Гакаев Ж.Ж. Советы солдатских депутатов Дона и Северного Кавказа от Февраля к Октябрю // Вопросы истории. №2. 1984. С. 36-53.

   (0 reviews)

СОВЕТЫ СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ ДОНА И СЕВЕРНОГО КАВКАЗА ОТ ФЕВРАЛЯ К ОКТЯБРЮ
Ж. Ж. Гакаев


Опыт трех революций в России подтвердил правильность марксистско-ленинского положения о том, что революция, чтобы победить, должна обладать вооруженной силой, способной сломить сопротивление эксплуататорских классов, и что для создания такой силы необходимо привлечь на свою сторону демократическую часть армии, обеспечив объединение перешедших на сторону пролетариата солдат с вооруженными отрядами рабочих и крестьян.

В Октябрьской революции огромную роль в борьбе за армию и ее переход на сторону трудящихся масс сыграли Советы солдатских депутатов, возникшие под непосредственным воздействием пролетарских организаций — Советов рабочих депутатов. В. И. Ленин придавал историческое значение образованию и роли Советов в борьбе за политическую власть рабочего класса. «Если бы народное творчество русской революции, прошедшее через великий опыт 1905 года, не создало Советов еще в феврале 1917 года, — говорил Ленин на VII съезде партии, — то ни в каком случае они не могли бы взять власть в октябре, так как успех зависел только от наличности уже готовых организационных форм движения, охватившего миллионы. Этой готовой формой явились Советы [1]. Примечательно, что, получив первые известия о февральских событиях в России, Ленин в качестве первоочередной выдвинул задачу организации Советов рабочих депутатов и вооружения рабочих, как и «перенесение пролетарских организаций на войско... и на деревню» [2], т. е. создание Советов солдатских и крестьянских депутатов.

Проблема Советов занимает видное место в советской историографии [3]. Помимо обширной специальной литературы, она исследовалась в обобщающих работах по истории Октября и революционного движения в армии [4]. В литературе, посвященной истории социалистической революции на Дону и Северном Кавказе, наиболее обстоятельно рассмотрены вопросы, связанные с образованием и деятельностью Сове-/36/

1. Ленин В. И. ПСС. Т. 36, с. 6.
2. Там же, Т. 31, с. 5.
3. Минц И. И. Развитие взглядов Ленина на Советы 1905 — апрель 1917 гг. — Вопросы истории КПСС, 1960, №2; его же. Образование Советов (февраль — март 1917 г.) — История СССР, 1967, № 1; Андреев A.M. Советы рабочих и солдатских депутатов накануне Октября, М. 1967; Торопов Л.Н. Советы солдатских депутатов центральной России в 1917 году. —Вопросы истории; 1977, № 8; Морозов Б. М. и др. Партия и Советы. М. 1982.
4. Минц И. И. История Великого Октября. Тт. 1-3. М. 1967-1973; Гегемония пролетариата в трех русских революциях. М. 1978; Голуб П. А. Партия, армии И революция. М. 1967; его же, Большевики и армия в трех революциях. М. 1977; Соркин А.М. На путях к Октябрю. Проблемы мирной и вооруженной борьбы за власть Советов. №. 1977; Якупов Н.М. Революция и мир: солдатские массы против империалистической войны. 1917 — март 1918. М. 1960; Гаврилов Л.М. Солдатские комитеты в Октябрьской революции (действующая армия). М. 1983; и др.


тов рабочих депутатов, объединенных Советов рабочих и солдатских депутатов, а также крестьянских Советов [5], В исследованиях [6], обобщающих опыт борьбы трудящихся масс, большевистских организаций Юго-Востока России за победу социалистической революции, приводятся данные, характеризующие состав гарнизонов, процесс образования Советов солдатских депутатов, создание объединенных Советов, революционного движения в армии. Вместе с тем авторы названных работ не задавались целью специально исследовать указанные проблемы и рассматривали их только с точки зрения постановки и раскрытия главных аспектов изучаемых ими процессов. Изучение их позволило сделать выводы и обобщения принципиального характера. Вряд ли было бы, однако, правомерным считать проблему исчерпанной. Специального рассмотрения требуют, в частности, вопросы о составе, характере, роли Советов солдатских депутатов в революционизировании армии на Дону и Северном Кавказе.

В настоящей статье предпринимается попытка осветить процесс образования и основные направления деятельности Советов солдатских депутатов в тыловых гарнизонах Дона и Северного Кавказа, ход их объединения с Советами рабочих депутатов. При этом главное внимание обращается на процесс большевизации Советов как результат банкротства идей соглашательских партий и перехода основной массы солдат воинских частей на сторону большевиков. Необходимо учесть еще одно весьма важное обстоятельство, заключающееся в том, что характер источников и особенности образования Советов солдатских депутатов в крае, их объединение в крупных гарнизонах с Советами рабочих депутатов обусловили необходимость рассмотрения некоторых аспектов в деятельности объединенных Советов, связанных с вопросами революционного движения в армии.

Юго-Восток России (в составе Донской, Кубанской, Терской и Дагестанской областей, Черноморской и Ставропольской губерний) являлся важным в военно-политическом отношении районом страны, объединявшим в своем составе огромную территорию с разноязычным населением. Накануне первой мировой войны здесь проживало свыше 10 млн. человек, официально подразделявшихся на войсковое (казачье) и невойсковое (неказачье) население. Истоки формирования региона уходят в далекое прошлое. К 1917 г. здесь, несмотря на ряд существенных различий и особенностей (имеются в виду контрасты развития экономического, политического и культурного уровней отдельных районов, многонациональный состав населения и др.), в общих чертах завершился процесс образования региона со специализированным хозяйством, в котором сложилась более или менее специфическая социально-экономическая и политическая структура с особенным составом населения, совпадающая в главном с общероссийской [7]. Помимо горского населения, составлявшего большинство населения края, самыми многочисленными сословными группами наряду с казаками являлись т. н. иногородние и коренные крестьяне.

В военном отношении Кубанская, Терская и Дагестанская области. Черноморская и Ставропольская губернии входили в состав Кавказско-/37/

5. Магомедов Ш.М. Октябрь на Тереке и в Дагестане. Махачкала. 1967; Аликберов Г.А. Победа социалистической революции в Дагестане. Махачкала. 1968; Гугов P.Х. Совместная борьба народов Терека за Советскую власть. Нальчик. 1975; Кириенко Ю. К. Крах калединщины. М. 1975; и др.
6. Этенко Л. А. Большевистские организации Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов. Ростов н/Дону. 1972, с. 11—18; Этенко Л. А. и др. Октябрь на Дону и Северном Кавказе. Ростов н/Д. 1977, с. 90—102; Козлов А.И. На историческом повороте. Ростов н/Д. 1977; Осадчий И.П. Партия большевиков — организатор победы социалистической революций на Северном Кавказе, Ростов н/Д. 1978. с. 47—67; Яргульян В. И. В борьбе за войско революции. Краснодар. 1980.
7. Подробнее см.: Козлов А. И. Ук. соч., c. 7-12.


го военного округа. Область Войска Донского, пользуясь статусом самостоятельной военно-административной единицы (приравненной фактически к военному округу), находилась непосредственно в ведении Военного министерства. Являясь составной частью исторически сложившегося Северо-Кавказского региона, тесно связанная экономическим, торговыми и политическими отношениями с казачьими областями и земледельческими районами Северного Кавказа, область Войска Донского и в военно-стратегическом отношении тяготела к Кавказскому военному округу, части которого в значительной степени пополнялись новобранцами из крестьянского и казачьего населения Дона. В целом специфические социально-экономические условия развития, характерные для Дона и Северного Кавказа, оказали влияние и на характер революционного движения в крае, в том числе и в армии, выявив как общие закономерности, так и его особенности.
Накануне революции на территории Дона и Северного Кавказа находились десятки больших и малых гарнизонов, в состав которых входили запасные полки, ополченские дружины, регулярные армейские части, отведенные на отдых и подчиненные штабам действующих армий, иррегулярные казачьи части и национальные горские формирования, а также многочисленные войсковые учреждения.

В области Войска Донского (в Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Таганроге, ст. Каменской и Азове) располагались полки 39-й и 40-й пехотных запасных бригад, десять запасных пехотных полков насчитывали 86 тыс. солдат и офицеров [8]. В городах и крупных рабочих поселках были размещены 39 казачьих сотен и 12 местных караульных команд из казаков, общей численностью 15 тыс. человек. С марта 1917 г. здесь находились 7-я, 8-я, 9-я Донские казачьи дивизии, отведенные в тыл на отдых и переформирование [9]. В Таганроге дислоцировался запасный Заамурский конный полк [10].

На Кубани и в городах Черноморья находились 5 запасных конных казачьих полков, 3 запасных пеших батальона, 10 местных караульных команд, 4 пешие дружины, 5 особых казачьих сотен, 3 роты Черноморского пограничного батальона и отдельные артиллерийские части, несшие службу охраны Черноморского побережья. Здесь было сосредоточено до 30 тыс. солдат и офицеров [11]. Крупные гарнизоны имелись в Екатеринодаре, Новороссийске, Армавире, Ейске.

В Грозном, Ставрополе, Пятигорске и в Порт-Петровске дислоцировались запасные пехотные полки 15-й пехотной бригады, общей численностью более 30 тыс. солдат и офицеров. Десять пеших дружин, входивших в состав 42-й, 44-й и 47-й бригад государственного ополчения, были рассредоточены в горных районах Осетии, Чечни и Дагестана и насчитывали до 20 тыс. солдат и офицеров [12].

В рабочих центрах Терской, Дагестанской областей и Ставропольской губ. были размещены казачьи части: 2-й запасный казачий полк Терского казачьего войска, 1-й эскадрон Кавказского кавалерийского запасного полка, а также 13 запасных сотен Терского, Кубанского, Донского казачьих войск. Весной 1917 г. в Терской обл. временно дислоцировалась для отдыха и переформирования 6-я стрелковая пехотная дивизия в составе четырех стрелковых полков [13]. /38/

8. ЦГВИА, Ведомость расписания запасных войск, находящихся в распоряжении Военного министерства, с. 2—3.
9. Там же, ф. 330, оп. 61, д. 224. л. 2: ф. 336, оп. 1, ч. III, д. 73, л. 363.
10. Там же, Ведомость расписания запасных войск, находящихся, к распоряжение Военного министерства, с. 9.
11. Там же, ф. 2168, оп. 1, д. 89, лл. 55—64; д. 519, лл. 75—79; ф. 1300, оп. 1, д. 19, лл. 167—168, 213—278.
12. Там же, ф. 2168, оп. 1, д. 132, лл. 22—32.
13. Там же, ф. 1300, оп. 1, д. 249, лл. 13—14.


Осенью 1917 г. количество войск в крае значительно увеличилось за счет отзыва из действующей армии казачьих и национальных иррегулярных частей. Местная горско-казачья контрреволюция рассчитывала опереться на них в борьбе с революционно настроенными частями. В 1917 г., по неполным данным, на территории Дона и Северного Кавказа находилось до 200 воинских частей и учреждений, насчитывавших около 180 тыс. солдат и офицеров [14]. Это была сила, которая в условиях малочисленности пролетариата могла предрешить и предрешила исход борьбы за победу социалистической революции в крае.

Детищем революционного творчества масс явились возникшие в ходе Февральской революции Советы солдатских депутатов, которые по мере развития классовой борьбы в армии стали опорными пунктами большевиков и сыграли огромную роль в привлечении ее на сторону социалистической революции. В значительной степени решение задачи по завоеванию солдат на сторону пролетариата было облегчено многолетней активной деятельностью партии большевиков [15].

Известие о победе Февральской революции и образовании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, полученное на Дону и Северном Кавказе в первых числах марта, было встречено восторженно и вызвало небывалый политический подъем трудящихся масс [16].

В Советах рабочих и солдатских депутатов, возникших после революции в тыловых гарнизонах края, преобладали эсеры и меньшевики. Слабость большевистских организаций, не успевших еще окрепнуть и сорганизоваться, малочисленность пролетариата, его недостаточная организованность и сознательность, а также преобладание мелкобуржуазных слоев населения обеспечили на первых порах успех соглашательским партиям. О составе Советов солдатских депутатов активную «заботу» проявляло Временное правительство и его военное командование. Не имея возможности остановить начавшуюся революционным путем демократизацию армии, они прилагали все усилия, чтобы придать ей желаемое направление, старались оградить солдатские массы от влияния рабочих, не допустить создания объединенных Советов [17].

На территории края в течение марта — апреля было организовано свыше 40 Советов солдатских депутатов. В крупных рабочих центрах — Ростове-на-Дону, Таганроге, Екатеринодаре, Новороссийске, Армавире, Ставрополе, Грозном, Порт-Петровске, где влияние большевиков с первых дней революции было значительным, возникли объединенные Советы рабочих и солдатских депутатов. По мере развития революционных событий в крае тяга солдат и рабочих к объединению усиливалась. В течение первых трех месяцев революции, несмотря на яростное сопротивление буржуазии, офицерства и соглашателей, большевики в целом завершили процесс объединения Советов [18].

По количественному составу Советы солдатских депутатов были неодинаковы, т. к. количество войск в гарнизонах и выработанные нормы представительств были различны. В большинстве случаев каждая рота или сотня посылала в Совет по одному или несколько представителей. При объединенных Советах избирался единый исполнительный комитет, который выделял президиум. Во многих объединенных Советах были образованы и функционировали рабочие и солдатские секции для решения своих внутренних вопросов. В Ростове-на-Дону, Туапсе, Ставрополе, Владикавказе, Пятигорске, Порт-Петровске, Темир-Хан-Шуре /39/

14. Подсчитано по: ЦГВИА, ф. 2168, оп. 1. д. 88. лл. 55-64; д. 519, лл. 75-79; д. 132, лл. 22—32; ф. 1300, оп. 1, д. 19, лл. 167—168, 221.
15. Подробнее об этом см.: Голуб П. А. Большевики и армия в трех революциях.
16. Подробнее об этом см.: Этенко Л.А. и др. Ук. соч., с. 65-75.
17. ЦГВИА, ф. 2168, оп. 1, д. 422, л. 384.
18. Подробнее об этом см.: Козлов А.И. Ук. соч., с. 170-180.


наряду с объединенными Советами продолжали функционировать как самостоятельные организации и Советы солдатских депутатов.

В гарнизонах Дона и Северного Кавказа, как и в других районах страны, Советы рабочих депутатов, как правило, выступали инициаторами создания Советов солдатских депутатов. Но в ряде случаев было и наоборот. В частности, в Порт-Петровске, Моздоке, Кизляре, Туапсе Советы солдатских депутатов возникли раньше и способствовали образованию Советов рабочих депутатов. В отдельных гарнизонах (Хасав-Юрт, Ейск, Азов) существовали только Советы солдатских депутатов [19].

В Ростове-на-Дону Совет солдатских депутатов образовался 5 марта. В его состав вошли по одному представителю от каждой роты, всего 100 человек от 30 тыс. солдат гарнизона. В тот же день на своем первом заседании Совет принял решение об объединении с Советом рабочих депутатов. В составе объединенного Совета рабочие и солдаты были представлены порошку (100 и 100) [20]. Но Совет солдатских депутатов продолжал функционировать как самостоятельный орган и после создания объединенного Совета [21].

4 марта завершились выборы в Армавирский Совет солдатских депутатов. От 8 тыс, солдат гарнизона было избрано 65 делегатов [22].

7 марта были созданы Екатеринодарский Совет солдатских и казачьих и Новороссийский Совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов.

8 марта состоялось первое совместное заседание Екатеринодарского Совета рабочих депутатов с представителями от воинских частей [23]. В состав объединенного Совета вошли 30 представителей от солдат и казаков гарнизона. 7 марта 1917 г. был организован объединенный Совет рабочих и солдатских депутатов в Ставрополе. Наряду с объединенным Советом был создан и самостоятельно действовал Совет солдатских депутатов [24]. В первой половине марта Советы солдатских и казачьих, депутатов возникли в Таганроге, Туапсе, Майкопе, Усть-Ла6инской, Геленджике и других пунктах Кубанской, Донской обл. и Черноморской губернии.

Инициаторами создания объединенных Советов выступали большевики. По их инициативе, например, Грозненский Совет рабочих депутатов в первый же день своего существования (5 марта) предложил местным воинским частям командировать в его состав своих делегатов. В ходе выборов контрреволюционная часть офицеров пыталась протащить в Совет своих представителей. Однако большевики разоблачили эту попытку. Созвав солдатский митинг, они предложили выбрать от каждой роты по одному делегату вместо делегированных в Совет офицеров. 7 марта в воинских частях были произведены выборы в Совет. 80 делегатов-солдат было избрано в объединенный Совет рабочих и солдатских депутатов. Председателем его был избран руководитель Грозненской организации большевиков Н. А. Анисимов. Это был единственный Совет в крае, который с первых же дней революции возглавлялся большевиком [25].

25 марта в Майкопе по инициативе большевиков произошло объединение Совета солдатских и казачьих депутатов с Советом рабочих депутатов. Майкопский Совет стал именоваться Советом рабочих и воинских депутатов [26]. /40/

19. Ростовская речь, 18.IV. 1917.
20. Там же. 7.III.1917.
21. Борьба за власть Советов на Дону (1917—1920 гг.). Сб. док. Ростов н/Дон. 1957, с. 47—48.
22. Козлов А.И. Ук. соч., с. 177.
23. Госархив Краснодарского края, ф. р-411, оп. 2, д. 129, л. 9; Очерки истории Краснодарской организании КПСС. Краснодар. 1966. с. 162.
24. Борьба за власть Советов на Дону (1917—1920 гг.), с. 47—48,
25. ЦГА ЧИАССР. ф. р.-96, оп. 1, д. 20, л. 22.
26. Осадчий И.П. Ук. соч., с. 56.


Убедившись в невозможности остановить процесс создания объединенных Советов, местные органы Временного правительства и командование войск пытались противопоставить им возникшие в отдельных гарнизонах Советы офицерских и солдатских депутатов. Так, например, во Владикавказе многочисленный офицерский состав гарнизона, сорганизовавшись раньше (офицерский Совет без участия солдат организовался 8 марта, Совет солдатских депутатов 11 марта), чем солдатские массы, пытался всячески задержать процесс демократизации в частях гарнизона. По инициативе офицеров, при поддержке соглашателей 6 апреля произошло объединение Советов солдатских и офицерских депутатов. Офицерский Совет рассчитывал при помощи объединения подчинить своему влиянию солдатские массы, помешать их слиянию с Советом рабочих депутатов. Однако большевики Владикавказа во главе с С. М. Кировым в результате упорной борьбы 17 мая добились объединения Совета солдатских депутатов с Советом рабочих депутатов. В объединенном Совете была организована специальная военная секция для работы среди солдат [27]. Офицерский Совет вскоре потерял всякое влияние в гарнизоне.

Несмотря на противодействие реакционно настроенного офицерства, в течение второй половины марта Советы солдатских депутатов возникли в Порт-Петровске, Темир-Хан-Шуре, Дербенте, Кизляре, Моздоке, Нальчике, Георгиевске, Кисловодске, Ессентуках, Минводах, Прохладной, Хасав-Юрте, Гунибе, Ботлихе, Дешлагаре, Воздвиженской, в укреплении Ведено [28].

Большую помощь революционным организациям края в объединении солдатских масс и в их политическом воспитании оказали члены делегации Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Они побывали почти во всех крупных гарнизонах края, выступали на многотысячных солдатских митингах, рассказывали солдатам о Февральской революции в Петрограде, о формах организации солдат столичного гарнизона, делились опытом революционной борьбы [29].

По партийному составу солдатские Советы в основном были эсеро-меньшевистскими. В первом составе объединенного Совета рабочих и солдатских депутатов в Ростове-на-Дону было только 30 большевиков; в Грозном из 110 делегатов, объявивших свою партийность более или менее определенно, было 13 большевиков, остальные являлись эсерами и меньшевиками или беспартийными [30]. Правда, рабочие и солдаты, считавшие себя эсерами и меньшевиками, как сообщал в ЦК РСДРП (б) Грозненский комитет большевиков, «рассуждают так, что не похожи ни на эсеров, ни на меньшевиков: все большевики» [31]. Екатеринодарские большевики в начале марта в составе Совета имели 20 из 100, в Таганроге — 7 из 37, в Туапсе — 3 из 108 делегатов [32].

Организационное оформление Советов солдатских депутатов под лозунгом «революционного оборончества» в масштабах Кавказского военного округа и фронта завершил 1-й краевой съезд Советов Кавказского фронта и округа, который открылся 23 апреля 1917 г. в Тифлисе. На съезд было избрано 1542 делегата от фронта и тыла, из них 372 офицера и 1170 солдат. От Советов солдатских депутатов Северного Кавказа на съезде присутствовало 53 делегата, из них — солдат 40, офицеров — 13 человек [33]. Вместе с приглашенными на съезде было /41/

27. Терские ведомости, Грозный, 22.III, 8.IV, 1917.
28. ЦГИА ГрузССР, ф. 1838, оп. 1, д. 178, л. 119.
29. Терские ведомости, 22.111.1917.
30. Козлов А.И. Ук. соч., с. 179.
31. Борьба за власть Советов в Чечено-Ингушетии (1917—1920 гг.). Сб. док. и м-лов. Грозный. 1958, с. 447.
32. Яргульян В.И. Ук. соч., с. 41
33. ЦГИА ГрузССР, ф. 1838, оп. 1, д. 64, л. 118.


1800 человек [34]. В политическом отношении состав съезда был очень разнородным. Наряду с большевиками здесь были представлены почти все политические течения, от правых монархистов до мелкобуржуазных националистических партий. В работе съезда принимал участие командующий Кавказским фронтом генерал М. А. Пржевальский (сменивший в апреле 1917 г. на этом посту генерала Н. Н. Юденича) и другие высшие чины округа и армии. Большинство на съезде составляли эсеры и меньшевики. Это и предопределило характер его решений по основным вопросам повестки дня.
Большевистская фракция на съезде была немногочисленной. Однако энергичная деятельность большевиков-делегатов, их выступления с программными и тактическими лозунгами партии оказали революционизирующее влияние на рядовых делегатов фронта и тыла. В работе большевистской фракции активное участие приняли посланцы Советов солдатских депутатов гарнизонов Северного Кавказа: С. М. Киров — из Владикавказа, И. В. Малыгин — из Пятигорска и др. Под руководством Кирова северокавказские делегаты совместно с представителями армии и гарнизонов Закавказья выработали общую линию борьбы на съезде с целью использования его трибуны для разоблачения соглашательской политики эсеров и меньшевиков.

От имени большевистской фракции на съезде выступили видные военные большевики — Г. Н. Корганов, И. В. Малыгин, И. Крюков, П. Суворов. В своей речи на съезде Малыгин разоблачил соглашательскую политику эсеров и меньшевиков, заявив, что «движущими силами русской революции являются пролетариат и революционная армия. Буржуазия идти с нами не может». Он выступил против идеи «внеклассовой, внепартийной армии, как антинародной, буржуазной», доказывал необходимость привлечения армии на сторону революции. В результате деятельности большевиков и под влиянием левых сил съезд принял ряд решений революционного характера. В частности, съезд осудил контрреволюционные действия ставки «по созыву самостоятельных офицерских съездов при ставке... и в Петрограде», заявив, что «единственным правомочным органом по созыву военных съездов является Совет солдатских депутатов и его исполнительный орган» [35].

Краевой съезд, хотя и в урезанном виде, но узаконил ставшие фактом революционные организации солдат: Советы солдатских депутатов и комитеты, признав их необходимость в армии. Съезд избрал Краевой Совет солдатских и рабочих депутатов и исполком Краевого Совета во главе с правым эсером Донским. Эсеры и меньшевики вкупе с реакционным командованием и закавказскими националистами сделали все возможное, чтобы ограничить представительство большевиков в Краевом Совете. Но под давлением революционно настроенных солдат они были вынуждены предоставить большевистской фракции одно место в исполкоме. Несколько человек было избрано и в состав Краевого Совета, в их числе и Малыгин.

Под давлением левых сил Краевой Совет разработал «устав по организации войсковых комитетов» и, несмотря на отказ генерала Пржевальского утвердить его, разослал по войскам [36]. Однако, несмотря на усилия левых сил, руководимых большевиками, 1-й Краевой съезд Советов Кавказского фронта и округа в целом прошел под лозунгом «революционного оборончества» и создания классового мира в армии. Решение аграрного, национального, рабочего вопросов в резолюциях съезда откладывалось до созыва Учредительного собрания. Краевой /42/

34. См. Стеклов А.П. Революционная деятельность большевистских организаций на Кавказском фронте. Тбилиси. 1969, с. 75.
35. Кавказский рабочий, Тифлис, 26.IV. 1917.
36. ЦГИА ГрузССР, ф. 1836, оп. 1, д. 95, л. 24об.


Совет армии и исполком Совета, где большинство принадлежало эсерам и закавказским меньшевикам, стал опорой Временного правительства офицерского корпуса армии в борьбе с революционным солдатским вижеиием на фронте и в тылу.

Организационное оформление Советов солдатских депутатов, возникших в гарнизонах Донской области, завершилось на солдатской конференции, состоявшейся 16 апреля 1917 г. в Ростове-на-Дону. На конференции, как и на Краевом съезде, преобладали эсеры и меньшевики. В основу принятых решений были положены рекомендации и постановления, принятые на Всероссийском совещании представителей советов рабочих и солдатских депутатов в Петрограде [37].

По мере развития революции и усиления классовой борьбы в армии оветы под влиянием деятельности большевиков обновлялись, пополняюсь новыми людьми и превращались в подлинно революционные органы власти на местах. Примером тому служит деятельность Грозненского Совета рабочих и солдатских депутатов. За первые три недели его уществования число членов Совета увеличилось на 50 человек, преимущественно из числа солдат и рабочих [38]. Совет, опираясь на поддержку солдат гарнизона, упразднил старый аппарат власти, объявил действительными распоряжения и приказы городских и военных властей, не согласованные с Советом, распустил полицию, ограничил деятельность контрреволюционных организаций, проводил обыски и аресты среди монархистов, чинов полиции и жандармерии, одним из первых издал декрет об организации из числа солдат и рабочих милиции, подчиненной Совету [39]. По свидетельству Кирова, «Грозненский Совет пользовался почти совершенной полнотой власти с первых же дней революции» [40]. Революционный характер имела деятельность Туапсинского, Геленджикского объединенных Советов, возглавленных большевиками, а также Советов солдатских депутатов Пятигорска, Порт-Петровска, Дербента, где влияние большевиков уже в период двоевластия было заметным. Советы солдатских депутатов приняли активное участие в создании рабочей, а в ряде случаев смешанной рабоче-солдатской милиции, эсеро-меньшевистское большинство Советов добивалось передачи милиции в ведение городских дум и тем самым стремилось превратить ее силу, охраняющую власть буржуазии. Под давлением соглашателей Ростовский Совет солдатских и офицерских депутатов принял решение распустить милицию из солдат [41]. Городская милиция была передана в рдение думы. Но рабочие дружины на заводах подчинялись только Совету.

Серьезный конфликт по этому вопросу возник в Грозном. Здесь Совет занимал последовательно революционную позицию. Когда представители думы потребовали передать в их ведение милицию, пригрозив прекратить выплату милиционерам жалованья, представитель Совета заявил, что Совет «не находит возможным передать милицию в ведение города, а полагает, чтобы милиция находилась в заведовании Совета рабочих и солдатских депутатов» [42]. В последующем буржуазия и горько-казачьи верхи неоднократно пытались ликвидировать милицию в Грозном, но каждый раз Совет, опираясь на вооруженных солдат, давал отпор проискам контрреволюции. /43/

37. Ростовская речь, 18.IV.1917.
38. ИГА ЧИАССР, ф. р.-96, оп. 1, д. 20, л. 2.1.
39. Куч и ев В Д Октябрь и Советы на Тереке. Орджоникидзе. 1979, с. 9.
40. Донские известия, Ростов, 24.IV.1918.
41. Ростовская речь, 13.V.1917.
42. Терский вестник, Владикавказ, 21.VI.1917.


Свои надежды в решении основных вопросов революции солдаты связывали с деятельностью Советов. Здесь они искали защиту, обращались с просьбами и предложениями, требовали решения назревших вопросов революции, В гарнизонах Грозного, Ростова, Туапсе, Новороссийска, Ставрополя, Пятигорска, Порт-Петровска, Дербента и др. революционная активность солдат была настолько велика, что соглашательское большинство Советов, чтобы окончательно не потерять доверия солдат, вынуждено было провести в жизнь целый ряд мероприятий, направленных на дальнейшую демократизацию условий службы и быт солдат, повышение роли солдатских комитетов и т. д. [43].

В марте—мае 1917 г. во всех крупных гарнизонах Советы солдатских депутатов приняли решения об упразднении должности денщиков и постоянных вестовых [44]. Многие Советы не только взяли под контроль деятельность командного состава, но и вели чистку среди офицеров. В течение марта — апреля Советы выразили недоверие и отстранили от командования более 30 офицеров и генералов [45]. Чистка офицерского корпуса продолжалась вплоть до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Во всех крупных гарнизонах края приказы начальников о назначении командиров, передислокации частей подлежали согласованию с Советами. Советы решали также вопросы хозяйственной, строевой жизни солдат, устанавливали режим и распорядок дня в гарнизонах [46].

Революционная деятельность солдатских Советов в отдельных гарнизонах вызвала серьезную тревогу военных властей. Командование войск приняло решение наиболее активных солдат-депутатов, ведущих^ большевистскую пропаганду в Советах, отправить на фронт. Эта попытка встретила решительное сопротивление солдат. По их требованию Грозненский Совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов постановил, что все делегированные в него солдаты, несмотря на уход из гарнизона избравших их рот, должны оставаться на местах для работы в Совете [47].

Вопрос о неприкосновенности солдатских депутатов был поставляй на заседании Совета солдатских и офицерских депутатов Ростова-на-Дону 5 апреля 1917 года. В принятом решении отмечалось, что «никаким переводам, командировкам, отправлению с маршевыми ротами делегаты не подлежат» [48]. Аналогичные решения были приняты Советами Пятигорска, Ставрополя, Екатеринодара, Порт-Петровска, Дербента.

Приказы командиров частей и начальников гарнизонов нередко отменялись солдатскими Советами, если они оказывались не согласованными с ними. Попытки местных органов власти и реакционных верхов армии урезать права солдат и помешать дальнейшей демократизации в войсках встречали отпор со стороны революционных солдат [49].

Большую роль в деле политического просвещения и организаций солдатских масс сыграли газеты, которые издавали Советы рабочих и солдатских депутатов почти во всех гарнизонах Дона и Северного Кавказа. Большинство из них в первый период, как и сами Советы, находились под влиянием соглашателей (исключение составляла газета «Товарищ» — орган Грозненского Совета, в которой с самого начали тон задавали большевики). Но по мере развития революции крепло влияние большевиков как в Советах, так и в их печатных изданиям /44/

48. Борьба за власть Советов на Дону (1917—1920), с. 47—48.
44. Товарищ, Грозный, 27.VIII.1917.
45. ЦГВИА, ф. 1300, оп. 24, д. 306, л. 292; ИГА СОАССР, ф. 54, оп. 5, д. 4441, л. 156; ф. 58, оп. 1, д. 110, л. 94.
46. ЧИАССР, ф, 6, оп. 2, д. 1, лл. 76, 96.
47. Там же, л. 52.
48. Ростовская речь. 7.IV.1917.
49. ЦГА ЧИАССР, ф. 6, оп. 2, д. 1, лл. 107, 115. Ростовская речь. 7.IV.1917.


Помимо издания собственных газет, Советы организовывали подписку на центральные издания, в том числе и большевистские газеты. В крупных гарнизонах по инициативе Советов была организована подписка на большевистские газеты «Солдатская правда», «Правда», «Кавказский рабочий», «Бакинский рабочий» и др. [50].

Революционно настроенные солдаты, всячески поддерживая демократическую печать, добивались от Советов закрытия или конфискации контрреволюционных газет, которые злонамеренно клеветали на рабочих и солдат, их революционные организации. Так, Туапсинский Совет солдатских и рабочих депутатов за антиреволюционную направленность и злонамеренную дезинформацию населения запретил газету «Черноморскнй край» и конфисковал типографию [51].

Советы солдатских депутатов в крупных гарнизонах явились организаторами важнейших политических кампаний в 1917 году. Первые массовые выступления солдат против Временного правительства были связаны с известной нотой Милюкова. «Массовые, «добросовестные» представители оборончества были удивлены, возмущены, исполнены негодования, — писал в связи с нотой Ленин. — Они почувствовали — они не поняли еще этого вполне ясно, но они почувствовали, что они оказались обмануты» [52]. Нота Милюкова нанесла первый серьезный удар и соглашательским иллюзиям масс, особенно солдат, «ибо они, — по выражению Ленина, — добросовестно верили искренности и миролюбию капиталистов» [53].

По инициативе большевиков во всех крупных гарнизонах края прошли митинги протеста против Временного правительства, его политики продолжения войны [54]. «Солдаты, — как отмечал И. Малыгин, — сказали громкое «нет» гнусным замыслам буржуазии, стремящейся под обманным флагом единения отколоть армию от революционного народа и направить внешнюю политику по руслу Романовых» [55].

В условиях роста антивоенных настроений солдат большевистские фракции Советов развернули борьбу за переход власти в руки Советов. 22 апреля 1917 г. состоялось заседание Совета рабочих и солдатских депутатов Ростова-на-Дону. Обсуждался вопрос об отношении Совета Временному правительству в связи с происшедшими событиями в Петрограде и Москве, вызванными нотой Милюкова. Выражая мнение большинства рабочих и солдат гарнизона, большевистская фракция Совета внесла резолюцию, осуждающую действия Временного правительства и соглашательскую политику ЦИК Советов, и потребовала сокращения политики продолжения империалистической войны и передачи всей власти Советам. От имени солдат гарнизона на заседании выступил депутат Совета большевик В. С. Крылов, который зачитал резолюцию Совета солдатских депутатов с аналогичными требованиями, эсеро-меньшевистское большинство Совета отклонило ее и выразило недоверие Временному правительству [56].

19 мая с разоблачением предательской политики соглашательства против коалиционного правительства, за немедленный переход всей власти к Советам в интересах дальнейшего развития революции выступили представители большевистской фракции в Грозненском Совете. Однако большевики и эсеры, используя численное преобладание в нем, откло-/45/

50. Товарищ, 18.V1.1917.
51. Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917—1920 гг. Сб. док. и м-лов. Краснодар, 1957, с. 66.
52. Ленин В. И. ПСС. Т. 31, с. 316.
53. Там же, с. 325.
54. Известия Ростово-Нахичеванского Совета рабочих и солдатских депутатов, 27.IV. 1917.
55. Товарищ, 28.IV.1917. Пятигорский городской музей, год. №3, оп. 1, с. 8.
56. Ростовская речь. 25.IV.1917.


нили большевистскую резолюцию о власти, поддержав политику «сотрудничества» с буржуазией. В знак протеста по решению Грозненского комитета РСДРП (б) Н. А. Анисимов сложил с себя обязанности председателя Совета. В условиях предательства соглашателей, открыто поддержавших империалистическую политику Временного правительства, большевистская фракция решила усилить борьбу за переизбрание Совета, оказывая на него давление снизу, путем расширения влияний; большевиков среди рабочих и солдат гарнизона.

Под лозунгами «Долой войну!», «Вся власть Советам!» прошли первомайские демонстрации, состоявшиеся почти во всех гарнизонах края. Активными участниками и организаторами их явились большевики — члены Советов солдатских депутатов. В Ростове-на-Дону — В. С. Крылов, М. П. Жаков, В. Г. Филов и др., в Екатеринодаре — М. Ф. Власов, Н. Козлов, В. А. Колпа, М. Е. Корчажкин, Т. Т. БочВов, в Пятигорске — И. В. Малыгин, в Грозном — С. М. Будков, М. С. Денисов, П. Костромин, в Порт-Петровске — А. Сельтенев, И. Котров и др. [57] Свидетельством роста авторитета большевиков и их фракции в Совете-явилась первомайская демонстрация в Ставрополе. Большевистские лозунги вместе с рабочими несли солдаты четырнадцати рот Ставропольского гарнизона, а лозунги соглашателей — только одна рота [58].

Осуждением контрреволюционной политики Временного правительства и требованием передачи всей власти Советам сопровождались митинги и демонстрации против июньского наступления на фронте. 18 июня состоялась грандиозная демонстрация солдат Ростовского гарнизона. 20 тысяч вооруженных солдат вышли на улицы города с лозунгами большевиков «Долой войну!», «Вся власть Советам рабочих и солдатских депутатов!». Попытка членов исполкома Совета из числа эсеров и меньшевиков остановить демонстрацию успеха не имела. Вооруженные солдаты взяли под контроль правительственные учреждения и банки. Газета ростовских большевиков «Наше знамя» 22 июня писала по этому поводу, что «солдаты решили выполнить тот долг, которого не выполнил исполнительный комитет Совета... Буржуазному империализму был дан решительный и вполне достойный революционный отпор».

25 июня по инициативе большевистской фракции Совета рабочих и солдатских и крестьянских депутатов была организована демонстрации солдат Грозненского гарнизона. Войска несли плакаты с лозунгами «Долой войну!», «Долой Керенского!» и т. д. Состоявшийся митинг так же проходил под руководством большевиков. Члены Совета — меньшевики, пытавшиеся выступить на митинге, были «избиты в кровь... соглашательская литература, привезенная на автомобиле, была разорвана и частью сожжена» [59]. В письме Грозненского комитета РСДРП (б)| в ЦК партии от 4 июля 1917 г. сообщалось: «Настроение здесь бодрое, товарищи солдаты успешно сражаются с эсерами и оборонцами-меньшевиками. Большинство настроено революционно, понимают вред Керенского и К°» [60]. Выступления солдат, направленные против июньского наступления с требованием перехода власти к Советам, имели место и в других гарнизонах.

Советы солдатских депутатов сыграли большую роль в вовлечении трудящихся масс горского крестьянства в борьбу против помещичье-клерикальных верхов, в слиянии демократического движения за национальное освобождение с борьбой пролетариата за власть Советов. /46/

57. Ростовская речь, 29.VI.1917; Наше знамя, Ростов н/Д., 30.IV.1917; Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917—1920 гг., с 93—95.
58. Очерки истории Ставропольской организации КПСС. Ставрополь. 1970, с. 69-70.
59. Терский вестник, 1.VI 1.1917.
60. Переписка секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями. Сб. док. Т. 1. М. 1957, с. 88.


Горско-казачьи верхи при поддержке русской и иностранной буржуазии пытались превратить Дон и Северный Кавказ в опорные пункты российской контрреволюции. Созданные с этой целью контрреволюционные организации «Союз объединенных горцев Северного Кавказа», «Войсковые правительства Донского, Кубанского и Терского казачества», объединившиеся накануне Октября в «Юго-Восточный союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей», должны были противостоять влиянию Советов, изолировать горско-казачьи крестьянские массы от русских рабочих и солдат. По мере роста влияния большевиков в массах и в Советах горско-казачьи верхи, используя ложь, клевету, провокации, пытались посеять вражду и недоверие между народами, столкнуть в братоубийственной войне горцев с русским населением края.

Большевики — депутаты Советов, чтобы не допустить межнациональных столкновений, смело шли в горские аулы и казачьи станицы, разоблачали злобную клевету и предотвращали провокации [61]. Так, по инициативе большевиков Владикавказский Совет солдатских депутатов 31 мая выступил со специальным воззванием по поводу будто бы готовившегося нападения горцев на казаков и солдат. Совет разъяснял всем, кто был введен в заблуждение, что «слухи эти — гнусная клевета» на свободолюбивых горцев и имеют целью «разъединить сплоченное революцией, свободой и преданностью России горское население, солдат, рабочих и казаков». Подчеркивая, что горцы — наши товарищи», Совет солдатских депутатов призывал: «Протянем же им братскую руку и сообща будем защищать завоевания революции от всяких покушений, откуда бы они ни исходили» [62].

Большую работу по налаживанию контактов, укреплению дружбы между солдатами, рабочими, казаками и чеченским населением проводил Грозненский Совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов, пресекавший попытки контрреволюции спровоцировать столкновения на национальной почве [63]. Советы солдатских депутатов в Пятигорске, Порт-Петровске, Темир-Хан-Шуре, Дербенте неоднократно предотвращали попытки местной контрреволюции столкнуть солдат с местным населением.

Для ведения агитационно-пропагандистской работы в массах и гарнизонах Ростова-на-Дону, Екатеринодара, Ставрополя, Пятигорска, Владикавказа, Грозного и др. по Инициативе Советов были созданы солдатские клубы, которые сыграли большую роль в политическом просвещении солдат. Большевики принимали активное участие в работе клубов, использовали их для пропаганды своих идей [64].

По инициативе Советов солдатских депутатов во многих гарнизонах края были созданы союзы солдаток, которые вели большую работу среди женщин-солдаток. Особенно успешно работал союз солдаток, организованный большевиками Пятигорского гарнизона. Союз не только помогал солдаткам в материальном отношении, но и вел антивоенную агитацию и пропаганду среди них. Пятигорский союз солдаток в конце июня насчитывал 788 членов [65].

Деятельность революционных Советов рабочих й солдатских депутатов направлялась местными городскими организациями РСДРП (б), Большевистские организации Ростова-на-Дону, Екатеринодара, Новороссийска, Кисловодска, Грозного поддерживали тесную связь с Сове-/47/

61. Очерки истории Северо-Осетинской партийной организаций. Орджоникидзе. 1969, с. 47.
62. 3анин В. А. Ленинское учение о революционно-демократической диктатуре и Советы. Краснодар. 1975, с. 205.
63. ЦГВИА, ф. 336, оп, 1 д. 21, лл. 45—46; Товарищ, 11.V1917.
64. Терский вестник, 11.VI.1917.
65. Народное эхо (Пятигорск), 2.VI.1917.


тами рабочих и солдатских депутатов, во многом оказывали решающее влияние на их деятельность. В Таганроге, Владикавказе, Туапсе, Пятигорске, Ставрополе, Порт-Петровске, Дербенте руководство Советами, осуществляли объединенные социал-демократические организации, тон в которых задавали большевики.

Но к лету 1917 г. в большинстве своем состав Советов солдатских депутатов и их политика не соответствовали новой расстановке классовых сил в армии, не отражали настроения солдатских масс. Большевики, составляя меньшинство в Советах, пользовались всевозраставшим влиянием среди рабочих и солдат. Об этом свидетельствовали события, связанные с работой съезда Советов Черноморья, открывшегося в Новороссийске 18 мая 1917 года [66]. Под давлением рабочих и солдат, на суд которых большевики вынесли вопрос о власти в губернии, съезд выразил недоверие органам власти Временного правительства и принял решение о передаче власти Советам рабочих и солдатских депутатов [67].

Вопрос об отношении к органам буржуазной власти встал на съезде Советов солдатских и рабочих депутатов Дагестана, состоявшемся 25 июля 1917 г. в Темир-Хан-Шуре. Съезд выразил «недоверие Временному областному исполкому, представлявшему правительство Львова — Керенского в Дагестане» [68].

Важное значение для дальнейшей активизации деятельности Советов и солдатских комитетов в армии имели решения Всероссийской конференции фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП (б), состоявшейся 16—23 июня в Петрограде. Среди ее участников был' и представитель Ростовской военной организации большевиков [69]. Решения конференции нацеливали военных большевиков на усиление борьбы за армию путем мобилизации солдатских масс против соглашательской контрреволюционной политики эсеров и меньшевиков, против власти буржуазии [70].

Учитывая антивоенные настроения солдат и под предлогом пополнения армии, Временное правительство при поддержке соглашателей предприняло попытки вывести из гарнизонов края революционно настроенные полки. Эсеро-меньшевистский блок в объединенном Ростово-Нахичеванском Совете дважды принимал решение об отправке на фронт 249-го полка. Однако Совет солдатских депутатов отказался его выполнить, и полк был оставлен в городе [71]. Советы солдатских депутатов Пятигорска, Грозного, Порт-Петровска также выступили против попыток местных властей отправить на фронт революционно настроенные полки [72].

После июльских событий в Петрограде реакционные силы по всей стране перешли в открытое наступление на революцию. В борьбе против большевиков и революционных Советов контрреволюции активно помогали эсеры и меньшевики. Эсеро-меньшевистское большинство Совета Ростова-на-Дону (11 июля), Ставрополя (13 июля), Грозного (26 июля), Военная секция Екатеринодарского Совета (16 июля) одобрили контрреволюционные действия Временного правительства и приняли меры, чтобы ограничить присутствие солдат на заседаниях Советов. В Ростове-на-Дону, Екатеринодаре были произведены налеты на редакции большевистских газет. В Грозном, Екатеринодаре, Ростове-на-/48/

66. См. Этенко Л.А. и др. Ук. соч., с. 99—101.
67. ЦГАОР СССР, ф. 398, оп. 1, д. 155, лл. 71—73.
68. Известия Дербентского Совета, 2.VIII.1917.
69. Вопросы истории КПСС, №3, 1958, с. 152.
70. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 8-е. Т. 1, с. 465—472.
71. Этенко Л.А. и др. Ук. соч., с. 112.
72. Пятигорский городской музей, кн. №3, с. 18; ЦГВИА, ф. 1300, оп. 1, д. 257, лл. 247-249; ЦГА ДАССР, ф. 609, оп. 1, л. 35, лл. 3-6.


Дону были совершены аресты среди большевиков — членов Советов [73]. Вопреки решению Советов солдатских депутатов были отправлены на фронт 249-й (Ростов-на-Дону), 23-й, 24-й (Владикавказ) полки. С применением вооруженной силы был разоружен и отправлен на фронт 21-й полк из Грозного [74].

Против травли большевиков выступили Советы солдатских депутатов Туапсе, Пятигорска, Кизляра, Порт-Петровска, Дербента и др. Решительную поддержку им оказывали рабочие и солдаты гарнизонов. 10-тысячный гарнизон Екатеринодара, среди которого влияние большевиков было значительным, в ультимативной форме потребовал от войскового правительства освободить арестованных большевиков. Под давлением масс большевики — депутаты Совета — были освобождены. Вновь начала выходить большевистская газета «Прикубанская правда». В Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Грозном, Порт-Петровске, Дербенте и др. гарнизонах прошли массовые митинги и демонстрации солдат с требованиями отменить смертную казнь, прекратить преследования большевиков. Участие эсеро-меньшевистского большинства Советов в кампании травли большевиков вызвало резкое падение их авторитета в массах. Рабочие и солдаты перестали ходить на заседания таких Советов. На одном из заседаний Совета солдатских и офицерских депутатов в Ростове-на-Дону отмечалось, что стало правилом отсутствие на заседаниях большей части членов Совета [75].

Вопросы тактики партии в новых условиях стояли в центре внимания VI съезда партии, который утвердил ленинский курс на подготовку рабоче-крестьянских и солдатских масс к завоеванию власти путем вооруженного восстания. Временно сняв лозунг «Вся власть Советам!», съезд призвал партию готовить массы к решительной схватке с буржуазией.

Учитывая, что съезд обратил особое внимание на работу в армии, большевики Дона и Северного Кавказа активизировали агитацию в солдатских массах. Усилилась их деятельность в Советах. На заседании Ростовского, Владикавказского (5 августа), Грозненского (11 августа) Советов рабочих и солдатских депутатов большевики ознакомили рабочих и солдат с решениями VI съезда партии, подчеркнув необходимость скорейшего обновления состава Советов [76].

Усилили пропаганду решений съездов большевистские фракции в Советах Порт-Петровска, Екатеринодара, Туапсе, Новороссийска, Дербента и др. «Дело мира и спасение революции, — говорилось в резолюции большевистской фракции Пятигорского Совета, — в создании истинно революционной власти, опирающейся на пролетариат и крестьянскую бедноту» [77].

После Государственного совещания в Москве контрреволюционная Ставка во главе с генералом Корниловым начала усиленную подготовку заговора против революции. В заговоре генералов особое место отводилось т. н. «дикой» дивизии, состоявшей из горцев Северного Кавказа, которая должна была играть роль ударной силы в составе 3-го конного корпуса. Замысел контрреволюции вызвал гнев и возмущение солдат казачьих и национальных частей. Они открыто осудили выступление Корнилова и заверили рабочих и солдат Петрограда в своей верности революции. Попытка буржуазии установить в стране военную диктатуру потерпела крах. 30 августа корниловские войска без единого выстре-/49/

73. Ростовская речь, 12, 13, 18.VII, 4.VIII.1917; Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917—1920 гг., с. 71; ЦГВИА, ф. 366, оп. 1, д. 52, л. 123; Терский край (Владикавказ), 30.VII, № 74, 14.IX.1917.
74. ЦГВИА, ф. 336, оп. 1, д. 228, лл. 2-5.
75. Ростовская речь, 14.VII. 1917.
76. Ростовская речь, 8.VIII.1917.Терский вестник, 8, 18.VIII.19l7.
77. Магомедов Ш. Ук. соч., с. 61.


ла были остановлены. Неудача постигла и атамана Каледина, пытавшегося поднять на помощь Корнилову донское казачество [78].

В Ростове-на-Дону, Екатеринодаре, Грозном, Порт-Петровске, Дербенте, Туапсе при Советах были созданы комитеты спасения революция, революционные штабы, которые привели в боевую готовность запасные части, взяли под контроль железные дороги, телеграф, телефон, усилили охрану узловых станций, подавляли малейшие попытки организовать контрреволюционные выступления. Каледин метался из одной казачьей части в другую, пытаясь двинуть казачьи войска в помощь Корнилову. Однако быстрая развязка событий под Петроградом, решительные действия местных Советов, а главное — нежелание трудовой массы казачества и горцев идти против народа свели на нет усилия местных корниловцев. В. И. Ленин, анализируя эти факты, писал, что «Каледин прямо «ездил поднимать Дон», и все же Каледин массового движения никакого не поднял в «своем» крае, в оторванном от общерусской демократии казачьем крае!» [79].

Выступление Корнилова вызвало возмущение среди солдат. Во всех гарнизонах края под руководством большевиков прошли массовые митинги и демонстрации солдат, на которых они решительно осудили контрреволюционное выступление Корнилова и выразили готовность в любую минуту встать на защиту завоеваний революции [80].

Разгром корниловщины ускорил начавшийся процесс большевизации Советов. Рабочие и солдаты, недовольные политикой эсеров и меньшевиков, которые, по выражению Ленина, после корниловского выступления «скатились опять в болото грязных и подлых сделок с кадетами» [81], начали открыто выступать против засилья соглашателей в Советах, требуя их переизбрания.

30 сентября Ростово-Нахичеванский Совет рабочих и солдатских депутатов принял решение о перевыборах [82]. В новый состав Совета было избрано 112 большевиков, 63 меньшевика, 31 эсер. 19 октября состоялось его внеочередное заседание, на котором был создан исполнительный комитет. В его состав были избраны 16 большевиков, 9 меньшевиков и 5 эсеров. Председателем Совета был избран большевик С. И. Сырцов. Вслед за этим большевики завоевали большинство в Александровск-Грушевском, Несветайском, Гуковском, Боково-Хрустальском, Каменском, Окружном и других Советах Дона [83].

Интересна динамика роста влияния большевиков в Екатеринодаре. В марте-апреле 1917 г. большевики имели в составе Совета рабочих и солдатских депутатов 20 мест, к июню — 32, в августе — 74, в октябре — 108; в исполкоме Совета большевики получили 20 мест, эсеры — 10, меньшевики — 5. Председателем исполкома Совета был избран большевик Я. В. Полуян. Делегатом на II Всероссийский съезд Советов — большевик А. А. Лиманский [84].

В начале октября господствующим стало влияние большевиков в Ейском гарнизонном Совете солдатских депутатов, в Советах рабочих и солдатских депутатов Армавира, Майкопа, Новороссийска, Туапсе. В корреспонденции, опубликованной в «Правде», отмечалось, что в Черноморской губернии наблюдается тот самый процесс роста большевизма разочарования широких масс в меньшевиках и эсерах, как и везде в России. Советы рабочих и солдатских депутатов, которые ещё с конца /50/

78. ЦГВИА, ф. 336, on. 2, д. 47, лл. 1—2.
79. Ленин В.И. ПСС. Т. 34, с. 220.
80. Терский вестник, 3.IX.1917.
81. Ленин В.И. ПСС, Т. 34, с. 262.
82. Ростовская речь, З.Х.1917; Наше знамя 21.X.1917.
83. Очерки истории партийных организаций Дона. Ч. 1. Ростов н/Д, 1973, с. 361.
84. Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Сб. док. М. 1957, с. 206; Очерки истории Краснодарской организации КПСС, с. 180.


лета не давали говорить большевистским ораторам, теперь почти всецело следуют за большевиками. Большевизм пользуется теперь настоящими симпатиями и в Новороссийске, и в Туапсе, и в Сочи, и в Геленджике, и в других местах Черноморской губернии [85].

По инициативе большевиков 14 сентября состоялось объединенное заседание Ставропольского Совета, гарнизонного, ротных и полковых комитетов. По вопросу о власти большинством была принята резолюция, требующая передачи всей власти правительству, способному выполнить программу большевистской партии. «Затем та же резолюций, — сообщал в своем письме в ЦК РСДРП (б) секретарь Ставропольского комитета партии большевиков И. Г. Морозов, — была принята и в Совете солдатских депутатов... Благодаря нашей победе в Совете солдатских депутатов президиум Совета солдатских депутатов сложил полномочия». Большевистской стала и газета «Заря свободы» (орган Совета солдатских депутатов) [86]. 28 сентября большевистскую резолюцию, требующую передачи всей власти Советам, принял Пятигорский Совет солдатских депутатов. Район Пятигорья к моменту Октябрьской революции стал одним из опорных пунктов социалистической революции на Северном Кавказе [87].

В начале октября после перевыборов большинство в Грозненском Совете и гарнизонном комитете принадлежало большевикам. 6 октября на заседании Совета делегатом на II съезд Советов был избран Н. Анисимов. 12 октября на объединенном заседании гарнизонного Совета, полковых и ротных комитетов громадным большинством было принято решение «снабдить делегатов на съезд Советов наказом, заключающим в себе программу большевиков» [88].

По требованию рабочих и солдат в середине сентября был переизбран Владикавказский Совет. Большинство мест в новом Совете получили большевики. В состав исполкома вошли шесть большевиков, три меньшевика. Председателем Совета был избран военврач М. Орахелашвили [89]. 5 октября на заседании Военной секции Совета солдатских и рабочих депутатов делегатом на II Всероссийский съезд Советов был избран С. М. Киров [90].

Борьба между большевиками, эсерами и меньшевиками внутри и вне Советов с каждым днем приобретала все более упорный характер. Это видно на примере Порт-Петровского Совета солдатских и рабочих депутатов. В течение октября Совет переизбирался четыре раза, а на посту председателя Совета солдатских депутатов сменилось пять человек. Только в конце октября большинство в Совете получили большевики, и председателем Совета был избран руководитель военной организации Порт-Петровского комитета РСДРП (б) солдат А. Сельтенев [91].

Советы, принявшие большевистскую программу, опираясь на поддержку солдат и рабочих, начинают действовать как органы новой революционной власти. Советы солдатских депутатов начали вмешиваться в дела учреждений, устанавливать свой контроль, увольнять служащих и т. д.

В сентябре—октябре началась активная работа Советов Но созданию отрядов Красной гвардий и рабочих дружин, а также по их военно-/51/-

85. См. Осадчий И. П. Ук. соч., с. 49.
86. Борьба трудящихся масс за установление и упрочение Советской власти на Ставрополье (1917—1921 гг.). Сб. док. и м-лов. Ставрополь. 1968, с. 38.
87. Пятигорское эхо, 7, 10.Х.1917.
88. Терский край, 15.Х.1917.
89. Тотоев М. С. Очерки революционного Движения в Северной Осетии 1920 гг.). Орджоникидзе. 1957, с, 30.
90. Партархив Северо-Осетинского обкома КПСС, ф. 1849, оп. 1, д. 18, л. 25.
91. ЦГАОР ГрузССР, ф. 1, оп. 2, д. 108, лл. 14, 73, 74; Партархив Дагестанского обкома КПСС, ф. 2370, оп. 5, д. 35, л. 3.


му обучению. 15 сентября — Армавирский, 24 сентября — Екатеринодарский, 28 сентября — Пятигорский, 14 октября — Ростовский, 19 октября — Грозненский Советы приняли решения о создании отрядов Красной гвардии. Для обучения рабочих военному делу при Советах из числа опытных солдат были созданы инструкторские группы. При помощи солдат запасных полков Советы начали вооружать красногвардейцев. По решению Грозненского Совета для вооружения рабочих из арсеналов и 1-го полка было выдано 500 винтовок, 400 винтовок, большое количество бомб и всякого снаряжения выделил Совет солдатских депутатов 220-го полка для вооружения рабочих Порт-Петровска. Таганрогский Совет для вооружения рабочих выдал 600 винтовок и большое количество патронов. При содействии Туапсинского Совета солдатских и рабочих депутатов вооружались красногвардейские отряды Кубани [92]. Военно-боевая деятельность занимала важное место в работе Ростовского, Екатеринодарского, Ставропольского, Армавирского, Новороссийского, Пятигорского, Владикавказского, Дербентского Советов.

Большую роль в деле консолидации революционных сил края сыграл проходивший с 12 по 15 октября в Армавире съезд Советов Северного Кавказа. Съезд имел целью объединить Советы на платформе большевистской партии, создать центр для координации их деятельности в условиях подготовки вооруженного восстания. В работе съезда принимали участие 35 делегатов, в их числе 10 большевиков и 10 левых эсеров. 16 голосами против 10 была принята предложенная большевиками резолюция о переходе власти в руки Советов. Съезд принял решение создать во Владикавказе областной центр Советов Северного Кавказа [93].

В октябре 1917 г. революционное движение в тыловых гарнизонах Дона и Северного Кавказа приобретает небывалый размах. Характерным признаком нарастания революционного кризиса в армии явилось всеобщее неповиновение солдат приказам командования. По требованию революционных солдат идет массовая чистка офицерского корпуса» в частях вводится выборное начало. Командование тыловыми частями практически сосредоточивается в руках Советов и революционных комитетов. В этих условиях вновь были предприняты усилия расформировать и отправить на фронт большевистски настроенные части. Однако во решению Советов солдаты отказались выполнить приказ командования и выступить на фронт. Советы приняли решения оставить полки в тылу для борьбы с контрреволюцией [94]. Революционные солдаты и рабочие восторженно приветствовал и весть о победе вооруженного восстания в Петрограде.

Для успешной борьбы с контрреволюцией и установления Советское власти Советы во главе с большевиками приступили к созданию Военно-революционных комитетов. В октябре — ноябре BPК были созданы почти во всех крупных городах Дона и Северного Кавказа. Наряду с большевиками, составлявшими большинство ВРК, в состав их на основе признания Советской власти вошли и представители партии; левых эсеров, в отдельных случаях меньшевиков и правых эсеров. Перед лицом объединенной горско-казачьей контрреволюции большевики Терека и Дона пошли на временное тактическое соглашение, создав на I съезде народов Терека общедемократическую платформу — «социалистический блок» [95]. /52/

92. Терский край, 21.X.1917; ЦГВИА, ф. 1300, оп. 13, Д. 510, лл. 41, 42, 45, 59; Борьба за власть Советов в Дагестане. Сб. воспоминаний. Махачкала. 1957, с. 23; Борьба за власть Советов на Дону (1917-1920 гг.), с. 191; Осадчий И.П. Ук. соч., с. 64-65.
93. Минц И.И. История Великого Октября. Т. 2., с. 970.
94. ЦГВИА, ф. 3-8, оп. 3, д. 1, лл. 1, 2; ф. 1300, оп. 1, д. 298, л. 390.
95. См. Гугов Р.Х. Ук. соч., с. 211.


В течение ноября в Ростове-на-Дону, Туапсе, Новороссийске, Армавире, Сочи, Пятигорске, Грозном, Порт-Петровске, Дербенте, Кизляре и других городах края, где стояли большевистски настроенные гарнизоны, власть, по существу, мирным путем перешла в руки Советов и ВРК. Раньше всех Советская власть сравнительно мирным путем утвердилась на территории Черноморской губернии [96]. Но в ряде мест (Новочеркасск, Екатеринодар, Владикавказ, Темир-Хан-Шура) горско-казачья контрреволюция буквально на второй день объявила войну Советам. На пути осуществления замыслов горско-казачьей контрреволюции стояли революционно настроенные пехотные части, и не случайно свой первый удар контрреволюция направила против них.

В течение ноября — декабря горско-казачья контрреволюция разоружила многие части гарнизонов Дона, Кубани и Терека. Однако по призыву местных Советов и ВРК большинство демобилизованных солдат изъявили готовность остаться и защищать Советскую власть. Лишив Советы и рабочий класс вооруженной опоры и организовав межнациональные столкновения, горско-казачья контрреволюция ликвидировала в декабре Советскую власть в Грозном, Владикавказе, Порт-Петровске, Хасав-Юрте и в некоторых других городах.

В этих условиях с 10 по 23 декабря проходил 2-й краевой съезд Советов Кавказской армии, который уделил большое внимание вопросам борьбы с контрреволюцией на Дону и Северном Кавказе. В работе съезда принимали участие делегаты Советов Северного Кавказа И. Малыгин, Д. Т. Козбанов, С. И. Колпинский, М. Орахелашвили и др. [97]. Большевистскую фракцию на съезде возглавлял член ЦК РСДРП (б) С. Шаумян. По его предложению съезд обсудил положение на Северном Кавказе. Съезд осудил действия соглашательского Краевого Совета и выразил ему недоверие за пособничество контрреволюции на Северном Кавказе. Съезд прошел под знаком победы большевиков, он принял решение послать на Северный Кавказ чрезвычайную комиссию во главе с М. Цхакая для оказания помощи Советам в борьбе против контрреволюции [98].

В начале 1918 г. в результате, огромной политической работы большевики сумели обеспечить перелом в сознании трудового горского и казачьего населения, что позволило в течение марта — апреля во всех районах Дона и Северного Кавказа утвердить Советскую власть [99]. Огромную роль в борьбе за установление Советской власти в казачьих районах сыграли казаки-фронтовики и революционно настроенные солдаты Кавказского фронта и тыловых гарнизонов края. Более 150 тыс. солдат большевистски настроенных частей Кавказской армии, объединившиеся вокруг местных Советов и ВРК, приняли участие в борьбе против горско-казачьей контрреволюции и тем самым обеспечили победу социалистической революции на Дону и Северном Кавказе. /53/

96. См. Осадчий И. П. Ук. соч., с. 83—86.
97. См. Вопросы истории Чечено-Ингушетии. Т. X. Грозный. 1976, с. 148—150.
98. Кавказский рабочий, 16.XII.1917.
99 Очерки истории партийных Организаций Дона и Северного Кавказа, с, 401—447; см. Осадчий И.П. Ук. соч., с. 82—124; Вопросы истории Чечено-Ингушетии. Т. X, с. 149—163.


Вопросы истории. №2. 1984. С. 36-53.




User Feedback

There are no reviews to display.