Сергей Махов

  • записи
    824
  • комментариев
    10
  • просмотра
    7 233

Авторы блога:

  • Saygo 830

Об этом блоге

Записи в этом блоге

Saygo

Любит наш народ всякое....

К великому сожалению, самыми популярными произведениями о Крымской войне педалируется несколько совершенно ложных тезисов, который при рассмотрении просто рассыпаются в пух и прах. Их можно даже перечислить: отсталость царской России, глупость и упрямство Николая I, крепостнический характер страны, отсутствие железных дорог, нарезные ружья, и т.д.
Весьма популярны такие цитаты.
Энгельс: "В лице Николая вступил на престол посредственный человек с кругозором взводного командира XVII в. Он слишком торопился с продвижением к Константинополю; разразилась Крымская война... Южнорусские степи, которые должны были стать могилой вторгшегося неприятеля, стали могилой русских армий, которые Николай со свойственной ему жестокой и тупой беспощадностью гнал одну за другой в Крым вплоть до середины зимы. И когда последняя, наспех собранная, кое-как снаряжённая и нищенски снабжённая продовольствием армия потеряла в пути около двух третей своего состава – в метелях гибли целые батальоны, – а остатки её оказались неспособными к сколько-нибудь серьёзному наступлению на врага, тогда надменный пустоголовый Николай жалким образом пал духом и, приняв яд, бежал от последствий своего цезаристского безумия... Царизм по-терпел жалкое крушение, и притом в лице своего внешне наиболее импозантного представителя; он скомпрометировал Россию перед всем миром,
а вместе с тем и самого себя – перед Россией"
.
Алексис Трубецкой: "Его влияние не имело границ. Над ним стоял лишь Бог. Парламента, который мог бы сдерживать Государя, в России не было. Власть царя по сути представляла сплав деспотизма былых времён, византийской теократии и военной диктатуры. Царь не был связан ничем и всегда поступал по своей воле".
Конечно же Ленин с "гнилостью и бессилием", но об этом чуть ниже, и отдельно.
Но гораздо читать современников событий и их реакцию. Не Герцена и Огарева, продавших родину за английскую похлебку, а тех, кто именно жил в России и видел, что происходит. Для современников череда поражений стала просто шоком. Потому что до Крымской были уверены, что "от тайги до Британских морей русская армия всех сильней".
Так, 9 июня 1854 года Тютчев писал жене о "самом мрачном и тяжёлом расположении духа", и далее писал: "Знаешь ли ты, что мы накануне какого-то ужасного позора, одного из тех непоправимых и небывало постыдных актов, которые открывают для народов эру их окончательного упадка, что мы, одним словом, накануне капитуляции?.. Ты одна можешь понять всё, что я испытываю при одной мысли о том, что подобное несчастье
совершится".

Но в чем же видит проблему Тютчев? В Николае? Нет! В элите! Ленинские "гнилость и бессилие" - это именно про элиту, а не про царя. И проблема - настоящая проблема Николая I - в том, что он реально не понял, что элита России окончательно сгнила. Процесс этот был растянут почти на столетие, сначала дворянам разрешили отказаться от обязательной госслужбы, потом сделали маленькими князьками в своим имениях, оградив государство от вмешательства в судьбу их крепостных. А потом пришел Николай, который начал закручивать гайки. Требовал служить. Требовал облегчить гнет крепостных. А с другой стороны - большинство дворян уже были должниками, причем очень часто - иностранных банков, проживали на постоянной основе в Парижах и Лондонах, и там видели свое будущее и будущее своих детей. Россия для них была только кормушкой.
И когда началась война - пришлось выбирать, на чьей ты стороне. Впрочем, что-то Николай чувствовал. Его запись от 1852 года: "Но дай Бог, чтобы обошлось без войны, ибо решусь на то только в крайности. Зачать войну не долго, но кончить, и как кончить... один Бог знает как". В принципе, можно считать программными словами, которые полностью сбылись. Но конфликт между властью и элитой был предопределен заранее, заложен еще Екатериной и поддержан Павлом I и Александром I, расширен Николаем I, а при Александре II власть просто капитулировала перед элитой.
И на мой взгляд совершенно четко и и точно дает диагноз Евгений Михайлович Феоктистов: "Во время Крымской войны люди, стоявшие высоко и по своему образованию, и по своим нравственным качествам, желали не успеха России, а её поражения. Они ставили вопрос таким образом, что если бы император Николай восторжествовал над коалицией, то это послужило бы и оправданием и узаконением на долгое время господствовавшей у нас ненавистной системы управления; мыслящим людям было невозможно мириться с этою системой; она безжалостно оскорбляла самые заветные их помыслы и стремления".
Деньги и возможные ништяки взяли верх над патриотизмом. Речь конечно не о всех, тем более - не о воевавших. Речь о большинстве дворянского сословия, чаще всего сидевшего в тылу в теплых местечках или имениях. И в принципе дворяне добились своего - после реформы 1861-го они получили на руки полтора бюджета Российской империи - что-то в районе 1.5 млрд рублей. Которые потом смело прокрутили заграницей с блэкджеком и шлюхами. В общем, как говорил Шнур в известном фильме: "Ради этого все и пелось".

regnum_picture_1459990466105825_normal.j

Via

Saygo

За зиму пытались отремонтировать как можно больше линкоров, и к марту 1854 года в море могли выйти 18 кораблей. Казалось бы, сила уже немаленькая. Но какую стратегию избрать? Николай I обратился к адмиралам. К его удивлению, больше половины из них — Меншиков, Литке, князь Голицын, Рикорд, Истомин, великий князь Константин Николаевич, Мофет — посоветовали в сражения не вступать и укрыться за стенами береговых крепостей.
За активные действия высказались только Лорис-Меликов, Глазенап, Гейден и Корнилов. Меликов полагал, что лучше всего встретить неприятеля при входе в Финский залив и принять сражение, если только противник численно не очень будет нас превосходить. Автор записки шёл ещё дальше и полагал, что «при том совершенстве, в каком долженствовал быть наш флот, мы могли бы прямо идти на порты опаснейшего врага и истребить его силы прежде, чем они будут соединены и готовы к делу».
Но если бы, писал дальше Меликов, флот наш оказался не таким, каким ему надлежало бы быть, то следовало отделить совершенно исправные суда, усилить их бомбическими пушками, «представляющими в искусных руках самое надёжное средство», и из этой части судов образовать действующий флот, готовый вступить в дело с неприятелем, если его силы не будут значительно превосходить наши. Остальные же суда должны составлять резерв флота, который может вступить в дело тогда, когда неприятельские корабли будут повреждены и потеряют часть своей прежней силы.
Царь, не зная, чью сторону принять, собрал совет. Страх многих адмиралов сразиться в море с англичанами перекинулся на всех. Зайончковский писал: «Ожидаемое превосходство в силах противника не позволяет нам вступить с ним в открытый бой с какой-либо надеждой на успех. Поэтому мы по необходимости должны оставаться в оборонительном положении под защитой наших крепостей, будучи в совершенной готовности пользоваться каждой благоприятной минутой для перехода в наступление. Главной нашей заботой должно быть соединение всех трёх дивизий в Свеаборге, но если это не удастся, то находившиеся в Кронштадте две дивизии должны быть так расположены, чтобы, усиливая оборону крепости, они обеспечивали и собственную безопасность. Если, вследствие отбитого нападения на Кронштадт или от других причин, неприятельский флот должен перейти в наступление, то отнюдь не вдаваясь в риск. Совещание как бы в оправдание поставленных флоту пассивных задач указывало в своём заключении, что если неприятель должен будет оставить наши воды, не успев нанести поражения русскому флоту, то эта неудача будет для него чувствительнее потерянного сражения».

Говорят, это решение совета заставило Николая I воскликнуть в гневе: «Разве флот для того существовал и содержался, чтобы в минуту, когда он действительно будет нужен, мне сказали, что флот не готов для дела!»



Крымская война: расстановка на Балтийском фронте | Warspot.ru

4-7381e1cc26369f4c006cba347700e87b.jpg


Via

Saygo

Ну и о русском флоте - 3

В 1824 году российский Балтийский флот просто перестал существовать.
В день наводнения в кронштадтских гаванях находились 28 кораблей, 19 фрегатов, 6 бригов и до 40 транспортов и разного рода мелких судов, как то шлюпов, гемамов и др.
В военной гавани стояли: линейные корабли «Ростислав», «Петр», «Берлин», «Принц Густав», «Кацбах», «Храбрый», «Твердый», «Борей», «Арсис», «Гамбург», «Юпитер», «Трех Святителей», «Северная звезда», «Святослав», «Трех Иерархов», «Не тронь меня», фрегаты «Автроил», «Свеаборг», «Патрикий», «Гектор», «Диана», «Легкий», «Вестовой», «Проворный», «Меркуриус», «Александр Невский», «Кастор», «Винд– Хунд», «Амфитрида», «Аргус», «Архипелаг», «Помощный», корвет «Гремящий», бриги «Олимп», «Кадьяк», «Ида», «Аякс», шлюп «Камчатка», шхуна «Радуга», Геммам № 11, транспорт «Каледония», люгер «Цербер», катер «Янус», яхта «Селигер» и 8 галетов.
В средней гавани: линейные корабли «Финланд», «Ретвизан», «Фершампенуаз», «Сисой Великий», «Эмгейтен», «Лейпциг», «Прохор», фрегат «Поллукс», шлюпы «Ладога», «Аполлон», «Восток», «Благополучный», бриги «Коммерстракс», «Лаврентий», катера «Пегас», «Эол», геммам «Бодрый», тендер «Сверчок», лоц – судно «Филадельфия», транспорты «Урал», «Лето», «Весна», «Густав Адольф», «Мери». Шлюпы «Ладога» и «Аполлон» только в середине октября 1824 г. вернулись из кругосветных плаваний.
В купеческой гавани: брандвахтенный фрегат «Быстрый». В Итальянском пруду: палубные боты № 5, № 7, № 10.
Большинство крупных судов стояли в гаванях ровными рядами ошвартованные к палам (сваи, вбитые в грунт). Все суда приготовлены к зимовке – с них выгружены в арсенал орудия, снят рангоут и такелаж, экипажи переселились в береговые казармы.
В канал Петра I были введены для разборки: линейные корабли «Князь Владимир», «Св. Андрей», «Мироносец», «Память Евстафия» «Чесма», фрегат «Константин». И вот парадокс – старые, введенные для разборки в док корабли уцелели, а новые боевые суда пришлось разобрать.
Во время наводнения, кроме судов, стоявших в канале Петра I, удержались на своих местах только 12: в военной гавани корабли «Ростислав», «Петр», «Берлин», фрегаты «Автроил», «Патрикий», бриг «Кадьяк», геммам № 11; в средней гавани корабли «Ретвизан», «Фершампенуаз», «Сысой Великий», бриг «Коммерстракс»; в купеческой гавани фрегат «Быстрый».
Сорванные корабли волнами носило по гавани, нанося повреждения малым судам. На шлюп «Восток» навалился корабль «Прохор», обломал всю корму и оборвал кормовые швартовы, затем сорвавшийся со швартовов корабль «Лейпциг», который оборвал у шлюпа носовые швартовы отчего «Восток» нанесло на пороховой амбар в средней гавани и бросило на камни у военного моста. «Прохор» и «Лейпциг» нанесли «Востоку» больше повреждений, чем полярные льды.
Корабль «Лейпциг» и транспорт «Лето» навалились на лоц?судно «Филадельфия», оборвали ему швартовы и прижали к мокрому доку.
На маячное судно, стоявшее у мокрого дока, нанесло корабль «Прохор», который сорвал маячное судно со швартовов, и его унесло через пристань военной гавани к осту с находившимися на судне матросом и припасами. Бот № 7 ветром принесло из Итальянского пруда в военную гавань.
Через 2 дня в составе Балтийского флота осталось 6 линейных кораблей, 4 фрегата, гемам и бриг. Чистые потери составили 22 линейных корабля, 15 фрегатов, 5 бригов и почти вся мелочь. Это был не Трафальгар или Цусима, это было хуже любого проигранного сражения.
И сразу после восстания декабристов, 31 декабря 1825 года пришедший к власти Николай I приказал сформировать "Комитет образования флота". В его состав вошли контр-адмирал Моллер (председатель), вице-адмиралы Д.Н.Сенявин, С.А.Пустошкин и А.С.Грейг, контр-адмирал П.М.Рожнова и капитан-командоры И.Ф.Крузенштерн и Ф.Ф.Беллинсгаузен. Слушателем комитета с правом участвовать в обсуждениях и совещаниях был назначен князь А.С. Меншиков. И далее "Комитет..." под четким руководством Николая I наконец-то выдвинул ПЕРВУЮ морскую доктрину России - обеспечить господство России на Балтийском и Черном морях. Этим же указом были объявлены вероятные противники России: на Балтийском море - союз Дании и Швеции, а на Черном море - Турция. Флоту было определено 3 место в мире после флотов Англии и Франции, которые как вероятные противники не рассматривались.
Заметьте, ни при Петре, ни при Екатерине не была сформулирована задача строительства. Строили исходя из текущего момента. И только Николай I ввел в обиход строительства русского флота такое понятие, как долгосрочное планирование.

Ns6tlvH4KsFO82MJmYKHTtKQ0Gk5LJkAsyseUb9Z


Via

Saygo

Когда союзники высадились в Балаклаве, они столкнулись с тем, что никаких медицинских лагерей и учреждений у них там нет. Поэтому в срочном порядке в госпитальные транспорты были переоборудованы пароходы Kangaroo и Dunbar. Оба парохода прибыли из Скутари в Крым 22 сентября. Врачи на этих судах были сразу загружены работой - например только одних ампутаций до конца 1854 года было проведено 824 штуки. Кстати, все отрезанные конечности кидали в лагуны Балаклавской бухты, что стимулировало там размножение рыбы.
На вечер 22 сентября 1854 года на Kangaroo было перемещено 452 больных, на Dunbar - 357. Мест на госпитальных судах категорически не хватало, поэтому была развернута сеть полевых госпиталей, на корабли отправляли только тяжелых. В ноябре произошел трагикомический случай. Глава медицинской службы армии в Балаклаве Роберт Лоусон сильно любил пить. Чистый спирт. Ну и во время очередного подпития при отправке раненных перепутал корабли - отправив раненных и инвалидов на транспорт Эйвон, доверху забитый грузом леса, бочками с ромом, и одеялами. Капитан траспорта охренел, и сказал, что не примет никаких больных, размещать ведь их совершенно негде. Пока судились и рядились, начался шторм, и больные просто утонули.
Лоусон был снят Рагланом с должности, а с 15 января 1855 года было решено всех тяжелораненых и больных отправлять в турецкий госпиталь, в Скутари (ныне район Стамбула). И больница в Скутари... встала. Ибо наплыв пациентов был столь велик, что их не успевали даже сортировать. Не хватало врачей, лекарств, медицинских инструментов, и полетели запросы и мольбы о помощи в собственно Англию. С чем англичанам повезло в Турции - так это с погодой. Реально морской воздух и отсутствие гнилостных испарений делают чудеса - больные там выздоравливали ускоренными темпами. Однако вскоре появилась другая проблема - отхожие места. Людей было столь много, что вскоре запах моря уже не чуялся - был только запах говна, мочи и протухшей еды (Примерно как на набережной Самары вечером в благословенные 90-е, когда кабаков-пивных-разливочных там было просто по 3 штуки на квадратный метр и ближе к вечеру дружно бухала вообще ВСЯ набережная).
В Скутари был послан полковник Шепперд который железной рукой начал наводить там порядки, буквально заставив выкопать отхожие рвы, определив какие группы людей куда и когда ходят, когда вырываются новые и засыпаются старые рвы. Это облегчило ситуацию с нечистотами и спасло Скутари от эпидемий. Ну а далее - дело известное и сто раз описанное - санитарная комиссия при армии и Флоренс Найнтигейл.

fgwzYyIw5YxwNBg7KJzCdrHVeDpDJ-vpuOG8wy-O
Скутари (ныне Ускюдар), Стамбул.

Via

Saygo

Крымская и медицина

И опять, начинаешь погружаться в тему, и находишь совершенно не то, что написано в наших книгах.
У нас вохваляют Пирогова и его систему транспортировки раненных, чуть реже говорят о Флоренс Найнтигейл, но на самом деле основной вклад Крымской в медицину - это начало использования хлороформа. Хлороформ был открыт в 1830-х годах, и с 1847-го использовался для уменьшения боли при родах у рожениц.
Инспектором медицины в 1854 году в британской армии был Джон Холл, который выступил резко против использования хлороформа при лечении тяжелых ранений и сильных болей у пациентов. Он говорил: "Лучше не затыкая ушей слышать, как человек орет под острым скальпелем хирурга, чем видеть, как под действием хлороформа он послушно и тихо уходит в могилу".
Не стоит так же забывать, что хлороформ был токсичным веществом со всеми вытекающими, то есть требовал аккуратного использования.
Слишком большое количество раненных, прибывших в Англию в сентябре-ноябре 1854 года, вновь поставило вопрос об использовании хлороформа для облегчения страданий и более удачных операций тяжелых больных. Надо сказать, что доктора в Англии в отличие от армейских хирургов были людьми независимыми, имеющими свое мнение, и поднимавшими довольно большие деньги, поэтому неудивительно, что первым хлороформ при операциях (особенно при ампутациях) в госпитале Скутари стал использовать доктор Гатри, президент Королевского Общества хирургов. Когда Холл попытался ему что-то сказать, Гатри ответил: "ваши слова я всегда расценивал как рекомендацию, а не как приказ. Вы считаете так, я считаю иначе, мы оба в своем праве ради блага больных".
И с декабря 1854 года началось триумфальное шествие хлороформа. Сначала в Англии. Потом во Франции. А потом и по всей Европе.
И да, по поводу мнения Холла. Стоит понять, что Холл не был душегубом и живодером, просто его мнение базировалось на понятии части врачей того времени, что пока пациент кричит - он живет. Как только он перестал кричать - отправился в мир иной.
Ну а в 1855 году баллоны с хлороформом привезли в Крым, и тяжелые операции делались армейскими хирургами с его применением. Тем, кто хочет об этом почитать подробно - зело рекомендую статью Mike Hinton "Reporting the Crimean War: Misinformation and Misinterpretation".

0_74fa3a_62491e23_orig

Via

Saygo

Ну и о русском флоте - 2

Ну что ж... Тогда начнем, помолясь.
Итак, в прошлой части мы с вами выяснили, что Петр по сути строил большой, но прибрежный флот, ибо под это была заточена вся его система строительства, подготовки, и комплектования. Поскольку флот был прибрежный, каботажный, проходили даже такие фортеля, о которых чуть дальше. Эльфинстон просто с охуе..., ладно, с неистовым удивлением отзывался о 80-пушечном "Святославе", построенном под руководством Ламбе Ямеса (то есть кораблестроитель не русский!): «.. .высота нижнего дека по правому борту у него оказалась выше левого на целых два фута». Еще раз. Медленно. Совсем прямо. Корабль был построен сикось-накось, и был по сути обречен на несчастье. Это тот самый "Святослав", который позже сел на риф у Лемноса.
Многие тут обижаются - мол, пришли почитать о парусном флоте, а тут много статей про экономику, промышленность, логистику, и так далее. В том-то и проблема, что без рассмотрения этих, казалось бы, далеких от флота тем совершенно не обойтись. И как бы не хотелось затрагивать эти вопросы - придется, поскольку бытие определяет сознание, а промышленность, экономика и развитие страны - возможности ее флота. Причем, что самое обидное, это справедливо и сейчас.
Итак, Петр начал строить флот в условиях мобилизационной экономики, упростив и адаптировав английский подход к строительству на русскую почву. Согласно штатам 1720 года из 27 кораблей Балтийского флота основная часть должна была быть 60- и 50-пушечными, то есть среднего размера (12х60-пушечников и 12х-50-пушечников, в сумме - 24 корабля). В принципе, это решение было нормальным и логичным - Балтика мелководна, большим кораблям, особенно в восточной части, там просто тесно, и можно иметь их небольшое количество просто как флагманы эскадр и как средства отработки строительства крупных кораблей. Это положение было пересмотрено штатом 1723 года (с Англией мир так и не заключили, поэтому Петр англо-голландских экспедиций на Балтику опасался): «Всего будет линейных то же число, что и в 1720 г. было положено и по новому в 1723 г. соглашению не отменено, 27 кораблей, из которых и в эскадры разделяться имеют от каждого ранга по равному числу, то есть первого ранга по 3 (100-..80-пушечники), второго ранга по 5, третьего по 1, итого по 9 кораблей, да и пушек на всех тех линейных кораблях имеет быть число с показанным 1723 г. согласием почти равное: ибо только вышепомянутое 1723 г. согласие превосходит четырьмя пушками <...> Фрегатов пропорциею по тому ж 1723 г. согласию 32-пушечных содержать прежнее положенное число 6», но дальше слов дело не пошло. Как мы с вами помним, экономика мешала. Таким образом, штатами был утвержден главный корабль русского Балтийского флота, его рабочая лошадка - это 66-пушечник.
При Анне Иоанновне штаты чуть "утяжелились" (согласно штату 1732 года из тех же 27 единиц четыре должны были быть 80-пушечными, шестнадцать - 66-пушечными и шесть - 54-пушечными), что вполне встраивается в общемировой тренд (посмотрите на строительство французского и испанского флотов в период 1720-1730-х годов), 80- и 100-пушечники были только для престижу.
Рывок строительства тяжелых кораблей начался при Екатерине (было заложено сразу 8х100-пушечников), а при Павле на Балтике было положено иметь уже 9х100-пушечных кораблей. Понять и Екатерину и Павла можно - как говорил Борис зе Блейд в "Большом куше": "Тяжесть - это хорошо Тяжесть - это надежно.", но не было учтено только одно обстоятельство - состояние экономики и технологий. Дело ведь в том, что надо не просто построить 100-пушечники, надо создать соответствующие технологии и инфраструктуру для их поддержки, более того, надо вообще решить, как их использовать и для чего. 80-...100-пушечники - это корабли открытого моря и основная ударная сила, которая в восточной части Балтики может действовать очень ограничено. В результате до русско-шведской войны 100-пушечники большей частью стояли в Кронштадте (например "Захарий и Елисавет" или "Императрица Анна"). Более повезло 100-пушечникам 1780-х, тогда Россия действительно вела активную морскую политику, и они повоевали и со шведами, и в войнах с революционной Францией, штаты на Балтике раздули аж до 45 кораблей, что явно указывает на возросшие и выплеснувшиеся с Балтийской лужи амбиции России. Однако при Александре I с активной морской политикой было покончено и большие корабли просто встали на прикол.
Это был действительно промышленный прорыв для России, если бы... Если бы чуть более внимания было уделено созданию сопутствующих технологий и инфраструктуры. Для этого надо было иметь более обученный персонал и развивать систему логистики и запасных материалов. Говоря проще - надо было проводить модернизацию экономики и производства. Причем не только в корабельном строительстве.
Но вот этого как раз не было сделано за первые 100 лет существования РИФ, причем ни в судостроении, ни в стране вцелом.
Еще раз отмечу - тяжелые корабли строим тогда, когда они нужны на других ТВД, вне Балтики. На Балтике они особо не нужны. Но блин... Это не были 100-пушечники англичан или французов. Вспоминаем первую часть. Строители не особо компетентны. Технология создана и налажена в расчете на прибрежные корабли. Логистика - каботажная, привязанная к своим портам. В результате стоило отплыть чуть подальше от своих баз, и начинались проблемы. Тот же 84-пушечный "Уриил" из экспедиции Сенявина через год был разоружен до 76 пушек, иначе командир корабля не ручался, что корабль не потонет. В общем, качество русской постройки было посредственным, призы в русском флоте служили гораздо дольше. И это было не потому, что мы косорукие или глупые, просто вся система корабельного строительства была настроена на создание прибрежного флота, а не океанского. Когда появились задачи за морями - о перестройке системы никто не задумался, что и логично, мысль эта могла прийти человеку с инженерным образованием. Она и пришла. Царю Николаю I, имеющему инженерное образование, и немного понимающему в причинности и взаимосвязи техники и технологии. О том, что получилось - уже потом.

Battle_of_Athos_1807.jpg

Via

Saygo

Задумался тут

Хотел сегодня написать вторую часть о русском флоте, но...
Народ, а вам это вообще интересно? Или грустная песня русских равнин просто рвет душу и не вызывает интереса? Может лучше окунуться в мир англичан на Средиземном море?

Via

Saygo

Просто так)

Проходят года, но ничего не меняется)
Про срочное строительство обороны в Австралии во время Крымской я уже рассказывал. Однако это оказывается все фигня по сравнению с Канадой.
Итак, на дворе январь 1878 года. Новый восточный кризис, русские перед Стамбулом, английская эскадра у Дарданелл, мир замер в ожидании новой войны. Россия безумно боится ввода английских кораблей в Черное море, перед глазами встают пожары в Одессе и Таганроге, и руины Севастополя.
Строго по лекалу 1863 года еще в 1876 году Россия отправляет одну эскадру под командованием Бутакова в Нью-Йорк (фрегат Светлана, клипер Крейсер, корветы Аскольд и Богатырь), а вторую под командованием Пузино - в Сан-Франциско (корвет Баян, клиперы Всадник, Гайдамак, Абрек и мелочь). Большая часть кораблей ушла обратно в Россию в апреле, но часть из них осталась до 1878 года. Естественно в прессе колоний нагнеталась истерия по этому поводу, и 16 февраля 1878 года Канаду порвало. Достоверно неизвестно, что послужило причиной, но уже в начале 1878 года власти в Квебеке и Монреале были уверены - русские идут. Колонисты день за днем выступали на митингах, клянясь защищать свою землю и погибнуть со славой, но легче от таких речей не становилось. Больше было настроения "мы все умрем". Ну либо поменяем Канаду на Сибирь, а тут будут сидеть бородатые русские казаки, и в перерывах между поглощением водки трахать наших жен и матерей.
И в срочном порядке 18 февраля 1878 года был создан канадский добровольческий артиллерийский корпус, который должен был защищать подходы к Квебеку у Финлейсон-Пойнта.
Проблема была в том, что мало провозгласить создание такого корпуса, прежде всего нужны две вещи - деньги, и пушки. Из первого у канадцев было 1100 долларов, второго не было совсем. В результате две 64-фунтовые пушки были размещены только 11 июля 1878 года, когда кризис давно закончился, но это не мешало канадцам ждать русского вторжения еще целых 14 лет, до 1892-го (не спрашивайте - почему, я не знаю). А 20 июля была организована батарея Виктория.
Теперь на этом месте стоит памятный знак.

173227_original.jpg

Via

Saygo

Ну и о русском флоте - 1

В общем-то, давно обещанное. Просто были личные дела, времени не было совсем.
Собственно, сначала я думал сделать разбор Назаренко, но потом понял, что это просто бессмысленно, и все потонет в цитатах и ответах на цитаты. Заниматься таким контр-продуктивно и просто глупо. Поэтому решил начать с нуля. Краткую историю русского флота я уже излагал, постоянные читатели читали и помнят. Сейчас же мы поговорим о некоторых фактах и закономерностях, которые не затронули. Пока что начнем с азов.
Итак, первое.
Как мы все с вами понимаем, никаких четких указаний родитель Российского флота о причинах его строительства и о его роли в системе обороны России не оставил. Да, у Петра есть высказывания по поводу роли флота, но они чаще всего ситуативны, и говорят только про определенную конкретную ситуацию. Поэтому нам с вами придется плясать от указаний царя по поводу его использования, и по реальным событиям, которые происходили. То есть пытаться понять логику (если она была) через действия.
Первое, что укладывается в логику событий - это 1700 год. У Петра было два явных примера, когда флот другой страны по сути решал исход кампании или войны. Естественно, речь о действиях англо-голландского флота против Дании (когда союзники просто этим решили исход войны) и о перевозке шведским флотом контингента Карла XII из Швеции в Прибалтику (по сути это определило крах русской кампании под Нарвой). Явно, что эти два момента оказали на Петра громадное воздействие, и флот (после завоевания Прибалтики) начал строиться именно из-за задачи прикрыть морской фланг сухопутных сил.
Но далее Петр делает шаг вперед - пользуясь тем, что шведский корабельный флот связан войной с Данией (с 1711 года), а галерного флота у шведов нет, он строит в большом количестве москитный флот и начинает тактику набегов на шведские территории в Финляндии, на Аландах, а после и в самой Швеции. Эта стратегия оказывается очень успешной, и шведы от нее буквально изнывают. Главное, что тут заранее проработано стратегическое решение: "Финляндию разорять нещадно, чтобы было что отдавать". То есть на 1715-й год Петр уже знал, что он возьмет от Швеции в случае победы. Смотрите те же требования на Аландском конгрессе.
Но мы с вами о корабельном флоте.
Весь период 1711-1721 годов прослеживаются чисто оборонительные задачи флота. Это "флит ин бин", защита торговых конвоев в Россию, и "хит энд ран" превосходящими силами в случае появления мелких шведских корабельных отрядов. И так же помощь армии с моря в осадах крепостей (Данциг, Кольберг). В принципе, эту задачу флот выполнял спокойно, и во время царствования Петра и после.
Проблемы начались при Екатерине, когда от флота потребовали активных действий в далеких морях. Но... вот незадача. Он для этого не строился в принципе. Кроме того, команды и командиры не имели опыта дальних походов, снабжение было налажено в расчете только на прибрежные действия, и т.д.
И сразу возникли сложности. Вернее, они возникли раньше. В Семилетнюю отказалось, что даже до Кольберга нам дойти - нетривиальная задача. Хорошо, я понимаю, почему 66-пушечный "Св. Сергий" может быть в плохом состоянии - на 1760 год он в строю уже 14 лет, но вот "Св. Дмитрий Ростовский" постройки 1758 года - гниет обшивка, гниют доски палуб и т.д. То есть корабль, спущенный на воду 2 года назад уже начал гнить.
Но может быть дело в климате? Нет, дело в подходе. Посмотрите на долгожительство тех же шведских кораблей, которые плавают на той же Балтике. Еще раз - если флот прибрежный, и играет от обороны (Маркизовой лужи) - то его главная задача - не утонуть во время перехода из порта в порт. Далее, если что-то надо будет исправить - зайдет в порт, и все поменяют. Вот Мауриц Поссе, шведский посланник в России, отмечает: «Старшие корабли в плохом состоянии и так гнилы, что едва можно их починить; вообще флот в дурном состоянии, потому что корабли строят неискусно: 99-пушечный корабль "Елисавета", построенный в 1745 г., не мог быть употребляем на море, потому что на бок валится; казанский дубовый и архангельский сосновый лес, употребляемые для кораблестроения, мягки и неплотны; Кронштадтская гавань не имеет соленой воды; семимесячное в году окружение корабля снегом и льдом очень много вредит им». Можно ли было это поменять? Вполне. Вон шведы для своих кораблей (при более мягком климате) строили крытые ангары, загоняли их на хранение. Мы вполне могли делать то же самое. Но не хотелось тратить денег, поскольку основные ресурсы шли на армию (и это понятно).
По сути это была просто каботажная стратегия.
И закономерно, когда корабли первый раз пошли в Средиземное море - возникли серьезные проблемы, которые можно охарактеризовать одним выражением: "Еле дошли". Спасибо Англии, которая предоставила и базы и ремонтные мощности, что позволило русским вообще действовать в Средиземке.
По идее, далее должна была встать задача как пересмотра корабельного строительства так и пересмотра подготовки кадров. Но.... вот 1806 год (то есть почти через 30 лет), рапорт командира ЛК "Азия": "Состоящий на порученном мне корабле бегучий такелаж и паруса от долговременного употребления пришли совсем в негодность, с коими корабль в море находится в большой опасности, и в перемену оных в запасе не имеется; пушечной такелаж <...> по долговременному употреблению пришел в негодность, так что при натягивании руками обрывается, от чего пушками на нужной случай нельзя действовать в бою, равно в качку весьма опасно, чтоб не порвались и борт не проломили; из канатов якорных имеется благонадежных только две; бушприт дал трещину под чиксами, ослабли на нем бугиля и вышли ерши; ланг-салинги гнилы; краспица под грот-марсом имеет трещину, от чего опасно, чтоб стеньги не упали; руль имеет сильное движение и если в самом скорейшем времени не будет исправлен починкою, прибудет в большое расслабление от чего... и руль изломается; водорез нужно поправить, дабы совсем не испортился и не мог бы перетирать канатов, высунувшимися из оного болтами, фальшивую обшивку под крамболами, где попорчено от якорных лап, около ватерлинии, для предохранения настоящей от червоядия нужно исправить; и в рассуждении наступающего ныне осеннего времени почитаю все оное весьма опасным, дабы корабль не мог подвергнуться каковому-либо бедствию".
И это не один корабль такое в эскадре, их до фига (точнее - почти все). Вот ЛК "Москва": "В теперешнем плавании с вверенным мне кораблем, - от Триеста во время крепкого ветра 26-го числа переломился румпель, который оказался весь гнил, и оковка около его переломилась же, бизань-руслень с правой стороны оказался весьма гнилым, и фок-мачта, по чрезвычайной ее гибкости на правую сторону, наводит в безопасности великое сумнение; по причине чего и делала великую помеху в употреблении нужных парусов". Примерами я могу просто закидать.
Таким образом, первый вывод, который мы можем сделать, очень прост: задачи русского флота за 90 лет стали другими, от него требовали активных действий и далекий плаваний, но система строительства, выбраковки ЗИПов, подготовка моряков, система снабжения остались прежними. Несмотря на усилия как Екатерины, так и иностранцев типа Ноулса, Грейга, Кинсбергена, и т.д. Однако флот, со скрипом и на надрыве, эти задачи выполнил, что обуславливалось низким уровнем ВМФ наших основных противников - Швеции и Турции. И даже одержал красивые победы.
Однако было понятно, что этот дисбаланс надо исправлять, ибо рано или поздно - рванет.... Ну либо надеяться на Англию, которая тогда всегда должна была выступать в роли нашего союзника.

JY7f0wU1Ve2fH5iTgSkGDJ1mMK9Bn9T8UyBn5119

Via

Saygo

"Ведьмак"

Сагу пана Анджея я обожаю. Более того, скажу, что перечитываю ее время от времени, когда не читаю историческую литературу или хочется отвлечься от всего.
И да, посмотрев на кастинг от Нетфликс... Лично я эту фигню смотреть не буду. Геральт, похожий на целого грузчика из Нью-Йоркских доков - это уже слишком. Ну а кастинг женских ролей, особенно чародеек... То есть с вот этой черной мадам за чувства Геральта должна состязаться Йеннифер???? Состязаться долго и выиграть в последний момент? Я бы назвал тогда Геральта тем, кто трахает все, что движется))) Если разницы между кастинг-Фрингильей, и кастинг-Йеннифер Нетфликс в упор не видит)))
Нет. Так дело не пойдет. Вот вам полушуточный кастинг чародеек от меня) При всей неоднозначности выбора на мой взгляд он гораздо круче, чем кастинг от Нетфликс) Ну мужики поймут, думаю)))

Фрингилья Виго - Sarah Twain
Кейра Мец - Alexis Texas
Трисс - Естественно же Саша Серая)))
Шеала де Трансевиль - Nicole Aniston
Филиппа Эйльхарт - Bonnie Rotten (тату замазать)
Ну и Йеннифер - Lisa Ann

Считайте это мужским шовинизмом и радикализмом)))

На фото - расово верная Фрингилья)))

hotgugino.jpg

Via

Saygo

Николая I часто упрекают в том, что он своим желанием разделить Турцию совершил большую ошибку. Хотя Николай этого совершенно не хотел, он просто предлагал выработать план, согласно которому всем бы достался пирог турецкого пирога в случае распада османской империи, упрекать его за это любят.
На самом деле действительно у российского правительства было два подхода.
1) Сохранить Турцию, но тогда зависимую от России в первую очередь. Что не исключало там присутствия и удовлетворения интересов других держав. Просто державы эти должны были договариваться по основным вопросам не с Турцией, а с Россией.
2) Если это невозможно - значит больного надо похоронить. И разделить так, чтобы никто не остался недовольным.

И самое смешное, что дальнейшая история полностью подтвердила все выводы русского царя, и зоны все страны-участники Восточного вопроса получили словно под копирку предложений Николая.
Что он предлагал?
Англия - Египет и Крит.
Австрии - в мае 1853 года предлагал аннексировать Боснию и Сербию, и повторил это предложение в январе 1854-го.
Франции - посты и торговые преференции в Сирии и Леванте.
Россия - Дунайские княжества и Болгария до Адрианополя включительно. От Константинополя царь отказывался, и это логично, имея Болгарию - там все пару переходов до Проливов. Понятно, что рано или поздно зона проливов стала бы #КонстантинопольНаш

Так в чем же была проблема?
А в самом простом. План этот просто опередил время. Бисмарк говорил об искусстве момента как о главном преимуществе сильного политика. И вот этого плану не хватило.
Дело в том, что и Франция, и Англия считали план излишне оптимистичным, и переоценивали способность Турции к возрождению в сильную державу. Султан проводил реформы, вроде как после 1840-х обходилось без крупных потрясений и бунтов. То есть в ключевой момент Стратфорд и Пальмерстон... ошиблись. И путь по разделу турецких владений в Европе растянулся до 1914 года и в принципе соответствовал оценке Николая I (если считать Сербию в зоне влияния и России, и Австрии).
Вообще, утверждение России на Босфоре в 1853 году вполне возможно помогло бы избежать Первой Мировой. Конечно, это очень смелое предположение, но тем не менее, именно неопределенность на южном фланге войны стала причиной падения нескольких империй в период 1917-1919 годов.
Ну и еще одна ошибка России. Сам царь говорили Гамильтону Сеймуру "лучшее средство обеспечения стабилизации Османского правительства состоит в том, чтобы не предъявлять ему чрезмерные требования, оскорбляющие и уничтожающие его независимость".
И что же сделал в итоге Меншиков? Именно, что предъявил туркам требования, ставящие под сомнения независимость Турции. И проблема тут была самой простой - в этих ваших интернетах это называют ЧСВ. То есть русские три корпуса мобилизовали, собрали у Дуная, предъявили ультиматум, турки один из пунктов приняли, а второй отклонили. Очень велик был соблазн использовать уже мобилизованную армию и додавить. Че, блин, просто так войска собирали и грозили?
И эта ошибка дала Пальмерстону возможность сказать в Парламенте: "у русских всегда две реальности. На словах - они за мир во всем мире и умеренность, и объявляют они об этом и в Петербурге и в Лондоне. А вот на деле - проводят активные спецоперации с помощью своих агентов. Если их агенты преуспевают где-то - Петербург объявляет это свершившимся фактом, и говорит, что не может поступиться такими результатами, ибо это противно русской чести. Если агенты терпят неудачу - отрицается всякая их связь с Петербургом, они объявляются местными патриотами или отщепенцами, и вообще сообщается, что послали их не с тем, они нарушили данные им инструкции".
Это я не про выборы в Америке или шпили, если что))) Это 1853 год)
IcirzyyLUMWORbT1lHAui1StNFetynriQeXYlutv

Via

Saygo

Вообще полноценные американо-османские дипломатические отношения начались в 1820 году, когда в Стамбул прибыл первый американский консул - Джордж Уильям Эрвинг. Турки отнеслись к американцам довольно тепло и констрктивно, ибо это была наверное единственная держава на тот момент, которой Восточный Вопрос был до фонаря. В своих реляциях (в переводе на современный язык конечно) турки называли США "страной английского народа" (Ingliz Cumhurunun Ülkesi), что наверное сильно доставляло англичанам. Тем не менее, отношения, хоть и неспешно, но развивались.
В 1828 году, после Наварина, султан заказал в США, несколько кораблей для своего флота, прежде всего это было сделано для того, чтобы отвязаться от зависимости европейских держав в вопросе строительства флота. Естественно, далее пошли торговые соглашения. В 1830 году в Смирну зашло 30 американских судов - 13 из Бостона, 7 из Массачусетса, остальные - с других портов США. Главные статьи вывоза - рис, изюм и... опиум конечно!
Взамен американцы поставляли в Турцию хлопок (нафига?), железо и ром.
Но к 1840-м отношения с Турцией начали портиться. И опять, поднимая этот вопрос, стоит удивиться американской схематичности. Времена и нравы меняются, но шаблон, засевший в ранних США готов к использованию всегда. Дело в том, что в Стамбуле, Смирне и некоторых других городах американцы открыли несколько протестантских миссий, дабы обращать православных, отродоксов и католиков в протестантство (пресвитерианство). В новые приходы пошли в основном армяне, которым, в случае обращения в протестанты предлагали... выезд в США.
У турок и так проблем хватало с немусульманским населением, а тут, блин, еще одни пришли. Поэтому в 1840-м году американцев попросили уйти. Однако в дело вмешались... британцы. Которые посчитали, что распространение евангелического учения в османской империи выгодно и Британии. Поэтому часть американских дипломатов осталась и работала под крышей английского посольства. Естественно, под скромными миссионерами очень часто скрывались не только отцы церкви. Например, отец Браун, позже ставший представителем дипломатической миссии США в Турции. В миру - полковник армии США Джон Браун, развернувший сеть евангелических миссий в Курдистане.
Что касается России. В правление Александра I американцы ее реально опасались. Просто потому, что Россия залезла в испанские владения в Америке и активно расширяла сферу присутствия в том регионе, который американцы считали своим. Началось русско-американское сближение с начала царствования Николая. Прежде всего потому, что Николай поддержал американские требования о выплате Англией и Францией компенсаций в сторону США за торговые суда, захваченные во время наполеоновских войн. Франция в компенсациях Америке отказала, и стала для США "нехорошим человеком". И опять - Николай очень не любил Луи-Филиппа, поэтому американцы прониклись еще большей симпатией к русскому императору.
Естественно, с Россией в 1830-х завязалось и тесное торговое и техническое сотрудничество, прежде всего в области железных дорог. Так, ж/д "Санкт-Петербург - Москва" помогал строить майор Джордж Вашингтон Уистлер, причем получал оплату 3000 долларов в год. Фирма "Harrison, Eastwick and Winans" построила в Александровске (недалеко от Питера) локомотивный завод, несколько русских судов были построены на американских верфях в течение 1840-х. Ну а американцам прежде всего была интересна русская пенька, которую они (заменив англичан) скупали практически на корню.
В общем, это был взаимный интерес, под который американцы начали к тому же подводить теоретическую базу. Особенно импонировала американцам идея, что их задача - цивилизировать Новый Свет, а русская мега-задача - принести христианство народам Азии и Африки. И перед лицом несомненного краха Европы (а она охвачена псевдореволюционным брожением и нестабильна) останутся только две великие устойчивые державы мира - Россия и США.
Начало Восточной войны вызвало в США сдержанные эмоции. Вот "Нью-Йорк таймс": "За дальностью расстояний нам совершенно все равно, кому принадлежат Босфор и Дарданеллы - мусульманам ли, казакам или Джону Булю".
Во время прибытия посольства Меншикова и Стратфорд де Редклифф, и Браун посоветовали туркам согласиться с русским приоритетом в Святых Местах, но отказаться от требования русского протектората над всеми христианами Османской империи. Это была консолидированная позиция англоязычных стран, и они реально думали, что на этом все и закончится. Дело в том, что русские требования воспринимались ими не как ультиматум, а как предложения для торга - где-то согласимся, где-то откажем. Но Меншикова перло - он настоял на отставке турецкого министра иностранных дел Фуад-Эфенди, и султана это задело. Тот уволил его с поста главы МИДа, но сделал великим визирем. Новый глава МИДа Рифаат-паша так же подвергся консолидированному давлению со стороны Австрии и России, но опять отверг русские претензии на покровительство над христианскими подданными империи. Далее был 48-часовой ультиматум и отъезд Меншикова.
Глава дипмиссии США Марш, узнав о разрыве, попросил прислать в Босфор флагман Средиземноморской эскадры "Камберленд" для возможной защиты и эвакуации американских граждан. Причем на начальном этапе американская позиция оказалась антироссийской - они в депешах с удовольствием отмечали, что даже Австрия выступила в этот момент с резко отповедью России. Надо сказать, что именно консолидированная позиция Австрии и России по турецкому вопросу в 1852-1853 годах более всего и пугала США. Собственно европейских революций США и хотели, и боялись. Хотели, потому что были против монархий. Боялись, потому что за революциями мог последовать новый передел мира, где США могла быть уготовлена незавидная роль. Более все-таки позиция США была не прореволюционной, а антипапской, направленной против католичества в Европе. И здесь уже была заложена мина, которая рушила всю эту теоретическую надстройку на корню. Тот же Луи-Филипп, пришедший к власти в результате революции, что сделал? Да ввел в Рим французские войска и посадил Папу обратно на Святой престол. Значит, делали вывод американцы, это "неправильная революция". Будем ждать "правильной". В разгар венгерского восстания США послали в Вену своего представителя, Дадли Мэна, который предъявил требование признать венгерское правительство как независимую власть, и что США Будапешт признают, однако в Вене от американцев просто отмахнулись. А после поражения Венгерского восстания австрийский представитель отозвался о подобных признаниях США в том духе, что "янки всегда любили признавать то, чего в этом мире не существует". Что говорится - не в бровь, а в глаз, ведь все признанные США революционные правительства были в конечном итоге сметены. В ответ госсекретарь Вебстер смог разразиться только высокопарной речью о том, что США сейчас занимают такую территорию, что Австрийская империя на ее фоне - всего лишь куча мусора. Ну и принять бежавшего из Венгрии Кошута, которого освистали и закидали камнями ирландские рабочие во время выступления венгра в Нью-Йорке. И случилось это по простой причине - позиция Кошута антироссийская, и пробританская. 1) США от России получают зримые ништяки. В отличие от Венгрии. 2) На прямой вопрос - признает ли Кошут Ирландию независимой, тот стал юлить, и говорить, что этот вопрос "должен решаться ирландским народом и британским Парламентом".
В общем, пока политики играли в малопонятные игры (типа американской модели демократии на Венгерской равнине), предприниматели и простой люд тяготели более к России, как к стране, с кем они торгуют, довольно успешно сотрудничают, и где получают прибыль, а не тратят деньги налогоплательщиков.

1-washington-dc-1853-granger.jpg
Вашингтон, 1853 год.

Via

Saygo

Слово корсара

После захвата корабля британской ОИК "Кент" между Сюркуфом, еще не остывшим после боя и абордажа, и женой пехотного капитана Ремингтона состоялся следующий разговор. Миссис спросила, как Сюркуф вообще решился на бой с судном втрое больше, чем его "Конфьянс" и почему у него была уверенность в успешном исходе дела?
Сюркуф ответил:
- Мадам, понимаете ли, я дал слово своей команде, что до конца дня "Кент" будет нашим. А слово свое я нарушать не привык, и никогда его не нарушал.
dht4jpoSU-xuBT6vGRG1ADyltFBtASg68ZAx1tlh

Via

Saygo

Крымская, снабжение

Ежедневные потребности английского лагеря в Кадикое (ныне пос. Прибрежное), то есть это количество надо ежедневно доставить из Балаклавы (на примерно 12-15 тысяч солдат) на 2 июля 1855 года:

Галеты, 300 ящиков, по 112 фунтов каждый - 33600 фунтов
Солонина, 100 бочек по 450 фунтов каждая - 45000 фунтов
Бакалея и всякое разное - 30 тысяч фунтов
Фураж, зерно, 500 ящиков по 150 фунтов каждый - 75000 фунтов
Сено, 120 тюков по 150 фунтов каждый - 18000 фунтов
Топливо, дерево, уголь, и т.п. - 45000 фунтов.
Итого - 246600 фунтов или 112 тонн грузов в день.
Здесь не посчитано еще оружие и боеприпасы, коих необходимо (далее все примерно, и непонятен период таких поставок - на день это не слишком ли до фига??):
Почти 1000 тонн ядер, пороха и т.д.
300 тонн ручного оружия и припасов к нему.
3600 тонн строительных материалов, зажигательных смесей, дерева для строительства, камней и т.д.
Пропускная способность Балаклавской дороги на этот день составляла до 2500-3000 тонн, задействовано было два поезда, которые делали в день две ходки.
Помимо этого для доставки на позиции всего вышеперечисленного использовались до 195 повозок, 65 мулов и 20 лошадей.
Проблемы начинались, когда в Балаклаве истощались запасы угля, и во время штормов быстро его подвезти из Турции не получалось. Тогда масса грузов, доставляемых в войска резко падала.

По мотивам статьи в газете "South Australian Register" от 18 сентября 1855 года.

L55-A272F.jpg

Via

Saygo

По поводу промышленности Англии в переод перед Крымской и во время Крымской было высказано много. Но чаще всего зацикливаются почему-то на железных дорогах, хотя железные дороги Англии в Крымской войне роли не сыграли, ибо они... в Англии.
Гораздо интереснее другой вопрос - почему англичане смогли насытить свою армию и флот уже к 1855-му, а к 1856-му строили те же канонерки сотнями?
И тут надо упомянуть об одном человеке, который по сути и запустил эту систему - о Джозефе Витворте. Помните этот пример из учебника "Черчение" 8-го класса? "Польза взаимозаменяемости была продемонстрирована еще в 1826 г. на Тульском оружейном заводе. Со склада взяли без выбора 30 ружей, разобрали их и детали перемешали. Затем ружья снова собрали. И все работало." Речь о стандартизации. Собственно в 1841 году Витворт ввел стандартизацию на резьбу труб. И она стала общегосударственной.
С началом Крымской войны Адмиралтейство и адмирал Нэпир определили потребность для Балтийской эскадры в канонерках в количестве 90 единиц, каждая в 60 л.с., которые должны были быть спущены на воду через 90 дней. Естественно, основной проблемой были паровые двигатели, а не сами лодки, которые Британия (да и любые другие страны) могла клепать в неограниченном количестве. И морской инженер Джон Пенн сделал следующее. Он взял пару паровых двигателей, разобрал их на простейшие части, и раздал по производственным мастерским по всей Британии, сказав, что ему нужно получить через 90 дней ровно 90 таких образцов. Понятно, что какие-то мастерские делали детали лучше, какие-то - хуже, но самое главное было не в этом. Все мастерские пользовались стандартом Витворта, и соответственно сборка частей в целый паровой двигатель труда не составляла. То есть Пенн, раздавая заказы, был уверен, что части двигателей, присланные разными мастерскими, соединятся друг с другом без проблем.
Пострадало ли из-за этого решения качество самих канонерок? Да, однозначно. Но все тут компенсировалось именно массовостью.
Собственно, в 1855 году то же самое сделал и Путилов. Свой первый заказ на 32 канонерки он разместил как на крупных заводах, так и в мелких мастерских:
- 5 винтовых механизмов и котлов делал Александровский завод.
- 19 двигателей сделали предприятия Томпсона, Ишервуда, Фрике
- 19 котлов сделали заводы Берда, Семенова, компания «Ашворт и Стивене»
- 6 двигателей и котлов изготовил Ижорский казенный завод.
Остальные работы были поручены мелким подрядчикам.

Сам Путилов Пишет: "Где одна часть, где другая, где – десятая, а где – двадцатая были обрабатываемы на нескольких заводах и в мастерских. Где выкована. Где обточена. Где просверлена. А к концу февраля свезли откуда что и начали собирать. К 15 марта первая машина собрана на заводе. А уже в мае того же года, то есть через 100 дней, 32 вооруженных канонерки, каждая с паровой машиной в 80 сил, стояли уже в Кронштадте… Машины были сделаны настолько удовлетворительно, что на многих канонерках разводились пары еще на стапелях с тем, чтобы по спуску на воду тотчас идти прямо на пробу, а корветы и клипера после войны пошли в Тихий океан и в Средиземное море. На многих этих суднах бывшие прядильщики пошли за старших машинистов… Наша сборка машин была похожа на сборку в Женеве часов: из одной мастерской – циферблат, из другой – стрелки, из третьей – корпус и т. д."
Как видите, мысль совершенно одинаковая, но... стандартизация резьбы в России была введена только в 1891 году, до этого, с 1857 года, была только внутризаводская, что не позволяло поступить по методу Пенна, если только сеть мастерских не принадлежала одному заводу/владельцу. Поэтому и скорость сборки была меньше английской, и меньшее количество на гора могли выпускать. Просто потому, что в случае чего, приходилось "после сборки обрабатывать напильником".
Собственно на мой взгляд именно в этом и состоял на тот момент технологический выигрыш Британии перед всем остальным миром. Стандартизация ей открыла возможность быстрого наращивания технической продукции.

%25D1%2581%25D1%2582%25D0%25B5%25D1%2580

Via

Saygo

Начну как обычно. 1848 год, Венгерская революция.
Проблема для венгров была в том, что в собственно королевство Венгрию входили помимо всего прочего совершенно невенгерские области, например Сербская Воеводина или Трансильвания. В 1849-м в восстание вмешалась Россия, и все венгерские (и польские) пламенные революционеры рванули в Трансильванию, где попытались наладить союз с румынскими революционерами в Валахии и Молдавии. На 1851 год в Бухаресте планировалось новое восстание, но поскольку там стояли русские войска, а румынские революционеры, не будь дураки, смотались в Лондоны и Парижи, восстания не случилось.
В 1853 году в Трансильванию пробрались Шандор Галь и Ласло Berzenczey (хрен знает, как это на русском), которые оттуда начали устанавливать контакты с румынами. В октябре 1853 года в Лондоне (ну а где же еще заключать соглашения о войне за Независимость?) Кошут и Братиану подписали следующее соглашение – венгры и румыны выступают единым фронтом против Австрии, а потом, когда получат независимость, будут решать, кому принадлежит Трансильвания. Поскольку русских войск опасались, решили начать общее восстание именно в Трансильвании.
Меж тем людям, не занятым в революционном планировании, жилось в Трансильвании последние два года просто супер. Еще весной 1853 года австрийское правительство, обеспокоенное угрозой революционных восстаний, ввело в провинцию в общей сложности до 150 тысяч солдат. Австрийцы назначили на зерно и фураж твердые и довольно большие цены, и в результате в сельском хозяйстве Трансильвании начался просто бум 1853-1856 годов. Не стоит забывать гужевой и речной транспорт, который также расцвел пышным цветом, и финансировался не хуже сельского хозяйства. Менее довольны были в городах – ибо с массовыми закупками конечно же начался рост цен, пусть и не такой большой (инфляция за 3 года составила 20%).
Видя что «верхи могут, а низы – вполне хотят», часть венгров-революционеров, подалась в Валахию, и начало мутить воду там. Естественно Австрию это беспокоило, и начались двусторонние переговоры с Россией и Османской империей. Тут еще подошли англичане и французы, и переговоры превратились в какую-то коммунальную квартиру. И тут произошел тот ход, о котором я говорил – при поддержке России 14 июня 1854 года от султана было получено соглашение о вводе австрийских войск в Дунайские княжества. 40 тысяч австрийских солдат с 3200 лошадьми и 92 пушками вошли в Валахию и Молдавию под командованием генерала Гесса. Их миссия была обозначена как разделение враждующих держав (России и турок с союзниками) и сохранение статус-кво на Балканах.
Естественно, пока большие дядьки дрались, австрийцы пытались получить собственную выгоду. Те, кто в России видел местные предвыборные компании, понимают, о чем я. «Депутаты» встречались с «избирателями», повсюду вешали плакаты «Поднял Зальцбург – поднимет и Бухарест. Князь Гелленсдорф – депутат от народа!», и т.д. Например, первым делом австрийцы начали строить в Румынии мощеные дороги, создали с нуля почтовую службу, занялись картографированием местности и провели телеграф. Бесплатно. Типа рекламы.
Ну и началась охота за венграми. Так, Иштвана Терра, пойманного в Бухаресте, быстро депортировали в Бассо и там расстреляли на скорую руку. Клапке еле удалось сбежать во Францию.
Однако, вот проблема. Как мы понимаем – дороги вещь конечно хорошая, но «лучшим людям» Румынии от них какой толк? Правительству и боярам нужны были деньги, ибо бюджет княжеств из-за воровства и неумения управлять уже который год был бездефицитным. И они обратились к Австрии – мол, «дай мильон. Ну ты же богатый, ну дай мильон!». Естественно, были посланы. Однако нужда в деньгах осталась, и придумали следующую интригу. В 1854 году по всем румынским территориям (включая Трансильванию) было объявлено о создании «национального кредита». Разумеется добровольно и по подписке. Только чиновники, приходя с предложением совершить обмен денег на облигации займа, тихонечко кивали на австрийцев – мол, вы же понимаете, это не мы придумали, это они. При нас бы такого не было, но вот когда австрийские штыки в зад упираются, как вы понимаете – выбора нет. И перепуганные буржуа и бояре давали денег. Упирались, но давали. Рассчитывали собрать 500 млн. флоринов, в результате облигаций раздали на 13 642 194 флорина, а денег получили только 11 миллионов.
Этот кредит резко настроил население Дунайских княжеств и Трансильвании против Австрии. Получилось, что австрийцы вложились в территорию, которая вместо расширения рынка и экономических ништяков принесла им одни убытки. К тому же Крымская война оказалась быстротечной – 15 апреля 1856 года был заключен Парижский мир, революционеры поняли, что Франция и Англия использовали их к своей выгоде, и глобального переустройства на Балканах не хотят, а Австрия поняла, что из Княжеств придется валить. Ну если не хочет оказаться на месте России. Княжества же выяснили, что австрийский поток денег очень жиденький, не идет ни в какое сравнение с тем финансированием, которое было ранее из России, и кроме того – теперь Австрия – слабенькое государство, на которое точат зубы и Франция, и Пруссия, и Россия. Следовательно, у себя можно творить все что хотят. Австрия не рыпнется. В марте 1857 года, словно в подтверждение этих догадок, Австрия спешно вывела войска из Княжеств. Более того, в Вене посчитали разумным часть революционеров-венгров перекупить. Им обещали амнистию и возврат имущества, если вернутся на родину. Что многие венгры и сделали, ибо бороться за революцию во всем мире лучше на сытый желудок, и имея барахлишко с золотишком.
der-kaiserliche-arsenal-in-wien-the-arse

Via

Saygo

Опять просто цитата

Помните срач про индейцев? Ну там одеяла с оспой, плата за скальпы  и прямо-таки негодование истинно русских патриотов?
Я просто оставлю цитату, и срач сильный предчувствую я))

"Трофеями этого дня были несколько трупов горцев, у которых отрубили головы, завернули и зашили в холст. За каждую голову Вельяминов платил по червонцу и черепа отправлялись в Академию Наук. Поэтому за каждого убитого горца была упорная драка...Драка за трупы и отрезывание голов вошли в нравы и обычаи Кавказских войск. На первый раз, несмотря на воодушевление новизной картин и впечатлений, вид завернутых в холст голов, привязанных к концу казачьих пик, вызвал у меня чувство гадливости и омерзения."

Генерал Филипсон Григорий Иванович, наказной атаман Черноморских казаков.

Via

Saygo

Просто так

По двум лекциям.
Первая - Назаренко о флоте Петра.
Там прозвучала фраза, что только флот в XVII-XVIII веке давал стране независимость. Для примера была приведена Индия, и вскользь упомянут Китай. Мол, флотом они не обзавелись, поэтому и были завоеваны.
Давайте расширим круг стран.
1. Пруссия. Серьезного военного флота не имела до 1880-х, что не мешало ей развиться из курфюршества и полудохлого королевства сначала в серьезную силу, а потом и в империю.
2. Австрия. Значимого военного флота не имела. Один из ведущих игроков Европы в XVIII веке.
3. США. Хоть какой-то нормальный военный флот появился только после 1820-х, значимый военный флот береговой обороны - вообще в 1860-е. Что не мешало стране наращивать как свой потенциал на мировой арене, так и сохранять и укреплять независимость.
Наверное все-таки дело не в наличии или отсутствии флота, а в политике.

Вторая лекция - не так давно была у Жукова, вторая часть религиозных войн.
Там было упомянуто, что Нидерланды приносили в казну короля Филиппа II четверть бюджета, то есть налогов там Испания собирала больше, чем собственно на Пиренеях.
Доход с Нидерландов в 1520-е составлял 360 тыс. дукатов в год, иногда дотягивая аж до 520 тыс. дукатов (Фландрия - 240 тыс. дукатов, Брабант - 200 тыс. дукатов, Голландия - 80 тыс. дукатов).
И для сравнения:
Стоимость обеспечения армии во Фландрии ДО МЯТЕЖА - 1.1 млн дукатов
Первые годы ПОСЛЕ мятежа - 1.83 млн. дукатов.
Общий доход Испании в среднем - 7,6 млн дукатов (мог просесть до 5 миллионов, мог увеличиться до 12, здесь именно средняя цифра).

Данные из James D. Tracy "Emperor Charles V, Impresario of War: Campaign Strategy, International Finance, and Domestic Politics ".
Из этих данных видно, что Нидерланды приносили в бюджет Испанского королевства даже на пике не более 7% налоговых поступлений, при этом жрали ресурсы гораздо большие.
И да. Аналогии с Украиной в составе Российского царства времен Алексея Михайловича и Петра тут совершенно уместны - богатейшая земля, плотность городского населения - самая высокая в Европе, плодится и размножается так, шо писец, только денег с нее... нет.
Некоторые могут сказать - а что там до мятежа армию-то держать было? Отвечу - по просьбе самих голландцев. Просили защиты от экспансионистских порывов французов, которые никак не могли забыть что ранее граф Фландрский был французским вассалом.

Via

Saygo

Своего рода удар по Реверте и его "мысу Трафальгар".

Отдельно стоит упомянуть и испанцев. Еще раз – при Трафальгаре британцы стремились к ближнему бою, и на дальней и средней дистанции старались бить в корпус, французы так же стреляли в корпус, но из-за скверной подготовки команд и плохого пороха били на недолетах, испанцы же… стреляли в белый свет как в копейку, ведя огонь по мачтам и вантам, причем прицел взяли очень высоко.
По воспоминаниям Грина испанские залпы с «Santisima Trinidad» сбили с «Conqueror» «клотик на фок-мачте, несколько канатов, и проделали пару дыр в третьем ярусе парусов». Аналогично отмечал и Колин Кэмпбелл с «Defiance»: «За все время боя с испанским флагманом Гравины «Principe de Asturias» в нас не попали ни разу. Испанцы целили слишком высоко – почти все ядра прошли на уровне бом-брам-стеньги и выше, и за 20 минут огневого контакта у нас убили лишь одного человека, да и то - случайно».
Стоит сказать, что и адмирал Шарль Вильнев не ждал особой помощи от испанцев, охарактеризовав испанский флот так: «прекрасные и гордые корабли, укомплектованные пастухами, нищими и небольшим количеством моряков». И это правда. Так, по воспоминаниям капитана Мистраля с французского линкора «Neptune», когда 100-пушечный «Royal Sovereign» приблизился к его кораблю и испанскому 100-пушечнику «Santa Ana», то в артиллерийский бой с англичанином вступил… только французский корабль. Испанские артиллерийские расчеты в большинстве своем захлопнули порты и убежали к другому борту, дабы не быть задетыми щепками, разлетающимися по всей палубе от попаданий британских орудий.

HdHbItdxA8Gqysd7Fr5y5KgcsMWRmIKKgcDhKyEz

Via

Saygo

С точки зрения госдолга.
С 1815 года госдолг Британии болтался в районе 740-750 млн фунтов стерлингов (только небольшой период 1820-х он превысил 840 млн фунтов, это кредиты "молодым демократиям", но деньги быстро отбились, я уже описывал аферы мексиканского и греческого займов, такие же были провернуты и с латинской Америкой, уже в 1830-е долг Англии стал меньше 800 млн фунтов, а в 1840 году - 788 млн. фунтов).
Сначала табличка.

Годы Величина долга Выплаты
1850 793,5 28,5
1851 789,7 28,3
1852 785,7 28,2
1853 782,3 28,1
1854 774,1 28,1
1855 779,7 28
1856 806,5 28,2
1857 812 28,8
1858 808,9 28,7
1859 808,8 28,7
1860 806 28,7
1861 805,7 26,3
1862 804,6 26,7

Как видим - скачок госзаймов составил 32, 4 млн. фунтов.
Но самое интересное в другом. После 1862 года начинается медленное снижение госдолга. В 1900 году его величина упадет до 568,7 млн фунтов, то есть правительство погасит почти треть долга, и только с 1901 года начнется его резкий рост, за три года наберут дополнительно 200 миллионов, ну а далее резкий рост уже будет в ПМВ.
В общем, Крымская, особенно конечный ее период, оказалась для Англии очень нетривиальной задачей с точки зрения финансов. нет, конечно до разорения было как до Луны, но это реальный скачок долга, за снижение которого потом бились 45 лет.

Via

Saygo

Дружба накануне большой войны

Почти весь XVIII век Англия оставалась дружественной Дании. Более того, морская мощь Копенгагена, значительной третьей силы в бесконечном споре Швеции и России, в известной степени поддерживалась и создавалась Лондоном. Английским приватирам было запрещено захватывать датские нейтральные суда во время больших войн. Датские коммерсанты пользовались преференциями в Англии, России, Голландии и Ганновере. Неудивительно, что датский торговый флот упорно рос и набирался сил. Англия даже поощряла торговлю Дании с Индией, несмотря на рьяное противодействие британской Ост-Индской компании, которая обладала монополией на торговлю с Востоком.
Ситуация начала меняться с 1793 года. Англия объявила о полной блокаде Франции. Главная задача Лондона заключалась в том, чтобы лишить Париж трёх стратегических материалов из Балтики: леса, железа и зерна. Датчане объявили, что продолжат торговать с Францией за исключением недозволенных товаров. Но коса нашла на камень: британцы относили к военным товарам не только порох, оружие или даже лес с железом, а вообще всё, последовательно расширяя списки запретов. Сукно? Из него вполне могут делаться шляпы и панталоны для армии. Запретить. Обувь? Может использоваться для армии. Запретить. Чай? Его могут пить офицеры противника. Запретить. Слоновая кость? Её могут продать и купить оружие. Запретить.
Понятно, что с таким подходом между датчанами и англичанами начали возникать конфликты. Король Кристиан VII и его министр иностранных дел Андреас Бернсторф последовательно отстаивали право Дании вести нейтральную торговлю со всем миром. Более того, датские колонии в Вест- и Ост-Индии, в Европе и Норвегии, в Исландии и на Шпицбергене давали укрытие контрабандным судам и разрешали пользоваться своим флагом для торговли с Францией, а позже и с Испанией. Конфискации датских судов оспаривались в английских призовых судах, но считались малой платой за торговое процветание нации.

Via

Saygo

В 1852 году началась черногорско-турецкая война.
Черногорцы оказали помощь герцоговинским повстанцам, это еще турки могли как-то пропустить, но когда митрополит Данило, возвращаясь из России, заявил, что теперь он суверенный и независимый князь Черногории и Герцоговины, у турок подгорело сильно, и султан ввел войска в Монте-Негро. Война началась в ноябре 1852 года, и хотя турки имели 33400 штыков против примерно 10-12 тысяч черногорских, оказалась довольно упорной. А в феврале 1853-го в Стамбул прибыл личный посланник Франца-Иосифа граф Лейнинген, который.... от имени Австрии выдвинул туркам ультиматум -
1) Вывести из Черногории турецкие войска
2) Не преследовать и не наказывать принимавших участие в восстании и в войне
3) За уничтоженное и изъятое имущество выплатить компенсации пострадавшим
4) Заменить турецкое торговое судоходство у берегов Черногории австрийским (венецианским).

Далее Зайончковский:
" Появление австрийского чрезвычайного посла в Стамбуле произвело некоторый переполох среди местных дипломатов. Они не знали, действует ли венский кабинет вполне самостоятельно или по соглашению с нами. Сначала преобладало второе предположение, и, как видно из донесений Балабина, Лавалет возмущался поведением Австрии; по его мнению, Австрия не имела права предъявлять подобных требований независимой Турции, и последняя должна ей отказать. Такой совет и дан был Порте велико-британским и французским представителями; отказ Австрии был уже заготовлен, но не послан благодаря содействию Озерова, который убедил Фуада-пашу в необходимости сделать уступки. Однако сделанные уступки не удовлетворили графа Лейнингена, который собирался уже покинуть Константинополь.
В дело пришлось вмешаться императору Николаю. "Я не знаю, каково будет твое решение, - писал государь императору Францу-Иосифу, - но каково бы оно ни было, ты можешь быть вперед уверенным, что, если последует война между тобой и Турцией, то это будет равносильно тому, что Турция объявила войну мне. Я поручаю князю Меншикову сообщить это в Константинополе, а пока ставлю на военное положение 4-й и 5-й корпуса, а также Черноморский флот, и мы будет готовы". Инструкции, данные одновременно с этим Озерову, заставили Порту отказаться от всякого сопротивления и принять австрийские требования без всяких оговорок."

Собственно, получилось, что Россия и Австрия давят на Турцию в одной упряжке, и Николай уверился, что Австрия полностью поддерживает Россию в Балканских делах. Не обладая послезнанием - почему Николай должен был предполагать, что Австрия не поддержит ее в 1854-м?
Ах да, и немного веселого.
Американская пресса, освещая события в Черногории, объясняла отечественному читателю, что "Черногория - это что-то типа старых республиканских колоний в Новой Англии. Это республика, состоящая из малых общин, где каждая деревня управляется местной избираемой ассамблеей". Но поскольку, что тогда, что сейчас, американцы везде искали "борьбу республиканизма против деспотизма", журналистам было весьма трудно объяснить читателям, почему "республиканскую" Черногорию в борьбе "деспотической" Турцией поддерживают "деспотические" Россия и Австрия, тогда как "республиканские" Англия и Франция поддерживают "деспотическую" Турцию. Мозг тут у американского читателя зависал и ломался окончательно, и чтобы не зависло уже 90% населения страны, часть журналистов даже нашла "элементы демократии и республиканизма" в управлении Османской империей.
1280px-Boj_u_Ivanovo-Chiflik.jpg

Via

Saygo

Заметки на полях

Пожалуй самое долгоиграющее новшество в борьбе на море было привнесено абсолютно сухопутным английским королем Эдуардом III перед битвой при Слюйсе. Дело в том, что с 1338 года французы разоряли английское побережье, был разорен Портсмут, пять больших английских торговых когга были захвачены у Вальхерена. сожжен Саутгемптон, и т.д.
В общем, Столетняя война для Англии началась не очень. К тому же французы благодаря союзу с Генуей и Монако обладали нормальным боевым флотом - галерами, тогда как у короля Англии чисто военных было... три корабля. остальные надо было переделывать из торговых. Понятно, что перевозку войска во Фландрию многие считали сопряженной с великим риском, и даже уничтожение части французских галер, пойманных со спущенными штанами вытащенных на зимовку на песчаный пляж около Булони, особой радости не добавило ибо "у короля много...", у французского конечно. Глава Королевского Совета, архиепископ Кентерберийский, Джон Стратфорд был вообще против такой рискованной перевозки армии, и даже в знак протеста снял с себя обязанности главы Совета. Ну а Эдуард поступил просто. На торговых кораблях он приказал в носу и в корме сделать два замка - форкастл (то есть "перед (первой) мачтой") и ахтеркастл (то есть "за (последней) мачтой"). На этих замках и "вороньих гнездах" (прообразах боевых марсов) были размещены просто толпы лучников. Эта идея не была новой, скажем, форкастлы любили еще викинги, но Эдуард III просто соединил на одном корабле форкастл и ахтеркастл, и это новшество разработал и применил именно для эскадренного боя.
И что получилось?
Английские корабли, подходя к французским галерам и малым судам, могли расстреливать их на малых расстояниях (с помощью лучников с кастлов) сверху вниз. С учетом того, что у французов было всего 400 генуэзских арбалетчиков и 150 "мен-оф-вар" (остальные - это нормандское и пикардийское ополчение), получилось безнаказанное избиение стрелами до состояния овоща и потом уже захват оставшихся в живых английскими латниками. Как пишут: "тысячи стрел и болтов-четырехгранников (метательных снарядов арбалетов) обрушились на палубы кораблей, убивая тысячи воинов". Бой на самом деле получился только у французского когга "Кристофер", ибо там лучники столкнулись с генуэзскими арбалетчиками, однако тут все решила способность англичан сосредоточить против довольно большого французского корабля гораздо больший наряд сил, генуэзцев просто подавили численностью, а высадившиеся на корабль английские латники изрубили в капусту оставшихся в живых.
Молодцом оказался только генуэзец Барбанера, который не стал ждать всей трагической хрени с французами, "скованными одной цепью", вышел в море, и пользуясь маневренностью галер, захватил два английских судна, одно из них - груженое личными вещами Эдуарда III.
В общем, новшество, придуманное Эдуардом, "замки" - стало педалироваться на парусных кораблях почти всю эпоху паруса. Артиллерия не изменила этого пристрастия, а наоборот, увеличила - ведь стрельба сверху вниз в ближнем бою - это почти гарантированная победа. Да и абордировать сверху вниз гораздо удобнее и лучше, чем снизу вверх. Дошло даже вот до таких извращений:
1280px-Model_of_the_%27Great_Michael%27.
И хотя после 1570-х "кастлы" начали срезать, ибо они сильно мешали мореходности кораблей, все-таки приподнятые квартердек и полубак остались почти до конца XVIII века, то есть до гладкопалубных кораблей, когда поняли, что вырез на баке лучше убрать, поставив туда дополнительные пушки. Таким образом, импровизация Эдуарда III, вызванная относительной бедностью и попыткой использовать то, что есть под рукой, укоренилась в парусном флоте практически на 450 лет.

full_vanguard_cover.jpg
HMS "Vanguard", 1787 год, сверху отчетливо видны полубак и квартердек - это отголоски 1340 года, отголоски Слюйсе.

Via

Saygo

Нашел тут занятную ссылку.
https://www.nytimes.com/2014/12/28/world/that-debt-from-1720-britains-payment-is-coming.html

Но прежде - предыстория. О крахе Компании Южных Морей наслышаны наверное все. Смысл был в том, что на 1719 год Компания была держателем 11.7 млн фунтов британского национального долга (для сравнения - Банк Англии - 3.4 миллиона фунтов, ОИК - 3.2 миллиона фунтов). Эти 11.746.854 фунта компания выдала под 4% годовых сроком на 25 лет (тут, как вы понимаете, обычная математика), а гасило под 6% годовых (см прошлый пост, средневзвешенный процент как раз колебался между 6-7 процентами).
Но после того, как компания, раздувшаяся в финансовый пузырь, рухнула, с оплатой национального долга Британии стало сильно легче. Он фактически ушел в небытие, хотя циферка осталась. Можно ли говорить о небытии в этом контексте? Ну как сказать... Скажем, как видно из вышеприведенной статьи, часть долга по Компании Южных Морей продолжают выплачивать еще и... в 2015-м году.
Дело в том, что частные инвесторы держали в компании Южных Морей свои вклады под 6.6% годовых. Кроме того, правительство Англии в 1711 году заняло у Компании 9,177,968 фунтов под 6% годовых. Естественно пошел вопрос по компенсациям. И после краха произошло прекрасное. Правительство в принципе не отказывалось компенсировать вкладчикам их потерянные деньги (так же как и Компании), но уполовинило ставки и сумму вкладов. То есть если в КЮМ получал 6% годовых, то теперь компенсация - по 3% годовых. Это не касалось рискованных сделок (биржевая игра) и упущенной прибыли, их вообще никак не компенсировали.
Основой финансовой капитализации компании на тот момент были тонтины и их разновидности - 99-летние аннуитеты и 32-летние аннуитеты, по которым пик выплат приходился на 1722-й. Так вот, на эти выплаты ввели мораторий до... 1727 года. Ликвидные же акции Компании Южных морей передали пополам в Банк Англии и Ост-Индскую компанию, которые установили на них 2-процентные выплаты. Но по факту начались выплаты только в 1752 году, когда аннуитеты были превращены в ценные облигации и пущены в оборот на бирже.
Государство же выплачивало свой долг Компании уже не по 6 и 4 процентов в год, а по... 3%. Как видите - экономия! И главная проблема, которая была решена во время краха КЮМ - это проблема "неисправимого долга" (Irredeemable debt). Смысл в том, что это были государственные аннуитеты, которые правительство не может выкупить у кредитора, и не могло изменить процентную ставку по долгу. Поэтому правительству было очень важно убедить владельцев таких долгов отказаться от подобных претензий в обмен на акции акционерных компаний. Ибо тут можно играть и ставкой, и выплатой.
А теперь следим за руками. На 1722 год долг КЮМ составлял 14.651.099 ф.ст. выплачивала компания примерно 750 тыс. фунтов в год, что составляет 6% годовых.
На 1733-й долг КЮМ составил уже 29.302.203 ф. ст. При этом компания выплачивала в год по 610.434 фунта, то есть по 2.1% в год от своего долга. То есть долг растет, а величина выплат остается постоянной. Удобно же?
То есть тем самым британское правительство, увеличив долг почти в два раза (с 37.9 до 60.1 миллионов фунтов) оставило выплаты по этому долгу на прежнем уровне, что логично и понятно, и позволяет не увеличивать лишние расходы. Именно в этом и был смысл банкротства Компании Южных Морей. До краха должны были платить по 6% в год, а после краха - по 2-4% процента, то есть появилась возможность долг нарастить еще больше. Плюс перевели тонтины на облигации, ибо, как видно из прошлого поста, основные средства принесли именно 6-процентные аннуитеты, которые после 1724 года стали 3-процентными. И далее таковыми и остались.
И да, до 1853 года по долгам КЮМ закрывались только проценты, выплаты самого долга начались после закрытия компании, при Гладстоне, в 1853-м, и идут до сих пор. Вон, уже в 2015-м правительство решилось на выплату части долга держателям облигаций КЮМ, но это еще далеко не его закрытие.

Баланс суммы и выплат госдолга можно посмотреть вот здесь
И что мы видим?
Например, на 1700 год при долге в 14.2 млн фунтов на операции по его погашению тратится 1.3 миллиона.
На 1708 год при долге в 15.2 миллиона фунтов на погашение тратится 1.7 миллиона.
На 1715-й долг 37,4, тратится 6.3 млн. фунтов.
На 1719-й - долг 41.6, тратится 2.7 млн. фунтов.
Далее с 1720 по 1724-й выплаты колеблются в 2.8-3.3 млн фунтов.
1725 год - долг 53.6 млн фунтов, выплаты 3,9 млн фунтов.
А вот далее интересно. Долг возрос сильно (по сравнению с тем же 1715-м годом), а выплаты
а) снизились
б) примерно одинаковые из года в год.
1727 год - долг 52.7 млн фунтов, выплаты 2.3 млн фунтов.
1730 год - долг 54.3 млн фунтов, выплаты 2.3 млн фунтов.
1733 год - долг 50.1 млн фунтов, выплаты 2.1 млн фунтов.
1737 - долг 48.5 млн., выплаты 2.1 млн фунтов.
1740 - долг 47.4 млн., выплаты 2.1 млн фунтов.
1744 - долг 57.5 млн, выплаты 2.1 млн фунтов.
Далее можете проверять сами, но по факту скачок будет только под конец войны за Австрийское наследство, когда сумма долга возрастет до 76 миллионов (на 25%), а выплаты до 3.2 миллионов (на 35%). Но сумма выплат опять сохранится при росте госдолга до 1759 года, когда долг превысит 91 миллион, а выплаты останутся в пределах 2.9-3.2 млн фунтов, и возрастут выплаты лишь к 1763-му, когда долг будет уже 126 млн, а выплаты поднимутся до 4.4 млн фунтов.
В общем, долг растет с 1727 года, а выплаты долгие периоды времени постоянны, поскольку суммы старых долгов тонким слоем размазаны во времени по сумме новых долгов за счет реструктуризаций и инноваций.
Думаю, красиво получилось.

w1000_1720_2_crise_compagnie_mers_sud.jp

Via

Saygo

Стоимость войны

Заимствования Англии во время войны Аугсбургской лиги:
Тонтина (1693-1700 годы) - 108 100 фунтов под 7% годовых.
Пожизненные аннуитеты (1693 год) - 773 394 фунтов под 14 процентов годовых
Пожизненные аннуитеты (1694 год) - 118 506 фунтов под 14 процентов годовых
Лотерея 10-фунтовых банкнот под 8% годовых (1694 год) - 1 000 000 фунтов
Ссуда от Банка Англии (1694 год) под 8% годовых - 1.2 миллиона фунтов.
Пожизненные аннуитеты на двух и трех наследников (1694 год) под 10% годовых - 300 000 фунтов.
Лотерея 10-фунтовых банкнот под 8% годовых (1697 год) - 1.2 миллиона фунтов.
Кредит от Новой Ост-Индской компании под 8% годовых (1697 год) - 2 миллиона фунтов
Итого: 6.9 миллионов фунтов
.
Но это цветочки, а вот - ягодки.
Война за испанское наследство:
99-летние аннуитеты под 6.6% годовых (1704) - 1,382,976 фунтов
99-летние аннуитеты под 6.6% годовых (1705) - 690 тысяч фунтов
То же самое (1706) - 2,855,762 фунтов
То же самое под 6.4%(1707) - 1,155,000 фунтов
То же самое под 6.25% (1708) - 1,920,000 фунтов
Лотерея 10-фунтовых банкнот под 9% годовых (1710) - 1.5 миллиона фунтов
32-летние аннуитеты под 9% годовых (1710) - 900,000 фунтов
Лотерея 10-фунтовых банкнот под 6% годовых (1711) - 1,928,570 фунтов.
Кредит от Компании Южных Морей под 6% годовых (1711) - 9,177,968 фунтов
Лотерея 10-фунтовых банкнот под 6% годовых (1711) - 2,602,000 фунтов
Такие же две лотереи в 1712-м - 2,341,740 фунтов и £2,341,990 фунтов
Итого, долг правительства на 01.01.1713 - 28,796,006 фунтов.


First-Foot-Guards-at-Ramilles.jpg

Via



  • Записи в блогах

  • Комментарии блогов

    • Северянин, на самолет!
      Я где-то читал (возм., Википедия), что польские лечики проявили себя очень хорошо - эскадрон 303 был одним из (а может, и самым) результативных в Битве за Британию. И песня отличная о нем есть - гуглите Elektryczne Gitary - Dywizjon 303 . Так что я буду смотреть.
    • Маски и интерьер
      Вообще, наверное, полезно иметь очень общее представление о большинстве африканских племенных религий (ну, пусть будет такое определение, коли лучшего нет под рукой): 1) есть некий Бог-Творец, который сотворил все - землю, людей, животных, растения, рыб, птиц, воды, горы, пустыни, духов опять же ... 2) Бог-Творец слишком сильно удален от своих творений и они оставлены им на земле самостоятельно решать свои проблемы - люди с людьми и другими объектами материального и нематериального мира. Сделал я вас - теперь плодитесь и уживайтесь! 3) в связи с этим обращаться к Богу-Творцу можно, но эффект, если и будет, то не скоро, да и неизвестно какой. Поэтому надо жить в мире с окружающим миром, который делится на 2 части - подконтрольную человеку и неподконтрольную человеку. Во вторую входят дикие животные, лес, морские глубины, земные недра, и духи опять же.  4) чтобы улаживать дела с духами лучше всего иметь в мире духов "своих" - а это духи предков. Чем сильнее дух предка, тем он более качественно обеспечивает защиту интересов своих потомков. Поэтому надо, в первую очередь, чтить предков. А то они и обидеться могут и наслать в отместку какого-нибудь другого духа (например, болезни), чтобы потомки вели себя лучше. Морально-этические взгляды на жизнь воспитываются в специальных инициационных лагерях, где молодежь проходит подготовку, узнавая, какие духи за что отвечают и как с ними себя вести. Потом эта система поддерживается тайными обществами, а для пропаганды тех или иных норм существуют ритуальные танцы-маскарады, где маска является способом перевоплощения танцора. 5) иной раз находятся такие, кто при помощи духов пытается превысить свою власть в отведенном ему участке мира. Такой человек начинает или сам колдовать, или обращается к колдуну-профессионалу. И тут надо вовремя распознать беду, призвать на помощь духов предков, чтобы они повлияли на враждебных духов "там" и сообщили, кто является нарушителем тут. Для этого есть специальные ритуалы, в которых используются маски - с одной стороны, в них, при помощи особо структурированного звукового и колебательного поля (музыка, пение, движения в танце, постукивания) призываются защитные духи, которые живут в маске до окончания церемонии, с другой стороны - эти же маски помогают отпугнуть духов, помогающих колдуну. Когда колдуна обезвредят на астральном уровне духи предков и схватят телесно в этом мире, следует расправа, которая обычно производится при помощи особого растительного яда - от него колдуны дохнут окончательно и бесповоротно. А участники инквизиции не страдают от мщения других духов, т.к. были защищены масками. В общем и целом, с разными вариантами и дополнениями, это свойственно для большинства бантуязычных народов, а также некоторых других языковых групп Черной Африки. Но, поскольку культура масок очень широко распространена именно у бантуязычных народов, то, наверное, для осознания сущности участия маски в ритуале надо обратить внимание именно на их практики. 
    • Маски и интерьер
      Продолжим с обществами, масками и ритуалами. Еще вариант - маски "белой ведьмы", как они известны в народе. Это маска народа пуну из Габона. Традиционно общество пуну делится на разные кланы и роды, проживающие в разных деревнях. Помогать осознанию единства пуну как народа помогает общество мукудж. Помимо регулирования отношений внутри поселения, члены общества мукудж ведут судебные дела и выявляют злых колдунов, обеспечивая процветание общины. Маски для ритуалов окуи бывают мужскими и женскими, черными и белыми. У народов Африки белый цвет ассоциируется с миром духов, а также с чистотой и светом. Черный цвет ассоциируется с землей, силой, ночью. Таким образом, цвет маски не имеет значения в разделении масок на мужские и женские. Внешний вид масок мукудж соответствует идеалам женской красоты, принятым в Габоне. Прическа масок копировала прическу женщин пуну. Белые маски мукудж носили во время церемоний, проводившихся днем. Эти маски использовалась, в частности, в похоронных церемониях, когда мужчина-танцор на ходулях, с плетью, копьем или пучком ветвей в руках (помогавших удерживать баланс и служивших для выражения ритуальных действий) и в маске исполнял ритуальный танец. Они изображали дух женщины (доброй «белой ведьмы», представляющей женского первопредка пуну), который вернулся из мира мертвых для того, чтобы встретить и проводить в мир мертвых душу вновь усопшего члена общины. Однако этот тип маски не является погребальной, поскольку ее не надевали на усопшего, а лишь использовали в защитных траурных церемониях. Кроме того, маски использовались в разнообразных обрядах инициации, а также торжественными церемониями – например, достижении ребенком возраста в 1 месяц, свадьбе и т.п. Считалось, что при данных событиях желательно присутствие женского первопредка, благословляющего потомков. Так, добрая «белая ведьма» в ходе ритуала джайе благословляет детей, взяв их из рук матери, и, как отмечают исследователи, даже грудные дети при этом практически никогда не плачут. В ходе танца хор и танцоры окуи окружают мать с ребенком на руках и, указывая на них ветвями и копьями, благословляют ребенка, а потом кропят его заранее приготовленной водой. Страшно, аж жуть!?
    • Маски и интерьер
      Например, возьмем народность идома, живущую у слияния рек Бенуе и Нигер. Они земледельцы, верят в Бога-Творца, но считают, что общение с духами умерших предков позволяет поддерживать гармонию в обществе и баланс с силами природы. Для каждого случая у них есть особые половозрастные общества, которые выполняют ту или иную функцию в сфере общения с духами. Для этого используются маски и статуи. Белый цвет масок и статуй, как и в других частях Африки, используется для символического обозначения принадлежности объекта к миру духов. Так, у идома есть общество алекву, которое следит за тем, чтобы души предков получали своевременные подношения, и чтобы потомки замаливали перед предками грехи.  А общество оглинье является мужским половозрастным союзом, объединяющим воинов, которые в честном поединке убили человека, льва или слона. У них есть свои маски, которые применяются во время ритуальной пляски очищения икпа - ранее требовалось предоставить голову убитого врага, из-за которого, собственно, член общества и становился нечистым (такие представления о потере ритуальной чистоты воином, убившим врага, существовали у большинства народов по всему свету). Но со временем их заменили вырезанные из дерева маски. Статуи андженю изображают женских духов, населяющих кустарники по берегам рек. Они отвечают за плодородие, способствуют переходу душ умерших с земли людей в землю духов. Особая разновидность такой статуи, выкрашенная в черный цвет, символизирует преемственность рода и ставится рядом с умершим во время похорон. Собственно, вопрос - что страшного в этих ритуалах? Почему они являются какими-то вредоносными или разрушительными? Кстати, вот маска, которую продавец назвал маской народа идома - я затрудняюсь определить ее принадлежность к обществу. Как кажется, она сильно реалистичная и, скорее всего, относится к маскам-заместителям, используемым в ритуале икпа: Нет скарификации по щекам и на висках, а также полуоткрытого рта, демонстрирующего зубы. Это свидетельствует либо о нетипичности иконографии, или же о неправильности атрибуции. В любом случае, имея некоторое представление о том, какие ритуалы являются основными "потребителями" масок у идома, зададимся вопросом - и что? Чем эта маска плоха/вредна в интерьере?