Шацилло К.Ф. Пролетариат в Февральской революции // Вопросы истории. №5. 1977. С. 89-104.

   (0 отзывов)

Военкомуезд

К.Ф.ШАЦИЛЛО

Пролетариат в Февральской революции


Почти за четверть века до Февральской революции В. И. Ленин пророчески писал о времени, когда «русский рабочий, поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поедет русский пролетариат рядом с пролетариатом всех стран прямой дорогой открытой политической борьбы к победоносной коммунистической революции» [1]. Прошли годы напряженной деятельности Коммунистической партии, рабочий класс России приобрел бесценный опыт революции 1905—1907 гг., прежде чем под его нажимом рухнула трехсотлетняя «телега залитой кровью и грязью романовской монархии» [2]. Но эти скоротечные события, занявшие всего около недели, имели глубокие социально-экономические корни.

Первую и вторую буржуазно-демократические революции в России вызвали по существу одни и те же причины, хотя обстановка, в которой они развернулись, была неодинаковой. В обострении классовой борьбы в России накануне Февральской революции особую роль сыграла империалистическая война. Народное хозяйство России не выдержало ее тягот. Кризис раньше всего проявился на транспорте, который не смог справиться с перевозкой необходимых грузов. Стала ощущаться нехватка топлива для фабрик Центра и Петрограда, металлургические заводы Юга и Урала сократили выплавку металла. Не получая сырья, заводы свертывали свое производство. Разруха коснулась и сельского хозяйства. За годы войны сократились посевные площади под продовольственными культурами, уменьшилось поголовье рабочего скота. Транспортные трудности препятствовали нормальному снабжению городского населения. Катастрофически росли цены на продукты питания, спекуляция которыми приобретала все больший размах. На страну надвигался голод.

Февральская революция явилась результатом органического слияния огромной организаторской работы большевистской партии и взрыва рабочего движения, поддержанного крестьянством, одетым в солдатские шинели. «Мы в своей стране, где пережили две революции, — писал летом 1918 г. В. И. Ленин. — знаем и видим, что нельзя предсказать хода революции, что нельзя ее вызвать. Можно только работать на пользу революции. Если рабогаешь последовательно, если работаешь беззаветно, если эта работа связана с интересами угнетенных масс, составляющих большинство, то революция приходит, а где, как, в какой момент, по какому поводу, сказать нельзя» [3]. Именно так последовательно и беззаветно работали руководимые В.И. Лениным большевики и в предвоенные годы, и в годы мировой войны, твердо веря в неизбежность новой буржуазно-демократической революции в России. В решающие /89/

1. Ленин В. И. ПСС, т. 1. с. 312.
2. Там же, т. 31, с. 13
3. Ленин В.И. ПСС, т. 36. с. 458.


месяцы конца 1916 — начала 1917 г. они действовали в гуще рабочих масс, направляя все их помыслы к одному — к революции [4]. Резкий спад числа стачек, происшедший в ноябре и декабре 1916 г., означал лишь временный отлив, за которым последует новая, еще более грозная волна рабочего движения. К осени 1916 г. в стране сложилась
революционная ситуация. С ноября 1916 г. Бюро ЦК и ПК, обновившиеся после серии арестов [5], ожидая приближения революционного взрыва, приступили к подготовке пролетариата для решительного штурма царизма. После обсуждения на ряде совместных заседаний было решено перейти от единичных политических и экономических выступлений и забастовок к массовым политическим демонстрациям, а от них — ко всеобщей стачке. Были установлены два этапа в осуществлении этой тактики —массовые выступления питерских рабочих в годовщину Кровавого воскресения —9 января 1917 г., и всеобщая стачка, намечавшаяся на 1 мая 1917 г. В листовке ПК, выпущенной в январе 1917 г., большевики призывали: «Организуйтесь же, товарищи, укрепляйте свои партийные организации. Готовьтесь к всеобщей стачке» [6].

Рабочие волнения в Петрограде начались буквально с первых же дней нового 1917 года. Уже 3 января начали забастовку около 1600 рабочих двух предприятий — заводов Лангезипен и Невского судостроительного, а в годовщину Кровавого воскресенья бросили свои станки уже 137 тыс. рабочих 114 заводов и фабрик. Затем движение пошло на снижение: 11 января бастовало всего 700 человек, 12-го прошел митинг на Путиловском заводе, 13 января бастовало 4100 рабочих — и так почти каждый день [7], что свидетельствовало о глубоком недовольстве пролетариата и о складывании в Петрограде обстановки, чреватой возможностью массового, стихийного взрыва.

Так же неспокойно было и в Москве. Еще до начала революции охранка отмечала: «С величайшим прискорбием приходится констатировать, что именно в Москве —этой недавно прочнейшей опоре трона — факт угрожающего падения престижа верховной власти находит себе полное подтверждение» [8]. Ожидая, что революция здесь может вспыхнуть со дня на день, власти разделили город на четыре сектора, в каждый из них выделили специальные воинские части. Разработанный и утвержденный план предусматривал, что в случае «обострения» обстановки в Москве, «командование переходит всецело в руки военных властей... Войскам действовать решительно, ни в коем случае не допускать залпов вверх и стрельбы холостыми патронами» [9]. Одновременно Министерство внутренних дел значительно увеличило штат полицейских, доведя его до 6 тыс. человек. Приготовления московских властей не были результатом неоправданного испуга. После кратковременного спада рабочего движения во второй столице российской империи уже с самого начала 1917 г. то тут, то там вспыхивали забастовки, ясно говорившие о все более и более возраставшем возбуждении рабочих. Об этом свидетельствовали и попытки демонстраций. 9 января в разных концах города забастовкой было охвачено 51 предприятие, где работало около 32 тыс. человек, а на Страстной и Театральной площадях произошли митинги. Через три дня в Москве вновь забастовало около 19 тыс. рабочих, несколько сотен студентов прошли по улицам с пением революцион-/90/

4. Минц И. И. История Великого Октября. В 3-х томах, т. 1. М., 1967. с. 497.
5. История КПСС. т. И. М.. 1966. с. 653.
6. Цит. по: История рабочих Ленинграда, т. I. Л. 1972, с.508. 7. Рабочее движение в годы войны. М., 1925. с. 323—325.
8. Цит. по: Ливчах б.Ф. Крах планов «охраны» Москвы от революции.- «Вопросы истории». 1972, №4, с 119.
9. Там же, с. 118.


ных песен [10]. В тот же день демонстрации состоялись на Елоховской и Немецкой улицах, за Пресней, на Лубянской площади, у Красных ворот и в других местах [11].

Бурлила и провинция. В один день — 9 января 1917 г. — лишь в Баку забастовало 14 тыс. рабочих. На 17 января большевиками была намечена всеобщая стачка бакинцев. Накануне власти разгромили забастовочный центр и арестовали в Сабунчах 25 участников нелегального собрания. Но забастовка все же началась, на 57 предприятиях свыше 10 тыс. рабочих бросили свои станки. 19 и 20 января состоялись митинги, собравшие от 15 до 20 тыс. человек. Политическая стачка прекратилась только 31 января [12]. И так было везде: бастовали в Ростове-на-Дону и Туле, Новочеркасске и Харькове, на Урале и в Донбассе, в Иваново-Вознесенке и далеком Черемхове [13].

Январь дал рекордные показатели стачечного движения за все месяцы воины. Даже по официальным неполным сведениям фабричной и горной инспекции, в стране вспыхнуло 400 забастовок, в которых приняло участие свыше 270 тыс. человек. По подсчетам И. И. Минца, в январе произошло 454 забастовки, а число их участников достигало почти 355 тыс. человек. 258 стачек носили политический характер, причем в них участвовало 218 тыс. рабочих На первом месте в январском движении шли металлисты. На их долю пришлось 178 стачек и около 149 тыс, стачечников. 137 стачек (121 тыс. забастовщиков) произошли по политическим мотивам. На втором месте были текстильщики. Они провели 93 стачки (20 — политических), в которых участвовало почти 80 тыс. рабочих (17,3 тыс. человек бастовало по политическим мотивам). Отличительным для январских стачек был их широкий размах: по сравнению с предыдущим максимальным подъмом рабочего движения (октябрь 1916 г.) число губерний, охваченных борьбой, удвоилось: в 26 из них произошли рабочие выступления. В авангарде по-прежнему стояла Петроградская губерния, за ней шли Московская, Бакинская, Владимирская, Харьковская, Костромская. Эти шесть губерний дали 389 стачек (89%) на 312,5 тыс. участников (90%) [15].

Расширение рамок движения и вовлечение в борьбу рабочих провинции привели к тому, что удельный вес Петрограда в общероссийском движении сократился с 77% бастовавших (октябрь 1916 г.) до 39%. При сохранении авангардной роли петроградского пролетариата возрастала активность рабочих других районов. Это было бесспорным свидетельством нарастания революционного кризиса в масштабе всей страны.

В феврале рабочее движение продолжало стремительно нарастать. По неполным данным, в 15 губерниях до 20 февраля произошло 158 стачек, в которых участвовало 203 тыс. рабочих, причем в подавляющем своем большинстве это были выступления на политической почве [16]. (103 стачки с почти 137 тыс. участниками).

Обстановка в стране накалилась до такой степени, что даже «приру-/91/

10. Рабочее движение в годы воины. М., 1925. с. 319. 11. История Москвы. Краткий очерк. Л., 1974. с. 194—195.
12. Стуруа Г. Моя работа в подполье — В сб. Двадцать пять лет бакинской организации большевиков. Баку, 1924, с. 119—120; Петросян А. А. Борьба большевиков Закавказья против ВПК (1915—1917). Ереван, 1964, с. 32.
13. Рабочее движение в годы войны, с. 321; Лаверычев В. Я. Рабочее движение в Иваново-Вознесенске в годы первой мировой войны. М., 1957, с. 143; Мухин А. А. Рабочие Восточной Сибири на путях к Октябрю. Иркутск, 1966. с. 203. 14. Минц И. И. Указ. соч. с. 470.
15. Там же, с. 471.
16. Минц И. И. Указ. соч., с. 474.


ченная» буржуазией рабочая группа ЦВПК, всю войну проповедовавшая гражданский мир, поняла, что терпению пролетариата пришел конец. Стремясь направить пролетарский гнев в либеральное русло, группа распространила по заводам и фабрикам Петрограда письмо, в котором всячески приукрашивала деятельность Думы. Гвоздевцы утверждали, что Прогрессивный блок порвал с правительством, и призывали рабочих выйти 14 февраля на демонстрацию к Таврическому дворцу в поддержку открывающейся в этот день Думы [17].

Большевики резко выступили против этой капитулянтской затеи.
Петербургский комитет в своей листовке напомнил, что «хождение народа к дворцам царей и правящих классов дорого стоило тем легковерным, которые надеялись что-либо получить от обитателей этих дворцов» [18]. ПК предлагал рабочим другое— 10 февраля в день суда над большевистской фракцией устроить однодневную стачку протеста. Однако организовать ее не удалось. Меньшевистская «инициативная группа» долго колебалась, но все же отказалась выступить совместно с большевиками, нанеся удар единству действий петроградских рабочих [19].

Что касается плана гвоздевцев, то он позорно провалился. В день открытия Думы у Таврического дворца, где она заседала, собралась реденькая толпа. Основные массы петроградских рабочих были не здесь. Около 90 тыс. чел. — каждый четвертый питерский пролетарий—заполонили Сампсониевский, Петергофский и Невский проспекты, Садовую улицу, Выборгскую сторону и Нарвский район. Над толпами реяли красные флаги с лозунгами, свидетельствовавшими о высокой политической зрелости петроградского пролетариата: «Долой войну!», «Долой правительство!», «Да здравствует вторая российская революция!». О Думе никто и не вспоминал, она была обречена, по словам ее председателя, «на роль чуть ли не пассивного зрителя» [20].

Движение протеста охватило и пролетариев Москвы, где 13—11 февраля произошли забастовки и демонстрации рабочих заводов Бромлея, Доброва и Набгольц, Михельсона, фабрики Цинделя, Сокольнических трамвайных мастерских и некоторых других предприятий [21].

Не успело улечься возбуждение петроградского пролетариата после стачки и демонстрации 14 февраля, как вновь забастовали рабочие Путиловского гиганта. 17 февраля рабочие лафетно-штамповочной мастерской прекратили работу и потребовали увеличить заработную плату. Администрация предложила лишь 20-процентную прибавку, а когда рабочие не согласились на это, закрыла 21 февраля мастерскую. Тогда забастовал весь завод. На следующий день было объявлено о полном закрытии всего предприятия. Без работы осталось около 30 тыс. рабочих Обстановка в городе крайне накалилась.

В феврале 1917 г. в свержении самодержавия участвовал большой круг социальных сил. Далеко не все эти силы были так организованы, как гегемон революции — пролетариат. Естественно, что и «стихийные взрывы» в буржуазно-демократической революции неизбежно должны были иметь место. «Таким могучим взрывом и явились февральские события, но в их стремительном развитии сказалась сила не только раз-/92/

17. История Москвы. Краткий очерк, с. 196.
18. Петроградский пролетариат и большевистская организация в годы империалистической войны 1914-1917. Л., 1939, с. 196. 19. История КПСС, т. 2. с. 657.
20. Родзянко М. В. Крушение империи. Л., 1927, с. 223. 21. История Москвы. Kpаткий очерк, с. 196.


буженной стихии, но и неуклонно возраставших элементов сознательности и организованности» [23].
События развивались так: 23 февраля (8 марта п. ст.), в Международный женский день, сотни работниц вышли на улицу. «Хлеба!», «Долой войну!», «Верните наших мужей!» — написали демонстрантки на красных полотнищах. С окраин к центру города двинулись колонны людей. Почти у каждой продовольственной лавки к ним присоединялись вереницы очередей. Командующий Петроградским военным округом генерал Хабалов приказал не допускать демонстрантов в центр, но люди прорвались сквозь казачьи полицейские заставы. К вечеру на Невском, в районе Садовой, Казанского собора и Знаменской площади состоялись многолюдные демонстрации. Всего в этот день бастовало более 128 тыс. человек —каждый третий рабочий Петрограда. Организующими центрами движения питерского пролетариата с первых же дней революции стали «нелегальные большевистские, левые интернационалистские партийные ячейки (межрайонцы, левые эсеры, меньшевики-интернационалисты), легальные органы рабочего самоуправления — больничные кассы, кооперативы, инициативные группы профсоюзов» [23].

На следующий день, 24 февраля, к забастовщикам присоединилось ёще около 80 тыс. человек. Более 214 тыс. рабочих с 224 предприятий вышли на улицу [24]. Никакие попытки властей «усиленной выпечкой хлеба» остановить революцию уже не помогали. «Долой царя!», «Долой войну!» — требовали демонстранты.

Полиция вновь пыталась не допустить демонстрантов к центру города, но вновь безуспешно. С двух часов дня 24 февраля по распоряжению командующего военным округом в действие вступила специальная инструкция о «районах охраны города Петрограда». Все теперь в немалой степени зависело от того, как поведут себя войска. Большевики учли опыт «генеральной репетиции» 1905 г. и понимали, что революции без завоевания на свою сторону армии не победить. Это тем более было необходимо сделать, что в столице и ее пригородах к началу революции дислоцировались весьма многочисленные вооруженные силы. В их число входило 16 гвардейских, 6 армейских и 2 пулеметных полка, насчитывавшие в общей сложности 184 тыс. солдат. Кроме того, еще 56,8 тыс. человек состояло в инженерно-технических и 8,4 тыс. в кавалерийских и казачьих полках. Надо было не просто нейтрализовать эту грозную силу, но и попытаться склонить ее выступить в лагере революции. Объективные условия для этого были весьма благоприятны: армия устала от войны, массовые мобилизации изменили социальный состав столичного гарнизона: даже в отборных гвардейских частях увеличился удельный вес рабочих и крестьян-бедняков. В отдельных армейских полках и особенно инженерных частях рабочие и ремесленники составляли не менее половины солдат, хотя в целом в Петроградском гарнизоне среди солдат было не менее 90% выходцев из крестьян [25].

Такое соотношение классовых сил внутри столичного гарнизона предопределило значительное влияние в солдатских массах мелкобуржуазных партий и особенно эсеров. Борясь за армию, питерские большевики н. Ф. Агаджанова, М. Н. Выдрииа. Ф. З. Евсеев, Е. Н. Егорова, В. Н. Каюров, Н. И. Подвойский, Н. Ф. Свешников, А. К. Скороходов, А. П. Тайми, И. И. Худяков, солдаты-большевики Г. В. Елин, А. С. Енукидзе, А. И. Жилин, К. А. Механошин, С. П. Петриковский, А. Д. Са-/93/

22. История КПСС, т. II, с. 654.
23. История рабочих Ленинграда, т. I, с. 513.
24. Там же. с. 513.
25. Лейберов И. П. Свержение царизма. Л., 1967, с. 76.


довский и сотни других ленинцев делали все возможное, чтобы привлечь арию и флот на сторону революции. Руководил этой важнейшей работой, без которой был невозможен успех восстания, Петербургский комитет.
Утром 25 февраля на специальном заседании представители Русского бюро ЦК РСДРП и ПК выдвинули лозунг всероссийской всеобщей стачки и утвердили текст листовки с призывом к свержению самодержавия [26]. Партия большевиков превратила лозунг восстания в практическую директиву партийным организациям.

Забастовка петроградских рабочих стала всеобщей. В ней приняли участие около 305 тыс. человек. «Жить стало невозможно. Нечего есть. Не во что одеться. Нечем топить... Нет хлеба. Надвинулся голод. Впереди может быть только хаос... Поднимайтесь все!—призывали большевики в своих листовках.— Все под красные знамена революции! Долой царскую монархию! Да здравствует 8-часовой рабочий день! Вся помещичья земля народу! Долой войну!» [27].

Под этими лозунгами и прошли демонстрации. Рабочим вновь удалось прорваться с окраины в центр города. Почти на каждой площади шли бесконечные митинги. Но кое-где дело пошло и дальше. Рабочие завода Розенкранца захватили несколько ящиков с винтовками и патронами, моментально раздали их и тут же начали обучение солдатскому искусству. У Гостиного двора демонстранты стреляли в разгонявших их кавалеристов, а в отряд конных жандармов швырнули гранату. Началось братание с войсками. У Казанского собора казаки отбили арестованных городовыми рабочих, на Знаменской площади дали несколько залпов по конным жандармам, разгонявшим митинг и зарубили пристава, заставлявшего полицейских стрелять в народ.

Для координации действий между различными районами была выделена специальная группа рабочих-большевиков: Л. К. Скороходов — в Петроградский, И. Д. Чугурин — в Выборгский, С. И. Афанасьев — в Нарвский и Московский, Д. Л. Павлов —в Василеостровский район. ПК РСДРП наметил 27 февраля приступить к строительству баррикад, захватить электростанцию и телеграф, призывал широко применять тактику братания рабочих с солдатами [28].

Дружественное отношение войска к демонстрантам было особенно важным показателем успеха революционных сил. В крестьянской стране, какой была Россия, революция могла победить только в том случае, если за гегемоном революции — пролетариатом — поднялось бы многомиллионное крестьянство. Царская армия в подавляющей своей массе была армией крестьянской. Сочувствие солдата рабочему свидетельствовало о том, что крестьянство было готово поддержать выступление пролетариата.

Давая обзор февральских событий, московская либеральная газета «Русское слово» вынуждена была признать следующее: «25 февраля движение приняло более организованный характер. В нем приняли участие организованные группы рабочих» [29]. Чем дальше развивались революционные события, тем сильнее сказывался элемент организации, оттесняя элемент стихийности на задний план.

«Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время воины с Германией и Австрией» [30] (из приказа /94/

26. История КПСС. т. 2, с 664.
27. Петроградский пролетариат и большевистская организация..., с. 200—201.
28. История рабочих Ленинграда. т. I, с. 521.
29. «Русское слово» (№48), 1917 г., 2 марта. 30. Падение царского режима, т. 1. Л., 1924, с. 190.


царя). Но это уже был не «беспорядки», а революция. «Когда на флагах надпись: «Долой самодержавие!», никакой хлеб не успокоит», — заявил Хабалов [31].

26 февраля 1917 г. стало предпоследним днем самодержавия. Чувствуя нависшую над ним смертельную опасность, царизм пошел в последнюю атаку на революционный народ. В ночь на 26 февраля по всему городу шли массовые аресты революционеров-подпольщиков и рабочих активистов. Арестованными оказались работники Русского бюро ЦК А. И. Елизарова. Е. Д. Стасова, члены ПК РСДРП Л. К. Скороходов, А. Н. Винокуров, Э. К. Эйзеншмидт. Бюро ЦК, опасаясь дальнейших провалов, временно передало функции ПК. Выборгскому районному комитету партии, который находился в самой гуще борьбы столичного пролетариата [32].

Нанеся удары по революционным организациям, царизм решил расправиться и с массовым движением. В этот день царские войска в последний раз стреляли в народ. Командование еще с вечера расставило жандармов, полицейских и спешно вызванные верные части так, чтобы не допустить рабочих к центру. Солдатам повторили знаменитый треповский приказ: «Патронов не жалеть!»

Но демонстранты опять прорвались на Невский —к Казанскому собору и к Николаевскому вокзалу, а также на Садовую. Опять начались митинги. На Знаменской площади собралась огромная толпа. Напротив нее — солдаты учебной команды Волынского полка, которых заставили стрелять в толпу. То же повторилось на Невском, на Садовод. На мостовых осталось более 50 трупов — не считая раненых и тех, кого унесли товарищи. Возвращаясь вечером в казармы, солдаты угрюмо роптали: «Неужто нам быть палачами невинных людей?» [33]. У многих из солдат в карманах была изданная большевиками листовка «Братья солдаты» [34], в которой их призывали в союзе с рабочими закончить войну и свергнуть монархию.

Упорная борьба пролетарского авангарда за армию начала приносить свои первые плоды. Солдаты и казаки, которым давно уже надоела бессмысленная кровопролитная война, все яснее понимали свою связь с восставшим народом, единство своих интересов с интересами рабочих. В тот же день, 26 февраля, часть войск перешла на сторону народа. Так постановили на своем собрании матросы 2-го Балтийского флотского экипажа, а 4-я рота запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка, узнав, что учебная команда павловцев участвует в расстрелах, разобрала винтовки и патроны и вышла на улицу «стрелять городовых». Это был первый случай в Февральской революции перехода сторону народа.

27 февраля всеобщая стачка превратилась в вооруженное восстание. Началось оно в учебной команде Волынского полка, расстреливавшей накануне демонстрантов у Знаменской площади. Утром солдаты построились с оружием на плацу, затем двинулись к своим соседям-преображенцам, литовцам, саперам и вместе с ними с революционными песнями пошли на Выборгскую сторону, чтобы присоединиться к восставшим рабочим. Переход войск на сторону революционного народа учащался. Если к вечеру 26 февраля из подчинения своим командирам вышло 1500 солдат, то за один день 27 февраля число их возросло до 66,7 тыс. Это была решающая победа революции. К 28 фев/95/

31. История СССР, т. VI. М, 1968, с. 641.
32. История КПСС, т. 2, с. 667; История рабочих Ленинграда, т. 1. с. 522. 33. «Правда», 1917 г , 11 апреля.
34. Петроградский пролетариат и большевистская организация..., с. 201.


раля на сторону народа перешло 127 тыс., а днем 1 марта — 170 тыс. солдат, матросов и казаков [35], [36]. Царизм остался без армии, что окончательно решило его судьбу.

Восставшие захватили все петроградские вокзалы, в этих районах шли непрерывные митинги. Фактически под контролем народа оказалась вся связь столицы империи с провинцией.

Верных царизму карателей прислать было нельзя, а войска Петроградского гарнизона оказались в союзе с восставшими. На Выборгской стороне рабочие именно вместе с подоспевшими солдатами взяли после недолгого боя Арсенал и Главное артиллерийское управление, захватили и раздали более 40 тыс. винтовок, 30 тыс. револьверов, ящики патронами. Соединившийся с армией вооруженный пролетариат стал непобедимой силой.

В то время, как рабочие сражались на улицах, в Таврическом дворце, где обычно заседала Государственная дума, происходили события иного рода. В два часа дня здесь собралась пестрая компания эсеро-меньшевистских деятелей. Среди них оказались члены рабочей группы Центрального военно-промышленного комитета, меньшевистские депутаты Государственной думы (все большевики-депутаты были, как известно, в это время в ссылке), литераторы из народнических и меньшевистских изданий. Победа народа была уже совершенно очевидной, на заводах рабочие начинали выбирать депутатов в Советы, и меньшевистские лидеры поспешили образовать Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов, в который вошли меньшевики Н. С. Чхеидзе, М. И. Скобелев, К. А. Гвоздев, Б. О. Богданов, А. Гриневич, кооперативные деятели Капелинский и Франкорусскнй [37].

Но решающие события развивались вне стен Таврического дворца — на площадях и улицах Петрограда. Именно здесь решались судьбы революции, решался вопрос останется ли в России самодержавие, превратится ли она в конституционную монархию или в демократическую республику.

Вечером 27 февраля большевики распространили в виде листовок ЦК РСДРП Манифест «Ко всем гражданам России», в котором провозгласили требование демократической республики. 8-часового рабочего дня, конфискации помещичьих земель и немедленного прекращения грабительской войны. Вслед за большевиками активизировались межрайонцы, анархисты и эсеры-интернационалисты. Захватив типографию «Русской воли», межрайонцы совместно с большевиками и анархистами отпечатали листовку к рабочим и солдатам. Тогда же межрайонцы и эсеры-интернационалисты в совместной листовке призвали солдат поддержать «борьбу против войны, против самовластия преступных правителей» и «не обагрять братской кровью своих рук» [38].

Одновременно с Манифестом ЦК РСДРП вечером 27 февраля большевиками была выпущена специальная листовка с призывом начать выборы в Петроградский Совет. «Товарищи, настал желанный час. Народ берет власть в свои руки, революция началась, не теряйте ни минуты времени, создавайте сегодня же Временное революционное правительство» [39].

К концу дня 27 февраля рабочие и солдаты стали хозяевами столицы. В их руках оказались все ключевые позиции: мосты, телефон, телеграф, вокзалы, военные склады и арсеналы. На все важные в стратеги-/96/

35-36. История рабочих Ленинграда, т. I, с. 529.
37. История КПСС, т, II, с. 674.
38. История рабочих Ленинграда, т. I, с, 530.
39. Петроградский пролетариат и большевистская организация... с. 217.


ческом отношении пункты были вместо старых чиновников назначены комиссары восставшего народа. Новые коменданты вокзалов Петрограда получили распоряжение держать связь с начальниками всех ближайших к Петрограду станций и почтово-телеграфных отделений с тем, чтобы не допустить прибытия в столицу карателей [40]. Железнодорожники с энтузиазмом включились в революционное движение, безоговорочно встав на сторону восставших. Все попытки ген. Хабалона вызывать в столицу верные царю войска, не имели успеха. В ночь на 28 февраля Хабалов с горсткой войск заперся в здании Адмиралтейства. Но уже к утру от этой кучки последних защитников самодержавия не осталось и следа. «Войска постепенно так и разошлись..., — признавался позднее Хабалов. — Просто разошлись — постепенно оставив дня» [41].

«Петербургские рабочие победили царскую монархию,— писал В. И. Ленин.— В героической борьбе против полиции и царских войск, начав безоружными восстание против пулеметов, рабочие привлекли на свою сторону большую часть солдат Петербургского гарнизона» [42]. Однако победа досталась пролетариату нелегко. В дни февральских боев в столице пострадало 1382 человека, из них было убито 177 [43].«Своей кровью,— писал В. И. Ленин,— русские рабочие купили свободу нашей стране» [44].

«Всякий сознательный рабочий понимает,— писал В. И. Ленин, что Петербург без Москвы — все равно, что одна рука без другой» [45]. Революция не могла бы победить, если бы питерский пролетариат не получил поддержки других городов и, прежде всего, второй русской столицы — Москвы, в которой на 1063 предприятиях было занято 288 тыс. рабочих, т. е. почти 14% рабочего класса фабрично-заводской промышленности России [46]. Москва была также важнейшим железнодорожным узлом страны, в котором пересекались одиннадцать магистралей. Немаловажное значение имел н моральный авторитет московских пролетариев, завоеванный ими еще в ходе первой русской революции. Все это и определяло значение Москвы для победы Февральской революции. Закаленный в горниле Декабрьского вооруженного восстания 1905 г., пролетариат Москвы и в годы войны шел в авангарде революционной борьбы. Репрессии царской охранки и полиции вырывали из рядов рабочего класса передовых борцов, но не могли обезглавить движение. Едва царизму удалось справиться с волнением в Москве в середине февраля, как через неделю оно вспыхнуло вновь. В Международный женский день — 23 февраля рабочие заводов Михельсона и Бромлея объявили забастовку и вышли на улицу. Многолюдная колонна рабочих Замоскворечья двинулась к центру города, но была разогнана конной и пешей полицией. На несколько дней наступило затишье, и царским властям показалось, что в Москве «все спокойно». Однако на «всякий случай» царь ночью 27 февраля разрешил командующему войсками Московского военного округа «объявить Москву в осадном положении в ту минуту, когда в этом окажется надобность» [47], а затем приступить к выполнению заранее разработанного плана подавления /97/

40. Пушкарева И.М. Железнодорожники России в буржуазно-демократических революциях. М., 1975, с. 332.
41. Падение царского режима. т. 1, с. 206.
42. Ленин В. И. ПСС, т. 31, с. 67.
43. История рабочих Ленинграда, т. I, с. 533.
44. Ленин В. И. ПСС, т. 31, с. 60.
45. Там же, т. 21, с. 434.
46. История Москвы, т. VI, кн. 1, 1957, с. 17.
47. Минц И. Н. Указ. соч., т. 1, с. 625.


восстания, для чего только на первое время выделялась 21 рота солдат, 4 казачьих сотни и 8 артиллерийских орудий. Общая численность войск Московского гарнизона достигала 100 тыс. штыков и сабель, которые царизм, в случае надобности, намеревался использовать для борьбы с восставшим народом.

Однако спокойствие Москвы было кажущимся. Хотя городские власти предприняли все меры, чтобы предупредить распространение точной информации о происходящих в Петрограде событиях, слухи о начавшемся в столице восстании мгновенно разлетались по заводам и фабрикам. В ночь с 27 на 28 февраля московские большевики отпечатали листовку, в которой, рассказав о начавшейся в Петрограде революции, призывали рабочих; «Товарищи, бросайте работу! Солдаты! Помните, что сейчас решается судьба народа! Все на улицы! Все под красные знамена революции!.. Да здравствует революция! Да здравствует демократическая республика!»,— такими призывами заканчивалось это обращение[48]. В тот же вечер, 27 февраля, в помещении Московской городской думы был создан руководящий центр — Временный революционный комитет рабочих и других демократических организаций, в составе которого образовалось «Бюро социалистических партий», объединявшее представителей большевиков, меньшевиков и эсеров. Утром 28 февраля Временный революционный комитет обратился к московскому пролетариату с призывом поддержать своих питерских товарищей и начать всеобщую забастовку. Специальное обращение было адресовано и к солдатам Московского гарнизона [48].

28 февраля стало первым днем революции в Москве. Условия для нее были настолько подготовлены всем ходом предыдущих событий и упорной организационной работой московских большевиков, что просто невозможно назвать предприятие, которое первым начало забастовку/ Короткие митинги с призывом поддержать петроградских товарищей быстро переходили в демонстрации. С Пресни, из Замоскворечья, с других рабочих окраин к центру города двинулись многочисленные колонны демонстрантов под красными флагами. Над морем голов развевались кумачевые лозунги: «Долой самодержавие!», «Долой войну!».

К середине дня рабочие колонны подошли к Садовым улицам и Бульварному кольцу, где в разных местах царские власти заранее установили военные заставы. Но, в отличие от Петрограда, солдаты Московского гарнизона с первого же дня отказались стрелять в рабочих. Лишь в одном месте — на Яузском мосту — произошел кровавый инцидент. Рабочих «Гужона», «Динамо» и других предприятий Симоновского района встретила здесь цепь городовых, выстроенная перед ротой солдат. К стоявшему впереди помощнику пристава подошел 19-летний формовщик завода «Гужон» Илларион Астахов. «Дай нам дорогу!» — потребовал он. В ответ прозвучал выстрел, и рабочий замертво упал на мостовую. Тут же один из солдат ударил убийцу в висок. Разгневанные рабочие швырнули царского палача в Яузу и двинулись дальше. Схватки с полицией произошли и на Каменном мосту [50].

К полудню весь центр Москвы — Тверскую и Мясницкую улицы Театральную, Воскресенскую, Лубянскую и Красную площадь — заполнил народ. Высокое крыльцо Городской думы превратили в трибуну. Одного взволнованного оратора сменял другой. Именно отсюда раз-/98/

48. Подготовка и победа Октябрьской революции в Москве. Документы и материалы. М., 1957, с. 10.
49. Бурджалов Э. Н. Вторая русская революция. Москва Фронт. Периферия. М., I971. с. 15, 18.
50. История Москвы. Краткий очерк, с. 198.


дался большевистский призыв, чтобы присоединить к к восстанию запертых там офицерами солдат. Толпы народа с пением революционных песен двинулись к ближайшим Спасским казармам, проникли в них и вывели две роты к Городской думе. К вечеру 28 февраля среди рабочих курток, студенческих тужурок и темных пальто все чаще и чаще мелькали серые солдатские шинели. Армия стала переходить на сторону народа.

В конце дня восставшие начали захватывать некоторые правительственные учреждения: солдаты автомобильной роты заняли радиостанцию, в руки народа перешел Арсенал. Пытаясь предупредить «эксцессы», командующий Московского военного округа стал действовать по старому рецепту и обратился к испытанному средству. Рано утром 1 марта на стенах домов и тумбах для афиш запестрел его приказ: «По высочайшему е. и. в-ва повелению объявляю город Москву с 1-го сего марта состоящим на осадном положении. Запрещаются всякого рода сходбища и собрания и всякого рода уличные демонстрации». На улицы Москвы разрешено было выходить только с 7 часов утра до 8 часов вечера [51]. Но было поздно. Уже никакой, даже самый грозный приказ царя не мог помочь умиравшему режиму.

1 марта события развивались со стремительной быстротой. Как и накануне, рано утром со всех окраин к Городской Думе двинулись колонны демонстрантов. Почти нигде они не встретили серьезных препятствий. Только у Большого каменного моста солдаты учебной команды 194-го пехотного запасного полка по приказанию офицера дали по толпе нестройный залп. Большинство солдат демонстративно выстрелили в воздух, а вскоре и присоединились к демонстрантам. Начался открытый и массовый переход войск на сторону восставших, в результате чего революция в Москве произошла почти бескровно: за все дни Московского восстания было убито всего 8 человек — 2 рабочих, студент и 5 солдат, участвовавших в демонстрации [52].

Особенно важным для успеха восстания в Москве был переход на сторону народа 1-й запасной артиллерийской бригады, насчитывавшей около 30 тыс. солдат [53]. Восставшие артиллеристы отрядили к Городской думе 180 всадников и 6 орудий. Встретивший их на Воскресенской площади один из руководителей московских большевиков — В. П. Ногин—распорядился одну часть выделить на помощь рабочим для разоружения полицейских и жандармов, а остальным — возвратиться в казармы и вывести всех солдат на улицы Москвы [54].

Вскоре вокруг штаба восстания, разместившегося в здании Городской думы, и в других важных стратегических пунктах города появились пушки, артиллерийские расчеты которых были украшены большими красными бантами.

Революция ширилась. К середине дня 1 марта власти потеряли почти всякий контроль над городом. Народ разгромил и поджег мрачное двухэтажное здание охранки в Большом Гнездниковском переулке. Во дворе его пылал колоссальный костер из судебных дел и служебных бумаг самого ненавистного народу учреждения царизма.

1 марта в 12 часов дня открылось первое организационное собрание Московского совета рабочих депутатов. Проявляла некоторую инициативу и часть либеральной русской буржуазии, группировавшейся вокруг Городского управления. Городского и Земского союзов, Военно-/99/-

51. Бурджалов Э.Н. Указ. соч., с. 23.
52. Минц И.И. Указ. соч., с. 645.
53. Бурджалов Э.Н. Указ. соч., с. 27.
54. Минц И.И. Указ. соч., с. 639-640.


промышленного комитета и других буржуазных организаций. 1 марта был создан Временный исполнительный комитет московских общественных организаций, в который вошли наряду с многочисленными представителями буржуазии и представители эсеро-меньшевистского Совета рабочих депутатов. Хотя рабочие и солдаты демонстрировали свою солидарность с Советом, его соглашательское мелкобуржуазное большинство признало Комитет общественных организации единственным органом местной власти [55].

Большие отряды рабочих, студентов, ремесленников двинулись к многочисленным московским тюрьмам. Админнстрация их быстро капитулировала. Из каторжной Бутырки народ освободил политических заключенных, видных работников большевистской партии — Ф. Дзержинского, Я. Рудзутака, Б. Бреслава, Ю. Фигатнера, Я. Грунта, Е. Маленкова и др. Из Сокольнической тюрьмы вышли недавно осужденные члены Московского комитета РСДРП Н. Шевков, И. Попов, К. Островитянов, Ф. Титов, М. Семеновских [56]. Все они, не сняв арестантских курток, шли к восставшим и включались в борьбу. За первую неделю революции в тюрьму было отправлено 1840 царских опричников. 2 марта весь город прочно находился в руках восставших.

В начале марта по всей необъятной Российской империи началось триумфальное шествие народной революции. Петроград и Москва не оказались изолированными от всей страны, подобно тому, как это случилось с Парижем в 1871 г. Вся страна, а не отдельные ее районы, переживала уже не один год революционный кризис. Ненависть к самодержавию созрела в самых глухих уголках империи. Почти везде события развивались одинаково: местные власти стремились как можно дольше задержать сообщение о петроградских событиях и поддержке их Москвой, но рано или поздно, через легальную прессу или нелегальные прокламации большевиков правда доходила до народа. Реакция на нее была всюду одинакова: рабочие оставляли цеха и, увлекая за собой студентов и ремесленников, гимназистов и чиновников, начинали демонстрации. После непродолжительного нейтралитета армия переходила на сторону народа. Особенно важной для победы Февральской революции была реакция на нее рабочих Центрального промышленного района, где сосредоточивалось около половины всего российского пролетариата. В 13 губерниях, составлявших этот район, было свыше 1 млн. фабрично-заводских рабочих. В основе своей это были текстильщики (53%) и металлисты (19%). Женщины и подростки составляли здесь большинство рабочих (56%) [57]. Миллионный отряд пролетариата Центра дружно поддержал столицы. 1 марта забастовали два основных предприятия Подольска — завод «Зингер» и снарядный завод Земгора. Остановились заводы Серпухова, восстал текстильный центр Орехово-Зуево [58]. По призыву комитета РСДРП в Твери прекратили работы Русско-балтийский вагонный завод и текстильная фабрика Переволоцкой мануфактуры. На улицы вышли рабочие фабрик Берга и Морозова. Забурлил пролетарский Нижний Новгород. Из Канавино с красными знаменами и пением революционных песен к зданию Городской думы двинулись огромные толпы сормовских рабочих.

2 марта рабочее движение охватило новые города. Началась стачка в Иваново-Вознесенске. Как только весть о Февральской революции дошла до Урала, большевики Екатеринбурга вышли из подполья и при-/100/

55. История Москвы. Краткий очерк, с. 199.
56. Бурджалов Э. Н. Указ. соч., с. 31. 32.
57. Трукан Г. А. Октябрь в Центральной России, М., 1967, с. 15-17.
58. Бурджалов Э. Н. Указ. соч., с. 167, 168, 178, 180, 196, 221, 232, 241. 247.


зывали рабочих к выступлению. В городе произошла массовая демонстрация рабочих. Забастовали рабочие и других уральских городов. В тот же день волнения охватили крупнейшие города Украины — Киев, Одессу, а также Донбасс.

За сутки революционная волна успела докатиться до самых отдаленных окраин империи. 3 марта начал всеобщую забастовку 100-тысячный интернациональный отряд бакинского пролетариата. На улицах Ташкента и Ашхабада запестрели красные флаги и кумачовые лозунги. По всей Транссибирской магистрали рабочие и солдаты выбирали новые органы власти — Советы рабочих и солдатских депутатов. Так было в Иркутске и Красноярске, Ново-Николаевске и Томске, Чите и Владивостоке.

Начиная свои революционные действия, рабочие и солдаты этих удаленных от центра России городов еще не знали, что 2 марта 1917 г. Николай II отрекся от престола. Долгая, упорная кровавая борьба народов России со своими угнетателями принесла первые плоды. Пролетариат России завоевал для ее народов республику, завоевал политическую свободу. «Россия сейчас,— писал в апреле 1917 г. В. И. Ленин,— самая свободная страна в мире на всех воюющих стран» [59].

Теперь предстояла борьба иного характера. Большевики, руководствуясь ленинским учением о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую и о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране, стали готовить пролетариат России к социалистической революции, к борьбе за установление диктатуры пролетариата и уничтожение эксплуатации человека человеком.

Новые исторические условия, приобретенный большевистской партией и пролетариатом России опыт революционной борьбы наложили заметный отпечаток и на характер рабочего движения в феврале 1917 г. Пролетариат окончательно и бесповоротно освободился от царистских иллюзии. Даже самые темные и отсталые слои его не возлагали теперь никаких надежд на царские милости. Примечательно, что если первая русская революция началась с шествия к Зимнему дворцу, то вторая — с лозунга «Долой царскую монархию!»

Характерным было и другое. После всеобщей стачки на юге России летом 1903 г. рабочее движение после начала русско-японской войны пошло на спад и к концу 1904 г. находилось на сравнительно невысоком уровне до первых дней января 1905 г. Февралю же 1917 г. в течение по меньшей мере двух лет предшествовал неуклонный подъем рабочего движения, перемежавшийся лишь сравнительно кратковременными спадами. Уже за несколько дней до начала революции в стране практически не оставалось ни одного сколько-нибудь крупного промышленного района, не охваченного выступлениями рабочих.

Движению рабочего класса в Февральские дни была свойственна сплоченность и солидарность. Это нашло свое проявление в единстве лозунгов, под которыми ширилось рабочее движение. Не было ни одного митинга, ни одной демонстрации, на которых бы не раздавался подлинно общенациональный клич «Долой самодержавие!» Другим проявлением сплоченности рабочих было то, что выступление питерского пролетариата почти немедленно нашло всероссийский отклик и горячую поддержку. /101/

59. Ленин В.И. ПСС, т. 31. с. 114.

Рабочее движение этого периода нашло поддержку в крестьянстве. Правда, в отличие от первой русской революции, собственно аграрное движение не оказало в начале 1917 г. сильного влияния на борьбу рабочего класса с самодержавием. Но поддержка крестьянством рабочего движения в Февральские дни была чрезвычайно эффективной. Если в первой русской революции только в отдельных воинских частях и гарнизонах вспыхивали единичные бунты, то в Феврале армия, на девять десятых состоявшая из крестьян, единодушно поддержала рабочий класс и начала массовый переход на сторону народа. Союз пролетариата и крестьянства наглядно проявился также в cobmестных действиях рабочего и солдата на улицах Петрограда, Москвы и других городов.

В дни Февральской революции рабочее движение нарастало необычайно быстро. Опыт первой революции, так много давшей для понимания соотношения сознательности и стихийности, привел Ленина к выводу, изложенному им осенью 1907 г.: «Долгий период подготовки сил пролетариата, воспитания и организации его предшествовал тем выступлениям сотен тысяч рабочих, которые нанесли смертельные удары старому самодержавию в России. Долгая, невидная работа руководства всеми проявлениями классовой борьбы пролетариата, работа созидания прочной, выдержанной партии предшествовала взрыву действительно .массовой борьбы и обеспечила условия превращения этого взрыва в революцию» [60].

Многие годы руководимая Лениным партия большевиков работала, уверенная в неизбежности в России буржуазно-демократической революции. Выдающееся значение этой деятельности партии хорошо видно в Февральские дни 1917 г. Если в революционном 1905 году пролетариат прошел путь от мирного шествия к царю до вооруженного восстания и Советов, то вторую революцию рабочий класс начал непосредственно с восстания и образования Советов.

Победив в Февральской революции, рабочий класс России совершил подвиг, имевший колоссальное значение для судьбы страны. Россия быстро превратилась в самую свободную из всех воюющих держав страну. Положение рабочего класса и условия его политической борьбы изменились кардинальным образом. Большевистская партия вышла из подполья и начала широкую организаторскую работу по сплочению рабочего класса на борьбу с капиталом и просвещению более отсталых слоев пролетариата. С поразительной быстротой в стране стали возникать Советы, профессиональные союзы и другие организации рабочего класса.

Победа пролетариата в Февральской революции имела значение и в развитии международного революционного движения. Под ее влиянием в 1917 г. усилился процесс поляризации сил в партиях II Интернационала. Февральская революция стала наглядным примером возможности успешных революционных действий даже в условиях мировой войны, а левое крыло всех партий, входивших во II Интернационал, активизировало борьбу за руководство социал-демократическим движением. И хотя в большинстве партий центристам временно удалось перехватить инициативу революционных элементов, процесс дифференциации среди социал-демократических партий после февральских событий в России ускорился, а после Октябрьской социалистической революции /102/

60. Ленин В.И. ПСС, т. 16, с. 124.
61. История Второго Интернационала, т. II, М., 1966, с. 492.


привел к образованию революционных пролетарских партий нового типа, объединившихся в III Коммунистический Интернационал.

Деятельность большевистской партии в годы мировой войны и феврале 1917 г. показала образец политики, направленной на подготовку к революции. Мировое революционное движение обогатилось ценнейшим опытом борьбы за гегемонию пролетариата, использованным впоследствии рабочими самых различных стран. Февраль вдохнул в измученные мировой бойней народы надежду на близкий мир, на скончание кровавого кошмара, порожденного империализмом. Лозунги, первые а мире провозглашенные русским пролетариатом: «Мир без аннексий и контрибуций!», «Мир без тайных договоров!» — зазвучали на самых различных языках Европы.

Под влиянием Февраля глухое недовольство в Германии переросло в открытую и острую форму. Буквально через несколько недель после победы революции в России кайзеровскую Германию стали сотрясать мощные удары немецкого рабочего класса. В конце марта забастовало около 30 тыс. судостроителей Киля и около 16 тыс. металлистов Магдебурга [62]. В апреле началась забастовка в Берлине, охватившая свыше 50 тыс. человек. Пролетариат столицы поддержали рабочие Лейпцига, Хемница, Пирна, Галля, Данцига, Магдебурга. Всего в этом месяце в забастовках участвовало свыше 400 тыс. человек [63]. «Русские рабочие подали вам замечательный пример,— писали спартаковцы в листовке, распространявшейся среди забастовщиков Лейпцига.— Следуйте их примеру. Выйдите из прусско-германского мрака к сияющей свободе народа!.. Откажитесь работать — и кровопролитие прекратится!» [64].

Первые сообщения о русской революции, появившейся в австрийской печати 15—17 марта (н. ст.) 1917 г., вызвали подъем среди рабочих Вены, Праги, Брно, Львова, Триеста. «Спасение человечества возможно лишь на пути дальнейшего развития русской революции», — эти слова, появившиеся на страницах одной из газет, издававшихся в Австро-Венгрии, выражали мнение многих народов «лоскутной империи» [65]. Обострилось революционное движение и в Болгарии. Пролетариат России подал сигнал к революции, говорилось в декларации парламентской фракции «тесняков», оглашенной В. Коларовым. Болгарские рабочие, продолжал он, посылают «через окопы братские поздравления своим славным учителям». А орган «тесняков» «Работнически вестник» писал, что русский пролетариат «завоевал первое место среди международного пролетариата» и что это место «он, без сомнения, будет занимать о достоинством»

Не менее сильное воздействие оказала победа рабочего класса России и на революционное движение в странах Антанты. «Пример России привлекал многих и поэтому причинял нам серьезную тревогу»,— признавался премьер-министр Англии Д. Ллойд-Джордж. «Инфекция проникла в живое тело нации. Российская революция приободрила группу вечно недовольных в рядах рабочего класса» [67]. В 1917 г. в Англии /103/

62. Эггерт З. К. Борьба партий и классов в Германии в годы первой мировой войны (август 1914 —октябрь 1917 г.). М., 1957, с. 397.
63. Головачев Ф. Ф. Рабочее движение и социал-демократия в Германии в годы первой мировой войны (август 1914 —октябрь 1918 гг.). М., 1960, с. 205—218.
64. Норде и Альберт. Между Берлином и Москвой. К истории германо-советских отношений. М J956. с. 65, 68.
65. Рубинштейн Е. И. Крушение австро-венгерской монархии. М., 1963, с. 170. 66. История Болгарии, т. I. М., 1954. с. 518.
67. Ллойд-Джордж Д. Военные мемуары, т. IV. М., 1935, с. 140.


произошло 730 стачек, бастовало 872 тыс. рабочих — в три раза больше, чем в 1916 г. [68]

Под прямым влиянием Февральской революции рабочее движение во Франции сделало стремительный скачок: в 1917 г. число забастовщиков возросло в 7 раз по сравнению с предыдущим годом (с 40 тыс. до 294 тыс. человек) [69].

Февральская революция способствовала усилению рабочего движения во всех странах мира. Вслед за Романовыми наступил бесславный конец для Гогенцоллернов в Германии, Габсбургов в Австро-Венгрии.

«Рабочие всего мира с восторгом и надеждой смотрят на peволюционных рабочих и солдат России, как на передовой отряд всемирной освободительной армии рабочего класса» [70] — эти слова Ленина определили место пролетариата России в мировом революционном движении во время империалистической войны.

Годы мировой войны и Февральской революции были очень тяжелым, но и очень важным этапом в истории пролетариата России. На него обрушились основные тяготы и беды, принесенные империалистической бойней. Сотни тысяч сынов рабочего класса вынуждены были проливать кровь за чуждые им интересы. Миллионы рабочих, их детей и жен война обрекла на голод, холод, болезнь и смерть от каторжного труда и недоедания. Чем дольше шла война, чем больше царизм посягал на права пролетариата, чем сильнее наживалась буржуазной поте и крови рабочих, тем внимательнее прислушивались рабочие к большевикам.

Война лишь в незначительной степени повлияла на социальный состав пролетариата, в который влились мелкобуржуазные слои города и деревни, но вместе с тем она в значительной степени усилила влияние пролетариата на всю общественную жизнь страны. Несмотря на мобилизации военных лет, основной костяк рабочего класса был сохранен, ибо без него немыслим цикл капиталистического производства. Этот костяк — потомственный пролетариат крупных заводов и фабрик — был цитаделью большевизма. Под руководством большевиков пролетариат выполнил свою историческую миссию и навсегда прекратил спор о том, кто может быть гегемоном в освободительном движении в России. Царскую монархию сокрушил пролетариат. Союзником его был крестьянин и солдат. Либерал к свержению монархии не имел никакого отношения.

«Революция 27 февраля совершилась не нами и против нашей воли, — когда мы готовили другую, дворцовую революцию» [71], — признавал один из столпов русского либерализма — П. Н. Милюков.

Совершив Февральскую революцию, рабочий класс России доказал правоту революционных русских социал-демократов — большевико. На следующем этапе своей истории пролетариат возглавил социалистическую революцию, начал и успешно продолжил борьбу за социализм, за построение в России такого общества, о котором уже века мечтали лучшие умы человечества. /104/

68. Черменский Е.Д. Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. в России. М., 1959. с. 250.
69. Мировая война (в цифрах). М.-Л., 1934, с. 88.
70. Ленин В. И. ПСС, т. 31., с. 187.
71. Цит. по: Черменский Е. Д. Указ. соч., с. 124.


Вопросы истории. №5. 1977. С. 89-104

Изменено пользователем Военкомуезд



Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.