Blogs

Featured Entries

  • Чжан Гэда

    Сингунто, Япония, конец 1930-х - начало 1940-х гг.

    By Чжан Гэда

    Периодизация меча – гэндайто 現代刀 (современные мечи) Тип меча – сингунто (新軍刀) Тип оправы – косираэ (拵え) в стиле сингунто (начало второй трети ХХ в.) Подпись на хвостовике накаго (中心) – 濃州関住服部正廣作 Но:сю: Сэки дзю: Хаттори Масахиро саку (сделал Хаттори Масахиро из Сэки в Носю) Период – начало периода Сёва (昭和時代, 1926 – 1989). Общая длина в оправе – 1005 мм. Общая длина клинка – 655 мм. Нагаса (длина клинка до начала хвостовика, 長さ) – 640 мм. Накаго  (длина хвостовика) – 208 мм. Мотохаба (ширина в основании клинка, 元幅) – 32 мм. Сакихаба (ширина у поперечного ребра на острие ёкоте (横手), 先幅) – 20 мм. Мотогасанэ (толщина у муфты хабаки, 元重ね) – 7 мм. Сакигасанэ (толщина у острия киссаки (切先), 先重ね) – 5,5 мм. Сори (изгиб клинка, 反り) – 16 мм. Хамон (刃文, линия закалки) – мидарэ (乱れ, беспорядочная).   Историческая справка: Меч в оправе сингунто Второй Мировой войны (1939-1945) сохраняет нетронутой первоначальную полировку, что является надежной гарантией максимальной сохранности клинка. На хвостовике меча стоит клеймо приемки арсенала Сэки (関) и подпись мастера Хаттори Масахиро, производившего мечи для армии и флота по заказу Министерства Обороны. На оборотной стороне хвостовика краской сделаны пометки иероглифами, которые читаются как 2-2-1. По всей видимости, это вспомогательная производственная маркировка, использовавшаяся при сборке мечей – интересная деталь, редко встречаемая на японских клинках. Примечание: Данный предмет имеет заключение эксперта из Росохранкультуры, который подтверждает культурную и историческую ценность этого изделия и гарантирует нахождение предмета в легальном обороте.  Цена: по запросу Контактная информация: weapons@era.name 
    • 0 comments
    • 1,452 views

Our community blogs

  1. «Советы молодому офицеру» 1904 г. от ротмистра Валентина Кульчицкого:
    1. Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещание.
    2. Держи себя просто, с достоинством, без фатовства.
    3. Необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и начинается низкопоклонство.
    4. Избегай денежных счетов с товарищами. Деньги всегда портят отношения.
    5. Не принимай на свой счет обидных замечаний, острот, насмешек, сказанных вслед, что часто бывает на улицах и в общественных местах. Будь выше этого. Уйди — не проиграешь, а избавишься от скандала.
    6. Если о ком-нибудь не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить и плохое, если и знаешь.
    7. Не пиши необдуманных писем и рапортов сгоряча.
    8. Меньше откровенничай — пожалеешь. Помни: язык мой — враг мой!
    9. Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь.
    10. Не спеши сходиться на короткую ногу с человеком, которого недостаточно узнал.
    11. Ни чьим советом не пренебрегай — выслушай. Право же, последовать ему или нет, останется за тобой. Сумей воспользоваться хорошим советом другого — это искусство не меньшее, чем дать хороший совет самому себе.
    12. Сила офицера не в порывах, а в нерушимом спокойствии.
    13. Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была.
    14. В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать свое сердце и жить рассудком.
    15. Тайна, сообщенная тобой хотя бы только одному человеку, перестает быть тайной.
    16. Будь всегда начеку и не распускайся.
    17. Старайся, чтобы в споре слова твои были мягки, а аргументы тверды. Старайся не досадить противнику, а убедить его.
    18. На публичных маскарадах офицерам не принято танцевать.
    19. Разговаривая, избегай жестикуляции и не возвышай голос.
    20. Если вошел в общество, в среде которого находится человек, с которым ты в ссоре, то, здороваясь со всеми, принято подать руку и ему, конечно, в том случае, если этого нельзя избежать, не обратив внимания присутствующих или хозяев. Подача руки не даёт повода к излишним разговорам, а тебя ни к чему не обязывает.
    21. Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.
    22. Когда два человека ссорятся — всегда оба виноваты.
    23. Авторитет приобретается знанием дела и службы. Важно, чтобы подчиненные уважали тебя, а не боялись. Где страх — там нет любви, а есть затаенное недоброжелательство или ненависть.
    24. Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие. Упущенный момент не вернешь.
    25. Тот, кто ничего не боится, более могуществен, чем тот, кого боятся все.

    Kulchitsky.jpg.e12377adfdd386acec508f296

  2. Для начала хотелось бы обозначить проблему - есть такая деталь интерьера, как африканская маска. 

    Сразу оговорюсь, что это - не чисто африканский интерьер, а интерьер колониальных властей, чиновников, священников и офицеров, которые уделяли некоторое внимание искусству народов, среди которых волею судеб оказались.

    И вот теперь, спустя более чем 50 лет после крушения колониальной системы в Африке маски стали доступны для украшения интерьера повсеместно. Но дело очень сильно стопорится малой изученностью вопроса в целом - так, если маски некоторых народов (скажем, пуну) были широко известны и популярны в Европе в 1920-1930-е годы (особенно во Франции, где было много колониальных арт-объектов из Западной Африки - средоточия культуры резного дерева), то в СССР своих колоний не было, публикации были немногочисленны, изучение многих арт-объектов велось по мутным черно-белым фотографиям размером со спичечный коробок...

    Вот и слышно, что "ай! это колдовство! ниЗЗя!". Типичный пример - стоит моя супруга-учительница на перемене и разговаривает с коллегами - мол, поедем к знакомому, который привез несколько старых африканских масок, пару штук хотим купить. Одна с сожалением сказала: "Ой, у меня с деньгами плохо, не смогу себе такое позволить!" (у нее 2 детей на платном отделении в институте - каждая копейка на счету), а вторая понесла: "Это страшное колдовство! Как ты можешь? Не по православному это! Карму испортишь!" и т.д. и т.п.

    Главный аргумент "икспердов-электросексов" - это то, что маски использовались в неких страшных ритуалах, которые обязательно нашлют на владельца проклятия и страшную смерть в муках (то ли Лавкрафта начитались, то ли еще что). А вот в каких ритуалах - они точно не знают, но от верных сплетников источников слышали, что ... И далее следует отсебятина, круто замешанная на голливудских сценариях (а в Голливуде, как известно, неправильного не покажутЪ) и личных домыслах, причем не совсем ясно, где трава, а где - собственное творчество.

    В общем, предлагаю ближайшее время посвятить разбору различных вариантов, для чего используются маски и, в результате, выяснить - можно или все же "ниЗЗя!" применить их для украшения создаваемого интерьера.

     

  3. В 1982 году произошло замечательное событие. В Парижском университете исследовательская группа под руководством физика Alain Aspect провела эксперимент, который может оказаться одним из самых значительных в 20 веке.

    Aspect и его группа обнаружили, что в определённых условиях элементарные частицы, например, электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния между ними. Не имеет значения, 10 футов между ними или 10 миллиардов миль.

    Каким-то образом каждая частица всегда знает, что делает другая. Проблема этого открытия в том, что оно нарушает постулат Эйнштейна о предельной скорости распространения взаимодействия, равной скорости света.

    Поскольку путешествие быстрее скорости света равносильно преодолению временного барьера, эта пугающая перспектива заставила некоторых физиков пытаться разъяснить опыты Aspect сложными обходными путями. Но других это вдохновило предложить даже более радикальные объяснения.

    Например, физик лондонского университета David Bohm посчитал, что из открытия Aspect следует, что объективной реальности не существует, что, несмотря на её очевидную плотность, вселенная в своей основе — фантазм, гигантская, роскошно детализированная голограмма. Чтобы понять, почему Bohm сделал такое поразительное заключение, нужно сказать о голограммах. Голограмма представляет собой трёхмерную фотографию, сделанную с помощью лазера. Чтобы изготовить голограмму, прежде всего фотографируемый предмет должен быть освещён светом лазера. Тогда второй лазерный луч, складываясь с отражённым светом от предмета, даёт интерференционную картину, которая может быть зафиксирована на плёнке.

    Что еще может нести в себе голограмма - еще далеко не известно. Готовый снимок выглядит как бессмысленное чередование светлых и тёмных линий. Но стоит осветить снимок другим лазерным лучом, как тотчас появляется трёхмерное изображение исходного предмета. Трёхмерность — не единственное замечательное свойство, присущее голограмме. Если голограмму с изображением розы разрезать пополам и осветить лазером, каждая половина будет содержать целое изображение той же самой розы точно такого же размера. Если же продолжать разрезать голограмму на более мелкие кусочки, на каждом из них мы вновь обнаружим изображение всего объекта в целом. В отличие от обычной фотографии, каждый участок голограммы содержит информацию о всём предмете, но с пропорционально соответствующим уменьшением чёткости. Принцип голограммы «все в каждой части» позволяет нам принципиально по-новому подойти к вопросу организованности и упорядоченности.

    На протяжении почти всей своей истории западная наука развивалась с идеей о том, что лучший способ понять физический феномен, будь то лягушка или атом, — это рассечь его и изучить составные части. Представьте себе аквариум с рыбой. Голограмма показала нам, что некоторые вещи во вселенной не поддаются исследованию таким образом. Если мы будем рассекать что-либо, устроенное голографически, мы не получим частей, из которых оно состоит, а получим то же самое, но меньшей точностью. Такой подход вдохновил Bohm на иную интерпретацию работ Aspect. Bohm был уверен, что элементарные частицы взаимодействуют на любом расстоянии не потому, что они обмениваются некими таинственными сигналами между собой, а потому, что их разделённость иллюзорна. Он пояснял, что на каком-то более глубоком уровне реальности такие частицы являются не отдельными объектами, а фактически расширениями чего-то более фундаментального. Чтобы это лучше уяснить,

    Bohm предлагал следующую иллюстрацию. Представьте себе аквариум с рыбой. Вообразите также, что вы не можете видеть аквариум непосредственно, а можете наблюдать только два телеэкрана, которые передают изображения от камер, расположенных одна спереди, другая - сбоку аквариума. Глядя на экраны, вы можете заключить, что рыбы на каждом из экранов — отдельные объекты. Поскольку камеры передают изображения под разными углами, рыбы выглядят по-разному. Но, продолжая наблюдение, через некоторое время вы обнаружите, что между двумя рыбами на разных экранах существует взаимосвязь. Когда одна рыба поворачивает, другая также меняет направление движения, немного по-другому, но всегда соответственно первой; когда одну рыбу вы видите анфас, другую непременно в профиль. Если вы не владеете полной картиной ситуации, вы скорее заключите, что рыбы должны как-то моментально общаться друг с другом, чем что это случайное совпадение.

    Вселенная - это голограмма

    Bohm утверждал, что именно это и происходит с элементарными частицами в эксперименте Aspect. Согласно Bohm, явное сверхсветовое взаимодействие между частицами говорит нам, что существует более глубокий уровень реальности, скрытый от нас, более высокой размерности, чем наша, как в аналогии с аквариумом. И, он добавляет, мы видим частицы раздельными потому, что мы видим лишь часть действительности. Частицы — не отдельные «части» , но грани более глубокого единства, которое в конечном итоге так же голографично и невидимо. И поскольку всё в физической реальности состоит из этих «фантомов», наблюдаемая нами вселенная сама по себе есть проекция, голограмма. Вдобавок к её «фантомности», такая вселенная может обладать и другими удивительными свойствами. Если очевидная разделённость частиц — это иллюзия, значит, на более глубоком уровне все предметы в мире могут быть бесконечно взаимосвязаны. Электроны в атомах углерода в нашем мозгу связаны с электронами каждого плывущего лосося, каждого бьющегося сердца, каждой мерцающей звезды. Всё взаимопроникает со всем, и хотя человеческой натуре свойственно всё разделять, расчленять, раскладывать по полочкам все явления природы, все разделения по необходимости искусственны, и природа в конечном итоге предстаёт безразрывной паутиной. В голографическом мире даже время и пространство не могут быть взяты за основу. Потому что такая характеристика, как положение, не имеет смысла во вселенной, где ничто на самом деле не отделено друг от друга; время и трёхмерное пространство, как изображения рыб на экранах, необходимо будет считать не более чем проекциями. На этом, более глубоком уровне реальность — это нечто вроде суперголограммы, в которой прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Это значит, что с помощью соответствующего инструментария может появиться возможность проникнуть вглубь этой суперголограммы и извлечь картины давно забытого прошлого. Что ещё может нести в себе голограмма — ещё далеко не известно. Предположим, например, что голограмма — это матрица, дающая начало всему в мире, как минимум, в ней есть все элементарные частицы, которые принимали или будут когда-то принимать любую возможную форму материи и энергии, от снежинок до квазаров, от голубых китов до гамма-лучей. Это как бы вселенский супермаркет, в котором есть всё. Хотя Bohm и признавал, что у нас нет способа узнать, что ещё таит в себе голограмма, он брал на себя смелость утверждать, что у нас нет причин, чтобы предположить, что в ней больше ничего нет. Другими словами, возможно, голографический уровень мира — просто одна из ступеней бесконечной эволюции. Было обнаружено, что к свойствам голограмм добавилась ещё одна поразительная черта — огромная плотность записи. Просто изменяя угол, под которым лазеры освещают фотопленку, можно записать много различных изображений на той же поверхности. Было показано, что один кубический сантиметр плёнки способен хранить до 10 миллиардов бит информации.

  4.  

    Стихи смерти в оригинале звучащие как  辞世の句  (jisei no ku), являются ничем иным, как последним напоминанием о жизни. Последним дыханием уходящих.  

    Традиция пришла из Китая от монахов дзен-буддизма, которые чувствуя приближение смерти, слагали хвалу Будде – гатху, короткую строфу или двустишие религиозного содержания.

    Поэзия долгое время была основой японской традиции, связующим звеном религиозного опыта. Именно поэтому в Японии традиция писать дзисэй укоренилась среди образованных людей, выражающих свои чувства в стихах. Дзисэй стали писать в виде хайку, танку, канси или вака

    Первый известный в Японии дзисэй принадлежит принцу Ооцу (663–686)


    Сегодня утки на пруду,
    Что в Иварэ, кричат печально.
    Подобно им и я,
    Рыдая, в небо вознесусь
    И в облаках укроюсь.

    В последствие эту традицию переняли самураи, уделяющие смерти отдельное внимание. У которых смерть стала объектом почитания, а сам обряд харакири стал демонстрацией мужества перед лицом боли и смерти, а также олицетворяющий чистоту своих помыслов перед богами и людьми. Дзисэй стали своеобразным завещанием печали, попыткой с гордостью принять то, что время, отпущенное в этой жизни, подошло к концу и нужно идти дальше.

    Иногда… против своего желания…

     

     

    Токугава Иэясу (1543–1616)


    Как сладостно!
    Два пробужденья —
    А сон один!
    Над зыбью этого мира —
    Небо рассветное.

     

    Тоётоми Хидэёси 豊臣秀吉 (1537 – 1598):

     

    露と落ち

    露と消えにし

    我が身かな

    浪速のことも

    夢のまた夢

               

     

     

    «Вместе с росой паду,

    Вместе с росой исчезну,

    Я, как и Нанива (Осака), - сны и только сны…»

     

    Датэ Масамунэ (1567–1636)


    Луна души,
    Не омраченной облаками,
    Пролей свой свет
    На этот зыбкий мир
    И тьму его рассей!

    Писать дзисэй не угасла, а лишь еще больше воспламенилась во время 2ой мировой войны. Так генерал Курибаяши Тадамити  (栗林 忠道)  сочинил свой стих 17 марта 1945 года и умер 26-го марта 1945-года.

    国の為 重き努を 果し得で 矢弾尽き果て 散るぞ悲しき

    仇討たで 野辺には朽ちじ 吾は又 七度生れて 矛を執らむぞ

    醜草の 島に蔓る 其の時の 皇国の行手 一途に思ふ

     

    Kuni no tame / omoki tsutome o / hatashi ede / yadama tsukihate / chiruzo kanashiki

    Ada utade / nobe niwa kuchiji / warewa mata / sichido umarete / hoko o toranzo

    Shikokusa no / shima ni habikoru / sono toki no / koukoku no yukute / ichizu ni omou

     

    «Ради страны тяжкий долг я снесу до конца

    И паду от пули расстроенным.

    Врагами брошенный гнить в поле,

    Я в 7-й раз перерожусь и подниму копье.

    Уродливая трава стелется по острову,

    А я в это время думаю лишь об империи».

     

  5. Сабля яньмаодао, середина XVIII в. Китай, период Цин (1636-1912).

    Сталь, дерево.

    Ковка, слесарная и столярная обработка, гравировка.

    Традиционная для маньчжуров сабля яньмаодао, происходит от чжурчжэньских палашей XII-XIII вв. Отличается слабоизогнутым клинком и прямым череном рукояти.

    Сабля имеет традиционный для стран мусульманского Востока декоративный мотив - прорезные долы, по которым перекатываются металлические дробинки, именуемые "слезы обиженных". Современные китайцы называют оружие с таким декоративным мотивом "гуньчжудао" (букв. "сабли с катящимися жемчужинами").

    Этот мотив был заимствован в Китае в середине XVIII в. в связи с расширением связей с мусульманскими странами в результате завоевания империей Цин Джунгарии и Синьцзяна в 1755-1760 гг.

    Следует отметить, что подобный элемент декора не ослабляет конструкцию клинка, который носит следы практического применения. Клинок имеет встречную заточку в последней трети.

    На клинке имеются гравированные изображения - на левой голомени в промежутках между короткими долами изображены 2 тигра, на правой, у пяты клинка - дракон. В длинном сквозном канале сохранились 2 металлические дробинки.

    Яньмаодао вышли из широкого употребления уже к концу XVIII в., будучи вытесненными более легкими люедао. Эти сабли встречаются редко и представляют собой значительный интерес для коллекционера даже в случае, если их клинки не декорированы столь экзотичным образом.

    Общая длина - 800 мм.

    Длина клинка - 665 мм.

    Длина встречной заточки - 185 мм.

    Ширина клинка у пяты - 30 мм.

    Ширина клинка максимальная - 36 мм.

    Толщина клинка у пяты - 5 мм.

    Цена - 400 000 руб.

    Контактная информация: weapons@era.name

    DSC_6365.JPG

    DSC_6366.JPG

  6. Японский певец и актёр Кю Сакамото 坂本 九 прославился в 1963 году, когда владелец британской звукозаписывающей компании "Pye Records" Луис Бенджамин (Louis Benjamin) посетил Японию и привёз песню Кю "Ue o Muite Aruko" ("Я пойду, глядя вверх" 1961) в Англию. Он же и дал ей новое название "Sukiyaki", более привычное в англоговорящих странах, означающее японскую кастрюлю для фондю, звучащее по-японски, но не имеющее к песне никакого отношения. Сначала песня вышла как инструментальная композиция в исполнении оркестра "Kenny Ball and His Jazzmen", а после того как она стала хитом, в Англии и позже в США был издан оригинальный вариант, ставший единственной японской песней, возглавившей американский чарт. Кюи Сакамото, ставший также единственным до сих пор азиатским победителем этого чарта, совершил мировое турне и выпустил в США свой единственный альбом "Sukiyaki and Other Japanese Hits" 1963.

    Автор слов Эй Рокусукэ 永 六輔 написал песню, возвращаясь с митинга против "Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией", разрешающем США иметь военные базы в Японии, и переживая неудачу протестного движения. Но с музыкой композитора Накамура Хатидай 中村 八大 песня звучит более обобщённо, что позволило группе "A Taste of Honey" в 1981 году и группе "4 P.M" в 1994 исполнить песню с английским текстом о несчастной любви.

    Кюи Сакамото разбился в авиакатастрофе в 1985 году в возрасте 44 лет.

    Интересно, что песня "Sukiyaki" звучит в одном из эпизодов сериала "The Man in the High Castle" по мотивам одноименного романа Филипа Дика. Действие в романе происходит в 1962 году в альтернативной исторической реальности, в которой Третий Рейх и Япония выиграли Вторую Мировую войну и разделили между собой территорию США.

    LOOKING UP WHILE WALKING
    UE O MUITE ARUKO
    (Rokusuke Ei / Hachidai Nakamura)

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

  7. Oriental Club

    Семитомная «История татар с древнейших времен» создана под эгидой и научно-методическим руководством Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан при участии более 200 видных ученых, представляющих институты РАН, ведущие научные центры стран ближнего и дальнего зарубежья.

    blog-0878520001446009417.thumb.jpg.97ddd

    История татар. Том 1. Народы степной Евразии в древности

    История татар. Том 2. Волжская Булгария и Великая Степь

    История татар. Том 3. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII - середина XV века

    История татар. Том 4. Татарские государства XV–XVIII вв.

    История татар. Том 5. Татарский народ в составе Российского государства (вторая половина XVI–XVIII вв.)

    История татар. Том 6. Формирование татарской нации XIХ – начало XХ в.

    История татар. Том 7. Татары и Татарстан в XX – начале XXI в.

  8. Двое жителей городка Валбржих утверждают, что располагают сведениями о местонахождении нацистского эшелона с золотом, который исчез или был сознательно законсервирован нацистами недалеко от Бреслау (ныне Вроцлава) в одном из тоннелей в горах Нижней Силезии, в окрестностях замка Кщёнж (Фюрстенштайн). Сообщается, что длина эшелона составляет 150 метров, а вес золотого груза достигает 300 тонн. Кладоискатели через юридическую фирму заявили, что готовы передать эти сведения властям, если им будет гарантировано вознаграждение в 10% от стоимости найденного клада.

    Нельзя сказать, что им сразу поверили. По словам местных краеведов, бытуют легенды о целых двух поездах с золотом, якобы сокрытых в окрестностях Кщёнжа, но пока не удалось обнаружить никаких признаков их существования. Однако новость уже вызвала ажиотаж в СМИ и блогосфере.

    800px-Castle_F%C3%BCrstenstein.JPG
    Замок Кщёнж
  9.       Несколько цитат из переписки Александра II с "друзьями" относительно Босфорской операции.
           Мнение императора.
          Касательно Босфорской операции Александр III исходил из следующих соображений. По его мнению, Берлин не допустит того, чтобы Петербург сравнялся с ним в морских вооружениях, поэтому относительная свобода рук у России имеется лишь на Черном море, почему и необходимо будет сконцентрировать основные усилия на развитии в первую очередь именно Черноморского флота. Вообще, во внешнеполитической доктрине Александра III Константинополь занимал особое место. Избегавший, по возможности, обострения внешнеполитической ситуации и отнюдь не стремившийся развязать войну, император-миротворец, тем не менее, полагал, что «у нас должна быть одна и главная цель: это – занятие Константинополя, чтобы раз навсегда утвердиться в проливах и знать, что они будут постоянно в наших руках. Это в интересах России и это должно быть наше стремление; все остальное, происходящее на Балканском полуострове, для нас второстепенно…». И, завершая свою мысль, император отмечал: «Что касается собственно проливов, то, конечно, время еще не наступило, но надо нам быть готовыми к этому и приготовлять все средства. Только из-за этого вопроса я соглашусь вести войну на Балканском полуострове, потому что он для России необходим и действительно полезен».
           Эти слова были сказаны (в смысле написаны в письме) императором Обручеву в сентябре 1885 г. Тем самым Александр поставил точку в вопросе о том, быть или не быть операции по захвату Босфора – однозначно «быть». Вопрос стоял только в том, когда?
          Мнение Нелидова, посла в Стамбуле.
          Нелидов еще в 1882 г. полагал, что, поскольку «больной человек Европы» может скоропостижно скончаться, то «для нас является настоятельная необходимость предупредить наших соперников и принять все меры к тому, чтобы в данную минуту, когда обстоятельства представятся к тому особенно благоприятными или опасность чужого занятия станет слишком близка, мы могли наверное, с полным залогом успеха, сами утвердиться на проливах» (в этом месте император сделал пометку – «Это главное»).
           Итак, Александр был согласен с тем, что операцию нужно было предпринимать быстро, без излишних раздумий – главное скорость принятия решений и исполнения решенного, пока в Лондоне. Вене, Париже и Берлине не прочухались. Кстати, на этой записке Нелидова император поставил на записке Нелидова такую весьма примечательную пометку: «Все это весьма дельно и толково. Дай Бог нам дожить до этой отрадной и задушевной для нас минуты! Я не теряю надежды, что рано или поздно, а это будет и так должно быть! Главное не терять времени и удобного момента».
          Мнение Обручева.
          Обручев поддержал мнение Нелидова, направив императору в 1885 г. записку, в которой отмечал, что «только за Босфор и Карпатскую Русь безусловно и стоит лить русскую кровь». При этом начальник Главного штаба полагал, что России нет нужды захватывать собственно Константинополь и уж тем более Дарданеллы (поскольку на выходе из Дарданелл русский флот все равно непременно ждал более могущественный неприятельский, читай, британский флот – Thor), но непременно – владение входом из Босфора в Черное море, надлежащим образом укрепленного (своего рода русский Гибралтар – Thor). Здесь, писал Обручев, «мы могли бы укрепиться и раз и навсегда преградить неприятелю вторжение в наши Черноморские пределы…». И дальше он, проанализировав опыт предыдущих кампаний на Балканах, приходил к закономерному выводу – только сильный десант в Босфоре давал гарантию успеха. Эту операцию Обручев полагал безусловно рискованной, «но при 36-40 часовом расстоянии Константинополя от черноморских наших портов, она гораздо короче и Балканского и Малоазиатского сухопутных походов, – но по выбору времени и соблюдению внезапности гораздо более находится в наших руках, требует во всяком случае менее жертв, а главное – не имеет в тылу всепортящей Австрии».
           «Владея Босфором, – подытоживал свои размышления Обручев (и в своих выводах он настолько перекликается в Нелидовым, что возникает ощущение, что он явно был знаком с запиской дипломата – Thor), – мы становимся неуязвимы на Черном море, обуздываем Англию, сосредоточиваем все сухопутные наши силы на западной границе и решив Польский вопрос, на веки, твердо, незыблемо обеспечиваем положение России в Европе, как достигаем вместе с тем спокойствия и на Кавказе и в Азии. Целый ряд длинных кровопролитных войн, предпринятых Россиею с прошлого века завершится этими актами и для России действительно настанет период отдыха, прочного мира, силы и благоденствия…». Ради этого нельзя медлить, полагал Обручев, нельзя ждать, пока будет готов флот, но «следует быть безотлагательно готовыми, хоть на ладьях, идти к Босфору и брать его, как достояние России», и нужно для этого только лишь дать Морскому министерству 12 млн. руб., а Военному – 4 млн., требуя от них лишь строгого отчета в том, что сделано (подобно тому, как это было сделано в 1854-1855 гг. на Балтике – Thor/ Можем же, если захотим!) и тогда «к весне или к июню (1886 г. – Thor) явится флотилия, чтобы оградить десант, явится и артиллерия, чтобы укрепить Босфор…».
           Любопытно, но еще в мае 1883 г. капитан 2 ранга Макаров (тот самый Макаров!), представляя свою записку с планом морской операции по овладению Босфором, писал следующее: «Если мы спросим Европу о разрешении захватить Константинополь, то она не согласится, но если мы захватим Босфор со всем флотом и через дне недели будем иметь 100 тыс. войска для поддержания наших справедливых требований, то Европа, мирящаяся с силой и фактами, не захочет еще более усложнять Восточного вопроса…».
           Собственно говоря, из всего этого видно, что при Александре III в Петербурге сложилась вполне себе сильная и влиятельная «партия», которую поддерживал сам император, ратовавшая за скорейшее разрешение вопроса о Проливах при первой же возможности, причем был достигнут и определенный консенсус относительно характера самой операции – захват Босфора, причем в кратчайшие сроки с тем, чтобы наши «партнеры» были поставлены перед фактом и вынуждены были бы решать дилемму – стоит ли затевать ради возвращения status quo большую войну или же нет?

    GfufwBeP7RQ


           P.S. Если бы Александр II решился бы отдать приказ оккупировать Стамбул в 1878 г. и занял бы более жесткую позицию – решилась ли бы Австрия в союзе с Британией воевать с Россией?
           P.P.S. Если, невзирая на существовавшие организационные и технические проблемы (разве бывает такая ситуация, когда все готово – вплоть до того, что пришита последняя пуговица на гетрах последнего солдата?), в 1896 г. приказ на овладение Босфором был бы отдан – вспыхнула ли в таком случае большая европейская война? Кто вписался бы за Англию в роли континентальной шпаги Альбиона?


    Via

  10. Saygo
    Latest Entry

    By Saygo,

    Меня зовут Соня. Возможно, вы знаете меня из некоторых постов в этом блоге. Мои фотографии мелькали здесь время от времени, потому что автор блога - мой дедушка. Я откладывала написание этого поста два с половиной месяца.

    К сожалению, дедушки первого мая не стало.

    Над этим блогом он работал каждый день, буквально с утра до ночи. Сколько себя помню, заставала его за этим. Он искал материалы, переводил, сканировал, распечатывал, читал, писал, редактировал и отбирал иллюстрации. Поэтому я не могу просто бросить все его труды и не объяснить, куда он пропал.

    Очень боюсь, что блог заблокируют, потому что сама в жизни не соберу все его статьи воедино. Но я как минимум делаю то, что давно хотела - прощаюсь за него с делом его последних лет.

    Я не знаю, кто его читал и насколько велика (или мала) была его аудитория, но не хочу, чтобы его труд канул в Лету. Считаю своим долгом поставить в существовании этого блога точку. Спасибо вам, что читали, комментировали и следили. Я точно знаю, что ему это было действительно важно.

    Напоследок скажу: пожалуйста, будьте осторожны. Мойте руки, носите маску, а главное - берегите себя и своих близких.

    P. S. Если вы действительно читали этот блог и можете как-то помочь мне с сохранением его материалов, пожалуйста, напишите на sofiaskupova@gmail.com - буду очень благодарна за любую помощь (или за попытку помочь).

    Еще раз спасибо.

    Via

  11. Хостинг картинок yapx.ru
    А заодно и про знаменитого кудесника Або-но Сэймэя, к вопросу о том, можно ли средствами оммё:до:, науки Тёмного и Светлого начал, погубить человека.

    О том, как Сё:ку: отдал жизнь за учителя
    В недавнюю пору в храме Миидэра жил почтенный человек по имени Тико:, монах дворцовой молельни. В мире началось моровое поветрие, и он, будучи уже в преклонных годах, заболел – какие-то были к тому причины в его прежних жизнях – и уже лежал при смерти, ученики собрались вокруг, плакали и горевали. В то время жил Сэймэй, знаток Тёмного и Светлого начал, подобный богам. Он осмотрел Тико и сказал:
    – В этот раз тебе воистину приходит конец, помочь ничем нельзя. Но если кто-то из твоих учеников возымеет глубокую решимость и захочет умереть вместо тебя, я проведу обряд. Больше ничего я сделать не в силах, совсем ничего.
    Там собралось множество учеников, и услышав такое, монах дворцовой молельни в нестерпимой муке обвёл глазами их, сидевших в ряд: есть ли здесь кто-то, кто меня заменит? Но что бы они ни говорили прежде, с жизнью расстаться трудно каждому, и все, краснея, отводили глаза, непохоже было, что кто-то готов умереть вместо наставника.
    В ту пору учитель таинств Сё:ку:, ещё молодой, был среди этих учеников. Он был из них последним, никто о нём и не вспомнил, но он подался вперёд и сказал монаху дворцовой молельни:
    – Я заменю вас. Вот почему: от вас, о наставник, я услышал и усвоил, что Закон весОм, а жизнь легковесна. Как же я, слыша такие слова, стал бы жалеть свою жизнь? С этим телом мне когда-нибудь пришлось бы расстаться впустую, а сейчас я его преподношу всем буддам трёх времён, не хочу больше оставаться в мире людей. И жалеть тут вовсе незачем. Но у меня есть мать, ей сейчас восемьдесят лет. Кроме меня у неё детей нет. Если не получу от неё дозволения, я пожертвую не только собственным телом: кончится жизнь двух человек, моя и её. Я всячески объясню ей суть дела, так что прошу меня отпустить ненадолго, я схожу домой и вернусь.
    И встал с места. Монах дворцовой молельни, а вслед за ним и все, кто слышал слова Сё:ку:, залились слезами, тронуты были безмерно.
    Сё:ку: пришёл к матери и всё ей рассказал.
    – Я хочу, чтобы ты не горевала обо мне. Если бы, как ты всегда хотела, я пережил тебя, то творил бы обряды ради твоего будущего века, но ими накопить большие заслуги было бы очень трудно. А теперь, если я, считая весомым свой долг перед учителем, умру вместо него, все будды трёх времён смилуются надо мной, небесные и земные божества удивятся. Обретя такую заслугу, я обращу её на твоё просветление в будущем веке. Это и есть истинная забота о старших, и я, отбросив это ничтожное тело, одновременно воздам за благодеяния двум людям – тебе и учителю. Что уж и говорить: в нашем мире старые и малые равно ненадёжны. Если бы жизнь моя кончилась впустую, если бы я умер раньше тебя, разве тебе не было бы досадно? Так что же мне жалеть об этом мире?
    Он говорил и плакал, мать слушала и заливалась слезами, неудивительно, что она испугалась и опечалилась.
    – По глупости своего сердца я не понимала, что даёт больше заслуг. Когда ты был мал, я тебя растила. Когда сама состарилась, ослабела и согнулась, я стала полагаться на тебя, как на Небо и Землю. Я теперь в тех годах, когда не знаю, когда моя жизнь кончится – сегодня ли, завтра – мне очень горько, что ты меня покинешь, уйдёшь прежде меня, но я понимаю, что решимость твоя глубока, и если ты отдашь жизнь ради учителя, насчёт твоего будущего века можно не сомневаться. Если я не разрешу тебе так поступить, будды сочтут меня дурой, и тебе это придётся не по сердцу. Воистину, жизнь старых и малых ненадёжна. Если подумать, она вся от начала до конца – сон, наваждение. Так что пусть будет, как ты решил. И когда возродишься в Чистой земле, спаси и меня!
    Мать говорила, сдерживая слёзы, и Сё:ку: со слезами радости вернулся к наставнику. И тотчас записал свои год рождения и имя и отослал Сэймэю, сообщив, что готов ближайшей ночью пройти обряд и заменить своей жизнью жизнь учителя.
    И вот, настала глубокая ночь, у Сё:ку: заболела голова, ему сделалось дурно, тело охватил нестерпимый жар, и тогда он пошёл к себе в келью, избавился от каких-то своих бумаг – не хотел бы, чтобы их увидели люди, – и обратился к образу почитаемого Фудо:, который много лет хранил у себя:
    – Я молод, тело моё в расцвете сил, не скажу, чтобы мне не жаль было расстаться с жизнью, но я думаю о том, как глубока моя благодарность учителю, и сейчас хочу умереть вместо него. Но усердствовал я мало и теперь страшусь будущего века. Прошу, о светлый государь, смилуйся надо мной, не дай мне упасть на дурные пути! Болезнь уже мучит моё тело, больше часа я не выдержу. Кланяюсь тебе, мой исконный почитаемый, в последний раз!
    Так он говорил и плакал. Тут из глаз нарисованного будды полились кровавые слёзы, и от молвил:
    – Ты заменил собою учителя, а я заменю тебя!
    И голос его проникал в кости, пронизывал нутро. О ужас! Монах соединил ладони, сидел и молился, пот заструился по его телу, жар спал, и тотчас Сё:ку: почувствовал себя лучше.
    Монах дворцовой молельни с той ночи тоже пошёл на поправку, и кто слышал о том – могли ли отнестись к этому легко? С тех пор наставник и ученик полагались друг на друга, как никто другой.
    Тот исконный почитаемый потом переходил из рук в руки и оказался в молельне Сиракава-ин. Это его называют Плачущим Фудо из Дзё:дзю:ин. Из глаз его льются слёзы, это в самом деле ясно видно.
    А учитель таинств Сё:ку: – это и есть тот человек, кто состоял при досточтимом Ку:я, тот самый служка, кого назвал «сосудом Закона» общинный старейшина Ё:кэй, когда вылечил досточтимому сломанную руку.


    Годы жизни Сё:ку: – 910–1007, самый расцвет эпох Хэйан. Бумаги, которые уничтожил молодой монах, - скорее всего, его стихи и какие-то личные записи. О том, как знаменитый монах Ё:кэй вылечил страннику Ку:я руку, сломанную и неправильно сросшуюся много лет назад, говорится в «Рассказах, собранных в Удзи» (142).
    Покажем заодно картинки к истории про Сё:ку: и его учителя из более поздней книги «Предание о Плачущем Фудо» 泣不動縁起, «Наки Фудо:-энги» (XV в.). Её можно посмотреть на сайте музея города Нара https://www.narahaku.go.jp/collection/839-0.html

    Хостинг картинок yapx.ru
    У ворот обители.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Больной наставник и его ученики, за столиком – Сэймэй; поодаль ждут сикигами, помощные духи кудесника.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Сё:ку: едет домой.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Сё:ку: у матери.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Сэймэй творит обряд, вокруг сидят его помощные духи.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Посланцы ада уже летят за старым наставником.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Сё:ку: молится перед свитком, перед своим Фудо:.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Фудо: заменил собой человека, и теперь связанный идёт в ад на суд царя Эмма. Адский чиновник в затруднении.

    Хостинг картинок yapx.ru
    Судья мёртвых и его присные склоняются перед Фудо:.

    Via

  12. Saygo
    Latest Entry

    By Saygo,

    Итак, после изгнания Наполеона из России русский царь Александр I и британский кабинет министров озадачились созданием новой антинаполеоновской коалиции, куда вошли Пруссия и Австрия, ранее бывшие союзниками Наполеона. Если с пруссаками удалось договориться достаточно легко, и англичане к сентябрю, дабы оснастить армию Пруссии, поставили туда до 100 тысяч мушкетов и 100 артиллерийских орудий, то вот с Веной переговоры зашли в тупик. Тем не менее, ее помощь после Лютцена и Баутцена (май 1813 года) была очень важна. Наконец австрийцы согласились вступить в коалицию и выставить в поле 130 тысяч человек под командованием князя Шварценберга. Теперь соединенными силами союзники смогли действовать эффективно, и в результате в октябре 1813 года нанесли Наполеону поражение при Лейпциге. «Grand Armee» Бонапарта посыпалась, тем не менее, она еще была очень сильна. Наполеон, дабы расколоть коалицию, начал вести тайные переговоры с австрийцами, и предложил им «оливковую ветвь мира», говоря, что уйдет «на свои естественные границы по Рейну, и оставит Франции только Южные Нидерланды», в том числе – и Антверпен. Англичан, когда они узнали об этом предложении, начало неимоверно трясти, ведь расстояние от Антверпена до Дувра составляет всего-то 200 км, и это послужило началом всех последующих событий.
    Самым простым вариантом, который пришел в голову Лондону, стал быстрый захват Нидерландов, тем самым – договор французов и австрийцев автоматом становился недействительным. Однако… помните рассказы про Суворова и австрийский Гофрискстрат? Так вот, в Лондоне обсуждение экспедиции в Нидерланды заткнуло за пояс планирование и осторожность австрийцев, и планы английского вторжения в Голландию затянулись аж до марта 1814 года.
    Далее в статье:


    https://fitzroymag.com/right-place/skaz-pro-to-kak-kazaki-niderlandy-osvobozhdali/

    privalkazakov.jpg

    ЗЫ: Все-таки в теле статьи осталась недосказанность.
    Ну а как там господа англичане, спросит читатель? Тем более, что в английских исследованиях очень часто операцию по захвату Нидерландов стыдливо именуют «русско-английским освобождением Голландии», попутно почему-то забыв пруссаков Бюлова, которые внесли свою лепту, разгромив французов у Хогсстратена в январе 1814 года.
    Понимая, что слава освободителей Голландии от них просто ускользает, британцы 8 марта 1814 года решили провести эффектную операцию – десантом с моря взять Берген-оп-Зом. 4800 человек под командованием соратника герцога Веллингтона – генерал-лейтенанта Томаса Грэхэма, высадились на пустынный пляж в 70 км от Роттердама, и под вечер были атакованы 2700 французских солдат генерала Лорана Бизане. Англичане потерпели страшный разгром,  позже майор Том Остин так прокомментировал это поражение в своем дневнике: «Справедливо отгенералены и позорно разбиты» (Fairly out-generalled and disgracefully beaten). Далее остатки англичан соединились с пруссаками и осадили Антверпен, куда отступил Карно, и осада эта продлилась до отречения Наполеона – то есть до 4 апреля 1814 года.
    Таким образом, можно утверждать, что именно Александр Христофорович Бенкендорф, имея под рукой только легкую кавалерию и немного пехоты, но - умело сочетая напор и натиск – освободил Голландию от французов. Подвиг действительно эпический!

    Via