Протасов Л.Г. Революционное движение в гарнизонах Воронежской губернии в 1917 году (от Февраля к Октябрю) // Ученые записки МГПИ им. В.И. Ленина. №250. Некоторые проблемы истории строительства социализма в СССР. — Москва, 1967. С. 3-33.

   (0 reviews)

Военкомуезд

Л. Г. Протасов
РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В ГАРНИЗОНАХ ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ в 1917 году (от Февраля к Октябрю)

Марксизм-ленинизм всегда придавал большое значение армии в революции. «Если революция не станет массовой и не захватит самого войска, — предупреждал В. И. Ленин, — тогда не может быть и речи о серьезной борьбе» [1].
Русская армия была крупнейшей в мире: в годы империалистической воины под ружье было поставлено свыше 15 млн. человек. Говоря словами В.И. Ленина, она «вобрала в себя весь цвет народных сил» [2].
Не только численность и огромная боевая мощь армии определяли ее роль в классовой борьбе, но и условия военного времени, дававшие ей возможность действовать в чрезвычайном порядке.
В феврале 1917 г. пролетариат «повел за собой большинство армии, состоявшее из рабочих и крестьян» [3], и это обеспечило быструю и почти бескровную победу Февральской революции.
Провозгласив курс на перерастание буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую, партия большевиков одним из основных условий успеха считала завоевание армии на сторону социалистической революции. Объективная возможность перехода армии, в большинстве своем состоявшей из трудящихся-крестьян, на позиции пролетариата заключалась в незавершенности буржуазно-демократических преобразований в стране и противоположности между империалистическим характером войны, которую продолжало буржуазное Временное правительство, и интересами солдатских масс.

1. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 13, стр. 372.
2. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 8.
3. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 73.

/3/

Итоги борьбы большевиков за армию выразились в той огромной роли, которую сыграли солдатские массы в установлении и упрочении Советской власти во всей стране — как на фронте, так и в тылу.
Важность и необходимость изучения темы борьбы солдат за социалистическую революцию неоспорима, это, подтверждается и широким кругом ее исследователей. Но хотя тема имеет довольно обширную литературу, ее нельзя считать всесторонне и равномерно исследованной.
Больше всего работ посвящено Северному и Западному фронтам, гарнизонам Петрограда и Москвы. Это справедливо, так как именно здесь большевики создали решающий перевес в армии, отсюда началось триумфальное шествие Советской власти.
Значительно меньше и к тому же явно недостаточно разработана тема борьбы солдат за власть Советов в тыловых округах, отдельных губерниях и городах. Перечень этих работ не займет много места [1].
Многие исследователи, по-видимому, недооценивают того факта, что перед Октябрем вся Россия представляла собой военный лагерь, и роль солдатских масс в революционном движении повсеместно резко возрастала. В частности, большой интерес представляет тема участия солдат в борьбе за власть Советов в аграрных губерниях тыла, в их городах без значительного числа рабочих и в сельской местности.
Изучение этой темы позволяет расширить и уточнить представление о вкладе солдатских масс в борьбу за Советскую власть в аграрных губерниях в связи со спецификой условий на местах, дополнить общую картину революционного движения в русской армии в 1917 г.
Этим определяется наш интерес к революционному движению в гарнизонах Воронежской губернии от Февраля к Ок-

1. X.И. Муратов. Революционное движение в русской армии в 1917 г. М., Воениздат, 1958; А. Баталов. Большевики Западной Сибири в борьбе за солдатские массы в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции (март 1917 — февраль 1918). Кандидатская диссертация. М., 1962; А.П. Стеклов. Солдатские массы тыловых, гарнизонов Кавказского фронта в борьбе за победу Октябрьской революции. «История СССР», 1962, № 5; С.П. Шепелев. Костромской гарнизон в дни Октября. Кострома, 1957; И. Бынкин. Борьба большевиков Тулы за привлечение солдат местного гарнизона на сторону социалистической революции (март — октябрь 1917 г.). Труды Тульского механического института, вып. 13, 1959; И.Г. Чижов, Б.В. Кондриков. Революционные события в Омском гарнизоне в 1917 г. Ученые записки Омского государственного педагогического института, вып. 9, 1958; В.А. Поедавшев. Деятельность большевиков среди солдат Казанского военного округа в 1914—1917 гг. Сборник трудов Всесоюзного заочного инженерно-строительного института, вып. 2. М., 1957; Л.И. Сойфер. Солдатские массы в борьбе за власть Советов в Туркестане (март—ноябрь 1917 г.). Ташкент, 1958; См. также: Л. Протасов. Солдатские массы в борьбе за Советскую власть в Тамбовской губернии. Научные работы студентов Тамбовского государственного педагогического института. Тамбов, 1963.

/4/

тябрю 1917 г. Хотя оно и привлекало не раз внимание исследователей, но лишь в общем плане освещения борьбы трудящихся масс за Советскую власть в губернии [1]. В данной статье рассматриваются вопросы развития революционного солдатского движения, изменения его масштабов и характера, еще не ставшие предметом разбора [2].
Не считая возможным показать сколько-нибудь полно в рамках небольшой статьи солдатское движение на территории всей губернии, мы сознательно ограничиваемся лишь несколькими наиболее крупными гарнизонами, которые дают, впрочем, основную массу материала для раскрытия темы.
В 1917 г. Воронежская губерния входила в состав Центрального промышленного района. В территориальном отношении это верно лишь для северных уездов и самого Воронежа. Южные уезды губернии примыкали к Донской области и на большим протяжении с ней граничили.
Воронежская губерния не была также промышленной. Аграрный облик роднил ее с соседними Тамбовской, Курской и Орловской губерниями, вместе с ними она составляла своего рода черноземный край. Экономический тип губернии был обусловлен благоприятными для развития земледелия природными и климатическими факторами. По данным переписи 1897 г., сельским хозяйством занимались 852 человека из каждой тысячи жителей губернии [3].
Городское население губернии было крайне немногочисленным — 216,6 тыс. чел. в 1916 г., или 5,8% всего населения губернии (Для сравнения укажем, что городское население России в 1914 г. составляло 15%. Почти половина горожан сосредоточивалась в губернском центре — 95,5 тыс. чел. Остальные 11 уездных городов были очень невелики даже по тому

1. П.Н. Соболев. Подготовка социалистической революции и установление Советской власти в Воронежской губернии. Воронеж, 1955; И.Г. Воронков. Воронежские большевики в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции. Воронеж, 1952; И.Г. Воронков. Воронежские большевики и период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции. Воронеж, 1957; В.М. Фефелов. Установление Советской власти в уездных центрах Воронежской губернии. Известия Воронежского государственного педагогического института, т. 31. Воронеж, 1960; И. Врачев. Октябрьская революция в Воронеже. «Пролетарская революция», 1924, № 10; Октябрьская революция и гражданская война в Воронежской губернии. Воронеж, 1927 г.; Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии в 1917—1918 гг. (Сборник документов и материалов). Предисловие Е.Г. Шуляковского. Воронеж, 1957 и др.
2. Мы не учитываем работы X.И. Муратова «Революционное движение в русской армии в 1917 г.». Лишь два очень небольших раздела этой объемистой книги посвящены движению солдат тыловых частей. Изложение событий в Воронежской губернии носит поверхностный характер и изобилует фактическими ошибками.
3. Статистический ежегодник России на 1916 г. Петроград, 1918, стр. 68.
4. Там же, стр. 3.

/5/

времени, их население выражалось в следующих цифрах: Острогожск — 24,8, Бирюч — 16,2, Бобров — 12,4, Валуйки —1,1,7, Павловск — 11,1, Коротояк — 10,6, Задонск — 9,2, Новохоперск — 9,1, Богучар — 7,4, Землянск — 5,6, Нижнедевицк — 3,0 [1].
Промышленное развитие Воронежской губернии, исключая Воронеж, было равномерно слабым. Оно в основном диктовалось потребностями сельского хозяйства и обслуживало его. Число рабочих на промышленных предприятиях, связанных с сельским хозяйством, по нашим подсчетам, достигало 8,5 тыс. человек [2].
По данным на 1916 г., на 155 предприятиях губернии было занято 13928 рабочих [3], но эти данные не принимают во внимание численности железнодорожного пролетариата. Между тем, крупными предприятиями были железнодорожные мастерские в Воронеже (1500 рабочих) и на ст. Отрожка (1850 рабочих) [4].
Суммарная цифра около 18 тысяч рабочих — представляется нам близкой к истинной [5]. Подробные наблюдения за численностью и размещением пролетариата в губернии в краеведческой литературе отсутствуют, и это по-своему показательно.
Основные промышленные предприятия располагались в Воронеже, где число рабочих превышало 10 тысяч. По-видимому, не менее 1,5 тысяч было в Острогожске, несколько сот — в Новохоперске. В остальных городах кадры пролетариата были невелики настолько, что практически можно говорить об их отсутствии.
Состав пролетариата за годы войны претерпел изменения: многие кадровые рабочие были загнаны в окопы за участие в революционном движении, их место у станка занимали крестьяне окрестных деревень. Так, за участие в забастовке в январе 1917 г. более двухсот рабочих Отроженских железнодорожных мастерских было мобилизовано в армию. Этот процесс обновления пролетариата, выражавший подчас его количественный рост, имел отрицательную качественную характеристику, так как ослаблялось революционное сознание рабочих.

1. Статистический ежегодник России на 1916 г. Петроград, 1918, стр. 27,
2. Статистический сборник за 19.13—1917 гг., М., 1921.
3. Там же, стр. 38.
4. 1917-й год в Воронежской губернии (хроника). Воронеж, 1927, стр. 97.
5. Ее достоверность как будто бы подтверждается цифрой, указанной П.Н. Соболевым в кн., Подготовка социалистической революции и установление Советской власти в Воронежской губернии; И.Г. Воронков явно преувеличивает численность пролетариата в губернии, определяя ее в 33 тыс. (см. его работу «Воронежские большевики в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции», стр. 5).

/6/

Вместе с тем империалистическая война, ухудшив положение рабочих, усиливала стачечное движение пролетариата: в губернии бастовало в. 1913 г. 862 рабочих, в 1914 г. — 1044, в 1916 г. — 1676 г. [1]
Социальный состав населения губернии обеспечивал преимущество мелкобуржуазным партиям. Преобладающим влиянием на крестьянство пользовались эсеры. Большая,часть рабочих была заражена мелкобуржуазными настроениями и шла за меньшевиками.
Возможности большевиков в губернии были ограничены узостью пролетарской базы. К тому же почти все организации были разгромлены царизмом. Однако, несмотря на чрезвычайно тяжелые условия деятельности, большевики вели упорную работу среди трудящихся масс губернии.
Воронежская губерния была местом сосредоточения большой массы войск, подчиненных командованию Московского военного округа. Причиной этого была благоприятная материальная база и исключительно выгодное географическое положение губернии, при котором воинские части быстро могли быть передислоцированы в другие районы. Гарнизоны губернии играли роль не только резерва для фронта, но и ударной силы царизма в борьбе с революционным движением.
В 1917 г. наиболее крупные подразделения располагались в следующих городах: Воронеж — 58-й и 59-й пехотные запасные полки, 681-я и 682 я ополченские дружины; Новохоперск — 214-й пехотный запасной полк; Острогожск — 184-й пехотный запасной полк и 2-й кавалерийский запасной полк; Бобров — 186-й пехотный запасной полк; Коротояк — 20-й пехотный запасной полк; станция Лиски — 4-й кавалерийский запасной полк. В различных населенных пунктах губернии размещались 16 команд уездных воинских начальников, 12 конвойных команд, 7 отделений конного запаса, дисциплинарный батальон, несколько госпиталей и команд выздоравливающих.
В Воронеже разместились управления 8-й пехотной, 1-й кавалерийской и 66-й ополченской бригад [2].
Воронежская губерния была перевалочным пунктом маршевых рот, а также крупных воинских частей, двигавшихся к фронту.
Запасные полки в большинстве своем были укомплектованы сверх штата и обладали огромной численностью. Так, 12 апреля 1917 г. численность отдельных полков была такова: 184-й полк — 10332 солдата и офицера, 59-й полк — 9953, 58-й полк —

1. Статистический сборник за 1913—1917 гг., стр. 187.
2. В 8-ю пехотную запасную бригаду входили 58-й, 59-й, 184-й, 186-й, 20-й полки, а также 24-й полк (Мариуполь) и 25-й полк (Бахмут). В 1-ю кавалерийскую4 запасную бригаду входили 2-й и 4-й полки, а также 6-й полк (Борисоглебск).

/7/

9769, 20-й полк — 4378, 186-й полк — 4337 военнослужащих [1]. Не менее 5—6 тысяч солдат было в составе 214-го полка. Численность 2-го и 4-го кавалерийских полков в конце октября 1916 г. была соответственно 8060 и 2082 военнослужащих [2]. Учитывая постоянство состава, кавалерийских полков, можно допустить, что она не изменилась существенно к весне 1917 г. Наконец, 681-я и 682-я дружины насчитывали, в апреле 1917 г. около 2-х тысяч человек каждая [3].
Таким образом, общая численность войск в Воронежской губернии с учетом мелких подразделений весной 1917 г. превышала 60 тысяч человек. Особенно внушителен был гарнизон Воронежа — более 25 тысяч человек.
По своему классовому составу основная масса солдат губернии была крестьянской. Однако кавалеристы в сравнении с пехотинцами происходили из более зажиточных слоев крестьянства и были консервативнее в политическом отношении.
Солдаты тыловых частей жили теми же интересами, что и фронтовики. В массах солдат росло озлобление против затянувшейся, чуждой народу войны и против её зачинщиков. Крепла решимость покончить с войной. Солдаты рвались домой, подстегиваемые желанием скорее и по-своему решить земельный вопрос, отобрать у помещиков земли.
Армия становилась хорошей политической школой для солдат. Солдаты-крестьяне попадали под влияние рабочих, многие из которых были мобилизованы за участие в революционном движения. Обстановка на фронте и в тылу делала солдатские массы все более восприимчивыми к большевистской агитации. Поэтому подавляющее большинство солдат остро реагировало на политические события в стране и все более определяло отношение к ним с революционных позиций.
Большевики Воронежской губернии имели давние связи с солдатами: еще в годы первой русской революции активную работу в воронежском гарнизоне вела городская партийная организация. Однако эти связи были утеряны с разгромом большевистских организаций. Уцелели лишь две подпольные группы в Воронеже, но их сфера деятельности ограничивалась рабочими и учащимися.
В создавшихся условиях вся тяжесть революционной работы среди солдат легла на плечи военных большевиков. Их деятельность в тыловых частях велась нелегально и была сопряжена с чрезвычайными трудностями. Запасные пехотные полки отличались большой текучестью: более 5/6 состава 8-й бригады регулярно обновлялось, формируя маршевые роты,

1. Центральный государственный военно-исторический архив (ЦГВИА), ф. 7690, оп. 2, д. 19, л. 139 (учтена только фактическая численность).
2. Там же, ф. 8027, оп. 2, д. 20, л. 5.
3. Там же, ф. 7690, on. 1, д. 14, лл. 591, 602.

/8/

постоянный контингент войск не превышал 10 тыс. солдат [1]. Командование охотно пользовалось этим, производя тщательную фильтрацию: офицеры и солдаты, заподозренные в причастности к революционной агитации, отправлялись на фронт вне очереди.
Неудивительно поэтому, что политическая агитация в гарнизонах губернии до февральской революции велась силами отдельных большевиков. В Воронеже ее осуществляли И. Чуев и А. Дергачев, в Острогожске — Н. Лисицын и П. Крюков, в Боброве — В. Волынский и т. д. Но авторитет солдат-большевиков был много выше их числа.
Революционное брожение в гарнизонах губернии началось ещё до Февральской революции, хотя оно и не выливалось в открытые выступления. В солдатских массах зрел протест против кровавой бойни, выражавшийся в дезертирстве, отказе от службы, неповиновении офицерам. Показательно, что в 1916 г. в. 8-й бригаде за подобные нарушения дисциплины было осуждено 1038 человек, подвергнуто внесудебным наказаниям еще 6245 человек [2]. В январе 1917 г. роптали солдаты 184-го полка в Острогожске, в феврале вспыхнул антивоенный бунт солдат новобранцев на ряде станций губернии.
Самодержавие рассчитывало использовать воинские части в качестве противовеса нараставшему революционному движению. 22 февраля 1917 г. командирам расквартированных в губернии полков был разослан секретный циркуляр, согласно которому, «когда гражданские власти попросят содействия, войска должны действовать решительно и ни в коем случае не допускать залпов вверх, а также стрельбы холостыми патронами» [3].
Однако расчеты реакции провалились. Февральская революция была с восторгом встречена солдатами. Солдаты Воронежа, Острогожска, Лисок и других городов губернии помогали рабочим разгонять царскую администрацию, разоружать полицию и жандармерию.
Вслед за рабочими и по их примеру солдаты приступили к созданию Советов солдатских депутатов. 9 марта по призыву Воронежского Совета рабочих депутатов в его состав вошли делегаты от солдат и Воронежский Совет стал именоваться Совком рабочих и солдатских депутатов. В первый состав военной секции вошли большевики И. Чуев, А. Драгачев, А. Грачев, Рындич.
По воспоминаниям П. В. Крюкова, в Острогожске Совет солдатских депутатов был создан 8 марта, днем раньше, чем

1. ЦГВИА, ф. 7690, оп. 2, д. 19, л. 72.
2. Там же, д. 16, л. 252.
3. П. Н. Соболев. Подготовка социалистической революции и установление Советской власти в Воронежской губернии, стр. 1.

/9/

Совет рабочих депутатов [1]. В апреле возникли солдатские Советы в Новохоперске и Боброве, объединившиеся затем с Советами рабочих депутатов. В сентябре 1917 г. на территории губернии функционировало 9 Советов солдатских депутатов, в том числе 8 объединенных с рабочими [2].
В гарнизонах губернии, как и по всей армии, широко развернулось движение за установление демократических порядков в армии. Известие о победе Февральской революции послужило сигналом к началу расправы солдат с наиболее ненавистными офицерами. В первые же дни солдатами были отстранены от командования начальник 8 бригады генерал Тимковский, командир 4 кавалерийского полка полковник Лен, 184 полка — полковник Федоров и другие офицеры, скомпрометировавшие себя жестоким обращением с солдатами и преданностью монархии.
Начало широкому организованному движению за демократизацию армии было положено знаменитым приказом № 1 Петроградского Совета от 1 марта 1917 г., передававшим власть в войсках в руки выборных солдатских организаций. «Во всех политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам»— устанавливал приказ № 13.
Уже в течение первой половины марта полковые, ротные, дружинные и эскадронные комитеты появились почти во всех крупных воинских частях. Созданные инициативой солдатских масс комитеты возникали как зачатки революционной-власти в армии.
Большевистский по составу полковой комитет был избран солдатами 186 полка в Боброве. В него вошли революционные солдаты и офицеры: прапорщики Харин, Олевкевич, Диваков, солдаты Панков, Дешерт, Перлин и др. В рапорте командующему округом начальник гарнизона полковник Степанцев жаловался, что «... полному оздоровлению и продуктивной работе полка и гарнизона мешает небольшая группа солдат и офицеров, зараженных большевистскими идеями. Эта группа представляла в начале революции из себя полковой комитет» [4]. Постановлением комитета у офицеров было отобрано оружие.
Много сделал комитет для улучшения быта солдат: в большом количестве представлял отпуска, повысил хлебный паек с 1,5 фунтов до 2,5, требовал выдачи нового обмундирования.

1. За власть Советов (Сборник воспоминаний). Воронеж, 1957, стр. 98.
2. Советы и союз рабочего класса и крестьянства в Октябрьской революции. М., 1964, стр. 70.
3. Великая Октябрьская социалистическая революция. Революционное движение в России после свержения самодержавия. М., Изд-во АН СССР. 1957, стр. 189—190.
4. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 980, л. 86.

/10/

Комитет настоял на обязательном утверждении своих постановлений командиром полка с опубликованием их в приказах.
Реакционные элементы полка пошли на прямую провокацию, желая дискредитировать комитет: офицерами полка председатель полкового комитета Панков был обвинен в сотрудничестве с царской охранкой. Комитет осудил провокацию
и добился официального опровержения клеветы. Деятельность комитета была конкретной агитацией в пользу большевиков, но ею не исчерпывалось содержание большевистской работы среди солдат полка. Эмиссар штаба округа Кулагин, специально обследовавший полк в мае, сообщал: «Желая якобы пользоваться популярностью и симпатиями солдат, прапорщик Олевкевич и вольноопределяющийся Панков играли на самых больных нервах темной массы солдат, напоминая им былые времена, когда их как самых жалких рабов держали в темноте, бранили, сажали в тюрьмы и даже били..., они говорили, что прошло то время и что теперь нужно брать власть в свои руки, добавляя при этом, что сторонники старого режима — офицеры находится среди них» [1].
Приведенный пример не единичен. Большевики руководили полковым комитетом 214 полка в Новохоперске, входили в состав комитетов других воинских частей.
Однако, несмотря на эти успехи большевиков, в целом перевес в солдатских комитетах и Советах, как и в Советах рабочих депутатов, оказался на стороне эсеров и меньшевиков, ставших на путь соглашения с буржуазией. Гигантская мелкобуржуазная волна, поднятая февральской революцией и захлестнувшая, по словам В. И. Ленина, пролетариат, захватила и солдатские массы. Противоречие между высокой революционной активностью солдат и их недостаточной политической зрелостью привело к тому, что власть и в армии попала в руки пособников Временного правительства. В Воронежской губернии, как во всей стране, установилось двоевластие. Перед большевиками губернии встала задача вырвать массы из-под влияния эсеров и меньшевиков, разъяснить им контрреволюционную сущность Временного правительства и гибельность соглашения с ним для дела революции. Эта задача не могла быть решена без организационного оформления большевистских сил. Первые шаги партийных организаций губернии слабо прослеживаются по документам, в меньшей степени это касается Воронежа. Бесспорно, однако, что участие солдат в их создании и укреплении было активным и нередко обеспечивало им ведущее положение. Так, во главе партийной организации

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 980, л. 86.

/11/

Острогожска стал солдат 2-го кавалерийского полка Н. Лисицын, одним из руководителей новохоперских большевиков был офицер 214 полка В. Клюнков.
Безусловным партийным центром губернии был Воронеж. Воронежская организация возникла значительно раньше других — уже в самом начале марта 1917 г., она была и самой крупной в губернии. Не позднее 18 апреля 1917 г. большевики города сообщали в ЦК РСДРП (б): «Организация единая, с подавляющим большинством большевиков, ликвидаторов — единицы. Число членов — 510, из них около 400 рабочих и 70 солдат, остальные — интеллигенция и учащиеся» [1].
Организация получала большую помощь от центральных партийных органов. Солдат И. Врачев был членом Московского областного бюро Советов.
Наличие в городе крупного гарнизона открывало большое поле деятельности для большевиков. Они часто устраивали митинги среди солдат, распространяли партийную литературу. Большое хождение в гарнизоне имели газеты «Правда», «Солдатская правда», «Социал-демократ» и «Воронежский рабочий».
Большевистская агитация в гарнизоне быстро дала результаты. 3 апреля на митинге шестисот солдат 58 полка было заявлено, что «только единение солдат и рабочих может довести революцию до победного конца, то есть привести к улучшению экономического положения рабочего класса, к безвозмездной передаче народу всех помещичьих, удельных, кабинетных и казенных земель» [2].
9 апреля состоялся новый митинг с участием около двух тысяч солдат, организованный Воронежским комитетом РСДРП. Солдаты, обсудив вопрос о войне, единогласно заявили: «1) причина войны — это борьба капиталистов и правительств всех стран за мировое господство, которое вовсе не нужно трудящимся, 2) мы требуем от Временного правительства принять действенные шаги к заключению всеобщего мира на основе: а) отказа от захвата чужих земель и контрибуции (военных издержек) и б) права каждого народа на самоопределение» [3].
Эта резолюция заслуживает внимания, так как в ней, как в зеркале, отразились успехи и недостатки деятельности местных большевиков. Были сделаны первые шаги по пути преодоления «революционного оборончества» масс, которое, как известно, В. И. Ленин считал самым опасным из всех заблуждений масс. Солдаты начинали понимать, что характер войны не изменился с победой революции, им была близка большевистская идея справедливого, демократического мира.

1. Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии, стр. 42.
2. Там же, стр. 33.
3. Там же, стр. 82.

/12/

Однако в это время большевики Воронежа не имели четкой политической линии, придерживались тактики давления на Временное правительство в вопросе о мире. Эти настроения передавались солдатам.
Ознакомление с Апрельскими тезисами В. И. Ленина и решениями VII (Апрельской) конференции РСДРП(б) помогло воронежским большевикам устранить ошибки первого периода деятельности.
3 мая 1917 г. произошел раскол в объединенной организации РСДРП в Воронеже; выделение большевиков позволило им еще шире развернуть революционную работу среди рабочих и солдат города.
Гарнизон быстро большевизировался, и изживание соглашательских иллюзий среди солдат протекало в целом быстрее, чем среди рабочих, за которых упорно цеплялись меньшевики. Эта разница настроений отразилась и на Совете. При обсуждении 5 мая Воронежским Советом рабочих и солдатских депутатов вопроса о коалиционном правительстве военная секция выступила против участия представителей Петроградского Совета во Временном правительстве, став по существу на точку зрения большевиков. Рабочая секция, однако, одобрила этот новый акт соглашательства и тем решила исход голосования [1].
Это решение вызвало возмущение солдат. «Мы протестуем против тех наших товарищей — делегатов, — заявили солдаты на митинге 11 мая, — которые голосовали за полную и решительную поддержку новому правительству, такого доверия мы ему оказать не можем, потому что оно остаётся правительством капиталистов; никакого доверия тем партиям, которые проповедуют соглашение с капиталистами и участие в правительстве капиталистов... Вся власть должна принадлежать Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» [2].
Укрепление позиций большевиков в Совете осуществлялось прежде всего по линии военной секции. Солдат 58 полка И. Чуев занял пост товарища председателя Совета. Совет рекомендовал также Чуева на место начальника охраны города, но не решился утвердить этого назначения из-за резких протестов буржуазных организаций [3].
Опираясь на солдат, большевики развернули борьбу против так называемого Гарнизонного Совета — детища военных властей города. Опасность существования военной организа-

1. Об этом сообщал на пленарном собрании Московского областного бюро Советов председатель военной секции Воронежского Совета Ковалевский (см. «Протоколы пленарных собраний МОБЮСа». Владимир, 1917, стр. 79).
2. Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии, стр. 90—91.
3. Государственный архив Воронежской области (ГАВО), ф. 2393, оп. 1, Д. 1, л. 44.

/13/

ции, обособленной и независимой от Совета депутатов, была очевидна. «Мы очутимся под давлением военной силы», — предупреждал солдат Дягилев членов Совета на заседании 26 апреля [1]. На этом же заседании контрреволюционный орган был распущен, несмотря на противодействие его инициаторов.
Постепенно изменялось соотношение сил в солдатских комитетах. Возмущение солдат 58 полка вызвало изменение поведения полкового комитета, исключившего из своего состава И. Врачева за организацию солдатского митинга [2]. Солдаты 11 роты, представителем которой был Врачев, заявили протест и отозвали своих делегатов из комитета. 23 мая рота обратилась с призывом «ко всем товарищам солдатам сделать перевыборы полкового комитета, чтобы послать представителей, могущих защитить истинные наши интересы» [3]. Перевыборы проходили и в других частях.
Однако в целом рост влияния большевиков в Совете и комитетах заметно отставал от роста их влияния в массах.
Политическая жизнь гарнизона била ключом. На многочисленных митингах солдаты требовали передачи власти Советам, направляли приветственные телеграммы В.И. Ленину, жертвовали деньги в фонд партии.
Неуютно чувствовали себя в гарнизоне соглашатели. Член Воронежского Совета Сухинин едва не был расстрелян солдатами за призыв к продолжению войны.
В мае-июне почти во всех воинских частях гарнизона были созданы большевистские ячейки. На основе решений Апрельской конференции Воронежский комитет партии образовал «Военный район», объединивший военных большевиков города. Вот что писала об этом газета «Солдат»: «...Воронежский комитет РСДРП (большевиков. — Л. П.) решил образовать военный отдел при Воронежской организации. Солдаты записывались в партию как рядовые ее члены со всеми правами и обязанностями таковых (членский взнос для солдат был понижен). Немедленно после открытия записи солдаты десятками стали записываться в ряды организации» [4].
Революционное движение солдат развивалось в тесном единении с рабочими города. 16 апреля воронежские рабочие внесли однодневный заработок в помощь армии. Большевизация солдат гарнизона, безусловно, оказывала влияние на пролетариат города.
28 мая совместный митинг рабочих и солдат принял большевистские резолюции по вопросам войны и власти. Митинг

1. ГАВО, ф. 2393, оп. 1, д. 6, лл. 2—5.
2. Митинги были в течение некоторого времени запрещены эсеро-меньшевистским большинством Совета с целью воспрепятствовать политической агитации большевиков.
3. 1917-й год в Воронежской губернии, стр. 45.
4. «Солдат», 1917, № 31.

/14/

потребовал перехода власти в руки Советов и отказался признать Временное правительстве. Участники митинга предложили соглашателям «отказаться от наименования себя «социалистами», дабы не вводить в заблуждение народ» [1].
Под лозунгом «Вся власть Советам» прошла 25 июня демонстрация протеста рабочих и солдат против политики капиталистов-локаутчиков, организованная большевиками.
Движение солдат в губернском центре было поддержано солдатами других гарнизонов. Лучшей иллюстрацией этого явилось усиление большевистских фракций в местных Советах солдатских депутатов.
Солдаты-большевики Острогожска добились переизбрания Совета солдатских депутатов и слияния его с Советом рабочих депутатов. Объединенный Совет возглавил Н. Лисицын. Большевистская фракция в Совете в июне достигла 25 человек и оказывала большое влияние на его деятельность [2].
24 июня по призыву большевиков состоялась демонстрация рабочих и солдат городе под лозунгом «Вся власть Советам».
Новохоперский Совет солдатских депутатов со дня его основания возглавил большевик В. Клюнков. 17 мая Совет в присутствии председателей от рабочих рассмотрел ходатайство батальонов 214 полка о смене полкового командования. Солдаты жаловались на тиранию командира полка генерала Глинского и его помощника подполковника Михайлова. Глинскому было предложено в 48 часов покинуть город. Командиром полка был единогласно избран подпоручик Клюнков.
На этом заседании Совет наметил меры по упрочению порядка и полку: освежение командного состава, улучшение хозяйственной состояния полка, организация революционной роты «из людей, беззаветно преданных делу революции и находящихся в постоянном составе полка» [3].
Активно вмешивался в жизнь полка Бобровский Совет солдатских депутатов, возглавляемый большевиком Волынским. Совет сместил командира 186 полка полковника Прокофьева, поставив вместо него прапорщика Харина. 27 июня Совет устранил уездного воинского начальника за контрреволюционность и отправил его в распоряжение Петроградского Совета [4].
Размах революционного движения в действующей армии и тыловых частях к лету 1917 г. крайне беспокоил буржуазию. Она видела в нем отблески приближающегося революционного взрыва, это торопило ее к действию. 18 июня по приказу Временного правительства началось наступление русских войск на фронте. С помощью соглашателей буржуазия вновь получила армию к своим услугам.

1. Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии, стр. 57.
2. За власть Советов. Воронеж, 1957, стр. 99.
3. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 1261, лл. 34—36.
4. Там же, д. 980, л. 94.

/15/

Еще 10 июня командующий Московским военным округом полковник Верховский отдал приказ об отправке на фронт в полном составе ряда полков, в том числе 58-го из Воронежа и 184-го из Острогожска, в связи с тем, что «система отправления маршевых рот существенных результатов не дала и в действующей армии некомплект продолжает увеличиваться» [1].
Это мероприятие не может быть объяснено только подготовкой сил к наступлению, то, что оно коснулось наиболее революционных полков, полностью обнаруживает его истинный смысл. Командование рассчитывало путем переброски поставить большевистски настроенных солдат под немецкие пули и одновременно предохранить тыл от их влияния»
Однако 58-й и 184-й полки бурно протестовали против начавшегося наступления и на фронт выступить отказались.
Июльские события в Петрограде покончили с двоевластием в стране. «Контрреволюция организовалась, укрепилась и фактически взяла власть в свои руки», — писал В.И. Ленин [2].
В первую очередь Временное правительство использовало власть для расправы с большевиками. Особенно широко преследовались солдаты. Введение смертной казни на фронте как бы завершало целую серию мероприятий правительства по удушению революционного движения в армии.
Характеризуя политическое положение в стране, В.И. Ленин отмечал: «Всякие надежды на мирное развитие русской революции исчезли окончательно. Объективное положение: либо победа военной диктатуры до конца, либо победа вооруженного восстания рабочих» [3].
Исходя из ленинских указаний, VI съезд партии провозгласил курс на подготовку вооруженного восстания против Временного правительства и определил задачи большевиков на новом этапе революции.
Тяжелое время наступило в жизни воронежских большевиков. 11 июля исполком Воронежского Совета демагогически заявил, что «преступные элементы (так соглашатели именовали солдат-большевиков. — Л.П.), пользуясь своим солдатским положением, ведут успешно свою контрреволюционную пропаганду среди солдат», к постановил отправить «преступные элементы» на фронт [4].
Последующие события показали, против кого было направлено постановление. Невзирая на протесты общего собрания солдат 58 полка и военной секции Совета, полк был расформирован и отправлен на фронт. Его участь разделили революционные солдаты 59 полка.

1. ЦГВИА, ф. 7683, оп. 2, д. 47, лл. 585—586.
2. В. Й. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 1.
3. Там же, стр. 2.
4. ГАВО, ф. 104, оп. 1, д. 108, л. 153.

/16/

По мнению И. Г. Воронкова, с уходом на фронт 58 и части 59 полков большевики Воронежа лишились более двух тысяч моих сторонников (в том числе более 200 членов партии) [1]. Надо эта цифра представляется более внушительной. Так, 58 полк до отправки насчитывал около 15400 военнослужащих, а к моменту восстановления не более 1500. Около 1,5 тыс. солдат было изъято из 59 полка [2]. Таким образом, из Воронежа был выведено свыше 15 тыс. солдат и офицеров, в основном большевистски настроенных.
Для борьбы с революционным движением в губернии Воронежский Совет учредил специальную комиссию, по числу членов ее называли «комиссией 48-ми». В ее состав вошли 15 меньшевиков и эсеров от Совета, 12 офицеров гарнизона, представители органов Временного правительства. Основной функцией «комиссии 48-ми» было «привлечение к ответственности всех, возбуждающих толпу к неподчинению Временному правительству и Советам» [3].
В Острогожск с целью принудить солдат 184 полка выступить на фронт был направлен член «комиссии 48-ми». В результате этой миссии свыше 7 тыс. солдат полка было отправлено прямо в окопы.
Такова же была судьба большевистски настроенных солдат 20, 214 пехотных и 2 кавалерийского полков.
Реакция перешла в наступление на демократические права, завоеванные солдатами в результате революции.
По приказу Керенского был отстранен от командования 186 полком прапорщик Харин и отправлен на фронт. Из полкового комитета были удалены большевики.
Бурное недовольство солдат 214 полка вызвало отстранение Клюнкова, выехавшего в Москву по требованию штаба округа. Вызов понадобился, чтобы скрыть от солдат отправку большевика-офицера на фронт. Делегации солдат, ездившей в штаб Московского военного округа, не удалось добиться оставления Клюнкова в полку. 7 июля состоялось заседание полкового комитета по случаю отъезда Клюнкова. Солдат Кромарчук гневно говорил, указывая на офицеров: «Клевета — единственно достойное их оружие! — особенно теперь, когда, к несчастью, снова народилось политическое преступление, когда люди за идеи свои могут попасть в тюрьму. А для сих господ нужна только зацепка. Они узнали, что большевиков приказано сажать, и закричали: «Вот он, большевик!» [5].
Стремясь ослабить солдатское движение, реакция наноси-

1. И.Г. Воронков. Воронежские большевики в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции, стр. 36.
2. ЦГВИА, ф. 7690, оп. 2, Д. 19, лл. 660, 751.
3. ГАВО, ф. 104, on. 1, д. 108, л. 154.
4. ЦГВИА, ф. 7690, оп. 2, д. 19, лл. 483, 660.
5. «Наш путь», Новохоперск, 1917, №8.

/17/

ла удары по комитетам. Большевиков изгоняли из них или попросту арестовывали под любым предлогом. 15 июля на заседании комитета 59 полка офицеры арестовали солдата Грачева, выступившего против жестоких санкций по отношению к дезертирам. Характерно, что в ответ на требование большевистской фракции освободить Грачева, Воронежский Совет подтвердил «законность» ареста.
Положение большевиков Воронежа в смысле борьбы за солдатские массы было особенно трудным. В гарнизоне были запрещены митинги; преследовалось распространение большевистских газет, агитаторов-большевиков не допускали в казармы. Гарнизон находился под «недремлющим оком» «комиссии 48-ми».
В этих условиях центр солдатского движения переместился в гарнизоны уездных городов. 27 июля начались волнения в Острогожске среди солдат 184 полка. Полк был усмирен с помощью кавалерии. Был арестован и заключен в тюрьму один из руководителей местных большевиков солдат Кондратьев.
Репрессии не сломили солдат. Характерна жалоба офицеров на действия членов исполкома Острогожского Совета солдат Мореля и Кузьмина: «В своих речах делегаты просили солдат «пока» повиноваться Временному правительству, потому что в нем сейчас сила, но придет время, говорили они, когда вся власть будет в руках Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Тогда все будет иначе» [1].
Большевики проникли во 2-й кавалерийский полк, который в июльские дни демонстрировал под лозунгами «уничтожения большевиков». Они срывали попытки разъединить пехотинцев и кавалеристов, организовывали общие митинги солдат, совместное несение караульной службы. 23 августа митинг двух полков потребовал немедленного освобождения Кондратьева. Угроза применить силу возымела действие: большевик был освобожден из тюрьмы [2].
Большевики по-прежнему доминировали в Совете. 9 августа Совет отверг лживые обвинения в адрес солдат-большевиков, якобы открывших фронт немцам. По всему Острогожску были расклеены листовки с резолюцией Совета: «Признавая, что отступление одиннадцатой армии произошло не по вине демократии и большевиков, а есть результат политики наступления, продиктованной союзными и русскими капиталистами, что приказ генерала Корнилова о смертной казни и полевых судах должен считаться актом контрреволюционным, (Совет) постановил категорически протестовать против казни и полевых судов, требовать немедленного удаления Корнилова с по-

1. ЦГВИА, ф. 7690, оп. 2, д. 16, л. 252.
2. Там же, ф. 1606, on. 1, д. 573, л. 51.

/18/

от главнокомандующего, как врага революции и сторонника темных сил» [1].
26 августа Совет солдатских депутатов Острогожска потребовал передачи всей власти Советам, опубликования тайных договоров, наказания виновников предательской сдачи Риги. На следующий день резолюция Совета была принята Гарнизонным собранием.
Активно влияли солдаты 214 полка на ход политической Жизни в Новохоперске. Вместе с рабочими депо и типографии они составляли ядро местной социал-демократической организации. Наличие мелкобуржуазных настроений среди рабочих привело к тому, что долгое время в организации господствовали меньшевики. Однако решительное размежевание классовых сил повлекло за собой переход левого крыла организации на позиции большевиков.
Большой популярностью среди солдат пользовалась газета «Наш путь». На ее страницах разоблачалась антибольшевистская клевета, перепечатывались статьи из московского «Социал-демократа», регулярно освещалась жизнь местного гарнизона.
Смещение Клюнкова и замена его капитаном Александровым, за спиной которого стояли буржуазно-помещичьи круги уезда, дало именно те результаты, на которые рассчитывал штаб округа: в полку воцарился произвол. 21 июля за агитацию среди солдат проходящего эшелона был арестован солдат-большевик Зуев. Спустя несколько дней в уезде были схвачены отпускные солдаты Утешев и Глотов, призывавшие крестьян не повиноваться Временному правительству. Прапорщик Е. Плотников писал в эти дни: «...Восстановлена смертная казнь! Внутри страны идут аресты, свобода слова, печати и собраний ограничивается! Гидра контрреволюции, поднимает голову. Что это? Кромешный сон? Нет, это не сон! Это ужас или действительность» [2].
Выбрав время, когда большая часть полка разошлась на полевые работы, командир 214 полка потребовал отправки на фронт нескольких революционных офицеров, желая ослабить солдатское движение, обезглавить Совет. В связи с этим военная секция Совета, ослабленная уходом на фронт делегатов-большевиков, послушно исключила из своего состава прапорщиков Плотникова и Марапульца.
Это решение встретило резкое противодействие военной и всей рабочей секции. «Держите революционных работников, не отпускайте из Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов», — потребовал рабочий Буханцев. Его поддержали солдат Земский и рабочие Никитин, Редкий и другие депутаты.

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 1007, л. 30.
2. «Наш Путь». Новохоперск, 1917, №7.

/19/

В знак протеста против решения военной секции рабочая секция огласила заявление: «Секция рабочих депутатов в заседании 5 августа 1917 г. ввиду пристрастно обсуждаемых вопросов со стороны секции солдатских депутатов от голосования воздерживается... и от совместной работы впредь до полного выяснения отказывается» [1].
Не добившись перелома в Совете, большевистски настроенные депутаты немедленно развернули широкую агитационную кампанию в городе и прежде всего в гарнизоне. Уже на следующий день, 6 августа, состоялся двухтысячный митинг солдат, потребовавший удаления из полка капитана Александрова и других реакционных офицеров и оставления в полку Плотникова «как незаменимого революционного деятеля». В резолюции солдаты заявили, в частности: «Ввиду того, что представители солдат в Совете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов не представляют из себя истинных выразителей нашей воли, постановили: сего же дня переизбрать новых депутатов, которые и Должны приступить к деятельности в Совете» [2].
Переизбранный Совет поддержал требования солдат и добился смещения командира полка. Только личное вмешательство Верховского и его угроза защитить Александрова силой оружия помогли тому временно удержаться.
Солдат дружно поддерживали рабочие. 27 августа митинг рабочих Новохоперска протестовал против травли революционных солдат и потребовал перехода власти в руки Советов.
3 августа начались волнения в гарнизоне Боброва. Солдаты 186 полка отказались присягать Временному правительству, выходить на учения, потребовали роспуска по домам. В ходе волнений был смещен командир полка полковник Чхеидзе и переизбран полковой комитет.
Успокоение в среду солдат внес местный Совет: игнорируя приказ командования 8-й бригады о запрещении отпусков, Совет солдатских депутатов своей властью предоставил отпуска солдатам.
Солдаты гарнизона требовали преградить дорогу надвигающейся контрреволюции. С этой целью они настаивали на немедленной отмене смертной казни, очищении армии от контрреволюционного командного состава, вооружении рабочих Москвы и Петрограда [3].
Революционное движение ширилось и в других гарнизонах губернии. Буржуазный исполнительный комитет слободы Алексеевки сообщал, например, о большевизации местного Сове-

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 1 д. 1, л. 5.
2. Там же, л. 17.
3. Там же, оп. 2, д. 980, л. 151.

/20/

та рабочих и солдатских депутатов и расквартированного там дивизиона 2-го кавалерийского полка [1].
Неоднократно вспыхивали волнения в 20-м полку в Коровине. Результатом самого крупного из них было убийство начальника милиции и двух офицеров, пытавшихся арестовать солдата. Полк отказался выдать зачинщиков.
С середины августа 1917 г. вновь оживляется движение, в воронежском гарнизоне. Подлинная большевизация его начале с прибытием в гарнизон пополнения из Сибири (около 2 тыс. солдат), влившегося в 5-й пулеметный полк [2]. Основная масса пополнения была настроена большевистски. Среди солдат было много рабочих, а также крестьян, осужденных царизмом за участие в аграрном движении, действовала партийная организация.
С прибытием сибиряков был переизбран и стал большевистским полковой комитет. В него вошли солдаты Курчик, Драгачев, Калиновский, Афанасьев и др. Во главе комитета стал Чрезвычайно популярный в гарнизоне солдат-большевик И. Шалаев.
Новый комитет быстро завоевал симпатии масс. Его деятельность — наглядный пример учета большевиками насущных
нужд солдата. Комитет умело сочетал решение задач сугубо частного, практического звучания с вопросами политического воспитания солдат.
Полковой комитет добился улучшения продовольственного положения полка, постоянно испытывавшего нехватку хлеба. Поднял довольствие солдат на 3 фунта хлеба в неделю. Действуя как власть, он побуждал к этому Совет. 4 сентября, рассмотрев вопрос о снабжении солдат и «принимая во внимание, что существующая власть не в силах справиться с продовольственным вопросом, так как интересы трудового народа ей совершенно чужды, (комитет) постановил: 1. Только тогда можно урегулировать продовольственный вопрос, когда вся власть перейдет в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских Депутатов. 2. Просить местный Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов установить контроль за деятельностью Воронежской городской и губернской продовольственных управ» [3].
Комитет значительно продлил отпуска солдатам, учитывая, что большинство солдат полка — уроженцы дальних губерний. Штаб округа объявил действия комитета незаконными, однако в августе полковой комитет подтвердил свое решение [4].
27 сентября комитет постановил реквизировать и раздать солдатам все запасы обмундирования. Начальник 8-й бригады

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 1, д. 501, л. 8.
2. В 5-й пулеметный полк был переформирован бывший 59 полк.
3. Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии, стр. 160.
4. ЦГИВИА, ф. 1606, оп. 1, д. 573, л. 47.

/21/

полковник Вознесенский ходатайствовал о назначении следствия над деятельностью комитета [1].
Авторитет пулеметчиков в гарнизоне быстро возрастал. По их инициативе еженедельно устраивались митинги с обсуждением политических проблем. В яркую большевистскую демонстрацию вылился грандиозный митинг 22 августа в казармах пулеметчиков, на который явилось около 3 тыс. солдат гарнизона. «Митинг начался торжественно», — сообщала газета «Путь жизни». Приглашенного на митинг оратора, представителя Воронежской организации РСДРП (большевиков — Л. П.), товарищи солдаты встретили выстроившись в две линии с оркестрами музыкичи криками «ура» ...Лишь в первые дни революции бывал на митингах такой подъем, такой энтузиазм» [2].
Буржуазия и соглашатели были обеспокоены резко изменившимся течением жизни в городе. «Воронежский телеграф» — рупор местной буржуазии — с нескрываемой тревогой писал: «Под влиянием опытных большевистских ораторов замечается большой сдвиг в сторону большевизма и существует определенная уверенность, что такое положение в скором времени окажет свое влияние на общую политическую физиономию Воронежского Совета» [2].
Действительно, от пулеметчиков в Совет были избраны только большевики, что позволило большевистской фракции увеличить свое представительство в военной секции и в исполкоме Совета.
Характеризуя общую обстановку в гарнизонах губернии, командование 8-й бригады констатировало: «После петроградских репрессий против большевистских вожаков большевистская пропаганда в полках бригады стихла. В настоящее время она возобновлена. Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в Воронеже имеет в своей среде большевиков, которые на заседаниях пользуются успехом у присутствующих в публике солдат. Новый состав полкового комитета 5-го пулеметного полка проявляет уклон в сторону большевизма. В Острогожске в Солдатской секции Совета большевизм пользуется успехом. В 186-м полку в Боброве тоже» [4].
Велик вклад солдат губернии в дело разгрома контрреволюционного мятежа генерала Корнилова, представлявшего собой попытку покончить с нараставшим революционным движением путем введения военной диктатуры.
Солдаты воинских частей, расположенных на территории Воронежской губернии, приняли непосредственное участие в подавлении мятежа, особенно в предотвращении подготовлявшегося выступления генерала Каледина в помощь основным

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 1013, л. 10.
2. Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии, стр. 156—157.
3. «Воронежский телеграф», Воронеж, 1917, № 183.
4. ЦГВИА, ф. 7690, оп. 2, д. 39, л. 24.

/22/

силам мятежников. В связи с калединщиной вырисовывалось особое значение Воронежской губернии, граничившей с Донской Областью и прикрывавшей путь на Север.
Командование 8-й бригады не только симпатизировало мятежникам, но и было, по-видимому, осведомлено о готовящемся заговоре. Накануне корниловского восстания командир 5-го пулеметного полка полковник Языков приказал сдать все имеющиеся в ротах патроны в ружейную мастерскую. В город были вызваны гусары.
Большевики спешно созвали заседание полкового комитета и потребовали объяснений по поводу фактического разоружении полка. Языков изворачивался, пытаясь скрыть истинный смысл приготовлений, но был изобличен. Солдаты отказались сдать патроны.
28 августа Воронежский Совет образовал «Революционный Распорядительный комитет» для борьбы с контрреволюцией. Комитет состоял из пяти членов: 4 — от Совета (большевик Л. Моисеев И 3 эсера) и 1 — от буржуазного городского исполнительного комитета общественного спокойствия. На следующий день конференция завкомов и правлений профсоюзов города пополнила состав комитета большевиками Степановым, Вишневневским, Вайзнером. Хотя председателем ревкома считался эсер Коган-Бернштейн, его фактическим руководителем был Моисеев.
Вхождение в единый с соглашателями комитет было ошибкой воронежских большевиков, так как этим затушевывалась ответственность соглашателей за корниловщину, что позволяло им выступать в качестве защитников революции.
Ошибка тактическая повлекла ошибки практического характера. Не было сменено командование бригады, хотя оно явно сочувствовало корниловцам (впоследствии это осложнило победу Советской власти в Воронеже). Ревком просил Петроград «сменить командующего бригадой (полковника Вознесенского. — Л. П.) ввиду его абсолютной бездеятельности По подготовке отпора Каледину» [1]. Комиссаром по гарнизону был назначен эсер Ковалевский, ему формально подчинялись войска гарнизона.
Между тем, сила была за большевиками — прежде всего воинские части. Солдаты-пулеметчики создали в помощь ревкому комиссию по приведению полка в боевую готовность. С их помощью ревком задержал 30 августа в Воронеже два эшелона казаков, направлявшихся на Дон, в станицу Урюпинскую, всего около 220 казаков с двумя орудиями [2]. Все опорные пункты занимались войсками 8-й бригады и 4-го кавале-

1. П.Н. Соболев. Подготовка социалистической революции и установление Советской власти в Воронежской губернии, стр. 68.
2. ЦГВИА, ф. 7600, оп. 2. д. 36, л. 64.

/23/

рийского полка: станция Поворино — отрядами 214 полка, Калач — отрядами 58-го полка, Лиски — заслоном 4-го кавалерийского полка, солдатами 20-го и 186 полков. Внутрь Донской области был двинут агитационный отряд.
Большевистскими по составу были ревкомы, созданные в Острогожске, Боброве, Новохоперске, Коротояке, Алексеевке.
Опираясь на солдат и рабочих, решительно действовал Острогожский ревком.. В его состав входили большевики Лисицын, Рыжков, Крюков — солдаты местного гарнизона. Выполняя требование солдатского митинга, ревком запретил 31 августа распространение буржуазных газет в городе.
Ревком осуществил ряд военных мероприятий: арестовал офицера-делегата «Союза инвалидов», приехавшего в Острогожск агитировать солдат 2-го кавалерийского полка в пользу Корнилова, отказался разместить в городе ударные батальоны и потребовал от штаба округа не присылать их «виду их явной контрреволюционности» [1]. Ревком организовал добровольческий отряд, возглавляемый большевиками, для борьбы с корниловщиной.
В городе был установлен контроль за деятельностью местного отделения Коммерческого банка. Боевые дружины ревкома заняли почту, телеграф, железнодорожную станцию. Наконец, решением Совета был распущен местный комитет общественного спокойствия — орган Временного правительства.
Таким образом, Острогожский Совет в лице созданного им ВРК стал фактической властью в городе. «Острогожский Совет располагал в это время реальной силой. Подавляющее большинство солдат гарнизона поддерживало большевиков»,— вспоминает П. В. Крюков [2].
Корниловщина еще более изменила соотношение сил в армии. Штаб Московского военного округа так характеризовал настроение солдатских масс: «Корниловское восстание временно повысило интерес к политическим вопросам, подняло в связи с военным положением дисциплину, но дало резкий сдвиг влево в сторону большевизма» [3].
Одним из следствий корниловщины был рост классовой борьбы в армии. Обострилось недоверие солдат к офицерам, участились аресты командного состава. Так, в 214 полку были арестованы контрреволюционные офицеры Батраков, Федоров, Акинфиев, был удален из полка уже упоминавшийся капитан Александров. Волна арестов прокатилась по всем частям.
1 сентября 1917 г. Керенский потребовал немедленно прекратить политическую борьбу в армии и аресты офицеров. Приказ вызвал возмущение солдат. Правильную оценку ему

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 1, д. 414, л. 7.
2. За власть Советов, стр. 100.
3. ЦГВИА, ф. 366, оп. 2, д. 172, л. 248.

/24/

дал комитет 5 пулеметного полка: «Находя приказ не отвечающим интересам революции, а прямо выступающим на защиту тех лиц командного состава, которые замешаны в контрреволюционном движении генерала Корнилова, комитет самым категорическим образом протестует против этого приказа» [1]. После корниловщины нарастание общенационального кризиса, охватившего все сферы социально-экономической и политической жизни страны, ускорилось. Несколько месяцев хозяйничанья буржуазии поставили страну перед катастрофой.
В сентябре-октябре по стране прокатилась мощная волна выступлений пролетариата в связи с попыткой буржуазии задушить революцию путем локаутов. В одном лишь Воронеже были закрыты Трубочный завод (за ворота завода было выброшено около 2,5 тыс. рабочих), табачная и все кондитерские фабрики. Было сокращено производство и уволено значительное число рабочих и на других предприятиях.
Рабочее движение в Воронеже становилось все более организованным и сознательным. 30 августа общее собрание профсоюзов Воронежа потребовало передачи всей власти в руки Советов, отмены смертной казни и освобождения большевиков из тюрем.
Одновременно с рабочим движением нарастало аграрное. Крестьяне на опыте убедились, что они не получат земли от правительства и стали на путь самостоятельных ее захватов. Если в августе в Воронежской губернии было 82 крестьянских выступления, то в сентябре — 102, в октябре — 143 [2]. В сентябре аграрное движение в черноземных губерниях переросло в восстание. С особой силой оно развернулось в Острогожском, Задонском, Бобровском, Новохоперском уездах губернии.
В.И. Ленин придавал огромное значение крестьянскому восстанию в определении Переломного момента революции. В «Письме к товарищам» он писал: «Наконец, самый крупный факт современной жизни России есть крестьянское восстание. Вот объективный, не словами, а делами показанный переход народа на сторону большевиков» [3].
Революционное движение рабочих и крестьян оказывало воздействие на солдатские массы, вовлекало их в общий революционный поток, сотрясавший всю губернию.
10 сентября воронежская партийная организация «Военный район» решила переизбрать отдельных депутатов, не выражающих настроений масс, и депутатов от выбывших из городи военных частей. Выло решено также открыть запись но-

1. ЦГВИА, ф. 7690, оп. 2, д. 39, л 17.
2. П.Г. Морев. Крестьянское движение в Воронежской губернии накануне Октябрьской революции. Воронеж, 1961, стр. 70.
3 В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 400.

/25/

вых членов, желающих вступить в ряды организации, намечены меры по распространению большевистских газет в гарнизоне, избран партийный комитет.
Однако радикально изменить соотношение сил в Совете не удалось, несмотря на то, что во фракции эсеров произошел раскол и левые эсеры стали блокироваться с большевиками. Пассивность Воронежского Совета, вызванная преобладанием в нем соглашательских элементов, не удовлетворяла солдат, поэтому они предпочитали самостоятельные действия. 19 сентября митинг солдат города потребовал обыска магазинов с целью изъятия запасов кожи и обуви и распределения их между семьями солдат. Опасаясь повторения событий в Орле и Тамбове, где в это время вспыхнули солдатские восстания, полковник Вознесенский просил выслать из Москвы броневики и требовал введения в губернии военного положения [1].
15 октября командование Московского военного округа вновь попыталось ослабить солдатское движение, на этот раз путем расформирования частей под предлогом сокращения армий. Однако маневр не удался. Солдатам были ясны цели приказа, они ничем не отличались от тех, которыми руководствовалось Временное правительство, стремясь разгрузить Петроград от революционных частей. Целый ряд воинских частей, в их числе 214-й полк, 681-я и 682-я дружины, отказались подчиниться приказу. Солдатские массы фактически уже не повиновались Временному правительству.
Вместе со всей страной Воронежская губерния шла к новой революции.
Вопрос о вооруженном восстании обсуждался на 1 губернской партийной конференции большевиков, состоявшейся 6-8 октября 1917 г. К сожалению, материалы конференции не сохранились.
На конференции были представлены довольно значительные по численности организации: Воронежская городская организация — свыше тысячи членов, Острогожская — 150, Новохоперская — 150, Валуйская — до 80, Задонская — до 60, Коротоякская — до 50 большевиков [2]. Конференция избрала губернский комитет партии.
11 октября И. Врачев заявил на заседании военной секции Воронежского Совета о необходимости свергнуть Временное правительство [3]. Через два дня большевистская фракция Совета заявила о выходе своих представителей из Революционного распорядительного комитета ввиду несогласия с его со-

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 1007, л. 5.
2. Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии, стр. 176—177.
3. ГАBO, ф. 25, on. 1, д. 6, л. 160.

/26/

ставом. Большевики чувствовали приближение восстания и готовились к нему.
26 октября 1917 г. в Петрограде победила социалистическая революция. Советская власть триумфальным маршем пошла ао стране, захватив в самом начале и Воронежскую губернию.
Однако перспективы ее установления в отдельных городах губернии были далеко не одинаковы. Легче всего это было вделать в тех городах, где большевики, добившись преобладании в Советах, превратили их в фактические органы власти. Так было в Острогожске, Боброве, Новохоперске. Влияние Советов здесь было столь велико, что лишало всякой инициации местные правительственные органы.
Гораздо больше трудностей представляло установление Советской власти в Воронеже. Сам Совет противился этому. Административное положение города сделало его местом сосредоточения главных контрреволюционных сил, упорно цеплявшихся за власть.
Однако значение Воронежа как губернского центра подчеркивало и значение победы Советской власти в нем для всей губернии.
Как и следовало ожидать, эсеро-меньшевистское большинство воронежского Совета отказалось признать Советскую власть. Крестьянская секция Совета послала в Петроград и Москву телеграммы, в которых заявляла, что будет бороться с большевиками всеми средствами.
Утром 27 октября состоялось собрание губернского комитета РСДРП(б). На нем было решено выступить в Совете с Предложением об образовании военно-революционного комитета с передачей ему всей полноты власти. На основе соглашения с левыми эсерами был создан нелегальный ревком из большевиков и левых эсеров во главе с большевиком А. Моисеевым, получивший наименование «орган действия».
В этот же день состоялось заседание Совета, на котором предложение большевиков и левых эсеров было отклонено 61 голосом против 45. Эсеры и меньшевики объявили о создании так называемого «Революционного комитета общественной безопасности» с участием представителей городской думы, губернского исполнительного комитета, гарнизонного начальства. Большевики и левые эсеры отказались от участия в нем — под бурные аплодисменты присутствовавших в зале рабочих и солдат заявили, что сохраняют за собой свободу действий. Соглашатели явно опасались солдат. Любопытен такой факт: большевики вызвали для охраны Совета команду пулеметчиков, но исполком поспешил отме-

1. В сентябре Воронежский Совет продлил полномочия Революционного Распорядительного комитета на неопределенный срок.

/27/

нить эту меру «как не вызывающуюся никакими обстоятельствами» [1].
Рабочие и солдаты Воронежа были возмущены контрреволюционным поведением эсеров и меньшевиков. На ряде предприятий прошли перевыборы депутатов Совета. Так, 28 октября в Отрожских железнодорожных мастерских вместо трех эсеров в Совет были избраны большевики,
29 октября митинг рабочих города потребовал вооружения народа и перехода власти в руки Советов. «Поддерживая всеми имеющимися у нас силами Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов и его Революционный комитет, мы также будем бороться за переход всей власти в руки Советов», — заявили рабочие [2].
Не был безучастным к развернувшейся борьбе за власть и гарнизон города.
Еще 25 октября, едва узнав о революции в Петрограде, солдаты пулеметного полка организовали подпольный ревком. В его состав вошли солдаты Дергачев, Курчик, Шалаев, Лебедев, возглавил ревком Шалаев. Комитет установил нелегальный контроль за всей жизнью полка.
Солдаты гарнизона требовали установления власти Совета. «Особую возбужденность проявляли пулеметчики — славные пулеметчики 5 полка, — вспоминал И. Врачев, — заявляя, «да что там сними (буржуазией, офицерами и эсерами) церемониться» [3].
Вечером 29 октября в Доме народных организаций состоялось собрание военной организации при Воронежском комитете РСДРП(б), превратившееся по существу в общегарнизонное собрание, поскольку доступ был открытым. По предложению И. Врачева собрание высказалось в поддержку Советской власти и постановило: «Мы горячо приветствуем славный авангард нашей революции — петроградский пролетариат и гарнизон и заявляем, что по первому зову выступим с оружием в руках на борьбу за хлеб и землю, за мир и свободу, за власть Советов» [4].
Подпольный «орган действия», однако, не спешил с действиями, выжидая исхода заседания Совета, назначенного на 30 октября, но победа Советской власти в Воронеже была решена не в стенах Совета.
Контрреволюция, центром которой стал штаб 8-й бригады, не дремала. Еще 25 сентября полковник Вознесенский телеграфировал в Лиски командиру 4-го кавалерийского полка: «В Воронеже ежедневно можно ожидать начала крупных бес-

1. 1917-й год в Воронежской губернии, стр. 125—126.
2. Там же, стр. 128.
3. «Пролетарская революция», 1922, № 10, стр. 169.
4. Там же.

/28/

порядков. Экстренно вышли в Воронеж подготовленный эскадрон надежных людей» [1]. 27 октября эскадрон прибыл в Воронеж.
В ночь на 30 октября с разрешения комитета общественной безопасности штаб 8-и бригады во главе с начальником гарнизона полковником Языковым разоружил 682 бригаду, захватил пороховой погреб» командование пыталось силами солдат 68 полка и «Команды 500» разоружить пулеметчиков, но безуспешно.
Промедление было преступно. Этой же ночью в клубе 5-го пулеметного полка состоялось заседание полкового ревкома совместно с вызванными в полк членами губкома большинства «Органа действия». Было принято предложение А. Моисеева о необходимости выступления и разработаны меры по немедленному приведению полка в боевую готовность. Полк возглавил К. Шалаев.
Основной силой намеченного выступления был пулеметный — около 5 тыс. солдат с 200 пулеметами. Ревком разбил полк на отряды для захвата штаба бригады, порохового склада и других военных точек. Солдатам предписывалось разоружить офицеров и кавалеристов.
Помощь солдатам оказывала боевая рабочая дружина численностью около 600 рабочих под командованием М. Чернышева. Дружинники должны были занять почту, телеграф, вокзал, электростанцию, типографию. По приказу Шалаева рабочие были вооружены из запасов полка.
Утром 30 октября полковник Языков по телефону из театра «Ампир», где проходило собрание офицеров гарнизона, предложил пулеметчикам в течение десяти минут сдать оружие, угрожая артиллерийским обстрелом [2]. В ответ отряды полка были немедленно двинуты к штабу бригады, одновременно туда направились и офицеры. Встреча у штаба вылилась в вооруженное столкновение. В ходе перестрелки Языков и несколько офицеров были убиты, часть разбежалась. Большинство сопротивлявшихся, в том числе кавалеристы, сдались.
Контрреволюционное гнездо — военное командование гарнизона — было разогнано. В этот же день солдаты произвели обыски в помещении кадетского корпуса и отобрали запасы оружия.

1. 1917 год в Воронежской губернии, стр. 123.
2. В исторической литературе, посвященной установлению Советской власти в Воронеже» угроза Языкова применить артиллерию против восставших квалифицируется как чистейшая авантюра на том основании, что в распоряжении офицеров не было артиллерии. Однако на заседании Московского областного бюро РСДРП (б) представитель Воронежа сообщал, что при столкновении с офицерами было взято 31 орудие («Триумфальное шествие Советской власти». М., 1963, стр. 320).

/29/

30 октября Временный революционный Комитет (большевики Моисеев, Врачев, Губанов, левые эсеры Абрамов и Пляпис) взяли власть в городе.
2 ноября ВРК созвал гарнизонное собрание комитетов, на котором был избран новый командный состав гарнизона во главе со штабс-капитаном Поповым. В состав гарнизонного Совета вошли большевики Драгачев, Бакулин, Шалаев, Воронов, Врачев, Грачев, а также левые эсеры Бураков и Богданов. Военный аппарат, таким образом, перешел в руки большевиков.
Победа Советской власти в Воронеже была закреплена 3 ноября 1917 г. В этот день Воронежский Совет рабочих и солдатских депутатов (крестьянская секция Совета, руководимая эсерами, выделилась 28 октября и провозгласила себя губернским Советом крестьянских депутатов) распустил исполком Совета и санкционировал Военно-революционный комитет. Совет принял приветствие Совету народных комиссаров, рабочим и солдатам Петрограда и Москвы.
Воронежский гарнизон был ведущей революционной силой в городе, и это он доказал своим активным участием в борьбе за Советскую власть. Мы же имеем возможность подтвердить это результатами голосования на выборах в Учредительное собрание по Воронежу [1].
По городским участкам большевики получили 11,9% голосов, а вместе с блоком левых эсеров, украинских эсеров и польских социалистов, шедших за большевиками, 13,6%.
В воинских участках большевики получили 56,2% голосов, а с блоком левых партий — 61,7%. За большевиков голосовал 1991 солдат, или 43,8% всех голосовавших за большевиков [2].
Таким образом, можно сделать два вывода из сопоставления голосования в городских и воинских участках Воронежа: во-первых, подавляющее большинство солдат, участвовавших в выборах, голосовало за большевиков, во-вторых, Воронеж почти наполовину высказался за большевиков голосами солдат.
Список кандидатов большевистской партии на выборах по Воронежскому избирательному округу также говорит о многом: среди 22 кандидатов было названо 6 солдат и офицеров (Е. Плотников, Н. Лисицын, А. Драгачев, И. Рыжков, И. Чуев, Н. Шалаев).
В Острогожске уже 28 октября Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов единогласно признал Советскую власть. На этом же заседании был избран ревком из большевиков и левых эсеров под руководством Н. Лисицына. Член

1. Выборы проходили 12—14 ноября 1917 г.
2. 1917-й год в Воронежской губернии, стр. 142—143.

/30/

ревкома солдат Хмелевский был назначен начальником гарнизона.
Наряду с ВРК, была создана военная комиссия, следившая за положением в гарнизоне. Когда стало известно, что командир 2-го кавалерийского полка полковник Погорелов по требованию командования округом намеревается отправить два эскадрона в Нижний Новгород на подавление революционного движения, комиссия предотвратила отправку [1]. 29 октября Прошли перевыборы солдатских комитетов, после чего они признали Советскую власть [2].
31 октября Острогожский Совет создал Совет комиссаров, председателем его стал Н. Лисицын, основные посты заняли
большевики.
Основной силой, совершившей переворот в Боброве, были солдаты 186 полка. Еще 19 октября они создали ревком во главе с прапорщиком Волынским [3].
28 октября штаб полка отдал распоряжение о сдаче всеми солдатами оружия в цейхгауз, но солдаты не только не разоружились, но, напротив, вооружились боевыми патронами [4].
30 октября общее собрание всех общественных организаций, а также уездного съезда крестьян приняло предложение солдата Майковского от имени 186 полка о переходе власти в руки Советов, как в уезде, так и в центре.
5 ноября газета большевиков Новохоперска «Наш путь» вышла с объявлением местного Совета: «Вся власть перешла и РУКИ Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».
5 ноября в Лисках, а 6 ноября в Алексеевке также установилась власть Советов, причем в Алексеевке солдаты дивизиона 2-го кавалерийского полка вместе с отрядом Красной гвардии. Принимали участие в захвате опорных пунктов слободы и разоружении офицеров.
Во всех этих пунктах наличие крупных воинских гарнизонах, настроенных революционно, было одной из главных, если самой главной причиной раннего установления Советской власти.
Этому как будто противоречит мнение о позднем установлении Советской власти в Коротояке. Коротоякский уезд был одним из самых отсталых в губернии, к тому же его близость

1. «Наша жизнь», 1922, № 170.
2. В.М. Фефелов ошибается, утверждая, что тогда же была осуществлена смена командования (Известия Воронежского государственного педагогического института, т. 31, Воронеж, 1960, стр. 34). На съезде 8-й бригады 9 ноября, делегат от 184 полка сообщал, что выборы комсостава не проведены, избран комиссар полка и комиссия для наблюдения за выдачей оружия (ЦГВИА, ф. 7906, оп. 1, д. 206, л. 4. Выборы во 2-м кавалерийском полку прошли в конце ноября).
3. «Пролетарская революция», 1960, № 5, стр. 57.
4. 1917-й год в Воронежской губернии, стр. 130.

/31/

к Донской области оказывала тормозящее влияние на развитие революционных событий.
Ход самих событий в Коротояке не изучен, по-видимому, вследствие отсутствия материалов. Поэтому установление Советской власти датируется 4 февраля 1918 г. — днем, когда I уездный съезд Советов объявил о взятии власти. Считается, что до тех пор она принадлежала Земской управе.
Между тем, один из бюллетеней бюро печати штаба Московского военного округа содержит прямое указание на наличие власти Совета в городе задолго до приведенной даты. 27 ноября из Коротояка сообщалось: «Власть в руках Советов. В учредительное собрание прошли первыми социал-революционеры. Выборное начало командных должностей проведено. С литературой дело поставлено плохо. Агитации нет. В гарнизоне продовольствия недостаточно» [1]. Документ приведен нами полностью. Источник сведений не установлен, но он, безусловно, военного происхождения и осведомления.
Солдаты гарнизонов Воронежской губернии не только создавали Советскую власть, но и отстаивали ее.
16 ноября 1917 г. солдаты 5-го пулеметного полка постановили отказаться от отпусков, «...сознавая ответственность, лежащую на войсковых частях тыла по ограждению революции и учитывая, что может быть, в недалеком будущем придется дать решительный отпор уже организованной буржуазии во главе с Керенским» [2].
Солдаты участвовали в разоружении казачьих эшелонов, поддерживали порядок в городах. Большое число солдат вступило в добровольческие отряды, вошло в состав 1-й южной революционной армии.
Развитие революционного движения среди солдатских масс Воронежской губернии позволяет сделать некоторые выводы, касающиеся роли солдат в борьбе за Советскую власть в губернии.
Переход солдат на сторону пролетарской революции был подготовлен упорной работой большевиков по разоблачению соглашательства и прояснению классового сознания народных масс.
Революционное движение солдат было частью широкого революционного движения народных масс, результатом которого была победа, социалистической революции в России. В этом смысле борьба солдат в Воронежской губернии не представляла исключения, хотя и зависела во многом от местных условий.
Роль солдат в установлении Советской власти в губернии была ведущей, но это не противоречит пролетарскому харак-

1. ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 1147, л. 332.
2. 1917-й год в Воронежской губернии, стр. 144.

/32/

теру революции, поскольку формирование революционной идеологии солдатских масс проходило под влиянием пролетариата и его партии.
Установление Советской власти в губернии проходило быстрее и безболезненнее там, где имелись значительные военные гарнизоны. Наличие вооруженной силы в руках большевиков облегчало их победу.
Как на обратный пример сошлемся на позднее установление Советской власти в тех уездных городах, где крупные гарнизоны отсутствовали. В Нижнедевицке, Землянске, Валуйках, Бирюче, Богучаре, Павловске она победила лишь в январе — марте 1918 года.
В большевизации этих уездов большую роль сыграли демобилизованные солдаты. «Войска, уходящие с фронта, — указывал В. И. Ленин, — приносили оттуда всюду, куда они только являлись, максимум революционной решимости покончить с соглашательством» [1].
Это ленинское высказывание подчеркивает не только важность роли солдат в победе социалистической революции, но и настоятельность ее глубокого изучения.

1. В.И. Ленин. Полн. собр. т. 36, стр. 5.

/33/

Ученые записки Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина. №250. Некоторые проблемы истории строительства социализма в СССР. — Москва: МГПИ им. В.И. Ленина. 1967. С. 3-33.

Edited by Военкомуезд



User Feedback

There are no reviews to display.