Умблоо

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    367
  • comments
    0
  • views
    13,546

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Snow

Мы уже писали про огромную японскую иллюстрированную энциклопедию по естественной истории «Рисунки с пояснениями о травах и кореньях» (本草図説, «Хондзо: дзусэцу», начало XIX века — причём помимо растений, туда попало ещё примерно столько же животных и немножко чудовищ). И тогда же упомянули, что хотя само это многотомное собрание было очень красивым и очень дорогим, из него охотно делали выборки, перерисовывали картинки и издавали, так сказать, «пиратским» способом. Вот нам и попался один пример такого издания — свиток того же времени под незамысловатым названием «Свиток с изображениями животных» (禽獣図巻, «Киндзю: дзукэн»). В нём действительно — только картинки, без статей и даже без подписей; почти все их мы уже видели, но отбор и порядок показательный.
Начинается всё со слона — как самого большого и уважаемого зверя:
1.jpg.5934c4fe135f11a191b676ccf936d98c.j

Затем внезапно —кот. И выглядит он побольше слона — даже в высоту свитка не влезает…
2.jpg.00b762c632a217258b70417ecb002159.j

Потом — водяные-каппы. Видимо, они всё же воспринимались как млекопитающие, несмотря на черепаший панцирь и вылупление из яиц:
3.jpg.8fa6ffa8011536fd66d21ebda7c3b586.j

За ними вполне естественно следуют другие похожие на людей существа — орангутан и гиббон:
4.jpg.8dac86e278b2363efa3e52dc25430ff0.j

5.jpg.8cc3599eae1f7b501eabe65235628ba2.j

Потом — свиньи и те, кого считали их родственниками, включая дикобраза:
6.jpg.f7618d6fa1d95a8ce3c1642279e3647b.j

7.jpg.24c310e64c901979144f756e2e099091.j

Верблюд и ослик:
8.jpg.a6a405f67afea7e55ba9b826bb97a91c.j

9.jpg.36bf0a520a5bcd980034b661c2f40c47.j

Из сотен водоплавающих и прибрежных птиц, присутствующих в «Хондзо: дзусэцу», отобрали только эту:
10.jpg.55be2d243c760e7d1430ffe446e134d8.

Зато четвероногая курица, рассматриваемая в энциклопедии как «курьёз природы», здесь в двух вариантах и без всяких пояснений — мало ли какие твари живут в дальних странах…
11.jpg.4010fdb968024ee3852c7ee53d6a3c46.

12.jpg.409cef5a1715150130ef76668e73face.

Водные гады — большие и малые:
13.jpg.bd7891491556dda05061964c256abcbc.

14.jpg.37e33cc27db8bd3f85edb1a2dd6ea117.

Крокодил и аллигатор:
15.jpg.2a681ad657503de0d18211e80338295a.

И в заключение — тюлень (рыб в свиток не попало никаких):
16.jpg.59ee67c3b6d370b430111a386a0eb982.

Via

Saygo

(Окончание. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)
0_fe98c_41c5dfdb_orig.jpg 26. Из преданий и легенд

В бестиариях часто самое увлекательное — разные фантастические существа: драконы, мартихоры и иже с ними. Составители «Хондзо: дзусэцу» оказались перед трудным выбором. С одной стороны, издание научно-энциклопедическое; с другой — если обойти всем известных драконов, фениксов и киринов, читатели не поймут. Пришлось прибегнуть к полумерам.
Драконов, скажем, почти нету: только для порядка. И те срисованные с китайских образцов:
0_fe977_b2a9a313_XL.jpg

Фениксов чуть больше, но их мы уже показывали тут.
Кирин, китайский цилинь, 麒麟, тоже присутствует. Но если сравнить с китайскими изображениями, он выглядит куда скромнее: ни пышного хвоста, ни черепашьего панциря (только чешуя кое-где, как у зеркального карпа), и даже рог совсем маленький, сразу и не заметишь:
0_fe97a_21c4cfa4_XL.jpg

Зато жираф, которого в Китае одно время отождествляли с цилинем, имеется в нескольких изводах, например, таком:
0_fe98b_f4512ea8_XL.jpg

А вот другой, многорогий собрат кирина, и китайский зверь рэйдзю с цепким и хватким хвостом:
0_fe982_65c93d85_XL.jpg

В общем, сдержанно подошли. Но есть два исключения.
Первое — это перерисовки из европейских печатных бестиариев. Тщательно, даже подписи скопированы:
0_fe978_50ed518b_XL.jpg

Единорогам особенно повезло — тут и традиционные, вроде того, что выше приведён, и явно произошедшие от носорога, и помеси единорога с козерогом и даже с вервольфом!
0_fe98d_af0e5e1e_XL.jpg

0_fe97d_e29c120b_XL.jpg

0_fe97b_f217fcfe_XL.jpg

0_fe976_427c299f_XL.jpg

В общем, может сложиться впечатление, что на Западе этих единорогов разных видов — как коз каких-нибудь!
0_fe98f_aafb152a_XL.jpg

Как видим, некоторые единороги подписаны как «онагры — дикие ослы». Этот зверь упоминается в Библии и попал во многие западные бестиарии, иногда с удивительными подробностями: и равноденствие он якобы встречает двенадцатикратным криком ночью (и таким же днём), как кукушка в часах, и подрастающих сыновей своих из ревности кастрирует… На самом деле — кулан как кулан, и никаких рогов у него, конечно, нет.

Второе исключение — это японские водяные, каппы, «речные дети» 河童. Кое-кто из авторов (и художников) нашей энциклопедии к ним явно был неравнодушен. Облик каппы в народных легендах довольно противоречив: кожа как у лягушки, лапки с перепонками, клюв и панцирь — черепашьи, в заднице — не одна дырка, а три; на волосатой макушке — ямка с водою, без которой каппа захворает или помрёт; руки могут вытягиваться одна за счёт другой, и так далее.
0_fe983_65619b0c_XL.jpg
Но встречаются и горные каппы, мохнатые и клыкастые.
0_fe985_9e859140_XL.jpg

0_fe986_fd6cf4c6_XL.jpg

Водяной и горный каппы рядышком:
0_fe989_582bb3de_XL.jpg

Составителей нашей энциклопедии эти противоречия не смутили: просто капп много разных видов, а в рассказах их путают и смешивают воедино. А так — несомненно существующее создание, есть новейшие сведения о поимке капп и зарисовки с натуры! Вот этого, говорят, в 1801 году обнаружили:
0_fe987_ef17b9a7_XL.jpg

Ещё водный и горный каппы:
0_fe988_578ee456_XL.jpg

О том, насколько каппы разумны, способны ли они к членораздельной речи и так далее, много обсуждается (примерно как обезьяны, насколько мы поняли). Почему они так любят огурцы — ответа внятного нет (кроме как насчёт того, что в огурцах воды много, а каппам она необходима). А почему любят сакэ — даже вопроса такого не ставится!

0_fe98a_89331144_XL.jpg «Как вы меня достали, рисовальщики!»

Много интересного про капп можно почитать ещё здесь.

Вообще трудно провести грань между естественным, противоестественным и сверхъестественным. Вот в Мацумаэ недавно родились у нормальной матери сросшиеся близнецы — так ведь сущее чудовище, судя по рассказам!
0_fe981_d78aeb5c_XL.jpg

Но в целом всюду, где можно, даются вполне естественнонаучные толкования. Просто мир велик и разнообразен.

И на этом мы пока заканчиваем очерки о «Рисунках с пояснениями о травах и кореньях». Если получится, когда-нибудь покажем и раков, и насекомых, и пауков, и собственно травы и коренья… Но пока наш источник иссяк — надеемся, что временно.

Via

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)
0_fe4d8_6a8469ce_orig.jpg 25. Прочая морская живность

В море, конечно, обитают (и бывают полезны человеку) не только рыбы. Моллюски, кораллы и иглокожие представлены в нашей энциклопедии едва ли не обильнее, чем собственно рыбы.
И, конечно, на почётном месте — спрут:
0_fddd4_f3f02736_XL.jpg

Без каракатиц и кальмаров тоже немыслимо обойтись:
0_fdda9_46e8e7aa_XL.jpg

0_fddc2_cb1e9e51_XL.jpg

Несметное разнообразие раковинных моллюсков:
0_fddc7_65d0cadb_XL.jpg

0_fddc3_136d3b21_XL.jpg

0_fddd0_35010696_XL.jpg0_fddcf_d6ecb6c8_XL.jpg

0_fddd2_6e55a1af_XL.jpg

Раков и крабов тоже премного, но здесь мы вынуждены ограничиться одним красавцем (авось потом и других наберём):
0_fddcd_d9942218_XL.jpg

Морские ежи:
0_fddcc_49d13dd6_XL.jpg

Ежи-то и устрицы всякие в пищу шли, хотя бы частично, а морские звёзды и офиуры-змеехвостки, кажется, пленили составителей в основном красотою:
0_fddc9_e07af4a3_XL.jpg 0_fddca_e446016a_XL.jpg

0_fddc8_cde8fb59_XL.jpg0_fddcb_c5af828f_XL.jpg

И напоследок — кораллы и их родичи:
0_fddc1_32d464aa_XL.jpg

0_fddc4_e02eb5c9_XL.jpg

0_fddc5_9e6f90fc_XL.jpg0_fddc6_ebcac6b2_XL.jpg

Прочитать полностью

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)
0_fe4ce_625a5718_orig.jpg 24. О многообразии рыб

Япония — страна морская, так что обитателей моря в «Хондзо: дзусэцу» примерно столько же, сколько обитателей суши (ну, поменьше всё же, если считать насекомых). В этом выпуске мы покажем рыб — выборка скудная, но довольно разнообразная.

Некоторые морские жители изображены рядом с прибрежными приметами своих мест обитания:
0_fdda8_36006b80_XL.jpg

Хрящевые акулы и скаты иногда выделяются, но чаще идут вперемежку с другими рыбами.
0_fddaf_72999803_XL.jpg
Хвост не влез…

0_fddb7_202d2ace_XL.jpg

Чем диковиннее, тем любопытнее: скажем, рыба-молот и рыба-сабля присутствуют почти во всех изводах сборника:
0_fddac_9a219165_XL.jpg

0_fddb4_36cf14c0_XL.jpg

И не только они, конечно:
0_fddb5_14658ed3_XL.jpg

Эту перерисовку из китайской книжки мы, кажется, уже показывали:
0_fddb0_cbf8f5ce_XL.jpg

Многие рыбы явно даже не перерисовывались, а изображались по описанию. Например, морской конёк:
0_fde04_b37bb02d_XL.jpg

Или прилипала:
0_fddae_572b71f1_XL.jpg

Рыбы — существа продолговатые и, в отличие от змей, в клубок сворачиваются редко. Поэтому многим из них пришлось отводить развороты и откидные листы:
0_fddba_595dbd4_XL.jpg

Или уж как-нибудь по диагонали умещать:
0_fddb3_754eb063_XL.jpg

Впрочем, «Хондзо: дзусэцу» и выборки из неё выходили в разных форматах, в рукописном и печатном виде, и рисунки иногда приходилось умещать в единообразную «рамку».
0_fddad_1cf84af2_XL.jpg

0_fddb8_87bc8550_XL.jpg

0_fddb9_de502d81_XL.jpg

0_fe4d9_1c1066db_XL.jpg

0_fddbb_19b3514c_XL.jpg

Из «домашних» рыб обильнее всего представлены карпы и золотые рыбки — за их разнообразие:
0_fddbf_398d06c1_XL.jpg

0_fddbc_3f0c1ecb_XL.jpg

Промысловые рыбы иногда изображаются не в естественной среде (или не только в ней), а уже такими, какими их можно видеть на рынке. Вот это, кажется, хек, и не сиамские близнецы, а просто слипшиеся две штуки — только что из корзины рыботорговца:
0_fddab_40040f06_XL.jpg

Вообще иллюстрированные списки рыб в эпоху Эдо составлялись едва ли не чаще, чем такие же списки зверей, и у нашего сборника в этом смысле есть предшественники и соперники-современники. Вот картинка 1785 года:
0_fddaa_1a72bade_XL.jpg

А вот — 1825 год, одновременно с «Хондзо: дзусэцу»:
0_fddb1_128b5783_XL.jpg

Другие морские обитатели — в следующий раз.

Прочитать полностью

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)
0_fe14f_25647efa_XL.jpg 23. Лягушки, жабы и компания

Земноводные в «Хондзо: дзусэцу» представлены обильно — часто по многу рисунков на листе, а порою и отдельных портретов удостаивались. Вот, скажем, обычные лягушки:
0_fe155_aa1933f1_XL.jpg

0_fe152_440dfe3e_XL.jpg

0_fe159_e001dbfc_XL.jpg

Когда на листе их много, а окрас одинаковый, обычно раскрашивали не всех:
0_fe154_c86e91e4_XL.jpg

Или древесные:
0_fe151_9feadee0_XL.jpg

0_fe147_3443ccff_orig.jpg

Ну, и «литературными» и даже «театральными» животными лягушки и жабы тоже были. Жабы в «Хондзо: дзусэцу» тоже присутствуют, иногда вперемешку с лягушками, а иногда отдельно, и даже удостаиваются более пристального внимания.
0_fe14d_60dec032_XL.jpg

0_fe14c_b894dd73_XL.jpg

Особенно жабы необычные. Они ведь вообще животные чудесные: и ядовитые, и целебные, и на луне жаба живёт, и Токубэй-Индикоплов и прочие колдуны помощных жаб вызывали и летали на них…
0_fe15a_8353b376_XL.jpg

0_fe148_8662db79_orig.jpg Слепая пещерная жаба.

Из чудесных жаб особенно привлекала внимание трёхногая — благо подобные уродства не только в легендах встречались, но изредка были и наблюдаемы в жизни.
0_fe149_dab19e1d_XL.jpg

Кроме лунной, очень известна была трёхногая жаба, приносящая богатство — та самая, которую китайский мудрец Лю Хар (или Лю Хай) в Х веке выудил из отравленного ею колодца на денежку и та самая, которая и у нас вовсю продаётся на сувенирных лотках как «китайский талисман богатства»
0_fe14a_9376065e_XL.jpg

А из прочих земноводных на самом почётном месте находится японская исполинская саламандра.
0_fe156_ec433570_XL.jpg

Потому что местная (китайская такая тоже, впрочем, нарисована, но они очень похожи). Большая (метровые встречаются и больше, до двух пудов весом!). Неторопливая, особенно на суше, — рисовать с натуры легко. И очень вкусная!
0_fe146_7048a461_XL.jpg

Via

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)
0_fdeae_989db010_orig.jpg 22. Змеи и ящерицы

Змей в нашем сборнике изрядно, хотя про очень многих из них затруднительно сказать, какой именно вид изображён. И названия часто расплывчатые — «зелёная змея», «голубая змея», «чёрная змея»… Хотя специалисты, наверное, и их опознают.
0_fde0d_6a9919b9_XL.jpg

0_fde1d_68c228d9_XL.jpg
«Голубая» и «чёрная». По степени извилистости видно, насколько разными были образцы для срисовывания. «Голубая», кажется, из китайской «Книги гор и морей».

0_fde0e_54662236_XL.jpg
А у этой водяной змеи даже латинское название приписано — правда, уже задним числом.

Особенно интересовались удавами и питонами:
0_fde1b_4eb4cbdd_XL.jpg

0_fde19_f0792b8f_XL.jpg

0_fde18_26cb0f53_XL.jpg

Но и скромный щитомордник есть.
0_fde1f_63c68d39_XL.jpg

Это, похоже, арлекиновый аспид:
0_fde06_80dd5caa_XL.jpg

Ещё красавец сложнозавёрнутый:
0_fde0c_a95cf453_XL.jpg

И без двуглавых тоже нельзя, конечно — с обсуждением, уродство это или особая порода такая:
0_fde0a_e31ff107_XL.jpg

И просто изящная змейка без подписи:
0_fde08_4b981869_XL.jpg


Ящерицы прямо кишат:
0_fde23_4c20bcdb_XL.jpg

Гекконы:
0_fde09_3c8596ed_XL.jpg

Кстати, как раз в это время ящерицам крепко не повезло: возникла мода на разных гадов, заспиртованных в прозрачных стеклянных банках на европейский манер (а откуда она пошла — рассказано здесь). Для украшения интерьера — и учёно, и изящно. И с подходящими цветочками, конечно:
0_fde22_4fb31b07_XL.jpg


0_fde21_965897d9_XL.jpg

Via

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)

0_fde0b_65fb9f67_L.jpg   21. Черепахи и крокодилы

К черепахам в Японии питали особый интерес со времён Урасимы Таро: - не меньший, а то и больший, чем в Китае. В энциклопедии «Хондзо: дзусэцу» они представлены обильно — в том числе и того типа, который на гравюрах обычно сопровождает Урасиму, помавая пышным пушистым хвостом. Но в нашем сборнике хорошо видно, откуда легенды об этой пушистости взялись: от панцирей, обросших водорослями:
0_fde1c_4d567c42_XL.jpg

Черепах любили и огромных морских, и совсем мелких. У большой и хищной особое внимание художника привлекли многорядные зубы (хотя на самом деле настоящие зубы были только у черепах доисторических и давно вымерших):
0_fde16_34eb5b62_XL.jpg

А маленькие зато виляют длинными хвостами!
0_fde15_a4715165_XL.jpg

Чешуйчатая черепаха — тоже в китайском вкусе:
0_fde1e_aee9600b_XL.jpg

Обычная маньчжурская, сухопутная:
0_fde14_e713f38f_XL.jpg

Расцветка тоже имеет значение — особенно непривычная. Вот морская черепаха в нарядном пёстром камуфляже:
0_fde17_b906c6b7_XL.jpg

Вот красные:
0_fde12_c321fb_XL.jpg

0_fde11_f62674bd_XL.jpg

И особое внимание, как всегда, белым, благовещим:
0_fde07_ab1f4a0_XL.jpg

0_fde0f_5bcce2ea_XL.jpg

У последней панцирь сравнительно мягкий, кожистый. Вот ещё одна такая, уже другой породы, но тоже мягкая и тоже китайская:
0_fde10_b7851d79_XL.jpg

Некоторых тщательно срисовывали не с китайских, а уже с европейских гравюр:
0_fde1a_80346ec_XL.jpg

Где черепахи, там и крокодилы с аллигаторами. Их охотно отождествляли с мифическим зверем вани, известным из древних преданий, встреча с которым ничего хорошего не сулит:
0_fde05_fc9c3405_XL.jpg

Иногда и их срисовывали с западных гравюр — прямо с подписями, как этого каймана:
0_fde13_83d0cbcf_XL.jpg

Но вообще крокодилы в «Хондзо: дзусэцу» куда малочисленнее черепах.

О других пресмыкающихся — в следующий раз.

Via

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)
0_fc2df_17669c04_L.jpg 20. Умницы и красавицы

Сегодня пойдут те птицы, которых выделяли за странные повадки, за диковинную внешность или просто за красоту. Или за всё вместе — как, например, попугаев:
0_fc2dc_fcd875b0_XL.jpg

0_fc2da_1bb471a_XL.jpg

Любопытно, что если в Европе, Персии или Индии прежде всего привлекали к себе внимание говорящие попугаи, то японцы к этой их (и других птиц) способности отнеслись достаточно равнодушно. Даже в Кабуки с посланиями посылают почтовых соколов, а не говорящих попугаев, майн или воронов.

0_fc2db_7d3cc36b_XL.jpg 0_fc2de_a4cb55e2_XL.jpg

Зато внешность попугаев производила глубокое впечатление…

Тайваньская горная лазоревая сорока напоминала японских длиннохвостых родственниц — но цвет оперения, конечно, японцев поразил:
0_fc2f3_577b3139_XL.jpg

0_fc2f2_90e9803d_XL.jpg

0_fc2f0_dc20df6a_XL.jpg

А это не трёхлапый образец, это просто художник увлёкся подробностями:
0_fc2f4_e2408f1d_XL.jpg

Местных красавиц, впрочем, тоже хватало. Например, маленькая питта-нимфа:
0_fc6b3_bb96f066_XL.jpg

Она же в подробностях:
0_fc2d9_744e6ebd_XL.jpg

Или горная сосновка, изображённая в китайском духе:
0_fc2f5_d4269847_XL.jpg

Если новогвинейские райские птицы до Японии добирались только в виде чучел, то райская мухоловка была местной:
0_fc2e9_8925bd88_XL.jpg

0_fc2ed_7fcc8eb7_XL.jpg

Широкоротами тоже заслуженно любовались:
0_fc2ee_a071196c_XL.jpg

Очень красивыми считались и более знакомые нам птицы. Например, дятлы:
0_fc2d4_10e9c5e6_XL.jpg

Их в «Хондзо: дзусэцу» множество разновидностей: жёлтые, зелёные, пёстрые, большие и малые…
0_fc2d0_ab19f54b_XL.jpg

0_fc2d1_e4499030_XL.jpg

0_fc2d2_11189da6_XL.jpg

Не менее любопытны были авторам и художникам удоды:
0_fc2e5_4b66cbfb_XL.jpg

0_fc2e6_1aff23b8_XL.jpg

0_fc2e7_668031f5_XL.jpg

В том числе и несколько фантастические — немножко удод, немножко японская выпь:
0_fc2d7_2a198247_XL.jpg

Хохлатые птицы вообще пользовались большим успехом. Вот красавцы-свиристели:
0_fc2e2_bdd25a8e_XL.jpg

0_fc2e1_3631d319_XL.jpg

0_fc2e3_7e22b8d4_XL.jpg

Чибисы:
0_fc2eb_68e50237_XL.jpg

0_fc2ec_f6ac1bd7_XL.jpg

Сойки разнообразные:
0_fc2e4_a09d7253_XL.jpg

0_fc2e8_f240262a_XL.jpg

Козодоев не обвиняли в преступном воровстве молока, как в Европе (за неимением коз), но, конечно, и японцы обратили на них внимание:
0_fc2d5_a164cc6_XL.jpg

0_fc2d6_ed74ab85_XL.jpg

Некоторых птиц и опознать-то непросто:
0_fbe17_1e2f1afe_XL.jpg

А есть и совсем сказочные, со звериными лапами:
0_fbe1a_17a76a91_XL.jpg

И на этом мы с птицами заканчиваем и делаем перерыв. А потом можно будет показать всяких гадов, рыб и чудовищ…

Прочитать полностью

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)
0_fc2c9_2ba30524_L.jpg 19. Дрозды, скворцы и прочие певцы

Из певчих птиц едва ли не разнообразнее всех в нашем сборнике представлены дрозды. И рыжие, и пёстрые, и синие каменные!
0_fc2bd_6ec6b018_XL.jpg

0_fc2c0_89e6326a_XL.jpg

0_fc2be_11e8fd6c_XL.jpg

0_fc2bf_2bbb6715_XL.jpg

0_fc2c1_ad3e3310_XL.jpg
Глазки дорисовывались в последнюю очередь, так что многие птички остались без них.

Скворцы тоже тщательно разбираются:
0_fc2cb_603c9a06_XL.jpg

0_fc2ca_c700a3b2_XL.jpg

Слева и ниже— японский скворец-белоглазка:
0_fc2bb_cc64853d_XL.jpg

0_fc2bc_a3db8490_XL.jpg

Хохлатая майна, лучшая птица-говорун:
0_fc2c5_ed40439f_XL.jpg

В переводах с японского соловьём обычно именуют камышевку угуису, но настоящих европейских соловьёв японцы уже тоже знали:
0_fc2ce_ecf493fc_XL.jpg

Чаще, конечно, попадаются их азиатские родичи, из бюльбюлевых:
0_fc2cc_d9e07496_XL.jpg

0_fc2cd_f9730309_XL.jpg

Очень любимой певчей птицей была китайская иволга:
0_fc2c3_861a2162_XL.jpg

У личинкоеда название некрасивое, а голос приятный и окрас яркий. Недаром он попал в подборку «птиц на цветах» в паре с шиповником. Правда, шиповник недораскрасили…
0_fc2c4_e23686de_XL.jpg

Разных овсянок тоже множество:
0_fc2c7_42d2655d_XL.jpg

0_fc2c8_6f2a912e_XL.jpg

А тут красноухая овсянка в компании других певцов — синего соловья и черноголового чекана:
0_fc2c6_a9f0642e_XL.jpg

Это ещё не все певчие птички, конечно. Но те, кого ценят больше за внешнюю красоту, пойдут в другой выпуск. (И он будет, наверное, самым длинным и последним про птиц.)

Прочитать полностью

Saygo
(Продолжение. Предыдущие выпуски — по метке «Японский бестиарий»)

0_fc2f7_eb81c509_orig.jpg 18. Птицы знакомые и не очень

Самые обычные птички — воробьи, голуби, синицы, сороки — в «Хондзо: дзусэцу» тоже обильно представлены. Но и для них производился отбор — чтобы показать и привычные, и редкие виды и породы. Ну, и привычными для японцев не всегда были те же виды, что для нас.

Воробьёв любили, они и в сказках, и в поговорках, и на картинках, и даже на гербах нередки. И причисляли к ним многих похожих птиц. Но вот обычный, домовой:
0_fc2a5_e0b1ce7e_XL.jpg

«Полевые воробышки», поярче:
0_fc2a4_83f837bf_XL.jpg

Голуби — тоже родные и почитаемые птицы, вестники бога Хатимана. Но, конечно, ещё интереснее непривычные западные породы — им посвящён большой раздел нашего сборника:
0_fc2a6_fdf47206_XL.jpg

0_fc2a7_e47b9e63_XL.jpg

0_fc2a8_7f0f0c62_XL.jpg

Трясогузка, как известно, сыграла большую роль в личной жизни богов Идзанаги и Идзанами:
0_fc2ba_3103613f_XL.jpg

Ласточки у нас уже мелькали среди поэтических птиц:
0_fc2b0_d6b6c0fd_XL.jpg

А вот непривычная нам горная (скальная) ласточка, очень нарядная и в китайском духе:
0_fc2ae_c28c3c96_XL.jpg

Ещё её же родственницы, уже и на ласточек не очень похожие:
0_fc2f6_98160e_XL.jpg

Стрижи:
0_fc2af_14b1ea3d_XL.jpg

Просто синички:
0_fc2b3_4d750eb3_XL.jpg

Клёст и завирушка с подробностями:
0_fc2ac_a47ff9eb_XL.jpg

Крапивник:
0_fc2ad_be2acb71_XL.jpg

Оляпка:
0_fc2b2_20e5283b_XL.jpg

Кедровка:
0_fc2ab_d7a5c4b9_XL.jpg

Очень любимы сороки, доброхоты Волопаса и Ткачихи:
0_fc2b4_73e9843d_XL.jpg

Длиннохвостым сорокам, конечно, удобнее из хвостов небесный мост складывать:
0_fc2b5_c642a08_XL.jpg

А тайваньская лазоревая сорока пойдёт отдельно — среди самых нарядных, с точки зрения составителей сборника, птиц, почти как феникс!

Зато японский сорокопут пусть будет тут, хоть это и непривычная нам разновидность:
0_fc2b6_9bb9826a_XL.jpg

0_fc2b8_4dc8714a_XL.jpg

Он же в подробностях:
0_fc2b7_2bf7dfd8_XL.jpg

В следующий раз будут в основном певчие птички.

Прочитать полностью

Snow

(Окончание. Начало: 1, 2, 3, 4, 5)
1.jpg.bb6b34c06e2d198f66c5b4ad7a6d0056.j

В середине листа — правила домашних игр, которыми могут развлечься и дети, и взрослые. Нужно много народа, так что у кого семья небольшая, стоит объединиться с соседями.

2.jpg.f4af31c2dd2a25ef47930504fcc264f8.j
Игра первая: «Ложка». Все садятся в кружок и поют какую-нибудь песенку, водящий с завязанными глазами вертится в кругу, и когда песенка кончится, выбирает того, напротив кого остановился. Примерно как «Каравай», только вслепую, и крутится водящий, а не хоровод.

3.jpg.7c16d714a9f7660e5f33e46089ff1602.j
Игра вторая: «Поиск сокровищ». Для этой игры нужна колода карт, игроки делятся на «слепых» и «поводырей», карту выбирает «слепой», а «поводырь» ему подсказывает. Можно говорить только «правее», «левее», «дальше», «ближе», кто скорее соберёт свою масть, та пара выиграла. Развивает взаимопонимание и ориентацию в пространстве!

4.jpg.c8617fa1df0e0e661c606e2930f6028b.j
Игра третья: «Авиаторы». В неё в наших условиях играть сложно: крашеная стенка или обои не подойдут, разве что самые гладкие. К стенке прикладывается вырезанный из японской бумаги самолёт, и на него надо дуть, чтобы продвинуть как можно выше и не уронить. Если самолёт падает, к делу приступает следующий игрок.

5.jpg.7eb683118a7e75b383578fb5b7abaa75.j
Игра четвёртая: «Обезьяна и крабиха». Игроки делятся на пары из большого и маленького, большой несёт маленького за спиной, а маленький вертится (машет руками, дрыгает ногами) сообразно своей роли из сказки «Обезьяна и крабиха», там персонажей много разных. Надо 1) прийти первыми в назначенное место; 2) не уронить с головы мандарин при всех выходках наездника; 3) не уронить самого наездника. Столик нужен, чтобы пары двигались на достаточном расстоянии, мешать друг другу нельзя.

6.jpg.9f24e669f3df48950bba9e3148f99936.j
Игра пятая: «Шляпа». Шляпа подвешивается на веревке примерно в метре от пола. Игроки с завязанными глазами пытаются ее надеть, не трогая руками, остальные ими руководят: «правее», «левее» и т.д.

7.jpg.5e45cf66a1b71f83f642c48502573525.j
Игра шестая: «Бомбардировщики». На столе или на полу раскладываются карты рубашкой вверх. Каждый игрок в свой ход переворачивает одну из карт и смотрит, кого разбомбил. Масти распределяются так:
Пики – военные объекты, король – генерал, дама и валет – его штаб; за них начисляются выигрышные очки.
Остальные карты – гражданские объекты, за них не получаешь ничего;
Бубны-картинки – иностранные посольства; за них начисляются штрафные очки.
Червы-картинки – объекты Красного креста, за них тоже штрафуют.
Очень смешная игра… Дедушка, видимо, считает очки.

8.jpg.a3acd3cc7e13f35941f8de83ad80728b.j
Игра седьмая: «Переодетый, или Меч Гуань-юя». Это игра наподобие «Мафии», только детская. Игроки делятся на команды «японцев» и «китайцев». Вообще-то китайцы – мирные жители, но один из них переодетый диверсант, и у него с собой меч Гуань-юя: непонятно, настоящий, из времён Троецарствия, или в пору недавнего покорения Китая так называлось что-то современное. Этот «меч» – указка, метёлка, в общем, какой-то длинный предмет. Его надо спрятать на себе и с ним ходить, садиться и т.д. А японцы должны его обнаружить. Хватать руками нельзя, можно только по виду вычислить и задержать диверсанта. Соответственно, остальные китайцы могут изображать, будто меч у них. Если китаец с мечом продержится до последнего, его команда выиграла. А из-за раздвижных дверей за игрой следят уже "схваченные по ошибке мирные жители".

9.jpg.ed55e3c75605792f00dc0e2f0c056516.j
Игра восьмая: «Мячик». Здесь две команды сидя играют в мяч, отбивая его сложенными веерами или палочками для еды; вставать с колен и трогать мяч руками нельзя.

В общем, юбилейный год собирались встречать весело и разнообразно.

Via

Snow

(Продолжение. Начало: 1, 2, 3, 4)
1.jpg.b5fe341c5eb61e01616cc311116b902c.j

Дальнейшие похождения молодого господина Тиёмару, барышни Ятиё и их спутников.

2.thumb.jpg.22bb29edcca5390b90f32011c351
15. «Святилище Тэндзина». Тут молятся богу-покровителю всех школяров, в реплике лекарь объясняет, что вначале Тэндзин был человеком, учёным и верным подданным, звали его Сугавара-но Митидзанэ. А Тиёмару отвечает: Япония в учёности не уступит никакой стране! Сакутаро: и Куманоскэ меж тем пошли искать птичку угуису, камышевку: её голос откуда-то слышится, она должна быть здесь недалеко, она всегда поёт на цветущих сливовых деревьях, а лучшие сливы всегда в святилище Тэндзина! (Митидзанэ их воспевал, а одно деревце даже последовало за ним в ссылку, когда его оклеветали.)
С этой клетки переход к «святилищу Хатимана».

16. «Флейта-камышевка». Ребята нашли, что искали, только это не птичка, а прилавок со свистульками. Тут они застрянут и пропустят ход.

3.thumb.jpg.86e8e87e2589d8cfbbb7a365f9c1
17. «Танец льва». Лекарь должен оказать помощь танцорам: они вдвоем исполняли «танец льва», упали и расшиблись. Вот они лежат под львиной шкурой, а рядом маска – львиная голова. Мокуан пропускает ход.
18. «Бодхисаттва Дзидзо:», заступник всех детей. Тиёмару молится ему, чтобы дети Японии росли способными.
19. «Ворон» между тем стащил подношение у Дзидзо:, Куманоскэ за ним погнался.
На трёх клетках (17–19), если на кубике выпала единица или двойка, надо вернуться на клетку «Святилище Тэндзина», а если тройка или четвёрка – продвинуться к «Святилищу Хатимана».
20. «Забор» – 21. «Лаз». Все взрослые пропускают ход, потому что не пролезают в дыру в заборе. А дети пролезли.

4.thumb.jpg.2bef2866546a360f7d638da52294
22. «Каменные ступени». Барышня Ятиё на бегу считает: сто один, сто два, сто три… А старику Тэраде и Араки подниматься трудно, они пропускают ход.

23. «Святилище Хатимана», вот оно, на высокой горе. Опять-таки, если кто забыл: подписано, что Хатиман – это государь О:дзин. В репликах – молитва детей за доблестное воинство и рассказ про Хатимана – покровителя воинов.
С этой клетки – переход к «Памятнику Верным»

5.jpg.902d485e3b531f5f21288f1283a6782c.j
24. Голуби. Это птицы бога Хатимана. Ход пропускают все – и поют песню «Всюду голуби» («Хато боцубо»).

6.jpg.392626a8c3acad08e6067b29d91f8b15.j
25. «Колобки силы» (тикарамоти). Их готовят в святилище Хатимана, кто съест, станет силачом. Араки не мог пройти мимо. Кто приходит на эту клетку, пропускает ход.

7.jpg.7467fad2827579f5dc784e16969983a6.j
26. «Объелись». Рисовые колобки – еда коварная. Все объелись, еле идут, Мокуан предлагает лечиться редькой-дайконом. Опять пропуск хода.

27. Лес. Заблудились! Единица или четверка на кубике – пропуск хода; пятёрка или шестёрка – нужно кинуть кубик ещё раз; двойка – назад на клетку с колобками; тройка – к святилищу Хатимана.

8.jpg.acc6ef265991e3dfe10f25c0c7967033.j
28. Скалы. Кто не ел «колобков силы», не одолеет перевала, пусть возвращается на клетку 25.

Дальше две картинки самые длинные, дадим их тут сперва целиком, а потом по частям:
9.jpg.14c24e8bca4d69e8f25dbb670894ebee.j

10.jpg.2a5fb26afc9c04662b090ab912e1a9a9.
29. «Памятник Верным» 忠魂碑, посвящённый бойцам, погибшим за Японскую империю. Тиёмару и Ятиё вместо венка из настоящих цветов рисуют венки на бумаге, а остальные подметают площадку перед памятником. Все пропускают ход и поют песню «Спасибо, солдат» («Хэйтай-сан ё аригато:»).

11.jpg.c9061a869632b9821e6dbbfde1ddc214.
30. «Ночь». Все расположились отдыхать, Араки моется в бане.

31. «Плавание в банных чанах, запряжённых утками». Отсюда продвижение только при тройке на кубике.

12.jpg.ec37287481bd3685e3c6751bce2acfd0.
32. «Остров»: пропуск хода — утки, похоже, решили тут обосноваться…

13.jpg.248dff145d1901812ecf7c69f08b5811.
33. «Подвесной мост»: пропуск хода - идти нужно осторожно!

34. «Съезд с горы». Мне бы лыжи! – говорит Сакутаро:. Вот и всё паломничество.

14.jpg.865b1d281342a38b928a72e9f01fafc6.
35. «Замок». Если здесь оказались двое одновременно, бросают кубики еще раз, чтобы понять, кто пройдёт первым по узкому мостику.

36. И вот финиш, тут первым троим раздают награды, включая книги в свитках и даже меч! А с крыши и из башни жители замка высматривают тех, кто еще не добрался.
15.thumb.jpg.62dd5fc1b92cc6673efdd24f255

Система ценностей тут вполне такая, как требуется, по нарастающей: сначала богатство, потом знания, потом военная доблесть, и превыше всего верность. Но всё это не исключает веселья, местами вполне балаганного. И собственно «гусёк» сделан очень грамотно и довольно сложно, с образцовыми пропорциями «проходных» и «событийных», одиночных и групповых клеток — такой баланс соблюдается далеко не во всех сугороку. Ну, и в сюжете и раскадровке сказывается опыт Накадзимы Кикуо по части комиксов — он ими к тому времени занимался уже лет десять и ещё будет…

16.jpg.a4fcb15aae50fccf8fdfee73d841c1d4.
А вот и отгадка для ребусов: это названия двенадцати знаков зодиака, которыми обозначаются годы, части суток и стороны света. Идут они сверху вниз справа налево:
1. Фунэ (лодка) – фу = Нэ (Мышь);
2. Ума (лошадь) – ма + 4 (си) = Уси (Бык);
3. То (дверь) + кура (склад) – 9 (ку) = Тора (Тигр);
4. Уси (бык) – 4 (си) = У (Заяц);
5. Котацу (жаровня под одеялом) – ко = Тацу (Дракон);
6. Мими (ухо) : 2 = Ми (Змея);
7. Умэ (слива) – мэ (глаз) + ма = Ума (Лошадь);
8. Хи (огонь) + цудзи (перекресток) = Хицудзи (Овца);
9. Дзару (корзина) – озвончение (с/дз, показано двумя штрихами, как его и обозначают) = Сару (Обезьяна);
10. Токури (бутыль) – 9 (ку) = Тори (Петух);
11. Ису (стул) – су + ну = Ину (Собака);
12. Тории (ворота святилища) – тори (птица) = И (Свинья).

Но как мог заметить внимательный читатель, в середине этого листа уместилось ещё довольно много всего, не имеющего отношения к Тиёмару, Ётиё и компании и рисованного третьим уже художником. Об этом — в следующий раз.

Via

Snow

(Продолжение. Начало: 1, 2, 3)

1.jpg.3a6858f21e30e93575341dba06998bef.j

Итак, переворачиваем лист с «юбилейным сугороку» — и перед нами «Новогодняя гонка молодого господина Тиёмару и барышни Ятиё» 千代丸君と八千代姫 初詣で早廻りゲーム, «Тиёмару-гими то Ятиё-химэ хацумо:дэ хаямавари гэ:му». Здесь игра названа не «сугороку», а «гейм», на американский манер, и в самом деле, это не просто гусёк, а гусёк со встроенными фантами, загадками и прочими забавами.
2.jpg.32c9a9e66e5e5c404e23fa6e76e88179.j
Игра не просто «новогодняя», а приуроченная к паломничеству в храм в первый день года; у героя и героини имена восходят к старинному благопожеланию «Тысячу веков, восемь тысяч веков!», Тиё-ятиё. Если лицевую, серьёзную сторону листа рисовали, судя по всему, дежурные художники журнала, то эту делал Накадзима Кикуо 中島菊夫 (1897–1962), известный карикатурист и автор комиксов-манга.
Что ещё здесь необычно – так это отсылка к не совсем современным чертам феодального прошлого, эпохи Эдо.
Вот на старте герои и их свита, справа налево:
1. Молодой господин Тиёмару, наследник благородного семейства;
2. Барышня Ятиё, его младшая сестра;
3. Их телохранитель, Араки Кумадзо: Дзимбэй (с боцманской чёрной бородкой);
4. Старший челядинец Тэрада (седой дедушка);
5. Его внук Сакутаро: (мальчик в красной рубашке);
6. Младший брат Араки, Куманоскэ (мальчик в чёрной рубашке);
7. Лекарь Мокуан (дяденька в балахоне);
8. Приданный им крестьянин Тоёсаку (мужик в чепчике).
За всех них можно играть, если игроков хватит.
3.jpg.dbfdfee8240e0f0ef4eec690ebf18d40.j
Под ними надпись: все поют песню «С Новым годом!» и гонка начинается!

4.jpg.f06c22c6eae196da335a1cf0d062acf3.j
2–3. Тоёсаку в душе своей – дед Мазай: отвлёкся на ловлю новогоднего зайки. На клетке 2 («Поле») надо спеть песню про зайца и черепаху («Мосимоси камэ ё»). Тоёсаку, Сакутаро и Куманоскэ на клетке 3 («Заяц») пропускают ход.

5.jpg.f9e94abfe506f5c094e82ad90b2bb222.j
4-5. На клетке 4 («Рожи») барышня испугалась и возвращается на старт.
Во врезках реплики героев, так что наша игра – ещё и комикс; реплики мы уж переводить не будем, это по большей части выкрики «Ух ты!» и тому подобные.
Тут выясняется, что за рожи: за забором Тиёмару видит барышень, перемазанных дочерна. Они играют в «волан» (так и называется клетка 5). Можно бросить кубик дважды.

6.jpg.20d27dbea32cd8eef16f5ac8104de55c.j
6. Герои выходят на «посад» (клетка 6), в городок при замке. На указателе написано: «Дайкоку-сама». Герои обсуждают: а кто такой бог Дайкоку? Он – бог ветра, счастья или денег?

7.jpg.fc8099569412d7e7e381dc4be4bbc889.j
7. «Святилище бога Дайкоку». Сам он – внутри молельни, как положено, с тюками риса и с мешком. Герои молятся о богатстве и процветании Японии. А для тех, кто ещё не выучил, написано: бог Дайкоку – это Оокунинуси-но микото! (Недаром в самом начале пути появляется заяц!)
С этой клетки – переход на клетку «Святилище Тэндзина».

8.jpg.d4c8f8c4c7cf383c23e51bc21c1f7b13.j
8. «Потеряшка». Вон он, ребёнок поменьше наших героев, стоит и плачет. Историй про то, как в толпе возле храма или святилища в праздник кто-нибудь потерялся, в эдоской словесности много, в пьесах родственники потом годами друг друга ищут. Но Тиёмару и Ятиё приходят ему на помощь!

9.jpg.49c8e7813aa7ef7a1c68e94e4a12021b.j
9. «Воздушный змей». Портрет потеряшки прицепили к самому большому воздушному змею (с надписью «Дракон») и запустили высоко-высоко, чтоб отовсюду было видно. Тиёмару управляет змеем, поэтому пропускает ход. А Ятиё следит за ребёнком, чтобы опять не пропал.

10.thumb.jpg.374dce0206f349e94b91a8d9dce
10. И вот, «Мама нашлась!» С этой клетки делается дополнительный ход.

11. «Нянька». А тем временем Араки спрашивает у няньки с младенцем, как пройти в святилище Тэндзина. Напугал!

12. «Танец». Араки решил исправить свою оплошность и в утешение сплясать для няньки и дитяти. Араки пропускает ход.

11.thumb.jpg.5548d4b33f7d483075ddad9d626
13. «Лицедей с обезьяной» устроил Араки скандал: после твоего танца моя обезьяна не хочет выступать! Она, похоже, и правда не хочет.

14. «Таблички с молитвами». Как положено в святилище, здесь выставлены эма, таблички в виде «домика» с молитвами. Обычно на них рисуют или божество, кому молятся, или то, о чём молятся: глаза, если об исцелении глазной болезни, игральные кости, если об избавлении от страсти к игре, две сосны, если о верной любви, и так далее. Имя того, за кого молятся, не пишут, зато указывают дату рождения (и в наши дни, когда фотографируют эма, эту дату принято замазывать как личную информацию). Но здесь на табличках – ребусы: Тиёмару догадался в чём дело, но мы его реплику пока спрятали. Если кто знает или учит японский, попробуйте отгадать! На каждой табличке свой ребус, но их количество имеет значение и может служить подсказкой.
(отгадка – в следующий раз!)

(Продолжение будет)

Via

Snow

(Продолжение. Начало: 1, 2)

Итак, в нашем сугороку свершилась Реставрация Мэйдзи и начались преобразования…
1.jpg.ee4a8f119c92ee0568b03ae92186b842.j
29. Торжественное дарование Конституции. 2549 год и.л. Долгожданная Конституция Великой Японской Империи была дарована народу в двадцать втором году Мэйдзи в благоприятный день, выбранный гадателями, и голоса ликования зазвучали по всей стране, а приветствия и поздравления раздавались от всего мира.
И переход с этой клетки опять туда, где говорится о внешних связях Японии. На флагах, собственно, приветствия по случаю дарования Конституции.

2.jpg.29f15d956f3bbb20a3ed6ac7e7b63474.j
30. Японо-китайская война. 2554–2555 годы и.л. В двадцать седьмом году Мэйдзи Япония начала войну с Цинским Китаем, преданные и доблестные воины на материке и на море упорно сражались, одержали великие победы, и их слава проблистала по всему миру.

Картинка 31 будет чуть позже.
32. Русско-японская война. 2564–2565 годы и.л. Одна из мировых держав, Россия, двинула войска на Корейский полуостров, нарушила мир на Дальнем Востоке, и в тридцать седьмом году Мэйдзи Япония вступила в борьбу, одержала череду побед и сразу в стала в ряд сильнейших держав мира.
Подписи к портретам: в эполетах – командующий флотом То:го:; в погонах – сухопутный главнокомандующий Оояма; внизу в головном уборе – генерал Ноги, взявший Порт-Артур и покончивший с собою после смерти императора Мэйдзи.
На этой клетке поют песню «Здесь за сотни вёрст от родной страны» («Коко-ва о-куни-о намбякури»), слова все игроки и так знают (а кто не знает, вот они) Эта песня ещё называется «Товарищи по оружию» (戦友, «Сэнъю:»), и речь в ней тоже про сопки Манчжурии, как и в соответствующей русской песне. Русского перевода мы не нашли, если кто знает, поделитесь!

3.jpg.2766d12abd67695ba0b834bf363aafb6.j
31. Начало службы «Ангелов в белом». 2554 год и.л. Ещё в двадцать третьем году Мэйдзи был основан Японский Красный крест, он стал готовить первых в Японии сестёр милосердия, «Ангелов в белом», и во время Японо-китайской войны они с честью исполняли свой долг, ухаживая за ранеными.
Пропуск хода. А с Красным Крестом мы ещё столкнёмся на обороте этой игры!

4.jpg.3d1c78999e80dcddc01744d57952b862.j
33. Присоединение Кореи. 2570 год и.л. Корея, издревле связанная с Японией теснейшими узами, с начала эпохи Мэйдзи снова и снова становилась источником военной угрозы, и в сорок третьем году Мэйдзи Япония её присоединила, и корейцы наравне с японцами удостоились теперь императорский милости.
Ко всем цифрам на кубике добавляется по единице, при шестерке переходишь сразу к выигрышу!
На картинке европеизированные японцы, девочки и женщины в корейских платьях и интеллигент из бывших, чосонских, с неоднозначным выражением лица.

5.thumb.jpg.e35427130b92839b7315ef2714ac

34. Мировая война. 2574–2578 годы и.л. В третий год Тайсё: Европу потрясла великая война, и Япония, верная договору с Великобританией, в том же году вступила в войну против Германии, отправила флот и войска к Цзяочжоу и Циндао, повела войска союзников к победе. Японская авиация впервые принимала участие в боевых действиях и успешно доказала свою мощь.
Цифра 5 на кубике – сразу выигрыш.

6.thumb.jpg.53338e7ea8a6f3723338067b35cc
35. Владычество в Южных морях. 2579 год и.л. В восьмом году Тайсё: был заключён Парижский (он же Версальский) мирный договор, и Сайондзи Киммоти, Макино Синкэн и другие полномочные представители Японии, присутствуя на мирной конференции, добились, чтобы острова Тихого океана были отданы под японское управление.
Надписи на карте: Маршалловы острова, остров Гуам, Марианские острова и др. Подпись к портрету в круге: Сайондзи Киммоти, глава японской делегации.
Цифра 4 на кубике –выигрыш.

36. Основание Манчжоу-го. 2594 год и.л. Провозгласившее независимость под пятицветным флагом, государство Манчжоу-го в девятом году Сё:ва начало строительство Имперской Манчжурии. Из Японии были отправлены переселенцы и стали трудиться, обустраивая «Счастливую страну под властью Государя» (王道楽土, о:до:ракудо)
Цифра 6 на кубике – выигрыш, цифра 5 – пропуск хода.

7.jpg.22588286f239698ad3f94d5898b1798d.j
37. Китайский инцидент. 2597 год и.л. В двенадцатом году Сё:ва из-за беспорядков у моста Лугоу (он же мост Марко Поло) произошёл Китайский инцидент, и лучшие морские, сухопутные и воздушные силы Японии прошли победным маршем и подняли японский флаг над воротами Гуанхуа во вражеской столице Нанкине.
Цифра 2 на кубике – выигрыш. Здесь надо спеть ещё одну патриотическую песню, «Привал» (露営の歌, «Ро:эй-но ута»), её, видимо, тоже все знали.

38. Строительство нового Китая. 2599 год и.л. В ноябре прошлого года (то есть 1939 г.) состоялась историческая встреча военачальников японских войск в Китае, Нисио Тосидзо: и Итагаки Сэйсиро:, с профессором Ван Цзин-вэем, обратившимся за помощью к Японии.
Кто приходит на эту клетку, кричит «Бандзай!». На картинке портреты трёх перечисленных деятелей, Ван Цзин-вэй на себя совершенно не похож. Цифра 1 на кубике – выигрыш.

8.thumb.jpg.b2ce9c29dd4d2f0285edebca3e57
На клетке выигрыша текста нет, только дети с учительницей на фоне горы Фудзи. Заметим, что попасть на эту клетку «по порядку» нельзя – только выкинув нужное число из шести на одной из предыдущих. Это может затянуться – и дать шанс отставшим игрокам, например, тому несчастному, который на «Реставрации Мэйдзи» откатился во времена государя Дзимму…
Поскольку игра — приложение к женскому журналу, женщин среди персонажей значительно больше обычного (если не считать «сугороку для девочек» в чистом виде). Но любопытно, кто в итоге отсутствует из героев, которые обычно на исторических сугороку бывают: нет ни царевича Сё:току, ни Ёсицунэ, ни Токугавы Иэясу, ни Сайго Такамори… Ну, потом можно будет сравнить, например, с другой игрою к тому же юбилею державы.
Когда мы разбирались с этим сугороку, мучительно вспоминали: что череда таких картинок нам так напоминает? Потом сообразили: хронологическую таблицу с форзацев советского учебника истории для 4 класса! Вот эту (и в других изданиях похожие были):
9.jpg.b5efa48396f9d03ef12fc5186d18fa88.j

Но и с этим сугороку далеко не кончено: это только лицевая сторона листа, а на обороте — ещё больше всяких игр, и даже не до такой степени пропагандистских. Скоро выложим!

Via

Snow

Продолжаем выкладывать большое юбилейное сугороку. Итак, эпоха Камакура кончается…
1.jpg.ca2c0d6a72009ae7e45a27b8755eb83b.j
16. Реставрация Кэмму. 1993 год и.л. При государе Годайго верные подданные Кусуноки Масасигэ, Нитта Ёсисада, Нава Нагатоси и другие выступили против жестокого беззаконника Хо:дзё: Сигэтоки и пошли до конца, отстаивая волю своего государя. Масасигэ устранил вражескую угрозу и проводил государеву повозку из края Хё:го в столицу.
На этой клетке можно бросить кубик еще раз.

2.jpg.ea671a2adeec31d08649d921d6dc1aae.j
17. Верность Ода Нобунаги. 2228 год и.л. В эпоху Воюющих провинций, когда местные вожди, борясь за власть, чинили смуту в стране, Ода Нобунага усмирил мятежников и, пожертвовав собственные средства, восстановил государеву резиденцию, причём лично руководил строительством.

3.jpg.7598817c7d0648d2f45a3a6798803336.j
18. Отважный замысел Тоётоми Хидэёси. 2252 год и.л. Следующий после Нобунаги объединитель страны, Тоётоми Хидэёси, задумал заморский поход и отправил большое войско на Корейский полуостров, разгромил войска Минского Китая и заставил боевую мощь Японии проблистать за морем.

4.jpg.5930508e12282ff58c92fc4360a04866.j
19. Ямада Нагамаса. 2280 год и.л. В начале эпохи Токугава Ямада Нагамаса отправился в далёкий Сиам (нынешний Таиланд), усмирил тамошнюю смуту и получил в удел княжество Лигор.
Примечательно, что про Токугава Иэясу – ни слова, хотя вообще в исторических сугороку он любимый персонаж.

5.jpg.3f965ce005700b6d869b360fe0ea497f.j
20. Попрание икон. 2289 год и.л. В 6-м году под девизом Канъэй Токугава Иэмицу запретил христианство и распорядился, чтобы людей проверяли, не веруют ли они во Христа, заставляя наступать на икону. Десять лет спустя сообщение с заморскими странами было прекращено.
Пропуск хода, конечно же: прогресс затормозился.

6.jpg.1886435d00198d3a76c02a55a74e07fb.j
21. Верные самураи из Акахо. 2362 год и.л. В наступившие мирные времена, когда воинский дух стал истощаться, самураи из Акахо (Ако), оставшись без господина, отомстили его врагу, и их воспевают как цвет воинской доблести.
Это те самые сорок семь ронинов, про которых пьеса «Тю:сингура», «Сокровищница вассальной верности».

22. Развитие «голландских наук» 2434 год и.л. Сёгун Токугава Ёсимунэ отменил запрет на заморские книги, и западные знания хлынули в страну, а затем стали развиваться «голландские науки», рангаку. В третий год под девизом Анъэй Маэно Рё:таку и Сугита Гэмбоку, положившие много труда и таланта на изучение западной медицины, выпустили «Новую книгу о строении тела» (解體新書, «Кайтай синсё»), перевод западного учебника анатомии.
Здесь пропуск хода, перевод – дело долгое.

7.jpg.1b1163f2973b15469e37504948973cd5.j
23. Укрепление обороны страны. 2451 год и.л. Расцвет «национальной науки» (кокугаку) вызвал к жизни учение о почитании Императора, а прогресс «голландских наук» дал японцам знания о зарубежных странах. В третьем году под девизом Кансэй учёный Хаяси Сихэй выпустил «Беседы о военном деле морского государства» (海國兵談, «Кайкоку хэйдан»), где призывал ускорить меры по укреплению обороны страны.
Переход с этой клетки – на те, где говорится о заграничных походах Японии, причём не оборонительных, а наступательных операциях.

8.thumb.jpg.772adf29b9c76ecf1c3282fbb497

24. Экспедиции по всему миру. 2468 год и.л.
Русские исследовали северные окраины нашей страны, и сёгунская ставка ради укрепления границ отдала приказ Кондо: Дзё:дзо: отправиться с экспедицией в край Эдзо (на остров Хоккайдо), а Мамия Риндзо: совершил путешествие на Карафуто (Сахалин). Название «Пролив Мамия» нанесено теперь на географические карты всего мира.

Пролив Мамия – это наш Татарский пролив, между Сахалином и материком. Вот отсюда переходы на те клетки, где оборона от внешней угрозы.

9.jpg.a9cc93924ddd512238dfd2cea21b3fa2.j
25. Ниномия Сонтоку. 2447 год и.л. Человек из края Сагами, Ниномия Киндзиро:, трудом и талантом прославил свою семью и побудил всех князей даймё: и сёгунскую ставку возделывать запустевшие земли.
Статуи этого Киндзиро:, мальчика с вязанкой хвороста за плечами и с книжкой в руках, в империи были расставлены повсюду – как пример для юношества. Но здесь Ниномия назван уже по взрослому имени (не скажешь – литературному; этим именем он подписывал свои труды по сельскому хозяйству и счетоводству). А крестьяне возделывают пустошь.

10.thumb.jpg.dfd21117ddb46bee5eb6e52f76d
26. Сельская школа под соснами (松下村塾, Сё:ка сондзюку). 2516 год и.л. Самурай, верный почитанию Государя, Ёсида Сё:ин, собирался совершить путешествие за море, но не смог, был взят под стражу, в третьем году под девизом Ансэй был освобождён и открыл Сельскую школу под соснами. В ней он собрал одарённых молодых людей и привил им великую решимость чтить Государя.
Чем на картинке занимаются ученики Сё:ина, непонятно, возможно, готовят сырьё для выделки бумаги, а сами читают за работой. Из этой школы вышло сразу несколько деятелей Реставрации Мэйдзи.

27. Великая Реставрация. 2527 год и.л. В десятом месяце третьего года под девизом Кэйо: сёгун Токугава Ёсинобу сложил с себя властные полномочия, была восстановлена власть Императора, начались преобразования Мэйдзи.
Кто попал на эту клетку... возвращается к самому началу игры. На картинке Ёсинобу отрекается.

11.jpg.f5a58a7805d95a46ab60a6558fa5db38.

28. Девочки отправляются за море. 2531 год и.л.
В четвёртый год Мэйдзи Цуда Умэко и ещё пять девочек взошли на тот же корабль, на котором в Европу и Америку отплывало посольство Ивакуры, и отправились в Соединённые Штаты. Это была первая поездка японок на учёбу за рубеж.
Цуда Умэко позже прославилась как одна из основательниц женского образования в Японии, На этой клетке игроки женского пола получают конфеты в западном стиле, шоколадные монетки (запасти их должна, видимо, мать семейства).

(Продолжение будет)

Via

Snow

Этому «живому журналу» сегодня десять лет. И мы его отметим игрой сугороку к намного более солидному юбилею: 2600-летию японской монархии, которое праздновали в 1940 году. Дата, конечно, фантастическая, но вот, считалось, будто государь Дзимму основал династию в 660 г. до н.э.

Игра так и называется: «Свиток с картинками к празднику по случаю 2600-летия основания государства по императорскому летосчислению» (皇紀二千六百年奉祝建国絵巻双六, «Ко:ки нисэн-роппякунэн хо:сюку кэнкоку эмаки сугороку»). Издана в журнале для семейного чтения «Сюфу-но томо» (主婦之友, «Подруга матери семейства»), и на самом деле это не одна игра, а несколько, но об этом позже. Вот что напечатано на лицевой стороне большого листа (54 на 76 см).
1.jpg.2b6680ad23dbd6ac817edca320b7641c.j
Тут вся история Японии, какой она виделась на ура-патриотический имперский взгляд. Играть в игру можно обычным способом, кидая кости и двигая фишки, но на картинках предлагаются и некоторые дополнительные правила.
Рассмотрим картинки по порядку.
2.thumb.jpg.ea0c97d4141a4497113a490ee5da
1. Начало игры. Ликование при основании державы. Первый год императорского летосчисления (дальше – и.л.). У горы Унэби, под сенью благовещих облаков, государь Дзимму вступает на престол, ликование потрясает небо и землю.
Изображён посланец Солнечной богини, ворон (больше похожий здесь на орла) – это он вёл первого государя к победе.

2. Истоки японской борьбы. 638 год и.л. Богатырь Номи-но сукунэ в безоружном состязании победил могучего Таима-но Кэхая, и тем самым положил начало борьбе сумо. Если двое игроков встречаются на этой клетке, они состязаются в игре «камень-ножницы-бумага», и кто выиграет, получает дополнительный ход.
Занятно, что борцы показаны полностью одетыми и даже в сапогах, хотя обычно их рисуют в сумоистских набедренных повязках. Наверное, такое для семейного журнала было неприлично.

3.thumb.jpg.5c2d65d52e045ed895b18b3a63d5
3. Покорение трёх царств Кореи. 860 год и.л. Верный подданный Такэноути-но сукунэ по велению государыни Дзингу собрал войско и отправляется за море покорять три царства Кореи. Этот старец служил многим поколениям государей.
Четвёртую клетку покажем ниже: как и во многих сугороку, картинки здесь скомпонованы замысловатым образом.

5. Основание храма Хо:рю:дзи. 1267 год и.л. С тех пор как из корейского царства Пэкче был заимствован буддизм, начался расцвет зодчества и ваяния. При государыне Суйко в краю Ямато был основан храм Хо:рю:дзи, ныне он признан мировым шедевром деревянного зодчества.
Заметим: не какой-нибудь другой из ранних храмов, а именно Хо:рю:дзи выбран потому, что сохранился в не сильно перестроенном виде, и западные историки искусства уже успели объявить его шедевром. Но антибуддийская установка империи таки работает: на этой клетке игроки пропускают ход.

4.jpg.07b612b236675358927b848aae750092.j
4. Усвоение материковой культуры. 966 год и.л. При государе О:дзине из Пэкче прибыл Вани и познакомил японцев с «Беседами и суждениями Конфуция» и «Тысячей иероглифов». А из Китая ткачиха Курэ-хатори переняла искусство шелкоткачества. И с этих пор в Японии процвели науки и ремёсла.
На картинке и ткацкий станок (не древний, конечно), и ткань в рулонах, и великолепные наряды по моде Пэкче, с полосатыми юбками. На этой клетке очень много возможностей, каждая цифра на кубике ведёт к какой-нибудь клетке (а бывает, что переход – только на 4-5-6, а при других цифрах пропускаешь ход).

5.thumb.jpg.bade8215fc3fa0fca8703b306717
6. Реформы Тайка – Великие Перемены. 1305 год и.л. Накатоми-но Каматари, скорбя о беззакониях Сога-но Ирука, приблизился к царевичу во время игры в мяч и стал его советником. Хитроумный план позволил одолеть род Сога и начать великие реформы.
Вот с этой клетки, например, выход только на цифре 1, ибо реформы-то были на китайский лад, а нынче это непопулярно. Вообще Каматари должен преподносить принцу туфлю, которую тот потерял во время игры, а тут у него в руках непонятно что.

7. Стражи границ. 1323 год и.л. С этих пор стали укреплять границы, учредили пограничную стражу на острове Кюсю и сторожевой флот. Лучшие воины разных земель, оставляя дома жён и детей, отправлялись служить на Кюсю и вставали на стражу наших рубежей.
Кто сумеет пропеть песню «Има ёри-ва», получает дополнительный ход.
Текст песни написан прямо на этой клетке, но надо ещё решиться и спеть!

Има ёри-ва каэриминакутэ Оокими-но сико-но митатэ-то идэтацу варэ-ва
Это песня из собрания «Манъё:сю:» № 4373, сложил её пограничный страж Имамацурибэ Ёсоу. Вот она в переводе А.Е. Глускиной:

С сегодняшнего дня,
Назад не оглянувшись,
На службу в стражи отправляюсь я,
Чтоб жалким стать щитом,
Хранящим государя!

В имперские времена снова пошла в ход.

6.jpg.d9a9006e638b5ddb185c610f5eff5441.j
8. Первая летопись Японии. 1372 год и.л. Оо-но Ясумаро со слов сказительницы Хиэда-но Арэ записал китайскими знаками древние предания и преподнёс ко двору. Это первая из сохранившихся летописей Японии, «Записи о делах древности» («Кодзики»).
Ясумаро изображён, а сказительницы не видно. Или, может быть, он тут пишет своё знаменитое предисловие к летописи.

9. «Собрание десяти тысяч поколений». 1420 год и.л. В эпоху Нара была составлена первая антология древней поэзии нашей страны – японских песен вака. Это «Собрание десяти тысяч поколений» («Манъё:сю:»). Самые знаменитые его поэты – Какиномото-но Хитомаро, Ямабэ-но Акихито, Яманоуэ-но Окура, Оотомо-но Якамоти.
Рядом с портретом написано: Какиномото-но Хитомаро, а сам портрет вольно перерисован с того изображения, которое, как считается, сделано со слов одного из почитателей поэта, кому Хитомаро лично явился во сне с кистью в руке. Этот портрет считался священным в кругах стихотворцев, они поклонялись Хитомаро как богу-покровителю поэзии.

7.jpg.c0973451dc2b27728a014ed0a73876d8.j
10. Расцвет буддизма. 1407 год и.л. При государе Сё:му буддизм достиг высшего расцвета, по государеву велению построили храм То:дайдзи и соорудили статую Большого будды. Её высота пять дзё три сяку пять сун (примерно 16 метров, на самом деле 30 метров), это самое большое бронзовое изваяние в мире.
И опять пропуск хода! Надо же поклониться Большому будде…

8.jpg.7605cda922fffc87babb03bd441df19a.j
11. Преданное увещевание Вакэ-но Киёмаро. 1429 год и.л. При государыне Сё:току преданный сановник Вакэ-но Киёмаро получил оракул бога Хатимана в святилище Уса и явил преданность государыне: рискуя жизнью, обличил беззакония злонравного монаха До:кё:.
Киёмаро сидит в святилище с мечом и должностной табличкой, умоляя Хатимана подтвердить, точно ли бог предрёк, будто До:кё: станет государем. Бог, конечно же, вещал, что никогда такого не говорил, и позже Киёмаро не побоится гнева монаха-временщика и обнародует слова оракула.

9.jpg.0c770a813f089c8bafab33fba033efbd.j
12. Посланцы в Танский Китай. 1466 год и.л. При государе Камму было открыто сообщение с Танским Китаем, посланцы и учащиеся отправлялись за море, приобретали там новые знания. Монах Ку:кай побывал на материке, вернулся и основал школу Сингон.
На портрете в кружочке – монах Ку:кай. Здесь можно бросить кубики два раза, корабль всё-таки.

10.jpg.ceef2d432f8870cc4a585a127d873119.
13. Литература эпохи Хэйан. 1666 год и.л. В эпоху Хэйан стала процветать литература, при дворе собрались, подобно цветам, одарённые женщины. Мурасаки Сикибу написала «Повесть о Гэндзи», а Сэй Сёнагон «Записки у изголовья», несравненные шедевры.
Здесь игроки могут проверить и свои умения, например, прочитав горизонтальный заголовок справа налево, уже не очень привычным способом. Подпись говорит, что на картинке – Мурасаки Сикибу. На этой клетке игроки женского пола могут бросить кубик дважды.

11.thumb.jpg.7cc30373b07ab47ec06f2f18d12
14. Минамото-но Ёритомо и Масако. 1852 год и.л. В 3-м году под девизом Кэнкю:, победив надменных Тайра, Ёритомо основал в Камакуре воинскую Ставку. Он много сделал для поощрения воинского пути (так и сказано — бусидо:), управления страной и умиротворения народа, и во всём ему помогала жена, Масако.
Что и должно послужить примером для читательниц, взрослых и юных.

15. Божественный ветер. 1941 год и.л. В четвёртый год под девизом Ко:ан монгольские полчища наступали на остров Кюсю. Камакурский сиккэн Хо:дзё: Токимунэ не испугался, когда стране грозила беда, и получил помощь от богов – божественный ветер. Враги были уничтожены. Это – пример, какова должна быть стойкость духа у сынов Японии.
В кружочке – Токимунэ, уже принявший монашество.

(Продолжение будет, и не одно!)

Via

Snow

0_103af1_cfc3a22e_orig.jpg

Кроме картинок на тему «Что такое хорошо и что такое плохо» (например, с дзэндама и акудама), японцы выпускали гравюры и игры на какую-нибудь одну из этих тем. Чем более «детским» развлечением становились сугороку, тем чаще там размещали благие примеры без дурных. Но это тоже иногда наблюдать занятно. Вот одна из таких игр — «Состязание в практической мудрости, или Устный счёт» (暗算応用智恵くらべ , «Андзан о:ё: тиэ курабэ»), приложение к журналу для мальчиков (日本少年, «Нихон сё:нэн») за 1910 год. Каждая клетка посвящена какой-нибудь добродетели, благому примеру или полезному для общества явлению; набольших полях с сердечками — список по алфавиту этих же добродетелей.
0_103aee_4bfd8d2d_XL.jpg

Проиллюстрированы добродетели примерами из детской жизни, реже — взрослыми, ещё реже — книжными. Давайте посмотрим эту подборку — некоторые неожиданности в ней будут.

Но первая клетка вполне ожидаемая — это «Долг благодарности государю» (皇恩, ко:он) (императорский экипаж)
0_103adf_26fad991_XL.jpg
Государь едет в экипаже — его не видно, но он там есть!

Дальше справа налево — «Верность господину (忠君, тю:кун — памятник герою, судя по всему, Кусуноки Масасигэ, преданному сподвижнику государя Годайго), «Дружеская любовь» (友愛, ю:ай — на примере школьной дружбы) и «Гражданская ответственность» (義務, гиму. Надпись на флаге гласит: «Праздник вступления в партию»)
0_103ae0_5ced2119_XL.jpg

0_103ae1_ad9f0f41_XL.jpg
Уступить место старушке — это не вежливость, как мы могли бы подумать, а «Скромность» (恭謙, кё:кэн). «А «Вежливость» (礼儀, рэйги) рядом — это про то, что здороваться надо (и взрослый ответно вежлив!). А слева — «Милосердие» (博愛, хакуай): мальчик подаёт милостыню нищему малышу, эта тема ещё всплывёт.

0_103ae2_1009d630_XL.jpg
Два следующих благих порыв по-русски одинаково будут «Тягой (или стремлением) к знаниям». Но выглядят по-разному. Справа (勉学, бэнгаку) — просто усердный ученик за домашним заданием. А мальчику слева (修業, сю:гё:) предстоит задача посложнее: он едет учиться в чужой дальний город. Зато по железной дороге!

0_103ae3_59059bad_XL.jpg
На десятой картинке вполне наглядно изображена «Работа на общую пользу» ( 公益, ко:эки): школьник-доброволец убирает снег и лёд, чтоб прохожие не поскальзывались и рикши не вязли в сугробах. Рядом — «Просвещение» (発明, хацумэй) — даже просто разглядывая новейшие достижения техники вроде аэропланов и многоэтажек, ты уже исподволь просвещаешься! Очень удобно.

0_103ae4_36e85cc9_XL.jpg
Играя в войну, юный читатель, ты упражняешь «Боевую храбрость» (武勇, бую:). А подметая и моя полы, являешь «Трудолюбие» (勤労, кинро:).

0_103ae5_a31502aa_XL.jpg
Добродетель справа — это «Простота» (質素, сиссо:) — не та, которая хуже воровства, а приверженность к добрым простым обычаям и отказ от вычурности. Например, с достоинством носить скромную одежду, какая есть, даже если твои товарищи щеголяют в заграничных пальто. Слева — «Смекалка» (才智, сайти) с примером из сказки о том, как положительный заяц разными хитроумными способами мстил коварному барсуку-тануки за его злодеяния. И погубил в конце концов, между прочим!

0_103ae6_3566508_XL.jpg
Здесь мы видим «Заботу о здоровье» (健康, кэнко:) — «закаляйся, если хочешь быть здоров!» А в голод и холод поможет «Выносливость» (忍耐, нинтай).

0_103ae7_58369a70_XL.jpg
«Честность» (正直, сё:дзики) необходима торговцу, чтобы никого не обвешивать, — но, конечно, не только ему. А рядом — книжный пример «Рвения» (熱心, нэссин), нам уже давно знакомый: это древний каллиграф Оно-но То:фу со своей лягушкой.

0_103ae8_e6f4c7f5_XL.jpg
Дальше — «Доброта» (親切, синсэцу): мальчик помогает слепому (На табличке написано: «прохода нет, опасно!»). А «Доблесть» (武功, буко:), как и следовало ожидать, олицетворяет генерал Ноги.

0_103ae9_9e279175_XL.jpg
В пару к генералу, как аналог доблести, только не боевой, а штатской — сановник в карете; он олицетворяет «Заслуги в деле просвещения» (文勲, бункун). Подозреваем, что изображена тоже вполне определённая особа, знакомая юным игрокам по газетам и портретам — но опознать не берёмся. Рядом с ним — «Щедрость» (慈善, дзидзэн): мальчик опускает монетку в ящик для пожертвований.

0_103aea_e5186de2_XL.jpg
«Надежность» (信用, синъё:) проявляется здесь в виде точности и пунктуальности — для начала можно просто не опаздывать в школу! А рядом внезапно «Промышленность» (産業, сангё:) — это хоть и не добродетель, но тоже хорошая и достойная развития вещь!

0_103aeb_98e3608d_XL.jpg
«Преуспевание» (立身, риссин) показано вполне наглядно: к старику-отцу в деревню приехал навестить его сын, который перебрался в город и там преуспел. А какую расхожую историю иллюстрирует картинка, посвящённая «Послушанию» (順良, дзюнрё:), мы не знаем, но выглядит убедительно.

0_103aec_e31e32a_XL.jpg
На поле «Забота о старших» (孝行, ко:ко:) мальчик делает маме массаж, разминает плечи. Это действие можно заметить во многих дальневосточных фильмах именно как обозначение заботы и услуги. А «Любовь к родине» (愛国, айкоку) проща всего выразить, маршируя с флагом и вообще изображая военный парад.

0_103aed_89d629c1_XL.jpg
И заключительные добродетели. Одна из них — «Бережливость» (貯蓄, тётику), и в наше время она проявляется в том, чтобы хранить деньги в сберегательном банке (что над окошком и написано «Банк»). А вторая — «Верность» (忠魂, тю:кон), в том числе и собственным принципам; эту добродетель являл герой, которому стоит памятник — возможно, это Сайго: Такамори, а возможно, и кто-то другой (кто опознает памятник или министра в карете — подскажите, пожалуйста!)

Подозреваем, что такой нестройный набор получился именно потому, что надо было набрать добродетелей, названия которых начинаются на все слоги японского алфавита. Но нарисовано бойко и порою изобретательно. Правила, скорее всего, были сложнее, чем просто идти по клеткам по порядку, и требовали этого самого «устного счёта» — но они были напечатаны не на поле, а в самом журнале, который ещё поди разыщи…

Via

Snow

Мои сны в стиле корейских исторических сериалов продолжаются. На этот раз приснилась экранизация ни много ни мало «Сказки о царе Салтане». Примечательны в ней две вещи.
Во-первых, вышла гремучая смесь декораций из «трёх древних царств» и «позднесредневекового Чосона». Не на обычном для сериалов уровне, когда на протяжении двух тысячелетий в разных фильмах расплачиваются на одинаковых рынках одинаковыми монетами, а вот так, когда тридцать три богатыря одеты древними узорными хваранами, а дядька их морской – в чосонской шляпе с полями, благородном белом халате и отскакивающими от зубов конфуцианскими и неоконфуцианскими цитатами. И пушки с пристани палят.
Во-вторых, хотя сюжет по возможности сохранён, авторы фильма явно задумывали «не сказку»: чтоб чудес как можно меньше. Поэтому совершенно по-разному смотрятся куски, где три девицы под окном кимчи готовят, а переодетый в гражданское платье король их подслушивает, или где гонцу письмо подменяют, - и куски про Царевну Лебедь и остров Буян.
Запомнившиеся отличия от оригинала такие. После получения подменного письма король (вообще куда более мягкий, чем в сказке) всячески хочет жену и даже неведому зверушку пощадить, но не может этого сделать без утверждения милости советом министров. А министры, как им и положено, гудят о том, что, мол, это явно дурное знамение и щадить никак нельзя, государь, измените ваше решение! Король отдаёт соответствующий приказ – но негласно посылает отряд верных людей для спасения жены и дитяти. Но отряд опаздывает: злодейки тоже не лыком шиты и подсылают убийц. Королева с младенцем прячется в глиняной бочке для соевой пасты, как это принято у них, - тут-то их и обнаружили, засмолили, покатили…
Кстати, о злодейках: в фильме прояснена загадочная фигура Бабарихи — это королева-мать, покровительствующая ткачихе с поварихой и ревнующая сына к молодой королеве. Понятно, что сцены на дворцовой кухне и в дворцовой швальне обильны и увлекательны, с подробным производственным процессом.
Гвидон (ну или Гви Дон) в бочке не растёт стремительно – у нас не сказка! Бочку выбрасывает на берег Буяна, то бишь Чеджу, а там добрые простолюдины, решившие приспособить сосуд к своему скудному хозяйству, вытаскивают из неё королеву с маленьким принцем и растят в своей среде. Детство Гвидона занимает несколько серий, в ходе которых зритель и знакомится с населением и обыкновениями острова.
Богатыри с дядькой – это вполне себе привычный отряд самообороны от японских пиратов и местных угнетателей, вытесненный с материка превосходящими силами властей и вполне себе контролирующий остров; Черномор строит там конфуцианскую утопию, а из Гвидона воспитывает образцового правителя. Утопия, впрочем, с уступками. Дело в том, что белка – вполне человекообразна (хотя с лица и похожа на грызуна): это купчиха вроде Ким Ман Док из одноименного сериала про Чеджу, её неустанными стараниями и держится всё хозяйство острова, вплоть до торговли с Китаем. (Кстати, купцы с новостями для короля, конечно, китайские.) Лошадей на острове ещё нет, а вот с морепродуктами всё в порядке, и «орешки» - не изумрудно-золотые, а жемчужные. Ну, в настоящих сериалах жемчуг сплошь и рядом как раз такого размера показывается…
Сложнее всего с Лебедью и Коршуном оказалось, тут всё же пришлось сделать уступку сказочности. Оба вполне человекообразные. Колдун — китайский, Лебедь — его ученица-кореянка, похищенная с родины в детстве. (Или бежавшая – она правда царевна, но её царство уже завоевали соседи.) Она пытается вернуться домой, колдун её преследует, между ними начинается состязание в чародействе. Оно выглядит не очень внушительно, так как нападение равно обороне, и ни одна сторона не в силах одолеть. В зависимости от того, кто из чародеев нападает, всё на экране то окрашивается красным и начинает заваливаться вправо, то синеет и заваливается влево. В итоге чары обоих выглядят совершенно бесплодными и, возможно, шарлатанскими. Но тут появился Гвидон с луком и разрешил вопрос простейшим образом. И Лебедь со всеми своими китайскими познаниями вливается в дружный коллектив острова и подаёт какие-то прогрессивные технические идеи. Белка к ней сперва ревнует, но потом они подружились.
А до полёта шмеля и дальнейшего сон, увы, так и не дошёл. Но по такому зачину представить дальнейшее уже не очень сложно.


Via

Snow

В Японии в эпоху Хэйан был свой человек-невидимка. Ему тоже пришлось туго, как и герою Уэллса, но кончилось всё хорошо. Рассказ про него есть в «Собрании стародавних повестей» («Кондзяку моногатари-сю:», около 1120 г.)
1.jpg.779980036437e5217448b60e2f8c0ecc.j

16–32. Рассказ о том, как юноша сделался невидимкой и Внимающий Звукам помог ему снова стать видимым
В стародавние времена – неизвестно, при котором государе это было, – жил в столице молодой служилый. Он постоянно ходил на поклонение в храм Роккакудо и преданно чтил [Каннон, Внимающего Звукам].
И вот однажды, в последний день двенадцатого месяца, он вечером побывал в гостях у знакомых, поздней ночью один возвращается домой и подходит к мосту Хорикава на Первой улице. Ему надо на западную сторону. А навстречу ему, на восток движется толпа народа со множеством фонарей. Должно быть, едет знатная особа! – думает служилый и поспешает спуститься под мост. Прячется там, а люди с фонарями проходят по мосту, направляются к востоку. Служилый осторожно выглянул – а это не люди, а страшные демоны шагают! Одни с рогами, другие многорукие, третьи одноногие, так и скачут.
Служилый глядит на них, уйти не решается, стоит, не знает, что и думать. Демоны прошли мимо, и только один, шедший позади всех, говорит:
– Вон там человечья тень!
Другой ему откликается:
– Никого не вижу!
– Вот он! держи его!
Конец мне пришёл! – думает служилый. А демон к нему подбегает, схватил, вытащил из-под моста. Демоны меж собою говорят:
– Этот малый тяжкого греха не сотворил, отпустим его.
Только четверо или пятеро демонов на него плюнули, а потом все ушли. Служилый и рад, что его не убили, и всё же ему не по себе, голова болит. Он помолился и решил: скорее пойду домой, расскажу жене, что со мной приключилось. И поспешил, входит в дом, а жена и дети хоть и глядят на него, ничего не говорят. Он начал было рассказывать – домашние не отзываются. Служилый думает: странно! Подошёл, дотронулся – но и изблизи родные не замечают, что он тут есть. Тут он понял: неужто из-за демонских плевков я сделался невидимкой?! И опечалился безмерно.
Сам он других видел, как раньше. И по-прежнему без помех слышал, что говорят другие. А люди не видели его обличья, не слышали голоса. Раз так, взял он еду, что не доели другие, а они и не заметили. Так и ночь прошла, жена и дети думают: неужели прошлой ночью кто-то его убил? Толкуют меж собой и горюют без конца.
Так минуло несколько дней, и что делать, служилый не придумал. А потому пошёл в Роккакудо и затворился там.
– О, Внимающий Звукам, помоги мне! Чудеса твои я чтил много лет, приходил сюда на поклонение. Сделай же меня снова видимым!
Так он молился. Таскал еду у тех, кто затворился в храме, брал деньги и рис на пропитание своей семье, а люди ничего не замечали.
Так прошло дважды по семь дней. Ночью служилый заснул, а под утро во сне видит, как из-за занавеса вышел величавый монах, встал перед ним и молвит:
– Нынче утром выйди из храма и делай то, что тебе скажет первый встречный.
Служилый увидел это и проснулся. Когда рассвело, вышел из храма, а у ворот навстречу ему мальчишка-погонщик ведёт красивого крупного вола. Мальчишка глянул на служивого и говорит:
– Господин, изволь-ка пойти со мной!
Значит, теперь меня видно! – думает служилый, обрадовался, и как было ему указано во сне, пошёл вместе с мальчишкой. Прошли на запад примерно десять тё [около 1 км], а там большие ворота. Заперто, никто не отворяет. Погонщик привязал вола у ворот, идёт к узкому лазу – кажется, туда человек не протиснется. И тянет служилого за собой:
– Ты тоже заходи!
– Как же мы пролезем? – спрашивает служилый.
– Да просто лезь! – отвечает мальчишка, тащит служилого за руку, и вдвоём они пробираются в усадьбу.
Глядь – а там большой дом, полным-полно людей. Мальчишка вместе со служилым поднимаются на крыльцо, заходят в дом, в одни покои, потом в другие, и никто их не спрашивает: вы кто? Дошли до дальних покоев – а там молодая госпожа лежит, страдает от недуга. У изголовья и в ногах хлопочут свитские дамы. Мальчик подвёл служилого к ней, подал ему деревянную колотушку и указал на недужную барышню: стукни, дескать, её по голове и по ногам! Тут барышня поднимает голову, видно, страдает безмерно. Отец и мать её говорят: это уже конец! – и оба плачут.
Решили читать сутры, призвать монахов, послали за знаменитым чудотворцем по имени [имя в рукописи пропущено]. И вот, чудотворец явился. Сел рядом с недужной, читает «Сутру-сердце» и молится. Наш служилый к нему проникся безмерным почтением, все волосы на теле встали дыбом, будто от холода.
Меж тем мальчишка-погонщик только глянул на монахов – и те двинулись прочь, друг за дружкой, вон из дома. А чудотворец стал читать «Заклятие огненного мира», принял дар ради недужной – и на служилом загорелась одежда. Горит, служилый кричит в голос – и снова сделался видимым.
Тут отец и мать барышни, а за ними и свитские дамы глядят – а возле больной сидит незнакомец. Они удивились, велят схватить его и вытащить из комнаты, а потом спрашивают: кто ты? Служилый рассказал всё с самого начала. Люди слушают и думают: удивительно!
А едва только он стал видимым, недужной барышне сразу полегчало. Вся семья безмерно обрадовалась, а монах-чудотворец говорит:
– Этот человек, думается мне, ни в чём не виноват. Ему помог Внимающий Звукам из Роккакудо. Скорее отпустите его!
Служилый убежал оттуда, поспешил домой, всё рассказал. Жена говорит: всё это удивительно! – но радуется.
Должно быть, погонщик был из семейства богов. Люди говорили, эти боги по очереди подступались к барышне и мучили её.
А потом страдания и её, и невидимки прекратились – а причиной тому была чудесная сила «Заклятия огненного мира»!
Внимающий Звукам помогает и вот в таких удивительных делах – так передают этот рассказ.


2.jpg.15db47ac388f96d536621f8caf348e63.j

Роккакудо 六角堂, Шестиугольный зал на восточной окраине столицы, по преданию, основал царевич Сётоку в VII в., примерно за двести лет до того, как был построен сам город Хэйан. К этому храму мы ещё, авось, придём в рассказе о паломничестве по тридцати трём святыням Каннон.
Видимо, цепь событий в этом рассказе подразумевается такая. Герой в новогоднюю ночь нечаянно «завязывает связь» с демонами, и причиной тому – не только его неуместное любопытство. Возможно, он видит демонов, незримых для обычных людей, по той причине, что часто бывал в Роккакудо: – то есть у Восточных холмов, где издавна обитают родственные демонам «моровые боги» 疫神, экидзин. Демоны делают героя незримым, как они сами, а потом зовут себе в помощники. Главного из «моровых богов» столичной округи почитают в храме-святилище Гион в образе Небесного государя с бычьей головой 牛頭天皇, Годзу-тэнно: (иногда его отождествляют с богом Сусаноо, учинившим в древнейшие времена на небе первое осквернение). Видимо, по родству с богом Годзу имеет обличье погонщика с волом то существо «из семейства богов» 神の眷属, ками-но кэндзоку, которое вместе с героем отправляется мучить больную девушку.
«Заклятие в огненном мире» 火界の呪, какай-но норои, обращено к светлому государю Неподвижному 不動明王, Фудо-мё:о:, санскр. Ачаланатха, одному из защитников буддийской общины. Фудо изображают среди языков пламени; он очищающим огнём сжигает людские страсти и всякую скверну. Монах «принял дар» – то есть сосредоточился на образе Фудо, приняв соответствующую позу и произнося мантры, чтобы на время Неподвижный дал ему свои чудесные силы.
«Ночное шествие ста демонов» 百鬼夜行, хякки ягё:, изображали многие японские художники. Встретить такие шествия можно не так уж редко (а вот увидеть – сложнее), каждый месяц для них отведены определённые числа. В «Кондзяку» описана ещё пара таких случаев.
На свитках и прочих картинках особенно любили изображать участвующих в этом шествии демонов-цукумогами — ожившие вещи.
3.jpg.5dbf6e845149e393527987da36d28479.j

Via

Snow

В жаркую погоду положено рассказывать страшные истории, чтоб мороз по коже пробирал. Вот поистине жуткий случай из «Стародавних повестей» («Кондзяку моногатари-сю:», рассказ 20–10). Тут и чародей, и ученик чародея, и редкая для хэйанской Японии тема наказанного развратника.

Рассказ о том, как при государе-монахе Ёдзэй-ин воин из отряда Такигути был послан за золотом и изучил чародейство

В стародавние времена, когда государь-монах Ёдзэй-ин еще правил [в 876–884 гг.], государевых воинов из отряда Такигути отправили гонцами за золотом в край Митиноку. Воин по имени Митинори принял приказ, выехал из столицы и по пути остановился в краю Синано в месте, что зовётся [пропуск]. Заночевал в доме тамошнего уездного начальника, и тот вокруг гостей всячески хлопотал. Подал угощение, всё устроил, а потом и сам, и его люди куда-то ушли.
Митинори в чужом доме не смог заснуть, тихонько встал и пошёл осмотреться. Приметил покои хозяйки: там развешены занавеси, расставлены ширмы, циновки опрятно уложены, стоит изящная божница в два яруса. И должно быть, где-то курятся благовония, пахнет весьма приятно. Когда такое видишь в сельской глуши, делается не по себе. Митинори пригляделся хорошенько – а там в постели женщина лет двадцати: и лицо, и сложение изящны, и волосы хороши, никакого изъяна не видно во всём облике, и лежит так мило… Увидал её Митинори и не смог пройти мимо. Да и если подумать: поблизости никого нет, даже если к ней зайти, никто не осудит. Воин осторожно приоткрыл дверь и вошёл. И никто не спросил: кто там?

За занавесями зажжён огонь, светло. Воину неловко стало: чиновник меня так любезно принял, а я к его жене подбираюсь, что за непотребство… И всё же, разглядывая женщину, совладать со страстью не смог. Подобрался ближе, улёгся рядом, а она спит, ничего не подозревая, губы прикрыла рукавом. И сказать нельзя, до чего хороша: чем ближе, тем красивее! Митинори обрадовался безмерно.
Было это в десятых числах девятого месяца, а на женщине одежды немного: лишь одно лиловое с узорами нижнее платье да тёмные шаровары. Это от её одежды благоухание разносится вокруг. Митинори разделся и полез к ней. Она будто бы слегка его отталкивает, но виду не подаёт, что недовольна, вот он и загнал, как говорится, бычка ей в ворота.
А бычок-то будто зудит. И если почесаться – там только волосы, а бычка-то и нет! Кавалер наш удивился, испугался, ищет как может – одни волосы, как на голове, а той самой части – нет как нет! Страшно удивился, о красоте хозяйки уже и забыл. Она, кажется, заметила, как он растерялся, чуть улыбнулась. А он всё меньше понимает, что творится. Страшно! Тихонько встал, ушёл туда, где ему было постелено, проверил снова – ничего нет!
Думает: да что за чудеса? Позвал парня из своего отряда, не сказал, что да как, намекнул только: вон там есть красотка, я к ней сходил, кое-что было, ты тоже сходи. Парень обрадовался, пошёл. Спустя какое-то время возвращается, перепуганный отчаянно. С ним, должно быть, сделалась та же беда, что со мной – думает Митинори. Зовёт ещё одного из своих парней, подговорил и его – и тот тоже вернулся с глазами к небу, весь ошарашенный.
Так Митинори по очереди отправил туда весь свой отряд, семь или восемь человек – и все вернулись с таким же видом. Воин дивится всё больше, а там и ночь прошла. Митинори в сердце своём думает: хоть давеча хозяин и расстарался для нас, но очень уж тут странно и страшно! Едва рассвело, поспешно собрались и уехали.
Проехали семь или восемь тё [около 800 м], и вдруг сзади окликают. Глядь – а там кто-то скачет верхом. Если приглядеться – один из слуг, кто давеча подавал угощенье. Везёт он что-то завёрнутое в белую бумагу. Митинори придержал коня, спрашивает: что такое? Слуга говорит:
– Господин уездный начальник велел мне вот это вам передать. Что там, я не знаю. Кажется, вы что-то очень нужное сегодня у нас забыли, так торопились, уехали, не взявши. Вот, господин подобрал и преподносит!
Митинори взял свёрток, думает: что это? Открыл, а там, словно грибы мацутакэ, пучком торчат девять тех самых бычков.
Чудеса! Он подозвал своих парней, показал им, все восьмеро удивились, подошли, смотрят – девять бычков! Те самые, что у них пропали. А слуга, отдав свёрток, сразу уехал восвояси. Тут-то каждый из парней и признался: со мной, дескать, вот что случилось… Все проверили – у всех теперь все части на месте.
Поехали они оттуда в край Митиноку, забрали золото, а на обратном пути, проезжая край Синано, остановились в доме всё того же уездного начальника. Тот принял подарки – коня, шёлк и прочее – очень рад был и спрашивает: за что такая милость? Митинори придвинулся ближе и говорит ему:
– Дело весьма щекотливое, но в прошлый раз, как мы тут были, случилось с нами нечто ужасное. Что это было? Я теряюсь в догадках, вот и спрашиваю.
Чиновник, раз уж принял столько подарков, не стал таиться и рассказал всё как есть:
– В пору моей молодости жил в нашем краю престарелый чиновник, начальник дальнего уезда. Я пробовал тайком подобраться к его молодой жене и лишился своего бычка, испугался, а потом уговорил того чиновника и он, видя мою решимость, научил меня. Если тоже хочешь выучиться этому искусству, то исполни в этот раз служебный долг, скорее поезжай в столицу, а потом возвращайся и не торопясь приступим к учебе.
Митинори его заверил, что так и сделает, поспешил в столицу, сдал золото, испросил отпуск и поехал в Синано.
Привёз подобающие подарки, вручил их уездному начальнику. Тот обрадовался, говорит: обучу тебя всему, что умею.
– Дело это не из тех, что легко освоить. Семь дней усердно готовься, каждый день совершай омовение, а когда полностью очистишься, приступим к урокам. Начинай готовиться с завтрашнего дня.
И Митинори начал готовиться, очищаться, каждый день совершая омовение.
Когда прошло семь дней, ночью уездный начальник вдвоём с Митинори, никого больше с собой не взяв, отправился далеко в горы. Пришли они к берегу большой реки. Митинори дал обет никогда не верить в Три Сокровища и ещё принёс много таких грешных клятв, что и сказать нельзя!
А потом уездный велел:
– Я пойду вверх по течению. Кто приплывёт по реке, будь то демон, будь то бог – хватай его и держи крепче!
И ушёл вверх по берегу. Вскоре выше по течению сгустилась тьма, загремел гром, подул ветер, хлынул дождь, вода в реке стала прибывать. Какое-то время спустя глядь – а по реке плывёт змея: голова с кулак, глаза как плошки, брюхо красное, а спина блестит, будто выкрашена зелёным и синим. И хотя перед тем уездный велел хватать всё, что приплывёт, но видя такое диво, Митинори испугался и спрятался, залёг в траву.
Вскоре уездный вернулся, спрашивает: ну что, поймал? Митинори в ответ: я очень испугался, не поймал. Уездный на это: плохо, хуже некуда! Значит, эти чары тебе трудно будет выучить. Ладно, попробуем ещё раз!
И опять ушёл. Вскоре глядь – кабан: четыре сяку в холке, из пасти торчат клыки, скачет по берегу, так что камни осыпаются, искры летят, шерсть дыбом, и бежит прямо на Митинори! Тот в великом страхе, думает: конец мне пришёл! – но двинулся навстречу и схватил кабана. Смотрит, а в руках-то – сухая палка длиной в три сяку.
Тут сделалось ему безмерно досадно и жалко. В прошлый раз, – думает, – было, наверное, так же! Зачем же я не схватил ту змею! А между тем, уездный вернулся, спрашивает: ну, как? Вот, поймал! – отвечает Митинори. Тогда уездный говорит:
– Тех чар, какие нужны, чтобы бычок исчезал, ты не сможешь освоить. Но не столь хитрые штуки, пожалуй, выучишь. Так что я тебе их преподам.
Митинори выучился у него и вернулся восвояси. Так колдовать, чтобы бычок пропадал, не научился и жалел о том.
Возвратившись в столицу, в отряд Такигути, показал товарищам своё искусство: заколдовал их сапоги, те превратились в щенков и стали сами бегать. А ещё старый соломенный башмак превратил в карпа длиной в три сяку, и тот стал биться на доске, как живой.
Потом об этом доложили государю, государь призвал Митинори в свои покои и повелел: обучи меня этому. И в итоге научился показывать, как поверху перекладины для занавеса движется шествие, словно на празднике Камо, и прочие подобные наваждения.
Люди той поры этого не одобряли. Ведь когда сам правитель навсегда отрекается от Трёх Сокровищ и изучает чародейство, все его хулят. Даже для ничтожного простолюдина это великий грех, а тут – что уж говорить! Должно быть, из-за этого государя и стали считать безумным.
Всё это, должно быть, оттого что люди поклоняются тэнгу и отвергают Три Сокровища. В мире людей возродиться трудно. А встретиться с Законом Будды ещё труднее. А значит, если кому повезло родиться среди людей, повстречаться с учением Будды, а он отворачивается от Пути Будды и обращается к миру демонов – это как если бы он вошёл в гору, полную сокровищ, и вышел с пустыми руками, обхватив камень, упал в глубокую бездну и лишился жизни. Стало быть, такие дела непременно надо бросить! Так передают этот рассказ.

-----------------------

Такигути – воинское подразделение, приданное государеву Архиву, Куро:до-докоро, несло охрану государя и исполняло его поручения, состояло из незнатных воинов. Государь Ё:дзэй монашество принял перед самой кончиной, но именуется «государем-монахом». На самом деле отряд Такигути был учреждён не при нём, а через несколько лет после его смерти, при государе Уде. Здесь государевы воины отправляются в дальнюю северо-восточную провинцию Митиноку (Муцу), чтобы доставить в столицу добытое там золото.
Эвфемизм «бычок в воротах» – иероглиф, видимо, нарочно сконструированный для обозначения неудобоназываемой части тела, состоит из знаков «ворота» и «бык». Мацутакэ, «сосновый гриб» – Tricholoma matsutake, относится к семейству рядовковых (как и род опёнок), в наши дни известен по некоторым популярным блюдам японской кухни. Как и опята, грибы мацутакэ растут «пучками», «букетами», цуцуми ацумэтару, и вид у них характерный.

1.jpg.087ed339d0956f6723a683181cbbc597.j

Четыре сяку — около 120 см, три сяку – около 90 см.
На летнем празднике столичного святилища Камо устраивали большое шествие жрецов и придворных, оно упоминается в многих сочинениях эпохи Хэйан, в том числе и в нескольких рассказах «Кондзяку» (31–6 и др.). Безумие государя Ё:дзэя выражалось не только в чудачествах, но и в приступах ярости; он убил сына своей кормилицы, а насколько известно, никто другой из хэйанских государей сам людей не убивал. В итоге Ё:дзэя даже низложили. А как его потом видели всё на том же празднике Камо, правда, на самом деле то был не государь, а старый отставной вояка, мы как-то рассказывали (та история в «Кондзяку» тоже есть, но мы её брали из «Дзиккинсё»).
В двадцатом свитке «Кондзяку» много говорится о демонах тэнгу и их учениках, чародеях (в основном по части наваждений). Тэнгу, хоть часто и притворяются монахами, на самом деле либо испытывают последователей будды (если добрые), либо просто вредят им (если злые), поэтому, чтобы у них учиться, надо отречься от Трёх Сокровищ – Будды, Закона и Общины.
А от фокусов, когда башмаки, всякая утварь и прочие вещи оживают и принимаются хулиганить, возможно, происходят наши любимые цукумогами…
В довесок: на этой гравюре конца XVIII века все — мужчины, женщины и подростки — заняты именно сбором грибов мацутакэ. Даже с применением подзорной трубы!

2.jpg.5120872a598dea5000f18f8895951f5a.j

Via

Saygo
Праздник святилища Камо (賀茂祭, Камо-мацури) посвящён богам реки Камо, хранителям и кормильцам Столицы. Справлялся (и справляется) этот праздник летом, в пятом месяце, славился прежде всего роскошным шествием из дворца в святилище. Чтобы посмотреть на него, жители столицы занимали места вдоль Первой улицы: знать в повозках, а простолюдины — пешком. В хэйанской словесности сохранилось много описаний празднества Камо — шествия жрецов и придворных в роскошных нарядах; по этим описаниям такое костюмированное шествие устраивают и сегодня.
В «Собрании наставлений в десяти разделах» есть две истории, связанные с этим праздником — точнее, с давкой среди зрителей и ссорами за удобные места.
0_fcd65_1035150f_XL.jpg

Рассказ 1–27
Внутренний сановник Комацу
[он же Тайра-но Сигэмори平重盛, 1138–1179, самый мудрый и добрый из сыновей Киёмори] сказал: собираюсь посмотреть на празднество Камо. И велел выкатить четыре или пять пар повозок на Первую улицу.
— Чью бы повозку подвинуть, чтобы втиснуться? — люди во все глаза высматривали, не удастся ли выкатить какую-нибудь из тех повозок, что заняли удобные места. А ни в одной из них, похоже, никого не было. Их и стали выкатывать. Ведь сановник заранее занял место, и нарочно, чтобы не беспокоили других зрителей, расставил пять пар пустых повозок.
В ту пору Внутренний сановник был влиятелен, и сколько бы он своих повозок ни расставил, едва ли с ним стали бы спорить. Но он, должно быть, помнил старинный случай с госпожой Рокудзё, служительницей государевой опочивальни: чего уж хорошего! И отзывчивость его, и милость были глубоки.



С госпожою Рокудзё: в «Повести о Гэндзи» правда получилось нехорошо: Гэндзи к ней охладел, она на празднике пыталась подъехать поближе к нему, чтобы хоть насмотреться на любимого — но её грубо оттеснил возок законной жены Гэндзи, госпожи Аои. После этого случая враждебность госпожи Рокудзё к Аои стала необратимой и закончилась очень печально.


Шествие Камо в исполнении деревянных куколок:
0_fcd66_104b9016_orig.jpg


Рассказ 1–28
Однажды в старину в день праздника Камо старик, бывший дворцовый служитель, живший в западной части Восьмой улицы, на рассвете поставил табличку на Первой улице у перекрестка с улицей Хигаси-то:ин [одно из самых удобных мест для зрителей]. На табличке было написано: «С этого места будет смотреть Старец, другим не занимать!». Люди, не зная, что это место выбрал себе какой-то старик, решили: должно быть, отсюда изволит взирать на шествие государь-монах Ё:дзэй! И никто к тому месту не приближался. Пришло время, явился старец в светло-синем простом платье. Он шумно обмахивался веером и с удовольствием глядел по сторонам. Люди же разглядывали его.
Когда слух об этом дошёл до государя-монаха Ёдзэя, тот затребовал к себе этого старика. Слуга государя расспросил, как было дело, и старик рассказал:
— Лет мне восемьдесят, я бы и не решился идти смотреть шествие, но в этом году мой внук, младший служитель государевой сокровищницы, шёл в шествии, и я очень хотел на него посмотреть. Решил только взглянуть, но чтобы меня не затоптали насмерть и чтобы было хорошо видно, я поставил эту табличку. Я вовсе не писал, что оттуда будет взирать государь-монах!
Быть по сему, — решил отрекшийся государь и без всякого разбирательства отпустил старика с миром.
Это пример большой наглости, но забавно, как старик предусмотрительно подготовился.


Надо признать, что старый слуга был смелым человеком. Государь Ё:дзэй (陽成天皇, 869–949, прав. 876–884) смолоду прославился безумствами и жестокими выходками. Например, заставлял слуг забираться на высокие деревья, а потом приказывал снизу колоть их пиками: они так забавно падают и расшибаются! Какого-то придворного он зарубил собственноручно, осквернив весь дворец. В пятнадцать лет его принудили к отречению — что тоже прошло непросто, так как Ё:дзэй не расставался с вооружённой охраной. Канцлер (и тесть государя) выманил его из дворца на скачки и по дороге перехватил и низложил. Государь плакал и взывал к народу о помощи, но народ его почему-то не поддержал. После свержения Ё:дзэй много лет прожил как государь-монах, но в делах правления не участвовал и нрава своего не изменил. Охотился на кабанов и священных оленей, а однажды наведался по старой памяти во дворец и учинил там очередное безобразие: передушил придворных музыкантш, чтобы не играли для его преемника, а тела побросал в пруд... В общем, неприятный был человек этот государь «золотой хэйанской поры», и проделка с табличкой легко могла оказаться последней для старого слуги. Правда, действие рассказа, вероятно, относится к 940-м гг., когда и самому Ёдзэю было под восемьдесят, и к той поре он несколько приутих, но его прошлые подвиги бывший дворцовый слуга не мог не помнить…

Прочитать полностью

Snow

В «Собрании стародавних повестей» целый свиток отведён страшным историям о демонах, призраках, оборотнях и иже с ними. Некоторые довольно странные. Вот одна — о том, что не к добру требовать от подчинённых, чтобы они рано приходили на работу.

27–9. Рассказ о том, как чиновник утром явился на службу и его сожрал демон
В стародавние времена при дворе ввели утренние присутственные часы. Чиновники приходили на службу ещё до рассвета, с фонарями.

Однажды писарь по имени [пропуск] опоздал. А инспектор [имя тоже пропущено] явился рано и уже сидел в присутствии. Писарь боялся, что опаздывает, торопился, прибежал – а за северными воротами присутствия снаружи у занавеса уже сидят слуги и охранники инспектора.
Тогда писарь испугался: как же, инспектор прибыл рано, а я, писарь, опаздываю! Поспешил к восточной палате, через восточные двери заглянул в помещение – а там огонь не горит, и кажется, никого нет.
Писарь очень удивился, подошёл туда, где сидели слуги инспектора, спрашивает: а где господин инспектор? Ему отвечают: в восточной палате, прибыл рано. Писарь позвал одного из слуг начальника, велел зажечь фонарь, зашёл в палату, смотрит – а на месте инспектора только голова! Вся красная от крови, волосы растрепаны. Писарь удивился, испугался: как же это?! Осмотрел всё вокруг, нашёл должностную табличку и туфли, тоже в крови. А ещё веер: на нём инспектор своей рукою делал ежедневные заметки. Циновка вся пропиталась кровью, а больше ничего не видно. Страшно безмерно!
Между тем, рассвело, собрались люди, глазеют и шумят. Голову забрали слуги инспектора и унесли.
С тех пор в той восточной палате по утрам никто не сидел, все ходили в западную палату.
Итак, даже чиновнику опасно находиться в таких местах одному! Это случилось при государе Мидзуноо [он же Сэйва, правил в 858–876 гг.] – так передают этот рассказ.


Демона в этой истории никто не видел. При нашей любви к детективам, нам пришло в голову, что произошло на самом деле. Инспектор (или «цензор») – должность, на которой можно нажить многих недругов. А возможно, и в доме у него было неладно. Не знаем, прокрался ли в его усадьбу ночной убийца или постарался кто-то из домашних, но рано утром слуги находят господина убитым и думают, что же делать. Если начнётся расследование, им несдобровать, даже если они невиновны. И вот, они берут голову (сами отрезают, если этого не сделал убийца), несут её в закрытых носилках в присутствие, где никого ещё нет, оставляют в кабинете (в восточной палате), там же раскладывают вещи покойного и ждут, пока придут свидетели. А от тела без головы избавиться уже гораздо проще, мало ли таких выуживают из реки… И ведь сработало!
Интересно: а можно ли было ещё прочесть, какую последнюю запись инспектор сделал на веере?

Via

Snow

Миёси-но Киёюки, он же Миёси Киёцура 三善清行 (847–919) был редким для Японии почти образцовым конфуцианцем, человеком с принципами. Он учился, а потом преподавал в столичном Высшем училище, занимал разные должности при дворе и в провинции. Увещевал своего знаменитого современника Сугавара-но Митидзанэ, чтоб тот не зарывался – чисто по-товарищески убеждал, как положено между братьями-книжниками. Только вот потом его строки почти без изменений взяты были в обвинительную грамоту, когда Митидзанэ удаляли от двора. Критиковал бесстрашно, составил «Рекомендации в двенадцати пунктах» (意見十二箇条, «Икэн дзю:никадзё:»), где прошёлся по недостаткам во всех областях, от государева обряда до неполадок на местах, а в особенности сетовал насчет страданий народа. Мало что так разрушает образ хэйанского «золотого века», как этот доклад. Прозвание Миёси пишется как «три» и «добрый», у Киёюки было прозвище Дзэн-сайсё: 善宰相, «советник Дзэн» или «Добрый советник». Прозвище, кажется, издевательское: редко кто в эпоху Хэйан писал настолько зло и едко. И как настоящий конфуцианец, Киёюки особенно не любил монахов и обличал их пороки. Мы про него хотим сегодня рассказать две истории.

1.jpg.af77021f992aff6fe9e35289b158cffb.j

Первая будет комментарием к портрету. Вот так выглядит Киёюки у Кикути Ё:сая. Портрет, разумеется, вымышленный – но что за юноша склонился перед ним и почему наш герой не в должностном платье? Вероятно, это семейная сцена. Один из младших сыновей Киёюки, к возмущению отца, решил пойти в монахи. И тут он, наверное, в очередной раз умоляет отца отпустить его. В итоге так и вышло. Этот монах получил имя Дзё:дзо: 浄蔵 (891–964), он много сделал для учреждения посмертного почитания того самого Митидзанэ как бога Китано-Тэндзина, покровителя несправедливо обвинённых, учёных и школяров. Кроме того, Дзё:дзо: прославился как врач, звездочёт и музыкант (однажды его игру одобрил небезызвестный демон с ворот Судзаку).
Когда старый Киёюки умер, сын его, если верить «Собранию избранных рассказов» (撰集抄, «Сэндзюсё:», XIII в.), странствовал далеко от столицы, но понял, что случилось, поспешил домой – и встретил похоронное шествие на мосту, что на Первой улице. Монах стал молиться – и чудо! Отец его очнулся, вернулся к жизни, прожил ещё целый год. С тех пор мост называют Возвратным 戻橋, Модорибаси.

А вот в «Собрании стародавних повестей» (今昔物語集, «Кондзяку моногатари-сю:», XII в.) приведена история из времён молодости Киёюки, когда он ещё не обзавёлся большой семьёй. Здесь он, как опять-таки подобает настоящему учёному, разбирается в чарах, в науке Инь и Ян, хоть это и не его основная специальность.

2.thumb.jpg.6a95c339793ee5176dbc5bac9577
Миёси во всей своей учёности из «Собрания картинок и рассказов о череде государей страны Солнечного древа» (扶桑皇統記図会 «Фусо: ко:то:ки дзуэ»)

Как советник Миёси-но Киёюки переехал в старинный домКондзяку», рассказ 27–31)

В стародавние времена жил человек по имени Миёси-но Киёюки, советник. Тот, кого в свете звали Добрым советником, – это он и есть. Он был отцом высокодобродетельного Дзё:дзо:. Разбирался во всех делах, был выдающимся человеком. И в искусстве Тёмного и Светлого начал был превосходен.
А на Пятой улице в окрестностях Хорикавы был заброшенный старинный дом. Говорили, будто место это нехорошее, никто там не жил уже давно. А у Доброго советника своего дома не было, он купил этот и стал выбирать удачный день, чтобы переехать. Вся родня его о том прослышала и стала отговаривать: как можно перебираться в такое дурное место! Глупее быть не может! Но Добрый советник их не слушал, выбрал удачный день в двадцатых числах десятого месяца и собрался переезжать, но необычным порядком: в час Петуха [от пяти до семи часов пополудни] сел в возок, велел слуге взять всего одну циновку, и отправился.
Приехал, осмотрелся – там жилое здание в пять пролётов, в каком веке построено, неизвестно. В саду растут огромные сосны, клёны, вишни и какие-то ещё хвойные деревья, все тоже очень старые, такие, в каких обитают древесные божества. Стволы оплетает краснолистная лоза, землю в саду укрывает мох, с каких веков – неизвестно.
Советник поднялся в дом, велел поднять ставни, смотрит – внутри дома все переборки поломаны. Тогда он велел слуге подмести пол в пристройке, расстелить циновку, что принёс с собой, и зажечь огонь. Советник уселся на циновку лицом к югу, возок велел отогнать в сарай, а слуге и погонщику сказал: приходите утром. И отпустил их.
Советник совсем один сидит лицом к югу, думает: должно быть, уже настала полночь. И тут, если глянуть вверх, на решетчатом потолке показались лица, все разные: в каждой ячейке решётки – своё лицо. Советник их видел, но суетиться не стал, так и сидит. Тогда лица все исчезли.
Прошло время, советник смотрит – на юге из-под пола выехали верхом на конях человечки ростом в один сяку [30 см], сорок или пятьдесят всадников. Проехали с запада на восток, советник глядит на них, но не суетится, сидит, как сидел.
Прошло ещё время, он видит: дверь кладовки приоткрылась на три сяку, оттуда вышла женщина. Ростом в три сяку, одета в платье цвета кипарисовой коры. Волосы распущены по плечам, вид самый благородный и изящный. И благоухание от неё исходит несказанное, надушена мускусом. Лицо прикрывает красным веером, виден только лоб, белый и чистый. Поворачивает голову, взглядывает искоса, поводит глазами лукаво, но с достоинством. Вот и задумаешься: а нос и губы у неё так же красивы? Советник, не краснея, сидит, не поддаётся, дама немного постояла, да и пошла обратно, а веер бросила. Глядь – а нос у неё красный, дыхание кровью пахнет, изо рта торчат серебряные клыки в четыре или пять сун [12–15 см] – чего доброго, загрызёт! Удивительное существо! – глядит советник, а дама зашла в кладовку и закрыла дверь.
Но советник и тут не испугался. А перед рассветом луна засияла ярко, и из тени деревьев в саду вышел старец, весь в бледно-жёлтом. В руках у него плоский поднос для писем, а на подносе грамота. Держит поднос выше глаз, тихо подходит по мостику и опускается на колени.
Тут советник громким голосом спрашивает:
– Что ты старик, имеешь мне сообщить?
Старичок тихим скрипучим голоском отвечает:
– Много лет я прожил в этом доме, и если теперь сюда вселишься ты, для меня это большое горе, изволь понять! Я пришёл, чтобы поведать тебе мою печаль.
Тогда советник молвит грозно:
– Твои печали – не моя забота. И вот почему. У дома сменился хозяин, передача состоялась, как положено. А ты обосновался в доме, который принадлежит другому, пугаешь людей и не даёшь им тут жить, хозяйничаешь по-своему. Всё это в высшей степени неподобающе! Был бы ты настоящий демон или бог – ты знал бы принципы и не нарушал их, тогда бы я тебя страшился. А тебя непременно покарает Небо, иначе быть не может! Ведь ты, старый лис, пугаешь людей! Был бы со мною сокол или пёс – уже разорвал бы тебя! Если есть, чем оправдаться, говори сейчас же!
Тут старичок говорит:
– На твои слова мне возразить вовсе нечего. Просто я с давних пор живу в этом доме, о том и пришёл сообщить. Я, старик, не привык пугать людей. Но у меня тут парочка малых ребят, озорные, я уж им не велел шалить, а они творят, что хотят. Но раз теперь ты тут – что они тебе сделают? Нам некуда податься, свободных домов нигде нет. Разве что угол с восточной стороны южных ворот Училища пока пустует. Если дозволишь, мы туда переберёмся, ладно?
Советник молвит:
– Очень разумно! Сейчас же собирай всё своё семейство и перебирайся туда!
Старик стал громко благодарить, а вместе с ним и ещё четыре или пять голосов.
Когда рассвело, слуги советника явились, и он вернулся в прежнее своё жилище. А потом велел перестроить дом и переехал, как положено. И с тех пор, как он там поселился, странности прекратились.
Итак, был он мудрым и хитроумным человеком, и даже демоны не смогли ему причинить зла. А кто глуп и неразумен, тот демонам [и попадается]. Так передают этот рассказ.


Как посмотришь, что творится в других училищах, так и задумаешься: а к нам-то кто из лис подселился? И кто им разрешил…

Via

Snow

Вот еще одна подозрительная история из «Стародавних повестей».

27–23. Рассказ о том, как в краю Харима демон явился в дом к человеку и был застрелен

В стародавние времена в краю Харима в уезде [пропуск] умер один человек, родные его решили: справим по нём положенные обряды! И призвали гадателя, знатока Тёмного и Светлого начал [оммё:дзи]. А тот говорит: теперь в такой-то день в ваш дом явится демон, нужно всячески беречься!
Семья, слыша такое, очень испугалась, устрашилась, спрашивает: так что же делать?
Гадатель им: в тот день надо будет хорошенько блюсти удаление от скверны. И вот, день настал, они приготовились к строгому затворничеству, спросили у гадателя: а с какой стороны и куда именно придёт демон? Гадатель отвечал: он войдёт в ворота и направится к людям. Подобные демоны и боги не ходят обходными, обманными путями. Двигаются они только прямой, правильной своей дорогой. Тогда у ворот поставили доску с надписью: удаление от скверны! Нарезали персиковых веток и ими заложили ворота, справили обряд [пропуск].
Стали ждать, когда явится демон. Крепко заперли ворота, а сами подглядывают в щёлку. И видят: снаружи у ворот стоит мужчина в кафтане и штанах, в соломенной шляпе, сдвинутой на затылок. Гадатель там же, говорит: вот это и есть демон. Вся семья перепугалась безмерно.
Демон постоял, посмотрел, да и вошёл в ворота, а как – никто не видел. Поднялся в дом, сел у очага. На вид – никому здесь не знакомый человек.
Все домашние пали духом, думают: он уже тут, как же быть? А хозяйский сын, молодой парень, решил: сейчас демон всяко нас сожрёт. Всё равно помирать, так пусть хотя бы после смерти люди услышат обо мне! Выстрелю-ка я в демона! Тайком взял большую охотничью стрелу, наложил на тетиву, прицелился в демона, натянул, что есть силы, выстрелил – и попал демону в самую середину туловища. Тот, простреленный, вскочил, собрался было бежать – и вдруг исчез, будто растаял. А стрела не осталась в нём, выскочила и вернулась в колчан.
Вся семья это видела, говорят: чудо! Каков наш молодой хозяин! А парень говорит:
– Я подумал: всё равно умирать, так пусть хоть слава обо мне останется! Вот и выстрелил на пробу.
Даже знаток Тёмного и Светлого начал, похоже, удивился. И больше в том доме ничего особенного не случилось.
Итак, можно подумать: в тот раз гадатель всё подстроил. Но ведь как-то демон вошёл в запертые ворота, да к тому же стрела не застряла в теле, а вернулась: значит, надо думать, то был не просто человек! Когда демоны являются в обличье людей, это особенно страшно! Так передают этот рассказ.


Мы задумались, возможно ли такое чисто хэйанское убийство:
1) Гадатель назначает какой-то семье день «удаления от скверны», то есть во избежание беды в такой-то день сидеть дома, никого не принимать и самим не выходить, написать на воротах предупреждение, а по всему дому и двору развесить обереги (те же персиковые ветки считаются защитой от демонов)... Причем он знает, что хотя бы кто-то в семье имеет нрав решительный, жаждет славы и хорошо стреляет.
2) Своему врагу (или врагу своего другого, более влиятельного заказчика) гадатель предсказывает, что ему надобно идти вот именно в этот дом (светила так встали и т.п.), причём любой ценой надо пройти внутрь. Или просто назначает врагу встречу в этом доме, говоря: я буду там, а на клиентов моих не обращай внимания, они удаляются от скверны.
3) Враг гадателя приходит в дом, где соблюдают удаление от скверны, его принимают за демона и убивают.
4) А когда оказывается, что застрелили человека, то всей семье выгодно это скрыть. Но гость какое-то время стоял перед воротами, его могли видеть соседи и прохожие, так что лучше рассказывать, будто приходил демон, а потом исчез. А тело закопать где-нибудь.
Ну, это если действительно «в тот раз гадатель всё подстроил»…

Via

Snow

1.jpg.e8e8d634ec7dd892e98df0f6e0012158.j

Раз уж мы недавно упоминали об айнах и княжестве Мацумаэ на Хоккайдо, покажем несколько работ одного из самых любопытных художников в жанре «картинок про айнов». Правда, работал он уже не в XVIII веке, а на добрых сто лет позже — но с русскими тоже сталкивался, и даже не раз. Звали его Хирасава Бё:дзан (平沢屏山, 1822-1876), родом он был из Осаки, но ещё в молодости перебрался на Эдзо (Хоккайдо) и прожил там четверть века. Для большинстве японцев эти края продолжали считаться дикой окраиной, из за Бё:дзаном утвердилась стойкая слава чудака.

2.jpg.0835fceaac5c3af996110c1a982ddabe.j
Айны приманивают рыбу факелом и бьют острогой

На самом деле, похоже, он был человеком действительно отчаянным, но вполне разумным. Хирасава Бё:дзан происходил из семьи некогда зажиточной, но ко временам его детства разорившейся, так что зарабатывал поначалу рисованием жертвенных табличек эма (мы писали о них, например, здесь); отсюда его прозвище Эмая. Спрос был большой, а платили за такую работу мало. Он подался на север, в княжество Мацумаэ, которое в это время отчаянно отстаивало своё старинное исключительное право на ведение всех дел с айнами. И, похоже, даже получил там должность — наполовину «придворного художника», наполовину «рисовальщика для отчётов».

3.jpg.856bf2a3f8d2fc9a7c8dee60f44a90be.j
Айны подносят дань княжескому представителю

Но времена были уже не те, что сто лет назад, сёгунат доживал последние годы, страна открывалась заморским гостям, Хакодатэ на юго-западе острова становился большим портом, куда всё чаще заходили американские, русские и европейские суда, в городе открывались иностранные представительства. И кое-кто из этих иноземцев охотно покупал рисунки с изображениями диковинного народа — айнов. И платили за них довольно щедро.

4.jpg.fe3448b3fefebadaafd032d3b28e36b9.j
Айнский обряд почитания богов, с хороводом…

Так и получилось, что у работ Хирасавы Бё:дзана судьба оказалась в основном «заграничной» — в Японии его работ немного (и то некоторые сомнительные — может быть, их выполняли ученики или подражатели), по Европе и Америке их рассеяно куда больше, а самое большое собрание оказалось в России, сперва в Петербурге, а потом в Омском музее. Известно, что Бё:дзан выполнял в 1868 году заказы русского консула, так что привёз его рисунки, скорее всего, этот самый Евгений Карлович Бюцов: сам он был известным коллекционером «всего дальневосточного», а его жена, Елена Васильевна, — историком, географом и этнографом, так что у них были все причины собирать и заказывать «картинки про айнов».

5.jpg.6851fbd1905970e29683aac3ea416fe4.j
Айны встречают японские суда с товарами

Заграничные связи сказались и на самих рисунках Бё:дзана: большинство из них выполнено не на японской, а на плотной европейской и русской бумаге, среди красок тоже встречаются заморские, в том числе гуашь. Но и местные краски он использовал во всём разнообразии: в чёрную тушь для блеска добавлял разведённый лак для керамика, использовал «серебряную» и «бронзовую» краску и так далее. Получалось ярко.

6.jpg.84a405095cc75e03caf058bf00d8c1a1.j
Старейшины приветствуют князя

Одежду, утварь, движения своих персонажей Хирасава Бё:дзан выписывал со всей этнографической точностью, тут его рисунки считаются драгоценным источником. А вот лица что у айнов, что у японцев — скорее «типичные», хотя и во всём разнообразии этих типажей. Зато сколько их!

7.jpg.9717ad0e0f6e46842ac6f3b7b3605247.j
Ещё один приём у японских властей. И кусочки покрупнее:

8.jpg.cf980e7e769e1dee8d9438ad89578e3c.j

9.jpg.a24289698fab2bf4c72ac6edd8e4087c.j

То же и с пейзажами — большинство из них «усреднённые» или «сборные», как на европейских картинах Возрождения. Но есть и исключения: например, побережье на рисунке, изображающем ловлю моллюска-трубача, вполне опознаётся до сих пор:
10.jpg.320e52ef960e5f722451c35894133148.

Больше всего картин посвящено айнскому быту, диковинному и для японцев, и тем более для европейцев. И на почётном месте, разумеется, взаимоотношения с полубожественным медведем.

11.jpg.8e8fb99e4929458c9a63529094f1321d.
Медведь нарушил договор с людьми и задрал лошадь. Значит, ему можно и должно отомстить!

12.jpg.ad362d9e0a368df277f7462bb34a4a82.
Набросок с медведем, попавшимся в ловчую яму

13.jpg.c8d622f56d33c7e5bf1355fc5c854730.
Медведь убит, тащат тушу…

14.jpg.066af3de23660ceded87510094957e4f.
«Медвежий праздник» — принесённому в жертву медведю подносят дары, мирятся с ним и выражают уверенность в его скором возвращении в мир живых

15.jpg.15b15fea4c2eaac8d830784fb242c3cf.
Охота на оленя — конечно, гораздо более частая, чем медвежья. Разные сцены даны и с разных ракурсов.

Времена, однако, меняются, и это даёт о себе знать.
16.jpg.83872b5a3df716a34af2a57e95d993bf.
Прививка от оспы. В 1858-1859 годах два японских врача привили почти всех айнов Хоккайдо и Сахалина — чем, в общем-то, спасли этот народ.

Есть у Хирасавы Бё:дзана картины и без айнов, из жизни японцев княжества. В основном мрачные.
17.jpg.0884ca6ef3acd33ca09b747ee7e46204.
Казнь (в 1868 году) одного из подданных князя Мацумаэ. Некоторые считают, что Бё:дзан с этим приговором не был согласен, и демонстративно повернувшийся к казни спиной зритель слева — это сам художник. Сравнивать, впрочем, не с чем — других его изображений не сохранилось.

Конечно, Бё:дзан подрабатывал и в других жанрах: расписывал ширмы и веера, писал свитки в «классическом» стиле, и кое-что из этих его работ хранится в музее Хакодатэ — отличить их от продукции других тогдашних второстепенных художников можно только по подписи или печати. Но, конечно, прославился он в основном «айнскими» (и в целом «хоккайдоскими») картинами и рисунками: вот они узнаваемы сразу…
18.jpg.59e47f3a75d8bac332cb980d227b0865.

Via

Sign in to follow this  
Followers 0