Зотова З. М. Петр Бернгардович Струве

   (0 отзывов)

Saygo

Зотова З. М. Петр Бернгардович Струве // Вопросы истории. - 1993. - № 8. - С. 55-72.

Что мог еще недавно сказать отечественный читатель о П. Б. Струве? Что это был лидер "легального марксизма", перешедший в дальнейшем в лагерь кадетской контрреволюции. При столь прямолинейной характеристике политической направленности его деятельности утрачивается облик ученого, яркого представителя русской общественной мысли, журналиста и писателя, редактора крупнейших журналов, наконец, человека, прожившего сложную и противоречивую жизнь.

Петр Бернгардович Струве родился 26 января (7 февраля) 1870 г. в Перми, в семье губернатора. Его отец, немец по происхождению, был уроженцем Прибалтики, где начиная с 1827 г. провел первые 12 лет своей жизни. По приезде в Санкт-Петербург он учился в Царскосельском лицее, окончил его в 1847 г. и некоторое время работал в одной из столичных канцелярий. Воспитанный на идеалах французского Просвещения и немецкого романтического идеализма, он вскоре стал, однако, русским патриотом, живо откликнулся на предложение генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева, назначенного для проведения там реформ, и пять лет работал под его руководством. Будучи человеком сильным, умным и волевым, в дальнейшем занимал ряд высоких постов на государственной службе. Мать Петра баронесса Розен тоже была обрусевшей немкой из Прибалтийского края. Натура нервная, легко возбудимая, властная, она не пользовалась любовью и привязанностью сына. После смерти отца Петр практически не поддерживал связи с матерью, и ее кончина в 1905 г. не произвела на него заметного впечатления1.

В 1879 - 1882 гг. семья Струве временно находилась в Штутгарте. Затем 12- летний Петр поступил в одну из петербургских гимназий. Он стремился "узнать жизнь человеческую, поглубже заглянуть в нее"2, много читал, изучал русскую и западноевропейскую литературу, особенно увлекался сочинениями Флобера, Золя, Аксакова, Пушкина, Тургенева, Толстого, Достоевского. Их книги привлекли его страстной защитой человеческих прав и осуждением социального неравенства. Уже в отрочестве он пришел к пониманию того, что свобода - высший дар человечества и что на ней основано истинное христианство: "Свобода есть как нравственная, так и физическая полноправность в пределах здравого смысла и нормальной этики. Поэтому истинная свобода права другого не только признает, но даже уважает"3.

Юношу отличали пытливость ума и интерес к политическим вопросам. В его дневнике сохранилась такая запись от 30 - 31 августа 1884 г.: "За лето я постарел, но мне всего 14 лет, зеленая молодость - отрочество. Несмотря на это, я имею сложившиеся политические убеждения, я последователь Аксакова, Юрия Самарина и всей блестящей фаланги славянофилов. Я - национал-либерал, либерал почвы и либерал земли. Лозунг мой - самодержавие. Когда погибнет на Руси самодержавие, погибнет Русь. Но у меня есть еще лозунг: долой бюрократию и да здравствует народное представительство с правом совещания (право решения принадлежит самодержцу). К несчастью, надеждам на такую народную политику не суждено осуществиться, потому что на Руси царит теперь гр. Толстой, тупой консерватор и насильник"4.

В феврале 1889 г. умер Бернгард Струве. Вскоре после его похорон, закончив гимназию, Петр уезжает из родного дома от матери к однокласснику, сыну сенатора А. Д. Калмыкова, для подготовки к экзаменам и поступления в университет. Мать его друга, А. М. Калмыкова, сразу взяла Петра на попечение, стала его опорой в решении практических вопросов и дала ему то, что не смогла дать родная мать. Несчастливая в замужестве, эта как бы приемная мать Петра целиком посвятила себя общественной работе. Ее квартира на Литейном, д. 60, в которой Петр провел семь Лет, была тогда центром литературного Петербурга. Калмыкова являлась вдохновителем Комитета грамотности Вольного экономического общества (ВЭО) и работала учительницей в воскресных и вечерних школах для рабочих, организованных просвещенным петербургским промышленником В. П. Варгуниным5. Молодой Струве стал в ее доме свидетелем и участником дискуссий прогрессивно настроенной столичной интеллигенции.

Осенью 1889 г. он поступил на факультет естественных наук Петербургского университета. Занимался очень серьезно, много читал. Самым драгоценным даром, возвышающим университет над другими учебными заведениями, считал научное самоуправление. Через год перевелся на юридический факультет. Круг его интересов был весьма широк: он занимался политикой, социологией, литературой, философией, экономикой, историей. В 1891 - 1892 гг. провел академический семестр студентом права и экономики в Грацском университете (Австро-Венгрия). В апреле - сентябре 1892 г. один, а затем вместе с Калмыковой посетил Венецию, Вену, Берлин. Много думал об исторических судьбах России и стал сторонником марксистской теории. Напряженная работа мысли привела его от юношеской приверженности самодержавию к пониманию пороков царизма и необходимости изменения политического строя России, от славянофильства - к западничеству.

В 1891 г. Петр Бернгардович начал общественную деятельность среди литературных (иначе - легальных) марксистов публикацией статей, популяризировавших отдельные выводы К. Маркса, и выступлениями с экономическими рефератами на кафедре столичного ВЭО. Вскоре он снискал себе известность как один из вождей легального марксизма. В апреле 1894 г. был задержан полицией за связь с народовольцами. От имени разочаровавшихся земцев Струве написал "Открытое письмо" Николаю II, взяв на себя инициативу выражения либерально-конституционного мнения. В том же 1894 г. вышла в свет его книга "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России", в которой Струве выступал с социал-демократических позиций. Эта работа фактически явилась тогда первым манифестом марксизма в отечественной легальной литературе. Однако некоторые российские ортодоксальные марксисты "раскусили укрытый в ней зародыш разложения"6. Струве впоследствии подтверждал, что в то время он был как философ критическим позитивистом, а как социолог и политэконом - решительным, но отнюдь не правоверным марксистом, ибо "не считал себя связанным буквой и кодексом какой-нибудь доктрины"7.

Главной задачей "Критических заметок" являлась полемика с народническим пониманием экономического и общественного развития России.

Струве утверждал, что Россия пойдет по пути капиталистического развития. Признавая огромное экономическое и общекультурное значение капитализма, он призывал признать нашу, российскую некультурность и пойти на выучку к капиталистическому Западу. С развитием и торжеством капитализма он связывал и прогресс России, исходя из того, что капитализм, создавая обобществленное производство, не станет мириться с индивидуалистическим распределением и потреблением продукции, и приходил к выводу, что капитализм независимо от жизненной практики объективно выдвигает народнохозяйственные принципы, отрицающие в конечном итоге ту частнособственническую основу, на которой он зиждется. С другой стороны, капитализм развивает в трудящихся активность, сплоченность, способность к коллективным действиям и тем самым готовит их к той будущей роли, которую им суждено сыграть в ходе эволюции капиталистического строя8.

Струве полагал, что социализм возникнет в недрах капитализма через осуществление реформ, постепенный прогресс экономической и правовой нормировки капиталистического общества. Уже в этой книге чувствовалось несоответствие взглядов автора основным положениям ортодоксальной марксистской теории. Свое миросозерцание Струве обосновывал не на диалектическом материализме, а на неокантианском критицизме, выступив одним из первых его пропагандистов в России. Он развивал взгляды, заключавшие в себе отрицание классовой борьбы, идей растущего разорения крестьянства и обнищания пролетариата, и считал правильным учение Мальтуса о перенаселенности как источнике обнищания. "Основной пафос самого его марксизма, - писал С. Л. Франк, - заключался в западническом либерализме, в вере в прогрессивное значение западноевропейского буржуазного строя и соответствующих ему либеральных политических учреждений и порядков"9.

Впоследствии Струве отмечал, что его неортодоксальность многим из ортодоксальных марксистов казалась "не легким облачком, а скорее зловредной еретической тучей, весьма выразительным доказательством "буржуазности моего образа мыслей"10. Г. В. Плеханов, усмотрев эти черты в книге Струве, не выступил, однако, против него, так как будущий лидер российского либерализма боролся тогда против общего врага социал-демократии - либерального народничества. Призыв Струве: "Нет, признаем нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму" Плеханов рассматривал как "неосторожное выражение" и сопоставлял это высказывание с мыслью В. Г. Белинского, что культурное будущее России обеспечит только буржуазия, а потому объяснял это "благородным усечением западника".

В. Ильин (В. И. Ульянов) осенью 1894 г., выступив в кружке петербургских марксистов с рефератом "Отражение марксизма в буржуазной литературе", подверг резкой критике взгляды Струве. Развернутое изложение своего мнения он поместил в работе "Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве", которая была опубликована затем под псевдонимом К. Тулин в сборнике "Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития". Сборник по указанию цензуры был конфискован, сожжен, и до читателя дошли случайно спасенные 100 экземпляров. А на квартире инженера Р. Э. Классона на масленицу 1895 г. состоялась первая встреча Ульянова со Струве и А. Н. Потресовым.

Ульянов горячо и убежденно говорил им о необходимости интенсивной революционной борьбы. Уже после победы Октябрьской революции 1917 г. Струве при встрече с Н. Валентиновым (Вольским) вспоминал "зарю легального марксизма", выход в свет своей книги "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России", знакомство с Потресовым и Ульяновым-Лениным, говорил и об их столкновении во время подготовки сборника "Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития": "При первом же знакомстве со мною Ленин дал мне понять, что два заявления, сделанные в моей книге, кладут барьер между нами первое - я "не заражен ортодоксией", т. е. не все принимаю в учении Маркса и второе - мой афоризм: "признаем нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму""11.

В ту пору Ульянов хотел сохранить общую работу со Струве и говорил, что уход последнего "будет, конечно, громадной потерей для всех Genossen". Главным пунктом разногласий стало отношение к капитализму. По мнению Струве, Россия вступила в полосу капитализма, но он еще не был здесь зрелым. Ульянов, оценивая степень зрелости капитализма, учитывал не только развитие производительных сил, но и характер социальных различий и классовой борьбы, обвиняя Струве в буржуазном объективизме, характеризующем исторический процесс "вообще", а не те антагонистические классы, из борьбы которых он складывается реально.

Несмотря на разногласия и резкую критику Ульяновым заявлений Струве, последний писал о своем огромном желании иметь в сборнике статью Тулина: "Мы видели в нем человека далеко не обычного ранга, "премьера" в среде, в которой он вращался, фигуру сильную, выкованную из железа, властную, фанатически убежденную, умеющую за собой вести и заставлять других ей подчиняться"12. Струве сделал тогда шаг навстречу Бельтову (Плеханову) и Тулину. Об этом свидетельствует помещенная в том же сборнике статья Струве "Моим критикам". Возникает вопрос: почему Тулин, разоблачая взгляды легальных марксистов, сближался со Струве? То было временное соглашение для совместной борьбы с народничеством. М. А. Сильвин, работавший в ту пору рядом с Ульяновым в петербургском рабочем кружке, писал, что в лице Струве, Потресова, Классона, Калмыковой, Туган-Барановского, Булгакова и др. Ульянов обрел людей с большими знаниями, высоко развитыми общественными интересами, навыками научного мышления: "Дебаты у Калмыковой (Струве по-прежнему жил у нее. - З. З.) давали ему сладкую для всякого мыслящего человека возможность "скрестить шпаги" с противниками, теоретически почти столь же сильными, - удовольствие, которого он не мог испытывать в нашем кружке "практиков"13.

Справедливость требует отметить, что под влиянием тулинской критики, Струве подвинулся влево и не только выступал в литературе как легальный марксист, но и стал принимать участие в практической работе, сблизился со многими социал-демократическими деятелями, переписывался и наезжал за границу к Плеханову, получал ответственные поручения от отечественных социал-демократов. В конце июля - начале августа 1896 е. он вместе с Плехановым, П. Б. Аксельродом, В. И. Засулич и А. Н. Потресовым участвовал в Международном рабочем социалистическом конгрессе (Лондон), став автором доклада по аграрному вопросу и социальной демократии в России, который был представлен русской делегацией. В условиях, когда все видные революционные социал-демократы России находились под арестом, к составлению "Манифеста Российской социал-демократической партии" в 1898 г. был привлечен по решению I съезда РСДРП именно Струве. (Между прочим, этот факт позднее интенсивно замалчивался в большинстве работ по истории РСДРП.)

Однако даже тогда его мировоззрение уже не базировалось всецело на марксистской теории. Он вырабатывал в себе иной строй идей. Эта дальнейшая эволюция его взглядов не осталась незамеченной. Потресов, с которым Струве вообще многое связывало ранее (идейные увлечения, общие житейские и иные воспоминания), с горечью писал ему: "Мне думается - мы перестали друг друга понимать, начали говорить на разных языках"14. Не разделяя отход Струве от марксистской теории, Потресов часто говорил, что новые заявления "критиков марксизма" оставляют у него впечатление неосновательности, скороспелости и непродуманности. А Ленин теперь и позднее именовал Струве "теленком", "иудой", "великим мастером ренегатства" и т. п. Добавим, впрочем, что одно время Ленин называл "иудой" и Л. Д. Троцкого, а "теленком" - М. Горького.

Струве по-прежнему много трудится, занимается в библиотеках Берлина, Лондона и Парижа, активно пишет, является корреспондентом, а затем и редактором ряда журналов ("Новое слово" в 1894 - 1897 гг.; "Начало" - 1899 г.; "Жизнь" в 1897 - 1901 гг.). В 1897 г. он публикует ряд статей в, "Новом слове". Решительный шаг в критике ортодоксального марксизма он сделал в статье "Свобода и историческая необходимость", написанной в форме заметки по поводу книги Р. Штаммлера "Хозяйство и право". В ней Струве восстал против марксистского понимания соотношения между свободой и необходимостью. В том же году в статье о Цюрихском конгрессе он в категорической форме отверг теорию краха капитализма, классовой борьбы и социалистической революции. Ульянов в письмах к Потресову интересовался, почему Плеханов как признанный социал-демократами знаток марксизма не высказывается по поводу статей Струве и Булгакова, направленных против Ф. Энгельса?15.

Ульянов подчеркивал необходимость коренного" размежевания с "критиками марксизма". Впоследствии Струве заметил, что на "крайнюю нетерпимость" Ленина он отвечал максимальной терпимостью и даже помогал ему в период его тюремного заключения и ссылки, снабжая книгами из, своей библиотеки, а став редактором "Нового слова", печатал его статьи, устроил ему для заработка перевод книги С. и Б. Веббов, помог при издании сборника статей "Экономические этюды". И Ленин охотно использовал тогда это содействие.

Вторая половина 90-х годов XIX в. стала насыщенным периодом в жизни Струве. Он вел активный поиск собственного видения проблем общественного развития и выработки нового мировоззрения. В 1895 г. он познакомился с Н. А. Герд, учительницей рабочей воскресно-вечерней школы, дочерью видного педагога, одного из основоположников методики преподавания естествознания. Струве импонировали самостоятельность мышления Нины Александровны, развитое в ней высокое чувство нравственности. Он писал своей избраннице: "Чувство мое к Вам очень сильно, мы единомышленники и, я думаю, во многом вполне солидарные люди"16. В 1896 г. она стала его женой. А в 1900 г. у него было уже трое сыновей: Глеб, Леля и Котя.

Весной 1900 г. в радикальном журнале "Жизнь" стали появляться статьи Струве по методологии политической экономики и теории ценности. В них наметилось его учение о капиталистическом хозяйстве как системе взаимодействия свободно хозяйствующих субъектов. В конце марта - начале апреля 1900 г. легальные марксисты Струве и М. И. Туган-Барановский, стоявшие тогда в центре российского общедемократического оппозиционного движения, приняли участие в Псковском совещании с социал-демократами Лениным, Потресовым, Ю. О. Мартовым, С. И. Радченко. Там обсуждался проект заявления редакции газеты "Искра" и научно-политического журнала "Заря" о программе и задачах этих изданий.

Идя на совещание, каждая сторона преследовала свои цели. Струве и Туган-Барановский, соглашаясь принять участие в создании революционных органов печати, предполагали использовать их для высказывания идей либерализма. Ленин и его сторонники стремились привлечь к делу легальных марксистов ради получения от них материальной помощи, а также печатных материалов, так как Струве имел большие общественные связи. Однако во время последовавших затем переговоров Ленина с группой "Освобождение труда" Плеханов оспорил соглашение с легальными марксистами. И в конце концов между членами будущей редакции "Искры" было достигнуто соглашение, в основе которого лежало признание группы Струве не социал-демократическим течением, а частью внепартийной демократической оппозиции.

Для продолжения переговоров и уточнения соглашения Струве вместе с женой в конце декабря 1900 г. приехал в Мюнхен. Она была помощницей мужа во всех делах и вела его обширную переписку. (Ее гимназические подруги Л. К. Давыдова, жена Туган-Барановского, и Н. К. Крупская тоже помогали таким образом своим мужьям.) Она сама удивлялась насыщенности своей жизни: "То я мать твоих мальчуганов, то я учительница, то я корректор, то я делаю всякие петербургские дела, то я говорю о философии, то об экономике, то я страстный политик и т. д.17.

Деловые переговоры начались 29 декабря 1900 года. В них приняли участие Ленин, Засулич, Потресов с одной стороны, супруги Струве - с другой. Струве потребовал участия в редакции на равных правах, затем начал настаивать на основании еще и третьего печатного органа, причем на его обложке не должно быть ничего социал-демократического и указывающего на "искровскую" фирму. Ленин выступил против, остальные высказались за соглашение со Струве путем совместного издания нового журнала. В дальнейших переговорах участвовали приехавшие в Мюнхен Аксельрод и Плеханов, а на помощь Струве прибыл В. Я. Яковлев-Богучарский. Была предпринята попытка заключения договора о совместном издании за границей журнала, часть которого будет посвящена свободной дискуссии по вопросам политической борьбы с царизмом. Назвать его решено было "Современное обозрение". Предполагалось, что он, открыто не связанный с социал-демократией, станет выходить параллельно с "Искрой" и "Зарей".

Редакция "Искры" и "Зари" согласилась участвовать в этом издании, рассчитывая на получение через Струве материалов для "Искры", но поставила условие" чтобы новый орган выходил не чаще "Зари" и как приложение к ней. В состав редакции "Современного обозрения" должны были войти на основах равноправия редакция "Искры" и представители демократической оппозиции в лице Струве и Туган-Барановского. Однако в ходе переговоров выяснилось, что Струве намеревался использовать редакцию "Искры" и "Зари" для обслуживания "Современного обозрения", чтобы превратить его в орган, конкурирующий с "Зарей" по объему, содержанию и периодичности. Тогда Ленин начал настаивать на разрыве переговоров. Плеханов не поддержал его, считая, что "разрыв теперь погубит нас, а после мы посмотрим"18.

В результате был выработав договор между обеими группами о совместном издании "Современного обозрения" как общеполитического приложения к "Заре". В объявлении об этом издании содержались декларации редакции "Зари", составленные Плехановым, и группы демократической оппозиции, написанные Струве. Объявление было сдано в печать, но не появилось в свет, так как немецкий социал-демократ И. Дитц, в типографии которого печаталась "Заря", отказался его опубликовать как не соответствующее требованиям цензуры, ибо в нем говорилось об объединении двух тайных групп. Повлиял и тот факт, что предполагаемая материальная поддержка оказалась ненадежной. Соглашение о совместном издании не было осуществлено. Именно те январь и февраль 1901 г. стали для Струве моментом окончательного, уже формального, разрыва с социал-демократами и осознания себя участником либерального движения.

Тем не менее две статьи Струве под заголовком "Самодержавие и земство" были помещены в N 2 и N 4 "Искры". В них автор обращался к земцам еще с социал-демократических позиций. Он предоставил также, возможность "Заре" издать записку министра финансов С. Ю. Витте о земстве со своим предисловием, в котором убеждал самодержавие узаконить либерально-помещичью земскую оппозицию, ибо связывал российский прогресс с мирной и постепенной реформистской легальной деятельностью, считая, что коренное политическое преобразование России возможно лишь на фундаменте, одним из важнейших камней которого будет земство. Тогда же Струве первым заметил начинающего, никому еще не известного писателя Н. А. Бердяева и помог ему издать рукопись "Субъективизм и индивидуализм в общественной философии", написав предисловие к этой: книге, в котором пошел гораздо дальше Бердяева в критике позитивизма и в провозглашении метафизики.

В марте 1901 г. он уехал в Россию для устройства личных дел, рассчитывая вскоре вернуться, чтобы вплотную заняться "Современным обозрением". Но его захватили события на родине. Он принял участие в антиправительственной демонстрации 3(16) марта 1901 г, на Казанской площади в Петербурге, был арестован, сначала находился " Литовском замке, затем был переведен в дом предварительного заключения. Антисанитарные условия содержания вызывали в нем чувство омерзения, тем не менее он пытался работать и там: строил литературные планы, просил жену передать ему книги Рикардо, Родбертуса, Визера, Беркли и пр. 12 марта состояние его здоровья резко ухудшилось, и он пишет жене письмо с просьбой похлопотать либо об освобождении, либо о переводе в больницу19. Решением суда Струве был выслан под гласный надзор полиции в Тверь.

Сначала он устроился там скверно, позднее - чуть лучше, появилась возможность творческой деятельности. Он просил жену присылать ему журналы "Мир божий", "Русское богатство", сочинения известного экономиста Э. Бём-Баверка, ряд других книг, написал статьи "Легенда о русском марксизме 40-х годов", "Михайловский и его оппоненты" и пр., ознакомился с докторской диссертацией философа П. И. Новгородцева "Кант и Гегель в их учении о праве и государстве". Летом Струве отдыхал с детьми Глебом и Лелей в доме А. С. Юрлова (Нина Александровна задержалась в Петербурге, чтобы подлечиться). Работалось ему плохо. Глеб часто капризничал, Леля вел себя лучше, но болел. Тем не менее каждодневное общение с детьми, с которыми раньше жизнь часто разлучала его, доставляло ему радость.

28 ноября 1901 г. "вся Тверь" собралась послушать знаменитого певца Ф. И. Шаляпина. Он потряс Струве. "Это - изумительный певец"20, - писал он жене. В декабре Струве покинул губернскую столицу, получив разрешение выехать за границу для лечения, и в начале 1902 г. уехал. В те месяцы его поворот к буржуазному либерализму обнаружился уже настолько ясно, что о сотрудничестве с социал-демократами теперь не могло быть и речи. Они в "Заре" опубликовали ряд статей: Г. В. Плеханов - "Критика наших критиков" и "Кант против Канта или духовное завещание г. Бернштейна", Л. И. Аксельрод "Почему не хотим назад?" и "О некоторых философских упражнениях некоторых критиков", В. И. Ленин - "Гонители земства и аннибалы либерализма", Ю. О. Мартов - "Всегда в меньшинстве. О современных задачах русской социалистической интеллигенции", В. И. Засулич - "Элементы идеализма в социализме (несколько критических замечаний по адресу некоторых прекрасных душ)". Эти острополитические статьи свидетельствовали о стремлении их авторов отстоять ортодоксальное марксистское учение. "С "Искрой" полемизировать бесполезно и безнадежно"21, - писал Струве известному либералу Д. И. Шаховскому.

Политическая линия "Искры" прямо противоречила его новым взглядам. Правда, и в "Искре" не было единодушия. Засулич дольше, чем остальные редакторы, видела в Струве союзника, считала критику его взглядов слишком придирчивой и предлагала привлечь его к совместной работе. Она была человеком с тонкой интуицией, и не случайно именно к ней обращались с просьбой о посредничестве, если в эмигрантской среде возникали ссоры и разногласия. А Струве всегда отзывался о ней почти с благоговением.

Весной 1902 г. в Штутгарте у Струве родился сын Лев. Судьба его оказалась трагичной. В 26 лет, уже подавая немалые надежды как экономист, он умер от чахотки. Семья очень тяжело пережила эту утрату. В 1902 г. в Петербурге был опубликован сборник статей П. Б. Струве "На разные темы", в котором автор, перестраивая свое мировоззрение как бы на глазах читателей, вел борьбу с самим собой. Он выступил против ортодоксальной нетерпимости марксизма, который "мнит себя обладающим безошибочным" знанием единственно действительных и потому правильных средств для достижения данной практической цели - общественной справедливости"22. Рассматривая право на критику как одно из драгоценнейших прав, мыслящей личности, Струве считал, что ни одно учение не может претендовать на знание абсолютной истины. Вопрос о соотношении между целью, и средствами ее достижения сложен, не укладывается в заранее заданную, формулу и зависит прежде всего от правильного познания сложных общественных отношений.

18 июня 1902 г. в Штутгарте под редакцией Струве вышел N 1 журнала "Освобождение", который ставил своей целью объединение всей российский оппозиции на программе конституционного преобразования России. Редактор журнала напоминал об "аннибаловой клятве" - необходимости борьбы за политическое освобождение родины, а роль нового органа видел в том, чтобы требовать великого переворота русской жизни: от произвола самодержавной бюрократии - к полному соблюдению права личности и общества. Редакция журнала в предместье Гайсбург (в том же доме жила семья Струве) стала одним из центров объединения отечественной и зарубежной либеральной интеллигенции, а Струве - одним из ведущих теоретиков нелегальной политической организации "Союз освобождения", сложившейся из старожилов журнала.

Выступая против самодержавия и требуя замены его конституционным строем, Струве был уверен, что люди его направления в ближайшем будущем должны будут принять на себя бремя власти; "поэтому мы должны иметь программу нашей политики, и заграничное общественное мнение должно в общих чертах знать эту программу и, кроме того, знать, что русская демократическая оппозиция вполне квалифицирована быть правительством"23.

В 1902 - 1903 гг. он работал над проектом программы конституционно-демократической Партии народной свободы. Важнейшим ее положением являлось требование конституционного строя, разделения власти между наследственным монархом и народными представителями. Конституция должна быть выработана представителями народа по соглашению с монархом. Для этого предполагался созыв Учредительного собрания, свободно избранного на основе всеобщей, равной, прямой и тайной подачи голосов. Рядом с выбранной прямым народным голосованием нижней палатой намечалась также верхняя палата, выбранная земствами и местными думами. В программе провозглашались равенство всех граждан перед законом, свобода совести, вероисповедания, слова, печати, собраний и союзов, передвижения, неприкосновенность личности и жилища. Признавая право свободного самоопределения наций, Струве понимал, что претворение его в жизнь станет одним из труднейших вопросов. Поэтому для территориального и юридического разграничения наций и соглашения по этому вопросу он предполагал проведение местных совещаний с привлечением всех лиц, живущих в данном месте, и всех действующих там партий.

Программой намечались судебная реформа, отмена института земских начальников, восстановление выборных мировых судей, гласность судопроизводства при соблюдении независимости, несменяемости и ненаграждаемости судей, всеобщее обязательное начальное обучение. В сфере промышленности: широкое развитие всех видов государственного страхования рабочих, отмена наказуемости стачек, полная свобода образования профессиональных рабочих союзов, развитие фабричного законодательства и распространение его на все виды промышленного труда. В аграрном вопросе: обеспечение землей трудящегося земледельческого населения, введение демократического арендного права. Осуществление земельных реформ возлагалось на органы местного самоуправления.

В 1903 г. группа "Освобождение" попыталась сорганизоваться и расширить сферу своего воздействия, для чего были созваны ее июльское и сентябрьское совещания. В январе 1904 г. состоялся учредительный съезд "Союза Освобождения". Под конституционным знаменем освобожденцы стремились сгруппировать передовых представителей буржуазии и дворянства, разнообразные элементы буржуазной демократии, разночинной интеллигенции и крестьянства. В их политической программе содержались довольно популярные в народе требования. Летом 1904 г. Петр Бернгардович с женой провели несколько недель в Шварцвальде, в деревенском санатории, но и там он продолжал работать. Уже тогда журнал "Освобождение" играл роль центрального органа русского либерализма, лавируя "между более правыми и более левыми. Приспособляясь к настроению правых, Струве в начале русско- японской войны рекомендовал принимать участие в патриотических манифестациях под лозунгом "Да здравствует армия!". И напротив, в ноябре 1904 г. заграничные освобожденцы решили участвовать в Парижской конференции всех оппозиционных и революционных партий.

II съезд "Союза Освобождения", состоявшийся 20 октября 1904 г., в своих решениях призвал объединить земских и городских деятелей под флагом конституционализма и рекомендовал провести кампанию политических банкетов. В ноябре в Петербурге состоялся съезд земских деятелей, а вслед за опубликованием его резолюций, началась "банкетная кампания" - серия выступлений либералов в земских и городских печатных органах и на различных собраниях интеллигенции. В. Я. Богучарский 3 декабря 1904 г. в письме Струве от имени друзей "Освобождения" высказал предложения о задачах и содержании этого органа в изменившихся условиях. Либеральное движение, по его мнению, стало сильным, активным и завоевало себе гегемонию в рядах оппозиции. Поэтому особое значение приобретал вопрос о тактических приемах либералов: "Необходимо давать критику поведения молодежи и революционных партий и их отношения к либеральному движению, указывать на возможные формы сближения и призывать к солидарности"24.

К концу года, когда "банкетная кампания" исчерпала себя, на повестку дня встал вопрос о всероссийской кампании в пользу созыва Земского собора. Правительственная декларация 14 декабря 1904 г., выражавшая "высочайшее неудовольствие" либералам, приостановила их консолидацию. Со страниц "Освобождения" зазвучали пессимистические нотки и сетования на отсутствие "революционного народа" в России. Тем не менее, анализируя сложившуюся в стране ситуацию, Струве приходит к выводу, что русско-японская война, обнажив все противоречия, поколебала суеверие и "пробила самые тупые головы и окаменелые сердца". Поражение в этой войне вскрыло язвы самодержавно-бюрократического строя. Абсолютизм вкупе с господством бюрократии изжили себя, как и подавление свободы во всех областях жизни.

В открытом письме "Ответ Самарину" в декабре 1904 Т. Струве писал: "Единственным выходом я считаю создание народного правительства. Оно даст нравственные основы монархии, разрубит узел бюрократической петли, даст единое, сильное цельное правительство с действительной ответственностью, при которой только и возможна сила власти, а не произвол, создаст цельное и организованное общественное мнение. Оно даст наконец ту свободу, без которой Россия задыхается в предсмертных судорогах, как человек, захваченный удавом"25.

Глубоко взволновали Струве события 9 января 1905 года. Он откликнулся на "Кровавое воскресенье" серией публикаций: отмечал стихийный, чисто народный характер движения, которое тем не менее давало царю шанс найти мирный способ разрешений противоречий. Царь утопил эту возможность в потоках крови: "9 января он разорвал связь не только с народом, но и с армией"; дальнейшее развитие событий убедило Струве в том, что "в России происходит не бунт, а революция"26. Той весной редакция журнала "Освобождение" находилась в Париже. Издательские дела всецело поглощали Струве, накапливалась усталость, дети часто болели, Нина Александровна ждала пятого ребенка. В августе 1905 г. Струве с семьей выбрался отдохнуть в Бретань, где на берегу океана поселился в рыбацкой деревне. Жизнь там была подешевле, а морской воздух оказался живительным.

Узнав из газет о царском Манифесте 11 октября 1905 г., Струве "стал рваться в Россию, Выехал он в качестве зарубежного журналиста в тот же день, когда родился сын Аркадий. В Петербурге, на его взгляд, царило" полное непонимание того, что свершилось, ибо революционные партии ответили на Манифест проповедью восстания. Даже лидер только что основанной конституционно-демократической партии П. Н. Милюков считал, что одержанная обществом победа по существу ничего не меняет, в связи с чем и линия борьбы, и ее политический курс остаются прежним". Струве же расценивал акт 17 октября как "незыблемый краеугольный камень нового государственного строя"27, Теперь, по его мнению, должны радикально измениться методы политической работы, ибо открывалась, возможность положительного сотрудничества либеральных слоев общества с правительством в деле реформ. Струве выступил противником всякой диктатуры, как справа, так и слева, считая, что страна нуждается прежде всего в утверждении права, свободы и в хозяйственном возрождении.

Первая российская революция кардинально изменила взгляды Струве. Его либерализм становится консервативным. Приехавшая в конце 1905 г. с детьми из Парижа Нина Александровна не была готова к такому повороту в мировоззрении супруга и долго упорствовала в прежнем интеллигентском радикализме, переживая поправение мужа, который стал теперь в оппозицию к русскому революционному движению, подчеркивал опасность и гибельность политического максимализма, накала революционных страстей. Идея классовой борьбы, по его мнению, была творчески бесплодна в России, ибо разъединяла нацию вместо того" чтобы сплачивать ее. Свобода личности, свободное развитие культуры и государственности, на его взгляд, требуют уважения к правовому порядку. Стране нужны равные политические права для всех, нормальное течение хозяйственной жизни, основательные реформы. Особенно опасен хаос хозяйственной дезорганизации, ибо он будет питательной почвой для реакции застоя.

Обновление России Струве связывал с возрождением общественности и государственности. Его критика восходила к здоровому индивидуализму, призывающему к личной ответственности и личной пригодности. Правовая идея исключает всякий абсолютизм власти, чем бы он ни прикрывался и как бы ни оправдывался. Возрождение России связано с развитием свободной и объективной мысли28.

Вообще требование "рассуждать по существу" было любимым лозунгом Струве. Это означало для него оценку явлений жизни и отдельных людей по их внутреннему содержанию, их объективной ценности. Так, в статье (1915 г.) "Граф С. Ю. Витте (Опыт характеристики)" он отмечал сложность и противоречивость фигуры Витте: высоко оценивая его исключительную государственную одаренность, способность поднимать трудные государственные вопросы, находить разумные решения в запутанных областях управления и выбирать нужных людей, в то же время подчеркивал, что в нравственном отношении Витте был беспринципен и безыдеен, лишен чувства права и не мог вести борьбу за то правовое государство, которого ждала Россия на рубеже XIX и XX вв.; понимая необходимость коренных преобразований государственного строя России, он как человек старого порядка в новых условиях не мог полностью разобраться, отсюда - его растерянность и пассивность. Вместо того чтобы упреждать события, как это делал в свое время М. М. Сперанский, Витте, по мнению Струве, только открывал шлюзы для чуждого ему потока "нового правосознания".

В октябре 1905 г. сформировалась конституционно-демократическая партия, "Союз освобождения" прекратил свою деятельность. Струве вошел в состав ЦК новой партии, однако по многим вопросам его взгляды не совпадали с позицией ее руководящего ядра. После роспуска I Государственной думы он поехал вместе с депутатами-кадетами в Выборг, где присутствовал при составлении так называемого Выборгского воззвания к стране. Но в нем он увидел попытку пропаганды идей государственного переворота и предвидел неизбежность его провала. Разочаровавшись к тому времени не только в революционных кругах, но и в либеральных земцах, Струве начал возлагать надежды на одаренных и серьезных представителей бюрократии. Настоящим государственным умом он считал теперь П. А. Столыпина и решительно защищал его аграрную реформу, веруя в ценность экономической свободы. Столыпин дебютировал в большой политике как бы конституционалистом, однако его конституционализм оказался мнимым: этот монархист конституцию признавал просто как необходимость и старался совместить ее с самодержавием, оставаясь помещиком и государственным чиновником.

Политическими друзьями Струве в то время были ученик Ф. Н. Плевако - крупный адвокат В. А. Маклаков, который особенно, стал известен после выступления в защиту невинно обвиненных на судебных процессах в 1905 г. (с 1906 г. он был членом ЦК партии кадетов, избирался депутатом II, III и IV Государственных дум), а также более умеренные земцы, например Н. Н. Львов, один из основателей "Союза освобождения", участник земских съездов 1904 - 1905 гг., с 1906 г. член ЦК партии кадетов. Разойдясь с другими кадетами по вопросам о гражданском равноправии и по аграрному, Львов вышел из партии и эволюционировал вправо. Особенно близко Струве сошелся с философом С. Л. Франком, который осенью 1906 г. поселился в его квартире и прожил там два года. Эта дружба не прерывалась 46 лет, хотя временами омрачалась идейными расхождениями.

Струве развернул активную политическую деятельность. Весной 1906 г. он принял участие во II съезде конституционно-демократической партии, которая выдвинула его кандидатом от Петербурга в члены II Государственной думы. Избранный депутатом, Струве всецело отдался этой деятельности, видя в ней путь к обновлению России. Однако его надежды вскоре оказались развеянными. "Тонкий обруч" новых государственных учреждений не смог скрепить, окаменевшую старую власть и народные массы. Когда правительство разогнало I и II Думы, многие еще надеялись, что страна придет к какой-то новой, лучшей гавани. Но после Третьеиюньского государственного переворота 1907 г. и наступления реакции Струве посчитал, что "теперь "остается не гавань, а кладбище".

В партии кадетов он занимал правый фланг, и его взгляды разошлись с курсом Милюкова. Поэтому Струве не участвовал в работе органа партии - газеты "Речь", основанной Милюковым и И. В. Гессеном, и стремился создать орган, соответствующий его политической направленности. Сначала он задумал издавать большую серьезную вечернюю газету "Дума". Однако это начинание закончилось неудачей, газета просуществовала всего несколько недель, так как Струве не умел, да и не хотел приспособляться к массовому читателю. С декабря 1905 по июнь 1906 г. он сотрудничал в политическом еженедельнике "Полярная звезда", в 1907 - 1918 гг. редактировал журнал "Русская мысль". Современники Струве отмечали у него незаурядный редакторский дар. Он умел находить интересных, оригинально мыслящих людей, удачно заказывал статьи, да и сам был автором ряда заметных публикаций.

Характерной для позиции Струве того периода была опубликованная в "Русской мысли" статья "Великая Россия". Главная ее идея - укрепление государственного могущества на основе хозяйственного подъема, который, по его мнению, возможен лишь с осуществлением "национальной идеи": она "есть примирение между властью и проснувшимся к самосознанию и самодеятельности народом, который становится нацией"29. Струве поддерживал идею исторического "призвания России объединить многие народности в едином государственном организме, дав обоснование патриотизма как веры в Российскую империю. На страницах "Русской мысли" он, рассматривая и "украинский вопрос", подчеркивал нецелесообразность стремления украинской интеллигенции к культурному обособлению от России. Струве воспринимал украинцев как неотъемлемую ветвь общерусского государственно-культурного организма, считая необходимым иметь в империи общегосударственный язык и единую духовную культуру, отражавшую и местные, народные особенности.

Струве был энциклопедически, образованным человеком, чему способствовала и его удивительная память, унаследованная, видимо, от деда, знаменитого астронома В. В. Струве, первого директора Пулковской обсерватории. Круг научных интересов Петра Бернгардовича был необычайно широк, охватывая практически все области гуманитарных знаний. Он профессионально занимался политической экономикой, статистикой, социологией. Его магистерская диссертация "Хозяйство и цена" явилась плодом многолетних исследований по теории политэкономии и истории хозяйства. Уже на закате лет Петр Бернгардович сосредоточил внимание на русской истории: начав с экономической истории, он задумал большое исследование истории русской культуры и государственности. В 1906 - 1917 гг. он преподавал политэкономию в петербургском Политехническом институте, сначала на правах штатного доцента, а после защиты магистерской диссертации в 1913 г. - экстраординарного профессора. В 1910 г. читал курс лекций по истории народного хозяйства на петербургских Высших женских курсах. Но чтение лекций перед большой и малоподготовленной аудиторией не было его призванием. Среди слушателей ходили анекдоты о его рассеянности при чтении лекции. Более сильные стороны Струве как педагога раскрывались в индивидуальной работе со слушателями, при руководстве научным семинаром.

С осени 1908 г. семья Струве поселилась в Сосновке под Петербургом, где помещался тогда Политехнический институт. Петр Бернгардович всецело отдался преподавательской работе и отошел от активной политической деятельности. В институте со многими из коллег он завязал дружеские отношения, хотя его беспокойный характер и вечное "искание правды" зачастую противоречили коллегиально-бюрократическим факультетским порядкам. Осмысление революционных событий 1905 - 1907 гг. и последовавшего затем периода реакции привело его к решению выпустить сборник статей о русской интеллигенции, ибо именно с ней Струве связывал обновление России. В 1909 г. такой сборник статей - "Вехи" - увидел свет.

В нем приняли участие Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, М. О. Гершензон, А. С. Изгоев, Б. А. Кистяковский, П. Б. Струве и С. Л. Франк.

Не все идеи соавторов разделялись Струве. Он дал резкий отзыв о статье Гершензона "Творческое самосознание", который в своей боязни народа призывал благословлять власть, ограждающую порядочных людей штыками и тюрьмами от ярости народной. Струве считал такую позицию морально и политически неверной, а исторически - несообразной. Сам он выступил со статьей "Интеллигенция и революция", в которой просматриваются две основные идеи: в противовес позитивизму и материализму утверждалась необходимость религиозно-метафизических основ мировоззрения; содержалась резкая критика революционно-максималистских стремлений радикальной интеллигенции. "В безрелигиозном отщепенстве от государства русской интеллигенции - ключ к пониманию пережитой и переживаемой нами революции"30, - считал Струве. "Вехи" за короткий срок имели пять изданий, а критиковали их, яростно и бескомпромиссно, и справа (Д. С. Мережковский), и слева (Ленин).

В душе Струве оставался романтиком. Любви в широком понимании - любви к женщине, к природе, к познанию - он придавал религиозный смысл. В беседе с Франком он как-то сказал, что "любовь к женщине и любовь к истине есть, собственно, одно и то же чувство". С благоговением относился он к женской красоте. Уже на пятом десятке лет увлекся образом знаменитой в прошлом красавицы леди Гамильтон, покупал и дарил ее портреты, поместил в "Русской мысли" переводный роман о ее жизни31. Любовь в его жизни вообще играла огромную роль. Он прожил счастливую жизнь с Ниной Александровной, матерью пятерых его сыновей и хорошей хозяйкой дома, его подругой и соратницей, разделявшей его идейные интересы и волнения, личным секретарем и техническим сотрудником во всех его начинаниях. Когда она в преклонном возрасте ослепла, Струве по-прежнему советовался с нею, обсуждал свои планы, читал ей книги и получаемые им письма.

В 1911 г. в Петербурге вышел в свет сборник его статей за 1905 - 1910 гг. под названием "Patriotica: политика, культура, религия, социализм". Общую их направленность можно выразить понятием "патриотическая тревога". Струве выступил горячим патриотом, в центре интересов которого стояли Россия и ее судьба. Отсюда - и горячая поддержка им военного участия Родины в борьбе с германским блоком в годы первой мировой войны. В 1915 г. Струве вышел из ЦК конституционно-демократической партии и возглавил Комитет по ограничению торговли с неприятелем. В 1916 г, как председатель этого комитета он выезжал в Англию и Францию, интересовался положением дел на фронте, посещал передовую линию. Как ученый он получил международное признание, будучи избран почетным доктором Кембриджского университета. В те годы Струве сближается с более правыми кругами: лидером октябристов и председателем Центрального военно-промышленного комитета А. И. Гучковым, с монархистом В. В. Шульгиным.

Февральскую революцию он встретил с надеждой. Приветствуя крушение монархии, думал, что теперь Россия пойдет вперед семимильными шагами. Он вновь возвращается к практической политической деятельности. В феврале 1917 г. Милюков назначал его директором экономического департамента Министерства иностранных дел. Но когда в апреле 1917 г. Милюков ушел в отставку, Струве 3 мая тоже покинул свой пост. Тогда же он был избран действительным членом Российской Академии наук и к сентябрю 1917 г. подготовил свой первый академический доклад, прочтенный им в ноябре. Позднее советская АН молчаливо не засчитывала это членство. Только в эмиграции его звали академиком.

Развитие событий летом и осенью 1917 г. остудило его первоначальный оптимизм. Он остро ощутил опасность, которая грозила прежней России. И решил издавать при "Русской мысли" политический еженедельник "Русская свобода", посвященный обличению "разлагающих тенденций" революции. Он вынашивал мысль о создании идейного центра, объединяющего все общественные слои, дорожащие традициями русской духовной культуры, чтобы стать оплотом национального возрождения. Свои идеи он изложил в манифесте "Лиги русской культуры". Однако им не суждено было реализоваться в конкретные дела, В тот период особенно ярко проявлялся его традиционный патриотизм. На этих же идеях он воспитывал и своих сыновей. Не случайно поэтому оба его старших сына ушли добровольцами на войну.

Октябрьскую революцию Струве встретил враждебно, победу большевиков объяснял незрелостью масс, культурной отсталостью страны и тем, что общество не было в должной степени привлечено к активному и ответственному участию в управлении государством. Бытовой основой большевизма, подчеркивал Струве, является "комбинация двух массовых тенденций: стремления каждого отдельного индивида из трудящихся масс работать возможно меньше и получать возможно больше; стремления коллективным действием осуществить этот результат и в то же время избавить каждого индивида от пагубных последствий такого поведения32. В речи "Итоги и существо коммунистического хозяйства" Струве дал сопоставление того, что есть, с тем, что было, и с тем, что хотели бы осуществить большевики. Он считал, что те, руководствуясь марксистской теорией, ведущим положением которой является идея развития производительных сил, не поняли ее, ибо согласно марксистскому учению социализм явится плодом внутреннего развития капиталистических производительных сил, которые перерастут сковывающие их рамки и постепенно сами приведут к социализму.

Положение дел в новом хозяйстве России после Октября, по мнению Струве, не означало победу более совершенной экономической формации; наоборот, он повлек за собой неслыханный экономический регресс. Отмена частной собственности и обобществление хозяйственного процесса осуществляются большевиками ради повышения индивидуальной доли каждого члена общества. Эта распределительная тенденция порождает пагубную уравниловку33. Напротив, право собственности и экономическая свобода индивида есть главные критерии свободы личности. "Полное удушение как экономической свободы, так и личной и имущественной безопасности городского населения есть одно из основных условий экономического упадка и регресса советской России. Но в то же время именно это удушение есть безусловно необходимое условие политического господства коммунистической партии"34. Обновление общества он связывал с ценностной переориентацией россиян: не озлобленность и бунтарство, насаждавшиеся в массовом сознании, спасут Россию, а личная ответственность каждого.

Струве отрицал наличие общеисторических причин успеха Октябрьской революции, а победу большевизма связывал со случайными тактическими ошибками вождей белого движения. На этой почве он временно разошелся и с Франком, который дольше, чем Струве, оставался в России и воочию наблюдал стихийную народную подоплеку революции. Встреча друзей в Гейдельберге в ноябре 1922 г. выявила принципиальные различия в понимании ими сути революции и победы большевизма в России. Франк, стремясь теоретически осмыслить случившееся, сосредоточил свое внимание на анализе общеисторических условий и внутренней духовной сущности тех сил, которые проявили себя в революции. Струве же исходил из фактического анализа текущей политики и конкретных событий. Их примирение произошло уже на склоне лет обоих друзей. Серьезные разногласия возникли у Струве с Бердяевым, который отвергал надежды сторонников белого движения на насильственное ниспровержение большевизма, полагая, что его преодоление возможно только медленным внутренним процессом религиозного покаяния и духовного возрождения народа. В дальнейшем Струве вообще отошел от него, так как Бердяев вернулся к юношескому увлечению идеями социализма, хотя и с религиозным их обоснованием. Только незадолго до кончины Струве между ними восстановились дружеские отношения.

Отвержение большевизма и сознание необходимости активной борьбы с ним стали определяющими в дальнейшей жизни Струве. Он, по образному выражению Франка, как "революционер контрреволюции" выступал за использование всех доступных средств в борьбе против советской власти, в том числе вооруженным путем. "В декабре 1917 г. Струве участвовал в генеральских собраниях в Новочеркасске и был избран членом Совета Добровольческой армии. По решению этого Совета работал в Новочеркасске, Ростове-на-Дону, Царицыне, а в марте 1918 г. на лошадях по бездорожью вернулся в Москву. Издание "Русской мысли" прекратилось, и Струве сосредоточился на подготовке сборника "Из глубины", ведущей идеей которого являлось отрицание большевизма. Сборник был отпечатан, но до читателей не дошел. Струве писал в нем, что "русская революция оказалась национальным банкротством и мировым позором".

Он вел тогда жизнь скитальца. Сначала нелегально жил в Москве; сбрив бороду, гулял по улицам. Его библиотека в Петрограде была конфискована. В августе 1918 г. он уехал через Новгородскую область и Петроград к Вологде, скрывался там в деревне Альятино. В декабре нелегально перешел финляндскую границу, потом в Хельсинки встретился с генералом Н. Н. Юденичем и консультировал его. В январе 1919 г. Струве, покинув Хельсинки, переехал в Лондон, а в марте направился - в Париж, где проходила конференция Русского дипломатического представительства. 5 марта было опубликовано программное заявление конференции, в котором содержалось обязательство провести в свободной от большевиков России демократические выборы, соблюдать равенство граждан перед законом, осуществить административную децентрализацию с автономным статусом для меньшинства, защиту прав трудящихся, признание результатов аграрной революции с переделом земли. Участники конференции попытались установить контакты с некоммунистическими партиями в России, но эти попытки не увенчались успехом35.

По прибытии в Париж Струве появился на конференции в качестве представителя Национального центра. Наиболее острые разногласия вызвал там вопрос об объединении раздробленных белых армий под единым командованием. Приемлемыми кандидатурами на такой пост считались А. И. Деникин и А. В. Колчак. Но необходимо было убедить Деникина и его сторонников во имя общих интересов белого движения подчиниться адмиралу. По этому поводу велась активная переписка между Парижем и Екатерине даром. 10 мая 1919 г. Струве направил два письма: председателю Национального центра в Екатеринодаре М. М. Федорову и лидеру тамошнего отдела кадетской партии П. И. Новгородцеву. Конференция отдала предпочтение Колчаку. По провозглашении последнего Верховным правителем России Струве стал членом Политического совещания и в сентябре выехал в Россию. В Ростове-на-Дону вступил в штаб "Великая Россия", читал лекции "Размышления о русской революций", потом был членом Особого совещания при Деникине, затем министром иностранных дел в правительстве П. Н. Врангеля. В 1920 г. Струве окончательно покинул Россию и в октябре, после двух лет разлуки, встретился за рубежом с женою и детьми. Его очень заботило положение семьи. Жизнь была страшно дорога. Он пытался заняться наукой, затем литературной деятельностью ради заработка, не оставляя в то же время прежней борьбы за общее дело. Обговаривал со своим сыном Глебом неисполненный проект книги "Рост и крушение Российской империи", а в дальнейшем отправил сына в Берлин, где должен был издаваться журнал "Русская мысль". Глеб вообще был; ближайшим сотрудником отца в его издательских делах. Историк литературы, поэт, критик, он прожил яркую, насыщенную жизнь. Будучи уже нашим современником, Глеб скончался в 1985 году.

В эмиграции Струве играл роль ведущего теоретика и организатора ее консервативного крыла. В мае 1921 г. он участвовал в съезде представителей русской промышленности и торговли в Париже, где выступил с речью "Итоги и существо коммунистического хозяйстве". Летом 1921 г. докладывал в Париже на съезде Русского национального объединения о путях сохранения белой армии. В зависимости от того, признавали или не признавали эмигранты эту армию, Струве делил их на патриотов и непатриотов. Он активно доставал средства на нужды Российского общевоинского союза; был вдохновителем и идейным руководителем Союза галлиподийцев, объединявшего молодежь белой армии; состоял членом множества эмигрантских союзов и обществ. В мае 1922 г. Струве поселился в Праге. Сначала он там был один, так как жизнь в Чехословакии оставалась еще дорогой, быт был не устроен. Трудно решался и квартирный вопрос. Потом он перевез к себе семью. Осенью 1922 г. на открытии Русского юридического факультета Струве произнес речь, в которой выдвинул труднейшую, хотя и ответственную задачу: блюсти отечественную науку в обстановке изгнания и рассеяния. На этом факультете, основанном П. И. Новгородцевым, Струве состоял профессором политэкономии. В сентябре 1923 г. он наконец-то, после стольких лет борьбы и напряженнейшей работы, смог отдохнуть вместе с семьею в Гёрбердорфе. Туда съехались все сыновья: Лева, Котя и Адя, вслед за ними - Леля и Глеб. С сыновьями у Струве всегда было полное взаимопонимание, сохранялись добрые и теплые отношения, и он испытывал большую радость от общения с ними.

В Праге Струве издал несколько номеров "Русской мысли". В апреле 1925 г. он вернулся в Париж, где возглавил газету "Возрождение", основанную на деньги бывшего нефтепромышленника А. О. Гукасова. По мнению учредителей, она должна была объединить эмиграцию без различия партийных направлений для идейной борьбы с большевизмом. В 1926 г. Струве стал председателем организационного комитета Зарубежного съезда, также поставившего целью объединение сил белой эмиграции. "Бороться всячески и во всех направлениях"36, - заявил Струве при открытии съезда. Однако объединение не удалось: более левые, возглавленные Милюковым, отказались в нем участвовать. Не пришли к соглашению и собравшиеся участники съезда. После его окончания выделились два направления: Центральное объединение во главе с Гукасовым и Патриотическое объединение во главе с И. П. Алексинским. Струве поддержал второе. Между ним и Гукасовым наметился затем конфликт, и Струве ушел из "Возрождения". Он попытался издавать свой еженедельник "Россия", но издание в мае 1928 г. прекратилось, так как у Струве не было денег.

Постепенно он все более сближался с правыми и торжествовал по тому поводу, что зарубежное объединение возглавил вел. кн. Николай Николаевич. В 1927 г. Гучков в доверительном письме к Струве советовался с ним насчет создания "новых русских активных групп" и спрашивал, как сконструировать террористическую группу. В 1928 г. Струве призывал западные державы к осуществлению не военной, а экономической интервенции против Советского Союза: "Никаких кредитов, никаких длительных связей - вот формула этой негативной, или отрицательной, интервенции". Участие в белом движении не было для него эпизодом, это была целенаправленная деятельность. Когда он "в своем кругу" как-то заговорил о главном в собственной жизни, о том, что хотел бы завещать сыновьям, это оказалось гордостью "за работу в белом движении"37. Однако, когда в 1928 г. Струве возвратился в Прагу, он оказался в духовной изоляции, ибо там уже преобладали более левые круги.

Осенью 1928 г. он переселился в Белград как член основанного там Русского научного института и сосредоточился на научной работе. В 1932 г. коммунисты Югославии учинили ему обструкцию. Главное дело последних 15 лет его жизни - изучение русской истории. Его замысел создать "новый синтез русской истории" требовал кропотливой исследовательской деятельности. Петр Бернгардович, будучи чрезвычайно требовательным к себе в этом отношении, имел главным принципом работы сочетание широчайших обобщений с детальным исследованием. Но и тогда не мог ограничить себя одной только областью знаний: он пишет не только "Русскую историю", но и "Систему критической философии", и "Историю экономического мышления", отдает дань пушкиноведению. Его статья "Дух и слово Пушкина" была высоко оценена специалистами. Он занимается лингвистическим исследованием "О происхождении слов "оттого что" и "потому что" в русском языке". В научном плане он все же разбрасывался. Поэтому работы его последних лет не имеют законченного характера, зачастую это очерки или наброски. Полузабытый, в 1938 г. он писал: "Жалею, что не разбит параличом, не сошел с ума, - может быть, тогда русская эмиграция вспомнила бы обо мне"38.

В эмиграции он особенно оценил непринужденное русское общение, любил поужинать с рюмочкой водки, порою вспоминал свою юношескую страсть к картам. Живя в Белграде, наезжал в Париж и Лондон, главным образом для того, чтобы позаниматься в библиотеках. В мае 1939 г. был избран почетным доктором Софийского университета. Между тем надвигалась вторая мировая война. В письме Франку 9 октября 1939 г. Струве писал: "Если я оказался прав в моем предвидении событий, то потому, что я с самого начала понял, что со стороны немцев это не есть политика, а чистое безумие, индивидуальное и коллективное... Исцеление от безумия - дело не легкое: оно будет стоить много человеческих жизней и разбитых существований"39.

26 января (7 февраля) 1940 г. Струве исполнилось 70 лет. Юбилей прошел неотмеченным, русская эмиграция забыла о нем. Материальные условия его жизни были крайне тяжелы, старик запутался в долгах. Почти забытый обществом, он оставался духовно устойчивым и сильным и писал, "что давно не ощущал такой ясности мысли и твердости воли, как сейчас, в это трудное время"40. Не отрывая глаз от того, что происходило тогда на родине, он писал: "Россию страшно понизили и принизили ложью и дурманом - от этого придется лечиться целыми десятилетиями"41.

Весною 1941 г., когда военный смерч обрушился на Белград, живший с родителями сын, Аркадий, в качестве французского подданного был выслан во Францию. Петр Бернгардович сначала был арестован и увезен в Грац, потом освобожден и вернулся в Белград. Квартира их была разрушена, ему с ослепшей женой пришлось ютиться в неотопляемом чулане. Наконец, в 1942 г. они получили разрешение переехать в Париж к детям. Но здоровье родителей было подорвано. 26 мая 1943 г. умирает Нина Александровна. Струве еще вынашивал множество творческих планов, но физических сил ему уже явно не хватало. Жизнь этого мятежного человека шла к закату, хотя он по-прежнему оставался верен четырем идеалам: либерализм, государственность, национализм, западничество. Он ненавидел гитлеровскую Германию и страстно желал победы своей родины над захватчиками.

Летом 1943 г. он провел последний отпуск в доме своего друга В. Б. Ильяшева, осенью вернулся в Париж. Наступившая зима была сурова, и Струве страдал от холода42. Сноха (жена Аркадия) пыталась облегчить его страдания и еженощно помещала в его постель бутыль с горячей водой, чтобы он мог заснуть. Но однажды ночью комната так промерзла, что бутыль от соприкосновения с ледяными простынями просто лопнула. 25 февраля 1944 г. он отправился в Национальную библиотеку, проработал в ней весь день, на ночь читал, а утром 26 февраля умер. Петр Бернгардович был похоронен на православном кладбище Парижа, рядом с женою. Его последний труд - "Социальная и экономическая история России с древнейших времен до нашего в связи с развитием русской культуры и ростом российской государственности" был посмертно опубликован в 1952 г. в Париже.

Из потомков Петра Бернгардовича сегодня проживает во Франции и поддерживает тесную связь с Россией его внук Никита - историк и известный общественный деятель, участник фонда "Культурная инициатива", инициатор издания сборников "Минувшее" и "Память".

Личность и деятельность П. Б. Струве вызывают ныне большой интерес на его родине. В частности, группа общественных деятелей, близких к конституционно-демократической партии, учредила Историко-просветительский фонд имени П. Б. Струве, ставящий целью способствовать восстановлению и лучшему использованию творческого наследия основоположников конституционной демократии, распространению опыта внедрения современной экономики, развитию политического плюрализма и либерализма.

Примечания

1. PIPES R. Struve: Liberal on the Left, 1870 - 1905. Cambridge (Mass.). 1970, pp. 5, 25.

2. Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), ф. 279, оп. 1, д. 1, л. 7 об.

3. Там же; л. 9 об.

4. Там же, лл. 3 - 4. .

5. PIPES R. Op. cit., pp. 25 - 26.

6. РЦХИДНИ, ф. 92, оп. 1, д. 27, л. 12.

7. СТРУВЕ П. Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России. СПб. 1894, с. IX.

8. Там же, с. 283.

9. ФРАНК С. Л. Биография П. Б. Струве. Нью-Йорк. 1956, с. 16.

10. СТРУВЕ П. Б. На разные темы (1893 - 1901). СПб. 1902, с. 301.

11. Социалистический вестник, 1954, NN 8 - 9, с. 170.

12. Там же, с. 171.

13. РЦХИДНИ, ф. 563, оп. 1, д. 5, л. 123.

14. Там же, ф. 265, оп. 1, д. 14, л. 41.

15. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 46, с. 15, 31.

16. РЦХИДНИ, ф. 279, оп. 1, д. 60, л. 39.

17. Государственный архив Российской федерации (ГАРФ), ф. 102, ДП ОО, оп. 1901 г., д. 134, л. 1.

18. Ленинский сборник III, с. 133.

19. РЦХИДНИ, ф. 279, оп. 1, д. 61, л. 41.

20. Там же, л. 141 об.

21. Там же, д. 78, л. 8.

22. СТРУВЕ П. Б. На разные темы, с. 294.

23. РЦХИДНИ, ф. 279, оп. 1, д. 28, л. 13.

24. Там же, д. 65, л. 13.

25. Там же, д. 43, л. 3 об.

26. Там же, д. 52; лл. 82, 83.

27. СТРУВЕ П. Patriotica: политика, культура, религия, социализм. СПб. 1911, с. 5.

28. Там же, с. 146.

29. Там же, с. 93.

30. Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М. 1909, с. 164.

31. ФРАНК С. Л. Ук. соч., с. 204.

32. СТРУВЕ П. Размышления о русской революции. София. 1921, с. 11.

33. СТРУВЕ П. Итоги и сущность коммунистического хозяйства. Берлин. 1921, с. 20.

34. Там же, с. 29.

35. PIPES R. Op. cit., p. 275.

36. Возрождение, Париж, 5.IV.1926.

37. Коллекция ГАРФ, Гучков к Струве, 15.IV. 1927; СТРУВЕ П. Дневник политика. - Россия, Париж, 7.IV.1928; Коллекция ГАРФ, дневник фон Лампе, 15.I.1923.

38. СТРУВЕ П. Скорее за дело! М. 1991, с. 5.

39. ФРАНК С. Л. Ук. соч., с. 171.

40. Там же, с. 175.

41. СТРУВЕ П. Скорее за дело! сб.

42. PIPES R. Op. cit., pp. 444, 447 - 448.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Мы опять? Это я про то, что Дарий врал - победоносные армяне гнали побежденных персов, а потом стали их покорными подданными и служили во всех войнах по призыву ... Ну анализировать источники надо! И локализация местностей, пардон, должна быть профессиональной. Я уже убедился, как лихо порой локализуют местности при переводах - ну, фигня, 200 км. в одну сторону, 500 км. в другую - бешеным древним это не за крюк казалось ... Все, все армянские темы переношу завтра, если будет время, в другую ветку. Можете начать новую - я туда все соответствующие теме сообщения перенесу. Здесь больше про это не пишем.
    • Корабли и морское дело
      "И не видишь на бедрах свинцовых оков, хотя можешь заметить даже черное в белом..." (с) Или кто-то чего-то не прикрепил на бедрах, или я не силен в анатомии:  
    • Корабли и морское дело
      Да, что там про "незащищенные руки и головы"? А грудь открыта на последних двух фото - нодова не надета (крепилась к нижней части мэмпо). И фото статистов - это все же не фото самураев. Поэтому два нижних фото в отношении фактуры ценнее 3-х верхних.
    • Корабли и морское дело
      Вот процесс одевания доспехов по Танто Ёрияки (1730-е) - как и что тут "крепится на бедра"? 1) надеваем набедренники (хайдатэ): 2) надеваем кирасу (до): 3) надеваем пояс (ува-оби): Фото статистов в самурайских доспехах: Тут, учитывая общую ригидность конструкции кирасы и то, что пояс повязан сверху нее, то о каком "креплении на бедра" чего-то можно говорить? Вот еще пара ранних фото - возможно, что это были реальные самураи - что там пришлось "крепить на бедра"?
    • Размышления о коннице разных времен и народов
      По моему это вовсе и не значительность, по сравнению с предыдущим периодом. Впрочем, как знаете Ну, Алексей тоже не подарок, если бы он своевременно обеспечил продовольствие и организовал связи с лидерами похода. Там хронисты крестоносцев в один голос жалуются, что люди императора, всякие там печенеги и туркополы, нападали на них. Нет, как не крути, виноват именно Алексей!  Ну да, знаком с этой работой. Там род Фока считается "вероятно" армянской, с учетом того, что нет прямых свидетельств в источниках. Однако армянские специалисты и в частности Бартикян и Ко не ставят вопрос под сомнение.
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Размышления о коннице разных времен и народов
      Автор: hoplit
      В китайских и японских текстах часто мелькает оборот "имярек ворвался в строй врага, кого-то зарубил и вернулся". Варианты - "прорывался и возвращался", "неоднократно врывался и возвращался". 
      С одной стороны - можно предположить, что боевые порядки противников были довольно разреженными. Но вот сколько это - "довольно". 
      Жмодиков А. писал, что в конце 18 и начале 19 века регулярная кавалерия РИ строилась так, что по фронту на всадника полагался аршин. Реально - чуть менее метра. При этом, если два строя действительно сходились (редкий случай), то, чаще всего, они "проходили насквозь" с непродолжительным обменом ударами. Так как - две шеренги глубины, да интервалы между эскадронами и полками, да растягивание строя при движении, да неизбежное его нарушение - даже после считанных десятков метров на галопе/карьере. То есть - даже у регулярной кавалерии, с ее групповой подготовкой и ранжированием лошадей, к моменту контакта построение было схоже уже не на сплошную стену из людей и коней, а на ломаную прерывистую линию из групп всадников, так что два строя действительно могли "пройти насквозь".
      С учетом того, что про тех же казаков конца 18 и начала 19 века пишут, что плотность строя, аналогичную регулярной кавалерии, они поддерживать не могут... 
      Иррегулярная конница даже в "плотном строю" строились, скорее всего, свободнее, чем европейская на наполеонику. "Сколько метров" - вопрос, но даже полтора метра на всадника на фронте - уже много. Ранжирования лошадей не было. Коллективной подготовки не было, зато часто был героический этос. Строй в виде "клина" или "колонны" применялся не везде и не всегда. Но тогда можно сделать вывод, что, если доходило до контакта, построение должно было в гораздо большей степени напоминать "цепочку разрозненных групп с большими интервалами", чем у регулярной кавалерии 18-19 века. И всадник или группа всадников точно не имели проблем с выбором места, куда "можно ворваться". Отмечу - даже в тех условиях, когда изначальное построение противников являло собой "стену коней и людей", "колено к колену", "чтобы и ветер не мог проникнуть между нашими копьями", насколько это вообще возможно для иррегулярной конницы Средних веков.
       
      Бродящий по рунету фрагмент из Де ла Ну.
       
      Регулярная кавалерия 18-19 века карьером обычно скакала буквально несколько десятков метров в финале атаки, да и то - не всегда. Галоп - около 20 километров в час, обычно от менее минуты до пары минут, после чего эскадрону требовалась передышка. На этом фоне страдания и вздохи большей части авторов про "мелких и слабосильных" японских лошадей, которые под всадником в доспехах обычно скакали рысью со скоростью до 10 км/ч, развивая большую скорость только на короткое время - откровенно смешат. Размеры лошадей любят при этом сравнивать с современными породами, как будто в Средние века и ранее рыцари на тракенах разъезжали. Отсылки к степным лучникам, без каких-либо чисел, подразумевают, что уж они-то точно часами на карьере носились, пуская тучу стрел. Понятно, что были еще нюансы, тот же рыцарь мог иметь коня пусть и не столь внушительного, как кирасирский, зато - "только под бой", а не "две недели делал по 25 км, таща всадника и всю его поклажу". Но постоянно повторяющиеся в англоязычной литературе по Японии сравнения со "сферическим идеалом в вакууме", добросовестно переписываемые друг у друга еще века так с 19, утомляют.
    • Пилипчук Я. В. Из военной истории финнов и карел
      Автор: bachman
      Пилипчук Я. В. Из военной истории финнов и карел // Финно-угроведение - № 2. - Йошкар-Ола, 2016. - С. 55-70.
      В данном сообщении раскрываются особенности военной истории некоторых прибалтийско-финских народов - карел, финнов (хяме и суоми). Тактика карел была типичной для своего региона. Они совершали морские набеги, которые были стремительны как походы викингов. Сухопутные операции также отмечались быстротой и в основном были вызваны соперничеством с квенами и норвежцами за торговлю мехами и дань с саамов. Походы карел на Норвегию и Швецию не согласовывались с Новгородом. Общие операции с новгородцами и другими прибалтийско-финскими народами осуществлялись в случае войны против Хяме, Суоми и Тевтонского Ордена. Первые два шведских похода по сути не были крестовыми походами, а преследовали цель покорения племен суоми и хяме. Третий шведский крестовый поход был направлен на подчинение Карелии, что удалось лишь частично. Тактика Хяме походила на карельскую. Они совершали нападения на лодках с моря, озер и рек. Для Хяме и Суоми был характерен приблизительно тот же комплекс оружия, что и для карел, то есть меч, топор, копье, лук со стрелами. Основными противниками Хяме были карелы и новгородцы. Покорение шведами земель хяме можно датировать 1249 г. Поход шведов в устье Невы был осуществлен Ульфом Фаси и епископом Томасом, а не Биргером ярлом. Покорение шведами земель суоми можно датировать началом XIII в. Третий шведский крестовый поход был целой серией событий конца XIII в.
      Одним из интереснейших аспектов военной истории Восточной Европы является история балтийско-финских народов. В данном сообщении раскрываются особенности военной и этнополотической истории прибал­тийско-финских народов в период эпохи викингов и крестовых походов Наиболее изученным аспектом в этом отношении является военное дело карел. В советское время историей карел занимались С. Гадзяцкий, Д.Бубрих, И Шаскольский, В.Седов [1; 2; 3; 4; 5]. В современной России историю карел исследуют С. Титов, С. Кочкуркина и А. Сакса [6, 7; 8, 9: 10, 11]. В финской историографии этим вопросом занимались П. Уйно, А. Койвисто и Ю. Корпела [12; 13; 14: 15; 16] Вопросами истории завоевания шведами Финляндии и Карелии занимаются европейские исследователи Д. Кристиансен. Ф. Лине, Д. Линд [17; 18; 19] Истории хяме посвящены статьи А. Кузнецова [20. 21]. Д. Хрусталева и П. Аалто [22, 23; 24] История суоми интересовала О. Прицака. П. Виранкоски, В. Напольских, А. Эрви-Эско [25; 26; 27; 28].
      Одним из самых воинственных народов Севера были карелы Самоназванием этого народа было karjalaiset, финны же называли их karjalaiset. При этом у прионежских карел самоназвание было luudiläine (людики), а у олонецких карелов livvikoi (ливвики). Северные карелы называли людиков vepsä из-за вепского компонента в их этногенезе. Людики же называли северных карелов lappi, указывая на участие в их формировании саамов. Скандинавы называли карелов kirjalar/kanalar, а их страну Kirjalar. Торговая деятельность карелов распространялась от Новгорода до Ботнического залива [27, с. 6-7. 14-16; 25. с. 556-557].
      Вооружение карел состояло из меча, копья, топора. На территории Карелии находили каролингские мечи. Дня богатых карел мечи украшались серебром или позолотой. Мечи были обоюдоострыми, а копья аналогичны древнерусским. Наконечники стрел представлены срезнями, черешковыми и ромбическими, а также гранеными черешковидными бронебойными. Бронебойные наконечники были необходимы для того, чтобы противостоять шведам. Позже появились арбалеты. Топор был широко распространенным оружием как пеших рядовых воинов, так и конницы. В погребениях карел найдено пять мечей длиной около метра. Также нашли тридцать наконечников копий. Это были копья с ланцетовидным наконечником и узкие наконечники, предназначенные как для охоты, так и для боя. Среди наконечников стрел найдены только черешковые. Также найдено много топоров разных типов. Типы топоров были аналогичны распространенным в Восточной и Центральной Европе в это время. В договорах Новгорода с Готским берегом русские предупреждали, что не могут гарантировать безопасность купцам в землях карел [7, 11, с. 97-102, 6, с, 64-152].
      Мечи карел и финнов обычно делят на мечи эпохи викингов и мечи эпохи крестовых походов. К эпохе викингов относятся 11 мечей. Мечи эпохи крестовых походов характеризуются трехчастным навершием, основания навершия и перекрестья изогнуты для того, чтобы оружие было удобным в ближнем бою. Это оружие поступало из Восточной Европы и Прибалтики (той части, которую населяли балты). Мечи с латинскими надписями, вероятно, производились в Германии. В Прибалтике эти мечи снабжались балтскими рукоятями. Мечи с линзовидным навершием и длинным перекрестием производились в Западной Европе. На них найдены надписи, созданные европейскими мастерами, производившими мечи. Также встречались мечи с дисковидным навершием и прямым стержевидным перекрестьем, которые обычно изготовляли для европейских рыцарей, Был найден и меч с шарообразнным навершием, который был удобен для манипулирования им в бою. Карелы снабжались привозными мечами.
      Необходимо сказать, что Финляндия ощутила территориальные изменения в эпоху викингов. Аландские острова были полностью заняты шведами. В связи с набегами викингов прекратили существование и поселения в западной Уусимаа на Карье около 800 г. Южное побережье Финляндии в сагах о Ньялее и Святом Олафе называлось Балагарсиддом. В упадок пришли районы Острботнии, которые до того активно развивались. В Финляндии появились англо-саксонские, немецкие и арабские монеты. Вдоль восточного пути суоми, хяме и карелы также активно торговали в районе полуострова Ханко, Порккалы и островов в Финском заливе Также они торговали с восточными финскими народами. Так, в Финляндии найдены изделия, произведенные в Пермском Предуралье и Прикамье. В финском эпосе это время отмечено как война стран Калева и Похйолы. В район озер Миккели проникает финское племя хяме. Западнофинское население проникает в район Ладоги. Также западные финны и карелы начали проникать в регионы, где раньше жили саамы. Карелы, хяме и суоми активно обживали внутренние районы Финляндии [29; 30, р. 470-482; 6. с. 71-92].
      В народном эпосе финнов «Калевала» отмечена эпоха, когда финны и карелы расселялись на север. Естественно, в сказаниях нет точной датировки, однако О. Прицак предполагает, что это происходило уже в 800-1200 гг. Карелы наступали на север от Ладоги. Карелы взяли под свой контроль торговый путь от Ладожского озера до Ботнического залива. Балтийские финны активно взаимодействовали и со славянами, что было обусловлено экспансией славян и их аккультурацией среди местного прибалтийского населения. Так, в IX в. в рамках государства Русь славяне активно взаимодействовали с вепсами, а в XII—XIII вв. Новгород взаимодействовал с карелами. Инфильтрация славян по археологическим данным в эпоху викингов достигала Карельского перешейка и северного берега озера Ладоги. В связи с этим неудивительно заимствование финнами у славян слов, обозначавших земледелие, дом, христианство, одежду, рабочий инвентарь, рыболовство, общество, еду, торговлю. П. Уйно датирует время заимствования VIII в. Язык, в который они проникли, называется финскими учеными восточным прото-финским или протоладожским. Однако гидронимия региона Приладожья была почти исключительно финской Финский субстрат ощущался и в новгородском диалекте. Местное население до прихода славян занималось рыболовством Керамика делалась вручную без гончарного круга. Поселение Старая Ладога было в окружении финского населения, что однако не исключало присутствия славян, которое обозначено поселением Любша. Старой Ладогой правили скандинавы, которые были связаны торговыми связями с западом, обоснование скандинавов в этом регионе позволило им путешествовать по путям «Из варяг в греки» и по Великому Волжскому пути.
      Процесс взаимодействия славян и финнов был обоюдным и наблюдалась конвергенция. Так, в Новгороде находили финскую керамику. Кроме того, там были Неревский и Людинский концы. Людин конец можно связать с карелами-людиками. Карельские вещи находились на всех концах Новгорода. Кроме того, среди берестяных грамот найдена одна финская, написанная кириллицей (по мнению Е. Хелимского, заклинание), а карельских грамот было обнаружено восемь. Нужно сказать, что предшественник Новгорода - Рюриково городище - также имело финский компонент [30; 25, с. 548-549, II, с. 343-352; 2; 13. р. 356-357. 359-369; 31; 32; 33; 8, с. 272-275].
      Впервые о карелах славянские источники заговорили достаточно поздно. Корела была упомянута в контексте противостояния Новгорода и Хяме в 1143 г. Позже карелы займут важное место в конфликтах между новгородцами и шведами. Корела пользовалась широкой автономией в составе Новгородской Республики. С появлением новгородских и немецких купцов языческая северная ориентация покойников в захоронениях была заменена на христианскую западную. Нужно сказать, что христианство среди прибалтийских финнов активно распространялось благодаря английским и скандинавским проповедникам. Среди населения Корелы было и иноэтничное население (эсты, захваченные в рабство) (18, р. 85-88; 7; 15; 14; 32; 36]
      Пожалуй, самым известным эпизодом истории прибалтийско-финских народов являлось нападение на Сигтуну. В «Хронике Эрика» сказано, что карелы наносили большой урон шведам. Отмечалось, что их походам не мешали штормы, и они доходили до озера Меларен. Шхерами они дошли до Сигтуны и сожгли ее. Олай Петри, Лаврентий Петри, Юхан Магнус и Иоханес Мессениус называли напавших эстами (эстонцами). В различных источниках указывается, архиепископ Уппсалы Иоанн погиб от рук язычников у Альмарнум, и те же сожгли Сигтуну в августе 1187 г.
      Олай Петри и Лаврентий Петри приняли язычников не за карел, а за эстонцев. Олай Петри говорил, что ингры, эсты и русские то и дело проникали в озеро Меларен, а посему Биргер ярл приказал соорудить Стокгольм. Йоханн Лоццений считал, что на Сигтуну нападали эсты, карелы и русские. Йоханнесс Мессений упоминал об эстах и куршах. В 1198 г. новгородцы напали и взяли город Або (Турку) в шведской части Финляндии |3; 22, с. 154-155; 26. s. 67; 39. s. 40. 84. 39. s. 49; 40, с, 56;41, s. 43; 42, s. 13, 107].
      В «Истории Норвегии» монаха Теодорика отмечено, что во времена хрониста (XII в.) на северо-восток от Норвегии живут кирьялы, квены (финно-скандинавское население Ботнии), рогатые финны (саамы). В «Легендарной Саге о Олафе Святом» сказано, что через Кирьяланд Олаф добрался в Гардарики. В саге «Красивая кожа» также сказано об этом. Снорри Стурлусон говорил, что конунг Уппсалы Эйрик покорил Финнланд, Кирьялаланд, Эйстланд (Эстония в целом) и Курланд (земля куршей). В «Саге о Эгиле Скалагримсоне» написано, что конунг квенов Фаравид просил Торольва прийти на помощь, поскольку кирьялы победили его. Квенов было три сотни, а норвежцев была четвертая сотня, и они напали на карел, которые находились вверху на горе. Они нанесли поражение карелам. Потом Торольв и Фаравид совершили нападение на Кирьяланд. Снорри Стурлусон вспоминал, что когда-то Эйрик конунг Уппсалы покорил Финнланд, Кирьялаланд, Эйстланд, Курланд. В «Саге о Хальфдане сыне Эйстейна» сказано, что Грим правил и в Кирьялботнаре. Хальфдан и Харек не нашли его в этой стране. В Кирьялботнар отправили Свида Смелого в нападение, он должен был стать хёвдингом и владеть землями ярла Скули. Позже Валь убил Свида и завладел Кирьялботнаром. В «Саге об Одде Стреле» сказано, что в Новгороде собралось большое войско, куда также входили войска из Кирьялаланда, Реваланда (эстонский мааконд Ревеле), Борланда (эстонский мааконд Вирумаа), Эйстланда, Ливланда (земля ливов). В древнескандинавском сочинении «Какие земли лежат к мире» упомянуты Кирьяла, Ревала, Тавейстланд (Хяме), Вирланд, Эйстланд, Ливланд. В «Описании земли III» в Европе упомянут Кирьяланд. В «Фрагменте о древних конунгах» упоминалось, что конунг Ивар приходил в Кирьялботнар. С этой земли начиналось королевство Радбарда. В середине XIII в согласно данным Стурлы Тодарсона в «Саге о Хаконе Хаконарсоне» было сказано, что правитель русских и норвежский король договорились между собой. Русский правитель обязывался не допускать нападений финнов (саамов) и карел на норвежские земли. В исландских анналах сохранился ряд данных об их нападениях на Норвегию. В 1271 г. карелы и квены совершили большие опустошения в Халогаланде. В 1279 г. карелы схватили Торберна Скени, управляющего конунга Магнуса и убили тридцать человек. В 1296 г. господин Торсгиль разбил карел и две части их крестил. В 1302 г. на Норвегию с севера напали карелы и Эгмунд Унгаданц воевал против них. При этом в источниках повторяются сообщения, что карел заставали на горах. Карелы селились на возвышенностях и через сигнальные башни передавали информацию. В землях саамов карелы основывали свои крепости для того, чтобы удачно конкурировать с норвежцами. После побед над квенами и норвежцами карелы получали большое количество мехов горностая, бобра, соболя, куницы. В «Деяниях архиепископов Гамбургской церкви» Адам Бременский упоминал о стране женщин. Он неправильно перевел древнескандинавское Kvenir как женщины, а не как квены (43. 36: 44; 45; 11. с 315-319; 46]
      Экспансия привела карел на побережье Ботнического залива. В зону влияния Новгорода попала Южная Лапландия. Археологические исследования дают возможность говорить о продвижении карел в зону шведской Лапландии. Часто финны, квены и норвежцы нападали на карел. Карелы жили в основном в селищах на каменистых возвышенностях, где строились крепости из дерева. В XII—XIV вв. карелы начали ограждать свои селища каменными стенами. Политическими центрами Корелы были несомненно города Кякисялми (Корела) и Тиури (Тиверский городок). Тиури возник значительно позже, чем Кякисялми. Дендрохронологические данные позволяют датировать существование Корелы от 1184 г до времени приблизительно 1332-1420 гг. Первоначально Корела была городищем карел и была центром средневековой Корелы. Городище находилось на речке Вуокса. Местное население, кроме рыболовства, занималось ремеслами, торговлей и земледелием. Возникновение у карел городищ обозначило важную веху - образование Корельской земли. Ее население было нацелено на торговую и военную экспансию. Для защиты от Хяме на речке Вуокса у карел строились более хорошо укрепленные городища. Корела находилась на важном перекрестке торговых путей. В 800-1000 гг. там торговали скандинавские викинги. В 1000-1150 гг. с Новгородом начали торговать готландцы, а с 1150 г - немцы. Сами карелы поставляли меха в Ладогу и Новгород. В Новгороде карельские грамоты датируются периодом 1100-1300 гг. Карельские купцы благодаря торговле богатели, и их погребения были с богатым инвентарем.
      Куда приходили купцы, туда рано или поздно приходят проповедники. Карелия была посередине пути из Швеции в Новгород, и шведы хотели контролировать этот путь. В Карелию с запада проникали католические проповедники. Отобразилась христианизация и в археологических находках. Из 87 погребений в 11 были обнаружены вещи с христианской символикой. Это подвески в форме креста и броши с орнаментом в форме креста. Умерших хоронили по обряду ингумации в эпоху крестовых походов (XII-XIV вв.). Погребения с языческой ориентацией на север сменились христианской западной ориентацией в конце XIV в. Карелы контактировали с христианским миром, и часть из них принимала христианство, но христианство у карел было синкретичным. Язычество долгое время не было изжито, и у карел, и у финнов бьло двоеверие. Финский мыслитель Михаэль Агрикола указывал, что было 12 карельских и 12 финских богов. Язычники поклонялись богам Укко. Рауни, Пелонпекко, Вираннканос, Егрес. Кондос, Хийси, Ведхенеме, Нюкрес По сведениям русских церковных иерархов, карелы продолжали поклоняться лесам, камням, солнцу, луне, звездам, холмам, а также приносили им в жертву животных. Из христианских святых особую популярность приобрел святой Илья. В карело-финском эпосе было много нехристианских персонажей. В эпосе смешивались языческие и христианские представления. В 1137 г. в землях карел были установлены погосты для взимания дани. Ее платили люди, жившие вокруг озер Ладога и Онега, а также реки Свирь. В 1216 г. Семен Петрилович уже брал дань с Терского берега. В 1227 г. Ярослав Всеволодович совершил рейд в Карелию, что обусловило зависимость от Новгородской республики всей Корельской земли. В 1278 г русские под командованием Дмитрия Александровича снова воевали в Карелии. П. Лиги считал, что элита карел была христианизирована в XI—XIII вв. [5: 11, с. 164-277, 320-342; 47. р 215, 48, с. 117-130; 14, р. 167-176; 15, р. 111-114; 16, р. 21, 23-26, 47-56, 105-106,33;8,с. 242-243, 255-258].
      И. Шаскольский считал, что квены (каяне) составляли особенную группу населения в подвластной новгородцам Приботнии. В. Нагюльских считает их группой смешанного финно-скандинавского населения Квены были известны Адаму Бременскому, также упоминались в норвежских исторических сочинениях и сагах. Скандинавы знали их как Kvenir. В сочинении норвежского автора ХП в. Николаса Бсргссона упомяну то о двух Квенландах. В «Истории Норвегии» сказано, что на восток от Норвегии живут язычники карелы и квены В «Северном Таттре» указано, что Сигурд защитил свою страну от забегов куров (куршей) и квенов В «Саге о Фиинмарке» упомянуто, что Торольф путешествовал с сотней людей и, что он пошел на восток в Квенланд, где встретил короля квенов Фаравида. В «Саге о Эгиде Скларагримсоне» сказано, что Кирьяланд восточнее, чем Финнмарк, а Финнмарк восточнее, чем Квенланд. Сказано, что квены активно торгуют в землях саамов. В «Орозии короля Альфреда» Вульфстан указывал, что квены живут около Ботнического залива. Этот этноним упомянут в форме Cwenas. Около 1056 г. шведский принц Апунд воевал против квенов Йоханнес Мсссениус сообщал, что этот принц погиб в битве против квенов со всей дружиной. Следует отметить, что и сейчас в Норвегии проживает этот финский субэтнос [25, с 553-555, 44; 49, 27, с. 11-12; 50; 36]
      Первый шведский крестовый поход является гипотетическим. Однако некоторые ученые, как К. Гретенфельт и Р. Йохансен, верят в его реальность. Данные о нем содержатся в «Житии Святого Эрика», составленном в конце XIII в., и «Шведской хронике» Олая Петри. С. Тунберг указывал, что в «Житии Святого Эрика» соединены факты, вымыслы и агиографические клише. Э. Кристенсен указывал, что Первым шведским крестовым походом стоит считать целую серию рейдов шведских войск. Установление христианства в Финляндии он считает результатом датских крестовых походов в 1191 и 1202 гг. Т. Линдквист выступал против возможности этого. С ним соглашался Р. Йохансен. Сообщалось, что король основал Або (Турку), назначил туда епископа. В Новгородской Первой летописи зафиксировано, что 60 шведских шнеков во главе с епископом напали на три новгородских корабля и находились вблизи от финского побережья в 1142 г. Вероятно, и эта кампания может быть интерпретирована как первый шведский крестовый поход. Однако, кроме военного давления, использовались и мирные способы влияния. Первые миссионеры появились в Финляндии в 70-х гг. XI в. Их возглавлял Иоанн из Бирки. В шведских рунических надписях на камнях упоминалась страна Finnland. В 1123 г. в флорентийском документе упоминалась епископия Findia. Название Finlandia для обозначения территорий с финским населением впервые употребил Марино Санудо в своей карте мира. Потом это название переняли шведы. Обращением в христианство финских племен (суоми и хяме) занимались католические миссионеры. Один из них - епископ англичанин Генри около 1157 г. нашел свою смерть на льду Кейллие от руки финна Лалли. Человек с таким именем упоминается в собрании финских песен - «Кантелегар». Католичество было принято под давлением со стороны христиан-шведов. Судьбе же Генри было посвящено «Житие и Чудо Святого Генриха». Олай Петри указывал, что король Эрик, когда был избран, решил распространить христианство в Финляндии и двинулся во главе войска вместе с уппсальским епископом Генрихом. Он нанес поражение финнам в битве. Генриху он приказал проповедовать христианство среди финнов и оставил его в Финляндии епископом. Всего через год после похода Генрих был убит финнами. В позднем финском историческом сочинении Йоханнес Мессениус датировал поход 1154 г. и сообщал, что Эрик Святой и уппсальский епископ затеяли крестовый поход. Финнам предлагаюсь признать власть короля и принять христианство, но те отказались от этого и дали бой. Они были побеждены, но еще не скоро война закончилась, пока край не оскудел людьми. После этого финны покорились. Полулегендарный первый шведский крестовый поход в Финляндию Г. Мейнандер и Л. Эря-Эко датировали 1155 г. Д. Хрусталев считает датой похода 1157 г. Дж. Линд полагал, что к Первым шведским походам относятся кампании 50-60-х гг. XII в. Р. Йохансен датировал его 50-ми гг. XII в. А. Эря-Эско предполагал, что легенда о гибели епископа Генри неисторична, и археологические исследования указывают на то, что в районе Эура-Кёйлиё было достаточно людей, чтобы организовать сопротивление и нанести поражение захватчикам. Однако, уже с середины XI в. обряд кремации у финнов заменяется ингумацией. Христианство не вытесняет, а сосуществует с язычеством [25, с. 545-550, 552, 554—555; 18. р. 81-83, 97; 22, с. 153-154; 26, с. 65-66, 51, с. 212-213; 52, 40, с. 47; 39, s. 270-277, 331-343, 50, 28, 19; 53; 54; 55, р. 14-19; 17].
      Римский Папа Александр III в письме от 1171 г. указывал, что шведская власть утвердилась в Финляндии. Отмечалось, что финны обращены в христианство под угрозой вторжения, однако были готовы от него отречься, как только угроза для них исчезла. В письме от 1216 г. Папа Иннокентий III писал, что финские земли были отняты предками Эрика Кнутсона у язычников. В 1193 г. Кнут Эриксон совершил поход для того, чтобы распространить влияние католической церкви на востоке. Это было зафиксировано в папском письме. Экспедицией командовал Эрик Эдвардсон. Вероятно, эта его кампания и запомнилась как первый крестовый шведский поход. Для обращения Хяме в католичество в 20-х гг XIII в. было создано самостоятельное Финское епископство. Возглавлял его англичанин епископ Томас.
      Страна племени Хяме была известна в шведских рунических надписях как Тавастланд. На руническом камне из Гастрикланда указывалось, что викинги совершили рейд в страну Тафсталонти. Русские называли ее Емь, сами же финны называли ее по самоназванию - Хяме (Hame). В 1042 г. Ярослав совершил поход на Хяме. В 1123 г. новгородцы во главе с Всеволодом воевали против Хяме и победили их. Также отмечается конфликт в 1142 г., тогда хяме пришли в новгородские земли Новгорода, но проиграли бой у Ладоги и потеряли четыре сотни воинов. В 1143 г. карелы совершили набег на земли Хяме. В 1149 г. хяме организовали нападение в ответ. Однако, новгородцы вместе с водью их разгромили и преследовали. Целью похода хяме было завоевание води. Войско новгородцев насчитывало 500 человек, а сколько было води неизвестно. Хяме потеряли все войско - около тысячи человек. В 1178 г. карелы совершили поход на шведские владения в Финляндии, и от их рук погиб второй финский епископ Родульф. В 1186 г. новгородцы Вышаты Васильича совершили рейд на Хяме и вернулись с добычей. В 1191 г. новгородцы и карелы ходили походом на Хяме и уничтожали даже скот врага. Согласно «Хронике епископов Финляндских» Паави Юстена, в 1198 г новгородцы сожгли Або. Во время этих событий погиб третий финский епископ Фольквин. В 1226 или 1227 гг. Ярослав во главе с новгородцами ходил походом на Хяме. В 1228 г. Хяме совершили нападение на Ладогу, но были разбиты. Новгородцы собрали войско и отправили его на судах ro главе с князем. Посадник Ладоги Владислав дал бой, не дожидаясь новгородцев. Одна из ночных атак была результативной. Хяме бежали, бросив полон. По следам Хяме двинулись воины из Ижоры и многих перебили, а кто уцелел, того добивала корела. Летописец считал, что погибло около 2 тыс., а то и больше. Под 1240 г. в Новгородской Первой летописи сказано об участии хяме и суоми в составе войск шведов. Собственно эта информация была в описании «Жития Александра Невского», которое было вставлено в Новгородскую Первую и Лаврентьевскую летописи [27. с. 10: 51, с. 21,26-28.38-39, 205-206, 212— 215, 228, 230-231, 270-272, 291-295, 327; 52, 57; 16. р 20, 150; 20; 21; 6. 165-170]. В «Хронике Эрика» при описании второго шведского крестового похода отмечено, что шведский король собрал войско со всей страны —рыцарей и бондов. Войско возглавил Биргер ярл, который командовал вооруженным войском, и несмотря на то, что язычники Тавастланда были готовы встретить шведов, это не помешало шведам высадиться, а часть хяме мигрировала в глубину страны. Местом битвы было то место, которое прозвалось Тавастоборгом (Хямеэнлина). Отмечалась шведская колонизация региона и то, что язычников (тавастов, то есть хяме) убивали мечами. Завоевание Тавастланда (земли Хяме) состоялось в 1249 г. Петри Олай в целом повторял текст «Хроники Эрика», однако размещал рассказ о походе между 1248 и 1250 гг. Сказано, что когда Биргер ярл в 1250 г. находился в Финляндии, скончался король Эрик. Говорилось, что строительство Тавастборга должно было держать в узде строптивых хяме. Эрик Олай указывал, что против христиан восстали тавасты. Шведы пришли морем и высадились. Они победили тавастов и после этого построили Тавастборг. Сообщалось, что в 1250 г., когда умер король Эрик, христианство победило в Тавастланде. Йоханнес Месенйус отмечал, что бунтовал народ тавастов. Эрик Шепелявый отправил на судах войско под началом Бригера ярла, которое высадилось в Крестовой бухте, соорудили крепость, что привело к повиновению язычников Эстерботнии. Шведы напали на тавастов, которые отчаянно сопротивлялись, но были побеждены и принуждены принять христианство. Хяме покорились финскому епископу. Бьёрн Грелсон Балк стал епископом и брал большую подать с тавастов. После завоевания Папа издал буллу о защите исповедующих христианство в Финском диоцезе. Поход Биргера ярла был так называемым Вторым шведским крестовым походом, хотя, по сути, является походом завоевания шведами земель племени хяме [37; 25, с. 550; 18, р. 74; 40, с. 5: 8. 52-53; 55, р. 27-55].
      Во время нахождения Хяме под шведской властью новгородцы осуществили несколько походов. В 1256 г. новгородские и владимиро-суздальские отряды совершили нападение на владения шведов на территории Хяме. В Первой Новгородской летописи указано, что перед походом новгородцев на Хяме был поход шведов с суоми и хяме на земли Новгорода в бассейне Нарвы. В летописи отмечен успех похода русских на Хяме. В папской же булле от 1257 г. сказано, что владения шведского короля Вольдемара особенно пострадали от нанадения карел и язычников близлежащих областей. Поздние финские хронисты пишут даже о бегстве епископа Томаса на Готланд. В 1292 г. новгородцы с атаковали земли Хяме. Сказано, что в поход выступили воеводы с новгородскими воинами. Они удачно воевали. В том же году 800 шведов атаковали ижору и корелу. Ижора уничтожила отряд в 400 шведов. Шведы, пришедшие в Корелу, были частично или уничтожены, или взяты в плен. В противостоянии шведов с русскими хяме и суоми выступали на стороне Швеции, а карелы на стороне Новгорода. В 1310 г. новгородцы совершили поход на земли Хяме и дошли до самого сердца земли Хяме - Хакойстенлины, взяли город, однако не его цитадель [51, с. 308-309, 327, 333-335; 23, с. 49-50. 60-62. 272-279; 50 6,с. 171-186].
      Ал-Идриси упоминал, что в стране Табаст находился город Рагвалд на берегу моря. И. Коновалова указывала, что этот город не находился в земле Хяме. О разделении финнов на Суоми, Хяме и Корелу арабский хронист не знал. Касательно городов, то в Тавастланде (Хяме) в конце XIII - в начале вв. находились 19 средневековых городищ, среди них самые исследованные Рапола и Хямеэнлина. Также большим было городище Хакойстенлины, который в Первой Новгородской летописи был назван городом Ванаен, в котором был неприступный детинец, который не смогли взять новгородцы [с. 125-126, 259-261; 18, р. 96-100; 23, с 65-69, 51. с. 333-335].
      Большинство походов новгородцев против Хяме завершались успехом. Походы же хяме на Русь обращались большими потерями для нападавших. В отражении нападений хяме часто принимали участие прибалтийско-финские союзники Новгорода. Наиболее часто походами на хяме ходили карелы. Xяме не исчезло сразу после шведского завоевания. В 1280 и 1284 гг. «немцы (термин мог обозначать как шведов, так и финнов) нападали на Ладогу». По мнению И. Шаскольского шведский командующий Трунда во главе шведско-финского отряда пришел на Ладогу. 9 сентября 1284 г. у истоков Невы этот отряд был разбит. В ответ на это новгородцы напали на землю Хяме. Отвлечение внимания русских на Хяме облегчило шведам задачу колонизации части Корелы. Они основывают крепости Выборг и Ландскрону. В папской булле в 1256-1257 гг. провозглашалась необходимость предпринять крестовый поход против язычников-карел. В 1275-1276 гг. в переписке шведского короля с Папой Римским поднимался вопрос относительно карел [37; 4. 18, р. 89-96; 26,5 76-79; 6, с. 171-175].
      Еще в 1274 г. Папа Римский призвал архиепископа Уппсалы совершить поход против карел, которые беспокоили границы Швеции. В Третий шведский крестовый поход вошли кампании 1280, 1284, 1293, 1295, 1300 гг. При этом в «Хронике Эрика» мы не встречаем термина крестовый поход. Этот термин более характерен для папских посланий. В 1293 г. шведы осуществили экспансию в Карелию. В «Хронике Эрика» сообщалось, что шведы построили в стране язычников крепость из камня, сообщаюсь, что из-под власти русских была изъята земля, которая прежде принадлежала им. Фогт шведов покорил своей аласти 14 погостов карел. В хронике указывалось, что шведы были вынуждены совершить поход, чтобы помешать вторжениям карел в земли, которые находились под властью шведского короля. Эрик Олай трактовал события в похожем ключе, указывая, что ярость карел вызвана их язычеством, от которого страдали христиане. Сообщалось, что карелы нападали на Тавастланд и Финляндию. Кроме того, сказано, что против русских и карел воевали маршал Тюргильс Кнутссон и епископ Петер Вестероский. У Олая Петри сказано, что в 1293 г. в ответ на карельские походы в Тавастланд и на Финляндию шведы совершили поход. Господин Торгильс и вестероский епископ Петер возглавляли его. Кексгольм был взят шведами, по вскоре был отвоеван русскими. В «Древней Хронологии» указано, что в 1293 г. была большая война в Карелии, и что был сооружен замок Выборг. В источниках, написанных в год проведения крестового похода, указано, что шведы победили карел. Йоханес Мессеииус констатировал, что флот с войском в 1293 г. прибыл к берегам врагов. Епископ Вестероса и маршал Торкель возглавили войско, которое смело сразилось с русскими, и не устояли против них карелы. Шведы построили Выборг, который потом русские не смогли взять. Кексгольм (Корелу) шведы не смогли отстоять из-за немногочисленного гарнизона и недостатка продовольствия. Однако в 1294—1295 гг. они соорудили на месте прежнего карельского поселения свой форт. Шведы в 1295 г призвали на помощь конунга Биргера Магнуссона и основали Ландскрону, она же Нотебург, между Невой и Черной рекою. Сообщалось, что русские нападали на Финляндию. В Новгородской Первой летописи указано, что зимой 1293-1294 гг. у новгородцев и карел было мало сил, они вышли неподготовленными, поэтому они и не смогли отвоевать занятые шведами земли. В 1293 г. шведы покорили Западную Карелию, включительно с Саволаксом [37, 4; 26, 5. 81; 38, 8. 42, 63, 87; 39, я. 71; 40. с. 70; 50; 69, р 41; 16, р. 25; 55, р 46-63; 6, с 178-184].
      Дж. Линд высказал мнение, что Третьим шведским крестовым походом может считаться не только поход 1293 г., но и весь период 1285-1323 гг. с несколькими кампаниями шведов против русских. В 1295 г., согласно сведениям «Хроники Эрика» указано,что Кексгольм был взят христианами. Отмечено, что много язычников было убито в тот день. Пленных же увели в Выборг. Сообщалось, что русские быстро подошли и около недели держали город в осаде, из осажденных спаслось только два шведа. Командующим шведов в «Хронике Эрика» назван Сиге Локке, в «Хронике Эрика Олая» - Сиге Лоба, в «Древней Хронологии» - Сиго Лоба. В «Древней хронологии» в 1295 г. сказано об уничтожении русскими шведского гарнизона Кексгольма, а в «Аннотированной хронологии» Арвирда Тролля погибель шведов датируется 1296 г. В новгородских летописях назван воевода Сиг. После победы над шведами карелы значительно укрепили свою столицу - Корелу. Они построили новые стены из бревен, которые были лучше, чем старые. В 1310 г. ее укреплением занялись новгородцы. В 1314 г. карелы восстали против новгородцев и впустили шведов в город. Однако, в том же году новгородцы и проновгородско настроенные карелы отвоевали Корелу. В 1317 г. шведы проникли на Ладогу. Новгородцы ответили набегом на Хяме в 1311 г., а также походом на Або в 1318 г. В 1300 г Тюргильс Кнутссон с войском из 800 человек пришел в устье Невы. Задачей похода было овладение Карельским перешейком и, если повезет, берегами Невы. В 1322 г. попытка шведов овладеть Корелой была неудачной В 1323 г. между новгородцами и шведами был заключен мир, по которому признавалась шведская власть над Суоми, Хяме и Западной Карелией с Саво и городом Выборгом. Опорным пунктом новгородцев и карел была крепость Кякисалми (Корела) [4; 47. р. 215-221,26, я 82; 39, р. 72; 19; 6. с. 182-191].
      Таким образом, военная история финских народов фиксируется новгородскими летописцами и шведскими хронистами в связи с историей своих стран. Карелы отличались большей автономностью, и их часто упоминают отдельно от Новгорода. Карелы в новгородских летописях упоминались в контексте походов и отражения нападений Хяме. Активное взаимодействие карел с новгородцами датируется ХII-ХIII в. Отдельные карельские отряды могли участвовать в войнах против Полоцка и его литовских союзников. Кампании карел против шведов и норвежцев не согласовывались с Новгородом. Комплекс вооружения карел характерен и для Хяме, и для Суоми. Карелы продолжительное время сохраняли свою обособленность от Новгорода, принимая христианство в синкретической форме.
      ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
      1. Гадзяцкии С. Карелы и Карелия в новгородское время. — Петрозаводск Государственное издательство Карело-Финнской СССР, 1941. 196 с.
      2. Бубрих Д.Н. Происхождение карельского народа. - Петрозаводск: Государственное издательство Карело-Финской СССР, 1947, 50 с.
      3. Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Бал гики в XII—XIII вв, — Л.: Наука ЛО, 1978.
      4. Шаскольский И.П Борьба Руси против шведской экспансии в Карелии конец XIII- XIV в. — Петрозаводск: Карелия, 1987.
      5. Седов В.В. Корела // Финно-угры и балты в эпоху Средневековья. - М : Наука, 1987 С. 44-52.
      6. Титов С.М. Очерки военной истории древней корелы. - Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. 234 с.
      7. Кочкуркина С.И. Корела и Русь - Л.: Наука ЛО, 1986, 144 с.
      8. Кочкуркина C If. Этнокультурные процессы эпохи Средневековья // Проблемы этнокультурной истории населения Карелии (мезолит - средневековье). - Петрозаводск: КарНЦ РАН. 2006. С. 230-275.
      9. Кочкуркина С И. Древнекарельские городища эпохи средневековья. — Петрозаводск, 2010. 262 с.
      10. Кочкуркина С. И. История и культура народов Карелии и ее соседей - Петрозаводск Республика Карелия. 2011. 240 с.
      11. Сакса А Н. Древняя Карелия к конце 1 - начале II тысячелетия н.э.: происхождение, история, культура населения летописной Карельской земли. — СПб.: Нестор История, 2010. 400 с.
      12. Uino P. Ancient Karelia: archaelogical studies. - Helsinki: Suomenmuinaismuistoyhdistis, 1997. 426 p.
      13. Uino P. The Background of the Parly Medieval Finnic Population in the region of the Volkhov liver Archaelogical aspects // Slavica Helsingiensia. Vol. 27 - Helsinki, 2006. p. 355— 373.
      14. Koivisto A. Trade Routes and their significance in Christianization of Karelia // Slavica Hdsingcnsia. VoV. 21. - Helsinki: University of Helsinki Press, 2006. P. 167-178.
      15. Koivislo A. Thoughts on the Karelian Baltic Sea Trade in the Twentieth and Thirteenth Century AD // Slavica Helsingiensia. Vol. 32 - Helsinki University of Helsinki Press. 2007. p. 111—115.
      16. Korpela. J. The World of Ladoga: Society, Trade, Transformation. State Building in the Eastern Fcnnoscandian Boreal Forest zone, c. 1000-1555 - Berlin: Lit, 2008. 400 p
      17. Chritucansen E. The Northern Crusaders. London: Penguin Books. 1997. 320 p.
      18. Line P. Swedenes Conquest of Finland: A clash of Cultures? // The clash of cultures on the medieval Baltic frontier. Leeds: Ashgatc, 2009 p. 73—102.
      19. Lind J. The First Swedish Crusafe a part of the Second Crusade?!! The Second Crusade The Holy War on the periphery' of Latin Christedom. Tumhout Brepols, 2015. pp. 303-322.
      20. Кузнецов А.А. Элементы военной экономики в отношениях владимирских князей с мордвой и емью в 1220-е годы // Восточная Европа в древности и средневековье. XXV чтения В. Т. Пашуто - М.: Институт всеобщей истории РАН, 2013. С. 164-169
      21. Кузнецов А. А. Конфликты Руси с финно-угорскими племенами (на примере мордвы и еми) // Альманах но истории средневековья и Раннего Нового Времени. № 3-4. 2012-2013 - Нижний Новгород: М-Принт. 2012—2013. С 69-76
      22. Хрусталев Д.Г. Северные крестоносцы, Русь в борьбе за сферы влияния в Восточной Прибалтике ХII-ХIII вв T. I. - СПб. Евразия, 2009. 416 с.
      23. Хрусталев Д.Г. Северные крестоносцы . Русь в борьбе за сферы влияния в Восточной Прибалтике XII-XIII вв Т. 2. - СПб. Евразия, 2009. 464 с.
      24. Aalto Р. Swells of the Mongol-Storm around the Baltic // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. T. XXXVI . (1-3). - Budapest: Akademiai Kiado, 1982. P. 5-15.
      25. Прицак О. Походження Pyci. Т.2. — К.: Обереги, 2003. 1304 с.
      26. Virankoski Р. Suomen historia 1-2. - Helsinki: Suomalaisen Kirjallissuden Sura, 2009. 1138 s.
      27. Напольских И В. Введение в историческую уралистику. - Ижевск: Удмуртский институт истории, языка и литературы, 1997. 268 с.
      28. Эря-Эско А. Племена Финляндии // Славяне и скандинавы. М.. 1986.
      29. Кирпичников A.M. Историко-археологические исследования древней Корелы // Финно-угры и славяне, — Ленинград: Наука ЛО, 1979.
      30. Edgren Т. The Viking age in Finland // The Viking World. - London-New York: Routledge, 2008. P. 470-184.
      31. Пашков А.А. Средневековые источники.
      32. Вареное А.В. Карельские древности в Новгороде. Опыт топографирования // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Материалы международной научной конференции. - Новгород, 1997.
      33. Ленрот Э. Калевала. — М., 1985.
      34. Сакса А.И. Древняя Корела в эпоху железного века // In situ. К 85-летию профессора А.Д. Столяра. - СПб.: СПбГУ, 2006. С. 282-307.
      35. Шаскольский И.П. К происхождению карел // Финно-угры и славяне. — Л.: Наука ЛО. 1979.
      36. Кочкуркина С.М., Спиридонов А.М , Джаксон Т.М. Письменные известия о карелах. — Петрозаводск, 1996.
      37. Хроника Эрика. Перевод А.Ю, Желтухин, - VI.: РГГУ, 1999.
      38. Scriptores Rerum Svecicarum Medii Aevi. T I. — Upsaliae,1828.
      39. Scriptores Rerum Svecicanun Medii Aevi T. II. - Upsaliae, 1828.
      40. Олаус Петри. Шведская хроника. — М.: Наука, 2012. 421 с.
      41. loanni Loceenii. Rerum Svecicarum Historia. Stockholmiae: Ex officina Johanis Kanssonii, 1654.
      42. Messenii Johanes. Scondia illustrata: seu Chronologia de rebus Scondiae hoc Sueciae. Daniae, Norvegiae atque una Islandiae, Gronladiaeque. Stockholmae: Typis O. Enaei, 1700.
      43 Спиридонов A.M. Исландские саги как источник по раннесредневековой истории Карелии // Скандинавский сборник Вып. XXXII - Таллин: Ээсти Раамат, |‘)88.
      44. A History' of Norway and the Passion and Miracles of the Blessed Olaffi — London University College. 2001.
      45. Isländske Annaler. Oslo Gröndal und Sons Bogtykkeri. 1977.
      46. Адам Бременский. Деяния архиепископов гамбургской церкви. Перевод В.В. Рыбаков // Из ранней истории шведского государства: первые описания и законы. - М.: Изд-во РГГУ, 1999.
      47. Zelteberg P., Saksa A., Uino P. The early history of the fortress of Kakisalmi. Russian Karelia as evidenced by new dendrochronological dating results // Fennoscandia archaelogica Vol. 12. 1995 p. 215-221.
      48. Сакса А.И. От племенного городка карел к административному центру Новгородской земли Кякисалми-Корела в XIII—XIV вв. // Ладога и Ладожская земля в нюху средневековья —СПб., 2014. С 117—130.
      49. Матузова В.И. Английские средневековые источники IХ-ХIII вв. —М, Наука, 1979.
      50. Мессениус Йoxaнeсс Рифмованная хроника о Финляндии и ее обитателях. Пер. Я. Лапатка. Электронный вариант 2013 года, http: /wvvw.vostlit .info/Tcxts/rusl 7 Messein’us_ I frametext.htm
      51. НПЛ 1950 - Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. - М : Изд-во АН СССР, 1950. 640 с.
      52. ПВЛ — Повесть временных лет: Прозаический перевод на современный русский язык Д.С. Лихачева.
      53. Финляндская хроника. Перевод Я. Лапатка.
      54. Legendi Sanctici Henrici.
      55. Johansen R. The Political impact of Crusading Ideology in Sweden 1150-1350. Master thesis. Oslo: Department of Linguistics and Scandinavian Studies, 2008. 96 p.
      56. Alexander Papa III. Vpsellensi Archiepiscopo e suffragensis eius e c. Guthermo duci.
      57. Chronicon episcoporum Finlandensium.
      58. Paavi lnnocentius IV: n suojelukirje kristillisen opin tunnustajille Suoniesa.
      59. Pope Innocentis IV Letter of Protection to confessors of Christian faith in Finland. 27 august 1249.
      60. Мейнандер Г. (Исторiя Финляндii. Лiнii, структури, переломнi моменти - Львiв: ЛА Пiрамiда. 2009. 216 с.
      61. Линд Д.Г. Невская битва и ее значение.
      62. Послание епископа Вик-Эзельского Генриха 12 апреля 1241 г. // Матузова В.И. Крестоносцы и Русь. Конец ХII в. - 1270 г. - М. Индрик, 2002.
      63. Lind J.H. Early Swedisli-Russian rivalry. The battle on the Neva in 1240 and Birger Magnusson // Scandinavian Journal of History, Vol. 16. Issue 4. - Oslo: Rouledge, 1991. pp. 269- 295.
      64. Рукописание Магнуша.
      65. Svenska medeltidens rim-krönikor I. Gamla eller Eriks-krönikan. Folkungames brödrastrider med en kon öfversigt af nännast föregående tid. 1229-1319. Stockholm: Nord- sted P.A. und Söner. Kongi. Boktryckare, 1865.
      66. Бегунов Ю.К. Древнерусские источники об Ижорце Пелгусии-Филиппе участнике Невской битвы 1240 г.
      67. Шаскольский И.П. Борьба Александра Невского против крестоносной агрессии конца 40-50-х годов XIII в.
      68. Коновалова И. Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европе. М. Восточная литература, 2006. 352, [3] с.
      69. Kankainen Т., Saksa A., Uino P. The early history of the fortress of Kakisalmi, Russian Karelia - archaelogical and radiocarbon evidence // Fennoscandia archaelogica. Vol. 12. Helsinki University of Helsinki Press. 1995. p. 41—47.
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 464 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-7-3
      Эта книга - вторая часть трилогии, посвященной объединению Японии в конце XVI века. Центральное место в ней занимает жизнь и деятельность Тоётоми Хидэёси, одного из самых популярных персонажей японской истории. Сын простого крестьянина, в 17 лет примкнувший к воинскому сословию, он за счёт личных качеств сумел победить своих более именитых соперников и стать первым единовластным правителем страны. Книга рассказывает о том, как это произошло.Важную часть издания составляют сведения о культуре, быте и нравах эпохи междоусобных войн. О том, как жили и воевали японцы в XVI веке, что думали о жизни и смерти, чести и позоре, верности и предательстве. Автор даёт читателю возможность заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Текст снабжён множеством рисунков, гравюр и картографических схем, которые помогут читателю лучше разобраться в том, что происходило в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЭПОХА И ЛЮДИ........................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................36
      Боевые реалии........................................................................ 43
      Перед походом.........................................................................55
      В походе...................................................................................68
      Поощрения и наказания....................................................... 86
      Оружие................................................................................... 101
      Жизнь и смерть самурая......................................................113
      Часть вторая. ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ......................... 125
      Безымянный воин.............................................................. 125
      Полководец...........................................................................144
      Гибель Нобунага............................................................171
      Преемник Нобунага...........................................................177
      Акэти Мицухидэ............................................................ 177
      СибатаКацуиэ................................................................ 195
      Замок Осака....................................................................222
      Токугава Иэясу...............................................................228
      Повстанцы Икко.............................................................241
      Придворная карьера...................................................... 247
      Остров Сикоку................................................................250
      Восточное партнёрство................................................254
      Остров Кюсю..................................................................258
      Столичное событие....................................................... 280
      Последние противники на востоке.............................284
      Сэн Рикю........................................................................ 304
      Правитель.............................................................................311
      Подготовка к войне........................................................311
      Агрессия в Корее:  начало.............................................328
      Перемирие...................................................................... 359
      Проблема наследника................................................... 366
      Война в Корее: заключительный этап........................380
      Восстановление отношений........................................ 403
      Несостоявшаяся династия............................................412
      Итоги................................................................................439
      ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ................................... 443
      ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ 451
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Автор: Saygo
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 464 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-7-3
      Эта книга - вторая часть трилогии, посвященной объединению Японии в конце XVI века. Центральное место в ней занимает жизнь и деятельность Тоётоми Хидэёси, одного из самых популярных персонажей японской истории. Сын простого крестьянина, в 17 лет примкнувший к воинскому сословию, он за счёт личных качеств сумел победить своих более именитых соперников и стать первым единовластным правителем страны. Книга рассказывает о том, как это произошло.Важную часть издания составляют сведения о культуре, быте и нравах эпохи междоусобных войн. О том, как жили и воевали японцы в XVI веке, что думали о жизни и смерти, чести и позоре, верности и предательстве. Автор даёт читателю возможность заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Текст снабжён множеством рисунков, гравюр и картографических схем, которые помогут читателю лучше разобраться в том, что происходило в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЭПОХА И ЛЮДИ........................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................36
      Боевые реалии........................................................................ 43
      Перед походом.........................................................................55
      В походе...................................................................................68
      Поощрения и наказания....................................................... 86
      Оружие................................................................................... 101
      Жизнь и смерть самурая......................................................113
      Часть вторая. ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ......................... 125
      Безымянный воин.............................................................. 125
      Полководец...........................................................................144
      Гибель Нобунага............................................................171
      Преемник Нобунага...........................................................177
      Акэти Мицухидэ............................................................ 177
      СибатаКацуиэ................................................................ 195
      Замок Осака....................................................................222
      Токугава Иэясу...............................................................228
      Повстанцы Икко.............................................................241
      Придворная карьера...................................................... 247
      Остров Сикоку................................................................250
      Восточное партнёрство................................................254
      Остров Кюсю..................................................................258
      Столичное событие....................................................... 280
      Последние противники на востоке.............................284
      Сэн Рикю........................................................................ 304
      Правитель.............................................................................311
      Подготовка к войне........................................................311
      Агрессия в Корее:  начало.............................................328
      Перемирие...................................................................... 359
      Проблема наследника................................................... 366
      Война в Корее: заключительный этап........................380
      Восстановление отношений........................................ 403
      Несостоявшаяся династия............................................412
      Итоги................................................................................439
      ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ................................... 443
      ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ 451
      Автор Saygo Добавлен 17.09.2017 Категория Япония
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 432 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-2-8
      Япония, середина XVI века. В разгар междоусобных войн в провинции Овари появляется молодой военачальник, один из многих местных предводителей, воевавших на территории страны. Действуя решительно и нестандартно, он побеждает сначала своих близких и дальних родственников, затем соседей, и, наконец, покоряет столицу. Начинается история его победного шествия к высшей власти, наполненная драматическими поворотами непредсказуемой воинской судьбы. Интересно изложенная история жизни и смерти Ода Нобунага позволяет читателю заглянуть в ту эпоху и получить представление о малоизвестных культурно-этических и бытовых реалиях средневековой Японии. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Из неё можно узнать об отношении японцев XVI века к вопросам жизни и смерти, чести и позора, верности и предательства. Читатель найдёт в ней много интересных деталей воинского быта, боевой стратегии и тактики, правил выживания семьи в условиях непрекращающихся междоусобных сражений.
      Большая часть сведений, относящихся к жизни и деятельности первого объединителя Японии, публикуется в нашей стране впервые. В толковании некоторых ситуаций и обстоятельств, до сегодняшнего дня остающихся предметом спора историков, автор придерживается принципа здравого смысла и практической логики, избегая художественной экзотики пьес и романов на исторические темы, во множестве написанных японскими сочинителями в последующие столетия.
      Текст книги обильно иллюстрирован рисунками, гравюрами и картографическими схемами, облегчающими понимание событий, которые происходили в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. Портрет эпохи....... ......................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 15
      Города и форты....................................................................... 23
      Семейная стратегия и тактика.............................................29
      Заложники................................................................................35
      Боевые будни.......................................................................... 44
      Жизнь и смерть самурая....................................................... 58
      Часть вторая. Ода Нобунага.............................................77
      Предки......................................................................................77
      Первые шаги............................................................................89
      Сайто Досан.............................................................................94
      Война с родственниками...................................................... 99
      Начало большого пути......................................................... 110
      Поход на столицу................................................................. 128
      Укрепление позиций............................................................140
      Двоевластие...........................................................................148
      Первый кризис.......................................................................154
      Провинция Оми.................................................................... 179
      Конфликт с сёгуном.............................................................186
      Второй кризис.......................................................................191
      Ликвидация сёгуната.......................................................... 201
      Долгожданная победа  ........................................................ 209
      Южный поход....................................................................... 218
      Провинция Этидзэн.............................................................223
      Храм Исияма хонган............................................................227
      Переломный год................................................................... 231
      Замок Адзути........................................................................ 253
      Третий кризис....................................................................... 263
      Сайка и Нэгоро..................................................................... 271
      Уэсуги Кэнсин...................................................................... 276
      На западном направлении.................................................. 284
      Придворные титулы.............................................................296
      Северо-западное направление — Тамба и Танго......... 301
      Череда измен..........................................................................306
      Мир с Исияма хонган...........................................................322
      Парады в столице.................................................................329
      Отношения с императором.................................................337
      Провинции Инаба и Биттю................................................341
      Разгром клана Такэда...........................................................352
      Остров Сикоку...................................................................... 362
      Последние дни...................................................................... 364
      После 2 июня........................................................................ 374
      Измена века — мотивы....................................................... 390
      Наследие................................................................................400
      Литература и источники..................................................414
      Хронологический указатель...........................................421