Филипцева С.В. Общественно-политическая ситуация в Воронежской губернии в феврале - декабре 1917 г. // Из истории Воронежского края. Вып. 19. Воронеж, Центр-Черн. изд-во, 2011. С.147-167.

   (0 отзывов)

Военкомуезд

 

С.В. Филипцева

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ В ФЕВРАЛЕ - ДЕКАБРЕ 1917 г.


Органы земского и городского самоуправления в Воронеже с одобрением восприняли свержение монархии. Текст теглеграммы, которую губернские земские гласные отправили на имя председателя Временного комитета Государственной думы М.В. Родзянко и председателя Совета министров Л.Е. Львова, гласил: «Воронежское губернское земское собрание постановило довести до сведения Вашего, что оно, признавая власть Временного комитета Государственной Думы, искренно, сердечно и с большими надеждами ожидает, что временная власть, которая так необходима в данный момент для нашего отечества, будет иметь достаточно доброй и сильной воли и организационной силы для того, чтобы осуществить меры, необходимые для блага, спокойствия и процветания нашей родины, а также, что Временный комитет, опираясь на мощные силы народные, доведет Россию до одоления ее лютого врага» [1]:

Телеграмма была принята на очередном губернском земском собрании 1916 г., проходившем с 27 февраля по 4 марта 1917 года, где губернская земская управа была представлена В.Н.Томановским (председатель), В.И. Раевским (заступавшим на место председателя), М.Ф. Чертковым, В.В. Савостьяновым, М.П. Паренаго и мобилизованным на фронт А.Н. Де-Виттом [2]. Гласные приняли постановление о возбуждении ходатайства перед министром внутренних дел об учреждении должности шестого члена управы и, ввиду сложности экстренного собрания в те дни, произвели выборы члена управы. Им стал В.И. Змеев, который должен /147/ был приступить к исполнению обязанностей после удовлетворения ходатайства министерством внутренних дел. Положительное решение вопроса министром внутренних дел подтверждает факт присутствия В.И. Змеева в качестве члена губернской земской управы на чрезвычайном губернском земском собрании в 1918 г. [3].

После прихода к власти Временного правительства в Воронеже начали создаваться различные общественные организации. 1 марта 1917 г. представители кооператоров, железнодорожников, Общества народных университетов и больничной кассы, земские служащие и преподаватели учебных заведений создали комитет общественных организаций и учреждений, который 2 марта на совместном заседании с городской думой образовал совещательный Продовольственный орган в связи с дефицитом продовольствия в губернии. В состав последнего вошли 10 гласных городской думы, 2 члена городской управы и 12 членов, представлявших общественные организации Воронежа [4]. 4 марта 1917 г. комитет общественных организаций и учреждений сформировал городской исполнительный комитет общественного спокойствия в составе трех гласных городской думы (М.Н. Литвинов, С.Ф. Романихин, В.Г. Веселовский), члена Воронежской уездной земской управы С.Н. Крашенинникова и представителей общественных организаций. Испол-нительный комитет общественного спокойствия учредил должность начальника гражданской милиции Воронежа и избрал на нее гласного городской думы И.В. Шаурова. Председателем исполнительного комитета общественного спокойствия был единогласно избран М.Н. Литвинов, това-рищем его – С.Ф. Романихин.

4 марта 1917 г. на заседании вышеупомянутой очередной сессии губернского земского собрания по предложению председателя Острогожской уездной земской управы А.В. Пассека был учрежден губернский исполнительный комитет, который должен был объединить представителей различных общественных организаций и функционировать как /148/ орган губернской власти до образования правительством на местах новой исполнительной власти. В состав губернского исполнительного комитета были избраны от губернского земства В.Н. Томановский, от земского союза М.Ф. Чертков, от отдела земского союза по снабжению армии – П.Я. Ростовцев [5]. Первым председателем губернского исполнительного комитета стал П.Я. Ростовцев [6].

5 марта губернский исполнительный комитет в связи с беспорядками в Острогожске сделал по телеграфу распоряжение председателям уездных земских управ о немедленной организации комитетов для поддержания безопасности и спокойствия, в которые необходимо ввести председателя уездной земской управы, по одному члену от городского самоуправления, от кредитных товариществ, от больничных касс, гласных от крестьян и от рабочих. Созданные в уездах комитеты избрали исполнительные комитеты, в волостях были организованы волостные комитеты и избраны волостные исполнительные комитеты. 8 апреля 1917 г. в г. Воронеже состоялся съезд представителей волостных и уездных исполнительных комитетов под председательством В.П. Кобытченко, председателя Воронежского Совета рабочих и солдатских депутатов [7]. Сохранившаяся переписка Нижнедевицкой уездной земской управы о распределении во-еннопленных австро-германской армии и подшитые к делу обращения граждан свидетельствуют, что в Нижнедевицком уезде в апреле – июне 1917 г. действовали не только волостные исполнительные комитеты (Кучугуровский, Сине-Липяговский, Боронецкий, Никольский, Шаталовский и др.), но и сельские исполнительные комитеты: Кулевский, Березовский, Лебяженский, Нижне-Тиловский, Богородицкий, Решетовский, Отрадненский [8]. Вероятно, сельские исполнительные комитеты были созданы и в других уездах губернии.

4 марта 1917 г. по распоряжению Временного правительства губернская земская управа приступила к формированию губернского продовольственного комитета из представителей местных общественных организаций. В /149/ состав названного комитета губернские гласные избрали члена земской управы В.И. Раевского. В ведение губернского продовольственного комитета правительство передало общее руководство продовольственным делом губернии и исполнение нарядов центральной власти по реквизиции хлеба для нужд армии и населения [9]. Окончательно губернский продовольственный комитет был сформирован в мае 1917 г. под председательством П.Я. Ростовцева [10]. Он же возглавил губернскую продовольственную управу, как исполнительный орган названного комитета. В уездах, городах и волостях Воронежской губернии были образованы соответствующие продовольственные комитеты на широких демократических началах.

4 марта 1917 г. в Воронеже был избран Совет рабочих депутатов. Выборы проходили на 20 заводских и фабричных собраниях из расчета один делегат от 300 рабочих. Избирательное право было предоставлено женщинам. В Совет были введены представители профсоюзов. 8 марта к Совету присоединились солдаты и офицеры воинских частей, дислоцированных в Воронеже, и он стал называться Советом рабочих и солдатских депутатов [11]. Совет включал 146 человек. Местом постоянного размещения комитета общественных организаций и учреждений, исполнительного комитета общественного спокойствия, губернского исполнительного комитета и Совета рабочих и солдатских депутатов стал дом губернатора, получивший название «Дом народных организаций» [12]. В Воронеже действовали партийные организации октябристов, кадетов, эсеров, социал-демократов (большевиков и меньшевиков). 13 марта 1917 г. на очередном заседании комитета общественных организаций и учреждений было решено реорганизовать городской исполнительный комитет общественного спокойствия на основе четырех семерок: 7 представителей от городского самоуправления, 7 – от комитета общественных организаций и учреждений, 7 – от Совета рабочих депутатов, 7 – от Совета солдатских депутатов [13]. /150/

В соответствии с переданным по телеграфу постановлением Временного правительства от 6 марта 1917 г. губернаторы и вице-губернаторы были устранены от исполнения обязанностей, и управление губернией в качестве губернских комиссаров было возложено на председателей губернских земских управ; управление уездами – на председателей уездных земских управ в качестве уездных комиссаров. При этом они не освобождались от руководства своими управами [14]. 6 марта 1917 г. исправлявший должность губернатора МД. Ершов передал управление губернией губернскому комиссару В.Н. Томановскому [15].

Назначение В.Н. Томановского не изменило правовой статус губернской земской управы. Губернский комиссар осуществлял руководство губернией посредством непременного члена по земским и городским делам присутствия [16], через губернаторскую канцелярию и губернское правление [17], руководствуясь циркулярной телеграммой № 1993 от 1 марта 1917 г. товарища министра внутренних дел Д. Щепкина. Циркулярная телеграмма рекомендовала должностным липам и комитетам приспособить для делопроизводства личный состав действовавших правительственных учреждений. «Временное положение о губернских (областных) и уездных комиссарах» давало прямое указание губернским комиссарам использовать губернаторскую канцелярию, переименовав ее в канцелярию губернского комиссара [18].

Хроника событий в Воронежской губернии в 1917 году, составленная Б.М. Лавыгиным, отражает активную деятельность городской думы и городской управы, гласных городской думы и некоторых представителей «третьего элемента» губернского земства (губернского агронома И.А. Кожевникова, заведующего педагогическими курсами Н.В. Чехова, заведующего отделом народного образования В.Ф. Кирсанова, помощника заведующего отделом народного образования по школьной статистике И.А. Крутикова, помощника старшего ветеринарного врача А.К. Кузнецова, статистика А.А. Лютовского), вошедших в состав комитета обще/160/ственных организаций и учреждений. Факты, которые бы подтверждали претензии губернских земских гласных или губернской земской управы на лидерство в общественной жизни губернии, в хронике отсутствуют.

В этом отношении интересен факт организации губернского Союза земских служащих, который вошел в состав Всероссийского союза земских работников [19]. Инициаторами объединения земских служащих в марте 1917 г. выступили служащие губернского земства, первыми создавшие профессионально-правовую организацию земских работников, которую возглавил Делегатский Совет. Делегатский Совет был сформирован из делегатов, избранных от каждых 10 служащих губернского земства обоего пола, достигших 18 лет и без различия профессий. Каждое уездное земство Воронежской губернии учредило подобную профессионально-правовую организацию, распорядительным и исполнительным органами которой являлись общее собрание и правление [20]. Губернский Союз земских служащих объединил, таким образом, 13 Союзов на учредительном собрании 16-17 апреля 1917 г., где присутствовало 180 делегатов уездных Союзов за исключением Богучарского Союза (его делегаты не могли приехать в Воронеж из-за отсутствия поездов). Текущую работу губернского Союза земских служащих осуществляли Делегатский Совет и Исполнительное бюро. В состав Исполнительного бюро на учредительном собрании 17 апреля 1917 г. были избраны А.К. Кузнецов (председатель), И.А Кожевников, А.А. Лютовский, А.И. Белозеров и Комарова. В мае 1917 г. Исполнительное бюро стало называться комитетом [21]. Он должен был представлять губернский Союз земских служащих в различных губернских комитетах (в губернском исполнительном комитете, губернском продовольственном комитете и др.).

Отложившийся в архивном деле устав Союза служащих Воронежского уездного земства [22] устанавливает следующие цели организации: 1) усовершенствование земского дела на широких демократических началах 2) защита правовых и /161/ профессиональных интересов служащих 3) содействие умственному и профессиональному развитию членов 4) оказание материальной помощи членам 5) разрешение вопросов этики, как профессиональной, так и общей. Один из пунктов устава запрещает вступление членов земской управы в Союз. При создании единой организации ее члены обычно принимают однотипные уставы, не противоречащие друг другу. В выступлении помощника секретаря губернской земской управы А.И. Сланского на первом заседании учредительного собрания губернского Союза земских служащих было подчеркнуто, что объединение земских служащих должно преследовать профессионально-правовые задачи и не должно иметь политической окраски [23]. На основании вышеизложенного мы можем сделать два вывода. Во-первых, после Февральской революции «третий элемент» воронежского земства, создав самостоятельную организацию, отделил свои интересы от интересов цензового элемента, тем самым, подчеркнув различие интересов. Во-вторых, объединение земских служащих в единую организацию было возможно в марте 1917 г. только на профессиональной основе, так как большинство земцев не занимало активной общественной позиции и не стремилось к политической власти. Недаром составы Исполнительного бюро и комиссии по корректированию проекта устава губернского Союза земских служащих были представлены разными членами. В комиссию по доработке устава были избраны А.И. Сланский, А.А. Щепотьев, Маркин, В.З. Митин, Н.Н. Гагаринский, В.И. Чеба, И.И. Купянский, В.М. Тарасенко, И.И. Сергеев, А.С. Куничев, О.С. Третьяк и Т.В. Дончакова, а в Исполнительное бюро - политически активные земцы, известные нам по комитету общественных организаций и учреждений (за исключением Комаровой).

Резолюция, принятая участниками учредительного собрания губернского Союза земских служащих, свидетельствует об одинаковом отношении делегатов и цензовых земцев к Временному правительству и войне: они поддер/153/живали Временное правительство, выступали за созыв Учредительного собрания и считали, что война должна быть доведена в полном согласии с союзниками до почетного конца без стремления к каким бы то ни было захватам и порабощению других народностей [24]. Однако схожесть позиции в данных вопросах не означала единства политических взглядов «третьего» и «второго элементов» воронежского земства. «Третий элемент» рассматривал Учредительное собрание как окончательную инстанцию утверждения «демократического давно желанного Народостроя», неприемлемого для «второго элемента». Политические взгляды делегатов учредительного собрания также не обладали единством. После открытия собрания первым с приветственной речью к делегатам обратился председатель Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов В.П. Кобытченко, член партии эсеров. Собрание приветствовало кадета А.И. Шингарева, как «бывшего сослуживца», и отправило ему телеграмму. Члены Исполнительного бюро придерживались более левых взглядов по сравнению с взглядами большинства делегатов. Так, во время выступления А.И. Сланский заявил, что связующим звеном всех Союзов должно стать активное участие земских служащих в ведении земского хозяйства и устройство своей частной профессионально-правовой жизни, поэтому необходимо предоставить служащим право участия (через представителей Союза) с решающим голосом в земских собраниях и в управах при рассмотрении последними вопросов принципиального и профессионально-правового характера. А.И. Кожевников (член Исполнительного бюро) высказался против участия, ибо такое положение противоречило принципу равного избирательного права [25]. Далее в тексте не дается пояснения позиции А.И. Кожевникова. По-видимому, он выдвинул идею о предоставлении избирательного права в земских органах самоуправления всем земских служащим без различия сословий и имущества. Но делегаты приняли предложение А.И. Сланского. Оно было записано в уставе губернского Союза земских служащих в следующей /154/ формулировке: представители Союза имели право участвовать в земских собраниях и комиссиях с правом решающего голоса и в заседаниях земской управы – по вопросам, имевшим принципиальное значение для местного края, а также вопросам, затрагивавшим права земских служащих [26]. Итак, после Февральской революции 1917 г. в отличие от городской думы губернские органы земского самоуправления сохранили цензовые составы гласных. Деятельность Воронежских губернского земского собрания и губернской земской управы не выходила за рамки «местных польз и нужд» в области экономики, народного образования и здравия, что подтверждают постановления очередного губернского земского собрания 27 февраля – 4 марта 1917 г. Большинство земских служащих воронежского земства ограничило участие в политической борьбе выражением поддержки Вре-менному правительству. Создание губернского и уездных Союзов земских служащих «третьим элементом» преследовав профессионально-правовые цели и должно было защитить интересы нецензовых земцев.

Иная ситуация сложилась в уездных земствах, которые активно пополнялись представителями общественных организаций в течение весны и лета 1917 г. [27]. Например, в марте 1917 г. в Бобровском уезде из-за демонстративных провотворческих земских деятелей по обновлению земских собрания и управы вспыхнуло антиземское движение, в ходе которого толпа горожан отстранила цензовую земскую управу в исполнения обязанностей и назначила новых членов. Губернский комиссар В.Н. Томановский не признал правомочность подобных действий и попытался восстановить в правах прежний состав земской управы, дав согласие только на частичное ее пополнение. Однако по инициативе волостных исполнительных комитетов спешно был созван уездный крестьянский съезд, который принял решение о расширении полномочий цензовых уездных земских гласных и сформировал новое уездное земское собрание, разрешив ему избрать новый состав земской управы. Должность пред/155/седателя уездной земской управы занял крестьянин Н.С Разумный, членами управы были избраны тоже крестьяне – Г.К. Пузаков, Т.Л. Новиков, Н.С. Синегуб. В телеграмме из Боброва, поступившей на имя А.Ф. Керенского, отмечалось, что уездный съезд, решивший судьбу цензового земства, состоял исключительно из крестьян, которые не допустили на съезд представителей крупного и мелкого землевладения, земских служащих и духовенства. Чтобы не обострять положение, В.Н. Томановский отдал распоряжение казначейству об открытии кредита вновь избранной Бобровской уездной земской управе.

Высокая политическая активность общественных организаций заставила Временное правительство конкретизировать обязанности губернских и уездных комиссаров, чтобы сохранить губернии и уезды в сфере правительственного влияния [28]. Телеграмма министра-председателя Г.Е. Львова от 1 апреля 1917 г. объявила губернских комиссаров носителями власти Временного правительства в губерниях. Им были присвоены права и обязанности, ранее возлагавшиеся на губернаторов. Уездные комиссары должны были назначаться министерством внутренних дел из числа лиц, представленных губернскими комиссарами, или рекомендованных, или избранных уездными комитетами. Уездные комиссары представляли Временное правительство в уездах. Управление волостью возлагалось на образованные в волостях комитеты, деятельность которых объединяли и направляли уездные комиссары. Увольнение уездных комиссаров могло иметь место исключительно по постановлению правительства на основании представления губернского комиссара при условии одновременного представления кандидата для замены. Надзор за законностью деятельности всех лиц и мест Временное правительство возложило на губернских и уездных комиссаров. Начальники милиции должны были исполнять предложения комиссаров, направленные к охране государственного порядка и безопасности личности и имущества граждан. /156/ Напряженность политической обстановки в Воронеже, вызванная противостоянием между силами, стремившимися дальнейшей демократизации общественной жизни, и теми, кто считал революцию завершенной, отразилась в письме члена Воронежской губернской земской управы (фамилия неизвестна) в министерство внутренних дел в середине июня 1917 г.: «Есть надежда, что нас реорганизуют не явочным, а законным порядком. Но, конечно, все это завтра может перемениться и губернскую земскую управу постигнет судьба Бобровской управы. Да, при старом строе мы были под большим подозрением, а при новом оказались еще большим» [29].

В июне 1917 г. наибольшее влияние среди общественных организаций г. Воронежа приобрел губернский исполнительный комитет. При создании собственной канцелярии губернский исполнительный комитет использовал аппарат чиновников губернского правления и губернаторской канцелярии, мотивируя данное действие тем, что губернский исполнительный комитет - это «орган, выдвинутый волей революционного народа и представляющий интересы широких слоев населения» [30]. Согласно полученному указанию Временного правительства, губернский комиссар должен был при решении вопросов по укреплению начал нового государственного строя, по поддержанию общественной безопасности, по борьбе с правонарушениями и т.п. опираться на авторитет и поддержку губернского исполнительного комитета, как на «высший в губернии, руководящий ее общественно-политической жизнью, орган».

После назначения П.Я. Ростовцева председателем Воронежского губернского продовольственного комитета и одновременно губернской продовольственной управы председателем правления губернского исполнительного комитета был избран народный социалист, профессор СХИ Б.А. Келлер. 24 июня 1917 г. состав правления губисполкома был переизбран. Председателем правления стал эсер В.П. Кобытченко (20 июня 1917 г. он сложил полномочия председателя Совета рабочих, солдатских и крестьянских депута/157/тов [31]), должность товарища председателя занял Б.А. Келлер. Вновь избранное правление губернского исполнительного комитета было представлено 6 эсерами, 2 народными социалистами и 1 меньшевиком.

Именно по инициативе названного комитета был смещен губернский комиссар В.Н. Томановский [32]. Правление постановило: «считать необходимым выдвинуть на пост губернского комиссара лицо, отвечающее интересам и взглядам демократических слоев населения, и назначить для избрания такого лица соединенное заседание исполнительных комитетов: губернского, городского и Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». 25 июня 1917 г. на соединенном заседании губернского исполнительного комитета, городского исполнительного комитета общественного спокойствия и исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 52 голосами при двух воздержавшихся В.Н. Томановский был отстранен от должности губернского комиссара. На эту должность был избран Б.А. Келлер. Председатель соединенного собрания В.Л. Кобытченко телеграфировал Временному правительству о причинах выбора нового губернского комиссара и просьбу немедленно утвердить Б.А. Келлера в должности. В.Н. Томановский не выполнил требования собрания о передаче дел новому комиссару и продолжил выполнение возложенных на него правительством обязанностей [33]. 8 июля 1917 г. «Воронежские губернские ведомости» сообщили, что губернский комиссар В.Н. Томановский уехал в Петроград по вызову министра внутренних дел. 14 июля 1917 г. В.Н Томановский был освобожден от обязанностей губернского комиссара, и 15 июля в должность вступил Б.А. Келлер по распоряжению Временного правительства [34]. Сложив полномочия губернского комиссара, В.Н. Томановский сохранил должность председателя земской управы. Вместе с В.И. Раевским (заступающим место председателя), он представлял губернскую земскую управу на Государственном совещании в Москве 12-14 августа 1917 г. [35]. /158/ «Воронежские губернские ведомости» отмечают смешение председателей уездных земских управ с должностей уездных комиссаров в 9 из 12 уездов [36]. Председатель Коротоякской уездной земской управы В.Н. Ровнее 17 апреля уступил должность уездного комиссара заведующему отделом народного образования Коротоякского земства Александру Никаноровичу Яковлеву; председатель Павловской уездной земской управы И.Д. Тушнев 29 апреля – Стефану Яковлевичу Склобовскому; председатель Землянской уездной земской управы И.А. Крутиков 16 мая – Якову Ивановичу Алехину; председатель Нижнедевицкой уездной управы А.Н. Харкеевич 16 мая – Михаилу Павловичу Бочарову; председатель Задонской уездной земской управы Б.В. Савельев 16 мая - городскому судье Степану Александровичу Ланкову; председатель Воронежской уездной управы НА. Александров 23 мая – отставному генерал-майору Сергею Николаевичу Крашенинникову; председатель Бирюченской уездной земской управы Д.М. Гревс – преподавателю нестной женской гимназии Мануилу Васильевичу Котловскому; председатель Валуйской уездной управы К.Д. Блинов 5 июля – Александру Ивановичу Пеленкину. В Бобровском уезде к июлю 1917 г. уездный комиссар был смещен дважды: после отстранения председателя уездной земской управы В.А. Павлова должность уездного комиссара занял И.Н. Завадский, после которого был назначен лесничий Леон Адамович Козловский.

В мае-июне 1917 г. Временное правительство провело земскую реформу. Закон передавал дела общественного хозяйства и управления на территории волостей, ранее находившихся в ведении упраздненных крестьянских сословных учреждений, волостным органам земского самоуправления: волостным земским собраниям и управам. Волостные органы земского самоуправления должны были избираться на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Право участия в выборах получили все российские граждане (за исключением монашеству/159/ющих, безумных и глухонемых лиц) обоего пола, всех национальностей и вероисповеданий, достигшие ко времени составления избирательных списков двадцати лет. При этом граждане могли проживать или не проживать в волости, но иметь на территории волости домашнее обзаведение, или состоять в волости на службе (в том числе на воинской службе), или иметь иные, связанные с волостью, определенные занятия. Поэтому право участвовать в выборах волостного земства получили, кроме крестьян, помещики, священно-и-церковнослужители, купцы, кооператоры, члены кредитных товариществ и земские служащие [37].26 июня 1917 г. в здании Воронежской губернской земской управы под председательством В.И. Раевского состоялось совещание представителен губернской и уездных управ по вопросу о введении в действие Положения о волостном земстве [38].

Г.А. Герасименко при анализе выборов волостных земств в целом по стране отмечает массовый абсентеизм избирателей, настороженность крестьян, конфликты между членами избирательных комиссий и местным населением, стремление крестьян избирать гласных открытым голосованием в соответствии с традициями сельских сходов [39]. В Воронежской губернии приняли участие в выборах волостных земств 39,3% избирателей [40], что подтверждает общую тенденцию избира-тельного процесса по России. Выборы были проведены на основе пропорциональной системы. Даже согласившись c фактом существования волостных земств, сельские и волостные сходы не прекращали своей деятельности, как того требовало постановление Временного правительства. В отчете председателя Нижнедевицкой земской управы о выборах волостных земств подчеркивалась мысль о том, что крестьяне «не могут отрешиться от необходимости параллельного с земством функционирования общественных сходов» [41].

139 волостей Воронежской губернии представили в министерство внутренних дел сведения о социальном составе волостных земских гласных [42]: /160/
 

Наименование социальных групп Количество волостных земских гласных
Земледельцы 3184
Торговцы 52
Фабричные рабочие 619
Учителя 56
Духовенство 32
Государственные служащие 1
Земские служащие 16
Частные служащие 52
Ремесленники 72
Интеллигенция 15
Военнослужащие 10
Капиталисты и помещики 3
Другие 2
Итого 4114

Крестьяне составляли 77,4% общего количества избранных волостных земских гласных, фабричные рабочие – 15%, торговцы и частные служащие — по 1,3% , учителя – 1,4%, земские служащие – 0,4% . Г.А. Герасименко приводит сведения по организационному оформлению только 136 волостных земств в нашей губернии. Проведение волостных земских собраний и избрание волостных земских управ в Воронежской губернии происходило в следующей последовательности: в сентябре – в 43 волостных земствах, в октябре – 81, в ноябре – в 9 и в декабре в – 3 [43]. Всего в Воронежской губернии в это время существовало 246 волостей, из которых по официальным данным волостные органы земского самоуправления были сформированы в 136, что составляет 55,3%. 13-16 октября 1917 г. в г. Воронеже состоялся съезд председателей и секретарей волостных земств, на котором присутствовало 120 человек. Съезд был созван по инициативе крестьянской секции Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов с целью ознакомить работников новых волостных земств с основными вопросами предстоявшей им деятельности. Участники съезда выслушали доклады А.И. Станского «Новый закон о земстве», Иосифова «Земский /161/ вопрос» и Х.М. Хреновского «Продовольственный вопрос». На съезде никакого обсуждения вопросов не проходило, и решения не были приняты.

Выборы уездных и губернских земских гласных были проведены в Воронежской губернии в ноябре и декабре 1917 г. в соответствии с правительственным расписанием.

Расписание числа гласных губернского и уездных земских собраний по Воронежской губернии в соответствии с постановлением Временного правительства от 21 мая 1917 г. [44]:
 

Наименование уездов Число гласных в уездных земских собраниях
  От сельской местности             От городских поселений
    Наименование город­ских поселений Число гласных Всего
Воронежский 58 - - 58
Бирюченский 53 Бирюч Алексеевка 1 5 59
Бобровский 63 Бобров Бутурлиновка 27 72
Богучарский 73 Богучар 1 74
Валуйский 55 Валуйки 2 57
Задонский 45 Задонск 2 47
Землянский 58 Землянск 1 59
Коротоякский 52 Коротояк 1 53
Нижнедевицкий 54 Нижнедевицк 1 55
Новохоперский 55 Новохоперск 2 57
Острогожский 67 Острогожск 3 70
Павловский 51 Павловск 2 53
г. Воронеж   - - -
Итого 684   30 714


Подготовительные действия по производству выборов уездных земских гласных возлагались на уездные земские управы, которые в соответствии с наказом министра внутренних дел имели право пополнить состав управы пред/162/ставителями местных общественных организаций. Правом голоса на выборах уездных земств пользовались те же лица, которые избирали волостных гласных. Было принято за правило, что второй, то есть выверенный список избирателей, составленный для избрания волостных земств, объявлялся первым вариантом списка для выборов уездных гласных. Уездные земства избирались на основе пропорционального голосования по двум куриям: от сельских местностей и от уездных городов. Следовательно, города уездного подчинения составляли отдельный избирательный округ. Уездное земское собрание включало гласных, избранных волостями и уездными городами. «Воронежские губернские ведомости» подтверждают факт избрания уездных земских гласных по пропорциональной системе выборов от Богучарской, Задонской и Острогожской городских дум и публикуют списки уездных земских гласных, избранных на срок до 1 января 1919 г. по Воронежскому, Задонскому и Нижнедевицкому уездам [45].

Воронежское губернское земское собрание состояло из гласных, избиравшихся уездными земскими собраниями и Воронежской городской думой. Установленный порядок выборов губернских земских гласных предусматривал составление не позднее, чем за день до выборов, гласными уездных земских собраний списков кандидатов в губернские гласные и передачу списков председателю уездного земского собрания. Число указанных в списке фамилий, не должно было превышать общего количества гласных, подлежавших избранию в губернское земское собрание. Председатель собрания ставил на каждом полученном списке номер в порядке его поступления и в день выборов вывешивал списки в зале заседаний. В ходе выборов каждый гласный уездного земского собрания мог отдать голос только за один список. Затем по количеству голосов, поданных за тот или иной список, определялось, сколько человек проходило в губернское собрание по каждому списку. Первые фамилии в списках обычно принадлежали самым влияя/163/тельным членам уездных земств. Таким же образом происходили выборы губернских земских гласных и в городской думе. Выборы уездных и губернских земских гласных проводились в ноябре-декабре 1917 г.

Из 96 избранных губернских земских гласных на последнем губернском земском собрании присутствовало 76 [46]. Среди 76 губернских земских гласных значится фамилия П.Я. Ростовцева – единственного представителя губернских земских гласных цензовых составов. Вновь избранные гласные принадлежали к политическим партиям кадетов (А.И. Белозоров, П.Я. Ростовцев), народных социалистов (Б.А. Келлер, Н.В. Чехов), эсеров (В.П. Кобытченко, Арсений Михайлов, П.Г. Андреев) и меньшевиков (А.Н. Татарчуков). Они представляли разные социальные группы населения: купцов (П.Я. Ростовцев), интеллигенции (профессор Б.А. Келлер, Н.В. Чехов, И.А. Крутиков, П.И. Ястребов), служащих кредитных товариществ и потребительных обществ (В.А. Еремин, А.В. Юркевский. А.И. Капленко), «третий элемент» земства (Е.М. Гершман, И.Е. Дмитр(и)енко, С.К. Чаянов, А.И. Белозоров, Г.С Лордкипанидзе и Г.В. Дахно). В числе губернских земских гласных были председатели уездных земских управ Н.С Разумный (Бобровский уезд), Г.С. Лордкипанидзе (Валуйский уезд) и И.А. Крутиков (Землянский уезд), уездный комиссар Я.И. Алехин (Землянский уезд), бывший губернский комиссар (и одновременно председатель правления губернского исполнительного комитета) Б.А. Келлер и его помощник (член правления губернского исполнительного комитета) П.Г. Андреев [47].

Общественно-политическая ситуация, сложившаяся в г. Воронеже и Воронежской губернии в феврале – декабре 1917 г., отличались нестабильностью и многовластием. Наряду с деятельностью губернского и уездных комиссаров, земских и городских органов самоуправления, земельных и продовольственных комитетов, сформированных по рас-поряжению Временного правительства, в г. Воронеже и /164/ в уездах действовали созданные по инициативе местного населения различные общественные организации и партийные комитеты политических партий. Исполнительные комитеты (бюро, советы, президиумы) общественных организаций на объединенных заседаниях контролировали и корректировали деятельность правительственных учреждений, изменяли их составы, участвовали в назначении должностных лиц губернии, тем самым, заявляя право на получение властных полномочий. Члены и председатели исполнительных органов общественных организаций не-однократно переизбирались. В состав названных исполнительных органов входили представители кадетов, эсеров, народных социалистов и социал-демократов. Земская реформа Временного правительства дала возможность создать мелкую земскую единицу – волостное земство – и демократизировать составы уездных и губернских органов земского самоуправления.

1. Журналы Воронежского губернского земского собрания. Очередной сессии 1916 г. (28 февраля - 4 марта 1917 г.). Воронеж, 1917. С. 17.
2. Там же. С. 1.
3. Журналы Воронежского губернского земского собрания. Чрезвычайной сессии 16 января 1918 г. Воронеж, 1918.179 с.
4. 1917-й год в Воронежской губернии (Хроника) / Сост. Б.М. Лавыгин. Воронеж, 1928. С. 7-11.
5. Журналы Воронежского губернского земского собрания. Очередной сессии 1916 г. (28 февраля - 4 марта 1917 г.). С. 21; 1917-й гад в Воронежской губернии. С. 12.
6. Воронежские губернские ведомости. 1917.26 апр.
7. 1917-й год в Воронежской губернии. С. 25.
8. ГАВО. Ф. И-50. Оп. 1. Д. 2. Л. 60-385.
9. Сборник указов и постановлений Временного правительства. Вып. 1.27 февраля - 5 мая 1917 г. Пг., 1917. С. 5-7.
10. 1917-й год в Воронежской губернии. С. 47.
11. Революционное движение после свержения самодержавия: Документы и материалы. М, 1957. С. 333-336,762.
12. 1917-й год в Воронежской губернии. С. 15,17.
13. Там же. С. 16.
14. Сборник указов и постановлений Временного правительства. Вып. 1. С. 8-9. /165/
15. Воронежские губернские ведомости. 1917. 8 марта.
16. ГАВО. ф. И-50. Оп. 1. Д. 1. Л. 127, 136-139, 291; Д. 2. Л. 1,2.
17. Воронежские губернские ведомости. 1917.22 июля.
18. Там же. 1917. 1 нояб.
19. ГАВО. Ф. И-50. Оп. 1. Д. 2. Л. 399.
20. Там же. Ф. И-46. Ст. 3. Д. 17. Л. 1-19.
21. Там же. Ф. И-20. Оп. 2. Д. 327. Л. 6.
22. Там же. Ф. И-46. Ст. 3. Д. 17. Л. 1-13.
23. Там же. Л. 15.
24. Там же. Л. 18.
25. Там же. Л. 16.
26. Там же. Л. 18.
27. Герасименко ГА. Земское самоуправление в России. М., 1990. С. 87, 89, 90, 92.
28. Революционное движение после свержения самодержавия. С. 448-449.
29. Цит. по: Герасименко Г.А. Указ. соч. С. 96.
30. Воронежские губернские ведомости. 1917. 22 июля.
31. 1917-й год в Воронежской губернии. С. 60.
32. Там же. С. 62-63.
33. Воронежские губернские ведомости. 1917. 8 июля.
34. Воронежские губернские ведомости. 1917.19 июля; 1917-й год в Воронежской губернии. С. 73.
35. Там же. С. 88.
36. Воронежские губернские ведомости. 1917.3 мая, 10 мая, 27 мая, 3 июня. 20 июня, 5 июля, 15 июля.
37. Постановление Временного правительства о волостном земском управлении. Воронеж, 1917. 22 с.
38. 1917-й год в Воронежской губернии. С. 66.
39. Герасименко Г.А. Указ. соч. С. 125-141.
40. Там же. С. 129.
41. Цит. по: Герасименко Г.А. Указ. соч. С. 141.
42. Там же. С. 144-145.
43. Там же. С. 150.
44. Воронежские губернские ведомости. 1917. 15 июля.
45. Там же. 1917. 26 авг., 9 сент., 11 нояб., 29 нояб., 9 дек. и 13 дек.
46. Журналы Воронежского губернского земского собрания Чрезычайной сессии 16 января 1918 г. Воронеж, 1918.
47. 1917-й год в Воронежской губернии. С. 93, 94, 118.

Из истории Воронежского края. Вып. 19. Воронеж, Центр.-Черн. изд-во, 2011. С. 147-167.




Отзыв пользователя


Нет комментариев для отображения



Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас