Цветков В.Ж., Цветкова Е.А. Особенности регионального продовольственного рынка в Крыму и Северной Таврии в годы Гражданской войны (весна – осень 1920 года) // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 178–198.

   (0 reviews)

Цветков Василий Жанович
Доктор исторических наук, профессор, Московский педагогический государственный университет
(Москва, Россия)

Цветкова Елена Александровна
Кандидат экономических наук, доцент, Московский педагогический государственный университет
(Москва, Россия)


Особенности регионального продовольственного рынка в Крыму и Северной Таврии в годы Гражданской войны (весна – осень 1920 года) *


Аннотация. В статье рассматриваются проблемы функционирования региональных рынков на белом Юге России во время Гражданской войны, в заключительный ее период (весна /178/

* Для цитирования: Цветков В.Ж., Цветкова Е.А. Особенности регионального продовольственного рынка в Крыму и Северной Таврии в годы Гражданской войны (весна – осень 1920 года) // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2018. Т. 2. № 4. С. 178–198.
DOI: 10.23859/2587-8344-2018-2-4-9


– осень 1920 г.), связанный с деятельностью Главнокомандующего Русской армией, Правителя Юга России генерала П.Н. Врангеля. Территориальные рамки статьи – Таврическая губерния (Крым и Северная Таврия). Анализируется динамика цен на основные сельскохозяйственные товары, их соотношение с ценами на промышленные товары, изменения спроса и предложения. Приводимые статистические данные в своей значительной части впервые вводятся в научный оборот. Показано влияние изменений в положении на фронте белой армии на динамику рыночных цен. Учитываются региональные особенности положения сельского хозяйства в белом Крыму и в Северной Таврии в 1920 году.

Ключевые слова: региональная экономика, история экономики, Гражданская война, крестьянство, рыночные цены, сельскохозяйственные и промышленные товары, Белое движение, П.Н. Врангель.

Введение
Анализ экономического положения в регионах, занятых белыми правительствами, до настоящего времени остается малоизученной темой. Однако для комплексного изучения проблем, связанных как с историей Гражданской войны в России в целом, так и Белого движения в частности, необходим анализ данных о состоянии белого тыла. Это позволит составить представление о степени поддержки населением белой власти, о перспективах вооруженного противостояния с Красной Армией, о проведении тех или иных мероприятий экономической политики с учетом региональной специфики.

В отечественной историографии проблематика экономического положения белого Крыма и Северной Таврии в 1920 г. весьма активно изучалась в 1920 – начале 1930-х гг. [1]. Однако в последующие десятилетия сугубо экономические /179/

1. Шафир Я. Экономическая политика белых (Крымский опыт) // Красная новь. 1921. №2; Гуковский А. К истории аграрной политики русской контрреволюции (Аграрная политика правительства Врангеля) // На аграрном фронте. 1927. № 7; Гензель П.П. Крым в финансово-

исследования оказались свернуты. Не уделяла экономическим проблемам должного внимания и зарубежная историография, ограничиваясь изданиями по социально-политической или военно-политической проблематике [2]. Лишь за последние десятилетия экономическая тематика снова востребована ученымиисториками [3]. Но, тем не менее, необходимо уделять этим вопросам больше внимания. В этом отношении важно сотрудничество историков и экономистов, использование междисциплинарных связей.

Данная статья тематически продолжает публикацию авторов на страницах «Экономического журнала», подготовленную в 2017 году [4], и представляет собой часть готовящейся к изданию монографии по проблемам экономической, аграрно-крестьянской политики в белом тылу в период 1917–1920 гг.

Основная часть
База источников по данному периоду вполне достаточна, чтобы составить общее представление о динамике спроса и предложения в Крыму и Северной Таврии, росте цен на основные продовольственные товары, состоянии рынка в прифронтовых районах Северной Таврии и «тыловых», защищенных перекопскими укреплениями крымских уездах. После расформирования Управления Продовольствия все дела, связанные со снабжением армии и тыла в Таврии, находились в ведении Главного Начальника Снабжении генерал-майора П.Э. Вильчевского [5]. Данные о положении продовольственного рынка содержатся в фондах Управления Земледелия и Землеустройства (УЗиЗ), Управления продо-/180/

экономическом отношении в 1918–20 гг. // Экономист. 1922. № 3; Шеф К. Крымский полуостров – последняя база южнорусской контрреволюции // Война и революция. 1927. № 7.
2. Lehovich D. White against Red. The life of general Anton Denikin. N.Y.: W.W. Norton,
1974; Smele J.D. Civil war in Siberia. The anti-Bolshevik government of Admiral Kolchak, 1918–1920. Cambridge: Cambridge University Press, 1996; Pereira N.G.O. White Siberia. The Politics of Civil War, London: Jonathan Cape, 1996; Figes O. A people's tragedy: The Russian revolution 1891–1924. London: Penguin Books, 1996; Gatrell P. Russia's First world war: A social and economic history. Harlow: Pearson Education Limited, 2005.
3. Рынков В.М. Финансовая политика антибольшевистских правительств Востока России. Новосибирск: Институт истории СО РАН, 2006; Рынков В.М. Земельные органы антибольшевистских правительств в Сибири (июнь 1918 – декабрь 1919 г.). Сборник документов. Новосибирск: Сибпринт, 2017; Карпенко С.В. Очерки истории Белого движения на Юге России (1917–1920 гг.). М.: Издательство Ипполитова, 2003.
4. Цветков В.Ж., Цветкова Е.А. Особенности региональных продовольственных рынков в период Гражданской войны на Юге России в 1919 – начале 1920 гг. // Экономический журнал. 2017. № 3 (47).
5. Врангель П.Н. Записки // Белое дело. Летопись белой борьбы. Т. VI. Берлин: Медный всадник, 1928. С. 20, 41.


вольствия (УП) и Управления Торговли и Промышленности (УТиП) Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ) [6].

Специфика таврического продовольственного рынка в 1920 г. заключалась в следующем: здесь, в отличие от предшествующего периода 1919 г., отсутствовал чрезвычайный спрос на продукты со стороны более северных районов – Малороссии и Черноземного Центра, поэтому организация продовольственного снабжения ограничивалась границами Таврической и части Екатеринославской губерний. С другой стороны, усиленно рос спрос на продовольствие со стороны армии и гражданского населения Таврии, выросшего за период Гражданской войны (в результате притока беженцев со всей Европейской России – около 500 000 чел.) в несколько раз [7].

Большие надежды на зерновые запасы возлагало врангелевское Правительство Юга России в связи с необходимостью организации товарообмена с заграницей для получения вооружения, мануфактуры, топлива, сельскохозяйственного инвентаря и т.д. Экспорт зерна и других продуктов осуществлялся не за счет закупок у крестьян, а, главным образом, за счет сохранившихся еще со времени Первой мировой войны продовольственных запасов. Следовательно, влияние аграрно-крестьянской политики на осуществлявшийся вывоз продуктов с белого юга России было ничтожным. Тем не менее, как отмечалось в большинстве свидетельств белых эмигрантов, разведсводках РККА, исследованиях советских историков, расчеты на то, что предложение со стороны крестьянских хозяйств будет настолько большим, что сможет удовлетворить не только внутренний, но и внешний рынки, не оправдались [8].

Темпы инфляции в белой Таврии 1920 г. приняли катастрофический характер. Большой скачок в насыщении рынка необеспеченными денежными знаками произошел зимой 1919/20 гг. [9] Но если в марте 1920 г. количество бумажных купюр, выпущенных в обращение, равнялось 30 млрд, то к августу оно выросло уже до 50 млрд. А с 15 сентября по 15 октября Феодосийской денежной экспедиции был сделан заказ на выпуск 60 млрд денежных знаков [10]. Непродуманная финансовая политика, подрывавшая хозяйство Таврии, была одним из главных факторов почти непрерывного роста цен на продовольствие, не говоря уже о промышленных товарах.

6. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ): Ф. 355 (Управление земледелия и землеустройства), Ф. 356 (Управление торговли и промышленности), Ф. 879 (Управление продовольствия).
7. Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 11 сентября.
8. Шафир Я. Экономическая политика белых (Крымский опыт) // Красная новь. 1921. №2, С. 111; Гуковский А. К истории аграрной политики русской контрреволюции (Аграрная политика правительства Врангеля) // На аграрном фронте. 1927. № 7. С. 69–75.
9. Шафир Я. Указ. соч. С. 117.
10. Великая Россия. Севастополь. 1920. 21 сентября; Гензель П.П. Указ. соч. С. 108.


Внутренний рынок продолжал работать на декларированных еще деникинским правительством принципах «свободы торговли», подтвержденных приказом Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля № 59 от 25 июня 1920 г. [11] Однако в условиях промышленной и транспортной разрухи, военных действий и под влиянием указанных выше экономических, финансовых факторов свободный рыночный товарообмен приобретал в белой Таврии все более и более спекулятивный характер.

В марте цены в Крыму существенно выросли по сравнению с осенним уровнем 1919 г. Средняя цена фунта пшеничного хлеба составляла 10–15 руб. (4–6 руб. в октябре 1919 г.), пуд муки-сеянки – 695 руб. (150–200 руб. в октябре), фунт говядины – 175 руб. (20 руб.), масло сливочное – 850 руб. (250 руб.), сахар-песок – 550 руб. (65 руб.) фунт [12]. С эвакуацией в Крым ВСЮР и гражданских беженцев из Новороссийска цены резко возросли. Прирост составил за март 100 %, апрель – 130 %, май – 190 % [13]. Усиленный, необеспеченный ничем, кроме обесцененных дензнаков, спрос на продукты вызывал их подорожание. В мае цены на эти же категории продуктов составляли: 108 руб. – фунт пшеничного хлеба, 3350 руб. – пуд муки-сеянки, 750 руб. – фунт говядины, 3750 руб. – фунт сливочного масла, 1200 руб. – фунт сахарного песка. Фунт керосина стоил 400 руб., десяток яиц – 1000 руб., кварта молока – 300 руб. [14] Даже такой доступный для Крыма продукт как рыба-камса (основной продукт рациона Русской армии генерала Врангеля в апреле – мае) стоила в мае 1000 руб. [15]

Уже в первые дни после Новороссийской эвакуации на заседании Совета при Главкоме ВСЮР генерале Врангеле (заседание 9 апреля) генерал Вильчевский констатировал, что «наличные запасы в Крыму муки позволяют предполагать, что муки хватит до нового урожая, при условии расходования до одного фунта в сутки на человека». Необходимо было введение нормированного распределения продуктов. На заседании было решено: воспретить выпечку хлебных изделий, вывоз хлебных злаков из пределов Крыма, уменьшить потребление мяса введением 3 постных дней в неделю (среда, пятница, суббота) [16]. Приказом Главкома ВСЮР № 2959 от 16 апреля вводилась карточная система про-/182/

11. Таврические губернские ведомости. Симферополь. 1920. 20 июля.
12. Хвойнов П. Рабочее движение и профсоюзы в Крыму в 1920 г. // Антанта и Врангель. ГИЗ, М.–Пг., 1923. С. 226–227.
13. Там же.
14. Там же; ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 89. Л. 67–71.
15. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 84. Л. 1–5; Д. 89. Л. 70–71.
16. Начало врангелевщины // Красный архив, т. 2 (21), 1927. ГИЗ М.-Л. С. 179; Таврические губернские ведомости. Симферополь. 1920. 23 апреля. 


дажи хлеба, устанавливалась выпечка хлеба из пшеничной муки с добавлением 200 золотников [17].

Попытка введения карточной системы на хлеб стала фактически единственной попыткой ограничить принципы свободной торговли на белом юге России в 1919–1920 гг. (не считая приказа предшественника Врангеля, генерала А.И. Деникина об уголовной ответственности за спекуляцию). Результаты подобных попыток оказались довольно скромными. Введение карточной системы на хлеб в расчете 1 фунт на человека в день (мера эта не касалась армии, которая должна была получать прежние нормы хлебного довольствия – 2 фунта хлеба на человека) было поручено органам городского самоуправления. Однако из всех городов Крыма лишь в Севастополе были введены карточные ограничения [18].

Но это не улучшило продовольственное положение города, хлеб стал исчезать из продажи. Репрессивных мер в отношении укрывателей продуктов не предпринималось, а собственные продовольственные запасы городских управ были невелики.

Недостаток продовольствия стал одной из главных причин майского наступления Русской армии, «выхода на просторы Северной Таврии» [19]. Необходимость наступления объяснялась тем, что Крым мог существовать только благодаря организованному подвозу продуктов животноводства из Северной Таврии, топлива из Донбасса, зерновых излишков с Кубани. Поэтому без налаженного привоза этих товаров, сколько-нибудь длительное пребывание армии и беженцев в изолированном Крыму представлялось невозможным [20].

С занятием хлебородных уездов Северной Таврии, захватом крупных продовольственных складов в Мелитополе, Хорлах, Скадовске и Геническе удалось наладить отправку продуктов в Крым и тем самым облегчить трудности продовольственного рынка. Рост цен в июне-июле замедлился (27 % в июне по отношению к маю, в июле прирост составил 0,5–1 %) [21]. В прессе появились обнадеживающие сообщения о преодолении хлебного кризиса [22]. В правительственных кругах выдвигались предположения о возможном широкомасштабном экспорте таврического зерна [23]. Однако местными уполномоченными УЗиЗ и УТиП высказывались более скромные суждения: «...закупочные цены в Северной Таврии значительно ниже, чем в Крыму (ситуация обратная 1919 г., когда /183/

17. Таврические губернские ведомости. Симферополь. 1920. 23 апреля; Врангель П.Н.
Указ. соч. С. 31.
18. Юг России. Севастополь. 1920. 29 июля.
19. РГВА. Ф. 1574. Оп. 1. Д. 479. Л. 56, 74.
20. Гуковский А. В тылу «вооруженных сил Юга России» // Красный архив, т. 3 (34). Центрархив. 1929 г. С. 226; ГА РФ. Ф. 356. Оп. 1. Д. 23. Л. 8–9
21. Хвойнов П. Указ. соч. С. 226–227.
22. Юг России. Севастополь. 1920. 30 мая; Великая Россия. Севастополь. 2 июля 1920 г.
23. Юг России. Севастополь. 1920. 2 июля; Гензель П.Н. Указ. соч. С. 112. 


приход белых обычно означал понижение «неоправданно высоких» цен – прим. авт.), мука пшеничная предлагается по 2500–2750 руб. (в Крыму – 3700 руб.) пуд, ячмень до 250 руб. (в Крыму не ниже 300 до 1000 руб.)…, запасы большие, население отказывается сдавать хлеб за деньги. Для использования хлебных ресурсов Северной Таврии очевидно необходимо снабдить местную продовольственную организацию большим количеством товаров, ходких среди сельского населения...» [24]

Аналогичное положение отражал доклад уполномоченного по продовольствию в Крыму (июнь): «...закупать хлеб за деньги не просто, невозможно. Цены на хлеб выросли невероятно. В Перекопском уезде ... на 10 июня – на пшеницу до 1000 руб. за пуд... Крестьяне требуют в обмен на хлеб керосин, сахар, чай, мануфактуру, обувь, лопаты, пилы и сельхозорудия, помещики требуют главным образом машины, орудия и материалы производства (примечательная разница в требованиях товарообмена – крестьянские хозяйства уже не рассчитывают на получение машин, а довольствуются элементарными орудиями труда, а ведь до 1914 г. Таврическая губерния занимала ведущее место в России по обеспеченности крестьянских хозяйств сельскохозяйственными машинами – прим. авт.), все воздерживаются от продажи хлеба...» [25].

В этой ситуации указывалось на возможность ввоза части продуктов из-за границы, планировалось «организовать закупки мяса и жиров на Балканах», поскольку собственные запасы мяса в Крыму были невелики, а закупочные цены составляли 25–30 тыс. руб. за пуд говядины и 100–130 тыс. руб. за пуд сала. Предполагалось осуществить товарообмен на условиях поставки на Балканы соли, имевшейся в Крыму в изобилии. На этих же условиях предполагалось осуществить за рубежом закупку сахара [26].

Средние рыночные цены в Крыму в июле (в период их временной стабилизации) равнялись: фунт пшеничного хлеба стоил 135 руб., пуд муки-сеянки 4300–6000 руб., фунт говядины подешевел на 50 руб., составляя 900 руб., фунт сливочного масла – 3650 руб. (также подешевел в сравнении с июнем (3200 руб.)), кварта молока – 350 руб., десяток яиц – 1100 руб., фунт сахара-песка – 1700 руб., фунт керосина – 1405 руб. [27] Фактически неизменной на протяжении почти всего 1920 г. оставалась лишь цена на соль, имевшуюся в Крыму в большом количестве (цены на нее колебались от 3 до 6 руб. за фунт) [28]. Зерно и зернофураж расценивались следующим образом: пуд пшеницы в Крыму, в среднем, – 3000–3500 руб. В июне оптовая цена пуда пшеницы в Симферополе рав-/184/

24. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 68. Лл. 28–28 об.; 44-44 об.
25. Там же. Лл. 44–44 об.
26. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1, Д. 68. Лл. 44 об. – 45.
27. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 89. Лл. 67–71 об.; Хвойнов П.П. Указ. соч. С. 226–227.
28. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 84. Лл. 1–5; Хвойнов П.П. Указ. соч. С. 226–227. 


нялась 3000–3400 руб., ржи – 3000–3500 руб., овса – 3400–3500 руб., ячменя – 3300–3600 руб. Более высоким уровнем цен при этом отличались Евпаторийский, Феодосийский уезды, более низким – Перекопский и Симферопольский. [29] В Северной Таврии в это же время средние цены на зерно составляли 1500–3000 руб. за пуд пшеницы, 1300–1400 руб. за пуд ржи, 1700 руб. – пуд мукисеянки [30].

Несмотря на ведение военных действий непосредственно на территории Северной Таврии, невысокий урожай и повышенный спрос со стороны Крыма, цены здесь были еще сравнительно низкими, что позволяло регулировать спрос между этими двумя районами Таврической губернии на протяжении почти всего лета и начала осени 1920 г. В августе карточная система распределения хлеба, по существу так и не реализованная в полной мере, была отменена. Предложение хлеба в Крыму признали достаточным.

Продолжение операций Русской армии в направлениях на север (в сторону Александровска – Екатеринослава) и на северо-восток в сторону Донбасса, а также десант на Кубань давали надежды на пополнение продовольственных запасов за счет богатых хлебородных регионов. В сентябре – начале октября газеты белого Крыма отмечали большие возможности (в плане снабжения продуктами) Александровского уезда Екатеринославской губернии, где, якобы, «урожайность хлебов значительно выше среднего» (реально Екатеринославская губерния в 1920 г. давала понижение урожайности по сравнению с предшествующим 1919 г.) [31]. Ввиду кратковременности пребывания Русской Армии в этой районе снабжение продовольствием могло производиться отсюда лишь посредством захвата зерна, зернофуража сбора прошлых лет на продовольственных складах, амбарах, элеваторах в крупных городах и на железнодорожных станциях, а также реквизиций [32]. Но нередко из-за нераспорядительности и медлительности военной и гражданской администрации данные продовольственные запасы вывезти в Крым не успели.

Между тем, с начала сентября цены на продукты в Крыму и Северной Таврии начали расти. Вопреки традиционным сезонным колебаниям цен, когда в осенние месяцы происходило их снижение, из-за усиления военных действий, неуверенности крестьян-производителей в выгодном сбыте имевшихся излишков, а также продолжающегося стремительного падения рубля, в Таврии 1920 г. этого не произошло. /185/

29. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1, Д. 84. Лл. 1–2 об.; Ф. 879. Оп. 1. Д. 89. Л. 67–71 об.
30. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1, Д. 83. Лл. 56–57; Голос фронта, Мелитополь. 23 июля 1920 г.; ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 68. Л. 52.
31. Челинцев А.Н. Сельскохозяйственная география России. Берлин: б.и., 1923. С. 213–
214; Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 13 октября.
32. Оприц И.И. Лейб-гвардии Казачий Е. В. полк в годы революции и гражданской войны 1917–1920. Париж: Сияльский, 1939. С. 332–333. 


По сообщениям УТиП к концу сентября – началу октября цены на пшеницу в Мелитополе поднялись до 3500 руб. пуд, а за первую половину октября выросли до 6000–6500 руб., пуд ржи стоил 5000 руб., пуд ячменя – 1300 руб., пуд муки-сеянки – 10000 руб. (однако отмечалось, что воинские части платят за ячмень по 350 руб., т.е. фактически его реквизируют). [33] Тем самым цены на основные зернопродукты в Северной Таврии сравнялись с уровнем Крыма и даже несколько превзошли его. Так, в начале октября пуд пшеницы стоил в Крыму – 5000–5300 руб., ржи – 3500–4500 руб., пуд пшеничной муки – 9000–11000 руб., ячменя – 4300–4500 руб., овса – 3300 руб. [34] Мука-сеянка расценивалась в 13000 руб. пуд, фунт сливочного масла – 7500 руб., фунт пшеничного хлеба – 300–335 руб. Яйца – 4500 руб. десяток, фунт говядины – 1400 руб., кварта молока – 1500 руб. [35]

Но наиболее значительный скачок цен на продовольствие за весь «крымский период» произошел в конце октября, после оставления русской армией Северной Таврии. За короткий период (с 15 по 30 октября) цены выросли на 150 %. Перед эвакуацией из Крыма фунт пшеничного хлеба стоил в городах (наибольшие цены в Севастополе, Ялте, Керчи) около 500 руб., а в последние дни белой власти вырос до 5 000 руб., пуд муки-сеянки вырос в цене до 45000 руб., фунт говядины – 1800 руб. фунт, десяток яиц – 10000 руб., кварта молока – 2500 руб., фунт сливочного масла – 20000 руб. [36] Столь резкий скачок объяснялся оставлением Северной Таврии, бывшей главным источником снабжения армии, отступившей за Перекоп, и крымских городов, а также продолжающимся «обвалом» врангелевского рубля, котировки которого на Константинопольской бирже после отхода в Крым дошли до 200 тыс. рублей за 1 фунт стерлингов [37]. Положение осложнялось отменой незадолго до этого системы твердых закупочных цен и таксировок, что позволяло крестьянам-производителям более выгодно реализовывать хлебные излишки на вольном рынке. Однако в самом большом выигрыше оказывались от этого спекулянты – частные торговцы и ряд кооперативных организаций, фактически монополизировавших предложение сельскохозяйственных товаров на рынке (особенно в приморских городах). Кризис продовольственного рынка после отступления русской армии из Северной Таврии стал своеобразным «падением экономического Перекопа», предтечей военного поражения белого Крыма в ноябре 1920 г. [38]

33. ГА РФ. Ф. 356. Оп. 1, Д. 15. Л. 5.
34. Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 18 сентября.
35. ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 84. Л. 1–5.
36. Крестьянский путь. Симферополь. 1920. 18 октября; Хвойнов П. Указ. соч. С. 226–227; Раковский Г. Конец белых: От Днепра до Босфора (Вырождение, агония и ликвидация). Прага: Воля России, 1921. С. 173.
37. Шафир Я. Указ. соч. С. 117–118.
38. Красный Крым. Симферополь. 1920. 9 декабря. 


Таким образом, в белой Таврии 1920 г. продолжали действовать все те же факторы, оказывавшие влияние на положение продовольственного рынка, что и на всем белом юге России 1919 г., – военный и экономический. Причем можно утверждать, что роль экономического фактора оказалась даже несколько более значимой, чем военного, поскольку, например, в защищенном «неприступным Перекопом» Крыму влияние фронта сказывалось опосредованно, а снабжение из Северной Таврии было довольно стабильным на протяжении начала осени. Но инфляция, неудовлетворенность сельского населения товарообменом рано или поздно должны были привести к кризису.

Вопросы стабилизации курса рубля стали одними из главных в повестке созванного по инициативе генерала Врангеля заседания Финансовоэкономического Совещания, в работе которого принимали участие видные деятели русского финансового мира начала века, в их числе бывший министр финансов Российской Империи П.Л. Барк [39]. В качестве одного из рецептов оздоровления рубля предлагалось его товарное обеспечение таврическим зерном и другими продуктами, налаживание стабильного экспорта в Западную Европу, накопление на основе этого валютных резервов [40]. Однако добиться этого обеспечения врангелевского рубля было возможно лишь на основании устойчивого поступления зерна от крестьян-производителей на основании выгодного для села товарообмена. Но предметы товарообмена приходилось закупать за рубежом и, несмотря на их количество, разрыв цен на промышленные и сельскохозяйственные товары продолжал сохраняться не в пользу последних [41]. Получался порочный замкнутый круг, выход из которого представлялся или на пути получения Правительством Юга России валютных кредитов, даже под большие проценты, (на этом, собственно, и строились расчеты финансового ведомства в сентябре – октябре 1920 г.) или через посредство изъятия у крестьян зерна на основании уплаты ими выкупных платежей за закрепляемую в собственность землю (1/5 часть урожая текущего года). Но эти расчеты не оправдались в той мере, как на это надеялись.

Заключение
Подводя итог состоянию продовольственного рынка на белом Юге России 1919–1920 гг., следует отметить, что следование принципам «фритредерства» в расчете на то, что рыночная конъюнктура сама исправит все перекосы и недостатки в продовольственном снабжении армии и тыла, оказалось совершенно несостоятельным. Пресловутая «свобода рынка» в условиях острого финансового и промышленного кризиса ничего, кроме роста спекуляции и мошенниче-/187/

39. Врангель П.Н. Указ. соч. С. 199–200.
40. Юг России. Севастополь. 1920. 3 октября.
41. Юг России. Севастополь. 1920. 29 сентября; ГА РФ. Ф. 879. Оп. 1. Д. 68. Л. 28. 


ства на белом юге России, не принесла рядовому потребителю, а крестьянин-производитель из-за «ножниц цен» и потерь хозяйства от войны оказался в крайне невыгодном положении. В такой ситуации естественным для расчетливого южнорусского крестьянина становился отказ от предложения продуктов своего труда на рынке. Белогвардейские правительства, отказавшись от сколько-нибудь действенных мер в отношении регулирования рынка и борьбы со спекуляцией (карточное распределение продуктов и попытки производства закупок по твердым ценам себя не оправдывали), оказывались перед перспективой потери авторитета среди большинства населения, а это не могло не сказаться на общем нестабильном положении белого фронта и тыла. /188/




User Feedback

There are no reviews to display.