Саблин А.Ю. Юнкера омских школ прапорщиков в Гражданской войне на Востоке России // Северные архивы и экспедиции. 2021. Т. 5. No 4. С. 133-144.

   (0 reviews)

Военкомуезд

ЮНКЕРА ОМСКИХ ШКОЛ ПРАПОРЩИКОВ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ НА ВОСТОКЕ РОССИИ

Саблин Александр Юрьевич [1]


Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского Омский государственный аграрный университет им. П.А. Столыпина

Аннотация

Данная публикация представляет собой попытку проследить коллективную судьбу обучающихся (юнкеров) и начальствующего состава 1-й и 2-й Омских школ подготовки прапорщиков пехоты в период с ноября 1917 г., т.е. с момента расформирования школ в октябре и ноябре и антибольшевистского выступления 2-й Омской школы прапорщиков 1-3 ноября 1917 г., до середины 1918 г., когда в Омске был сформирован т.н. «Отряд при 2-й школе прапорщиков». В статье прослеживаются судьбы отдельных офицеров вплоть до середины 20-х гг. Методологическая концепция публикации - это совокупность антропологического подхода и описательно-повествовательного метода. Источниковую базу в отношении судеб рядового и офицерского состава омских школ составили опубликованные воспоминания М.М. Басова, материалы сибирской периодической печати рассматриваемого периода, опубликованная делопроизводственная документация органов ОГПУ УССР. В отношение Отряда при 2-й (Омской) школе прапорщиков новые данные удалось выявить в неопубликованных источниках, хранящихся в Российском государственном военном архиве (РГВА), в частности фонд № 39498 «Управление 2 отдельного]. Степного Сибирского корпуса» и фонд № 39617 «Штаб Сибирской армии». В результате проведенного исследования удалось установить, что значительная часть обучающихся (юнкеров), выпускники (прапорщики) и отдельные офицеры омских школ к началу полномасштабной Гражданской войны в Сибири в июне 1918 г. находились на территории Западной Сибири, в частности, в Омске. Они составили «ядро» т.н. «Отряда при 2-й школе прапорщиков, на основе которого в июне 1918 г. был сформирован 3-й Степной Сибирский стрелковый полк, переименованный позднее в 15-й Курганский Сибирский стрелковый полк. Некоторые участники событий 1-3 ноября 1917 г. в Омске были подвергнуты в мае 1918 г. следствию и суду. В заключении подчеркивается, что для Омска формации лета 1918 г. 2-я Омская школа подготовки прапорщиков пехоты стала одним из армейских символов антибольшевистской борьбы. Публикация адресована широкому кругу читателей, в числе которых — специалисты по истории Русской (императорской) армии, Первой мировой и Гражданской войны, белого движения, краеведы.


Ключевые слова

Военная антропология, юнкера, офицерство, Гражданская война, белое движение, школы прапорщиков, Омск.


1. Sablin A.Y., 2021. Correspond author E-mail accress: a sablin2014@yancex.ru. Northern Archives anc Expections. All rights reserved.

Постановка проблемы

В годы Гражданской войны целый ряд воинских частей — в первую очередь гвардейских и кавалерийских — Русской (императорской) армии был возрожден участниками антибольшевист-/134/-ского движения как на Юге, так и в Сибири. Первые из них — гвардейцы — отличались наиболее сильным корпоративным духом; вторые — кавалеристы — в наибольшей степени смогли сохранить свои кадры. Кроме того, «офицеры всех этих полков, — как пишет историк С.В. Волков, — по обстоятельствам происхождения и образования (в большинстве потомственные военные, окончившие кадетские корпуса) отличались наибольшей непримиримостью к большевикам и дали, по сравнению с другими частями, наибольший процент участников Белого движения» (Volkov. Predisloviye, 2002: 3). Что касается ситуации с заурядными армейскими частями, в частности, с пехотой, то здесь отличительной особенностью было то, что за годы Первой мировой войны она почти полностью лишилась своих кадровых офицеров — носителей традиций полка. Кроме того, подавляющее большинство этих армейских частей было сформировано уже в годы войны; офицерский состав в них был «случаен» (активно пополняемый гражданскими лицами, в том числе, из крестьянско-мещанской среды). В силу этого устоявшиеся полковые традиции утрачивались.

Но существовала еще одна категория воинских учреждений Русской (императорской) армии, история которых, несмотря на условия Гражданской войны, была продолжена — это военно-учебные заведения, в первую очередь множество кадетских корпусов, некоторые военные училища и, наконец, школы прапорщиков. Остановимся на последних. Наш выбор не случаен, ведь именно школы прапорщиков, сыгравшие важную роль в подготовке командно-административного состава армии, к сожалению, не удостоились пристального внимания историографии.

Стоит отметить, что из 38 школ подготовки прапорщиков, которыми располагала Русская (императорская) армия к 1 января 1917 г., так или иначе продолжили свою историю в период Гражданской войны в рядах белых или национальных армий пять таких военно-учебных заведений. Эвакуированная из Киева в Таганрог в ноябре 1917 г. 3-я Киевская школа прапорщиков, которая изначально являлась структурной единицей Русской императорской армии (позднее — с февраля 1917 г. — Революционной армии свободной России), подчинявшаяся Главному управлению Генерального штаба и по сути втянутая в большую гражданскую войну восставшими в январе 1918 г. в Таганроге большевиками, в феврале 1918 г. при переформировании Добровольческой армии частично вошла в состав 2-й роты Сводно-офицерского полка, а частично — в Юнкерский батальон (Volkov. Kommentarii, 2002: 559; Gagkuyev, 2012: 645, 646). В 1918 г. в Екатеринодаре на базе 1-й Киевской «Софийской» школы прапорщиков и Екатеринодарской школы прапорщиков казачьих войск были сформированы Кубанско-Софийское и Кубанское генерала М.В. Алексеева военные училища, соответственно (Volkov. Kommentarii, 2002: 558, 560; Popov, 2002: 340, 341; Strelyanov (Kalabukhov); Andreyev).

В октябре 1917 г. в Киеве была украинизирована 2-й Киевская школа прапорщиков, на базе которой позднее была сформирована 1-я Украинская воинская школа им. Богдана Хмельницкого, сыгравшая заметную роль в вооруженном столкновении войск Центральной рады с частями 2-й революционной армии Советской России под ст. Круты в январе 1918 г. (Tatarov, 2020: 25; GIAOO. CIF. D. 3328. Prikaz voyskam Omskogo voyennogo okruga № 682 ot 10 oktyabrya 1917 g.; Герасименко, 2005: 105; Садикова, 2018: 115).

Наконец, в июне 1918 г. в Омске продолжила свою историю еще одна подобная воинская часть — 2-я Омская школа прапорщиков, на базе которой был сформирован т.н. «Отряд при 2-й школе прапорщиков» (Simonov, 2008: 260; Simonov, 2010: 203). И, если участие уже в Гражданской войне четырех первых школ, так или иначе, отражено в литературе, то об Отряде при 2-й школе прапорщиков существуют лишь незначительные упоминания. Цель данной статьи — восполнить этот пробел, т.е. 1) охарактеризовать деятельность юнкеров и начальствующего состава

1-й и 2-й Омских школ прапорщиков с момента фактического расформирования школ в октябре и ноябре 1917 г., вплоть до создания в июне 1918 г. белой Западно-Сибирской отдельной армии и вышеупомянутого отряда в частности; 2) проследить формирование, фронтовой путь и конец Отряда при 2-й школе прапорщиков в составе белой Западно-Сибирской отдельной армии.

Источниковую основу нашего исследования составили источники, хранящиеся в Российском /135/ государственном военном архиве (РГВА), в частности фонд № 39617 «Штаб Сибирской армии» и фонд № 39498 «Управление 2 отдельного]. Степного Сибирского корпуса», а также материалы сибирской периодической печати рассматриваемого периода.

Проблематика исследования видится нами в изучении адаптации чинов бывшей Русской (императорской) армии в новых реалиях послеоктябрьской России.

Если обратиться к историографии вопроса, которая бы непосредственно касалась темы нашего исследования, то мы здесь в первую очередь можем назвать работы Д.Г Симонова (Simonov, 2008; Simonov, 2010). Так, он называет дату формирования этой части — 11 июня 1918 г., ее командира на 15 июня 1918 г. — штабс-капитана Алексея Васильевича Пятницкого, озвучивает приказ полковника П.П. Иванова-Ринова капитану П.Г Дорофееву «принять роту фронтовиков и отряд, формируемый при 2-й школе прапорщиков, и в двухнедельный срок привести 3-й Степной [Сибирский] стрелковый полк в боевую готовность» (Simonov, 2008: 260; Simonov, 2010: 203). В статье «К вопросу о возникновении Степного корпуса белой Сибирской армии (июнь 1918 г.)» Д.Г Симонов приводит командный и начальствующий состав Отряда при 2-й школе прапорщиков по состоянию на 19-20 июня 1918 г. (Simonov, 2008: 263). В статье А.Ю. Саблина делается предположение, что Отряд при 2-й школе прапорщиков был не просто «объединен» с ротой фронтовиков под общим командованием капитана П.Г Дорофеева, а был включен в состав 3-го Степного Сибирского стрелкового полка (Sablin, 2019: 113).

На наш взгляд, благодаря введению в научный оборот новых источников, осмысление истории омских школ прапорщиков выходит сегодня на новый этап (См. напр.: Sablin, 2021). Опыт работы научных форумов в Омске показывает, что именно события Революции и Гражданской войны — экстраординарного для нашей страны периода 1917-1920 гг. — привлекают наибольшее внимание как академических специалистов, так и общественности (Mashkarin, 2020; Petin, 2020). Вместе с тем установление исторической правды на основе архивных документов играет важную роль в деле противодействия ошибочным представлениям о Гражданской войне в России (Об этом: Petin, Stelmak, 2018). Этим обусловлена актуальность исследования.

Методологическую основу исследования составили описательно-повествовательный метод и антропологический подход.

Основная часть

Очевидно, что история 2-й Омской школы прапорщиков, которая получила свое дальнейшее воплощение в июне 1918 г. в Омске в качестве Отряда при 2-й школе прапорщиков, несколько отличается от истории приведенных выше школ подготовки прапорщиков, которые располагались на территории Европейской части России. В последнем случае мы наблюдаем непрерывность не только образовательного процесса, даже если юнкерам приходилось осваивать военную науку непосредственно на практике - на поле боя, но и всего бытования этих образовательных организаций как целостных структурных единиц. В случае же со 2-й Омской школой прапорщиков дело обстоит иначе. Как известно, на конференции, которая проходила в Омске с 13 по 15 ноября 1917 г., представителями гарнизонных комитетов Омского военного округа было принято решение о расформировании школы (Khayrullin, 1957: 65; Shornikov, 1963: 492, 493; Chizhov, 1968: 77, 78; Batalov, 1978: 198). Таким образом, школа в новом качестве продолжила свою историю после того, как прошло более полугода после коллегиального решения о ее закрытии.

Справедливо задать вопрос: почему в новом качестве была возрождена именно 2-я, а, скажем, не 1-я Омская школа прапорщиков, которая de facto была расформирована не позднее конца октября 1917 г. в централизованном порядке в соответствии с решением военного министра генерал-майора А.В. Верховского (GIAOO. CIF. D. 3328. Prikaz voyskam Omskogo voyennogo okruga № 682 ot 10 oktyabrya 1917 g.; GIAOO. CIF. D. 3325. Prikaz voyskam Omskogo voyennogo okruga № 681 ot 16 oktyabrya 1917 g.)? Кроме того, следует обратить внимание на статус этой новой милитаризированной единицы. Это было уже не военно-учебное заведение, а воинская часть, которая /136/ могла самостоятельно решать определенные боевые задачи. Формулировка «Отряд при 2-й школе прапорщиков» — это была, по сути, положительная оценка действий юнкеров школы 1-3 ноября 1917 г., которая сложилась совершенно естественным образом на начальном этапе военного строительства антибольшевистских сил в Западной Сибири летом 1918 г. Здесь также следует учесть, что 2-я Омская школа прапорщиков была расформирована позже 1-й и, как уже было сказано, приняла непосредственное участие в первых проявлениях социального антагонизма в Сибири.

Итак, в соответствии с Приказом 2-му Степному Сибирскому корпусу за № 14 от 11 июня 1918 г. всем бывшим юнкерам и офицерам 1-й и 2-й Омских школ прапорщиков, находящимся на тот момент в Омске, предписывалось 13 июня 1918 г. к 9 часам утра явиться в канцелярию 2-й Омской школы прапорщиков, которая располагалась на территории, упраздненной в середине XIX в. крепости, «для сформирования из них отрядов, для увеличения которых приглашаются все бывшие военнослужащие, не служившие в частях красной гвардии и армии не моложе 18 лет» (Prikaz 2-mu Stepnomu Sibirskomu korpusu № 14 ot 11 iyunya 1918 g.).

Следует задать вопрос: какое количество бывших юнкеров и офицеров 1-й и 2-й Омских школ прапорщиков находилось летом 1918 г. в Омске, из которых был сформирован т.н. «Отряд при 2-й школе прапорщиков»?

960158_original.png

Рис. 1. А. В. Селецкий в бытность курсовым офицером 2-й Омской школы прапорщиков. 1917 г. Источник: Мачульская Е. Забытая осада // Вечерний Омск. 15 ноября 2017. № 46, с. 25.

Известно, что в мае 1918 г. в Омске велся судебный процесс «по громкому делу о вооруженном контрреволюционном выступлении 1-2 ноября 1917 г. в Омске». «После ареста, — как указывает А.А. Штырбул, — руководители восстания были направлены в Томскую тюрьму, но затем переведены обратно в Омск» (Shtyrbul, 2008: 311). Так, известно, что бывший курсовой офицер 2-й Омской школы прапорщиков штабс-капитан Антон Васильевич Селецкий (Рис. 1) был приговорен к двум годам принудительных работ при региональном комиссариате по военным делам; бывший курсовой офицер этой же школы прапорщик (штабс-капитан) Георгий Сергеевич Кандауров был приговорен к трем годам принудительных работ при местной тюрьме; бывший офицер этой же школы штабс-капитан Алексей Васильевич Пятницкий был также приговорен к двум годам принудительных работ при местной тюрьме (Shtyrbul, 2008: 311). Один из арестованных — капитан Виктор Валерианович Градусов (Рис. 2), — который вероятно совмещал в 1917 г. должность военного следователя Омского военно-окружного суда с должностью офицера 2-й Омской школы прапорщиков, умер весной 1918 г. в тюрьме от тифа (Shtyrbul, 2008: 311). Сам же начальник 2-й Омской школы прапорщиков, штабс-капитан Леонид Владимирович Селиванов (Рис. 3), который занимал эту должность с 19 июля 1917 г., а до этого с 15 сентября 1916 г. являлся курсовым офицером 2-й Омской школы прапорщиков вплоть до расформирования школы de jure 2 апреля 1918 г., к началу судебного процесса в мае 1918 г. находился в Омске (GIAOO. CIF. D. 3324. Prikaz voyskam Omskogo voyennogo okruga № 465 ot 19 iyulya 1917 g.; Delo o yunkerskom vosstanii (Prodolzheniye). 28/05/1918: 3, 4).

Что касается переменного состава, то ситу-/137/-ация здесь была следующей. Один из обвиняемых, активный участник событий 1-3 ноября 1917 г., юнкер 2-й Омской школы прапорщиков Дмитрий Николаевич Аристов, не был привлечен к суду, поскольку «сбежал» (Delo o yunkerskom vos-stanii (Prodolzheniye). 16/05/1918: 2). Остальные же рядовые участники событий в конце 1917 г. «представляли из себя вполне деморализованную массу. Они группами и по одиночке пошли по домам, следом за теми солдатами, которых так недавно называли "серой скотиной, тянущейся к водопою". Часть ушла к Корнилову. Остатки жили в школе в такой грязи, что помещение далеко превосходило своим безобразием самую запущенную казарму. <...> Постановление о расформировании школы не застало в ней ни одного человека» (Basov, 1922: 88). Юнкера же последнего выпуска 1-й Омской школы прапорщиков, который состоялся 16 октября 1917 г., «разъехались по домам в отпуск. И пожалуй, — как заключает М.М. Басов, — большая часть [из] [н]их осталась в Омске» (Basov, 1922: 85). Участия в событиях 1-3 ноября 1917 г. они не принимали.

960363_original.png

Рис. 2. В. В. Градусов в бытность офицером 2-й Омской школы прапорщиков. 1917 г. Из фондов Омского государственного историко-краеведческого музея.

960756_original.png

Рис. 3. Л. В. Селиванов в бытность начальником 2-й Омской школы прапорщиков. 1917 г. Источник: Мачульская Е. Забытая осада // Вечерний Омск. 15 ноября 2017. № 46, с. 25.

Итак, с 11 июня 1918 г. в Омске в соответствии с Приказом по 2-му Степному Сибирскому корпусу № 20 от 15 июня 1918 г. началось формирование «2-й школы прапорщиков». Ее начальником был назначен бывший офицер этой школы штабс-капитан Алексей Васильевич Пятницкий (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 89. L. 8).

Формирование отряда продолжалось всю вторую декаду июня 1918 г. В строевом отношении отряд представлял собой две роты (Simonov, 2008: 263). Д.Г Симонов приводит список командного и начальствующего состава Отряда при 2-й школе прапорщиков по состоянию на 19-20 июня 1918 г. Начальник отряда — штабс-капитан Алексей Васильевич Пятницкий; адъютант отряда — штабс-капитан Василий Борисович Воббуль; начальник хозяйственной части отряда — подполковник Александр Иванович Соловьев; командир 1-й роты — поручик Степан Давыдо-/138/-вич Субботин; командир 2-й роты — штабс-капитан Георгий Сергеевич Кандауров (Simonov, 2008: 263). Можно с большой долей уверенности сказать, что кроме штабс-капитанов А.В. Пятницкого и ГС. Кандаурова никто из названных лиц ранее не являлся офицером 1-й либо 2-й Омских школ прапорщиков.

К 19:00 17 июня 1918 г. отряд находился в резерве в Омске. К этому времени он насчитывал офицеров командного состава 12 чел.; рядовых бойцов — 103 чел.; из них офицеров на должности рядовых бойцов — 63 чел.; нестроевых: один солдат и один чиновник. Итого 117 чел. Кроме того, отряд насчитывал четыре пулемета и шесть обозных лошадей, 200 винтовок и 6 тыс. патронов к ним (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 52. L. 79ob.; RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 48. L. 47).

Поскольку звание юнкера не являлось офицерским чином и все юнкера последнего несостоявшегося выпуска, который был намечен на 10 ноября 1917 г., были произведены в этот чин уже позднее, во второй половине 1918 г., можно сделать предположение, что из общей численности «штыков» отряда — 103 человека — только 40 человек являлись бывшими юнкерами 2-й Омской школы прапорщиков. Остальные же чины отряда были, вероятно, произведенные в чин прапорщика 16 октября 1917 г. и оставшиеся в Омске юнкера 1-й Омской школы прапорщиков, случайные офицеры, оказавшиеся на тот момент в Омске, в том числе бывшие воспитанники 1-й и 2-й Омских школ прапорщиков — уроженцы Западной Сибири, получившие офицерский чин и вернувшиеся после демобилизации армии в Омск, а также офицеры этих школ, которые входили в их постоянный состав на протяжении 1915-1917 гг.

19 июня 1918 г. последовал очередной Приказ по 2-му Степному Сибирскому корпусу № 26, который предписывал «отряд, формируемый при 2[-й] школе прапорщиков и отряд фронтовиков принять командиру 3[-го] Степного Сибирского стрелкового полка Капитану [П.Г] Дорофееву, которому привести полк в боевую готовность в двухдневный срок» (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 89. L. 12).

Поскольку по состоянию на 18 июня 1918 г. Отряд при 2-й школе прапорщиков насчитывал 12 чел. командного состава, 103 «штыка», четыре пулемета, нестроевых — 2 чел., а 3-й Степной Сибирский стрелковый полк к 18.00 на 20 июня 1918 г. имел точно такой же состав и численность — 12 человек командного состава, 103 «штыка», 0 «сабель», 2 невооруженных и четыре пулемета, можно с точностью сказать, что Отряд при 2-й школе прапорщиков был не просто «принят» командиром 3-го Степного Сибирского стрелкового полка капитаном П.Г Дорофеевым, а стал непосредственно его основой (RGVA. F 39498. Op. 1. D. 52. L. 1ob., 6). Кроме того, на это указывает примечание к Боевому составу Западно-Сибирской отдельной армии к 18:00 21 июня 1918 г. В этой таблице напротив 3-го Степного Сибирского стрелкового полка стоит примечание «сюда влился отряд школы Пятницкого» (RGVA. F 39617. Op. 1. D. 58. L. 123, 185).

К 24 июня 1918 г. 3-й Степной Сибирский стрелковый полк «находился в движении из Омска на фронт (Ишим)» и насчитывал 18 чел. командного состава, 315 «штыков», 12 «сабель», 8 невооруженных бойцов и шесть пулеметов (RGVA. F 39498. Op. 1. D. 52. L. 13). К 18:00 25 июня 1918 г. полк находился на Ишимском фронте генерал-майора ГА. Вержбицкого. Полк входил в состав 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии и являлся в ней самым малочисленным (RGVA. F 39498. Op. 1. D. 52. L. 15, 21, 31).

К 16 июлю 1918 г. 3-й Степной Сибирский стрелковый полк также находился на Ишимском фронте и насчитывал 375 «штыков», в том числе 222 офицера и 179 добровольцев (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 48. L. 31).

На 30 июля 1918 г. полк в строевом отношении представлял собой только кадр — четыре роты, которые насчитывали в своих рядах 424 «штыка», в том числе 225 офицеров, 187 добровольцев и 12 чиновников. Из них были вооружены 359 чел (RGVA. F 39498. Op. 1. D. 51. L. 149; RGVA. F 39498. Op. 1. D. 48. L. 27). Полку в составе «средней колонны» была поставлена задача: наступать вдоль Ирбитского тракта от деревни Квашнинской, «отрезав эту группу от Богдановичевской (крупная узловая ж/д станция Богданович. — А.С.) группы противника» (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 51. L. 149).

В соответствии с Приказом по 2-му Степно-/139/-му Сибирскому корпусу № 91 от 31 июля 1918 г. капитан П.Г Дорофеев был назначен и.о. начальника гарнизона Славгорода. Новым командиром 3-го Степного Сибирского стрелкового полка был назначен полковник Иннокентий Константинович Смолин (Муттерперль) (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 89. L. 86).

Приказом по Войскам Сибирской армии № 49 от 29 августа 1918 г. 1-я Степная Сибирская стрелковая дивизия была переименована в 4-ю Сибирскую стрелковую дивизию, а 3-й Степной Сибирский стрелковый полк  в 15-й Курганский Сибирский стрелковый полк (RGVA. F. 39617. Op. 1. D. 256. L. 24ob.).

К 1 сентября 1918 г. полк находился на Западном фронте генерал-майора ГА. Вержбицкого на направлении Егоршино — Ирбитский завод — Алапаевск. К этому времени полк насчитывал 300 «штыков», в том числе 149 офицеров и 151 солдат; 46 «сабель», в том числе 12 офицеров и 34 солдата; 55 человек в составе пулеметной команды, в том числе 12 офицеров и 43 солдата; технических войск — 10 человек, все — «солдаты»; нестроевых — 87 человек, в том числе 84 офицера и 3 солдата (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 48. L. 1, 3).

К 30 сентября 1918 г. 15-й Курганский Сибирский стрелковый полк, который напрямую вел свою историю от Отряда при 2-й школе прапорщиков, а тот в свою очередь от 2-й Омской школы прапорщиков, насчитывал 134 чел. командного состава, 1900 «штыков» и 4554 невооруженных (RGVA. F. 39498. Op. 1. D. 48. L. 7).

Безусловно, бывшие воспитанники и офицеры 1-й и 2-й Омских школ прапорщиков, которые, так или иначе, оказались в июне 1918 г. в Западной Сибири, растворились в массе мобилизованных и других добровольцев. Тенденция показывает, что все юнкера 2-й Омской школы прапорщиков, которые не были произведены в чин обер-офицера — прапорщика в результате контрреволюционного выступления школы 1-3 ноября 1917 г., были позднее произведены в положенный им чин (Prikaz 2-mu Stepnomu Sibirskomu korpusu № 97 ot 6 avgusta 1918 g.; Prikaz Sibirskomu kazach'yemu voysku № 397 ot 2 oktyabrya 1918 g.; Prikaz Sibirskomu kazach'yemu voysku № 488 ot 11 dekabrya 1918 g.). Судьбу же подавляющей части офицеров школы после начала Гражданской войны доподлинно проследить не удалось. Например, штабс-капитан А.В. Селецкий, бывший офицер 2-й Омской школы прапорщиков в ноябре 1917 г., по свидетельству М.М. Басова, был расстрелян партизанами около Канска (Basov, 1922: 85). Бывшие офицеры этой же школы штабс-капитаны А.В. Пятницкий и ГС. Кандауров являлись в июне 1918 г. первый — командиром, а второй — командиром роты Отряда при 2-й школе прапорщиков (Simonov, 2008: 263). Их дальнейшая судьба неизвестна. А, например, командир 2-й роты 1-й Омской школы прапорщиков Николай Иннокентьевич Андреев (Рис. 4) в чине полковника белой Сибирской армии в конце 1919 г. был взят в плен, прошел регистрацию при особом отделе 5-й армии РККА и был отнесен ко 2-му разряду. На август 1920 г. являлся помощником командира роты особого назначения при Иркутском губвоенкомате. В октябре 1921 г. назначен заведующим демографической секцией Рыбинского губернского статистического бюро. 10 июля 1922 г. ему было отказано в снятии с особого учета (RGVA. F. 7. Op. 8. D. 94. L. 404-406; RGVA. F. 39466. Op. 2. D. 5. L. 4-8; RGVA. F. 40215. Op. 1. D. 83. L. 101-111ob.). По некоторым данным Н.И. Андреев был расстрелян 5 декабря 1927 г. Погребен на Ваганьковском кладбище в общей могиле.

Сложной оказалась судьба выпускника и курсового офицера 1-й Омской школы прапорщиков В.Б. Оссовского, служившего на административно-тыловых должностях в Сибирской армии [2], а затем после сдачи в плен под Красноярском непродолжительно служившего в РККА. После ареста ОмгубЧК в 1921 г. бывший поручик Оссовский пытался состояться в Омске в качестве советского служащего; не избежав повторного ареста органами ОГПУ в 1933 г., тем не менее, он, проведя 10 лет на Бамлаге, вышел на свободу и умер в 1950-е гг. (Petin, 2015).

Что же касается последнего начальника 2-й Омской школы прапорщиков Л.В. Селиванова, то о нем известно, что он служил в армии Кол-/140/

2. Мы полагаем, что «неучастие» В.Б. Оссовского в боевых действиях Гражданской войны — прямое следствие протекции со стороны его тестя, полковника М.К. Гомбинского (Об этом: Petin, 2017).

чака, последний чин в этой армии тот же — штабс-капитан, с января 1925 г. состоял на особом учете в Уманском ГПУ (УССР), в середине 1920-х гг. проживал по адресу: Умань, ул. Урицкого, 43 (Kniga ucheta lits, sostoyavshikh na osobom uchete byvshikh belykh ofitserov v organakh GPU Ukrainy, 2012: 1664, 1665).

960964_original.png

Рис. 4. Н.И. Андреев в бытность офицером-воспитателем 1-го Сибирского (Омского) кадетского корпуса. 1912 г. Источник: Сайт «Офицеры РИА».

Заключение

Как показывает опыт современных документально-архивных исследований, военная история Гражданской войны, несмотря на свою популярность в академической среде, еще наполнена многочисленными открытиями. В частности, по примеру Омска, можно сказать, что обращения к анализу массивов документов может сформировать новые взгляды на, казалось бы, устоявшиеся проблемы (См. напр: Alekseeva, Zhuravlev, Susko, 2018; Susko, 2021). Это относится и к исследуемому в данной статье вопросу. «Историю невозможно переписать, её можно дописать» — применительно к нашему случаю эти слова петербургского историка и публициста Юлии Кантор звучат полностью справедливо [Kantor, 2019: 13].

Подводя итоги, отметим, деятельность юнкеров омских школ прапорщиков после расформирования школ в октябре и ноябре 1917 г. во многом охарактеризовал уже М.М. Басов — сам бывший юнкер 2-й Омской школы прапорщиков и участник событий 1-3 ноября 1917 г. в Омске. В его мемуарах, которые были опубликованы к очередной годовщине Октября, читаем: «Через три дня юнкера представляли из себя вполне деморализованную массу», «они группами и по одиночке пошли по домам», «часть ушла к Корнилову» (Basov, 1922: 88). Часть активных участников ноябрьских событий, как например, юнкер Д.Н. Аристов, скрылась, а часть была привлечена к суду. Что же касается юнкеров 1-й Омской школы прапорщиков, которые были произведены в чин прапорщика 16 октября 1917 г., то, как свидетельствует М.М. Басов, «большая часть их осталась в Омске»; «никакого участия в движении второй школы [они] не принимали» (Basov, 1922: 85). Учитывая все это, а также то, что большинство юнкеров являлись уроженцами Западной Сибири, можно заключить, что к началу формирования белой Западно-Сибирской армии в июне 1918 г. определенная их часть, — а мы в нашем исследовании установили их численность — 40 человек - находилась в Омске и вступила в формируемый Отряд при 2-й школе прапорщиков. Сама же это воинская часть, несмотря на свое название и как видно из Приказа 2-му Степному Сибирскому корпусу за № 14 от 11 июня 1918 г., состояла их юнкеров как 1-й, так и 2-й Омских школ прапорщиков, добровольцев, случайных офицеров и т.п. Отряд стал основой 3-го Степного Сибирского стрелкового полка, который был позднее переименован в 15-й Курганский Сибирский стрелковый полк, действовавший в те-/141/

3. На территории УССР Л.В. Селиванов после окончания Гражданской войны оказался не случайно. Он, как показывает «Книга учета лиц, состоявших на особом учете бывших белых офицеров в органах ГПУ Украины», уроженец с. Михайловка Мелитопольского уезда Таврической губ.

чение лета и осени 1918 г. на Западном (Ишимском) фронте белой армии. Остается добавить, что, если в июне 1918 г. по образцу и в честь 2-й Омской школы прапорщиков и ее участия в событиях 1-3 ноября 1917 г. в Омске была названа целая воинская часть, то очевидно, что эта часть и являлась для города и региона в целом своего рода символом контрреволюционной борьбы.
References

1. Alekseyeva, O.A., Zhuravlev, Ye.N., Sushko, A.V. Retsenziya: «”Belyye ofitsery — krasnaya vlast'”: imennoy ukazatel' k fondam Istoricheskogo arkhiva Omskoy oblasti (konets 1919 g. — 1920-ye gg.)» — Omsk, «Amfora», 2017 [Review: "White officers are red power”: a personal index to the funds of the Historical Archives of the Omsk Region (late 1919 - 1920s)” — Omsk, "Amphora”, 2017] // Severnyye arkhivy i ekspeditsii [Northern Archives and Expeditions]. 2018, 2, 3, pp. 44-55. [In Russian].

2. Andreyev, A.O. Kubanskoye generala M. V. Alekseyeva voyennoye uchilishche (Yekaterinodarskaya shkola praporshchikov), 1915-1931 gg. [Kuban General M.V. Alekseev military school (Yekaterinodar school of ensigns), 1915-1931]. URL: http://www.myekaterinodar.ru/ekaterinodar/artides/ekaterinodar-kubanskoe-generala-m-v-alekseeva-voennoe-uchilishe-1915-1931-gg/ (accessed 13 August 2021). [In Russian].

3. Basov, M.M. K istorii yunkerskikh vosstaniy v Sibiri [On the history of cadet uprisings in Siberia] // Sibirskiye ogni [Siberian lights]. 1922, 4, pp. 84-88. [In Russian].

4. Batalov, A.N. Bor'ba bol'shevikov za armiyu v Sibiri (1916 — fevral' 1918 g.) [The struggle of the Bolsheviks for the army in Siberia (1916 — February 1918)]. Novosibirsk, Publishing house "Science”, 1978, 258 p. [In Russian].

5. Chizhov, I.G. Soldaty Omskogo garnizona v Oktyabr'skoy revolyutsii [Soldiers of the Omsk garrison in the October Revolution] // Bor'ba za vlast' Sovetov v Sibiri i na Dal'nem Vostoke [Struggle for Soviet power in Siberia and the Far East]. Tomsk, TSU Publishing House, 1968, pp. 39-80. [In Russian].

6. Delo o yunkerskom vosstanii (Prodolzheniye) [The Case of the Junker Uprising (Continued)] // Izvestiya Zapadno-Sibirskogo i Omskogo oblastnogo ispolnitel'nogo komitetov sovetov krest'yanskikh, rabochikh i soldatskikh deputatov i Omskogo soveta rabochikh, soldatskikh i krest'yanskikh deputatov [News of the West Siberian and Omsk Regional Executive Committees of the Soviets of Peasants, Workers' and Soldiers' Deputies and the Omsk Council of Workers', Soldiers' and Peasants' Deputies]. Omsk. 1918. May, 16. No number. [In Russian].

7. Delo o yunkerskom vosstanii (Prodolzheniye) [The Case of the Junker Uprising (Continued)] // Izvestiya Zapadno-Sibirskogo i Omskogo oblastnogo ispolnitel'nogo komitetov sovetov krest'yanskikh, rabochikh i soldatskikh deputatov i Omskogo soveta rabochikh, soldatskikh i krest'yanskikh deputatov [News of the West Siberian and Omsk Regional Executive Committees of the Soviets of Peasants, Workers' and Soldiers' Deputies and the Omsk Council of Workers', Soldiers' and Peasants' Deputies]. Omsk. 1918. May, 28. No. 95. [In Russian].

8. Gagkuyev, R.G. Beloye dvizheniye na Yuge Rossii. Voyennoye stroitel'stvo, istochniki komplektovaniya, sotsial'nyy sostav. 1917-1920 gg. [White movement in the South of Russia. Military construction, sources of manning, social composition. 1917-1920]. Moscow, Commonwealth "Posev”, 2012, 704 p. [In Russian].

9. Kantor, Yu.Z. «Istoriyu nevozmozhno perepisat', yeyo mozhno dopisat'...» ["History cannot be rewritten, it can be added..."] // Omskiy nauchnyy vestnik. Seriya Obshchestvo. Istoriya. Sovremennost' [The Journal Omsk Scientific Bulletin. Series Society. History. Modernity], 2020, 4, 1, pp. 9-15. [In Russian].

10. Khayrullin, N.B. Bol'sheviki Omska v period Oktyabr'skoy revolyutsii [The Bolsheviks of Omsk during the October Revolution]. Omsk, Omsk Regional Book Publishing House, 1957, 116 p. [In Russian].

11. Kniga ucheta lits, sostoyavshikh na osobom uchete byvshikh belykh ofitserov v organakh GPU Ukrainy [The register of persons who were on special account of the former white officers in the organs of the GPU of Ukraine]. Vol. 4. Kharkiv, SAGA Publishing House, 2012, 24, 595, 3 p. [In Russian]. /142/

12. Mashkarin, M.I. «Smuta 20 veka» v Sibiri: vzglyad skvoz' dokumental'noye naslediye (istoriko-arkhivnyye konferentsii v Omske po istorii Revolyutsii i Grazhdanskoy voyny v Rossii) ["Troubles of the 20th century” in Siberia: a look through the documentary heritage (historical and archival conferences in Omsk on the history of the Revolution and the Civil War in Russia)] // Omskiy nauchnyy vestnik. Ser. Obshchestvo. Istoriya. Sovremennost' [Omsk Scientific Bulletin. Series Society. History. Modernity]. 2020, 5, 1. pp. 70-74. [In Russian].

13. Petin, D.I. 100-letiye Grazhdanskoy voyny v Sibiri: nauchno-prosvetitel'skaya refleksiya v Omske (2019) [100th anniversary of the Civil War in Siberia: scientific and educational reflection in Omsk (2019)] // Severnyye arkhivy i ekspeditsii [Northern archives and expeditions]. 2020, 4, 2, pp. 131-142. [In Russian].

14. Petin, D.I. Lichnoye delo litsa, lishennogo izbiratel'nykh prav, kak informatsionnyy kompleks v prakticheskoy genealogii (na primere sud'by kadrovogo ofitsera Russkoy imperatorskoy armii M. K. Gombinskogo) [The personal file of a person deprived of voting rights as an information complex in practical genealogy (on the example of the fate of a career officer of the Russian Imperial Army M. K. Gombinsky)] // Omskiy nauchnyy vestnik. Ser. Obshchestvo. Istoriya. Sovremennost' [Omsk Scientific Bulletin. Series Society. History. Modernity]. 2017, 3, pp. 22-26. [In Russian].

15. Petin, D.I. Mify v lokal'noy istorii: obzor raboty kruglogo stola v Omske [Myths in local history: an overview of the round table in Omsk] // Sibirskiy antropologicheskiy zhurnal [Siberian Anthropological Journal]. 2020, 4, 4, pp. 38-49. [In Russian].

16. Petin, D.I. Vsevolod Ossovskiy: byvshiy belyy ofitser v sovetskoy Rossii [Vsevolod Ossovsky: a former white officer in Soviet Russia] // Vestnik arkhivista [Bulletin of the archivist]. 2015, 3, pp. 288-306. [In Russian].

17. Petin, D.I., Stel'mak M. M. Pedagogika v arkhive na sluzhbe preodoleniya sovremennykh mifov massovogo soznaniya o Grazhdanskoy voyne v Rossii [Pedagogy in the archive in the service of overcoming modern myths of mass consciousness about the Civil War in Russia] // Omskiy nauchnyy vestnik. Ser. Obshchestvo. Istoriya. Sovremennost' [Omsk Scientific Bulletin. Series Society. History. Modernity]. 2018, 3, pp. 9-15. [In Russian].

18. Popov, K. Vospominaniya kavkazskogo grenadera [Memoirs of a Caucasian Grenadier] // Vozrozhdennyye polki Russkoy armii v Beloy bor'be na Yuge Rossii [The revived regiments of the Russian army in the White struggle in the South of Russia]. Moscow, Tsentrpoligraf, 2002, pp. 328-378. [In Russian].

19. Prikaz Sibirskomu kazach'yemu voysku ot 2.10.1918 g. № 397 [Order of the Siberian Cossack army of 2/10/1918, No. 397] // Prikaz Sibirskomu kazach'yemu voysku. №№ 1-523 [Order to the Siberian Cossack army. No. 1-523]. Omsk, 1918. [In Russian].

20. Prikaz Sibirskomu kazach'yemu voysku ot 11.12.1918 g. № 488 [Order of the Siberian Cossack army of 11/12/1918, No. 488] // Prikaz Sibirskomu kazach'yemu voysku. №№ 1-523 [Order to the Siberian Cossack army. No. 1-523]. Omsk, 1918. [In Russian].

21. Prikaz Stepnomu Sibirskomu korpusu ot 11.06.1918 g. № 14 [Order to the Steppe Siberian Corps of 06/11/1918, No. 14] // Prikaz Stepnomu korpusu. №№ 10-128 [Order to the Steppe Corps. No. 10-128]. Omsk, 1918. [In Russian].

22. Prikaz Stepnomu Sibirskomu korpusu ot 6.08.1918 g. № 97 [Order to the Steppe Siberian Corps of 08/06/1918, No. 97] // Prikaz Stepnomu korpusu. №№ 10-128 [Order to the Steppe Corps. No. 10-128]. Omsk, 1918. [In Russian].

23. Sablin, A.Yu. Kollektivnyy portret nachal'nika Omskoy shkoly podgotovki praporshchikov pekhoty [Collective portrait of the head of the Omsk school for training infantry warrant officers] // Omskiy nauchnyy vestnik. Ser. Obshchestvo. Istoriya. Sovremennost' [Omsk Scientific Bulletin. Series Society. History. Modernity]. 2021, 6, 1, pp. 22-29. [In Russian].

24. Sablin, A.Yu. O poslednikh dnyakh 2-y Omskoy shkoly podgotovki praporshchikov pekhoty [About the last days of the 2nd Omsk school for training infantry warrant officers] // Aktual'nyye problemy izucheniya istorii Grazhdanskoy voyny v Rossii [Actual problems of studying the history of the Civil War in Russia]. Omsk, Omsk Law Academy, 2019, pp. 108-116. [In Russian]. /143/

25. Shornikov, M.M. Bol'sheviki Sibiri v bor'be za pobedu Oktyabr'skoy revolyutsii [The Bolsheviks of Siberia in the struggle for the victory of the October Revolution]. Novosibirsk, 1963, 647 p. [In Russian].

26. Shtyrbul, A.A. Politicheskaya kul'tura Sibiri: Opyt provintsial'noy mnogopartiynosti (konets XIX-pervaya polovina XX v.) [Political Culture of Siberia: The Experience of a Provincial Multiparty System (late 19th-first half of the 20th century)]. Omsk, Publishing house of OmGPU, Publishing house "Science”, 2008, 612 p. [In Russian].

27. Simonov, D.G. Belaya Sibirskaya armiya v 1918 godu [White Siberian Army in 1918]. Novosibirsk, Novosibirsk State University Publishing House, 2010, 610 p. [In Russian].

28. Simonov, D.G. K voprosu o vozniknovenii Stepnogo korpusa beloy Sibirskoy armii (iyun' 1918 g.) [To the question of the emergence of the Steppe Corps of the White Siberian Army (June 1918)] // Izvestiya Omskogo gosudarstvennogo istoriko-krayevedcheskogo muzeya [News of the Omsk State Museum of History and Local Lore]. 2008, 14, pp. 257-264. [In Russian].

29. Strelyanov, (Kalabukhov) PN. Voyenno-uchebnyye zavedeniya na Kubani v Velikoy i Grazhdanskoy voynakh [Military educational institutions in the Kuban during the Great and Civil Wars]. URL: http:// slavakubani.ru/p-service/military-service/combat-training/voenno-uchebnye-zavedeniya-na-kubani-v-velikoy-i-grazhdanskoy-voynakh/ (accessed 13 August 2021). [In Russian].

30. Sushko, A.V Istoriko-antropologicheskoye ponimaniye proshlogo: k izdaniyu v Omske martirologa zhertvam Grazhdanskoy voyny [Historical and anthropological understanding of the past: for the publication in Omsk of a martyrology to the victims of the Civil War] // Sibirskiy antropologicheskiy zhurnal [Siberian Anthropological Journal]. 2021, 5, 1, pp. 30-38. [In Russian].

31. Tatarov, B.A. Revolyutsionnyy Vavilon. Kiyev oktyabrya 1917 goda. Khronika sobytiy [Revolutionary Babylon. Kiev October 1917. Chronicle of events]. Moscow, Russian Knights Foundation, 2020, 92 p. [In Russian].

32. Volkov, S.V. Kommentarii [Comments] // Vozrozhdennyye polki Russkoy armii v Beloy bor'be na Yuge Rossii [The revived regiments of the Russian army in the White struggle in the South of Russia]. Moscow, Tsentrpoligraf, 2002, pp. 437-572. [In Russian].

33. Volkov, S.V. Predisloviye [Foreword] // Vozrozhdennyye polki Russkoy armii v Beloy bor'be na Yuge Rossii [The revived regiments of the Russian army in the White struggle in the South of Russia]. Moscow: Tsentrpoligraf, 2002, pp. 3-8. [In Russian].

34. Садикова В. Перша Украiнська вiськова юнацька школа iменi гетьмана Богдана Хмельницького у бою пiд Крутами 29 ачня 1918 р. // Науч. записки Тернопiльського нацiонального педагогiчного унiверситету iменi Володимира Гнатюка. Сер. Iсторiя. Тернопiль: ТНПУ iм. В. Гнатюка, 2018, 2, 2, cc. 115-120.

35. Герасименко М. В. Пiдготовка старшинських кадрiв в украiнських нацiональних державних утвореннях (березень 1917 — листопад 1920 рр.): дис. ... канд. ют. наук: 20.02.22 / Герасименко Микола Васильович. Киiв. 2005. 191 с. /144/

Правильная ссылка на статью

Саблин А.Ю. Юнкера омских школ прапорщиков в Гражданской войне на Востоке России // Северные архивы и экспедиции. — 2021. — Т. 5. — No 4. — С. 133-144.

Edited by Военкомуезд



User Feedback


There are no comments to display.



Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now