Blogs

Featured Entries

  • Чжан Гэда

    Сингунто, Япония, конец 1930-х - начало 1940-х гг.

    By Чжан Гэда

    Периодизация меча – гэндайто 現代刀 (современные мечи) Тип меча – сингунто (新軍刀) Тип оправы – косираэ (拵え) в стиле сингунто (начало второй трети ХХ в.) Подпись на хвостовике накаго (中心) – 濃州関住服部正廣作 Но:сю: Сэки дзю: Хаттори Масахиро саку (сделал Хаттори Масахиро из Сэки в Носю) Период – начало периода Сёва (昭和時代, 1926 – 1989). Общая длина в оправе – 1005 мм. Общая длина клинка – 655 мм. Нагаса (длина клинка до начала хвостовика, 長さ) – 640 мм. Накаго  (длина хвостовика) – 208 мм. Мотохаба (ширина в основании клинка, 元幅) – 32 мм. Сакихаба (ширина у поперечного ребра на острие ёкоте (横手), 先幅) – 20 мм. Мотогасанэ (толщина у муфты хабаки, 元重ね) – 7 мм. Сакигасанэ (толщина у острия киссаки (切先), 先重ね) – 5,5 мм. Сори (изгиб клинка, 反り) – 16 мм. Хамон (刃文, линия закалки) – мидарэ (乱れ, беспорядочная).   Историческая справка: Меч в оправе сингунто Второй Мировой войны (1939-1945) сохраняет нетронутой первоначальную полировку, что является надежной гарантией максимальной сохранности клинка. На хвостовике меча стоит клеймо приемки арсенала Сэки (関) и подпись мастера Хаттори Масахиро, производившего мечи для армии и флота по заказу Министерства Обороны. На оборотной стороне хвостовика краской сделаны пометки иероглифами, которые читаются как 2-2-1. По всей видимости, это вспомогательная производственная маркировка, использовавшаяся при сборке мечей – интересная деталь, редко встречаемая на японских клинках. Примечание: Данный предмет имеет заключение эксперта из Росохранкультуры, который подтверждает культурную и историческую ценность этого изделия и гарантирует нахождение предмета в легальном обороте.  Цена: по запросу Контактная информация: weapons@era.name 
    • 0 comments
    • 973 views

Our community blogs

  1. Для начала хотелось бы обозначить проблему - есть такая деталь интерьера, как африканская маска. 

    Сразу оговорюсь, что это - не чисто африканский интерьер, а интерьер колониальных властей, чиновников, священников и офицеров, которые уделяли некоторое внимание искусству народов, среди которых волею судеб оказались.

    И вот теперь, спустя более чем 50 лет после крушения колониальной системы в Африке маски стали доступны для украшения интерьера повсеместно. Но дело очень сильно стопорится малой изученностью вопроса в целом - так, если маски некоторых народов (скажем, пуну) были широко известны и популярны в Европе в 1920-1930-е годы (особенно во Франции, где было много колониальных арт-объектов из Западной Африки - средоточия культуры резного дерева), то в СССР своих колоний не было, публикации были немногочисленны, изучение многих арт-объектов велось по мутным черно-белым фотографиям размером со спичечный коробок...

    Вот и слышно, что "ай! это колдовство! ниЗЗя!". Типичный пример - стоит моя супруга-учительница на перемене и разговаривает с коллегами - мол, поедем к знакомому, который привез несколько старых африканских масок, пару штук хотим купить. Одна с сожалением сказала: "Ой, у меня с деньгами плохо, не смогу себе такое позволить!" (у нее 2 детей на платном отделении в институте - каждая копейка на счету), а вторая понесла: "Это страшное колдовство! Как ты можешь? Не по православному это! Карму испортишь!" и т.д. и т.п.

    Главный аргумент "икспердов-электросексов" - это то, что маски использовались в неких страшных ритуалах, которые обязательно нашлют на владельца проклятия и страшную смерть в муках (то ли Лавкрафта начитались, то ли еще что). А вот в каких ритуалах - они точно не знают, но от верных сплетников источников слышали, что ... И далее следует отсебятина, круто замешанная на голливудских сценариях (а в Голливуде, как известно, неправильного не покажутЪ) и личных домыслах, причем не совсем ясно, где трава, а где - собственное творчество.

    В общем, предлагаю ближайшее время посвятить разбору различных вариантов, для чего используются маски и, в результате, выяснить - можно или все же "ниЗЗя!" применить их для украшения создаваемого интерьера.

     

  2. В 1982 году произошло замечательное событие. В Парижском университете исследовательская группа под руководством физика Alain Aspect провела эксперимент, который может оказаться одним из самых значительных в 20 веке.

    Aspect и его группа обнаружили, что в определённых условиях элементарные частицы, например, электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния между ними. Не имеет значения, 10 футов между ними или 10 миллиардов миль.

    Каким-то образом каждая частица всегда знает, что делает другая. Проблема этого открытия в том, что оно нарушает постулат Эйнштейна о предельной скорости распространения взаимодействия, равной скорости света.

    Поскольку путешествие быстрее скорости света равносильно преодолению временного барьера, эта пугающая перспектива заставила некоторых физиков пытаться разъяснить опыты Aspect сложными обходными путями. Но других это вдохновило предложить даже более радикальные объяснения.

    Например, физик лондонского университета David Bohm посчитал, что из открытия Aspect следует, что объективной реальности не существует, что, несмотря на её очевидную плотность, вселенная в своей основе — фантазм, гигантская, роскошно детализированная голограмма. Чтобы понять, почему Bohm сделал такое поразительное заключение, нужно сказать о голограммах. Голограмма представляет собой трёхмерную фотографию, сделанную с помощью лазера. Чтобы изготовить голограмму, прежде всего фотографируемый предмет должен быть освещён светом лазера. Тогда второй лазерный луч, складываясь с отражённым светом от предмета, даёт интерференционную картину, которая может быть зафиксирована на плёнке.

    Что еще может нести в себе голограмма - еще далеко не известно. Готовый снимок выглядит как бессмысленное чередование светлых и тёмных линий. Но стоит осветить снимок другим лазерным лучом, как тотчас появляется трёхмерное изображение исходного предмета. Трёхмерность — не единственное замечательное свойство, присущее голограмме. Если голограмму с изображением розы разрезать пополам и осветить лазером, каждая половина будет содержать целое изображение той же самой розы точно такого же размера. Если же продолжать разрезать голограмму на более мелкие кусочки, на каждом из них мы вновь обнаружим изображение всего объекта в целом. В отличие от обычной фотографии, каждый участок голограммы содержит информацию о всём предмете, но с пропорционально соответствующим уменьшением чёткости. Принцип голограммы «все в каждой части» позволяет нам принципиально по-новому подойти к вопросу организованности и упорядоченности.

    На протяжении почти всей своей истории западная наука развивалась с идеей о том, что лучший способ понять физический феномен, будь то лягушка или атом, — это рассечь его и изучить составные части. Представьте себе аквариум с рыбой. Голограмма показала нам, что некоторые вещи во вселенной не поддаются исследованию таким образом. Если мы будем рассекать что-либо, устроенное голографически, мы не получим частей, из которых оно состоит, а получим то же самое, но меньшей точностью. Такой подход вдохновил Bohm на иную интерпретацию работ Aspect. Bohm был уверен, что элементарные частицы взаимодействуют на любом расстоянии не потому, что они обмениваются некими таинственными сигналами между собой, а потому, что их разделённость иллюзорна. Он пояснял, что на каком-то более глубоком уровне реальности такие частицы являются не отдельными объектами, а фактически расширениями чего-то более фундаментального. Чтобы это лучше уяснить,

    Bohm предлагал следующую иллюстрацию. Представьте себе аквариум с рыбой. Вообразите также, что вы не можете видеть аквариум непосредственно, а можете наблюдать только два телеэкрана, которые передают изображения от камер, расположенных одна спереди, другая - сбоку аквариума. Глядя на экраны, вы можете заключить, что рыбы на каждом из экранов — отдельные объекты. Поскольку камеры передают изображения под разными углами, рыбы выглядят по-разному. Но, продолжая наблюдение, через некоторое время вы обнаружите, что между двумя рыбами на разных экранах существует взаимосвязь. Когда одна рыба поворачивает, другая также меняет направление движения, немного по-другому, но всегда соответственно первой; когда одну рыбу вы видите анфас, другую непременно в профиль. Если вы не владеете полной картиной ситуации, вы скорее заключите, что рыбы должны как-то моментально общаться друг с другом, чем что это случайное совпадение.

    Вселенная - это голограмма

    Bohm утверждал, что именно это и происходит с элементарными частицами в эксперименте Aspect. Согласно Bohm, явное сверхсветовое взаимодействие между частицами говорит нам, что существует более глубокий уровень реальности, скрытый от нас, более высокой размерности, чем наша, как в аналогии с аквариумом. И, он добавляет, мы видим частицы раздельными потому, что мы видим лишь часть действительности. Частицы — не отдельные «части» , но грани более глубокого единства, которое в конечном итоге так же голографично и невидимо. И поскольку всё в физической реальности состоит из этих «фантомов», наблюдаемая нами вселенная сама по себе есть проекция, голограмма. Вдобавок к её «фантомности», такая вселенная может обладать и другими удивительными свойствами. Если очевидная разделённость частиц — это иллюзия, значит, на более глубоком уровне все предметы в мире могут быть бесконечно взаимосвязаны. Электроны в атомах углерода в нашем мозгу связаны с электронами каждого плывущего лосося, каждого бьющегося сердца, каждой мерцающей звезды. Всё взаимопроникает со всем, и хотя человеческой натуре свойственно всё разделять, расчленять, раскладывать по полочкам все явления природы, все разделения по необходимости искусственны, и природа в конечном итоге предстаёт безразрывной паутиной. В голографическом мире даже время и пространство не могут быть взяты за основу. Потому что такая характеристика, как положение, не имеет смысла во вселенной, где ничто на самом деле не отделено друг от друга; время и трёхмерное пространство, как изображения рыб на экранах, необходимо будет считать не более чем проекциями. На этом, более глубоком уровне реальность — это нечто вроде суперголограммы, в которой прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Это значит, что с помощью соответствующего инструментария может появиться возможность проникнуть вглубь этой суперголограммы и извлечь картины давно забытого прошлого. Что ещё может нести в себе голограмма — ещё далеко не известно. Предположим, например, что голограмма — это матрица, дающая начало всему в мире, как минимум, в ней есть все элементарные частицы, которые принимали или будут когда-то принимать любую возможную форму материи и энергии, от снежинок до квазаров, от голубых китов до гамма-лучей. Это как бы вселенский супермаркет, в котором есть всё. Хотя Bohm и признавал, что у нас нет способа узнать, что ещё таит в себе голограмма, он брал на себя смелость утверждать, что у нас нет причин, чтобы предположить, что в ней больше ничего нет. Другими словами, возможно, голографический уровень мира — просто одна из ступеней бесконечной эволюции. Было обнаружено, что к свойствам голограмм добавилась ещё одна поразительная черта — огромная плотность записи. Просто изменяя угол, под которым лазеры освещают фотопленку, можно записать много различных изображений на той же поверхности. Было показано, что один кубический сантиметр плёнки способен хранить до 10 миллиардов бит информации.

  3. Saygo
    Latest Entry

    Однажды профессор университета, который был атеистом, задал одному студенту интересный вопрос:

    Профессор: “Бог хороший?”

    Студент: “Да”.

    Профессор: “А Дьявол хороший?”

    Студент: “Нет”.

    Профессор: “Верно. А скажи мне, сынок, существует ли зло на Земле?”

    Студент: “Существует”.

    Профессор: “Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?”

    Студент: “Да”.

    Профессор: “Так кто создал зло?”

    Студент: …

    Профессор: “На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество? Все это есть, верно?”

    Студент: “Да, сэр”.

    Профессор: “Так кто их создал?”

    Студент: …

    Профессор: “Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?”

    Студент: “Нет, сэр”.

    Профессор: “Скажи нам, ты слышал Бога?”

    Студент: “Нет, сэр”.

    Профессор: “Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?”

    Студент: “Боюсь, что нет, сэр”.

    Профессор: “И ты до сих пор в него веришь?”

    Студент: “Да, верю”.

    Профессор: “Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?”

    Студент: “Нет, профессор. У меня есть только вера”.

    Профессор: “Вот именно. Вера — это главная проблема науки”.

    Студент: “Профессор, а холод существует?”

    Профессор: “Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?”

    Остальные студенты засмеялись над вопросом молодого человека.

    Студент: “На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом, в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-273 градуса по Цельсию) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла”.

    В аудитории повисла тишина.

    Студент: “Профессор, темнота существует?”

    Профессор: “Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота?”

    Студент: “Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует?”

    Профессор: “Конечно. Есть жизнь, и есть смерть — обратная ее сторона”.

    Студент: “Вы снова неправы, профессор. Смерть — это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина”.

    Профессор: “К чему вы ведете, молодой человек?”

    Студент: “Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?”

    Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.

    Студент: “Никто не видел этого процесса, а значит, вы в большей степени священник, а не ученый”.

    Аудитория взорвалась от смеха.

    Студент: “А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?”

    Студенты продолжали смеяться.

    Студент: “Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях? ”

    В аудитории повисла тишина.

    Профессор: “Думаю, вам просто стоит мне поверить”.

    Студент: “Вот именно! Между Богом и человеком есть только одна связь — это ВЕРА!”

    Профессор сел. Этого студента звали Альберт Эйнштейн.

  4.  

    Стихи смерти в оригинале звучащие как  辞世の句  (jisei no ku), являются ничем иным, как последним напоминанием о жизни. Последним дыханием уходящих.  

    Традиция пришла из Китая от монахов дзен-буддизма, которые чувствуя приближение смерти, слагали хвалу Будде – гатху, короткую строфу или двустишие религиозного содержания.

    Поэзия долгое время была основой японской традиции, связующим звеном религиозного опыта. Именно поэтому в Японии традиция писать дзисэй укоренилась среди образованных людей, выражающих свои чувства в стихах. Дзисэй стали писать в виде хайку, танку, канси или вака

    Первый известный в Японии дзисэй принадлежит принцу Ооцу (663–686)


    Сегодня утки на пруду,
    Что в Иварэ, кричат печально.
    Подобно им и я,
    Рыдая, в небо вознесусь
    И в облаках укроюсь.

    В последствие эту традицию переняли самураи, уделяющие смерти отдельное внимание. У которых смерть стала объектом почитания, а сам обряд харакири стал демонстрацией мужества перед лицом боли и смерти, а также олицетворяющий чистоту своих помыслов перед богами и людьми. Дзисэй стали своеобразным завещанием печали, попыткой с гордостью принять то, что время, отпущенное в этой жизни, подошло к концу и нужно идти дальше.

    Иногда… против своего желания…

     

     

    Токугава Иэясу (1543–1616)


    Как сладостно!
    Два пробужденья —
    А сон один!
    Над зыбью этого мира —
    Небо рассветное.

     

    Тоётоми Хидэёси 豊臣秀吉 (1537 – 1598):

     

    露と落ち

    露と消えにし

    我が身かな

    浪速のことも

    夢のまた夢

               

     

     

    «Вместе с росой паду,

    Вместе с росой исчезну,

    Я, как и Нанива (Осака), - сны и только сны…»

     

    Датэ Масамунэ (1567–1636)


    Луна души,
    Не омраченной облаками,
    Пролей свой свет
    На этот зыбкий мир
    И тьму его рассей!

    Писать дзисэй не угасла, а лишь еще больше воспламенилась во время 2ой мировой войны. Так генерал Курибаяши Тадамити  (栗林 忠道)  сочинил свой стих 17 марта 1945 года и умер 26-го марта 1945-года.

    国の為 重き努を 果し得で 矢弾尽き果て 散るぞ悲しき

    仇討たで 野辺には朽ちじ 吾は又 七度生れて 矛を執らむぞ

    醜草の 島に蔓る 其の時の 皇国の行手 一途に思ふ

     

    Kuni no tame / omoki tsutome o / hatashi ede / yadama tsukihate / chiruzo kanashiki

    Ada utade / nobe niwa kuchiji / warewa mata / sichido umarete / hoko o toranzo

    Shikokusa no / shima ni habikoru / sono toki no / koukoku no yukute / ichizu ni omou

     

    «Ради страны тяжкий долг я снесу до конца

    И паду от пули расстроенным.

    Врагами брошенный гнить в поле,

    Я в 7-й раз перерожусь и подниму копье.

    Уродливая трава стелется по острову,

    А я в это время думаю лишь об империи».

     

  5. Сабля яньмаодао, середина XVIII в. Китай, период Цин (1636-1912).

    Сталь, дерево.

    Ковка, слесарная и столярная обработка, гравировка.

    Традиционная для маньчжуров сабля яньмаодао, происходит от чжурчжэньских палашей XII-XIII вв. Отличается слабоизогнутым клинком и прямым череном рукояти.

    Сабля имеет традиционный для стран мусульманского Востока декоративный мотив - прорезные долы, по которым перекатываются металлические дробинки, именуемые "слезы обиженных". Современные китайцы называют оружие с таким декоративным мотивом "гуньчжудао" (букв. "сабли с катящимися жемчужинами").

    Этот мотив был заимствован в Китае в середине XVIII в. в связи с расширением связей с мусульманскими странами в результате завоевания империей Цин Джунгарии и Синьцзяна в 1755-1760 гг.

    Следует отметить, что подобный элемент декора не ослабляет конструкцию клинка, который носит следы практического применения. Клинок имеет встречную заточку в последней трети.

    На клинке имеются гравированные изображения - на левой голомени в промежутках между короткими долами изображены 2 тигра, на правой, у пяты клинка - дракон. В длинном сквозном канале сохранились 2 металлические дробинки.

    Яньмаодао вышли из широкого употребления уже к концу XVIII в., будучи вытесненными более легкими люедао. Эти сабли встречаются редко и представляют собой значительный интерес для коллекционера даже в случае, если их клинки не декорированы столь экзотичным образом.

    Общая длина - 800 мм.

    Длина клинка - 665 мм.

    Длина встречной заточки - 185 мм.

    Ширина клинка у пяты - 30 мм.

    Ширина клинка максимальная - 36 мм.

    Толщина клинка у пяты - 5 мм.

    Цена - 400 000 руб.

    Контактная информация: weapons@era.name

    DSC_6365.JPG

    DSC_6366.JPG

  6. Японский певец и актёр Кю Сакамото 坂本 九 прославился в 1963 году, когда владелец британской звукозаписывающей компании "Pye Records" Луис Бенджамин (Louis Benjamin) посетил Японию и привёз песню Кю "Ue o Muite Aruko" ("Я пойду, глядя вверх" 1961) в Англию. Он же и дал ей новое название "Sukiyaki", более привычное в англоговорящих странах, означающее японскую кастрюлю для фондю, звучащее по-японски, но не имеющее к песне никакого отношения. Сначала песня вышла как инструментальная композиция в исполнении оркестра "Kenny Ball and His Jazzmen", а после того как она стала хитом, в Англии и позже в США был издан оригинальный вариант, ставший единственной японской песней, возглавившей американский чарт. Кюи Сакамото, ставший также единственным до сих пор азиатским победителем этого чарта, совершил мировое турне и выпустил в США свой единственный альбом "Sukiyaki and Other Japanese Hits" 1963.

    Автор слов Эй Рокусукэ 永 六輔 написал песню, возвращаясь с митинга против "Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией", разрешающем США иметь военные базы в Японии, и переживая неудачу протестного движения. Но с музыкой композитора Накамура Хатидай 中村 八大 песня звучит более обобщённо, что позволило группе "A Taste of Honey" в 1981 году и группе "4 P.M" в 1994 исполнить песню с английским текстом о несчастной любви.

    Кюи Сакамото разбился в авиакатастрофе в 1985 году в возрасте 44 лет.

    Интересно, что песня "Sukiyaki" звучит в одном из эпизодов сериала "The Man in the High Castle" по мотивам одноименного романа Филипа Дика. Действие в романе происходит в 1962 году в альтернативной исторической реальности, в которой Третий Рейх и Япония выиграли Вторую Мировую войну и разделили между собой территорию США.

    LOOKING UP WHILE WALKING
    UE O MUITE ARUKO
    (Rokusuke Ei / Hachidai Nakamura)

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

  7. Oriental Club

    Семитомная «История татар с древнейших времен» создана под эгидой и научно-методическим руководством Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан при участии более 200 видных ученых, представляющих институты РАН, ведущие научные центры стран ближнего и дальнего зарубежья.

    blog-0878520001446009417.thumb.jpg.97ddd

    История татар. Том 1. Народы степной Евразии в древности

    История татар. Том 2. Волжская Булгария и Великая Степь

    История татар. Том 3. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII - середина XV века

    История татар. Том 4. Татарские государства XV–XVIII вв.

    История татар. Том 5. Татарский народ в составе Российского государства (вторая половина XVI–XVIII вв.)

    История татар. Том 6. Формирование татарской нации XIХ – начало XХ в.

    История татар. Том 7. Татары и Татарстан в XX – начале XXI в.

  8. Двое жителей городка Валбржих утверждают, что располагают сведениями о местонахождении нацистского эшелона с золотом, который исчез или был сознательно законсервирован нацистами недалеко от Бреслау (ныне Вроцлава) в одном из тоннелей в горах Нижней Силезии, в окрестностях замка Кщёнж (Фюрстенштайн). Сообщается, что длина эшелона составляет 150 метров, а вес золотого груза достигает 300 тонн. Кладоискатели через юридическую фирму заявили, что готовы передать эти сведения властям, если им будет гарантировано вознаграждение в 10% от стоимости найденного клада.

    Нельзя сказать, что им сразу поверили. По словам местных краеведов, бытуют легенды о целых двух поездах с золотом, якобы сокрытых в окрестностях Кщёнжа, но пока не удалось обнаружить никаких признаков их существования. Однако новость уже вызвала ажиотаж в СМИ и блогосфере.

    800px-Castle_F%C3%BCrstenstein.JPG
    Замок Кщёнж
  9.        Несколько дней был в Сети набегами, утром и вечером по чуть-чуть, и, глянув в "куликовский" пост, пришел в ужас - осилить столько комментариев я не в силах! Беру свои слова назад (яз волен в словах своих, хощу - даю, хощу - обратно беру). Но на нескольких вопросах, заданных ув. userinfo_v8.png?v=17080?v=327mohanes все-таки остановлюсь кратенько.
          1. О численности русской рати (за мамаеву говорить не буду - там все очень и очень туманно. Однако сам факт того, что по осени Мамай выставил новое войско, говорит о том, что на Куликов поле он явился не со всей своей силой). Безусловно, для Руси того времени 10 тыс. (если считать по верхней планке, но мне представляется, что у Дмитрия было все же поменьше ратных - все-таки Великое Владимирское княжество - не Франция времен Иоанна II или Карла VI) конных латников - это очень и очень приличная цифра. Но поход на Куликово поле - отнюдь не etwas kolossal. Никак не меньше, а то и побольше, было у Дмитрия Ивановича в 1375 г., когда он ходил войной на тверского князя Михаила Александровича, и в 1386 г. в новгородский поход с Дмитрием Ивановичем ушло никак не меньше, а то и побольше людей, равно как и в 1393 г. его сын Василий ходил на Новгород с не меньшей ратью. Впрочем, можно вспомнить и серию походов на тот же Новгород Михаила Ярославича, князя тверского и великого князя владимирского, в начале XIV в. - он подступал к Новгороду "со всею силою Низовою", так что и там ратных было собрано не меньше, если не больше (до великой Чумы было еще далеко).
          Теоретически 10-тыс. конная рать - не предел для Великого Владимирского княжества при условии, что все князья-вассалы дружно, как один, всядут на конь по призыву великого князя владиимрского. Но вот именно с этим-то как раз и были проблемы - отношения между князьями были далеки от идеальных. Дмитрий заключил с Михаилом в 1375 г. докончанье, согласно которому "А где ми буде, брате, поити на рать, или моему брату, князю Володимеру Ондреевичю, всести ти с на­ми самому на конь без хитрости. А пошлем воевод, и тобе и своих воевод лослати", особливо против татар: "А пойдут на нас татарове или на тебе, битися нам и тобе с одиного всем противу их. Или мы пойдем на них и тобе с нами с оди­ного поити на них". И где тверская рать на Куликовом поле? Не было на Куликовом поле, судя по всему, и нижегородско-суздальских князей (по вполне объективным причинам - после Пьяны там и воевать особо было некому). Ну и по мелочи еще несколько князей набирается. Так что 10 тыс. - не предел, а если еще и пехоту записать - тем более (но на Куликовом поле пехоты не было - спешенная конница, возможно, и была, но никак ен чистая пехота).
          2. И насчет "единства". Да, сражались за стол две ветви московского княжеского дома, а прочие князья, исходя из своих соображений, выбирали ту или иную сторону. Но здесь верность и неверность разделялись на по "национальному" признаку, а по, скажем так, "семейному" принципу - верность своему господину, семье, городу, земле, наконец, но никак не Руси в целом или там великому московскому князю. Так что "единство" то еще было - банка с пауками та еще.

    myu3HZi37o2O_dmitrii-donskoi



    Via

  10. Saygo
    Latest Entry

    By Saygo,

    Эпотиды



    Понятие - это представление, получившее свое наименование... Понятия более фундаментальны, нежели теории, которые формулируются в терминах понятий.
              Д.Томсон, «Дух науки»



    Прежде чем перейти к коллекционеру военных хитростей Полиэну, который также внес свой вклад в запутывание вопроса о рассадке гребцов на триере, обсудим один из конструктивных элементов античных кораблей, о котором мало что сказано в нашей литературе. Обсудим эпотиды.

    Ранее мы достаточно подробно осветили роль открытия Эрнста Ассманна, который установил, что упоминавшаяся у древних авторов παρεξειρεσία [parexeiresia] – это некое подобие последующей постицы, или аутригера, гребных кораблей, которое сам Ассманн назвал «весельным ящиком». Изобретение этого устройства относят к 750 г. до н.э.; оно стало прелюдией к появлению кораблей с двумя рядами весел – бирем.

    В том же рассказе мы отметили влияние появления этого элемента конструкции гребных кораблей античности на размещение гребцов. Однако имелся один дефект «весельного ящика» - его недостаточная устойчивость к ударам кораблей противника, которые могли «одним махом» смести конструкцию, лишив, в случае триеры, корабль не только верхнего ряда гребцов, но и парализовав все движение судна, так как считалось, что оставшиеся гребцы, которые в гребле ориентировались полностью на верхний ряд, лишались такого ориентира. И, как гласит историческая традиция, тогда и были изобретены эпотиды, призванные защитить «весельный ящик» от губительных атак вражеских кораблей. Вот как описывает Н.П.Боголюбов в «Истории корабля» этот элемент:


    Эпотиды, ἐπωτί[δε]ς – так назывались здоровые граненые брусья, прочно прикрепленные к судовым бортам с двух сторон и выдававшиеся за форштевень. Назначение их было предоxранять носовую часть судна от удара в корпус неприятеля в том случае, если бы при ударе таран сломался или свернулся. На ф. 18, изображающей трирему, помещена эпотида несколько выдающаяся за форштевень, на ф. 12 она изображена еще яснее.
    Надо полагать, что внешние концы этого предохранительного снаряда были окованы железом и не составляли непременной принадлежности всех военных судов. У Римлян даже не было им особого названия, а Греки сделали их сравнение с ушами (ἐπί οὔς) торчащими вперед. Эпотиды помещались под глазами (см. украшения). Многие другие историки упоминают о вооружении судов эпотидами; между прочими Фукидит (кн. VI) пишет, что Сиракузяне, желая придать сколь возможно более боевой силы своим кораблям, скрепляли носовые их части внутренними брусьями, связывая их с эпотидами болтами.
              ТН.Боголюбов История корабля, Том I (1879)



    Рисунки в книге Боголюбова, не которые ссылается автор, недостаточно наглядны.

    Эпотид.jpg



    Эпотид1.jpg

    Более ясно эпотиды изображены на иллюстрации из книги О.Жаля «Флот Цезаря» (La flotte de Cesar; Etudes sur la Marine Antique, 1861)


    Эпотид2.jpg


    Однако не все так однозначно, и Огюстен Жаль, автор известного морского словаря, к авторитету которого мы уже неоднократно обращались, в статье ἘΠΩΤΊΣ (Эпотис) пишет:


    Partie du navire dont les critiques n'ont pu déterminer précisément encore ni le lieu ni l'usage, ni la forme.
    Часть корабля, для которого критики не могут с точностью определить ни размещение, ни использование, ни форму.



    При этом он ссылается на трактат Лазаря де Байифа «Морское дело …» (De re navali. Paris, 1536.), для которого эпотиды также «non satis dispicio» (недостаточно понятны), и он не может о них сказать ничего, кроме того, что они расположены «по обе стороны носовой части корабля» («utrinque stat ad latus rostri.»)

    О.Жаль так и не смог до конца разобраться, что же на самом деле представляют собой эпотиды и предположил, что


    Probablement c'étaient de fortes planches clouées, de distance en distance, sur les bordages extérieurs du navire, et principalement vers la proue où les heurts des abordages se faisaient ressentir dans le combat.
    Возможно, это были прочные доски, прикрепленные нагелями, на определенном расстоянии один от другого, к внешней обшивке, в основном, в носовой части, где наиболее ощутим абордажный удар в бою.



    Один из вариантов истории появления эпотид гласит, что первоначально у бирем появились тараны в форме головы вепря с торчащими в стороны ушами. Эволюция этих ушей привела к возникновению эпотид, название которых (ἐπί οὔς, ἐπ-ωτίδες) и обозначает: торчащие как уши.

    Постепенно эпотиды приспособили для подвешивания якоря и в дальнейшем они стали известны как крамболы, кат-балки или, в английском языке, catheads. Этап превращения эпотид на пентеконтерах в кат-балки отмечен в трагедии Еврипида Ифигения в Тавриде.
    Коротко сюжет трагедии. У царя Агамемнона, предводителя греков в Троянской войне, и его жены Клитемнестры было трое детей: старшая дочь Ифигения, средняя Электра и младший сын Орест. Когда греки отправлялись в поход на Трою, богиня Артемида потребовала, чтобы Агамемнон принёс ей в жертву Ифигению. Агамемнон исполнил просьбу богини, но в последнее мгновение Артемида сжалилась над жертвой, подменила девушку на алтаре ланью, а Ифигению унесла на облаке в Тавриду. Там, в храме Артемиды, хранилось деревянное изваяние богини, по преданию упавшее с небес. При этом храме Ифигения стала жрицей. Всех чужеземцев, каких занесёт в Тавриду море, в храме приносят в жертву Артемиде, и Ифигения, должна готовить их к смерти.

    Из людей никто не знал, что Ифигения спаслась: все думали, что она погибла. Мать ее Клитемнестра возненавидела своего мужа-детоубийцу. И когда Агамемнон вернулся с Троянской войны, она, мстя за дочь, убила его. После этого сын ее Орест с помощью своей сестры Электры, мстя уже за отца, убил родную мать. Чтобы искупить вину, Орест должен был совершить подвиг: добыть в Тавриде изваяние Артемиды и привезти его в афинскую землю. Помощником Оресту вызвался быть его друг Пилад, женившийся на его сестре Электре. В Тавриде Орест и Пилад попадают в плен и, назначенные к жертвоприношению Артемиде, встречаются с Ифигенией, которая помогает им бежать. Описание подготовки корабля Ореста к побегу и есть та часть трагедии, которая нас интересует.

    Как обычно, перевод трагедии на русский (Иннокентия Анненского) нам не сообщает никаких деталей, которые мы пытаемся найти. Вот как описывают побег свидетели по версии Анненского:


    И что же мы увидели? Сперва
    Лишь корабля аргосского контуры,
    Потом гребцов... и с веслами в руках
    Их пятьдесят там было... - под конец же
    Их, пленников, но только без оков.

    В движении все было там: причальный
    Те на корме канат слагали, те
    Тянули вверх из моря якорь, - сходни
    Для юношей спускали там поспешно.

              Еврипид. Трагедии. В 2 томах. Т. 1."Литературные памятники", М., 1999



    В подлиннике мы имеем


    κἀνταῦθ᾽ ὁρῶμεν Ἑλλάδος νεὼς σκάφος
    ταρσῷ κατήρει πίτυλον ἐπτερωμένον,
    ναύτας τε πεντήκοντ᾽ ἐπὶ σκαλμῶν πλάτας
    ἔχοντας, ἐκ δεσμῶν δὲ τοὺς νεανίας
    ἐλευθέρους πρύμνηθεν ἑστῶτας νεώς
    κοντοῖς δὲ πρῷραν εἶχον, οἳ δ᾽ ἐπωτίδων
    ἄγκυραν ἐξανῆπτον
    : οἳ δέ, κλίμακας
    σπεύδοντες, ἦγον διὰ χερῶν πρυμνήσια,
    πόντῳ δὲ δόντες τοῖν ξένοιν καθίεσαν

              Euripides, IT 1350-51



    Корявый подстрочник этого отрывка:


    Мы увидели корпус греческого корабля, окрыленный готовыми к гребле веслами пентеконтер, гребцы которого вставили свои весла в уключины; двое юношей, освобожденные от оков, стояли у кормы. Некоторые удерживали нос корабля с помощью шестов, другие подвешивали якоря на эпотиды, некоторые же тянули кормовые швартовые концы и спешно спускали трапы для пленников.



    Здесь впервые упоминаются эпотиды как устройство для подвески якорей. Но практически одновременно у Фукидида мы встречаем описание боевого применения эпотид. И если у Боголюбова внимание заострено на оборонительном, предохранительном назначении эпотид, «предоxранять носовую часть [своего] судна от удара в корпус» со стороны корпуса вражеского судна, если таран окажется неудачным, то у Фукидида эпотиды играют уже роль наступательного оружия.

    Трагедия Еврипида написана в 414 году до н. э., а на следующий год в Коринфском заливе произошел морской бой у Навпакта между эскадрами Афин и Коринфа. Так вот, в описании этого боестолкновения у Фукидида впервые отмечается роль эпотид, наряду с тараном, как наступательного оружия.


    Афиняне на 33 кораблях под командой Дифила вышли против них из Навпакта. (4) Коринфяне же сперва не трогались с места, а когда, по их мнению, настало время, они по сигналу двинулись на афинян и начали битву. (5) Долго противники не уступали друг другу. Три коринфских корабля было уничтожено; у афинян, хотя ни один корабль не был совершенно затоплен, однако семь кораблей вышли из строя, получив в носовой части пробоины от ударов коринфских кораблей (именно для этой цели якорные брусья-тараны коринфских кораблей были сделаны более массивными).
              Thucydides 7.34.3-5, пер. Стратановского



    Перевод этого отрывка у Мищенко я даже первоначально не хотел приводить по причине, указанной ранее: он совершенно неправильно толковал смысл термина παρεξειρεσία [parexeiresia], с чем мы уже рабирались раньше, когда рассматривали работу переводчика М.В. Левченко. Разве уж шоб було (с)


    (5) В битве коринфяне потеряли три корабля; из афинских не был окончательно затоплен ни один, но около семи кораблей выбыли из строя, потому что неприятель ударил в них спереди, и коринфские корабли расшибли их в тех частях, которые не имеют весел (для этой цели коринфские корабли снабжены были более толстыми брусьями).
              Thucydides 7.34.5, пер. Мищенко



    Впрочем, перевод сложится, если вместо слов «в тех частях, которые не имеют весел» поставить «весельный ящик», а «более толстые брусья» не постесняться назвать эпотидами. Мне вообще непонятно, почему наши переводчики стесняются давать на русском языке названия тем понятиям, которые несут вполне определенные названия на языке оригинала. Нет, лучше с помощью описательных средства языка раз от разу повторять то, что может быть единожды и навсегда названо одним словом. Тем более, что оно, это слово, уже введено в оборот, как нам показывает пример описания у Боголюбова.

    Для справки приведем оригинал этой части:


    [5] καὶ τῶν μὲν Κορινθίων τρεῖς νῆες διαφθείρονται, τῶν δ᾽ Ἀθηναίων κατέδυ μὲν οὐδεμία ἁπλῶς, ἑπτὰ δέ τινες ἄπλοι ἐγένοντο ἀντίπρῳροι ἐμβαλλόμεναι καὶ ἀναρραγεῖσαι τὰς παρεξειρεσίας ὑπὸ τῶν Κορινθίων νεῶν ἐπ᾽ αὐτὸ τοῦτο παχυτέρας τὰς ἐπωτίδας ἐχουσῶν.



    Итак, нет никакого сомнения, что в боевом столкновении с афинянами у Навпакта весной 413 г. до н. э. корабли коринфского флота имели эпотиды, расположенные на уровне весельного ящика афинских кораблей, которые использовались вместе с тараном и предназначались для уничтожения постицы вместе с верхним рядом весел у кораблей противника.

    Опыт сражения при Навпакте ничему не научил афинских кораблестроителей. Они вновь попались на ту же удочку в боевых действиях в заключительной части Сицилийской экспедиции, на этот раз против сиракузских кораблей.

    Штенцель, в своей «Истории войн на море» так рассказывает о новой тактике коринфян в боевых действиях против афинского флота:


    В этой битве впервые проявило свое действие изобретенное коринфянами нововведение в кораблестроении. В то время как триремы были вообще насколько можно легкой постройки, коринфяне укрепили нос и установили там далеко выдающийся вперед с сильными креплениями упорные балки вроде имевшихся на парусных судах кат– и фиш-балок, но только установленных по диаметральной плоскости триремы. Назначением этих балок было не дать тарану неприятельского судна коснуться своего носа и в то же время врезаться в нос неприятеля. В этом бою афинянам, применявшим тактику тарана, удалось пустить ко дну только 3 триремы коринфян, тогда как последние, хотя и не уничтожили ни одного неприятельского судна, нанесли семи афинским триремам – и большей частью помощью ударных балок – настолько сильные повреждения, что сделали их совершенно небоеспособными.



    А далее тот же Штенцель повествует, как опыт корнифян использовали моряки Сиракуз.


    По совету коринфянина Аристона, они снабдили свои триремы описанными выше упорными балками и сделали тараны короче и крепче. В бухте шириной всего 1900 метров лобовая атака имела тем большие преимущества, что здесь нельзя было так маневрировать, как на широком пространстве открытого моря, где есть место для разворота и разбега, и где Формион, правильно маневрируя, стяжал себе славу. Здесь афиняне были вынуждены сражаться в тесноте, и тут-то выступила их собственная слабость и сила их врага.




    bitva_sirakuzi.jpg


    Битва за Сиракузы в 413 г. до н.э. была первой, в которой афиняне были не только побеждены, но и совершенно разбиты более слабым по численности врагом. Она была определяющим поворотным пунктом в Пелопоннесской войне и вместе с тем началом заката афинского морского могущества, равно как и величия самих Афин.

    Казалось бы, с вопросом об эпотидах античных кораблей мы разобрались и можно идти дальше. Но не будем торопиться. У меня остается чувство неудовлетворенности от написаннаго выше. С одной стороны, эпотиды якобы расположены параллельно диаметральной плосткости корабля, т.е. параллельно тарану. Но с другой, посмотрим на реконструкцию афинской триеры «Олимпиа». Там эпотиды – это брусья, выступающие перпендикулярно диаметральной плоскости, и находящиеся практически в одной плоскости с носовой частью весельного ящика. Практически так же, как располагаются крамболы парусных кораблей


    ЭпотидОлимп.jpg


    Еще отчетливей это видно на рисунке (Coates), на котором Олимпиа изображена со снятой обшивкой весельного ящика и с кормового угла зрения.


    ЭпотидОлимп1.jpg


    Реконструкция носовой части триеры показывает место эпотид среди других носовых конструкций:


    Триера_нос.jpg


    Аналогично расположение эпотид на роге для питья, ритоне, из музея Petit Palais (musée des Beaux-arts de la Ville de Paris), исполненного в виде носовой части корабля.


    rhyton.jpg


    Эпотиды в этом случае расположены под ручками сосуда, к кораблю, конечно, отношения не имеющими.


    Эпотид3.jpg


    Или на другом ритоне, на этот раз из Британского музея


    rhyton1.jpg


    Здесь эпотиды – массивные конструкции в поперечной плоскости корабля, украшенные изображением лица богини, сразу за стилизованным изображением глаза.

    Приведенных нами цитат из классических авторов явно недостаточно, чтобы судить о том, какому из вариантов размещения эпотид отдать предпочтение.

    В следующий раз попробуем разобраться с обещанными тактическими приемами, использующмими эпотиды, которые описаны у Полиэна, и на их основе оценим гипотезы различных авторов. Хотя уже сейчас создается впечатление, что и в этом случае истину об эпотидах в последней инстанции мы вряд ли сможем найти.

    Via

  11. Хостинг картинок yapx.ru (Продолжение; начало см. по метке «Китао Масаёси» )

    Окончание «Простого руководства к изображению животных».

    Голуби, ласточки, воробьи и другие:
    Хостинг картинок yapx.ru

    Хостинг картинок yapx.ru

    Хостинг картинок yapx.ru

    Хостинг картинок yapx.ru

    В конце птичьего раздела — и журавли (как же без них, и на фоне солнца, для новогодних благопожелательных картинок!), и летучие мыши (которых тогда относили чаще к птицам, чем к зверям, по примеру старинных китайских энциклопедий):
    Хостинг картинок yapx.ru

    Насекомые пошли:
    Хостинг картинок yapx.ru

    А также лягушки и крабы:
    Хостинг картинок yapx.ru

    Жабы и черепахи:
    Хостинг картинок yapx.ru

    Всё дальше в воду забираемся…
    Хостинг картинок yapx.ru

    Рыбы всяческие, креветки, ракушки, спруты и даже киты…
    Хостинг картинок yapx.ru

    Хостинг картинок yapx.ru

    Хостинг картинок yapx.ru

    Хостинг картинок yapx.ru

    И вот таких «Простых руководств» на разные темы у Китао Масаёси больше полудюжины. Потом и другие покажем.

    Via

  12. Saygo
    Latest Entry

    By Saygo,

    Вообще проигрыш Россией Крымской войны сродни проигрышу Францией Второй Мировой.
    Если в 1812 и 1914 годах мы видим у России и соответственно Франции вести войну до последнего, то в 1854 и 1940 годах мы видим желание как можно быстрее закончить войну, пусть и на условиях победителя.
    Естественно, с поправкой на эпоху. ИМХО.


    Via