. 131, л. 1.

56. Там же, л. 6.

57. Там же, л. 7 - 8.

58. Там же, л. 9.

59. АВПРИ, ф. Ватикан, оп. 890, д. 140, л. 12 - 14, 17.

60. КАРЛОВ Ю. Е. Советская власть и Ватикан в 1917 - 1924 гг. Россия и Ватикан в конце XIX - первой трети XX века. М. 2002, с. 158 - 185.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.




  • Категории

  • Файлы

  • Темы на форуме

  • Похожие публикации

    • Посадский А.В. Воронежский корпус Южной армии: война и настроения // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 82–115.
      Автор: Военкомуезд
      Посадский Антон Викторович
      Доктор исторических наук, доцент, Поволжский институт управления им. П.А. Столыпина РАНХ и ГС (Саратов, Россия)

      Воронежский корпус Южной армии: война и настроения*

      Аннотация. В статье анализируются военные аспекты существования Воронежского корпуса Особой Южной армии в 1918 – начале 1919 гг., а также настроения воронежского крестьянства в это время. Рассматривается военное строительство и боевое применение частей Воронежского корпуса. Показано, что выигрышные исходные данные для формирования неказачьей вооруженной силы не смогли реализоваться из-за неумелого и реставраторского управления. Однако и казачье военное руководство потребительски относилось к Южной армии. В то же время боевые части армии провели тяжелую зимнюю кампанию. Судьба Воронежского корпуса оттеняется судьбой аналогичного Саратовского корпуса, ядром которого стали мотивированные местные крестьяне. /82/

      * Для цитирования: Посадский А.В. Воронежский корпус Южной армии: война и настроения // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 82–115.
      DOI: 10.23859/2587-8344-2018-2-4-4
      For citation: Posadskii, A. “Voronezh Corps in the Armed Forces of South Russia: War and Public Sentiments”. Historia Provinciae – The Journal of Regional History, vol. 2, no. 4 (2018): 82–115, http://doi.org/10.23859/2587-8344-2018-2-4-4 

      Введение
      Южная армия многократно и в большинстве случаев нелестно упоминается как в обширной мемуарной, так и исследовательской литературе [1]. Действительно, эпопея с созданием ориентированного на Германию формирования оказалась связанной с деятельностью известных лиц Гражданской войны – это и атаман П.Н. Краснов, и гетман П.П. Скоропадский, и герцог Г. Лейхтенбергский, и П.Р. Бермондт-Авалов, Н.И. Иванов. Ряд лиц посвятил воспоминания этому начинанию [2]. В последние годы А.С. Пученков дал очерк политической /83/

      1. Одна из сравнительно недавних попыток рассмотреть историю Южной армии в контексте монархической контрреволюции 1918-го года: Бондаренко Д.Я. Военный потенциал монархической контрреволюции 1918 года: Королевство Финляндия, Украинская держава, Всевеликое Войско Донское // Новый часовой. По страницам русского военно-исторического журнала. 2013. С. 73–74.
      2. Наиболее известные и содержательные: Лейхтенбергский Г. Как началась «Южная армия» // Архив русской революции. М.: ТЕРРА, 1991. Т. 8; Залесский Я. Южная армия (Краткий исторический очерк) // Донская летопись. 1924. № 3. 

      истории данной эпопеи [3], Р.Г. Гагкуев охарактеризовал военную составляющую с точки зрения ее социального состава [4]. Воспоминаний с низового уровня очень немного, можно назвать М.Н. Горбова [5], но он служил в авиаотряде и собственно боевой работы видел мало. Наиболее современную общую справку о Южной армии предлагает проект «Всемирная энциклопедия» [6]. Иностранные авторы касались истории Южной армии, однако лишь как проходного сюжета Белого движения на Юге [7]. Тенденция рассматривать более социально-экономический и тем более политический контекст, нежели собственно военный [8], также выводила локальный сюжет с Воронежским корпусом из поля зрения западных историков.

      Слабая боеспособность, малочисленность боевого состава при обширных тылах, карикатурный «старый режим» в занятых районах Воронежской губернии, прогерманская ориентация, антидобровольческий пафос – вот основные маркеры этой неудавшейся военной формации. Казачий словарь-справочник прямо характеризует Южную армию как необходимую атаману П.Н. Краснову «подручную и послушную Дону русскую военную организацию». При этом «бессудные расправы с русским населением вызывали возмущение всех казаков, они послужили одной из причин недоверия к своему Донскому правительству, к падению духа в Донской армии и отступлению ее в глубокий тыл зимою с 1918 на 1919 год» [9]. То есть Южная армия характеризовалась не просто как неудавшееся формирование, но еще и как дурной пример, разлагавший казачьи войска /84/

      3. Пученков А.С. Антибольшевистское движение на Юге и Юго-Западе России (ноябрь 1917 – январь 1919 гг.): идеология, политика, основы режима власти: дис. … д-ра ист. наук. СПб.: Санкт-Петербургский институт истории РАН, 2014.
      4. Гагкуев Р.Г. Белое движение на Юге России. Военное строительство, источники формирования, социальный состав 1917–1920 гг. М.: Посев, 2012.
      5. Горбов М.Н. Война // Звезда. 2003. №11; Горбов М.Н. Одиссея вольноопределяющегося (Воспоминания белогвардейца) // Военно-исторический архив. 2003. № 9. С. 28–53.
      6. Энциклопедия «Всемирная история». Электронный онлайн-ресурс. URL: http://w.histrf.ru/articles/article/show/iuzhnaia_armiia. Дата обращения: 19 апреля 2018 г. 7 Stewart G. The White Armies of Russia: A Chronicle of Counter-Revolution and Allied Intervention. New-York: The Macmillan Company, 1933; Kenez P. Civil War in South Russia, 1918: The First Year of the Volunteer Army. Berkeley: University of California Press, 1971; Mawdsley E. The Russian Civil War. New-York: Pegasus Books, 2007.
      8. Brovkin V.N. Behind the Front Lines of the Civil War: Political Parties and Social Movements in Russia, 1918–1922. Princeton: Princeton University Press, 1994; Figes O. A people's tragedy: The Russian revolution 1891–1924. London: Jonathan Cape, 1996; Holquist P. Making War, Forging Revolution: Russia's Continuum of Crisis, 1914–1921. Cambridge: Harvard University Press, 2002; Engelstein L. Russia in Flames: War, Revolution, Civil War, 1914–1921. Oxford: Oxford University Press, 2017.
      9. Казачий словарь-справочник / сост. Г.В. Губарев. Т. 3. Сан Ансельмо, Калифорния: редактор-издатель А.И. Скрылов, 1970. С. 321.

      Основная часть
      Южная армия замышлялась, наряду с Северной, как часть широкого проекта, ориентированного на союз с Германией, активно поддерживалась гетманом П.П. Скоропадским и имела неплохие исходные данные для развития, куда лучшие, чем участники Кубанского или Степного походов. Нам уже приходилось касаться присутствия воронежских уроженцев и крестьян (в частности, в рядах Донской и Южной армий) в антибольшевистском повстанчестве [10]. В конечном счете, боевая ценность армии определяется результатами военного строительства и боевого использования. Мы постараемся охарактеризовать именно эти позиции, наименее отраженные в литературе. Речь пойдет собственно о Воронежском корпусе Южной, а затем Особой Южной армии. 

      Согласно приказу Донскому войску №1192 от 11(24) октября 1918 г. Воронежский корпус формировался в составе одной четырехполковой пехотной дивизии (8 батальонов), артиллерийской бригады из 4 батарей по 4 орудия, одной кавалерийской бригады из двух полков. Саратовский корпус – в составе пехотной бригады из 5-го и 6-го пехотных полков, артдивизиона из двух четырехорудийных батарей и гусарского полка. Астраханский корпус – по штатам Саратовского. Формирование предполагалось окончить к 1(14) ноября. Командующие соответственно: ген. Джонсон, полковник Манакин, генерал Чумаков [11]. Руководство Воронежским корпусом не раз менялось. Сам корпус являлся, так сказать, боевой частью Южной армии со штабом в далеком Киеве. 

      Киевский штаб и вербовочные бюро смогли направить в Воронежскую губернию тысячи офицеров. Многим перспективы армии виделись вполне радужными. Н.А. Раевский, белый офицер, советский заключенный и известный пушкинист, в своих воспоминаниях интересно пишет о пункте формировании армии в Лубнах и своих поездках в Киев по делам формирования. В сентябре у него были самые благоприятные впечатления о развитии дела: «На лестнице и в канцеляриях было полно. Появлялись воззвания ряда ячеек старых пехотных и кавалерийских полков, офицеры которых решили восстановить свои части во вновь формируемой армии. Я помню объявление 13 пехотного Белозерского, генерал-фельдмаршала князя Волконского полка, Сводно-стрелкового, Сводно-гренадерского, Сибирского батальона и ряда полков регулярной кавалерии». Начальник штаба армии генерал Литовцев предложил Раевскому должность бригадного адъютанта 1 артиллерийской бригады Южной армии. «Предупредил, что работа предстоит большая и интересная, так как бригада будет состо-/85/

      10. Посадский А.В. К истории неказачьих частей при Донской армии в 1918 – начале 1919 гг. // Военная история России XIX – XX. Материалы IX Международной военно-исторической конференции / под ред. Д.Ю. Алексеева, А.В. Арановича. Санкт-Петербург, 25–26 ноября 2016 г. Сб. науч. ст. СПб.: СПбГУПТД, 2016. С. 252–265.
      11. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.100. Оп. 3. Д. 332. Л. 228–229. 

      ять из 4 дивизионов легкой и гаубичной артиллерии. Ее управление фактически будет целым артиллерийским штабом…». Автор покидал Киев в хорошем настроении: «…громких имен в армии пока нет, но общее впечатление серьезное и спокойное. Много опытных боевых офицеров с большим командным стажем. Немало серебряных погон генерального штаба. Есть из кого подобрать командный состав. Дело быстро растет» [12]. И действительно, в армию попадали настоящие боевые офицеры. Например, командир бронепоезда капитан Николай Иванович Лобыня-Быковский, 27 января (9 февраля) 1882 г.р., из дворян Гродненской губернии, уроженец Плоцкой губернии. Офицер давал о себе сведения на станции Таловая 2(15) ноября 1918 г.: Павловское училище, командир отдельной 15-й штурмовой полевой батареи с 14 марта 1916 по 20 марта 1918 гг. В Южной армии с 21 августа (3 сентября) по 14 (27) октября 1918 г. Представлен к Владимиру с мечами и бантом командиром 85-го Выборгского пехотного полка за бой при форсировании Стохода 16 (29) июля 1916 г., однако награды не получил [13]. 

      Генерал-майор М.П. Башков служил в киевском штабе Южной армии; он и спустя годы полагал, что дела армии шли отлично. По его наблюдениям, немцы очень дружелюбно относились к Южной армии, в отличие от Добровольческой. Многие записывались в Южную армию, ехали до Чертково, а дальше уже отправлялись к добровольцам. «Южане» этому не препятствовали, считая задачи тождественными. А.И. Деникин же совершенно игнорировал Южную армию, «преследуя главную свою цель – это верность союзникам». Прибывавшим из северных губерний давали аванс и отправляли на фронт, в Воронежскую губернию. В Воронежской губернии боевые действия были, по мнению генерала, «очень успешны». В короткое время были освобождены два громадных уезда, в армии состояло два корпуса. «Вообще, дела Южной армии, пользуясь покровительством немцев, были блестящи». Однако из-за поражения Германии кончилось снабжение, рухнул и фронт в Воронеже» [14].

      Действительно, казалось бы, налицо завидные офицерские кадры, поначалу – самостоятельное финансирование, густонаселенная коренная русская территория для развертывания, дружественный организованный казачий фронт. Первой и единственной пехотной дивизией армии дали командовать, с гражданскими правами в занятом районе, откровенно неудачной персоне – генералу В.В. Семенову, изгнанному из рядов дроздовцев. Генерал В.А. Замбржицкий, начштаба Северного фронта донских армий, записывал в дневнике 11 (24) сентября 1918 г.: «Южная армия монархична, Семенов преследует всех немонархистов. Население неприязнь переносит на казаков: от большевиков освободи-/86/

      12. Раевский Н.А. 1918 год // Простор (Алма-Ата). 1992. № 5–6. С. 78.
      13. РГВА. Ф. 40116. Оп. 1. Д. 84. Л. 1, 2–2об. 14 ГАРФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 245. Л. 1, 4, 4 об., 5, 5 об., 7 об., 8.

      ли, но монархистов ведете… Семенов разрешил немцам заготовки на воронежской территории. Немцы платят по 50–70 рублей за пуд, так как «вагонами» печатают русские ассигнации и могут не скупиться, а донская заготовительная цена – всего 15 рублей» [15]. Донские заготовки, естественно, пострадали. 

      Казаки, бедные мануфактурой и обувью, ничем не смущаясь, раздевали пленных, в том числе, в зимние морозы. Среди пленных немало было местных, взятых по мобилизации. Казачьи командиры жестоко наказывали вероломство местных жителей или то, что за таковое принимали. Так, 8(21) сентября 1918 г. казаки стали втягиваться в слободу Мачиху, а красные открыли огонь из изб. Полковник А.И. Саватеев, командующий войсками Хоперского округа, приказал слободу, по взятии, сжечь за вероломное нападение [16]. 

      Согласно воспоминаниям офицера, который перебирался в Южную армию, в свой 80-й Кабардинский полк, из Пскова, их эшелон прибыл на станцию Чертково, откуда прибывшие пешком добирались до слободы Маньково, где формировалась 1-я пехотная дивизия. Население слободы недружественно, под маской равнодушия, относилось к Южной армии и казачьей власти, «так как не успели еще переболеть большевизмом», – так объясняет мемуарист. Однако и без большевизма было чем возмутиться. Казачий начальник милиции Маньково, «очень бравый хорунжий», летом 1918 г. был царь и бог и вел себя безобразно. По ночам устраивались облавы, найденный самогон становился основой пирушки с казаками. «На эти пиры приводили деревенских девушек и лишали их там невинности». Офицеров неприятно поражал такой разгул, на который даже непонятно где было искать управы. Казаки распоряжались вполне самовластно, приехавшие офицеры чувствовали себя гостями. Начальник милиции был инстанцией обращения по всем вопросам – подводы, квартиры, продукты, и к просьбам относился не всегда внимательно. Офицер вспоминает свое ощущение: «Хотелось поскорее вырваться на фронт» [17].

      Генерал В.А. Замбржицкий 8(21) сентября 1918 г. не в первый раз поднял вопрос о принудительной мобилизации неказачьего населения [18]. В сентябре крестьяне, по крайней мере, Новохоперского уезда, еще вполне готовы были пойти по мобилизации, отказываясь от компрометирующего их на случай успеха красных добровольчества. Некий эсер Алексеев из Воронежа подтверждал остро антибольшевистское настроение воронежской деревни [19]. Однако на деле вскоре мобилизованные станут опасностью и обузой для формирующихся частей. /87/

      15. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л.13–13 об. 16 ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1 б. Л. 11 об.
      17. ГАРФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 426. Л. 13,13 об., 14, 14 об.
      18. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л.11.
      19. См.: Посадский А.В. Указ. соч. С. 262–263. 

      Рассмотрим свидетельства о формировании воронежских частей, прежде всего четырехполковой дивизии, и их участии в боевых действиях. Агентурная сводка красного Южного фронта №19 12 октября 1918 г. обнаружила на Евстратовском направлении дивизию генерала В.В. Семенова с бригадным командиром генералом Павловым. 1-й полк дивизии именовался Кабардинским, 3-й разбит под Таловой и направлен на формирование в Богучар. 4-й разбит под Михайловкой, его командир генерал Григорович убит. 1-й и 2-й полки имели по 700 человек, в том числе много офицеров рядовыми. Основной состав – мобилизованные, за которыми следят офицеры. Пулеметчики – только офицеры. В дивизии 2 легких орудия и 7 пулеметов, патронов и снарядов – ограниченное количество. В Богучарском уезде объявлена мобилизация проходивших службу в 1913–1917 гг. и трудовая повинность для жителей 18–40 лет [20]. Согласно агентурной сводке штаба фронта за 17–22 октября 1918 г. в районе Чертково – Маньково – Калитвенская формировалась Южная армия в составе трех полков. 1-й полк – в Богучаре. По слухам, в 1-й дивизии насчитывалось 14–16 тыс. человек. В полках два батальона солдатские, третий – офицерский [21].

      1-й дивизии: В.В. Семенову с 1-й дивизией боевую задачу ставят, а он докладывает, что 12(25) октября начинает занимать исходное положение, имеет 900 боеспособных в Смаглеевке, 900 – в Талах, еще 500 скоро будут в Михайловке и т.п. [22]. К 23 октября (5 ноября) Воронежский корпус находился в неорганизованном состоянии. Немцы же собирались покидать район Евстратовки. Для обеспечения железной дороги Чертково – Лихая требовался казачий полк. Воронежский корпус даже такую пассивную задачу самостоятельно выполнить не мог [23].

      Есаул Попов, помощник начальника штаба Северного фронта Донской армии В.А. Замбржицкого, побывал на фронте корпуса и дал развернутую характеристику этому соединению. По его данным, к 25 октября (7 ноября) 1918 г. на фронте корпуса красные в Калитве имели 300–400 человек пехоты с одним эскадроном и 4 орудиями, и в районе Евстратовка – Россошь – отряд Сахарова в 2000 пехоты, 300 конных при 9 орудиях разных калибров и вели себя пассивно. Части же 1-й пехотной дивизии располагались: 1-й Кабардинский полк в Криничной, один его батальон в Фисенково, 2-й стрелковый в Митрофановке, 4-й полк в Михайловке. Полки выставляли заставы. 3-й полк передан в распоряжение войск Северо-Западного фронта и охранял восточный берег Дона от Павловска до Новой Калитвы. В Питюхино находились украинцы, т.е. гетманцы, с /88/

      20. РГВА. Ф. 100. Оп. 9. Д. 3. Л. 1.
      21. РГВА. Ф. 100. Оп. 9. Д. 3. Л. 13 об.
      22. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 48 об., 50.
      23. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 63 об.–64. 

      которыми установлена связь. Таким образом, дивизия занимала удобную устойчивую позицию, фланги которой обеспечены Северо-Западным фронтом и украинцами. В Фисенково располагался полевой штаб дивизии генерал-лейтенанта Павлова. Энергичный генерал, закончивший войну командиром корпуса, имел за плечами 1,5 года академии, и сам тянул всю штабную рутину: офицеров-генштабистов в его распоряжении не было.

      В Чертково стоял штаб 1-й пехотной дивизии – фактически штаб всей организации. При нем технический полк, железнодорожный батальон, авиационный отряд, комендантская рота, рабочая рота, 3 этапа, питательный пункт, продовольственный магазин, артиллерийский склад, управление интенданта, тыловой госпиталь, два дивизионных лазарета, перевязочный отряд, отдел военных сообщений, 5 полевых телеграфных контор, корпусный суд и полевая почтовая контора. Есть еще штабы генерала Джонсона – корпусной в Каменской и штаб армии в Киеве. Множество штабов, по мнению Попова, создавало неразбериху. Поэтому штаб Павлова он разумно советовал переименовать в штадив-1, усилив одним генштабистом, а штаб в Чертково переименовать в штакорВоронежский, подчинив штабу Северного фронта. 

      По данным Попова, в полках дивизии состояло примерно по 1000 бойцов, 30 % – офицеры и добровольцы, 70 % – мобилизованные крестьяне. Мобилизованные, с его точки зрения, были ненадежны, с их стороны наблюдались косые взгляды, а то и угрозы. Так, 18(31) октября 180 мобилизованных сдались показавшемуся эскадрону красных. Одиночное дезертирство происходило беспрерывно. Артиллерия представлена двумя пушками, подаренными из трофеев Северо-Западным фронтом. 25 октября (7 ноября) на Кантемировку проследовали 8 трехдюймовок, поставленных в строй. К 7 имевшимся пулеметам Северо-Западный фронт добавил еще 6. Конных на всю дивизию – 32 человека. Два конных полка формировались в Чертково, но без лошадей и амуниции. Имелось два исправных аэроплана, военный телеграф и телефон, но с полками связь поддерживалась в основном ординарцами. При каждом полку 4 незапряженных кухни, более никаких повозок нет; довольствие удовлетворительное. В итоге налицо и слабая сколоченность, и более чем скромное вооружение и снаряжение.

      Такую картину рисовал помощник генерала, повидавший реальную картину жизни воронежских частей. Рассуждая об этом, В.А. Замбржицкий писал о том, что красных больше, мобилизованные «чувствуют их силу и к ним льнут». Молодые солдаты паниковали при появлении конницы красных. 1-й дивизии требовалось придать твердую конную часть, без этого дивизия неспособна к серьезным операциям. «Если же первое серьезное сражение на Евстратовском направлении будет неудачным, – полагал генерал, – все мобилизованные перейдут к красным, офицерские кадры частью погибнут, частью разъедутся, и Во-/89/-ронежский корпус “рассеется в буквальном смысле этого слова”». Молодые полки целесообразно ставить бок о бок с казачьими частями. Пример был налицо: 3-й стрелковый полк 1-й дивизии успешно сражался с красными и брал трофеи, имея по соседству победоносные полки [24].

      Воронежская деревня жила слухами и живым примером поведения тех или иных частей. В.А. Замбржицкий отмечал пользу аэропланов, которые разбрасывали листовки. Военнопленные, взятые на Таловском и Балашовском направлениях, передались в плен, когда узнали из воззваний, что казаки не расстреливают крестьян, как им говорили большевистские комиссары. Красные тоже использовали авиацию для распространения своих воззваний [25].

      В ноябре и декабре 1918 г. бои активизировались. На Евстратовском участке 14 ноября с «Добровольческой армией южного фронта» вел успешный бой красный Волчанский полк, захватил пленных и трофеи [26]. 16 ноября красные силами, главным образом, Богучарского полка, взяли Бобров. Противник упорно сопротивлялся, имея на правом фланге Сибирский офицерский добровольческий батальон. Батальон был сбит и понес тяжелые потери на заторе у моста через реку Битюг [27]. Утром 17 ноября части Южной армии повели наступление в районе Колбинской, на Черной Калитве. В упорном бою потерпели поражение, оставив 24 пленных, винтовки и пулеметы [28].

      После удачных боев казаки захватили Бобров, а 10(23) ноября – Лиски. Здесь пришлось оставить заслон в основном из частей Южной армии, а основные силы Северного фронта бросить на помощь Хоперцам [29]. В 20-х числах ноября в наступлении на Верхний Икорец участвовали 3-й и 4-й Гренадерские полки численностью около 3000 чел. и Мешковский казачий конный полк около 400 чел.

      От Абрамовки до Лисок располагались полки Воронежского корпуса вперемешку с казачьими полками. По советским данным, в 3-м Гренадерском состояло 4 батальона и насчитывалось до 1300 штыков: 1000 мобилизованных и 300 офицеров и юнкеров; отмечен строгий контроль офицеров над мобилизо-/90/

      24. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1 б. Л. 74, 74 об., 75, 75 об. 25 ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 68.
      26. Южный фронт (май 1918 – март 1919). Борьба советского народа с интервентами и белогвардейцами на юге России. Сб. документов. Ростов: Ростовское книжное издательство, 1962. С. 186.
      27. Романов Е.П., Сыроваткин В.Ф. Богучарцы (история Богучарского полка и 40-й Богучарской дивизии). Научное исследование в помощь историкам, учителям и учащимся. Богучар: б/и, 2008. С. 13.
      28. Южный фронт (май 1918 – март 1919). Борьба советского народа с интервентами и белогвардейцами на юге России. Сб. документов. Ростов: Ростовское книжное издательство, 1962. С. 190.
      29. Поляков И.А. Донские казаки в борьбе с большевиками. 1917–1919. М.: Кучково Поле, Гиперборея, 2007. С. 483. 

      ванными [30]. Лиски белые взяли умелым командованием полковника Рытикова, при этом В.В. Семенов со своей 1-й дивизией не воспользовался паникой красных; стоял на месте, пока красные сами не ушли с его фронта, после чего «по болезни» сдал командование генералу Павлову. Среди офицеров Южной армии ползли слухи, что командование армии сознательно не дает сражаться, потому что наверху агенты большевизма [31].

      29 ноября 1918 г. удачный бой провел известный красный командир В.А. Малаховский во главе своего Богучарского полка. Части Южной армии выступили на Острогожск. Малаховский связал их боем силами одного батальона, а два батальона в метель ударили с фланга, со стороны деревни Кодубец. Белые запаниковали, бросились с дороги в заснеженные поля. В итоге было потеряно около 3000 солдат пленными и несколько батарей. В неудачной операции участвовали части Гренадерского и Кабардинского полков [32].

      15–19 ноября (28 ноября – 2 декабря) шли бои в районе Подгорное – Сагуны с участием 80-го Кабардинского полка, Сибирского батальона и 1-й батареи 1-й артбригады [33]. Приказом 80-му Кабардинскому полку 15(28) ноября слобода Подгорная выделялась для формирования в полку 1-й и 2-й рот, 3-го батальона, нестроевой и пулеметной рот. Полк взаимодействовал с Сибирским батальоном [34]. 

      На фронте 8 армии мощным наступлением около 12 полков белые 1 декабря 1918 года заняли Старую Чиглу, Шишовку, Коршевский, Верхний Икорец, Форостан, Песковатку, Пухово, охватывали Лиски. На фронте 9-й армии вечером того же дня белые взяли Новохоперск [35], с захватом до 7000 пленных, 12 орудий, из них 4 тяжелых, до 100 пулеметов, 3 бронеавтомобилей, радиостанции, лазарета, до 50 вагонов, 1000 винтовок, грузовика, до 200 лошадей и проч. [36]. 

      Н.А. Раевский описал трагический для Сибирского батальона бой 18 ноября (1 декабря) 1918 г.: «Помню до мелочей. Воронежская губерния. Село Пухово. Колокольня. Рядом со мной князь Ордынский в кадетской фуражке и черном полушубке. Поля занесены снегом. Со всех сторон идут цепи. В тылу гуще всего; Пули свистят, рявкают, сбивают штукатурку. Наши пушки внизу на площади. Со звоном сыплются церковные стекла.

      Конец. Стрелять больше нельзя. Взвод уходит. Может быть, успеют проскочить. Нам начальник отряда велел остаться. Передаем ему наблюдения. /91/

      30. РГВА. Ф. 100. Оп. 9. Д. 3. Л. 38.
      31. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 76 об., 77 об. 32 Романов Е.П., Сыроваткин В.Ф. Указ. соч. С. 14.
      33. РГВА. Ф. 40135. Оп.1. Д. 43. Л. 6 и далее. 34 Там же. Л. 5.
      35. Южный фронт (май 1918 – март 1919)… Ростов: Ростовское книжное издательство, 1962. С. 244–245.
      36. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 83. 

      Красноармейцы на ходу вскидывают винтовки. […]

      Два раза вынимал браунинг, но стреляться не пришлось. Поодиночке спаслись все, кому нельзя было попасться. Поздно вечером опять встретился с Ордынским. Шел снег, и кругом никого не было. Спас компас. За ночь тридцать вёрст по большевистским тылам. Донесение о нашей гибели уже было написано. […] Артиллеристы поодиночке спаслись. Сибирский батальон потерял три четверти состава. Почти никто не сдавался живым. Две сестры милосердия успели проглотить цианистый калий. Третью красные насиловали, пока не умерла. Мужики потом все рассказали. Раненый кадет лет четырнадцати подполз к застрелившемуся офицеру, вынул у него револьвер из руки, перекрестился и выстрелил себе в рот. Это видел наш разведчик Летягин. Был для связи при командире батальона и успел ускакать» [37]. 

      Сибирский батальон, несмотря на понесенные потери, продолжал существовать. На 26 ноября (9 декабря) его командир был начальником отряда в составе 350 штыков и двух орудий 1-го артиллерийского дивизиона полковника Чижикова [38]. В батальоне по документам имелись две офицерские роты, две солдатские, пулеметная команда, конная сотня, обоз [39]. 

      Оперативная сводка Южного фронта с 15 по 23 декабря 1918 г. на Лискинском участке фиксирует все те же полки, смешивая при этом номерные названия и наименования восстанавливаемых полков старой армии: 1-й стрелковый, Сводно-гренадерский, 4-й Особый, 80-й, 1-й Сибирский, 2-й стрелковый, а также артдивизион, кавалерийский эскадрон, карательный отряд. При этом в 80-м полку насчитывалось до 1000 человек, в 1-м Сибирском и 2-м стрелковом – по 800, в остальных – по 1200, в эскадроне – до 80. Артдивизион имел 200 человек. Орудий насчитывалось 9, из них два шестидюймовых, пулеметов до 20, винтовок на всех не хватало, патронов и снарядов мало. Части нещадно раздевали пленных и местных, одеты были большею частью в штатское платье. Все держалось на офицерах, в бою они находились в третьей линии с пулеметами [40].

      Политотдел Южного фронта сообщал: за последние числа ноября 1918 г. из 80-го Кабардинского полка перебежало к красным 135 «казаков» с винтовками. В районе одной из красных дивизий мобилизованные белыми переходили на /92/

      37. Раевский Н.А. Добровольцы. Повесть крымских дней // Раевский Н., Даватц В. Добровольцы. М.: Вече, 2007. С. 94.
      38. РГВА. Ф. 40135. Оп. 1. Д. 43. Л. 2. В полковнике Чижикове, очевидно, надо признать Федора Львовича Чижикова, первопоходника, служившего затем в армии Украинской Державы помощником командира 7-й тяжелой артиллерийской бригады. Уже в конце 1918 г. он командовал бронепоездом, а затем дивизионом бронепоездов, в Добровольческой армии. Вероятно, между этими службами поместилась и служба в Южной армии.
      39. РГВА. Ф. 40135. Оп. 1. Д. 43. Л. 27.
      40. РГВА. Ф. 100. Оп. 9. Д. 3. Л. 61–61 об.

      красную сторону. Белым приходилось формировать всякого рода ударные и карательные части, ибо не было веры мобилизованным [41].

      Пленный прапорщик 4-го Особого полка показал, что полк формировался около Чертково, после чего был отправлен на Воронежский фронт. В нем 157 офицеров, остальные мобилизованные, добровольцев очень мало. Полк был в бою 5 раз, при этом многие солдаты перебежали к красным. Дисциплина строгая, с расстрелами. Настроение в полку очень плохое. В Хвощеватом часть взвода осталась, чтобы перейти к красным [42]. 6 января 1919 г. сдавшийся чин 3-го Гренадерского полка показал: полк формировался в Богучаре, потом на 4 недели был отправлен на фронт. Комсостав полностью офицерский, отделенный – офицер. Кроме того, в полку была офицерская рота. При наступлении на Корсово две роты перебили офицеров и перешли к красным. А при наступлении трех полков на Чиглу много солдат замерзло и свыше 400 солдат перешло к
      красным [43].

      В переговорах В.А. Замбржицкого и А.И. Савватеева 6(19) ноября 1918 г. выяснилось следующее. Недели две тому назад явились офицеры Закс и Карякин из контрразведки Южной армии и начали реквизиции в Хоперском округе, т.е. уже на Донской территории. Савватеев просил отозвать, «иначе у нас с населением будет плохо, как это на фронте Южной армии, да в особенности с такой фамилией, как Закс» [44].

      Пленные офицеры 3-го Сводно-Гренадерского полка, взятые 20 декабря в Хреновом, дали следующую картину формирования и боевых действий полка. 3-й Сводно-гренадерский полк входил в 1-ю дивизию Южной армии, вместе с 1-м стрелковым, 80-м Кабардинским и 4-м стрелковым полками. Временно командовал генерал-майор Павлов, комбриг-1. Комбриг-2 – генерал Абжалтовский. Офицеры мобилизованы в городах Дона и Украины, солдаты – в занятых уездах Воронежской губернии. Дивизия не вполне сформирована, артиллерии не имела, предполагалась для несения гарнизонной службы. Полки предполагалось развернуть в дивизии. Батальоны именовались: 1-й пехотный, 2-й гренадерский, 3-й заамурский, – по офицерскому кадру. Ротами и батальонами командовали кадровые офицеры, предполагалось ввести железную дисциплину. Вся дивизия вместе никогда не собиралась. В боевом отношении ее ценность невелика. Большинство офицеров якобы не верили в будущность армии и служили по принуждению. Про другие дивизии Южной армии пленные офицеры не имели информации (их и не было), а лучшими частями на Воронежском направлении признавали 3-й и 4-й стрелковые донские полки, составлявшие бри-/93/-

      41. РГВА. Ф. 193. Оп. 2. Д. 141. Л. 24.
      42. РГВА. Ф. 100. Оп. 2. Д. 78. Л. 106.
      43. РГВА. Ф. 100. Оп. 2. Д. 78. Л.19.
      44. РГВА. Ф. 40135. Оп. 1. Д. 22. Л. 1, 3.

      гаду Моллера [45]. Эта бригада к составу Воронежского корпуса и Южной армии в целом не относилась.

      10(23) декабря 1918 г. 4-й стрелковый полк при попытке продвинуться от Новохоперска на восток вдоль железной дороги, потерял 50 % обмороженными. Работа штабов была организована плохо, связь часто прерывалась из-за порывов проводов [46].

      В.А. Замбржицкий записывал в дневнике 15(28) декабря: бои под Борисоглебском и Поворино затянулись. Красные теснили казаков со стороны Лисок на Воронеж, а 1-ю пехотную дивизию оттесняли на юг, и она в панике катилась до Евстратовки. Свержение П.П. Скоропадского на Украине открыло прежде стабильную границу Дона. Настроения в рядах белых ухудшились, – «все это сейчас же передается как электрический ток! Все знают. Ничего не скроешь!» Под влиянием агитации красных, а также мобилизации крестьян в селе Филиппенкове между Калачом и Бутурлиновкой вспыхнуло восстание. Для его подавления спешно формировался сборный отряд из добровольцев с придачей ему четырехорудийной батареи из Калача. Также в Калаче ожидались вновь мобилизованные казаки для помощи в подавлении восстания. Восставших насчитывалось около 2000 чел., с ружьями, были и пулеметы. Хотя изначально повстанцев было около 200 чел., движение быстро разрослось, а руководители восстания выехали в Мечетку к красным [47]. В связи с восстанием настроение казаков понизилось. Воронежская губерния проводила реквизиции и тут же последовала мобилизация, в результате чего вспыхнуло крестьянское восстание, подавление которого ложилось на плечи казаков. Замбржицкий констатировал, что никакой помощи от Южной армии нет. По его мнению, следовало запретить им реквизиции, хотя атаман разрешил [48]. 

      Мнения казачьих командиров о воронежских частях продолжали оставаться скептическими. Полковник Кислов, генерал-квартирмейстер войскового штаба, писал в конце 1918 г.: «Боеспособность первой дивизии вам известна хорошо. Она продолжает безостановочно спускаться вниз», а резервов на Евстратовском направлении нет [49]. Телеграмма начальнику штаба Войска Донского И.А. Полякову 19 декабря (1 января) сообщала, что 1-я пехотная дивизия Южной армии всегда создавала ненужную тревожность, а теперь и штаб Южной армии отдает неуместные распоряжения об эвакуации. Желательно оттянуть его из полосы Северного фронта в тыл [50]. /94/

      45. РГВА. Ф. 100. Оп. 9. Д. 3. Л. 71.
      46. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 142.
      47. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л.144.
      48. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 91, 91 об., 92 об.
      49. РГВА. Ф. 40135. Оп. 1. Д. 22. Л. 256.
      50. ГАРФ. Ф. 6559. Оп. 1. Д. 1б. Л. 94.

      Политотдел Южного фронта в начале 1919 г. понимал Южную армию как армию с «дореволюционным» устройством, которая стремится к восстановлению монархического строя, «в крайнем случае» – конституционного. Населению дают понять, что пора забыть о революции и свободе. Ближайшая цель армии – взять Воронеж и оттуда развивать наступление на Москву [51]. Политотдел рисует гротескную картину, особенно с наступлением на Москву, но в глазах широких масс, похоже, монархизм как синоним «старого режима» и земельной реставрации действительно намертво пристал к Южной армии. Развернутые рапорты о состоянии дел писала контрразведка Южной армии, казачьи командные инстанции составляли те или иные рапорты по поводу дел в Южной армии, в сводки попадали мнения местных жителей. В этих документах много неприглядного о жизни верхов, тыла, той же контрразведки. Пьяные оргии, вымогательства контрразведки, шантаж. Офицеры роптали на странные командные назначения, якобы командование сознательно не давало сражаться. Генерала Шильдбаха считали злым гением армии [52]. Миллионер из огромной промысловой слободы Бутурлиновки Леонид Алексеевич Кащенко, принимавший атамана с союзнической миссией в своем дворце, бесконечно заботился о раненых и лазаретах. По его мнению, нельзя удивляться крестьянскому восстанию. Бутурлиновкой заправлял пристав, дважды прогнанный за взятки еще до революции из Бобровского и Богучарского уездов, откровенно темная личность [53]. В январе у Кащенко гостили 4 офицера Гундоровского полка, уже на положении неофициальных телохранителей [54]. 

      В.А. Замбржицкий в разговоре с начальником войск Северо-Западного района генералом Г.А. Ситниковым 27 декабря (9 января) выделял показательный нюанс. Фронт начал разваливаться. Мигулинский и Казанский полки ушли с фронта. Казанский полк митинговал в Криуше с местными большевиками. Местные жители пребывали в возбужденном антиказачьем настроении: был убит офицер, прерван телеграф с Богучаром. Но даже в этих обстоятельствах Ситникова не смущали организованные силы красных, но смущало именно недружелюбие населения: не дают подвод, не дают закупать продукты и фураж, нападают. А интендантства нет, такое отношение било и по настроению, и по боевым операциям казаков [55]. Действительно, даже при победах красных настроения и частей, и населения весьма широко колебались, не были устойчивыми. Легендарный на красной стороне 103-й Богучарский полк 12-й стрелковой дивизии 8-й армии имел боевые успехи, активно пополнялся добровольца-/95/

      51. РГВА. Ф. 193. Оп. 2. Д. 141. Л. 29.
      52. ГАРФ. Ф.6559. Оп.1. Д. 1б. Л. 32, 33, 77 об., 78, 79, 95,138–139 об.
      53. Там же. Л. 100 об.–101.
      54. Там же. Л.104 об. 55 Там же. Л.168 об.–169. 

      ми, выдвинул хороших командиров, прежде всего В.А. Малаховского. И, тем не менее, политотдел Южного фронта характеризовал его так: «Принимал участие во многих боях. Последнее время оставил позиции, оголив фронт. Меры воздействия морального характера ни к чему не привели. Командный состав не годен». Довольствовался полк реквизициями, был хорошо вооружен, имел много коммунистов в своем составе, которые “наладили работу”» [56]. Однако эта «работа» не способствовала даже выполнению приказов! Командование Южного фронта в докладе от 29 декабря 1918 г. характеризовало 8-ю армию как сформированную из бывших южных отрядов завесы в составе 12-й и 13-й стрелковых дивизий. Армия формировалась в неблагоприятных условиях, «ибо между крестьянами Воронежской губернии и казаками были установлены своеобразные отношения: они считались в состоянии войны, но ездили друг к другу на базары». Положение укрепила только боеспособная Инзенская дивизия с Восточного фронта [57]. Недавний командир Богучарского полка, заведующий политическим отделом Восьмой армии Южного фронта В.А. Малаховский докладывал во фронтовой реввоенсовет, что крестьяне «страшно тяготятся властью красновцев», перебегают, просят оружие, а при победном наступлении просто сбегаются толпами. В итоге Богучарский полк в 700 штыков вырос до 5000. Перебежчики и вернувшиеся военнопленные рисовали ужасные картины грабежей, насилия, раздевания пленных у белых [58]. Однако эти громадные пополнения усилили полк на короткое время – только на победном подъеме и в родных для пополнения краях.

      Заключение
      В результате крушения северного казачьего фронта уцелевшие части Воронежского фронта отступили на юг. После объединения донского и добровольческого командования собственно воронежские кадры превратились в Воронежский батальон 3-й Донской отдельной добровольческой бригады, наряду с Богучарским и Старобельским батальонами, в которые превратились одноименные добровольческие отряды, сформированные при Донской армии. Уцелевшие сплоченные офицерские кадры, например, Кабардинцы, продолжили службу уже в рамках Добровольческой армии.

      Итак, Воронежский корпус имел максимум хороших кадров, сюда активно ехали офицеры. Усилиями казачьих полков возникла и своя обширная территория с многочисленным крестьянским населением. Однако необходимые компо-/96/

      56. Южный фронт (май 1918 – март 1919)... Ростов: Ростовское книжное издательство, 1962. С. 238–239.
      57. РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 35. Д. 151. Л. 299, 303.
      58. Партийно-политическая работа в Красной армии (апрель 1918 – февраль 1919 гг.) Документы. М.: Воениздат, 1961. С. 272–273. 

      ненты успеха не сложились в цельную картину. Откровенно неудачное, а временами вопиющее высшее руководство погасило все антибольшевистские надежды крестьян. Воронежский корпус, а фактически, одна пехотная дивизия, формировался небыстро, страдая от нехватки вооружения и снаряжения. Казачьи же части изнемогали на огромном фронте, полки приходилось бесконечно группировать и перебрасывать. Казачьи командиры возмущались слабой боеспособностью дивизии, это было вечное слабое звено Северного фронта. Для казачьих командиров дурная администрация «южан» создавала озлобление в тылу. При этом казаки и сами вели себя далеко не дружественно в воронежских уездах. В то же время хорошие офицерские кадры получали раздраженных и испуганных мобилизованных мужиков, у которых хоть какое-то «представительство» собственных интересов оставалось на красной стороне, в виде Богучарского, Бобровского и прочих полков с партизанским составом из местного населения. Неудивительно, что мобилизованные, при малейших неустойках, переходили к красным. При этом и красный успех января – февраля 1919 г. был довольно эфемерен. 

      По соседству с Воронежским корпусом сражался Саратовский корпус. Его командиру В.К. Манакину удалось создать мотивированное крестьянское движение за освобождение от большевиков Саратовской губернии. Манакин – энтузиаст движения создания ударных батальонов из волонтеров тыла в 1917 г., многократно повторял и писал по команде о том, что армия должна быть тесно связана с населением, местное самоуправление должно возникать сразу же по освобождении от большевиков той или иной территории усилиями воинских начальников. Войска должны производить необходимые реквизиции при помощи выборных от населения и т.п. Никого похожего на Манакина в Воронежском корпусе не нашлось. 

      В то же время немногочисленные строевые части воевали, несли тяжелые потери в боях и от обморожений. Разумеется, полное отсутствие спайки между офицерско-добровольческим ядром и согнанными насильно солдатами резко снижало качество частей, которые могли, при иных условиях, действительно развернуться и продолжить историю старых полков русской армии. /97/
    • Цветков В.Ж., Цветкова Е.А. Особенности регионального продовольственного рынка в Крыму и Северной Таврии в годы Гражданской войны (весна – осень 1920 года) // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 178–198.
      Автор: Военкомуезд
      Цветков Василий Жанович
      Доктор исторических наук, профессор, Московский педагогический государственный университет
      (Москва, Россия)

      Цветкова Елена Александровна
      Кандидат экономических наук, доцент, Московский педагогический государственный университет
      (Москва, Россия)

      Особенности регионального продовольственного рынка в Крыму и Северной Таврии в годы Гражданской войны (весна – осень 1920 года) *

      Аннотация. В статье рассматриваются проблемы функционирования региональных рынков на белом Юге России во время Гражданской войны, в заключительный ее период (весна /178/

      * Для цитирования: Цветков В.Ж., Цветкова Е.А. Особенности регионального продовольственного рынка в Крыму и Северной Таврии в годы Гражданской войны (весна – осень 1920 года) // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 178–198.
      DOI: 10.23859/2587-8344-2018-2-4-9

      – осень 1920 г.), связанный с деятельностью Главнокомандующего Русской армией, Правителя Юга России генерала П.Н. Врангеля. Территориальные рамки статьи – Таврическая губерния (Крым и Северная Таврия). Анализируется динамика цен на основные сельскохозяйственные товары, их соотношение с ценами на промышленные товары, изменения спроса и предложения. Приводимые статистические данные в своей значительной части впервые вводятся в научный оборот. Показано влияние изменений в положении на фронте белой армии на динамику рыночных цен. Учитываются региональные особенности положения сельского хозяйства в белом Крыму и в Северной Таврии в 1920 году.

      Ключевые слова: региональная экономика, история экономики, Гражданская война, крестьянство, рыночные цены, сельскохозяйственные и промышленные товары, Белое движение, П.Н. Врангель.

      Введение
      Анализ экономического положения в регионах, занятых белыми правительствами, до настоящего времени остается малоизученной темой. Однако для комплексного изучения проблем, связанных как с историей Гражданской войны в России в целом, так и Белого движения в частности, необходим анализ данных о состоянии белого тыла. Это позволит составить представление о степени поддержки населением белой власти, о перспективах вооруженного противостояния с Красной Армией, о проведении тех или иных мероприятий экономической политики с учетом региональной специфики.

      В отечественной историографии проблематика экономического положения белого Крыма и Северной Таврии в 1920 г. весьма активно изучалась в 1920 – начале 1930-х гг. [1]. Однако в последующие десятилетия сугубо экономические /179/

      1. Шафир Я. Экономическая политика белых (Крымский опыт) // Красная новь. 1921. №2; Гуковский А. К истории аграрной политики русской контрреволюции (Аграрная политика правительства Врангеля) // На аграрном фронте. 1927. № 7; Гензель П.П. Крым в финансово-

      исследования оказались свернуты. Не уделяла экономическим проблемам должного внимания и зарубежная историография, ограничиваясь изданиями по социально-политической или военно-политической проблематике [2]. Лишь за последние десятилетия экономическая тематика снова востребована ученымиисториками [3]. Но, тем не менее, необходимо уделять этим вопросам больше внимания. В этом отношении важно сотрудничество историков и экономистов, использование междисциплинарных связей.

      Данная статья тематически продолжает публикацию авторов на страницах «Экономического журнала», подготовленную в 2017 году [4], и представляет собой часть готовящейся к изданию монографии по проблемам экономической, аграрно-крестьянской политики в белом тылу в период 1917–1920 гг.

      Основная часть
      База источников по данному периоду вполне достаточна, чтобы составить общее представление о динамике спроса и предложения в Крыму и Северной Таврии, росте цен на основные продовольственные товары, состоянии рынка в прифронтовых районах Северной Таврии и «тыловых», защищенных перекопскими укреплениями крымских уездах. После расформирования Управления Продовольствия все дела, связанные со снабжением армии и тыла в Таврии, находились в ведении Главного Начальника Снабжении генерал-майора П.Э. Вильчевского [5]. Данные о положении продовольственного рынка содержатся в фондах Управления Земледелия и Землеустройства (УЗиЗ), Управления продо-/180/

      экономическом отношении в 1918–20 гг. // Экономист. 1922. № 3; Шеф К. Крымский полуостров – последняя база южнорусской контрреволюции // Война и революция. 1927. № 7.
      2. Lehovich D. White against Red. The life of general Anton Denikin. N.Y.: W.W. Norton,
      1974; Smele J.D. Civil war in Siberia. The anti-Bolshevik government of Admiral Kolchak, 1918–1920. Cambridge: Cambridge University Press, 1996; Pereira N.G.O. White Siberia. The Politics of Civil War, London: Jonathan Cape, 1996; Figes O. A people's tragedy: The Russian revolution 1891–1924. London: Penguin Books, 1996; Gatrell P. Russia's First world war: A social and economic history. Harlow: Pearson Education Limited, 2005.
      3. Рынков В.М. Финансовая политика антибольшевистских правительств Востока России. Новосибирск: Институт истории СО РАН, 2006; Рынков В.М. Земельные органы антибольшевистских правительств в Сибири (июнь 1918 – декабрь 1919 г.). Сборник документов. Новосибирск: Сибпринт, 2017; Карпенко С.В. Очерки истории Белого движения на Юге России (1917–1920 гг.). М.: Издательство Ипполитова, 2003.
      4. Цветков В.Ж., Цветкова Е.А. Особенности региональных продовольственных рынков в период Гражданской войны на Юге России в 1919 – начале 1920 гг. // Экономический журнал. 2017. № 3 (47).
      5. Врангель П.Н. Записки // Белое дело. Летопись белой борьбы. Т. VI. Берлин: Медный всадник, 1928. С. 20, 41.

      вольствия (УП) и Управления Торговли и Промышленности (УТиП) Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ) [6].

      Специфика таврического продовольственного рынка в 1920 г. заключалась в следующем: здесь, в отличие от предшествующего периода 1919 г., отсутствовал чрезвычайный спрос на продукты со стороны более северных районов – Малороссии и Черноземного Центра, поэтому организация продовольственного снабжения ограничивалась границами Таврической и части Екатеринославской губерний. С другой стороны, усиленно рос спрос на продовольствие со стороны армии и гражданского населения Таврии, выросшего за период Гражданской войны (в результате притока беженцев со всей Европейской России – около 500 000 чел.) в несколько раз [7].

      Большие надежды на зерновые запасы возлагало врангелевское Правительство Юга России в связи с необходимостью организации товарообмена с заграницей для получения вооружения, мануфактуры, топлива, сельскохозяйственного инвентаря и т.д. Экспорт зерна и других продуктов осуществлялся не за счет закупок у крестьян, а, главным образом, за счет сохранившихся еще со времени Первой мировой войны продовольственных запасов. Следовательно, влияние аграрно-крестьянской политики на осуществлявшийся вывоз продуктов с белого юга России было ничтожным. Тем не менее, как отмечалось в большинстве свидетельств белых эмигрантов, разведсводках РККА, исследованиях советских историков, расчеты на то, что предложение со стороны крестьянских хозяйств будет настолько большим, что сможет удовлетворить не только внутренний, но и внешний рынки, не оправдались [8].

      Темпы инфляции в белой Таврии 1920 г. приняли катастрофический характер. Большой скачок в насыщении рынка необеспеченными денежными знаками произошел зимой 1919/20 гг. [9] Но если в марте 1920 г. количество бумажных купюр, выпущенных в обращение, равнялось 30 млрд, то к августу оно выросло уже до 50 млрд. А с 15 сентября по 15 октября Феодосийской денежной экспедиции был сделан заказ на выпуск 60 млрд денежных знаков [10]. Непродуманная финансовая политика, подрывавшая хозяйство Таврии, была одним из главных факторов почти непрерывного роста цен на продовольствие, не говоря уже о промышленных товарах.

      6. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ): Ф. 355 (Управление земледелия и землеустройства), Ф. 356 (Управление торговли и промышленности), Ф. 879 (Управление продовольствия).
      7. Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 11 сентября.
      8. Шафир Я. Экономическая политика белых (Крымский опыт) // Красная новь. 1921. №2, С. 111; Гуковский А. К истории аграрной политики русской контрреволюции (Аграрная политика правительства Врангеля) // На аграрном фронте. 1927. № 7. С. 69–75.
      9. Шафир Я. Указ. соч. С. 117.
      10. Великая Россия. Севастополь. 1920. 21 сентября; Гензель П.П. Указ. соч. С. 108.

      Внутренний рынок продолжал работать на декларированных еще деникинским правительством принципах «свободы торговли», подтвержденных приказом Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля № 59 от 25 июня 1920 г. [11] Однако в условиях промышленной и транспортной разрухи, военных действий и под влиянием указанных выше экономических, финансовых факторов свободный рыночный товарообмен приобретал в белой Таврии все более и более спекулятивный характер.

      В марте цены в Крыму существенно выросли по сравнению с осенним уровнем 1919 г. Средняя цена фунта пшеничного хлеба составляла 10–15 руб. (4–6 руб. в октябре 1919 г.), пуд муки-сеянки – 695 руб. (150–200 руб. в октябре), фунт говядины – 175 руб. (20 руб.), масло сливочное – 850 руб. (250 руб.), сахар-песок – 550 руб. (65 руб.) фунт [12]. С эвакуацией в Крым ВСЮР и гражданских беженцев из Новороссийска цены резко возросли. Прирост составил за март 100 %, апрель – 130 %, май – 190 % [13]. Усиленный, необеспеченный ничем, кроме обесцененных дензнаков, спрос на продукты вызывал их подорожание. В мае цены на эти же категории продуктов составляли: 108 руб. – фунт пшеничного хлеба, 3350 руб. – пуд муки-сеянки, 750 руб. – фунт говядины, 3750 руб. – фунт сливочного масла, 1200 руб. – фунт сахарного песка. Фунт керосина стоил 400 руб., десяток яиц – 1000 руб., кварта молока – 300 руб. [14] Даже такой доступный для Крыма продукт как рыба-камса (основной продукт рациона Русской армии генерала Врангеля в апреле – мае) стоила в мае 1000 руб. [15]

      Уже в первые дни после Новороссийской эвакуации на заседании Совета при Главкоме ВСЮР генерале Врангеле (заседание 9 апреля) генерал Вильчевский констатировал, что «наличные запасы в Крыму муки позволяют предполагать, что муки хватит до нового урожая, при условии расходования до одного фунта в сутки на человека». Необходимо было введение нормированного распределения продуктов. На заседании было решено: воспретить выпечку хлебных изделий, вывоз хлебных злаков из пределов Крыма, уменьшить потребление мяса введением 3 постных дней в неделю (среда, пятница, суббота) [16]. Приказом Главкома ВСЮР № 2959 от 16 апреля вводилась карточная система про-/182/

      11. Таврические губернские ведомости. Симферополь. 1920. 20 июля.
      12. Хвойнов П. Рабочее движение и профсоюзы в Крыму в 1920 г. // Антанта и Врангель. ГИЗ, М.–Пг., 1923. С. 226–227.
      13. Там же.
      14. Там же; ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 89. Л. 67–71.
      15. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 84. Л. 1–5; Д. 89. Л. 70–71.
      16. Начало врангелевщины // Красный архив, т. 2 (21), 1927. ГИЗ М.-Л. С. 179; Таврические губернские ведомости. Симферополь. 1920. 23 апреля. 

      дажи хлеба, устанавливалась выпечка хлеба из пшеничной муки с добавлением 200 золотников [17].

      Попытка введения карточной системы на хлеб стала фактически единственной попыткой ограничить принципы свободной торговли на белом юге России в 1919–1920 гг. (не считая приказа предшественника Врангеля, генерала А.И. Деникина об уголовной ответственности за спекуляцию). Результаты подобных попыток оказались довольно скромными. Введение карточной системы на хлеб в расчете 1 фунт на человека в день (мера эта не касалась армии, которая должна была получать прежние нормы хлебного довольствия – 2 фунта хлеба на человека) было поручено органам городского самоуправления. Однако из всех городов Крыма лишь в Севастополе были введены карточные ограничения [18].

      Но это не улучшило продовольственное положение города, хлеб стал исчезать из продажи. Репрессивных мер в отношении укрывателей продуктов не предпринималось, а собственные продовольственные запасы городских управ были невелики.

      Недостаток продовольствия стал одной из главных причин майского наступления Русской армии, «выхода на просторы Северной Таврии» [19]. Необходимость наступления объяснялась тем, что Крым мог существовать только благодаря организованному подвозу продуктов животноводства из Северной Таврии, топлива из Донбасса, зерновых излишков с Кубани. Поэтому без налаженного привоза этих товаров, сколько-нибудь длительное пребывание армии и беженцев в изолированном Крыму представлялось невозможным [20].

      С занятием хлебородных уездов Северной Таврии, захватом крупных продовольственных складов в Мелитополе, Хорлах, Скадовске и Геническе удалось наладить отправку продуктов в Крым и тем самым облегчить трудности продовольственного рынка. Рост цен в июне-июле замедлился (27 % в июне по отношению к маю, в июле прирост составил 0,5–1 %) [21]. В прессе появились обнадеживающие сообщения о преодолении хлебного кризиса [22]. В правительственных кругах выдвигались предположения о возможном широкомасштабном экспорте таврического зерна [23]. Однако местными уполномоченными УЗиЗ и УТиП высказывались более скромные суждения: «...закупочные цены в Северной Таврии значительно ниже, чем в Крыму (ситуация обратная 1919 г., когда /183/

      17. Таврические губернские ведомости. Симферополь. 1920. 23 апреля; Врангель П.Н.
      Указ. соч. С. 31.
      18. Юг России. Севастополь. 1920. 29 июля.
      19. РГВА. Ф. 1574. Оп. 1. Д. 479. Л. 56, 74.
      20. Гуковский А. В тылу «вооруженных сил Юга России» // Красный архив, т. 3 (34). Центрархив. 1929 г. С. 226; ГА РФ. Ф. 356. Оп. 1. Д. 23. Л. 8–9
      21. Хвойнов П. Указ. соч. С. 226–227.
      22. Юг России. Севастополь. 1920. 30 мая; Великая Россия. Севастополь. 2 июля 1920 г.
      23. Юг России. Севастополь. 1920. 2 июля; Гензель П.Н. Указ. соч. С. 112. 

      приход белых обычно означал понижение «неоправданно высоких» цен – прим. авт.), мука пшеничная предлагается по 2500–2750 руб. (в Крыму – 3700 руб.) пуд, ячмень до 250 руб. (в Крыму не ниже 300 до 1000 руб.)…, запасы большие, население отказывается сдавать хлеб за деньги. Для использования хлебных ресурсов Северной Таврии очевидно необходимо снабдить местную продовольственную организацию большим количеством товаров, ходких среди сельского населения...» [24]

      Аналогичное положение отражал доклад уполномоченного по продовольствию в Крыму (июнь): «...закупать хлеб за деньги не просто, невозможно. Цены на хлеб выросли невероятно. В Перекопском уезде ... на 10 июня – на пшеницу до 1000 руб. за пуд... Крестьяне требуют в обмен на хлеб керосин, сахар, чай, мануфактуру, обувь, лопаты, пилы и сельхозорудия, помещики требуют главным образом машины, орудия и материалы производства (примечательная разница в требованиях товарообмена – крестьянские хозяйства уже не рассчитывают на получение машин, а довольствуются элементарными орудиями труда, а ведь до 1914 г. Таврическая губерния занимала ведущее место в России по обеспеченности крестьянских хозяйств сельскохозяйственными машинами – прим. авт.), все воздерживаются от продажи хлеба...» [25].

      В этой ситуации указывалось на возможность ввоза части продуктов из-за границы, планировалось «организовать закупки мяса и жиров на Балканах», поскольку собственные запасы мяса в Крыму были невелики, а закупочные цены составляли 25–30 тыс. руб. за пуд говядины и 100–130 тыс. руб. за пуд сала. Предполагалось осуществить товарообмен на условиях поставки на Балканы соли, имевшейся в Крыму в изобилии. На этих же условиях предполагалось осуществить за рубежом закупку сахара [26].

      Средние рыночные цены в Крыму в июле (в период их временной стабилизации) равнялись: фунт пшеничного хлеба стоил 135 руб., пуд муки-сеянки 4300–6000 руб., фунт говядины подешевел на 50 руб., составляя 900 руб., фунт сливочного масла – 3650 руб. (также подешевел в сравнении с июнем (3200 руб.)), кварта молока – 350 руб., десяток яиц – 1100 руб., фунт сахара-песка – 1700 руб., фунт керосина – 1405 руб. [27] Фактически неизменной на протяжении почти всего 1920 г. оставалась лишь цена на соль, имевшуюся в Крыму в большом количестве (цены на нее колебались от 3 до 6 руб. за фунт) [28]. Зерно и зернофураж расценивались следующим образом: пуд пшеницы в Крыму, в среднем, – 3000–3500 руб. В июне оптовая цена пуда пшеницы в Симферополе рав-/184/

      24. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 68. Лл. 28–28 об.; 44-44 об.
      25. Там же. Лл. 44–44 об.
      26. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1, Д. 68. Лл. 44 об. – 45.
      27. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 89. Лл. 67–71 об.; Хвойнов П.П. Указ. соч. С. 226–227.
      28. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 84. Лл. 1–5; Хвойнов П.П. Указ. соч. С. 226–227. 

      нялась 3000–3400 руб., ржи – 3000–3500 руб., овса – 3400–3500 руб., ячменя – 3300–3600 руб. Более высоким уровнем цен при этом отличались Евпаторийский, Феодосийский уезды, более низким – Перекопский и Симферопольский. [29] В Северной Таврии в это же время средние цены на зерно составляли 1500–3000 руб. за пуд пшеницы, 1300–1400 руб. за пуд ржи, 1700 руб. – пуд мукисеянки [30].

      Несмотря на ведение военных действий непосредственно на территории Северной Таврии, невысокий урожай и повышенный спрос со стороны Крыма, цены здесь были еще сравнительно низкими, что позволяло регулировать спрос между этими двумя районами Таврической губернии на протяжении почти всего лета и начала осени 1920 г. В августе карточная система распределения хлеба, по существу так и не реализованная в полной мере, была отменена. Предложение хлеба в Крыму признали достаточным.

      Продолжение операций Русской армии в направлениях на север (в сторону Александровска – Екатеринослава) и на северо-восток в сторону Донбасса, а также десант на Кубань давали надежды на пополнение продовольственных запасов за счет богатых хлебородных регионов. В сентябре – начале октября газеты белого Крыма отмечали большие возможности (в плане снабжения продуктами) Александровского уезда Екатеринославской губернии, где, якобы, «урожайность хлебов значительно выше среднего» (реально Екатеринославская губерния в 1920 г. давала понижение урожайности по сравнению с предшествующим 1919 г.) [31]. Ввиду кратковременности пребывания Русской Армии в этой районе снабжение продовольствием могло производиться отсюда лишь посредством захвата зерна, зернофуража сбора прошлых лет на продовольственных складах, амбарах, элеваторах в крупных городах и на железнодорожных станциях, а также реквизиций [32]. Но нередко из-за нераспорядительности и медлительности военной и гражданской администрации данные продовольственные запасы вывезти в Крым не успели.

      Между тем, с начала сентября цены на продукты в Крыму и Северной Таврии начали расти. Вопреки традиционным сезонным колебаниям цен, когда в осенние месяцы происходило их снижение, из-за усиления военных действий, неуверенности крестьян-производителей в выгодном сбыте имевшихся излишков, а также продолжающегося стремительного падения рубля, в Таврии 1920 г. этого не произошло. /185/

      29. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1, Д. 84. Лл. 1–2 об.; Ф. 879. Оп. 1. Д. 89. Л. 67–71 об.
      30. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1, Д. 83. Лл. 56–57; Голос фронта, Мелитополь. 23 июля 1920 г.; ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 68. Л. 52.
      31. Челинцев А.Н. Сельскохозяйственная география России. Берлин: б.и., 1923. С. 213–
      214; Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 13 октября.
      32. Оприц И.И. Лейб-гвардии Казачий Е. В. полк в годы революции и гражданской войны 1917–1920. Париж: Сияльский, 1939. С. 332–333. 

      По сообщениям УТиП к концу сентября – началу октября цены на пшеницу в Мелитополе поднялись до 3500 руб. пуд, а за первую половину октября выросли до 6000–6500 руб., пуд ржи стоил 5000 руб., пуд ячменя – 1300 руб., пуд муки-сеянки – 10000 руб. (однако отмечалось, что воинские части платят за ячмень по 350 руб., т.е. фактически его реквизируют). [33] Тем самым цены на основные зернопродукты в Северной Таврии сравнялись с уровнем Крыма и даже несколько превзошли его. Так, в начале октября пуд пшеницы стоил в Крыму – 5000–5300 руб., ржи – 3500–4500 руб., пуд пшеничной муки – 9000–11000 руб., ячменя – 4300–4500 руб., овса – 3300 руб. [34] Мука-сеянка расценивалась в 13000 руб. пуд, фунт сливочного масла – 7500 руб., фунт пшеничного хлеба – 300–335 руб. Яйца – 4500 руб. десяток, фунт говядины – 1400 руб., кварта молока – 1500 руб. [35]

      Но наиболее значительный скачок цен на продовольствие за весь «крымский период» произошел в конце октября, после оставления русской армией Северной Таврии. За короткий период (с 15 по 30 октября) цены выросли на 150 %. Перед эвакуацией из Крыма фунт пшеничного хлеба стоил в городах (наибольшие цены в Севастополе, Ялте, Керчи) около 500 руб., а в последние дни белой власти вырос до 5 000 руб., пуд муки-сеянки вырос в цене до 45000 руб., фунт говядины – 1800 руб. фунт, десяток яиц – 10000 руб., кварта молока – 2500 руб., фунт сливочного масла – 20000 руб. [36] Столь резкий скачок объяснялся оставлением Северной Таврии, бывшей главным источником снабжения армии, отступившей за Перекоп, и крымских городов, а также продолжающимся «обвалом» врангелевского рубля, котировки которого на Константинопольской бирже после отхода в Крым дошли до 200 тыс. рублей за 1 фунт стерлингов [37]. Положение осложнялось отменой незадолго до этого системы твердых закупочных цен и таксировок, что позволяло крестьянам-производителям более выгодно реализовывать хлебные излишки на вольном рынке. Однако в самом большом выигрыше оказывались от этого спекулянты – частные торговцы и ряд кооперативных организаций, фактически монополизировавших предложение сельскохозяйственных товаров на рынке (особенно в приморских городах). Кризис продовольственного рынка после отступления русской армии из Северной Таврии стал своеобразным «падением экономического Перекопа», предтечей военного поражения белого Крыма в ноябре 1920 г. [38]

      33. ГА РФ. Ф. 356. Оп. 1, Д. 15. Л. 5.
      34. Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 18 сентября.
      35. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 84. Л. 1–5.
      36. Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 18 октября; Хвойнов П. Указ. соч. С. 226–227; Раковский Г. Конец белых: От Днепра до Босфора (Вырождение, агония и ликвидация). Прага: Воля России, 1921. С. 173.
      37. Шафир Я. Указ. соч. С. 117–118.
      38. Красный Крым. Симферополь. 1920. 9 декабря. 

      Таким образом, в белой Таврии 1920 г. продолжали действовать все те же факторы, оказывавшие влияние на положение продовольственного рынка, что и на всем белом юге России 1919 г., – военный и экономический. Причем можно утверждать, что роль экономического фактора оказалась даже несколько более значимой, чем военного, поскольку, например, в защищенном «неприступным Перекопом» Крыму влияние фронта сказывалось опосредованно, а снабжение из Северной Таврии было довольно стабильным на протяжении начала осени. Но инфляция, неудовлетворенность сельского населения товарообменом рано или поздно должны были привести к кризису.

      Вопросы стабилизации курса рубля стали одними из главных в повестке созванного по инициативе генерала Врангеля заседания Финансовоэкономического Совещания, в работе которого принимали участие видные деятели русского финансового мира начала века, в их числе бывший министр финансов Российской Империи П.Л. Барк [39]. В качестве одного из рецептов оздоровления рубля предлагалось его товарное обеспечение таврическим зерном и другими продуктами, налаживание стабильного экспорта в Западную Европу, накопление на основе этого валютных резервов [40]. Однако добиться этого обеспечения врангелевского рубля было возможно лишь на основании устойчивого поступления зерна от крестьян-производителей на основании выгодного для села товарообмена. Но предметы товарообмена приходилось закупать за рубежом и, несмотря на их количество, разрыв цен на промышленные и сельскохозяйственные товары продолжал сохраняться не в пользу последних [41]. Получался порочный замкнутый круг, выход из которого представлялся или на пути получения Правительством Юга России валютных кредитов, даже под большие проценты, (на этом, собственно, и строились расчеты финансового ведомства в сентябре – октябре 1920 г.) или через посредство изъятия у крестьян зерна на основании уплаты ими выкупных платежей за закрепляемую в собственность землю (1/5 часть урожая текущего года). Но эти расчеты не оправдались в той мере, как на это надеялись.

      Заключение
      Подводя итог состоянию продовольственного рынка на белом Юге России 1919–1920 гг., следует отметить, что следование принципам «фритредерства» в расчете на то, что рыночная конъюнктура сама исправит все перекосы и недостатки в продовольственном снабжении армии и тыла, оказалось совершенно несостоятельным. Пресловутая «свобода рынка» в условиях острого финансового и промышленного кризиса ничего, кроме роста спекуляции и мошенниче-/187/

      39. Врангель П.Н. Указ. соч. С. 199–200.
      40. Юг России. Севастополь. 1920. 3 октября.
      41. Юг России. Севастополь. 1920. 29 сентября; ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 68. Л. 28. 

      ства на белом юге России, не принесла рядовому потребителю, а крестьянин-производитель из-за «ножниц цен» и потерь хозяйства от войны оказался в крайне невыгодном положении. В такой ситуации естественным для расчетливого южнорусского крестьянина становился отказ от предложения продуктов своего труда на рынке. Белогвардейские правительства, отказавшись от сколько-нибудь действенных мер в отношении регулирования рынка и борьбы со спекуляцией (карточное распределение продуктов и попытки производства закупок по твердым ценам себя не оправдывали), оказывались перед перспективой потери авторитета среди большинства населения, а это не могло не сказаться на общем нестабильном положении белого фронта и тыла. /188/
    • Соколова Ф.Х. Расколотая интеллигенция Европейского Севера России в 1918–1920 годы // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 51–81.
      Автор: Военкомуезд
      Соколова Флера Харисовна
      Доктор исторических наук, профессор, Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова (Архангельск, Россия)

      Расколотая интеллигенция Европейского Севера России в 1918–1920 годы*

      Аннотация. В статье на основе анализа новейших исследований российских и зарубежных авторов и широкого привлечения исторических источников выявляется роль и место интеллигенции Европейского Севера России в Гражданской войне, развернувшейся в регионе в 1918–1920 гг. Рассмотрены идейно-политические взгляды, общественные установки и модели поведения интеллигенции, оказавшейся волей случая по разные стороны «баррикад»: в зоне действия советской власти и на территориях, подконтрольных антибольшевистским силам. Отмечается, что не без участия политизированной части интеллигенции Гражданская война приобрела столь масштабный и кровопролитный характер, так как именно она являлась лидером и идеологом различных политических партий и общественных движений, формировала их социальную основу. На Европейском Севере России острое противостояние и идейно-политическая конфронтация были обусловлены высокой концентрацией антибольшевистских сил – выходцев из других регионов и внешним фактором, в частности присутст-/51/

      * Для цитирования: Соколова Ф.Х. Расколотая интеллигенция Европейского Севера России в 1918–1920 годы // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 51–81. DOI: 10.23859/2587-8344-2018-2-4-1
      For citation: Sokolova, F. “The Split Intelligentsia in Northern European Russia in 1918–20”.
      Historia Provinciae – The Journal of Regional History, vol. 2, no. 4 (2018): 51–81, http://doi.org/10.23859/2587-8344-2018-2-4-1 

      вием союзнических войск. Преобладающее большинство региональной интеллигенции, несмотря на симпатии в пользу антибольшевизма, проявляло тягу к культурно-созидательной деятельности на профессиональном поприще. Выявлено, что на протяжении 1918–1920 гг. происходит существенная трансформация взглядов, позиций и отношения интеллигенции к
      сложившимся в регионе политическим институтам и реализуемым практикам. В условиях расколотого социокультурного пространства интеллигенция «Красного» и «Белого» Севера приходит к идентичной мысли о безальтернативности большевизма и советской власти. Обусловлено это было множеством факторов. Разнородный по своему политическому составу лагерь антибольшевизма погряз в идейно-политической борьбе и конфликтах, которые проявлялись на всех уровнях власти, не смог обеспечить конструктивное функционирование режима и наладить эффективный диалог с региональной интеллигенцией. В свою очередь в зоне действия советской власти была обеспечена концентрация сил, средств и интеллектуальных ресурсов, что обеспечило ее победу в Гражданской войне.

      Ключевые слова: Гражданская война, Европейский Север России, интеллигенция, идейно-политические взгляды, общественная позиция. /52/

      Введение
      Гражданская война 1918–1922 гг. – тяжелейшая социальная драма, оказавшая существенное влияние на судьбы мира, страны, регионов, конкретного человека. Этот многомерный феномен втянул в орбиту своих действий все без исключения слои российского общества и вылился во множество видов войн и противостояний: между регулярными армиями, регионами, общественнополитическими движениями, социальными слоями. В условиях резко возросшей интолерантности и эмоционального перенапряжения в противоборствующих лагерях нередко оказывались не только представители одних социальных групп, но и члены одной семьи.

      Одним из аспектов многогранной социальной истории Гражданской войны является проблема места и роли интеллигенции, которая находится в исследовательском фокусе как российских, так и зарубежных ученых. Российская исследовательская традиция берет свои истоки с 20-х годов ХХ века и представлена огромным массивом публикаций. Интеллигентоведческий бум 1990-х гг. существенно расширил тематику исследований. Наряду с традиционными появились новые исследовательские сюжеты: интеллигенция и антибольшевистское движение; судьбы интеллигенции в постреволюционной России, интеллигенция и эмиграция [1].

      В настоящее время центр исследований сместился из столичных городов в регионы. В частности, концентрация интеллигентоведских кадров, занимающихся вопросами теории и истории интеллигенции, ее места и роли в жизни /53/

      1. Волков В.С. Русская интеллигенция в Гражданской войне: позиции, функции, роль // Происхождение и начальный этап гражданской войны. 1918 год: Материалы 2-й сессии, 28–30 июня 1993. М.: Наука, 1994. С. 132–133; Голдин В.И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980-х – 1990-е годы). Архангельск: Боргес, 2000; Зимина В.Д., Гражданов Ю.Д. Интеллигенция в политических процессах России начала ХХ века. Волгоград: Издательство Волгоградской академии государственной службы, 1999; Тетеревлева Т.П. Северная российская эмиграция: генезис и адаптационные процессы. 1918–1930-е годы: дис. … канд. ист. наук. Архангельск: Поморский государственный университет, 1997.

      российского общества, происходит вокруг НИИ интеллигентоведения при Ивановском государственном университете. Тематика интеллигенции в революционных процессах 1917 года и в условиях Гражданской войны широко представлена на тематических международных конференциях, проводимых центром, и на страницах журнала «Интеллигенция и мир» [2].

      Революционные процессы 1917 года и Гражданская война глазами различных профессиональных и региональных групп интеллигенции, ее идейнополитические взгляды, система взаимоотношений с большевистской властью и антибольшевистскими режимами, судьбы интеллигенции в постреволюционной России и на чужбине нашли отражение в материалах международного шестилетнего проекта, посвященного событиям 1917–1922 гг. в России, который был реализован Северо-Западной секцией Научного Совета РАН по истории социальных реформ, движений и революций в 2007–2012 годах (Архангельск) [3].

      Обозначенная тематика не обделена вниманием со стороны Ассоциации исследователей Гражданской войны – междисциплинарного объединения историков нескольких стран, который ежегодно издает свой Альманах [4].

      На рубеже XX–XXI вв. начинается «новое» прочтение истории российской интеллигенции в зарубежной научной литературе. Уходят в прошлое веховские, исключительно обвинительные интерпретации интеллигенции. Предпринимаются попытки представить весь спектр ее идейно-политических взглядов и их эволюцию в 1917–1922 годах, выявить практикуемые модели взаимодействия интеллигенции с советской властью и антибольшевистскими режимами. Указывается на многообразие мотивов служения советской власти, среди них: добровольное или вынужденное сотрудничество, пассивное сотрудничество и внутренняя эмиграция, коллаборационизм. Вполне справедливо отмечается, что /54/

      2. Интеллигенция и мир. Официальный сайт. URL: http://ivanovo.ac.ru/about_the_university/science/magazines/intelligentsia/ (Дата обращения 05.05.2018)
      3. Квакин А.В. Развертывание широкомасштабной Гражданской войны и новая советская повседневность интеллигенции России // 1918 год в судьбах России и мира: развертывание широкомасштабной Гражданской войны и международной интервенции: сб. мат. межд. науч. конф. Архангельск: Солти, 2008. С. 198–204; Молодов О.Б. 1920 год в судьбе православия на Вологодчине (по материалам периодической печати) // 1920 год в судьбах России и мира: апофеоз Гражданской войны в России и ее воздействие на международные отношения: сб. мат. междунар. конф. Архангельск: Солти, 2010. С. 144–148; Дьячков В.Л., Протасов Л.Г. Региональные политические элиты на историческом переломе 1917–1921 гг. // 1921 год в судьбах России и мира: от Гражданской войны к послевоенному миру и новым международным отношениям: сб. мат. междунар. науч. конф. Мурманск: МГГУ, 2011. С. 147–150; Романовский В.К. 1921 год: российская интеллигенция в поисках национального примирения // Там же. С. 194–198; Колтовой Е.Ф. Бывшие белые. Шаги в неизвестность // 1922 год в судьбах России и Европейского Севера: финал, итоги, последствия Гражданской войны в России: сб. мат. междунар. конф. Архангельск: САФУ, 2012. С. 185–189.
      4. Альманах Ассоциации исследователей Гражданской войны в России / отв. ред. В.И. Голдин. Архангельск: САФУ, 2015–2017.

      «белое» движение, раздираемое противоречиями, оказалось неспособным консолидировать интеллигенцию [5].

      Специфика историографического периода конца ХХ–XXI вв. – попытки нового концептуального прочтения региональной тематики. Несомненный интерес представляет точка зрения А.А. Данилова, В.С. Меметова, которые предлагают рассматривать пространство российского государства не как унифицированную и единообразную целостность, а многообразную совокупность самостоятельных региональных подсистем, где общенациональные процессы получали своеобразное преломление и линия поведения интеллигенции в 1918–1922 гг. имела свою специфику [6]. В данном контексте представляется значимым выявление общественно-политических установок и линии поведения интеллигенции Европейского Севера России в годы Гражданской войны, которая в настоящее время представлена единичными исследованиями, посвященными отдельным профессиональным группам [7].

      Основная часть
      Гражданская война провела демаркационную линию по некогда единому социокультурному пространству Европейского Севера России, разведя по разные стороны баррикад семьи, социальные и профессиональные группы, уезды, культурно-исторические взаимосвязанные губернии. В результате установления власти антибольшевиков в Архангельске 2 августа 1918 года в зоне влияния большевиков остались Вологодская и Северо-Двинская губернии, часть южных уездов Архангельской области. В состав «Белого Севера», получившей название «Северная область», вошли северные уезды Архангельской губернии, /55/

      5. Manchester L. Holy fathers, secular sons: clergy, intelligentsia and the modern self in revolutionary Russia. DeKalb: Northern Illinois University Press, 2008; Stammler H.A. Religion, Revolution and the Russian Intelligentsia, 1900–1912: The Vekhi Debate and its Intellectual Background. New York: Barnes & Noble, 1980; Burbank J. Intelligentsia and Revolution: Russian Views of Bolshevism, 1917–1922. New York; Oxford: Oxford University Press, 1989. URL: https://books.google.ru/books?id=nJHHAttsOL4C&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (Дата обращения 20.04.2018); State, and Society in the Russian Civil War: Explorations in Social History / edited by Diane P. Koenker. Bloomington: Indiana University Press, 1989. URL: https://books.google.ru/books?id=rhzQKk40WCIC&dq=Russian+Intelligentsia+and+Civil+War&hl=ru&source=gbs_navlinks_s (Дата обращения 20.04.2018); Read Christopher. Culture and Power in Revolutionary Russia: the Intelligentsia and the Transition from Tsarism to Communism. New York: St. Martin's Press, 1990.
      6. Данилов А.А., Меметов В.С. Интеллигенция провинции в истории и культуре России. Иваново: ИвГУ, 1997.
      7. Малахов Р.А. Провинциальное чиновничество Европейского Севера России 1918–1920-х годов. На материалах Архангельской и Вологодской губерний: дис. … канд. ист. наук. Вологда: ВоГУ, 1999; Силин А.В. Учительство Европейского Севера в годы революции и
      Гражданской войны: дис. … канд. ист. наук. Архангельск: Поморский государственный университет, 2000.

      включая Мурманский край. Вопрос «Кто кого?» в данном случае во многом зависел от того, насколько созданным структурам власти удастся обеспечить интеллектуальное насыщение собственных движений. Именно с интеллигенцией связывались надежды на консолидацию местного сообщества под своими знаменами, эффективную организацию вооруженных сил и обеспечение жизнедеятельности тыла.

      Следует признать, что стартовые возможности «Красного Севера» были заметно слабее. В пользу антибольшевистских сил склонялись симпатии интеллигенции, которая в преобладающем большинстве осудила события Октября 1917 года и протестными акциями встретила первые мероприятия советской власти.

      В зоне действия советской власти положение в регионе осложнялось малочисленностью квалифицированных специалистов, численность которых существенно сократилась в связи мобилизацией в армию в годы Первой мировой войны. В период 1914–1917 гг. на фронт было мобилизовано 40 % врачей, фельдшеров, лекарских помощников. На 50 % сократилась численность специалистов сельского хозяйства. В Вологодской губернии к началу 1919 года из-за отсутствия специалистов не функционировали 5 из 12 врачебных ветеринарных пунктов. По причине отсутствия кадров были закрыты 84 школы губернии [8].

      В условиях начавшейся Гражданской войны в регионе и в связи с массовой мобилизацией специалистов в ряды Красной Армии диспропорция между спросом и предложением на квалифицированный труд возросла. Только за период с сентября 1918 года по июль 1919 года более 700 медицинских работников, 50 % наличного состава ветеринарных врачей, 30 % ветеринарных фельдшеров были отправлены на фронт [9].

      Кадровая проблема обострялась в связи с попытками скорейшего построения основ коммунизма военно-мобилизационными методами. В короткие сроки предполагалось решение целого комплекса проблем: ликвидации безграмотности, введение всеобщего обязательного обучения, развитие широкой сети массовых культурных учреждений и пролетаризация средне-специальной и высшей школы, тотальная национализация предприятий.

      В свою очередь «Белый Север» стал центром притяжения интеллигенции из других регионов страны. Наблюдался интенсивный приток в регион идейных противников большевизма, юристов, инженеров, учителей, представителей творческих профессий, не согласных с политикой советской власти. /56/

      8. Государственный архив Архангельской области (ГААО). Ф. 273. Оп. 1. Д. 232. Л. 115; Государственный архив Вологодской области (ГАВО). Ф. 585. Оп. 2. Д. 220. Л. 27–28; Д. 510. Л. 55.
      9. ГАВО. Ф. 585. Оп. 2. Д. 155. Л. 96–97; Д. 220. Л. 27–28, 60; Д. 510. Л. 55.

      Росту удельного веса интеллигенции в Северной области способствовали миграции внутреннего порядка, в частности бегство интеллигенции с территорий, занятых Красной Армией. В журнале особого совещания Северной области по устройству беженцев на 27 февраля 1919 года было зафиксировано 800 беженцев. Каждый четвертый из них был представителем интеллектуальных профессий. К примеру, в ночь с 25 на 26 января 1919 года из Шенкурска, захваченного частями Красной армии, бежало 606 чел. 130 из них являлись квалифицированными специалистами. Среди них 44 чиновника, 22 педагога, 11 священнослужителей, 10 представителей сельскохозяйственной интеллигенции. Среди беженцев зарегистрированы: бывший депутат IV Государственной думы, председатель Шенкурской уездной управы П.А. Леванидов; директор Шенкурской гимназии А.А. Ельцов; редактор уездной газеты В.П. Кузнецов; уездный агроном Г.Н. Преображенский; лесной ревизор Ф.Г. Михайлов и многие другие. [10]

      Как следствие, к началу 1919 года численность интеллигенции в Северной области возросла в 2,5 раза. В связи с созданием разветвленной системы управления и судопроизводства на 50 % увеличилась численность чиновников, в 7 раз – общее количество юристов, на 25 % – общая численность педагогов, врачей, медицинских и ветеринарных фельдшеров. Каждый четвертый представитель образованного слоя был офицером [11]. Многие из них являлись выходцами из высших слоев общества и имели высокий уровень образования. В связи с большим наплывом приезжих наблюдался переизбыток педагогов в школах Мурманского края и приграничного с советской зоной Холмогорского уезда [12].

      Однако анализ динамики развития общественно-политических взглядов интеллигенции Северной области, сложившейся практики взаимодействия с антибольшевистской властью, дает основание утверждать, что правительство Северной области не смогло воспользоваться предоставленными преимуществами в силу комплекса причин.

      Проявившиеся вскоре противоречия между местной и пришлой интеллигенцией к середине 1919 года переросли в открытую вражду и взаимные оскорбления. В основе конфликта лежал ряд причин. Во-первых, противоположные социальные установки. Местная интеллигенция отличалась слабой политизированностью и была преимущественно ориентирована на культурно-созидательную деятельность. Даже политизированная часть городской интеллигенции связывала с антибольшевистской властью надежды на решение соци-/57/

      10. ГААО. Ф. 1073. Оп. 1. Д. 37. Л. 41–43; Ф. 2069. Оп. 1. Д. 11. Л. 1–89.
      11. Соколова Ф.Х. Интеллигенция Европейского Севера России: формирование, динамика взаимоотношений с властью (1917–1930-е годы): дис. … д-ра ист. наук. Архангельск: Поморский государственный университет, 2005. С. 286.
      12. ГААО. Ф. 273. Оп. 1. Д. 592. Л. 6–12; Ф. 1865. Оп. 1. Д. 436. Л. 32; Д. 900. Л. 85–86;
      Возрождение Севера. 1918. 23 сентября.

      альных, культурных и экономических задач региона [13], тогда как пришлая интеллигенция отличалась чрезмерной политизированностью и в числе приоритетных задач видела борьбу с большевизмом. Во-вторых, пришлая интеллигенция занимала ведущие позиции во всех значимых властных структурах, отстранив от участия в них местную интеллигенцию. Увлеченная политической борьбой, не обладая должной профессиональной компетентностью и не зная специфики местных условий, приезжая интеллигенция, осевшая во властных структурах, не была способна на конструктивную управленческую деятельность, чем вызывала заслуженные упреки и обвинения со стороны регионального сообщества. Кроме того, интеллектуалы из центра воспринимали Север как захолустье, отсталую провинцию и пренебрежительно относились к местной интеллигенции, что усиливало напряженность в отношениях.

      Много нелицеприятных взаимных упреков звучало на передовых страницах региональных газет. Местная интеллигенция обвинялась в равнодушии, политической безграмотности, приверженности мещанской психологии потребителя. Ее призывали проснуться от «летаргического сна», отказаться от нейтральности, когда «страна в опасности и раздирается противоречиями» [14]. У местной интеллигенции в свою очередь вызывали раздражение «новоиспеченные министры», которые приехали управлять областью, не удосужившиеся прочитать «элементарные учебники по гражданскому и административно-хозяйственному праву» и делающие политику «не зная местных условий и особенностей края» [15].

      Престиж антибольшевистской власти падал в глазах северной интеллигенции в связи с расколом внутри весьма разнородного по своему политическому составу антибольшевистского движения, его неспособностью консолидироваться, забыть разногласия в условиях нависшей угрозы. Идеологи антибольшевизма были едины в стремлении освободить Россию от большевиков, но зачастую кардинально противоположно представляли будущее устройство «единой и великой России», пути и средства реализации поставленной цели. Потерявшие в одночасье социальный статус, былые привилегии, они были крайне нетерпимы к альтернативным взглядам, не способны идти на уступки и компромиссы и были готовы к использованию любых средств для достижения своих целей.

      Постепенно идейно-политическая дифференциация перерастала в открытую конфронтацию. Как свидетельствует контент-анализ периодических изданий /58/

      13. Русский Север. 1919. 25 апреля, 7 мая, 8 мая.
      14. Северное Утро. 1918. 15 августа, 22 ноября. 25 ноября; 1919. 20 января, 25 января, 13 февраля, 9 марта, 4 сентября; Отечество. 1918. 15 сентября; 1919. 11 января, 11 февраля, 11 марта. 15 Русский Север. 1919. 26 марта, 25 апреля.

      различной политической направленности, лидеры различных социальнополитических групп и общественных движений постоянно призывали к единению и прекращению политиканства и сами же его подрывали [16].

      Многочисленные правительственные кризисы, бесконечные конфликты различных ветвей власти (между военной и гражданской администрацией, структурами правительства Северной области и земскими учреждениями, представителями российской и зарубежной военной администрации), эволюция антибольшевистского режима в пользу правых сил (после падения Верховного Управления Северного области и создания Временного правительства Северной области 9 октября 1918 года) и в сторону военной диктатуры (после приезда в Архангельск в январе 1919 года генерала Е.К. Миллера, назначенного на должность генерал-губернатора с правами главнокомандующего отдельной армией), набиравшая обороты карательно-репрессивная политика и принудительно-мобилизационные методы взаимодействия с обществом окончательно дистанцировали региональную интеллигенцию от власти и нивелировали в ее глазах различия между советским и антибольшевистским режимами. Наиболее массовые группы северной интеллигенции: основная часть педагогов, члены медико-ветеринарного фельдшерского общества, техники, сельскохозяйственная интеллигенция, часть земских чиновников были вынуждены признать, что «порядки в регионе не лучше, чем в большевистской России» [17].

      Региональная интеллигенция приходит к убеждению, что для приезжих политиков нет дела ни до их малой родины, ни до России, что они, прикрываясь высокими идеями, преследуют свои узкопартийные или личные интересы. Генерал В.В. Марушевский, помощник генерал-губернатора по военной части и начальник управления командующего русскими войсками Северной области, так описывал ситуацию: «Архангельская область относилась к своему правительству с полным безразличием, поражавшим каждого вновь прибывшего в город. Правительство не подвергалось нападкам или резкой критике со стороны общественности, но и не встречало ни малейшей поддержки» [18].

      Попыткой правых консолидировать под своим крылом «государственномыслящую» часть северной интеллигенции явилось оформление в апреле 1919 года Союза интеллигенции. Формально по замыслу организаторов целью Союза являлось привлечение интеллигенции к «возрождению русского национального самосознания на основе идей государства, отечества, нации, права и культуры». Однако за лозунгами «надклассовости и надпартийности» скрыва-/59/

      16. Северное утро. 1919. 13 декабря.
      17. Возрождение Севера. 1919. 8 августа.
      18. Марушевский В.В. Год на Севере (август 1918 – август 1919 г.) // Белый Север. 1918–1920 гг. Мемуары и документы. Вып. 1. Архангельск: Правда Севера, 1993. С. 207.

      лось стремление правых сил привлечь интеллигенцию к агитационно-пропагандистской работе на основе кадетско-либеральных лозунгов [19].

      На протяжении 1919 года Союз интеллигенции организовал несколько встреч, где с лекциями по проблемам народности, нации, национальности и государственности выступали лидеры правых сил, собрал библиотеку из около 200 книг для отправки солдатам на фронт. Но фактически Союз стал мертворожденным объединением. Участие в его деятельности принимала незначительная часть интеллигенции крайне правого крыла. Даже архангельские кадеты признавали, что под завуалированными лозунгами «борьбы за высшую культуру во всех областях жизни» был создан особый тип партии, который был именован «этико-политическим» [20].

      Вскоре правительство, потерявшее доверие не только в лице народных масс, но и среди преобладающего большинства северной интеллигенции, пало. Утром 19 февраля 1920 года правительство Е.К. Миллера бежало из Архангельска. 21 февраля 1920 года в город вступили части Красной армии. К 28 февраля 1920 года советская власть утвердилась и во всех населенных пунктах Кольского полуострова [21]. Учителя, медицинские работники, специалисты ветеринарного профиля, земские деятели приветствовали советскую власть и клялись «употребить всю свою силу, все свои знания, всю свою энергию на укрепление нового фронта» [22].

      Часть политически активной интеллигенции эмигрировала за рубеж. Другие, не согласные с большевистскими лозунгами, были вынуждены смириться с советской властью. В зоне действия советской власти был взят курс на концентрацию всех сил и средств во имя победы; с учетом условий военного времени и в соответствии с доминировавшей парадигмой скорейшего воплощения в жизнь идей коммунистического общежития широко использовались командно-административные и принудительно-мобилизационные модели взаимодействия с обществом, обращалось серьезное внимание на укрепление интеллектуальной мощи. /60/

      19. Известия Архангельского общества изучения Русского Севера (ИАОИРС). 1919. № 3–4. С. 82–84; Отечество. 1919. 10 апреля, 12 апреля, 13 мая, 22 мая, 24–25 мая; Русский Север. 1919. 6 марта, 3 апреля, 5 апреля, 6 апреля, 9 апреля, 6 июня, 20 июня, 21 июня.
      20. ИАОИРС. 1919. № 5–6. С. 133; Русский Север. 1919. 3–6, 9 апреля, 20–21 июня, 5 декабря; За Россию. 1919. 7 декабря; Возрождение Севера. 1919. 6 ноября.
      21. Голдин В.И. Контрреволюция на Севере России и ее крушение (1918–1920 гг.). Вологда: Вологодский государственный педагогический институт, 1989. С. 87; Овсянкин Е.И. Архангельск: годы революции и военной интервенции. 1917–1920 гг. Архангельск: Северозападное книжное издательство, 1987. С. 221; Киселев А.А., Климов Ю.Н. Мурман в дни революции и гражданской войны. Мурманск: Мурманское книжное издательство, 1977. С. 195–197.
      22. ГААО. Ф. 218. Оп. 2. Д. 95. Л. 4–9; Д. 100. Л. 1–27; Д. 113. Л. 27, 46; Ф. 352. Оп. 1. Д. 158. Л. 41. 

      Наращивание интеллектуального потенциала осуществлялось с одной стороны через создание системы подготовки квалифицированных кадров из числа союзников власти – рабочих и крестьян, с другой – путем привлечения «старых» специалистов.

      Стремительно расширялась система подготовки кадров высшей и средне-специальной квалификации. Только за период 1918–1920 гг. за счет открытия новых учебных заведений, и путем повышения статуса ранее существовавших численность вузов возросла с 1 до 4, средних специальных учебных заведений – с 2 до 15. Созданный в декабре 1917 года Вологодский молочно-хозяйственный институт пополнился Вологодским учительским институтом, который получил статус вуза, и двумя Пролетарскими университетами в Вологде и Великом Устюге. Общая численность студентов за 1917–1920 гг. утроилась и превысила 3 тыс. чел. Из них 1100 чел. обучались в вузах [23].

      Начало широко практиковаться выдвижение в интеллектуальные сферы труда выходцев из пролетарской среды. Уже к 1920 году Вологодский губисполком на 70 %, Северо-Двинский на 84 % были укомплектованы выдвиженцами. В уездных и волостных исполкомах и сельских советах их удельный вес достигал до 90–95 % [24].

      Несомненно, выдвиженчество периода Гражданской войны не являлось действенным каналом наращивания интеллектуального потенциала региона. Однако данный путь формирования административно-управленческого аппарата позволил большевикам удержать командные высоты в управлении государством и экономикой, а также обеспечил поддержку режима идейно-преданными кадрами.

      Идеологи большевизма были убеждены, что преобладающая часть «старых» специалистов неспособна преодолеть свои «буржуазные и мелкобуржуазные предрассудки» и изменить свои мировоззренческие установки в пользу советской власти [25]. В связи с этим по отношению к ним использовался сугубо праг-/61/

      23. Культурное строительство на Севере. 1917–1941 годы. Документы и материалы. Архангельск: Северо-Западное книжное издательство. С. 66, 85; Статистический сборник по Вологодской губернии за 1917–1924 гг. Вологда: Вологодское губстатбюро, 1926. С. 124–128; 10 лет строительства Советской власти в Вологодской губернии. Вологда: Северный печатник, 1927. С. 137–138.
      24. Малахов Р.А. Провинциальное чиновничество Европейского Севера России 1918–1920-х годов (На материалах Архангельской и Вологодской губерний): автореф. дис. … канд. ист. наук. Вологда: ВоГУ, 1999. С. 21; ГАВО. Ф. 53. Оп. 1. Д. 49. Л. 221, 320; Д. 261. Л. 6; Оп. 3. Д. 34. Л. 13–220.
      25. Ленин В.И. Речь на I Всероссийском съезде советов народного хозяйства 26 мая 1918 г. // Полн. собр. соч. М.: Издательство политической литературы, 1962. Т. 36. С. 381–382; Он же. О культурной революции: Сб. ст. М.: Издательство политической литературы, 1971. С. 171.

      матичный подход. Им предлагалось не идейное единение, а временное сотрудничество на профессиональной стезе.

      На «Красном Севере» в связи с позицией по отношению к большевикам отношение к «старым» специалистам было недоверчивым. Некоторые советские управленцы предлагали полностью отказаться от их услуг [26]. Однако в условиях острого кадрового дефицита привлечение буржуазных специалистов было признано необходимым. Председатель Вологодского губисполкома М.К. Ветошкин в своем выступлении на III губернском съезде советов, состоявшемся в июне 1919 года, отмечал: «Построить социализм без интеллигентских сил нельзя: масса далеко не просвещена. Из ничего строить социализм нельзя – необходим духовный материал. Мы не можем выбрасывать интеллигенцию, мы должны ее использовать» [27].

      В числе методов воздействия на интеллигенцию в годы Гражданской войны практиковались принудительно-мобилизационные и агитационно-пропагандистские методы. Власть взывала к патриотическим чувствам интеллигенции, культивировала идеи служения родине и народу, что было не чуждо ей. Их действенность заметно возросла по мере нарастания кризисных явлений на «Белом Севере» и информация о состоянии дел на этой территории доходила до жителей и интеллигенции Вологодской и Северо-Двинской губерний. Однако принудительное привлечение к трудовой деятельности и иным повинностям культурно-просветительского плана, репрессивно-карательные меры воздействия на интеллигенцию в эти годы являлись приоритетными.

      Репрессии в годы Гражданской войны коснулись всех слоев общества, однако более широко им подверглась интеллигенция. При удельном весе среди населения менее 1 % четверть всех репрессированных приходилась на интеллигенцию. К примеру, в середине 1920 года в Вологодском губернском лагере принудительных работ 28 % из 1050 заключенных являлись работниками интеллектуального труда. В том числе 189 чел. – чиновники и бухгалтеры, 49 чел. – инженеры и техники, 21 специалист в области сельского и лесного хозяйства, 14 медицинских и ветеринарных работников, 9 учителей и 12 представителей творческих профессий [28].

      Отношение интеллигенции «Красного Севера» к большевистскому режиму имело множество проявлений и претерпело существенную трансформацию на протяжении Гражданской войны. На добровольное сотрудничество с советской властью пошли народные учителя, медицинские и ветеринарные фельдшеры, техники, специалисты сельского хозяйства. Некоторые из них проникались /62/

      26. ГАВО. Ф. 53. Оп. 1. Д. 48. Л. 19–27, 81; ГААО. Ф. 352. Оп. 1. Д. 66. Л. 27.
      27. Борьба за власть Советов в Вологодской губернии (1917–1918 гг.): Сб. документов / под ред. П.К. Перепеченко. Вологда: Областная книжная редакция, 1987. С. 243.
      28. ГАВО. Ф. 53. Оп. 1. Д. 482. Л. 12–13.

      идеями построения общества «социальной справедливости» и становились сторонниками большевизма по убеждению. Об этом свидетельствует появление в составе партийных организаций северных губерний представителей традиционных групп интеллигенции, которые практически полностью состояли из специалистов с дореволюционным стажем. Если в середине 1918 года было единичным явлением членство в партии инженерно-технических и медицинских работников, специалистов сельского хозяйства, педагогов, то к началу 1920 года их удельный вес среди членов партии возрос до 5–7 % [29].

      Другая группа интеллигенции, оставаясь идейно-политическим оппонентом большевизма, была вынуждена согласиться на сотрудничество с советской властью на профессиональной стезе. Одним из примеров такого плана является судьба П.А. Сорокина – уроженца Вологодской губернии, известного общественного деятеля и ученого, члена партии эсеров, секретаря А.Ф. Керенского. Летом 1918 года он вернулся на родину, участвовал в деятельности тайной организации, планировавшей организацию антисоветского переворота в Вологде. В последующем, не сумев перейти линию фронта и перебраться в Архангельск, где утвердился антибольшевистский режим, он был вынужден согласиться на сотрудничество с советской властью [30].

      Третьи, добровольно и добросовестно трудясь на профессиональной стезе, продолжали открыто проявлять недовольство политической практикой большевиков. Вплоть до декабря 1918 года учителя, медицинские и ветеринарные врачи Вологодской и Северо-Двинской губерний в знак протеста против комплектования советских государственных органов малокомпетентными людьми отказывались от участия в деятельности коллегиально совещательных органов, от заполнения вакантных мест в отраслевых отделах исполкомов. В 1919 году конфликт вологодских врачей с властью вспыхнул с новой силой. Они выражали недовольство централизацией профсоюзов и их построенем по производственному принципу. На Всероссийском съезде врачебных секций союза «Всемедикосантруд», проходившем в Москве 10–17 августа 1920 года, была оглашена декларация вологодских врачей и аптечных работников об отказе входить в единый Союз медицинских работников. Документ был подписан практически всеми врачами [31].

      Одновременно часть образованных слоев, не согласных с политикой советской власти, уходила во внутреннюю эмиграцию; дистанцируясь от политиче-/63/

      29. ГАВО. Ф. 585. Оп. 2. Д. 220. Л. 39; ГААО. Ф. 273. Оп. 1. Д. 410. Л. 25; Д. 510. Л. 1–7.
      30. Сорокин П.А. На лоне природы // Белый север. 1918–1920 гг.: Мемуары и документы.
      Вып. 1 / сост., вступ. ст. и коммент. В.И. Голдин. Архангельск: Правда Севера, 1993. С. 158–
      169.
      31. Силин А.В. Учительство Европейского Севера в годы революции и Гражданской войны: автореф. дис…. канд. ист. наук. Архангельск: Поморский государственный университет, 2000. С. 17; ГАВО. Ф. 294. Оп. 1. Д. 10. Л. 78–85; Ф. 585. Оп. 2. Д. 71. Л. 2–3.

      ских проблем, она сосредоточилась исключительно на профессиональной деятельности. О наличии приверженцев данной позиции можно судить по сводкам о политическом состоянии в губернии, которые фиксируют, что «большинство интеллигенции остается в стороне от хода событий». Подобная позиция довольно часто принимала такие формы, как отказ от участия в общественно-политических мероприятиях, непосещение профсоюзных собраний, формальное отношение к общественным поручениям.

      Однако в целом оппозиционный пыл «старых» специалистов к исходу Гражданской войны заметно угас, преобладающее большинство из них добровольно или вынужденно согласилось на сотрудничество с советской властью. Партийно-государственным деятелям советского Севера удалось мобилизовать интеллектуальный потенциал интеллигенции дореволюционного поколения на реализацию собственных задач. Она была задействована во всех без исключения сферах жизнедеятельности региона и явилась основным интеллектуальным ядром, обеспечившим победу большевиков. К 1920 году дореволюционный управленческий стаж имели 10 % заведующих отделами и 25 % заведующих подотделами и инструкторов северных губисполкомов, 30 % членов губернских и городских, 20 % членов уездных исполкомов, 10 % членов волостных и сельских советов. В составе судебных и карательных учреждений удельный вес старых специалистов достигал 50 %. Даже в представительных органах советской власти число депутатов от интеллигенции составляло 25–35 %, что не уступало ее представительству в земских и городских органах самоуправления в период от Февраля к Октябрю 1917 года [32].

      Мотивы, побудившие «старых» специалистов пойти на сотрудничество с советской властью, были многообразны. Среди них: страх перед репрессиями, необходимость материального обеспечения семей, усталость от войны, политической нестабильности, социально-бытовой необустроенности; стремление преодолеть деструктивные тенденции в обществе и заняться созидательным трудом, осознание бесперспективности дальнейшей борьбы с большевизмом по мере побед Красной Армии на фронтах гражданской войны, осознание роли большевиков в сохранении территориальной целостности страны, идейная трансформация в пользу доктрины большевизма и другие, обусловленные комплексом личностных и гражданских установок.

      Заключение
      Резюмируя в целом, следует признать, что не без участия политизированной части российской интеллигенции Гражданская война приобрела столь мас-/64/

      32. Малахов Р.А. Указ. соч. С. 24; ГААО. Ф. 286. Оп. 1. Д. 67. Л. 30; Ф. 4097. Оп. 4. Д. 7.
      Л. 110–111; ГАВО. Ф. 34. Оп. 1. Д. 3498. Л. 11–12; Ф. 53. Оп. 1. Д. 261. Л. 6; Д. 606. Л. 70–71; Оп. 3. Д. 34. Л. 13–220; Ф. 585. Оп. 2. Д. 220. Л. 127–128.

      штабный и кровопролитный характер. Именно интеллигенция оформляла идеологию и программы общественно-политических партий и движений, формировала их социальную базу. В данном случае справедливы утверждения О.В. Золотарева, что во многом революционные процессы 1917 года и феномен Гражданской войны объясняются бескомпромиссностью интеллигенции, конфронтационным типом ее политической культуры, нетерпимостью к инакомыслию, стремлением навязать свою точку зрения, как единственно-правильную [33]. На Европейском Севере России энергетика политического перенапряжения в годы Гражданской войны была также обусловлена высокой концентрацией антибольшевистских сил и внешнеполитическим фактором, а именно – присутствием союзнических войск.

      Вместе с тем, несмотря на то, что водоворот событий вовлекал в стихию Гражданской войны все слои населения, преобладающее большинство массовых групп интеллигенции отличалось низкой политической активностью и в число своих приоритетов ставило деятельность на профессиональном поприще.

      В условиях расколотого на «Красный» и «Белый» Север социокультурного пространства интеллигенция Европейского Севера прошла мучительный путь переосмысления собственных взглядов, позиций и отношения к сложившимся в годы Гражданской войны политическим институтам и идеологиям. Из потенциального союзника антибольшевизма она вольно или невольно пришла к осознанию необходимости сотрудничества с советской властью, что было обусловлено множеством факторов. Среди них и неспособность разнородного по составу антибольшевистского движения отказаться от политиканства, межпартийной вражды и консолидировать общество во имя реализации общей цели; признание заслуг большевиков в спасении страны и сохранении ее территориальной целостности; разочарование в западных союзниках, которые, как оказалось, преследовали свои корыстные цели. Представляется, что для большинства региональной интеллигенции, в той или иной мере носителей традиционных ценностей, на подсознательном уровне были более близки идеи сильной и крепкой власти, носителями которой являлись большевики. Тогда как представители антибольшевистского движения, декларируя демократические лозунги и либеральные ценности, погрязли в ожесточенной политической конфронтации между собой, усиливая тем самым деструктивные тенденции.

      33. Золотарев О.В. Интеллигенция Советской России в 1920-е годы // 1917 год в судьбах регионов, страны и мира: взгляд из XXI века: сб. материалов междунар. науч. конф. / под общ. ред. В.И. Голдина. Архангельск: САФУ, 2017. С. 90.
    • Выписки. Совет министров Российского правительства: журналы заседаний (18 ноября 1918 -— 3 января 1920 г.). Сборник документов / Сост. и н. ред. В.И. Шишкин. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2016. Том 2.
      Автор: Военкомуезд
      Выписки. Совет министров Российского правительства: журналы заседаний (18 ноября 1918 — 3 января 1920 г.). Сборник документов / Составитель и научный редактор В.И. Шишкин. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2016. Том 2.
      Журнал № 108 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 6 июня 1919 г.
      ...
      Слушали: Заявление министра финансов о несоответствии направления официальной газеты «Русская армия» общему направлению политики правительства.
      Постановили: Поручить военному министру принять меры к изменению направления официальной газеты «Русская армия» и к изменению состава редакции.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский.
      Министр путей сообщения Л. Устругов.
      Министр финансов И. Михайлов.
      Министр земледелия Н. Петров.
      Министр юстиции Тельберг.
      Управляющий министерством внутренних дел В. Пепеляев.
      Управляющий военным министерством генерал-лейтенант барон Л. Будберг.
      Управляющий министерством народного просвещения П. Преображенский.
      Вр[еменно] управляющий морским министерством контр-адмирал Ковалевский.
      Вр[еменно] управляющий министерством иностранных дел Сукин.
      Член совета государственного контроля М. Чеботарев.
      Помощник главноуправляющего по делам вероисповеданий Л. Писарев.
      Товарищ министра торговли и промышленности Л. Окороков.
      Помощник управляющего делами Верховного правителя и Совета министров Т. Бутов.
      ГА РФ, ф. р-176, оп. 5, д. 245, л. 87. Машинописный подлинник. Подписи — автографы. (С. 31).
      Журнал № 110/31 заседания Совета министров Российского правительства. 12 июня 1919 г.
      ...
      [Слушали:] VII. Представление министра юстиции от 5 июня с. г. за № 44/2523 об изменении порядка отпуска денег на кормовое довольствие пересыльных арестантов.
      [Постановили: VII.] Во изменение III отд[ела] постановления [Всероссийского] Временного правительства от 30 марта 1917 года (Собр[ание] узак[онений,] № 77) отдел III постановления Временного правительства от 30 марта 1917 года изложить следующим образом:
      1) для продовольствия заключенных во время пересылки их отпускать из средств государственного казначейства денежный паек в размере табели кормового довольствия здорового заключенного той местности, откуда следует арестант, с повышением означенной табели на 50 %;
      2) во время пребывания в тюрьме при остановках, а равно и при дальнейшем отправлении пересыльные удовлетворяются по местной табели для здоровых арестантов с увеличением ее на тех же основаниях;
      3) ввести в действие настоящее постановление до обнародования его Правительствующим сенатом, отнеся начало его действия к 1-му января 1919 года. (С. 41).
      Журнал № 112/32 заседания Совета министров Российского правительства. 16 июня 1919 г.
      ...
      [Слушали:] IV. Представление управляющего морским министерством от 25/27 мая с. г. за №321 о выдаче пособия на обзаведение обмундированием офицерским и классным чинам морского ведомства и кондукторам флота.
      [Постановили: IV.] 1. Установить в [о] изменение ст. ст. 184, 185, 186, 187, 190, 191 и 192 кн. IX Св[ода] м[орских] постановлений] изд[ания] 1910 года, ст. 1842 той же книги по продолжению] 1916 года и Высочайшего повеления от 12 сентября 1916 года (приказ по флоту и морскому ведомству от 8 октября 1916 года за № 503) выдачи пособий на обмундирование и обзаведение форменной одеждой в случае, если таковое обмундирование и форменная одежда не выданы натурой: в размере 1500 рублей для местностей Дальнего Востока и в размере 2000 рублей для остальных местностей России нижеуказанным лицам:
      1) Воинским чинам при производстве в первый офицерский или классный чин.
      2) Офицерам и классным чинам флота и морского ведомства:
      а) При призыве по мобилизации;
      Примечание: Удовлетворению пособием подлежат лишь лица, не призывавшиеся во время войны с Германией.
      б) Прорвавшимся с территории так называемой советской власти на территорию освобожденной России при зачислении их на службу в морское ведомство.
      в) Оказавшимся на освобожденной от так называемой советской власти территории по занятии ее правительственными войсками при зачислении их на службу в морское ведомство и при условии представления ими свидетельств от подлежащего начальства или от местной милиции о материальной их необеспеченности.
      г) Явившимся из заграницы при условии представления ими удостоверений от соответствующих военно-морских агентов о материальной их необеспеченности.
      д) Определенным на службу из отставки.
      3) Кондукторам флота при призыве их на службу ио мобилизации и в случаях, поименованных в п. п. «б», «в», «п», «д» ст. 2 сего постановления.
      4) Зауряд-прапорщикам, зауряд-врачам и зауряд-чиновникам при определении их на службу.
      5) Воинским чинам при производстве их в кондукторы флота.
      2. 1) Получившие пособие по одному из пунктов настоящего постановления лишаются права на получение такового вторично, хотя бы к ним и мог быть применен один из других пунктов сего постановления, за исключением случаев производства кондукторов флога в офицерские и классные чины, когда пособие выдается вторично, но лишь при условии пребывания в кондукторском звании не менее года.
      2) Получившие означенное в сем постановлении пособие могут получить обмундирование натурой, выдаваемое согласно Временному положению о довольствии офицерских и классных чинов флота и морского ведомства лишь по истечении 6 месяцев со дня получения сего пособия при зачислении их в строевые части, состоящие в коих получают боевой оклад, и [по истечении] 12-ти месяцев — при зачислении их в строевые части, состоящим в коих боевого оклада не положено.
      Примечание: Выдача пособия на обмундирование должна отмечаться в аттестате.
      3) Ввести в действие означенное постановление до обнародования его Правительствующим сенатом, отнеся начало его действия к 1 января 1919 года. (С. 55-56).
      Журнал № 113 заседания Совета министров Российского правительства. 17 июня 1919 г.
      ...
      2. Статьи 1035 и 1035 1-1035 30 Устава уголовного судопроизводства (т[ом] XVI Св[ода] зак[онов]) изложить так:
      «1035. О всяком злоумышлении, заключающем в себе признаки преступного деяния, в ст. ст. 1030 и 1031 указанного, частные и должностные лица и присутственные места доводят до сведения либо чинов государственной охраны или милиции, либо прокурорского надзора. Чины государственной охраны и милиции немедленно уведомляют о том местных прокурора окружного суда и его участкового товарища. Чины милиции одновременно сообщают о том же и подлежащим чинам государственной охраны.
      10351. Дознания о преступных деяниях, в ст. ст. 1030 и 1031 указанных, производятся чинами государственной охраны, а в случаях их отсутствия на месте обнаружения сих деяний и неотложной необходимости в приступе к дознанию — классными чинами милиции. Производство дознания может быть поручено чинам милиции по соглашению начальника губернского (областного) управления государственной охраны с прокурором окружного суда.
      10352. В случаях, когда министр внутренних дел признает необходимым, производство дознаний возлагается на состоящих при департаменте милиции чиновников особых поручений, которые при исполнении сих обязанностей действуют на тех же основаниях, как чины государственной охраны, и производят дознания при тех же управлениях государственной охраны, в ведении коих возникло дело.
      10353. По делам особенно важным дознания производятся лицом, верховною властью к тому назначенным, в личном присутствии прокурора судебной палаты.
      Примечание: производящие дознания в порядке, определенном ст. ст. 1035 и 1035 1—1035 30, пользуются нравом вызова войск на одинаковых с судебными следователями основаниях, с соблюдением правил, приложенных к ст. 316 Общего учреждения губернского.
      10354. Прокурору окружного суда предоставляется во всяком положении дела возбудить предварительное следствие.
      10355. Передача дел к предварительному следствию не прекращает обязанности чинов государственной охраны производить дальнейшие по тому же делу розыски и расследования (ст. 254). Собранные по делу после направления его к предварительному следствию сведения сообщаются чинами государственной охраны судебному следователю, а наблюдающее за производством следствия лицо прокурорского надзора сообщает чинам государственной охраны все те обнаруженные предварительным следствием сведения, которые представится необходимым иметь в виду при производстве дальнейшего розыска.
      10356. Дознания, возникшие в ведении нескольких губернских (областных) управлений государственной охраны, по соглашению министров юстиции и внутренних дел могут быть соединены для совместного производства в ведении одного из сих управлений.
      10357. Дознания производятся под наблюдением местного прокурора окружного суда или особо назначенного лица прокурорского надзора. Общее руководство производством дознаний принадлежит прокурору судебной палаты.
      10358. Наблюдение за дознанием, которое производится в округах нескольких окружных судов, возлагается прокурором судебной палаты на одного из прокуроров окружных судов. За дознанием, которое производится в округах нескольких судебных палат, наблюдает по распоряжению министра юстиции или один из прокуроров судебных палат, или особо командированное к тому лицо прокурорского надзора. Высшее наблюдение за дознанием, производство коего верховною властью возложено па назначенное к тому лицо, принадлежит министру юстиции и министру внутренних дел.
      10359. О государственных преступлениях, если они учинены одними военнослужащими и притом в местах исключительного ведения военного либо морского начальства, дознания производятся военным или военно-морским начальством по принадлежности и получают дальнейшее направление согласно правилам военного и военно-морского судебных уставов.
      103510. В случаях отсутствия чинов государственной охраны первоначальные меры, не терпящие отлагательства, в том числе обыск в помещении подозреваемого лица с опечат[ыв]анием его бумаг, принимаются в отношении военнослужащих подлежащим военным или военно-морским начальством по принадлежности.
      103511. Дознания начинаются чинами государственной охраны и чинами милиции (ст. 10351) как по предложению подлежащего лица прокурорского надзора, так и по непосредственному их усмотрению, а по делам о преступных деяниях военнослужащих — и по сообщению подлежащего военного или военно-морского начальства. О приступе к дознанию и о предмете исследования немедленно уведомляется прокурор окружного суда.
      103512. Если начальник губернского (областного) управления государственной охраны в поступивших к нему заявлениях частных лиц или сообщениях милиции или других присутственных мест и должностных лиц не найдет достаточных оснований к производству дознания, то немедленно сообщает о том прокурору окружного суда, от которого зависит дело прекратить или же обратить оное к производству дознания.
      103513. Лица, производящие дознания, имеют право принимать все меры, указанные в ст. ст. 253, 254, 256, 257, производить следственные действия, исчисленные в ст. 258, как-то: осмотры, освидетельствования, обыски (с опечатыванием бумаг) и выемки, равно как снимать предварительные допросы. При производстве этих действий, а также в случае, означенном в ст. 257, они соблюдают во всей точности правила, постановленные в сем уставе для производства предварительного следствия. В случае необходимости осмотра или выемки почтовой или телеграфной корреспонденции таковые осмотры или выемки предпринимаются по соглашению производящего дознание с наблюдающим за оным лицом прокурорского надзора.
      103514. Лица, производящие дознания, записывают безотлагательно содержание произведенных ими расспросов в протоколы за подписью расспрашиваемых и понятых, если таковые были. Подписи понятых необходимы в случае, если расспрашиваемый не может или же откажется подписать протокол.
      103515. При привлечении к дознанию в качестве обвиняемого в преступном деянии в ст. ст. 1030 и 1031 указанном лиц, учащихся в учебных заведениях или состоящих на государственной службе, сообщается о том их начальству, а относительно состоящих на общественной службе — доводится до сведения местного управляющего губернией (областью). При этом во всех упомянутых случаях сообщается и о существе обвинения.
      103516. При производстве дознаний лица, производящие оные, могут заключать под стражу обвиняемых и в таких преступных деяниях, которые влекут за собою наказание ниже исправительного дома, если эта мера представляется необходимою для предупреждения сношения обвиняемых между собою или сокрытия следов преступного деяния. О таковом распоряжении немедленно доводится до сведения лица прокурорского надзора, наблюдающего за дознанием, который имеет право предложить письменно об отмене сей меры, если по обстоятельствам дела признает, что она не вызывается необходимостью.
      103517. Все вообще присутственные места и должностные лица обязаны оказывать зависящее от них содействие лицам, производящим дознание.
      103518. Возникшие при производстве дознаний затруднения как по вопросу об избрании меры пресечения обвиняемому способов уклоняться от следствия и суда, так и по другим поводам разрешаются прокурором судебной палаты. Если же дознание производится лицом, верховной властью к тому назначенным, то возникшие затруднения разрешаются министром юстиции по соглашению с министром внутренних дел. В обоих случаях сделанное распоряжение о личном задержании обвиняемого или взятии с него залога сохраняют свою силу до разрешения возникшего затруднения.
      103519. Если при производстве дознания откроются обстоятельства, дающие повод предполагать, что обвиняемый совершил преступное деяние, находясь в состоянии невменяемости (ст. 39 Уголовного] улож[ения]), или же что он впал в такое состояние после совершения преступного деяния, то прокурор суда непосредственно или же по распоряжению прокурора судебной палаты предлагает об освидетельствовании умственных способностей обвиняемого окружному суду, который руководствуется при этом ст. 355.
      103520. В отношении привлеченных к дознанию несовершеннолетних от десяти до семнадцати лег соблюдается порядок, установленный ст. ст. 3561—3566.
      103521. В случаях, указанных в ст. ст. 103517 и 103518, окружной суд, руководясь ст. ст. 356 и 3566, или постановляет определение о прекращении дознания, либо о приостановлении преследования с принятием по отношению к обвиняемому одной из мер, указанных в ст. ст. 39 и 41 Уг[оловного] улож[ения], или же возвращает дознание прокурору для дальнейшего его направления.
      103522. Призываемые к дознанию свидетели, сведущие люди и переводчики получают вознаграждение по правилам сего устава из сумм, назначаемых по смете министерства внутренних дел.
      103523. О розыске обвиняемых, скрывшихся от расследования, лица, производящие дознания, сообщают департаменту милиции.
      103524. Об окончании дознания объявляется как наличному обвиняемому, так и всякому обвиняемому, находящемуся под стражей. В случае просьбы обвиняемого ему предъявляются все собранные дознанием данные, относящиеся к предъявленному против него обвинению. Указания обвиняемого на новые обстоятельства, признанные имеющими значение для дела, подлежат дальнейшему расследованию.
      103525. Оконченное производством дознание препровождается к прокурору окружит о суда для дальнейшего направления. (С. 61-63).
      Журнал № 121 заседания Совета министров российского правительства
      [г. Омск] 7 июля 1919 года
      Председательствовал председатель Совета министров П.В. Вологодский. Присутствовали — член Совета министров Г.К. Гинс, министры: путей сообщения — Л. А. У стругов, финансов — И.А. Михайлов, юстиции — Г.Г. Тельберг, земледелия — Н.И. Петров, государственный контролер Г.А. Краснов, управляющие министерствами: внутренних дел — В.Н. Пепеляев, народного просвещения — П.И. Преображенский и военным — генерал-лейтенант барон [А.П.] Будберг; временно] управляющие министерствами: иностранных дел — И.И. Сукин и морским — контр-адмирал В.В. Ковалевский, главноуправляющий по делам вероисповеданий П.А. Прокошев, товарищ министра снабжения и продовольствия Н.А. Мельников и товарищ главноуправляющего делами Верховного правителя и Совета министров К.П. Харитонов.
      Слушали: I. Представление министра юстиции от 13 июня с. г. за № 1094/417 об утверждении проекта постановления о порядке расследования и рассмотрения преступлений, совершаемых в целях осуществления большевистского бунта.
      Постановили: [I.] В дополнение постановления Совета м[инист]ров [от] апреля 11 дня 1919 года о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту, и об учреждении окружных следственных комиссий:
      1. Ввести в действие нижеследующий порядок расследования и рассмотрения преступлений, совершенных в целях осуществления большевистского бунта:
      1) Все дела о преступлениях, совершенных в целях осуществления большевистского бунта, подлежат ведению судов, причем сими последними разрешаются по месту рассмотрения дознаний окружными следственными комиссиями.
      2) Расследование всех означенных преступлений производится по правилам «Положения о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности к большевистскому бунту», органами, указанными в означенном «Положении».
      3) Окружные следственные комиссии, убедившись при рассмотрении дознания в том, что в таковом заключаются достаточные данные, служащие к изобличению привлеченного к дознанию лица в совершении какого-либо преступления в целях осуществления большевистского бунта, и разрешив в порядке статей 15—23 «Положения о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту», подлежащий их ведению вопрос об опасности лица для государственного порядка передают затем дело прокурору подлежащего окружного суда, составив определение об основаниях такой передачи.
      4) При передаче дела судебной власти исполнение определения окружной следственной комиссии о ссылке лица, признанного опасным, приостанавливается впредь до окончания о нем судебного дела, причем в случае оправдания судебным приговором или прекращения судебного дела срок ссылки исчисляется со дня постановления определения окружной следственной комиссии о ссылке, в случае же присуждения судом к наказанию — последнее приводится в исполнение только в том случае, если срок лишения свободы осужденною будет равен или превысит срок, назначенный определением для ссылки, в случае же, если срок наказания приговором суда определен будет меньший, чем срок ссылки, наказание, назначенное по приговору суда в отношении лишения свободы осужденного, в исполнение не приводится и осужденный подвергается ссылке согласно определению окружной следственной комиссии.
      5) Означенные выше в статье 3 дела окружные следственные комиссии передают прокурору подлежащего суда, который или обращает' их к производству предварительного следствия, или вносит в суд с обвинительным актом или заключением о прекращении.
      В местностях же, состоящих на военном положении, прокурор суда по рассмотрении дела и при отсутствии оснований к прекращению его в порядке, установленном 277 и 523 статьей Устава уголовного судопроизводства, препровождает все производство командующему войсками округа для дальнейшего направления согласно военному положению.
      6) В случае внесения прокурором окружного суда дознания в суд с обвинительным актом или заключением о прекращении без обращения такового к производству предварительного следствия актам дознания, произведенным согласно «Положению о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту», присваивается сила следственных актов.
      2. Все дела о преступлениях, совершенных в целях осуществления большевистского бунта, находящиеся в производстве и не внесенные на рассмотрение подлежащих судов ко времени открытия действий окружных следственных комиссий, со времени открытия таковых изъять из ведения судебной власти и подчинить действию сего постановления Совета министров.
      3. Ввести в действие постановление Совета министров [от] апреля 11 дня 1919 года о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту, и об учреждении окружных следственных комиссий до обнародования его Правительствующим сенатом. (С. 123-124).
      Журнал № 144 заседания Совета министров российского правительства. 12 августа 1919 года
      ...
      [Слушали:] IV. Доклад министра путей сообщения о получении им от генерала [Д.А.] Хорвата телеграммы от 4 августа с. г., в которой говорится, что председатель технического комитета Междусоюзного совета инженер Стивенс сообщил ему проект организации бюро при Междусоюзном совете по расследованию злоупотреблений чисто корыстного свойства и восток — Чита.
      [Постановили: IV.] Проект организации при техническом совете Межлусоюз-ного комитета бюро по расследованию злоупотреблений чисто корыстного свойства на железных дорогах в районе Владивосток—Чита на основаниях, изложенных в телеграмме генерала [ДА.] Хорвата от 4 августа 1919 года, утвердить, но с тем что:
      а) из числа 4-5 помощников инспекторов двое должны быть русские, назначаемые министром путей сообщения;
      б) в случаях обнаружения злоупотреблений корыстного свойства технический совет препровождает дело подлежащему начальнику дороги для направления такового сообразно с существующими в России законами;
      в) решение русского суда по делам, изложенным в пункте «б», подлежащие учреждения министерства путей сообщения должны сообщать Междусоюзному комитету и техническому при нем совету. (С. 301-302).
      Журнал № 145 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 15 августа 1919 года.
      ...
      [Слушали:] И. Доклад председателя Совета министров о необходимости образования особой дивизии сибиряков в армии генерала [А.И.] Деникина и об отпуске последнему для сего семидесяти двух миллионов рублей казначейскими знаками (керенками).
      [Постановили: II.] Отпустить в распоряжение генерала [А.И.] Деникина казначейскими знаками (керенками) семьдесят два миллиона рублей на образование особой дивизии сибиряков в армии генерала [А.И.] Деникина. (С. 313)
      Журнал № 152 заседания Совета министров Российского правительства. 26 августа 1919 года.
      [Слушали:] III. Доклад управляющего министерством торговли и промышленности о результатах обследования назначенной Советом министров междуведомственной комиссией деятельности Омского военно-промышленного комитета, каковому указанной комиссией ставится в вину нижеследующее:
      1) Отсутствие законного состава Омского военно-промышленного комитета и его бюро.
      2) Уклонение деятельности Омского военно-промышленного комитета от основных его задач: «Снабжение армии всеми необходимыми предметами снаряжения и довольствия».
      3) Неудовлетворительная работа на оборону: поставлял мало (около 30 % от того, что должен был) и по чрезмерно повышенным расценкам.
      4) Торговля материалами, предназначенными для казны, и использование их на частном рынке для коммерческих целей.
      5) Незаконное предоставление флага Омского Вопрома частным лицам.
      6) Ничтожная степень использования Вопромом промышленных и технических предприятий, находящихся в его распоряжении.
      7) Отношение Вопрома к частным промышленным предприятиям и отсутствие положительного влияния его в этом направлении.
      8) Незаконные миллионные затраты средств на предприятия, ничего общего не имеющие с задачами Вопрома.
      9) Отсутствие надлежащей отчетности, неудовлетворительная постановка, запуганность счетоводства, бухгалтерии, регистрации заказов.
      10) Неудовлетворительное состояние предприятий Вопрома в техническом отношении.
      11) Многомиллионная задолженность казне.
      [Постановили: III.] Ввиду серьезности указанных междуведомственной комиссией по обследованию деятельности Центрального военно-промышленного комитета оснований для ревизии деятельности названного комитета и недостаточности представленных им объяснений, назначить для обследования деятельности Центрального военно-промышленного комитета сенаторскую ревизию (С. 353).
      Журнал № 153 заседания Совета Министров Российского правительства. 29 августа 1919 года.
      ...
      [Постановили: III.] 1. Статьи 14, 21, 22, 23, 24 и 25 Временного положения о службе добровольцами в сухопутных войсках (Собр[ание] узаконений] и распоряжений] правительства] от 15 мая 1919 года, № 5, ст. 57) изложить в следующей редакции:
      «14. При призыве в войска сверстников добровольцев последние сохраняют свои добровольческие права и отличительные знаки до конца службы при условии, если поступили в войска не менее как за один месяц до объявления постановления Совета министров о призыве в "Правительственном вестнике". Добровольцы, поступившие в войска менее, чем за один месяц до объявления призыва, сохраняют свои добровольческие права только до конца того шестимесячного периода их службы, в котором застанет их обьявление призыва.
      Примечание: Добровольческая служба засчитывается в общий срок действительной службы и в запасе.
      [Постановили: III.] 1. Статьи 14, 21, 22, 23, 24 и 25 Временного положения о службе добровольцами в сухопутных войсках (Собр[ание] узаконений] и распоряжений] правительства] от 15 мая 1919 года, № 5? Ст. 57) изложить в следующей редакции:
      «14. При призыве в войска сверстников добровольцев последние сохраняют свои добровольческие права и отличительные знаки до конца службы при условии, если поступили в войска не менее как за один месяц до объявления постановления Совета министров о призыве в „Правительственном вестнике". Добровольцы, поступившие в войска менее, чем за один месяц до объявления призыва, сохраняют свои добровольческие права только до конца того шестимесячного периода их службы, в котором застанет их обьявление призыва.
      Примечание: Добровольческая служба засчитывается в общий срок действительной службы и в запасе.
      21. При прохождении службы добровольцы получают все виды довольствия, установленные для солдат, призванных в войска, причем жалование выдается со-гласно постановлению Совета министров от 1-го июля 1919 года об утверждении новых табелей окладов содержания военнослужащим Российской армии.
      22. Кроме жалования, указанного в ст. 21 сего Положения, выдаются единовременные пособия: при поступлении на службу— 1000 рублей и по окончании двухлетней беспрерывной и беспорочной добровольческой службы — 5000 рублей. Независимо от указанных выше пособий выдается после каждого шестимесячного периода беспрерывной беспорочной службы: после первого такового периода — 800 рублей, после второго — 1000 рублей и после третьего — 1500 рублей.
      Примечание 1: Служба считается беспрерывной и в том случае, если между двумя шестимесячными периодами службы были перерывы, продолжающиеся не долее двух месяцев. Перерыв этот в счет общего двухлетнего срока (ст. 10) добровольческой службы не включается и содержание за него не выдается.
      Примечание 2: Беспорочная служба считаегся в том случае, если доброволец в течение ее не подвергался наказаниям по приговору суда в размере свыше дисциплинарного взыскания.
      Примечание 3. Пособие в 1000 рублей при поступлении на службу выдается только один раз при первом поступлении на службу.
      23. Добровольцам отпускается от казны бесплатное обмундирование в размере действительной надобности по требованиям командиров частей в установленном законом порядке. Во всех случаях увольнения от службы, за исключением увольнения в дисциплинарном порядке или по суду, обмундирование переходит в собственность добровольца.
      24. Семейным добровольцам, кроме жалованья, выдаются квартирные деньги в размере одной трети основного оклада жалования. При выступлении в поход квартирные деньги выдаются установленным порядком оставшимся семействам, сами же добровольцы при выступлении в поход лишаются права на квартирные деньги.
      25. Добровольцы, потерявшие вследствие условий военной службы трудоспособность, а также семьи убитых, умерших от ран, контузий или отравлений газами, пропавших без вести и находящихся в плену, обеспечиваются правительством на основании действующих положений о призрении воинских чинов и их семейств, причем все денежные выдачи, установленные этим положением, увеличиваются в отношении добровольцев и их семейств на 50 %. Дети указанных в сей статье добровольцев обучаются во всех низших и средних учебных заведениях на казенный счет по правилам, устанавливаемым военным министром по соглашению с министрами народного просвещения и внутренних дел».
      2. Дополнить означенное временное Положение статьей 24а в следующей редакции:
      «24а. Семьям добровольцев, независимо от их материального обеспечения и трудоспособности, выдается продовольственное пособие, установленное постановлением Административного совета Временного Сибирского правительства от 24 октября 1918 года (Собр[ание] узаконений] Временного] Сиб[ирского] правительства,] № 23, ст. 206) и постановлением Совета министров от 4 июля 1919 года о выдаче продовольственного пособия семьям всех призванных на военную службу после 1 июля 1918 года («Правительственный] вест[ник]», № 23, ст. 579), причем размер продовольственного пособия не должен быть менее ста рублей на семью».
      3. Разрешить выдачу единовременного пособия при поступлении 1000 рублей, определенного статьей 22 означенного в отделе I сего постановления временного Положения и тем добровольцам, кои поступили в войска до 25 февраля 1919 года.
      4. Разрешить выдачу единовременного пособия как за первый шестимесячный период (800 рублей) и добровольцам, поступившим до 25 февраля 1919 года и прослужившим к этому времени не менее шести месяцев.
      5. Настоящее постановление ввести в действие с 25 февраля 1919 года.
      6. Распространить настоящее постановление на служащих добровольцами во флоте и морских стрелковых частях, предоставив морскому министру по обсуждении в Морском совещании определить условия, порядок и срок применения сих положений сообразно с особенностями морской службы. (С. 362-364).
      Журнал № 159 заседания Совета министров Российского правительства. 9 сентября 1919 года.
      ...
      [Слушали:] II. Представленное министром путей сообщения и переработанное Государственным экономическим совещанием «Положение об Особом коми-тете при министерстве труда».
      [Постановили: II]. 1. Утвердить нижеследующее «Положение об Особом комитете при министерстве труда»:
      «1) В целях согласования действий и мероприятий в области оплаты труда служащих и рабочих всех ведомств при министерстве фуда под председательством представителя министерства труда образуется Особый комитет, состоящий из представителей: по одному — от министерств торговли и промышленности, путей сообщения, финансов, военного и морского и государственного контроля, Союза земств и Союза городов и по два — от торговли и промышленности и профессиональных союзов рабочих.
      Примечание: На заседании комитета могут быль приглашаемы сведущие лица с правом совещательного голоса.
      2) Представители перечисленных в ст. 1 министерств назначаются соответствующими министрами и утверждаются в звании членов Особого комитета при министерстве труда Советом министров. Представители Союза земств и Союза городов назначаются главными комитетами сих последних. Представители от торговли и промышленности избираются Всероссийским советом съездов торговли и промышленности. Представители от профессиональных союзов рабочих избираются Всероссийским объединением союзов; впредь до его образования выборы от рабочих производятся профессиональными рабочими организациями, определяемыми министром труда по соглашению с министрами путей сообщения и торговли и промышленности. Тем же порядком назначаются по одному заместителю членов комитета.
      3) На обязанность комитета (ст. 1) возлагается:
      а) разработка и установление прожиточных минимумов, исчисляемых на основании сведений, получаемых с мест от инспекторов труда;
      б) разработка способов определения прожиточных минимумов и надзор за исчислением на местах цен, определяющих прожиточный минимум;
      в) составление инструкций для центральных и местных учреждений всех ведомств по применению изложенного в Положении об оплате труда в центральных и местных учреждениях России способа исчисления содержания или заработков;
      г) ведение статистики колебания прожиточных минимумов и по возможности определение причин, влияющих на колебание прожиточных минимумов;
      д) разработка наиболее рациональных способов оплаты труда, соответствующих переживаемому времени;
      е) разъяснение сомнений, возникающих при применении Положения об оплате труда в центральных и местных учреждениях России, и инструкций к нему (пункт) «б» этой статьи) и
      ж) издание инструкций для местных учреждений (ст. ст. 4 и 5) по собиранию сведений для исчисления прожиточных минимумов. (С. 411)
      Журнал № 160 заседания Совета министров Российского правительства.
      [г. Омск] 12 сентября 1919 года.
      Председательствовал государственный контролер Г.А. Краснов.
      Присутствовали: министры: путей сообщения — Л. А. У стругов, земледелия — Н.И. Петров и труда — Л.И. Шумиловский; управляющие министерствами: народного просвещения — П.П. Преображенский, военным — генерал-лейтенант барон А.П. Будберг, морским — контр-адмирал М.И. Смирнов, финансов — Л.В. Гойер, снабжения и продовольствия — К.Н. Неклютин; вр[еменно] управляющие министерствами: иностранных дел — И.И. Сукин и торговли и промышленности — А.М. Окороков; товарищи министров: внутренних дел — М.Э. Ячевский и юстиции — А.П. Морозов; главноуправляющий делами Верховного правителя и Совета министров Г.К. Гинс и товарищи главноуправляющего делами Верховного правителя и Совета министров Т.В. Бутов и К.П. Харитонов.
      Слушали: I. Представление министра юстиции о некоторых изменениях в правилах о производстве предварительного следствия.
      Постановили: [I.] В[о] изменение и дополнение действующих правил Уст[ава] уг[оловного] суд[опроизводства] [том] XVI, ч[асть] I Св[ода] зак[онов,] изд[ание] 1914 г.) временно, на срок до 1 января 1921 года, установить следующие правила:
      1. Судебный следователь и другие лица, уполномоченные на производство предварительных следствий, могут в тех случаях, когда в дознаниях и сообщениях не содержится указаний на лицо, обвиняемое или подозреваемое, не приступая к производству предварительного следствия по распросе потерпевшего, испрашивать через прокурора разрешения окружного суда на прекращение означенных дознаний и сообщений применительно к 277 ст. Уст[ава] уг[оловного] суд[опроизводства], причем о таковом направлении дела одновременно объявляются потерпевшим.
      Журнал № 175 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 10 октября 1919 года.
      [Слушали:] VI. Доложенный председателем Совета министр» проект письма председателя Совета министров поверенному в делах Чехословацкой республики В.И. Павлу в следующем содержании:
      «Господин поверенный в делах.
      Российское правительство, глубоко ценя доблестное сотрудничество чехословацких войск в деле нашей совместной борьбы против германизма и его агентов большевиков, счит ает своевременным возбудить перед чехословацким правительством во имя общих интересов, как политических, так и экономических, вопрос о выработке и подписании договора.
      Предполагая, что дальнейшее военное сотрудничество с нами чехословаков на добровольческих началах будет фактом огромной важности в истории обоих государств, правит ельство считает целесообразным:
      1) Предоставить чехословацким добровольцам все преимущества, которыми пользуются добровольцы-русские.
      2) Наделить земельными участками тех из чехословаков, кои по завершении своих боевых трудов пожелали бы остаться в Сибири.
      3) Предоставить возможные преимущества в области торговли и промышленности Чехославии с целью препятствования новому экономическому проникновению Германии в Россию.
      Ввиду вышеизложенного и крайней затруднительности и длительности эвакуации чехословацкой армии на восток, желательно было бы во избежание упадка духа выяснить теперь же план общего военного сотрудничества путем соглашения между чехословацким и русским командованиями.
      Что же касается выработки проекта торгово-промышленного соглашения, то правительство полагает необходимым назначить со стороны чехословацкого правительства уполномоченных для переговоров».
      [VI.] Просить председателя Совета министров согласовать текст письма поверенному в делах Чехословацкой республики Б.И. Павлу с замечаниями, сделанными г. г. членами Совета министров.
      [Слушали:] VII. Представление управляющего министерством финансов от 3 октября с. г. за № 3476 о необходимости объявления военного положения в полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги с 5 августа с. г.
      [Постановили: VII.] Считая недопустимым придание обратной силы приказу о введении военного положения, поручить управляющему министерством финансов незамедлительно представить Верховному правителю об издании приказа о введении военного положения в пределах полосы отчуждения Китайской Восточной железной дороги. (С. 547)
      Журнал № 180 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 21 октября 1919 года.
      [Слушали:] VI. Доложенный главноуправляющим делами Верховного правителя и Совета министров проект телеграммы товарищу министра иностранных дел [Ан.А.] Нератову об общих основах земельной политики правительства.
      [VI.] Одобрить текст телеграммы товарищу министра иностранных дел [Ан.А.] Нератову в нижеследующей редакции:
      «В ответ на Вашу телеграмму от 8 сентября № 1442 и в дополнение моей № 855 сообщаю. В основание земельной политики положены следующие начала:
      Первое) Отложить коренное разрешение земельного вопроса до Учредительного собрания, ограничиваясь временно лишь неотложными мерами.
      Второе) Осуществляя неотложные мероприятия, руководствоваться задачей облегчить создание в будущем прочного мелкого землевладения на праве собственности.
      Третье) Откладывая разрешение споров о праве на землю, гарантировать каждому, кто произвел посев на чужой земле или подготовил чуткую землю для посева будущего года, возможность собрать урожай и этим временно сохранить создавшееся фактическое положение.
      Четвертое) Приостановить право предъявления исков о праве собственности, о восстановлении владения и о взыскании убытков, причиненных захватом земледельческим населением земель сельскохозяйственного назначения.
      Пятое) Предоставить государству в лице специальных административно-судебных органов, земельных посредников и земельных советов временно разрешать возникающие недоразумения.
      Шестое) Оказывать содействие, поскольку позволяют технические и политические условия, восстановлению нарушенных за время революции прав мелких собственников, а также сельских обществ и крестьянских земельных товариществ на все земли, у них захваченные.
      Седьмое) Допускать восстановление крупных владений только в тех пределах и случаях, когда являются хозяйствами промышленными или могут по своему современному состоянию иметь показательное государственного характера значение.
      Восьмое) Разрешить сделки на землю с условием ограничения размера покупаемых участков нормами приложения к ст. 63 Уст[ава] Крестьянского банка.
      Девятое) Земли, оставленные в пользовании крестьян, обложить особым земельным налогом для составления фонда вознаграждения владельцев и возмещения расходов казны.
      Считая необходимым в области земельной политики неуклонно проводить указанные основные начала на всем пространстве государства Российского, Верховный правитель, принимая во внимание сложность аграрной проблемы, связанной с разнообразными агрикультурными и землеустроительными вопросами и различными местными особенностями, находит, что главнокомандующий должен озаботиться выработкой форм и деталей практического проведения этих начал в жизнь па Юге России». (C. 576-577).
      Журнал № 183 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 28 октября 1919 года.
      [Слушали] V. Доклад управляющего министерством иностранных дел:
      а) О необходимости усиления гарнизона гор. Иркутск японскими воинскими частями.
      б) О соглашении с представителями Чехословацкой республики по поводу выступления чехословацких войск на нашем фронте против большевиков и о желании чехословацких представителей в лице майора [О.] Тайного о предоставлении чехословацким войскам и гражданам некоторых прав и преимуществ:
      1) увеличения жалования чехословацким войскам и выдаче его в иностранной валюте или же деньгами высокого качества (напр[имер], в серебряных монетах);
      2) обеспечения курса сбережений чехословацких войск на приблизительную сумму в 15 000 000 руб.;
      3) принятия за счет Российскою правительства содержания чехословацких Войск и расходов передвижения по железным дорогам в прошлом и на будущее время не только действующих чехословацких войск, но также и грузов, направляемых на надобности этих войск;
      4) наделения воинов земельными участками в Сибири;
      5) предоставления некоторых преимуществ для чехословацких торгово-промышленных предприятий и установления соглашения относительно вывоза сырья из России в Чехославию в настоящее время и оттуда в Россию нужных ей фабрикатов.
      [Постановили: V.] а) Поручить управляющему министерством иностранных дел войти по настоящему вопросу в сношение с японскими высшими властями.
      б) Не входя в подробное рассмотрение представленных пожеланий, а равно и условий их выполнения, ограничиться следующими поручениями и общими указаниями на случай заключения соглашения о выступлении чехословацких войск для активной борьбы с большевиками:
      1) Поручить управляющему министерством финансов установить приемлемые условия выплаты.
      2) Предоставить управляющему министерством финансов по выяснении курса предполагаемых к выпуску денежных знаков нового образца (американских) обменять сбережения чехословацких войск на таковые знаки.
      3) Считать возможным принятие на счет Российского правительства расходов но содержанию чехословацких войск и передвижению по железным дорогам войск и грузов, направляемых для надобности этих войск, оставив открытым вопрос об установлении времени, за которое расходы эти будут покрыты за счет Российского правительства.
      4)Принят ь представление министра земледелия в следующей редакции:
      «1. Распространить действие постановления Совета министров от 14 марта 1919 года „О предоставлении военнослужащим Русской армии и флота, принимавшим участие в борьбе за возрождение России, преимуществ и льгот в отношении земельного и хозяйственного устройства4*, на военнослужащих чехословацкой армии, находящейся в России, принимавших участие в борьбе за возрождение России, на одинаковых основаниях с военнослужащими Русской армии и флота.
      2. Разрешить военнослужащим чехословацкой армии, находящейся в России, принимавшим участие в борьбе за возрождение России, а также прочим подданным Чехословацкой республики, желающим переселиться на казенные земли в Азиатской России на общих основаниях, установленных для российских подданных, вступить в русское подданство без соблюдения установленного в законе (Св[од] зак[онов,] т[ом] IX, изд[ание] 1899 г.) требования о предварительном, в течение пяти лет, водворении в России.
      3.    Предоставить определение порядка и условий осуществления указанной в предыдущей (2) статье настоящего постановления меры министру земледелия по соглашению с министром внутренних дел».
      5) В отношении предоставления некоторых преимуществ для чехословацких торгово-промышленных предприятий и вывозе сырья из России в Чехославию, а равно и ввозе оттуда фабрикатов продолжать принятую правительством политику, предоставляя возможное к вывозу из России сырье и устанавливая товарообмен с Чехословацкой республикой.
      Просить председателя Совета министров принять меры к скорейшему приезду представителя Чехословацкой республики для окончательных переговоров по заслушанным вопросам. (С. 588-589).
      Журнал № 184 закрытого заседания Совета министров Российского правительства. 30 октября 1919 года.
      [Слушали:] VI. Доклад чиновника особых поручений IV класса при председателе Совета министров В.И. Язвицкого о переговорах с чехословацкими представителями по вопросу о выступлении чехословацких войск на фронт.
      [Постановили: VI.] Просить председателя Совета министров
      а) довести завтра, 31 сего октября, до сведения Верховного правителя единогласное постановление Советом министров о принятии всех условий, предложенных представителями Чехословацкой республики, и
      б) в случае согласия Верховного правителя сообщить о сем по прямому проводу представителям Чехословацкой республики в г. Иркутск.
      [Слушали:] VII. Заявление министра земледелия о необходимости войти в переговоры с японским правительством о военной помощи Российскому правительству, уполномочив на ведение этих переговоров особых лиц.
      [Постановили: VII] Поручить министру торговли и промышленности и управляющему министерством финансов вести переговоры непосредственно с японскими представителями о возможных соглашениях с Японией в области торгово-промышленных и финансовых взаимоотношений. (С. 600)
      Журнал № 185 заседания Совета министров Российского правительства. 31 октября 1919 года.
      Слушали: I. Представление министра труда от 23 октября 1919 г. за № 406/7441 о признании за мастеровыми и рабочими казенного Воткинского завода прав на получение резервного содержания согласно закону [от] 25 июля 1919 года.
      Постановили: [I.] Принимая во внимание особые услуги воткинцев перед Родиной, выдать им пособие в размере не свыше 3600 рублей на каждого эвакуировавшегося служащего, мастерового или рабочего завода, исходя при его исчислении из расчета 600 рублей за каждый месяц, в течение коего тому или иному служащему, мастеровому или рабочему не было предоставлено работы, и считая за конечный срок эвакуации Воткинского завода 11 июля 1919 года. (С. 601)
      Журнал № 186 заседания Совета министров Российского правительства. 3 ноября 1919 года.
      [Слушали:] II. Доклад управляющего министерством иностранных дел о ходе переговоров с японским правительством о дальнейшем продвижении на запад японских войск для охраны железной дороги.
      [Постановили: II.] Принять к сведению и уполномочить управляющего министерством иностранных дел официальным письмом подтвердить предложения, сделанные японскому послу управляющим министерством финансов.
      [Слушали:] III. Доклад управляющего министерством иностранных дел по вопросу о возможности выступления чехословацких войск на фронт в связи со сделанной президентом Массариком декларацией.
      [Постановили: III.] Принять к сведению. (С. 617)
      Журнал № 187 заседания Совета министров Российского правительства. 4 ноября 1919 года.
      [Слушали:] II. Доклады министра путей сообщения и министра внутренних дел по сообщениям начальника Забайкальской дороги управляющего Иркутской губернией [П.Д.] Яковлева о том, что па Забайкальской и Томской железных дорогах предполагается забастовка служащих и рабочих, об образовании центрального и местных стачечных комитетов и о мерах, предпринятых министром путей сообщения к улучшению быта железнодорожных служащих и рабочих для предупреждения забастовки — выдачи железнодорожным служащим и рабочим 1) теплого платья, 2) премии за усиленную работу в связи с разгрузкой и 3) пособия на основании постановления Совета министров от 9 мая с. г. за октябрь месяц.
      [Постановили: II.] 1. Одобрить меры, принятые министром путей сообщения по предупреждению забастовки на железных дорогах.
      2. Поручить министру финансов в порядке постановления Совета министров от 9 мая с. г. выдать железнодорожным служащим и рабочим пособие за ноябрь месяц.
      3. Поручить министру путей сообщения по соглашению с министром снабжения и продовольствия принять все возможные меры для удовлетворения экономических нужд железнодорожных служащих и рабочих. (С. 619)
      Журнал № 7/207 заседания Совета министров Российского правительства. 6 декабря 1919 года
      [Слушали:] IV. Представление министра юстиции от 16 октября с. г. за До 1770/598 об изменении ст. 1-й постановления [Всероссийского] Временного правительства об условно-досрочном освобождении от 1 августа 1917 г. (Собр[ание] уз[аконений] и расп[оряжений] Вр[еменного] прав[ительства] от 1 сентября 1917 г. № 209, ст. 1326).
      [Постановили: IV.] Статью первую постановления [Всероссийского] Временного правительства об условно-досрочном освобождении от 1 августа 1917 г. изложить следующим образом:
      «1. Приговоренные к заключению в тюрьме могут быть условно освобождены из заключения по отбытии не менее половины определенного им судебным приговором срока наказания.
      Приговоренные к заключению в исправительном арестантском от делении или исправительном доме и к ссылке в каторжные работы па срок или к срочной каторге могут быть условно освобождены из заключения по отбытии не менее половины определенного им судебным приговором срока наказания, если они притом пробыли в месте заключения в исполнение приговора не менее шести месяцев.
      Приговоренные к ссылке в каторжные работы или к каторге без срока могут быть условно освобождены из заключения по отбытии не менее двенадцати чет наказания. При зачете судом в наказание предварительного заключения за определенный судебным приговором срок признается срок, первоначально назначенный осужденному до производства зачета. В половину сего срока зачитывается и зачтенное судом в наказание предварительное заключение. Подлежащий отбытию наказания исчисляется со дня перевода заключенного в число отбывающих наказание. (С. 682)
      Журнал № заседания Совета министров Российского правительства. 
      [г. Иркутск.] 18 декабря 1919 года
      Предселат[ельствовал:]
      Присутств[овали:]**
      [Слушали] I. Доклад заместителем] председателя] Сов[ета] министров] телеграммы Верх[овного] правителя от 17 дек[абря] 1919 г. 23 час. 55 мин. о чешском приказе не пропускать [Верховного правителя] и о его беседе по этому вопросу с представителями союзников и с чешским командованием.
      [Постановили. I.]***
      [Слушали:] II. Доклад телеграммы Верх[овного] правителя от 17-го декабря 1919 г. за № 261/п. об аресте**** лейтенанта Смирнова.
      [Постановили. II.]***
      [Слушали:] III. Доклад о его беседе и ответе японскому послу Като.
      [Постановили: III.]***
      [Слушали:] IV. Доклад о телеграмме товарища] мин[истра] иностр[анных] дел [В.Г.] Жуковского от 15 дек[абря] 1919 г. за Хе 28 об одобрении Временным] пр[авителем] отпуска.
      [Постановили: IV.] Поручить мин[истерству] ф[инансов] войти в Сов[ет] министров] с соответственным представлением.
      [Слушали:] V. Доклад*****
      [Постановили: V.] Поручить глав[но]упр[авляющему] войти в Сов[ет] мин[истров] с соответственным представлением.
      [Слушали:] VI. Доклад вр[еменно] упр[являющего] мин[истерством] вн[утренних] дел.
      Выдать в г. Владивосток 3-м[есячный] оклад; во всех остальных местностях края, Амурской, Камчатск[ой] и Сахалинский областях] и в г. Иркутск — 2-м[есячный], в г. г. Верхнеудинск, Красноярск и Чита — 1%-м[есячный] и на остальных территории — по 1-месячному].
      [Постановили: VI.] Поручить министерству] ф[инансов] по соглашению с государственным] контролером] и временно] упр [являющим] министерством] выд[ать] в г. Владивосток 3-м[есячный], а в остальной территории [...]*****.
      [Слушали:] VII. Доклад глав[но]уп[равляющего] дел[ами] телер[аммы Н.А.] Самойлова от 17 ч[ас]. 25 м[ин]. 18 дек[абря] 1919 г. за № 302/п.
      Признать настоящее постановление вступающим в силу без утверждения его В[ерховным] пр[авителем] на основании указа Верховного] пр[авителя] от 7 нояб[ря].
      [Постановили: VII.] Просить зам[естителя] прел[седателя] Сов[ета] „министров] послать Верх[овному] пр[авителю] телеграмму с настоятельной просьбой о необходимости утверждения.
      [Слушали:] VIII. Доклад зам[естителя] председателя] (Зов[era] министров] по вопросу о положении на Кит[айско]-Вост[очной] ж[елезной] д[ороге] и дополнения сообщения по этому вопросу мин[истра] фин[ансов] ([о] его разговоре по прямому проводу с генералом [Д.А.] Хорватом, в конце коего ген[ерал Д.Л.] Хорват заверил, что он согласен пересмотреть свое распоряжение о новой оплате).

      Журнал № 13 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 26 ноября 1918 г.

      [Председательствовал] председатель Совета министров П.В. Вологодский.
      Присутствовали министры: внутренних дел — Л.И. Гаттенбергер, финансов —    И.Л. Михайлов, юстиции — С.С. Старынкевич, путей сообщения — Л.А. Устругов; управляющие министерствами: труда — Л.И. Шумиловский, торговли и промышленности — (вр[еменно] упр[авляющий]) Н.Н. Щукин, иностранных дел — вр[еменно] упр[авляющий]) Ю.В. Ключников, за министра народного просве-/38/-щения — товарищ министра Г.К. Гиле, помощник военного министра генерал-майор [В.И. Сурин; товарищи министров: снабжения — И.Л. Молодых, продовольствия — И.Г. Знаменский, внутренних дел — Л.А. Градианов, Н.Я. Новомбергский, П.Ф. Коропачинский, земледелия — Л.М. Ярмош, управляющий делами Совета министров и Верховного правителя Г.Г. Тельберг, государственный контролер Г.Л. Краснов, начальник главного управления почт и телеграфов Н.А. Цеслинский и помощник управляющего делами Совета министров и Верховного правителя Г.В. Бутов.
      ...
      [Слушали:] II. Представлеиие военного министерства от 19 ноября с. г. за № 1472 об упразднении Высшего совета снабжения союзных армий, действующих в пределах государства Российского.
      [Постановили: II.] Представленный проект постановления утвердить, изложив ст. 4-ю его в следующей редакции: «Поручить военному министру выработать положение о совещательном междусоюзническом комитете при военном министерстве по делам снабжения и продовольствия союзных армий и положение это, по согласованию с представителями союзнических армий, представить в Совет министров на утверждение».
      [Слушает:] III. Представление управляющего делами Совета министров и Верховного правителя об ассигновании сумм на личные расходы Верховного правителя.
      [Постановили: III.] 1) Определить размер кредита, необходимого на покрытие личных расходов Верховного правителя, в 4000 руб. в месяц.
      2) Отпустить сверх того в безотчетное распоряжение Верховного правителя по 16 000 руб. в месяц.
      3) Во исполнение п[унктов] 1 и 2 постановления ассигновать из средств государственного казначейства до конца 1918 года 23 667 руб. параграфом особо последним к смете Совета министров текущего года. (С. 38-39).
      №14
      Журнал № 19 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 6 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали:] XIII. Представление военного министерства от 25 ноября с. г. за №47 о введении в действие Дисциплинарного устава 1869 года.
      [Постановили: XIII.] 1. В целях поднятия и укрепления воинской дисциплины в армии и [на] флоте теперь же предоставить военным и морским начальникам дисциплинарную власть над подчиненными по правилам дисциплинарных уставов — военного и морского (кн. XXIII С[вода] в[оенных] п[остановлений] и кн. XVII Св[ода| м[орских] п[остановлений] 1869 г.) с нижеследующими изменениями:
      а) во всех случаях наименование «нижний чин» заменить соответственно словами «солдат» или «матрос»;
      б) действия правил в разряде штрафованных и о судах чести (гл[ава] 10 и 14 кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и кн. XVII Св[ода] м[орских] постановлений]) приостановить;
      в) оставить для солдат и матросов только два вида ареста — простой и строгий, а виды ареста усиленного и смешенного, а также постановку под ружье (ст. 19 Уст[ава] кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и ст. 22 кн. XVII Св[ода] м[орских] п[остановлений]) отменить; /108/
      г) домашний арест для офицеров как наказание отменить, оставив только один вид ареста на гауптвахте (4 п[ункт] 33 ст. XXIII Св[ода] в[оенных] постановлений] и 5 п[ункт] XVII кн. Св[ода] м[орских] п[остановлений]);
      д) права, осуществлявшиеся согласно дисциплинарным уставам (военному и морскому) верховной властью (3 и 4 п[ункты] 45, 691 и 97 ст. кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] 1869 г. и п[ункт] 4 ст. 77 и 1011 ст. кн. XVII Св[ода] м[орских] п[остановлений]), передать Верховному правителю;
      е) ссылку, сделанную в 46 ст. XXIII кн. Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и 78 ст. XVII кн. С[вода] м[орских] постановлений] на верховную власть, заменить ссылкой на Верховного правителя, в статье 66 кн. XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и 99 св. кн. XVII С[вода] м[орских] п[остановлений] слова «высочайшими приказами» заменить «приказами Верховного правителя».
      2. В соответствии с изложенным [в] п[ункте] 14 приказа по армии и флоту от 11 мая 1917 года №8 положение о дисциплинарных судах в военном ведомстве, объявленное в приказе по в[оенному] в[едомству] 1917 года за № 213, и постановление Временного Сибирского правительства от 5 августа 1918 года о степени дисциплинарной власти военных начальников отменить.
      3. Приступить к пересмотру книги XXIII Св[ода] в[оенных] п[остановлений] и XVII Св[ода] м[орских] п[остановлений] на тех началах, которые добыты опытом прошлого и текущей войной.
      4. Правила дисциплинарных уставов — военного и морского — ввести в действие по телеграфу.
      [Слушали:] XIV. Доклад Особого совещания по финансированию предприятий по вопросу о субсидировании предприятий на Урале.
      [Постановили: XIV. 1.] Субсидировать ниже перечисляемые предприятия на Урале в следующих размерах:
      Нижне-Тагильского округа — в размере 2 900 000 р[уб.],
      Невьянского округа — 837 000 р[уб.],
      Егоршинские копи — 390 000 р[уб.],
      Обществу Магнезит — 500 000 р[уб.],
      Металлургическому обществу — 235 000 р[уб.],
      Комаровскому обществу 1 500 000 р[уб.],
      Высокогорскому руднику — 46 000 р[уб.] и на лесные заготовки — 1 200 000 р[уб.].
      2. Признать необходимым обеспечить выдаваемые ссуды продуктами производства, имеющимися у предприятий, с тем, чтобы ссуды погашались по мере продажи наличных запасов продуктов производства. В то же время широко осведомить министерства — военное, снабжения и путей сообщения — об имеющихся на субсидируемых заводах изделиях.
      3. Поручить министерствам финансов, торговли и промышленности и государственному контролю выработать порядок и условия выдачи и погашения ссуд вышеперечисленным предприятиям. (С. 104, 108-109).
      Журнал № 21 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 10 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали.] VII. Представление министерства внутренних дел от 22 ноября за 4449 об отпуске средств на содержание милиции.
      [Постановили: VII.] Принимая во внимание срочный характер расходов по содержанию милиции, отпустить министерству внутренних дел в счет сметы на содержание милиции испрашиваемые им 7 000 000 руб. с тем, чтобы размер окладов содержания чинам милиции не превышал норм, установленных временным положением, утвержденным быв[шим] Административным советом 16 сентября 1918 г., в соответствии с классами упраздненных полицейских должностей, которые ныне заменены должностями по милиции.
      Вместе с тем поручить министерству внутренних дел при испрошении ассигнований на содержание милиции представлять подробные и обоснованные расчеты. (С. 114-117).
      Журнал № 24 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 17 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали:] V. Представление министерства иностранных дел от 9 декабря с. г за N® 1536 об учреждении подготовительных к мирным переговорам комиссий и особого подготовительного к мирным переговорам совещания.
      [Постановили: V.] 1. Учредить при министерстве иностранных дел Особое подготовительное к мирным переговорам совещание под председательством министра иностранных дел или лица, его заступающего, и состоящее:
      1) из товарища министра иностранных дел, директора второго департамента и советников политических отделов сего министерства,
      2) из представителей от министерств военного, морского, финансов, внутренних дел, торговли и промышленности, путей сообщения, труда, земледелия, продовольствия и снабжения и государственного контроля, назначаемых соответствующими министрами и управляющими ведомствами и
      3) начальника дипломатической канцелярии Верховного главнокомандующего.
      2. Предоставить Особому совещанию право привлекать к своим работам по собственному усмотрению и других, кроме перечисленных выше, должностных и частных лиц, если участите их будет признано полезным.
      3. Возложить на Особое совещание подготовку и разработку вопросов, связанных с мирными переговорами, а равно с взаимоотношениями России с союзниками и с помощью, оказываемой ими России.
      4. Предоставить Особому совещанию право требовать от ведомств заключения и материалы по возбуждаемым им вопросах.
      5. Обязать Особое совещание представлять через своего председателя разработанные вопросы и составленные по ним заключения на рассмотрение Совета министров.
      6. Отпустить Особому совещанию на расходы, сопряженные с его деятельностью, в счет сметы аванс на один месяц в размере 8000 руб.
      7. Поручить управлению делами Совета министров и Верховного правителя совместно с представителем от министерства иностранных дел разработать по-/132/-ложение об Особом подготовительном к мирным переговорам совещании согласно вышеуказанных постановлений. (С. 130-133).
      Журнал № 26 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 21 декабря 1918 г.
      ...
      Слушали: I. Сообщение министра финансов И.Л. Михайлова о доставке в гор. Владивосток заказанных русским правительством американскому кредитных билетов и о том, что французское правительство предложило французским баи нам принимать выпущенные Российским правительством в обращение краткосрочные обязательства государственного казначейства.
      Постановили: Сообщение министра финансов И.Л. Михайлова принять к сведению.
      [Слушали] II. Представление министерства внутренних дел от 27 ноября с. г. за Ns ЮЗ об утверждении новых правил для производства выборов гласных городской думы.
      [Постановили; II.] 1) Заменить установленную действующим законом систему пропорциональных выборов в городские думы системой мажоритарной, с делением городов па избирательные участки, по каковым и производится выборы гласных в городские думы.
      2) Установить возрастной ценз по отношению к активному избирательному праву в 21 год и по отношению к пассивному избирательному праву — в 25 лет.
      3) Установить по отношению к активному избирательному праву ценз оседлости сроком в один год.
      4) В[о] изменение установленного действующим законом порядка твердых списков кандидатов в гласные городских дум установить систему полусвободных списков, по которой избиратель каждого городского избирательного участка подает свои голос или за один из опубликованных списков кандидатов в гласные в целом или же составляет свой список, взяв кандидатов из разных опубликованных списков.
      5) Установить срок полномочий избранных в городские думы гласных в четыре года, каковой срок распространить и на гласных, избранных на основании настоящего закона.
      6) Признать, что избранными в гласные городских дум считаются те, кто при выборах получит число голосов не менее 1/10 количества всех участвующих в избрании по данному участку лиц, причем система эта не изменяется и при перевыборах.
      7) Признать, что первые по избирательному списку лица в числе, положенном по закону для данного города, считаются избранными в гласные городских дум, остальные же по списку лица зачисляются в кандидаты к гласным.
      8) Поручить министерству внутренних дел совместно с юрисконсультской частью управления делами Совета министров и Верховного правителя детально разработать проект правил о производстве выборов гласных городских дум, руководствуясь при этом вышеизложенными положениями, принятыми по этому вопросу Советом министров, после чего разработанный законопроект представить на постатейное рассмотрение Совета министров в заседание 27 декабря с. г.
      ...
      [Слушали] V. Представление министерства внутренних дел от 11 декабря с. г. за № 159 о пересмотре положения о выборах в земство.
      [Постановили: IV.] 1) Поручить министерству внутренних дел в кратчайший срок произвести пересмотр законоположений и распоряжений, относящихся к производству выборов в органы земского самоуправления.
      2. Приостановить производство выборов волостных, уездных, губернских и областных земских гласных, предусмотренное ст. 12-й Временного положения о земских учреждениях в губернии Архангельской и в Сибири от 17 июня 1917 г., ст. 2-й Временных правил о производстве выборов губернских и уездных земских гласных [от] 21 мая 1917 г. и ст. 8-й Временного положения о волостном земском управлении [от] 21 мая 1917 г.
      3) В случаях, не терпящих отлагательства, предоставить министру внутренних дел разрешать производство выборов волостных и уездных земских гласных по действующему избирательному закону.
      4) Продлить деятельность земских управ, избранных по закону 1917 г. или согласно п[ункту] 3 настоящего постановления, до созыва первых сессий земских собраний, избранных по новому закону, и избрания таковыми новых составов управ.
      5) В случае отсутствия законного состава земских собраний по устранению из них, согласно постановлению Западно-Сибирского комиссариата Временного Сибирского правительства от 27 июня 1918 года, представителей противогосударственных партий министру внутренних дел предоставляется право назначать состав управ на срок до избрания таковых законно организованными земскими собраниями.
      6) Выборы, закончившиеся к моменту получения телеграфного уведомления на местах о настоящем постановлении Совета министров, признать в случае отсутствия правонарушений в их производстве действительными и с 1 января 1919 года считать вступившим в исполнение своих обязанностей новый состав земских гласных на срок, указанный в п[ункте] 4 сего постановления.
      7) Настоящее постановление ввести в действие по телеграфу. /142/
      ...
      [Слушали:] VII. Словесные заявления вр[еменно] управляющего министерством торговли и промышленности Н.Н. Щукина, министра путей сообщения Л.А. Устругова, управляющего министерством внутренних дел А.Н. Гаттенбергера и начальника главного управления почт и телеграфов Е.А. Цеслинского о том, что за последнее время представители военной власти — в частности, чины Ставки Верховного главнокомандующего — стали отдавать приказания и распоряжения, расходящиеся с желаниями и приказами Совета министров и представителей отдельных ведомств, что создает затруднения в деятельности правительства.
      [Постановили: VII.] 1. Просить управляющих ведомствами предоставить председателю Совета министров свои письменные заявления о возникших у них с представителями военной власти и чинами Ставки Верховного главнокомандующего трениях и недоразумениях, делая такие же заявления и на будущее время с легальным изложением обстоятельств дела и выяснением виновников незаконных распоряжений. /143/
      2. Просить председателя Совета министров П.В. Вологодского обратиться к Верховному правителю с письменным представлением по затронутому вопросу, прося его устранить возникающие между действиями военной власти и распоряжениями Совета министров и представителей отдельных ведомств трения и недоразумения, затрудняющие действия правительства.
      [Слушали:] VIII. Представление управляющего делами Совета министров и Верховного правителя об упразднении специальных органов управления правительства Урала.
      [Постановили: VIII.] 1. Упразднить должность главноуполномоченного по области Урала. (С. 140-144).
      Журнал № 28 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 24 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали:] II. Проект положения об учреждении министерства по делам православной церкви, разработанный по поручению Совета министров профессором [П.А.] Прокошевым.
      [Постановили: II.] 1) Признать необходимым учреждение особого органа по обслуживанию в государстве Российском вероисповедных вопросов, каковой орган должен функционировать не на основании изложенного в действующем законе Учреждения министерств, а на правах особого управления с тем, что глава учреждаемого ведомства присутствует на заседаниях Совета министров с правом решающего голоса при рассмотрении вопросов по вероисповедным делам,
      2) Передать в ведение учреждаемого управления осуществление мероприятии правительства по вопросам, касающимся всех вероисповеданий государства Российского.
      3) Учредить комиссию в составе профессора [П.А.] Прокошева и представителя от министерства внутренних дел и от юрисконсультской части при управлении делами Совета министров и Верховного правителя для разрешения вопроса о /150/ наименовании учреждаемого органа по вероисповедным делам и переработки представленною проекта Положения о министерстве по делам православной церкви в смысле принятых Советом министров вышеизложенных положений, каковой проект и внести на рассмотрение Совета министров в заседание 27 сего декабря.
      [Слушали:] III. Проект постановления об открытии в г. Омск временных присутствий первою и кассационных департаментов Правительствующего сената, представленный учрежденной для выработки сего проекта комиссией.
      [Постановили III.] 1. Положение об учреждении Сибирского высшего суда, утвержденное постановлением Временного Сибирского правительства [от] 7-го сентября 1918 г., отменить.
      2. Членов Сибирского высшего суда оставить за штатом на общем основании, но без права на заштатное содержание.
      3. Все имущество Сибирского высшего суда передать в распоряжение министра юстиции.
      4. Утвердить представленный проект постановления об открытии в г. Омск временных присутствий первого и кассационных департаментов Правительствующего сената со следующими изменениями и дополнениями:
      а) в ст. 1 раздела II заменить слова «Увеличить установленное число сенаторов» словами «Установленное число сенаторов увеличивается»;
      б) в статьях 4 и 7 раздела II слово «временно» опустить.
      [Слушали:] IV. Словесное заявление товарища министра народного просвещения Г.К. Гинса о необходимости организации для автономной Сибири Высшею административного суда после восстановления действий Правительствующего сената в полном объеме.
      [Постановили: IV.] Поручить товарищу министра народного просвещения Г.К. Гинсу внести представление с изложением соображений об основаниях возможной организации и компетенции Высшего сибирского административного суда.
      [Слушали:] V. Представление министра юстиции о назначении председателя Совета министров П.В. Вологодского сенатором.
      [Постановили: V.] Назначить председателя Совета министров Российского правительства П.В. Вологодского сенатором с оставлением в занимаемой должности председателя Совета министров. (C. 149-151).
      Журнал № 30 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 27 декабря 1918 г.
      ...
      [Слушали] II. 1) Проект правил о производстве выборов гласных городских дум, разработанный согласно журнального постановления Совета министров от 20 декабря с. г. министерством внутренних дел совместно с юрисконсультской частью управл[ения] делами Совета министров и Верховного правителя и
      2) предварительное сообщение председателя Совета министров П.B. Вологодского о поступивших на его имя докладных записках Совета объединений несоциалистических общественных деятелей земской и городской России и Восточного отдела Центрального комитета партии народной свободы, содержащих в себе ходатайство о приостановлении рассмотрением в Совете министров правил о производстве выборов гласных в городские думы впредь до представления по поводу проектируемой избирательной реформы соображений представителями названных общественных группировок.
      [Постановили: II.] Л. 11ризнавая, что вопрос о производстве выборов в городские думы носит срочный характер и что те или иные общественные группы имели возможность представить свои соображения но поводу проектируемых Правил о производстве выборов гласных городских дум до внесения их на окончательное рассмотрение Совета министров, т. к. означенные правила были опубликованы в печати, а также имея в виду, что основные положения избирательного закона уже приняты Советом министров в заседании 20 декабря с. г., ходатайства Совета объединений несоциалистических общественных деятелей земской и городской России и Восточного отдела Центрального комитета партии народной свободы об отложении рассмотрением в Совете министров правил о выборах в городские думы отклонить и перейти к постатейному обсуждению проекта.
      Б. 1. Временные правила о производстве выборов гласных городских дум [от] 15 апреля 1917 г. (Собр[ание] узак[онений] за 1917 г., Nq 95, ст. 529) отменить.
      2. Утвердить разработанный министерством внутренних дел совместно с юрисконсультской частью управл[ения] делами Совета министров и Верховного правителя проект правил о производстве выборов в городские думы, внеся в него нижеследующие изменения и дополнения: /154/
      1) В ст. 3-й после слова «правительственной» вставить слово «общественной»;
      2) статью 5-ю дополнить примечанием, содержащим указание, что лица, содержащиеся под стражей или отбывшие содержание под стражей по постановлениям следственных комиссий за противогосударственную деятельность, устраняются от участия в выборах;
      3) статью 7-ю, во-первых, изложить таким образом: «Городские поселения городской думой разделяются на избирательные округа» и, во-вторых, дополнить следующим примечанием: «Городские поселения с числом жителей менее 12 000 могут представлять собою один избирательный округ»;
      4) в ст. 8-й цифру «5» заменить цифрой «10»;
      5) в ст. 9-й исключить последние три слова: «каждого избирательного округа»;
      6) в ст. 15-й заменить слово «может» словами «имеет право», слово «обращаться» словом «требовать» и слова «к содействию» словом «содействия»;
      7) в ст. 24-й между словами «или» и «устранения» вставить слова «хотя» и «внесенные, но»;
      8) в ст. 57-й слова «положенного по закону для избрания» заменить словами «подлежащего избранию»;
      9) поручить установить окончательную редакцию ст. 59 управл[ению] делами Совета министров и Верховного правителя ввиду недостаточно ясного изложения статьи;
      10) ст. 99-ю дополнить указанием, что министру внутренних дел предоставляется право составления инструкции относительно порядка образования избирательных округов.
      3. Распространить действие означенных в разделе II правил на все городские поселения, на кои распространяется действие Городового положения [от] 11 июля 1892 г.
      4. Предложить городским управлениям немедленно приступить к составлению избирательных списков и произвести выборы гласных дум на основании означенных в разделе II правил на срок по 1-е января 1923 г., причем в городских поселениях, освобождаемых от советской власти, время начала работ по составлению избирательных списков, в зависимости от местных условий, предоставить установить министру внутренних дел.
      5. Предоставить министру внутренних дел по ходатайствам городских дум и по соображению со всеми обстоятельствами каждого отдельного случая разрешать отсрочку выборов для тех городских поселений, где выборы произведены досрочно после падения советской власти согласно постановлениям бывших областных правительств.
      6. Продлить полномочия городских дум настоящего состава до окончания выборов согласно настоящих правил.
      [Слушали:] III. Проект положения об учреждении главного управления по делам вероисповеданий, разработанный согласно постановлению Совета министров от 24 декабря с. г. особой комиссией в составе профессора П.А.] Прокошева и представителей от министерства внутренних] дел и юриск[онсультской] части управл[ения] делами Совета министров и Верховн[ого] правителя.
      [Постановили: III.] 1. Учредить главное управление по делам вероисповеданий на нижеследующих основаниях: /155/
      1) Главное управление по делам вероисповеданий есть высший орган, через который осуществляются мероприятия правительства в области отношений Российского государства к вероисповеданиям в его пределах существующих.
      2) Главное управление по делам вероисповеданий составляют главноуправляющий, его товарищ, канцелярия и департаменты: 1) по делам православной церкви и 2) иностранных и иноверных вероисповеданий.
      3) Департамент по делам православной церкви состоит из отделений; 1) общих дел, 2) учебного и 3) хозяйственного.
      4) Департамент иностранных и иноверных вероисповеданий состоит из отделений: 1) по делам христианских исповеданий и 2) по делам нехристианских исповеданий.
      5) Главноуправляющий по делам вероисповеданий пользуется по вверенному ему ведомству правами и властью, предоставленными министрам.
      6) В Совете министров главноуправляющий по делам вероисповеданий участвует, но решающий голос имеет лишь по делам своего ведомства.
      7) Права и обязанности главноуправляющего, его товарища, личного состава главного управления, порядок производства в нем дел, а также все прочие стороны его деятельности во всем по дни ияются правилам, изложенным в Учреждении министерства (Свод законов, т[ом] 1, ч[асть] 2, км. V изд[ания] 1892 года с последовавшими изменениями).
      8) Главноуправляющий и его товарищ (оба обязательно православного исповедания) присутствуют на заседаниях Церковного собора и дают необходимые разъяснения, а равно в заседаниях Высшего церковного совета и соединенном присутствии Священного синода и Высшего церковного совета с правом совещательного голоса.
      9) Должности по главному управлению но делам вероисповеданий, присвоенное им содержание, а также классы этих должностей определяются особыми штатами.
      10) Кредит по содержанию главного управления по делам вероисповеданий отпускается из средств государственного казначейства в общем сметном порядке.
      11) Ведению главного управления по делам вероисповеданий подлежат.
      а) по делам православной церкви: 1) разработка и проведение в жизнь законодательства о православной церкви; 2) посредничество в сношениях правительства с центральными и местными органами православно-церковного управления, суда, школы и хозяйства; 3) выполнение роли контролирующего органа над деятельностью православно-церковных учреждений и должностных лиц в пределах, допускаемых автономией православной церкви; 4) посредничество в сношениях правительства с автокефальными церквями православного Востока и разными церковными установлениями, находящимися за границей; 5) разработка и проведение в жизнь мероприятий в области финансовых отношений и государства к церкви и ее установлениям; 6) дела по открытию новых и материальному обеспечению существующих установлений православной церкви, поскольку это сопряжено с расходами из государственного казначейства или с иною помощью правительственной власти в этом деле; 7) дела по наделению учреждений православной церкви правами юридического лица; 8) дела но назначению пенсий и единовременных пособий должностным лицам разных церковных установлений и их /156/ семействам; 9) вопросы брачного права и метр н калии, 10; вопросы о правовом и экономическом положении православного духовенства в пределах России и за границей;
      6) в отношении иностранных и иноверных исповеданий — дела, составляющие до сего времени предметы веления министерства внутренних дел по департаменту духовных дел инославных исповеданий и христианских, и иноверных (ч[асть] 1, т[ом] XI Св[ода] зак[онов] изд[ания] 1896 г. с последовавшими изменениями).
      2. Штаты главного управления но делам вероисповеданий рассмотреть в общем установленном для рассмотрения смет порядке.
      3. Вопрос о замещении должности главноуправляющего по делам вероисповеданий рассмотреть в закрытом заседании. (C. 153-157)
      Журнал № 39 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 14 января 1918 г.
      ...
      Слушали: I. Представление министерства финансов от 2 января с. г. за № 25 об утверждении изложенного в протоколе заседания Особого совещания по финансированию предприятий от 30 декабря 1918 года за № 24 постановления названного совещания о выдаче ссуды Ленскому золотопромышленному обществу в сумме 4 000 000 рублей.
      Постановили: [3.] Согласно постановлению Особого совещания по финансированию предприятий, изложенного в протоколе заседания означенного Сове-/212/-щания от 30 декабря м[инувшего] г[ода] за №24, отпустить Ленскому золотопромышленному обществу ссуду в сумме 4 000 000 рублей из 8 % годовых под залог узкоколейной жел[езной] дор[оги] от Бодайбо до приисков и с подчинением сего общества действию закона [от] 30 августа 1918 года о выдаче казной ссуд частно-владельческим общегосударственного значения предприятиям, с владельцами коих из-за военных обстоятельств сношения невозможны.
      [Слушали:] II. Представление министерства финансов от 11 января с. г. за № 451 об утверждении постановлений Особого совещания по финансированию предприятий, изложенных в протоколе заседания означенного совещания от 4 января с. г. за №28/ж.
      [Постановили: II.] 1. Согласно с постановлениями Особого совещания по финансированию предприятий, изложенными в протоколе заседания означенного Совещания от 4 января с. г. за № 28/ж, отпустить ссуды из 8 % годовых и на основаниях закона от 30 августа 1918 года о выдаче казной ссуд частновладельческим общегосударственного значения предприятиям, с владельцами коих из-за военных обстоятельств сношения невозможны:
      а) Алтайской жел[езной] дороге в сумме 2 000 000 [руб.];
      б) Кулундинской ж[елезной] дор[оге] в сумме 300 000 р[уб].;
      в) Богословской жел[езной] дор[оге] в сумме 1 000 000 рублей с выдачей этой ссуды из имеющихся в распоряжении Особого совещания аванса в 5 000 000 рублей.
      2. Постановление же Особого совещания но тому же протоколу от 4 января с. г. за № 28/ж о выдаче ссуды в сумме 750 000 рублей Ачинск-Минусинской ж[елезной] д[ороге], согласно заявлению министра путей сообщения, снять с обсуждения для предоставления министру путей сообщения возможности ознакомиться с теми целями, на которые ссуда Ачинск-Минусинской жел[езной] дор[оге] испрашивается.
      [Слушали.] III. Словесное представление министра юстиции С.С. Старынкевича о назначении, согласно последовавшему ему указанию Верховного правителя, чрезвычайной следственной комиссии для тщательного и всестороннего расследования событий, последовавших непосредственно после подавления попытки к восстанию в г. Омск в ночь на 22 декабря м[инувшего] г[ода] в целях обнаружения всех виновных и предания их суду.
      [Постановили: III.] 1. Признавая необходимым производство самого тщательного и всестороннего расследования событий, последовавших непосредственно после подавления попытки к восстанию в г. Омск в ночь на 22 декабря 1918 года, для обнаружения всех виновных и предания их суду и имея в виду исключительную важность означенных событий, согласно представлению министра юстиции назначить для вышеуказанной цели чрезвычайную следственную комиссию в составе трех лиц под председательством одного из сенаторов уголовного кассационного департамента Правительствующего сената, предоставив министру юстиции право определить личный состав этой комиссии и объем ее компетенции и передав означенной комиссии все материалы расследования, произведенного по приказу Верховного правителя и[сполняющим] д[олжность] главного военного прокурора, и предварительного следствия, производящегося судебным следователем при Омском окружном суде Шредером. /213/
      2. Поручить министру юстиции выработать по соглашению с председателем Совета министров и опубликовать одновременно с указом Верховного правителя о назначении указанной в пункте мерном сего постановления чрезвычайной комиссии сообщение с изложением обстоятельств, вызвавших учреждение названной комиссии. (С. 211-214).

      Журнал № 42 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 24 января 1918 г.
      ...
      [Слушали III.] Представление военного министра об устройстве чрезвычайных военных судов.
      [Постановили: III.] 1) Восстановить на театре войны военно-полевые суды по правилам XXIV кн. С[вода] в[оенных] п[остановлений] 1869 г. по редакции приказа по военному ведомству 1915 года № 220.
      2) На все остальные местности распространить положение о прифронтовых военно-полевых судах (постановление Временного Сибирского правительства от 1 августа 1918 г. 3) с тем, однако, изменением, чтобы присутствие сего суда состояло только из трех офицеров (в том числе и председателя), чтобы дознание производилось согласно правил[ам] Военно-судебного устава, чтобы дела в прифронтовом военно-полевом суде рассматривались применительно к правилам для полковых судов с возможной быстротой и, наконец, чтобы приговоры сих судов о смертной казни ранее приведения их в исполнение представлялись бы непосредственно на конфирмацию командующего войсками в округе.
      Ходатайства тех же судов о помиловании осужденного представляются по команде через военного министра Верховному правителю. 
      ...
      [Слушали] XX. Представление министра юстиции от 24 января с. г. об утверждении проекта «Положения о чрезвычайной следственной комиссии, учрежденной для производства предварительного следствия об учиненных 22 и 23-го декабря 1918 года в городе Омске расстрелах разных лиц без суда над ними».
      [Постановили: XX] 1) Утвердить представленный министром юстиции проект «Положения о чрезвычайной следственной комиссии», заменив в статье 17-й его /235/ слова «согласно уст[ановления] зак[она от] 22 июля 1918 года» словами «на общем основании».
      2) Предоставить чрезвычайной следственной комиссии право устранять от должности лиц, виновность и прикосновенность коих к учиненным 22 и 23 декабря 1918 года в городе Омске расстрелам разных лиц без суда над ними будет установлена следственным производством.
      3) Поручить министерству юстиции окончательное редактирование представленного «Положения о чрезвычайной следственной комиссии» согласно принятым Советом министров постановлений.
      [Слушали:] XXI. Представление министра путей сообщения о сохранении за служащими и рабочими министерства путей сообщения Пермского отделения Казанского округа [путей сообщения] получаемых ими ныне окладов содержания, каковые являются по сравнению со ставками Томского округа путей сообщения увеличенными.
      [Постановки: XXI.] Ввиду того, что переход в Пермском отделении Казанского округа на оклады Томского округа может вызвать отлив рабочих сил, каковые необходимы в настоящее время при ремонте каравана, сохранить за служащими и рабочими министерства путей сообщения Пермского отделения Казанского округа получаемые ими ныне оклады содержания в виде лично присвоенных.
      [Слушали:] XXII. Доклад министра снабжения и продовольствия о поручении министрам торговли и промышленности, иностранных дел, земледелия и снабжения и продовольствия разработать для представления в Совет министров проекты правил
      а) регулирующих вывоз русских товаров на заграничные рынки и
      б) об установлении очередности ввоза в Россию заграничных продуктов и предметов фабрично-заводской промышленности и о командировании в Северо-Американские соединенные штаты представителя министерства снабжения и продовольствия для осуществления товарообмена русским сырьем на предметы, необходимые русской армии и ведомствам по их заданиям.
      [Постановили: XXII.] I) Поручить министрам торговли и промышленности, иностранных дел, земледелия, финансов, путей сообщения, снабжения и продовольствия в срочном порядке разработать и внести на рассмотрение Совета министров проект правил, регулирующих вывоз русских товаров на заграничные рынки.
      2) Поручить комиссии из тех же министров составить проект правил и внести сто на утверждение Совета министров об установлении очередности ввоза в Россию заграничных продуктов и предметов фабрично-заводской промышленности.
      3) Командировать по ведомству министерства снабжения и продовольствия представителя в отдел по снабжению при российском посольстве в Вашингтоне для осуществления товарообмена русским сырьем на предметы, необходимые в первую очередь русской армии и ведомствам по их заданиям.
      4) Поручить министерству иностранных дел запросить мнение российского пекла в Вашингтоне о желательности такой командировки, указав, что к таковой командировке предположен товарищ министра снабжения и продовольствия И.Г. Знаменский.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский. (С. 231, 235-236).
      Журнал № 44 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 28 января 1918 г.
      ...
      [Слушали] IX. Представление управляющего делами Совета министров об Особом совещании по вопросам местного управления.
      [Постановили: IX.] Согласно заявлениям управляющего делами Верховного правителя и Совета министров и управляющего министерством внутренних дел представление снять с обсуждения.
      [Слушали:] X. Представление управляющего делами Совета министров об образовании подготовительной комиссии по разработке вопросов о всероссийском и областных представительных органах.
      [Постановили: X.] 1) Признать необходимым образование особой подготовительной комиссии лишь для разработки вопросов об организации всероссийского представительного органа учредительного характера и в соответствии с этим возвратить представление для надлежащей переработки управляющему делами Верховного правителя и Совета министров.
      2) Разработку же вопросов об организации областных представительных учреждений и их отношении к всероссийской власти возложить на обязанность уже существующих областных комиссий.
      3) Признать необходимым скорейшее открытие работ комиссии по выработке положения о выборах во всесибирский представительный орган. /244/
      [Слушали:] XI. Предложение председателя Совета министров П.В. Вологодского о замещении постов председателя и товарища председателя комиссии но выработке положения о выборах во всесибирский представительный орган.
      [Постановили: XL] Назначить председателем комиссии по выработке положения о выборах во всесибирский представительный орган бывшего министра снабжения Ивана Иннокентьевича Серебренникова, а пост товарища председателя означенной комиссии предложить бывшему управляющему министерством торговли и промышленности Временного Сибирского правительства Павлу Павловичу Гудкову.
      ...
      [Слушали] XV. Представление министра финансов об изменении редакции постановления Совета министров от 27 декабря 1918 года о приостановлении действий ст. 173 Устава государственного банка (Св[од] зак[онов], т[ом] XI, ч[асть] 2) и об отпуске министерству финансов ста миллионов рублей для открытия Государственным банком бланковых соло-вексельных кредитов частным банкам.
      [.Постановили: XV.] В [о] изменение редакции постановления Совета министров от 27 декабря 1918 года о приостановлении действий ст. 173 Устава Государственного банка (Св[од] зак[онов], т[ом] XI, ч[асть] 2) и об отпуске министерству финансов ста миллионов рублей для открытия Государственным банком бланковых соло-вексельных кредитов частным банкам изложить означенное постановление следующим образом:
      «1. Ассигновать из средств государственного казначейства сто миллионов рублей (100 000 000) для выдачи ссуд частным акционерным коммерческим банкам для раскрепощения их пассивов.
      2. Исполнение этой операции возложить на Государственный банк, коему надлежит исполнить комиссионное поручение государственного казначейства в порядке первой части ст. 173 Устава Государственного банка».
      [Слушали] XVI. Представление управляющего морским министерством от 28 января с. г. за № 77 об открытии кредита в 5 000 000 руб. в счет военного фонда морского министерства.
      [Постановили: XVI.] Отпустить из средств государственного казначейства в распоряжение морского министерства, впредь до утверждения в законодательном порядке кредита на военный фонд морского министерства, аванс в сумме пяти миллионов рублей на расходы по формированию бригады морских стрелков и ее содержанию, по организации базы речного боевого флота в Перми, по ремонту артиллерийского вооружения, по заготовке продовольствия и обмундирования для флота и береговых частей, по содержанию гидро-авиационной станции, машино-моторной школы, артиллерийской мастерской и бронированного поезда.(С. 241, 244-246).
      Журнал № 48 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 1 февраля 1918 г.
      ...
      Слушали: Представление военного министра Н.Л. Степанова об изменение согласно пожеланию Верховного правителя, ст. 90, кн. 22 Св[ода] воен[ных] постанов[лений].
      Постановили: 1. Изложить сг. 90 кн. 22 Свода военных постанов мгний в следующей редакции:
      «В военное время на театре военных действий, когда какие-либо преступления или проступки чрезмерно увеличиваются, главнокомандующему армиями фронта, начальнику штаба Верховного главнокомандующего, командующему отдельной армией, командующим армиями и липам, пользующимся равною с ними властью, разрешается усиливать временно строгость наказаний, в законе положенных, до смертной казни включительно, объявляя о том предварительно во всеобщее сведение с одновременным донесением по телеграфу в порядке подчиненности Верховному правителю и Верховному главнокоманлующему о принятых ими мерах и о причинах их настоятельности.
      Сим же лицам и с соблюдением тех же условий присваивается право в тех случаях, когда вследствие военных обстоятельств или во время возмущения для общей безопасности приняты будут особые меры предосторожности, за нарушение оных устанавливать наказание до каторжных работ включительно с тем, чтобы наложение таковых наказаний производилось по приговорам военно-полевых судов.
      Примечание: Означенное в сей статье право принадлежит исключительно должностным лицам, в статье поименованным, и нс может быть ими передаваемо другим должностным лицам».
      2. Настоящее постановление ввести в действие до обнародования его Правительствующим сенатом.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский.
      Министр путей сообщения. Л. Устругов.
      Министр земледелия Н. Петров.
      Министр юстиции С. Старынкевич.
      Военный министр Н. Степанов. /274/
      Государственный контролер Г. Краснов.
      Управляющий министерством внутренних дел А. Гаттенбергер.
      Управляющий министерством труда Л. Шумиловский.
      Управляющий морским министерством контр-адмирал М. Смирнов.
      Товарищ министра народного просвещения П. Преображенский.
      Управляющий делами Верховного правителя и Совета министров Тельберг. Помощник управляющего делами Верховного правителя и Совета министров Т. Бутов. (C. 274-275).
      Журнал № 50 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 11 февраля 1918 г.
      ...
      [Слушали:] II. Представление министра внутренних дел от 6 февраля с. г. за № 500 об утверждении проста закона о предварительном внесудебном аресте.
      [Постановили: II.] 1. Предоставить временно местным начальникам уездной и городской милиции, их помощникам, а также лицам, особо уполномоченным департаментом милиции, подвергать лиц, подозреваемых в совершении государственных преступлений или в прикосновенности к ним, а равно лиц, деятельность которых угрожает государственному порядку и общественной безопасности, предварительному аресту на срок не более двух недель и производить у таких лиц обыски и выемки применительно к правилам статей 357—361 и 363—367 Уст[ава] уголовного судопроизводства.
      2. О всяком заарестовании и освобождении от оного поименованные в статье первой должностные лица составляют немедленно надлежащее постановление, копию с которого сообщают лицу прокурорского надзора, безотлагательно донося о заарестовании местному управляющему губернией (областью), который или утверждает или отменяет арест. По письменному распоряжению управляющего губернией (областью) срок предварительного ареста может быть продолжен до одного месяца. (С. 300, 302).
      Журнал № 52 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 18 февраля 1918 г.
      ...
      [Слушали:] VII. Представление военного министра о введении в XXII книгу Свода военных постановлений 1869 года, издание 4-е, статьи 902.
      [Постановили: VII. 1.] Ввести в XXII книгу Свода военных постановлений 1869 года, издание 4-е, 902 статью в следующей редакции:
      «В дни переживаемой смуты командующим войсками округов предоставляется право увеличения наказаний, в законе положенных, до смертной казни включительно за превышение и бездействие власти (141 и 142 ст. ст. Воин[скоро] уст[ава] о наказ[аниях]), за сопротивление распоряжениям правительства и неповиновение установленным от оного властям (262—271 ст. сб. Улож[ений) о наказаниях]), за самовольное присвоение себе власти, соединенное, кроме того, с присвоением воинского звания, военного чина, титула, ордена, знака отличия и ношение не присвоенной военной формы (1412,1414, 1416—1418 сг. ст. Улож[ений] о наказ[аниях]). Дела по означенным преступлениям обращаются к рассмотрению или в военно-окружные суды, или равные им по власти суды, или в прифронтовые военно-полевые суды.
      Примечание: Означенное в сей статье право принадлежит исключительно командующим войсками округов и не может быть ими передаваемо другим должностным лицам».
      2. Настоящее постановление ввести в действие по телеграфу до обнародования его Правительствующим сенатом.
      3. Редакцию настоящего постановления предоставить выработать управлению делами Верховного правителя и Совета министров.
      [Слушали:] VIII. Представление военного министра о введении статьи 901 книги XXII Свода военных постановлений 1869-го гола, издание 4-е.
      [Постановили: VIII.] 1. Восстановить статью 901 книги XXII Свода военных постановлений в следующей редакции:
      «Во время переживаемой смуты командующим войсками округов временно предоставляется право увеличения наказаний, в законе положенных, до смертной казни включительно, за уклонение от регистрации, устанавливаемой при призываемых в войска (506, 507, 561—518 ст. ст. Улож[сиия] о наказаниях]), за уклонение /317/ и содействие к уклонению от воинской службы (508-512, 514 515, 519, 31 ст. ст. Улож[ения] о наказ[аниях]);, за укрывательство военных дезертиров (528 и 538 ст ст. Улож[ения] о наказ[ания]; за военное дезертирство (1 ч[асть] 127 и 134 ст. ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях], за неявку в срок на службу с целью вовсе уклонится от таковой (129 сг. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях]), за уклонение от воинской службы с целью освободиться навсегда (126 и 127 ст. ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях], за подговор или подстрекательство к уклонению от воинской службы (127 и 1273 ст. ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях]) и за членовредительство с целью уклониться от военной службы (127 ст. Воин[ского] уст[ава] о наказ[аниях]). Дела пo означенным преступлениям обращаются командующими войсками округов к рассмотрению или в прифронтовые военно-полевые суды, или военно-окружные суды, или же [в] равные им по власти суды.
      Примечание: Означенное и сей статье право принадлежит исключительно командующим войсками округов и не может быть перелаваемо ими другим должностным лицам.
      2. Настоящее постановление ввести в действие по телеграфу до опубликования его Правительствующим сенатом.
      3. Редакцию настоящего постановления предоставить выработать управлению делами Верховного правителя и Совета министров.
      (С. 315, 317-318).
      Журнал № 56 заседания Совета министров Российского Правительства
      [г. Омск] 25 февраля 1919 года
      ...
      Слушали: представление управляющего министерством внутренних дел от 17 февраля с. г. за № 657 об установлении временного штата Омской городовой милиции.
      Постановили: 1. Утвердить представленный министерством внутренних дел штат Омской городской милиции и смету единовременных и ежемесячных расходов по содержанию ее со следующими изменениями и дополнениями.
      1) в смете расходов Омской городской милиции на 1919-й год;
      а) помощников начальника участка, обозначенных в графе наименование «должностей» под № 6, наименовать «старшие помощники начальника участка».
      2) Между номерами 6 и 7 в той же графе вписать «младшие помощники начальника участка» и в соответствующих графах проставить: «класс должности» — X, «число должностей» — 42, основное содержание в месяц одному — 350 рублей: «25 % прибавка по постановлению Совета министров [от] 3/ IX-1918 года» — 87 руб. 50 коп., «прибавка по постановлению Совета министров [от] 27/ХII 1918 года» — 87 руб. 50 кол., особая прибавка 100 руб/, «в месяц одному» — 625 рублей и «всем в месяц» — 26 250 рублей.
      в) Число старших милиционеров с 70 уменьшить до 14, и в зависимости от этого в графе «всем в месяц» вместо суммы 36 750 рублей, исчисленной на содержание старших милиционеров, написать 7350 рублей.
      г) Уменьшить на 3150 рублей в смете расходов итог в 484 910 руб. 63 коп., проставленный в графе «всем в месяц», и написать 480 185 рублей 63 коп.
      д) Ежемесячную сумму расходов, потребную на содержание милиции в 1919 году и исчисленную в сумме 559 794 руб. 63 коп., уменьшить на 3150 рублен и написать как в смете расходов, так и в проекте закона 556 644 руо. 63 коп. и
      е) Старшим агентам отделения уголовного розыска в графе «класс должности» проставить X класс и
      2) во временном штате Омской городской милиции:
      а) помощников начальника участка, обозначенных в графе «наименование должностей» под № 6, наименовать «старшие помощники начальника участка»;
      б) между номерами 6 и 7 в той же графе вписать «младшие помощники начальника участка» и в соответствующих графах проставить «класс должности» —  X; «число должностей» — 42; основной оклад 1-го разряда» — 350 рублей и «особая временная прибавка» — 100 рублей;
      в) число старших милиционеров с 70 уменьшить до 14;
      г) старшим агентам отделения уголовного розыска в графе «класс должности» проставить X класс;
      д) в графе «число должностей» опустить обозначение количества должностей сторожей, конюхов, кучеров и рассыльных в штате Омской городской милиции, отнеся таковые указанием в смете.
      2. На покрытие вызываемого осуществлением означенной в статье 1-й меры расхода:
      а) отпустить в распоряжение министерства внутренних дел из средств государственного казначейства единовременно 282 000 (двести восемьдесят две тысячи) рублей и
      б) отпускать в распоряжение министерства внутренних дел ежемесячно, начиная с января месяца 1919 года, из того же источника по 556 644 (пятисот пя-/339/-тидесяти шести тысяч шестисот сорока четырех рублей) 63 коп. согласно представленной смете на 1919 год.
      3. Ввести настоящее постановление в действие до распубликования его Правительствующим сенатом.
      4. Поручить министерству внутренних дел разработать законопроекты: а) об изменении названия учреждений милиции и б) о выдаче служащим милиции прибавок к окладам содержания за продолжительную службу, каковые законопроекты и представить на утверждение Совета министров.
      5. Поручить министерству внутренних дел выработать форму присяги чинам милиции, каковую представить па утверждение Совета министров.
      6. Выразить пожелание о том, чтобы министерство внутренних дел разработало вопрос об уравнении в окладах содержания старших милиционеров с фельдфебелями — добровольцами армии и младших милиционеров с отделенными — добровольцами армии.
      [Слушали:] II. Представление управляющего министерством внутренних дел от 24 февраля с. г. за ЛЬ 730 об учреждении отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел.
      [Постановили: II.] 1. Учредить при министерстве внутренних дел отряд милиции особого назначения, подчиненный непосредственно директору департамента милиции, в составе четырех пеших и одного конного взводов.
      2. Утвердить представленные министерством внутренних дел [документы]: штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел, временную табель окладов содержания чинам его, Положение об означенном отряде и смету единовременных и ежемесячных расходов со следующими изменениями и дополнениями:
      1) заменить наименование «штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел» наименованием «строевой расчет отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел».
      2) а) В Положении об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел в конце 2-й его статьи заменить слова «опытных старших милиционеров» словами «опытных чинов милиции»;
      б) конец 3-й статьи «Положения», начиная со слов «Милиционеры (старшие и младшие) исполняют все обязанности и т. д.» изложить следующим образом: «Милиционеры исполняют все обязанности, возлагаемые на них существующими законоположениями и инструкциями»;
      в) в статье 4-й пункт 1-й «Положения» слова «прикомандировываются к министерству внутренних дел» заменить словами «переводятся в министерство внутренних дел с сохранением всех нрав и преимуществ, приобретенных военной службой», а слова «В конном взводе должности предназначаются исключительно кавалеристам» опустить;
      г) 2-й пункт статьи 4-й «Положения» редактировать следующим образом: «Комплектование отряда милиционерами производит начальник отряда из числа запасных солдат»;
      д) статью 5-ю «Положения» редактировать следующим образом: «Пешие и конные милиционеры вооружаются винтовками, а также и другим вооружением, которое установлено табелью, утверждаемой министром внутренних дел»;
      б) отпускать в распоряжение министерства внутренних дел ежемесячно, начиная с января месяца 1919 года, из того же источника по 556 644 (пятисот пя-/340/-тидесяти шести тысяч шестисот сорока четырех рублей) 63 коп. согласно представленной смете на 1919 год.
      3. Ввести настоящее постановление в действие до распубликования его Правительствующим сенатом.
      4. Поручить министерству внутренних дел разработать законопроекты: а) об изменении названия учреждений милиции и б) о выдаче служащим милиции прибавок к окладам содержания за продолжительную службу, каковые законопроекты и представить на утверждение Совета министров.
      5. Поручить министерству внутренних дел выработать форму присяги чинам милиции, каковую представить па утверждение Совета министров.
      6. Выразить пожелание о том, чтобы министерство внутренних дел разработало вопрос об уравнении в окладах содержания старших милиционеров с фельдфебелями — добровольцами армии и младших милиционеров с отделенными — добровольцами армии.
      [Слушали:] II. Представление управляющего министерством внутренних дел от 24 февраля с. г. за ЛЬ 730 об учреждении отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел.
      [.Постановили,: II.] 1. Учредить при министерстве внутренних дел отряд милиции особого назначения, подчиненный непосредственно директору департамента милиции, в составе четырех пеших и одного конного взводов.
      2. Утвердить представленные министерством внутренних дел [документы]: штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел, временную табель окладов содержания чинам его, Положение об означенном отряде и смету единовременных и ежемесячных расходов со следующими изменениями и дополнениями:
      1) заменить наименование «штат отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел» наименованием «строевой расчет отряда милиции особого назначения при министерстве внутренних дел».
      2) а) В Положении об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел в конце 2-й его статьи заменить слова «опытных старших милиционеров» словами «опытных чинов милиции»;
      б) конец 3-й статьи «Положения», начиная со слов «Милиционеры (старшие и младшие) исполняют все обязанности и т. д.» изложить следующим образом: «Милиционеры исполняют все обязанности, возлагаемые на них существующими законоположениями и инструкциями»;
      в) в статье 4-й пункт 1-й «Положения» слова «прикомандировываются к министерству внутренних дел» заменить словами «переводятся в министерство внутренних дел с сохранением всех нрав и преимуществ, приобретенных военной службой», а слова «В конном взводе должности предназначаются исключительно кавалеристам» опустить;
      г) 2-й пункт статьи 4-й «Положения» редактировать следующим образом: «Комплектование отряда милиционерами производит начальник отряда из числа запасных солдат»;
      д) статью 5-ю «Положения» редактировать следующим образом: «Пешие и конные милиционеры вооружаются винтовками, а также и другим вооружением, которое установлено табелью, утверждаемой министром внутренних дел»; /341/
      с) примечание к статье 5-й опустить;
      ж) конец статьи 6-й, начиная со слов «причем женатые милиционеры»* опустить;
      з) в пункте 2-м статьи 7-й слова «2) Довольствие лошадей производится за счет казны. Размер дачи сена и овса лошадям устанавливается начальником взвода» заменить словами «а довольствие лошадей производится за счет казны на основаниях, принятых в армии»;
      и) в статье 9-й «Положения» слова «как будущие образцовые старшие» опустить;
      к) в статье 10-й «Положения» слова «пользуются всей полнотой власти, предоставленной им дисциплинарным уставом» заменить словами «руководствуются дисциплинарным уставом, действующим в армии», а слова «властью помощника командира полка и командир конного взвода — властью командира неотдельных частей» заменить словами «властью командира батальона и командиры взводов — властью ротного командира и командира эскадрона».
      3. На покрытие вызываемого осуществлением означенной в статье II меры расхода:
      1) отпустить в распоряжение министерства внутренних дел из средств государственного казначейства единовременно 535 300 (пятьсот тридцать пять тысяч триста) рублей и
      2) отпускать в распоряжение министерства внутренних дел ежемесячно, начиная с января месяца 1919 года, из того же источника по 163 467 (сто шестьдесят три тысячи четыреста шестьдесят семь) рублей 50 копеек согласно представленной смете на 1919 год.
      4. Настоящее постановление ввести в действие до распубликования его Правительствующим сенатом.
      5. Окончательную редакцию «Положения об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел» предоставить управлению делами Верховного правителя и Совета министров с представителем департамента милиции министерства внутренних дел.
      [Слушали:] III. Представление управляющего министерством внутренних дел об утверждении законопроекта об отрядах милиции особого назначения министерства внутренних дел в губерниях и областях.
      [Постановили: III.] 1. Предоставить министру внутренних дел право учреждать по его усмотрению в губерниях (областях) отряды милиции особого назначения применительно к закону об отряде милиции особого назначения при министерстве внутренних дел от 25 февраля 1919 года.
      2. Предоставить министру внутренних дел право, по мере надобности, увеличивать численность отрядов милиции особого назначения, но не более 1000 человек в каждом отряде.
      3. Предоставить министру внутренних дел право, по мере надобности и по его усмотрению, передвигать отряды особого назначения из одной губернии (области) в другую.
      4. Подчинить действия отрядов особого назначения в пределах губерний (областей) управляющим этих губерний (областей). /341/
       и содержанию отрядов особого назначения потребный кредит в сметном порядке.
      [Слушали:] IV. Представление управляющего министерством внутренних дел от 21 февраля с. г. за № 684 об отпуске из государственного казначейства средств па выдачу пособий чипам милиции и особого отдела по охране государственного порядка.
      [Постановили: IV.] 1. Отпустить из средств государственного казначейства ежемесячными равными суммами в 1919 году министерству внутренних дел 500 тысяч рублей для выдачи в потребных случаях пособий как чинам милиции, так и чинам особого отдела по охране государственного порядка.
      2. Пособия из указанной в отделе I суммы могут быть назначаемы единовременно не свыше полугодового оклада содержания:
      1)  В случае смерти чинов милиции и особого отдела по охране государственного порядка при самом покушении на них злоумышленников или же впоследствии от полученных при покушениях ран, увечья и всех вообще повреждений здоровья:
      а) на погребение умершего и б) вдовам и детям чинов милиции и особого отдела по охране государственного порядка, умерших при вышеуказанных условиях, а равно находившимся на их попечении родителям, братьям и сестрам в ожидании назначения пенсии.
      2)  Состоящим на службе: а) на лечение самих чинов, их жен и детей, а также находившихся на их попечении родителей, братьев и сестер, если они лично пострадали при покушении и б) чинам милиции и особого отдела по охране государственного порядка, которые в борьбе с злоумышленниками и беспорядками вынесли наиболее тяжелую работу и проявили особую энергию и распорядительность. /342/
      Журнал № 62 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 11 марта 1919 года
      ...
      Слушали: I. Представление министра юстиции от 28 февраля с. г. за № 248/168 об утверждении проекта постановления по борьбе со спекуляцией.
      Постановили: [I.] 1) Ст. ст. 9131, 11801, 1180 Улож[ения] о нак[азаниях] угол[овных] и исправ[ительных] изд[ания] 1885 г. (Собр[ание] узаконений] и распор[яжений] правительства от 21 сентября 1916 года, ст. 1952) изложить следующим образом:
      Ст. 9131. Торговец или промышленник, а равно заведующие делами обществ, товариществ, установлений и компаний, члены их правлений и поверенные, виновные в умышленном, непомерном, неоправдываемом условиями производства и сбыта возвышении цен на предметы продовольствия, если виновные воспользовались для сего особо ощущаемой среди местного населения нуждой в этих предметах, подвергаются наказаниям, определенным в 1180 ст. сего Уложения.
      Действие сей статьи распространяется и на лиц, не выбирающих законом требуемых документов на право производства торговли, но занимающихся продажей вышеназванных предметов, и виновных в преступлении, изложенном в сей статье.
      Ст. 1180. Торговец или промышленник, а равно заведующие делами обществ, товариществ, установлений и компаний, члены их правлений и поверенные, виновные в умышленном, непомерном, неоправдываемом условиями производства и сбыта возвышении цен не только на предметы продовольствия, но и на другие предметы видимой потребности, если они воспользовались для сего особо ощущаемой среди местного населения нуждой в этих предметах, приговариваются:
      к лишению некоторых нрав и преимуществ по 50 ст. сего Уложения и к заключению в тюрьме на время от одного года четырех месяцев до двух лет.
      Когда же означенное в ч[асти] 1-й сей статьи повышение цен будет поводом к нарушению общественного спокойствия или последует во время войны либо иного общественного бедствия, то виновный приговаривается: /400/
      к лишению всех особенных прав и преимуществ, лично и по состоянию обвиняемому присвоенных и к заключению в исправительные арестантские отделении сроком от 3-х до 3 1/2 лет.
      Независимо от сего обнаруженные у виновных в деянии, изложенном во 2-й части сей статьи запасы поименованных выше предметов конфискуются.
      Действие сей статьи распространяется и на лиц, не выбирающих законом требуемых документов па право производить торговли, но занимающихся продажей вышеназванных предметов и виновных в преступлении, изложенном в сей статье.
      Ст. 1180. Торговец или промышленник, а равно заведующие делами обществ, товариществ, установлений и компаний, члены их правлений и поверенные, виновные в сокрытии запасов предметов продовольствия или предметов необходимой потребности, а равно в прекращении продажи или отказе в продаже имеющихся у них означенного рода предметов, если прекращение или отказ последовали без уважительного к тому основания, подвергаются:
      лишению некоторых прав и преимуществ по 50 ст. сего Улож[ения] и к заключению в тюрьме на время от одного года и 4-х месяцев до двух лет.
      Когда же такое сокрытие запасов, прекращение продажи или отказ в продаже будут поводом к нарушению общественного спокойствия или последуют во время воины либо иною общественного бедствия, то виновный приговаривается:
      к лишению всех особенных нрав и преимуществ, лично и по состоянию присвоенных, и к заключению в исправительные арестантские отделения на время от трех до 3 1/2 лет.
      Независимо от сего обнаруженные у лиц, виновных в деянии, описанном во 2-й части сей статьи, запасы выше названных предметов конфискуются.
      2) То же Улож[ение] о наказ[аниях] угол[овных] и исправ[ительных] дополнить статьей 11803 следующего содержания:
      Ст. 11803. Лица, не выбирающие требуемых законом документов на право производства торговли, но занимающиеся продажей предметов продовольствия или предметов необходимой потребности, виновные в сокрытии запасов означенных предметов, когда такое сокрытие будет поводом к нарушению общественного спокойствия или последует во время войны либо иного общественного бедствия, приговариваются:
      к лишению всех особенных прав и преимуществ лично и по состоянию обвиняемому присвоенных и к заключению в исправительные арестантские отделения на время от трех до 3 1/2 лет. Независимо от сего обнаруженные у виновных запасы означенных выше предметов конфискуются.
      3) Литеру «II» статьи 11-й «Правил о военном положении, объявляемом на линии железных дорог и в местностях, к ним прилегающих» изложить в следующей редакции:
      и) о спекулятивных деяниях, предусмотренных ст. ст. 913, 9131, 1180, 11801, 11802 и 11803 Улож[ения] о наказ[аниях] (по закону [от] 8 сентября 1918 г., Собр[ание] узаконений] и распор[яжений] правительства] за 1916 г., ст. 1952).
      [Слушали:] II. Представление министра юстиции от 7 марта с г. за № 311/200 об утверждении постановления по борьбе с беспошлинной и противозаконной торговлей. /401/
      [Постановили:II| статью 1169 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных изд[ания] 1885 года изложить следующим образом:
      Ст. 1169. Лица, занимающиеся продажей товаров, нс имея требуемых законом документов на право производства торговли продаваемыми товарами, а равно лица, по закону не имеющие права на производство торговли или ограниченные в сем праве, но тоже занимающиеся продажей товаров, приговариваются:
      к лишению некоторых особенных, на основании ст. 50 сего Уложения, прав и преимуществ и к заключению в тюрьме от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев,
      Независимо от сего обнаруженные у виновных товары конфискуются. /402/
      Журнал № 63 закрытого заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск] 20 марта 1919 г.
      |Слушали:] III. Представление военного министра об утверждении Положения о комиссии по расследованию деятельности, прикосновенной к советской власти и иным мятежным и противогосударственным организациям офицерских, классных чинов военного и морского ведомств, состоящих на действительной службе.
      [Постановили: III.] 1. Представление военного министра утвердить, внеся следующие изменения в Положение о названной комиссии:
      1) включить в круг ведения комиссии расследование деятельности, прикосновенной к советской власти врачей, состоящих на действительной службе;
      2) дополнить с.г. 5 Положения следующим примечанием: «Морскому министру предоставляется право назначения сверх положенного числа членов и других в потребном количестве»;
      3) изложить ст. 13 Положения в следующей редакции: «Комиссия как в целом, так и те из ее членов, которым поручено производство расследования, имеет право требовать от должностных лиц и учреждений как правительственных, так и общественных сообщения необходимых сведений и доставления нужных документов»;
      4) изложить ст. 16 Положения в нижеследующей редакции: «По рассмотрению дела комиссия составляет постановления: а) о полной реабилитации обвиняемого, б) о наложении на обвиняемого дисциплинарного взыскания вплоть до увольнения со службы в дисциплинарном порядке, в) об организации обвиняемого в некоторых правах и преимуществах по службе на срок до 5 лет, г) о представлении через подлежащего министра на усмотрение Верховного правителя своего заключения о разжаловании обвиняемого в рядовые»;
      5) исключить из ст. 17 Положения слово «окружных»;
      6) исключить из ст. 18 Положения слова «совершенного в целях бунта, начатого в октябре 1917 года»;
      7) исключить статью 21 Положения.
      2. Поручить окончательную редакцию названного Положения управлению делами Верховного правителя и Совета министров совместно с военным министерством. /433/
      Журнал № 74 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    8 апреля 1919 г.
      ...
      Слушали: I. Представленный министром земледелия проект «Декларации Российского правительства» о направлении аграрной политики и об се основах.
      Постановили [I.]: Утвердить нижеследующий текст «Декларации Российского правительства» об основах аграрной политики:
      Доблестные армии Российского правительства продвигаются в пределы Европейской России. Они приближаются к тем коренным русским губерниям, где земля служит предметом раздоров, где никто не уверен в своем праве на землю и в возможности подать плоды своею труда. Богатая раньше хлебом Родина наша ныне голодна и бедна.
      Долгом правительства является создать спокойную и твердую уверенность земледельческого населения в том, что урожай будет принадлежать тем, кто сейчас пользуется землей, кто ее запахал и засеял.
      Правительство заявляет поэтому, что все, в чьем пользовании земля сейчас находится, все, кто ее засеял и обработал, хотя бы не был ни собственником, ни арендатором, имеют право собрать урожай.
      Вместе с тем правительство примет меры для обеспечения безземельных и малоземельных крестьян и на будущее время, воспользовавшись в первую очередь частновладельческой и казенной землей, уже перешедшей в фактическое обладание крестьян. Земли же, которые обрабатывались исключительно или преимущественно силами семьи владельцев, — земли хуторян, отрубников и укрепленцев — подлежат возвращению их законным владельцам.
      Принимаемые меры имеют целью удовлетворить неотложные земельные нужды трудящегося населения деревни.
      В окончательном же виде вековой земельный вопрос будет решен Национальным собранием.
      Стремясь обеспечить крестьян землей на началах законных и справедливых, правительство с полной решительностью заявляет, что впредь никакие самовольные захваты ни казенных, ни общественных, ни частновладельческих земель /517/ допускаться не будут, и все нарушители чужих земельных нрав будут предаваться законному’ суду.
      Законодательные акты об упорядочении земельных отношений, о порядке временного использования захваченных земель, последующем справедливом распределении их и, наконец, об условиях вознаграждения прежних владельцев последуют в ближайшее время.
      Общею целью этих законов будет передача земель нетрудового пользования трудовому населению, широкое содействие развитию мелких трудовых хозяйств без различия того, будут ли они построены на началах личного или общинного землевладения.
      Содействуя переходу земель в руки трудовых крестьянских хозяйств, правительство будет широко открывать возможность приобретения этих земель в полную собственность.
      Правительство совершает этот ответственный и полный глубокого исторического значения шаг, исходя из непреклонного убеждения, что только такой решительной мерой можно возродить, укрепить и обеспечить благосостояние многомиллионного русского крестьянства, а благосостояние крестьянства есть та здоровая и прочная основа, на которой поставлена будет твердыня обновленной свободной и цветущей России».
      [Слушали:] II. Представление министра земледелия от 5 апреля с. г. за 331 об утверждении основных положений направления аграрной политики правительства.
      [Постановили: II.] Ввиду того, что основные положения направления аграрной политики правительства выражены в только что принятой Советом министров «Декларации Российского правительства», обсуждение представленной министром земледелия записки «О направлении аграрной политики правительства» снять, поручив министру земледелия разработать и внести на рассмотрение Совета министров следующие законопроекты:
      1) о восстановлении землеустроительных действий;
      2) о допущении частной купли-продажи земли под контролем государственной власти с запрещением лишь сделок, усиливающих крупное землевладение за счет мелкого, с поощрением обратных сделок, превращающих крупное владение в ряд мелких;
      3) о предоставлении государственному Крестьянскому земельному банку права преимущественной покупки земли и права принудительного отчуждения крупных земельных владений и
      4) об основаниях вознаграждения за отчужденные земли прежних владельцев.
      [Слушали:] III. Представление министра земледелия от 4 апреля с. г. за № 3101 об утверждении проекта «Правил о порядке производства и сбора посевов в 1919 году в местностях, освобожденных от советской власти».
      [Постановили: III.] 1. Утвердить представленный министром земледелия проект «Правил о порядке производства и сбора посевов в 1919 году в местностях, освобожденных от советской власти» со следующими изменениями и дополнениями: /518/
      а) придать представленному министром земледелия проекту «Правил» следующее наименование: «Правила о порядке производства и сбора посевов в 1919 году на землях, не принадлежащих посевщикам»;
      б) в ст. 3-й слова «не позднее 1 мая» заменить словами «не позднее 15 мая»;
      в) в ст. 4-й конечные слова «причем соблюдаются нижеследующие условия» и содержание лит[ер] «а» и «б» исключить;
      г) ст. 6-ю изменить, изложив в ней, что пользователи землей на основании сих правил, кроме общих налогов и поземельных сборов, должны вносить в депозит уездных по земельным делам советов особый поземельный сбор за пользование землей, размер которого устанавливается для каждого уезда подлежащим уездным по земельным делам советом;
      д)    ст. 9-ю «Правил» исключить, поручив министру земледелия включить выраженное в ней положение в представленный Совету министров проект «Положения об обращении во временное распоряжение государства земель, вышедших из обладания их владельцев»;
      е)    оговорить, что все указанные в «Правилах» сроки считаются по новому стилю.
      2.    Означенные «Правила» ввести в действие по телеграфу до распубликова-ния их Правительствующим сенатом.
      3.    Поручить окончательную редакцию «Правил о порядке производства и сбора посевов в 1919 году на землях, не принадлежащих посевщикам» управлению делами Верховного правителя и Совета министров совместно с представителем от министерства земледелия.
      4.    Поручить министру земледелия выработать проект постановления об учете земель засеянных и незасеянных. /519/

      Журнал № 77 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    11 апреля 1919 г.
      ...
      [Слушали:] 111. Представление министра юстиции от 19 марта с г № 433/245 об утверждении проектов постановлений
      1)    о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к бунту, начатому в октябре 1917 года, и об учреждении окружных следственных комиссий,
      2)    о подчинении некоторых преступных деяний, совершенных в целях осуществления бунта, начатого в октябре 1917 года против власти Временного правительства государства российского, ведению военных судов.
      [Постановили: III.] А. В [о] изменение соответствующей части 25 статьи «Положения о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к бунту, начатому в октябре 1917 года», дополнить ее указанием, что лица, подвергнутые ссылке, могут в указанных в сей статье случаях ходатайствовать о пересмотре их дел, обращаясь с сими ходатайствами к подлежащем)’ управляющему губернией (областью).
      Б. 1. Постановления Западно-Сибирского комиссариата Временного Сибирского правительства от 20 июня 1918 года (Собр[ание] узак[онений,] № 1 от 28 июня 1918 г., ст. 17), Временного Сибирского правительства от 6 августа 1918 года (Собр[ание] узак[онений,] №7 от 24 августа 1918 г., ст. 73) о следственных комиссиях, а равно постановление Временного Сибирского правительства от 3-го августа 1918 года (Собр[ание] узаконений,] № 7 от 24-го августа 1918 года, ст. 68) об определении судьбы бывших представителей советской власти в Сибири и постановления Совета министров Российского правительства от 17 декабря 1918 года о продлении срока содержания заключенных следственными комиссиями до 1 октября 1919 года и от 31 января 1919 года об изменении статьи 7 постановления о следственных комиссиях по открытии окружных следственных комиссий отменить.
      2.    Утвердить прилагаемое при сем положение о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту.
      3.    Временно учредить на нижеизложенных основаниях в городах, где имеются окружные суды, окружные следственные комиссии, подчинив их ведению министра внутренних дел, и предоставить последнему право как открывать таковые комиссии и отделения их там, где он признает это необходимым, так и закрывать их:
      1)    В состав комиссии входят председатель на правах помощника управляющего губернией (областью), назначаемый министром внутренних дел, и три члена: два лица, назначаемые министром юстиции, и один — штаб-офицер по назначению командующего войсками того военного округа, где находится окружная следственная комиссия.
      2)    Указанный выше состав окружной следственной комиссии образует одно отделение; в случае же надобности в той же окружной следственной комиссии могут быть образованы и новые отделения с тем расчетом, чтобы в каждом было два лица, назначенные министром юстиции, один штаб-офицер и одно лицо, назначаемое по совместному представлению управляющего губернией и председателя окружной следственной комиссии министром внутренних дел преимущественно из кандидатов, избранных для того губернским земским собранием и го-/540/-
      родскою думою города, где находится окружная следственная комиссия, из лиц с высшим юридическим образованием, если такие избрания будут произведены.
      3)    Одним из отделений окружной следственной комиссии заведует председатель комиссии, а заведование прочими отделениями возлагается управляющим губернией на членов отделения комиссии.
      4)    За всеми должностными лицами в случае их командирования в окружные следственные комиссии сохраняются занимаемые ими должности на все время их командировки.
      5)    Секретарь и помощники назначаются управляющим губернией по представлению председателя окружной следственной комиссии. Секретарь и его помощники состоят на государственной службе по министерству внутренних дел, равно как и прочие чины канцелярии согласно прилагаемым при сем штатам.
      6)    Все расходы по окружным следственным комиссиям как по выдаче жалованья председателю, членам комиссии и чинам канцелярии, так и на командировки их, а равно на наем и оборудование помещений для комиссий, отопление, освещение, канцелярские расходы и проч., относятся к смете министерства внутренних дел и производятся по представлениям о том управляющих губерниями и ассигнуются в общем сметном порядке.
      7)    Окружные следственные комиссии имеют свою печать и пользуются правом бесплатной пересылки почтовых отправлений.
      8)    Каждая окружная следственная комиссия распространяет свои действия на весь округ, подведомственный местному окружному суду.
      9)    Окружные следственные комиссии в случае надобности имеют право делать выездные сессии для рассмотрения дознаний и открывать в потребных случаях с разрешения министра внутренних дел постоянные отделения в одном или нескольких пунктах своего округа.
      IV.    Предоставить министру внутренних дел определять по отдельным губерниям (областям) сроки учреждения окружных следственных комиссий с передачею им дел из следственных комиссий согласно инструкции, выработанной министерством внутренних дел, по истечении каковых сроков следственные комиссии, действующие в силу постановлений Западно-Сибирского комиссариата от 20 июня 1918 года и Временного Сибирского правительства от 6-го августа 1918 года, считать упраздненными.
      V.    Утвердить приложенные к представлению министра юстиции штаты служащих окружных следственных комиссий.
      VI.    Служащих следственных комиссий, если они не получат новых назначений, уволить от службы на общих основаниях без выдачи заштатного содержания.
      VII.    Дела о[бо] всех лицах, задержанных до суда [Всероссийского] Учредительного собрания, передать на рассмотрение и решение окружных следственных комиссий.
      VIII.    Временно учредить в ведомстве министерства внутренних дел должности уполномоченных министерства внутренних дел по государственной охране на следующих основаниях:
      1)    Уполномоченные учреждаются для производства дознаний о лицах, опасных для государственного порядка вследствие прикосновенности их к большевистскому бунту. /541/
      2)    Обязанности уполномоченных возлагаются на помощников начальника губернских управлений государственной охраны, для чего штаты каждою губернского управления государственной охраны временно могуч быть, по усмотрению уполномоченного, увеличиваемы до пятнадцати должностей помощников начальников сих управлений, причем министру внутренних дел предоставляется право командировать помощников начальников губернских управлений, па которых возложена обязанность уполномоченных, из одного губернского управления в другое при встретившейся в том надобности.
      3)    Все расходы по содержанию уполномоченных относятся к смете минстеирсгва внутренних дел и ассигнуются в общем сметном порядке.
      IX.    Всех лиц, содержащихся под стражей и числящихся за следственными комиссиями, с момента упразднения сих комиссий перечислить за окружными следственными комиссиями.
      X.    Оконченные дела следственных комиссий передаются на хранение в подлежащие окружные следственные комиссии.
      XI.    Срок введения в действие «Положения о лицах, опасных д\я государственного порядка вследствие прикосновенности их к бунту, начатому в октябре 1917 года», поручить министру внутренних дел.
      В. 1) Передать представленный министром юстиции проект постановления «О подчинении некоторых преступных деяний, совершенных в целях осуществления бунта» в комиссию из представителей от министерств военного, внутренних дел и юстиции и от Главного штаба Верховного главнокомандующего, поручив ей переработать представленный законопроект в смысле создания особого типа суда, скорого по отправлению дел и в составе лиц, опытных в отправлении правосудия, каковой суд наиболее бы соответствовал работе по рассмотрению большого количества дел о бунте.
      2)    Применять в определении видов наказания бланкетную систему.
      3)    Признать, что вышеуказанные суды должны находиться в ведении гражданской власти. /542/
      [Слушали:] Представление управляющего морским министерством от 1-го апреля с г. за № 165 о замене статей 89 и 891 кн. ХVI Св[ода] м[орских] п[остановлений] по прод[олжению] 1916 г. статьей 89 в новой редакции.
      [Постановили: VII] 1. Взамен статей 89 и 891 книги XYI Св[ода] м[орских] п[остановлений] по пред[олжению] 1916 года ввести в действие ст. 89 и примечание к ней той же книги в следующей редакции:
      «89. В военное время на театре военных действии, когда какие-либо преступления или проступки чрезмерно увеличиваются, командующему флотом, командующему морскими силами и морским начальникам, пользующимся равною с ними властью, разрешается усиливать временно строгость наказаний, в законе положенных, до смертной казни исключительно, объявляя о том предварительно во всеобщее сведение с одновременным донесением по телеграфу в порядке подчиненности Верховному правителю о принятых ими мерах и о причинах их настоятельности.
      Сим же лицам и с соблюдением тех же условий присваивается право в тех случаях, котла вследствие военных обстоятельств или во время возмущения для обшей безопасности приняты будут особые меры предосторожности, за нарушение оных устанавливать наказания до смертной казни включительно с тем, чтобы наложение таковых наказании производилось по приговорам судов особой комиссии или военно-морских полевых судов. /543/
      Примечание: Означенное в сей статье право принадлежит исключительно должностным лицам, в статье поименованным, и не может быть ими передаваемо другим должностным лицам».
      2. Настоящее постановление ввести в действие до распубликования его Правительствующим сенатом. /544/

      Журнал № 77 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    28 апреля 1919 г.
      ...
      Постановили: 1. |1.] а) Отпустить в распоряжение министра путей сообщения для выдачи ссуд на заготовку предметов продовольствия и первой необходимости для служащих и рабочих железных дорог суммы, размер которых должен быть срочно намечен Совещанием по финансированию 29 апреля.
      б)    Предоставить министру продовольствия и снабжения отпускать в кредит министерству путей сообщения через начальников железных дорог необходимые для железнодорожных служащих и рабочих товары.
      в)    Признать необходимым образование в составе министерства путей сообщения постоянной организации по снабжению служащих и рабочих железных дорог продовольствием и предметами первой необходимости.
      2.    Признать полезной и целесоответственной сдельную систему оплаты труда мастеровых и рабочих, предложив министерству путей сообщения усилить меры к регулированию и исправлению отдельных сдельных цен с целью наибольшего соответствия их местным условиям работ.
      3.    Поручить военному министру принять меры к возможному усилению охраны Томской ж[елезной] д[ороги].
      4.    Поручить военному министру принять меры к прекращению бесчинств, творимых начальниками отдельных отрядов на жел[езной] дор[оге].
      5.    а) Ввиду крайних затруднений, вносимых в железнодорожное движение непланомерным передвижением, распределением и использованием санитарных поездов, признать необходимым образовать самым спешным образом центральный орган для руководства эвакуацией больных и раненных воинов, устройством, содержанием и передвижением санитарных поездов и
      6) Поручить военному министру срочно выработать и представить Совету министров проект учреждения и работы такого органа.
      [Слушали:] II. Представление управляющего министерством внутренних дел о разрешении вопроса об отношении правительства к празднованию рабочими 1-го мая.
      [.Постановили: И.] Не объявляя день 1 мая днем праздничным, признать, что не явившиеся в этот день на работу не должны преследоваться в дисциплинарном порядке, и оплата за работу в этот день должна быть произведена как в праздничный**.
      Председатель Совета министров Петр Вологодский.
      Член Совета министров Г. Гинс.
      Министр финансов И. Михайлов.
      Министр юстиции С. Старынкевич.
      Военный министр генерал-майор Степанов.
      Министр земледелия Н. Петров.
      Министр народного просвещения В. Сапожников.
      Государственный контролер Г. Краснов.
      Управляющий делами Верховного правителя и Совета министров [подпись отсутствует].
      Управляющий министерством внутренних дел [подпись отсутствует].
      Управляющий министерством труда. Л. Шумиловский.
      Временно управляющий министерством торговли и промышленности Ф. Томашевский. /593/

      Журнал № 87 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    11 апреля 1919 г.
      ...
      [Слушали:] II. Представление управляющего делами Верховного правителя и Совета министров об утверждении проекта постановления о всеобщей гражданской трудовой повинности.
      [Постановили: II.] 1. Для обеспечения учреждений правительственных и общественных, а равно предприятий государственно-необходимых лицами интел-/596/-лигентного и технического труда Российское правительство па время чрезвычайных обстоятельств объявляет всеобщую гражданскую трудовую повинность ил следующих основаниях:
      1)    Всеобщая гражданская трудовая повинность заключается в обязательной службе в учреждениях правительственных и общественных.
      2)    Всеобщей гражданской трудовой повинное! и подлежат российские граждане обоего пола интеллигентного п техническом» труда в возрасте от 18 до 55 лет, за исключением лиц:
      а)    присужденных к наказаниям, соединенным с лишением или ограничением прав состояния, либо с исключением из службы,
      б)    осужденных за кражу, мошенничество, присвоение вверенном» имущества, укрывательство похищенного, покупку и принятие в заклад заведомо краденною в виде промысла или полученною через обман имущества, за подлог, ростовщичество, лихоимство, сводничество, за тайное изготовление и продажу' спиртных напитков или за уклонение от воинской повинности,
      в)    состоящих иод судом или следствием по обвинению в вышеуказанных преступлениях и
      г)    содержащихся под стражей или отбывших таковое содержание но постановлениям следственных комиссий за противогосударственную деятельность.
      3)    Очереди призыва, сроки и условия службы, категории призываемых и изъятия как по состоянию здоровья и телесным недостаткам, так и по службе в предприятиях государственно-необходимых устанавливаются каждый раз в законодательном порядке.
      4)    При возникновении надобности в обеспечении лицами интеллигентного или технического труда учреждений правительственных или общественных начальники ведомств входят с представлениями в Совет министров о необходимости призыва соответствующей категории лиц, а равно и с представлениями о признании частных предприятий государственно-необходимыми и об обеспечении их необходимым персоналом.
      5)    Предварительная разработка законодательных предположений о призыве (ст. 4), принятие подготовительных мер к призыву, производство дел и веление общего списка призываемых, общее руководство призывом и сообщение сведений и списков принятых на учет подлежащим ведомствам, сообразно заявленным требованиям, возлагается на управление делами Верховного правителя и Совета министров, которое случаи сомнительные и спорные вносит на рассмотрение междуведомственной комиссии, состоящей под председательством помощника управляющего из представителей всех ведомств.
      6)    Призванные по всеобщей гражданской трудовой повинности лица разделяются на два разряда: а) состоящих на учете и б) отбывающих гражданскую трудовую повинность.
      7)    От отбывания гражданской трудовой повинности освобождаются лица, признанные по состоянию своего здоровья к службе, указанной в акте о призыве, негодными.
      8)    Не призываются к отбыванию военно-гражданской трудовой повинности:
      а)    лица, призванные к отбыванию воинской повинности, состоящие на действительной военной и военно-морской службе /597/
      б) женщины, 1) на обязанности коих лежит воспитание несовершеннолетних детей, не достигших 16 лет, и 2) мужья коих отбывают военную или гражданскую трудовую повинность или состоят добровольцами в армии или флоте.
      9)    По объявлении призыва все граждане, до коих призыв относится, обязаны сообщить себе учреждению, ведающему учетом на месте, все сведения, перечисленные в призывной карточке.
      Примечание: Срок для дачи этих сведении, а также те учреждения, на кои возлагается обязанность учета на местах и определение пригодности по состоянию здоровья, устанавливаются в постановлении о призыве.
      10)    Постановления и распоряжения учреждений, ведающих учет[ом] на местах, и определение пригодности по состоянию здоровья могуб быть обжалованы административному судье.
      11)    В призывной карточке сообщаются следующие сведения.
      а)    имя, отчество и фамилия,
      б)    год рождения или возраст,
      в)    местожительство,
      г)    семейное положение,
      д)    особые телесные недостатки,
      е)    степень и род образования,
      ж)    род службы, занятия и профессия,
      з)    размер получаемого содержания и заработка,
      и)    отношение к отбыванию воинской и гражданской трудовой повинности,
      к)    другие сведения, устанавливаемые в актах о призыве.
      12)    Призывная карточка заполняется в двух экземплярах, подписываемых призываемым; на паспорте или ином удостоверении личности призываемого делается пометка о явке к учету.
      13)    Принятые на учет обязаны уведомлять местное учреждение, ведающее учетом, о перемене своего местожительства.
      14)    Не позже семи дней от окончания срока учета все призывные карточки в одном экземпляре отсылаются в инспекторское отделение управления делами Верховного правителя и Совета министров, а вторые экземпляры остаются на хранении в учреждениях, ведающих учет[ом] на местах.
      15)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в каком-либо правительственном или общественном учреждении считаются отбывающими военную и гражданскую трудовую повинность службой в том самом учреждении с момента призыва, не освобождаясь от обязанностей, установленных ст. 9,11 и 12; в случае прекращения деятельности этого учреждения они переходят в положение состоящих на учете.
      Примечание: Переход служащих из одного учреждения на службу в другое совершается по правилам Устава о службе гражданской и дополнительных узаконений.
      16)    Занимающие две или более должностей в учреждениях правительственных или общественных вправе указать ту должность, по которой они должны считаться отбывающими гражданскую трудовую повинность, о чем обязаны заявить в срок, указанный в примечании к ст. 9 сего постановления. /598/
      17) Священнослужители всех вероисповеданий, состоявшие на службе приходов и религиозных общин, настоятели и наставки старообрядческих общин, а равно законо- и вероучители во время учебных занятий считаются исполняющими государственно-необходимые обязанности и освобождаются от учета (ст. 9, 11 12).
      Остальные священнослужители могут быть привлекаемы к службе, соответствующей их назначению, по предварительному сношению с подлежащею церковною властью.
      Монашествующие (постриженные) могут быть привлекаемы к соответствующей их обетам службе в пределах монастырскою общежития, а вне этих пределов — по сношению с церковною властью.
      18)    Определение на службу состоящих на учете сообразно их положению, степени образования и технических познаний возлагается на начальников подлежащих ведомств по их усмотрению согласно правилам определения на должности и увольнения от них (Собр[ания] узак[онений] и расп[оряжений] правительства,) № 63, 1917 т., со 369), и призываемые признаются отбывающими гражданскую трудовую повинность с момента определения их на службу.
      19)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность службой в правительственных или общественных учреждениях подчиняются в прохождении службы правилам Устава о службе гражданской и дополнительных узаконений.
      20)    Надзор за правильностью и своевременностью оплаты груда состоящих па службе по выборам и назначению в юродских и земских учреждениях возлагается па министерство внутренних дел.
      21)    В случае неполучения в течение недельного срока вознаграждения липами, отбывающими трудовую гражданскую повинность в общественных учреждениях, эти лица освобождаются от несения повинности в данном учреждении и вновь поступают на учет.
      22)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность не могут быть уволены от занимаемых ими должностей или освобождены от возложенных на них обязанностей по одностороннему их о том заявлению.
      Примечание: Означенное правило не применяется к главным начальникам ведомств, их товарищам и помощникам.
      23)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в правительственных или общественных учреждениях увольняются, в случае их о том ходатайства, от занимаемых ими должностей по состоянию своего здоровья (ст. 7) и по условиям, означенным в ст. 8 п[ункта] «б» в порядке, предусмотренном примечанием к ст. 9 сего постановления.
      24)    Виновные в неисполнении требований об учете, в сообщении о себе заведомо неправильных сведений, перечисленных в призывной карточке, и в уклонении от отбивания всеобщей гражданской трудовой повинности в должностях, им для сего назначенных, подвергаются тюремному заключению до шести месяцев или аресту до трех месяцев или штрафу до двух тысяч рублей.
      25)    В случае призыва лица, отбывающего гражданскую трудовую повинность, к отбыванию воинской повинности или поступления его на военную и военно-морскую службу добровольцем он освобождается от первой из сих повинностей, а в случае признания его негодным к отбыванию воинской повинности, он возвращается к отбыванию гражданской трудовой повинности. /599/
      2. Поручить управлению делами Верховною правителя и Совета министров окончательное редактирование законопроекта о всеобщей трудовой гражданской повинности, а также выработку вводного декларативного к нему обращения с указанием мотивов, побудивших правительство издать указанный закон, после чете: внести законопроект о всеобщей трудовой гражданской повинности на утверждение Совета министров. /600/

      Журнал № 113 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    1 мая 1919 г.
      ...
      [Слушали:] XII. Представление управляющего морским министерством от 1 апреля с. г. за № 164 о дополнении Уложения о наказаниях уголовных и исправительных статьями 5203 и 5204.
      [Постановили: XII.] 1. Дополнить Уложение о наказаниях уголовных и исправительных статьями 5203—520* следующего содержания:
      «5203. Виновный в том, что, состоя на государственной или общественной службе, выдал лицу, поступающему добровольцем в армию или во флот, удостоверение, в коем скрыл известные ему обстоятельства прикосновенности того лица к деятельности советской власти или к участию в иных преступных деяниях, наказывается заключением в тюрьме или крепости на время от четырех до восьми месяцев.
      Сие наказание возвышается одной или двумя степенями, когда деяние это учинено по должности, а когда сие учинено по должности из корыстных видов, то виновный приговаривается к наказанию, положенному в статье 373 Уложения о наказаниях.
      Если же удостоверение с несогласными с действительностью сведениями было выдано без всякого противозаконного намерения, а по одной неосмотрительности, то виновный наказывается: если деяние совершено по должности — заключением в крепости на время от четырех месяцев и удалением от должности, а если сие учинено не по должности — аресту на время от одного до трех месяцев.
      5204. Виновный в представлении при поступлении добровольцем в армию или во флот подложного свидетельства или свидетельства, содержащего заведомо не соответствующие действительности сведения о своей прежней деятельности, наказывается заключением в тюрьме на время от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев с лишением некоторых по ст. 50 Уложения о наказаниях особенных прав и преимуществ».
      2. Настоящее постановление ввести в действие до распубликования его Правительствующим сенатом. /617/

      Журнал № 117 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    6 мая 1919 г.
      ...
      [Слушали:] IX. Представленный управлением делами Верховного правителя и Совета министров в окончательной редакции проект постановления Совета министров о всеобщей гражданской трудовой повинности.
      [Пошановили: IX.] Утвердить проект постановления Совета министров о всеобщей гражданской трудовой повинности в следующей редакции:
      Постановление Совета министров о всеобщей гражданской трудовой повинности.
      Законодательными актами [от] 4 марта и 3 апреля 1919 года все молодые интеллигентные силы страны были призваны в ряды войск для вооруженной борьбы с большевизмом.
      Ныне, исходя из убеждения, что и на поприще службы гражданской и общественной каждый гражданин обязан в настоящий решительный час, требующий напряжения всех сил государства, отдать свои знания, силы и опыт великому делу возрождения Родины, Совет министров в качестве меры временной и чрезвычайной постановил объявить всеобщую гражданскую трудовую повинность на следующих основаниях:
      1)    Всеобщая гражданская трудовая повинность заключается в обязательной службе в учреждениях правительственных, земских и городских.
      2)    Всеобщей гражданской трудовой повинности подлежат российские граждане обоего пола интеллигентных профессий или технического образования в возрасте от 18 до 55 лет, за исключением:
      а)    присужденных к наказаниям, соединенным с лишением или ограничением прав состояния либо с исключением из службы;
      б)    осужденных за кражу, мошенничество, присвоение вверенного имущества, укрывательство похищенного, покупку и принятие в заклад заведомо краденного в виде промысла или полученного через обман имущества, за подлог, ростовщи-/637/-чество, лихоимство, сводничество, за тайное изготовление и пролажу спиртных напитков или за уклонение от воинской повинности;
      в)    состоящих пол судом или следствием по обвинению в вышеуказанных преступлениях (пункты «а» и «6») и
      г)    содержащихся под стражей или отбывших таковое содержание по постановлениям следственных* комиссий за противогосударственную деятельность.
      3)    Очереди призыва, сроки и условия службы, категории призываемых и изъятия как но состоянию здоровья и телесных недостатков, так и но службе в государственно-необходимых предприятиях устанавливаются каждый раз в законодательном порядке.
      4)    При возникновении надобности в обеспечении лицами интеллигентных профессий или технического образования учреждений правительственных, земских и городских и невозможности комплектования их иным способом начальники ведомств входят с представлениями в Совет министров о необходимости призыва соответствующей категории лиц.
      5)    Предварительная разработка законодательных предположений о призыве (ст. 4), принятие подготовительных мер к призыву, производство дел и веление общего списка призываемых, общее руководство призывом и сообщение сведений и списков принятых на учет подлежащим ведомством, сообразно заявленным требованиям, возлагается на управление делами Верховного правителя и Совета министров, которое случаи сомнительные и спорные вносит на рассмотрение междуведомствен!гай комиссии, состоящей иод прслссдатсльством помощника управляющего из представителей всех ведомств.
      6)    Призванные по всеобщей гражданской трудовой повинности лица разделяются на два разряда:
      а) состоящих на учете и б) отбывающих гражданскую трудовую повинность.
      7)    От отбывания гражданской трудовой повинности освобождаются лица, признанные по состоянию здоровья к службе, указанной в акте о призыве, негодными.
      8)    Не призываются к отбыванию всеобщей гражданской трудовой повинности.
      а)    лица, призванные к отбыванию воинской повинности или состоящие на действительной военной или военно-морской службе,
      б)    женщины, 1) на обязанности коих лежит воспитание несовершеннолетних детей, не достигших 16 лет, и 2) мужья коих отбывают воинскую и гражданскую трудовую повинность или состоят добровольцами в армии и флоте.
      9)    По объявлении призыва все граждане, до коих призыв относится, обязаны сообщить о себе учреждению, ведающему учетом на месте, все сведения, перечисленные в призывной карточке.
      Примечание: Срок для дачи этих сведений, а также те учреждения, на кои возлагается обязанность учета на местах и определение пригодности по состоянию здоровья, устанавливаются в постановлении о призыве.
      10)    Постановления и распоряжения учреждений, ведающих учетом на местах, и определение пригодности по состоянию здоровья могут быть обжалованы административному судье.
      11) В призывной карточке сообщаются следующие сведения:
      а) имя, отчество и фамилия, /638/
      б)    год рождения или возраст,
      в)    местожительство,
      г)    семейное положение,
      д) особые телесные недостатки,
      е)    степень и род образования,
      ж)    род службы, занятия и профессия,
      з)    размер получаемого содержания и заработка,
      и)    отношение к отбыванию воинской и гражданской трудовой повинности,
      к)    другие сведения, устанавливаемые в актах о призыве.
      12)    Призывная карточка заполняется в двух экземплярах, подписываемых призываемым; на паспорте или ином удостоверении личности призываемого делается пометка о явке к учету.
      13)    Принятые на учет обязаны уведомлять местное учреждение, ведающее учетом, о перемене своего местожительства.
      14)    Не позже семи дней от окончания срока учета все призывные карточки в одном экземпляре отсылаются в инспекторское отделение управления делами Верховною правителя и Совета министров, а вторые экземпляры остаются на хранении в учреждениях, ведающих учет[ом] на местах.
      15)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в учреждениях правительственных, земских и городских по назначению или но выборам считаются отбывающими всеобщую гражданскую трудовую повинность службой в том самом учреждении с момента призыва, нс освобождаясь от обязанностей, установленных статьями 9, 11 и 12; в случае прекращения деятельности этого учреждения они переходят в положение состоящих на учете.
      16)    Занимающие две или более должностей в учреждениях правительственных, земских и юродских вправе указать ту должность, но которой они должны считаться отбывающими гражданскую трудовую повинность, о чем обязаны заявить в срок, указанный в примечании к статье 9 сею постановления.
      17)    Священнослужители всех вероисповеданий, состоящие на службе приходов и религиозных общин, наставники и настоятели старообрядческих общин, а равно законо- и вероучители во время учебных занятий считаются исполняющими государственно-необходимые обязанности и освобождаются от учета. Остальные священнослужители могут быть привлекаемы к службе, соответствующей их назначению, по предварительному соглашению с подлежащей церковной властью.
      Монашествующие (постриженные) могут быть привлекаемы к соответствующей обетам службе в пределах монастырского общежития, а вне этих пределов — по сношению с церковной властью.
      18)    Определение на службу состоящих на учете сообразно их положению, степени образования и технических познаний возлагается на начальников подлежащих ведомств по их усмотрению согласно правил определения на должности и увольнения от них, и призываемые признаются отбывающими гражданскую трудовую повинность с момента определения их на службу.
      19)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность службой в правительственных, земских и городских учреждениях подчиняются в прохождении службы правилам Устава о службе гражданской и дополнительных узаконений. /639/
      20)    Надзор за правильностью и своевременностью оплаты труда назначенных на службу в городских и земских учреждениях возлагается на министерство внутренних дел.
      21)    В случае просрочки свыше семи дней в уплате вознаграждения лицам, отбывающим гражданскую трудовую повинность в земских и городских учреждениях, эти лица освобождаются от службы в данных учреждениях и вновь поступают на учет.
      22)    Отбывающие гражданскую трудовую повинность не могут быть уволены от занимаемых ими должностей или освобождены от возложенных на них обязанностей по одност ороннему их о том заявлению.
      Примечание: Означенное правило не применяется к главным начальникам ведомств, их товарищам и помощникам.
      23)    Состоящие в момент объявления призыва на службе в правительственных, земских и городских учреждениях увольняются в случае их о том ходатайства от занимаемых ими должностей по состоянию своего здоровья (сг. 7) и по условиям, означенным в статье 8, в пункте «б» в порядке, предусмотренном примечанием к статье 9 сего постановления.
      24)    Виновные в неисполнении требований об учете в сообщении о себе заведомо неправильных сведений, перечисленных в призывной карточке, и в уклонении от отбывания всеобщей гражданской трудовой повинности в должностях, им для сего назначенных, подвергаются тюремному заключению до шести месяцев или аресту до трех месяцев или штрафу до двух тысяч рублей.
      25)    В случае призыва лица, отбывающего гражданскую трудовую повинность, к отбыванию воинской повинности или поступления его на военную и военно-морскую службу добровольцем он освобождается от первой из сих повинностей, а в случае признания его негодным к отбыванию воинской повинности он возвращается к отбыванию гражданской трудовой повинности. /640/

      Журнал № 121 заседания Совета министров Российского правительства
      [г. Омск]    9 мая 1919 г.
      ...
      Слушали: I. Представление министра труда от 15 апреля с. г. за № 919/2393 об изменении и дополнении действующих узаконений о порядке прекращения и изменения договора найма рабочих в промышленных предприятиях на срок неопределенный и об установлении особого вознаграждения для работающих при отдельных случаях прекращения договора.
      Постановили: I. 11.] Произвести в Уставе о промышленном труде (Св[од| зак[()но»|, т[ом] XI, ч[асть] 2, разд[ел] II, по прод[олжению] 1913 г.) нижеследующие изменения и дополнения:
      1)    Статью 42, примечание к статье 52 и статью 55 Устава о промышленном труде изложить следующим образом:
      Ст. 42. Наем рабочих и служащих во всех принадлежащих государству, земствам, обществам, товариществам и частным лицам, ремесленным, фабрично-заводским, горным, горнозаводским, торговым, промышленным, железнодорожным, судоходным но внутренним водам (по рекам, каналам, внутренним морям и озерам), трамвайным, строительным, частным, страховым и кредитным предприя-/655/-тиям совершается на основаниях общих постановлений о временном найме с дополнениями, изложенными в нижеследующих статьях.
      Примечание 3:1 правила, в сей первой главе [в] отделении первом изложенные имеют силу для всех без различия пола и возраста рабочих и лиц, служащих по найму в предприятиях, означенных в статье 42, за исключением рабочих и служащих железнодорожных предприятий общего пользования.
      Примечание к статье 5: При отказе от договора, исходящем от предприятия в порядке сей статьи, последнее обязано предоставить рабочему время на приискние новой работы в общей сложности не менее двадцати четырех рабочих часов с тем, чтобы выбор рабочих дней или часов производился по соглашению рабочего с предприятием.
      Статья 55. Рабочий, не получивший в срок причитающейся ему платы не по собственной своей вине, имеет право требовать судебным порядком расторжения заключенного с ним договора. По законному на сем основании, в течение месяца, иску рабочего, если просьба его будет признана уважительною, в его пользу присуждается, сверх должной ему предпринимателем суммы, особое вознаграждение в размере: при срочном договоре — не превышающем двухмесячного его заработка, при договоре на срок неопределенный — двухнедельного заработка при пребывании рабочего в предприятии менее шести месяцев, четырехнедельного заработка — при пребывании рабочего в предприятии от шести месяцев до одного года и шестинедельного заработка — при пребывании рабочего в предприятии свыше одного года.
      2)    Дополнить Устав о промышленном труде статьей 611 следующего содержания:
      Статья 61. В случаях прекращения работодателем договора о найме на срок неопределенный по основаниям, указанным в пункте 4 статьи 61, таковой обязан выдать увольняемому вознаграждение в размере двухнедельного заработка рабочим, пробывшим в предприятии на работах от шести месяцев до одного года и в размере месячного заработка рабочим, пробывшим на работах более одного года.
      Примечание: Установленное настоящей статьей вознаграждение выдается из расчета среднего дневного заработка увольняемого в течение последних шести недель, причем в состав заработка включаются получаемые увольняемым or предприятия все виды довольствия натурой, исчисляемые по действительной их стоимости.
      2.    Настоящее постановление ввести в действие до обнародования его Правительствующим сенатом.
      [Слушали:] II. Представление министра юстиции от 30 апреля с. г. за № 788/347 об изменении редакции 129 статьи Уголовного уложения.
      [Постановили: II.] 1. В[о] изменение и дополнение статьи 129 Уголовного уложения (т[ом] XV, изл[анис] 1909 г.) и в отмену законов от 6 и 19 июля 1917 гола (Собр[ание] узаконений] за 1917 г., № № 201, 222, сг. сг. 1243 и 1508) статью 129 Уголовного уложения изложить в следующей редакции:
      «Виновный в произнесении или чтении публичной речи, или сочинения или в распространении, или публичном выставлении сочинения, или |н] изложении возбуждающих:
      1) к учинению бунтовщического или изменнического деяния; /656/
      2)    к насильственному изменению существующего в государстве общественного строя;
      3)    к неповиновению или противодействию закону, или обязательному постановлению, или законному распоряжению власти;
      4)    к убийству, разбою, грабежу, погромам и другим тяжким, кроме указанных выше, преступлениям, а также к насилию над какой-либо частью населения;
      5)    к нарушению воинскими чинами обязанностей военной службы;
      6)    к неисполнению железнодорожными служащими, мастеровыми и рабочими законов или законных распоряжений власти, касающихся железнодорожной службы;
      7)    к отказу или уклонению от исполнения воинской повинности;
      8)    вражду между отдельными частями или классами населения, или между хозяевами и рабочими — наказывается:
      за возбуждение пунктами первым, вторым, четвертым, пятым, шестым и седьмым сей статьей предусмотренное — срочной каторгой или заключением в исправительном доме на срок не ниже трех лет,
      за возбуждение пунктами третьим и восьмым сей статьи предусмотренное — заключением в исправительном доме на срок не свыше трех лет или заключением в тюрьме.
      Если 1) виновный возбуждал действовать способом, опасным для жизни многих лиц;
      2) последствием возбуждения были причинение убийства, разбоя, грабежа, погрома и другого, тяжкого, кроме указашшх выше, преступления, а также насилия над какой-либо частью населения, то виновный, если не подлежит более строгому наказанию как соучастник учиненного преступного деяния, наказывается за возбуждение пунктами первым, вторым, четвертым, пятым, шестым и седьмым первой части сей статьи предусмотренное, каторгой на срок не ниже шести лет,
      за возбуждение пунктами третьим и восьмым первой части сей статьи предусмотренное — заключением в исправительном доме на время не ниже трех лет.
      Если возбуждение хотя и не сопровождалось признаками, означенными во второй части сей статьи, но имело место во время войны или гражданской смуты, то виновный наказывается:
      за возбуждение пунктами первым, вторым, четвертым, пятым, шестым и седьмым первой части сей статьи предусмотренное — каторгой без срока или на срок не ниже восьми лет».
      2.    Пункты 2 и 4 статьи 129 Уголовного уложения по изданию 1909 года и законы [от] 6 и 19 июля 1917 года (Собр[ание] узак[онений] за 1917 г., ст. сг. 1243 и 1508) отменить.
      3.    Настоящее постановление ввести в действие до обнародования его Правительствующим сенатом.
      4.    Поручить министру юстиции по соглашению с министром путей сообщения разработать вопрос о наказании виновных в возбуждении к совершению преступлений, предусмотренных пунктом 6-м настоящего постановления, служащих, мастеровых и рабочих водного транспорта.
      ... /657/
    • Граф М. Т. Лорис-Меликов и его "Конституция"
      Автор: Saygo
      Мамонов А. В. Граф М. Т. Лорис-Меликов: к характеристике взглядов и государственной деятельности // Отечественная история. - 2001. - № 5. - С. 32 - 50.