Вяткин В. В. Алексей Иванович Мусин-Пушкин

   (0 отзывов)

Saygo

Вяткин В. В. Алексей Иванович Мусин-Пушкин // Вопросы истории. - 2013. - № 9. - С. 20-32.

В истории отечественной культуры и Русской православной церкви неизгладимо имя Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. Жизнь его уникальна: эффективный и честный труд чиновника он совмещал с культуртрегерством; не только общество, но и церковь остро нуждалась в подобных высоко просвещенных деятелях. Одна лишь находка и публикация им "Слова о полку Игореве" говорит о многом.

Существуют разные взгляды на его труды и личный облик. Уже в 1824 г., спустя семь лет после смерти Мусина-Пушкина, К. Ф. Калайдович подал поводы для его обвинений, заявив, что тот получил Лаврентьевскую летопись из Рождественского монастыря во Владимире, что противоречило объяснению самого Мусина1, которого стали винить в присвоении монастырских рукописей. В советский период в том же смысле выступил Л. А. Дмитриев. В 1964 г. происходила дискуссия о предполагаемой фальсификации "Слова...", причем эта версия А. А. Зимина была отвергнута2. Более сдержанно о "вине" Мусина писал в 1988 г. В. П. Козлов, заявивший об "изъятии" им рукописей из церковных хранилищ, хотя как будто и оправдал, назвав изъятие "традиционным способом собирательства"3. В последнее время вышла наиболее благожелательная работа о Мусине А. И. Аксенова. Но и версии о присвоении рукописей все еще распространяются, Мусина продолжают осуждать: "ловкий царедворец", "предприимчивый вельможа", искавший "максимальной для себя выгоды" и др. Будем считать, что полемика не завершилась. Дальнейшие исследования прольют новый свет на проблему. Важно также изучить деятельность Мусина в Синоде, о чем пока известно мало. Ведь именно в этот период он обрел "Слово о полку Игореве".

Johann-Baptist_Lampi_Musin-Pushkin..thum

Alexei_Ivanovich_Musin-Pushkin_by_Lampi.

Представитель знатного дворянского рода, Мусин родился в Москве 16 марта 1744 года. Не будет преувеличением сказать, что он получил прекрасное для своего времени образование. Сначала - домашнее, а в возрасте 13 лет он поступил в Петербургскую артиллерийскую школу, ставшую в 1758 г. еще и инженерной. В начале 1760-х годов в ней преподавал Я. П. Козельский, энциклопедист и просветитель, увлеченный идеей о справедливом обществе без крепостного права и религиозного мракобесия. Преподавание в школе было поставлено на высоком уровне, воспитанникам выписывали иностранные периодические издания. То было героическое для России время побед над Пруссией, в Семилетней войне. О военной доблести мечтали многие: не избежал этого и юный Мусин. По окончании школы он проходил военную службу. Но время сражений миновало. Вершиной армейского успеха стало адъютантство при влиятельнейшем генерал-аншефе Г. Г. Орлове, фаворите Екатерины II. Казалось, перед Мусиным открывались блестящие перспективы на военном поприще, но в 1772 г. Орлов был отправлен в отставку. Пришлось уволиться и Мусину - уволиться "в чужие края"4.

В 1772 г., освободившись от службы, он отправился в путешествие по Европе, побывал в Германии, Нидерландах, Англии, Франции, Швейцарии и Италии. Хорошее знание языков помогало в общении с зарубежными деятелями культуры. В Европе он начал свой дневник - "Повседневные записки", больше рассуждая о "художествах", но делая заметки также и о сведениях "исторических и политических". Променады по Европе немало значили в формировании мировосприятия русской интеллигенции той поры. Лучшие ее представители, как Мусин, странствуя на чужбине, укреплялись в любви к отечеству, подобно Н. М. Карамзину, который в "Письмах русского путешественника" признался: "Было время, когда я, почти не видав англичан, восхищался ими... Теперь вижу англичан вблизи, отдаю им справедливость, хвалю их - но похвала моя так холодна". И вот Карамзин восторгается: "Берег! Отечество!.." ("Повседневные записки", увы, не дошли до наших дней.)

Вернувшись на родину в 1775 г., Мусин состоял при дворе в звании церемониймейстера; в 1784 г. он дослужился до действительного статского советника и занимал ответственные должности; в 1789 г. он был поставлен управляющим привилегированным учебным заведением - Гимназией (в дальнейшем Корпус) чужестранных единоверцев, открытой первоначально при той Школе, где учился Мусин, но в 1783 г. ставшей самостоятельной. Сюда поступали греческие мальчики, становившиеся по окончании учебы офицерами, подготовленными для участия в решении "Восточного вопроса". При корпусе была своя типография. Благодаря Мусину, попавшему в знакомую ему обстановку, обучение "единоверцев" улучшилось. Прекрасная библиотека пополнялась литературой на разных языках, для занятий естественными науками приобретались физические инструменты. Обстановка интеллектуального подъема требовала таких шагов. Одновременно Мусин старался о духовном воспитании своих подопечных. В 1793 г. он добился, чтобы одна из церквей была передана в ведение Корпуса, и позаботился об утвари для нее5. В 1795 г. в Корпус поступило 40 икон, хранившихся в синодальном архиве6. Педагогическая деятельность Мусина успешно развивалась.

В 1793 г. он получил чин тайного советника. Но на чиновничьей стезе вся широта его натуры не раскрывалась. С наибольшим интересом он посвящал свои усилия археологии, текстологии, нумизматике, публикации памятников старины: "Изучение отечественной истории с самых юных лет было одно из главнейших моих упражнений"7.

Мусин собрал богатую коллекцию монет и старинных рукописей, многие бумаги выдающихся россиян: митрополита Ростовского Димитрия (Туптало), В. Н. Татищева, И. Н. Болтина, И. П. Елагина и др. Летопись патриарха Никона, правленная патриархом, также оказалась в руках Мусина. В 1791 г. он купил "великую кучу" уникальных материалов - архив историка П. Н. Крекшина, включая бесценный "Летописец преподобного Нестора...", известный как Лаврентьевская летопись, а также "Журнал" Петра I (собственноручные его записки) в 27 книгах и многое другое. "Немалыми трудами и великим иждивением"8, как говорил он сам, сформировалась эта коллекция. Потребовалось создать хранилище древностей. Для размещения нумизматических редкостей он завел "мюнцкабинет", где хранилось и "сребро Ярославле". Для своего собрания книг он получал целые библиотеки, как книги профессора Московского университета А. А. Барсова.

О коллекционерстве Мусина знали современники. Поэт Г. Р. Державин подарил ему ряд своих автографов. Коллекция пополнялась и благодаря Екатерине II, передавшей ему, в частности, ряд своих записок для нового Уложения. Порой помогали родственные связи. Супруга Мусина Екатерина Алексеевна приходилась племянницей влиятельному М. Н. Волконскому. Для приобретений в древних русских городах он "учредил комиссионеров", приказав им платить "щедро" за покупки, предназначенные для коллекции9.

В увлечении стариной Мусин не был одинок, сформировав "Кружок любителей отечественной истории", с которым был связан Карамзин. Теоретической базой кружковцев стали взгляды историка Татищева. Участники кружка ставили себе задачей пропаганду знаний о прошлом и считали историю сильным средством воздействия на народ: эпоха Просвещения влияла и на их деятельность. А трудов требовалось много: в XVIII в. российская историческая наука лишь зарождалась.

По свидетельству С. В. Мещерской, он "был любитель всего, достойного замечания", и даже "покровитель всего хорошего"10. Протопоп Архангельского собора Московского кремля Петр Алексеев писал о "достохвальном к редким рукописям любопытстве" "любезно почитаемого ото всех господина обер-прокурора" - Мусина-Пушкина. Одновременно протопоп "порадовался, что из светских людей есть еще особы, занимающиеся не суесловием, а полезными для слышания беседами"11. И действительно, собеседники Мусина, открывая для себя много нового в истории России, проникались гражданственными чувствами. Сын его Владимир стал декабристом.

Обладая тонким эстетическим вкусом, Мусин собрал коллекцию европейской живописи, включая полотна Леонардо да Винчи, Рафаэля, Корреджо, Рубенса, других великих мастеров, обширную портретную галерею. В коллекции были также эстампы и бронза, приобретенные в Европе. В 1785 г. он был избран почетным членом Академии художеств, а в дальнейшем стал ее президентом. На поощрение академических членов - авторов лучших работ он жертвовал собственные средства, поддерживая отечественную художественную школу. В 1797 г. за счет его жалованья премировали скульптора М. И. Козловского, автора группы "Минерва с гением", живописцев А. Е. Мартынова, писавшего виды Италии, и В. Л. Боровиковского, создавшего портреты Бутурлиных. Скульптор получил 500 руб., живописцы - по 200; Боровиковскому Мусин заказал портрет своей жены. В XVIII в. русское светское искусство лишь прорастало, и такая поддержка значила много. Президент-меценат заботился и об академической библиотеке, пополнении ее фондов. Он добился, чтобы профессура Академии была преимущественно русской; в 1796 г. для подкрепления ее средств предложил выдавать ученикам лишь половину выручки от продажи их работ, чтобы остальное шло в казну12. Но не все шло гладко; известно, что не сложились у него отношения с художником Д. Г. Левицким. Но кто сможет избежать конфликтов? Конец президентства был омрачен и кражей вещей, поступивших из Корпуса единоверцев.

В 1789 г. президент Российской Академии наук Е. Р. Дашкова ввела его в Академию действительным членом13. Надежды, возлагаемые на него, он оправдал. Занимаясь российской историей, Мусин написал "Историческое исследование о местоположении Тмутараканского княжения", "Историческое замечание о начале и местоположении... Холопья городка" и др. В этих его опытах А. И. Аксенов усматривает "корни будущего исторического краеведения"14. Особенно много Мусин сделал для изучения истории и топографии Ярославской, Новгородской и Тверской земель. Достигнутые им успехи в науке получали признание, Московский университет избрал его своим почетным членом.

Екатерина II благоволила к нему; по свидетельству княгини Мещерской, императрица "ценила его дарования и даже пользовалась собранием его книг и рукописей"15, ждала от него всего, что ей пригодилось бы при составлении "Записок касательно российской истории"; со своей стороны, она передала ему немало интересных исторических материалов, с тем чтобы важнейшие из них были напечатаны в предоставленной ему типографии Горного корпуса. Черновики к ее "Запискам" тоже попали к Мусину. Порой именно через него она оказывала влияние на деятелей культуры. По ее желанию он поручил Н. Н. Бантыш-Каменскому составить историю униатов, которые в ходе разделов Польши стали во множестве российскими подданными.

Нравственный облик Мусина привлекал многие симпатии; Екатерина II признавала его добродетели; известен случай, когда ей пришлось извиняться перед ним: кланяясь ему, она коснулась рукой земли. О том, что он "носил нарочитое благоволение императрицы"16, писал Державин. И нужно признать, она разбиралась в людях.

Среди тех, кто адресовал ему слова благодарности, были и духовные лица, со многими из которых он имел "короткое знакомство и обращение"17. В феврале 1797 г. митрополит Санкт-Петербургский Гавриил (Петров) просил архимандрита Мелхиседека (Короткова): "Свидетельствуйте мое почтение... его превосходительству Алексею Ивановичу"18; епископ Тамбовский Феофил (Раев) называл Мусина своим "милостивым покровителем"19. Архиепископ Астраханский Никифор (Феотоки) подарил ему редкое греческое Евангелие, архиепископ Екатеринославский Иов (Потемкин) - "многочисленные редкие книги", добытые в Польше. От архиепископа Ростовского Арсения (Верещагина) он получил ростовские и ярославские письменные древности. Еще один иерарх - епископ Архангельский Аполлос (Байбаков), признавая его личные достоиства и ученые заслуги, завещал Мусину ряд книжных раритетов.

Его обер-прокурорские труды в Синоде начались 26 июля 1791 года. Ранее занятые посты за ним сохранялись. Назначая Мусина в церковное ведомство, Екатерина II учитывала в частности и его коллекционерскую практику. 11 августа она приказала собирать в Синоде древние рукописи и старопечатные книги, изымая их в церквях и монастырях. Мусин понимал, момент благоприятный: в богослужении переходили на печатные книги, отчего высвобождались многие рукописи. Дело пошло быстро, провинция не заставила себя долго ждать. Никифор (Феотоки) сообщил в августе 1791 г., что в библиотеке Астраханской духовной семинарии обнаружены две рукописи. В одной из них излагалась история России со времен Алексея Михайловича до Петра III с "предосудительным" высказыванием о последнем20. Поступали и более древние сочинения. Можно представить, как радовался Мусин-историк находкам бесценных сокровищ культуры. Но характерно, что, располагая столь большими возможностями, он помогал материалами и другим историкам. В 1795 г. с санкции Мусина к летописям из библиотеки Московской синодальной конторы был допущен профессор Московского университета Х. А. Чеботарев21. Но будет ошибкой думать, что его поставили обер-прокурором для собирательства.

Об обстоятельствах выдвижения Мусина в Синод свидетельствовал Бантыш-Каменский. По его словам, об этом назначении "неотступно просили" фаворита императрицы Г. А. Потемкина "синодалы"22. Зная о широких светских интересах и запросах Мусина, они рассчитывали на его безразличие к внутрицерковным делам, чтобы держать все в своих руках, что при Екатерине II однажды уже случилось. Но он подошел ответственно и к новым своим обязанностям, во многом оправдывая надежды императрицы на развитие, в интересах государства, обер-прокурорского контроля. Вполне закономерно, что по поводу назначения Мусина в 1794 г. главой Академии художеств иные синодальные члены стали просить императрицу об освобождении его от обер-прокурорской должности. Они жили по своим, корпоративным правилам: талантливый и честный Мусин им оказался не нужен.

Особое мнение имел Гавриил (Петров), писавший тогда же Екатерине II: "Время довольно открыло его (Мусина. - В. В.) благорасположение к наблюдению истины, твердость намерений, удаленную от пристрастия, приверженность к Церкви, порядочное течение дел. Ныне, услышав, что он пожалован президентом Академии художеств, Синод просит Ваше Императорское Величество оставить его и при Синоде обер-прокурором". Это, добавил Петров, "составит и для Синода и для просителей особливое счастье"23. Тем не менее в Синоде обнаружилось недоброжелательство к Мусину.

Учредив в 1722 г. должность синодального обер-прокурора, Петр I рассчитывал на его контролирующую функцию, не ставя целью расширение его полномочий. Индивидуальное начало в лице обер-прокурора добавлялось к коллегиальному (синодальному присутствию), мирское - к иерархическому, причем не для борьбы, а для объединения сил.

Но государство, созданное Петром, наращивая свой потенциал, не было застраховано от бюрократизации во всех его частях, не исключая прокуратуры. К тому же правовая культура архиереев, само их уважение к закону оказались ничтожны, и Синод был обречен на внутренние коллизии, противостояние синодального присутствия и главного церковного чиновника, долгую "борьбу за преобладание". Еще первые обер-прокуроры24 столкнулись с мощным сопротивлением синодальных архиереев. Но стремление к законности, осторожность в действиях позволяла обер-прокурорам играть в церковных делах благотворную, созидательная роль. Мусин, несмотря на выступление против него, остался в Синоде.

Он был детально осведомлен в обстоятлеьствах церковной жизни, о чем знал и Гавриил (Петров), и другие представители духовенства. В 1793 г. он описал ущерб, причиненный пожаром московскому Рождественскому "девичью" монастырю, и составил смету на восстановительные работы. При изучении дела обнаружилось, что настоятельница не доложила по церковным инстанциям о пожаре, и Мусин предложил Синоду обязать все церковные структуры сообщать "с первой почтой" обо всех чрезвычайных происшествиях, что Синод и исполнил25. В 1794 г. через Мусина прошли дела об исправлении ветхостей ставропигиальных Ново-Иерусалимского и Бизюкова монастырей26. В 1795 г. по ходатайству обер-прокурора был воссоздан Симонов монастырь в Москве, закрытый в 1771 г. для превращения в чумной госпиталь27. Почему-то никто из синодального присутствия не проявил такой заинтересованности, хотя страшная эпидемия не возвращалась.

Могло казаться, ничто не ускользает от его взгляда. В 1796 г. прокурор Синодальной конторы Л. И. Сечкарев получил от Мусина предписание исследовать известия о "якобы бываемых" новых чудесах при гробницах митрополитов Киприана и Фотия в Успенском соборе Московского кремля28. Примерно тогда же он предложил Синоду разобраться с чудесами, будто бы происходившими в Успенском соборе Пскова29. В то время множились разглашения ложных чудес. Мусин же хотел лишь проверенной информации, желая вести дела по-настоящему эффективно. Эпоха Просвещения с ее рационализацией мышления налагала отпечаток на его труд.

Повседневно он ставил генерал-прокурора Сената в известность о событиях церковной жизни, о таких фактах, как смерть архиерея, казус в браке высокопоставленного лица и др.30 Неотступное участие государства в церковных делах отвечало условиям эпохи и требовало такого взаимодействия, сближения с генерал-прокурором А. Б. Куракиным. Вместе с ним Мусин делал предложения Синоду; сотрудничество Синода с Сенатом как задачу ставил пред обер-прокурором еще Петр I.

Используя свою власть и влияние, Мусин вникал и в кадровые перестановки. В 1792 г. при его участии архимандрит Иоанникий (Заварицкий) был переведен из Нижнего Новгорода в Донской монастырь, причем по просьбе светского лица. В том же году, продвигая своего протеже на пост архимандрита Ново-Иерусалимского монастыря, Бантыш-Каменский сообщил Куракину: "Сегодня пишу о сем Алексею Ивановичу г. Пушкину и, прося его о доставлении сего места сему, а не другому..."31. В 1792 г. Мусин занимался также определением архимандрита в Толгский монастырь близ Ярославля32, недалеко от которого располагалось его имение.

Влиятельное положение в нескольких учреждениях позволяло Мусину проводить перестановки. В 1795 г. не без его участия коллежский регистратор П. Вохмин был переведен из Академии художеств на канцелярскую работу в Синод, а в 1797 г. сановник проявил трогательную заботу о дьячке Павле Петрове, и его взяли на службу в ту же Академию33. Троих мастеровых из Московской синодальной типографии отдали в типографию Корпуса единоверцев, которую снабдили и церковными литерами34 и медными досками, выгравированными в Академии художеств. При этом не пострадали церковные интересы: в 1795 г. в Корпусе печатали летопись митрополита Димитрия (Туптало), затем - труды епископа Тихона (Соколова), тоже чтимого православными, и проповеди епископа Амвросия (Подобедова)35. Через обер-прокурора Мусина церкви помогала и Академия наук: Дашкова снабдила грузинским типографским шрифтом епископа Моздокского. Уже через два месяца после назначения Мусина обер-прокурором Академия издала по "требованию" Синода "Латинскую грамматику". Когда Академия испытывала трудности с изданием своих книг, их для нее печатала синодальная типография36.

Таким образом, Мусин умел построить отношения сотрудничества между разными ведомствами, руководствуясь отнюдь не личными целями. Возможности обер-прокурора в этом плане были велики, и это понимали в Синоде. Как заметил профессор Казанской духовной академии Ф. В. Благовидов, членам синодального присутствия приходилось "подчиняться влиянию Мусина-Пушкина и исполнять самые разнообразные предложения прокуратуры"37. Прокуратура развивалась и крепла, и Мусин занимал ключевое положение в церковном ведомстве.

Но позиция императрицы, старавшейся не стеснять "синодалов" в чисто церковных вопросах, влияла на деятельность Мусина в Синоде. К тому же она всегда могла связываться с синодальными членами и без посредничества обер-прокурора; такой порядок культивировал и Павел I, при котором Мусин тоже служил (правда, недолго). Приходилось искать свои пути, усиливавшие влияние обер-прокурора на канцелярском поприще, отсюда стремление "забирать в руки делопроизводство Синода" (неслучайно в 1795 г. он выступил с почином напечатать Инструкцию о делопроизводстве)38, что способствовало бюрократизации прокуратуры. Но бюрократизация усиливалась во всем самодержавном государстве.

Замечая изменения во взглядах императрицы, Мусин немедленно на это реагировал. Известен его циркуляр епархиальным архиереям о необходимости цензуровать все намеченные к произнесению проповеди. Требовалось противодействовать распространению "вольнолюбивых" идей в России - из опасений, связанных с Французской революцией XVIII века. Борясь за политическую выдержанность проповедей, он подчеркивал и важность их риторического качества39. Архиереи его понимали. Епископ Старорусский Афанасий (Вольховский) сообщил Мусину о своем распоряжении о том, чтобы проповедники, основываясь на Священном писании, не касались политических тем. Нашлись, однако, и несогласные. Один из архиереев заявил обер-прокурору, что цензура охладит пыл проповедников, но Мусин возразил, что предварительная цензура лишь освободит проповедников от опасностей40. Лучших церковных ораторов он замечал, как протопопа из Харькова Андрея Прокоповича, чьи проповеди благодаря ему были напечатаны в синодальной типографии41. Здесь угадывается влияние просветителя С. Е. Десницкого, писавшего о значении проповедей.

Укрепление дисциплины в Синоде, да и во всем церковном управлении, Мусин также считал своей задачей. Узнав, что митрополит Московский Платон (Левшин) просит оставить вместо себя в Синоде своего викария Серапиона (Александровского), епископа Дмитровского, Мусин предложил объявить Левшину выговор42. Ту же линию он проводил и в отношении других "синодалов". Наводя порядок, он настаивал, чтобы дела подписывали все, кто в них упомянут43, принимая на себя ответственность за принимаемые решения.

Деятельность всех синодальных чиновников оказалась под его пристальным контролем. Прокурору Московской синодальной конторы он напомнил в 1795 г., чтобы по всем делам связывался именно с ним, что вытекало из Инструкции обер-прокурора. Требовал, чтобы без его ведома и руководящих указаний в синодальной канцелярии ничего не делалось, чтобы, "под опасением взыскания", без его санкции "ни под каким видом" никому не выдавались синодальные дела44. Того же требовал и другой обер-прокурор С. В. Акчурин, работавший в Синоде раньше.

И если тем самым Мусин, как пишет Аксенов, "закрывал для широкого пользования... материалы монастырских архивов, поступавшие в Синод... сконцентрировав в своих руках монопольное пользование этими источниками"45, то по сути речь идет об элементарном порядке, наводя который, Мусин ссылался на "Генеральный регламент", узаконивший хранение служебной тайны46.

Строгость строгостью, но Мусин умел и поощрять. В 1793 г. он провел повышение жалованья канцелярским служащим Синода47. Требуя от других, сам обер-прокурор был образцом уважения порядка. В синодальном делопроизводстве есть любопытный документ - прошение супруги Мусина Екатерины Алексеевны об удалении за оформление незаконных браков священника Михаила Дементьева, служившего близ Калуги48. Понятно, почему поднять вопрос следовало именно ей: Мусин мог и сам решить проблему, тем более что ею уже занимался, предложив Синоду в 1792 г. объявить по епархиям о недопустимости незаконных венчаний49, но он предпочел не испытывать свою административную мощь на провинциальном "попе". К тому же, трудясь рядом с блистательными женщинами - Екатериной II и Екатериной Дашковой, он не был ретроградом в женском вопросе. Да и ценности Просвещения, возвышающие личность женщины, не были ему чужды.

Постепенно ширился круг его забот. В 1792 г. он определял место рукоположения в епископы архимандрита Иова (Потемкина), в 1794 г. занимался пересылкой ризниц "в разные места", оказанием денежной помощи палестинскому духовенству, снабжением утварью синодальной церкви, позже - ремонтом синодальных шлюпок и многими другими делами, чаще далекими от собирательских увлечений50. Оторваться от дел было сложно, на каждую отлучку "в свою деревню", в Ярославскую губернию, требовалось "всемилостивейшее" высочайшее разрешение. Поддерживая связь с епархиями, Мусин продолжал курс предместников, старавшихся контролировать положение на местах, осведомляясь о всем значимом в церковной жизни51. В 1795 г. в Синод был вызван для объяснений секретарь Московской духовной консистории. Дело прошло через обер-прокурора52: прокуратуре предстояло развиваться, и Мусин участвовал в определении пути ее развития.

Имущественные дела Синода тоже попали под его контроль. По его приказу синодальные шлюпки перешли в ведение Адмиралтейств-коллегии53, благодаря чему он разгружался: хлопоты о ремонте шлюпок отпадали. Но оставались другие хозяйственные заботы: ремонт печей в синодальном здании, заготовка дров и др. - хозяйственного управления при обер-прокуроре пока не имелось. В его руках находились и синодальные финансы, что позволяло крепить материально обер-прокурорскую институцию. Но ни в каких финансовых нарушениях его не винили - не в пример его предшественнику обер-прокурору П. П. Чебышеву; была бы зацепка - "синодалы" точно воспользовались бы ею, силясь уничтожить прокурорский надзор над собой.

По сути, все расходы шли через Мусина. Деньги, ассигнованные в 1792 г. епископу Иову (Потемкину), доставлялись получателю через обер-прокурора54, мимо не проходили и финансовые мелочи. Когда в 1794 г. Синод решил выписать для себя газеты, то потребовалось распоряжение Мусина об оплате. В распоряжении указывалось, что оплата пойдет из средств, выделяемых на канцелярские расходы55. Он был строгий финансист: расходы Синода поверял по ведомостям56. Строгий надзор вела и его канцелярия, запросившая в 1795 г. сведений, когда и за какое время выдали деньги служащим типографии57.

Контроль над деньгами означал реальную власть, синодальные архиереи же бесконтрльного распоряжения деньгами лишились. Не случайно Платон (Левшин) возмущался: "Митрополит... Гавриил и обер-прокурор Пушкин в Синоде делали, что хотели"58. Здесь, конечно, видно преувеличение, вызванное обидой и неуваженными притязаниями. Все-таки обер-прокурор, имея схожие с "синодалами" взгляды на церковное управление, был дипломатичен и "любезно обходителен"; избегая конфликтов с ними, он порой закрывал глаза на их злоупотребления и служебную неисправность. Дела об архиерейских беззакониях приходилось возбуждать лишь по приказам высшей власти, а не по желанию обер-прокурора.

Более того, Мусин был благодетелем иерархов. Пятеро из них удостоились по его ходатайствам золотой медали по случаю мира со Швецией59. В 1795 г. он добился прибавки жалованья двум провинциальным иерархам, включая грузинского архиепископа Варлаама (Эристова)60. Не забыл Мусин и Гавриила (Петрова), который в 1796 г. по его ходатайству получил синодальное жалованье за время пребывания в епархии. Кроме того, Петрову были возмещены траты на изготовление серебряных окладов к иконам, поднесенным им членам царского дома61. Благодетелем и здесь выступал Мусин. Для богослужений киевского иерарха он изготовил две серебряных рипиды на собственные средства62. Составляя автобиографию, он, естественно, умолчал о своей благотворительности.

И делал он не "что хотел", а исходя из своего понимания интересов страны. О должностных его злоупотреблениях не возникало подозрения.

Архиереи считались с весом обер-прокурора и видели в нем свое непосредственное начальство. В 1795 г. митрополит Киевский Самуил (Миславский) именно к нему обратился за разрешением сделать заказ в типографии Клево-Печерской лавры63.

На "синодалов" влияли и личный пример, собственная инициатива обер-прокурора. Именно ему принадлежала идея в 1796 г., по случаю победы над Персией и взятия Дербента, провести благодарственные богослужения в Казанском соборе, других храмах Петербурга64. Когда в 1792 г. Синод решил подарить ему 25 экземпляров новоизданной книги, он, проявив скромность, согласился лишь на 1565. Можно отметить и проявления его гуманизма, необычные для тех лет. Однажды, отмечая его заслуги, Павел I подарил ему тысячу крепостных крестьян. Но, "отличный хозяин" и "отец своих подданных", как свидетельствовали современники, он все же отказался от дара, - явив этот пример тогда, когда архиереи приняли в штыки секуляризацию церковных имений; это был пример членам синодального присутствия, всем владельцам крепостных. Узнав об отказе, император наградил его графским титулом. Черты действительного благородства запечатлел в его облике художник И.-Б. Лампи Старший, написавший портрет Мусина. Он не был лишен и дара слова, помимо незаурядных способностей имел также импозантную внешность, что было не лишним для должностей, которые он занимал.

Находясь за обер-прокурорским столом, он не замыкался на чисто церковных делах, положив немало трудов на благо двух Академий, руководя Корпусом единоверцев, разными культурными начинаниями, что требовало большого напряжения.

Влиятельный пост в церковном ведомстве помог ему в сборе древних рукописей, в розыске памятников отечественной старины. В апреле 1792 г. от имени императрицы он потребовал от епархиальных архиереев и настоятелей ставропигиальных монастырей известий о кладбищенских и из других мест надписях и записках касательно знатнейших персон, "особливо из государевой фамилии" - по случаю их погребения "или по другим обстоятельствам". Письму придавалось важное значение, и оно содержало указание: "Если же бы и не оказалось их, то и о том меня уведомить"66.

Собирание древних рукописей и старопечатных книг, поиск памятников прошлого стал одним из главных направлений его деятельности. Сотрудничество с просвещенным протопопом П. Алексеевым оказалось при этом отнюдь не лишним.

Уже к 1793 г. Мусин располагал более чем 1700 рукописями, богатейшим собранием книжных раритетов.

Решению исследовательских задач помогала Синодальная библиотека, но он не хозяйничал в ней. В 1796 г. ему подарили "Кормчую книгу" из ее фондов - но с разрешения синодального присутствия67. Кроме того, ему были доступны церковные и монастырские книгохранилища. В 1794 г. прокурор Синодальной конторы получил его ордер, которым предписывалось "справиться о "Великих Четиях-Минеях" Макарьевских, имеющихся в библиотеке... Успенского собора: из коих источников почерпал он... Макарий (митрополит Московский в XVI веке. - В. В.), запасы, составляющие 12 Миней его, и оное отыскивать в двух библиотеках". Инициатива исходила от императрицы: интересуясь историческими вопросами, она хотела обратиться к этим источникам68.

Как собиратель и публикатор, Мусин познакомил мир с великими памятниками: "Русской правдой", "Словом о полку Игореве" и др. Усилиями Мусина открывались все новые грани древнерусской старины, уже забытой к тому времени. В 1792 г. он издал "Историческое разыскание о времени крещения великой княгини российской Ольги" архиепископа Евгения (Булгари), затем "Духовную великого князя Владимира Всеволодовича Мономаха детям своим". Публикации Мусина укрепляли патриотические чувства в пору известных побед России; эта его деятельность остается немеркнущей заслугой перед мировой культурой.

Честь открытия "Слова о полку Игореве" принадлежит именно Мусину - "известному любителю и собирателю русских древностей"69. В 1795 г. один из его комиссионеров, как заявил Мусин, купил у бывшего архимандрита Спасского монастыря в Ярославле Иоиля (Быковского) сборник рукописей, где и оказался список со "Слова". Копию его Мусин немедленно передал императрице. А сам взялся за исследование драгоценной находки, прибегая к помощи своих ученых друзей - Н. Н. Бантыш-Каменского, А. Ф. Малиновского (к тому времени директора Московского архива Министерства иностранных дел) и др. Рукопись изучал и Н. М. Карамзин, не усомнившийся в ее подлинности. Судьба выделила исследователям рукописи только 17 лет - найденный список сгорел в 1812 году. Будто предчувствуя грядущую утрату, Мусин самостоятельно изготовил новый список, намереваясь напечатать его. Текст, доставшийся ему, был местами неразборчив и содержал искажения, допущенные переписчиками. Не располагая точным текстом, Мусин вынужден был редактировать, и здесь он не был застрахован от ошибок. Но предпринятую сложную работу выполнил целиком. Когда, наконец, "Слово" вышло из печати, это событие вызвало немалый общественный резонанс. Когда мы вспоминаем о "Слове", неизбежно всплывает и имя его публикатора.

8 июля 1797 г., спустя восемь месяцев после смерти Екатерины II, прокурорская карьера Мусина закончилась. Одновременно он лишился президентства в Академии художеств. Связь этих перемен в его судьбе с уходом императрицы очевидна. Новый монарх доверял не всем екатерининским выдвиженцам. "Синодалы", очевидно, тоже поспешили воспользоваться новой конъюнктурой.

А ранее, в декабре 1796 г., он потерял должность управляющего Корпусом единоверцев, который Павлом I был упразднен. Заботами Мусина часть корпусного имущества (книги, инструменты, ризница, разные церковные вещи) поступили в Академию художеств, пока он там был главой70. Таким образом, вещи сохранились. Но президентство он потерял.

За ним оставался пост в Сенате, в VI департамент которого он был назначен 8 июля.

Мусин вышел в отставку в 1799 г. в чине действительного тайного советника и поселился в родной Москве; к возвращению он готовился и раньше. В 1797 г. петербургскому священнику Митрофану Иванову было поручено разобрать престол домовой церкви Мусина для доставки в Москву71.

О возврате на службу при Александре I речи не шло. В 1801 г. Мусину было 57, он принадлежал уже другой эпохе. Его ждали любимые дела: пополнение коллекций, научные труды, осмысление пройденного пути. Им двигала "любовь к Отечеству и просвещению", как говорил он сам. Оставалось еще двадцать лет жизни, и сделано было много.

Он верил в будущее отечественной науки. В статье "О летописи и хронологии российской" Мусин проводил мысль, что историческая истина достижима: для этого надлежит прежде всего собрать воедино древние летописи и другие сочинения, отражающие прошлое России. Свои личные возможности он оценивал трезво, но раритетами его коллекции все так же пользовались и другие исследователи, включая, например, Карамзина.

Да и Синодальная библиотека, где хранились иные древности, в пору его прокурорства не была закрыта для ученых. О доступности библиотеки было известно. В 1795 г. просьба о допуске туда поступила от профессора из Оксфорда72. Мусин заботился о пополнении библиотечных фондов, в 1794 г. в академической книжной лавке для нее купили "Начертание истории..." Г. Ахенвалла73. В бытность его обер-прокурором увлечение стариной способствовало пополнению библиотеки.

Известно письмо Мусина Александру I (не позже 1802 г., когда учредили министерства) с просьбой принять его коллекцию в Московский архив Коллегии иностранных дел74. В силу неизвестных причин передача не состоялась, но к таким пожертвованиям он был предрасположен, не зря СО. Шмидт назвал его меценатом75. Возможно, в данном случае делу повредила его оппозиционность политическому курсу нового монарха.

Собранная им ценная коллекция не сохранилась: московский пожар 1812 г. уничтожил ее почти полностью (сохранились лишь живопись и фамильное серебро, а рукописей - совсем мало: те, что были на руках у других исследователей). Потеря богатейшего собрания, а также гибель сына Александра, проявившего способности в исторической науке, ускорили его конец.

Были и другие обстоятельства, омрачившие последние его годы. Одни, как писал А. С. Пушкин, усомнились в подлинности "Слова о полку Игореве", возбудив "жаркие возражения"76. Другие, как его преемник в должности обер-прокурора В. А. Хованский, винили Мусина в незаконном присвоении монастырских рукописей; при этом обвинения распространялись в обществе, особенно после московского пожара. Можно догадываться, что первоисточником неблагоприятных для него слухов были синодальные иерархи. В истории церковного ведомства немало примеров наветов по адресу обер-прокуроров, из-под контроля которых старались уйти иерархи, стремившиеся и совсем уничтожить прокуратуру в церкви. Для клеветы нашлась питательная почва: огромному успеху Мусина завидовали. Таким образом, действовали большие эмоции, что подтверждает приведенная пушкинская строка, и это лишь отводило от истины.

В 1962 г. версию о "присвоении" поддержал Л. А. Дмитриев77. При этом нередко упускают из виду, что даже если он "присвоил" ту или иную рукопись, то еще вопрос, что лучше для культуры - остаться рукописям в монастырских кладовых, чтобы сгнить безвестно, или быть "присвоенными" тем, кто введет их в научный оборот, сделает доступными для изучения специалистами и, наконец, доведет до опубликования. Многие документы в хранилищах тех лет были обречены на гибель. В XVIII в. архив Переславль-Залесской духовной консистории был устроен "в полатях" под алтарем кафедрального собора, где дела "плесневели и гнили". А в Суздале архив долго хранился сваленным в подвале колокольни, где документы тоже катастрофически портились78, приближаясь к полной гибели. В монастырях было не лучше.

Рукописи Мусин приобретал не лично для себя, не для обогащения, а в интересах науки и всей читающей публики. Несколько рукописей он отдал в Общество истории и древностей российских при Московском университете. Что же касается обвинений в фальсификации "Слова о полку Игореве", то они опровергнуты литературоведами и историками.

Если принять версию Дмитриева, то виновником гибели собрания окажется Мусин. Но такое мнение противоречит благородному образу этого деятеля культуры, тому факту, что собрание было доступно другим исследователям, а значит, незачем было присваивать. К тому же ему, обер-прокурору, никто не мог запретить изучать монастырские рукописи, не лишился он этой возможности и после отставки, ведь со многими иерархами он был накоротке. А продажей вещей из своей коллекции Мусин не занимался. Интерес собственника настолько был ему несвойственен, что, как уже упоминалось, он отказался от крепостных. Более того, большинство вещей из его коллекции вообще не присвоены им самим: ему часто дарили, он многое покупал. Коллекционерская страсть, несомненно, им владела. (Число "изъятых" рукописей В. П. Козлов оценил в "несколько десятков"79.) Но не упустим важный принцип: критикуя умерших, нужно помнить, что они не могут за себя постоять.

Из жизни Мусин ушел 1 февраля 1817 года. Но публикация его трудов продолжилась.

Он был погребен в Ярославской губернии, в своем имении. Утверждают, что крестьяне несли его гроб на руках из самой Москвы (450 верст). Не приходится говорить здесь о принуждении. Выдающиеся заслуги Мусина перед русской культурой обессмертили его имя.

Примечания

1. КАЛАЙДОВИЧ К. Ф. Биографические сведения о жизни и ученых трудах и собрании российских древностей графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. - Записки и труды Общества истории и древностей российских, 1824, ч. 2, с. 13.

2. Обсуждение одной концепции о времени создания "Слова о полку Игореве". - Вопросы истории, 1964, N 9, с. 140.

3. КОЗЛОВ В. П. Кружок А. И. Мусина-Пушкина и "Слово о полку Игореве". М. 1988, с. 114.

4. Записки для биографии графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. - Вестник Европы (BE), 1813, ч. 72, N 21 - 22, с. 76.

5. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 796, оп. 74, д. 356.

6. Там же, оп. 76, д. 351.

7. BE, 1813, ч. 72, N 21 - 22, с. 90. Мусин-Пушкин - Александру I, б/д.

8. Там же.

9. Записки для биографии, с. 81.

10. Воспоминания княгини Софьи Васильевны Мещерской. Тверь. 1902, с. 3.

11. Из бумаг протоиерея Петра Алексеева. - Русский архив (РА). 1882, кн. 2, с. 79.

12. РГИА, ф. 789, оп. 1, ч. 1, д. 1288, 1367, 1255.

13. ДАШКОВА Е. Р. Записки. СПб. 2011, с. 231.

14. АКСЕНОВ А. И. С любовью к Отечеству и просвещению: demetra.yar.ru/oblast/rybinskiy/persons/musin-puslikin_ai/.

15. Воспоминания княгини Софьи Васильевны Мещерской, с. 3.

16. ДЕРЖАВИН Т. Р. Записки. 1743 - 1812. М. 2000, с. 211.

17. Записки для биографии, с. 82.

18. К биографии митрополита Гавриила (Петрова). - Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете (ЧОИДР), 1902, кн. 1, с. 14.

19. РГИА, ф. 797, оп. 1, д. 1273, л. 20.

20. Там же, оп. 205, д. 117.

21. Там же, оп. 1, д. 1337.

22. К биографии, с. 14.

23. BE, 1813, ч. 72, N 21 - 22, с. 89 - 90. Прошение митрополита Гавриила (Петрова) Екатерине II, 1794 год.

24. См. Вопросы истории, 2009, N 12, с. 145 - 151.

25. Пермский краевой краеведческий музей, инв. N 35 437. Разные документы Пыскорского Спасо-Преображенского монастыря. 1793 г., л. 11 - 12. Указ Синода о пожаре в Московском Рождественском девичьем монастыре, 23.I.1793.

26. РГИА, ф. 797, оп. 1, д. 1284, 1312.

27. Обер-прокурор А. И. Наумов 20 мая 1788 г. рапортовал об упразднении монастыря (там же, д. 933, л. 18).

28. РА, 1910, N 2, с. 313. Из бумаг протоиерея Петра Алексеева.

29. РГИА, ф. 796, оп. 77, д. 51.

30. См., напр.: там же, оп. 1, д. 1294, 1298.

31. РА, 1876, N 11, с. 262. Бантыш-Каменский - Куракину, 6.VIII.1791; с. 272, то же, 24.V.1792.

32. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки, ф. 35, д. 9, л. 6об. Гавриил (Петров) - Арсению (Верещагину), 19.VII.1792.

33. РГИА, ф. 797, оп. 1, д. 1365; ф. 789, оп. 1, ч. 1, д. 1280.

34. Там же, д. 1285; ф. 796, оп. 74, д. 359.

35. Там же, ф. 797, оп. 1, д. 1456, 1421, 1455.

36. Там же, д. 1249, 1112, ф. 796, оп. 75, д. 58.

37. БЛАГОВИДОВ Ф. В. Обер-прокуроры Св. Синода в XVIII и первой половине XIX столетия. Казань. 1899, с. 275.

38. Д. Х. Из истории отечественной бюрократии. - РА, 1915, N 3, с. 284; РГИА, ф. 796, оп. 76, д. 286.

39. РГИА, ф. 797, оп. 1, д. 1273, л. 3об.

40. Там же, л. 6об., 10об., 11.

41. Там же, ф. 796, оп. 76, д. 499.

42. Там же, оп. 205, д. 124.

43. Там же, оп. 73, д. 399.

44. Там же, ф. 797, оп. 1, д. 1382; ф. 796, оп. 76, д. 307, л. 1.

45. АКСЕНОВ А. И. С любовью к Отечеству и просвещению. Рыбинск. 1994, с. 24.

46. РГИА, ф. 796, оп. 72, д. 327. Аксенов, кратко излагая прокурорство Мусина, пересказывает данные из труда Ф. В. Благовидова.

47. РГИА, ф. 796, оп. 74, д. 137.

48. Там же, оп. 76, д. 43.

49. Там же, оп. 73, д. 117.

50. Там же, д. 465, л. 8; ф. 797, оп. 1, д. 1321, л. 4.

51. См., напр., выписку из отношения к нему настоятеля Пыскорского монастыря о переводе монастыря на новое место (Государственный архив Пермского края (ГАПК), ф. 193, оп. 1, д. 6, л. 97 - 97об.).

52. РГИА, ф. 797, оп. 1, д. 1363.

53. Там же, ф. 796, оп. 77, д. 651.

54. Там же, оп. 73, д. 465, л. 11.

55. Там же, ф. 797, оп. 1, д. 1320, л. 1, 2.

56. См., напр.: там же, д. 1329.

57. Там же, ф. 796, оп. 76, д. 23.

58. Цит. по: КАЗАНСКИЙ П. С. Отношение митрополита Платона к императрице Екатерине II и императору Павлу I. - ЧОИДР, 1875, кн. 4, отд. V, с. 176.

59. РГИА, ф. 796, оп. 72, д. 310.

60. Там же, оп. 76, д. 375.

61. См.: РГИА, ф. 797, оп. 1, д. 1229, 1334.

62. Там же, ф. 796, оп. 77, д. 121. Можно предполагать, что при этом было израсходовано не менее двух килограммов серебра.

63. Там же, оп. 76, д. 318.

64. Там же, оп. 77, д. 313.

65. Там же, оп. 73, д. 489.

66. ГАПК, ф. 193, оп. 1, д. 6, л. 125 - 125об. Мусин-Пушкин - архимандриту Пыскорского монастыря Иакинфу (Кашперову), 16.IV.1792.

67. РГИА, ф. 796, оп. 77, д. 71.

68. ИКОННИКОВ В. С. Императрица Екатерина II как историк. - РА, 1911, N 7, с. 308.

69. ПЕТУХОВ Е. В. Русская литература: исторический обзор главнейших литературных явлений древнего и нового периода. - Ученые записки Юрьевского университета, 1912, N 3, с. 87.

70. РГИА, ф. 789, оп. 1, ч. 1, д. 1279, 1312.

71. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга, ф. 19, оп. 2, д. 1512.

72. РГИА, ф. 796, оп. 76, д. 18.

73. Там же, оп. 75, д. 402.

74. BE, 1813, ч. 72, N 21 - 22, с. 90. Мусин-Пушкин - Александру I, б/д.

75. ШМИДТ С. О. Путь историка. Избр. труды по источниковедению и историографии. М. 1997, с. 590.

76. ПУШКИН А. С. "Песнь о полку Игореве". В кн.: ПУШКИН А. С. Собр. соч. Т. 6. М. 1981, с. 311.

77. ДМИТРИЕВ Л. А. История открытия рукописи "Слова о полку Игореве". В кн.: "Слово о полку Игореве" - памятник XII века. М. -Л. 1962, с. 420.

78. МАЛИПКИЙ Н. В. История Переславской епархии (1744 - 1788 гг.). Вып. 1. Владимир. 1912, с. 4.

79. КОЗЛОВ В. П. Ук. соч., с. 113.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Корабли и морское дело
      Если правильно понял: sobre talabartes derrubados - "на ремнях спускаясь вниз". С "espadas rombas" проблема в том, что слово "rombas" неизвестно к чему относится. Может иметься ввиду, что у "espadas" колющего острия нет. Или в буквальном смысле идет указание на профиль клинка. "Ромбовидный".  У "lançadas" есть и значение "наносить удар копьем". С учетом того, что у китайцев упомянуты длинные копья "lanças compridas", более вероятным кажется вариант "колоть/колоть копьями и рубить".
    • Корабли и морское дело
      Тут нет "ударов пиками и руками" - есть "метать и рубить". Но указано, что мечи у них тупые, а про ремни не понял.
    • Корабли и морское дело
      Это ссылка на C. R. Boxer. South China in the sixteenth century : being the narratives of Galeote Pereira, Fr. Gaspar da Cruz, O.P., Fr. Martin de Rada, O.E.S.A.(1550-1575). Hakluyt Society, 1953. Там перевод на английский части или всей работы Tratado em que, se contam muito por extenso as cousas da China, в числе прочего. На португальском нужный фрагмент нашелся. Часть 9, страницы 67-68 и в издании 1569 года. Позже попробую перевести. Там еще дальше про гражданский флот.  
    • "Примитивная война".
      ИМХО, это что-то вроде каноэ с легкой платформой. Надо смотреть, где выкопали сосуды и как атрибуировали, но это искать надо, а времени нет.
    • Корабли и морское дело
      В оригинале стоит ссылка:  Boxer (ed.), South China, pp. 112-113. Я думаю, что это что-то вроде Charles Ralph Boxer "The great ship from Amacon", 1988.    
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Аменхотеп II: история одного похода
      Автор: Неметон
      В 1942 году в развалинах Мемфиса была найдена стела Аменхотепа II с описанием похода в Сирию. Анализ надписей может дать яркую характеристику внешней политики фараонов периода Нового царства в условиях противостояния с государством Митанни на территории Сирии и Палестины.

      «Год 7-й, месяц Лета 1, день 25-й, …Разбил его величество Нахарину, сокрушил лук его страну нехси… Отправился его величество в Речену при своем первом победоносном походе, для того, чтобы расширить свои границы, захватить добро тех, кто не был ему верен…Достиг его величество Шамаш-Эдома и разрушил он его в краткий миг…Его величество находился на своей боевой колеснице «Амон силен, Мут довольна» …Перечень добычи, захваченной его мечом: азиатов -35, быков – 22».
      Прежде чем вторгнуться в Сирию (Речену), Аменхотеп совершил поход в страну «нехси», т.е. земли, лежавшие к югу от Египта и разбил войска Митаннийского царства, обозначаемого в источниках, как Нахарина. Обезопасив свои южные границы и на время ослабив одного из главных соперников в регионе, он начал масштабный поход в Сирию, на первых порах, не встречая особого сопротивления на подступах к реке Оронт, о чем свидетельствует малое количество добычи, захваченной в Шамаш-Эдоме. Интересно упоминание о собственном имени боевой колесницы фараона, что указывает на количество лошадей в упряжке. Перейдя Митанни вброд, Аменхотеп во главе своего войска первым ступил на вражеский берег:

      «Переправился его величество через Оронт по воде рысью, подобно Решефу. Обернул он дышло свое, чтобы посмотреть на свой арьергард».
      Сравнение Аменхотепа с Решефом, западносемитским богом войны, вошедшим в египетский пантеон в качестве «побеждающего врага», призвано показать решительность намерений фараона и его стремительность полководца. На противоположном берегу Оронта, оторвавшись от своего арьергарда.  он чуть не попал в плен к небольшому отряду сирийцев, наблюдавшим за передвижением египетских войск:
      «Увидел он немногих азиатов, приближавшихся ползком с боевым оружием для нападения на войско царя. Его величество кружил над ними, подобно божественному соколу. Поникли они, и ослабели сердца их, когда один за другим падал на своего товарища, включая их командира, причем не было никого с его величеством, кроме него и его могучего меча. Истребил их его величество стрелами и удалился с радостным сердцем. Перечень добычи его величества в этот день: правителей - 2, знатных сирийцев - 6, а также их боевые колесницы, их лошади, все их боевое оружие.  Достиг его величество места южнее страны Нин. Ее правитель, все ее население были довольны его величеством, лица их выражали удивление его могуществом».

      Источник показывает, что египтяне не встречают значительного сопротивления на первом этапе похода. Немногочисленные войска местных правителей, даже будучи объединенными, не представляли серьезной угрозы армии Аменхотепа. Некоторые населенные пункты, стремясь избежать разорения, добровольно открывали ворота войскам фараона. Основная часть противника отходила к Угариту, богатому городу-порту на побережье Средиземного моря, около которого произошло первое серьезное сражение, завершившееся победой египтян:
      «Достиг его величество Угарита и окружил всех своих противников. Он уничтожил их, точно они не существовали. Стала вся страна его собственностью».
      После включения Угарита в сферу своего влияния, Аменхотеп изменил баланс сил в свою пользу. Влияние Угарита на ближневосточную торговлю было весьма весомым. После небольшого привала у г. Цалха восточнее Шамаш-Рама, было захвачено поселение Минджату, а правители Гизры и Инки добровольно покорились Аменхотепу. Затем египетское войско направилось к Кадешу, у стен которого случилось странное происшествие…
      «Достиг его величество Кадеша. Вышел правитель его с миром навстречу его величеству. Заставил их жителей, а также всех их детей принести присягу. Его величество стрелял из лука по южной окраине этого города в две цели, сделанные из кованной меди».
      Любопытно, по каким целям стрелял фараон у стен капитулировавшего города? Изложенное в источнике можно трактовать неоднозначно:
      1.       Фараон стрелял из лука, т.е. «цели» находились на некотором расстоянии
      2.       Происходящее потребовало его личного присутствия, что говорит об исключительности действа
      3.       Стрельба велась по южной окраине, не конкретному месту, а части города вообще, т.е. цели, видимо, находились в воздухе!
      4.       Цели металлические, из кованной меди, с которой их сравнил писец.
      5.       Стрельба не причинила объектам ни малейшего вреда, т.к после этого эпизода, о них уже не упоминается.
      Видимо, либо это был какой-то ритуал, связанный с символическим взятием города, сдавшегося на милость победителя, либо Аменхотеп у Кадеша стрелял из лука по двум металлическим объектам, находившихся в воздухе над южной окраиной города. Однозначно ответить на вопрос не могу…
      Далее описан еще один эпизод, который лично у меня вызывает неоднозначную оценку. Думается, что он был введен специально, чтобы отметить доблесть фараона, в одиночку поставившего город на колени:
      «Проследовал его величество на своей боевой упряжке в Хашабу. Был он один, никого с ним не было. Спустя короткое время прибыл он оттуда, причем привел он 16 знатных сирийцев, которые находились по бокам его боевой колесницы. 20 отрубленных рук висели на лбу его лошади, 60 быков гнал он перед собой. Был предложен мир его величеству этим городом».
      Итак, мы видим, что фараон вернулся из Хашибы с заложниками и быками. Для заключения мира более достаточно, учитывая скромную добычу первых дней похода. Но, отдельно указывается, что на голове его лошади болталось 20 отрубленных рук. Из этого можно заключить, что:
      1.       Боевая упряжка состояла из одной лошади, в отличие от двух, впряженных в боевую колесницу.
      2.       Количество убитых фараоном людей во время «визита» в Хашибу составило от 10 до 20 человек, в зависимости от количества отрубленных рук одного убитого. Хотя в дальнейшем мы увидим, что среди военной добычи будет упоминаться нечетное количество рук, т.е. с известной степенью вероятности можно предположить, что у мертвого врага отрубалась одна рука и, таким образом, штурм Хашибы обошелся городу в 20 убитых.
      3.       Если фараон выехал один в город и подвергся там нападению, даже уничтожив нападавших, сомнительно, что после такого демарша он принял бы мир от города.
      4.       Вероятней всего, город был взят после скорого штурма с малым количеством жертв.
      5.       Довольно странно, что после добровольной капитуляции таких городов, как Кадеш, который стал камнем преткновения в борьбе за Сирию ведущих держав региона при Тутмосе III, менее укрепленная Хашиба решилась на сопротивление. По всей вероятности, ситуация радикально изменилась и это вызвало решение Аменхотепа о возвращении в Мемфис. И не последнюю роль в этом сыграло задержание гонца из Митанни:
      «Вот отправился его величество к югу через долину Шарона. Встретил он гонца правителя Нахарины с письмом на глиняной табличке, которая висела на его шее. Его величество захватил его в плен и вел у бока своей боевой колесницы. Выступил его величество из лагеря в Египет на боевой упряжке. Знатный сириец-военнопленный был на боевой упряжке один с ним».
      Итак, мы видим, что письмо правителя Митанни написано на глиняной табличке, т.е. клинописью и адресовано тому, кто мог его прочитать. Учитывая, что ранее войска Митанни были разбиты Аменхотепом, можно предположить, что в табличке речь шла о создании антиегипетской коалиции. Причем, то, что ее вез знатный сириец, говорит о свершившемся факте создания такой коалиции в Вашшукканни, митаннийской столице. Куда направлялся сириец, представить несложно – Кадеш, который со времен отца Аменхотепа, Тутмоса III, возглавлял антиегипетские союзы. В частности, после смерти Хатшепсут в 1468 г. до н.э. Тутмос выступил в поход против коалиции «330 правителей» во главе с царем Кадеша, за которым стояло набирающее мощь Митанни. После 7-ми месячной осады пал Мегиддо, но Митанни осталось несломленной и в 1468-1448 гг. Тутмос III был вынужден совершить не менее 15 походов в Азию, дважды осаждал Кадеш, но взять не смог. Его сыну удалось это сделать без боя, по всей видимости, правитель Кадеша ждал вестей из Митанни о планируемой военной помощи. Поняв, что ему могут нанести удар в спину, Аменхотеп принимает решение о возвращении в Египет. Причем, как видим, отступал он довольно быстро, если пересадил знатного сирийца к себе на колесницу. Обращает на себя внимание, что статус сирийца меняется на военнопленного, т.е. Кадеш более не воспринимается, как дружественный город.
      «Достиг его величество Мемфиса…Перечень его добычи: знатных сирийцев - 550, их жен – 240, хананейцев – 640, сыновей правителей - 232, дочерей правителей – 323, наложниц правителей всех чужеземных стран вместе с их украшениями из серебра и золота, которые они носили, всего - 2255. Лошадей - 820, боевых колесниц – 730 вместе со всем их боевым снаряжением».

      Насколько видно из перечня военной добычи Аменхотепа после первого сирийского похода, в основном ее составили богатые и знатные заложники, лошади и боевые колесницы. Это может свидетельствовать как о поспешности отступления в Египет, так и об особенностях внешней политики египетских царей. которые наряду с непосредственным покорением земель практиковали захват в заложники представителей правящих династий для обеспечения их лояльности. После второго похода в Сирию спустя 2 года, его добыча была более весома. Но Аменхотепу II (1438-1412 гг. до н.э), несмотря на победные реляции, пришлось признать в 1429 г. до н.э. верховенство митаннийского царя Сауссадаттара над Сирией и Северной Финикией.

    • Recueil des historiens des croisades
      Автор: hoplit
      Recueil des historiens des croisades.
      Assises de Jérusalem
      1. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome premier.
      2. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome II.
       
      Historiens occidentaux.
      1. Historiens occidentaux I-1
      2. Historiens occidentaux I-2
      3. Historiens occidentaux II
      4. Historiens occidentaux III
      5. Historiens occidentaux IV
      6. Historiens occidentaux V
       
      Historiens orientaux
      1. Historiens orientaux I
      2. Historiens orientaux II-1
      3. Historiens orientaux II-2
      4. Historiens orientaux III
      5. Historiens orientaux IV
      6. Historiens orientaux V
       
      Historiens grecs
      1. Historiens grecs I
      2. Historiens grecs II
       
      Documents arméniens
      1. Documents arméniens I
      2. Documents arméniens II
    • Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries.
      Автор: hoplit
      Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries
      Haythono. Liber historiarum partium Orientis.
    • Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды
      Автор: Saygo
      Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды // История, экономика и культура средневековых тюрко-татарских государств Западной Сибири. - Курган: Изд-во гос. ун-та, 2017. - С.3-9.
    • Чумичева О. В. Страницы истории Соловецкого восстания (1666-1676 гг.)
      Автор: Saygo
      Чумичева О. В. Страницы истории Соловецкого восстания (1666-1676 гг.) // История СССР. - 1990. - № 1. - С. 167-175.
      Многолетнее Соловецкое восстание — одна из ярких страниц классовой борьбы в России. Совпадающее по времени с крестьянской войной под руководством Степана Разина, восстание проходило под старообрядческими лозунгами. Публикации Н. И. Субботина, Е. В. Барсова, Я. Л. Барскова содержат фактический материал в основном о кануне (до 1666 г.) и заключительном периоде восстания (1674—1676 гг.)1 Приведенные ими документы воссоздают картину осады монастыря, освещают действия царских властей по отношению к восставшим. Ситуация же в осажденной обители известна неполно, фрагментарно. Поэтому до сих пор не решены вопросы о социальном составе участников восстания, о развитии идейных воззрений повстанцев. Остаются пробелы и в изложении событий. Многое строится лишь на предположениях.
      Первыми к описанию Соловецкого восстания обратились старообрядцы. Многочисленные предания легли в основу работы С. Денисова «История о отцех и страдальцех соловецких»2. В центре его — выступление благочестивых иноков за веру, доказательство их духовного, религиозного противостояния нечестивым властям.
      В официальной церковной историографии утверждалось, что восстание было делом исключительно невежественных монахов и ограничивалось чисто религиозными вопросами3. Социальным составом повстанцев впервые заинтересовался П. С. Казанский, но он не имел источников для решения этого принципиально важного вопроса4. Результаты изучения темы в рамках церковной историографии суммированы в работах И. Я. Сырцова5. Он впервые привлек огромный фактический материал и никто из исследователей не превзошел его в этом. Менялись концепции, но не источниковая база. Сырцов впервые создал цельную картину возникновения и развития восстания, предпринял попытку его периодизации. Многие выводы Сырцова и сегодня не потеряли своего значения.
      Историк-демократ А. П. Щапов обратился к анализу социально-политических причин возникновения старообрядчества. Он считал, что Соловецкое восстание носило политический, антимонархический характер. Его причина — «антагонизм Поморской области против Москвы»6.
      В целом в досоветской историографии был собран основной фактический материал по соловецкому восстанию. Но не была дана классовая оценка восстания, не проанализирована идеология движения.
      В советской историографии Соловецким восстанием занимались А. А. Савич, Н. А. Барсуков, А. М. Борисов7. Они сформулировали две различные концепции восстания.
      По мнению Савича, причины восстания лежали в отношениях соловецкой вотчины и правительства. Протест был вызван централизаторской политикой правительства в середине XVII в. События носили острополитический характер. Религиозная оболочка, по утверждению Савича, сначала прикрывала суть конфликта, а затем была сброшена. Миряне поддержали монашеское выступление.
      Совсем иное содержание видели в Соловецком восстании Барсуков и Борисов. Они отвергали значение старообрядчества в соловецких событиях. Для них не существовало разницы между государственной церковью и расколом. Единственной движущей силой восстания Барсуков и Борисов считали мирян, которые в 1674 г. окончательно порвали с реакционным влиянием монахов. С этого времени, собственно, и началось, по мнению этих ученых восстание. Барсукову удалось найти в фондах ЦГАДА некоторые новые источники по истории Соловецкого восстания. Однако он выявил далеко не все материалы. Работа с источниками проведена была крайне неудовлетворительно: часто встречаются фактические ошибки и натяжки; все, что не подходило под концепцию автора, отбрасывалось. Это лишает нас возможности пользоваться фактическим материалом его трудов.
      Цель настоящей статьи, написанной на основе новых источников, до сих пор не введенных в научный оборот, — показать ход восстания, уточняя, а порой корректируя имеющиеся представления, раскрыть новые, доселе неизвестные страницы его истории. Привлеченные к исследованию документы представляют собой челобитные и отписки воевод, осаждавших обитель, соловецкого архимандрита Иосифа, распросные речи выходцев из монастыря и стрельцов, побывавших на Соловках, отпуски грамот и указов, направленных из Москвы к воеводам. Судя по составу документов, перед нами — части приказных архивов.
      Опубликованные материалы и уже хорошо известные факты приводятся в тех случаях, когда без них невозможно понять события, изложенные в новых документах.



      Противостояние церковной реформе 1652 г. началось в монастыре уже в 1650-х гг. В 1657 г. монастырь отказался принять новопечатные Служебники, а в 1661 —1664 гг. выступал против наречного пения, введенного по реформе8. К середине 1660-х гг. ситуация в обители накалилась. Во-первых, монастырь не мог до бесконечности игнорировать решение центральных властей; необходимость искать выход из тупика — одна из постоянных причин напряженности. Во-вторых, братия и миряне в основном очень решительно и категорически были настроены против любых изменений церковного обряда. Степень этой решимости ясно показало в 1663 г. так называемое «дело Геронтия», когда мелкие и случайные нарушения порядка службы вызвали настоящий бунт в монастыре против священника Геронтия и других лиц, участвовавших в богослужении9. В-третьих, внутри монастыря в 1660-х гг. сформировались две группировки, боровшиеся за власть и стоявшие на принципиально противоположных позициях. С одной стороны, в монастыре была промосковская партия, ориентировавшаяся на правительство и возглавлявшаяся архимандритом Варфоломеем. С другой — оппозиционная партия, руководимая энергичными богословски образованными лидерами — Ефремом Каргопольцем, Геннадием Качаловым, Ионой Брызгало, Александром Стукаловым, бывшим архимандритом Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде Никанором, Герасимом Фирсовым, Геронтием. Активную роль в оппозиции играли некоторые ссыльные, например, князь М. В. Львов, саввино-сторожевский старец Тихон, дьякон Сильвестр и др.
      Оппозиция в монастыре была направлена в первую очередь против архимандрита Варфоломея. В 1666 г. составляется обличительная челобитная, автором которой был Герасим Фирсов10. Новые материалы подробно рассказывают о составлении челобитной. Герасим написал текст и прочитал его своим единомышленникам, которые должны были подписать документ. В челобитной говорилось о «государевом слове» на архимандрита, но слушатели не поняли, в чем заключалось дело. Герасим отказался дать конкретные пояснения. Тогда они заявили, что, если Герасим «про то им не скажет, и они де к той челобитной рук своих не приложат». И Фирсов вынужден был рассказать о том, как близкий к Варфоломею инок Иринарх Тарбеев ругал царя в присутствии архимандрита11.
      После подписания челобитной о ней узнал келарь Саватий Обрютин. Из опубликованных источников можно понять, что челобитная была похищена келарем, затем по требованию составителей разорвана12. Однако из новых документов выясняется, что Саватий пригласил составителя Герасима Фирсова и участника обсуждения Александра Стукалова к себе в келью и потребовал у них челобитную, которую и разорвал. Но клочки с именами подписавшихся отдал назад челобитчикам. Таким образом, вокруг челобитной началась острая борьба. В результате три главных челобитчика — Ефрем Каргополец, Геннадий Качалов и Александр Стукалов — на неделю были посажены в тюрьму.
      Герасим Фирсов избежал ее, так как уехал в Москву на собор. С собой он захватил новый вариант челобитной13. Ее авторы просили царя сместить архимандрита Варфоломея, а вместо него поставить либо архимандрита Никанора, либо соловецкого священника Вениамина.
      В то время, когда Герасим Фирсов и Александр Стукалов собирали подписи под челобитной на Варфоломея, в Москву поступил донос на ближайшего помощника архимандрита — келаря Саватия Обрютина по «государеву слову». Автором доноса был ссыльный дьякон Сильвестр. Переслать донос в Москву ему помогли кн. М. В. Львов, дьякон Тихон, послушник архимандрита Никанора Питирим, т. е. те же люди, которые подписывали челобитную на Варфоломея. Сильвестр сообщал в извете, что Саватий Обрютин говорил «непристойные речи» о царевиче Алексее Алексеевиче14.
      Судя по всему, возникновение двух дел одновременно против архимандрита Варфоломея и келаря Саватия — не случайное совпадение. Можно предположить, что челобитная Фирсова и Стукалова, извет Сильвестра — две части единой акции по смене монастырских властей, общее дело, организованное оппозицией в монастыре.
      Центральная власть пыталась остановить опасное для нее развитие событий в обители. В октябре 1666 г. в монастырь отправился ярославский архимандрит Сергий. Обстоятельства его поездки хорошо известны по публикации Н. И. Субботина15. Сергию не удалось найти общий язык с недовольными. И в источниках, и в литературе можно встретить, упоминание о какой-то другой комиссии, которая находилась в Сумском остроге под руководством стольника Алексея Севостьяновича Хитрово16. Чем занималась эта комиссия, каковы результаты ее деятельности, было неизвестно.
      Среди новых материалов есть документы, прямо относящиеся к деятельности А. С. Хитрово в Сумском остроге17. Следствие по делу, начало которому положил извет Сильвестра, велось в Москве. 31 декабря 1666 г. Хитрово поехал в Сумской острог, чтобы закончить дело, допросив всех свидетелей. Заодно он должен был разобраться с делом по челобитной Фирсова и Стукалова на Варфоломея. В ходе следствия Сильвестр отказался от всех своих обвинений, но основные факты против Варфоломея (о беспорядках в монастыре, самоуправстве близких к нему лиц и т. п.) подтвердились. Правительство, убедившись в крайней непопулярности архимандрита Варфоломея и келаря Саватия Обрютина, приняло решение об их замене. Вместо Варфоломея соловецким архимандритом был поставлен бывший строитель московского подворья Иосиф, сторонник промосковской партии18.Никанора, несмотря на его покаяние на соборе 1666—1667 гг., соловецким архимандритом не назначили. Видимо, власти опасались сильного, авторитетного и не очень надежного архимандрита в отдаленной и неспокойной обители.
      По окончании следствия в Сумском остроге Хитрово увез колодников кн. Львова, Саватия Обрютина, Иону Брызгало, Геннадия Качалова и др. в Москву. Таким образом, почти все лидеры начального этапа сопротивления в Соловецком монастыре в 1667 г. покинули обитель.
      В ходе допросов Сильвестр заговорил не только о письмах со смутной угрозой «извести» царевича, но и об эсхатологических слухах, распространившихся в монастыре. Он изложил версию о том, что патриарх Никон является антихристом, так как имя его соотносится с апокалипсическим числом 666. Подтверждение видели и в желании Никона стать «папою») и в начатом им строительстве Новоиерусалимского монастыря19. Выяснилось также, что Алексея Михайловича считали в монастыре последним царем, «потому что де на московском государстве было семь царей. А осмого де царя не будет»20. Из речей Сильвестра можно понять, что в 1660-х гг. в Соловецком монастыре бытовала концепция чувственного антихриста, шли поиски конкретного человека, в котором он воплотился. Но наряду с этим старообрядцы обители читали сочинение анзерского священноинока Феоктиста «Об Антихристе и тайном царстве его», где формулировалась концепция духовного антихриста. Так накануне восстания в монастыре зарождается важный идеологический спор, подхваченный затем всеми старообрядцами.
      Во время следствия Хитрово в Сумском остроге в монастыре не было одного из главных лидеров оппозиции — Александра Стукалова. 12 октября 1666 г. Александр, старец Варфоломей, слуги Фадей Петров и Иван поехали в Москву по решению черного собора просить царя поставить в Соловецкий монастырь нового архимандрита. Н. И. Субботин издал 4 документа, относящиеся к январю 1667 г.: члены черного собора беспокоятся о судьбе Стукалова и его товарищей. Они пишут в Москву к брату Александра — Ивану Ивановичу, так как до монастыря дошел слух об аресте и ссылке челобитчиков21.
      Обнаружено дело о поездке в Москву старца Александра Стукалова. В его составе есть монастырский соборный приговор от 11 октября 1666 г. о направлении Александра в Москву, который начинается словами: «По благословению архимандрита Варфоломея и по приговору келаря Азария и казначея Варсонофия...» Цель поездки — выступление против архимандрита — не указана в документе. Варфоломей не мог одобрить этот приговор. Он никогда не признавал Азария келарем. Видимо, упоминание Варфоломея использовалось для доказательства покорности иноков царской воле, проявления миролюбия монахов.
      В состав дела о поездке Александра Стукалова в Москву входят еще два документа — письма чернеца Абросимища с припиской вернувшегося в обитель спутника Стукалова Фадейки Петрова и старца Иева Щербака22. Оба письма адресованы Александру Стукалову и рассказывают о важном этапе борьбы монастыря — отказе подчиняться новому, назначенному летом 1667 г. церковным собором архимандриту Иосифу.
      События, связанные с приездом архимандритов Варфоломея и Иосифа, хорошо известны по документам, опубликованным Н. И. Субботиным23. В них отказ подчиняться вновь назначенному архимандриту изложен с точки зрения противников восстания. Единственное свидетельство соловецкого монаха Кирилла Чаплина — это распросные речи, которые несут явный отпечаток официозности. Новые документы дают оценку событий с точки зрения рядовых участников восстания. Эти материалы отличаются от опубликованных Субботиным и по форме: там — официальные отчеты, здесь — частные письма, в которых слова о том, что монахи «нонеча... ожидают на себя осуждения» от царя, чередуются с вопросом, женился ли некий Сава Васильевич. Письма написаны по горячим следам событий. Архимандриты приехали в монастырь 14 сентября 1667 г., а письма написаны 5 октября. Что же узнаем мы из сопоставления всех документов?
      Все источники сообщают, что первоначально Иосиф и Варфоломей остановились на Заяцком острове; туда прибыли келарь Азарий и казначей Геронтий с братией. Монахи отказались слушать царскую грамоту на Заяцком острове, потребовав официального черного собора в монастыре. Дальше начинаются разногласия в документах. Архимандрит Варфоломей просто сообщает о поездке в монастырь, идеологическом споре на соборе, оскорблениях со стороны соловецких монахов. Письма Иева Щербака и Абросима существенно дополняют картину. Подчеркивается нежелание архимандритов ехать в монастырь. Особенно активно протестовал Варфоломей. Соловецкие иноки настаивали на том, чтобы архимандрит прибыл в обитель. Свое требование старцы мотивировали тем, что Варфоломей «не считан» в казне. Архимандрит продолжал сопротивляться. Он даже отдал приказ своим слугам стрелять по соловецким монахам, но все же бывшему архимандриту пришлось поехать в обитель.
      Для авторов писем важно то, что архимандриты привезли с собой вино. В письмах рассказывается, как старцы и трудники разбили ладью с вином, а пиво и вино вылили в море. Но их не занимает идеологический спор на черном соборе, который является центром рассказа у Варфоломея. Единственное, что они хотят знать, — «на чем государь положил... дела». Старцев еще не оставила надежда на изменение государственной политики в отношении нового и старого обряда. Но по тону писем можно понять: новый обряд принят не будет. И убежденность иноков от царского решения не зависит.
      Монархические иллюзии, вера в то, что царь все решит «по справедливости», — одна из характерных черт идеологии восставших старообрядцев. Почти до конца, в самых отчаянных ситуациях верил в «исправление» Алексея Михайловича протопоп Аввакум. Вновь и вновь пишут царю соловецкие повстанцы. Расставаться с иллюзиями трудно. Но сама логика событий незаметно для участников ведет их к углублению конфликта с властями. Каждый новый шаг в этом направлении четко отражается в документах восстания.
      Примерно в те же дни, когда в Соловецком монастыре горячо переживали приезд архимандритов, появляется наиболее знаменитый идеологический документ восстания — пятая соловецкая челобитная. Она датирована 22 сентября 1667 г.24 Текстология и история создания этого популярнейшего у старообрядцев памятника — отдельный вопрос. Но один из черновых списков этого сочинения показывает, сколь важным для соловецких повстанцев оказалось неприятие архимандрита Иосифа. В рукописи, находящейся в Соловецком фонде, после обычного окончания челобитной идет довольно большой отрывок. Авторы челобитной обвиняют Варфоломея и утверждают, что новый архимандрит Иосиф — друг Варфоломея — ничего в обители не изменит. В качестве доказательства рассказывается о вине, привезенном архимандритами и вылитом в море25. Эта часть написана очень горячо. Видимо, она дописана под влиянием последних событий: 14 сентября приехали Варфоломей и Иосиф; 22 сентября — дата утверждения челобитной собором. Но это дополнение стилистически не соответствует остальной челобитной. Весь тон документа — очень спокойный, доказательный. Челобитная посвящена проблемам идеологическим, богословским. На этом фоне неуместно выглядит обращение к частной теме. Видимо, это почувствовали и сами авторы. Дополнение осталось в черновике.
      С июня 1668 г. Соловецкий монастырь был осажден26. Первым воеводой, возглавившим царские войска под стенами обители, стал Игнатий Андреевич Волохов. Летом 1672 г. его сменил Клементий Алексеевич Иевлев, пробывший под монастырем год — до лета 1673 г.27 В сентябре 1673 г. назначен был воеводой Иван Александрович Мещеринов, прибывший под монастырь лишь в январе 1674 г.28 Именно он взял монастырь в январе 1676 г., завершив многолетнюю осаду восставшей обители.
      Действовали воеводы по-разному. Волохов не столько использовал военную силу (у него было немного стрельцов), сколько убеждал восставших подчиниться царским властям. Он посылал в монастырь своих стрельцов для переговоров, писал увещевательные грамоты29. В этот период еще существовали надежды утишить восстание без штурма монастыря. Иевлев попытался активизировать военные действия, сжег деревянные постройки под стенами монастыря. Но его попытки не увенчались успехом. Он, как и Волохов, подходил к стенам обители только летом, а осень и зиму проводил не на Соловецком острове, а на берегу — в Сумском остроге. Только с прибытием Мещеринова начинаются энергичные действия против восставших. Правительство посылает дополнительные войска, торопит воеводу, запрещает ему покидать Соловецкий остров даже зимой30.
      Что же происходит тем временем внутри осажденного монастыря?
      По опубликованным источникам и литературе сложилось представление о постоянной, непрерывной радикализации восстания, его прямолинейном развитии по нарастающей. Однако новые материалы полностью опровергают эту простую и ясную картину. Идеологическая борьба на протяжении всего восстания оказалась очень сложной, напряженной.
      В Соловецком монастыре в течение всего восстания существовали два основных направления — умеренное и радикальное. Борьба между ними носила ожесточенный характер. На первых порах власть оказалась в руках наиболее радикального, решительного крыла восставших. Основными лидерами стали келарь Азарий, казначей Симон (казначея Геронтия, автора пятой соловецкой челобитной, в сентябре 1668 г. заточили в тюрьму за несогласие с руководителями восстания31), миряне Фадей Петров, Елеазар Алексеев и др. Оказавшись у власти, радикальные лидеры провели целую серию реформ и преобразований в монастырской жизни, в обряде, далеко превосходящих по смелости и совершенно иных по направлению, чем официальная церковная реформа 1652 г.
      Во-первых, в великий пост 7 марта 1669 г. в монастыре были собраны и уничтожены все новопечатные книги32. Их оказалось много — 300—400. Все книги были вынесены из монастыря на берег, вырваны из переплетов и сожжены. Отдельно уничтожили изображения из книг, назвав их «кумирами». Видимо, старообрядцы выразили этим протест против новой формы перстосложения для благословения — именословной, которая была изображена на образах святых в книгах. Акт уничтожения книг стал выражением крайного неприятия новопечатной литературы.
      Во-вторых, в обители были сняты старые четырехконечные кресты. Вместо них установили новые, восьмиконечные. Кресты были заменены также на выносных хоругвях, фонарях, пеленах33.Уничтожены были как раз старые кресты, не соответствовавшие той форме, которая признавалась старообрядцами как единственно правильная.
      В-третьих, весной же 1669 г. в монастыре впервые в истории старообрядчества были введены бытовые и религиозные разграничения между «верными» и «неверными», т. е. греками. На пасхе греков не допустили к святыням, а с 22 апреля 1669 г. отлучили от церкви. Шли разговоры о том, что «гречан-киевлян» надо заново крестить. Грекам выделили особую посуду для еды и питья34.
      В-четвертых, весной — летом 1669 г. (точная дата неизвестна) келарь Азарий, казначей Симон и др. ввели принципиально важное новшество. Из традиционной молитвы за царя они убрали конкретные имена, вставив слова о «благоверных князех». Вместо молитвы за патриарха и митрополитов появилась просьба о здравии «православных архиепископов»35. Фактически это означало введение в монастыре (гораздо раньше, чем считалось) немоления за царя и патриарха — наиболее острой и определенной формы политического протеста старообрядчества.
      И, наконец, из ряда источников улавливается, что в это же время были предприняты первые попытки восставших порвать со священниками, не поддерживавшими радикальные мероприятия восставших, отказаться от исповеди36.
      Таким образом, лидеры восстания, провозгласив борьбу за сохранение «старых обрядов», в реальности начали решительные и смелые преобразования, затрагивающие как сферу обряда, так и принципиальные вопросы церковной системы, отношение к царской власти. Можно ли считать это внезапным, неожиданным? Нет.
      Еще задолго до начала открытой вооруженной борьбы, осады монастыря царскими войсками некоторые лидеры оппозиции высказывали мнение о возможности и даже необходимости церковной реформы, но совсем не похожей на официальную реформу 1652 г. Так, Герасим Фирсов в послании к архимандриту Никанору (ок. 1657 г.) писал о том, что в обряде, богослужебных книгах невольно накапливаются ошибки37. Поэтому время от времени следует проводить кропотливую работу по их выявлению и устранению. Фирсов подробно описывал, как, с его точки зрения, нужно проводить эту работу. Сам Герасим предлагал вариант сверки современных книг и древних по вопросу об апостольских праздниках. Фирсов доказывал необходимость кардинальной перестройки системы церковных праздников. Но решительность этого раннего идеолога соловецкого восстания не относилась к политической области. Герасим Фирсов категорически выступал против изменений, неоправданных с богослужебной точки зрения. Политические доводы в культовых вопросах он отвергал.
      Преемники Фирсова по руководству оппозицией, в частности его адресат — Никанор, приняв идею о возможности церковной реформы, проводили ее в другом направлении — в соответствии со своими политическими потребностями, нуждами борьбы. Сама логика вооруженных действий подвела оппозиционеров к необходимости разрыва с официальной церковью, царем.
      Но далеко не все в монастыре готовы были принять смелые новшества Азария, Никанора и их товарищей. Восстание развивалось настолько стремительно, что основная масса участников не успевала за лидерами. Как следует из новых документов, в начале сентября 1669 г. инициаторы наиболее радикальных мероприятий восстания были схвачены и посажены в тюрьму38.
      «В обедное время» 8 сентября четыре мирянина — Григорий Черный, Киприан Кузнец, Федор Брагин и Никита Троетчина — сумели освободиться и выпустили своих товарищей. Вооружившись, группа свергнутых лидеров попыталась застать врасплох новых руководителей монастыря— келаря Епифания, казначея Глеба и других — в трапезной. Но в бою радикальная группа снова потерпела поражение. 37 человек, в том числе Азарий, Симон, Фадей Петров, были связаны и высланы из монастыря. Ладью с ними нашли сумские стрельцы, поехавшие на рыбную ловлю. 19 сентября 1669 г. все лидеры радикального направления, кроме Никанора, по каким-то причинам не арестованного умеренными, оказались в руках Волохова39.
      Итак, к власти в монастыре в сентябре 1669 г. пришли умеренные. Радикальные мероприятия отменяются, происходит возврат к более традиционным формам обрядов. На свободу выпускают стойкого защитника церковной традиции — Геронтия.
      Однако уже в 1670 г. новые лидеры начинают переговоры с Волоховым о сдаче монастыря царским войскам. Власти монастыря просят у царя грамоту с обещанием милости, если ворота будут открыты40. В 1671 г. умеренные лидеры подтверждают, что монастырь откроет ворота, если царские войска снимут осаду, а вместо Иосифа царь назначит другого архимандрита. Причем умеренные добавляют, что в случае успеха соглашения обитель примет церковную реформу41. Умеренные лидеры категорически отказались от союза с мирянами, обвиняя радикальную партию в опоре на бельцов42.
      Но соглашательская политика умеренных лидеров не означала, что восстание идет на убыль. Пока келарь Епифаний и казначей Глеб вели переговоры с Волоховым, Никанор «по башням ходит беспрестанно, и пушки кадит, и водою кропит, и им говорит: матушки де мои галаночки, надежа де у нас на вас, вы де нас обороните»43. Миряне, поддержанные частью иноков, стреляли по царским войскам. В 1670, 1671 гг. в монастыре неоднократно вспыхивали споры: можно ли стрелять по царским войскам. Энергичным противником вооруженных действий стал Геронтий. Он «о стрельбе запрещал и стрелять не велел»44. Но остановить развитие событий умеренные не могли. В августе — сентябре 1671 г. они потерпели окончательное поражение. Часть умеренных была заключена в тюрьму, другие бежали45. В начале сентября для дальнейших переговоров о сдаче монастыря приехали на Соловецкий остров стрельцы Волохова. Но они не застали уже ни Епифания, ни Глеба, ни других их единомышленников. Новое руководство монастыря категорически отказалось от любого компромисса с властями46.
      Итак, двухлетний период правления умеренных закончился. Теперь восставшие снова вступили на путь радикализации. Означало ли это, что сопротивление восстанию в осажденном монастыре прекратилось? Нет. И об этом свидетельствует попытка переворота, во главе которой стоял соловецкий монах Яков Соловаров47.
      Весной — летом 1670 г. Яков был в монастыре городничим старцем48. Он всегда относился к числу недовольных: и в период правления умеренных (в июне 1670 г.), и после победы радикальных (в октябре 1671 г.) до Волохова доходили слухи, что Яков готовит какой-то заговор. Выходцы из монастыря называли и его сторонников — священников Тихона Рогуева, Митрофана, Селиверста, Амбросима, старцев Еремея Козла, Тарасия Кокору, Киприана и его послушника Тихона и др. Все они, по словам выходцев, настроены были против восстания, хоть и молчали «страха ради» на черных соборах49. В 1671 г. Волохов узнает, что заговор Якова Соловарова раскрыт: сам Яков и его товарищи попали в тюрьму50.
      Вскоре рассказы выходцев подтвердились. В октябре 1671 г. Яков Соловаров и конархист Михаил Харзеев были высланы из обители51. В Сумском остроге на допросе 25 октября 1671 г. Яков рассказал о своей попытке совершить переворот. Летом 1670 г., когда Волохов находился под монастырем, Яков собрал около 50 старцев и мирян. Они хотели открыть ворота и впустить Волохова с войсками в обитель. Но заговорщики решили, что их слишком мало, надо найти еще союзников. Однако, когда стали искать новых заговорщиков, информация о деятельности Соловарова дошла до монастырских властей. 14 июня Яков был арестован, но единомышленников не назвал. Больше года он провел в тюрьме, затем был выслан52. Яков Соловаров был решительным противником восстания. Это он доказал и на берегу, донеся на старца Сидора Несоленого, который хотел уехать на Соловки весной 1672 г.53
      Однако, несмотря на уверения некоторых выходцев из монастыря в том, что противники восстания в Соловецкой обители сильны, Волохов не очень доверял им. Так, например, когда старец Кирилл заявил ему, что в Соловецком монастыре половина иноков «не мятежники», Волохов сообщил об этом в Москву, но добавил, что это не так. Есть ли кто-то в монастыре из противников, сколько их, — «о том в правду недоведомое дело»54.
      В последние годы восстания основной силой его стали миряне. Это закономерно, так как именно на данном этапе военные действия обеих сторон достигли наибольшего размаха. В них ведущая роль принадлежала бельцам, хотя старцы также принимали участие в боевых действия, руководили отрядами мирян на стенах обители55.
      В развитии восстания, безусловно, немалую роль сыграли пришлые люди. Еще в 1669 г. посетивший монастырь стрелец Петрушка Иванов отметил, что среди восставших «из московских бунтовщиков есть»56. В 1675 г. Мещеринов заявляет: «в Соловецком монастыре воры сидят схожие изо многих стран — з Дону и московские беглые стрелцы и салдаты, и из боярских дворов беглые холопи»57. В литературе о восстании неоднократно говорилось, что были в обители и разницы, хотя определенных свидетельств об этом нет. Новые материалы подтвердили смутное указание опубликованных источников. Один из разинцев, Петрушка, стал в монастыре пушкарем, другой — Григорий Кривоног — нашел способ пробираться по рвам к подкопам Мещеринова, закрываясь от ядер досками; так удалось сорвать строительство подкопов к стенам58.
      Но активную роль мирян в восстании не нужно понимать как полное и бескомпромиссное размежевание с иноками. До последних дней восстания во главе монастыря стоял малый черный собор — келарь, казначей, соборные старцы. Архимандрита в монастыре не было, но во всех списках главных «завотчиков» обязательно звучит имя архимандрита Никанора. В период восстания он фактически выполнял роль соловецкого архимандрита. Келари и казначеи за время восстания неоднократно менялись: одних свергали (Азарий, Епифаний), другие, видимо, погибали. Новые материалы дают возможность представить последовательность смены келарей и казначеев. За годы восстания келарями последовательно были: Азарий — Епифаний — Маркел — Нафанаил Тугун59 — Феодосий (послушник Никанора) — Левкий, казначеями: Геронтий — Симон — Глеб — Мисаил; последний, умирая, передал все дела своему духовному отцу священнику Леонтию60.
      Малый собор управлял повседневными делами монастыря. А все наиболее важные вопросы решались черным собором, на который собирались все старцы и миряне, жившие в обители. Не пускали на него лишь откровенных противников восстания61.Именно черный собор выслушивал и обсуждал царские и воеводские грамоты, принимал важнейшие документы, адресованные царю. Так, именно черный собор 28 декабря 1673 г. принял столь важное решение «за великого государя богомолье отставить» и «стоять друг за друга и помереть всем за одно»62. К черному собору апеллировали миряне, когда священники продолжали молить бога за царя63.
      Миряне и иноки одинаково стояли за свое дело, вместе отрицали традиционные обряды, умирали без покаяния64, Участники восстания делились по своим убеждениям на различные группы, и это деление — именно по убеждениям, а не по принадлежности к инокам и бельцам.
      Соловецкий монастырь, хорошо укрепленный, изолированный морем, обладавший значительными запасами продовольствия и боеприпасов, казалось, мог держаться еще много лет. Мещеринов активными военными действиями, жестокой круглогодичной блокадой в 1675—1676 гг. пытался вынудить восставших сдаться. Он организовал подкопы под Белую, Никольскую и Квасопаренную башни, перекрыл приток воды в Святое озеро, остановив этим соловецкую мельницу65. Но подкопы были разрушены восставшими. А генеральный штурм монастыря через пустующую Сельдяную башню, предпринятый 23 декабря 1675 г. по совету выходцев, окончился поражением отряда Мещеринова66.
      Зимняя осада, угроза голода (подвоз продуктов стал невозможен из-за того, что войска не ушли с острова) делали свое дело. В обители началась цинга; постоянный обстрел территории монастыря со специально построенных валов вел к массовым жертвам67. Но монастырь продолжал борьбу.
      Как же был взят монастырь? Этот вопрос, казалось бы, давно ясен. Один из выходцев, старец Феоктист, указал, где в стене у Белой башни есть плохо заделанная калитка. В ночь на 22 января 1676 г. отряд в 50 человек во главе с майором Степаном Келеном и старцем Феоктистом сломал калитку, вошел в монастырь, а затем, растворив ворота, впустил остальные войска68.
      Этот традиционный рассказ опирается на опубликованные документы: отчет воеводы Мещеринова на следствии. Но среди новых материалов есть фрагменты отписки Мещеринова о взятии монастыря, составленные по горячим следам событий. В ней финальный штурм в ночь на 22 января описывается несколько иначе69.
      После неудачи 23 декабря 1675 г. у Сельдяной башни Мещеринов попытался возобновить строительство подкопов к Белой, Никольской и Квасопаренной башням. Одновременно воевода отдал распоряжение беспрестанно стрелять по этим башням, вынуждая защитников сойти со стен на этих участках. На этом этапе по трем башням выпущено было 700 ядер. Операция оказалась успешной для Мещеринова: когда подкопы были подведены к башням, там никого не было. Тогда в ночь на 22 января 1676 «за час до свету» у Белой и Никольской башен начался штурм. И «ратные люди на Белую башню взошли, и у той башни у калитки замок збили...» После этого начался бой внутри монастыря70.
      Трудно судить, что произошло на самом деле у Белой башни темной и ненастной ночью 22 января, так как оба свидетельства исходят от Мещеринова, а других рассказов об этом нет.
      Новые материалы содержат ценные подробности и о последнем эпизоде сопротивления восставших. Защитники заперлись в трапезной. Здание обстреливали, в окна метали гранатные ядра. Часть людей погибла, другие попали в руки Мещеринова. Всего он захватил 63 человека. Из них 35 были посажены в тюрьму, а 28 — казнены. Среди пленных были лидеры движения на последнем его этапе: келарь Левкий, казначей священник Леонтий, ризничий старец Вениамин (его в 1666 г. рекомендовал Фирсов на пост архимандрита), сотники Самко и Логин71. Отметим, что среди руководителей восстания Мещеринов не назвал архимандрита Никанора. Традиционные старообрядческие легенды рассказывают о героизме Никанора в последние часы восстания. Но приходится признать, что легенды ни на чем не основаны. Никанор назван среди главных «завотчиков» в октябре 1674 г. вместе с келарем Нафанаилом Тугуном72. Но в октябре 1675 г. названы и келарь Феодосий («никаноров послушник»), другие лидеры, а сам Никанор не упомянут73. Не исключено, что архимандрит Никанор, участвовавший в оппозиции на первых порах, прошедший все этапы восстания, не дожил до его поражения — к октябрю 1675 г. он уже умер.
      Итак, новые материалы по истории Соловецкого восстания показывают, что борьба внутри монастыря была более напряженной, чем это считалось до сих пор. Уже на первом его этапе возникают резко антимонархические эсхатологические взгляды. Восстание развивалось не однолинейно. Оно пережило несколько крутых поворотов. И только мужество повстанцев, их убежденность в своей правоте дали возможность самому северному пункту русской обороны — Соловецкому монастырю — долгие годы жить своей жизнью, собирать недовольных и не выполнять царских приказов.
      Примечания
      1. Материалы для истории раскола за первое время его существования. Изд. Н. И. Субботиным. Т. 3. М., 1878; Новые материалы для истории старообрядчества XVII—XVIII вв. Собр. Е. В. Барсовым. М., 1890; Барское Я. Л. Памятники первых лет русского старообрядчества // ЛЗАК (за 1911 г.) вып. 24, СПб., 1912.
      2. Это произведение шесть раз издавалось в старообрядческих типографиях с 1788 по 1914 гг., а также бытовало в списках.
      3. Игнатий, Донской и Новочеркасский. Истина святой Соловецкой обители. СПб., 1844; Воздвиженская Е. В. Соловецкий монастырь и старообрядчество. М., 1911 и др.
      4. Казанский П. С. Кто были виновники соловецкого возмущения от 1666 до 1676 гг.? // ЧОИДР. М., 1867, кн. IV, с. 1 — 10.
      5. Сырцов И. Я. Соловецкий монастырь накануне возмущения монахов-старообрядцев // Православный сборник, 1879, октябрь, с. 271—298; его же. Возмущение соловецких монахов-старообрядцев в XVII в. Кострома, 1888.
      6. Щапов А. П. Сочинения Т. 1, СПб., 1906, с. 414, 456.
      7. Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. Пермь, 1927; Барсуков Н. А. Соловецкое восстание 1668—1676 гг. Петрозаводск, 1954; его же. Соловецкое восстание (1668—1676 гг.): Автореф. канд. дис. М., 1960; Борисов А. М. Хозяйство Соловецкого монастыря и борьба крестьян с северными монастырями в XVI—XVII вв. Петрозаводск, 1966.
      8. Материалы для истории раскола... т. 3. с. 7, 13—14, 80—81, 111.
      9. Там же, с. 18—43.
      10. Там же. с. 47—66.
      11. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 538, л. 38—40.
      12. Материалы для истории раскола, т. 3, с. 114—115.
      13. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 538, л. 40—41.
      14. Там же, д. 533 и д. 538
      15. Материалы для истории раскола..., т. 3. с. 125—164.
      16. Там же, с. 196—198.
      17. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533 и д. 538.
      18. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 203—206.
      19. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 4—6.
      20. Там же, л. 4.
      21. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 178—187
      22. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 553.
      23. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 207—208, 212, 276—282, 288—291.
      24. Там же, с. 213—276.
      25. ЦГАДА, ф. 1201, оп. 4, д. 22, л. 13—35.
      26. Там же, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 25—26.
      27. Сырцов И. Я. Возмущение соловецких монахов-старообрядцев в XVII в. Кострома, 1888, с. 276, 281.
      28. Там же, с. 286.
      29. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 31—35, 29—30.
      30. Там же, ф. 125, on. 1, 1674, д. 25, л. 2, 4—6; д. 23, л. 26.
      31. Там же, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 1.
      32. Там же, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 7—18.
      33. Там же, л. 9.
      34. Там же, л. 4—5, 35—36.
      35. Там же, л. 101, 96.
      36. См.: Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 337, 344; Новые материалы для истории старообрядчества..., с. 121.
      37. См.: Показание от божественных писаний // Никольский Н. К. Сочинения соловецкого инока Герасима Фирсова. — ПДП, вып. 188. СПб., 1916.
      38. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 98.
      39. Там же, л. 94.
      40. Там же, л. 298.
      41. Там же, л. 323.
      42. Там же, л. 98—99.
      43. Материалы для истории раскола..., т. 3. с. 327, 337.
      44. Там же, с. 327.
      45. Там же, с. 333, 341.
      46. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 382—390.
      47. В опубликованных источниках упоминаний об этом нет.
      48. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1670, д. 5, л. 4, 193, 267.
      49. Там же, 1671, д. 31, л. 33; 1670, д. 5, л. 4.
      50. Там же, л. 71.
      51. Там же, л. 118, 141.
      52. Там же, л. 122—123, 131, 141—142.
      53. Там же, л. 218—225.
      54. Там же, л. 188—189.
      55. Там же, 1675, д. 20, л. 10.
      56. Там же, 1669, д. 5, л. 96.
      57. Там же, 1675, д. 20, л. 5.
      58. Там же, 1670, д. 5, л. 137; 1673, д. 16, л. 9.
      59. В литературе ошибочно: Тугин.
      60. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 33.
      61. Там же, 1670, д. 5, л. 125.
      62. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 337; ЦГАДА, ф. 125, on. 1. 1674, д. 26, л. 9—10.
      63. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 328.
      64. Там же, с. 343, 328.
      65. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 9.
      66. Там же, л. 10.
      67. Там же, 1675, д. 20, л. 3—4.
      68. Сырцов И. Я. Указ, соч., с. 301—303.
      69. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 2—12 (это документ 1676 г.)
      70. Там же, л. 10—12.
      71. Там же, л. 2, 12.
      72. Там же, 1674, д. 26, л. 9.
      73. Там же, 1675, д. 20, л. 10.