Blogs

Featured Entries

  • Чжан Гэда

    Сингунто, Япония, конец 1930-х - начало 1940-х гг.

    By Чжан Гэда

    Периодизация меча – гэндайто 現代刀 (современные мечи) Тип меча – сингунто (新軍刀) Тип оправы – косираэ (拵え) в стиле сингунто (начало второй трети ХХ в.) Подпись на хвостовике накаго (中心) – 濃州関住服部正廣作 Но:сю: Сэки дзю: Хаттори Масахиро саку (сделал Хаттори Масахиро из Сэки в Носю) Период – начало периода Сёва (昭和時代, 1926 – 1989). Общая длина в оправе – 1005 мм. Общая длина клинка – 655 мм. Нагаса (длина клинка до начала хвостовика, 長さ) – 640 мм. Накаго  (длина хвостовика) – 208 мм. Мотохаба (ширина в основании клинка, 元幅) – 32 мм. Сакихаба (ширина у поперечного ребра на острие ёкоте (横手), 先幅) – 20 мм. Мотогасанэ (толщина у муфты хабаки, 元重ね) – 7 мм. Сакигасанэ (толщина у острия киссаки (切先), 先重ね) – 5,5 мм. Сори (изгиб клинка, 反り) – 16 мм. Хамон (刃文, линия закалки) – мидарэ (乱れ, беспорядочная).   Историческая справка: Меч в оправе сингунто Второй Мировой войны (1939-1945) сохраняет нетронутой первоначальную полировку, что является надежной гарантией максимальной сохранности клинка. На хвостовике меча стоит клеймо приемки арсенала Сэки (関) и подпись мастера Хаттори Масахиро, производившего мечи для армии и флота по заказу Министерства Обороны. На оборотной стороне хвостовика краской сделаны пометки иероглифами, которые читаются как 2-2-1. По всей видимости, это вспомогательная производственная маркировка, использовавшаяся при сборке мечей – интересная деталь, редко встречаемая на японских клинках. Примечание: Данный предмет имеет заключение эксперта из Росохранкультуры, который подтверждает культурную и историческую ценность этого изделия и гарантирует нахождение предмета в легальном обороте.  Цена: по запросу Контактная информация: weapons@era.name 
    • 0 comments
    • 1,192 views

Our community blogs

  1. «Советы молодому офицеру» 1904 г. от ротмистра Валентина Кульчицкого:
    1. Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещание.
    2. Держи себя просто, с достоинством, без фатовства.
    3. Необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и начинается низкопоклонство.
    4. Избегай денежных счетов с товарищами. Деньги всегда портят отношения.
    5. Не принимай на свой счет обидных замечаний, острот, насмешек, сказанных вслед, что часто бывает на улицах и в общественных местах. Будь выше этого. Уйди — не проиграешь, а избавишься от скандала.
    6. Если о ком-нибудь не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить и плохое, если и знаешь.
    7. Не пиши необдуманных писем и рапортов сгоряча.
    8. Меньше откровенничай — пожалеешь. Помни: язык мой — враг мой!
    9. Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь.
    10. Не спеши сходиться на короткую ногу с человеком, которого недостаточно узнал.
    11. Ни чьим советом не пренебрегай — выслушай. Право же, последовать ему или нет, останется за тобой. Сумей воспользоваться хорошим советом другого — это искусство не меньшее, чем дать хороший совет самому себе.
    12. Сила офицера не в порывах, а в нерушимом спокойствии.
    13. Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была.
    14. В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать свое сердце и жить рассудком.
    15. Тайна, сообщенная тобой хотя бы только одному человеку, перестает быть тайной.
    16. Будь всегда начеку и не распускайся.
    17. Старайся, чтобы в споре слова твои были мягки, а аргументы тверды. Старайся не досадить противнику, а убедить его.
    18. На публичных маскарадах офицерам не принято танцевать.
    19. Разговаривая, избегай жестикуляции и не возвышай голос.
    20. Если вошел в общество, в среде которого находится человек, с которым ты в ссоре, то, здороваясь со всеми, принято подать руку и ему, конечно, в том случае, если этого нельзя избежать, не обратив внимания присутствующих или хозяев. Подача руки не даёт повода к излишним разговорам, а тебя ни к чему не обязывает.
    21. Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.
    22. Когда два человека ссорятся — всегда оба виноваты.
    23. Авторитет приобретается знанием дела и службы. Важно, чтобы подчиненные уважали тебя, а не боялись. Где страх — там нет любви, а есть затаенное недоброжелательство или ненависть.
    24. Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие. Упущенный момент не вернешь.
    25. Тот, кто ничего не боится, более могуществен, чем тот, кого боятся все.

    Kulchitsky.jpg.e12377adfdd386acec508f296

  2. Для начала хотелось бы обозначить проблему - есть такая деталь интерьера, как африканская маска. 

    Сразу оговорюсь, что это - не чисто африканский интерьер, а интерьер колониальных властей, чиновников, священников и офицеров, которые уделяли некоторое внимание искусству народов, среди которых волею судеб оказались.

    И вот теперь, спустя более чем 50 лет после крушения колониальной системы в Африке маски стали доступны для украшения интерьера повсеместно. Но дело очень сильно стопорится малой изученностью вопроса в целом - так, если маски некоторых народов (скажем, пуну) были широко известны и популярны в Европе в 1920-1930-е годы (особенно во Франции, где было много колониальных арт-объектов из Западной Африки - средоточия культуры резного дерева), то в СССР своих колоний не было, публикации были немногочисленны, изучение многих арт-объектов велось по мутным черно-белым фотографиям размером со спичечный коробок...

    Вот и слышно, что "ай! это колдовство! ниЗЗя!". Типичный пример - стоит моя супруга-учительница на перемене и разговаривает с коллегами - мол, поедем к знакомому, который привез несколько старых африканских масок, пару штук хотим купить. Одна с сожалением сказала: "Ой, у меня с деньгами плохо, не смогу себе такое позволить!" (у нее 2 детей на платном отделении в институте - каждая копейка на счету), а вторая понесла: "Это страшное колдовство! Как ты можешь? Не по православному это! Карму испортишь!" и т.д. и т.п.

    Главный аргумент "икспердов-электросексов" - это то, что маски использовались в неких страшных ритуалах, которые обязательно нашлют на владельца проклятия и страшную смерть в муках (то ли Лавкрафта начитались, то ли еще что). А вот в каких ритуалах - они точно не знают, но от верных сплетников источников слышали, что ... И далее следует отсебятина, круто замешанная на голливудских сценариях (а в Голливуде, как известно, неправильного не покажутЪ) и личных домыслах, причем не совсем ясно, где трава, а где - собственное творчество.

    В общем, предлагаю ближайшее время посвятить разбору различных вариантов, для чего используются маски и, в результате, выяснить - можно или все же "ниЗЗя!" применить их для украшения создаваемого интерьера.

     

  3. В 1982 году произошло замечательное событие. В Парижском университете исследовательская группа под руководством физика Alain Aspect провела эксперимент, который может оказаться одним из самых значительных в 20 веке.

    Aspect и его группа обнаружили, что в определённых условиях элементарные частицы, например, электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния между ними. Не имеет значения, 10 футов между ними или 10 миллиардов миль.

    Каким-то образом каждая частица всегда знает, что делает другая. Проблема этого открытия в том, что оно нарушает постулат Эйнштейна о предельной скорости распространения взаимодействия, равной скорости света.

    Поскольку путешествие быстрее скорости света равносильно преодолению временного барьера, эта пугающая перспектива заставила некоторых физиков пытаться разъяснить опыты Aspect сложными обходными путями. Но других это вдохновило предложить даже более радикальные объяснения.

    Например, физик лондонского университета David Bohm посчитал, что из открытия Aspect следует, что объективной реальности не существует, что, несмотря на её очевидную плотность, вселенная в своей основе — фантазм, гигантская, роскошно детализированная голограмма. Чтобы понять, почему Bohm сделал такое поразительное заключение, нужно сказать о голограммах. Голограмма представляет собой трёхмерную фотографию, сделанную с помощью лазера. Чтобы изготовить голограмму, прежде всего фотографируемый предмет должен быть освещён светом лазера. Тогда второй лазерный луч, складываясь с отражённым светом от предмета, даёт интерференционную картину, которая может быть зафиксирована на плёнке.

    Что еще может нести в себе голограмма - еще далеко не известно. Готовый снимок выглядит как бессмысленное чередование светлых и тёмных линий. Но стоит осветить снимок другим лазерным лучом, как тотчас появляется трёхмерное изображение исходного предмета. Трёхмерность — не единственное замечательное свойство, присущее голограмме. Если голограмму с изображением розы разрезать пополам и осветить лазером, каждая половина будет содержать целое изображение той же самой розы точно такого же размера. Если же продолжать разрезать голограмму на более мелкие кусочки, на каждом из них мы вновь обнаружим изображение всего объекта в целом. В отличие от обычной фотографии, каждый участок голограммы содержит информацию о всём предмете, но с пропорционально соответствующим уменьшением чёткости. Принцип голограммы «все в каждой части» позволяет нам принципиально по-новому подойти к вопросу организованности и упорядоченности.

    На протяжении почти всей своей истории западная наука развивалась с идеей о том, что лучший способ понять физический феномен, будь то лягушка или атом, — это рассечь его и изучить составные части. Представьте себе аквариум с рыбой. Голограмма показала нам, что некоторые вещи во вселенной не поддаются исследованию таким образом. Если мы будем рассекать что-либо, устроенное голографически, мы не получим частей, из которых оно состоит, а получим то же самое, но меньшей точностью. Такой подход вдохновил Bohm на иную интерпретацию работ Aspect. Bohm был уверен, что элементарные частицы взаимодействуют на любом расстоянии не потому, что они обмениваются некими таинственными сигналами между собой, а потому, что их разделённость иллюзорна. Он пояснял, что на каком-то более глубоком уровне реальности такие частицы являются не отдельными объектами, а фактически расширениями чего-то более фундаментального. Чтобы это лучше уяснить,

    Bohm предлагал следующую иллюстрацию. Представьте себе аквариум с рыбой. Вообразите также, что вы не можете видеть аквариум непосредственно, а можете наблюдать только два телеэкрана, которые передают изображения от камер, расположенных одна спереди, другая - сбоку аквариума. Глядя на экраны, вы можете заключить, что рыбы на каждом из экранов — отдельные объекты. Поскольку камеры передают изображения под разными углами, рыбы выглядят по-разному. Но, продолжая наблюдение, через некоторое время вы обнаружите, что между двумя рыбами на разных экранах существует взаимосвязь. Когда одна рыба поворачивает, другая также меняет направление движения, немного по-другому, но всегда соответственно первой; когда одну рыбу вы видите анфас, другую непременно в профиль. Если вы не владеете полной картиной ситуации, вы скорее заключите, что рыбы должны как-то моментально общаться друг с другом, чем что это случайное совпадение.

    Вселенная - это голограмма

    Bohm утверждал, что именно это и происходит с элементарными частицами в эксперименте Aspect. Согласно Bohm, явное сверхсветовое взаимодействие между частицами говорит нам, что существует более глубокий уровень реальности, скрытый от нас, более высокой размерности, чем наша, как в аналогии с аквариумом. И, он добавляет, мы видим частицы раздельными потому, что мы видим лишь часть действительности. Частицы — не отдельные «части» , но грани более глубокого единства, которое в конечном итоге так же голографично и невидимо. И поскольку всё в физической реальности состоит из этих «фантомов», наблюдаемая нами вселенная сама по себе есть проекция, голограмма. Вдобавок к её «фантомности», такая вселенная может обладать и другими удивительными свойствами. Если очевидная разделённость частиц — это иллюзия, значит, на более глубоком уровне все предметы в мире могут быть бесконечно взаимосвязаны. Электроны в атомах углерода в нашем мозгу связаны с электронами каждого плывущего лосося, каждого бьющегося сердца, каждой мерцающей звезды. Всё взаимопроникает со всем, и хотя человеческой натуре свойственно всё разделять, расчленять, раскладывать по полочкам все явления природы, все разделения по необходимости искусственны, и природа в конечном итоге предстаёт безразрывной паутиной. В голографическом мире даже время и пространство не могут быть взяты за основу. Потому что такая характеристика, как положение, не имеет смысла во вселенной, где ничто на самом деле не отделено друг от друга; время и трёхмерное пространство, как изображения рыб на экранах, необходимо будет считать не более чем проекциями. На этом, более глубоком уровне реальность — это нечто вроде суперголограммы, в которой прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Это значит, что с помощью соответствующего инструментария может появиться возможность проникнуть вглубь этой суперголограммы и извлечь картины давно забытого прошлого. Что ещё может нести в себе голограмма — ещё далеко не известно. Предположим, например, что голограмма — это матрица, дающая начало всему в мире, как минимум, в ней есть все элементарные частицы, которые принимали или будут когда-то принимать любую возможную форму материи и энергии, от снежинок до квазаров, от голубых китов до гамма-лучей. Это как бы вселенский супермаркет, в котором есть всё. Хотя Bohm и признавал, что у нас нет способа узнать, что ещё таит в себе голограмма, он брал на себя смелость утверждать, что у нас нет причин, чтобы предположить, что в ней больше ничего нет. Другими словами, возможно, голографический уровень мира — просто одна из ступеней бесконечной эволюции. Было обнаружено, что к свойствам голограмм добавилась ещё одна поразительная черта — огромная плотность записи. Просто изменяя угол, под которым лазеры освещают фотопленку, можно записать много различных изображений на той же поверхности. Было показано, что один кубический сантиметр плёнки способен хранить до 10 миллиардов бит информации.

  4.  

    Стихи смерти в оригинале звучащие как  辞世の句  (jisei no ku), являются ничем иным, как последним напоминанием о жизни. Последним дыханием уходящих.  

    Традиция пришла из Китая от монахов дзен-буддизма, которые чувствуя приближение смерти, слагали хвалу Будде – гатху, короткую строфу или двустишие религиозного содержания.

    Поэзия долгое время была основой японской традиции, связующим звеном религиозного опыта. Именно поэтому в Японии традиция писать дзисэй укоренилась среди образованных людей, выражающих свои чувства в стихах. Дзисэй стали писать в виде хайку, танку, канси или вака

    Первый известный в Японии дзисэй принадлежит принцу Ооцу (663–686)


    Сегодня утки на пруду,
    Что в Иварэ, кричат печально.
    Подобно им и я,
    Рыдая, в небо вознесусь
    И в облаках укроюсь.

    В последствие эту традицию переняли самураи, уделяющие смерти отдельное внимание. У которых смерть стала объектом почитания, а сам обряд харакири стал демонстрацией мужества перед лицом боли и смерти, а также олицетворяющий чистоту своих помыслов перед богами и людьми. Дзисэй стали своеобразным завещанием печали, попыткой с гордостью принять то, что время, отпущенное в этой жизни, подошло к концу и нужно идти дальше.

    Иногда… против своего желания…

     

     

    Токугава Иэясу (1543–1616)


    Как сладостно!
    Два пробужденья —
    А сон один!
    Над зыбью этого мира —
    Небо рассветное.

     

    Тоётоми Хидэёси 豊臣秀吉 (1537 – 1598):

     

    露と落ち

    露と消えにし

    我が身かな

    浪速のことも

    夢のまた夢

               

     

     

    «Вместе с росой паду,

    Вместе с росой исчезну,

    Я, как и Нанива (Осака), - сны и только сны…»

     

    Датэ Масамунэ (1567–1636)


    Луна души,
    Не омраченной облаками,
    Пролей свой свет
    На этот зыбкий мир
    И тьму его рассей!

    Писать дзисэй не угасла, а лишь еще больше воспламенилась во время 2ой мировой войны. Так генерал Курибаяши Тадамити  (栗林 忠道)  сочинил свой стих 17 марта 1945 года и умер 26-го марта 1945-года.

    国の為 重き努を 果し得で 矢弾尽き果て 散るぞ悲しき

    仇討たで 野辺には朽ちじ 吾は又 七度生れて 矛を執らむぞ

    醜草の 島に蔓る 其の時の 皇国の行手 一途に思ふ

     

    Kuni no tame / omoki tsutome o / hatashi ede / yadama tsukihate / chiruzo kanashiki

    Ada utade / nobe niwa kuchiji / warewa mata / sichido umarete / hoko o toranzo

    Shikokusa no / shima ni habikoru / sono toki no / koukoku no yukute / ichizu ni omou

     

    «Ради страны тяжкий долг я снесу до конца

    И паду от пули расстроенным.

    Врагами брошенный гнить в поле,

    Я в 7-й раз перерожусь и подниму копье.

    Уродливая трава стелется по острову,

    А я в это время думаю лишь об империи».

     

  5. Сабля яньмаодао, середина XVIII в. Китай, период Цин (1636-1912).

    Сталь, дерево.

    Ковка, слесарная и столярная обработка, гравировка.

    Традиционная для маньчжуров сабля яньмаодао, происходит от чжурчжэньских палашей XII-XIII вв. Отличается слабоизогнутым клинком и прямым череном рукояти.

    Сабля имеет традиционный для стран мусульманского Востока декоративный мотив - прорезные долы, по которым перекатываются металлические дробинки, именуемые "слезы обиженных". Современные китайцы называют оружие с таким декоративным мотивом "гуньчжудао" (букв. "сабли с катящимися жемчужинами").

    Этот мотив был заимствован в Китае в середине XVIII в. в связи с расширением связей с мусульманскими странами в результате завоевания империей Цин Джунгарии и Синьцзяна в 1755-1760 гг.

    Следует отметить, что подобный элемент декора не ослабляет конструкцию клинка, который носит следы практического применения. Клинок имеет встречную заточку в последней трети.

    На клинке имеются гравированные изображения - на левой голомени в промежутках между короткими долами изображены 2 тигра, на правой, у пяты клинка - дракон. В длинном сквозном канале сохранились 2 металлические дробинки.

    Яньмаодао вышли из широкого употребления уже к концу XVIII в., будучи вытесненными более легкими люедао. Эти сабли встречаются редко и представляют собой значительный интерес для коллекционера даже в случае, если их клинки не декорированы столь экзотичным образом.

    Общая длина - 800 мм.

    Длина клинка - 665 мм.

    Длина встречной заточки - 185 мм.

    Ширина клинка у пяты - 30 мм.

    Ширина клинка максимальная - 36 мм.

    Толщина клинка у пяты - 5 мм.

    Цена - 400 000 руб.

    Контактная информация: weapons@era.name

    DSC_6365.JPG

    DSC_6366.JPG

  6. Японский певец и актёр Кю Сакамото 坂本 九 прославился в 1963 году, когда владелец британской звукозаписывающей компании "Pye Records" Луис Бенджамин (Louis Benjamin) посетил Японию и привёз песню Кю "Ue o Muite Aruko" ("Я пойду, глядя вверх" 1961) в Англию. Он же и дал ей новое название "Sukiyaki", более привычное в англоговорящих странах, означающее японскую кастрюлю для фондю, звучащее по-японски, но не имеющее к песне никакого отношения. Сначала песня вышла как инструментальная композиция в исполнении оркестра "Kenny Ball and His Jazzmen", а после того как она стала хитом, в Англии и позже в США был издан оригинальный вариант, ставший единственной японской песней, возглавившей американский чарт. Кюи Сакамото, ставший также единственным до сих пор азиатским победителем этого чарта, совершил мировое турне и выпустил в США свой единственный альбом "Sukiyaki and Other Japanese Hits" 1963.

    Автор слов Эй Рокусукэ 永 六輔 написал песню, возвращаясь с митинга против "Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией", разрешающем США иметь военные базы в Японии, и переживая неудачу протестного движения. Но с музыкой композитора Накамура Хатидай 中村 八大 песня звучит более обобщённо, что позволило группе "A Taste of Honey" в 1981 году и группе "4 P.M" в 1994 исполнить песню с английским текстом о несчастной любви.

    Кюи Сакамото разбился в авиакатастрофе в 1985 году в возрасте 44 лет.

    Интересно, что песня "Sukiyaki" звучит в одном из эпизодов сериала "The Man in the High Castle" по мотивам одноименного романа Филипа Дика. Действие в романе происходит в 1962 году в альтернативной исторической реальности, в которой Третий Рейх и Япония выиграли Вторую Мировую войну и разделили между собой территорию США.

    LOOKING UP WHILE WALKING
    UE O MUITE ARUKO
    (Rokusuke Ei / Hachidai Nakamura)

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

  7. Oriental Club

    Семитомная «История татар с древнейших времен» создана под эгидой и научно-методическим руководством Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан при участии более 200 видных ученых, представляющих институты РАН, ведущие научные центры стран ближнего и дальнего зарубежья.

    blog-0878520001446009417.thumb.jpg.97ddd

    История татар. Том 1. Народы степной Евразии в древности

    История татар. Том 2. Волжская Булгария и Великая Степь

    История татар. Том 3. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII - середина XV века

    История татар. Том 4. Татарские государства XV–XVIII вв.

    История татар. Том 5. Татарский народ в составе Российского государства (вторая половина XVI–XVIII вв.)

    История татар. Том 6. Формирование татарской нации XIХ – начало XХ в.

    История татар. Том 7. Татары и Татарстан в XX – начале XXI в.

  8. Двое жителей городка Валбржих утверждают, что располагают сведениями о местонахождении нацистского эшелона с золотом, который исчез или был сознательно законсервирован нацистами недалеко от Бреслау (ныне Вроцлава) в одном из тоннелей в горах Нижней Силезии, в окрестностях замка Кщёнж (Фюрстенштайн). Сообщается, что длина эшелона составляет 150 метров, а вес золотого груза достигает 300 тонн. Кладоискатели через юридическую фирму заявили, что готовы передать эти сведения властям, если им будет гарантировано вознаграждение в 10% от стоимости найденного клада.

    Нельзя сказать, что им сразу поверили. По словам местных краеведов, бытуют легенды о целых двух поездах с золотом, якобы сокрытых в окрестностях Кщёнжа, но пока не удалось обнаружить никаких признаков их существования. Однако новость уже вызвала ажиотаж в СМИ и блогосфере.

    800px-Castle_F%C3%BCrstenstein.JPG
    Замок Кщёнж
  9. Saygo
    Latest Entry

    By Saygo,

          Продолжение предыдущего материала...
          Итак, в предыдущей части сказано было, что устойчивость политической и социальной системы обеспечивалась во многом за счет патернализма и идеи служения государству. Однако в такой системе всегда существовала опасность, что интересы власти и «земли» могут в один прекрасный момент разойтись (к примеру, есть все основания предположить, что на первых порах вступление Москвы в Ливонскую войну 1558-1583 гг. во многом было обусловлено интересами влиятельной новгородской элиты, духовной, чиновничьей и купеческой, но когда война затянулась и вместо ожидаемых доходов стал приносить растущие расходы, растущие день ото дня, в этой среде стала зреть оппозиция политике московских властей, и Иван Грозный беспощадно подавил ростки недовольства вооруженной рукой зимой 1570 г.). И тогда вся система могла пойти враздрай (нечто подобное случилось с Великим княжеством Литовским). В известной степени можно согласиться в известном с мнением британского историка Д. Хоскинга, который, подытоживая результаты участия Русского государства в Ливонской войне, отмечал, что патриархальная социальная структура русского общества времен Ивана Грозного выступила препятствием для мобилизации скудных ресурсов, которыми обладала страна, для победы в этой затянувшейся схватке за доминирование в Восточной Европе и стала в итоге одной из важнейших причине неудачи. На повестку дня перед московскими властями встала проблема модернизации – модернизации, которая, касаясь в первую очередь военной сферы, неизбежно влекла за собой преобразования в политической, экономической и, естественно, социальной сферах.
          При анализе процессов, связанных с этой модернизацией, на наш взгляд, неплохо подходит подходит концепция т.н. «военной революции», выдвинутая шестьдесят лет назад британским историком М. Робертсом. Внедрение в повседневную военную практику пороха и огнестрельного оружия, полагал историк, способствовало не только изменению тактики и стратегии, но и стремительному росту численности армий, резкому удорожанию войны и, как следствие, повлекло за собой радикальную перестройку политических и социальных институтов – на свет появилось «военно-фискальное государство», приспособленное, по словам Н. Хеншелла, для ведения войны и выживанию в жестком мире безжалостной межгосударственной конкуренции. Для России с ее патриархальными политическими и социальными институтами и рыхлой социальной структурой с размытыми, зыбкими границами вступление в процессы, связанные с «военной революцией», неизбежно влекло за собой масштабные не только политические, но и социальные трансформации.
          Первым «звонком», возвестившим о необходимости модернизации, стало Смутное время – старая Московия в начале XVII в. пережила глубочаший кризис, едва не погубивший и страну, и общество. Из опыта Смуты правящей элитой Русского государства было вынесено твердое убеждение необходимости перемен – и перемен прежде всего в военной сфере. Старая военная машина, показавшая свою недостаточную эффективность в годы Ливонской войны, опорочила себя в годы Смуты. Нужно было ее переменять, и хотя этот процесс пришлось отсрочить на полтора десятилетия, в годы Смоленской войны 1632-1634 гг. был получен первый серьезный опыт военных преобразований на новый, европейский лад. Этот опыт лег в основу военных реформ 2-й половины XVII – начала XVIII вв.
          Военные реформы повлекли за собой и остальные. Как оказалось, создание и содержание новой, обученной и вооруженной по последним западноевропейским стандартам армии – дело весьма и весьма дорогостоящее. Необходимость сыскать средства для ее содержания обусловила необходимость перестройки патриархального, патерналистского в своей сути Русского государства в пресловутое «военно-фискальное» государство. В других условиях строительство такого Левиафана, скорее всего, вызвало бы серьезные внутренние потрясения, однако русское общество, воспитанное на идее служения государству, которое воспринималось как некая защитная оболочка, кокон, гарантирующий выживание и сохранение привычных форм бытия и сознания (по словам А.Б. Каменского), в конце концов, после некоторого сопротивления (недаром XVII в., в особенности 2-я его половина, по праву получил название века «бунташного», мятежного!), было вынуждено согласиться с такой трансформацией – перед его глазами все еще стоял печальный образ Смуты.
          Строительство военно-фискального государства неизбежно влекло за собой и масштабные социальные трансформации, сопряженные с изменением социального статуса (и в определенном отношении социальных ролей) всех основных социальных групп или «чинов» Русского государства. Прежде всего, мы видим, что на протяжении столетия идет постепенный процесс сужения сферы участия «земли» в вопросах управления – центральная власть, бюрократия в центре и на местах берет в свои руки все большую и большую власть (процесс объективный, ибо решение все более и более усложняющихся задач, стоящих перед государственным управлением, требуют столь же растущей профессионализации управленческого персонала, который постепенно становится незаменимой и самодовлеющей силой). Фискальный же (и полицейский вместе с ним) интерес требует также и более четкого разграничения прав и обязанностей (точнее, в нашем случае, обязанностей и прав) «чинов»-сословий, при этом характер их «службы» формализуется, вводится в четкие рамки закона (не традиции и обычая!). Эта тенденция четко прослеживается при анализе русского законодательства 2-й половины XVII и последующих столетий.
          Примечательно, что вместе с формализацией «службы» завершается и процесс «замыкания» «чинов» в их узкосословных рамках – постепенно выкристаллизовывается, окостеневает 4-частная структура позднемосковского общества, включавшая в себя отныне четыре «чина»-сословия – «освященной» (клирики), «служилой» (знать, дворянство, военно-бюрократический элемент), «торговой» (купеческо-ремесленный элемент, посадское население) и «земледелательной» (различные категории крестьянства). Что обращает на себя внимание, так этот тот факт, что в самых общих чертах эта структура окажется чрезвычайно устойчивой (очевидно, как наиболее эффективная и соответствующая задачам, стоящим перед военно-фискальным государством) и в общих чертах эта система сохранит свое существование вплоть до начала ХХ в. И связать эту устойчивость, на наш взгляд, можно с тем, что сама социальная система в ходе этой реструктуризации, вызванной потребностями модернизации, оказалась подвергнута определенному упрощению – количество «страт» внутри нее серьезно уменьшилось. При этом нетрудно заметить, что в целом ряде случаев слияние «страт» сопровождалось уравниванием тех слоев, что имели более высокий социальный статус, с теми, статус которых был существенно ниже (судьба российского крестьянства в этом плане наиболее характерна и печальна). При этом, что характерно – хотя в целом социальная мобильность внутри этой системы неуклонно снижается, тем не менее, возможность изменить свой социальный статус в лучшую сторону остается – через посредство военных и бюрократических учреждений (и здесь четко просматривается государственный интерес – власть достаточно легко манипулировала положением «страт», пользуясь тем, что они носили аморфный, размытый характер и, за очень редким исключением, как это было с казачеством и украинными детьми боярскими в начале XVII в., были неспособны осознать себя как некое целое, способное отстаивать свой «интерес»).
          Так или иначе, но есть все основания утверждать, что масштабная модернизация, предпринятая в России во 2-й половине XVII – начале XVIII вв., сопровождалась в известной степени консервацией довольно архаичных социальных институтов, основы которых были заложены еще в эпоху Средневековья, и упрощением социальной структуры общества в целом. И эта ее черта объясняется теми условиями, в которых осуществлялась модернизация. Необходимость ускоренного развития при острой нехватке сил и средств, людских, финансовых и материальных ресурсов, вызванной особенностями географического положения России – на наш взгляд, это одна из важнейших особенностей российской модернизации, во многом предопределившая ее ход и влияние на становление институтов российской государственности и общества.

    1084175_original.jpg


          Примерно так мне представлялись особенности исторического развития России в раннее Новое время пять лет назад. И вернувшись к этой проблеме сегодня, я, пожалуй, сохранил бы все основные позиции этого текста неизменными (за исключением отдельных нюансов и акцентов, которые, по большому счету, картину не меняют)


    Via

  10. Saygo
    Latest Entry

    By Saygo,

    Что такое таран и когда он появился на греческих кораблях



    И старый дом, куда привел я вас,
    Его паденья был свидетель хладный.
    На изразцах кой-где встречает глаз
    Черты карандаша, стихи и жадно
    В них ищет мысли ― и бесплодный час
    Проходит… Кто писал? С какою целью?
    Грустил ли он иль предан был веселью?
    Как надписи надгробные, оне
    Рисуются узором по стене ―
    Следы давно погибших чувств и мнений,
    Эпиграфы неведомых творений.
              М. Ю. Лермонтов. Сашка. Нравственная поэма



    Выше мы обсудили лингвистические вопросы, связанные с основным кораблем греческих флотов архаической и классической эпох – пентеконтерой. Теперь перейдем к рассмотрению особенностей конструкции этого корабля.

    Ранние изображения таких кораблей можно увидеть, в частности, на так называемых «сковородках» («frying pans») – терракотовых изделиях раннего Бронзового века, украшенных гравировкой.

    Frying_pan.jpg
    «Frying pan» из захоронения на острове Сирос (140 км к Ю.-В. от Афин. Раннекикладский период (2800-2300гг. до н.э.) кикладской цивилизации.




    Внешняя поверхность этих «сковородок» (есть предположение, что они использовались как «жидкие зеркала» (Tsountas, 1899)) покрыта декоративными изображениями, в том числе изображениями кораблей той эпохи.




    Frying_pan_080744.jpg
    «Frying pan» из Национального Археологического Музея Афин

    Frying_pan_080745x.jpg
    Деталь предыдущего изображения в увеличенном виде.


    Мы уже встречались с подобными изображениями, когда, рассказывая о появлении термина «триера» в поэзии Гиппонакта, показали борта кораблей, украшенных рисунками змей. Они также скопированы со «сковородок».

    Литературные описание гребных судов на ранних этапах их развития мы встречаем в Илиаде Гомера. Основная задача длинных кораблей того времени – доставлять воинов с их вооружением к месту конфликта на суше. Греки не имели тогда специальных транспортных кораблей для перевозки войск. Повторим свидетельство Геродота:


    Жители этой Фокеи первыми среди эллинов пустились в далекие морские путешествия. Они открыли Адриатическое море, Тирсению, Иберию и Тартесс. Они плавали не на “круглых” торговых кораблях, а на 50-весельных судах
              Геродот, (1.163)




    Aphract.jpg
    Беспалубный греческий корабль. Фрагмент сосуда для смешивания вина (середина VIII в. до н.э.). Лувр


    Именно на изображениях этих судов появляются выступающие вперед части, напоминающие таран у более поздних греческих кораблей. Гомер называет их στεῖρα . Дворецкий переводит это слово как «стем, форштевень (верхнее продолжение киля)», Георг Аутенрит аналогично - fore part of the keel, stem, cut-water, словарь Лиддела-Скотта (LSJ) – forepart of a ship's keel, continued into the stem or cutwater, т.е. фактически это та часть набора судна, которую мы называем грепом. Переводчики называют эту часть корабля просто «носом», как в следующем примере при переводе строки ἀμφὶ δὲ κῦμα στείρῃ πορφύρεον μεγάλ᾽ ἴαχε νηὸς ἰούσης:


    Но лишь взошла розоперстая, рано рожденная Эос,
    В путь они двинулись снова к пространному стану ахейцев.
    Ветер попутный ахейцам послал Аполлон Дальновержец.
    Белые вверх паруса они подняли, мачту поставив,
    Парус срединный надулся от ветра, и ярко вскипели
    Воды пурпурного моря под носом идущего судна
    ;
              Илиада, 1.482, Пер. Вересаева



    Анализ синхронных по времени с Гомером изображений показывает, что steira, выступая вперед, является продолжением киля, формируя так называемый клювообразный нос.

    Bow.jpg
    Нос корабля. Фрагмент кубка для смешения вина. Лувр

    Этот девайс, напоминая таран, таковым не является. Он предназначался совсем для других целей.

    Стейра.jpg


    Развитие греческого военного корабля мы можем отслеживать, начиная с седьмого века до н.э. Именно к этому времени корабли стали не только средством перемещения грузов и войск по морю, но и полноправными участниками морских сражений. Ранее мы приводили описание сражения при Алалии (морское сражение между греческим и объединённым этрусско-карфагенским флотами, произошедшее в 539 году до н.э.) из Истории Геродота, а котором впервые в греческой литературе упоминаются корабли с таранами.

    Если мы перейдем от литературных источников к дошедшим до нас изображениям, то заметим достаточно много кораблей, предположительно снабженных таранами, и ранее этой даты, некоторые из которых мы показали выше. Однако существует проблема идентификации: действительно ли таран изображен на картинке или это еще один вид волнореза, деталь фендерса или какого-дибо другого корабельного девайса?

    Скрупулезный анализ античных изображений показывает, что далеко не всякое изображение некоего выступающего вперед элемента корабельной конструкции является тараном. Иными словами, не все, что выступает за границы форштевня является оружием. Ибо тараном мы называем именно оружие корабля. Точнее, корабль, снабженный тараном сам превращается в оружие, в наступательное оружие, способное потопить корабль противника. Вот какое определение тарана дает известный исследователь античных кораблей


    A strong proection on the bow of an ancient warship, usually sheathed in metal, used as weapon to strike another vessel. Specifically, the ram included the ramming timber, the forward bow timbers configurated to reinforce the ramming timber, and a metal sheath; in actual practice, the metal sheath is usually called the ram.
    Мощная выступающая часть на носу античных судов, обычно обшитая металлом, которая используется как оружие для нанесения поражения другому судну. Таран включает в себя собственно ударный брус, брусья носовой части корабля, предназначенные для укрепления ударного бруса и металлическое покрытие; в обычной практике тараном называют именно этот металлический кожух.
              John Richard Steffy (1994) - Wooden Ship Building and the Interpretation of Shipwrecks



    Для того, чтобы отличать суда, снабженные тараном, от всяких других, имеющих выступ в носовой части, Лионелл Коэн сформулировал следующие необходимые признаки:


    For the sake of clarity, it will be well to state at the outset exactly what we understand by "rammed vessels." The characteristics, inferred from later vessels like those on Dipylon vases (fig. 1),I dated in the ninth and eighth centuries B.C., are the following: (1) The ram is placed at the water-line. (2) The ram necessarily projects a substantial distance, in order to protect the bows of the ship. (3) The prow is of massive construction to withstand the impact of ramming. (4) The ornament on the prow is bent sternward (otherwise it would be snapped off in collision).
    Для ясности полезно будет привести точные признаки того, что мы понимаем под «кораблем с тараном». Характеристики, которые я извлек, изучая более поздние корабли, изображенные на вазах Дипилона (рис.1) (я датировал их девятым и восьмым веками до н.э.), следующие: (1) таран располагается на уровне ватерлинии; (2) таран обязательно выступает на существенное расстояние, чтобы обеспечить защиту носовой части своего корабля; (3) нос имеет массивную конструкцию, чтобы выдержать ударные нагрузки при таране; (4) носовые украшения смещены ближе к корме, (иначе они будут сметены при ударе).
              Cohen, L. (1938). Evidence for the Ram in the Minoan Period.стр.487



    На "Рис. 1" Коэн приводит следующие изображения;


    Birema.jpg

    Geom.1.jpg
    Geom.2.jpg


    На ранних этапах развития Греции мы не встречаем никаких следов использования тарана как оружия ни в литературе, ни в изобразительном искусстве. Поэтому вряд ли изображения, которые выдаются некоторыми учеными за ранние тараны, могут считаться таковыми. По крайней мере до эпохи позднего Бронзового века – начала Железного века. Лишь в конце восьмого-начале седьмого веков до н.э. политическое развитие греческих городов-полисов позволило создавать морские соединения, включающие в себя боевые корабли, оснащенные таранами. Возможно, что первые тараны использовались в древнейшей морской битве между флотами Коринфа и Керкиры, о которой нам сообщает Фукидид:


    Древнейшая морская битва, как нам известно, произошла у коринфян с керкирянами (а от этой битвы до того же времени прошло около двухсот шестидесяти лет).
              Фукидид,1.13. Пер. Стратановского



    Историки посчитали, на основании этого отрывка из Фукидида, что эта битва произошла в 660 или 680 г. до н.э. К сожалению, никаких других сведений о данном сражении нет. Но именно в это время появляются изображения кораблей с выступающими вперед носовыми частями, которые вполне логично считать таранами. Как например уже рассматриваемые нами изображения на вазе Аристонота

    Aristonothos 2, a krater made by. 675-650 BC.jpg


    Впрочем, не все исследователи принимают такую позднюю дату рождения тарана. Лионел Кассон, например, считает весьма вероятным, что таран на кораблях появился в «темный период истории Греции после 1000 г. до н.э.», отмеченный переходом от Бронзового к Железному веку.

    Британский археолог Энтони Снодграсс в интересной работе The Dark Age of Greece: An Archeological Survey of the Eleventh to the Eighth Centuries B.C. приводит изображение, выгравированное на фибуле (большая булавка для верхней одежды) из захоронения на древнем кладбище Афин Керамикос.

    fibula-ram.jpg
    Большая бронзовая фибула, длина 14,5 см, из захоронения Геометрического периода №41 на кладбище Керамикос в Афинах (ок. 850 г. до н.э.)


    Гравировка изображает носовую часть корабля с выступом, напоминающим таран.


    fibula-ram1.jpg
    Изображение корабля на защелке фибулы. (Kübler (1954)


    Мы уже несколько раз в своих записках обсуждали и другие выступы и аппендиксы в носовой и кормовой частях античного корабля. См. например, здесь. Добавим к приведенным там рассуждениям несколько слов, касающихся кораблей VII – VI в. до н.э., изображенных на так называемой Стеле из Новилары.

    stele_di_Novilara_-_Pesaro.jpg


    Остатки стелы в настоящее время находятся в итальянском городе Пезаро, регион Марке, в археологическом музее Museo Archeologico Oliveriano. Видимо, стела была частью надгробного монумента. Ввиду того, что на месте раскопок встречались артефакты как VII, так и VI вв. до н.э., точная датировка этой находки пока невозможна. Существуют различные интерпретации изображенного на стеле морского боя: либо это просто морской праздник местных купцов, либо защита местного корабля от греческго пирата, либо, наоборот, пиратский захват местными моряками греческого судна. Изображенные здесь суда представляют собой гибрид местных и греческих традиций кораблестроения. Нас сейчас интересуют выступы в носовой части кораблей, которые могут быть интерпретированы как тараны. Посмотрим на графическую реконструкцию верхнего корабля со стелы, сделанную Марко Бонино:

    Novilara stele.jpg


    Мы видим выступ в носовой части на уровне ватерлинии, который в некоторых работах интерпретируется как таран. Однако, этот выступ вряд ли может быть таковым. Судя по изображению, невозможно нанести таранный удар по кораблю противника, не повредив при этом конструкции своего корпуса. Акростоль с изображением головы животного выдается слишком далеко вперед. Кроме того, конструкции носовой части слишком легкие, чтобы воспринять ударные нагрузки в момент тарана. Для сравнения посмотрим на терракотовую модель из Лувра, описанную Люсьеном Башем, и ее реконструкцию:


    Модель из Лувра.jpg

    Модель из Лувра-реконструкция.jpg



    Одного взгляда на конструкции носа модели корабля, действительно предназначенного для использование тарана в бою, и сравнения его со слабыми носовыми конструкциями нашего корабля из Новилары достаточно, чтобы убедиться в неправомерности называть носовые выступы на форштевне последнего тараном.

    Так как же тогда назвать этот и ему подобные выступы? Глубоко изучивший тему Марко Бонино предлагает для него название «skid», хотя этот термин скорее применим к фендерсам, брусьям, предохраняющим корпус корабля при погрузочных и разгрузочных работах. Он считает, что скид предназначен для улучшения маневренности судна при ходе под парусом, особенно вблизи низкого, не защищенного от ветров берега. Скид увеличивает плавучести носа и дает увеличение общей длины киля, что способствует уменьшению дрейфа и стабилизации судна на курсе.

    К.Саймонсен называет этот обтекаемый выступ «bulgy» – выпуклость,утолщение – и описывает его просто как увеличенный греп, замóк в носовой части киля для соединения его с форштевнем.

    Как бы мы ни незывали этот девайс, вывод один – это не таран. И нет никаких доказательств, если не считать умозрительных гипотез, что таран появиля ранее VI в. до н.э., а возможно даже и в V веке. Именно тогда мы отмечаем изменения в конструкции корпуса греческих кораблей, послужившие значительному повышению его прочности, а также заметный рост производительности бронзолитейных предприятий.

    Но наш рассказ затянулся, поэтому продолжим его в следующий раз. Мы обсудим тогда, к чему привело появление тарана, почему возникла потребность в повышении скорости корабля, которое могло быть достигнуто в первую очередь за счет увеличения числа гребцов.

    Via

  11. Snow
    Latest Entry

    By Snow,

    Дорогие друзья! Если кто-нибудь из вас или ваших знакомых шьёт, учится шить или преподает портновское дело – рада буду отдать даром некоторое количество тканей (список под катом). Забрать их я прошу из Москвы, окрестности метро Фонвизинская или Владыкино. Если соберетесь забрать – пишите, пожалуйста, в личку.

    1. Курточная черная (одна сторона гладкая и блестящая, другая с коротким ворсом), 1,5 на 2 м, есть дефект: дырка
    2. Курточная черная (одна сторона гладкая с «муаровым» узором, другая с коротким ворсом), 1,5 на 2 м
    3. Пальтовая черная (толстая, ворсистая) 1,5 на 1 м
    4. Пальтовая кофейного цвета (не очень толстая), 1,5 на 2 м

    5. Искусственная замша кофейного цвета (довольно плотная), 1,5 на 2 м
    6. Искусственная замша кофейного цвета (тонкая), 1,5 на 1 м

    7. Костюмная шерстяная малиновая 1,5 на 2 м
    8. Полушерстяная тонкая узорная (желто-коричневая) 1,5 на 3 м
    9. Джинсовая темно-голубая (тонкая, стрейч) 1,5 на 3 м
    10. Джинсовая синяя со светло-синим узором (мелкие цветы) 1,5 на 2 м

    11. Вискозная тонкая, черная с узором (цветы средней величины) 1,5 на 2 м
    12. Вискозная тонкая, черная с узором (мелкие белые птички) 1,5 на 2 м
    И еще много разных отрезов от 1 до 1,5 м: сорочечные, костюмные, трикотаж и пр. Сфотографировать всё это добро так, чтобы хоть что-то было видно, я сейчас, к сожалению, не могу.

    Via

  12. 6 июля 1796 года родился Николай Палыч Романов, будущий император Николай I. В этом ЖЖ я уже о нем много говорил и писал, просто повторю некогда написанное. О том, в какой стране и с какими проблемами пришел к власти Николай I. Вернее об альтернативе, которую некоторые предлагают Николаю:

    "Известный современный историк Андрей Ильич Фурсов усматривает подоплеку движения декабристов в экономике. Нельзя, конечно же, полностью сбрасывать со счетов и внутреннюю политику, и патриотизм молодых дворян (первое побуждение «Союза Благоденствия» убить императора Александра I – это 1817 год, когда он задумал отдать русские земли Польше), но экономика все-таки была главной. Дело в том, что после наполеоновских войн в Европе скачкообразно снизились цены на зерно. В нынешнем обществе это привело бы и к снижению стоимости земли, но только потому, что есть альтернатива сельскому хозяйству, то есть деньги можно зарабатывать и в сфере высоких технологий, и в промышленности. В доиндустриальном обществе особо альтернативы сельскому хозяйству нет, и при такой экономической ситуации главной ценностью становится земля, которая начала дорожать. То есть чем больше у тебя земли – тем больше ты производишь зерна, и можешь больше его выбросить на рынок. Так сказать, берешь свою прибыль большим оптом, а не мелкой розницей. Если мы посмотрим проекты решения крестьянского вопроса у декабристов, то увидим одну общую вещь – заговорщики хотят согнать крестьян с земли (у Муравьева это более радикально, у Пестеля – менее, но и там на крестьянскую семью предлагается оставить не более 2 га, а необходимо для выживания как минимум 4 га), чтобы забрать всю землю себе на правах лендлордов. Проблема была в том, что в России на тот момент уже было аграрное перенаселение, и для обработки земли (и производства прибавочного продукта) требовалось гораздо меньше рук, чем этим занималось. Соответственно, согнанные с земли крестьяне либо
    а) должны были массово умереть;
    б) уйти в город и стать горожанами, заниматься ремеслами;
    в) уходить на новые неосвоенные земли, чтобы распахивать и кормиться от них.
    Третий и второй варианты для России середины 1820-х годов были нереализуемы, или труднореализуемы, то есть оставался только первый вариант – массовый голод и вымирание. Ну или возврат в 1601-1603 года, когда массовый голод привел к созданию банд из голодных крестьян и казаков, войне «всех против всех», и в конце концов – к Смуте.
    Если почитать красивые слова декабристов, то создается впечатление, что они действительно страдают о народном благе. Вот, например, Тургенев: «Прибавлю, что в данном случае, как и во многих других, я был очень опечален и поражен полным отсутствием среди добрых предначертаний, предложенных в статьях устава общества, главного на мой взгляд вопроса: освобождения крестьян». И что же делает радетель о крестьянах? В 1818 году декабрист Тургенев «облагодетельствовал» своих крепостных, заменив барщину на оброк, чем возложил на них заботу о продаже урожая. И хотя просили крестьяне вернуть им барщину, либерал Тургенев этого сделать не мог, так как уже «растрезвонил» об этом в столичных салонах. Но хорошо, еще до восстания Тургенев уехал заграницу, и в Россию возвращаться при Николае отказался. Что же случилось с его крестьянами? Наверное, он их освободил? Нет! Он их… продал! За 412 тысяч рублей ассигнациями!
    Возьмем Лунина. После смерти отца он унаследовал богатейшие имения в Тамбовской и Саратовской губерниях, которые оценивались в 200 тысяч рублей. В марте 1819 года он составляет духовное завещание, согласно которому… все его крепостные освобождаются через 5 лет после его смерти. Заметим, что «борец с режимом» Лунин не хочет жить «на одну зарплату», а до своей смерти хочет пользоваться плодами труда крепостных. Если же внимательно почитать его завещание – Лунин поручал наследникам отпустить крестьян без земли, при этом еще и чтобы они (нанимаясь батраками) на свои кровные содержали наследника. То есть батраки на фермах Лунина по мысли завещателя не должны были получать доход, они должны были оставлять себе денег только на пропитание, а все свыше отдавать барину. Это завещание поразило даже видавшего виды министра юстиции Лобанова-Ростовского, который ошарашено писал в своей записке: «Невозможно дозволить уничтожение крепостного права с оставлением крестьян на землях помещика и со всегдашней обязанностью доставлять оному доходы». Не правда ли, что «души прекрасные порывы» наших первых революционеров в свете вышесказанного выглядят совсем по-другому?
    Приведем контр-пример: губернатор Петербурга Милорадович, убитый Каховским на Сенатской площади, своим последним распоряжением отослал свою шпагу Николаю I и попросил освободить всех его крепостных крестьян, переведя их в государственные (то есть лично свободные). Но да, Милорадович же не сочинял проектов Конституции, поэтому отношение к нему у историков непонятное.
    А вот что Герцен пишет об отце декабриста Пестеля: «Генерал-губернатор Западной Сибири Иван Борисович Пестель завёл открытый, систематический грабеж во всем крае, отрезанном его лазутчиками от России. Не одно письмо не переходило границы нераспечатанным. И горе человеку, который осмелился бы написать что-нибудь о пестелевских способах управления. Пестель даже купцов первой гильдии держал по году в тюрьме, в цепях, а то и пытал. При этом сам Пестель почти всегда жил в Петербурге, где своим присутствием и связями, а больше всего дележом добычи предупреждал любые неприятные слухи». Не правда ли, прекрасный пример для сына? Но может сын был не такой? Да нет, Пестель-сын в лучших традициях папеньки разворовал и разграбил полковую казну, и не одну.
    Это вообще отдельный вопрос – деньги для восстания. Как декабристы предлагали решать этот вопрос? Тот же генерал-майор Михаил Орлов предлагал завести фальшивомонетный станок. К чести остальных надо сказать, что эта идея была с негодованием отвергнута. Командир Полтавского полка полковник Тизенгаузен, тоже один из немногих, кого можно уважать, предложил во имя будущей революции сделать складчину среди членов тайного общества: «Я же для такого благого дела, каково освобождение отечества, пожертвую всем, что имею, ежели бы и до того дошло, чтоб продавать женины платья». Однако владельцы многих сотен крестьянских душ своими деньгами за свои идеалы были жертвовать не готовы. Одно дело – абстрактно рассуждать о конституции и революции, а другое – свои кровные денежки вкладывать. В результате финансирование «Южного общества» стало возможно только потому, что Пестель наложил руку… на солдатские деньги, казенные и артельные. Чтобы получить место полкового казначея, Пестель обвинил в растратах своего предшественника, Кромнина, который если и воровал, то не в таких масштабах. В 1826 году была обнаружена недостача в 1900 рублей, но скорее всего это как раз деньги, позаимствованные Пестелем, а не Кромниным. Полтавским полком дело не кончилось, и Пестель обворовал еще и Вятский полк, там недостача составила огромную сумму 60 тысяч рублей ассигнациями.
    Собственно, восстание 24 декабря 1825 года было организовано высокорожденными честолюбцами и прошло под лозунгом узурпации власти Николаем в обход Константина, и будь Константин Павлович более ответственным человеком – причин для восстания не было бы.
    В результате 25 декабря 1825 года восстание было подавлено и началась эпоха Николая Павловича, наверное, самого неоднозначного русского императора. Что касается меня, я, много прочитав и изучив (и продолжая это делать), к Николаю I испытываю сдержанное уважение. Целых 30 лет своего царствования он вел корабль под названием «Россия» на ручном управлении, пытаясь исправить недостатки, выправить поломки, замазать щели. Но проблема была в том, что сама система русского государства к тому времени устарела. Решения надо было принимать даже не вчера – а позавчера. Николай, в отличие от декабристов, пытался вникнуть в суть проблемы, понять, как те или иные решения отразятся на дальнейшей жизни тех же крестьян или солдат. "


    Ну и событие номер два - ровно 250 лет назад, 7 июля 1770 года произошла Чесма. Медаль, выбитая Екатриной - это пример вообще адского троллинга и умения в пропаганду: на ней изображены горящие турецкие корабли и только одно слово: "БЫЛ".
    Но самое пожалуй обидное, что в России даже маститые историки мало интересуются РЕАЛЬНОЙ Чесмой, и чаще всего повторяют данные только одной стороны - русской.
    Например по реальному вооружению турок в бою.
    Всего у них при Хиосе и Чесме было:
    Три 70-пушечника (вооружение - 2х370-фунтовых камнемета, 1х125-фунт. камнемет, 18х40-фунт. пушек, 30х25-фунт. пушек, 12х8-фунт.)
    Три 62-пушечника (не считая шести совершенно бесполезных 125-фунт. камнеметов вооружение очень слабое - от 25 фунтов и ниже).
    Четыре 50-пушечника (вооружение вообще сродни фрегатскому - 22х12-фунт. пушки, 20х8-фунт. пушки, 4х4-фунтовки).
    Делает ли это русскую победу менее значимой? На мой взгляд - нет. Просто она переходит из величины былинных преданий в реальную историю с анализом сил сторон, ошибок, допущенных противниками, и как следствие -результата.
    Тем кому интересны последние данные - идти на Цусиму, там Эдуард Созаев, Emir Yener, Джандан Бадем и иже с ними периодически выкладывают что-то вкусное.
    Такие дела.

    1467832004_76.jpg

    Via