Сергей Махов

  • записей
    367
  • комментариев
    9
  • просмотров
    1 399

Авторы блога:

  • Saygo 367

Об этом блоге

Записи в этом блоге

Saygo

Россия и Англия, часть 6

1. Англия, 18 век, выборы. Удивительно напоминает наше время, Россию. В общем, "выборы, выборы, кандидаты - ..."

Весной 1754 года в Англии состоялись всеобщие выборы, которые характеризовались (впрочем, как и все выборы в Англии в XVIII веке) грандиозными подтасовками, коррупцией, и нечестной конкуренцией.
Началось все с того, что 6 марта 1754 года умер Генри Пэллэм, лорд Вилмингтон, которого сменил на посту «главы центральной избирательной комиссии» лорд Дапплин, он обнаружил в бумагах Пэллэма масштабнейшие махинации. Так, в округе Оксфордшир, где выдвигалось по два представителя от вигов (правительственной партии) и тори (оппозиции), было подкуплено в пользу вигов 4000 избирателей, соперник герцога Ньюкасла был снят с выборной гонки, и т.д. В 35 избирательных округах 65 кандидатов были либо прямыми ставленниками правительства, либо их клиентелой. Всего же из 516 депутатов Парламента 70 занимали значимые посты в администрации, еще 140 – были под непосредственным контролем правящей партии, так как их избрание напрямую финансировалось из Казначейства.
Всего в Великобритании насчитывалось 230 избирательных округов (203 в Англии, 12 в Уэльсе и 15 в Шотландии), голосовать могли совершеннолетние люди, имеющие от 600 фунтов стерлингов в год земельного дохода, либо от 300 фунтов годового дохода в городах. Таким образом, избирать имели право примерно 200-350 тысяч из примерно 11 миллионов человек.
Самым лучшим способом попасть в парламент было заполучить «карманное» или «гнилое» местечко. «Карманными» назывались маленькие округа, где вся или большая часть земель и селений принадлежали одному и тому же человеку. Соответственно, все, кто жил на этих землях, голосовали так, как скажет владелец - за самого владельца, за его «представителя» или за того, кто заплатил владельцу за депутатское место. Если же избиратель проявлял строптивость, то его дом мог быть сожжен или взорван, а сам он лишался, таким образом, ценза и права голоса. Технология простая, но эффективная.
Один из самых хрестоматийных примеров - герцог Ньюкасл владел помимо прочих местечком Ньюарк. Когда его «представитель», «избранный» от Ньюарка, подал свой голос не так, как было желательно герцогу, Ньюкасл заставил депутата отказаться от своего места. Но вот незадача — на новых выборах откуда ни возьмись явился какой-то предприимчивый делец, который купил значительную делю голосов. Герцог был в ярости — он предписал согнать с земли всех избирателей, которые голосовали против его кандидата.
При этом многие владельцы «карманных» местечек и не интересовались политикой — они просто продавали голоса своего округа любому желающему и при этом даже делились прибылью с населением. Так, лорд Маунт Эджкомб взимал по 2 тысячи фунтов стерлингов с двух кандидатов от своего местечка. Часть суммы он тут же раздавал избирателям, другую — вносил в муниципальную казну, а львиную долю клал себе в карман. Бизнес был очень выгодным, и приносил лорду стабильный доход.
В среднем сумма взятки лицу, определяющему голосование в определенном округе, на выборах 1754 года колебалась от 800 до 2000 фунтов стерлингов. Так, Чарльз Уитворт получил от правительства 1000 фунтов на подкуп избирателей в Майнхэде, такую же сумму выделили герцогу Аргайлу, чтобы он организовал выборы в округах шотландского Лоулэнда «как надо». Уже упомянутый герцог Ньюкасл (он же – глава правительства) получил «как кандидат» 1700 фунтов, 1500 фунтов потратили на подкуп Джона Фуллера, который изначально выдвигался в округе Льюис, принадлежащем Ньюкаслу. Фуллер взятку взял, и выдвигался теперь как «независимый кандидат» уже по округу Трегони. Примеров можно привести массу.
Официально правительство потратило на выборы 1754 года 25 тысяч фунтов стерлингов (4,65 миллионов долларов в деньгах 2015 года), однако это сумма далеко не полная, поскольку были выплаты и из кассы Секретной Службы, и от разных меценатов, и иностранные деньги. И совершенно неудивительно, что правительственная партия (виги) взяла на выборах 368 голосов, тори – 105 голосов, а патриоты-виги – всего 42 голоса. Таким образом, правительство получило в Парламенте господствующее большинство и возможность проводить любые законы.


2. Россия, Бестужев-Рюмин, "Пером и шпагой", "Гардемарины, вперед!".

Надо сказать, что в 1742 году, как мы помним, с Англией был заключен первый в истории России оборонительный договор, в 1746-м подтвержден подобный же договор с Австрией, но получилось так, что русских просто использовали для того, чтобы вывести из войны Пруссию, и тем самым изолировать Францию. Получилась парадоксальная ситуация, которую отмечала в своих работах французская исследовательница Франсина-Доминик Лиштенан: «Россия была участницей альянса, одновременно и желанной, и нежеланной», то есть все хотели воспользоваться ее силой, но не хотели делить с ней выгоды.
В 1748 году произошел разрыв дипломатических отношений с Францией, в 1750-м – с Пруссией, таким образом, Россия встала на сторону англо-австрийского союза. При этом главную скрипку в этом альянсе играли как раз Англия и Австрия, России была уготована роль второстепенной державы, наподобие Нидерландов или Португалии.
Весной 1748 года умер шведский король Фредерик I, сменивший его принц Адольф Фридрих Голштейн-Готторпский был прямым ставленником Пруссии и Франции. Уже в декабре 1748 года императрица Елизавета приказала подготовить для вторжения в Финляндию 23-тысячный корпус, который потом был увеличен до 30 тысяч штыков. Естественно, обратились за помощью к нашим «западным партнерам», однако и Англия, и Австрия просто отказались влезать в конфликт, потому что не имели там никаких своих интересов, и только что закончили тяжелую войну. Герцог Ньюкасл прямо писал послу в России Джону Кармайклу: «Вы сообщите канцлеру Бестужеву и (если будет необходимо) Ее Императорскому Величеству лично, что Его Величество король Английский думает, что он не был бы ее другом, если бы, при настоящих условиях, не отговорил Ее Императорское Величество и императрицу - королеву Венгерскую от принятия каких-либо мер, которые могли бы нарушить мир на севере».


2

Британские выборы 1754 года. Стандартной практикой помимо денежного подкупа избирателей была и организация попоек, чтобы хорошо нажравшиеся выборщики голосовали «как надо».

Via

Saygo

На мой взгляд - респект!

Длительная операция под Шумлой создала одно время для русской армии опасность быть окруженной между Варной, Силистрией и Шумлой. Государь, который и лично мог оказаться в таком положении, указал поступить тогда согласно приказу Петра I во время Прутского похода 1711 г.: "Если бы Провидение не предохранило меня от подобного бедствия, если бы я имел несчастие попасть в руки моих врагов, то, надеюсь, что в России вспомнят многозначительные слова Сенату моего прапрадеда: "Если случится сие последнее, то вы не должны почитать меня своим Царем и Государем и ничего не исполнить, что мною, хотя бы по собственному повелению, от вас было требуемо".

Via

Saygo

И немного официоза

Артикул 90 Морского Устава Петра Великого - при каких случаях можно сдать корабль противнику (постановлением всех офицеров): «Однако ж, ежели следующие нужды случатся, тогда, за подписанием консилиума от всех обер- и унтер-офицеров, для сохранения людей можно корабль отдать: 1. Ежели так пробит будет, что помпами одолеть лекажи или теки невозможно. 2. Ежели пороху и амуниции весьма ничего не станет. Однако ж, ежели оная издержана прямо, а не на ветер стреляно для нарочной траты. 3. Ежели в обеих вышеописанных нуждах никакой мели близко не случится, где б корабль простреля, можно на мель опустить».

Если же сдали в нарушение Устава - артикул 73: «Буде же офицеры, матросы и солдаты без всякой причины допустят командира своего корабль сдать, или из линии боевой уйти без всякой причины, и ему от того не отсоветуют, или в том его не удержат, тогда офицеры казнены будут смертию, а прочие с жеребья десятый повешены».

wx1080.jpg

Via

Saygo

По Стройникову и "Рафаилу"

Спросили тут меня - как я отношусь к сдаче "Рафаила"? Хотел ограничиться одним словом, но черт с ним - сделаю небольшой пост.

Давайте для начала почитаем рапорт Стройникова, переданный им из плена: «…12 числа, на рассвете, находясь, по счислению, в 45 милях от ближайшего Анатолийского берега усмотрели на N, в расстоянии около 5 миль… что то был авангард турецкого флота, состоявший из 3 кораблей, 2 фрегатов и 1 корвета, которые шли полным ветром под зарифленными марселями… Неприятель, имея превосходный ход, при постепенно затихавшем ветре заметно приближался. В 11 часов был составлен совет из всех офицеров, которые положили обороняться до последней крайности и в случае нужды приблизиться к неприятелю и взорвать фрегат; но нижние чины, узнав о намерении офицеров, объявили, что сжечь фрегат не позволят. До 2 часов пополудни «Рафаил» имел ходу около 2,5 узла; сделавшийся же в это время штиль и продолжающаяся зыбь лишили его последних способов к защищению и нанесению вреда неприятелю. В исходе 4-го часа авангард неприятеля пересек все направления и окружил «Рафаил»: два корабля шли прямо на него, правее их находился 110-пушечный корабль и фрегат, а с левой стороны – фрегат и корвет; остальная часть турецкого флота была назади в расстоянии около 5 кабельтовых; ходу было не более одной четверти узла. Вскоре один из кораблей, подняв флаг, начал палить, и след засим надобно было ожидать нападения и от прочих; ко всему этому большая часть команды от качки не могла быть при своих местах. Тогда, видя себя окруженным неприятельским флотом и будучи в столь гибельном положении, он не мог предпринять никаких мер, как только послать парламентеров на ближайший адмиральский корабль с предложением сдать фрегат с тем, чтобы команда в непродолжительном времени была возвращена в Россию. Вследствие такого намерения, приказав поднять переговорный флаг, отправил парламентерами капитан-лейтенанта Киселева и морской артиллерии унтер-офицера Панкевича; задержав их, турки прислали своих чиновников, которые, объявив согласие адмирала на его предложение… изъявили желание, чтобы он со всеми офицерами отправился на адмиральский корабль, что и было исполнено; на фрегате остался с командою только один мичман Измайлов».

Давайте пройдемся по выделенным пунктам.
Итак, пункт 1.  "авангард турецкого флота, состоявший из 3 кораблей, 2 фрегатов и 1 корвета, которые шли полным ветром под зарифленными марселями… "

Полный ветер - это либо фордевинд, либо бакштаг. Скорее всего фордевинд, потому что мы видим в описании "зарифленные марселя", которые обычно рифят именно при фордевинде. Таким образом, фрегат "Рафаил" находился либо в бакштаге, либо в галфвинде (не мог же он идти навстречу туркам!).

Пункт 2. в 45 милях от ближайшего Анатолийского берега усмотрели на N, в расстоянии около 5 миль.

То есть турки зашли со стороны нашего берега, и прижимали "Рафаил" к своему берегу. Отсюда же следует, что ветер был N-NO-NW, поскольку, как мы помним, турки шли в полный ветер, то есть фордевинд, или бакштаг. Отсюда же следует и галфвинд "Рафаила", прорваться он мог вдоль побережья, либо на запад, либо на восток. В скобках заметим, что скорее всего на запад, ибо на востоке он мог попасть в медвежий угол Трапезунда, где без проблем был бы взят, а на западе была наша эскадра у Босфора.
Есть и еще один вариант действий Рафаила - до берега далеко, и можно было попытаться уйти на юг, а потом ночью прокрасться вдоль побережья, или по крайней мере посадить фрегат на камни, но, боюсь, это версия про другой флот.

Пункт 3. нижние чины, узнав о намерении офицеров, объявили, что сжечь фрегат не позволят.

Уже по этой фразе понятно, что Стройников виноват. Как минимум в том, что не сумел наладить рабочую обстановку в команде, и у него нижняя палуба решает, драться или нет. Кстати, Николай I тоже в этом усомнился, и правильно сделал. 6 июля 1830 года повелел: «Лейтенанта Броуна, мичмана Вердемана, лекаря Дорогоневского, шкиперского помощника Цыганкова и всех нижних чинов — простить. Стройникова, лишив чинов, орденов и дворянского достоинства, сослать в Бобруйск животное в арестантские роты; прочих офицеров разжаловать в рядовые до выслуги». Я с царем категорически согласен. Ежели нижние чины тебе не подчиняются - как ты на фиг офицер?

Пункт 4. До 2 часов пополудни «Рафаил» имел ходу около 2,5 узла.

Надо понять, что скорости кораблей одного класса в бакштаг и галфвинд практически равны. У кого-то лучшая скорость показывается в бакштаг, у кого-то в галфвинд. Это значит, что скорость турецкого отряда была почти такой же 2.5-3 узла, не более. То есть расстояние с 5 миль до 1 мили будет сокращаться 8 часов, не меньше, а то и сильно больше. У меня возникает большое подозрение, что кавалер ордена Владимира 4-й степени и Св. Анны 2-й степени моряком-то был никаким и возможности своиего корабля не знал, что в принципе для флота Грейга неудивительно. И опять-таки, не забываем - он находится в 45 милях от Анатолийского  берега. Если его заметили в 7 утра, он может принять ТОТ ЖЕ КУРС, что и турки (то есть с севера на юг) и идти тем же ветром, тем самым нивелируя преимущество противника в положении.

Пункт 5. исходе 4-го часа авангард неприятеля пересек все направления и окружил «Рафаил»: два корабля шли прямо на него, правее их находился 110-пушечный корабль и фрегат, а с левой стороны – фрегат и корвет; остальная часть турецкого флота была назади в расстоянии около 5 кабельтовых

То есть нагнали его в 16.00. Уходил он от турок (вот не люблю эти мифические русские "на рассвете, и т.д.", что мешало указать точное время?) примерно с 7.00 до 16.00, то есть 9 часов. При этом за эти 9 часов два турецких корабля ОБОШЛИ Рафаил с носа! Вот опять я убей бог не понимаю, куда и с каким ветром Рафаил двигался. Если он заштилел, то как его смогли обойти с носу? Или штилевая полоса оказалась штилевым кругом в радиусе метров 20 от Рафаила??? Размеры штилевой полосы - это явно не сотни метров, а километры. Далее,  штилевая полоса бывает обычно у берега, как мы с вами помним - у Рафаила 45 миль до Анатолийского побережья. Допустим он реально пошел к берегу. Он прошел - 2.5 узла х 9 часов = 22.5 мили, ну черт с ним, пусть 25 миль, то есть до берега еще 20 миль, а насколько я читал - штилевая полоса у берега варьируется на расстояниях от 5 до 18 км, то есть он до нее просто не дошел. Вобщем, обгон этот вызывает кучу вопросов.

Пункт 6. ко всему этому большая часть команды от качки не могла быть при своих местах.

Ну вот это я вообще не понимаю. Товарищи моряки! Любители серфинга и яхтинга! Объясните капитану Стройникову, может ли быть качка при штиле?? Ну такая прям, чтобы часть команды не могла выполнять свои обязанности?

Выводы:

Вот как хотите, но мне кажется, что рапорт капитана Стройникова - это туфта от первого до последнего слова. Да, я прекрасно понимаю, "что русские офицеры не могут лгать", но звиздят они не хуже нынешних чиновников Единой России. Рапорт Стройникова не отвечает на вопросы, а просто плодит новые. Скорее всего, неумелые действия капитана и офицеров привели к тому, что после непродолжительной погони турки нагнали корабль, и капитан и офицеры решили сдаться. Здесь я не отделяю Стройникова от офицеров, потому как были случаи, когда капитана, желающего сдаться, просто стреляли, или запирали в трюме, или выбрасывали за борт, и спокойно вели бой. Особенно отвратительно выглядит перекладывание ответственности на нижних чинов, которые то бунтуют, то при штиле от качки влежку валяются. И да. Пеночка. Я НЕ ВЕРЮ, что турки во время погони шли скопом. Наверняка какие-то корабли имели скорость больше, какие-то меньше. Должен был вырваться вперед кто-то один, и ничто не мешало Стройникову попытаться повторить подвиг одного из братьев Горациев, или просто действовать, как действовал капер "Беллона". Именно поэтому я считаю, что меры, примененные к Стройникову Николаем I, абсолютно справедливы.

_qwITG93zZ_qwaUqo7foWPLGTw6ioO5xkqqxA6C9

Картина Айвазовского с говорящим названием - "Штиль".

P.S. Адмирал Грейг в приказе по флоту объявил о воле Императора Николая I и учредил комиссию под своим председательством (в нее вошли все флагманы, начальник штаба флота и командиры кораблей). Комиссия проделала соответствующую работу, но в рапорте командира «Рафаила» было много неясного, что не давало возможности представить полную картину событий. Поэтому комиссия в постановочной части ограничилась всего лишь тремя основными пунктами: «1. Фрегат сдан неприятелю без сопротивления. 2. Хотя офицеры и положили драться до последней капли крови и потом взорвать фрегат, но ничего этого не исполнили. 3. Нижние чины, узнав о намерении офицеров взорвать фрегат, объявили, что не допустят сжечь его, впрочем, и они не приняли никаких мер для побуждения своего командира к защите».
Вывод комиссии был следующим: «…Каковы бы ни были обстоятельства, предшествовавшие сдаче, экипаж фрегата должен подлежать действию законов, изображенных: Морского устава, книги 3, главы 1, в артикуле 90 и книги 5, главы 10, в артикуле 73… Обращаем внимание на положение нижних чинов, которые… не имели совершенно никакой возможности исполнить поставленного в последнем артикуле правила относительно арестования командира и выбора на его место достойнейшего. Кроме того, что подобного рода действие превышало понятия нижних чинов и не согласовывалось с привычкою их к безотчетному повиновению начальству… Что касается до объявления нижних чинов, что они не допустят сжечь фрегат, то комиссия полагала, что командир не был вправе и требовать такой жертвы».

Via

Saygo

Когда традиции нарушаются

При любой войне России и Турции первым делом русского посла сажали в Семибашенный замок. Но традиция эта прервалась в 1828 году. После разгрома турецкого флота при Наварине драгоман Порты пригрозил русскому послу А.И. Рибопьеру заключением в Семибашенный замок. Но представитель России в отличие от более ранних времен просто охренел от своей наглости и. твердо заявил драгоману: "Скажите тем, кто вас послал, что времена подобных нарушений международного права прошли безвозвратно, что я никому не советую переступать мой порог, что я вооружу всех своих и буду защищаться до последней капли крови, и что если кто осмелится посягнуть на мою жизнь или даже на мою свободу, камня на камне не останется в Константинополе. Государь и Россия сумеют отомстить за это". "Лицо драгомана после этих слов, - писал Рибопьер, - от страха сделалось смешно до крайности". Наверное в первый раз в Турции поверили - эти могут, и Рибопьер был выслан на родину. Во избежание так сказать. Вдруг эти мэд рашен не шутят, хрен их знает...

Via

Saygo

12 февраля 1742 года в "Фонтэн Таверн" в Стрэнде (Strand) была проведена встреча правительственной партии английского Парламента и оппозиции. Всего присутствовали 265 человек (из 513 депутатов), среди них - 35 лордов. Было заказано 550 кварт пива и эля, 120 галонов шерри и бренди, специально для господ из шотландского парламента - 80 кварт шотландского виски плюс 30 кварт ирландского виски для представителей Ирландии. Кварта - это примерно 1 литр, галлон - примерно 2.5 литра.
Встреча происходила так - кто-то выступал с докладом, остальные бухали или лапали служанок, и изредка встревали в речь или задавали вопросы. Конец дня оказался испорчен дракой между шотландцами и ирландцами, которые слезли с серьезных вопросов на вечный спор, чей виски лучше. В результате герцога Аргайла, сцепившегося с лордом Гоуэром, пришлось растаскивать герцогу Бедфорду и лорду Баттерсту.
Заседание продолжилось и 13 февраля, но его эффективному завершению помешало две вещи - алкоголь начал иссякать, а принц Фредерик, которого обе партии упорно приглашали на заседание, так и не явился, поскольку испытывал отвращение к подобному времяпровождению.

z9fThnsNu1JlCJTB_PQYF0CPj1-uxRiXuhN7wain

Via

Saygo

28 марта 1770 года  к Екатерине явились валашские и молдавские депутаты и передали ей грамоты с просьбой взять княжества под свое покровительство.
Война с турками в разгаре, как фишка ляжет - еще неизвестно.  Брать их сейчас - связывать себя при заключении мира.
Екатерина устно дала согласие и приказала подготовить ответную грамоту. Когда ей принесли черновик, она в слове "покровительство" вычеркнула "ительство". В грамоте говорилось о  "высочайшем принятии под покров".
Депутаты из Молдавии (звучит как прикольно-то) довольные уехали, а турки, узнав об этой грамоте, решили понять,  что там русские опять задумали. Достали текст договора, спросили экспертов что это значит и получили ответ, что покров - это церковная форма покровительтва - то есть императрица на княжества не претендует, а только лишь церкви местной помогать собирается.
Что же , тоже наглость, конечно, но не из ряда вон, поэтому мир  Кючу́к-Кайнарджи́йский заключали довольно легко,  без особых споров.

Данные по Л.Е. Семенова. Отношения Дунайских княжеств с Османской империей//Новая и новейшая история, 1986 номер 5 ссылка на АВП.

Via

Saygo

Обожаю Гашека))))

Никогда не забуду своей первой встречи с покойной Ольгой Фастровой, которая произошла после моего возвращения из России, 19 декабря 1920 года. <…>
Наша встреча была по-настоящему сердечной, и первое, что я услышал, был вопрос: «Правда ли, Яроушек, что большевики в России питаются мясом китайцев, выбракованных из армии?»
Я спросил, как она, собственно, представляет себе всю эту процедуру. И она ответила, что большевики отправляются в Китай большими группами, примерно так, как индусы на ловлю слонов. Специальные отряды большевистских войск расставляют на пограничных китайских территориях капканы на китайцев и копают волчьи ямы. Попавшихся в них китайцев связывают дюжинами и доставляют в Москву и Петроград, где в специальных казармах они упражняются во владении оружием и осуществляют террор по отношению к русской интеллигенции. Ими, помимо других, были замучены Милюков, Горький и Чириков. К концу второго года воинской службы из них обычно выбраковывают десятую часть, откармливают, а потом их мясо раздают советским комиссарам.
— Я уже и фельетон написала об этом. А вы, Яроушек, тоже ели китайцев?
— Пока не привык, все время чувствовал привкус мускуса, — ответил я. — Крайне важно, уважаемая, посильнее приправлять пряностями вспотевшие ступни китайцев, тех, что потолще. Думаю, однако, что от такого неприятного привкуса можно отлично избавиться, если завернуть их в «Народни политику», в те её номера, где есть рубрика «События в России», да ещё прокоптить как следует.


«Памяти Ольги Фастровой» (Za Olgou Fastrovou), 1922

Ну и слова Гашека, вернувшегося в Чехию в 1920 году:

"Вернувшись на родину, я узнал, что был трижды повешен, дважды расстрелян и один раз четвертован дикими повстанцами киргизами у озера Кале-Исых. Наконец меня окончательно закололи в дикой драке с пьяными матросами в одесском кабачке"

Может быть уважаемый bohemicus подскажет, что можно почитать про Гашека в период 1920-1923 годов? Наверняка же есть какие-то чешские исследования...

Via

Saygo

Ничто не ново под луной

Представители книжных издательств и компаний намеревались обратить внимание конгресса на другое пиратство — «литературных разбойников», безнаказанно грабящих авторов и их издателей. Они надеялись учредить международное агентство по охране авторских прав и интеллектуальной собственности.

Это Венский конгресс, 1815 год.

Via

Saygo

Выдержка из рапорта де Рибаса.
У нас почему-то больше цитируется отчет Кутузова и записки Ланжерона, хотя там был отвлекающий удар.
А на Дунае было настоящее речное сражение, и именно удар с Дуная стал главным.
воалппр

Via

Saygo

Россия и Англия, часть 5

Просто цитаты из...

1. Первая силезская война.
Саму Пруссию Фридрих в 1740 году называл «королевством по имени», а фактически — обычным курфюршеством. Она играла значительную роль только в Священной Римской империи и на севере Европы, будучи второстепенным европейским государством со слабыми экономическими ресурсами. Как заметил Вольтер, Фридрих был «королем пограничных полос».
Фридрих считал, что обладание новыми богатыми провинциями (а Силезия, на минуточку, это богатейшая земля Священной Римской империи, крупнейший центр полотняной промышленности в Центральной и Восточной Европе) укрепляет экономику Пруссии; этому также способствует и заключение параллельно политическим договорам выгодных торговых соглашений. Все его соображения служили одной цели — округлению владений, их интеграции и величию Дома Гогенцоллернов.
Размышления молодого принца, по сути, явились первым изложением политического кредо в духе прусского «государственного интереса». То есть Фридрих сформулировал идею использования любого благоприятного шанса и политической конъюнктуры для укрепления и расширения своего государства, фактически следуя принципам макиавеллизма, ранее им самим лицемерно осуждавшимся в известном произведении «Анти-Макиавелли» (Anti-Machiavel, ou Essai de critique sur le Prince de Machiavel).
Кстати, касательно России. Мысли молодого короля сильно перекликались с мыслями Бисмарка — Фридрих II считал Россию самым опасным соседом («Русские привержены своим обычаям и не любят иностранцев, являясь самым невежливым народом в Европе») и в то же время наилучшим возможным союзником, поэтому всегда стремился к соглашению с ней, хоть и не всегда удачно.


2. Русско-шведская война, не совсем обычный ракурс. Я уже кратко писал по Ирландии 1739-1742 годов (http://george-rooke.livejournal.com/574332.html), а вот что творилось в других странах, и как это повлияло (конечно не только природные явления, но тем не менее):

Да не покажется читателям странным, но Швеция начала войну не столько из-за субсидий, сколько из-за прекращения беспошлинного вывоза русского хлеба с 1735 года, отчего в Швеции начался голод. Согласно Ништадтскому договору, Россия обязалась отгружать Швеции определенное количество хлеба беспошлинно, если в самой России нет проблем с хлебом. В 1735 году Анна Иоанновна приостановила эту отгрузку, поскольку решила прежде всего обратить внимание на своих крестьян, которые после петровских войны жили небогато. К тому же начиналась новая русско-турецкая война и хлеб был нужен для армии.
Швеция имела альтернативные источники закупки зерна — это Польша и Ирландия, и до 1740-х как-то перебивалась. Но в 1740 году начался «Великий Мороз» (Great Frost), который отразился почти на всей Европе. Еще с 29 на 30 декабря 1739 года задул сильный восточный ветер и начался необыкновенный шторм, который принес с собой пронизывающий холод. Шторм длился в течение недели, а в январе 1740 года холод усилился, хотя снег так и не выпал. Темза и голландские каналы покрылись льдом, замерзли в устьях реки Рейн, Одер, Висла, в Санкт-Петербурге птицы замерзали на лету и падали на землю.
В Польше не было такого массового голода, как в Ирландии, но там в период с 1739 по 1742 год тоже были очень длинные зимы (длившиеся чуть ли не с сентября по май). Крестьянство сильно голодало, часто съедало даже посевные зерна, чтобы выжить. Экспорт зерна из Польши сильно упал. В России, в том числе и Прибалтике, тоже был неурожай, и на робкие обращения шведского правительства вспомнить о пунктах Ништадтского договора и разрешить беспошлинную отгрузку зерна Россия ничего не ответила. Тут самим не до жиру, быть бы живу, как писали очевидцы: «Крестьяне Орловской губернии в совершенную скудость пришли, дня по два, по три не едят, покиня дома свои, ходят по миру и питаются травою да шишками ореховыми, смешав их с мякиною».
Попытки закупить продовольствие во Франции также оказались тщетными — в зиму 1739–1740 годов там 75 дней подряд стояла минусовая температура, причем 22 дня — сильный мороз. В результате с мая 1740 года в королевстве Людовика XV начался голод. В одном Париже на грани выживания были 20 тысяч человек, толпы скелетов бродили по дорогам Франции и просили хлеба. Чтобы избежать голодных бунтов и восстаний, король поручил мсье Орри, президенту французской Ост-Индской компании, срочно доставить хлеб из Индии, пообещав выкупить его весь на корню, чтобы накормить народ.
Швеция зиму 1739 года продержалась на ранее сделанных запасах, но голод уже стучал в двери все сильнее и сильнее. В провинции Вермланд начались первые голодные смерти, голодала Финляндия. Знаменитый Карл Линней, видевший воочию голод в Швеции в 1730–40-е, именно в эти годы занялся исследованием заменителей зерна, в том числе муки из сосновой коры или из корней ароника пятнистого (Arum maculatum). Пытались даже внедрить их в промышленную эксплуатацию. Но Линней не смог донести до широких масс, что тот же ароник в свежем виде — чистый яд из-за содержания в нем сапонинов. Сапонины исчезают лишь при варке или сушке растения. Как результат — массовые отравления крестьян и горожан.
В этих условиях шведское правительство не придумало ничего умнее, чем начать войну с Россией, чтобы вернуть отторгнутые у нее Петром территории Карелии и Прибалтики. Естественно, были и другие причины, которые, может быть, были для шведского правительства гораздо весомее. Шведский посол Нолькен, зная о готовящемся перевороте в России, предлагал Елизавете свою поддержку в свержении Анны Леопольдовны в обмен на возврат Карелии и Прибалтики, которые были житницами Швеции в период 1660–1700-х годов. При этом Елизавета ничего прямо не обещала, но и не отказывалась от предложений, поселив в головах шведов надежду на благоприятный исход событий. Кроме того, не стоит скидывать со счетов и пришедшую к власти «партию шляп», настроенную резко антироссийски. Так что причин начать войну было много.



3. Драка "слепых с косыми".
11 мая 1741 года, вышел из своих баз шведский флот. Русский Балтийский флот имел в своем составе 15 линейных кораблей и 8 фрегатов, из последних боеспособными были 2 или 3. К тому же некомплект экипажей у русских составлял около 40%. Тем не менее в кампанию 1741 года в море вышло 14 линейных кораблей, тогда как шведы смогли выставить только 5 линкоров (76-пушечный «Ульрика Элеонора», 72-пушечный «Принс Карл Фредерик», 70-пушечный «Стокгольм», 60-пушечный «Финланд» и 42-пушечный «Фреден»), а также 4 фрегата. Только к июню шведы смогли усилить свою морскую группировку еще 5 кораблями, но это было вообще всё, что Швеция могла выставить на море против России. Командовал шведским флотом вице-адмирал Райалин, который умер в сентябре от тифа и был заменен шаутбенахтом Акселем Шёшерной. Русский флот под командованием Якова Барша в столкновениях со шведами не участвовал, занимаясь боевой подготовкой на рейде Кронштадта. Шведы же крейсировали между островом Гогланд и Финляндией. В общем, тоже воевать не торопились.
В середине августа из-за недостатка провизии на шведской эскадре вспыхнула эпидемия тифа, от которой умерло свыше 700 человек. Фактически шведские корабли стали небоеспособными. Однако ушли обратно в Карлскрону они только в октябре, при этом потеряв 34-пушечный фрегат «Сварте Орн», который разбился о камни на финском побережье.
На зиму между странами было заключено перемирие, 25 ноября (6 декабря) 1741 года в России произошел дворцовый переворот, в результате которого, как мы уже говорили, на трон взошла Елизавета, 28 февраля 1742 года русские перемирие разорвали, и война продолжилась.
Согласно российским планам, теперь вести боевые действия предполагалось вдоль побережья Финского залива с помощью галерного флота. Корабельную группировку возглавил контр-адмирал Захар Мишуков, галерную — генерал-аншеф Левашов, но русский флот продолжил бездействовать.
Что касается шведов — проблемы у них были ровно того же характера, что и у нас. Командование на суше принял Карл Эмиль Левенгаупт, который планировал выставить армию в 22800 человек. Однако Швецию сотрясал голод, и реально собрали лишь 15 тысяч штыков, что, однако, не помешало «гениальному шведскому стратегу» воевать «растопыренными пальцами», начав одновременные наступления на трех направлениях — кексгольмском, вильманстрандском и выборгском. Предсказуемо, они закончились полным провалом.


4. Русский флот in action
В кампанию 1742 года шведы при полном напряжении сил смогли выставить 15 линейных кораблей и 5 фрегатов, тогда как русские — 13 кораблей и 3 фрегата. 25 июня 1742 года флоты встретились, но Мишуков сближаться не стал. В результате два флота крейсировали друг напротив друга… две недели. Наконец, Барш, ставший младшим флагманом, не выдержал и послал Мишукову записку с требованием созыва Военного Совета и начала сближения со шведами. Мишуков ответил: «С Божьей помощью, давно пора!».
Русские стали выстраивать линию и идти к шведам, шведы отвернули и начали отход на запад. Мишуков отправил вдогонку за ними капитана Макара Баракова на корабле «Основание Благополучия», и с ним еще два корабля и три фрегата. Подойдя к утру к острову Гогланд, отряд Баранова лег в дрейф и стал дожидаться подхода основных сил, но те все не появлялись. Оставив с собой два корабля, Бараков остальные отослал на восток. Мишуков позднее объяснил, что ему помешал обойти Гогланд встречный ветер. Головин с ехидством отмечал, что Баракову ветер почему-то не мешал.
Из монографии М. А. Муравьева «Русский флот в войне со Швецией 1741–1743 годов»: «17 июля 1742 года корабль «Нептунус» захватил в районе гельсингфорских шхер два небольших шведских судна. На них нашли письма, содержание которых говорило о бедственном состоянии шведского флота. К этому времени на шведских кораблях вновь распространилась эпидемия. На «Энигхетене» уже к 30 июня было 150 больных и 5 умерших. На «Гессен-Касселе» в течение этой кампании умерли 212 человек. Капитан корабля «Фреден» с ужасом сообщал, что из-за нехватки людей «ему невозможно во время сильного ветра поворотить оверштаг с гротом».
Однако наши морские воители не отставали от шведов — у Лавенсаари мы умудрились на ровном месте потерять 32-пушечный фрегат «Гектор», который сел на мель в двух милях от Готланда. Командовавшего фрегатом князя Урусова позже оправдали, так как мель, на которую наскочил «Гектор», не была отмечена на картах.
В ночь с 9 на 10 августа оба флота опять столкнулись друг с другом, но теперь уже стали отступать русские и генерального сражения опять не состоялось. 11 августа Мишуков собрал очередной военный совет, который постановил ограничиться пребыванием на фарватере у финского берега, а пока «стараться чрез крейсеров еще осмотреть неприятеля обстоятельно». На следующий день разразилась сильная гроза, и русский флот ушел в Рогервик (ныне Палдиски), откуда днем позже перешел к Наргену. Там он и оставался до 26 сентября.


5. "The Forty-five".
19 августа 1745 года Молодой Претендент при поддержке вождей из клана МакДональдов въехал в Гленфиннэн, там к нему присоединились другие кланы хайлендеров, в торжественной обстановке была зачитана «Декларация короля Якова III», где Чарльз утверждал, что пришел бороться в Шотландию за трон своего отца. Также по всей Шотландии был распространен манифест, получивший название Гленфиннэнского, где Чарльз сообщал, что якобиты будут бороться:
— за свободу совести, причем не только за восстановление в правах католиков, но за свободу совести вообще — в том числе для представителей нехристианских религий и атеистов;
— за превращение Великобритании в конфедерацию с правом добровольного выхода как для Англии с Уэльсом, так и для Шотландии с Ирландией;
— за разрыв унии 1707 года между Англией и Шотландией как коррупционной и насильственной и за создание унии на добровольной основе;
— за запрет на принудительные приводы на протестантские церковные службы и за прекращение преследования непротестантов.

6

Via

Saygo

Игры патриотов

Если вы спросите меня - а откуда же возникла та ситуация, которая привела к Крымской войне - я однозначно кивну на ситуацию перед Венским конгрессом. Такой клубок желаний и противожеланий, единства и противоположностей решить было в принципе невозможно.
Уже к началу 1814 года у "союзников поневоле" начались склоки по поводу конечных целей войны. Александр I высказывался за продолжение решительных военных действий и «доведение войны до полного разгрома армий Наполеона». Эти идеи разделяла Пруссия. В свою очередь, Австрия, опасаясь неизбежного в таком случае усиления России, настаивала на проведении мирных переговоров с императором Франции. Столь же умеренных взглядов придерживалась английская дипломатия.
Еще раз - то есть Австрия и Англия хотели сохранить Францию и Наполеона в целости и сохранности, тогда как Россия при полной победе становилась гегемоном в Континентальной Европе, а Пруссия возвращала свое влияние в Германии.
Наш "великий политик" Александр I, не разобравшись в ситуации, начал бомбардировать письмами английское правительство, чтобы они склонили Австрию выступить за окончательный разгром Франции, но с удивлением увидел, "что лорд Каслри не пытается побудить этот кабинет проявить больше энергии и активности".
31 марта 1814 г. союзные армии добились полной капитуляции Парижа, а на следующий день во главе с императором Александром I торжественно вступили в город. И Австрия выдвинула.... идею о продолжении династии Бонапартов в лице малолетнего Наполеона II под регентством императрицы Марии-Луизы. На что, естественно же, Россия, Англия и Пруссия покрутили пальцем у виска, и сообщили, что не для того Напа свергали вообще-то. Тут из-под земли появились французские роялисты, который дали идею, о которой к тому времени уже мало кто помнил - так Бурбоны же есть! (их, ВНЕЗАПНО, считали непопулярной династией) - и в результате престол был предложен брату казненного короля - Людовику Станиславу Ксавье Бурбону графу Прованскому, принявшему имя Людовик XVIII.
А далее... театр абсурда. Мы же помним, что Россия настаивала на полном разгроме Франции чуть ранее? Так вот, теперь "великому политику Александру" вдруг понадобилась "сильная Франция", чтобы противостоять английским амбициям в Европе. Вопрос - "А зачем тогда громили?" - является риторическим конечно же.
На конгрессе несмотря на постоянные совещания и консультации, представители России, Австрии, Англии и Пруссии имели по многим обсуждаемым вопросам диаметрально противоположные взгляды. Естественно, противоречия и взаимные претензии стали накапливаться в лагере союзников задолго до начала Венского конгресса.
А с чего все началось? Да и игр с "европейским равновесием", с которой все носились, как дурачок с писанной торбой, тогда как на самом деле политика чаще всего напоминает главу 18 из "Мальтийского Сокола" Хэммета, которая называется очень красноречиво: "Козел отпущения": "Я никогда не забывал, что, когда придет час расплаты, я должен быть готов прийти в главное полицейское управление, гоня перед собой жертву, и сказать им: «Вот, болваны, ваш преступник». Пока я способен на это, я могу показывать язык любому фараону и плевать на все статьи закона, вместе взятые. Но стоит мне хотя бы один раз промахнуться, они утопят меня в дерьме. Но я пока не промахивался. И не промахнусь. Можете не сомневаться". Так вот, еще на весну 1814 года у нас козел отпущения был - Франция. Но мы сами сняли с нее вину, и более того - начали содействовать ее возвышению.
Результат не оставил себя ждать - Англия, Пруссия и Австрия организовали антироссийскую коалицию, к которой присоединилась и... Франция (как там говорил Меттерних Талейрану? "Мы хотим так же мало, как и вы - чтобы Россия не усилилась чрезмерно"). Да, я о том самом конфликте по поводу Польши. Спас "великого политика Александра" опять Бонни, для которого по ходу кармой было - спасать русского царя из самых щекотливых ситуаций. "Наполеон нашел второпях забытый сбежавшим королем договор о секретном тройственном союзе от 3 января 1815 г. и немедленно переслал его русскому императору. Однако ожидаемого разрыва союзнических отношений не произошло. Александр I давно знал о его существовании, поэтому ограничился лишь ироническим замечанием о «слабости, легкомыслии и честолюбии» господствующих в собрании государей. Тем не менее он вызвал к себе Меттерниха и в присутствии Штейна показал ему текст договора. Насладившись видом оторопевшего министра, царь заявил: «Меттерних, пока мы живы, об этом предмете никогда не должно быть разговора между нами. Нам предстоят теперь другие дела. Наполеон возвратился. Наш союз должен быть теперь крепче, нежели когда-либо»".
Но и этот урок не пошел Александру впрок. В результате мы таскали каштаны из огня для других, тем самым ослабляя себя. Да, в июле 1815 года мы подписали-таки Четверной пакт, но изначально было понятно, что слишком разные интересы у России, Англии, Пруссии и Австрии. В результате Франция сделалась желанным партером для всех обиженных, или пытающихся выйти из жестких рамок Венского конгресса, чем она с блеском и воспользовалась. Но это уже совсем другая история.
Пока же, я просто хотел показать, что Александр создал весь тот клубок противоречий, который и рванул к 1850-м. При этом он создал их, по факту ослабив саму Россию, но усилив все остальные державы.

0_1bd017_76b47c44_-1-orig.jpg

Via

Saygo

Загадаю-ка я загадку

На мой взгляд простая до невозможности. Но поржать - дело святое.
Однако сначала амбула. Связана она с загадкой или нет - думайте сами.
Помните прикол про "великие Белорусские моря"? Оказывается над этим стебался еще Шекспир, который красочно описывал рассказ уже не помню кого (те кто хотят обновить память - почитайте "Зимнюю сказку"), кто потерпел крушение на побережье Чехии (Богемии). Что-то типа - "Ты убежден, что наш корабль причалил к Богемии пустынной?" То есть знающим людям сразу понятно - перед нами враль, сказочник, местный Хлестаков. Так что - ничто не вечно под луной.
Так вот теперь вопрос - как называли и до сих пор называют в американском флоте человека, у которого самомнение просто зашкаливает выше критической нормы?

Via

Saygo

Ну а потом репутация работает на тебя.
Мне кажется - основная проблема Англии XVIII века - это полный отказ от ответственности и слепая вера в то, что деньги решают всё. Примерно с 1740-х (даже ранее, с 1720-х, но тут из картины выпадает союз с Голландией, правда Голландия в результате оказалась в том же положении, что и другие континенталы, но об этом ниже) Англия отказывалась заключать договора с другими державами, где были бы четко прописаны права и обязанности сторон, которые требовали неукоснительного выполнения.
Вместо этого в любой сложной для Англии ситуации дельцы из Сити расстегивали мошну, и как богатый папик снимали очередную "шлюху" на континенте, которая за деньги готова обслужить английские интересы. Как только интересы были обслужены - "шлюха" с деньгами выталкивалась за дверь, ибо время, выделенное на утехи джентльмена, закончилось. Более стороны ничего никому не должны, и стороны друг о друге более знать не знают. В общем, "а нас всё хотят, как шалаву, напоить и нагнуть в переулке", а после остаться "только друзьями".
Проблемы таких взаимоотношений вылезли в 1770-е, когда перед Американской революцией Англия назаключала договоров, но "континентальные шлюхи" в лучших традициях дорожных проституток деньги взяли, а обслуживать клиента просто отказались. Нет, ну а че? Деньги то уже в кармане, так что, наш любимый лорд, самоудовлетворяйся сам. Репутация, заработанная за 30-50 лет, начала работать уже против Англии. На нее смотрели как на источник пополнения бюджета, а не как на договороспособную сторону.
Собственно проблема 1770-80-х годов для Англии - это найти союзную сторону на континенте. Англичане получили ровно то отношение, которое ранее демонстрировали сами - их использовали ради денег и без сожаления выбрасывали. Ситуация Очаковского кризиса вполне укладывается в этот тренд - ни один из "союзников" Англии на континенте, воевать с Россией не собирался, даже Пруссия, и все смотрели на Англию как на источник халявного бабла. Проблема была в том, что Англия в ответ и репрессивных-то мер принять не могла - вывоз почти на 70 процентов со всех стран английский, 27-29 процентов делят Франция и Голландия, а оставшиеся 1-3% - вот это как раз все остальные европейские державы. Например у той же России было в общей сложности на 1780-е что-то около 100-140 торговых кораблей. Всё, больше нет при любом желании. То есть крейсерская война тут не заставила бы вернуть кредиты вообще. Более того - все эти Дании, Швеции, Пруссии, России и т.д. в конце концов объединились в ту же Лигу Вооруженного нейтралитета, и достаточно честно выполняли свои обязательства друг перед другом, но только не перед Англией. А воевать на суше - армии у Англии такой не было.
Ситуацию исправила только Французская революция, когда интересы Англии совпали с интересами стран Европы, и Англия доказала свою договороспособность другим странам. И кроме того, британцам пришлось отойти от прежнего тренда и начать надеяться не только на деньги, но и на честное выполнение принятых на себя обязательств. "Остаться друзьями" больше не получалось.

bcf5b4b8caa8b12dd8ba4ed185f992a8.jpg

Via

Saygo

Читая про эпоху Екатерины II натыкаешься на такие сюжеты, что просто диву даешься. Ну куда там теории всемирного британского заговора имени утят Галковского! Реальная история просто дает форы очков на 1000 вперед!
Итак, возвращаясь к Очаковскому кризису и русско-турецкой войне 1787-1791 годов. Те, кто читали мой журнал, помнят о кризисе 1789 года из-за острова Нутка, которые возник (для англичан) совершенно неожиданно, и по сути отвел угрозу от российских морей на год.
Так вот, в том же 1789 году в Англию пребывает некто Франсиско де Миранда, поборник сепаратизма Южной Америки, и венесуэльский революционер. И идет напрямую к премьеру Англии - Питту-младшему. Миранда предложил - ни много, ни мало - на английские деньги и с английской помощью произвести восстание в Южной Америке, освободить ее от португальского и испанского владычества и превратить их в большое независимое королевство, управляемое потомком инка. Ну а Англии за это - генеральные права на добычу серебра и золота. Ну и кроме того - будущая империя Инков давала согласие на создание Панамского канала, от чего Англия будет получать громадные выгоды.
Питт совсем потерял голову, ибо в ушах звенело: "Сорок штук! Сорок штук! Сорок штук!" и отбросив все приготовления к войне с Россией, начал выбивать средства и готовить экспедицию к Южной Америке.
А теперь, как говорится, ход конем.
В 1786 году в Россию прибыл замечательный иностранец, стяжавший себе репутацию самоотверженного борца за свободу своей родины и злейшего врага одной из королевских династий Европы. Эта репутация не помешала ему стать желанным гостем петербургского двора; сама Екатерина II взяла его под свое покровительство и обещала оказать ему поддержку. Этим иностранцем был Франсиско Миранда - один из виднейших руководителей борьбы за освобождение Испанской Америки.
Посчитав Миранду человеком умным, императрица отослала его к Потемкину, в Новороссию, куда тот прибыл в декабре 1786 года. В феврале 1787 года еще одна встреча с Екатериной, 25 июля в Киеве - прием у цесаревича Павла, а в августе Миранда форсил в приемной Потемкина в русском мундире.
Судя по всему, в 1789 году Екатерина либо решила использовать Миранду втемную, либо тупо его купила, и в Лондон поехал уже не пламенный революционер, а личный шпион Путина русский шпион, который абсолютно дикими прожектами отвлек Англию от России в самый трудный 1790 год.
Самое смешное, что история имела продолжение. Миранда считался в Лондоне чуть ли не экспертом по Южной Америке, он наплел, что британцев там сильно любят, и вообще мечтают о главенствующей роли Британии в регионе, и вспомнив эти россказни в 1806 году английское правительство попробовало захватить устье Ла-Платы.
Надо ли говорить, что местное население далеко не горело любовью к англичанам и в результате именно в Южной Америке англичане понесли несколько тяжелых и позорнейших поражений от креолов и индейцев.
Еще раз - Англия в период царствования Екатерины больше напоминает криптоколонию России.

Francisco_de_Miranda_by_Tovar_y_Tovar.jp

Via

Saygo

Луч света в лютую стужу

К счастью для шведов, зима 1658 года в этом году оказалась очень суровой, и уже в середине декабря проливы между островами покрылись льдом. 30 января 1658 года шведская армия (12 000 человек) двинулась по льду через островок Бандзе на Фюн. Переход был очень тяжёлый. Лёд трещал под ногами, иногда солдаты и кавалерия шли по колено в воде. В одном месте лёд не выдержал, и под воду ушли сразу два эскадрона рейтар. На глазах короля, вышедшего чуть ранее размять ноги, утонула и его карета.
Но всё-таки переправа удалась. 8500 шведских солдат на Фюне встретили 2000 датских кавалеристов и 1500 вооружённых крестьян. Датчане заранее возвели импровизированные редуты из снега и льда и встретили шведов шквальным огнём. Карлу и Врангелю пришлось подкатить по льду артиллерию на прямую наводку, и после энергичного обстрела защитники Фюна капитулировали.
Далее король повёл войска через замёрзший Большой Бельт. 4 февраля начался переход по маршруту Фюн – Лангеланд – Лоланд – Фальстер – Зеландия. В ночь на 5 февраля Карл X со своей армией перешёл по льду на остров Таасингэ и затем на Лангеланд. 6-го шведы были уже на Лоланде, перейдя через лёд немного севернее Таарса. Этот переход был самым опасным: во многих местах на льду было более фута воды. Сам лёд везде поддавался и давал трещины.
Датские войска, сосредоточенные в Наскове, не вели на берегу никакой разведки. Они не успели помешать шведам и сложили оружие при появлении Карла X под стенами крепости. Среди прочих была захвачена и крепость Нюборг.
И вот на озере около крепости Нюборг (на восточном берегу острова Фюн) была обнаружена вмерзшая в лед небольшая эскадра Педера Йенсена Бредаля в составе кораблей Samson (40), Svenske Løve (36), Svenske Lam (34), и Emanuel (26). Последние три корабля - вооруженные торговые ("Шведский Лев" вообще в 1656 году захвачен у шведов), лишь "Самсон" состоял в королевском флоте, причем числился "вооруженной батареей". С учетом того, что корабли по сути были стоячими мишенями, а Нюборг был захвачен шведами - положение просто ужас.
Шведы, видя что датские корабли оказались в ловушке, начали неторопливый обстрел отряда Бредаля - ну а что? Куда они денутся с подводной лодки? Однако совершенно неожиданно датчане начали отвечать, и даже несколько ядер попали куда следует. Шведов это сильно разозлило, и они решили лихой атакой пехоты взять корабли по льду аки посуху на абордаж.
Но и Бредаль не дремал - он приказал своим матросам срочно ломать лед около кораблей, и к моменту атаки корабли датчан оказались в небольшом искусственном озерце, которому принудительно не давали замерзать. Поэтому 2 февраля 1658 года шведская атака просто провалилась - шведы как Белые Ходоки просто не рискнули идти по еле затянувшемуся льду, ограничившись мушкетным обстрелом. Однако когда в ответ в них полетели ядра - ретировались со всей возможной скоростью.
На следующий день атака с помощью сухопутной артиллерией - Бредаль опять отбился.
Наконец пятого февраля, когда мороз достиг отметки -15 градусов, и искусственное озерце поддерживать уже не получалось - атака шведской пехоты и кавалерии. Датчане сделали на "танкоопасных направлениях" снежные навалы, которые ночью усердно поливали водой. В результате образовались горки, на которых копыта коней просто скользили, атака захлебнулась, а шведы откатились, неся жестокие потери.
Шведы плюнули на неуступчивого шаутбенахта и оставили Нюборг, развернув войска к Копенгагену, около которого уже были 8 февраля. Бредаль же дождался, когда вскроется лег, и 29 апреля прибыл в Копенгаген. По приходу на Бредаля просыпался ливень наград, ему присвоили сразу звание вице-адмирала, его пример рассказывали во всех войсках. Датчане называют действия Бредаля в той проигранной по всем статьям войне "лучом света в лютую стужу".

9bf9LbkjuWQKGe94WNBy2sMpK9HjjKdLG5Eeq5-c
Корабли Бредаля у Нюборга в зиму 1658 года.

Via

Saygo

Загадка русскофлотская

Ну мне так, для себя, чисто поржать.
В 1743 году адмирал Мишуков отговариваясь вести активные действия против шведов, ссылался на: туман, противный ветер, и.... на попутный ветер.
Внимание, вопрос! Нет, про туман и противный ветер понятно. А Чем мешал адмиралу ветер попутный?

Via

Saygo

Еще один голод

Надо сказать, что ситуация в Бенгалии в 1930-е напоминала ситуацию в европейской части Российской империи в 1850-е. Истощение земель наложилось на аграрное перенаселение (население возросло с 1901 по 1941 год на 43%), на устарелые методы хозяйствования, при этом крестьяне были в долгах как в шелках, и выплатить свои долги могли уже даже не они, а только их дети. Уже в 1920-е Бенгалия превратилась из экспортера риса в импортера, при этом средний дневной паек крестьянина составлял 1 фунт риса в день, что составляло всего 2000 ккал, как мы с вами помним - для нормального функционирования организма нужно 3000-3500 ккал, для физической работы - 4-5 тысяч ккал.
Железнодорожная сеть в Бенгалии была развита плохо, основным способом передвижения были реки, и соответственно средством передвижения - лодки.
В феврале-апреле 1942 года началось японское наступление в Бирме, и 26 апреля 1942 года Британские войска Бирму оставили. Естественно, вместе с войсками отступали и бирманские беженцы, которые вошли в Бенгалию, состоянием, как мы выше сказали, не блиставшую. Беженцы, количеством 300-500 тысяч голов, принесли с собой корь, холеру, тиф, и устремились к крупным городам Бенгалии, где начались эпидемиологические вспышки этих болезней. Надо сказать, что Бирма была как раз основным регионом, откуда в Бенгалию поставлялся рис, и ее падение сделало голод в Бенгалии практически делом решенным.
Ах да, с началом войны британское правительство ввело в Бенгалии... о, да! Столь любимую всему продразверстку, вывозя из провинции по 159 тысяч тонн риса в год (рис был включен в солдатские пайки британцев), а за первые семь месяцев 1942 года - 183 тысячи тонн. Кроме того, боясь вторжения в Бенгалию, британские администраторы конфисковали у крестьян и жителей городов и сел... все лодки (до 30000 штук), в панике жгли запасы риса, сосредоточенные на побережье, просто лопатами сгребали тонны риса в Ганг (чтобы японцам не достался). Это, кстати, убило на корню и рыболовство. На этом не остановились, и на границе с Бирмой начали проводить политику выжженой земли, сжигая и разоряя села, отравляя колодцы, и т.д.
Ну и дял полного кайфа стоит упомянуть еще две вещи. Первая - инфляция, которая составила за год 63% (именно на столько возросли цены на продовольствие). Ну и вторая - стихийные бедствия. На октябрь 1942 года пришелся Северо-Индийский циклон, а так же пятнистый грибок, поразивший рис. Циклон смысл примерно 14 тысяч человек и примерно 190 тыс. голов крупного рогатого скота. Наводнение охватило площадь в 1200 кв. км. и ураганный ветер, переворачивавший деревья с корнем на площади 3200 кв.км. Морская вода зашла по рекам далеко вглубь, и сделала непитьевой воду в части рек и озер. После циклона жахнула жара, которая принесла с собой малярию, и к апрелю 1943 года в Бенгалии погибло уже 250 тысяч человек.
Кучи народа бросились к побережью, но надо не забывать, что Бенгалия была прифронтовой зоной, где стояла регулярная армия. Нападения на армейские хранилища риса и пункты сбора лодок привели к чудовищным потерям и от рук военных - до 300 тысяч человек за март-июль. Некоторые толпы зомби-голодающих военные расстреливали пушками и самолетами.
Далее ошиблась британская администрация - она планировала собрать в Бенгалии примерно полмиллиона тонн риса, но из-за пятнистого грибка смогли собрать только 189 тыс. тонн, а рис из Аммана, который хотели экспортировать в Бенгалию, просто не уродился. И настал пиздец. Полный.
Цены на продовольствие взлетели до небес (на 1011%), заменить его нечем. Рыбу ловить не на чем. Крупный рогатый скот массово погиб во время циклона. Запасы риса есть только на побережье, и те предназначены для армии, и ударными темпами отгружаются в Англию - Индия экспортировала более 70000 тонн риса в период с января по июль 1943 года, то есть количество, которое могло бы спасти примерно 400 тысяч жизней.
В этой ситуации вице-король Индии обратился к государственному секретарю по делам в колониях Лео Эмери, с просьбой остановить экспорт, и начать в Бенгалию импорт риса и зерна. Эмери пошел к Черчиллю, имея предложением начать в Индию экспорт зерна из Австралии и Новой Зеландии, но сэр Уинстон сказал просто: "пусть дохнут, все равно опять расплодятся как кролики". Экспорт зерна из Австралии и Новой Зеландии начался в метрополию, а не в Индию.
Тем временем толпы беженцев массово начали сходить с ума. Очевидцы описывают такие случаи, когда толпа почти скелетов массово бросается с обрыва в пропасть. Или массово повторяет подвиг Анны Карениной. Трупами с сожранными самими собой пальцами, обкусанными ушами, и т.д. были устланы все дороги, деревни. По городам и весям бегали сбившиеся в стаи собаки и шакалы, которые нападали на одиноких людей и жрали их прям на улицах. Общее количество смертей с ноября 1942 по ноябрь 1943 года оценивается британцами в 2.1 миллиона человек, индийцами - в 3-4 миллиона человек. Надо сказать, что ближе к истине именно индийские исследования, поскольку у британцев жертвы болезней не отнесены к жертвам голода. Мол, от голода - это от голода, а малярия или тиф - да может он и так ими болел, хотя понятно, что эти болезни как раз сопровождают голод.
Надо сказать, что голод в Бенгалии 1943 года был вполне рукотворным. Он создавался давно, и полыхнуть тоже должен был давно.
С сэром Уинстоном же произошла удивительная история - ставить его в одну когорту с Гитлером, Сталиным, и Мао Цзедуном постеснялись. Ну как же, лидер демократического запада, герой войны, и тут.. голодомор. Впрочем, те, кто знает историю Мексики и Филиппин, где голода фактически были созданы США (но это отдельная история), понимают, что Тэдди Рузвельт тоже далеко не святой.
Если США во время дефарминга (извините, что употребляю термин Борисова, который на мой взгляд ни фига не ученый, а пропагандист) спасла развитая ж/д сеть и две дополнительные культуры - маис и кукуруза, то в Индии с единственной монокультурой - рисом, вариант тяжелого голода был фактически неизбежен.

5_vqoXe_xRfBAw21fxMc7PEidm88brKPP8gnD3Ho
Калькутта, август 1943 года, обычный вид того времени.

Via

Saygo

Тролль, 80 lvl

В политике и дипломатии Фридриху II был присущ черный политический юмор. Начав войну за Силезию в 1740 году он среди прочего объявил, что передача Пруссии силезских земель установит полное равновесие между... Францией и Англией. А кто против - тот против равновесия Европы.
Это даже не "Россия-24" с Дмитрием Киселевым, это CNN XVIII века, я считаю))))

ZiQOomOJ8SOvg0VXVw9muPyReV3FMxj-TbVTiy9f

Via

Saygo

Просто цитата

Итак, 1812 год, для Англии война на море идет уже 10 лет и конца и края ей не видно. И вот что пишет Ричард Пэринг, на тот момент - клерк Королевского флота (знаменит тем, что в 1813 году ввел в обиход всем хорошо известный якорь Роджерса): "при существующем в Англии способе кораблестроения благородное дело строительства кораблей I ранга (100-пушечников) становится просто бесполезным из-за сильного снжения сроков службы (в оригинале - из-за преждевременного распада - С.М.) до 5 или 6 лет, при этом средняя продолжительность службы кораблей во флоте - 8 лет - и это очень маленькие сроки, особенно когда мы начнем размышлять над огромными расходами на закупку древесины и важностью существования нашего флота. Это утверждение далось мне очень нелегко (но как бесспорные свидетели такого положения дел - корабли "Bulwark", "Foudroyant", "Ocean" и "Queen Charlotte") и оно полностью опрокидывает устоявшееся представление, что корабли, построенные на королевских верфях, лучше и более долговечны, нежели чем построенные с меньшим качеством на частных верфях."

Цитата по Richard Pering "A brief enquiry into the causes of premature decay, in our wooden bulwarks – with an examination of the means, best calculated to prolong their duration", 1 января 1812 г.

Так вот, кто о чем, а лысый о расческе я о Петре I и об обвинениях в его адрес, что корабли (тоже построенные во время войны, которая тоже шла уже 10-13-й год) его типа быстро сгнили.
Перед вами - Англия. На 100 лет позже. Развитая в экономическом отношении держава, с Россией 1700-х не сравнить вообще. Флот Британии - самый сильный в мире на тот момент. Опыта корабельного строительства - хоть попой ешь, аж со времен Средневековья, ну уж точно со времен Елизаветы, если говорить о парусных кораблях нового типа. И руки у того пацана, который пробирку держал, в отличие от русского Вани - мытые. А проблемы - те же самые, что у самодура Петра Первого и отсталой России.
"Может все же в консерватории что-то не то?" (с)

0_560e5_840e9764_L.jpg
Тот самый якорь Роджерса.

Via

Saygo

Флот Александра I

Просто чтобы было понятно, с каких позиций пришлось стартовать Николаю I в деле строительства флота.

В начале своего царствования Император Александр I наметил ряд преобразований государственного управления. Среди других министерств было создано и министерство военно-морских сил. Во главе его стал образованный и способный адмирал Ник. Сем. Мордвинов. Через три месяца этот уважаемый в морской среде адмирал был заменен контр-адмиралом Пав. Вас. Чичаговым, выдвинувшимся на столь значительный пост из сухопутных поручиков благодаря протекции. Его современник, знаменитый мореплаватель и замечательный адмирал Вас. Мих. Головнин оставил нам воспоминания в своих заметках об эпохе управления морским министерством Чичагова: «Подражая слепо британцам и вводя нелепые новизны, мечтал, что кладет основной камень величию русского флота… Испортив все, что оставалось во флоте, и наскучив верховной власти наглостью и расточением казны, удалился, поселив презрение к флоту в оной и чувство глубокого огорчения в моряках».
На пост морского министра был назначен маркиз де Траверсе, — француз, оставивший скверную память о своем непродолжительном командовании Черноморским флотом. Он сумел, однако, снискать расположение влиятельных особ, и в том числе всесильного графа Аракче­ева, своим веселым нравом, изысканностью ма­нер и умением ладить с сильными мира сего.
Слушая постоянные жалобы о безотрадном положении дел в Морском Ведомстве, Импера­тор Александр I повелел учредить особый «Ко­митет образования флота», которому повелено было обращаться лично к нему «во всех мерах, каковые токмо нужным почтено будет принять к извлечению флота из настоящого мнимаго его существования и к приведению онаго в подлин­ное бытие».
Во главе этого комитета был поставлен граф А. Р. Воронцов, — англоман по убеждениям, от­носившийся с недоверием к русским морякам, писавший в докладной записке на Высочайшее имя: «По многим причинам, физическим и ло­кальным, России нельзя быть в числе первен­ствующих морских держав, да и в том ни на­добности, ни пользы не предвидится… Довольно, если морские силы наши будут устроены на двух только предметах: обережение берегов и гаваней наших на Черном море, имея там силы соразмерные турецким, и достаточный флот на Балтийском море, чтобы в оном господствовать. Посылка наших эскадр в Средиземное море и другие экспедиции стоили государству много, делали несколько блеску, а пользы никакой».
Как видно, этот сановник, приближенный к Государю, осуждал стремления Императора Пе­тра Великого и Императрицы Екатерины Вели­кой поставить Россию в число первенствующих морских держав. Император Александр I по су­ществу таких мудрых рассуждений своего са­новника неудовольствия не выражал, ибо сам придерживался такого же мнения по этому во­просу.
После ряда войн, нашествия Наполеона, разорения, пожара Москвы, огромных построек, предпринятых Государем, государственная каз­на нуждалась в средствах, морской министр маркиз де Траверсе, пользовавшийся располо­жением и дружбой Императора Александра I, сокращал кредиты на флот. В 1817 году нача­лись продажи кораблей за границу. В 1818 году были проданы Испании последние годные фре­гаты. В портах господствовал невообразимый беспорядок и чинились вопиющие злоупотре­бления. Адмирал Д. Н. Сенявин, победитель ту­рок и французов, славный флотоводец, не толь­ко талантливый моряк, но и непревзойденный моряк-дипломат, подвергся жестокой опале и в течение 13 лет влачил жалкое, убогое существо­вание.
Содержание офицерского личного состава было скудное. Офицеры и команды терпели нужду. Обыкновенно, обер-офицеры жили по несколько человек, иногда по 10 вместе. Даже холостые адмиралы имели одну общую кварти­ру на несколько человек. Такой была, например известная в ту пору в Кронштадте квартира ад­миралов четырех братьев Быченских. Казенные квартиры были все заняты портовыми чиновни­ками. Деньги, заработанные на берегу команда­ми на вольных работах, попадали также в руки чиновников. Пища на берегу была плохая. Все поправлялись в плавании, но дальние плавания были редки. Плавали больше по Финскому за­ливу, по пресноводной «Маркизовой луже».

Из статьи Н.С. Чирикова "Император Николай I и флот" журнал "Военная быль", сентябрь 2017

9ua8WGz3Ze8P1GQbU55oKVWBlyhmrLcmMMoTaTKT

Via

Saygo

Структура подчиненности Черноморского флота

На ЧФ структура проста до невозможности: Командующий ЧФ, которому подконтрольны 1) Канцелярия главного командира; 2) штаб Черноморского флота; 3) интендантство. Канцелярия занимается людьми, Штаб – боевыми операциями и боевой учебой, интендантство – логистикой и снабжением.

Структура подчиненности на Балтике:

Главный орган – Морское министерство во главе с Морским министром который реальной власти не имеет вообще, ибо она размазана по Управлениям.
Далее, равные права имеют органа – Адмиралтейств-совет, Управление Дежурного генерала и Главный Морской штаб. Адмиралтейств–совет – совещательный орган глав департаментов Морского министерства. Позже к Совету присобачили Морской Ученый комитет (типа нынешнего РВИО) и Управление генерал-гидрографа.
Управление дежурного генерала имело в подчинении Инспекторский и Аудиторский департаменты, но Дежурный генерал мог только констатировать факт растрат или ненадлежащих работ, повлиять он на них не мог. Таким образом, на флоте реально рулил Главный Морской штаб, в который впихнули:
- Канцелярию начальника Главного Морского штаба
- Управление Генерал-Гидрографа (отняли у Адмиралтейств-совета)
- Управление Дежурного Генерала (который считал свое ведомство отдельной епархией и со Штабом контактировал мало)
- Инспекторский и Аудиторский департаменты (как подчиненные Генерал-Гидрографу)
- Управление Генерал-Интенданта
- Управление Штаб-Доктора
- Департамент корабельных лесов.

Таким образом, Главный морской штаб сам принимал решения, сам себе строил корабли, сам себе отчитывался о выполнении, и сам себя проверял до кучи! Прекрасное заведение!
Можно сказать, что и на Черном море сами себе то же самое, НО – там все было подчинено отдельному человеку – командующему флотом, с которого и был главный спрос. Напомню пример Грейга, который подал отчет по бухгалтерии ЧФ, и когда в отчете нашли ошибки, и попросили их объяснить – Грейг в результате слетел с поста командующего.
В Главном же Штабе заседали Начальник Штаба, Генерал-Гидрограф, Инспектор Морской Артиллерии, Инспектор Морской Строительной части, Начальник Военно-Походной Канцелярии Е.И.В., Эскадр-Майор Е.И.В., Флаг-офицеры, генералы и адъютанты Е.И.В., то есть орган абсолютно коллективный, и ответственность его размазана по всем участникам Штаба. Недаром Путятин смеялся на эту тему: «таковое число бездельников едва ли может быть размещено на корабле Главнокомандующего без стеснения рядовых матросов».
Таким образом, князюшка Меншиков создал избыточную бюрократическую структуру, где сидела куча чиновников, получавших деньги от государства, но не имевших реальной ответственности за эти деньги. Проще говоря, это была обычная синекура.
Ах, да, забыл совсем Портовое управление, которое сняло с портовых капитанов все возможные обязанности, и возложило их на себя. При этом Главному Морскому Штабу подчинялись порты Або, Санкт-Петербурга, Роченсальма, Кронштадта, Ревеля, Свеаборга… Пока вроде все нормально, да? Но вот вам уже то, над чем реально можно поржать – еще до кучи Казани, Архангельска и Астрахани! Управлению в Санкт-Петербурге, Карл!
Так и получилось, что на БФ работа по строительству и приведению в боевую готовность флота выродилась в борьбу за денежные потоки и обсуждения мелких дел, типа – строить ли новый причал в Астрахани или погодить? В Казани дубы сплавлять или везти на белянах? И т.д. То есть вопросы, которые вполне мог решить портовый капитан, наделенный нормальными полномочиями.

VWVM3L7j-bJdqODmPrJgYM4peeKvC1y0zg3i2gmq

Via

Saygo

Полная цитата Петра I

Из которой у нас, как это обычно и бывает в жизни, мы выдернули лишь часть, и ее цитируем.

«Была убо Россия в древния времена мужественна и храбра, но не довольно воору­жена… И как политическая пословица сказует о государях, морского флота не имеющих, что те токмо одну руку имеют, а имеющие флот — обе».

Ах да, ну и еще, чтобы два раза не вставать. Из серии "потому что в кузнице не было гвоздя", или о роли личности в истории.

В сентябре 1853 года Николай Карлович Краббе, тогда начштаба вице-адмирала Серебрякова, пишет князю Меншикову: "Рассказывают, будто Ваша Светлость своим управлением погубили Балтийский флот, и что если и делается хорошее на Черном море, то сим обязаны адмиралу Лазареву, а ныне - Корнилову и Нахимову".

Не здесь ли собака порылась в отказе от экспедиции к Босфору и в затоплении флота?

Via

Saygo

Прежде всего спешу информировать читателей, что все пишется. Тема обширная, но сейчас я плотно застрял на изучении шведского флота, что вы, наверное, видели по последним постам с тэгом "Балтика". Я хочу попробовать хотя бы схематично обрисовать структуру и администрацию шведского и датского флотов, чтобы сравнить это с нашим флотом, и, как бы это пафосно не звучало, попытаться ответить на вопрос, почему тогда на море выиграли мы, и почему проиграли они. Приходится потихоньку осваивать шведский)
Ну и есть вопрос к читателям. С одной стороны я рассматриваю море, поэтому Тевтонский орден , трансформировавшийся в конгломерат "Ливония" - к морю не относится вообще никак - ни к богу свечка, ни к черту кочерга. С другой стороны - надо ли рассказать вам, читатели, как и почему в преддверии Ливонской войны вообще возник этот конгломерат, и немного залезть в "сухопутные дела" между Польшей и Орденом?
Напомню, что я веду повествование с 1500 года, то есть с тех пор, когда как раз идет распад Тевтонов.
И да, наконец-то определился, что будет приложением тем, кто поддержал книгу на стадии написания. Приложение охватит ту же самую борьбу на той же самой Балтике, но с 1815 по 1856 годы, то есть получится что-то типа rise and fall русского Балтийского флота.

HIosZR0A2rmCJPmsOzaAFYg2STKheGftbnLNOXQ1

Via