Антонов В. А. Юнкер Отто Кристоферсен и его борьба за корону Дании (1333-1334)

   (0 отзывов)

Saygo

Говоря о политической жизни Дании в 1333-1334 гг., основное содержание которой составила борьба юнкера Отто за королевскую корону, историки обыкновенно или отделывались немногими словами1, или останавливались преимущественно на внешнеполитической деятельности юнкера, причем рассматривали ее скорее для того, чтобы охарактеризовать взаимоотношения между королевским домом Дании и Виттельсбахами (маркграфом Людвигом Бранденбургским и его отцом императором Людвигом IV Баварским), нежели как самодостаточное явление2.

Krzysztof2_sor%C3%B8.JPG
Скульптурный портрет Кристофера II, Sorø Klosterkirke
Eufemia_pomorska_sor%C3%B8.JPG
Скульптурный портрет Еуфемии Померанской, Sorø Klosterkirke
Canute_Porse_bust_2009_Link%C3%B6ping_crop.jpg
Скульптурный портрет Кнута Порсе
Grevgerhardssegl.jpg
Печать Герхарда III Гольштейн-Рендсбургского
Grevjohanssegl.jpg
Печать Иоганна III Гольштейн-Плёнского
Valdemar_3_kongesegl.jpg
Печать Вальдемара III

 

Совершенно очевидно, что при таком подходе в исторической литературе к изучению событий датской политической жизни 1333 — 1334 гг. невозможно составить более или менее ясное представление о деятельности юнкера Отто. Освещение данной темы может стать удовлетворительным, если будет обращено внимание в целом на все обстоятельства (не в последнюю очередь и на внутридатские), способствовавшие или препятствовавшие осуществлению заветной цели юнкера Отто стать королем Дании.

 

Юнкер Отто родился около 1310 г. и был вторым сыном короля Кристофера II и королевы Еуфемии Померанской (ум. в 1330). Свидетельств о его жизни до 1333 г. сохранилось крайне мало. Во время восстания датской знати в 1326 г. Отто носил титул герцога и находился вместе с Кристофером II в Нюкёбинге, на о. Фальстер, где 3 мая засвидетельствовал одну королевскую грамоту3. В том же году он и его малолетний брат Вальдемар последовали за отцом в изгнание4.

 

Летом 1329 г. снова находим Отто рядом с Кристофером II, который тогда проживал в Киле у своего сводного брата (по матери) графа Иоганна III Гольштейн-Плёнского5. Однако в это время Отто носил лишь звание юнкера (iuncherre, domicellus), которое в Германии и скандинавских странах давалось молодым отпрыскам королевских и княжеских родов. Вскоре Кристофер II в сопровождении своих сыновей и немецких наемников вернулся в Данию, где во второй раз был признан королем. Осенью 1329 г. встречаем его на о. Зеландия, сначала в Копенгагене, где 28 сентября он с согласия сыновей (короля Эрика и юнкеров Отто и Вальдемара) пожаловал о. Тосинге герцогу Альбрехту IV Саксен-Лауэнбургскому, а затем в Рингстеде, где он вместе с сыновьями (Эриком и Отто) 11 ноября передал в лен герцогство Эстонское Кнуту Порсе, герцогу Халландскому и Самсёскому, а 12 ноября утвердил за графом Иоганном III Гольштейн-Плёнским в качестве дарственного лена о. Фермерн и на условии залогового лена о. Лолланн, большую часть Зеландии и Сконе6. Современник, составитель Ютландской хроники, под 1329 г. счел нужным заметить, что "с этой поры начинает устанавливаться тягчайшее иго немцев над королевством"7.

 

В дальнейшем (до 1333 г.) имя юнкера Отто, причем снова с герцогским титулом, упоминается в источниках только два раза, мельком: в союзном договоре от 20 мая 1330 г. князей Мекленбурга Альбрехта I и Иоганна IV с князьями Верле Иоганном II и Иоганном III, где говорится, что этот союз не будет направлен против короля Дании Кристофера II и его сыновей короля Эрика и герцога Отто8; и в Кильском договоре от 10 января 1332 г., который был заключен с одной стороны графом Герхардом III Гольштейн-Рендсбургским, а с другой - королями Кристофером II и Эриком, а также графом Иоганом III Гольштейн-Плёнским9. Этим договором завершилась крайне неудачная для датского короля война с графом Герхардом, кульминационным моментом которой стало поражение войск Кристофера II у Лохеде (Южная Ютландия) 29 ноября 1331 г.10

 

По Кильскому договору, Кристофер II вынужден был передать графу Герхарду в качестве залога, "со всеми королевскими правами", Северную Ютландию и о. Фюн. Кроме того в Киле договорились, что "все пленные с обеих сторон должны быть освобождены и выпущены, а именно: герцог Отто и епископ Бёрглюмский". По-видимому, Отто оказался среди тех многих пленников, которых граф Герхард захватил во время битвы у Лохеде, о чем сообщается в хронике Детмара Любекского11. Теперь, надо полагать, граф соглашался обменять датского принца на епископа Тюге Бёрглюмского, которого король Кристофер в 1330 г. обвинил в измене и держал в заточении12.

 

После заключения Кильского договора Кристофер II превратился в своем королевстве в совершенно безземельного государя. Отныне он обладал лишь королевским титулом и юридическими правами на выкуп заложенных датских областей. Вскоре Кристофера постигла еще одна беда: в конце зимы 1332 г. от ушибов, полученных при падении с лошади во время бегства от Лохеде, умер его старший сын и соправитель король Эрик. Последний короткий отрезок своей бурной и непутевой жизни Кристофер, воспользовавшись милостью своего сводного брата графа Иоганна III, провел сначала на о. Лолланн (в Сакскёбинге), а потом на о. Фальстер (в Нюкёбинге), где и умер 2 августа 1332 г.13

 

Источники ничего не сообщают, где после своего освобождения из плена находился юнкер Отто. Возможно, он жил вместе с отцом в Сакскёбинге на Лолланне. Во всяком случае именно здесь мы снова встречаем его осенью 1333 г., теперь уже как самостоятельного политического деятеля, выступившего с притязаниями на датскую корону. В Сакскёбинге юнкер Отто издает три грамоты 6 октября 1333 г. и три грамоты в 1334 г. (31 мая, 29 июня и 5 июля). Известны еще две грамоты Отто, которые по его поручению издали 17 декабря 1333 г. в Пренцлау его посланцы к маркграфу Бранденбургскому14. Собственно, указанные восемь грамот составляют весь "архив" юнкера Отто и служат главным источником для характеристики его политической деятельности в 1333-1334 гг.

 

В грамотах 1333 г. Отто величается званием: "Божией милостью юнкер Датчан, герцог Эстонии и Лолланна" (dei gracia Danorum domicellus Estonie et Lalandie dux; van gots gnadin der Denin iuncherre to Laland vnd to Estland hertoge). Те же титулы находим и в грамотах от 29 июня и 5 июля 1334 г., только в них звание "юнкер Датчан" заменено на звание "юнкер Дании" (iuncherre zu Tenemarken, iuncherre zu Denemarcken). Лишь в грамоте от 31 мая 1334 г., сохранившейся в списке, юнкер Отто не назван герцогом Лолланнским, что скорее всего можно объяснить недосмотром писца.

 

Оба герцогства (или во всяком случае права на них) Отто, вероятно, получил еще от отца: Лолланнское в 20-х годах XIV в., когда он начинает именоваться герцогом, а Эстонское - в 1330 г. после смерти герцога Кнута Порcе.

 

До установления абсолютизма в конце 1660 г. монархия в Дании не являлась наследственной. Решающую роль в избрании нового короля играли высшие чины церкви (до Реформации) и магнаты, из которых состоял совет королевства, или государственный совет (ригсрод). Правда, их выбор, как правило, падал на ближайшего родственника (сына, брата) почившего государя. Однако после смерти Кристофера II королевские выборы были осложнены исключительными политическими обстоятельствами, в которых оказалась Дания, ибо в это время почти все ее земли ("со всеми королевскими правами") и их жители, знатные и незнатные, оказались под юридической властью иноземных правителей. Граф Герхард III Гольштейн-Рендесбургский господствовал в Северной Ютландии и на о. Фюн, а также являлся опекуном вассала датской короны своего юного племянника Вальдемара V, герцога Ютландского (Шлезвигского), чьи владения составляли большую часть Южной Ютландии и о. Альс15. У двоюродного брата Герхарда, графа Иоганна III Гольштейн-Плёнского, в залоге находились о-ва Зеландия, Фольстер и Лолланн. Ему же принадлежала область Сконе, но здесь летом 1332 г. вспыхнуло против гоштинцев восстание, закончившееся тем, что сконцы во главе с архиепископом Лундским и местными магнатами признали "господином Сконе" шведского короля Магнуса III Эрикссона. Граф Иоганн был вынужден довольствоваться лишь обещанием со стороны Магнуса выплатить ему отступного в размере 34 тыс. марок серебра (Хельсингёрский мир 4 ноября 1332 г.)16. С этого времени и до осени 1360 г., когда она была возвращена в состав Датского королевства Вальдемаром IV, область Сконе по воле ее жителей находилась в унии со Швецией.

 

При таких обстоятельствах судьба королевских выборов в Дании оказалась главным образом в руках двух голштинских графов, а они-то, как показали последующие события, не были в них заинтересованы, во всяком случае графы выступили решительными противниками избрания в короли кого-либо из сыновей Кристофера II, а также не выдвинули и своего кандидата, хотя бы герцога Вальдемара Шлезвигского, который уже занимал в детстве датский престол (Вальдемар III) под опекой графа Герхарда (1326-1329). Для голштинских графов, несомненно, было выгодно, чтобы в Дании отсутствовал даже титулярный король, который одним своим существованием мог бы олицетворять единство датских земель, где графы стремились стать настоящими наследственными, а не временными государями17.

 

При таком к себе и своему роду неприязненном отношении со стороны графов Герхарда и Иоганна, бедному датскому принцу Отто, чтобы занять отцовский престол, оставалось опереться на иноземную военную помощь и поискать приверженцев в Дании, особенно среди магнатов. Обосновавшись на Лолланне, возможно, при поддержке своих датских сторонников, юнкер Отто начал действовать именно в этом направлении.

 

За военной помощью юнкер Отто решил обратиться прежде всего к маркграфу Людвигу Брандербургскому, который с 1324 г. был женат на его сестре Маргарете. Людвиг и сам выказывал заинтересованность, чтобы на датский престол вступил один из двух оставшихся в живых сыновей Кристофера II, ибо только в этом случае он мог рассчитывать наконец-то на приданое своей жены, которое из-за внутренних неурядиц в Дании ему так долго не удавалось получить. Юнкер Отто, конечно, был осведомлен о желании своего родственника, чем и постарался воспользоваться путем предоставления маркграфу надежных юридических гарантий выплаты приданого. С согласия своего несовершеннолетнего брата Вальдемара он издал 6 октября 1333 г. грамоту, в которой объявил, что "высокородному и славному князю господину Людвигу, маркграфу Бранденбургскому, нашему любезнейшему родичу, ввиду брака, который он заключил с нашей прелюбезнейшей сестрой Маргаретой, в качестве приданого или в замен приданого (nomine dotis seu pro dote) той же нашей сестры, мы уступаем и отдаем землю Ревельскую, а именно: замок и город Ревель, право представления епископа и все права, которые мы имеем в самом епископстве Ревельском, замок и город Везенберг, замок и город Нарву, расположенные в Эстонии, и все укрепления, которые в этой земле существуют... с правами удержания собственности и владения... Сверх того еще прибавляем, что эта земля Ревельская, замок и город Ревель... и другие владения... к самому королевству Дании пусть не имеют никакой принадлежности, и они не должны на основе какого-либо права самому королевству быть возвращены или в будущем ... снова переданы, если только упомянутый Людвиг, маркграф Бранденбургский ... либо его наследники, или те, кому он либо его наследники продадут, подарят или обменяют землю Ревельскую, нам либо нашим преемникам по их доброй воле не продадут или каким-либо другим образом ... не откажут... Мы также настоящим обещаем под честной и искренней присягой, что как только по милости всемогущего Бога в короли Дании будем помазаны и коронованы... Людвигу, маркграфу Бранденбургскому... тому или тем, кому сказанную землю он решит отдать, продать или обменять, мы должны и желаем настоящую грамоту со всеми изложенными выше статьями возобновить, повторить без всякого обмана, когда будем оповещены им или ими..."18

 

В тот же день юнкер Отто составил извещение о вышесказанном для императора Людвига Баварского, а также объявил, что хотя его сестра Маргарета и получает в качестве приданого "Ревельскую землю", это не должно послужить основанием для причинения ей "какого-либо убытка или ущерба" в наследстве, которое "издревле по обыкновению наследовали в Дании другие дочери королей"19. Последнее положение означало, что за Маргаретой и ее вероятным потомством могли сохраняться известные права и на корону Дании.

 

После такого рода заверений юнкер Отто уже имел хорошие основания рассчитывать на поддержку со стороны маркграфа Бранденбургского и даже императора Людвига. Вручив указанные грамоты или их списки (они сохранились в архиве Бранденбурга) клирикам Герлаху (пробсту Эрёскому и Тосингскому) и Готфриду (канонику Рибескому), юнкер Отто направил последних ко двору маркграфа Людвига. Переговоры проходили в Пренцлау и завершились составлением 17 декабря 1333 г. четырех документов: двух маркграфа Людвига20 и двух юнкера Отто, изданных его посланцами, "которым мы дали всю власть" (den wi des gantze macht hebbin geuin)21.

 

Маркграф остался доволен обещаниями датского принца и даже взял на себя обязательство: "если Ревельская земля выплатит больше двенадцати тысяч марок чистого серебра, тогда мы должны улучшить содержание (dat lifghedighe) нашей любезной супруги маркграфини Маргареты"22. Кроме того, он заключил с юнкерами Отто и Вальдемаром, "нашими любезными шуринами", договор о военной помощи, по которому "мы должны помогать им со всей нашей силой против всех живущих, кроме римского государства, а именно: в отношении графов Гольштейна и их помощников, покуда мы живы, без всякого обмана, однако с такой оговоркой: ту помощь, которую мы должны послать им в Данию... когда она придет в страну, то наши шурины упомянутые должны ее содержать, пока они хотят, чтобы она у них оставалась. Что наши шурины сами имеют и смогут достать, они должны нам послать, когда мы их попросим"23. В свою очередь, юнкер Отто, на тех же условиях, обязался предоставить маркграфу помощь "в немецких землях" (to diitschin landin) против всех, "кроме Римского государства" (sunder gegin dat Romische rike)24. Это обещание бедного датского принца, конечно, представляло собой в данное время чистую формальность и было скорее рассчитано на то, чтобы предать договору с юридической точки зрения равноправный характер.

 

Куда более важное значение для маркграфа Бранденбургского имело другое обязательство юнкера Отто: "Когда мы по милости Божией и с помощью маркграфа Людвига, нашего любезного родича, покорим наше королевство Данию (vses rikes to Denmarken gewaltig werden)... если мы и Вальдемар, наш брат, умрем, чего Бог да не захочет, без живых наследников, то королевство Дания к маркграфу Бранденбургскому, нашему зятю, к маркграфине Маргарете и их законным наследникам должно отойти и должно оставаться у них навечно. И мы обещаем со всей верностью, что, когда Вальдемар, наш брат, станет совершеннолетним (to sinim iaren kumt), то он эту грамоту, слово в слово (van worde to worde), должен приказать написать и своей печатью скрепить и маркграфу Бранденбургскому, нашему любезному зятю, маркграфине Маргарете, нашей любезной сестре, и их законным наследникам должен дать по доброй воле. И поможет Бог нам и Вальдемару, нашему брату, что мы будем коронованы в короли Дании, то мы должны и желаем для нашего любезного зятя маркграфа Людвига Бранденбургского, маркграфини Маргареты, нашей любезной сестры, и их законных наследников эту грамоту возобновить, когда они это от нас потребуют"25. Данное обязательство юнкера Отто, детализируя его общее заверение от 6 октября 1333 г. о признании за Маргаретой наследственных прав в Дании, означало, что на датскую корону со временем мог претендовать и сам маркграф Бранденбургский со своим потомством.

 

Радетелем интересов юнкера Отто выступил и император Людвиг Баварский. Сохранилась его грамота, изданная в Нюрнберге 6 апреля 1334 г., в которой он обращается к саксонским герцогам Эрику I и Иоганну III со следующими словами: "Поскольку благородные мужи Герхард и Иоганн, графы Гольштейна, у высокородного Отто, короля Дании (regem Dacie), нашего верного и любезнейшего родственника, искренне нами любимого, обширную часть его королевства, перепавшего ему по праву наследства, на законном основании, супротив Бога и справедливости безрассудно исхитили, то мы, со всеми верными империи, желаем ему помочь, для чего согласно праву и вследствие тесных уз родства мы обязуемся, что он да вернет от сказанных графов вышеупомянутое свое достояние. А потому мы с большой любовью прибегаем к вашей верности и просим, сколь долго потребуется названного Отто и его людей, если ему или его людям и посланцам через ваши области и земли случится проходить, вы пропускали бы с нашим вниманием и любовью"26.

 

Самое раннее известие о движении в пользу юнкера Отто в пределах Датского королевства относится к лету 1333 г. Речь идет о краткой записи в Калуннборгском регистре 1476 г., в которой передана суть несохранившегося документа, составленного 18 июня 1333 г.: "население в Пельворхерреде, Бёкингхерреде, Хорсбюхерреде обещает быть верным господину Отто, сыну короля Кристофера, и никогда не отделяться от него, ни в нужде, ни в счастье"27. Все эти три херреда находились в юго-западном углу Ютландского полуострова и являлись частью датской Фрисландии, которую в 1331 г. король Кристофер передал в лен рыцарю Кнуту Фриису и вебнеру Хенрику Педерсену28. Оба они названы приверженцами Кристофера и в Кильском договоре 1332 г. К сожалению, из-за отсутствия каких-либо других свидетельств о политической жизни в датской Фрисландии в 1333-1334 гг. трудно что-то определенное сказать о дальнейших действиях местных сторонников юнкера Отто, а также достоверно установить, являлись ли правители этой области его приверженцами.

 

Круг сторонников юнкера Отто в Дании не ограничивался лишь южно-ютладскими фризами. Среди свидетелей его грамот обнаруживаем имена и очень известных магнатов, и лиц малозначительных. При дворе юнкера Отто, обосновавшегося в Сакскёбинге, встречаем в октябре 1333 г. одного из самых могущественных датских магнатов 1320-1330-х годов рыцаря Лауридса Иенсена из ютландского рода Пантер, владетеля о-ва Лангеланн (расположен рядом с Лолланном), который он держал в качестве лена от герцога Вальдемара V Шлезвигского29. Поддержка рыцарем Лауридсом притязаний на корону Дании сына короля Кристофера II выглядит довольно неожиданной, ибо именно он являлся одним из главных организаторов свержения с престола Кристофера в 1326 г. И впоследствии не находим его между приверженцев отца юнкера Отто. Так, еще в Кильском договоре 1332 г. рыцарь Лауридс назван среди датских дворян, находившихся на стороне графа Гархарда III. В грамотах от 6 октября 1333 г. он обозначен как dapifer Dacie regni. Это высшее в Дании придворное звание (по-датски drost) рыцарь Лауридс Иенсен носил и в первый период правления Кристофера II, и при Вальдемаре III. Несомненно, юнкер Отто, как претендент на датский престол, вновь признал за ним звание дроста, что, возможно, являлось непременным условием поддержки его со стороны столь честолюбивого магната, желавшего быть лучше вторым лицом в Датском королевстве, нежели просто вассалом герцога Шлезвигского и его опекуна голштинского графа Герхарда.

 

Вместе с Лауридсом Иенсеном юнкера Отто поддержал и другой известный датский магнат той поры вебнер Бу (Боэций) Фальк, который в Кильском договоре еще числился среди сторонников графа Герхарда. Его верность принцу Датскому могла быть тоже обусловлена не в последнюю очередь личными интересами. В Роскиллеском регистре, датируемом приблизительно 1570 г., содержится глухое известие о каких-то двух грамотах, которые "Отто, сын короля Дании, дал господину Бу Фальку (thuende breffue, som Otto kongens sønn aff Danmark haffuer giffuet her Bo Falck)30.

 

К кругу датской знати был близок и вебнер Андерс Увесен, которого в 1331 г. Лауридс Иенсен называл в числе своих друзей31. Среди приближенных юнкера Отто обнаруживаем еще трех малоизвестных датских вебнеров: Френде Карлсена, лолланнца Сигварда Сигвардсена из Оребю (род Грубендаль), носившего звание хофмаршала принца (noster curie marschalcus), и Иенса Бегера, фогта на Лолланне (nostre terre Lalandie aduocatus). Датчанином, вероятно, также был канцлер юнкера (vnsir canciler) клирик Иге, названный в грамоте от 5 июля 1334 г.

 

Прочие лица, о которых доподлинно известно, что они находились при дворе юнкера Отто в Сакскёбинге, были немцы. Почти во всех грамотах принца встречаем имя клирика Герлаха, носившего звание пробста двух малых датских островов Эре и Тосинге (расположены вблизи о. Лангеланн). Он вместе с каноником Рибеским Готфридом ездил с посольством к маркграфу Бранденбургскому и скорее всего пользовался особым доверием юнкера Отто. В октябре 1333 г. в Сакскёбинге находился рыцарь Конрад Преен, который еще в ноябре 1329 г. состоял на службе у Кристофера II и его сыновей32. В числе свидетелей грамот юнкера Отто, изданных летом 1334 г., выступили также рыцарь Людольф фон Глицберг, Герман Шваб, писец (vnser seriber) Арнольд фон Херворд, некий Виндеке и Эйлер фон Ревентлов. Последний происходил из знатного голштинского рода, но обосновался в Северной Ютландии, где еще 7 августа 1333 г. занимал должность председателя земского суда (ландстинга), заседавшего в Виборге (auditor placiti generalis Wibergensis)33.

 

Наконец, в июне 1334 г. в Сакскёбинг с отрядом наемников прибыл граф Иоганн фон Хеннеберг, которму 5 июля юнкер Отто в качестве платы за службу "против графов Гольштейна" (gegen den grafin zu Holtzatzin) за 2 тыс. марок серебра заложил "землю Морс" (daz lånt zu Morse), расположенную на одноименном острове в заливе Лимфьорд. Однако вся Северная Ютландия, где находится о. Морс, в то время являлась залоговым леном голштинского графа Герхарда, а следовательно, вступить во владение островом граф Иоганн мог только после победы над голштинцами и вступления на королевский престол юнкера Отто. Иначе говоря, Морс закладывался ему авансом, под условием верной службы датскому принцу. Заметим также, что Иоганн был сыном графа Бертольда фон Хеннеберга, занимавшего должность секретаря императора Людвига Баварского (secretarium nostrum)34, и его поступление на службу к юнкеру Отто, надо полагать, состоялось не без содействия Виттельсбахов.

 

Лолланн, вероятно, стал местом сбора преимущественно немецких наемников; датские же приверженцы юнкера Отто скорее всего собрались здесь далеко не все. Нельзя исключить, что часть их находилась на принадлежащем дросту Лауридсу Йенсену острове Лангеланн и в Ютландии. В его договоре с герцогом Вальдемаром Шлезвигским и графом Герхардом, который был заключен 3 мая 1331 г. относительно Лангеланна, помимо вышеупомянутого Андерса Увесена, друзьями Лауридса названы рыцарь Эсгер Фрост (род Ланге), ранее являвшийся советником королей Кристофера II (в 1325 г.) и Вальдемара III (в 1326 г.)35 и вебнеры Поуль Глоб, Иенс Бьёрнсен и Ларс Труедсен. Договор засвидетельствовали также два взрослых сына владетеля Лангеланна Йенс и Педер Лауридсены36. Как и дрост Лауридс, все эти лица были выходцами из ютландских родов, и достоверно известно, что двое из них (Иенс Бьёрнсен и Ларс Труедсен) в изучаемое время находились в Северной Ютландии: 6 ноября 1333 г. они присутствовали на тинге херреда Бьерге, причем Иенс Бьёрнсен являлся тогда фогтом замка Бюгхольм (aduoeatus castri Buwgholm)37, который находился на месте нынешнего г. Хорсенса, расположенного на восточном побережье Северной Ютландии, в месте впадения в залив Хорсенс-фьорд реки Бюгхольм-О.

 

Именно на помощь жителей Северной Ютландии юнкер Отто возлагал особые надежды, что отметил и составитель Ютландской хроники38, поскольку на местном ландстинге (в Виборге) по старинной традиции проходила церемония провозглашения нового короля Дании. То, что юнкеру Отто действительно удалось привлечь на свою сторону по крайней мере часть североютландских дворян, а возможно, представителей и других сословий (например, многочисленных в этой области бондов-землевладельцев), подтверждается хотя бы фактом присутствия в Сакскёбинге летом 1334 г. Эйлера фон Ревентлова и свидетельством любекского хрониста Детмара, который сообщает, что будучи уже в Северной Ютландии, Отто пришел к Виборгу "с помощью ютландцев" (mit helpe der Juthen)39.

 

Правда, в Ютландской хронике имеется указание о том, что под Виборгом против войска юнкера Отто заодно с немцами сражались и некоторые "лукавые датчане"40. Приверженцем голштинцев мог быть, например, бывший королевский советник, ютландский магнат рыцарь Стиг Андерсен (Виде). В "Хронике Датского Государства" ригсканцлера Дании Арильда Витфельдта (1546-1609) сохранились на датском языке выдержки из двух утерянных документов, изданных в северо-ютландском городе Орхусе 13 января 1333 г. В первом документе граф Герхард III объявляет, что взял под свое покровительство Стига Андерсена, а во втором сообщается, что Стиг Андерсен стал маршалом (marsk) герцога Вальдемара Шлезвигского и что герцог и граф Герхард заложили ему "со всеми королевскими доходами" (met all kongelig indkomst) североютландский херред Сённер Дюрсланд. Свидетелями последней грамоты названы два голштинца и три бывших советника королей Кристофера II и Вальдемара III епископ Свен Орхусский и ютландские магнаты рыцари Уффе Нильсен (Пантер) и прежний дрост Педер Вендельбу41. Впрочем, доподлинно неизвестно, входили ли эти лица в число "лукавых датчан", отказавших в поддержке юнкеру Отто. Как видно из жизненного пути дроста Лауридса Иенсена, политические симпатии датских магнатов могли меняться.

 

Ютландцы, принявшие близко к сердцу дело юнкера Отто, не пребывали в бездействии; и пока тот собирал войско на Лолланне, они взялись за оружие. Во всяком случае весной 1334 г. в Ютландии уже шла война, о чем узнаем из отчета коллектора папской курии Петра Гервасия, в то время находившегося во Фландрии: "я послал Иоанна, моего клирика и нотария, в землю Ютландию, которая является частью королевства Дании, где имеется пять епископств, в которых я поставил коллекторов для сбора остатков шестилетней десятины. Этот клирик вернулся, претерпев в пути многие невзгоды, и сказал, что ничего не было собрано из сказанных остатков из-за войны (propter guerram)"42.

 

До отбытия юнкера Отто с Лолланна военные действия велись не только в Ютландии. В грамоте, посланной 30 июня 1334 г. к бургомистрам Любека, главный враг датского принца граф Герхард и его со¬ветник рыцарь Эггерт фон Брокдорф писали: "Стала нам известна распространившаяся молва, что вы в отношении нас имеете подозрение, будто морской поход (expedicionem nauigalem), в котором ныне пребываем, мы замыслили и учинили вам в неприязнь и ущерб. Почему с благоговейным почтением к вам... мы заявляем, что ни вам, ни каким-либо торговым городам (ciuitatis mercatoribus) мы не намереваемся быть опасными или как-то враждебными, но только недругам нашим ведомым, юнкеру Отто и его помощникам (inimicis nostris domicello Ottoni suisque adiutoribus)"43. Грамота написана вблизи острова Фемё (scriptum sub insula Phemøø), который расположен недалеко от северного берега о-ва Лолланн, по курсу входа в бухту Сакскёбинга, где пребывал двор юнкера Отто. По-видимому, граф Герхард решил высадить свое войско на Лолланне или по крайней мере воспрепятствовать датскому принцу переправиться в Ютландию. Как бы там ни было, но очевидно, что поход голштинского графа не достиг своей цели, ибо в дальнейшем юнкеру Отто все же удалось высадиться на ютландском побережье. Неудачей морского похода графа скорее всего можно объяснить и тот факт, что он вынужден был вступить со своим врагом в переговоры, которые в Свеннборге (о. Фюн) от имени юнкера Отто вел граф Иоганн фон Хеннеберг. К сожалению, грамота графа Герхарда от 26 июля 1334 г., из которой мы узнаем о ведении этих переговоров, не сообщает ни об их целях, ни об их результатах, кроме лишь того, что они прошли "справедливо, честно, полезно, без всякого обмана" (rechtferticliche vnd erliche vnd fmmeliche an allirleyge geuerte)44.

 

Точно неизвестно, когда юнкер Отто отбыл с Лолланна. Его последняя грамота, изданная в Сакскёбинге, датируется 5 июлем 1334 г., хотя, возможно, он еще находился на Лолланне в 20-х числах июля, когда шли переговоры в Свеннборге. С этого времени и до дня решающей битвы у Тапхеде (под Виборгом), которая произошла, по сообщению Детмара Любекского, "на восьмой день после дня святого Михаила" (achte daghe na sunte Michahelis daghe), т. е. 6 октября 1334 г.45, почти никаких известий о юнкере Отто или событиях, связанных с его именем, не сохранилось. Из Ютландской хроники узнаем лишь, что "Отто, второй сын Кристофера, пришел с Лолланна в Северную Ютландию со товарищи" (cum societate)46. Маршрут, по которому корабли юнкера проследовали с Лолланна в Сев. Ютландию, мог пролегать через пролив Большой Бельт, отделяющий о. Фюн от о. Зеландия, далее мимо южной оконечности острова Самсё или северного побережья Фюна. Заметим, что следуя этим, наиболее удобным маршрутом, флот юнкера Отто выходил непосредственно к Хорсенс-фьорду и к бухте у замка Бюгхольм, где, как выше сказано, в конце осени 1333 г. фогтом был Иенс Бьёрнсен, известный ранее своей близостью с дростом Лауридсом Иенсеном, сторонником датского принца. Может быть, именно от Бюгхольма и начал юнкер Отто свой последний поход, столь трагически закончившийся близ Виборга.

 

Все, что известно о битве при Тапхеде, мы узнаем из хроник. Младшая зеландская лишь сухо сообщает: "Юнкер Отто сражался у Тапхеде и был побежден"47. Больше фактов находим в Ютландской хронике: "после того как у Виборга против него (Отто. - В. А.) сражались немцы и некоторые лукавые датчане, он не только утратил победу, но также, попав в плен, был помещен в голштинский замок Зегеберг"48. Однако более всего подробностями о ходе битвы богата хроника Детмара Любекского: "у юнкера Отто, сына короля Кристофера, при поддержке ютландцев имелось много народа, вместе с которым он пришел к Виборгу сражаться против людей графа Герда. Перед сражением храбрый отряд голштинцев соскочил с коней; они взялись за руки и устроили хоровод между обоими войсками. Затем они стремительно вскочили на своих коней и самыми первыми бесстрашно устремились на своих врагов, которых было гораздо больше. Долго длилась жестокая сеча; голштинцы защищались как отважные герои; молодой король был схвачен, датчане бежали, и много их было убито и пленено". Далее Детмар рассказывает, что, когда весть о победе дошла до графа Герхарда, он "приказал молодого короля доставить в Зегеберг, где он оставался не долго; потом его доставили в Рендсбург"49.

 

После битвы при Тапхеде и пленения юнкера Отто в Северной Ютландии окончательно утвердилась власть графа Герхарда. Последний помог в 1335 г. и своему союзнику графу Иоганну III, владетелю Зеландии и Фальстера, восстановить власть над Лолланном50, где, вероятно, еще оставались сторонники несчастного датского принца. В центральной и западной частях Дании власть голштинских графов не признал только о. Лангеланн, где со своими сыновьями и друзьями по-прежнему господствовал Лауридс Иенсен51.

 

В 1335 г. посланцы маркграфа Бранденбургского и императора Людвига, а также граф Иоганн фон Хеннеберг прибыли в Любек искать у его властей помощи, "чтобы Отто, сын короля Дании, был освобожден из темницы и чтобы законные наследники короля снова получили королевство". Затем эти посланцы вели переговоры с графами Герхардом III и Иоганном III, но "из этого ничего не вышло, потому что графы держались твердо и не хотели уступать"52.

 

Судьба юнкера Отто была решена: он по-прежнему остался узником замка Рендсбург. Да и сами Виттельсбахи охладели к его участи. Они теперь начинают поддерживать в качестве претендента на датский престол младшего брата Отто, юнкера Вальдемара, о чем свидетельствует грамота императора Людвига от 5 марта 1335 г., в которой он поручает маркграфу Людвигу Бранденбургскому выступить посредником на переговорах "Вальдемара, юнкера королевства Дании" с графом Герхердом53. Кандидатом на корону Дании признают Вальдемара и недавние соратники юнкера Отто. Еще в Германии, где Вальдемар проживал в изгнании, в его свите появляется вебнер Йенс Бегер, а когда в июне 1340 г. он, наконец, вступил на отцовский престол54 среди его советников обнаруживаем также Педера и Иенса, сыновей дроста Лауридса (ум. в начале 1340 г.), Андерса Увесена и Бу Фалька55.

 

Так печально завершилась столь недолгая самостоятельная политическая деятельность юнкера Отто. О дальнейшей судьбе его почти ничего неизвестно. До 1341 г. он томился в заточении у голштинских графов. После освобождения Отто вступил в Тевтонский орден, и тут его следы теряются. Полагают, что он умер в начале 1340-х годов56.

 

Чем юнкер Отто мог объяснить свою неудавшуюся попытку стать королем Дании? Кому он мог поставить в вину свое поражение? Сам он уповал на милость Божию, помощь маркграфа Людвига и поддержку датчан, особенно ютландцев. Однако в решающую минуту Бог не даровал ему милости, и помощь немецких родственников оказалась тщетной, и во вражеском войске обнаружились "лукавые датчане". Может быть, сидя в темнице, Отто особенно последних не раз помянул недобрым словом. Но могли ли все датчане в то время желать иметь у себя государем сына короля Кристофера II, столь многими в Дании нелюбимого за дурное правление57. А ведь юнкер Отто часто находился при отце и, возможно, даже был соучастником отцовских деяний, так что недобрая память о короле Кристофере после его смерти могла черным пятном лечь и на его сына. Должно было, видимо, пройти еще несколько лет, ознаменовавшихся господством в Дании иноземцев, прежде чем датчане, и в первую очередь ютландцы, предпочли "тягчайшему игу немцев" правление сына короля Кристофера, правда, теперь уже самого младшего - Вальдемара IV, вошедшего в историю с памятью объединителя датских земель.

 

Примечания

 

1. Erslev Kr. Den senere Middelalder // Danmarks Riges Historie. Kobenhavn. 1898-1905. II. S. 26; Arup E. Danmarks Historie. København. 1932. Bd. 2. S. 86; Hørby K. Velstands krise og tusind baghold 1250-1400 // Gyldendal og Politikens Danmarks historie. København. 1989. Bd. 5. S. 193.
2. Reinhardt S.E.F. Valdemar Atterdag og hans Kongegjeming. København. 1880. S. 59-62; Tagil Sv. Valdemar Atterdag och Europa. Lund, 1962. S. 14-19; Hørby К Otto // Dansk biografisk leksikon. København. 1988. Bd. II. S. 85-86.
3. Diplomatarium Danicum (Далее: DD) / Udg. af Det Danske sprog- og litteraturselskab. København. 1946. R. 2. Bd. 9. N 261.
4. Chronica Sialandie // Danmarks middelalderlige annaler (Далее: DMA) / Udg. ved E. Kroman København. 1980. S. 121.
5. DD. København. 1948. R. 2. Bd. 10. N 127.
6. Ibid. N 171, 172.
7. Chronica Jutensis / DMA. S. 294: Ex tune incepit fieri grauissimum iugum Teutonicorum super regnum.
8. DD. R. 2. Bd. 10. N210.
9. Ibid. N 348.
10. Hoffmann E. Graf Gerhard III. der Grose von Holstein: Der Aufstieg eines Territorialfursten des 14. Jahrhunderts // Zeitschrift der Gesellschaft fur Schleswig-Holsteinische Geschichte. Neumunster. 1977/78. Bd. 102/109. S. 34.
11. Detmar-Chrinik von 1101-1395 (Далее: Detmar.) // Die Chriniken der deutschen Stadte. Bd. 19: Die Chroniken der niedersachsischen Stadte. Liibeck; Leipzig, 1SS4. S. 468.
12. Arup E. Op. cit. S. 88.
13. DMA. S. 294; Hoffmann E. Op. ciL S. 35.
14. DD. København, 1950. R. 2. Bd. 11. N 70-72, 83, 84, 133, 143, 145.
15. Hoffmann Е. Op. cit. S. 27-43.
16. Christensen А.Е. Kalmarunionen og nordisk politik 1319-1439. København, 1980. S. 49-51.
17. Hoffmann E. Op. cit S. 35.
18. DD. R. 2. Bd. II. N70.
19. Ibid. N 71,72.
20. Ibid. N81,82.
21. Ibid. N 83, 84.
22. Ibid. N. 82.
23. Ibid. N. 81.
24. Ibid. N 83.
25. Ibid. N 84.
26. Ibid. N 120.
27. Ibid. N 41: menighedt i Pilwaeromherrit Bøkingherrit, Horsbyherrit at the loffue at waere her Otte koning Christoffers søn huld oc troo oc aldrig skilies fran hannom hwerken i nødt eller lyst.
28. Ibid. Bd. 10. N 344.
29. Ibid. N 289.
30. Ibid. Bd. 11. N 146.
31. Ibid. Bd. 10. N 289.
32. Ibid. N 171, 172.
33. Ibid. Bd. 11. N60.
34. Ibid. N 79.
35. Ibid. Bd. 10. N 210,304.
36. Ibid. N 289.
37. Ibid. Bd. 11. N75.
38. DMA. S. 295: sperans terram eum indigenarum adiutorio optinere.
39. Detmar. S. 473.
40. DMA. S. 295: bellantibus contra eum circa Wibergiam Teutonicis et quibusdam falsis Danis.
41. DD. R. 2. Bd. 1I.N 5,6.
42. Ibid. N 152. S. 165.
43. Ibid. N 144.
44. Ibid. N 147.
45. Detmar. S. 473.
46. DMA. S. 295.
47. Ibid. S. 123.
48. Ibid.7 S. 295.
49. Detmar. 473: do hadde iunchere Otto, koning Crislophorus sone. mil helpe der Juthen vele volkes. dar mede he quam bi Wyberghe weder greven Gherdes man to stride, vor deme stride en vormeten rote Holsten van eren rossen treden; de nemen sic bi den henden unde reygeden tuschen den heren beide; dar na weren se haide up eren rossen: unvorzaghet mit den vomesten yleden se vort an ere viande, der vil vele mer was. dar wart langhe en hart strid, de Holsten wereden sic alse vrome helde; den iunghen koning se venghen. de Denen worden vlenhde; also wart erer vele slaghen unde vanghen. greve Ghert was dar do in deme lande.
50. Ibid. S. 475.
51. DD. R.2. Bd. 12. N 138.
52. Detmar... S. 475: dar ne wart over nicht van. wente de greven helden sic hårde unde wolden nicht wyken.
53. DD. R. 2. Bd. 11. N 199.
54. Ibid. Bd. 12. N 92.
55. Ibid. R. 3. Bd. I. N 132, 343.
56. Hørby К Otto. S. 86.
57. Ютландский хронист так отзывается о короле Кристофере II: "Он не делал никакой справедливости, предавался больше тирании, истины в словах не имел” (DMA. S. 293).




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Темы на форуме

  • Сообщения на форуме

    • Развитие общества у североамериканских индейцев
      Абсолютно точно можно не заморачиваться по данному поводу для такой лохматой древности. Потому что ни проверить, ни найти параллельные документы нельзя. Меня больше забавляет, например, роспись оружия мобилизованных в 1805 (1805-м, Карл!) калмыков - по их количеству даже пики не на всех имелись, а что там про сабли да луки говорить! Примерно треть воинов прибыла, если судить по росписи, вообще даже без ножа на поясе! А всего 200 лет прошло. И чем объяснить такие провалы в вооружении - я не знаю до сих пор.
    • Развитие общества у североамериканских индейцев
      Muster Roll of the Expedition of Francisco Vasquez de Coronado February 22, 1540. В списке представлены даже далеко не все европейцы, принимавшие участие в экспедии. Не упомянуты индейцы (около 1300). Тем не менее - это список оружия на 289 человек. Из которых только 61 имел европейский корпусный доспех. У 260 имелись "местные доспехи" (скорее всего эскаупилли) - либо в дополнение к европейской броне, либо сами по себе. Также можно отметить, что арбалетов почти столько же, сколько аркебуз, а всего дистанционного оружия - только 46 единиц. Но тут вопрос - насколько аккуратно их считали. У меня сложилось впечатление, что в списке в первую голову учитывали доспехи, то есть - копья, мечи и кинжалы посчитаны совершенно точно не все. А арбалеты и аркебузы?
    • Становление Османской империи
      Из хроники Наимы о битве при Мезёкерестеш в 1596.  
    • Имджинская война 1592 - 1598 гг.
      Иной раз Хван противоречит сам себе. Он указывает, например, что согласно доклада И Сунсина от 24 дня 6 месяца Вон Гюн не воюет, а только шакалит, отрубая головы японцам, убитым другими. Но почему-то такого документа он не приводит. Зато почему-то, несмотря на всю никчемность Вон Гюна, И Сунсин с ним постоянно совещается, а в бою при Кённэрян (ЕМНИП) немногочисленные корабли Вон Гюна, сильно пострадавшие в начале войны, идут сразу за кораблями И Сунсина. В самом начале он приводит донесение Вон Гюна, вступившего в бой, когда И Сунсин еще ничего не знал - мол, мы уничтожили более десятка вражеских кораблей, но не одолели и просим помощи. И тут же Хван пишет, что Вон Гюн спалил все корабли и убежал, не дав боя японцам. Тем не менее, И Сунсин конкретно просит наказать одного из подчиненных Вон Гюна, который не явился к месту сбора эскадры. Если бы эскадра была сожжена самим Вон Гюном, этого не было бы. Далее, Вон Гюн привел не менее 3 кораблей к И Сунсину, а к битве при Кённэрян у него было уже 7 кораблей, причем указывает сам И Сунсин, что 4 корабля были отремонтированы после тяжелых повреждений, полученных в начале войны. В общем, как-то забавно - назначен козел отпущения и главный геройченко. А дальше никому не интересно, что написано в документах - точки над i давно расставлены. Ну и потери - И Сунсин все время пишет про десятки уничтоженных крупных (!) кораблей, но о малом количестве отрубленных голов (скажем, 72 корабля и 88 отрубленных голов). Мол, многие потонули, вылавливать было не с руки, часть отрубленных голов упала в море и утонула (!) и т.п. Что мешало поймать тела и порубить на головы, если Вон Гюн, принимавший участие в этом же бою, успевал это сделать? Далее, интересный факт - говоря, что 5 канов (это 5 пролетов комнаты - общая длина примерно 9 м.) было занято японскими трофеями, он посылает только по одному образцу этих трофеев как доказательство. Но нигде не говорит, что использует другие трофеи. Вопрос - а было ли их столько? Трофейные корабли, несмотря на то, что Вон Гюн и другие командиры потеряли много своих кораблей, почему-то все время сжигают, хотя из описания видно, что могли спокойно увести к себе и там подобрать команды. Да, может быть, Вон Гюн уступал в талантах И Сунсину, может, был склочником и интриганом. Но как-то в безгрешно-святой облик И Сунсина уже не сильно верится. Да и японцы, судя по словам И Сунсина, как-то беспорядочно действуют на море, даже зная, что против них вышла такая монструозная эскадра, как И Сунсин на своем кобуксоне! Вечно беспорядочно шляются мелкими группами, позволяя себя топить, как в игре в поддавки. Но слова-то про неудержимый натиск! Их куда деть? Или все же это просто плохо организованный массированный набег, где каждый даймё пиратствует на свой страх и риск, а И Сунсин также на свой страх и риск выбирает, где воевать, а где - сделать вид, что его там не стояло? Безусловно, много претензий к реалиям военного дела. Так, одержав одну победу и артиллерийским огнем (так у Хвана) потопив почти 50 японских кораблей (в т.ч. более 20 крупных), И Сунсин на другой день нападает на не меньшую эскадру и также ее расстреливает из пушек. А боезапас откуда? Про это ни слова. Кобуксон у Хвана вечно "таранит" (!), но потом почему-то расстреливает врага из пушек. Очевидно, в оригинале иероглиф 擊 [кёк] (нанести удар), который не говорит о физическом таране. Тогда понятно, почему после 2-3 "таранов" кобуксон, не имевший приспособлений для оного, не рассыпается, но почему-то продолжает отстреливаться от врагов.  Но так - по всему тексту. Если еще и начать сравнивать с дневником частного характера, то ясно, что нестыковки увеличатся. Так, государю он плачется, что голов добыть не может, а в дневнике пишет, что голов добыли множество. Причем это - применительно к одному и тому же бою. Где он врет, а где говорит правду? И с какой целью занижает заслуги своих людей, говоря, что голов не много добыли?
  • Файлы

  • Похожие публикации

    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Просмотреть файл Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома 
      Автор foliant25 Добавлен 30.04.2018 Категория Китай
    • Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984
      Автор: foliant25
      Сыма Цянь - Исторические записки (Ши цзи), III том (Памятники письменности Востока, XXXII,3), 1984, PDF Сканированные страницы + OCR + оглавление
      "Настоящий том продолжает публикацию научного перевода первой истории Китая, созданной выдающимся ученым древности Сыма Цянем. В том включено десять глав «Хронологических таблиц», дающих полную, синхронно составленную хронологию правлений всех царств и княжеств Китая в I тысячелетии до н. э."
      В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (без 798-799 стр.) это полный вариант III тома 
    • Berry M.E. Hideyoshi
      Автор: hoplit
      Berry M.E. Hideyoshi. Harvard University Press, 1982. 
    • Berry M.E. Hideyoshi
      Автор: hoplit
      Просмотреть файл Berry M.E. Hideyoshi
      Berry M.E. Hideyoshi. Harvard University Press, 1982. 
      Автор hoplit Добавлен 28.04.2018 Категория Япония
    • Тонки́нский инцидент
      Автор: Рекуай
      Тонки́нский инцидент — общее название двух эпизодов, произошедших в водах Тонкинского заливав августе августе 1964 года с участием военно-морских флотов США и Северного Вьетнама.
       
      Что известно об этом инциденте из американских источников?