Весло и Парус

  • entries
    129
  • comments
    0
  • views
    12,189

Contributors to this blog

  • Saygo 131

About this blog

Entries in this blog

Saygo
Барельеф Ленормана



Considunt transtris, intentaque brachia remis
Все сидят на скамьях и руки держат на веслах
          P. Vergilius Maro, Aeneid 5,136
ВЕРГИЛИЙ. ЭНЕИДА (Пер. С.Ошерова под ред. Ф.Петровского)



Мы так часто обращались к барельефу Ленормана, что, думаю, наступило время поговорить о нем более подробно. Тем более, что и неясных вопросов вокруг этой темы накопилось достаточно.




Напомню, что речь идет о фрагменте барельефа, который был найден начинающим французским археологом Франсуа Ленорманом (François Lenormant, 1837—1883). В дальнейшем он станет известным ученым, членом французской Академии надписей и изящной словесности, профессором Сорбонны.


LenormantFr.jpg


А в момент находки артефакта ему едва исполнилось 15 лет.

Можно было бы предположить, что знакомство с первым изображением, которое трактовалось как изображение античной триеры, наделало много шума в ученом мире. Но это не так. Образец был передан в фонды Афинского музея Акрополя, о чем появилось сообщение в периодических записках музея, он был внесен во все полагающиеся для такого случая каталоги и… все. Пока известие не дошло до хорошо знакомого нам энтузиаста морской археологии и истории Огюста Жаля, который в то время по заказу императора Франции Наполеона III работал над историей флота Цезаря (La flotte de César (1861)). Вот как сам О.Жаль описывает это событие (он успел вставить это описание в упомянутую выше книгу в виде специального постскриптума).


Памятник, который так вдохновил меня, был обнаружен около 1852 года в Афинском акрополе. Вот его история, которую я узнал от Франсуа Ленормана, молодого ученого-антиквара, достойного того имени, которое он носит. Г-н Ленорман привез из Афин гипсовый слепок с барельефа, а также любезно предоставил мне его фотографию, … так что я смог сравнить гипсовый отпечаток с рисунком, который свет создал на бумаге. Они отличаются тем, что в слепке с мрамора, который был отлит для мистера Ленормана, отсутствовал первый гребец (изуродованный) слева и почти вся фигура последнего гребца справа. Как видно, памятник подвергся некоторому воздействию между моментом времени, когда он был сфотографирован Д. Константиносом, и временем, когда с него сделал слепок Франсуа Ленорман. Фрагмент мрамора имеет сорок сантиметров в длину; на фотоотпечатке всего около тринадцати.



Lenormant-Jal.jpg
А. Слепок с барельефа. В. Реконструкция. С. Весло таламита. D. Весло транита. E. Весло зигита. F.F. Постица. G, H.H. Вельсы.


Я не привожу текст оригинала на французском языке Желающие легко смогут ознакомиться с ним, он есть в сети (La flotte de César... Augustin Jal. Firmin Didot frères, fils & cie., 1861, стр.229).

Сделаем некоторые пояснения по тексту.

«…узнал от Франсуа Ленормана, молодого ученого-антиквара, достойного того имени, которое он носит

О.Жаль имеет в виду тот факт, что отцом Ф.Ленормана был известный археолог и нумизмат XIX века Шарль Ленорман (1802-1859).

LenormantCh.jpg
Медаль в честь Шарля Ленормана (1830). Художник Давид д’Анже. Walters Art Museum (Балтимор, США)


Отец мальчика мечтал, чтобы сын продолжил его дело и, начиная с шести лет, занимался с ним греческим языком и историей древнего мира. Ленорман-младший проявил большое усердие в учении и уже в четырнадцать лет опубликовал в журнале «Revue archéologique» свою первую работу о найденных в Мемфисе артефактах.

«памятник …был сфотографирован Д. Константиносом»

Димитриос Константину (Δ. ΚΩΝΣΤΑΝΤΙΝΟΥ, Φωτογράφος) был известным греческим фотографом 19-го века, работавшим в Афинах. О его жизни известно немного. Первая публикация его работ относится к 1857 году. Был первым фотографом, работавшим в Греческом археологическом обществе.

Элевсин.jpg
Археологические раскопки в Элевсине под руководством Ленормана. Фото Д. Константину (1862)


Единственный момент в его биографии, который может нас насторожить – это появившееся в прессе того времени сообщение о широком применении фотографом ретуши, из-за чего некоторые ученые задались вопросом: можно ли вообще считать его отретушированные фотографии фотографиями или нет.
Но вернемся к тексту О.Жаля.


Восемь гребцов-транитов, которые гребут верхними веслами триремы, хорошо вырезаны, что можно заметить при внимательном осмотре с помощью лупы, движения их тел совершенно естественны, а детали, хотя и изменены временем, превосходны и на рисунке, и на модели. Гребцы сидят на банках, которых никто не видит, их спины обращены к носу. Руки и ноги вытянуты, спины согнуты…. Весла, длинные и тяжелые, опустились в воду, и гребцы начинают действие, результатом которого должно стать продвижение корабля на несколько шагов, пропорциональных величине их усилий.



В этом эмоциональном месте О.Жаль приводит строки из пятой книги Энеиды Вергилия, часть которых мы использовали в эпиграфе. В этом месте поэмы рассказывается о том, как Эней с оставшимися у него четырьмя кораблями прибывает на Сицилию, где устраивает поминальные игры в честь своего умершего отца Анхиса.


Плечи нагие блестят и лоснятся, маслом натерты.
Все сидят на скамьях и руки держат на веслах,
Знака ждут, замерев; лишь в груди трепещет, ликуя,
Сердце и бьется сильней, одержимое жаждою славы.
Громко пропела труба - и немедля с места рванулись
Все корабли, и соперников крик взвился в поднебесье.
Рук не жалея, гребцы разметают пенную влагу,
Тянется след за кормой, расступаются воды под килем,
Гладь рассекают носы кораблей и длинные весла.
          ВЕРГИЛИЙ. ЭНЕИДА (Пер. С.Ошерова под ред. Ф.Петровского)



Публикация О.Жалем подробной информации о барельефе Ленормана подобно брошенному в воду камню вызвала расходящиеся круги гипотез относительно системы гребли на античных триерах. Собственно тогда родились все основные варианты размещения гребцов на триере, основанные на ленормановском изображении. Обсудим их в следующей части нашего рассказа. В завершение же сегодняшнего поста скажем несколько слов о судьбе первой реконструкции античной триеры, о которой упоминает О.Жаль и в основу которой был впервые положен барельеф Ленормана.

Французский император Наполеон III не только живо интересовался античной историей, но и сам работал над исследованием некоторых ее проблем. Широкую известность, в частности, получило его сочинение «Histoire de Jules César» («История Юлия Цезаря». Париж, 1865—66). Для нашего рассказа несомненный интерес представляет внимание, которое император проявил к первой попытке реконструкции античной триеры, предпринятой для решения «на модели в натуральную величину» проблемы размещения гребцов. Подробно об этом можно прочитать в предисловии к упомянутой выше работе Огюста Жаля. Жаль пишет, что император пригласил его, чтобы выяснить, имеется ли у ученого готовый проект триеры. Такового у Жаля не было, но он пообещал составить его. Эта встреча состоялась 7 мая 1860 года, а уже 29 июля основные идеи проекта были направлены Наполеону III.

Император подстраховался и практически одновременно с заказом проекта Жалю заказал чертежи действующей триремы известному французскому кораблестроителю Дюпюи де Лому (Dupuy de Lôme, 1816-1885), автору проекта первого в мире броненосца открытого моря La Gloire (1859) и других боевых кораблей с паровыми двигателями.

Dupuy de Lome1.jpg
Фотография Дюпюи де Лома из Библиотеки Конгресса США


Контракт на постройку «специального судна» (bâtiment spécial) был подписан между Морским министерством и судостроительным предприятием E. Gouin & Ce. до поступления проекта О.Жаля в Секретариат императора, а именно 14 июля. От имени Морского министерства его подписали министр – адмирал Франции Гамелен и Дюпюи де Лом, занимавший в то время пост начальника материального департамента и директора управления военного кораблестроения министерства.

О.Жаль описывает эти события по-джентльменски сдержанно, но между строк чувствуется обида. В письмах, которыми обменялись Жаль и де Лом (были опубликованы Жалем), стороны пытались сохранить лицо в этой неприятной истории. Жаль даже сумел убедить де Лома уменьшить завал борта проектируемого корабли, который предусматривался проектом его соперника. Жаль также решительно выступил против намерения де Лома посадить всех гребцов на одной палубе.

Корабль спустили 9 марта 1861 года. На всё про всё потребовалось менее шести месяцев. Трирема имела 39,7 м в длину, 5,5 м в ширину и осадку 1,1 м. Движение ее обеспечивали 130 гребцов из числа матросов военных кораблей, базировавшихся в Шербуре. Отчет о спуске с фотографиями появился в популярном парижском журнале l’Illustration


ТриремаЖаль.jpg

ТриремаЖаль1.jpg

ТриремаЖаль2.jpg

ТриремаЖаль3.jpg


24 марта 1861 года на борт триеры поднялись император и императрица. Они наблюдали за работой экипажа триеры на переходе от моста Пон-де Сен-Клу по течению Сены до моста Пон-де-Нёйи.


Триера_маршр1861.jpg


Скорость на переходе составила 5,5 узла (за вычетом скорости попутного течения реки). На обратном пути против течения реки триера достигла скорости 4,8 узла. На следующий день, уже без августейших особ на борту, триера повторила переход по этому же маршруту, имея скорость по течению 5,4 узла и против течения 4,5 узла. При этом надо учесть, что экипаж триеры практически не имел времени для тренировок накануне перехода.

В архиве морской префектуры Шербура, к которой была приписана триера, сохранился ее формуляр, исполненных на стандартных бланках морского министерства. Он датирован 24 июня 1861 года. В формуляре приводятся основные размерения триеры, величина и размещение балласта с указанием соответствующей осадки в носу и корме корабля, количество припасов. Указано, что корпус был обшит медью (для кораблей древнего Рима свойственной была обшивка из свинца). Указано время нахождения триеры в кампании: с 9 марта по 21 июня 1861 года. Корпус триеры не был просмолен поэтому он с трудом перенес морской переход от Гавра до Шербура. Переход осуществляли на буксире. Нидерландский исследователь Лееманн пишет, что переход этот очень напоминал путь участника Трафальгарского сражения Téméraire («Отважный») к последнему причалу с известной картины Уильяма Тёрнера


Turner,_J._M._W._-_The_Fighting_Téméraire_tugged_to_her_last_Berth_to_be_broken.jpg
«Последний рейс корабля „Отважный“» — картина английского живописца Уильяма Тёрнера, написанная в 1839 году.


В отличие от полотна Тёрнера, триеру вели на буксире два небольших судна пароходства Сены (‘les courriers de la Seine’) и небольшое посыльное судно (abiso) вооруженное двумя пушками le Dauphin. Недалеко от Вернона триера села на галечную банку, но спустя два часа была с нее благополучно снята. Других происшествий за время перехода не было, что удивительно, так как корпус триеры не предусматривал технологию его набора в «шип и паз».

конструкция корпуса шип-паз.jpg

Первое документальное свидетельство такой технологии в судостроении древнего Рима было получено только в 1894 году, когда морские археологи обнаружили останки небольшого римского судна неподалеку от Vechten, Нидерланды.

Конечно, первая реконструкция античной триремы не являлась реконструкцией в точном смысле этого слова. В ней было много фантазии, и вообще, по мнению некоторых, она выглядела как корабль викторианской эпохи, ей не хватало разве что дымовой трубы по центру. Конец триеры был печальным. В 1875 году на имя морского префекта Шербура поступило письмо из кораблестроительного департамента за неразборчивой подписью. В письме предлагалось из-за неудовлетворительного состояния корабля использовать его в качестве плавучей мишени при испытании новой торпеды. В ответе из министерства на соответствующий запрос говорилось:


‘ce batiment n‘etant susceptible d’aucune autre destination, le ministre désire qu’il serve de cible dans les experiences de torpilles demandées par M. le Vice-amiral Cloué’.
Данное судно не пригодно ни для какой-либо другой цели; министр желает чтобы оно послужило мишенью в экспериментах с торпедами, о чем просит вице-адмирал Клуэ.


Морским министром Франции тогда был адмирал Louis Raymond, Marquis de Montaignac de Chauvance. Наполеон III и Огюст Жаль умерли двумя годами раньше. Живым свидетелем печального конца триеры из всех ее творцов остался только лишь Дюпюи де Лом.

Via

Saygo

Куда не сунусь, везде: "Тиллерсон не называл Трампа болваном."

Вспомнил старый анекдот из времен службы на подводной лодке.

Центральный пост ПЛ. Командир дремлет, повиснув на перископе. Вдруг, потревоженный чьим-то разговором, открывает глаза и спрашивает у старпома: "Кто сказал слово х*й?"

Старпом тут же по внутренней трансляции отправляет запрос:

"В лодке, кто сказал слово х*й?"

И, поскольку поступил запрос, тут же по установленному порядку из всех отсеков последовали ответы:

"В седьмом слова х*й не говорили"

"В шестом слова х*й не говорили."

...

"В первом слова х*й не говорили"

"В центральном слова х*й не говорили"

Старпом - командиру:

"Товарищ командир! В лодке слова х*й не говорили."

Удовлетворенный ответом, командир  продолжил дремать у перископа.

Или из другой области, про Вовочку: "Катя Иванова не б-дь? Ну извините!"

Via

Saygo
О битве одного флота против другого

Так мы не день, не месяц и не год,
А целый век от моря и до моря
Металися, как угорелый кот,
Томительно исследуя и споря...
Н. Добролюбов, Новый общественный вопрос
 
Начнем обещанное в прошлый раз знакомство с содержанием трактата Алонсо де Чавеса Espejo de Navegantes.

Ссылки на работу этого автора уже появлялись в нашем журнале, как в основном тексте, так и в комментариях. Сейчас скажем несколько слов о структуре и содержании трактата. Благодаря щедрости испанских библиотекарей (Dell collegio déla compa de Jesús de Monsorio. Real Academia Biblioteca de la Historia, MS 9-14-1 2791) его сейчас можно найти в сети

0_15a556_d0b784cb_XXL.jpg
Титульный лист трактата Алонсо де Чавеса

Для дотошных читателей приведем полное название этого манускрипта:


Quatri Partitu en Cosmographia pratica i por otro nóbre llamado Espeio de Navegantes: Obra muy utilissima i cópendiosa en toda la Arte de Marear i mui neccesaria i de gran provecho en todo el curso de la navegado, principal¬mente de España. Agora nuevamente ordenada y compuesta por Alonso de Chaves cosmographo Dela Magestad Cesárea del emperador y Rei délas españas Carlo quinto Semper Augusto.

Четыре части практической Космографии, иначе называемые Зеркалом навигаторов. Весьма полезный и ценный труд по всем разделам морского ремесла, крайне необходимый, особенно в Испании, курс мореплавания. Вновь пересмотренный и составленный Алонсо де Чавесом, космографом Его Королевского величества Императора и короля Испании Карла пятого, Августа навсегда.


Quatri Partitu – это четыре книги (Libro primero, Libro segundo, Libro tercero и Libro qvarto), некоторые из них подразделяются на трактаты (Tratado) и главы (Capitulo), другие – только на главы. Предшествующее тексту содержание трактата не полностью отражает его действительный состав: вместо некоторых заявленных в содержании глав лишь пустые страницы, другие заголовки и вовсе ничего не представляют. И тем не менее текст достаточно связен и интересен. Исследователи его полагают, что это было своего рода учебное пособие для желающих сдать экзамен на «штурмана дальнего плавания» испанских кораблей, отправляющихся в обе Индии.

Чтение трактата действительно доставляет удовольствие, но языковые трудности не позволяют сейчас выложить полный его перевод, поэтому ограничимся (пока!) лишь теми его главами, которые касаются рассматриваемой нами темы, а именно – ведения боевых действий соединениями кораблей. Напомним, что этот трактат де Чавеса, появившийся, как считают, в 1537 году, был одним из первых трудов в этой области.

0_15ab09_2f48cf14_XXL.jpg
Список трактатов первой половины XVI века, содержащих вопросы тактики и стратегии войны на море (Luis Nuno Sardinha Monteiro)

Интересующий нас материал находится в Libro tercero, Tratado tercio i postrero, Capitulo qvinto (de la guera o batalla) и Capitulo sexto (de ls batalla de vna flota contra otra). Мы не будем сейчас отвлекаться на пятую главу, которая содержит материал о подготовке к бою и ведению его одиночным кораблем, а сразу обратимся к главе шестой (O боевых действиях одного флота против другого). Эта глава содержит два подраздела: подготовка (preparation) и сражение (batalla).

О битве одного флота против другого
Подготовка

Прежде всего, корабли флота должны привести в готовность все виды оружия в количествах, соответствующих данному типу корабля, численности личного состава корабля, и его размеру. Все другие этапы подготовки корабля к бою описаны в предыдущих разделах.

Подобно тому, как у каждого корабля должен быть капитан, управляющий судном и его действиями, так и у всего флота должен быть капитан-генерал, которому подчиняются все корабли флота и все их капитаны.

После того как назначен капитан-генерал и все корабли флота завершили подготовку к бою, которая описана выше, непосредственно перед сражением капитан-генерал должен объявить сбор всех кораблей для построения их в боевой ордер (el capitán general debe mandar juntar toda la flota para ponerla en orden), подобно тому, как это делается при подготовке сражения одной сухопутной армии (ejército) с другой.

Точно так, как в сухопутной армии тяжеловооруженные воины (los hombres de armas) выделяются в отдельное соединение для прорыва фронта и ведения встречного сражения (para romper y encontrar), а легкая кавалерия – в другое соединение для оказания поддержки и преследования противника (socorrer y alcanzar), а также совершения внезапных рейдов (entrar y salir, буквально «войти и выйти», в легкой кавалерии этот термин обозначал короткие внезапные атаки на слабые пункты обороны противника – g._g.), капитан-генерал флота должен собрать в одно соединение наиболее мощные и крупные корабли для атаки на противника, взятия на абордаж его кораблей, захвата и уничтожения, а более мелкие и слабые – в другое соединение, для воздействия на корабли противника вне ордера огнем артиллерии, стремительными налетами, преследованием отдельных вражеских кораблей, покидающих район битвы, для оказания помощи и поддержки там, где это больше всего требуется.

Капитан-генерал должен отобрать малые и легкие суда общей численностью до одной четверти своего флота и разместить их на флангах главных сил. Желательно, чтобы они сохраняли самостоятельность действий, контролируя обстановку на флангах.

Он должен готовить каждый корабль [к абордажу] и руководить его действиями по сцепке с кораблем противника таким образом, чтобы не оказаться между двумя вражескими кораблями и не вести абордажный бой с обоих своих бортов одновременно.

Он должен также отобрать четвертую часть всех плавсредств, принадлежащих крупным судам флота, оснастить и вооружить их для решения специальных задач, о которых говорилось выше. […]

Отдав все распоряжения и команды, указанные выше, капитан-генерал должен расположить оставшиеся три четверти своего флота следующим образом:

Оценив свою позицию и направление ветра, он должен решить, каким образом захватить ветер для своего флота.

После этого следует оценить боевые порядки флота противника, находятся ли его корабли в плотном строю (vienen todos juntos) или построены в кильватерную колонну (unos en pos de otros á la hila), разбиты ли они на эскадры (vienen puestos en escuadrones) или идут строем фронта (en ala), находятся ли крупные корабли в центре или на флангах, какое место занимает флагманский корабль (la capitana), а также все другие существенные элементы, которые всегда должны быть у него под рукой.

В любом случае, он должен сделать все возможное, чтобы его флот получил преимущество в ветре относительно флота противника, иначе он будет ослеплен дымом от пушечного огня как своих кораблей, так и кораблей противника, корабли своего флота не смогут видеть друг друга и распознавать, где свой, где чужой и начнут вести огонь по своим.

Если после завершения всех этих мероприятий противник начнет перестроения своего флота в эскадры, мы также должны действовать подобным образом, собирая все более крупные корабли (las naos mayores) в одно формирование в авангарде, чтобы они были первыми в абордаже и получили первый удар противника; капитан-генерал должен занять место в центре этого формирования, чтобы он мог видеть всех тех, кто находится впереди и тех, кто следует за ними.

Каждая эскадра должна быть построена в линию фронта (en ala), чтобы любой мог видеть противника и использовать свою артиллерию без помех; корабли не должны следовать один за другим, потому что в этом случае возникнут большие проблемы из-за того, что только головной корабль сможет вести огонь. Во всяком случае, корабль не так подвижен, как человек, чтобы суметь быстро сменить свое положение и произвести необходимые действия.

В арьергарде должна находиться та четверть корабельного состава, которая ранее была выделена в эскадру поддержки в составе легких и быстроходных парусных кораблей. Они не должны располагаться сразу же за кораблями флота, так как оттуда не увидят происходящее и не смогут оценить, куда и когда прийти на помощь, а находиться ближе к тому флангу флота, на котором располагается флагманский корабль; если же численность арьергарда позволяет, то его корабли должны распределяться между обоими флангами флота; если они в одном соединении, то необходимо находиться на наветренном фланге, по причинам названным выше.

Если флот противника будет выстраиваться в одну линию фронта, наш флот должен сделать то же самое, размещая самые крупные и мощные корабли в центре, а легкие – на флангах, учитывая, что корабли центра всегда получают большие повреждения, так как вынуждены сражаться на оба борта.

Если же противник начнет построение своего флота в форме острия копья или треугольника, мы должны ответить ордером в два крыла (en dos alas), удерживая авангард каждого на большей дистанции от центра и сближая арьергарды , беря противника «в клещи» и вынуждая сражаться на два фронта; крупные корабли каждой линии должны находиться в арьергарде, а легкие – в авангарде, чтобы быстро реагировать на действия противника.

А если противник приближается двумя линиями фронта (dos alas), мы должны сделать то же самое, разместив наиболее крупные корабли напротив самых мощных кораблей противника. Необходимо пройти сквозь строй противника в его центре, оставив за собой огонь и дым, ослепляющий врага со всех сторон.

Построив флот в один из упомянутых выше ордеров и подготовив корабли к сражению, капитан-генерал должен назначить ясно понимаемые сигналы, подаваемые флагами, пушечными выстрелами или с помощью марселя (con bandera ó tiro ó vela de gavia), чтобы оповестить о начале атаки, перехода к абордажу, оказании помощи, отходе, преследовании противника.

Содержание раздела BATALLA рассмотрим в следующий раз.

Via

Saygo
Сражение (BATALLA)

Аще Бог по нас, то кто на ны?
Петр Великий (в битве при Азове).
Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас?
Новый Завет. Послание к Римлянам святого апостола Павла. Глава 8.
 
К читающим записи в моем журнале: не обращайте внимание на нерегулярность постов, две последние недели был снова в госпитале, где нет интернета и персонал строго пресекал все нарушения внутреннего распорядка. Но сейчас будет полегче, думаю.

А теперь перейдем к тому разделу трактата Алонсо де Чавеса Espejo de Navegantes, который освещает принципы ведения непосредственно самого сражения (подраздел BATALLA):

"Затем с флагманского корабля звучит сигнал горна; по этому сигналу все корабли начинают движение в описанном выше ордере, и как только достигнут дистанции досягаемости своей артиллерии, открывают огонь из крупных калибров, заботясь о том, чтобы первые выстрелы не прошли мимо цели. Поскольку, как я отмечал выше, когда первые и самые мощные выстрелы достигают цели, они вызывают ужас и страх у противника, который полагает, что если даже на такой дистанции снаряды производят огромные разрушения, то что же ожидать, когда корабли сблизятся; посему противник может принять решение не ожидать ближнего боя, а начинает сдаваться или отходить.

Открывая огонь, необходимо всегда начинать с самых тяжелых орудий, которые находятся на стороне или борту, обращенному к противнику, а затем передвинуть с другого борта другие орудия , которые размещены на колесных станках для передвижения по настилу верхней палубы и по шканцам (aquellos que tienen sus carretones que andan por cima de cubierta y tolda).

0_15e4f8_14bbd720_XXL.jpg
Одно из изображений в серии рисунков, показывающих станки морской артиллерии (1594) – типовой двухколесный испанский станок (Archivo General de Simancas)
0_15e4fd_338081c0_orig.jpg
Разрез галеона. Показаны такие же орудия на двухколесных станках.

После сближения с противником следует использовать артиллерию меньших калибров, и ни в коем случае не стрелять из малых орудий в начале сражения, так как на больших дистанциях вред они нанесут небольшой и противник посчитает, что у нас дефицит хорошей артиллерии, осмелеет и перейдет в атаку. Лишь после достаточного сближения необходимо использовать легкую артиллерию. А после сцепки и абордажа наступает очередь всех других видов оружия, о которых я говорил, в первую очередь, метательное оружие, стреляющее дротиками (dardos) и камнями (piedras), ружья (escopetas) и арбалеты (ballestas), горшки с зажигательной смесью (alcancías), о которых говорилось выше, и которые бросают с марсов и надстроек, а также железные ежи (чеснок, los abrojos), пальники (los botafuegos), емкости с удушающим газом (pildoras, англ. stinkballs), гранаты (las granadas), крючья для разрезания парусов и такелажа (alacranes или escorpiones, скорпионы). В этот момент должны прозвучать все трубы и с громким «ура» с каждого корабля они должны броситься на врага со всеми видами оружия и приспособлений для перерезания такелажа (guadañas) в виде насаженных на рукоятки кос и серпов (hozes enastadas), а также огнеметными трубами и горшками с зажигательной смесью (con las trompas y bocas de fuego), поражая огнем такелаж и личный состав противника.

Капитан-генерал должен воодушевлять всех во время сражения, а так как голоса его в бою не слышно, он должен передавать свои распоряжения сигналами горна, флажным сигналом или с помощью марселя. Он должен вести наблюдение по всем направлениям, занимая удобную позицию для этого, чтобы всем своим кораблям, оказавшимся в опасном положении, направить соответствующую поддержку, если они сами не видят этой опасности, или даже свой корабль направить для этой помощи.

Флагманский корабль ни в коем случае не должен вступать в абордажный бой с другими кораблями, так как в это случае он не сможет следить за обстановкой и управлять боем. И за исключением случаев, когда флагман по собственному решению идет на помощь и поддержку, не должен вступать в бой, а если это все же произойдет, то весь остальной флот может остаться без руководства и без организации взаимопомощи и поддержки одного корабля другому, и при первой же возможности корабли могут покинуть место боя и пойти своим курсом. Следовательно, капитан-генерал никогда не должен первым поспешно бросаться на абордаж, чтобы иметь возможность наблюдать за сражением и направлять помощь туда, где это более всего необходимо.

Корабли поддержки также должны оставаться в стороне и не идти на абордаж, пока не увидят, где их помощь нужна больше всего. Чем дольше они остаются свободными, тем больше у них возможность вести огонь из своих орудий, оставаясь в стороне, либо, сблизившись, использовать свое огнеметное вооружение. Кроме того, если какой-либо корабль противника попытается скрыться, они смогут организовать погоню или пойти на перехват, а также вести наблюдение и оказывать поддержку в местах, указанных сигналом капитан-генерала.

Малые плавсредства (barcas) подобным же образом остаются в стороне, пока не начнется абордажная схватка; тогда они должны подойти с противоположного борта способом, указанным выше и выполнить все необходимые действия, условленные заранее, либо с помощью своих вертлюжных пушек (versos) и аркебуз (arcabuces),

0_15e4fc_7ed8756a_orig.jpg
Испанские вертлюжные пушки – versos . (Texas A&M University)

либо, приблизившись, заклинить рули, или перерезать их тросы, или незамеченными взобраться на корабль противника, либо поджечь его, либо просверлить, используя коловороты, отверстия в корпусе (Dando barrenos)". (Более подробно специальные операции баркасов рассмотрены в разделе, посвященном действиям одиночного судна –g._g.).

Далее в этом разделе Алонсо де Чавес рассматривает действия по обращению с ранеными и погибшими во время боя, организации преследования противника после победы в сражении и восстановлению боеспособности своего флота.

Продолжение последует.

Via

Saygo
О битве одного флота против другого



Так мы не день, не месяц и не год,
А целый век от моря и до моря
Металися, как угорелый кот,
Томительно исследуя и споря...
          Н. Добролюбов, Новый общественный вопрос



Начнем обещанное в прошлый раз знакомство с содержанием трактата Алонсо де Чавеса Espejo de Navegantes.

Ссылки на работу этого автора уже появлялись в нашем журнале, как в основном тексте, так и в комментариях. Сейчас скажем несколько слов о структуре и содержании трактата. Благодаря щедрости испанских библиотекарей (Dell collegio déla compa de Jesús de Monsorio. Real Academia Biblioteca de la Historia, MS 9-14-1 2791) его сейчас можно найти в сети

0_15a556_d0b784cb_XXL.jpg
Титульный лист трактата Алонсо де Чавеса

Для дотошных читателей приведем полное название этого манускрипта:


Quatri Partitu en Cosmographia pratica i por otro nóbre llamado Espeio de Navegantes: Obra muy utilissima i cópendiosa en toda la Arte de Marear i mui neccesaria i de gran provecho en todo el curso de la navegado, principal¬mente de España. Agora nuevamente ordenada y compuesta por Alonso de Chaves cosmographo Dela Magestad Cesárea del emperador y Rei délas españas Carlo quinto Semper Augusto.

Четыре части практической Космографии, иначе называемые Зеркалом навигаторов. Весьма полезный и ценный труд по всем разделам морского ремесла, крайне необходимый, особенно в Испании, курс мореплавания. Вновь пересмотренный и составленный Алонсо де Чавесом, космографом Его Королевского величества Императора и короля Испании Карла пятого, Августа навсегда.


Quatri Partitu – это четыре книги (Libro primero, Libro segundo, Libro tercero и Libro qvarto), некоторые из них подразделяются на трактаты (Tratado) и главы (Capitulo), другие – только на главы. Предшествующее тексту содержание трактата не полностью отражает его действительный состав: вместо некоторых заявленных в содержании глав лишь пустые страницы, другие заголовки и вовсе ничего не представляют. И тем не менее текст достаточно связен и интересен. Исследователи его полагают, что это было своего рода учебное пособие для желающих сдать экзамен на «штурмана дальнего плавания» испанских кораблей, отправляющихся в обе Индии.

Чтение трактата действительно доставляет удовольствие, но языковые трудности не позволяют сейчас выложить полный его перевод, поэтому ограничимся (пока!) лишь теми его главами, которые касаются рассматриваемой нами темы, а именно – ведения боевых действий соединениями кораблей. Напомним, что этот трактат де Чавеса, появившийся, как считают, в 1537 году, был одним из первых трудов в этой области.

0_15ab09_2f48cf14_XXL.jpg
Список трактатов первой половины XVI века, содержащих вопросы тактики и стратегии войны на море (Luis Nuno Sardinha Monteiro)

Интересующий нас материал находится в Libro tercero, Tratado tercio i postrero, Capitulo qvinto (de la guera o batalla) и Capitulo sexto (de ls batalla de vna flota contra otra). Мы не будем сейчас отвлекаться на пятую главу, которая содержит материал о подготовке к бою и ведению его одиночным кораблем, а сразу обратимся к главе шестой (O боевых действиях одного флота против другого). Эта глава содержит два подраздела: подготовка (preparation) и сражение (batalla).

О битве одного флота против другого
Подготовка

Прежде всего, корабли флота должны привести в готовность все виды оружия в количествах, соответствующих данному типу корабля, численности личного состава корабля, и его размеру. Все другие этапы подготовки корабля к бою описаны в предыдущих разделах.

Подобно тому, как у каждого корабля должен быть капитан, управляющий судном и его действиями, так и у всего флота должен быть капитан-генерал, которому подчиняются все корабли флота и все их капитаны.

После того как назначен капитан-генерал и все корабли флота завершили подготовку к бою, которая описана выше, непосредственно перед сражением капитан-генерал должен объявить сбор всех кораблей для построения их в боевой ордер (el capitán general debe mandar juntar toda la flota para ponerla en orden), подобно тому, как это делается при подготовке сражения одной сухопутной армии (ejército) с другой.

Точно так, как в сухопутной армии тяжеловооруженные воины (los hombres de armas) выделяются в отдельное соединение для прорыва фронта и ведения встречного сражения (para romper y encontrar), а легкая кавалерия – в другое соединение для оказания поддержки и преследования противника (socorrer y alcanzar), а также совершения внезапных рейдов (entrar y salir, буквально «войти и выйти», в легкой кавалерии этот термин обозначал короткие внезапные атаки на слабые пункты обороны противника – g._g.), капитан-генерал флота должен собрать в одно соединение наиболее мощные и крупные корабли для атаки на противника, взятия на абордаж его кораблей, захвата и уничтожения, а более мелкие и слабые – в другое соединение, для воздействия на корабли противника вне ордера огнем артиллерии, стремительными налетами, преследованием отдельных вражеских кораблей, покидающих район битвы, для оказания помощи и поддержки там, где это больше всего требуется.

Капитан-генерал должен отобрать малые и легкие суда общей численностью до одной четверти своего флота и разместить их на флангах главных сил. Желательно, чтобы они сохраняли самостоятельность действий, контролируя обстановку на флангах.

Он должен готовить каждый корабль [к абордажу] и руководить его действиями по сцепке с кораблем противника таким образом, чтобы не оказаться между двумя вражескими кораблями и не вести абордажный бой с обоих своих бортов одновременно.

Он должен также отобрать четвертую часть всех плавсредств, принадлежащих крупным судам флота, оснастить и вооружить их для решения специальных задач, о которых говорилось выше. […]

Отдав все распоряжения и команды, указанные выше, капитан-генерал должен расположить оставшиеся три четверти своего флота следующим образом:

Оценив свою позицию и направление ветра, он должен решить, каким образом захватить ветер для своего флота.

После этого следует оценить боевые порядки флота противника, находятся ли его корабли в плотном строю (vienen todos juntos) или построены в кильватерную колонну (unos en pos de otros á la hila), разбиты ли они на эскадры (vienen puestos en escuadrones) или идут строем фронта (en ala), находятся ли крупные корабли в центре или на флангах, какое место занимает флагманский корабль (la capitana), а также все другие существенные элементы, которые всегда должны быть у него под рукой.

В любом случае, он должен сделать все возможное, чтобы его флот получил преимущество в ветре относительно флота противника, иначе он будет ослеплен дымом от пушечного огня как своих кораблей, так и кораблей противника, корабли своего флота не смогут видеть друг друга и распознавать, где свой, где чужой и начнут вести огонь по своим.

Если после завершения всех этих мероприятий противник начнет перестроения своего флота в эскадры, мы также должны действовать подобным образом, собирая все более крупные корабли (las naos mayores) в одно формирование в авангарде, чтобы они были первыми в абордаже и получили первый удар противника; капитан-генерал должен занять место в центре этого формирования, чтобы он мог видеть всех тех, кто находится впереди и тех, кто следует за ними.

Каждая эскадра должна быть построена в линию фронта (en ala), чтобы любой мог видеть противника и использовать свою артиллерию без помех; корабли не должны следовать один за другим, потому что в этом случае возникнут большие проблемы из-за того, что только головной корабль сможет вести огонь. Во всяком случае, корабль не так подвижен, как человек, чтобы суметь быстро сменить свое положение и произвести необходимые действия.

В арьергарде должна находиться та четверть корабельного состава, которая ранее была выделена в эскадру поддержки в составе легких и быстроходных парусных кораблей. Они не должны располагаться сразу же за кораблями флота, так как оттуда не увидят происходящее и не смогут оценить, куда и когда прийти на помощь, а находиться ближе к тому флангу флота, на котором располагается флагманский корабль; если же численность арьергарда позволяет, то его корабли должны распределяться между обоими флангами флота; если они в одном соединении, то необходимо находиться на наветренном фланге, по причинам названным выше.

Если флот противника будет выстраиваться в одну линию фронта, наш флот должен сделать то же самое, размещая самые крупные и мощные корабли в центре, а легкие – на флангах, учитывая, что корабли центра всегда получают большие повреждения, так как вынуждены сражаться на оба борта.

Если же противник начнет построение своего флота в форме острия копья или треугольника, мы должны ответить ордером в два крыла (en dos alas), удерживая авангард каждого на большей дистанции от центра и сближая арьергарды , беря противника «в клещи» и вынуждая сражаться на два фронта; крупные корабли каждой линии должны находиться в арьергарде, а легкие – в авангарде, чтобы быстро реагировать на действия противника.

А если противник приближается двумя линиями фронта (dos alas), мы должны сделать то же самое, разместив наиболее крупные корабли напротив самых мощных кораблей противника. Необходимо пройти сквозь строй противника в его центре, оставив за собой огонь и дым, ослепляющий врага со всех сторон.

Построив флот в один из упомянутых выше ордеров и подготовив корабли к сражению, капитан-генерал должен назначить ясно понимаемые сигналы, подаваемые флагами, пушечными выстрелами или с помощью марселя (con bandera ó tiro ó vela de gavia), чтобы оповестить о начале атаки, перехода к абордажу, оказании помощи, отходе, преследовании противника.

Содержание раздела BATALLA рассмотрим в следующий раз.

Via

Saygo
Сражение (BATALLA)



Аще Бог по нас, то кто на ны?
          Петр Великий (в битве при Азове).
Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас?
          Новый Завет. Послание к Римлянам святого апостола Павла. Глава 8.



К читающим записи в моем журнале: не обращайте внимание на нерегулярность постов, две последние недели был снова в госпитале, где нет интернета и персонал строго пресекал все нарушения внутреннего распорядка. Но сейчас будет полегче, думаю.

А теперь перейдем к тому разделу трактата Алонсо де Чавеса Espejo de Navegantes, который освещает принципы ведения непосредственно самого сражения (подраздел BATALLA):

"Затем с флагманского корабля звучит сигнал горна; по этому сигналу все корабли начинают движение в описанном выше ордере, и как только достигнут дистанции досягаемости своей артиллерии, открывают огонь из крупных калибров, заботясь о том, чтобы первые выстрелы не прошли мимо цели. Поскольку, как я отмечал выше, когда первые и самые мощные выстрелы достигают цели, они вызывают ужас и страх у противника, который полагает, что если даже на такой дистанции снаряды производят огромные разрушения, то что же ожидать, когда корабли сблизятся; посему противник может принять решение не ожидать ближнего боя, а начинает сдаваться или отходить.

Открывая огонь, необходимо всегда начинать с самых тяжелых орудий, которые находятся на стороне или борту, обращенному к противнику, а затем передвинуть с другого борта другие орудия , которые размещены на колесных станках для передвижения по настилу верхней палубы и по шканцам (aquellos que tienen sus carretones que andan por cima de cubierta y tolda).

0_15e4f8_14bbd720_XXL.jpg
Одно из изображений в серии рисунков, показывающих станки морской артиллерии (1594) – типовой двухколесный испанский станок (Archivo General de Simancas)
0_15e4fd_338081c0_orig.jpg
Разрез галеона. Показаны такие же орудия на двухколесных станках.


После сближения с противником следует использовать артиллерию меньших калибров, и ни в коем случае не стрелять из малых орудий в начале сражения, так как на больших дистанциях вред они нанесут небольшой и противник посчитает, что у нас дефицит хорошей артиллерии, осмелеет и перейдет в атаку. Лишь после достаточного сближения необходимо использовать легкую артиллерию. А после сцепки и абордажа наступает очередь всех других видов оружия, о которых я говорил, в первую очередь, метательное оружие, стреляющее дротиками (dardos) и камнями (piedras), ружья (escopetas) и арбалеты (ballestas), горшки с зажигательной смесью (alcancías), о которых говорилось выше, и которые бросают с марсов и надстроек, а также железные ежи (чеснок, los abrojos), пальники (los botafuegos), емкости с удушающим газом (pildoras, англ. stinkballs), гранаты (las granadas), крючья для разрезания парусов и такелажа (alacranes или escorpiones, скорпионы). В этот момент должны прозвучать все трубы и с громким «ура» с каждого корабля они должны броситься на врага со всеми видами оружия и приспособлений для перерезания такелажа (guadañas) в виде насаженных на рукоятки кос и серпов (hozes enastadas), а также огнеметными трубами и горшками с зажигательной смесью (con las trompas y bocas de fuego), поражая огнем такелаж и личный состав противника.

Капитан-генерал должен воодушевлять всех во время сражения, а так как голоса его в бою не слышно, он должен передавать свои распоряжения сигналами горна, флажным сигналом или с помощью марселя. Он должен вести наблюдение по всем направлениям, занимая удобную позицию для этого, чтобы всем своим кораблям, оказавшимся в опасном положении, направить соответствующую поддержку, если они сами не видят этой опасности, или даже свой корабль направить для этой помощи.

Флагманский корабль ни в коем случае не должен вступать в абордажный бой с другими кораблями, так как в это случае он не сможет следить за обстановкой и управлять боем. И за исключением случаев, когда флагман по собственному решению идет на помощь и поддержку, не должен вступать в бой, а если это все же произойдет, то весь остальной флот может остаться без руководства и без организации взаимопомощи и поддержки одного корабля другому, и при первой же возможности корабли могут покинуть место боя и пойти своим курсом. Следовательно, капитан-генерал никогда не должен первым поспешно бросаться на абордаж, чтобы иметь возможность наблюдать за сражением и направлять помощь туда, где это более всего необходимо.

Корабли поддержки также должны оставаться в стороне и не идти на абордаж, пока не увидят, где их помощь нужна больше всего. Чем дольше они остаются свободными, тем больше у них возможность вести огонь из своих орудий, оставаясь в стороне, либо, сблизившись, использовать свое огнеметное вооружение. Кроме того, если какой-либо корабль противника попытается скрыться, они смогут организовать погоню или пойти на перехват, а также вести наблюдение и оказывать поддержку в местах, указанных сигналом капитан-генерала.

Малые плавсредства (barcas) подобным же образом остаются в стороне, пока не начнется абордажная схватка; тогда они должны подойти с противоположного борта способом, указанным выше и выполнить все необходимые действия, условленные заранее, либо с помощью своих вертлюжных пушек (versos) и аркебуз (arcabuces),

0_15e4fc_7ed8756a_orig.jpg
Испанские вертлюжные пушки – versos . (Texas A&M University)

либо, приблизившись, заклинить рули, или перерезать их тросы, или незамеченными взобраться на корабль противника, либо поджечь его, либо просверлить, используя коловороты, отверстия в корпусе (Dando barrenos)". (Более подробно специальные операции баркасов рассмотрены в разделе, посвященном действиям одиночного судна –g._g.).

Далее в этом разделе Алонсо де Чавес рассматривает действия по обращению с ранеными и погибшими во время боя, организации преследования противника после победы в сражении и восстановлению боеспособности своего флота.

Продолжение последует.

Via



  • Blog Entries

  • Blog Comments

    • "Я хочу быть акционером ОАО "Газпром"...
      Из материалов комитета по расследованию деятельности правительства Ост-Индской компании в Индии:
      "Вопрос: Верно ли мы поняли ваше утверждение о том, что расходы правительства настолько превосходят его доходы, что у него нет средств на строительство дорог? Ответ: Верно, у него нет излишков на эти цели.
      Вопрос: Верно ли, что вдобавок к нанесению ущерба финансовому состоянию страны, правительство всё внимание концентрирует на войне, отвлекаясь от управления внутренними делами на улаживание отношений с внешними партнёрами?
      Ответ: Боюсь, что это именно так."
    • "Я хочу быть акционером ОАО "Газпром"...
      При этом Британская империя была обыкновенно XIX в. профицитным государством, если не вела крупных войн. В Консерватории было что-то не так.
    • Все побежали, и я побежал...
      Если в первых пяти сезонах Игра Престолов была не фэнтези сериалом, а кровавым и жестким историческим сериалом в альтернативной реальности и с небольшими вкраплениями магии, то в последних трех (за исключением двух последних серий) сезонах это обычный фэнтези сериал. Но мне финал более или менее понравился. В пятой серии постановка боев неплохая — достаточно кровавая, но в целом разве выборная монархия это такая уж хорошая форма правления? В странах с выборной монархии не было гражданских войн? Я наоборот пологаю, что при жестких или даже жестоких правителях феодалы меньше склонным к грызне, ибо они мыслят по принципу might to right. Ну впрочем, понятно что это американская идеологизация и пропаганда.
    • Новости из нашего Бедлама
      Ой-вей! Сразу вспенился анекдот "На вопрос анкеты, колебались ли вы в проведении линии партии, Рабинович ответил: колебался вместе с линией.
    • Была ли на Руси пехота?
      Или отказаться от восприятия вопроса в духе Нового времени. Собственно дружинник\рыцарь - это и пехотинец и всадник по ситуации. Развитие специализации, увеличение численности воинских контингентов, в рамках стремления к эффективности, приводит к появлению родов войск, с более узкими задачами. Для Руси, на пороге Нового времени, характерно развитие пехоты в виде пищальников, стрелков не требующих такого длительного обучения и тренировок, как лучники, и в то же время, все более эффективных на поле боя.