Листопадов Н. А. У Не Вин

   (0 отзывов)

Saygo

У Не Вина смело можно назвать политическим долгожителем. Более трех десятилетий он командовал бирманской армией, четверть века фактически единолично правил страной. С 1988 г. бывший правитель Бирмы не занимает официальных постов. Однако престарелый политик по-прежнему оказывает влияние на политическую жизнь государства.

У Не Вин родился 24 мая 1911 г. в небольшом городке Паундале округа Пром, примерно в трехстах километрах на северо-запад от бирманской столицы Рангуна. Семья его принадлежала к числу довольно состоятельных. Отец - У По Кха служил налоговым инспектором, затем ушел в отставку и занялся вместе с женой До Ми Лей сельским хозяйством на собственной земле. На полях выращивались рис, арахис, кукуруза. У Не Вин был первенцем в семье. Отец дал сыну соответствующее имя - Шу Маун, что означает "зеница ока". У бирманцев нет ни фамилий, ни отчеств, а только личное имя, которое дается в зависимости от дня рождения, по совету астролога. У Не Вин появился на свет в среду. Перед именем ставится слово, говорящее о возрасте и социальном статусе человека. Так, в детстве Шу Маун был Мауном Шу Мауном; в юности его имя имело добавление - Ко, а перед именем уважаемого мужчины обязательно употребляется - У, то есть "господин". В течение жизни может претерпевать изменения и само личное имя. Маун Шу Маун стал в конце концов У Не Вином и под этим именем вошел в историю. Отец У Не Вина слыл очень дружелюбным человеком, а мать отличалась хозяйственностью, бережливостью, имела предпринимательскую жилку1. До Ми Лей учила первенца вести домашнюю бухгалтерию, готовить. С детских лет его любимым блюдом стала лапшакхаусве, приготовленная на кокосовом молоке. Маун Шу Маун был прилежной нянькой для своей младшей сестры. Он стирал пеленки, мыл посуду. Отношения в бирманской деревне между крестьянами характеризовались патриархальностью. Большой разницы в образе жизни землевладельцев и наемных работников не было. Поэтому хозяйский сын Маун Шу Маун вместе с крестьянам трудился на сельскохозяйственных работах. В 60-е годы в Рангуне циркулировали слухи о китайском происхождении Не Вина, которые он назвал клеветническими. Не Вин утверждал в одном из выступлений: "...у трех или четырех поколений моих предков не было ни одной капли чужой крови. Я происхожу из очень ортодоксальной бирманской семьи, которая свято следовала бирманским традициям. В трехлетнем возрасте мне прокололи уши, и я, подобно другим бирманским мальчикам, рос с завязанными в узел волосами на голове до тех пор, пока не стал послушником в буддийском монастыре. Это тоже было сделано в строгом соответствии с бирманскими обычаями"2. Маленький Шу Маун, как и все мальчики-буддисты, с бритой головой, в оранжевой тоге какое-то время прожил послушником в буддийском монастыре, получив начальные представления о буддизме. Дальнейшее образование он продолжил в средней школе расположенного неподалеку от Паундале окружного города Прома. Учился Шу Маун хорошо, в чем ему помогала цепкая память. Увлекался спортом: играл в футбол, теннис, хоккей на траве. Шу Маун родился и рос в порабощенной стране.

Naywin.jpg

428px-President_Ne_Win.JPG

1 января 1886 г. Бирма утратила независимость, стала колонией Великобритании, вернее, частью Британской Индии. Бирманцы не могли смириться с потерей свободы. Антиколониальная борьба прошла несколько этапов. 20-е годы стали свидетелями подъема национального самосознания. В сентябре 1920 г. возникла первая бирманская политическая организация - Генеральный совет бирманских ассоциаций (ГСБА). По всей стране активизируется деятельность местных отделений ГСБА - "вунтану атинов" - патриотических обществ. Отец Шу Мауна, как влиятельный в округе человек, был знаком со многими видными политиками того времени, руководителями ГСБА: У Чит Хлайном, У Ба Пе, У Тун Шейном, доктором Ба Мо. Они останавливались в доме У По Кха во время поездок по стране. Шу Маун слушал их продолжительные беседы, дискуссии на политические темы. Но политика старшеклассника интересовала мало. Он хотел стать врачом.

В июне 1929 г. после окончания средней школы Ко Шу Маун отправляется в Рангун, где поступает в университетский колледж на естественное отделение, с главным предметом - биологией. Окончание колледжа открывало перед ним дорогу в медицинскую школу, к профессии врача. Студент из провинции жил в общежитии. Много времени он уделял английскому языку; регулярно вел дневник на этом языке. Среди преподавателей и профессоров преобладали англичане и индийцы. Как и в школьные годы, Шу Маун много занимался спортом, отдавая предпочтение футболу и хоккею на траве. Любил слушать музыку, особенно бирманские классические песни. Сам обладал хорошим слухом. Сдружился с известными поэтами У Теин Ханом и У Вуном. Множество стихов Шу Маун запомнил наизусть на всю жизнь. Время учебы Не Вина в колледже - 1929 - 1931 гг. - совпало с активизацией антиколониальных выступлений. В 1930 г. создается организация "Добама Асиайон" ("Наша Бирма"), положившая начало известному движению такинов. Члены организации обращались друг к другу со словом "такин", что значит "хозяин". До этого на подобное обращение имели право только англичане. Называя себя такинами, бирманцы тем самым подчеркивали, что именно они, а не колонизаторы, являются подлинными хозяевами страны. В этом же году организуется Всебирманская Лига молодежи, начинается крестьянское восстание под руководством Сая Сана. Рангунский университет не остается в стороне от политической жизни страны. Шу Маун горячо сочувствует идеям национального освобождения, но участия в бесконечных студенческих дискуссиях практически не принимает. Будучи человеком прагматичным, реалистом, он скептически относится к таким кампаниям, как бойкот западной одежды, призывы курить только местные сигары - чаруты.

На выходе из колледжа в марте 1931 г. Шу Мауна постигла неудача, первая в жизни. Среди его преподавателей двое отличались особенной строгостью: профессор химии Д. Пикок и профессор биологии Ф. Месгитт. На выпускном экзамене по биологии Шу Маун провалился. Путь в медицинскую школу оказался закрытым. Пришлось поставить крест на карьере врача. Началась новая полоса в жизни неудавшегося доктора. Шу Маун пробует себя в роли предпринимателя, пытается наладить торговлю древесным углем, но опять его преследует неудача. Дело прогорает. Пришлось устроиться служащим на почту. Дядя Шу Мауна Такин Ньи активно участвовал в движении такинов. Под его влиянием племянник вовлекается в деятельность "Добама Асиайон". Теперь его называют Такин Шу Маун. Младший брат Шу Мауна - Хла Тун тоже стал такином. Будучи членом "Добама" бывший студент занимается организационными вопросами, работает в газетах такинов как редактор, корректор и распространитель. Любопытно, что Шу Маун участвовал в издании на бирманском языке "Коммунистического манифеста" К. Маркса и Ф. Энгельса: помогал сверять английский и бирманский тексты, корректировал опечатки3. В целом, "Манифест" не произвел на Шу Мауна большого впечатления, однако подтолкнул к мысли о необходимости построения справедливого общества. Бирманские политики в то время испытывали влияние самых различных идей: от марксизма-ленинизма до фашизма. В организации "Добама Асиайон" существовали две ведущие фракции. Члены одной из них группировались вокруг писателя и публициста Такина Кодо Хмайна. В эту фракцию входили будущий лидер национально- освободительного движения генерал Аун Сан, будущий премьер-министр У Ну. Группировка Такина Кодо Хмайна ориентировалась на левые идеи, опыт Советского Союза. Такин Шу Маун же принадлежал к фракции Ба Сейна - Тун Оука, склонявшейся к правому национализму. Лидеры этой группировки внимательно присматривались к методам захвата власти Муссолини и Гитлером.

Главную пользу своей организации Шу Маун приносит, трудясь на почте, где он имел возможность читать телеграммы и переписку колониальных властей и полиции и быть в курсе их намерений. Наверное, еще с той давней поры Не Вин хорошо усвоил истину: выигрывает тот, кто владеет наибольшим объемом информации. По крайней мере, созданные им впоследствии могущественные секретные службы действовали четко. Информацию Шу Маун собирал везде, где только возможно: на почте, ипподроме (он увлекался верховой ездой). Помогали ему коммуникабельность, наличие многочисленных друзей и знакомых в разных слоях общества. Лидер фракции Такин Ба Сейн скрывался от полиции с помощью Щу Мауна. Некоторые руководители такинов пришли к выводу о целесообразности установления контактов и налаживания сотрудничества с Японией, чтобы с ее помощью изгнать англичан. Таким деятелям, как Такин Ба Сейн и Такин Тун Оук импонировали выдвигавшиеся японцами идеи типа: "Сфера совместного процветания Великой Восточной Азии" и "Азия - для азиатов". С началом второй мировой войны такинами был взять на вооружение лозунг: "Трудности для Англии - шанс для Бирмы". Со своей стороны, японская разведка активно работала в Бирме, занимающей важное стратегическое положение на границах с Индией и Китаем. Фракция Ба Сейна - Тун Оука и японцы провели ряд тайных встреч. Английские колониальные власти между тем усилили меры безопасности. Принимается закон об обороне Бирмы. Аресту подвергаются ряд политических деятелей. В этих условиях осенью 1940 г. Шу Маун увольняется с почты и, чтобы избежать ареста, на время уезжает на родину, в Паундале. К тому времени его мать уже умерла. Она очень переживала неудачу сына в колледже, беспокоилась за судьбу первенца, считая, что тот бесцельно проводит время в Рангуне.

Фракция Ба Сейна - Тун Оука, трансформировавшаяся к 1940 г. в Народно-революционную партию, в числе прочих молодых бирманцев отбирает Такина Шу Мауна для поездки в Японию, где они должны были пройти военную подготовку и создать костяк освободительной армии. Отбытие из Рангуна напоминало детективную историю. Одиннадцать патриотов проникли на стоящий у причала Рангунского порта японский корабль. Несколько дней они провели в тесном кубрике без вентиляции. Наконец, 8 июля 1941 г. судно отплыло, взяв курс вначале на Шанхай, а потом - на Японию. Военную подготовку бирманцы проходили на китайском острове Хайнань. Такин Шу Маун прибыл туда с последней партией курсантов. Аун Сан, который безуспешно пытался установить контакты с китайским сопротивлением, тоже вынужден был пойти на сотрудничество с японцами. К моменту прибытия на остров Шу Мауна он уже находился там вместе с другими бирманскими патриотами. Всего стало обучаться 30 человек. Они вошли в бирманскую историю как "30 товарищей". Занятия были очень изматывающими, так как длились с раннего утра до позднего вечера. Тяготы военных тренировок осложнялись трениями внутри самой группы, члены которой принадлежали к различным группировкам организации "Наша Бирма". Непросто складывались отношения между Аун Саном, ставшим непререкаемым лидером "30 товарищей", и Шу Мауном. Сказывались не только фракционные различия, но и несхожесть характеров и привычек. Если Аун Сан был пуританином по натуре, то Шу Маун питал склонность к любовным похождениям, азартным играм. Аун Сан отличался прямотой, Не Вин считался некоторыми из товарищей расчетливым и хитрым4. И все-таки, интересы общего дела возобладали, и "30 товарищей" сохранили единство.

В октябре 1941 г. учебный лагерь переместился с Хайнани на Формозу (Тайвань). Через некоторое время бирманцы перебрасываются в Бангкок. 26 декабря 1941 г. объявляется о создании Армии независимости Бирмы (АНБ). В этот торжественный день по предложению Аун Сана "30 товарищей" взяли громко звучащие, вдохновляющие на победу имена. Аун Сан, к примеру, принял имя Теза, что означает "Могущественный", а Шу Маун стал Не Вином - "Сверкающим, как солнце". К тому же, эти имена предваряло слово "Бо" - "офицер, командир": Бо Теза, Бо Не Вин. За Аун Саном новое имя не закрепилось. Офицеры дали клятву до конца сражаться за независимость. Клятва была не обычной, а на крови. Воины сделали порезы на руках, собрали кровь в серебряный сосуд, смешали ее и по очереди выпили по глотку. Так, Бо Не Вин связал свою жизнь с армией. Как оказалось, навсегда. Если для многих из "30 товарищей" военная служба стала всего лишь эпизодом, то для Не Вина - делом всей жизни. Подразделения АНБ вместе с японцами вошли в Бирму, чтобы изгнать англичан. 2 февраля 1942 г. Бо Не Вин во главе передовой группы после долгих дней перехода по джунглям прибыл в Рангун. Вскоре он стал командиром одной из двух дивизий АНБ, которая вела боевые действия на юго-западе страны, в Аракане. Командир делил все тяготы войны с солдатами. Не Вину пригодились медицинские знания, полученные в колледже. Солдатам импонировала простота, доступность начальника, язык которого не отличался от солдатского. Еще со школьных лет Не Вин был известен любовью к соленым острым словечкам, а зачастую и просто непечатным выражениям. Подобному стилю общения генерал отдавал предпочтение и в последующие годы.

Летом 1942 г. японцы распустили АНБ. Вместо нее создается Армия обороны Бирмы во главе с Аун Саном. Английский колониализм сменился куда более тяжелой японской оккупацией. Япония явно не намеревалась признать Бирму равноправным партнером. Тем не менее, 1 августа японцами провозглашается независимость Бирмы, носившая чисто формальный характер. АОБ преобразуется в Национальную армию Бирмы (НАБ). Не Вин получает звание полковника и назначается ее командующим. Генерал Аун Сан становится министром обороны. Тем временем среди бирманских офицеров и солдат продолжали нарастать антияпонские настроения. В августе 1944 г. антифашистами создается Антифашистская Лига народной свободы (АЛНС), которая принимает Манифест о всенародной борьбе против японских оккупантов. Председателем АЛНС был избран генерал Аун Сан, генеральным секретарем - один из лидеров Компартии Бирмы Такин Тан Тун. Бо Не Вин также принимает активное участие в работе руководящих органов Лиги - Высшем и Военном советах. К концу 1944 г. вырабатывается план всеобщего антияпонского восстания, которое приурочивается к началу английского наступления из Индии. 27 марта 1945 г. НАБ начала антияпонское восстание. Бирманские части под командованием Не Вина, действовавшие в дельте реки Иравади, вступили в Рангун 1 мая, на два дня опередив английские войска. Англичане приступили к восстановлению довоенных колониальных порядков. Бирманские же патриоты требовали независимости. АЛНС, превратившаяся в ведущую политическую организацию, хотела достичь независимости мирным путем. В сентябре 1945 г. в городе Канди на Цейлоне состоялась встреча Аун Сана, Не Вина и ряда других бирманских офицеров с лордом Маунтбэттеном, Верховным главнокомандующим вооруженными силами союзников в Юго-Восточной Азии. Впоследствии Не Вин и Маунтбэттен поддерживали личные дружеские контакты до самой смерти последнего в 1979 году. В ходе дальнейших переговоров с английским командованием руководство Лиги согласилось на роспуск НАБ, называвшейся в то время Патриотическими бирманскими силами, на включение ее части в колониальную армию и на сдачу оружия. Для участников сопротивления, особенно для офицеров, настали нелегкие времена. Колониальная армия могла принять только незначительную их часть, причем по преимуществу на сержантские и солдатские должности. Остальным пришлось приспосабливаться к гражданской жизни.

Непростую психологическую адаптацию прошел и Не Вин. Бывший командующий армией получает под свое начало батальон и должен довольствоваться званием майора. Ему предлагали оставить вооруженные силы и заняться политикой, но генерал Аун Сан отсоветовал. Перемены не обескуражили Не Вина. Именно в это время он, используя свои организаторские способности и близость к людям, приобрел много верных сторонников, обязанных лично командиру 4-го батальона устройством их судьбы. Он помогал оставшимся не у дел офицерам, брал их в свой батальон, направлял в другие подразделения. Тем самым, осуществлялся подбор офицерских кадров для будущей армии независимой Бирмы. А пока Не Вин командовал батальоном, участвовал в борьбе с бандитизмом, характерным для послевоенного времени. Он быстро получал новые звания: подполковника - в ноябре 1946 г., полковника - в октябре 1947 года5. Вначале он командовал батальоном вместе с англичанином, но вскоре 4-й батальон, самым первым, был полностью бирманизирован. Тем временем усиливались противоречия между различными политическими силами, в том числе и в рядах АЛНС. В октябре 1946 г. в Лиге происходит раскол. КПБ исключается из организации за резкие нападки на Аун Сана. Не Вин по убеждениям являлся социалистом, был близок к таким руководителям социалистической партии, как Ба Све и Чжо Ньейн. Правда, соцпартия представляла собой достаточно правую организацию, антикоммунистически настроенную. Бирманская компартия внесла весомый вклад в антияпонскую борьбу, велико было ее влияние на массы. Когда весной 1945 г. Не Вин командовал отрядами НАБ в дельте Иравади, то комиссаром у него служил радикальный коммунист Такин Со. В феврале 1946 г. группировка Такина Со откололась от КПБ и организовала компартию "Красного флага". Вообще, фракционная грызня, расколы, борьба личных амбиций лидеров стали в это время подлинным бичом политической жизни страны. Оппоненты с легкостью наделяли друг друга такими ярлыками, как фашист, предатель, реакционер. У Не Вина ожесточенные склоки политиков вызывали растущее раздражение. Противовес фракционности и расколам он видел в укреплении вооруженных сил, сплоченных дисциплиной и служащих общему делу. Особую актуальность этот вывод приобрел после разыгравшейся 19 июля 1947 г. трагедии. В этот день реакционные силы убили лидера национально-освободительного движения Бирмы генерала Аун Сана и шестерых его ближайших сторонников. Не Вин, находившийся в Верхней Бирме, сразу же выехал в Рангун. Он поддержал избрание зам. председателя АЛНС, спикера Учредительного собрания У Ну руководителем Исполнительного совета, фактически временного правительства страны. В декабре 1947 г. Не Вин покидает 4-й батальон и назначается на должность командующего военным округом в Северной Бирме со штаб-квартирой в городе Меймьо. Ему присваивается звание бригадного генерала. В округе активно действовали коммунистические повстанцы, и в задачу командующего входило пресекать их вылазки.

4 января 1948 г. Бирма официально провозглашается независимым государством и практически сразу же оказывается в ситуации гражданской войны. Вооруженную борьбу против правительства ведут ушедшие в подполье коммунисты, отряды повстанцев-каренов, представителей самого крупного национального меньшинства, другие сепаратисты. Наблюдается шатание в армии, переход целых подразделений на сторону мятежников. Не Вина срочно переводят из Меймьо в Рангун и назначают 1 августа 1948 г. заместителем начальника Генштаба. Вскоре ему присваивается звание генерал-майора. В это время различные политики обращались к Не Вину с предложением совершить военный переворот и взять всю полноту власти в свои руки для стабилизации обстановки. Подобные идеи высказывались и позднее, в начале 1949 года. Однако Не Вин сохранил лояльность правительству У Ну, которое к весне 1949 г. оказалось в отчаянном положении. Его называли "рангунским правительством", ибо пригороды столицы были захвачены каренскими повстанцами. 1 февраля Не Вин назначается главнокомандующим вооруженными силами и начальником Генштаба. Ему же подчиняется полиция. Главком становится генерал-лейтенантом. Для того, чтобы консолидировать базу поддержки правительства, кабинет переформируется на непартийной основе. 1 апреля Не Вин входит в его состав в качестве заместителя премьер-министра, министра обороны и внутренних дел, сохраняя при этом за собой посты главкома и начальника Генштаба. Опираясь на авторитет среди военных, он сыграл большую роль в стабилизации обстановки в стране. Не Вин сохранял самообладание в самых напряженных ситуациях. Несмотря на чрезвычайную занятость, он находил время для того, чтобы выбраться в кино или в клуб, демонстрируя тем самым публике, что положение находится под контролем.

Правительство остро нуждалось в оружии, подготовленных военных кадрах. В июле 1949 г. Не Вин посетил Лондон, где вел переговоры с министром иностранных дел Э. Бевином. Была достигнута договоренность о выделении Бирме займа Британским Содружеством на закупку вооружения, а также об обучении в Великобритании бирманских офицеров. У Ну с теми же целями побывал в Индии и Пакистане. В его отсутствие Не Вин исполнял обязанности премьера. Генерал в этот период подчеркнуто скрупулезно относился к соблюдению конституционных норм. Когда истек предусмотренный Конституцией для не члена парламента 6-месячный срок пребывания в кабинете, он согласился оставаться зам. премьер-министра, только получив добро от Генерального прокурора и парламента6.

В 1950 г. положение в государстве нормализовалось; повстанцы были отброшены в горные и приграничные районы, правительство почувствовало себя увереннее. 9 сентября Не Вин уходит с поста зам. премьера, чтобы сосредоточиться на вопросах строительства Вооруженных Сил. Как оказалось, бирманской армии предстояло вскоре новое испытание. В Бирму вторглись из Китая остатки гоминьдановских войск. Получая поддержку, в том числе оружием, с Тайваня и от спецслужб США, они создали базы в приграничных с КНР районах, дестабилизируя обстановку в регионе. В конце 1952 г. бирманская армия прошла испытание на прочность, нанеся серьезное поражение 12-тысячному отряду гоминьдановцев. Американцы уверяли, что они не имеют никакого отношения к действиям гоминьдановских частей. Когда на одном из приемов посол США доказывал невовлеченность США, генерал недипломатично оборвал посла, посоветовав: "На Вашем месте я бы лучше помолчал"7. Правота Не Вина вскоре подтвердилась. Много усилий он прилагал для налаживания системы военного образования. Открылись военная академия, штабной колледж, военный институт иностранных языков. В последнем сам генерал посещал некоторые курсы. В условиях расколотого общества, мозаичности политических сил, нерешенности национальных вопросов проблема обеспечения единства Вооруженных Сил являлась приоритетной. Для того, чтобы сдерживать неизбежное в любых Вооруженных Силах соперничество между командованием различных родов войск, Не Вин учреждает должности трех заместителей начальника Генштаба - для армии, авиации и флота. Высокие назначения осуществляются по принципу личной преданности. Предпочтение отдается офицерам, служившим под началом Не Вина в 4-м батальоне. Важно также было сохранить лояльность офицерского корпуса вне зависимости от личных политических предпочтений. Не Вин поддерживал тесные отношения с руководством Социалистической партии, в частности с У Ба Све, занимавшим пост министра обороны. Он призывал к укреплению рядов этой партии, от которой откололись некоторые видные деятели и создали левую Рабоче-крестьянскую партию. Не Вин любил повторять, что "бирманская армия - не наемная, а народная" 8 . В обстановке, когда гражданская администрация контролировала в основном города, на армию помимо чисто военных ложились также хозяйственные функции в районах, охваченных повстанческим движением. Некоторые отдаленные места управлялись военной администрацией. Вооруженные силы превратились в самый сплоченный, организованный институт общества, спаянный корпоративными интересами. Ежегодно проводились конференции старших офицеров для обсуждения проблем государства и армии. Не Вин знал по именам всех офицеров от капитана и выше - а это сотни людей. Он прекрасно помнил послужные списки и биографии своих подчиненных. Конечно, это импонировало военным. За Не Вином негласно закрепилось прозвище - "старик", хотя ему едва перевалило за сорок9.

К лету 1954 г. гоминьдановские войска были практически разгромлены. Утихла гражданская война. С 1952 г. стал осуществляться амбициозный 8-летний план развития страны, получивший название "Пидота" - "Государство благоденствия". Он ставил целью к началу 60-х годов обеспечить каждую семью домом, машиной и радиоприемником. Казалось, что Бирма будет успешно развиваться. Однако этого не произошло. Вскоре выяснилось, что план Пидота не реалистичен. Жизненный уровень народа не улучшался. В правящей АЛНС нарастали центробежные тенденции. В июне 1958 г. она раскололась на Чистую лигу и Стабильную лигу. Первую возглавил У Ну, а вторую - социалисты У Ба Све и У Чжо Ньейн. Руководящие деятели кабинета были поглощены франкционной борьбой, работа правительства на несколько месяцев оказалась парализованной. И опять Не Вину советовали взять власть, но он предпочел и на этот раз сохранить нейтралитет. Тем более, что У Ну сам предложил Не Вину возглавить переходное правительство для наведения порядка и подготовки условий для проведения честных парламентских выборов. Предполагалось, что для этого будет достаточно 6 месяцев. Однако переходное правительство во главе с Не Вином находилось у власти с октября 1958 по апрель 1960 года. За это время сменилось два состава кабинета. В первом, кроме Не Вина, занимавшего также пост министра обороны, были только гражданские деятели из числа юристов и ученых, во второй вошли двое военных. Тем не менее, не будет ошибкой сказать, что страной правила именно армия, ибо во все департаменты назначались старшие офицеры-кураторы, без согласования с которыми не принималось ни одно решение. На местах создавались состоящие из военных советы безопасности. Армия напрямую вовлекалась в экономическую деятельность. Была проведена чистка госаппарата от коррумпированных чиновников. Различные исследователи сходятся в том, что в 1958 - 1960 годах удалось достичь некоторого успеха в борьбе с коррупцией, в восстановлении законности и порядка, увеличении экономического роста10. С другой стороны, общественность начала тяготиться всесилием военных, командными методами управления.

На состоявшихся в феврале 1960 г. парламентских выборах убедительную победу одержала руководимая У Ну Союзная партия - преемница Чистой лиги. Социалистическая партия потерпела поражение не в последнюю очередь потому, что в своей пропаганде использовала тезис о поддержке ее армией. Избиратели предпочли У Ну, всегда заявлявшего о приверженности принципам парламентской демократии. После 18-месячного периода жесткого правления Не Вина в Бирме вновь установилась парламентская демократия. Центральный сквер столицы был даже превращен в местный Гайд-парк, где любой оратор мог взобраться на ящик и сказать всё, что ему вздумается. Достигнутая относительная стабильность оказалась эфемерной. Политическая грызня возобновилась с новой силой, в том числе в рядах Союзной партии. Обострилась проблема сепаратизма. Согласно Конституции 1947 г. двум национальным государствам - Шанскому и Каренни - предоставлялось по истечении 10-летнего периода право на выход из Союза. На состоявшейся в июне 1961 г. конференции представителей национальных меньшинств звучали голоса о необходимости воспользоваться этим правом. У Ну, чтобы упрочить свои позиции во все большей степени стал апеллировать к буддизму, который в августе был провозглашен официальной религией Бирмы. Это еще больше усложнило обстановку. Малые народы, среди которых много христиан, а также проживающие в стране мусульмане негативно отнеслись к этому акту, видя в нем угрозу своим правам. В конце февраля 1962 г. в Рангуне собрались на совещание лидеры национальных автономий. Они потребовали от правительства предоставления им больших полномочий. В одном из своих выступлений У Ну заявил, что перед страной стоит 16 тысяч проблем и потребуется, по крайней мере, 20 лет для их решения. Но заниматься этими проблемами предстояло уже не У Ну, а другим людям.

Вечером 1 марта 1962 г. главнокомандующий бирманской армии генерал Не Вин присутствовал на концерте балетной труппы из КНР. После представления он поднялся на сцену, пожал руки артистам и покинул театр. А к полуночи войска стали занимать стратегические объекты Рангуна. Рано утром У Ну, другие члены кабинета, лидеры национальных меньшинств были арестованы. Так, под предлогом предотвращения распада союзного государства и необходимости обеспечения стабильности 2 марта 1962 г. под руководством Не Вина был совершен военный переворот, который страна восприняла спокойно. Какого-либо сопротивления военным оказано не было. В тот же день Не Вин выступил по радио с обращением к гражданам Бирманского Союза, в котором сообщил, что "Вооруженные силы Союза в связи с серьезным ухудшением обстановки в стране приняли на себя ответственность за поддержание порядка и безопасности". Прекратила действие Конституция 1947 г., был распущен парламент. Вся полнота власти сосредоточилась в новых органах: Революционном совете и Революционном правительстве. Не Вин становится председателем Ревсовета и премьер-министром. На первых порах многие в Бирме думали, что кардинальных изменений в стране не произойдет, и военные пришли к власти на короткое время, как это было в 1958 - 1960 годах. Но уже довольно скоро политики осознали, что армия к власти пришла всерьез и надолго. 30 апреля 1962 г. Ревсовет обнародовал политическую декларацию "Бирманский путь к социализму", содержавшую программу перехода страны к социализму11. У Ну тоже говорил о социализме, правда, буддийском. Теперь же речь шла об общественном устройстве, похожем на системы, существовавшие в КНР, СССР, других социалистических государствах. Заявлялось о том, что предприятия должны находиться в общем владении, а авангардом и стражем социалистического демократического государства являются, главным образом, рабочие и крестьяне. Констатировалось, что достижение социализма через существовавшую форму парламентской демократии невозможно. 4 июля 1962 г. образовывается Партия бирманской социалистической программы (ПБСП). Первоначально это была узкая кадровая организация, включавшая только членов Ревсовета. Однако в будущем ей отводилась роль политической партии, которая охватывала бы всю нацию. Однако планы военных покончить с многопартийной демократией и взять общественную жизнь под жесткий контроль натолкнулись на сопротивление. 6 июля начались студенческие волнения. Не Вин распорядился применить оружие против демонстрантов. Пролилась кровь. Десятки студентов были убиты и ранены. Территорию университета, пользовавшегося автономией, занимает полиция. На стенах здания студенческого союза Рангунского университета обнаруживают листовки и плакаты, содержащие критику в адрес Не Вина12. Здание студсоюза, являвшееся с 1928 г. символом студенческой свободы и активности, полностью сносится. Генералитет недвусмысленно продемонстрировал, что не потерпит какого-либо явного противодействия политике Ревсовета. Повторившиеся в ноябре следующего года студенческие выступления также были пресечены, а университет закрыт на некоторое время.

С начала 1963 г. Ревсовет приступил к национализации частной собственности, прежде всего принадлежавшей иностранному капиталу. 1 января была национализирована иностранная доля капитала в смешанной нефтяной компании "Бирма Ойл", 49% акций которой принадлежало англичанам, в результате чего вся нефтяная промышленность перешла в руки государства. 15 февраля Не Вин заявил, что "частный сектор несовместим с нашими целями". Вскоре национализации подверглись все банки страны. Не Вин, памятуя о фракционности и политических расколах периода парламентской демократии, залог успеха своей политики видел в единстве Ревсовета. Костяк его составили деятели, тесно связанные с председателем. Ведущие члены Ревсовета - Аун Чжи, Тин Пе и Чжо Со служили в 4-м батальоне. Недаром совет называли правительством Четвертого батальона. Тем не менее, это не спасло от возникновения противоречий внутри правящей верхушки. Правая рука Не Вина, генерал Аун Чжи предостерегал от поспешных шагов по национализации частной собственности. С другой стороны, в Ревсовет входили и последователи марксизма, такие, как Ба Ньейн, взявшие на себя роль теоретиков. Аун Чжи возглавлял влиятельную Корпорацию экономического развития, представлявшую собой мощную финансово-коммерческую структуру, которая действовала под эгидой вооруженных сил. Уже во второй половине 1962 г. в Бирме распространялись слухи о болезни генерала Не Вина, о том, что власть перейдет к бригадному генералу Аун Чжи, противнику, как считалось, кардинальных перемен13.

К концу 1963 г. верх в Ревсовете взяли сторонники "кавалерийской атаки" на капитал. Если в начале года основной упор в национализации был сделан на передачу государству иностранной собственности, то теперь правительство перешло к национализации и бирманских предприятий. Национализации подверглась Корпорация экономического развития, а также торговые заведения Института вооруженных сил. Ликвидация Корпорации была тесно связана с разгромом внутриармейской оппозиции политике правительства. Неформальный лидер оппозиции Аун Чжи увольняется из армии с запрещением жить в Рангуне и заниматься политической деятельностью. В этом факте наглядно проявились методы политической борьбы Не Вина. К людям, даже бывшими его ближайшими соратниками, но проявившими несогласие в том или ином вопросе, Не Вин относился беспощадно, избавлялся от них без колебаний. В этой связи можно вспомнить соперничество в 50-е годы между Не Вином и генералом Чжо Зо, одним из "30 товарищей". Чжо Зо успешно проявил себя в борьбе с гоминьдановцами. Однако в 1957 г. без всяких доказательств его обвинили в пособничестве коммунистам, уволили из армии, а затем арестовали. Заслуги Чжо Зо в антигоминьдановских операциях замалчивались, а роль Не Вина, наоборот, выпячивалась14. Позже опальный генерал присоединился к коммунистам-повстанцам. В начале 1964 г. из Ревсовета был выведен сторонник Аун Чжи, министр развития и торговли полковник Чит Мьяин. В том же году государство осуществило национализацию внешней и внутренней торговли, провело "демонетизацию" - изъятие из обращения крупных купюр, владельцам возвращалась лишь часть их номинала. За 1963 - 1966 гг. национализации подверглись все крупные компании иностранного и национального частного капитала, рудники, многие предприятия обрабатывающей промышленности, транспортные агентства, страховые компании, типографии, газеты, школы, больницы, кинотеатры и даже магазины и лавки15. Результатом явилась значительная дезорганизация хозяйственной жизни, замедление темпов экономического роста.

Скорее всего, в подобном стремительном натиске на частный капитал прагматичный Не Вин руководствовался в первую очередь не идеологическими соображениями, а желанием подорвать влияние иностранного капитала, бирманизировать экономику, находившуюся до этого под контролем английского, индийского и китайского капитала. В действиях Не Вина явно преобладали националистические мотивы. Важно также было выбить из-под оппозиции экономическую базу. Прямое или опосредованное огосударствление экономики, формирование значительного госсектора создали важную опору режима Не Вина. Взятие под государственный контроль экономики сопровождалось ужесточением в политической сфере. В соответствии с законом "О защите национальной солидарности" с 28 марта 1964 г. все политические партии, кроме ПБСП, распускались. Лидеры правых социалистов У Ба Све и У Чжо Ньейн подверглись аресту. Так было покончено с многопартийностью. Ревсовет во главе с Не Вином предпринял ряд действий по прекращению повстанческого движения и достижению национального единства. 1 апреля 1963 г. была объявлена амнистия, распространявшаяся на всех участников подпольных вооруженных организаций при условии сдачи ими оружия до 1 июля. В Рангуне состоялись переговоры с руководителями различных повстанческих движений. Проходили они в весьма непростой обстановке. Переговоры закончились безрезультатно, и не только с компартией "Красного флага", но и другими повстанческими организациями16. За их провал свою долю ответственности несли обе стороны. Подпольщики демонстрировали неуступчивость, отрыв от реальности, а правительство - чрезмерную жесткость. Фактически Не Вин требовал, чтобы примирение состоялось на его условиях, он не гарантировал находившимся в джунглях повстанцам право вести в будущем политическую деятельность в рамках закона. Подтверждением того, что руководитель Ревсовета не хотел допустить какого-либо плюрализма явились и итоги работы созданного в 1968 г. Консультативного совета по вопросам внутреннего единства, в котором участвовали политические деятели различного толка, включая экс-премьера У Ну. Не Вин прислушивался только к тем политикам, которые поддерживали действия его правительства и игнорировал призывы вернуться к методам парламентской демократии.

Ко второй половине 60-х годов положение Ревсовета стало достаточно прочным, поэтому призывы У Ну вернуть ему власть, созвать старый парламент и сместить Не Вина с поста председателя Ревсовета, предложив взамен церемониальную должность президента государства, повисли в воздухе. У Ну и Не Вин олицетворяли разные пути развития Бирмы. Если первый премьер-министр независимой Бирмы был сторонником парламентской демократии, то генерал предпочитал авторитарные методы руководства, считал их наиболее подходящими для бирманских условий. Противоборство двух лидеров длилось несколько десятилетий. В 1969 г. власти разрешают У Ну выехать в Индию для лечения и паломничества к святыням буддизма. За границей он пытается организовать широкую коалицию для борьбы с режимом Не Вина: создает на территории Таиланда Партию парламентской демократии, пытается наладить сотрудничество с сепаратистскими движениями горных народов. Однако действия У Ну в целом не получили серьезной поддержки у населения Бирмы и вскоре сошли на нет, а сам он поселился в Индии и отошел от активного участия в политике.

Куда большую опасность для режима Не Вина представляла в 60-е годы КПБ, взявшая на вооружение лозунги китайской "культурной революции" и получившая поддержку от Пекина. Правительственным войскам удалось разгромить основные силы коммунистов. В апреле 1968 г. погибает популярный начальник штаба народной армии КПБ Бо Зея, один из "30 товарищей". В борьбе с повстанцами Не Вин активно использует спецслужбы. Так, 24 сентября 1968 г. телохранителем, который, как утверждают некоторые исследователи, являлся агентом Рангуна, был убит председатель КПБ Такин Тан Тун, один из лидеров национально-освободительного движения. В выступлении по этому поводу генерал Не Вин сказал: "Некоторые могут утверждать, что я испытываю радость, услышав о ликвидации врага. Но я знаю и верю, что определенная часть коммунистов является истинными патриотами. Смерть каждого из них - утрата для страны"17. В этих словах, как представляется, слышится не только лицемерие, но и искреннее уважение к поверженному противнику. Будучи беспощадным к оппонентам, Не Вин, по возможности, старался ограничиться их политическим, а не физическим уничтожением, в чем проявлялось влияние буддизма. В конце 1970 г. был захвачен в плен Такин Со, вождь компартии "Красного флага". Его судили и вынесли смертный приговор, который, однако, так никогда и не был приведен в исполнение. Не Вину приходилось действовать в глубоко религиозном буддийском обществе. Ревсовет отменил принятый при У Ну закон, провозгласивший буддизм официальной религией, и взял курс на неиспользование религии в политических целях. Однако философия ПБСП "Система взаимоотношений человека и окружающей его среды" оказалась пронизанной буддийскими понятиями и представлениями. Сам Не Вин постоянно подчеркивал свою приверженность буддизму. Никаких гонений на религию при его правлении не было. Другое дело, что правительство Не Вина стремилось взять под полный контроль весьма влиятельную и многочисленную монашескую общину - сангху. Всем ее членам вменялось в обязанность пройти регистрацию и получить удостоверение личности. В марте 1965 г. прошел организованный правительством Синод всех организаций сангхи, принадлежавших к различным сектам. Не Вин, памятуя о негативных последствиях в прошлом для страны политической, социальной и религиозной борьбы, призвал к идее единства, которая приняла гипертрофированные формы. Государство стремилось как можно более жестко контролировать экономику. Утверждение однопартийной системы завершилось в июне - июле 1971 г. проведением I съезда ПБСП, превращавшейся в массовую партию. Под ее эгидой действовали так называемые классовые и массовые организации: рабочих, крестьян, молодежи, кооператоров, ветеранов, литераторов и т. д.

С начала 70-х годов Не Вин приступил к мероприятиям по приданию своему военному режиму конституционного фасада. Начинается выработка проекта нового Основного Закона. В апреле 1972 г. 20 ведущих военных деятелей Бирмы, занимавшие высшие посты в Ревсовете, правительстве и ЦК ПБСП, оставили службу в армии. Генерал Не Вин также уходит в отставку. С тех пор его стали называть на гражданский манер - У Не Вин, то есть господин, а не генерал Не Вин. 3 января 1974 г. вводится в действие новый Основной Закон. Страна получает официальное название - Социалистическая Республика Бирманский Союз (СРБС). Вскоре состоялись первые после 1960 г. всеобщие выборы в Народное собрание - парламент и народные советы различных уровней. 2 марта 1974 г. на первом заседании Народного собрания Ревсовет передал ему всю полноту власти и на этом прекратил существование. У Не Вин избирается Председателем Государственного совета и одновременно становится Президентом СРБС. Он сохраняет за собой также пост Председателя ПБСП, которая конституционно провозглашена единственной политической партией, руководящей государством.

Формально режим из военного трансформировался в гражданский. По существу же у власти остались те же самые лица во главе с Не Вином. Они только сменили военные мундиры на гражданскую одежду, в ее бирманском варианте она представляла собой длинную широкую юбку - лоунчжи, белую рубашку без воротничка и атласную куртку. На торжественных мероприятиях национальный костюм дополнялся желтой или розовой шапочкой. Внешний облик Не Вина сильно изменился. Однако, любопытно, что бирманцы по-прежнему продолжали называть его генералом. Для всех было ясно, что именно армия осталась ведущей силой и в государстве и в партии. Переход к гражданскому по форме правлению совпал с ростом социальной напряженности в стране. Мозаичное бирманское общество сопротивлялось огосударствлению, введению однообразия в политическую и общественную жизнь. Недовольство режимом Не Вина подогревалось ухудшением экономического положения трудящихся из-за неэффективного функционирования огосударствленной экономики. В апреле-июне 1974 г. произошли стихийные волнения и забастовки рабочих. В Рангуне имели место столкновения бастующих с полицией и армией, которые применили оружие. Имелись убитые и раненые. В декабре 1974 г. во время похорон бывшего генерального секретаря ООН У Тана вспыхнули массовые студенческие волнения, имевшие антиправительственный характер. У Тан был близким к У Ну человеком. Правительство Не Вина не хотело устраивать государственные похороны, что и послужило поводом к выступлениям студентов. И на этот раз войска и полиция получили приказ применить оружие против недовольных. Снова имелись убитые и раненые. В столичной области почти на два года было введено военное положение. На продолжительный срок закрывались высшие учебные заведения. Производились массовые аресты. Несмотря на репрессии, антиправительственные выступления происходили и в 1975, и в 1976 годах.

Обострились противоречия среди правящей верхушки. Не Вин наводил порядок жесткой рукой, не колеблясь расставался с близкими соратниками, заподозренными в нелояльности. Снимается с постов министра обороны и начальника штаба армии генерал Тин У, считавшийся доверенным лицом Не Вина. Летом 1976 г. его обвинили в причастности к планам организации государственного переворота, так называемому заговору капитанов. Заговор был подавлен в зародыше. Тем не менее, распространение антиправительственных настроений на армию - ядро и опору режима, сильно обеспокоило Не Вина, заставило предпринять срочные меры по корректировке политического курса. В течение года были проведены три съезда правящей партии. Состоявшийся в конце февраля - начале марта 1977 г. III съезд ПБСП принял особенно важные решения. Здравый смысл в конце концов взял верх: руководство прекратило форсировать огосударствление экономики и заявило о целесообразности расширения деятельности частного сектора. Наметилась линия на отказ от автаркии. Съезд высказался за активное привлечение иностранной помощи и создание смешанных предприятий с участием иностранного капитала. Разумеется, не обошлось и без кадровых перетрясок. Почти наполовину обновляется состав ЦК партии, из которой исключается ряд видных деятелей, в том числе и премьер-министр У Сейн Вин. Предпринятые меры стабилизировали внутриполитическую обстановку. Благодаря привлечению иностранного капитала и некоторой либерализации подходов к частному сектору ускорилось экономическое развитие.

К началу 80-х годов режиму Не Вина удалось взять под прочный контроль буддийскую сангху. В мае 1980 г. в Рангуне в торжественной обстановке состоялся первый Всебирманский буддийский собор. Он принял решения о создании единой организационной структуры сангхи под эгидой государства, об обязательной регистрации ее членов. В образе действий Не Вина все отчетливее стали проявляться черты традиционного буддийского правителя, главная задача которого состоит в покровительстве религии, ее укреплении и распространении. В ознаменование успешного завершения Собора начинается строительство величественного буддийского храма Маха Визайя - Великая победа. В народе за ним закрепляется название Невиновского. 28 мая 1980 г. Не Вин подписал указ об амнистии. Под амнистию подпадали повстанцы, вообще политические противники режима. За 3 месяца из подполья вернулись более 2 тыс. человек, из тюрем было освобождено более 5 тысяч заключенных. Важное символическое значение имело возвращение в Рангун из долголетней эмиграции бывшего премьер-министра У Ну, а также одного из ведущих министров в его кабинете Бо Хму Ауна, некоторых других видных в прошлом политиков. Таким образом, они как бы подтверждали свою капитуляцию перед Не Вином. Из тюрьмы был освобожден бывший министр обороны Тин У, арестованный в 1976 году. Что касается самых массовых на то время подпольных организаций Бирмы - КПБ, каренских и качинских повстанцев, то они отвергли амнистию. На пути национального примирения Не Вин сделал еще один символический жест. Одновременно с амнистией был принят указ об учреждении звания "Гордость страны", которое стали присуждать активным участником борьбы за независимость. Обладатель звания получал право на персональную пенсию и льготы. Звания "Гордость страны" были присвоены У Не Вину, его заместителю У Сан Ю, другим высшим руководителям государства, а также деятелям как правого, так и левого направления, уже отошедшим от политики, в том числе У Ну, У Ба Све, У Чжо Ньейну, Такину Лвину и другим18.

Одновременно с процессом политического примирения усиливаются националистические тенденции в деятельности Не Вина. Национализм с элементами ксенофобии всегда играл исключительно важную роль в мотивации поступков и решений правителя Бирмы. Его убеждения, политические взгляды сложились в годы борьбы за национальную независимость против англичан и японцев. Вся последующая деятельность Не Вина как политика и военного имела целью ослабление, а по возможности полное искоренение иностранного влияния на политику и экономику страны. Достаточно вспомнить национализацию собственности иностранцев в первой половине 60-х годов или же пресечение попыток распространить в Бирме идеи "культурной революции". Апелляция к национальным чувствам помогала укреплять внутреннее единство, отвлекать внимание населения от социально-экономических трудностей. 1982 г. принимается Закон о гражданстве, закрепляющий приоритеты коренных жителей над лицами иностранного происхождения, прежде всего выходцами из Индостана. Не Вин объясняет это тем, что "лицам иностранного происхождения нельзя доверять решение судьбоносных для страны вопросов", так как они "могут предать"19.

Еще будучи главой переходного военного правительства, в 1959 г. Не Вин подписал Договор о дружбе и ненападении с КНР, активно участвовал в подготовке китайско-бирманского Договора о границе. После военного переворота 1962 г. внешняя политика Бирмы направлялась лично Не Вином. Хотя в Заявлении Ревсовета о внешней политике от 2 марта 1962 г. декларировалась приверженность новой администрации проводившейся после достижения Бирмой независимости "политике позитивного нейтралитета", во внешнеполитическом курсе Рангуна произошли существенные изменения. Если внешняя политика У Ну отличалась открытостью, динамизмом (достаточно сказать, что он был одним из основателей Движения неприсоединения), то с приходом к власти Ревсовета активность Рангуна на международной арене значительно снизилась. С 1962 по 1964 г. Не Вин совершил единственный государственный визит за рубеж - в соседний Таиланд (декабрь 1962 г.). Он не принял участия в работе III конференции Движения неприсоединения в Каире. Не Вин стремился свести внешнее влияние к минимуму, обеспечив тем самым внутриполитическую стабильность. Традиционную для Бирмы концепцию нейтрализма и неприсоединения бирманские руководители в те годы стали толковать как "строгий нейтрализм и неприсоединение", что на практике вело к нарастанию изоляционистских тенденций. Не следует забывать, что обстановка в регионе в тот момент была исключительно взрывоопасной. В КНР разворачивалась "культурная революция", грозящая выплеснуться и на территорию Бирмы - бирманские коммунисты следовали маоистским курсом. Эскалация войны в Индокитае также крайне беспокоила Не Вина. По свидетельству тогдашнего Генерального секретаря ООН бирманца У Тана, именно Не Вин, как никто другой из руководителей государств мира, призывал его сделать все возможное для урегулирования вьетнамской проблемы20. Острые индийско-пакистанские противоречия также привели к войне. На региональную напряженность накладывалась атмосфера "холодной войны", раздел мира на два противостоящих блока, возглавляемых сверхдержавами - СССР и США. И мировые, и региональные центры сил пытались упрочить свое влияние в Бирме. В этих условиях Не Вин посчитал благом для страны самоизоляцию, превращение ее в своеобразную улитку, ушедшую в раковину. Бирма уклонялась от участия в каких-либо блоках или группировках государств, держалась в стороне от спорных вопросов. Ряд лет в страну был запрещен въезд туристам и иностранным журналистам. Но Рангун не свернул полностью связи с внешним миром.

Во внешней политике Не Вина выделяются разные периоды. Со второй половины 60-х годов бирманский руководитель стал намного чаще выезжать за рубеж, принимать в Рангуне лидеров других государств. Приоритетное внимание уделялось северному соседу - Китаю. Не Вин поддерживал дружеские отношения со многими китайскими лидерами: Мао Цзэдуном, Чжоу Эньлаем, Дэн Сяопином. С 1962 по 1980 г. он шесть раз посетил КНР, больше, чем какую-либо другую страну. В 1966 - 1967 гг. бирмано-китайские отношения подверглись тяжелому испытанию из-за попыток Пекина перенести в соседнюю страну "культурную революцию". В Рангуне имели место ожесточенные столкновения между местными китайцами и бирманцами. Власти, видя за беспорядками руку Пекина, действовали жестко: был отозван бирманский посол из КНР, выдворены из страны китайские специалисты. Разумеется, китайцы в долгу не остались. Рангун, продемонстрировав решимость защитить свой суверенитет, вскоре благоразумно стал прилагать усилия для нормализации двусторонних связей, что и удалось сделать к началу 70-х годов. Не Вин прекрасно понимал, что вражда с Китаем самоубийственна для Бирмы. Он настойчиво добивался от Пекина прекращения поддержки КПБ и других повстанцев. В стремлении умиротворить китайские власти Не Вину иногда приходилось совершать весьма неоднозначные поступки. Именно так следует расценить его неожиданный визит в ноябре 1977 г. в Камбоджу и переговоры с главарями "красных кхмеров". Это был первый визит иностранного лидера в Пном Пень после прихода к власти полпотовцев, поддерживаемых Пекином. Характерно, что в начале следующего года Рангун посетил Дэн Сяопин.

Сенсационным явился для мирового сообщества и выход Бирмы из рядов Движения неприсоединения в сентябре 1979 г. на VI конференции Движения неприсоединения в Гаване. Ясно, что это решение было принято лично Не Вином. Одной из причин такого решения Бирмы было стремление ее руководства закрепить за страной особый статус в системе международных отношений. По всей видимости, Не Вин исходил из того, что такой статус наилучшим образом гарантирует Бирме безопасность и неприкосновенность в условиях соперничества между различными силами как в мире, так и в регионе, не будет давать никаких оснований для вмешательства в ее внутренние дела. Этот шаг освободил Рангун от необходимости занимать конкретную позицию по тому или иному спорному вопросу, что дало возможность как бы поставить себя вне борьбы между различными течениями Движения неприсоединения. Сказались также элементы волюнтаризма и эксцентричности, нараставшие в действиях Не Вина. К тому, чтобы хлопнуть дверью, его подтолкнуло прохладное отношение лидеров Движения к непродуманному бирманскому предложению распустить Движение, находившееся в состоянии раскола, затем выработать проект его нового Устава и т. д.21. Покинув ряды Движения, Бирма самоизолировала себя от авторитетного форума развивающихся государств. Рангун вернулся в Движение неприсоединения только в сентябре 1991 года.

Своеобразно повел себя Не Вин и в 1984 г., когда трагически оборвалась жизнь премьер-министра Индии И. Ганди. У многих людей, особенно в Индии, вызвал недоумение тот факт, что Бирма не направила официальную делегацию для участия в похоронах И. Ганди, как это сделали многие страны мира. Как бы спохватившись, Не Вин вскоре лично отправляется в Дели, чтобы засвидетельствовать свои соболезнования новому премьер-министру Индии Р. Ганди. После ухода в отставку с поста президента в 1981 г. он практически не выезжал за рубеж. Поездка Не Вина явилась первым визитом в Индию высокопоставленного иностранного деятеля после гибели И. Ганди. Любопытно, что Р. Ганди нанес официальный визит в Рангун в декабре 1987 г., незадолго до бурных событий, повлекших отставку Не Вина и с поста председателя правящей партии. Индийский премьер стал последним иностранным лидером, с которым Не Вин встречался в качестве партийного лидера. Неожиданно съездив в Дели в ноябре 1984 г., Не Вин в следующем году впервые отправился в Пекин в качестве Председателя ПБСП.

Подобная сбалансированность была характерна и для других внешнеполитических действий Не Вина, особенно в том, что касалось сотрудничества со сверхдержавами - СССР и США. В феврале 1960 г. по приглашению Не Вина, который в то время возглавлял временное военное правительство, Бирму посетил Н. С. Хрущев. В ходе переговоров двух лидеров была отмечена общность позиций по ряду важнейших международных вопросов. В принятом по окончании визита совместном советско-бирманском коммюнике подчеркивалось, что отношения между Советским Союзом и Бирманским Союзом развиваются на основе принципов мирного сосуществования и дружественного сотрудничества22. Генерал Не Вин и Н. С. Хрущев установили личные доверительные контакты. Весной 1961 г. Не Вин, который к тому времени уже не был главой правительства, а занимал пост главнокомандующего вооруженными силами, по личному приглашению Н. С. Хрущева находился в СССР с 30 марта по 22 апреля. Помимо Москвы, Не Вин побывал в Ленинграде, Киеве, Сочи, Ташкенте, Волгограде. Его пребывание в Советском Союзе совпало с первым полетом человека в космос. Глава бирманской делегации дал высокую оценку этому событию, а также советским достижениям в научно-технической области в целом. Прорыв СССР в космос, а также успешная индустриализация КНР послужили важными аргументами в пользу выбора Не Вином социалистической ориентации для Бирмы. Социализм в мире в то время был на подъеме, выступал в качестве привлекательного образца для стран, освободившихся от колониальной зависимости. Первым визитом из СССР в Рангун после прихода к власти Ревсовета стала поездка в апреле 1963 г. министра обороны Советского Союза маршала Р. Я. Малиновского. В сентябре 1965 г. Не Вин вновь посетил Советский Союз. Он вел переговоры с Л. И. Брежневым, А. И. Микояном и А. Н. Косыгиным. Советские руководители называли Не Вина "давним другом Советского Союза", высказывались за дальнейшее укрепление дружбы с бирманским народом23. Гость, в свою очередь, также высказывал заинтересованность в развитии двустороннего сотрудничества. За время полуторанедельного пребывания в СССР Не Вин посетил Запорожье, Ростов-на-Дону, Тбилиси. Но, как оказалось, это был последний визит Не Вина в СССР. Не состоялся и ответный визит в Бирму советских руководителей, не считая кратковременного пребывания в Рангуне в 1971 г. проездом в ДРВ Н. В. Подгорного. Несмотря на определенную идеологическую близость и многие заимствования невиновским режимом из советского опыта, советско-бирманские отношения никогда не характеризовались близостью. Не Вин сделал упор на бирманскую составляющую своего социализма и уклонялся от тесных связей, особенно в сфере идеологии, с любой страной. Объяснялось это как внутри-, так и внешнеполитическими соображениями. Опора на самобытность, на собственные силы затрудняла образование внутри правящей элиты, допустим, "промосковской" или "про-пекинской" группировок, обеспечивала единство действий во властной сфере. Кроме того, Не Вин, по всей видимости, не мог забыть то обстоятельство, что в конце 40-х - начале 50-х годов СССР делал ставку на приход к власти в Бирме Коммунистической партии, против которой генерал вел ожесточенную борьбу на протяжении десятилетий. Последующие дружеские жесты со стороны советских лидеров так и не смогли до конца развеять недоверие Не Вина.

Посетив Москву в 1965 году, через год Не Вин, как и следовало ожидать, отправился в Вашингтон для переговоров с президентом США Л. Джонсоном. Несмотря на все старания, Рангуну не всегда удавалось оставаться в стороне от международных противоречий. 9 октября 1983 г. в Рангуне во время визита президента Южной Кореи Ч он Ду Хвана был осуществлен террористический акт. Погиб 21 человек, включая четырех министров, сопровождавших корейского президента. В результате расследования выяснилась причастность к теракту Пхеньяна. Не Вин пришел в бешенство. Надо отметить, что с КНДР Бирмой поддерживались особые отношения. Трудовая партия Кореи являлась одной из очень немногих политических зарубежных организаций, с которой ПБСП имела контакты. В 1977 г. Не Вин нанес успешный визит в Пхеньян и провел переговоры с Ким Ир Сеном. Все это не помешало бирманскому лидеру крайне жестко прореагировать на террористический акт. Правительство Бирмы не только разорвало дипломатические отношения с Северной Кореей, но и отказалось от признания КНДР24.

В период правления Не Вина Бирму называли страной-отшельницей, самоизолировавшейся от всего мира, застывшей в развитии. В то же время она избежала вовлечения в региональные военные конфликты, сохранила территориальную целостность в условиях гражданской войны и сепаратистского движения на окраинах. Созданный Не Вином режим личной власти к концу 70-х - началу 80-х годов настолько укрепился, что правитель решил отказаться от официальных постов, оставаясь чисто харизматическим лидером. К тому же ему исполнилось 70 лет, возникли проблемы со здоровьем. Перед всеобщими парламентскими выборами 1981 г. У Не Вин заявил, что не будет в них участвовать, так как уйдет с постов президента и председателя Государственного совета. После выборов президентом становится У Сан Ю, давний сподвижник Не Вина, служивший под его началом в 4-ом батальоне. Уйдя с государственных постов, Не Вин сохраняет за собой только должность председателя ПБСП, на чем "настояли" его соратники. Однако ни у кого в Бирме не возникло сомнений, что именно от "старика", как стали называть Не Вина сначала в армии, а потом и в стране, зависят все мало-мальские важные решения. Особенно внимательно престарелый лидер следил за соотношением сил в правящей верхушке, пресекая чрезмерное усиление того или иного деятеля, могущего нарушить властный баланс.

Политическая жизнь в Бирме в конце 70-х - начале 80-х годов отличалась монотонностью и статичностью. Однако время от времени подспудные противоречия выходили на поверхность. Для постороннего наблюдателя подобные встряски всегда являлись полной неожиданностью. В середине 1983 г. потерял доверие Не Вина бригадный генерал в отставке Тин У, ранее возглавлявший всесильные разведывательные службы. Он был отстранен от должности заместителя Генерального секретаря ЦК ПБСП и выведен из состава Госсовета, а вскоре обвинен в коррупции и приговорен к пяти годам тюремного заключения25. За злоупотребления служебным положением был отдан под суд также близкий к Тин У министр внутренних дел и по делам религий полковник Бо Ни. Опале подверглись и некоторые другие высокопоставленные лица, связанные с Тин У. По всей видимости, обвинения в коррупции представляли собой только повод для устранения чрезмерно возвысившегося отставного генерала и его окружения. Не Вин вновь показал себя мастером закулисных интриг. Он окружил себя безоговорочно преданными людьми. Место поверженного Тин У занял отставной генерал Сейн Лвин, служивший под началом Не Вина в знаменитом 4-ом батальоне. Для политической тактики Не Вина характерным было иметь около себя неформального заместителя, своего рода "серого кардинала". Положение этого человека при гигантских полномочиях отличалось шаткостью. В любой момент он мог оказаться в опале, а то и в тюрьме, как это произошло с Аун Джи и Тин У. К середине 80-х годов политическая система, насаждавшаяся Не Вином, по формальным признакам достигла расцвета. Число членов и кандидатов в члены партии превышало 2,5 миллиона. В рядах действовавших под руководством ПБСП Крестьянской организации состояло около 8 млн. человек, Рабочей и Молодежной организаций - по 2 миллиона. В действительности же это был не расцвет, а своеобразное окостенение. Количество не переходило в качество. Бюрократизм душил все проявления инициативы. Разрасталась коррупция. Не получала импульсов к развитию, стагнировала экономика. В 1987 г. Бирма попала в ооновский список наименее развитых государств мира с годовым доходом на душу населения около 200 долларов США. Нельзя сказать, что правящая элита во главе с Не Вином не осознавала тупиковость ситуации. В выступлении 10 августа 1987 г. по телевидению Не Вин признал некоторые ошибки в деятельности ПБСП, заявил о необходимости конституционных изменений, чтобы "идти в ногу со временем".

Справедливости ради необходимо отметить и некоторые достижения режима ПБСП, прежде всего в социальной сфере. Было бы неправильным расценивать четвертьвековое правление Не Вина как только регресс. Так, производство электроэнергии за этот период увеличилось в два с половиной раза, использование минеральных удобрений удвоилось. Если в 1963 г. количество грамотных на каждую сотню населения составляло 57, то в 1985 г. - 81 человек. Средняя продолжительность жизни бирманцев возросла с 45 лет до 61 года26. Однако в целом бирманская экономика стагнировала. Отставание особенно бросалось в глаза на фоне бурного развития соседних стран, в частности, Таиланда.

В условиях углублявшегося экономического кризиса правительство вынуждено было пойти на либерализацию экономической жизни, начав с ведущей отрасли - сельского хозяйства. С 1 сентября 1987 г. снимается государственный контроль над торговлей рисом и рядом других сельхозкультур. Бирма - страна крестьянская. В сельском хозяйстве занято более 65% работающих, производится около 40% ВВП. Хотя после 1962 г. Не Вину хватило благоразумия не проводить коллективизацию в деревне, крестьянство находилось под жестким государственным контролем, страдало от своеобразной продразверстки: необходимости продавать государству урожай по очень низким ценам. В октябре 1987 г. принимается поправка к Закону о правах частных предприятий, в соответствии с которой право заниматься частным бизнесом предоставлялось всем желающим. Одновременно с шагами в сторону рыночных преобразований правительство прибегало к явно волюнтаристским мерам, объяснявшимся необходимостью обуздать черный рынок: изъятию из обращения банкнот крупного достоинства без всякой компенсации их владельцам. Эта акция послужила детонатором студенческих волнений, которые летом 1988 г. переросли в мощное стихийное движение под лозунгами демократизации.

Обанкротившийся режим Не Вина предпринимал отчаянные попытки остаться на плаву. Силовое подавление недовольства сочеталось с маневрированием, попытками произвести перемены. Так, на чрезвычайном съезде ПБСП в июле 1988 г. была выдвинута программа преобразований в экономике, предусматривавшая значительную децентрализацию экономической жизни, активное вовлечение в этот процесс частных предпринимателей, создание предприятий с участием иностранного капитала27. Но беда в том, что эта программа была предложена слишком поздно, в условиях, когда ПБСП полностью потеряла доверие народа. Не успокоило страсти и предложение Не Вина провести общенациональный референдум с целью выяснить мнение народа о целесообразности сохранения однопартийной системы. Скорее, наоборот. Трудно сказать, насколько искренним было подобное заявление. Съезд ПБСП отклонил предложение о проведении референдума. В создавшихся условиях 23 июля 1988 г. Не Вин уходит в отставку с поста председателя партии, а Сан Ю - президента. На эти должности избирается ближайший сподвижник Не Вина отставной генерал Сейн Лвин, сторонник наведения порядка жесткой рукой. Однако, надежды Не Вина на решительность нового лидера не оправдались. Он не учел крайнюю непопулярность Сейн Лвина в обществе: именно на него возлагалась вина за жестокое подавление студенческих волнений. Выдвижение Сейн Лвина подхлестнуло народный гнев. На улицы городов вышли сотни тысяч демонстрантов. Правительство Сейн Лвина ответило введением чрезвычайного положения и комендантского часа, обрушило на восставших жестокие репрессии. Погибли сотни людей. Под напором массовых выступлений Сейн Лвин, находившийся у власти всего 18 дней, вынужден был уйти в отставку.

Не Вин вместо "кнута" решил прибегнуть к "прянику". 19 августа 1988 г. президентом и председателем партии становится Маун Маун, известный юрист и ученый, автор нескольких книг о Бирме, включая биографию Не Вина. Полная лояльность патрону, хотя и ушедшему в тень, но закулисно продолжавшему контролировать ситуацию, вознесла Маун Ма-уна на самый верх. Новый лидер выступил с компромиссных, примирительных позиций. Но демонстранты продолжали требовать ухода с политической арены режима ПБСП, передачи власти временному правительству и незамедлительного проведения выборов на многопартийной основе. Стихийное движение за демократические преобразования сопровождалось проявлениями анархии и насилия, разгулом преступности. Знаменем массового движения стала До Аун Сан Су Чжи, дочь генерала Аун Сана. До бурных событий 1988 г. она долгие годы жила за границей, работала в Оксфорде. В марте 1988 г. Су Чжи приехала из Англии в Рангун, чтобы ухаживать за тяжело заболевшей матерью. В тот момент у нее не было никаких планов включиться в политическую борьбу. Но судьба распорядилась так, что дочь национального героя бросила вызов Не Вину, поставила под сомнение его авторитет и исторические заслуги. 26 августа Су Чжи впервые выступила на огромном митинге около буддийской святыни - пагоды Шведагон. В своем выступлении она призывала к использованию ненасильственных методов борьбы. Речь на митинге стала водоразделом в ее жизни. Бирманцы оценили бесстрашие Су Чжи, ее ораторский талант, признали за ней право стать продолжателем дела ее легендарного отца. Для многих стало ясно, что Не Вин, его режим принадлежат к ушедшей эпохе. Неприятие однопартийного режима, созданного Не Вином, было самым широким. Против своего бывшего товарища по оружию выступили члены легендарной группы "30 товарищей". 6 сентября 1988 г. девять из одиннадцати оставшихся на тот момент в живых ветеранов заявили об осуждении Не Вина и его режима, призвали вооруженные силы присоединиться к демократическому движению28. Десятый "товарищ", бывший генерал Чжо Зо находился в тот момент в штаб-квартире КПБ на границе с Китаем, а одиннадцатым являлся сам Не Вин. Однако армия сохранила лояльность своему патрону, хотя и в своеобразной форме. Старик не собирался уходить "в небытие". Он в очередной раз продемонстрировал цепкость, умение приспосабливаться к обстоятельствам.

Несмотря на согласие сентябрьского чрезвычайного съезда ПБСП провести свободные выборы, волнения в стране продолжались, и дело закончилось военным переворотом 18 сентября 1988 г., который правильнее назвать переходом власти от одного поколения военной верхушки к другой - от 60 - 70-летних генералов к 50-летним. Всю полноту власти сосредоточил в своих руках Государственный совет по восстановлению законности и порядка (ГСВЗП). Прекратила свое действие Конституция 1974 года. ПБСП, поменяв название на Партию национального единства (ПНЕ), перестала быть правящей и единственной. Военные вынуждены были разрешить оппозиции создавать партии. Ведущей стала Национальная лига за демократию (НЛД) во главе с Су Чжи и опальными эксгенералами Тин У (бывшим министром обороны) и Аун Джи. Правда, последний вскоре создал свою партию. Из политического небытия возник и престарелый У Ну. В сентябре 1988 г. он заявил, что возвращает себе власть, отнятую у него в 1962 году. У Ну формирует параллельный кабинет министров с включением в него ряда видных политических деятелей прошлого. Однако шаги У Ну не получили поддержки ни у других оппозиционных организаций, ни у населения.

Тем временем в Рангуне циркулировали упорные слухи, что Не Вин по-прежнему направляет политический процесс в стране. Председатель ГСВЗП генерал Со Маун в своем первом интервью 17 января 1989 г. отчасти подтвердил это мнение, заявив, что "Не Вин для него, как родитель и он регулярно навещает бывшего лидера". В то же время Со Маун отрицал причастность Не Вина к военному перевороту 18 сентября 1988 г., утверждая, что Не Вин, Сан Ю и Сейн Лвин полностью ушли в отставку. 27 марта 1989 г. Не Вин принял участие в государственном приеме по случаю празднования Дня армии. Это было его первое публичное появление после ухода в отставку в июле предыдущего года. 2 апреля Не Вин посетил выставку, открытую к Дню вооруженных сил. Его встречали генерал Со Маун, другие руководители Госсовета. В сообщениях бирманских средств массовой информации Не Вин был назван патроном Организации ветеранов войны, которая объединяет не только участников борьбы за независимость, но и всех отставников. По всей видимости бывший единоличный правитель Бирмы следовал примеру Дэн Сяопина: не участвуя в повседневных государственных делах, он превратился в своеобразный символ, вокруг которого сплотились генералы и офицеры. Недаром Со Маун признавал, что "генерал Не Вин, развивший вооруженные силы до состояния зрелости, именно тот человек, который учил его, начиная с момента, когда он, Со Маун, был рядовым". Вызов авторитету Не Вина бросила Су Чжи, заявив, что пока он продолжает держать под контролем ГСВЗП, никаких изменений к лучшему в стране не произойдет. Су Чжи поставила также под сомнение заслуги Не Вина в строительстве вооруженных сил, заявила, что ее отец генерал Аун Сан никогда не доверял Не Вину29. Военные ответили Су Чжи резкой отповедью на страницах официальной прессы. Однако заставить замолчать дочь генерала не удалось.

В тот момент в стране развернулась предвыборная кампания, и Су Чжи, выступая на массовых митингах, открыто критиковала Не Вина, призывала военных прекратить следовать указаниям престарелого диктатора. 20 июля 1989 г. Су Чжи помещается под домашний арест, ее лишают права участвовать в парламентских выборах, состоявшихся в мае 1990 года. Тем не менее НЛД, прежде всего благодаря авторитету Су Чжи, завоевала подавляющее число мест в парламенте. Надежды генералов и стоявшего за ними Не Вина на то, что ни одна из партий, участвовавших в выборах, не наберет большинства голосов, не оправдались. ГСВЗП сразу же после выборов заявил, что передача власти гражданскому правительству невозможна до разработки и утверждения новой Конституции. Жесткие меры давления на оппозицию генералы сочетали с элементами компромисса, заявлениями о стремлении к национальному примирению.

23 апреля 1992 г. сторонник жесткой линии генерал Со Маун в связи с ухудшением здоровья уходит в отставку. На его место выдвигается генерал Тан Шве. Сразу же ГСВЗП заявляет о намерении созвать в скором времени Национальную конференцию по выработке проекта новой конституции. Из тюрем выпускаются многие политзаключенные. Снимается домашний арест с У Ну. Играл ли Не Вин какую-либо роль во всех этих событиях? На первый взгляд, нет. 5 мая 1992 г. в прессе появляется весьма любопытный документ: "Заявление бывшего президента Не Вина к тем, кого это касается. Прошу снять мои портреты, вывешенные в правительственных и военных учреждениях и не вывешивать их впредь"30. Публикация представляет собой воспроизведение текста, написанного на бирманском языке и подписанного рукой Не Вина. Почерк старческий, дрожащий, хотя и разборчивый. Заявление появилось в рубрике частных объявлений. Казалось бы, это свидетельствовало об окончательном уходе Не Вина с политической сцены, его полном отказе от претензий на особую роль в бирманском государстве. Однако его портреты, вместе с изображениями генерала Аун Сана до последнего времени продолжали украшать кабинеты в госучреждениях. "Неповиновение" свидетельствует как раз о том, что "старик" продолжает пользоваться авторитетом у генералов. Нельзя исключать, что именно Не Вин счел целесообразным освободить в июле 1995 г. из-под 6-летнего домашнего ареста свою главную противницу Су Чжи, так как военные к тому времени прочно укрепили свою власть в стране.

Под влиянием буддизма для большинства бирманцев свойственна созерцательность. В Бирме не так много энергичных людей с лидерскими качествами. Не Вин принадлежит к числу последних. Он всегда был деятельной натурой. Все любил делать сам. Вспоминаются телевизионные кадры. Не Вин участвует в какой-то церемонии. Начинается тропический ливень, и адъютант раскрывает над ним зонтик. Тут же президент выхватывает его и держит сам. Или такой штрих. Престарелый Не Вин отправляется в инспекционную поездку по стране. На его груди висит большой фотоаппарат - что-то он собирается фотографировать. Хотя, казалось бы, стоит только повести бровью и услужливая свита нащелкает каких угодно снимков под любым ракурсом. Как правило высокопоставленные бирманцы степенны и невозмутимы. Не Вин же обладает эмоциональным характером, взрывным темпераментом. Он был несколько раз женат. Последняя его жена - До Ни Ни Мьинт, известный бирманский историк, автор работ о национально-освободительном движении. Притчей во языцех стал случай, когда руководитель Бирмы в конце 1975 г. чуть не в пижаме и ночном колпаке ворвался в зал гостиницы и разогнал публику, отмечавшую Рождество и Новый год. Как оказалось, звуки исполнявшейся оркестром современной музыки долетали до ушей Не Вина, резиденция которого находилась рядом с отелем, и мешали спать. К тому же, его дочь без разрешения ушла на праздник в гостиницу. В отместку разгневанный отец по-солдатски расшвырял ногами музыкальные инструменты, продырявил барабан. По сообщениям иностранной прессы, Санда Вин, любимая дочь Не Вина, майор бирманской армии, со второй половины 80-х годов стала влиятельным советником стареющего отца и играет большую роль в принятии тех или иных решений31.

Речи Не Вин произносил обычно экспромтом, при этом ему нельзя отказать в своеобразном ораторском даре. Длительные выступления бирманский лидер насыщал воспоминаниями, отступлениями, анекдотами, шутками, пословицами. Вообще, коньком его, как и подобает диктатору, был язык, в данном случае бирманский. Не Вин нередко собирал филологов, литераторов и давал им указания, как изучать и развивать язык. По его указанию в 1964 г. началась работа над Толковым словарем бирманского языка. Завершилась она в 1980 г. изданием пятитомного словаря, самого полного на сегодняшний день. Вообще, нельзя сказать, что в Бирме существовал культ личности Не Вина в нашем понимании. Для буддийской традиции несвойственно выпячивание личности, чьих-либо заслуг. Поэтому, в Бирме никогда не писали и не говорили, что "всеми успехами и победами мы обязаны мудрому руководству Не Вина", или что- нибудь в подобном роде. При Не Вине в Бирме средства массовой информации отражали исключительно официальную точку зрения. Сам он практически никогда не давал интервью ни местным, ни иностранным журналистам. Нет и мемуаров Не Вина. Естественно, что в атмосфере закрытости, информационного вакуума возникали всевозможные слухи о жизни бирманского руководителя. К примеру о том, что он принадлежит к числу самых богатых людей Юго-Восточной Азии.

Как почти все бирманцы, Не Вин увлекался астрологией. В литературе сообщалось, что он приказал построить астрологический планетарий на деньги, выделенные японцами32. С астрологическими расчетами связывают и введение в оборот в 1985 - 1986 гг. денежных купюр достоинством в 45 и 90 кьят, ибо девятка - счастливая цифра Не Вина. Не обошлось без астрологии и при перемене в июне 1989 г. названия Бирмы на Мьянму, а Рангуна - на Янгон. Считается, что со старым именем, будь то человек или же страна, в прошлом остаются беды и несчастья. Впрочем, главное тут заключается в националистических чувствах Не Вина и других генералов. Названия на английском языке не только государства и столицы, но и многих других географических пунктов были приближены к бирманскому произношению. Мьянма на бирманском всегда называлась Мьянмой.

Не Вин благополучно дожил до 86 лет. Хотя "похоронить" его пытались несколько раз. Мировые информационные агентства, начиная с 60-х годов, не раз сообщали о смерти бирманского лидера. Последнее упоминание о переходе Не Вина в мир иной можно было прочитать в ноябре 1995 года. В путевом очерке о Бирме утверждалось, что он "скончался в 1992 г. в возрасте восьмидесяти одного года"33. Действительно, скончался, но не Не Вин, а У Ну, и не в 1992 г., а в 1995 г. в возрасте 88 лет. Кстати, на похороны соперника "старик" послал свою дочь. Своим долголетием Не Вин отчасти обязан, наверное, следованию рекомендациям бирманской традиционной медицины, а именно, использованию для поднятия жизненного тонуса лекарств, приготовленных из ласточкиных гнезд, мумиё, различных плодов и растений. Всю жизнь, до глубокой старости Не Вин занимался спортом: гольфом, теннисом, верховой ездой.

Результаты деятельности Не Вина по-разному оцениваются в историографии, причем водоразделом являются события 1988 года. Так, в американских публикациях мероприятиям Не Вина в различные периоды дается в целом положительная оценка. Особый упор делается на то, что жесткий Не Вин противостоял "коммунистической угрозе" эффективнее мягкого У Ну. Отмечается также его важная роль в обеспечении единства многонационального государства. Даже в труде, изданном Гавайским университетом в 1987 г., авторы, говоря об отставании Бирмы в экономическом развитии, стагнации, одновременно отмечают несомненные, по их мнению, плюсы режима Не Вина: стабильность, предсказуемость, гарантирование населению минимального уровня выживания, сохранение традиций, отсутствие преступности. Оценки кардинально изменились после массовых выступлений, выхода на политическую арену Су Чжи. Предшествующая деятельность Не Вина стала рассматриваться в негативном ключе, а сам он характеризуется исключительно как узурпатор и диктатор, виновный во всех бедах страны34. Подобные оценки носят конъюнктурный характер. Их авторы судят Не Вина с позиций сегодняшнего дня, в отрыве от исторических реальностей, в которых последнему пришлось действовать. Это не' значит, конечно, что мы отрицаем тот факт, что режим, созданный Не Вином был и остается авторитарным, недемократическим. Или что "бирманский социализм" оказался неэффективной моделью развития общества. Просто эмоциональные обвинения мало что дают для получения объективных выводов.

Так получилось, что особняк леди, или мадам, как называют Су Чжи, ставший для нее тюрьмой на несколько лет, расположен на одном берегу озера Инья, а резиденция "старика", то есть Не Вина, - на другом. В некотором смысле Не Вина тоже можно считать узником собственного дома. На людях он последние годы практически не показывается, если не считать поездки на лечение в Сингапур. Время от времени появляются свидетельства, говорящие о том, что "Сверкающее солнце" еще не закатилось. Так, президент Индонезии Сухарто, посетивший Рангун с официальным визитом в феврале 1997 г., встретился с Не Вином. Встреча, как пояснил индонезийский министр иностранных дел Али Алатас, носила чисто личный характер, поскольку оба деятеля давно знают друг друга. Показательно, что Не Вин посчитал нужным напомнить о себе именно во время визита Сухарто, в ходе которого обсуждался чрезвычайно важный для Бирмы вопрос о ее вступлении в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Бывший правитель, чье имя ассоциируется с политикой самоизоляционизма, теперь как бы одобряет открытость Рангуна внешнему миру. Наверное, не стоит преувеличивать роли престарелого экс-лидера в жизни страны. Скорее всего, Не Вин является своеобразным символом, помогающим, учитывая его исторические заслуги, обеспечивать единство вооруженных сил. Иногда проводятся параллели между статусом Не Вина и тем положением, которое занимал в китайском руководстве Дэн Сяопин. Вряд ли первого можно назвать бирманским Дэном. Тем не менее, идущие в двух странах процессы, особенно в экономике, в чем-то сходны. При жестком политическом режиме осуществляется, и довольно успешно, политика открытости, развития и рыночных преобразований. Не будем забывать, что в принципиальном плане инициатором этих перемен был именно Не Вин. Вспомним хотя бы его предложение на чрезвычайном съезде ПБСП в июле 1988 г. о референдуме по вопросу о многопартийности, или рыночные постановления 1987 года. Трудно сказать, насколько искренен был Не Вин в своих действиях. Возможно, он просто маневрировал. А может быть, ему хотелось остаться в истории Бирмы не диктатором, а реформатором. Во всяком случае, при внимательном изучении выясняется, что нынешнее военное правительство Бирмы следует курсом, о котором говорил Не Вин. Причем, присутствие последнего ощущается не только за позитивными изменениями, но и за жесткими действиями военного режима по подавлению оппозиции, прежде всего Национальной лиги за демократию, возглавляемой Су Чжи, лауреатом Нобелевской премии мира. Для общественного сознания бирманцев рефлексия, в том числе историческая, не свойственна. В Бирме не принято судить прошедшее по меркам сегодняшнего дня. Эпоха Не Вина, четвертьвековой период его нахождения у власти с 1962 по 1988 годы, ушла в прошлое со своими очевидными минусами и спорными достижениями. Но необычность ситуации состоит в том, что эпоха Не Вина ушла, а сам он остался, не только в физическом смысле, но и в политическом.

Примечания

1. MAUNG MAUNG. Burma and General Ne Win. Bombay. 1969, p. 26.

2. НЕ ВИН. Бирма на новом пути. M. 1965, с. 137 - 138.

3. MAUNG MAUNG. Op. cit., p. 38, 49.

4. LUNTNER B. Burma in Revolt. Opium and Insurgency since 1948. Bangkok. 1994, p. 36.

5. Who's Who in Burma. Rangoon. 1961, p. 202.

6. MAUNG MAUNG. Op. cit., p. 205, 222 - 223.

7. Ibid., p. 229.

8. Речи Председателя Партии Бирманской социалистической программы (на бирман. яз.). Т. 2. Рангун. 1985, с. 308.

9. MAUNG MAUNG. Op. cit, p. 233.

10. In Search of South East Asia. A Modern History. Revised Edition. Honolulu. 1987, p. 395.

11. НЕ ВИН. УК. соч., с. 17, 142.

12. CADY D. F. The United States and Burma. Harvard University Press. Cambridge, Massachusetts and London. 1976, p. 240.

13. МОЖЕЙКО И. В., УЗЯНОВ А. Н. История Бирмы. (Краткий очерк). М. 1973, с. 339, 340; LINTNER В. Op. cit., p. 170 - 171.

14. LINTNER В. Op. cit., p. 142 - 143.

15. ВАСИЛЬЕВ В. Ф. Рабочий класс Бирмы. (Формирование и развитие промышленного пролетариата. 1870 - 1970 годы). М. 1978, с. 141 - 142.

16. MAUNG MAUNG. Op. cit., p. 310 - 311.

17. LINTNER В. Op. cit., р. 205; МОЖЕЙКО И. В., УЗЯНОВ А. Н. УК. соч., с. 361.

18. Бирма. Справочник. М. 1982, с. 173.

19. Речи Председателя Партии Бирманской социалистической программы, с. 55.

20. U THANT. View from the UN. N.Y. 1978, p. 62.

21. The Working People's Daily. Rangoon. Special Supplement. 9.X.1976.

22. Правда, 19.II.1960.

23. Правда, 17, 22.IX.1965.

24. Far Eastern Economic Review. Asia 1984 Yearbook. Hongkong. 1984, p. 139.

25. Ibid., p. 137.

26. Данные взяты из выступления посла Бирмы в СССР У Тин Эйя 4 января 1987г. в Доме дружбы с народами зарубежных стран.

27. The Working People's Daily. - Rangoon. 24.VII.1988.

28. LINTNER B. Op. cit., p. 441.

29. Asia Week. Hongkong. 27.1.1989, p. 25; The Working People's Daily. 3.04.1989; AUNG SAN SUN KUI. Freedom from Fear and Other Writings. Lnd. 1991, p. 310, 314; LINTNER B. Op. cit., p. 302.

30. Лоута Пьиду Нейзин (на бирман. яз.). Rangoon. 5.V.1992.

31. LINTNER В. Op. cit., p. 365; Far Eastern Economic Review, 25.VIII.1988., p. 10.

32. LINTNER B. Op. cit., p. 127.

33. Новый мир, 1995, N 11, с. 156.

34. См. JOHNSTONE W. C. Burma's Foreign Policy. A Study in Neutralism. Harvard University Press. Cambridge. Massachusetts. 1963, p. 132, 156, 270; In Search of South East Asia, p. 403 - 404; LINTNER B. Op. cit., p. 174, 281, 302.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Военное дело Китая при династии Мин (1368–1644).
      Диссертация по отстрел реплики европейской ручницы конца 14-го века. Jaak Mäll. The technology of late medieval European hand-held firearms: the "Otepää handgonne". A study in experimental archaeology. 2017. Занятно, что лучшую пробиваемость по деревянному брусу показали свинцовые сферические 16-мм пули с пластырем, а не сферические свинцовые 17-мм без пластыря, хотя вторые имеют большую энергию.  Скорострельность - до 3 выстрелов в 2 минуты, эффективная дальность предполагается до 20 метров, отмечено, что после 10 выстрелов пулю в ствол нужно забивать с помощью колотушки.
    • Тексты по военной истории Китая.
      Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь (X в. - 1234 г.) 1975. Цитируемая работа Кычанова - Кычанов Е. И. Чжурчжени в XI веке // Сибирский археологический сборник. Новосибирск, 1966.    Саньчао бэймаи хуйбянь (Собрание сведений о договорах с Севером в течение трех династий). 三朝北盟會編 Часть, соответствующая первой цитате - 三朝北盟會編.卷三.7 Нераспознанные иероглифы взял отсюда. Часть, где про "головы рубить" пока не опознал.    硬軍人馬皆全甲刀棓自副弓矢在後設 不發非五十步不射 弓力不過七斗 箭鏃至六七寸 形如鑿入輒不可出 每五十人分為一隊 二十人金裝重甲持棍槍 三十人輕甲操弓矢 虛實或向其左右前後結隊 馳擊之百步之內弓矢齊發中者常多勝則整隊   Позже попробую опять термины сравнить. Просто на вскидку - Кычанов Е.И. оборот  переводит, если не путаю, как "на глубину ста шагов". А Таскин В.С. в "Истории государства киданей", комментарий №10 к 10-й главе: То есть - у него вся фраза другая, не "врываясь на 100 шагов, стреляют", а "во время атаки стреляют с дистанции менее 100 шагов".  
    • Государство Тайпинов в Китае
      Выдалась минутка - вот что я выжал из доклада о снятии осады с Хуайцинфу (1853): Это без привязки к картине (снял все указания, где что смотреть на полотне).  А вот что пишет Скачков: Следующее упоминание событий около Хуайцинфу: Далее: Далее: Далее: Тут ценная оговорка по цинскому календарю - 23-30 числа 6 луны 3 года Сяньфэн соответствуют 27 июля - 4 августа 1853 года. Как раз идет операция по окружению тайпинов и блокированию их линий коммуникации. Далее: Примечательно, что Скачков датирует все тем же григорианским календарем, что во всей Европе, а не нашим юлианским! Я переводил дату указа с китайского календаря в григорианский - получил 6 сентября 1853 г. У него в записи в дневнике от 10 сентября говорится, что в "Цзинбао" (пресловутый столичный вестник) указ о снятии осады с Хуайцинфу датирован 6 сентября 1853 г. В публикации 1959 г. не сказано, производился ли перерасчет хронологии на новый стиль. Собственно, можно сравнить то, что собирал по углам Скачков и то, что в результате произошло (он, кстати, остался при своих - мол, тайпины побили цинов, ушли не преследуемые и т.п.). Скачков просто хотел видеть то, что видел. А не то, что Северный Поход прервался и был разгромлен. У него и про дальнейшие события много "интересного" есть.
    • Об одном спорном утверждении В. Кизирия и И. Бакрадзе
      я предпочитаю думать что оно исходит от знания. ადეიშვილი. ოღონდ იმერელი ადეიშვილი. მეორე შტოცაა კახეთიდან. თქვენ სადაური ხართ შეიძლება მეზობლებიც აღვმოჩნდეთ.  да начнется все с чистого листа )))
    • Об одном спорном утверждении В. Кизирия и И. Бакрадзе
      Вахтанг, говорят, Бог Троицу любит. Не будем отступать от традиции - третий раз предлагаю сменить тон и говорить по делу.
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 464 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-7-3
      Эта книга - вторая часть трилогии, посвященной объединению Японии в конце XVI века. Центральное место в ней занимает жизнь и деятельность Тоётоми Хидэёси, одного из самых популярных персонажей японской истории. Сын простого крестьянина, в 17 лет примкнувший к воинскому сословию, он за счёт личных качеств сумел победить своих более именитых соперников и стать первым единовластным правителем страны. Книга рассказывает о том, как это произошло.Важную часть издания составляют сведения о культуре, быте и нравах эпохи междоусобных войн. О том, как жили и воевали японцы в XVI веке, что думали о жизни и смерти, чести и позоре, верности и предательстве. Автор даёт читателю возможность заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Текст снабжён множеством рисунков, гравюр и картографических схем, которые помогут читателю лучше разобраться в том, что происходило в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЭПОХА И ЛЮДИ........................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................36
      Боевые реалии........................................................................ 43
      Перед походом.........................................................................55
      В походе...................................................................................68
      Поощрения и наказания....................................................... 86
      Оружие................................................................................... 101
      Жизнь и смерть самурая......................................................113
      Часть вторая. ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ......................... 125
      Безымянный воин.............................................................. 125
      Полководец...........................................................................144
      Гибель Нобунага............................................................171
      Преемник Нобунага...........................................................177
      Акэти Мицухидэ............................................................ 177
      СибатаКацуиэ................................................................ 195
      Замок Осака....................................................................222
      Токугава Иэясу...............................................................228
      Повстанцы Икко.............................................................241
      Придворная карьера...................................................... 247
      Остров Сикоку................................................................250
      Восточное партнёрство................................................254
      Остров Кюсю..................................................................258
      Столичное событие....................................................... 280
      Последние противники на востоке.............................284
      Сэн Рикю........................................................................ 304
      Правитель.............................................................................311
      Подготовка к войне........................................................311
      Агрессия в Корее:  начало.............................................328
      Перемирие...................................................................... 359
      Проблема наследника................................................... 366
      Война в Корее: заключительный этап........................380
      Восстановление отношений........................................ 403
      Несостоявшаяся династия............................................412
      Итоги................................................................................439
      ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ................................... 443
      ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ 451
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Автор: Saygo
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Тоётоми Хидэёси / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 464 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-7-3
      Эта книга - вторая часть трилогии, посвященной объединению Японии в конце XVI века. Центральное место в ней занимает жизнь и деятельность Тоётоми Хидэёси, одного из самых популярных персонажей японской истории. Сын простого крестьянина, в 17 лет примкнувший к воинскому сословию, он за счёт личных качеств сумел победить своих более именитых соперников и стать первым единовластным правителем страны. Книга рассказывает о том, как это произошло.Важную часть издания составляют сведения о культуре, быте и нравах эпохи междоусобных войн. О том, как жили и воевали японцы в XVI веке, что думали о жизни и смерти, чести и позоре, верности и предательстве. Автор даёт читателю возможность заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Текст снабжён множеством рисунков, гравюр и картографических схем, которые помогут читателю лучше разобраться в том, что происходило в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЭПОХА И ЛЮДИ........................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................36
      Боевые реалии........................................................................ 43
      Перед походом.........................................................................55
      В походе...................................................................................68
      Поощрения и наказания....................................................... 86
      Оружие................................................................................... 101
      Жизнь и смерть самурая......................................................113
      Часть вторая. ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ......................... 125
      Безымянный воин.............................................................. 125
      Полководец...........................................................................144
      Гибель Нобунага............................................................171
      Преемник Нобунага...........................................................177
      Акэти Мицухидэ............................................................ 177
      СибатаКацуиэ................................................................ 195
      Замок Осака....................................................................222
      Токугава Иэясу...............................................................228
      Повстанцы Икко.............................................................241
      Придворная карьера...................................................... 247
      Остров Сикоку................................................................250
      Восточное партнёрство................................................254
      Остров Кюсю..................................................................258
      Столичное событие....................................................... 280
      Последние противники на востоке.............................284
      Сэн Рикю........................................................................ 304
      Правитель.............................................................................311
      Подготовка к войне........................................................311
      Агрессия в Корее:  начало.............................................328
      Перемирие...................................................................... 359
      Проблема наследника................................................... 366
      Война в Корее: заключительный этап........................380
      Восстановление отношений........................................ 403
      Несостоявшаяся династия............................................412
      Итоги................................................................................439
      ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ................................... 443
      ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ 451
      Автор Saygo Добавлен 17.09.2017 Категория Япония
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 432 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-2-8
      Япония, середина XVI века. В разгар междоусобных войн в провинции Овари появляется молодой военачальник, один из многих местных предводителей, воевавших на территории страны. Действуя решительно и нестандартно, он побеждает сначала своих близких и дальних родственников, затем соседей, и, наконец, покоряет столицу. Начинается история его победного шествия к высшей власти, наполненная драматическими поворотами непредсказуемой воинской судьбы. Интересно изложенная история жизни и смерти Ода Нобунага позволяет читателю заглянуть в ту эпоху и получить представление о малоизвестных культурно-этических и бытовых реалиях средневековой Японии. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Из неё можно узнать об отношении японцев XVI века к вопросам жизни и смерти, чести и позора, верности и предательства. Читатель найдёт в ней много интересных деталей воинского быта, боевой стратегии и тактики, правил выживания семьи в условиях непрекращающихся междоусобных сражений.
      Большая часть сведений, относящихся к жизни и деятельности первого объединителя Японии, публикуется в нашей стране впервые. В толковании некоторых ситуаций и обстоятельств, до сегодняшнего дня остающихся предметом спора историков, автор придерживается принципа здравого смысла и практической логики, избегая художественной экзотики пьес и романов на исторические темы, во множестве написанных японскими сочинителями в последующие столетия.
      Текст книги обильно иллюстрирован рисунками, гравюрами и картографическими схемами, облегчающими понимание событий, которые происходили в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. Портрет эпохи....... ......................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 15
      Города и форты....................................................................... 23
      Семейная стратегия и тактика.............................................29
      Заложники................................................................................35
      Боевые будни.......................................................................... 44
      Жизнь и смерть самурая....................................................... 58
      Часть вторая. Ода Нобунага.............................................77
      Предки......................................................................................77
      Первые шаги............................................................................89
      Сайто Досан.............................................................................94
      Война с родственниками...................................................... 99
      Начало большого пути......................................................... 110
      Поход на столицу................................................................. 128
      Укрепление позиций............................................................140
      Двоевластие...........................................................................148
      Первый кризис.......................................................................154
      Провинция Оми.................................................................... 179
      Конфликт с сёгуном.............................................................186
      Второй кризис.......................................................................191
      Ликвидация сёгуната.......................................................... 201
      Долгожданная победа  ........................................................ 209
      Южный поход....................................................................... 218
      Провинция Этидзэн.............................................................223
      Храм Исияма хонган............................................................227
      Переломный год................................................................... 231
      Замок Адзути........................................................................ 253
      Третий кризис....................................................................... 263
      Сайка и Нэгоро..................................................................... 271
      Уэсуги Кэнсин...................................................................... 276
      На западном направлении.................................................. 284
      Придворные титулы.............................................................296
      Северо-западное направление — Тамба и Танго......... 301
      Череда измен..........................................................................306
      Мир с Исияма хонган...........................................................322
      Парады в столице.................................................................329
      Отношения с императором.................................................337
      Провинции Инаба и Биттю................................................341
      Разгром клана Такэда...........................................................352
      Остров Сикоку...................................................................... 362
      Последние дни...................................................................... 364
      После 2 июня........................................................................ 374
      Измена века — мотивы....................................................... 390
      Наследие................................................................................400
      Литература и источники..................................................414
      Хронологический указатель...........................................421
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага
      Автор: Saygo
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Ода Нобунага / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2016. — 432 с. — Ил.
      ISBN 978-5-9906061-2-8
      Япония, середина XVI века. В разгар междоусобных войн в провинции Овари появляется молодой военачальник, один из многих местных предводителей, воевавших на территории страны. Действуя решительно и нестандартно, он побеждает сначала своих близких и дальних родственников, затем соседей, и, наконец, покоряет столицу. Начинается история его победного шествия к высшей власти, наполненная драматическими поворотами непредсказуемой воинской судьбы. Интересно изложенная история жизни и смерти Ода Нобунага позволяет читателю заглянуть в ту эпоху и получить представление о малоизвестных культурно-этических и бытовых реалиях средневековой Японии. Книга написана в жанре живой истории и будет подарком для тех, кто её любит. Из неё можно узнать об отношении японцев XVI века к вопросам жизни и смерти, чести и позора, верности и предательства. Читатель найдёт в ней много интересных деталей воинского быта, боевой стратегии и тактики, правил выживания семьи в условиях непрекращающихся междоусобных сражений.
      Большая часть сведений, относящихся к жизни и деятельности первого объединителя Японии, публикуется в нашей стране впервые. В толковании некоторых ситуаций и обстоятельств, до сегодняшнего дня остающихся предметом спора историков, автор придерживается принципа здравого смысла и практической логики, избегая художественной экзотики пьес и романов на исторические темы, во множестве написанных японскими сочинителями в последующие столетия.
      Текст книги обильно иллюстрирован рисунками, гравюрами и картографическими схемами, облегчающими понимание событий, которые происходили в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. Портрет эпохи....... ......................................5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 15
      Города и форты....................................................................... 23
      Семейная стратегия и тактика.............................................29
      Заложники................................................................................35
      Боевые будни.......................................................................... 44
      Жизнь и смерть самурая....................................................... 58
      Часть вторая. Ода Нобунага.............................................77
      Предки......................................................................................77
      Первые шаги............................................................................89
      Сайто Досан.............................................................................94
      Война с родственниками...................................................... 99
      Начало большого пути......................................................... 110
      Поход на столицу................................................................. 128
      Укрепление позиций............................................................140
      Двоевластие...........................................................................148
      Первый кризис.......................................................................154
      Провинция Оми.................................................................... 179
      Конфликт с сёгуном.............................................................186
      Второй кризис.......................................................................191
      Ликвидация сёгуната.......................................................... 201
      Долгожданная победа  ........................................................ 209
      Южный поход....................................................................... 218
      Провинция Этидзэн.............................................................223
      Храм Исияма хонган............................................................227
      Переломный год................................................................... 231
      Замок Адзути........................................................................ 253
      Третий кризис....................................................................... 263
      Сайка и Нэгоро..................................................................... 271
      Уэсуги Кэнсин...................................................................... 276
      На западном направлении.................................................. 284
      Придворные титулы.............................................................296
      Северо-западное направление — Тамба и Танго......... 301
      Череда измен..........................................................................306
      Мир с Исияма хонган...........................................................322
      Парады в столице.................................................................329
      Отношения с императором.................................................337
      Провинции Инаба и Биттю................................................341
      Разгром клана Такэда...........................................................352
      Остров Сикоку...................................................................... 362
      Последние дни...................................................................... 364
      После 2 июня........................................................................ 374
      Измена века — мотивы....................................................... 390
      Наследие................................................................................400
      Литература и источники..................................................414
      Хронологический указатель...........................................421
      Автор Saygo Добавлен 17.09.2017 Категория Япония
    • Прасол А. Ф. Объединение Японии. Токугава Иэясу
      Автор: Saygo
      Прасол А. Ф. Объединение Японии. Токугава Иэясу / А. Ф. Прасол. — М.: Издательство ВКН, 2017. — 496 с. — Ил.
      ISBN 978-5-7873-1149-5
      Эта книга — последняя в серии из трёх работ, посвящённых процессу объединения Японии в конце XVI — начале XVII века.
      Главное место в ней занимает жизнь и деятельность Токугава Иэясу, личность которого оказала огромное влияние на последующее развитие страны. Выходец из малоизвестного воинского клана Мацудайра, он большую часть своей жизни оставался на вторых ролях, но в 56 лет судьба дала ему шанс войти в историю, и он блестяще им воспользовался. Книга в живой и увлекательной форме рассказывает о том, как это произошло.
      Важную её часть составляют сведения о культуре, быте и нравах Японии периода междоусобных войн. Она позволит читателю заглянуть в эту уже далёкую от нас эпоху и получить представление о некоторых малоизвестных реалиях японского общества того времени. Текст книги иллюстрирован множеством гравюр, рисунков и картографических схем, которые помогут читателю лучше понять события, происходившие в Японии четыре с половиной столетия назад.
      Оглавление
      Часть первая. ЯПОНИЯ, XVI ВЕК .................................. 5
      Военно-политический ландшафт..........................................5
      Общество................................................................................. 18
      Города и форты....................................................................... 26
      Семейная стратегия и тактика.............................................35
      Боевые реалии........................................................................ 42
      Перед походом........................................................................ 54
      В походе...................................................................................66
      Поощрения и наказания....................................................... 84
      Оружие.....................................................................................99
      Жизнь и смерть самурая......................................................111
      Часть вторая. ТОКУГАВА ИЭЯСУ.............................. 123
      Преемник Нобунага...........................................................123
      Предки..............................................................................123
      Детство и юность...........................................................132
      Местный предводитель................................................ 149
      Союз с Такэда Сингэн................................................... 162
      Вместе с Нобунага.........................................................167
      Война с Такэда Кацуёри............................................... 185
      Нагасино..........................................................................192
      Провинция Этиго.......................................................... 204
      Внутренний заговор...................................................... 208
      Разгром Такэда...............................................................214
      Гибель Нобунага........................................................... 221
      Против Хидэёси.............................................................227
      Вассал Хидэёси................................................................... 241
      Примирение.................................................................... 241
      Гибель Ходзё................................................................... 247
      Эдо.................................................................................... 263
      Война в Корее................................................................. 269
      Правитель.............................................................................282
      Внутренние противоречия...........................................282
      «Старейшина-правитель»............................................292
      Западная коалиция.........................................................296
      Восточная армия............................................................310
      Сэкигахара.......................................................................320
      Плоды победы................................................................344
      Двоевластие.................................................................... 356
      Внешняя политика.........................................................375
      Внешняя торговля и гонения на христиан................ 385
      Конец двоевластия.........................................................393
      Зимнее сражение в Осака.............................................403
      Летнее сражение в Осака.............................................425
      Новые законы................................................................. 449
      Заключение...........................................................................465
      Личные качества и факторы успеха...........................465
      Литература и источники.................................................. 479
      Приложение 1. Путь к власти: покровители,
      союзники, противники.................................................484
      Приложение 2. Хронологический указатель................. 487