Мишин Д. Е. Викинги в мусульманской Испании

   (0 отзывов)

Saygo

Набеги викингов оставили неизгладимый след в истории раннесредневековой Европы. Убийства, грабежи и бесчинства, которыми они неизменно сопровождались, вселяли ужас в сердца европейцев. Ничто не останавливало норманнов, никто не мог чувствовать себя в полной безопасности. В 843 г. викинги, войдя на кораблях в устье Луары, захватили Нант и ворвались в городской собор. Там шло пасхальное богослужение, но для язычников-викингов это не имело никакого значения. Прямо в соборе они устроили резню. Погибли местный епископ, многие священники и прихожане; кровь пролилась и в алтаре1.

Разрушительных набегов викингов не избежали и страны Востока. Из истории России знаем мы о походах варягов на мусульманские владения в Прикаспии2. Одновременно норманны обрушилась и на другую окраину исламского мира - мусульманскую Испанию. Впервые корабли викингов появились у андалусских берегов вскоре после разорения Нанта - в 844 г.; это событие открыло длительную историю набегов норманнов на западную часть исламского мира.

Разорив Нант, норманны продолжили продвижение на юг. Они достигли Бордо и Тулузы, а затем попытались закрепиться в районе Хихона на севере Испании, в землях, находившихся под властью королей Астурии. Здесь, как и во Франции, викинги были беспощадны к местному населению, и испанские источники с самых первых упоминаний характеризуют их как "жесточайших людей" (gens crudelissima)3. Между тем король Астурии Рамиро II (842-850), незадолго до этого вступивший на престол, выдвинул против викингов своё войско и в решающем сражении разбил их. Потеряв часть добычи и около 70 кораблей, которые воинам короля, согласно источникам, удалось сжечь4, викинги покинули Астурию. Обогнув северо-западную оконечность Пиренейского полуострова, они устремились на юг в поисках страны, которую можно было бы грабить с большей безнаказанностью. Такой страной была, по их расчётам, Андалусия.

19 августа 844 г. корабли норманнов появились перед Лиссабоном. Несмотря на понесённые в Астурии потери, флот викингов был велик и насчитывал в общей сложности 108 кораблей и судов разной величины5. Мусульманская Испания в то время военного флота практически не имела, и такое множество кораблей произвело на андалусцев неизгладимое впечатление. "Как будто сонм чёрных птиц заполонил море", - писал впоследствии один средневековый мусульманский автор, точно передавая настроения, владевшие жителями Лиссабона в ту минуту6.

Оправившись от первого шока, андалусцы оказали норманнам упорное сопротивление. Наместник Лиссабона Вахбуллах Ибн Хазм немедленно послал правителю мусульманской Испании - эмиру Абд ар-Рахману II (822-852) - гонца с известием о вторжении норманнов, а сам организовал оборону города. Только после трёх сражений викингам удалось овладеть Лиссабоном. Неделю или две они оставались в городе, грабя, убивая и бесчинствуя. Вслед за этим флот норманнов двинулся дальше на юг и через некоторое время достиг устья Гвадалквивира.

Здесь флот викингов, по всей вероятности, разделился. Большая его часть - около 80 кораблей - вошла в устье Гвадалквивира и направилась вверх по реке к Севилье; остальные двинулись к Кадису и Сидонии7.

Продвигаясь к Севилье, викинги встретили на своём пути остров Каптель (ныне - Малый остров, Isla Menor). Этот остров, на котором в мусульманской Испании разводили породистых лошадей, стал прекрасной базой для дальнейших операций норманнов. Утвердившись на Каптеле 25 сентября 844 г., норманны через три дня предприняли первую вылазку в сторону Севильи. Дойдя до Кории дель Рио, они разбили ополчение местных жителей - йеменских арабов-йахсубитов, а затем разорили поселение, перебив всех его обитателей.

Проведя в Кории дель Рио ночь и следующий день, викинги 1 октября выступили в поход на Севилью. Вопреки сообщениям некоторых авторов8, продвижение норманнов не было неожиданностью: многочисленные беженцы разносили вести об их приближении. Но даже зная о наступлении врагов, севильцы были практически лишены возможности защищаться. Город не был обнесён крепостными стенами (эмиры боялись восстания местных жителей), а наместник не принял реальных мер для организации обороны9. В попытке сдержать норманнов на подступах к городу севильцы сами наспех собрали ополчение и вышли на бой, но это нестройное, лишённое единого командования и даже знамени воинство быстро потерпело поражение. Оставшиеся в живых ополченцы частью отошли к Кармоне, частью вместе с населением укрылись в горах, оставив город без защиты.

Не встречая на своём пути никакого сопротивления, норманны вошли в Севилью. На первых порах викинги, видимо, чувствовали себя в городе не совсем уверенно: проведя там ночь, они на следующий день вернулись на корабли. Затем, однако, норманны - видимо, убедившись, что никакого сопротивления им оказано не будет, - вновь вошли в Севилью. Целую неделю они властвовали над городом, убивая, грабя и обращая в рабство местных жителей, не успевших спастись бегством. Творимые ими бесчинства были столь ужасны, что известия о них разлетелись далеко за пределы мусульманской Испании. Даже христианские хронисты севера Испании, обычно мало интересовавшиеся событиями в Андалусии, не преминули отметить, что норманны "ворвались в Севилью и, захватывая в ней добычу, истребили огнём и мечом многих халдеев", т. е. мусульман10.

9 октября викинги погрузили добычу на корабли, согнали туда же пленных и двинулись обратно на остров Каптель. Одновременно они объявили, что готовы выпустить пленников за выкуп.

Кордовский хронист Иса Ибн Ахмад ар-Рази (ум. в 989 г., по одним сведениям, или после 1016 г. - по другим) был, очевидно, прав, охарактеризовав это заявление как уловку11. Норманны прибегли к ней для того, чтобы заманить бежавших из Севильи людей обратно в город, а затем расправиться с ними. Горожан спас их собственный страх: они были столь напуганы, что не отважились вернуться. Когда через несколько дней викинги вернулись в Севилью, чтобы захлопнуть ловушку, они обнаружили в городе лишь небольшую горстку людей, запершихся в одной из мечетей. Мечеть была немедленно взята приступом, а собравшиеся в ней - перебиты. В память об этом севильцы впоследствии нарекли мечеть "Мечетью мучеников" (Масджид ашшухада).

Донесения о действиях викингов стекалась в столицу Андалусии Кордову, ко двору эмира Абд ар-Рахмана II. Эмир был полон решимости прийти на помощь своим подданным, но выступить немедленно не мог: войск в столице стояло немного. Во все концы страны летели приказы собирать войска и отправлять их в Кордову. В критической ситуации эмир обратился за помощью даже к людям, отношения с которыми у него были далеко не дружественными. Так, Абд ар-Рахману II удалось с помощью лести и уступок склонить на свою сторону крупного мятежного феодала Мусу Ибн Мусу ал-Каси12; известно также, что вместе с андалусцами против норманнов воевал Галиндо Иньигес, сын короля Наварры13.

По мере того как к Кордове стягивались войска, эмир формировал отряды и направлял их к Севилье. Командование войсками было доверено лучшим полководцам; общее руководство осуществлял фаворит эмира - влиятельный евнух Абу-л-Фатх Наср. Для Насра поход против норманнов имел особое значение: он был уроженцем расположенной совсем рядом с Севильей Кармоны, и теперь ему предстояло защищать от врага родной город.

Вскоре войска эмира появились в окрестностях Севильи. Первый бой с викингами неожиданно принёс им успех: норманны, потеряв около 70 человек, отступили на корабли. Тем не менее страх перед боевой мощью викингов оставался, и полководцы эмира не решались ввязываться в новое сражение.

Но решающая битва всё же состоялась. В арабских источниках есть два рассказа о том, как она проходила. Согласно одному из них, норманны, разграбив Севилью, стали предпринимать походы на соседние области; их набегам подвергся даже район Кордовы. Однажды полководцы эмира, заметив издали, что три отряда викингов выходят из города по разным направлениям, решили напасть на один из них. Викинги двигались на юго-восток, к Морону; когда они отошли на достаточное расстояние, войска эмира отрезали их от реки и в жестокой сече разгромили. Увидев, что отряд потерпел поражение, оставшиеся в городе викинги покинули город, сели на корабли и двинулись вверх по Гвадалквивиру на соединение с ушедшими на север товарищами. Когда все викинги вернулись на корабли, их флот развернулся и, преследуемый по берегам Гвадалквивира войсками эмира, ушёл вниз к устью реки14.

Другой рассказ, значительно более распространённый в средневековой мусульманской литературе, представляет картину сражения по-иному. Главный герой здесь - Мухаммад Ибн Саад Ибн Ростем, отпрыск рода Ростемидов, правившего в Тахерте (Северная Африка). Будучи хариджитами, т. е., теоретически, заклятыми врагами Омейядов, ростемидские имамы Тахерта тем не менее поддерживали тесные связи с правителями Кордовы, и Мухаммад Ибн Саад нашёл тёплый приём при андалусском дворе. Выступив по приказу Абд ар-Рахмана II против норманнов, Мухаммад Ибн Саад расположился с войском около Таблады, в нескольких километрах к югу от Севильи по течению Гвадалквивира, а затем, 6 ноября 844 г., отобрал лучших, прошедших через войны с Астурией бойцов, и направил их к городу. Этот передовой отряд непрерывно навязывал викингам стычки, а затем отступал в предместья города. Наконец, 10 ноября норманны бросились в погоню; их поддерживал двигавшийся вниз по реке флот. Но андалусцы именно этого и добивались, чтобы пустить в ход испытанный боевой приём народов Востока - притворное бегство. Достигнув Таблады, отступавшие развернулись и ударили на викингов; одновременно из засады выступили главные силы войск эмира. Но и отряд викингов получил подкрепление: к нему присоединились сошедшие с кораблей воины. В завязавшейся сече перевес склонялся первоначально на сторону норманнов, но Мухаммад Ибн Саад внезапным манёвром вышел им в тыл, отрезав от кораблей. В итоге успех сопутствовал войскам эмира: им удалось отбить часть награбленного викингами и, главное, нанести им значительные потери. Наиболее внушительные цифры приводит Иса Ибн Ахмад ар-Рази, согласно которому викинги потеряли около тысячи человек убитыми (включая своего предводителя) и приблизительно 400 пленными; кроме того, из-за недостатка людей им пришлось бросить 30 кораблей, которые захватили и сожгли мусульмане15. По другим данным, потери викингов были меньше: 500 человек убитыми и четыре корабля16. Победа мусульман, однако, была неполной: викингам удалось отразить нанесённый по ним удар, пробиться к кораблям и отплыть. Для их устрашения Мухаммад Ибн Саад приказал тут же на берегу казнить пленных. Трупы норманнов, укреплённые на досках, были затем выставлены в Севилье на всеобщее обозрение17.

События последующих дней подтвердили, что полководцам эмира не удалось одержать решающую победу. Норманны закрепились между Табладой и Каптелем и эпизодически предпринимали вылазки в районы, где андалусских войск было немного. Андалусцы, которые тоже понесли немалые потери, как и прежде, не решалась начать крупное сражение. Боевые действия свелись к мелким стычкам, масштаб которых иллюстрируется следующим: в единственном бою, о котором упоминают на этом этапе источники, погибло два викинга18.

Одновременно начались переговоры о выкупе пленных. Мусульманам удалось выкупить большинство пленников, причём их немало удивило то, что норманны, отказываясь от золота и серебра, требовали в основном одежду и съестные припасы. Опустошённая и покинутая населением земля, на которой стояло войско викингов, уже не могла прокормить их, и недостаток провианта чувствовался в их лагере всё сильнее.

Пополнив свои запасы, викинги оставили Каптель и двинулись вниз по течению Гвадалквивира. Войска эмира неотступно следовали за ними по берегам реки, не давая высадиться на берег. Норманны достигли Сидонии, где, видимо, соединились с не пошедшими на Севилью товарищами. Затем флотилия викингов двинулась на запад.

Отступление викингов отнюдь не означало, что угроза Андалусии устранена. Норманны следовали своей прежней тактике, заходя в устья крупных рек, поднимаясь вверх по течению и подвергая разграблению наиболее богатые города и области. Сведения источников позволяют заключить, что викинги совершили как минимум два таких похода. Сначала они, овладев островом Сальтес и сделав его своей базой, подобной Каптелю, поднялись вверх по реке Рио Тинто и разорили Ниеблу. Вполне вероятно, что пострадала и расположенная в устье реки Уэльва. Двигаясь далее на запад, норманны предприняли поход по течению реки Гвадиана, достигли Бежи и разграбили её. Вслед за этим они, проплыв вдоль берега Португалии и остановившись ещё раз у Лиссабона, направились на север19.

Весть об уходе норманнов вызвала в Андалусии всеобщее ликование. Абд ар-Рахман II послал победные реляции своим союзникам в Северную Африку, в том числе и в Тахерт; туда же были отправлены отрубленные головы викингов и их предводителя. Главнокомандующий Наср, который привёз в Кордову головы норманнов, стал в глазах андалусцев, говоря современным языком, национальным героем. "Из страха перед ним (Насром - Д. М.) расступаются горы высокие, а вершины земли разливаются, - писал в похвальном слове ему один андалусский панегирист того времени. - Тот, с кем воюет он, претерпевает бедствие великое... Все вершины превзошла слава его, до самых высот поднялась"20. Прославление Насра, заметим, длилось недолго: через несколько лет он погиб, попытавшись отравить эмира, и о нём стали высказываться в совсем других тонах.

В Севилью вступили войска эмира, затем стали возвращаться жители. Город был порядком разрушен, серьёзно пострадала соборная мечеть. Норманны пытались разрушить её, меча в поддерживавшие купол балки стрелы и сосуды с горючей смесью. По преданию, мечеть спасло чудесное явление отрока, изгнавшего норманнов и не позволявшего им войти вплоть до самой битвы при Табладе21. Абд ар-Рахман II немедленно приказал начать отстраивать мечеть, причём хотел даже расширить её. Но подданные эмира, больше всего боявшиеся теперь нового вторжения норманнов, видели главную задачу в другом - скорейшем строительстве укреплений. Влиятельный факих (богослов и правовед) Абд ал-Малик Ибн Хабиб написал эмиру послание, призывая его приостановить работы по расширению мечети и употребить все силы на скорейшую постройку городских стен. Богослову, разумеется, нелегко дался этот призыв, но таково было требование времени; сходного мнения придерживались и многие визири и высшие сановники эмира. Абд ар-Рахман II, однако, рассудил по-своему: он не отказался от расширения мечети, отдав одновременно приказ о начале возведения городских стен. Позднее, когда страх перед новым нападением викингов стал проходить, эмир приказал приостановить постройку стен, опасаясь, что севильцы могут поднять мятеж и воспользоваться готовыми укреплениями.

Строительство стен было лишь одним элементом нового плана обороны страны от нападений викингов. Эмир деятельно взялся за создание собственного флота: в портах Андалусии строились корабли, шёл набор моряков. Уже через четыре года после вторжения норманнов Абд ар-Рахман II смог послать против восставших жителей Балеарских о-вов флот в 300 кораблей22. Андалусские корабли оснащалась необходимым военным снаряжением, включая машины для метания сосудов с зажигательной смесью23.

Деятельность эмира дала свои плоды. Когда в 859 г. новая флотилия викингов в составе 62 кораблей24 после тяжёлых боёв и поражения в Астурии25 двинулась в поход на Андалусию, нападавших встретило куда более серьёзное и организованное противодействие, чем 15 лет назад. Корабли эмира патрулировали всё морское побережье от Галисии до Барселоны. Уже в первом морском бою у берегов Португалии мусульманам удалось захватить два корабля норманнов, высланные вперёд на разведку. Тем не менее викинги смогли продвинуться на юг и разорить Бежу. Вслед за этим их флот достиг устья Гвадалквивира и направился к Севилье. Но в 859 г. эмир Мухаммад (852-866), сын и преемник Абд ар-Рахмана II, мобилизовал силы быстрее и успешнее, чем его отец в 844 г. Столкнувшись с войсками эмира, которыми командовал высший по рангу сановник Андалусии - хаджиб26 Иса Ибн ал-Хасан Ибн Аби Абда, норманны были вынуждены отступить от Севильи и вернуться к устью Гвадалквивира. Пройдя далее на восток, они захватили Альхесирас, разрушили в нём соборную мечеть, а затем ушли в Северную Африку. Там их главной целью стал Накур, столица эмирата, в котором правила династия Салихидов. После взятия и разграбления Накура, норманны покинули Африку и, разорив по пути Балеарские о-ва, вернулись в Андалусию, обрушившись на её юго-восточное побережье. Поднявшись по реке Рио Сегура, норманны захватили Ориуэлу, а затем ушли зимовать в южную Францию.

На этом этапе флот викингов разделился. Часть кораблей - около 40 - двинулась в новый поход на Андалусию. Недалеко от Сидонии путь им преградил флот эмира Мухаммада. Завязалось морское сражение, в ходе которого андалусцы применили зажигательную смесь. Они захватили два корабля норманнов, а затем сожгли ещё два - со всеми, кто находился на борту. В абордажном бою, однако, превосходство викингов было очевидным. Мусульмане понесли большие потери, погиб один из командующих андалусским флотом. Тем не менее андалусцам удалось отразить удар. Флот викингов развернулся и вновь двинулся на восток. Норманны совершили удачный набег на Наварру, взяв в плен её короля Гарсиа Иньигеса (брата Галиндо Иньигеса, упомянутого выше), за которого был впоследствии уплачен огромный выкуп - 70 тыс. золотых. После этого викинги, видимо, направились во Францию, на соединение с оставшимися там товарищами27.

Сообщение о походе викингов 859 г. в нашем основном мусульманском источнике - трактате "Заимствование известий" ("ал-Муктабис") Ибн Хаййана (987/88-1076) - и других мусульманских авторов на этом заканчивается. Снова они упоминают о норманнах под 247 г. х. (14 марта 861 - 6 марта 862), причём этот поход викингов изображается ими как самый неудачный. "Не занимали [корабли их всего] моря и не причинили они ущерба жителям прибрежных местностей, как это обычно происходило, - читаем мы у Ибн Хаййана, - и не могли они найти себе цели на побережье: так сильно всё охранялось"28. Викинги даже не попыталась организовать нападение; кроме того, 14 их кораблей потерпели крушение возле Альхесираса. Пройдя мимо Андалусии, норманны направились в "земли франков", но и там действовали безуспешно. Не снискав ни добычи, ни славы, норманны вернулись восвояси29.

Сообщение Ибн Хаййана интересно сопоставить со сведениями европейских источников. Из "Хроникона о деяниях норманнов во Франции" (создан после 911 г.) мы узнаём, что викинги, покинув в 859 г. Андалусию, закрепились на каком-то острове в дельте Роны, а затем стали совершать походы вверх по реке, разоряя всё на своём пути. В 860 г. они захватили Валанс, а затем предприняли поход в Италию, где взяли и разграбили Пизу30. Себастиан Саламанкский (писал после 884 г.) сообщает даже о походе норманнов на "Graecia", но имеет в виду, очевидно, не современную Грецию, а византийские владения на юге Италии. Поход викингов оказался, таким образом, весьма долгим, и лишь через три года после его начала они, согласно тому же автору, двинулись в обратный путь31.

Нетрудно заметить, что дата возвращения викингов по Себастиану Саламанкскому совпадает с датой их третьего похода по Ибн Хаййану. По всей видимости, мусульманские авторы говорят в действительности не о новом походе, а просто о прохождении флота викингов вдоль побережья Андалусии. Такое предположение хорошо объясняет отмеченную Ибн Хаййаном пассивность викингов: они уже достаточно награбили в Испании, Африке, Франции и Италии, и вновь идти за добычей им было незачем.

После похода 859-861 гг. норманны надолго перестали тревожить Андалусию. Остриё их набегов было теперь обращено против христианской Европы. С 856 г. участились вторжения викингов во Францию; нападению подверглись Париж, Тур, Амьен, Орлеан и многие другие города, а также аббатства. В 865 г. "великое войско" датчан высадилось в восточной Англии. Дальние походы в Андалусию и Северную Африку были забыты, и в следующий раз флот норманнов появился у берегов Испании лишь столетие спустя, в 966 г. Но военная мощь Андалусии к тому времени заметно выросла, а флоту по-прежнему уделялось большое внимание. После того, как в 955 г. порт Альмерия - главная база андалусского флота - был разорён Фатимидами, восстановление и развитие военно-морских сил стало для правителей мусульманской Испании делом первостепенной важности. Летом 964 г. кордовский халиф32 ал-Хакам II (961-976) посетил Альмерию, чтобы лично проконтролировать ход работ на верфях33. Численность андалусского флота, базировавшегося в Альмерии, достигала на тот момент 300 единиц34.

Мусульманская Испания, таким образом, располагала достаточными силами для отражения нападения. Когда летом 966 г. небольшая норманнская флотилия из 28 кораблей появилась у берегов мусульманской Испании, андалусцы дали викингам бой уже у Лиссабона. Не добившись особых успехов, викинги двинулись далее на юг, однако у Сильвеса их встретил пришедший из Севильи флот халифа. В начавшемся сражении мусульманам удалось захватить несколько кораблей викингов и освободить находившихся на них пленников. Норманны были вынуждены отступить35. По некоторым сведениям, они дошли до района Альмерии и попытались взять приступом одну из расположенных там крепостей, но и эта попытка закончилась неудачей36.

Сходным образом развивались события в 971 г. Тогда норманны достигли Андалусии после длительного похода против королевства Леон. В 968 г. им удалось закрепиться в Галисии; в течение трёх лет они безжалостно разоряли страну, захватив, в частности, Сантьяго де Компостелла и убив местного епископа. Когда же викинги стали готовиться покинуть разорённую страну, против них выступил местный феодал граф Гонсало Санчес. В сражении с ним викинги потерпели поражение. Погиб их вождь Гундеред, значительная часть флота была сожжена37. Чтобы не остаться совсем без добычи, норманны двинулись к Андалусии. Известие о появлении викингов вблизи пределов страны было получено в Кордове в конце июня 971 г.; 22 июля в столице узнали, что двумя неделями ранее они вошли в устье Дуэро. Хотя известие о приближении норманнов, как и прежде, вызвало страх и волнение, халиф быстро справился с опасностью. 2 июля по приказу ал-Хакама II известный флотоводец Абд ар-Рахман Ибн Мухаммад Ибн Румахис выехал в Альмерию, чтобы привести флот к Севилье и прикрыть наиболее опасное направление. Для снабжения флота было принято решение произвести реквизиции продовольствия в районах Малаги и Сидонии; туда направились специальные посланники эмира. 13 июля из Кордовы вышло войско, которому предстояло сражаться с норманнами на суше; командовал им лучший андалусский полководец того времени Галиб. Уже к сентябрю, однако, в Кордову поступило известие о том, что норманны, потерпев несколько поражений и убедившись в решимости халифа дать им достойный отпор, отступили38.

Последние упоминания о набегах норманнов на мусульманскую Испанию относятся к 972 г. И в этом случае события развивались по очень похожему сценарию. Когда какая-то флотилия викингов появилась у берегов Португалии, халиф ал-Хакам II 19 июня собрал своих ближайших сподвижников на совет и принял решение о немедленном направлении войск на запад страны. Войска выступили в поход, но в сражение с неприятелем так и не вступили. Когда полководцы халифа Зийад Ибн Афлах и Хишам Ибн Мухаммад Ибн Усман прибыли в Сантарен, им сообщили, что норманны, узнав о приближении большого и хорошо вооруженного войска, поспешно ретировались. Более того, лазутчики доносили, что викинги ушли к Сантьяго де Компостелла, а это означало их отказ от дальнейших попыток нападения на Андалусию39.

Поход 972 г. был последней предпринятой викингами попыткой вторжения в мусульманскую Испанию. Окидывая взглядом историю этих набегов, мы видим, что за исключением событий 844 и частично 859 г., правители Андалусии смогли поставить барьер на пути норманнов. Викингам не удалось ни закрепиться в мусульманской Испании (как они закреплялись в Англии, Ирландии, Нормандии), ни - после 859 г. - захватить хотя бы один крупный город.

Причин тому, видимо, несколько. Прежде всего, до мусульманской Испании доходили лишь отдельные отплески той мощной волны скандинавской экспансии, которая обрушилась на Европу. Даже в Испании главный удар викингов принимала на себя не Андалусия, а Астуро-Леонское королевство. В некоторых случаях, как мы видели, до Андалусии добирались лишь остатки флотилий викингов, потерпевшие поражение от североиспанских христиан. Далее, набеги викингов пришлись именно на те времена, когда мусульманская Испания была мощным государством и располагала самыми значительными материальными и людскими ресурсами за всю свою историю. Не следует забывать и субъективного фактора - той серьёзности и основательности, с которой её правители подходили к защите страны от вторжений норманнов. Показателен следующий эпизод: в 966 г., после отражения очередного набега, халиф ал-Хакам II приказал построить на Гвадалквивире новый флот, предназначенный для борьбы с викингами. Для того чтобы андалусские корабли не уступали вражеским по манёвренности, их строили по образу и подобию скандинавских дракенов40. После принятых мер флот халифа стал насчитывать около 600 единиц41. За всеми передвижениями викингов неотступно следили наместники приграничных областей, на отражение нападений направлялись лучшие военачальники и флотоводцы. Усилия андалусских правителей увенчались успехом: страна была защищена от разрушительных набегов норманнов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Chronicon de gestis Normannorum in Francia // MGH Scriptores. 1. [Annales et chronica aevi Carolini]. Hannover, 1826. P. 532; Reginonis abbatis Prumiensis Chronicon cum continuatione Treverensi. MGH Script rer Germ [50]. Hannover, 1890. P. 76.

2. Об этом см. прежде всего: Dorn B. Caspia. Über die Einfälle der alten Russen in Tabaristan // Mémoires de l'Académie impériale des Sciences de St.-Pétersbourg. XIIe série. T. XXIII. № 1. St.-Pétersbourg, 1875, где приведены отрывки из произведений мусульманских историков, посвящённые походам викингов в прикаспийские земли.

3. Monachi Silensis Chronicon // España Sagrada. T. XVII. Madrid, 1763. P. 289.

4. Ibid. Об этом набеге викингов на Астурию см. также: Chronicon Albeldense // España Sagrada. T. XIII. Madrid, 1756. P. 452; Sebastiani Chronicon // Ibid. P. 486; Rodericus Ximenius de Rada. Opera. Valencia, 1968. P. 87; Lucae Tudensis Chronicon mundi // Hispaniae illustratae scriptores varii. T. IV. Francfort, 1606. P. 77.

5. Приведённая в тексте цифра основана на донесении, которое наместник Лиссабона Вахбуллах Ибн Хазм направил в Кордову тогдашнему правителю мусульманской Испании - эмиру Абд ар-Рахману II (822-852). По словам наместника, флотилия норманнов состояла из 54 кораблей, именуемых маркаб, и такого же количества других судов, называемых кариб. Родерих Толедский (род. ок. 1170 г., ум. в 1247 г.), описывающий прибытие флота норманнов на основе сведений арабских авторов, сообщает, что в походе участвовало 54 naves (кораблей) и 54 galeas (гребных судов) (Rodericus Ximenius de Rada. Op. cit. P. 265), однако известно, что все корабли викингов были парусно-гребными. Тот факт, что в источниках маркабы упоминаются прежде карибов, наводит на мысль, что они были больше по размерам и важнее в военном отношении. Донесение Вахбуллаха Ибн Хазма в Кордову пересказывают Ахмад ар-Рази, сообщение которого известно в передаче Ибн Хаййана (Ben Haián de Córdoba. Muqtabis II. Anales de los Emires de Córdoba Alhaquém I (180-206 H. / 796-822 J. C.) y Abderramán II (206-232 / 822-847). Madrid, 1999. P. 196), и, очевидно, со слов последнего - ал-Узри (Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Fragmentos geográfico-históricos de al-Masālik ilā Gamī' al-Mamālik. Madrid, 1965. P. 98).

6. Histoire de l'Afrique du Nord et de l'Espagne musulmane intitulée Kitāb al-Bayān al-Mughrib par Ibn ‘Idhārī al-Marrākushī et Fragments de la Chronique de ‘Arīb. T. 2. Leyde, 1948. P. 87.

7. Источники (см. прим. 5 и 6) не сообщают напрямую о разделении флота норманнов, однако такая реконструкция событий логически вытекает из их сообщений. Согласно Исе Ибн Ахмаду ар-Рази, сообщение которого приводит Ибн Хаййан, в поход на Севилью норманны выступили на 80 кораблях (Ben Haián de Córdoba. Op. cit. P. 197), хотя в начале экспедиции имели 108; следовательно, часть флота должна была остаться в Средиземном море. Далее, если норманны собирались идти на Севилью, им незачем было плыть на юг, к Кадису, а затем ещё подниматься вверх по реке Гвадиана, чтобы овладеть Сидонией.

В пользу того, что часть флота норманнов осталась в Средиземном море, говорит и один интересный фрагмент из андалусской географии XI в. ал-Бакри. Согласно этому автору, норманны в ходе изучаемого похода зашли на кораблях в гавань североафриканского порта Асила и попросили у местных берберов разрешения забрать укрытые поблизости припасы (просо, которое к тому моменту уже пришло в негодность). Приняв издали зерно за золото, берберы попытались внезапно напасть, но викинги успели добраться до кораблей и отплыть в сторону Севильи (Kitāb al-Masālik wa-l-Mamālik d'Abu Ubayd al-Bakrī. Tunis, 1992. P. 791). Очевидно, норманны перед началом похода против Испании устроили на побережье Северной Африки склад припасов, забирать которые по мере надобности была призвана часть флота, оставшаяся в Средиземном море.

8. Муавийа Ибн Хишам аш-Шабаниси, цит. по: Ben Haián de Córdoba. Op. cit. P. 199.

9. По сообщению Исы Ибн Ахмада ар-Рази, наместник Севильи при приближении норманнов бежал в более безопасную Кармону (Ben Haián de Córdoba. Op. cit. P. 197). Иные сведения сообщает Ибн ал-Кутиййа, согласно которому наместник заперся в городской цитадели и отбивался вплоть до того времени, когда в Севилью вошли войска эмира (Тарих Ифтитах ал-Андалус. Таалиф Ибн ал-Кутийа. Бейрут, 1982. С. 80). В любом случае, севильское ополчение, о котором далее идёт речь, билось с норманнами на подступах к городу без видимого участия наместника.

10. Sebastiani Chronicon... P. 486.

11. Ben Haián de Córdoba. Op. cit. P. 197.

12. Тарих Ифтитах ал-Андалус... С. 79; Ben Haián de Córdoba. Op. cit. P. 201.

13. Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Op. cit. P. 98.

14. Тарих Ифтитах ал-Андалус... С. 79-81.

15. Ben Haián de Córdoba. Op. cit. P. 198.

16. См. напр.: Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Op. cit. P. 100; Ibn el-Athiri Chronicon quod perfectissimum inscribitur. V. 7. Lugduni Batavorum, 1865. P. 11; ан-Нувайри. Нихайат ал-Араб фи Фунун ал-Адаб. Т. 23. Каир, 1980. С. 384.

17. Анализируя сведения арабских источников, мы не должны забывать и о рассказе о битве при Табладе у Родериха Толедского. Основываясь на данных восточных авторов, Родерих сообщает, что решающей битве предшествовали многочисленные мелкие стычки, в ходе которых ни та, ни другая сторона не могла одержать победу. Наконец норманны укрепились в Табладе, однако мусульманам с помощью боевых машин (видимо, камнемётов) удалось выбить их оттуда. В начавшейся после этого сече погибло около 400 викингов и приблизительно столько же мусульман; норманны потеряли также четыре корабля (Rodericus Ximenius de Rada. Op. cit. P. 265). Рассказ Родериха кажется менее достоверным, чем сообщения, приведённые в тексте, так как не даёт ответа на целый ряд вопросов, например: зачем норманны сами двинулись к Табладе, или каким образом мусульманам удалось столь оперативно (в разгар битвы) подвести к селению громоздкие машины. Между тем в этом рассказе есть, видимо, рациональное зерно. Представляется, что часть норманнов, отрезанных мусульманами от кораблей, захватила селение и попыталась укрепиться в нём, после чего мусульмане начали осаду с использованием боевых машин.

18. Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Op. cit. P. 100; ан-Нувайри. Указ. соч. Т. 23. Каир, 1980. С. 384.

19. Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Op. cit. P. 100; Ибн Халдун. Китаб ал-Ибар. Булак, 1284 г. х. Т. 4. С. 129; Analectes sur l'histoire et la littérature des Arabes d'Espagne par al-Makkari. T. 1, 1- ère partie. Leyde, 1855. P. 223. По словам ал-Узри, норманны, двигаясь к Лиссабону, сделали промежуточные остановки ещё в двух поселениях, называемых С.‘.с. и ал-Маадан. С.‘.с., видимо, - искажённое написание С.н.с., т. е. названия города Синеш (Sines), расположенного на мысе, где норманны вполне могли встать лагерем. Под ал-Мааданом разумеется, очевидно, не испанский Альмаден, фигурирующий обычно в восточных источниках под этим названием, а португальская Алмада близ Лиссабона. Принимая такую идентификацию, легко объяснить, почему ал-Узри пишет, что норманны "переместились (танаккалу) [из ал-Маадана] в Лиссабон". Очевидно, Алмада служила викингам первоначальной базой, как Каптель и Сальтес, а затем они покинули её, обосновавшись на некоторое время во вновь захваченном Лиссабоне.

20. Ben Haián de Córdoba. Op. cit. P. 201.

21. Тарих Ифтитах ал-Андалус... С. 82.

22. Ал-Муктабис мин Анба Ахл ал-Андалус ли Ибн Хаййан ал-Куртуби. Бейрут, 1973. С. 2.

23. Тарих Ифтитах ал-Андалус... С. 83.

24. Такую численность флота норманнов указывают Ибн Хаййан (Ал-Муктабис... С. 308) и с опорой на его сообщение - Ибн Изари (Histoire de l'Afrique du Nord... T. 2. P. 96). Ал-Узри, напротив, сообщает, что у норманнов было 80 кораблей (Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Op. cit. P. 118). Поскольку ал-Узри основывается на сведениях Ибн Хаййана, можно сделать вывод, что он ошибается при копировании.

25. Chronicon Albeldense... P. 453.

26. В мусульманской Испании того времени хаджиб был ближайшим сподвижником эмира, старшим над визирями.

27. Наши важнейшие источники по этим событиям - христианские: Sebastiani Chronicon... P. 489; Rodericus Ximenius de Rada. Op. cit. P. 89; Lucae Tudensis Chronicon... P. 79, мусульманские: Ал-Муктабис... С. 307-309, 311-313; Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Op. cit. P. 118-119; Ibn el-Athiri Chronicon... P. 58; ан-Нувайри. Указ. соч. С. 388-389; Histoire de l'Afrique du Nord... T. 2. P. 96-97; Ибн Халдун. Указ. соч. С. 130-131; Analectes... T. 1, 1- ère partie. P. 225. В мусульманских источниках дата вторжения норманнов - 245 г. х. (8 апреля 859 - 27 марта 860). Учитывая, что викинги двинулись в Северную Африку лишь после неудачи у Севильи, можно подвергнуть сомнению приводимую обычно в источниках дату нападения норманнов на Накур - 244 г. х. (19 апреля 858 - 7 апреля 859 гг.) (Kitāb al-Masālik wa-l-Mamālik... P. 766; Histoire de l'Afrique du Nord... T. 1. Leyde, 1948. P. 176; Тарих ал-Магриб ал-Араби фи-л-Аср ал-Васит. Ал-Кисм ас-Салис мин Китаб Амал ал-Алам ли-л-Вазир ал-Гарнати Лисан ад-Дин Ибн ал-Хатиб. Касабланка, 1964. С. 173). О нападении норманнов на Накур говорит также Ибн ал-Кутиййа (Тарих Ифтитах ал-Андалус... С. 81), однако он явно ошибается, представляя это событие как часть похода 844 г., продлившегося, согласно ему, четырнадцать лет. Согласно Ибн ал-Кутиййе, викинги дошли до "страны румов" и Александрии. Этот рассказ, очевидно, основан на сведениях о походе викингов 859-861 гг., когда они, как показано в тексте, достигли Италии ("земли румов").

28. Ал-Муктабис... С. 311.

29. Ал-Муктабис... С. 311; Aḥmad Ibn ‘Umar Ibn Anas al-‘Udhrī. Op. cit. P. 119. Видимо, к описываемым событиям относится и не датированное сообщение ал-Бакри о том, что после 844 г. корабли норманнов ещё раз появились в порту Асилы; их гнал сильный ветер, и многие из них затонули (Kitāb al-Masālik wa-l-Mamālik... P. 791).

30. Chronicon de gestis... P. 533.

31. Sebastiani Chronicon... P. 489.

32. С 929 г. правители мусульманской Испании носили халифский титул.

33. Histoire de l'Afrique du Nord... T. 2. P. 236.

34. The History of Granada entitled al-Iḥāṭ a fī Akhbār Gharnāṭa by Lisān-ud-Dīn Ibn-ul-Khaṭīb. Cairo, 1957. P. 487.

35. Histoire de l'Afrique du Nord... T. 2. P. 238-239.

36. Lisān ad-Dīn Ibn al-Khaṭīb. Histoire de l'Espagne musulmane (Kitāb a‘māl al-a‘lām). Beyrouth, 1956. P. 42.

37. Chronicon Sampiri, asturiensis episcopi, circa annum millesimum scriptum // España Sagrada. T. XIV. Madrid, 1758. P. 456-457; Rodericus Ximenius de Rada. Op. cit. P. 104-105; Lucae Tudensis Chronicon... P. 86.

38. Ибн Хаййан. Ал-Муктабис фи Ахбар Балад ал-Андалус. Бейрут, 1983. С. 23-25, 27-28, 58, 66-67; Histoire de l'Afrique du Nord... T. 2. P. 241.

39. Ибн Хаййан. Указ. соч. С. 78, 92-93.

40. Histoire de l'Afrique du Nord... T. 2. P. 239.

41. Lisān ad-Dīn Ibn al-Khaṭīb. Op. cit. P. 42.


1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.




  • Категории

  • Файлы

  • Темы на форуме

  • Похожие публикации

    • Сюжет на серебряном блюде
      Автор: Mukaffa
      Кони то местные, слишком здоровые для тюрок.
    • Нестеренко А. Н. Князь Вячко
      Автор: Saygo
      Нестеренко А. Н. Князь Вячко // Вопросы истории. - 2018. - № 7. - С. 30-42.
      Удельного кукенойского князя Вячко его современник, автор Ливонской хроники Генрих, описывает как разбойника, клятвопреступника и убийцу. Отечественная историография представляет Вячко как героического воина, символизирующего совместную борьбу русского и прибалтийских народов с «католической агрессией».
      Об удельном князе Вячко в русских летописях содержится только одно упоминание — краткое сообщение Новгородской первой летописи о том, что в 1224 г. он был убит немцами в Юрьеве1. Поэтому все, что нам известно об этом князе, основано на сообщениях Хроники Ливонии Генриха Латыша (ЛХГ)2. Без этого источника невозможно было бы установить, кем был Вячко, как он оказался в Юрьеве и как погиб.
      В отечественной историографии, начиная с В.Н. Татищева, назвавшего Вячко мужественным и мудрым воином, этого князя принято представлять героем и символом совместной борьбы русских и эстов против «крестоносной агрессии»3. В этом качестве он был запечатлен в бронзовом памятнике «Князь Вячко и старейшина Меэлис, отдавшие свои жизни при обороне Тарту в 1224 году», скульптора Олаве Мянни, установленном в Тарту в 1980 г. в честь 950-летия со дня основания города Ярославом Мудрым.
      Автор Хроники Ливонии Генрих, наоборот, представляет Вячко разбойником и убийцей и, считая его одним из самых опасных преступников, называет «корнем всякого зла в Ливонии»4.
      Из описания событий, связанных с именем Вячко в ЛХГ, можно составить образ типичного удельного князька времен расцвета на Руси периода феодальной раздробленности. Главным занятием, служившим основным источником доходов князя и его дружины, были военные набеги с целью грабежа. В этом смысле деятельность Вячко может служить еще одной иллюстрацией концепции Мансура Олсона, рассматривавшего его как «оседлого (stationary) бандита»5. Вячко обложил данью местных жителей в обмен на их защиту от других «бандитов», выступив в качестве «покровителя тех, кого он грабит»6.

      Памятник князю Вячко и старейшине эстов Меэлису в г. Тарту

      Кокнесе. Развалины орденского замка, выстроенного на месте крепости Вячко. Фото начала XX века

      Осада Дерпта, 1224 г. Рисунок Фридриха-Людвига фон Майделя
      О происхождении князя доподлинно неизвестно. Гипотетическая дата его рождения заключается между 1175 и 1180 годом7.
      По версии Татищева, основанной на пересказанной им легендарной «повести о Святохне», Вячко был сыном полоцкого князя Бориса Давыдовича8. Легенда о Святохне — классический литературный сюжет о злой мачехе, которая помыкает своим простодушным и инфантильным мужем, стремясь получить преференции для родного дитя за счет приемных.
      Согласно этой легенде, от первого брака у Бориса было двое сыновей: Василько и Вячко. Овдовев, он женился во второй раз на Святохне, дочери поморского князя Казимира, которая родила ему сына Владимира (Войцеха). Святохна хотела, чтобы княжеский престол в Полоцке наследовали не пасынки, а ее родной сын. Но это было невозможно при жизни старших сыновей полоцкого князя. Поэтому княгиня задумала их погубить и для начала уговорила мужа удалить княжичей в уделы на реке Двине. Затем Святохна укрепила свою власть в Полоцке, назначив на должности тысячного и посадников своих земляков. Полочане, недовольные засильем поморян, стали требовать от князя изгнания чужеземцев и возвращение в Полоцк его старших сыновей. Борис уже готов был послать за сыновьями, но коварная княгиня, боясь лишиться власти, попыталась уничтожить пасынков и их сторонников руками самого полоцкого князя. Она сфабриковала письмо от лица полоцких бояр к сыновьям Бориса, в котором они призывали старшего из них Василия прийти в Полоцк, занять престол, а мачеху с сыном и поморянами убить.
      Оклеветанные Святохой бояре, призванные на княжеский двор для объяснений, были убиты поморянами по ее приказу, несмотря на попытку Бориса остановить кровопролитие.
      На следующее утро было собрано вече, на котором народу объявили, что бояре были казнены за то, что ночью пытались убить князя, придя с оружием в его дом. Возбужденные этим известием полочане разгромили дома погибших бояр, а их жен и детей убили или изгнали.
      Княжич Василий, узнав о гибели полоцких бояр, которые были его сторонниками, хотел немедленно ехать в Полоцк. Но его отговорил один из его приближенных, рассказав о грозившей Василию опасности. В Полоцк послали письмо с призывом к народу постоять против иноземцев «за веру и землю Русскую». На тайной встрече сторонники Василия и Вячко договорились «князьям своим помогать, а поморян изгнать или погубить» и стали склонять к этому горожан. Им удалось собрать вече, на котором зачитали письмо от княжича. Рассвирепевший народ схватил княгиню и заключил ее под стражу. Ее сторонники были убиты или изгнаны из Полоцка.
      Хотя версия, относящая Вячко к полоцкой или смоленской ветви Рюриковичей, наиболее распространена в отечественной историографии, она противоречит фактам9. Во-первых, согласно Татищеву, события, описываемые в «повести о Святохне», происходили в 1217 г., в то время как Вячко, согласно ЛХГ, покинул свой удел Кукенойс, расположенный на Двине, в 1208 г. и больше туда не возвращался. Во-вторых, ЛХГ указывает, что во времена княжения Вячко в Кукенойсе полоцким князем был не Борис, а Владимир (Woldemaro de Ploceke), который занимал княжеский престол как минимум с 1184 по 1216 год.
      Матей Стрыйковский утверждал, что в 1573 г. он видел камень под Полоцком на Двине с надписью «Помоги Господи рабу своему, Борису сыну Гинвилову!»10 На этом основании можно предположить, что после смерти Владимира в 1216 г. полоцкий престол занял Борис — сын литовского князя Гинвила. Вячко приходился ему не сыном, а зятем или шурином11.
      Первое упоминание «короля» Вячко (Vetseke) в ЛХГ относится к 1205 году12. Из этого сообщения следует, что он княжил в Кукенойсе (соврем. Кокнесе в Латвии), расположенном на берегу Даугавы, на границе полоцкого княжества с землями ливов и леттов. Узнав о том, что рядом с границами его владений поселился большой отряд латинских пилигримов, Вячко послал к ним гонца с предложением о переговорах.
      Миротворческая инициатива Вячко скорее всего была вызвана тем, что он вместе со своим сюзереном, полоцким князем Владимиром, участвовал в первом нападении на ливонские земли в 1203 г., и формально стороны продолжали находиться в состоянии войны. Такой вывод следует из того, что ЛХГ не упоминает о том, что после того как полоцкие дружины покинули ливонские владения, на которые внезапно напали, стороны начали мирные переговоры13. Вячко, очевидно, решил, что появление пилигримов всего в трех милях от границ его владений означает начало военных приготовлений для нанесения ответного удара, и поспешил заявить о готовности заключить мир.
      На последующей встрече Вячко с главой ливонской церкви епископом Альбертом стороны заключили «прочный мир», после чего Вячко «радостно возвратился к себе». При этом хронист не преминул заметить, что мир оказался совсем не прочным и продолжался недолго14. Действительно, уже через год полоцкий князь в очередной раз напал на ливонские владения. Вячко тоже должен был принять участие в этом походе: во-первых, как вассал полоцкого князя, во-вторых, в силу того, что его владения находились на границе с Ливонией и, следовательно, дружины из Полоцка должны были пройти через них.
      Все происходившее в дальнейшем было обусловлено контекстом отношений Полоцка и Риги. Полоцкий князь Владимир разрешил в 1184 г. первому епископу ливонскому Мейнарду крещение ливов и леттов, исходя из соображений выгоды: ливонская церковь взяла на себя обязательства по сбору налогов с обращенных в христианство язычников. Полоцкое княжество, которое распалось на несколько уделов, не располагало силами, чтобы принудить ливов и леттов к регулярной выплате дани. Поэтому князь Владимир не только охотно принял предложение Мейнарда, но и преподнес ему дары, подчеркивая свое полное одобрение его миссии15.
      Когда полоцкий князь увидел, что немецкая колония за двадцать лет разбогатела, он решил, что может захватить ее под предлогом защиты притесняемых немцами ливов и леттов, надеясь, что только что основанная и еще не укрепленная Рига станет легкой добычей объединенных сил русских князей и прибалтийских племен. Реализации этого плана благоприятствовало то, что ежегодно правитель Ливонии епископ Альберт отправлялся с отслужившими свой срок пилигримами в Германию чтобы привлечь новых. Во время его отсутствия в случае нападения врага ливонцы могли рассчитывать только на свои немногочисленные силы.
      С.М. Соловьёв объяснял агрессию со стороны Полоцка тем, что князья полоцкие «привыкли ходить войной на чудь и брать с нее дань силой, если она не хотела платить ее добровольно. Точно так же хотели теперь действовать против немцев»16.
      Первая неудачная попытка нападения на немецкую колонию не остановила Владимира. Когда в очередной раз епископ Альберт убыл с пилигримами в Германию, полоцкий князь по просьбе ливов, которые прислали к нему гонцов, собрав большое войско, выступил в поход на Ригу (1206 г.). «Слушаясь их зова и советов, король [полоцкий князь Владимир] собрал войско со всех концов своего королевства, а также от соседних королей, своих друзей, и с великой храбростью спустился вниз по Двине на корабле»17. Союзники осадили первый ливонский форпост на их пути — замок Гольм. Немецкие воины, которых в укреплении было всего двадцать, «боясь предательства со стороны ливов, которых много было с ними в замке, днем и ночью оставались на валах в полном вооружении, охраняя замок и от друзей внутри и от врагов извне»18.
      Генрих констатирует, что в данной ситуации «если бы продлились дни войны, то едва ли рижане и жители Гольма, при своей малочисленности, могли бы защититься». Но, к счастью для рижан, Владимир проявил нерешительность, и это спасло их от неминуемого разгрома. Разведчики донесли Владимиру, что «все поля и дороги вокруг Риги полны мелкими железными трехзубыми гвоздями; они показали королю несколько этих гвоздей и говорили, что такими шипами тяжко исколоты повсюду и ноги их коней и собственные их бока и спины. Испугавшись этого, король не пошел на Ригу»19. А тут еще в море появились корабли. Опасаясь, что это идет подмога немцам, полоцкий князь снял осаду с Гольма, который безуспешно осаждал одиннадцать дней, и возвратился в свои владения.
      Отступление Владимира вынудило Вячко второй раз искать мира с победителями. В 1207 г., когда из Германии вернулся епископ Альберт, Вячко отправился к нему. Несмотря на то, что он был виновен в нарушении мирного договора, заключенного по его же инициативе в 1205 г., кукенойский князь был принят в Риге на правах почетного гостя20.
      В ходе своего визита князь Вячко предложил епископу Альберту половину своих владений в обмен на помощь против нападений литовцев. Предложение было принято, и Вячко после многих дней пребывания в доме епископа вернулся домой с дарами и обещаниями помощи людьми и оружием21. Видимо уступка половины владений была компенсацией, которую Вячко должен был заплатить за участие в нападениях на Ливонию.
      Однако, несмотря на приписываемое Генрихом стремление епископа Альберта подружиться с Вячко, из этого ничего не получилось. Кукенойский князь вынашивал планы реванша, а немцы воспринимали его как непримиримого врага, который вынужден был покориться силе и затаился, ожидая удобного момента для очередного нападения. Свидетельством этого стал также конфликт князя Вячко с ливонским рыцарем Даниилом, владения которого находились по-соседству и людям которого, согласно ЛХГ, он «причинял много неприятностей и, несмотря на неоднократные увещевания, не переставал их беспокоить»22.
      Однажды ночью люди Даниила внезапно захватили Кукенойс (1208 г.). Вячко попал в плен23. Даниил, «желая выслушать совет епископа об этом деле», послал в Ригу сообщение о случившемся. Епископ Альберт не воспользовался удачным моментом и решил привлечь врага на свою сторону благородством и добротой. Как пишет Генрих, он «был очень огорчен и не одобрил сделанного, велел вернуть короля в его замок и возвратить ему все имущество, затем, пригласив короля к себе, с почетом принял его, подарил ему коней и много пар драгоценной одежды»24.
      В Риге Вячко вновь принимали «самым ласковым образом», угощали князя и его людей и решив, что конфликт между ним и Даниилом закончился, «с радостью отпустил его домой». Рижский епископ «помня также о том, что обещал королю, когда принимал от него половину замка», послал в Кукенойс за свой счет двадцать рыцарей и арбалетчиков, а также каменщиков, «чтобы укрепить замок и защищать его от литовцев. С ним возвратился в Кукенойс и король [Вячко], веселый по внешности, но с коварным замыслом в душе25. Будучи уверенным в том, что Альберт с пилигримами отбыли в Германию, и в Риге осталось мало людей, Вячко «не мог далее скрывать в душе свои вероломные козни»26.
      Дождавшись удобного момента, когда немцы рубили камень во рву для постройки замка, сложив свое оружие наверху и, не ожидая нападения, «не опасаясь короля, как своего отца и господина», Вячко со своими людьми напал на безоружных немцев27. Из двадцати человек уцелело только трое.
      Возможно, в Кукенойсе были те, кто сочувствовал жертвам нападения и помог им бежать. Чудом избежавшие смерти сумели добраться до Риги и сообщить о случившемся. Впрочем, Вячко и не старался скрыть следы своего преступления. Рассчитывая внушить немцам ужас, он приказал трупы убитых бросить в Двину, чтобы течением их принесло в Ригу.
      Захваченное оружие, коней и доспехи Вячко послал полоцкому князю, «а вместе с тем просил и советовал собрать войско как можно скорее и идти брать Ригу, где, сообщал он, осталось мало народу, причем лучшие убиты им, а прочие ушли с епископом»28.
      На что надеялся Вячко, обращаясь в Полоцк, если предыдущие события показали, что Владимир — нерешительный и ненадежный союзник? Необдуманный поступок Вячко скорее напугал полоцкого князя, чем побудил его немедленно выступить против Риги. Впрочем, ЛРХ сообщает о том, что, получив известия о событиях в Кукенойсе, «Владимир с излишней доверчивостью созывает всех своих друзей и людей своего королевства»29. Но никаких активных действий полоцкий князь так и не предпринял.
      Скорее всего, поступок Вячко был спонтанным, и он заранее не согласовал с Полоцком планы нападения на ливонцев. Кроме того, его уверенность в том, что Альберт покинул Ригу, оказалась напрасной. Епископ случайно задержался и, узнав о событиях в Кукенойсе, призвал приготовившихся к отплытию на родину пилигримов вернуться, «обещая за большие труды их долгого пилигримства большее отпущение грехов и вечную жизнь». «В ответ на это триста человек из лучших снова приняли крест и решились вернуться в Ригу — стать стеной за дом господень»30. Сверх этого Альберт нанял за плату еще какое-то количество воинов. Со всей Ливонии в Ригу собирались вооруженные люди для похода на Кукенойс.
      Узнав об этом и так и не дождавшись подмоги из Полоцка, Вячко со своими сторонниками, «боясь за себя и за свой замок, зная, что поступили дурно, и, не смея дожидаться прихода рижан в замке, собрали свое имущество, поделили между собой коней и оружие тевтонов, подожгли замок Кукенойс и побежали каждый своей дорогой». Местные жители попрятались по окрестным лесам, а Вячко, «зная за собой злое дело, ушел в Руссию, чтобы никогда больше не возвращаться в свое королевство31.
      Покинув Кукенойс, он бежал или к литовцам, или в новгородские земли. Гипотеза о том, что Вячко нашел убежище в Полоцке, ничем не подтверждается32. Если бы это было так, то Рига непременно потребовала бы у полоцкого князя выдачи Вячко и, скорее всего, это требование было бы им удовлетворено. Полоцк уже не рисковал портить отношения с Ригой. В 1212 г. Владимир признал свое поражение, заключив с епископом Альбертом мир, по которому отказывался от дани с Ливонии. Видимо он даже был вынужден признать себя вассалом рижского епископа, так как ЛРХ сообщает, что он называл Альберта своим «духовным отцом», а тот принял его как «сына», что означает признание не только вассальной зависимости, но и подчинение католической церкви33.
      До 1223 г. о Вячко сведений нет. Возможно, следующие годы он провел в качестве князя-изгоя, участвуя со своей дружиной в походах псковичей и новгородцев «на чудь», которые они устраивали практически каждый год. С 1210 по 1222 г. новгородская летопись сообщает о пяти крупных походах в Эстонию (в 1210, 1212, 1217, 1218, 1222 гг.).
      В свою очередь Орден меченосцев в 1210 г. начал покорение Эстонии. Формальной причиной начала войны против племен эстов стали претензии братьев-рыцарей к эстам Угаунии (историческая область на юго-востоке современной Эстонии с городами Тарту и Отепя и название одного из союзов племен эстов). Началась ожесточенная война, которая велась с неслыханной жестокостью34.
      Походы новгородцев и псковичей на земли эстов, которые активно возобновились при Мстиславе Удалом, заставляли их объединиться против общего врага с ливонцами. В 1217 г. в ответ на нападение новгородцев на Одемпе совместное войско эстов и ливонцев разорило окрестности Новгорода35.
      Так как Орден Меченосцев, который был основан епископом Альбертом для защиты ливонской церкви и был ее вассалом, начал завоевание Эстонии в собственных интересах, Рига решила привлечь к этой войне Данию. Рижский епископ надеялся, что, одержав победу, датский король передаст завоеванные земли ливонской церкви, удовлетворившись славой и отпущением грехов36.
      В 1218 г. епископ Альберт лично прибыл к королю датскому Вальдемару II и «убедительно просил его направить в следующем году свое войско на кораблях в Эстонию, чтобы смирить эстов и заставить их прекратить нападения совместно с русскими на ливонскую Церковь»37. Вальдемар II охотно согласился помочь Риге в богоугодном деле крещения язычников. В 1219 г. датское войско под предводительством короля высадилось в «Ревельской области».
      Одержав победу над эстами в последующей битве, датчане основали на месте городища эстов крепость Ревель. Но вместо того, чтобы передать завоеванное ливонской церкви, король Дании объявил, что теперь Эстония и Ливония должны подчиниться его власти38. В результате сложилась ситуация, когда все воевали против всех: эсты против иноземных захватчиков, Орден Меченосцев, датчане и русские — против эстов и друг против друга. При этом эсты объединялись с русскими — против немцев и датчан, с немцами и датчанами против русских.
      К 1221 г. крещение эстов было закончено. В связи с этим Генрих удовлетворенно констатировал: «И радовалась церковь тишине мира, и славил весь народ господа, который, после множества войн, обратил сердца язычников от идолопоклонства к почитанию бога...»39 Вся Эстония перешла под власть ливонской церкви, Ордена Меченосцев и Дании.
      Такое положение, видимо, не устраивало Новгород, рассматривавший земли эстов как сферу своих интересов. В одностороннем порядке расторгнув ранее заключенный с Ригой мирный договор, новгородцы с двадцатитысячным войском, собранным «из Новгорода и из других городов Руссии против христиан», вторглись в пределы Ливонии40. «И разграбили они всю страну, сожгли все деревни, церкви и хлеб, лежавший, уже собранным на полях; людей взяли и перебили, причинив великий вред стране»41.
      В ответ ливонцы с эстами напали на новгородские земли, «... сожгли дома и деревни, много народу увели в плен, а иных убили»42. Затем эсты приграничной с Псковом земли Саккалы совершили поход против новгородских данников — вожан и ижоров. Эсты вернулись с большой добычей, «наполнив Эстонию и Ливонию русскими пленными, и за все зло, причиненное ливам русскими, отплатили в тот год вдвойне и втройне»43.
      Но в январе 1223 г. в Саккале эсты с необычайной жестокостью перебили всех немцев. Генрих, например, сообщал, что у одного священника вырвали сердце и «зажарили на огне и, разделив между собой, съели, чтобы стать сильными в борьбе против христиан»44. Восстание распространилось на другие земли. «По всей Эстонии и Эзелю прошел тогда призыв на бой с датчанами и тевтонами, и самое имя христианства было изгнано из всех тех областей»45. Эсты призвали на помощь новгородцев и псковичей, расплатившись с союзниками захваченным у немцев и датчан имуществом. Русские гарнизоны разместились в захваченных восставшими замках.
      Однако датчанам удалось отразить нападение на Ревель, а ливонцы, собрав восьмитысячное войско, к осени отбили ряд важный замков46. Тогда зачинщики этого восстания — старейшины эстов Саккалы — послали на Русь богатые дары, чтобы призвать на помощь «королей русских».
      Двадцатичетырехтысячное войско во главе с Ярославом Всеволодовичем вторглось в Ливонию. Подойдя к Дерпту (Юрьев), Ярослав оставил там гарнизон и двинулся в Одэмпе, где поступил так же. Но вместо того, чтобы отправиться дальше на Ригу, он, по совету эстов с о. Эзель, убедивших его, что сначала лучше разбить более слабых датчан, повернул к Ревелю47.
      «И послушался их король, и вернулся с войском другой дорогой в Саккалу, и увидел, что вся область уже покорена тевтонами, два замка взято, а его русские повешены в Вилиендэ. Он сильно разгневался и, срывая гнев свой на жителях Саккалы, поразил область тяжким ударом, решил истребить всех, кто уцелел от руки тевтонов и от бывшего в стране большого мора; некоторые однако спаслись бегством в леса»48.
      Затем Ярослав со своими союзниками эстами осадил один из датских замков. Через четыре недели, понеся большие потери, но не добившись ни малейшего успеха, Ярослав, «разорив и разграбив всю область кругом», был вынужден отступить: «король суздальский в смущении возвратился со всем своим войском в Руссию»49.
      После отступления Ярослава воины Ордена Меченосцев пытались отбить Дерпт, но «не могли по малочисленности взять столь сильный замок»50.
      В свою очередь из Новгорода, с целью ведения войны против ливонцев, был послан в Дерпт князь Вячко и с ним двести воинов. Бывшему кукенойскому князю был обещан во владение город и все земли, которые он сумеет подчинить. «И явился этот король с людьми своими в Дорпат, и приняли его жители замка с радостью, чтобы стать сильнее в борьбе против тевтонов, и отдали ему подати с окружающих областей»51.
      По словам Костомарова, «Князь Вячко, принявши от Великого Новгорода в управление край, утвердился в Юрьеве, начал показывать притязания на всю Ливонию и посылал отряды требовать дани от соседних краев. В случае отказа он угрожал войной»52.
      К началу 1224 г. Дерпт, в котором правил Вячко, оставался единственной непокоренной ливонцами и датчанами областью Эстонии, постоянно угрожая стать центром нового восстания53. Поэтому завоевание Дерпта стало главной целью Риги и Ордена Меченосцев. Орден хотел захватить Дерпт без помощи Риги, чтобы сделать его своим владением, и весной 1224 г. предпринял еще одну подобную попытку. Но и она была отбита54.
      В свою очередь, епископ Альберт направил в Дерпт послов к Вячко, «прося отступиться от тех мятежников, что были в замке». Но князь, надеясь на помощь со стороны Руси, отказался покинуть Дерпт55. Тогда Альберт собрал «всех принадлежащих к ливонской церкви» в поход на Дерпт. 15 августа 1224 г. ливонские войска подошли к стенам города. Началась его осада.
      Для штурма крепости была возведена осадная башня, одновременно начались масштабные земляные работы, чтобы продвинуть ее вплотную к стенам56. К Вячко еще раз отправили послов, предлагая «свободный путь для выхода с его людьми, конями и имуществом, лишь бы он ушел из замка и оставил этот народ отступников. Но король, в ожидании помощи от новгородцев, упорно отказывался покинуть замок»57.
      Упорство Вячко, видимо, объяснялось еще и тем, что он не верил в обещание немцев отпустить его и не покарать за коварное убийство людей епископа Альберта в Кукенойсе.
      Кроме того, Дерпт был хорошо оснащенной неприступной крепостью. Вот что пишет о нем Генрих: «... замок этот был крепче всех замков Эстонии: братья-рыцари еще ранее с большими усилиями и затратами укрепили его, наполнив оружием и балистами, которые были все захвачены вероломными. Сверх того, у короля было там множество его русских лучников, строились там еще и различные военные орудия»58. Генрих обстоятельно и подробно описывает осаду Дерпта и его штурм. Его информированность, точность в деталях свидетельствуют о том, что автор хроники лично участвовал в этих событиях.
      Опасаясь того, что на помощь осажденным придет подмога из Новгорода, ливонцы вели штурм и днем, и ночью. Осажденные отчаянно сопротивлялись. «Не было отдыха усталым. Днем бились, ночью устраивали игры с криками: ливы и лэтты кричали, ударяя мечами о щиты; тевтоны били в литавры, играли, на дудках и других музыкальных инструментах; русские играли на своих инструментах и кричали; все ночи проходили без сна59.
      Ливонцы договорились не щадить защитников крепости, мотивируя это тем, что пример обороны Дерпта должен стать уроком для тех, кто задумает восстать против церкви60. О самом Вячко решили: «вознесем надо всеми, повесив на самом высоком дереве»61.
      Крепость пала внезапно. Как-то под вечер эсты решили сделать вылазку, чтобы поджечь построенную ливонцами осадную башню. Для этого, проделав в стене проем, они стали пускать в нее горящие колеса. В ответ ливонцы бросились в стремительную атаку на крепостной вал. Через проделанную защитниками брешь в стене им удалось ворваться в город. «Когда уже много тевтонов вошло в замок, за ними двинулись лэтты и некоторые из ливов. И тотчас стали избивать народ, и мужчин, и даже некоторых женщин, не щадя никого, так что число убитых доходило уже до тысячи. Русские, оборонявшиеся дольше всего, наконец, были побеждены и побежали сверху внутрь укрепления; их вытащили оттуда и перебили, всего вместе с королем около двухсот человек. Другие же из войска, окружив замок со всех сторон, не давали никому бежать. Всякий, кто, выйдя из замка, пытался пробраться наружу, попадал в их руки. Таким образом, изо всех бывших в замке мужчин остался в живых только один — вассал великого короля суздальского, посланный своим господином вместе с другими русскими в этот замок. Братья-рыцари снабдили его потом одеждой и отправили на хорошем коне домой в Новгород и Суздаль сообщить о происшедшем его господам»62.
      Надежды Вячко на то, что к нему на помощь придет новгородско-псковская дружина, и он сможет отразить нападение, так и не оправдались. Согласно Генриху, это объясняется тем, что к тому времени, как русское войско готово было выступить, Дерпт уже пал: «Новгородцы же пришли было во Псков с многочисленным войском, собираясь освобождать замок от тевтонской осады, но услышав, что замок уже взят, а их люди перебиты, с большим горем и негодованием возвратились в свой город»63.
      По версии Татищева, город был взят немцами не штурмом, а коварством, а сам князь и бояре попали в плен и, несмотря на их «слезные» мольбы, «чтоб яко пленных не губили», были казнены. При этом Татищев упрекает ливонцев, что они поступили не как рабы божии, а как слуги дьявола. Хотя, в данном случае, казнь плененного Вячко и его сторонников скорее следует рассматривать как запоздалую, но адекватную месть за его преступления64.
      Сообщение Татищева отличается от рассказа ЛХГ, согласно которому защитники Юрьева мужественно сопротивлялись, а Вячко вместе со своей дружиной героически пал в бою, а не попал в плен, как это утверждает родоначальник отечественной историографии. Впрочем, в данном случае позднейшая историография следует версии ЛХГ, согласно которой гибель Вячко выглядит героической65.
      Разорив город, ливонцы, видимо опасаясь нападения со стороны Новгорода, ушли. Однако поскольку новгородцы не делали попыток вернуть город, и между сторонами был заключен мир, то в скором времени они вернулись и отстроили город заново66.
      Но на этом история князя Вячко не закончилась. В целях обоснования своих притязаний на ливонские земли потомки немецких рыцарей вели свою генеалогию от русских князей или ливских вождей, древних властителей этих земель67.
      Согласно Таубе, Софья, единственная дочь Вячко, была обручена с немецким рыцарем Дитрихом фон Кокенгаузеном. От нее якобы пошел ливонский графский и баронский род Тизенгаузенов68. Представители этого рода оказали значительное влияние на историю Ливонии, Польши, Швеции и России. Один из его известнейших представителей — Фердинанд Тизенгаузен, адъютант и зять фельдмаршала Кутузова, ставший историческим прототипом Андрея Болконского из романа Льва Толстого «Война и мир».
      Уроженец Ревеля, он уехал в Петербург, стал офицером и женился на дочери М.И. Кутузова Елизавете Михайловне. В сражении под Аустерлицем 20 ноября 1805 г. подполковник граф Фердинанд Тизенгаузен остановил расстроенный французским огнем и отступавший батальон, подхватил упавшее знамя и увлек солдат в атаку, был тяжело ранен и скончался69.
      Одним из потомков рода Тизенгаузен был близкий друг Лермонтова гусар Пётр Павлович Тизенгаузен.
      Следует отметить и еще одного представителя этой фамилии, имеющего непосредственное отношение к отечественный историографии. Это историк-востоковед, нумизмат, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской Академии наук по разряду восточной словесности, автор не потерявшего актуальность труда «Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды» Владимир Густавович Тизенгаузен (1825—1902 г.)70.
      Так, спустя столетия, потомки некогда непримиримых врагов внесли вклад в служение общему делу. И в этом заключается главный урок данной истории.
      Примечания
      1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. III. М.-Л. 1950, л. 96.
      2. ГЕНРИХ ЛАТВИЙСКИЙ. Хроника Ливонии. М.-Л. 1938.
      3. «... князь Вячек Борисович, яко мудрый и в воинстве храбрый...» ТАТИЩЕВ В.Н. Собрание сочинений. История Российская. Т. III. М. 1994. с. 213.
      4. Хроника Ливонии Генриха Латыша (ЛХГ), с. 236.
      5. ОЛСОН М. Власть и процветание: Перерастая коммунистические и капиталистические диктатуры. М. 2012, с. 33—42.
      6. Там же, с. 36.
      7. ВОЙТОВИЧ Л. Княжа доба: портрети елгги. Бгла Церква: Олександр Пшонювський. 2006, с. 293.
      8. ТАТИЩЕВ В.Н. Ук. соч., с. 201—204.
      9. РАПОВ О.М. Княжеские владения на Руси в Х — первой половине XIII в. М. 1977, с. 193.
      10. STRYJKOWSKIJ M. Kronika Polska, Litewska, Zmudzka i wszystkiej Rusi. Т. I. Warszawa. 1846, с. 241—242.
      11. ЛХГ, с. 489, примечание 48.
      12. Там же, с. 92—93.
      13. Там же, с. 85.
      14. Там же, с. 93.
      15. «Так вот получив позволение, а вместе и дары от короля полоцкого, Владимира (Woldemaro de Ploceke), которому ливы, еще язычники, платили дань, названный священник смело приступил божьему делу, начал проповедовать ливам и строить церковь в деревне Икесколе». Там же, с. 71.
      16. СОЛОВЬЁВ С.М. Сочинения. Кн. II. М. 1988, с. 612.
      17. ЛХГ, с. 102.
      18. Там же, с. 103.
      19. Там же.
      20. Там же, с. 107.
      21. «Проведя в самой дружественной обстановке в доме епископа много дней, он наконец попросил епископа помочь ему против нападений литовцев, предлагая за это половину своей земли и своего замка. Это было принято, епископ почтил короля многими дарами, обещал ему помощь людьми и оружием, и король с радостью вернулся домой». Там же, с. 107—108.
      22. Там же, с. 114.
      23. «Однажды ночью слуги Даниила поднялись вместе с ним самим и быстро двинулись к замку короля. Придя на рассвете, они нашли спящими людей в замке, а стражу на валу мало бдительной. Взойдя неожиданно на вал, они захватили главное укрепление; отступавших в замок русских, как христиан, не решились убивать, но угрозив им мечами, одних обратили в бегство, других взяли в плен и связали. В том числе захватили и связали самого короля, а все имущество, бывшее в замке, снесли в одно место и тщательно охраняли». Там же.
      24. Там же.
      25. Там же.
      26. Там же, с. 115.
      27. Там же.
      28. Там же.
      29. Там же.
      30. Там же.
      31. Там же, с. 116.
      32. Там же, с. 489, примечание 48.
      33. Там же, с. 153.
      34. Один из этапов этой войны Генрих описывает так: «Не имели покоя и сами они, пока в то же лето девятью отрядами окончательно не разорили ту область, обратив ее в пустыню, так что уж ни людей, ни съестного в ней не осталось. Ибо думали они либо воевать до тех пор, пока уцелевшие эсты не придут просить мира и крещения, либо истребить их совершенно». Там же, с. 172.
      35. «Жители Унгавнии, чтобы отомстить русским, поднялись вместе с епископскими людьми и братьями-рыцарями, пошли в Руссию к Новгороду (Nogardiam) и явились туда неожиданно, опередив все известия, к празднику крещения, когда русские обычно больше всего заняты пирами и попойками. Разослав свое войско по всем деревням и дорогам, они перебили много народа, множество женщин увели в плен, угнали массу коней и скота, захватили много добычи и, отомстив огнем и мечом за свои обиды, радостно со всей добычей вернулись в Одемпэ». Там же.
      36. Там же, с. 189.
      37. Там же.
      38. Там же, с. 215.
      39. Там же, с. 214.
      40. Там же, с. 218.
      41. Там же, с. 219.
      42. Там же, с. 221.
      43. Там же, с. 222.
      44. Там же, с. 225.
      45. Там же, с. 226.
      46. Там же, с. 227—231.
      47. Там же, с. 232.
      48. Там же.
      49. Там же. Новгородская первая летопись сообщает об этом походе так: «Пришел князь Ярослав от брата, и идя со всею областью к Колыване [Ревелю], и повоевав всю землю Чюдьскую, а полона приведя без числа, но город не взяли, злата много взяли, и вернулись все здоровы». НПЛ, л. 95об.
      50. ЛХГ, с. 232.
      51. Там же, с. 232.
      52. КОСТОМАРОВ Н.И. Русская республика (Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада. История Новгорода, Пскова и Вятки). М. 1994, с. 220.
      53. «... король Вячко (Viesceka) со своими дорпатцами: он был ловушкой и великим искусителем для жителей Саккалы и других соседних эстов». ЛХГ, с. 235.
      54. Там же, с. 234—235.
      55. И не захотел король [князь Вячко] отступиться от них [мятежных эстов], так как, давши ему этот замок с прилегающими землями в вечное владение, новгородцы и русские короли обещали избавить его от нападений тевтонов. И собрались в тот замок к королю все злодеи из соседних областей и Саккалы, изменники, братоубийцы, убийцы братьев-рыцарей и купцов, зачинщики злых замыслов против церкви ливонской. Главой и господином их был тот же король, так как и сам он давно был корнем всякого зла в Ливонии: нарушив мир истинного миротворца и всех христиан, он коварно перебил преданных ему людей, посланных рижанами ему на помощь против литовских нападений, и разграбил все их имущество». Там же, с. 236.
      56. Там же, с. 237.
      57. Там же, с. 238.
      58. Там же, с. 236.
      59. Там же, с. 238.
      60. «Надо взять этот замок приступом, с бою и отомстить злодеям на страх другим. Ведь во всех замках, доныне взятых ливонским войском, осажденные всегда получали жизнь и свободу: оттого другие и вовсе перестали бояться». Там же.
      61. Там же, с. 239.
      62. Там же, с. 239—240.
      63. Там же, с. 240.
      64. ТАТИЩЕВ В.Н. Ук. соч., с. 213—214.
      65. Например: «Русские воины во главе с Вянко, засев в центральном внутри-крепостном укреплении сражались дольше всех пока не погибли смертью храбрых». История Эстонской ССР. Таллин. 1952, с. 50.
      66. У Татищева есть сообщения о неудачной попытке вернуть Юрьев в 1224 г.: «И новогородцы, собрався с войски, пошли и Ливонию на немец, хотясче Юриев возвратить. И пришед в землю их, не взяв ведомости о войске, разпустили в загоны. А немцы, совокупясь с ливонцы, пришед на новогородцов, многих побили и мало их возвратилось». ТАТИЩЕВ В.Н. Ук. соч., с. 214.
      67. ЛХГ, с. 483, примечание 37.
      68. «Многовековая традиция Тизенгаузенов (впрочем, письменно закрепленная только в XVI в.) считает Вячко родоначальником этой семьи». Там же, с. 490, примечание 48.
      69. МИХАЙЛОВСКИЙ-ДАНИЛЕВСКИЙ А.И. Описание первой войны императора Александра с Наполеоном в 1805 году. СПб. 1844, с.183—184.
      70. ТИЗЕНГАУЗЕН В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды. Т. I. Извлечения из сочинений арабских. СПб. 1884. Т. II. М.
    • Флудилка о Китае
      Автор: Dezperado
      Я вижу, что под огнем моей критики вы не нашли ничего другого, как закрыть тему. Ню-ню.
      Провалы в памяти, они такие провалы! Я же вам уже указал, что Фу Вэйлинь дает данные по численности китайских подразделений, и на основании их и реконструирует общую численность китайских войск. Но я вижу, что вы так и не нашли эти данные. Это численность вэй и со. А их надо корректировать  другими данными, а не слепо им следовать.
      Да, давайте выкинем Ваши не на чем не основанные расчеты в топку. Я опираюсь на работы по логистике Дональда Энгельса и Джона Шина, в отличие от Вас, который ни на что вообще не опирается. 
      А китайский обоз в эпоху Мин формировался из верблюдов? Даже когда армия формировалась под Нанкином? А можно данные посмотреть?
      То есть никаких расчетов по движению китайских 300-тысячных армий у Вас нет. Что и требовалось доказать. Итак, 300-тысячных армий нет в природе и логистических обоснований их движения тоже нет.
      И да, радость у Вас великая! Я же Вам говорил, что с листа переводить династийные истории нельзя. А вы перевели Гу Интая, сверив с "Мин ши", и решили, что в "Мин ши" ничего нет. А в династийных историях все подробности спрятаны в биографиях, а Вы смотрели только "Основные записи".
      Ну а я посмотрел биографии тоже. И нашел, наконец-то то нашел, что искал. Ключ к критике китайской историографии средствами самой китайской историографии. Кто хочет, сам может найти.
      Далее, я нашел биографию Ли Цзинлуна, что было сложно, так как она спрятана в биографию его отца. И там есть замечательные фразы! Да! Например, цз.126 : 乃以景隆代炳文为大将军,将兵五十万北伐 . То есть "Тогда вместо Гэн Бинвэня назначили Ли Цзинлуна дацзянцзюнем, который, возглавив 500 тысяч солдат, направился походом на север". То есть у Ли Цзинлуна уже в Нанкине было 500 тысяч солдат! И далее говорится, что после объединения с армией У Цзэ  合军六十万, т.е. "объединенного войска было 600 тысяч человек". То есть вам теперь не надо больше доказывать, что 300-тысячное войско могло дойти от Нанкина до Дэчжоу. Надо доказывать, что дошло 500-тысячное войско. Ну и найти верблюдов в Цзяннани.
      Мое сообщение опирается на источники и исследования? Более чем.
      Это Вы про минский обоз из верблюдов?
    • Численность войск в период Мин (1368-1644) 2
      Автор: Чжан Гэда
      Тема про численность минских войск - часть 2.
      В этой теме будут сохраняться только те сообщения, которые опираются на источники и исследования.
    • Описания древних сражений и оценка их достоверности
      Автор: Lion
      Ну чтож, с позволения модератора список на вскидку:
      1. Битва на Каталаунских полях 451 - 500.000 у Атиллы всех и вся и несколько сот тысяч у римлян с союзниками,
      2. Битва под Гератом 588 - минимум 82.000 Сасанидов против 300.000 тюрков,
      3. Первый крестовый поход 1096-1099 - из Константинополя вышел в путь армия в 600.000 воинов, к Антиохии дошли 300.000 человек, к Иерусалиму - 100.000,
      4. Анкара-1402 - 350.000 Тимуриды против 200.000 османов,
      5. Аварайр-451 - 100.000 армян против 225.000 Сасанидов,
      6. Катаван-1141 - 100.000 сельджуков Санджара против 300.000 Кара-киданей,
      7. Дарбах-731 - 80.000 арабов против 200.000 хазаров,
      8. Походы Ильханата против мамлюков - у Газан-хана было до 200.000 воинов.
      9. Западный поход монголов 1236-1242 годов - 375.000,
      10. Западный поход монголов 1256-1262 годов - до 200.000,
      11. Битва у Мерва 427 года - эфталиты 250.000,
      12. Исс 333 - персы 400.000,
      13. Гавгамелла - персы 250.000,
      14. Граник - персы 110.000,
      15. Поход Буги на Армению 853-855 годов - 200.000,
      16. Поход селджуков на Армению 1064 года - 180.000,
      17. Битва у Маназкерта 1071 года - 150.000 сельджуков против 200.000 имперцев,
      18. ... Список можно долго продолжить.