Блоги

Важные записи

  • Чжан Гэда

    Сингунто, Япония, конец 1930-х - начало 1940-х гг.

    Автор: Чжан Гэда

    Периодизация меча – гэндайто 現代刀 (современные мечи) Тип меча – сингунто (新軍刀) Тип оправы – косираэ (拵え) в стиле сингунто (начало второй трети ХХ в.) Подпись на хвостовике накаго (中心) – 濃州関住服部正廣作 Но:сю: Сэки дзю: Хаттори Масахиро саку (сделал Хаттори Масахиро из Сэки в Носю) Период – начало периода Сёва (昭和時代, 1926 – 1989). Общая длина в оправе – 1005 мм. Общая длина клинка – 655 мм. Нагаса (длина клинка до начала хвостовика, 長さ) – 640 мм. Накаго  (длина хвостовика) – 208 мм. Мотохаба (ширина в основании клинка, 元幅) – 32 мм. Сакихаба (ширина у поперечного ребра на острие ёкоте (横手), 先幅) – 20 мм. Мотогасанэ (толщина у муфты хабаки, 元重ね) – 7 мм. Сакигасанэ (толщина у острия киссаки (切先), 先重ね) – 5,5 мм. Сори (изгиб клинка, 反り) – 16 мм. Хамон (刃文, линия закалки) – мидарэ (乱れ, беспорядочная).   Историческая справка: Меч в оправе сингунто Второй Мировой войны (1939-1945) сохраняет нетронутой первоначальную полировку, что является надежной гарантией максимальной сохранности клинка. На хвостовике меча стоит клеймо приемки арсенала Сэки (関) и подпись мастера Хаттори Масахиро, производившего мечи для армии и флота по заказу Министерства Обороны. На оборотной стороне хвостовика краской сделаны пометки иероглифами, которые читаются как 2-2-1. По всей видимости, это вспомогательная производственная маркировка, использовавшаяся при сборке мечей – интересная деталь, редко встречаемая на японских клинках. Примечание: Данный предмет имеет заключение эксперта из Росохранкультуры, который подтверждает культурную и историческую ценность этого изделия и гарантирует нахождение предмета в легальном обороте.  Цена: по запросу Контактная информация: weapons@era.name 
    • 0 комментариев
    • 891 просмотр

Блоги сайта

  1. Saygo
    Последняя запись

    Однажды профессор университета, который был атеистом, задал одному студенту интересный вопрос:

    Профессор: “Бог хороший?”

    Студент: “Да”.

    Профессор: “А Дьявол хороший?”

    Студент: “Нет”.

    Профессор: “Верно. А скажи мне, сынок, существует ли зло на Земле?”

    Студент: “Существует”.

    Профессор: “Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?”

    Студент: “Да”.

    Профессор: “Так кто создал зло?”

    Студент: …

    Профессор: “На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество? Все это есть, верно?”

    Студент: “Да, сэр”.

    Профессор: “Так кто их создал?”

    Студент: …

    Профессор: “Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?”

    Студент: “Нет, сэр”.

    Профессор: “Скажи нам, ты слышал Бога?”

    Студент: “Нет, сэр”.

    Профессор: “Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?”

    Студент: “Боюсь, что нет, сэр”.

    Профессор: “И ты до сих пор в него веришь?”

    Студент: “Да, верю”.

    Профессор: “Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?”

    Студент: “Нет, профессор. У меня есть только вера”.

    Профессор: “Вот именно. Вера — это главная проблема науки”.

    Студент: “Профессор, а холод существует?”

    Профессор: “Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?”

    Остальные студенты засмеялись над вопросом молодого человека.

    Студент: “На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом, в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-273 градуса по Цельсию) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла”.

    В аудитории повисла тишина.

    Студент: “Профессор, темнота существует?”

    Профессор: “Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота?”

    Студент: “Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует?”

    Профессор: “Конечно. Есть жизнь, и есть смерть — обратная ее сторона”.

    Студент: “Вы снова неправы, профессор. Смерть — это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина”.

    Профессор: “К чему вы ведете, молодой человек?”

    Студент: “Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?”

    Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.

    Студент: “Никто не видел этого процесса, а значит, вы в большей степени священник, а не ученый”.

    Аудитория взорвалась от смеха.

    Студент: “А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?”

    Студенты продолжали смеяться.

    Студент: “Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях? ”

    В аудитории повисла тишина.

    Профессор: “Думаю, вам просто стоит мне поверить”.

    Студент: “Вот именно! Между Богом и человеком есть только одна связь — это ВЕРА!”

    Профессор сел. Этого студента звали Альберт Эйнштейн.

  2. Oriental Club

    • 1
      запись
    • 0
      комментариев
    • 1187
      просмотров

    Последние записи

    Saygo
    Последняя запись

    Автор: Saygo,

    Семитомная «История татар с древнейших времен» создана под эгидой и научно-методическим руководством Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан при участии более 200 видных ученых, представляющих институты РАН, ведущие научные центры стран ближнего и дальнего зарубежья.

    blog-0878520001446009417.thumb.jpg.97ddd

    История татар. Том 1. Народы степной Евразии в древности

    История татар. Том 2. Волжская Булгария и Великая Степь

    История татар. Том 3. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII - середина XV века

    История татар. Том 4. Татарские государства XV–XVIII вв.

    История татар. Том 5. Татарский народ в составе Российского государства (вторая половина XVI–XVIII вв.)

    История татар. Том 6. Формирование татарской нации XIХ – начало XХ в.

    История татар. Том 7. Татары и Татарстан в XX – начале XXI в.

  3. Saygo
    Последняя запись

    Автор: Saygo,

    Японский певец и актёр Кю Сакамото 坂本 九 прославился в 1963 году, когда владелец британской звукозаписывающей компании "Pye Records" Луис Бенджамин (Louis Benjamin) посетил Японию и привёз песню Кю "Ue o Muite Aruko" ("Я пойду, глядя вверх" 1961) в Англию. Он же и дал ей новое название "Sukiyaki", более привычное в англоговорящих странах, означающее японскую кастрюлю для фондю, звучащее по-японски, но не имеющее к песне никакого отношения. Сначала песня вышла как инструментальная композиция в исполнении оркестра "Kenny Ball and His Jazzmen", а после того как она стала хитом, в Англии и позже в США был издан оригинальный вариант, ставший единственной японской песней, возглавившей американский чарт. Кюи Сакамото, ставший также единственным до сих пор азиатским победителем этого чарта, совершил мировое турне и выпустил в США свой единственный альбом "Sukiyaki and Other Japanese Hits" 1963.

    Автор слов Эй Рокусукэ 永 六輔 написал песню, возвращаясь с митинга против "Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией", разрешающем США иметь военные базы в Японии, и переживая неудачу протестного движения. Но с музыкой композитора Накамура Хатидай 中村 八大 песня звучит более обобщённо, что позволило группе "A Taste of Honey" в 1981 году и группе "4 P.M" в 1994 исполнить песню с английским текстом о несчастной любви.

    Кюи Сакамото разбился в авиакатастрофе в 1985 году в возрасте 44 лет.

    Интересно, что песня "Sukiyaki" звучит в одном из эпизодов сериала "The Man in the High Castle" по мотивам одноименного романа Филипа Дика. Действие в романе происходит в 1962 году в альтернативной исторической реальности, в которой Третий Рейх и Япония выиграли Вторую Мировую войну и разделили между собой территорию США.

    LOOKING UP WHILE WALKING
    UE O MUITE ARUKO
    (Rokusuke Ei / Hachidai Nakamura)

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Remebering those spring days
    Omoidasu haru no hi
    思い出す春の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    And counting the scattered stars
    Nijinda hoshi wo kazoete
    にじんだ星をかぞえて

    Remembering those summer days
    Omoidasu natsu no hi
    思い出す夏の日

    All alone at night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Happiness lies above the clouds
    Shiawase wa kumo no ue ni
    幸せは雲の上に

    Happiness lies above the sky
    Shiawase wa sora no ue ni
    幸せは空の上に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    Omoidasu aki no hi
    Remembering those autumn days
    思い出す秋の日

    Sadness is in the shadow of the stars
    Kanashimi wa hoshi no kage ni
    悲しみは星の影に

    Sadness is in the shadow of the moon
    Kanashimi wa tsuki no kage ni
    悲しみは月の影に

    Looking up while walking
    Ue wo muite arukou
    上を向いて歩こう

    So the tears won't fall
    Namida ga koborenai youni
    涙がこぼれないように

    Keep walking on, while crying
    Naki nagara aruku
    泣きながら歩く

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

    It's a lonely night
    Hitoribocchi no yoru
    一人ぼっちの夜

  4. Saygo
    Последняя запись

    Автор: Saygo,

    Двое жителей городка Валбржих утверждают, что располагают сведениями о местонахождении нацистского эшелона с золотом, который исчез или был сознательно законсервирован нацистами недалеко от Бреслау (ныне Вроцлава) в одном из тоннелей в горах Нижней Силезии, в окрестностях замка Кщёнж (Фюрстенштайн). Сообщается, что длина эшелона составляет 150 метров, а вес золотого груза достигает 300 тонн. Кладоискатели через юридическую фирму заявили, что готовы передать эти сведения властям, если им будет гарантировано вознаграждение в 10% от стоимости найденного клада.

    Нельзя сказать, что им сразу поверили. По словам местных краеведов, бытуют легенды о целых двух поездах с золотом, якобы сокрытых в окрестностях Кщёнжа, но пока не удалось обнаружить никаких признаков их существования. Однако новость уже вызвала ажиотаж в СМИ и блогосфере.

    800px-Castle_F%C3%BCrstenstein.JPG
    Замок Кщёнж
  5. Чжан Гэда
    Последняя запись

    Автор: Чжан Гэда,

    Сабля яньмаодао, середина XVIII в. Китай, период Цин (1636-1912).

    Сталь, дерево.

    Ковка, слесарная и столярная обработка, гравировка.

    Традиционная для маньчжуров сабля яньмаодао, происходит от чжурчжэньских палашей XII-XIII вв. Отличается слабоизогнутым клинком и прямым череном рукояти.

    Сабля имеет традиционный для стран мусульманского Востока декоративный мотив - прорезные долы, по которым перекатываются металлические дробинки, именуемые "слезы обиженных". Современные китайцы называют оружие с таким декоративным мотивом "гуньчжудао" (букв. "сабли с катящимися жемчужинами").

    Этот мотив был заимствован в Китае в середине XVIII в. в связи с расширением связей с мусульманскими странами в результате завоевания империей Цин Джунгарии и Синьцзяна в 1755-1760 гг.

    Следует отметить, что подобный элемент декора не ослабляет конструкцию клинка, который носит следы практического применения. Клинок имеет встречную заточку в последней трети.

    На клинке имеются гравированные изображения - на левой голомени в промежутках между короткими долами изображены 2 тигра, на правой, у пяты клинка - дракон. В длинном сквозном канале сохранились 2 металлические дробинки.

    Яньмаодао вышли из широкого употребления уже к концу XVIII в., будучи вытесненными более легкими люедао. Эти сабли встречаются редко и представляют собой значительный интерес для коллекционера даже в случае, если их клинки не декорированы столь экзотичным образом.

    Общая длина - 800 мм.

    Длина клинка - 665 мм.

    Длина встречной заточки - 185 мм.

    Ширина клинка у пяты - 30 мм.

    Ширина клинка максимальная - 36 мм.

    Толщина клинка у пяты - 5 мм.

    Цена - 400 000 руб.

    Контактная информация: weapons@era.name

    DSC_6365.JPG

    DSC_6366.JPG

  6. Saygo
    Последняя запись

    Автор: Saygo,

          Увы и ах, но основополагающая работа по истории русской торговли на Балтике во 2-й половине XVI в., Attmann A., Den ryskamarknaden i 1500-talets baltiska politik (1558-1595), Lund, 1944, для меня пока остается недоступной (это не считая языкового барьера - шведский это вам не английский или немецкий. Кстати, а нет ли у кого ее оцифрованного варианта или, по крайней мере, ссылки на место, откуда можно скачать?). Однако есть любопытная статья по началу XVII в . в 11-м выпуске "Скандивского сборника": Х.А. Пийримяэ, О состоянии нарвской торговли в начале XVII века. Учитывая, что со времен русской Нарвы прошло не так уж много времени и внеся поправку на Смутное время, отрезавшее на несколько лет нарвский рынок от поставок товаров из "внутренней" России (впрочем, а наскголько они были велики до этого?), то приведенные в статье данные позхволяют составит преджставление о торговом обороте Нарвы и товарах, которые через нее проходили прежде.
          Итак, для начала, судооборот нарвского порта: 1612 г. (не самый лучший год, ибо еще не закончилась Кальмарская война) - прибыл 21 корабль, убыло 28 (на первом месте и в том, и в другом случаях стоят судла из Ревеляа, на втором - шведские "купцы"). Но вот война закончилась, на море стало более или менее спокойно, и это немедленно сказалось на судообороте. В 1613 г. в Нарву прибыло уже 43 судна *в т.ч. 8 шведских, 3 финских, 11 ревельских, 13 из Любека и по мелочи еще немножко из других ганзейских городов. Покинуло ж Нарву в этом году 38 судов (и опять доминируют шведы, ревельцы и любекцы). В 1616 г. в Нарву прибыло 32 судна, убыло 27 (убыль за счет шведов, тогда как Любек снова доминирует, за ним идет Рига и Ревель).
          Вывоз из Нарвы - пенька, лен (причем сокращение по сравнению с 60-ми годами XVI в. весьма и весьма существенно. Если в 1612 г. того и другого из Нарвы было вывезено 514 шиффунтов (или берковцев), то в 1596 г. вывоз этих товаров составил 7392 шиффунта.
          Второй по значимости товар вывоза - кожи, затем идут меха, рукавицы и перчатки, сало (вывоз в эти годы был совсем небольшим - в 1612 г. всго лишь 56 шиффунтов, тогда как в 1563 г. только через Эресунд было вывезено из Нарвы 5990,5 шиффунтов сала, а в 1596 г. - 3461 шиффунт) и мыло (причем мыло было преимущественно местного производства). Прочие товары присутствуют в пределах статистической погрешности.
          Что ввозили в Нарву? Прежде всего соль и сельдь, причем в объемах, явно превышавших потребности не только самой Нарвы, но и ее окрестностей. В 1612 г. соли было ввезено 35 ластов, годом позже - немногим больше 400 ластов и даже не в самый лучший год (продолжается русско-шведская война), 1616-й - 77 ластов. Селедки в 1613 г. (самый лучший год) было ввезено почти 74 ласта. Дальше идет сукно, всякого рода горячительные напитки (водка, вино и пиво), причем в объемах, явнго первышавших потребности Нарвы и ее округи. Так, в 1613 г. (лучший год) водки было ввезено 7722,5 штофва, вина 34361 штоф, пива - 56235 штофов (в штофе 1,3 литра "огненной воды"). Отметим также металлы, в особенности цветные, зерно, масло, солод, всякая бакалея и москательщниа (в пределах статистической погрешности).
          Вот такая примерно складывается картина.

    port_by_voitv-d3hi7b6



    Via

  7. Art of Africa

    • 2
      записи
    • 12
      комментариев
    • 355
      просмотров

    Последние записи

    Чжан Гэда
    Последняя запись

    Для начала хотелось бы обозначить проблему - есть такая деталь интерьера, как африканская маска. 

    Сразу оговорюсь, что это - не чисто африканский интерьер, а интерьер колониальных властей, чиновников, священников и офицеров, которые уделяли некоторое внимание искусству народов, среди которых волею судеб оказались.

    И вот теперь, спустя более чем 50 лет после крушения колониальной системы в Африке маски стали доступны для украшения интерьера повсеместно. Но дело очень сильно стопорится малой изученностью вопроса в целом - так, если маски некоторых народов (скажем, пуну) были широко известны и популярны в Европе в 1920-1930-е годы (особенно во Франции, где было много колониальных арт-объектов из Западной Африки - средоточия культуры резного дерева), то в СССР своих колоний не было, публикации были немногочисленны, изучение многих арт-объектов велось по мутным черно-белым фотографиям размером со спичечный коробок...

    Вот и слышно, что "ай! это колдовство! ниЗЗя!". Типичный пример - стоит моя супруга-учительница на перемене и разговаривает с коллегами - мол, поедем к знакомому, который привез несколько старых африканских масок, пару штук хотим купить. Одна с сожалением сказала: "Ой, у меня с деньгами плохо, не смогу себе такое позволить!" (у нее 2 детей на платном отделении в институте - каждая копейка на счету), а вторая понесла: "Это страшное колдовство! Как ты можешь? Не по православному это! Карму испортишь!" и т.д. и т.п.

    Главный аргумент "икспердов-электросексов" - это то, что маски использовались в неких страшных ритуалах, которые обязательно нашлют на владельца проклятия и страшную смерть в муках (то ли Лавкрафта начитались, то ли еще что). А вот в каких ритуалах - они точно не знают, но от верных сплетников источников слышали, что ... И далее следует отсебятина, круто замешанная на голливудских сценариях (а в Голливуде, как известно, неправильного не покажутЪ) и личных домыслах, причем не совсем ясно, где трава, а где - собственное творчество.

    В общем, предлагаю ближайшее время посвятить разбору различных вариантов, для чего используются маски и, в результате, выяснить - можно или все же "ниЗЗя!" применить их для украшения создаваемого интерьера.

     

    • 1
      запись
    • 0
      комментариев
    • 1546
      просмотров

    Последние записи

     

    Стихи смерти в оригинале звучащие как  辞世の句  (jisei no ku), являются ничем иным, как последним напоминанием о жизни. Последним дыханием уходящих.  

    Традиция пришла из Китая от монахов дзен-буддизма, которые чувствуя приближение смерти, слагали хвалу Будде – гатху, короткую строфу или двустишие религиозного содержания.

    Поэзия долгое время была основой японской традиции, связующим звеном религиозного опыта. Именно поэтому в Японии традиция писать дзисэй укоренилась среди образованных людей, выражающих свои чувства в стихах. Дзисэй стали писать в виде хайку, танку, канси или вака

    Первый известный в Японии дзисэй принадлежит принцу Ооцу (663–686)


    Сегодня утки на пруду,
    Что в Иварэ, кричат печально.
    Подобно им и я,
    Рыдая, в небо вознесусь
    И в облаках укроюсь.

    В последствие эту традицию переняли самураи, уделяющие смерти отдельное внимание. У которых смерть стала объектом почитания, а сам обряд харакири стал демонстрацией мужества перед лицом боли и смерти, а также олицетворяющий чистоту своих помыслов перед богами и людьми. Дзисэй стали своеобразным завещанием печали, попыткой с гордостью принять то, что время, отпущенное в этой жизни, подошло к концу и нужно идти дальше.

    Иногда… против своего желания…

     

     

    Токугава Иэясу (1543–1616)


    Как сладостно!
    Два пробужденья —
    А сон один!
    Над зыбью этого мира —
    Небо рассветное.

     

    Тоётоми Хидэёси 豊臣秀吉 (1537 – 1598):

     

    露と落ち

    露と消えにし

    我が身かな

    浪速のことも

    夢のまた夢

               

     

     

    «Вместе с росой паду,

    Вместе с росой исчезну,

    Я, как и Нанива (Осака), - сны и только сны…»

     

    Датэ Масамунэ (1567–1636)


    Луна души,
    Не омраченной облаками,
    Пролей свой свет
    На этот зыбкий мир
    И тьму его рассей!

    Писать дзисэй не угасла, а лишь еще больше воспламенилась во время 2ой мировой войны. Так генерал Курибаяши Тадамити  (栗林 忠道)  сочинил свой стих 17 марта 1945 года и умер 26-го марта 1945-года.

    国の為 重き努を 果し得で 矢弾尽き果て 散るぞ悲しき

    仇討たで 野辺には朽ちじ 吾は又 七度生れて 矛を執らむぞ

    醜草の 島に蔓る 其の時の 皇国の行手 一途に思ふ

     

    Kuni no tame / omoki tsutome o / hatashi ede / yadama tsukihate / chiruzo kanashiki

    Ada utade / nobe niwa kuchiji / warewa mata / sichido umarete / hoko o toranzo

    Shikokusa no / shima ni habikoru / sono toki no / koukoku no yukute / ichizu ni omou

     

    «Ради страны тяжкий долг я снесу до конца

    И паду от пули расстроенным.

    Врагами брошенный гнить в поле,

    Я в 7-й раз перерожусь и подниму копье.

    Уродливая трава стелется по острову,

    А я в это время думаю лишь об империи».

     

  8. Saygo
    Последняя запись

    Автор: Saygo,

    В 1982 году произошло замечательное событие. В Парижском университете исследовательская группа под руководством физика Alain Aspect провела эксперимент, который может оказаться одним из самых значительных в 20 веке.

    Aspect и его группа обнаружили, что в определённых условиях элементарные частицы, например, электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния между ними. Не имеет значения, 10 футов между ними или 10 миллиардов миль.

    Каким-то образом каждая частица всегда знает, что делает другая. Проблема этого открытия в том, что оно нарушает постулат Эйнштейна о предельной скорости распространения взаимодействия, равной скорости света.

    Поскольку путешествие быстрее скорости света равносильно преодолению временного барьера, эта пугающая перспектива заставила некоторых физиков пытаться разъяснить опыты Aspect сложными обходными путями. Но других это вдохновило предложить даже более радикальные объяснения.

    Например, физик лондонского университета David Bohm посчитал, что из открытия Aspect следует, что объективной реальности не существует, что, несмотря на её очевидную плотность, вселенная в своей основе — фантазм, гигантская, роскошно детализированная голограмма. Чтобы понять, почему Bohm сделал такое поразительное заключение, нужно сказать о голограммах. Голограмма представляет собой трёхмерную фотографию, сделанную с помощью лазера. Чтобы изготовить голограмму, прежде всего фотографируемый предмет должен быть освещён светом лазера. Тогда второй лазерный луч, складываясь с отражённым светом от предмета, даёт интерференционную картину, которая может быть зафиксирована на плёнке.

    Что еще может нести в себе голограмма - еще далеко не известно. Готовый снимок выглядит как бессмысленное чередование светлых и тёмных линий. Но стоит осветить снимок другим лазерным лучом, как тотчас появляется трёхмерное изображение исходного предмета. Трёхмерность — не единственное замечательное свойство, присущее голограмме. Если голограмму с изображением розы разрезать пополам и осветить лазером, каждая половина будет содержать целое изображение той же самой розы точно такого же размера. Если же продолжать разрезать голограмму на более мелкие кусочки, на каждом из них мы вновь обнаружим изображение всего объекта в целом. В отличие от обычной фотографии, каждый участок голограммы содержит информацию о всём предмете, но с пропорционально соответствующим уменьшением чёткости. Принцип голограммы «все в каждой части» позволяет нам принципиально по-новому подойти к вопросу организованности и упорядоченности.

    На протяжении почти всей своей истории западная наука развивалась с идеей о том, что лучший способ понять физический феномен, будь то лягушка или атом, — это рассечь его и изучить составные части. Представьте себе аквариум с рыбой. Голограмма показала нам, что некоторые вещи во вселенной не поддаются исследованию таким образом. Если мы будем рассекать что-либо, устроенное голографически, мы не получим частей, из которых оно состоит, а получим то же самое, но меньшей точностью. Такой подход вдохновил Bohm на иную интерпретацию работ Aspect. Bohm был уверен, что элементарные частицы взаимодействуют на любом расстоянии не потому, что они обмениваются некими таинственными сигналами между собой, а потому, что их разделённость иллюзорна. Он пояснял, что на каком-то более глубоком уровне реальности такие частицы являются не отдельными объектами, а фактически расширениями чего-то более фундаментального. Чтобы это лучше уяснить,

    Bohm предлагал следующую иллюстрацию. Представьте себе аквариум с рыбой. Вообразите также, что вы не можете видеть аквариум непосредственно, а можете наблюдать только два телеэкрана, которые передают изображения от камер, расположенных одна спереди, другая - сбоку аквариума. Глядя на экраны, вы можете заключить, что рыбы на каждом из экранов — отдельные объекты. Поскольку камеры передают изображения под разными углами, рыбы выглядят по-разному. Но, продолжая наблюдение, через некоторое время вы обнаружите, что между двумя рыбами на разных экранах существует взаимосвязь. Когда одна рыба поворачивает, другая также меняет направление движения, немного по-другому, но всегда соответственно первой; когда одну рыбу вы видите анфас, другую непременно в профиль. Если вы не владеете полной картиной ситуации, вы скорее заключите, что рыбы должны как-то моментально общаться друг с другом, чем что это случайное совпадение.

    Вселенная - это голограмма

    Bohm утверждал, что именно это и происходит с элементарными частицами в эксперименте Aspect. Согласно Bohm, явное сверхсветовое взаимодействие между частицами говорит нам, что существует более глубокий уровень реальности, скрытый от нас, более высокой размерности, чем наша, как в аналогии с аквариумом. И, он добавляет, мы видим частицы раздельными потому, что мы видим лишь часть действительности. Частицы — не отдельные «части» , но грани более глубокого единства, которое в конечном итоге так же голографично и невидимо. И поскольку всё в физической реальности состоит из этих «фантомов», наблюдаемая нами вселенная сама по себе есть проекция, голограмма. Вдобавок к её «фантомности», такая вселенная может обладать и другими удивительными свойствами. Если очевидная разделённость частиц — это иллюзия, значит, на более глубоком уровне все предметы в мире могут быть бесконечно взаимосвязаны. Электроны в атомах углерода в нашем мозгу связаны с электронами каждого плывущего лосося, каждого бьющегося сердца, каждой мерцающей звезды. Всё взаимопроникает со всем, и хотя человеческой натуре свойственно всё разделять, расчленять, раскладывать по полочкам все явления природы, все разделения по необходимости искусственны, и природа в конечном итоге предстаёт безразрывной паутиной. В голографическом мире даже время и пространство не могут быть взяты за основу. Потому что такая характеристика, как положение, не имеет смысла во вселенной, где ничто на самом деле не отделено друг от друга; время и трёхмерное пространство, как изображения рыб на экранах, необходимо будет считать не более чем проекциями. На этом, более глубоком уровне реальность — это нечто вроде суперголограммы, в которой прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Это значит, что с помощью соответствующего инструментария может появиться возможность проникнуть вглубь этой суперголограммы и извлечь картины давно забытого прошлого. Что ещё может нести в себе голограмма — ещё далеко не известно. Предположим, например, что голограмма — это матрица, дающая начало всему в мире, как минимум, в ней есть все элементарные частицы, которые принимали или будут когда-то принимать любую возможную форму материи и энергии, от снежинок до квазаров, от голубых китов до гамма-лучей. Это как бы вселенский супермаркет, в котором есть всё. Хотя Bohm и признавал, что у нас нет способа узнать, что ещё таит в себе голограмма, он брал на себя смелость утверждать, что у нас нет причин, чтобы предположить, что в ней больше ничего нет. Другими словами, возможно, голографический уровень мира — просто одна из ступеней бесконечной эволюции. Было обнаружено, что к свойствам голограмм добавилась ещё одна поразительная черта — огромная плотность записи. Просто изменяя угол, под которым лазеры освещают фотопленку, можно записать много различных изображений на той же поверхности. Было показано, что один кубический сантиметр плёнки способен хранить до 10 миллиардов бит информации.

  9. Весло и Парус

    Saygo
    Последняя запись

    Автор: Saygo,

    Код триеры



    Особый род недуга ―
    Барьер языковой,
    Когда понять друг друга
    Нельзя, хоть волком вой.

    Ни шифра нет, ни кода.
    Ни вспомнить, ни прочесть,
    И все-таки какой-то
    Престольный выход есть.
              А. П. Межиров. «Вознесена гордыней...»



    Ранее мы установили, что в соответствии с принятыми сейчас «стандартами» на греческой триере находилось 170 гребцов, хотя в конкретных дошедших до нас документах той эпохи имеются отклонения от этой цифры. Дальше нам предстоит понять, как эти гребцы размещались на триере. Здесь также нет достоверных свидетельств для принятия одной конкретной модели, и, следовательно, имеются варианты.

    Прежде попытаемся обобщить наши данные о том, что собой представляла древнегреческая, или, как ее еще называют, афинская триера и понять, почему она привлекает к себе такое внимание.

    Barras de la Penne-1.jpg
    Триеры. Гравюра из альбома Барраса де ла Пенна


    Материальных свидетельств того, как была устроена триера, до нас не дошло. Может быть, здесь к месту будет сказать, почему среди многочисленных археологических находок затонувших судов античности практически нет военных кораблей, в том числе и триер. Интересную гипотезу на этот счет выдвинул Джон Ланделс (John G. Landels). Согласно этой гипотезе военные корабли, получив пробоину, не шли ко дну, а сохраняли положительную плавучесть. Греческий термин καταδύω , καταδύειν , который практически всегда переводят как «тонуть», на самом деле означает «погрузить», «опустить в воду». Для понятия «пустить на дно» древние греки использовали другие термины. Когда триера получала пробоину, она, конечно, теряла боеспособность, но ее могли отбуксировать на мелкое место и там сделать необходимый ремонт. Примеры таких действий мы видим в описании Фукидида (II.83-92) битвы при Навпакте в 429 году до н. э. (во время Пелопоннесской войны), в котором обе стороны захватывали и буксировали «потопленные» в бою триеры. В отличие от военных кораблей, купеческие суда после получения пробоины шли ко дну под тяжестью своего груза. Останки немногих, как полагают, военных кораблей, затонувших у Сицилии в гавани Марсала во время сражения при Эгатских островах в 241 году до н.э., на заключительном этапе Первой пунической войны, с таким же успехом могут быть отнесены к коммерческим судам. Рассмотрим доводы сторон.

    Honor Frost, руководитель поисковых работ 1970-1974 гг. в районе обнаружения предположительно военных кораблей из Карфагена, в подтверждение своей гипотезы выдвинула, практически один довод: на месте крушения обнаружена конструкция корпуса, которая может быть интерпретирована как место крепления тарана. Самого тарана не нашли, но объяснялось это тем, что таран мог остаться в корпусе корабля противника, так как способ его крепления позволял таранящему судну легко избавиться от этого оружия, чтобы не пойти вместе с противником ко дну. Вроде жала, которое пчела оставляет в теле жертвы. Помимо этого, потерпевшие крушение корабли были слишком узкими для того, чтобы нести коммерческий груз; этот вывод подтверждается также тем, что на месте крушения не было найдено никаких следов груза.

    Однако противники подобной гипотезы приводят в подтверждение своей правоты другие доводы. Нахождение останков вблизи берега может объяснить отсутствие на кораблях груза: ценный груз мог быть поднят дайверами последующих эпох, что подтверждается другими аналогичными примерами на местах кораблекрушений. На останках кораблей были следы свинцовой обшивки, что не характерно для военных кораблей, так как это существенно снижало бы их скорость. В то же время корпуса купеческих судов часто покрывали свинцовыми листами для предотвращения обрастания и червоядения. Что касается гипотетического устройства для крепления тарана, то оно могло служить приспособлением для крепления волнореза, облегчавшего всхождение корпуса корабля на прибрежный песок при причаливании.


    Марсала.jpg
    Модель тарана (волнореза) на корабле из Марсалы.


    Гипотеза «одноразового тарана» также не находит подтверждения в дошедших до нас описаниях тактики морского боя.

    Таким образом, достаточных оснований для того, чтобы отнести останки кораблекрушения при Марсале к военным кораблям нет.

    Конечно, изучение этих находок полезно и для истории военного кораблестроения: именно остатки купеческих судов являются источником, пусть и косвенной, но все же ценной информации о способах постройки корпусов военных кораблей той эпохи

    За неимением прямых свидетельств об устройстве триер приходится исходить из их описаний в литературе и отображений в произведениях искусства той эпохи. Здесь, к сожалению, также не очень богатый материал, допускающий, к тому же, двоякое толкование предмета. В описаниях триер древними авторами сплошь и рядом намеки и аллюзии, отсылающие нас к таким вещам, которые были общеизвестны и общепонятны их современникам, но совершеннейшим образом ставящие в тупик читателей нашего времени. К тому же морской язык, который и для современников, не связанных с морем, является вещью в себе, по прошествии тысячелетий зачастую становится нераскрываемым кодом. Не потому ли в немецкой литературе появился такой термин – das Trierenrätsel (Загадка триеры), кальки с которого проникли во многие другие языки. В наше время он имеет более нейтральное звучание – это уже не «загадка», а «вопрос». Хотя «код триеры» и не такой замысловатый, как в романе Дэна Брауна, но голову над ним ломают по сей день многие профессионалы и дилетанты.

    В литературе существует несколько теорий размещения гребцов на триере.

    Первая теория возникла в начале шестнадцатого века и получила активное развитие в XIX веке в работах итальянского адмирала Финкати и американского ученого Уильяма Тарна с учениками, которые утверждали, что прямыми наследниками античных триер, воспринявшими их основные характеристики, включая систему гребли, стали венецианские галеры системы alla sensile, которые носили название triremi. Таким образом, эта группа историков считала, что гребцы на триере размещались в один ряд, но на каждой банке сидело по три гребца, каждый из которых работал своим веслом.

    Сторонники второй теории, которую можно считать ортодоксальной, широко распространенной, принятой большинством авторов и корни которой уходят в пятый век нашей эры, полагают, что гребцы триеры сидели на трех ярусах, один над другим. Серьезным препятствие для безоговорочного принятия этой системы гребли является тот факт, что отсутствуют простые объяснения, как такая система гребли распространялась на корабли, получившие название по тому же принципу, что и триремы – квадриремы, квинкеремы и т.д. Ведь бесконечно наращивать число «этажей», на которых сидели гребцы, невозможно. Хотя попытки технически обосновать возможность существования таких монстров достаточно многочисленны. Вот один их таких образцов – «сорокоэтажная» галера Птолемея


    GRASER 4.jpg
    Иллюстрация из книги GRASER DE VETERUM RE NAVALI (1864)


    А если даже не брать такого монстра, то литературные источники упоминают корабли вплоть до дексер, подразумевавших десять ярусов.

    Имела своих сторонников и третья теория, согласно которой гребцы сидели в один ярус, но каждым веслом гребли три человека.

    Позже мы более подробно рассмотрим доводы сторонников каждой теории и попытаемся сделать заключение, можно ли, опираясь на эти доводы, отдать предпочтение той или другой гипотезе. Сейчас же обобщим информацию о появлении триеры во флотах средиземноморских держав, чтобы не возвращаться к этому вопросу по ходу дальнейшего рассказа.

    Первые сведения о греческих военных кораблях появляются в древнеегипетских Фивах в эпоху правления фараона Рамзеса III (1184 - 1153 до н. э.). Мы писали об этом раньше, когда рассказывали о кораблях «народов моря». Согласно одной из гипотез, «народы моря» и были как раз представителями той этнической группы, которую Гомер позже называл ахейцами и данайцами. (Термин «греки», как известно, придумали латиняне и от них уже он попал в Грецию. Сами греки называли себя эллинами)

    Изобретение триеры как нового типа военного корабля относят к значительно более позднему периоду. По вопросу о месте появления триеры все исследователи делятся на две группы. Одна считает, что первыми были греки, другая – что финикийцы. Материальных археологических оснований для того, чтобы отдать предпочтение одной из этих групп, нет, поскольку по названной выше причине не сохранилось останков ни финикийских, ни греческих триер. Остаются литературные источники и произведения изобразительного искусства.. Сторонники финикийского происхождения триеры исходят из общего положения о том, что изображения кораблей с несколькими ярусами весел впервые появились в Финикии, поэтому и первые триеры были построены между 701 и 676 гг. до н.э. в Сидоне (нынешняя Сайда в Ливане). Инициатором такой гипотезы является Климент Александрийский. В своем богословском сочинении «Строматы» (II век н.э.) он пишет


    ὑποπόδιον ἐργάσασθαι τούς τε Σιδονίους τρίκροτον ναῦν κατασκευάσαι
    Первая триера была построена сидонцами.
              1.16.76.7



    Отметим для дальнейших наших рассуждений, что Климент в данном случае использует термин trikrotos naus, к которому мы вернемся в дальнейшем. Имеются сомнения в том, что термины trikrotos naus и triereis эквивалентны.

    Фукидид дает такую информацию о первых триерах в Греции


    Эллины начали строить корабли и обратились к мореходству. По преданию, коринфяне первыми приступили к строительству кораблей способом, уже весьма похожим на современный, и в Коринфе были построены первые в Элладе триеры. Коринфский кораблестроитель Аминокл, который прибыл к самосцам приблизительно лет за триста до окончания этой войны, построил и им четыре корабля.
              Thucyd. 1-13, пер. Стратановского



    В литературе триера впервые упоминается у греческого поэта Гиппонакта из Эфеса, расцвет творчества которого приходится на середину VI века до н.э.

    Hipponax_of_Ephesus.jpg
    Гиппонакт. Гравюра из сборника биографий «Promptuarii Iconum Insigniorum» Гийома Руйе (1553)


    Гиппонакт.jpg
    Текст холиямба Гиппонакта, направленный против его современника, художника Мимна. Источник: Anthologia Lyrica Graeca. Lipsiae, in aedibus B. G. Teubneri. Edidit Ernestus Diehl. Fasc. 1 (1954)


    Имеется по меньшей мере три перевода этого текста на русский язык. Если исходить из степени близости содержания перевода к оригиналу, то здесь предпочтение надо отдать переводу Г.Церетели


    Мимн, кознодей, не вздумай написать змея
    Ты на борту многовесельной триеры,
    Ползущего от носа к кормчему прямо.
    Для кормчего — пойми, дурак ты набитый —
    То будет знак плохой и горе большое,
    Коль змей возьмет да и куснет его в ногу.



    Ввиду того, что этот хромой ямб занимает выдающееся место в истории, которую мы сейчас изучаем, приведем для сравнения и два других перевода,

    Вяч. Иванова:


    Художник! Что ты на уме, хитрец, держишь?
    Размалевал ты по бортам корабль. Что же
    Мы видим? Змей ползет к корме с носа.
    Наворожишь ты на пловцов, колдун, горе,
    Зане проклятым знаменьем судно метишь!
    Беда, коль змием уязвлен в пяту кормчий!



    и А. Иванова:


    Постой, художник злостный: как смеешь ты опять
    Вдоль борта всей триеры змею свою писать?
    Она ползет от носа как раз, ведь, на корму —
    И страшное несчастье представилось уму:
    Увы, бедняга-кормчий простится с жизнью сей,
    Когда его в колено ужалит лютый змей.



    Традиция использовать символ змеи для росписи военных кораблей уходит глубоко в историю.

    Змеи.jpg

    Какие сведения о триере мы можем почерпнуть из текста Гиппонакта, кроме того, что борта ее расписывал злостный художник-хитрец, кознодей (κατωμόχανος = κακομήχανος)? Только то, что триера эта была πολύζυγος, «многобаночная», и в носовой ее части находился таран, ἔμβολον.

    Таран– эмболон – как и сама триера упоминается здесь впервые. Явных свидетельств существовании таранов на военных кораблях до 600 г. до н.э. нет. Хотя некоторые исследователи склонны принимать за таран волнорезы, распространенные и на более ранних кораблях.

    Эвакуация из Тира.jpg
    Взгляд художника на два типа кораблей с ассирийских барельефов: с волнорезами и без таковых. Иллюстрация из книги Wood, Warships of the Ancient World 3000–500 BC


    Первыми изобразительными документами, показывающими наличие тарана, считают обычно изображения «тупых» волнорезов в виде головы вепря, дикого кабана

    Ram-boar.jpg
    Пиратский корабль, снабженный тараном (по Кассону, 1971, fig. 82)


    Считается, что они сменили более ранние заостренные волнорезы, чтобы исключить застревание последних в корпусе корабля противника. Но эти утверждения трудно принять за истину. Взять хотя бы волнорез на приведенном рисунке. В литературе он описывается как таран на пиратском корабле, который идет на захват купеческого судна. Но зачем пирату таран? Если он потопит корабль-цель, какой смысл в его действиях? Ко дну пойдет и весь груз, захват которого является первой задачей пиратов. Свидетельство того, что здесь вряд ли речь идет о таране, мы находим у Геродота.


    ἕκτῳ δὲ ἔτεϊ Αἰγινῆται αὐτοὺς ναυμαχίῃ νικήσαντες ἠνδραποδίσαντο μετὰ Κρητῶν, καὶ τῶν νεῶν καπρίους ἐχουσέων τὰς πρῴρας ἠκρωτηρίασαν καὶ ἀνέθεσαν ἐς τὸ ἱρὸν τῆς Ἀθηναίης ἐν Αἰγίνῃ.
    На шестой год они потерпели поражение в морской битве от эгинцев и критян и были проданы в рабство. У их кораблей эгинцы отрубили носы с изображениями вепря и посвятили в храм Афины на Эгине.
              Hdt. (3.59)



    Мы видим, что Геродот использует термин «нос», передняя часть корабля (πρῷρα), имеющий форму вепря (κάπριος), а не таран (ἔμβολον).

    Первое упоминание о наличии таранов у кораблей в боевой обстановке относится к описанию сражения при Алалии между греческим и объединённым этрусско-карфагенским флотами, произошедшего в 539 году до н. э. (535 году до н. э.?) близ Корсики. Геродот в описании этого сражения (1.166) уже использует термин таран (эмболон), а не нос (прора). Впрочем, в некоторых работах выражается сомнение в том, что на раннем этапе этот термин использовался для обозначения тарана, а не обычного волнореза.

    Алалия.jpg
    Сражение при Алалии. Иллюстрация из книги Nic Fields «Ancient Greek Warship 500-322 BC»

    Для нас описание битвы при Алалии у Геродота примечательно еще в одном отношении. В нем совершенно не упоминаются триеры. В то время как у Гиппонакта в работе на десяток лет раньше даты сражения он появляется вполне естественно. Некоторые исследователи делают вывод, что триера стала стандартным военным кораблем греческих флотов лишь в начале пятого века до н.э., хотя и появилась раньше указанного срока. Так, у Фукидида мы читаем:


    По преданию, коринфяне первыми приступили к строительству кораблей способом, уже весьма похожим на современный, и в Коринфе были построены первые в Элладе триеры. Коринфский кораблестроитель Аминокл, который прибыл к самосцам приблизительно лет за триста до окончания этой войны, построил и им четыре корабля.
              ТThucyd. 1-13. Пер. Стратановского



    Этот же факт приводит со ссылкой на Фукидида и Плиний Старший в «Естественной истории» (Книга VII, §§ 207-208.) Из этих сообщений современные комментаторы выводят дату появления первой триеры – ок. 700 г. до н.э. (за триста лет до окончания «этой» (т.е. Пелопонесской) войны (ок. 700 г. до н.э.), привлекая для этого записи Линдской храмовой хроники). Однако, как представляется, это слишком оптимистичная оценка: в седьмом веке до н.э. господствующим типом военных кораблей был пятидесятивесельный пентеконтор, а триеры вряд ли появились ранее шестого века, и то в единичных экземплярах.

    Фукидид, как мы видим, пишет, что «первые в Элладе» триеры были построены в Коринфе (πρῶτον ἐν Κορίνθῳ τῆς Ἑλλάδος), сохраняя, очевидно, приоритет за финикийцами. Однако уже в первом веке до н.э. историк Диодор Сицилийский пишет, избегая указанной тонкости, что «триеры впервые были построены в Коринфе» (πρῶτον ἐν Κορίνθῳ) (Diodoros, xiv. 42)

    Мы не будем ставать на ту или иную сторону в этом ученом споре, по крайней мере до появления очевидных архелогических доказательств правоты одной из этих групп. Наша задача проще: систематизировать факты. Что мы и продолжим делать в следующий раз.

    Via

  10. Snow
    Последняя запись

    Автор: Snow,

    Очередной сон про Чосон — явно не без влияния «Королевы Инсу» и, увы, обрывающийся на самом интересном месте. Главный герой — министр неизвестно чего, пытающийся ладить со всеми придворными силами и быть осведомленным обо всём. На троне — молодой король, недавно овдовевший, его наследнику года два, а новой королевы пока нет. На её место метит ревнивая наложница, которую король ещё при жизни супруги сильно жаловал, а теперь вроде бы охладел; но у неё детей нет, и это сильно понижает её шансы на успех. При дворе две основных партии: одну возглавляет деловитая королева-мать, другую — старый грубоватый воевода, любимец покойного короля; в руках первой — дворец, в руках второго — Столица. Лично при государе состоят верный евнух и столь же верный телохранитель в чёрном, которые вообще-то должны отчитываться королеве-матери и воеводе соответственно, но давно уже полностью на стороне короля. Герой-министр воеводу недолюбливает, а королеве не доверяет. Король, как и положено, время от времени исчезает из дворца с евнухом и телохранителем, благополучно ускользая от всех соглядатаев.
    Сперва раскручивается интрига против воеводы. Король встречается с ним наедине и прямо заявляет: «Ваше превосходительство, я знаю мечту, которую вы лелеете ещё со времён царствования моего покойного батюшки. Час близок! Соберите отборный отряд, переоденьте солдат крестьянами, замаскируйте пушки под коров и выдвигайтесь к северным границам. Скоро в Ляодуне начнётся мятеж варваров, вы окажете помощь китайскому императору, разгромив их внезапной атакой – а потом можно будет и не покидать Ляодун, и наши исконные земли наконец-то вернутся куда надо». Воевода со слезами благодарит его и начинает готовиться, а король идёт к матери: «Матушка, пошлите весть императору: в любой момент в Ляодуне может вспыхнуть мятеж варваров, пусть будет начеку, а мы, если что, поможем». — «Ну, от помощи-то император откажется…» — говорит королева, а сын кивает: «Зато воевода будет уличён в том, что тайно собирает войска на Севере и того и гляди устроит бунт или поссорит нас с Китаем — тут-то ему и конец придёт». Королева-мать это одобряет, а король в городе встречается с таинственным монахом и посылает его гонцом с дарами к ляодунским чжурчженям или кто там в это время: «Сидите тише воды, ниже травы, против вас есть злой умысел, не поддавайтесь на провокации». Министру удаётся обо всём этом разузнать, но он скорее доволен — воевода шумен, властолюбив и утомителен.
    Затем королева-мать, гуляя в саду, обнаруживает новорожденного младенца — никто не видел, откуда тот взялся. Все в переполохе: если это дитя государя, то от кого? А если нет, то какая из дворцовых женщин посмела родить во дворце? Но сама государыня не гневается, берёт дитя на руки, агукает с ним, улыбается и заявляет: «Прекрасная девочка, надо будет дать ей достойное воспитание, я сама прослежу». Наложница в страшном волнении: если это правда дитя короля, то, значит, у неё есть соперница, которой, чего доброго, окажет покровительство королева-мать; наложница поручает министру провести тайное расследование. Ему удаётся выяснить только, что один стражник видел, как в сад проник человек в чёрной маске, стражник за ним погнался, но не настиг — а тот мог успеть подкинуть дитя. Начинают уже ходить слухи, а не дочь ли это самой королевы-матери, но министр считает, что сие невозможно.
    Как уже говорилось, король зачастую тайно покидает дворец. За ним следят соглядатаи королевы, отряд переодетых телохранителей воеводы и верная служанка наложницы, но каждый раз в городе теряют его (и двоих его спутников) из виду. Ни король, ни евнух, ни телохранитель не признаются, где они пропадают — якобы просто государь наблюдает жизнь простых людей и проникается страданиями народа. Этому, впрочем, никто не верит, а менее всех — наложница, подозревающая, что король завёл в городе любовницу. После одной такой отлучки король с обоими спутниками благополучно вернулся во дворец, а вот все соглядатаи и охранники исчезли. Из-за этого, в частности, воевода медлит с отбытием на Север, что многим мешает.
    В тот же вечер наложница срочно приглашает к себе министра (которому она почему-то вообще доверяет) и сообщает: «Моя служанка вернулась, но, похоже, сошла с ума; вытяните из неё правду!» Служанка правда выглядит безумной, закатывает глаза и бормочет что-то про «всюду кровь…» Наконец, она заявляет: «Я одна уцелела, остальных государь изволил съесть!» Больше от неё ничего добиться нельзя.
    Министр берётся за расследование лично. Вычислив, когда король в очередной раз должен уйти из дворца, он переодевается простым учёным и тайно следует за ним. На базаре евнух и телохранитель устраивают заваруху для отвлечения внимания, но министра это с толку не сбивает, и он вычисляет, куда, судя по всему, тем временем ускользнул король. (Тут вставное воспоминание: в юности министр, ещё в исполнении другого актёра, тоже любил удирать из-под присмотра сурового отца, наставников и начальников и шляться переодетым, так что кое-какие ходы и выходы помнит). По следу государя министр приходит в заброшенную усадьбу, много лет назад конфискованную у опального вельможи. Внутри темно, пыльно и мусорно, но министр уверенно находит тайную дверь и отодвигает её. За нею — подземный ход с горящими свечами, не иначе, король туда и ушёл. Министр идёт по бесконечным поземным переходам, устроенным ещё чуть ли не про Чон До Джоне, наконец, поднявшись по какой-то лесенке в очередной двери, видит в щель яркий свет и заглядывает. С другой стороны дверь сторожит телохранитель, в сторонке пристроился евнух, а посреди большой кумирни с золотыми идолами сидит король и снимает с себя сперва халат, потом шляпу, потом — парик. Под париком — гладко выбритый череп. Король переодевается в монашеское платье, а вокруг собирается ещё десятка три монахов с чётками и с разбойными рожами. И читают сутры.
    Потом из-за спин идолов появляется главный монах — очень старый, с ещё более зловещей физиономией. Он приветствует короля, спрашивает: «Ну и как?» — «К счастью, сегодня всё прошло гладко, — отвечает государь с поклоном, — даже удалось на этот раз избежать кровопролития». — «Хорошо. Постишься ли ты, избегаешь ли женщин?» — «Да, под предлогом траура по недавно почившей супруге. Но мать хочет снова меня женить». — «Ничего, скоро ей будет не до того. Как наше дитя?» — «Девочка здорова, государыня-матушка в ней души не чает и, похоже, прочит в будущем в жёны моему наследнику». — «Так и надо. Всё идёт по плану. А теперь главное…» Старый монах склоняется к королю и что-то шепчет, министр вытягивает шею, чтобы лучше слышать, шея хрустит, телохранитель вскидывается и распахивает дверь, министр бросается наутёк по коридорам со свечками — и тут, увы, сон и обрывается.


    Via

  11. Россия, вступая в Ливонскую войну, не ставила задачу «прорубить окно в Европу». Скорее, она хотела провести против соседа своего рода операцию по «принуждению к миру», попутно стребовав с него неплохие деньги. В том, что война пошла не совсем по русскому сценарию, виноват конфликт прибалтийских интересов множества держав, которые и начали войну всех против всех.
    В морской торговле русские вели себя пассивно, предлагая свои товары в собственных портах, за господство на море не боролись и не открывали представительств своих торговых компаний в других странах. В деле морской войны русские не строили собственных кораблей и флотилий, не готовили команды и капитанов, а старались нанять иностранцев. Правда, из этого вышло мало толку.
    Почему же политика России на море во времена Ивана IV была такой беззубой? Скорее всего потому, что на тот момент для России внутренний рынок, совершенно не насыщенный ещё товарами, был гораздо важнее внешнего. Лишь через 150 лет ситуация изменится, и тогда уже отношение к внешней торговле будет совершенно иным: русские правители озаботятся созданием и торговых площадок, и военного флота, отстаивая, в том числе и военным путём, собственную морскую торговлю.
    В разделе Ливонского наследства Иван IV, не имея морской силы, пытался опереться на те страны, которые обладали сильным флотом. В разное время это были Дания, Швеция, Ганза и Англия. Однако слабость российской позиции на море в подобных союзах ставила Москву в подчинённое или как минимум неравноправное положение. Исправить эту ошибку Россия смогла только при Петре I.
    Возможности российского кораблестроения в 1550–1590 годах, скажем прямо, были реально слабыми. На такой технологический рывок, какой Россия совершила при Петре I, в XVI столетии не было ни денег, ни ресурсов, ни квалифицированного персонала.

    Морская политика Ивана Грозного: дипломатические игры

    4-54f67e47d17f47d8599e023cb4023662.jpg

    Via



  • Записи в блогах

  • Комментарии блогов

    • Османская миниатюра
      Хорошие фото. Только наверное, правильнее Сигетвар? Интересно, из каких манускриптов миниатюры... Не из этого ли? https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Szigetvar_1566.jpg
    • "У кого ни тех, ни тех..."
      Вредитель хуже врага.
    • Северянин, на самолет!
      Я где-то читал (возм., Википедия), что польские лечики проявили себя очень хорошо - эскадрон 303 был одним из (а может, и самым) результативных в Битве за Британию. И песня отличная о нем есть - гуглите Elektryczne Gitary - Dywizjon 303 . Так что я буду смотреть.
    • Маски и интерьер
      Вообще, наверное, полезно иметь очень общее представление о большинстве африканских племенных религий (ну, пусть будет такое определение, коли лучшего нет под рукой): 1) есть некий Бог-Творец, который сотворил все - землю, людей, животных, растения, рыб, птиц, воды, горы, пустыни, духов опять же ... 2) Бог-Творец слишком сильно удален от своих творений и они оставлены им на земле самостоятельно решать свои проблемы - люди с людьми и другими объектами материального и нематериального мира. Сделал я вас - теперь плодитесь и уживайтесь! 3) в связи с этим обращаться к Богу-Творцу можно, но эффект, если и будет, то не скоро, да и неизвестно какой. Поэтому надо жить в мире с окружающим миром, который делится на 2 части - подконтрольную человеку и неподконтрольную человеку. Во вторую входят дикие животные, лес, морские глубины, земные недра, и духи опять же.  4) чтобы улаживать дела с духами лучше всего иметь в мире духов "своих" - а это духи предков. Чем сильнее дух предка, тем он более качественно обеспечивает защиту интересов своих потомков. Поэтому надо, в первую очередь, чтить предков. А то они и обидеться могут и наслать в отместку какого-нибудь другого духа (например, болезни), чтобы потомки вели себя лучше. Морально-этические взгляды на жизнь воспитываются в специальных инициационных лагерях, где молодежь проходит подготовку, узнавая, какие духи за что отвечают и как с ними себя вести. Потом эта система поддерживается тайными обществами, а для пропаганды тех или иных норм существуют ритуальные танцы-маскарады, где маска является способом перевоплощения танцора. 5) иной раз находятся такие, кто при помощи духов пытается превысить свою власть в отведенном ему участке мира. Такой человек начинает или сам колдовать, или обращается к колдуну-профессионалу. И тут надо вовремя распознать беду, призвать на помощь духов предков, чтобы они повлияли на враждебных духов "там" и сообщили, кто является нарушителем тут. Для этого есть специальные ритуалы, в которых используются маски - с одной стороны, в них, при помощи особо структурированного звукового и колебательного поля (музыка, пение, движения в танце, постукивания) призываются защитные духи, которые живут в маске до окончания церемонии, с другой стороны - эти же маски помогают отпугнуть духов, помогающих колдуну. Когда колдуна обезвредят на астральном уровне духи предков и схватят телесно в этом мире, следует расправа, которая обычно производится при помощи особого растительного яда - от него колдуны дохнут окончательно и бесповоротно. А участники инквизиции не страдают от мщения других духов, т.к. были защищены масками. В общем и целом, с разными вариантами и дополнениями, это свойственно для большинства бантуязычных народов, а также некоторых других языковых групп Черной Африки. Но, поскольку культура масок очень широко распространена именно у бантуязычных народов, то, наверное, для осознания сущности участия маски в ритуале надо обратить внимание именно на их практики. 
    • Маски и интерьер
      Продолжим с обществами, масками и ритуалами. Еще вариант - маски "белой ведьмы", как они известны в народе. Это маска народа пуну из Габона. Традиционно общество пуну делится на разные кланы и роды, проживающие в разных деревнях. Помогать осознанию единства пуну как народа помогает общество мукудж. Помимо регулирования отношений внутри поселения, члены общества мукудж ведут судебные дела и выявляют злых колдунов, обеспечивая процветание общины. Маски для ритуалов окуи бывают мужскими и женскими, черными и белыми. У народов Африки белый цвет ассоциируется с миром духов, а также с чистотой и светом. Черный цвет ассоциируется с землей, силой, ночью. Таким образом, цвет маски не имеет значения в разделении масок на мужские и женские. Внешний вид масок мукудж соответствует идеалам женской красоты, принятым в Габоне. Прическа масок копировала прическу женщин пуну. Белые маски мукудж носили во время церемоний, проводившихся днем. Эти маски использовалась, в частности, в похоронных церемониях, когда мужчина-танцор на ходулях, с плетью, копьем или пучком ветвей в руках (помогавших удерживать баланс и служивших для выражения ритуальных действий) и в маске исполнял ритуальный танец. Они изображали дух женщины (доброй «белой ведьмы», представляющей женского первопредка пуну), который вернулся из мира мертвых для того, чтобы встретить и проводить в мир мертвых душу вновь усопшего члена общины. Однако этот тип маски не является погребальной, поскольку ее не надевали на усопшего, а лишь использовали в защитных траурных церемониях. Кроме того, маски использовались в разнообразных обрядах инициации, а также торжественными церемониями – например, достижении ребенком возраста в 1 месяц, свадьбе и т.п. Считалось, что при данных событиях желательно присутствие женского первопредка, благословляющего потомков. Так, добрая «белая ведьма» в ходе ритуала джайе благословляет детей, взяв их из рук матери, и, как отмечают исследователи, даже грудные дети при этом практически никогда не плачут. В ходе танца хор и танцоры окуи окружают мать с ребенком на руках и, указывая на них ветвями и копьями, благословляют ребенка, а потом кропят его заранее приготовленной водой. Страшно, аж жуть!?