Сергей Махов

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,117
  • comments
    10
  • views
    25,261

Contributors to this blog

  • Saygo 1124

About this blog

Entries in this blog

Saygo

Из Клейна.
Собственно, как распределялась смертность рабов во время всего пути из Африки в Америку.
Значит, рабы гнались местными царьками к побережью, к месту продажи. Смертность таких маршей - 50%, совершенно оценочная, потому как никто статистики никакой не вел. Вполне могла быть и больше.
Далее. Отстойники на берегу -12-20%. Перевозка 12-15%, уже говорили. Потери в отстойниках ДО продажи 5-7%. И вот остаток уже попадал на работу. Если на хлопок - там смертность была меньше. На тростнике - больше. Зашкаливающая смертность была на серебряных рудниках из-за присутствия там ртути. Собственно, надо уточнить, но на память - до 70% от партии в год.
И да, еще раз говорю. Все, что я писал в темах до этого, касается только перевозки. А вот сейчас можно оценить истинный масштаб потерь.


Via

Saygo

Тут мне рассказывали, как бедных негров набивали в трюм. Вот пожалуйста - размещение матросов для сна на гондеке 74-пушечника, 1800 год.

bateriahamacas.gif

Вот чуть покрупнее для любителей клубнички:

detallehamacas.gif


Via

Saygo

Просто так

Пока есть время.
Обещание свое помню, обзоры и книги по теме чуть позже.
Общее количество рабов, вывезенное из стран Западной, Центральной и Южной Африки,  согласно Питеру Мэннингу составляет 26 миллионов. 12 миллионов - атлантическая работорговля, 8 миллионов продали арабы в Азию, еще 6 миллионов было продано в африканские государства, чаще всего берберам, которые их в свою очередь чаще всего перепродавали. Из 12 миллионов, которых везли в Америку, умерло 1.5 миллиона, то есть меньше 15%.
Ах да, больше всего негров было продано в Бразилию и в Вест-Индию (38.5 и 18.4 процента соответственно). На территории Тринадцати колоний и США было ввезено всего 6.45% от общего количества рабов, и именно их потомки получили все мыслимые и немыслимые бонусы от бывших угнетателей.
Что бы еще добавить? Наверное вот что. По самым скромным оценкам только за 18 век из 4 миллионов английских моряков умерло не менее 2 миллионов, хотя есть оценки и в 3 миллиона. То есть как минимум 50% потерь. Львиная доля умерла от цинги, тифа и малярии. Остальные причины - единицы процентов. Самый малый процент - это боевые потери, больше погибло даже от венерических заболеваний.
Как-то так.

Via

Saygo

Просто цитата

В 1807 году Англия ввела запрет на работорговлю и вывоз рабов из Африки. Король государства Бонни (ныне - Нигерия) прокомментировал этот запрет так: "Я считаю что торговля рабами должна продолжаться. Так говорят нам наши оракулы и наши жрецы (our oracle and the priests). А еще они говорят, что ваша страна, какой бы великой она ни была, никогда не сможет остановить работорговлю, установленную самим Богом."

Via

Saygo

Знаете, наверное я никогда этого не пойму. Дело в том, что в работорговле нет хороших, и нет плохих - оба хуже. Отвратительны и те кто покупает (арабы, европейцы, сами африканцы, для которых вообще рабство было обыденностью), но еще отвратительнее те, кто продает.
Ведь у нас же, под боком, в 18-19 веках были бравые парни, которые этим занимались, и даже выращивали детей "на вырост" с целью дальнейшей "реализации". И если затронуть эту тему - полыхания по страданиям негров окажутся мягкой неназойливой улыбкой.
Я вот не так давно читал про выселение черкесов-адыгов-убыхов. И вот опять... Это страх и ненависть в Лас-Вегасе, при этом все стороны конфликта - отвратительны.
Просто широкими мазками. В 1857 году Милютин предложил на Кавказе новую тактику - а давайте всех горцев... изгоним на фиг. Ну хотят они жить в мусульманском мире - пусть живут. Перевоспитать - все равно не перевоспитаем.
Дело за малым - договориться с турками, готовы ли они их принять. Ну и в 1860-м договорились -турки примут 40-50 тысяч черкесов на проживание без вопросов. Получили даже согласие от лидеров черкесов, честно предоставив им выбор - вы куда желаете - Турцию осваивать или Сибирь?
Проблема оказалась в том, что их было в разы больше, ибо наши имели только смутное представление об их численности. И в 1864 году, когда началась высылка - начался писец. Берже, на минуту - русский историограф - пишет: "Я никогда не забуду ошеломляющее впечатление, которое произвели на меня горцы в Новороссийской бухте, где на берегу собралось около семнадцати тысяч человек. Позднее, ненастное и холодное время года, почти полное отсутствие средств к существованию и эпидемия тифа и оспы среди них сделали их положение отчаянным. И действительно, чье сердце будет тронуто, например, при виде уже неподвижного трупа молодой черкесской женщины, лежащей в лохмотьях на влажной земле под открытым небом с двумя младенцами, один из которых борется в своих смертельных муках, а другой пытался утолить голод у мёртвой маминой груди? И я видел не мало таких сцен". Таких описаний на самом деле множество. Были факты и специальных действий русских, чтобы побольше черкесов умерло, были и совершенно неспециальные действия, которые привели к тому же. К числу последних,например, можно привести вот это решение: изначально перевозили черкесов в Турцию на русских судах, ибо у Турции с флотом после Крымской было не ахти. Паковали плотно - до 1500-1800 человек на корабль.Плюс экипаж. Как мы понимаем,в скученном пространстве начинались эпидемии, которые затрагивали всех. Получив на своих кораблях парочку эпидемий тифа русские от перевозок отказались. Сказав, что пусть возят турки. Турки начали возить, но не церемонились - чуть подозрение у кого-то на болезнь - сразу за борт. Без разговоров. В общем, масштаб потерь при перевозках представить можете.
Казалось бы - русские - плохие, турки - плохие, черкесы - хорошие, видно же, да? Ах да, еще же Англия с Францией плохие, потому как не вмешались, а просто наблюдали, как целый народ геноцидят. Нет, правда один из шотландских лордов там что-то сказал в письме к султану, на что тот ответил - если лорд реально хочет помочь - султан готов организовать переправку эдак тысяч 10-ти черкесов в Шотландию. Ну и что-то лорд сразу замолчал.
Ну а хорошие парни, прибывшие на Кипр, в Болгарию, в Анатолию, и т.д., чуть оклемавшись... первым делом занялись набегами на соседей для захвата рабов и продажи их на турецких же рынках. Чем безмерно возмутили самих турок. Ибо если в Болгарии и на Кипре хотя бы христиан захватывали, хоть и турецких подданных, то в Анатолии то собственно турок! А в Трапезунде - курдов, которые тоже вроде как свои. И те начали их геноцидить не хуже русских в ответ. Наместник Анатолии: "только могила их исправит". И представители черкесов после такой засады ломанулись... в российское посольство! Мол, заберите нас отседова, готовы вернуться обратно и жить тихо и скромно! Русские почему-то не поверили.
В Болгарии черкесы схлестнулись помимо всего прочего с крымскими татарами, которые чуть ранее туда бежали и расселились, и началась массовая резня на выживание. Которая прекратилась внезапно, когда оба народа решили геноцидить православных. Что привело к войне 1877-1878 годов в итоге.
В общем, лично для меня в этой истории хороших нет. Все стороны очень неприятны. Если же убрать эмоции - скажу еще раз то, что говорил в теме об индейцах -когда сталкиваются две культуры, одна из которых стоит на несколько голов выше второй, подобный исход неизбежен.Просто потому, что поднять вторую культуру до уровня первой иногда просто невозможно. Плохо это или хорошо - не знаю.
Как-то так.

%D0%9C%D1%83%D1%85%D0%B0%D0%B4%D0%B6%D0%

Via

Saygo

Люблю я такие темы)
Казалось бы - ничего страшного я не сказал, но пуканы в комментариях горят и пылают)))
Не может у нас рядовой читатель воспринимать мир во всей палитре красок, либо черное - либо белое, извините за намек)))

В качестве примера можно привести историю работоргового судна «Тарлетон» (Tarleton), которое совершило три вояжа в Африку в 1796-1798 годах, и при этом выдержала несколько боев с французскими кораблями.
Итак, работорговый корабль «Тарлетон» был построен в Ливерпуле специально для фирмы «Tarleton & Co», занимавшейся работорговлей еще с XVII века. Поскольку времена были опасные (шла война с Францией) – хозяева потратились и на вооружение корабля, поставив на него десять 6-фунтовых пушек. «Тарлетон» нес две мачты и стандартное парусное вооружение шхуны. Помимо основного своего занятия капитан работорговца Рэттклиф Шимминс получил еще и каперскую лицензию, что позволяло ему нападать на французские корабли и продавать призы в призовых судах.
19 июня шхуна вышла из Ливерпуля, и 25 августа 1796 года прибыла к побережью Гвинейского залива. Там англичане купили негров у местных царьков (всего 394 африканца), и 26 октября отбыли к Барбадосу.
28 ноября, в 40 лигах к востоку от Барбадоса их нагнала французская шхуна, вооруженная 12 пушками. Далее цитата из отчета Шимминса: «Противник дал два выстрела по ветру, приказывая тем самым нам спустить паруса и лечь в дрейф. Мы видели, что француз – неплохой ходок, и быстро нас нагоняет, однако, будучи уверен, что мои люди, и прежде всего офицеры, не испугались и рвутся в бой, мы решили сражаться».
Стоит сказать вот что – экипаж «Тарлетона» составлял всего 37 человек, расчет одной 6-фунтовой пушки согласно штатам королевского флота составлял 5 человек. Даже если учитывать, что в парусную эпоху бой шел только одним бортом – на пять пушек одного борта команде «Тарлетона» требовалось 25 человек из 37-ми. А кто же будет управлять парусами? Именно поэтому Шимминс решил следующее: «мы вызвали из трюма лучших из наших рабов (примерно 20 человек), и приготовились к бою. Нагнав нас, француз, подняв флаг и красный вымпел, дал по нам залп. Мы ответили тем же, и повернули на норд. Однако и наш противник не отставал, пытаясь повредить нам мачты и снизить ход».
Несмотря на то, что перестрелка длилась около пяти часов, «Тарлетон» потерь не имел, а повреждения заключались в продырявленных выстрелами француза парусах. К вечеру работорговец смог оторваться от французской шхуны.
На следующий день «Тарлетон» был атакован другим французским капером, вооружение которого было не в пример сильнее – двадцать 9-фунтовок на главной палубе, и восемь 9-фунтовок на квартердеке. И опять Шимминс для того, чтобы отбиться от противника, использовал часть рабов, которых вез на продажу. В результате капер «нанес нам некоторые повреждения, однако мы смогли повредить его гораздо сильнее – почти снесли ему квартердек, и, как я предполагаю, он понес большие потери в людях. Мы использовали для стрельбы пять бочек пороха, и к вечеру следующего дня, около пяти часов, кинули якорь у Барбадоса».
Возможно, продолжайся бой дальше, француз и смог бы захватить «Тарлетон», однако к вечеру 29-го на горизонте появился британский 20-пушечный шлюп «Принцесс Роял», который отогнал капера от «Тарлетона».
Шимминс хвастливо пишет: «Мои люди и негры продемонстрировали высокий боевой дух, и уверен, что если бы мы столкнулись с нашим преследователем снова, мы бы заставили его спустить флаг».
Итак, 30 ноября 1796 года «Тарлетон» вошел в гавань Барбадоса, оттуда отплыл на Мартинику, достигнув точки назначения. Из 394 негров было потеряно 14, или 3,6%, из числа экипажа (напомним, он составлял 37 человек) умерло 4 моряка, или 8.1%. Прекрасно, не правда ли? Процент потерь у экипажа выше, чем у рабов! Ну а как же рассказы из художественной литературы, спросите вы? Может быть это единичный случай, и «Тарлетон» просто воспользовался какими-то благоприятными обстоятельствами?
Давайте посмотрим на второй рейс «Тарлетона». Итак, 13 апреля 1797 года он вернулся в Ливерпуль. В сентябре 1797 года корабль вышел из Ливерпуля с 43 членами экипажа. Прибыл к бухте Биафра, где загрузил 475 негров, и в декабре продал их на острове Сент-Винсент (в Карибском море). Потери при перевозке составили 36 рабов (или 8.4% потерь от общего числа) и 5 человек команды (или 11.6% от общего числа). Таким образом, и в этом походе в процентном соотношении потери невольников были меньше, чем среди моряков.

a21e531585d240f2d7d63a336e111a9c58b40b6e

Via

Saygo

Новый сериал на новом ресурсе.

Американская революция, часть первая.

Почти три четверти населения колоний были фермерами. Типичная ферма часто превышала 100 акров земли. Фермеры производили излишки зерна, которые реализовывали там же, в колониях. В среднем, один взрослый фермер потреблял 150–200 фунтов мяса в год, большую часть кукурузы он скармливал скоту, а в зимние месяцы занимался кустарным ремесленным производством. Для Европы это могло показаться дикостью, но большинство фермеров Америки были владельцами своей земли. Дело в том, что на начальном этапе земля продавалась по очень низким ценам, и после кратковременной аренды, обычно 4–5 лет, фермер просто выкупал свой надел и становился собственником. Даже бывшие батраки или слуги вскоре стали владельцами земли и уже имели своих батраков или слуг. Колониальные рабочие, моряки, ремесленники в городах зарабатывали примерно 2–3 шиллинга в день, это было втрое больше, чем заработки их визави в Лондоне или Бристоле. Но была и проблема — в Тринадцати колониях почти отсутствовало золото и серебро. Торговые связи с метрополией, особенно на раннем этапе, были очень слабы, и фунтов стерлингов, шиллингов и пенсов банально не хватало. Однако колонисты быстро нашли выход — ведь чуть южнее лежали испанские и французские колонии в Центральной и Южной Америке, а также острова Карибского моря, где очень нужны были производимые колонистами продукты сельского хозяйства, а также дерево, пенька, лён, ткани и т. д. И началась бойкая торговля с испанскими колониями, причём делалось это наперекор собственно британскому правительству, которое косо смотрело на такую контрабандную коммерцию. Собственно, именно тогда и сформировался великий “торговый треугольник” Тринадцати колоний — продукты своего производства они продавали в испанских и французских колониях, а на вырученные деньги закупали британские товары и оборудование. Естественно, основными деньгами в колониях стали песо, которые американцы назвали долларами, и был даже принят официальный курс, согласно которому один серебряный доллар равнялся 5 английским шиллингам и 6 пенсам.

Но денег всё равно не хватало. Поскольку колонии обеспечивали транзит испанских песо в Англию, большое распространение в них получили бартерные и бумажные формы оплаты, такие как векселя и расписки, которые и стали альтернативной валютой.

Колониальные власти понимали, что деньги фермеру из глубинки достать затруднительно, и поэтому каждый год публиковали законодательные акты, где сообщалась официальная стоимость того или иного продукта (зерновые культуры, кукуруза, табак, рис, бобровые шкуры, крупный рогатый скот, вампум), которыми, согласно прейскуранту, можно было заплатить налоги. Понятно, что бартер был очень устаревшей формой оплаты, к тому же, чтобы минимизировать расходы, колонисты отправляли колониальным казначеям свои худшие продукты.

Так в Вирджинии, где было разрешено платить налоги табаком, колонисты отправляли на государственные склады свой худший табак, в результате “доход от него стал фактически нулевым”. То же самое творилось и в других местах, к примеру, в Род-Айленде, где казначеи жаловались на поставки измождённого скота на государственные хранилища.

Поэтому следующим шагом колониальной администрации стали бумажные деньги, которые по сути являлись “справками о задолженности”. Введены они были впервые компанией Массачусетского залива в 1690 году, после неудачной попытки англичан завоевать Квебек. Дело в том, что колониальное правительство во главе с губернатором Уильямом Фиппсом думало, что сможет расплатиться с солдатами награбленным у французов, однако экспедиция закончилась полным провалом. А когда выжившие солдаты потребовали выплаты жалования, оказалось, что колониальная казна пуста, и платить даже натуральными продуктами не получится. Именно тогда солдатам выдали срочно напечатанные банкноты, которые по факту были колониальными векселями на выплату денег или их натурального эквивалента владельцу векселя по мере поступления доходов в казну колонии. По идее, эти векселя должны были уничтожаться по мере выплат, однако средство оплаты оказалось столь удобным, что их оставили. Были выпущены дополнительные векселя на 10 и на 20 лет. Сперва их выпустили на сумму всего в 7 000 фунтов стерлингов, однако уже через год увеличили серию до 40 тысяч фунтов.

http://fitzroymag.com/istorija/amerikanskaja-revoljucija-chast-i/

181313_original.jpg

Via

Saygo

Читаю комментарии, и ржу.
Кстати, ситуация очень похожа на наши поздравления от девочек-дизайнеров  с 9 мая.

"The two great traditions of Oct. 13: Celebrating the U.S. Navy's birthday and tweeting out photos of Russian ships to celebrate the U.S. Navy's birthday," Politico deputy defense editor Brown said sharing his earlier tweet.

180749_original.jpg

181001_original.jpg

Via

Saygo

Опять Крымская.
В общем, смысл такой. Как мы помним, зима 1854-55 годов оказалась для союзников настоящей жопой. Много умерших, еще больше заболевших. Плюс- из-за офигенной работы службы логистики армия осталась без зимней одежды и одеял. Проблему надо было как-то решать. Ну и придумали следующее.
А что, если больные, пока они там болеют и выздоравливают, займутся чем-нибудь полезным? Ну например - начнут шить одеяла?
Бинго! Но блин...  Где ткань то на одеяла взять...  Решение пришло и простое и элегантное. Да из мундиров убитых/умерших! Тем более, мундиры были цветные, красивые. Вот из них пусть и делают!  Тем более, они будут хоть глаз радовать в серости крымской зимы.
В результате вот такие одеяла в Англии до сих пор называют Крымскими.

180618_original.jpg

Via

Saygo

Очевидных для одних, и совершенно неочевидных для других.

Наверное, ключевым моментом начала Крымской войны является вопрос – почему же Англия встала на сторону Франции, а не России? И на этот вопрос в русских исторических исследованиях нет однозначного ответа. Более того, и в оценках современников этого ответа тоже нет. Чаще всего все сводится к тезису: «Англичанка гадит», так любимому нашими квасными патриотами. И не только ими. Вот всего лишь две цитаты. Первая из труда великого русского историка Тарле «Англо-французская дипломатия и Крымская война»: «Судя по некоторым сохранившимся документам и по воспоминаниям современников Сеймура, можно сделать вывод, что английский посол был в отчаянии от того, что затевал Николай. В отчаянии потому, что боялся за самого Николая I. Этот «жандарм Европы» был еще слишком нужен не только для стран европейского континента, но и для островной Англии, которая отнюдь не была застрахована от революции.
О беседе Николая I с Сеймуром сразу узнали дипломаты всей Европы, не только в Лондоне, но и в Париже, в Берлине и прежде всего в Константинополе. И сразу же обнаружились огромные размеры содеянной Николаем ошибки. Англия ответила ему отказом».
Вторая – из труда Алексея Кривопалова «Фельдмаршал Паскевич и русская стратегия 1848-1856 г.г.», где исследователь приводит письмо фельдмаршала Николаю I от апреля 1853 года: «Старинная всегдашняя политика Англии была: ссорить державы твердой земли. Это до того вошло в их правило, что, видя долгий мир в Европе, они старались даже возмущениями сделать перевороты на твердой земле. Как же им не рисковать несколькими кораблями для того, чтобы удержать Францию в разрыве с Россией?
Здесь обнаруживается в политике Англии, что боятся теперь англичане разрыва с Францией. Заняв Францию в другом месте, даже развязав с ней войну, не будет ли для англичан средством удержать Францию от нападения на Англию».
Налицо, как мы видим, какая-то демонизация Англии и английской политики, за которой кроется просто нежелание детально разобраться в английских интересах и мотивах.
Однако английские исследования в этом плане не хуже наших. Чего только стоит суждение, высказываемое от книги к книге, что захват Россией черноморских Проливов приведет к российской экспансии в Индии! Так и хочется закричать – Индия вроде как в другой стороне, товарищи исследователи. География, как-никак.
Или еще один тезис, который не выдерживает никакой критики – к тому времени, мол, Англия решила, что ей выгодна единая Германия, тогда как этому объединению мешала Россия.
И вот для того, чтобы понять британские интересы и мотивы, давайте встанем на точку зрения самих англичан, причем не нынешних, а того времени. И начнем мы с 30-х годов XIX века.
Собственно, первые проблемы начались в 1830 году. В Англии умер король Георг IV и на трон взошел Вильгельм IV Ганноверский. Мужчина он по меркам тогдашнего времени был уже старый, 65 лет, наследников иметь не мог, и вопрос о престолонаследии встал ребром. В результате «предполагаемым наследником» была назначена племянница Вильгельма, принцесса Виктория. С 1714 года королями Англии были курфюрсты Ганноверские, однако там действовал салический закон, и женщина не могла стать правителем герцогства, поэтому получилось, что правительницей Англии в 1837 году стала Виктория, а курфюрстом Ганновера ее брат – Эрнест-Август, герцог Камберлендский.
Камберлендский и сам был бы не прочь стать королем Англии, однако Британией, по сути, правил герцог Веллингтон, и ему под рукой нужен был слабый правитель, «свадебный генерал», который бы не лез в дела управления государством и не мешался под ногами. Поэтому герцога сплавили в Германию, и Англия оставила Ганновер без своей поддержки, которую оказывала в течение 115 лет. Таким образом, второй из упомянутых нами тезисов имеет совершенно простое объяснение – английская верхушка устранилась из Ганновера и Германии только потому, что не хотела получить в Лондоне сильного правителя, способного влиять на Парламент и политику. Ну а Ганновер балансировал между Австрией и Пруссией, поддерживая то одну страну, то другую.

Дальше - здесь.
Shah-Shoja-court-Kabul.jpg

Via

Saygo

Первая партия оружия прибыла в Бостон в сентябре 1777 года. В него входили 200 пушек, а так же снаряжение и вооружение на 25 тысяч человек. Общая сумма этой поставки составила 5 миллионов ливров. Согласно договору, подписанному американским представителем Сайласом Дином, «за поставки из Франции колонии расплатятся после войны, исключая палатки, постельное белье, шерстяные отрезы, и т.п., которые должны быть оплачены сразу». Изначально американцы просили кредита на 8 месяцев, французы согласились, и даже предоставили возможность рассчитаться за оружие бартером: «мы просили бы вас, джентльмены, послать нам следующей весной, если это возможно, 10 или 12 тысяч голов свиней, а так же табака из Вирджинии, желательно – лучшего качества».
Бомарше писал королю и Вержену, что торговля с американцами – дело, помимо всего прочего, еще и прибыльное. Мол, вложим миллион – весной получим два от продажи их товаров в Европе, далее вложим два – получим четыре, и т.д.
Но можно представить себе изумление и Бомарше, и французского правительства, когда обратно корабли пришли пустые. Американцы ничего не отгрузили французам. Бомарше был просто удручен: «Из Америки нет ни новостей, ни табака. Одно слово - уныние».
Проблема оказалась в Артуре Ли. Тот по праву считал себя творцом этих поставок, ведь он и закинул Бомарше эту идею, и доставил письмо Конгресса, поэтому Ли очень не понравилось, что все дальнейшие дела Вержен вел с Сайласом Дином.
И Ли ничтоже сумняшеся  отписал в Конгресс, что военные припасы, которые вам поставят французы, могут не оплачиваться, это, мол, совершенно бесплатный подарок французского короля американским патриотам.
Французы запросили Конгресс, который и ответил со слов Ли: «Господин де Вержен неоднократно сам уверял нас, что оплата грузов, присланных Бомарше, не потребуется. К тому же сам Бомарше не коммерсант, а политический шпион, работающий на французского короля и правительство Франции».
Еще раз, миллион дала Франция, миллион – Испания, миллион – французские купцы, еще два миллиона Бомарше занял у друзей и знакомых, обещая вернуть с процентами, дело-то и выгодное, и плевое. В результате шпион не мог расплатиться ни с правительствами, ни по личным долгам.
Теперь Конгресс запросил уже сам Вержен. Конгресс в свою очередь запросил Ли, Ли ответил, что платить ничего не надо, а Бомарше и Дин требуют денег, потому что хотят набить свои карманы, причем в обход королей Франции и Испании. Не зная кому верить, американцы решили просто – платить не будем. Ибо так оно – рыночнее.

royal-navy-embarkation-new-york-royal-mu

Via

Saygo

Кстати, очень много параллелей с нашей историей, начиная, наверное, от Петра образца 1708 года)

Цитата из книги Дейва Ричарда Палмера «Военный гений Вашингтона»: «Джон Олден в конце 1960-х писал: «Американцам надо было удерживать внутренние территории до тех пор, пока Британия не устанет от войны»; Дуглас Саутхолл Фриман: «Стратегия Вашингтона заключалась в выжидании»; из «Энциклопедии по истории США» 1965 года: «План американцев состоял в обычной глухой обороне – создавать угрозу англичанам в любой точке и иметь для нормального снабжения и угрозы британцам реку Гудзон»; Или вот: «американцы на самом деле не выиграли войну у Англии, это Англия войну проиграла, причем из-за трудностей снабжения и действия за 5000 миль от метрополии, а не из-за армии колонистов». Джеймс Томас Флекснер хвалил колонистов за создание эффективной тактики «hit&run» (бей и беги), но и он отметил, что успех колонистов в конечном итоге мало зависел именно от них самих. Рассел Вейгли назвал американскую стратегию «стратегией истощения сил противника» или, в лучшем случае, «стратегией разрушителей планов» (erosion plans strategy). Томас Фронтингэм полагал, что главная задача Континентальной армии состояла лишь в том, чтобы проводить партизанские и диверсионные операции, чтобы «окутать серией беспорядочных уколов главные силы британцев». Короче говоря, главным мнением в исторической науке остается то, что американская стратегия в войне за Независимость была по существу одномерно-оборонительной и выжидательной».

Via

Saygo

По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому - не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!

Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, “имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени”.

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (страна по вкусу) и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний (фамилию по вкусу) согласился наконец принять портфель президента совета министров.

Федор Михайлович Достоевский, 1876 год.

Via

Saygo

В прошлом обсуждении по Крымской народ активно перешел к спорам по РКМП в ПМВ, и вместе с водой выплеснул и ребенка. Тем не менее, на пару комментариев хотелось бы ответить. Например, почему я "Свалил на Крымскую войну все что и так без нее произошло бы. Упадок Англии, подъем Америки, победу Севера над Югом, технологическую революцию."
Объясню.
Дело в том, что индустриальная и технологическая революция уже шла, и довольно долго, по крайней мере с 1800-х годов. Наработок было много, и действительно Англия деле промышленности ушла далеко перед. НО... Ох уж эти НО...
Для того, чтобы технологические и индустриальные наработки стали востребованы и повсеместно внедряемы, нужен был госзаказ.
Напомню, отношение к тем же железным кораблям перед Крымской войной (и это - несмотря на то, что их строили). В 1849 году начальник штаба морской артиллерии и глава Норской военно-морской базы Роял Неви, адмирал Генри Чедс безаппеляционно заявил: «Я думаю, железо никогда не сможет заменить дерево в деле строительства кораблей и создания оружия». Напомню, что этот момент уже не только десяток лет существуют железные пароходы, уже "Грейт Бритэн" плавает лет 5. Тем не менее, отношение государства и тех, кто отвечает за оборонный и госзаказ к этому делу вполне очевидное.
Те же опыты с овальными и нарезными каморами шли чуть ли не с 30-х годов XIX века, и никого это особо не колыхало. Год за годом артиллерийский комитет уныло рассматривал проекты новых типов орудий, однако ничего в серию не шло, поскольку адмиралы и генералы предпочитали уже испробованные системы артиллерии. И никому ничего было не надо. Вспомните, как принимали решение по Ланкастерским пушкам. Блин, оказывается, нам нужны пушки, ведущие огонь на большой дальности. Так, у нас есть три или четыре проекта таких орудий, и мы... закрыв глаза просто тыкнули пальцем в один из проектов и попали на орудия Ланкастера.
По поводу броненосных кораблей и батарей. Смешно сказать, но изначально французы вообще думали о батареях, чьи деревянные борта были обиты бы... только не смейтесь... толстым слоем каучука. У англичан вообще на эту тему мыслей не было - мол, как во времена Нельсона - "железные люди на деревянных кораблях".
И т.д. Примеров можно провести большое множество.
Крымская война оказалась катализатором технического прогресса, когда бурный поток изобретений и инноваций просто прорвал бумажную и административную плотину, созданную чиновниками. И именно с Крымской войны и началась настоящая промышленная революция, причем во всех значимых странах, включая сюда и Россию с США. Да-да, именно с США. Поскольку США после окончания Крымской всерьез думали - они следующие. И мысль, что "а вдруг война, а мы отстаем" - прочно засела в Вашингтоне. При этом - если знать структуру поступления доходов в США - понятно, что там "два мира, две системы". Правительство выкупает хлопок у Юга по твердым ценам, реализует его на мировом рынке по рыночным ценам и получает основной доход именно от этого. Промтовары и валютные спекуляции в сумме дают не более 20-25 процентов бюджета. То есть хлопок - это стабильные финансовые поступления. Но Юг за "свободную торговлю", за радикальное снижение пошлин и т.д., в то время как промышленный Север за протекционизм и за развитие собственного производства. Интересующимся смотреть Marc Egnal "Clash of Extremes: The Economic Origins of the Civil War". Если же на это посмотреть политически - то получается, что Юг стоит на пробританских позициях, а Север - на антибританских. И опять - по мнению Севера - "США следующие". А южане в 1857 году пробивают радикальное снижение пошлин, что ставит крест на северном протекционизме - теперь товары с Севера на Юге дороже, чем британские, заградительных-то пошлин нет. Еще раз - это 1857-й год, и мандраж после Крымской. Отсюда и столь бескомпромиссная борьба с Югом, ведь не будь Крымской - опять могли бы заключить какой-нибудь компромисс. И в этом плане Крымская в очередной раз стала катализатором. Причем не только катализатором Гражданской войны, но и технической революции в США.
Но вернемся к промышленности и технологиям.
С другой стороны - поскольку (еще раз повторю) промышленная революция произошла во множестве стран - это во многом обнулило военное и технологическое превосходство Англии. Просто потому, что тот же Монитор или Мерримак вполне могли справиться не только с деревянным винтовым британским ЛК, но даже с несколькими кораблями. Поскольку мине того же Нобеля все равно, как сильно вооружен британский деревянный пароход, взрыв все равно нанесет как минимум повреждения подводной части корабля.
Таким образом техническая революция потащила за собой революцию (или если угодно - эволюцию) взглядов на применение тех или иных технических новинок. И опять-таки - без Крымской это было бы невозможно, ибо эта война стала полигоном, на котором обкатывались почти все технические новинки. Как я уже говорил - бурный поток прорвал плотину.

rsnr20160007f02.jpg

Via

Saygo

"Экономика должна быть экономной"

Вообще, изначально план Хоу от 30 ноября 1776 года выглядел так: 10 тысяч англичан атакуют из Канады, 10 тысяч – производят удар навстречу из Нью-Йорка, а еще 10 тысяч атакую Филадельфию. Для реализации этого плана командующий просил от метрополии прислать 15 тысяч солдат, артиллерийский батальон и 10 линейных кораблей.
Однако просьба о подкреплении ошеломила английское правительство. Если посмотреть их глазами на ситуацию – это и понятно, успех кампании 1776 года был несомненен, армия Вашингтона, составлявшая летом 19 тысяч человек, к осени «усохла» до 4-5 тысяч, ее наполняли невеселые настроения, из войск шло массовое дезертирство. Англия просто не ожидала, что потребуются еще и дополнительные войска. Кроме того, отправка солдат в Америку означала дополнительные расходы, причем немалые, а это означало повышение налогов в самой Англии, и как следствие – социальный взрыв.
Собственно тема подкреплений стала вообще основным вопросом английской армии в войне за Независимость. По документам у Британии было 36 тысяч регулярных солдат, однако по факту лишь 9000 из них были боеспособны, остальное – команды инвалидов, гарнизоны крепостей, и т.д. Соответственно, чтобы удовлетворить требования Хоу, надо было нанять где-то еще 26 тысяч, а это означало большие расходы, увеличение внутреннего долга и рост налогов, на что ни Георг III, ни английское правительство согласиться не могли.
Тем не менее, искать дополнительные войска начали. И, прежде всего, обратились к России. Обратились по самой простой причине – желание сэкономить. Немецкий солдат (так и хочется сказать - согласно прейскуранту) стоил 200 фунтов стерлингов (вместе с обмундированием и снаряжением); русским предлагали 3 миллиона фунтов за 30-тысячный корпус, или… по 100 фунтов стерлингов, причем обмундирование и снаряжение у них были свои, дополнительными расходами были только траты на перевозку.

3cdea7a5a3033b7509ccdc53f034dc6c.jpg

Via

Saygo

Но ведь сейчас же у нас все не так, верно??)))

Задача самостоятельно избавиться от огромного внешнего долга оказалась неразрешимой для черногорского правительства. К началу ХХ в. положение в социально-экономической сфере стало безнадежным. Российский министр-резидент К.А. Губастов доносил в Петербург: «Все решительно, начиная с княжеской семьи и до последнего писаря, живут в долг, не платя ни одного, даже самого ничтожного счета… Мне трудно даже представить…картину того, неподдающегося описанию бедственного положения, в котором находятся в настоящее время здешние финансы»[1; Оп.482. Д.3350. Л.2]. К этому времени уже было ясно, что во всех проблемных ситуациях черногорский двор действовал по одной схеме: когда подходил срок выплаты процентов по займам, а денег в казне не было, срочно заключался новый заем, часто на самых тяжелых условиях. Текущие проценты погашались, но общая сумма долга росла как раковая опухоль. При этом княжеское семейство продолжало тратить казну азартно и широко. Престолонаследник Данило однажды прямо заявил российскому министру-резиденту Щеглову: «<…>Щедрая помощь, бесконтрольно оказываемая Россией княжеству, действует развращающим образом на советников князя Николая, так как она приучает их к мысли, что можно безнаказанно направлять дела вкривь и вкось, ибо все равно, великая покровительница Черногории поможет ей в критическую минуту»[2; Фас. LIA]. Правда, княжич не стал говорить о том, что значительные суммы шли именно на его личные нужды.

В 1899 г. княжество снова оказалось на грани банкротства. Оно было должно 771 тыс. гульденов австрийским банкам, 600 тыс. франков частному банку в Константинополе и более миллиона рублей России[3; Фас. 25. Бр. 1832, 1889 г]. Несмотря на подмоченную почтовой аферой репутацию, Никола в марте 1899 г. обратился за помощью к российскому министру финансов С.Ю. Витте, который решительно отказал. Не скрывая своего раздражения, он писал бесконечные доклады, в которых было подсчитано все, что делалось в пользу княжества: «<...>Денежные субсидии, выдаваемые черногорскому правительству из нашего Государственного казначейства достигают столь крупных размеров, что дальнейшее увеличение сих субсидий представлялось бы, по моему мнению, решительно невозможным. Помимо постоянных расходов в размере около 220.000 рублей в год на содержание в Черногории учебного батальона и полубатареи, духовной семинарии и женского училища, а также на выдачу черногорскому правительству субсидии для уплаты долга Государственному банку и других пособий, единовременные расходы нашей казны в пятилетие 1894-1898 гг. на снабжение Черногории запасами оружия и патронов и на устройство церкви в Никшиче составили около 2.600.000 рублей. Между тем, у нас самих имеются настоятельные нужды первостепенной государственной важности, которые, однако, остаются без удовлетворения по ограниченности средств Государственного казначейства»[1; Оп. 482. Д.3347. Л.21об.-22]. Как ни возражал С.Ю. Витте, черногорская элита не приняла отказа: «Убедившись, что все попытки открыть себе кредит в Европе остаются безуспешны, князь не видит другого для себя выхода, как возобновить ходатайство свое касательно гарантирования императорским правительством займа в одном из частных банков в России», - сообщал К.А. Губастов в МИД 15 сентября 1899 г.[2; Фас. XLVII.Д.2].

Сумма, которую черногорский монарх собирался занять в каком-нибудь российском банке, была немалой. С.Ю. Витте не сомневался, что «гарантия Императорского правительства проектируемому займу будет не номинальной, а действительной»[1; Оп. 482. Д. 3349. Л.5]. В случае с турецкими долгами так и было. Под личные гарантии султана в Оттоманском банке черногорцы заняли около 500 тыс. гульденов и в 1889-1900 гг. перестали вносить платежи. МИД Турции потребовал от черногорского представителя М. Бакича ответа, что будет дальше. Тот заявил, «что князь Николай совершенно лишен в настоящее время возможности производить обещанные Банку уплаты, что он просит Султана не отказать ему в снисхождении, и что в непродолжительном времени он намерен отправиться лично в Петербург в надежде, что Государь Император не откажет ему в великодушной помощи…»[1; Оп. 482.Д. 3349. Л.27об.-28]. То есть, турецким партнерам откровенно объяснили, что возврат долга напрямую зависит от решения русского царя. В таких обстоятельствах давать какие-либо гарантии черногорским займам означало бросать деньги на ветер.

Однако в ноябре 1899 г. министру финансов сообщили, что Николай II поддержал ходатайство князя, правда, на условии, что предварительно российской стороной будет проведена инспекция денежного хозяйства Черногории.


http://regionalstudies.ru/journal/homejornal/rubric/2012-11-02-22-07-59/452--xix-.html

Via

Saygo

Вот не знаю, честно. Вроде какой-то ограниченный конфликт, но его влияние... его последствия фактически на все страны... оно громадно. И чем больше читаешь, тем больше узнаешь и удивляешься.
Вот как пример - ввод австрийских войск в Княжества в июле 1854-го. Вроде ведь все говорено-переговорено. Реально, изначально Австрия просто хотела разделить враждующие силы. Это так и предполагалось. А что? Ей хорошо, и всем хорошо. В Трансильвании и Банаате стояла 150-тыс. группировка австрийских войск, и далее по соглашению от 14 июля 1854 года (причем по соглашению со всеми участниками конфликта) в Княжества вошла 40-тысячная австрийская группировка под командованием генерал-полковника Гесса при 3200 лошадях и 92 пушках.
У нас традиционно считается (почему-то), что Австрия хотела Княжества прикарманить себе. Да, действительно хотела, но уже в 1856-м. На 1854-й таких планов не было. А вот что реально австрияки хотели в Княжествах... так это разгромить базы венгерских повстанцев или диверсантов в Молдавии и Валахии. Сразу после ввода войск за эмиссарами Кошута началась настоящая охота, австрийцы им устроили настоящий террор. Что вынудило венгров бежать куда подальше.
При этом... оцените игру союзников. Когда Австрию склоняли на нейтралитет, выгодный Англии и Австрии, одновременно в Молдавию и Валахию послали Ласло Берчени (László Bercsényi), Иштвана Тюрра, Клапку и других революционеров с задачей создать венгерские отряды для атаки Австрии совместно с союзниками, буде Австрия не согласится.
Однако когда австрийцы достигли соглашения, революционеров им просто слили, отдали, как отработанный материал.
И это только один из эпизодов, который фактически неизвестен нашему читателю.
Главным же достижением Крымской войны стал полный слом Венской Системы, и создание Крымской Системы, которая просуществовала с 1856 по 1871 год. Что такое Крымская Система? Тут лучше привести цитату из Гордона А. Крейга: «Национальное самоограничение, уважение к публичному праву, каким оно было определено в договорах, и готовность обеспечить его соблюдение согласованными действиями были неприменными условиями Венской системы, которые сделали возможным поддержание мира и баланса сил в период 1830-1854 гг. Наиболее ужасным последствием Крымской войны было то, что она разрушила эти условия». То есть в послекрымский период стало возможным творить все что можно - бей, бухай, эй-би гусей - гуляй, рванина. Рухнула Крымская Система после франко-прусской войны, с созданием единой Германии, и сразу же пошла реинкарнация новой Венской Системы, только уже под главенством Берлина.
Ах да, в нашей историографии почему-то считается, что Европейский концерт существовал до Берлинского Конгресса. Наверное канцлеру Горчакову хотели подмахнуть и Александру II. Проблема в том, что Горчаков играл с уже несуществующей игрушкой, он так и не понял, что система "сам погибай, а товарища выручай" изменилась на "каждый сам за себя". В этой ситуации политика России 1856-1878 годов предсказуемо составила один большой фейл, и страна покатилась к своей "Весне Народов". Потому что 1) не смогла провести нормальные реформы, а те что были - лучше бы их не делали; и 2) потому что пока мы топтались на месте, все основные страны Европы и США так рванули вперед экономически, что догнать мы их так и не смогли.
И все-таки.
Что, образно говоря, сделали в 1854-56 годах англичане? Именно англичане, потому что они в результате просто убрались на остров, и заперлись в своей Блестящей Изоляции. Они кинули в хорошо работающий механизм кувалду, и со своего островка спокойно смотрели,как разлетаются осколками по всей Европе шестеренки, валы, зубцы, и т.д.
Однако для Англии (гримаса истории) последствия Крымской стали не только очень неприятными но и самыми долгоиграющими, которые икались им аж до 1948-го, то есть аж до создания НАТО.

Во-первых, создание единой Германии не только выбросило Англию с немецкого рынка, так еще и создало ей главного торгового конкурента на следующие 100 лет.

Во-вторых, выпуск из ящика Пандоры духа национализма по всей Европе логичным образом перекинулся и в английские владения - речь об Индии и Ирландии прежде всего. Стоило ли это того, чтобы в свое время прикормить Кошутов, Марксов и Огаревых? Не знаю.

В третьих, "блестящая изоляция" после Крымской позволило Северу США победить Юг, и в результате САСШ стали из преимущественно аграрной державы промышленной, и вторым главным конкурентом Британии. Да, подвижки к этому были и ранее, но до Гражданской войны компромисс между Севером и Югом сильно сдерживал экономическое развитие ребят из "Града на Холме". Кстати, по поводу Гражданской войны, часть историков (например тот же Фуллер) считают, что она - это есть продолжение Весны Народов через 15 лет, просто в некоторых странах Весна Народов шла с задержкой (про Россию говорят, что там задержка вообще в 70 лет, кто угадает, какое событие к Весне народов привязывают?).

В четвертых, технологическая революция, произошедшая в период 1854-1856 г.г. частью обесценила британское экономическое и производственное лидерство. Для этого Крейг, поясняя свой тезис, приводит пример Дредноута. То есть его выпуск обесценил броненосные флоты. Но позвольте, ведь то же самое произошло и после 1856-го! Глуар обесценил все флоты! Так прогресс на этом не остановился - Мерримак, Монитор, и т.д. В общем, для того, чтобы быть впереди, надо было быть во главе производства новых технологий. Однако на пятки теперь наступают США и Германия, которые в технологии умеют не хуже, а где-то лучше, кроме того - забывать Францию тоже не стоит, а потом придет через Японии, догонять будут Италия и Австрия.... В результате для Англии началось медленное сворачивание рынков сбыта из-за возросшей конкуренции. Грубо говоря, если на 1854-й год Англия действительно была безусловным мировым лидером и в экономике, и в производстве, и в технологиях, то уже через 25 лет... Большой вопрос.

В пятых, пораженная либертианством экономика Англии (кстати, в точном соответствии с историей экономики Голландии) постепенно начала становиться из производственной экономики банковско-ростовщической, живущей "процентом на процент". Да, процесс этот затянулся аж до 1920-х, тем не менее, начало положено как раз "хлебными законами", первой Опиумной и Крымской войнами.

Вот такая казалось бы неприментная война. И это только безумно малая часть вопросов, о которых можно было бы рассказать.

Edouard_Dubufe_Congr%C3%A8s_de_Paris.jpg

Via

Saygo

Ричард Кобден, 1853 год:
"Мы поддерживаем лорда Дадли Стюарта, поддерживающего поляков в пику России в Парламенте в течение последних двух недель, лорд провел несколько встреч с польскими представителями и заключил несколько соглашений, согласно которым поляки должны вернуть свои земли, которые были просто отняты сопредельными государствами. Мне вообще нравится мысль, которая должна посещать голову каждого разумного человека - в течение последней сотни лет на каждую захваченную Англией лигу территории Россия захватывала три лиги, причем с помощью мошенничества, насилия или обмана. Это и есть главный вывод любого здравомыслящего государственного деятеля, если беспристрастно исследовать всю российскую политику".
Для справочки - Ричард Кобден - британский промышленник, который ратовал за "свободную торговлю", отмену пошлин, и торговую экспансию Англии на мировые рынки. Собственно из-за высоких ввозных пошлин на британские товары он очень не любил две страны - США и Россию.
Лорд Дадли Стюарт - защитник "всех униженных, оскорбленных, слабоумных, и т.д.". Особенно я ржал над его описанием "революции" в Румынии в 1848 году. Читаем отрывок - наслаждаемся:
"Справедливость и умеренность Румынской революции 1848 года были таковы, что, за исключением России, все великие державы, и прежде всего Турция, официально признали новый порядок вещей. Через некоторое время Турция, поддавшись угрозам и предложениям России, неожиданно захватила город Бухарест, отринула достижения революции и ввела в действие старый режим во всей его строгости. Несмотря на обстоятельства, или, скорее, оправдывая себя присутствием турок в Бухаресте, русские, в свою очередь, вторглись в княжества.
Турки и русские в своих прокламациях протестовали против скрытого смысла своих мотивов, заявляли, что они неукоснительно уважают институты страны, и что они только пришли, чтобы отдать должное жалобам, с которыми румыны не раз обращались к Порте до своей революции. Но затем Россия просто вытеснила из Порту из Балта-Лиманской конвенции, согласно которой, в нарушение договоров между румынами и турками, в нарушение договоров, заключенных ранее между Турцией и Россией, княжества были лишены всех своих конституционных гарантий - свободы прессы, их национального представительства и права избирать своих князей - фактически все их прав и свобод. Даже дети были лишены средств обучения чтению и письму из-за закрытия начальных школ, которые ранее существовали почти в каждой деревне.
Россия, не удовлетворенная тем, что заставила княжества поддерживать в течение двух лет армию вторжения, состоящую из почти 100 000 человек, теперь требует от них в качестве компенсации огромную сумму в сорок два миллиона румынских пиастров (около £ 625 000), на что, как обычно, Порт была вынуждена согласиться."

Мне одному слышится крик: "Ребята, на его месте должен был быть я"?)))
И да: а наш-то царь Николай явно не промах) Заставить заплатить турок за подавление революции... ну, во-первых, это просто красиво)

Theodor_Aman_-_Proclamarea_Unirii.jpg

Via

Saygo

Ну о том, что фразу "больной человек Европы" Николай Первый никогда не произносил, знают наверное все.
Оригинал фразы (но в перепеве Рабиновича, ибо Сеймур записок не оставил, и впервые этот разговор упомянут в книге Гарольда Темперли в 1936 году) выглядел так: "Николай: у нас на руках больной человек, тяжело больной. И будет обидно, когда он умрет у нас на руках, особенно до того, как успеет оформить необходимые документы". То есть Николай намекает, что Россия и Англия должны составить завещание за больного.
Тот же Темперли говорит, что есть вторая версия этой фразы: "Медведь умирает. Вы, конечно, можете дать ему мускус, но это не продлит ему жизни".
Мускус здесь употреблен в понятии "нашатырь". То есть дать умирающему человеку понюхать нашатырь конечно можно, только для течения самой болезни бессмысленно. И да, меня одного удивляет, что Николай сравнил Турцию с медведем? Вроде как после войн с Наполеоном сравнивали с медведем исключительно Россию.
Ну а теперь самое смешное. Фразу "больной человек Европы"   первый раз в истории употребила газета "Нью-Йорк Таймс" в своей передовице от 12 мая 1860 года. При этом цитата применена относительно Австрии, хотя и Турция тоже упоминается: "Состояние Австрии в настоящий момент само по себе угрожающее, хотя оно и менее тревожное для мира во всем мире, чем состояние Турции семь лет назад, когда царь Николай пригласил Англию составить совместно с ним завещание для этого больного человека Европы."

Ну и картинка, которую Очень Люблю.)))  Султан Абдул Гамид на заборе собственного дома читает:  "Производится реконструкция Османской империи. Стоимость объекта - 5 миллионов фунтов стерлингов. Генеральные подрядчики - Англия, Франция и Россия." Ну и сильно возмущается - типа, а где я то в числе подрядчиков?)

180382_original.jpg

Via

Saygo

Сейчас читаю о снабжении британских войск в Америке во время войны за Независимость. Могу сказать честно - это адовый лютый де пизес. И корни проигрыша растут именно оттуда.
Для начала анекдот.
"Грузинская деревня, Гоги забрался на дерево, а слезть не может. Вся деревня вокруг собралась, судачат, орут, дают советы Гоги, а тот просто сидит на ветке и плачет.
Тут подходит Вано, расталкивает всех, говорит, что знает, как снять Гоги с дерева. Берет веревку, раскручивает ее, кидает Гоги и говорит держать пойманный конец, и ни в коем случае не отпускать. Гоги с надеждой держит двумя руками, большими глазами смотрит на своего спасителя.
Вано же... дергает веревку изо всех сил. Гоги слетает с ветки и башкой в землю - хлоп! В общем, кабздец котенку.
Народ окружил Вано, молчит, смотрит недобро, требует объяснений. Слегка растерявшийся Вано говорит:
- Да что вы смотрите? Мы вчера так дядю Акопа из колодца доставали, и все получилось нормально!"

Собственно, когда Британия решила навести в колониях порядок - особо о снабжении не беспокоились. Да вообще - стоит ли? Тем более, "там на четверть наш народ". Вообще без проблем. Народу в колониях по отзывам живет много, купим, реквизируем если что.
В своих расчетах тот же генерал Хоу, писавший Парламенту: "Нет никакого смысла снабжать армию из метрополии" совершенно забыли такой параметр, как плотность населения. Да, в колониях жило сравнительно много людей, но они были рассредоточены на большой площади.
Смотрите сами. Площадь Великобритании - это 250 тыс. кв. км. Население на 1770-й - 6.4 млн. человек.
Площадь 13 колоний - 1.2 млн. кв. км. Население на 1770-й - 2.15 млн. человек.
Проще говоря - территории колоний оказались бедной малонаселенной областью, с которой кормиться по примеру войн в Европе было тяжело, если не сказать - невозможно. Собственно, сообразили, что что-то не так, только к 1778 году. И свалили снабжение ограниченной группировки войск в Америке на... флот. У которого, как бы, и своих-то проблем навалом было. Свалили по самой простой причине - на флоте был специальный Отдел Снабжения, а в армии - нет.
Флот стал разрабатывать пайки для армии, планировать доставку, и т.д., однако в 1779 году в войну вступила Франция, а в 1780-м до кучи - еще и Испания. И случился коллапс. Пробовали было закупать все на месте, но если в районе многонаселенного и богатого Нью-Йорка это еще удавалось, то вот в полунищих и малонаселенных Каролинах или Джорджии - не очень.
В результате начался ад из адов - поставка всего, включая продукты, оружие, обмундирование, и т.д. из Англии в США. Главной перевалочной базой снабжения стал ирландский Корк. Сюда стекались товары от подрядчиков и с госскладов, отсюда они конвоями отправлялись в Америку. Но блин... Самих поставок не хватало, часть в пути просто портилась, плюс - их еще перехватывали... Поэтому, совершенно отчаявшись, писали уже такие письма (как от начальника Отдела Снабжения флота генералу Гейджу): "Отправляю вам большое количество посевной пшеницы. Заставьте солдат посадить ее, и через полгода у вас будет свой хлеб".Естественно, Гейдж покрутил пальцем у виска, и ответил, что задача армии - воевать, а не заниматься сельхозработами.
В общем, эти проблемы со снабжением оказались совершенной новостью для армии Англии и по факту привели ее к поражению, ибо военные действия даже после Йорктауна вполне можно было продолжать, но проблема снабжения армии через океан оказалась неразрешимой.

soup-cook.jpg?w=1200

Via

Saygo

К сожалению, споры неизвестно о чем просто засрали мысль самого поста, и я решил ее объяснить отдельной записью.
По штатам 1803 года БФ состоял из 27 ЛК и 26 ФР. Из этого числа судов на Средиземное море начиная с 1804 года было отослано 13 линейных кораблей и 2 фрегата (эскадры Грейга, Сенявина и Игнатьева). Считая уже находившиеся там корабли и черноморские подкрепления, на Корфу был сосредоточен ударный кулак из 16 ЛК и 8 ФР. Плюс - после сражений с турками русский флот пополнился призами - 1 ЛК плюс мелкие суда.
Так вот, когда Александр I в спешке заключал Тильзитский мир - он об этом флоте забыл. Напрочь. И вообще никак не обговорил условия, а что делать с кораблями и экипажами. Тем более, что они-то свою войну - и против турок, и против французов - выиграли, тогда как Александр свою войну в Германии слил.
Вот и получилось, что эти корабли были оставлены на заклание. При этом сила Балтфлота резко упала - ведь выключены были не только 13 кораблей БФ, но и экипажи, имевшие боевой опыт и хорошую подготовку.
Вот и получилось, что на лето 1808 года русский Балтийский флот состоял из 9 кораблей, 4 фрегата, 2 корвета плюс небольшого количества малых судов. Поэтому морской министр Павел Васильевич Чичагов писал про эскадру, высланную в море: «Ханыков, которого отправляют с жалкими остатками нашего несчастного флота с тем, чтобы он нанес решительный удар шведскому…».
Надо сказать, что России и в этот раз повезло. Морские силы Швеции на бумаге составляли грозную силу – 17 линейных кораблей, 15 фрегатов, мощный галерный флот, всего 303 единицы. Но из-за проблем с финансированием шведы смогли вооружить к началу 1808 года только 11 линейных кораблей и 5 фрегатов, на большее не хватило денег. Однако к ним пришла на помощь английская эскадра Сомареца в составе 11 линейных кораблей и 5 фрегатов, а так же бомбардирских кораблей и кэчей (среди линкоров – знаменитый «Victory» Нельсона, который стал флагманом британской эскадры). Там они соединились со шведским флотом. Кроме того, в Швецию из Испании был переброшен англо-испанский корпус Мура, 14 тысяч штыков. Русским повезло второй раз - англичане перебрасывали корабли постепенно, и вынужденно вводили их в бой по частям.
Именно поэтому Шведы вывели в море 10 линейных кораблей и 5 фрегатов, к которым чуть позже присоединились только два английских корабля – 74-пушечные «Centaur» и «Implacable». Русские имели на три корабля меньше, но среди них были два мастодонта – 130-пушечный «Благодать» и 100-пушечный «Гавриил». Шведско-английская эскадра не имела кораблей более 78 пушек.
Ну и далее все знают - был "Всеволод".
Самый главный ответ на вопрос - а кто виноват?
Как все понимают - ответ прост. Царь Александр I. Следим за руками. Начиная с 1804 года он все увеличивает присутствие на Средиземном море. С 1806 года начинаются масштабные переброски кораблей и людей. А потом... резко меняет стратегию и начинает неудачную кампанию в Пруссии. Причем неудачную по всем параметрам, ибо пруссаки, вместо того, чтобы объединиться с русскими, позволяют себя разбить до прихода русских войск, причем разбить наголову. Далее Фридланд, и получилась ситуация, когда русскую армию французские войска обошли и грозят отрезать от России. Тильзит, и Саша-Один, спасая свою драгоценную шкуру, жертвует всей южной стратегией, и кораблями, и ресурсами, и людьми.
Поэтому обвинять Сенявина или Бычевского, или Салти смысла нет. Их уже продали и списали на плотах у городка Тильзит. Многие, критикующие Сенявина, забывают - ну, даже допустим, он прорывается через Коттона, и выходит в Бискайский залив. Ему надо пройти всего-то еще 4 блокирующие эскадры англичан - у Ла-Рошели, у Бреста-Уэссана, в Северном море, и наконец - Балтийскую эскадру Сомареца. В этой ситуации шансы счастливо дойти до Ревеля-Кронштадта равны нулю. Не стремятся к нулю, а именно равны нулю.
На мой взгляд единственный более-менее реальный вариант был - прорываться через Дарданеллы и Босфор. Но как вы понимаете, там опять союзником турецкого флота становился бы английский флот. Просто потому, что Англия была не готова к нашему соглашательству с Францией.
Как-то так.

Battle_of_Athos_1807.jpg

Via

Saygo

Это помимо эскадры Сенявина. Пост не мой.

Пост от Алексея Овчинникова. Речь идет о потерях русского флота в войне с англичанами.

Англо-русская война 1807—1812 годов — вооружённый конфликт между Российскойи Британской империями в период Наполеоновских войн.
Плюс параллельно шла Англо-Датская война (так называемая война канонерок).

Русские корабли в англо-русской войне:

1. В Портсмуте захвачен фрегат Спешный, лучший по ходовым качествам в Балтфлоте, вез деньги для средиземноморской эскадры.
2.Эскадру Сенявина блокировала в Лиссабоне эскадра Коттона.(разоружены). Капитулировало 9 линкоров 1 фрегат, 2 линкора Ярослав и Рафаил из за повреждений остались в Лиссабоне . Остальные корабли ушли в Портсмут. Стояли там до 1813 года. В Россию вернулись два корабля Мощный и Сильный (они привезли все пушки эскадры и боеприпасы), за остальные англичане заплатили как за новые.
3. Шлюп Шпицберген, поврежден во время шторма, блокирован в районе Виго, простоял до 1812 года, продан на слом. Экипажу разрешили отплыть в Россию.
4. Шлюп Диана был задержан на рейде Саймонстауна (Южная Африка), но так как у него была научная миссия корабль не захватили. Через год во время шторма шлюп бежал, пришел в Петропавловск.
5. Фрегат Венус, блокирован в Палермо, под угрозой уничтожения был передан королевскому флоту Сицилии, экипаж вывезен в Россию.
6. Эскадра Салтанова потом Бычевсконо ушла с Корфу в Триест 4 линкора, 2 фрегата, корвет. Были блокированы англичанами, соорудили береговые батареи используя пушки разоруженного линкора Уриил. Была перестрелка. Корабли были проданы Франции в 1809 году за 1/24 их стоимости.
7. Эскадра Баратынского два линкора Москва и Петр, ушла в Тулон, продана французам на тех же условиях.
8. Эскадра Лелли, линкор, фрегат, бриг, 20 призовых судов осталась на Корфу, продана французам.
9. Эскадра Салти, фрегат, 3 корвета, 3 брига, катер, блокирована в Венеции, продана французам.
Личный состав отбыл в Россию.

На Балтике:
1. Захвачен катер Опыт, Британский фрегат Сальсет тихо спокойно реквизировал (грабил) российский галиот у Норгена (если мне не изменяет память частично груженный духами), когда обнаружил русский Куттер Опыт. Стихший вете не позволил британцу сходу его дагнать. "Наглый" Невельский, (который сначала перепутал британца с шлюпом Шарлотта к которому его послали на подмогу) радосно бабахнул из пушки по сасенаху и убил матроса, после чего начал уходить на веслах, но внезапно налетевший ветер, обломал весь кайф, катер догнали всадили последовательно два бортовых залпа и он капитулировал, личный состав 61 человек (потери 4 убитых 8 раненных в том числе капитан), л/с отправили под честное слово в Либаву а катер служил в Роял Неви. Катер был переименован в HMS Baltic под командованием лейтенанта Спаршотта и захватил в общей сложности на балтике 21 торговый парусник (датские и русские). После чего выгружал на берег пленных с Всеволода, готовился к штурму Ревеля, но не случилось. Был отправлен в Плимут на ремонт где был продан в 1810.
2. Во время бегства эскадры Ханыкова 9 линкоров, 2 фрегатов, 4 корветов, 2 шлюпов, люгера, 2 бомбардирских судов, 4 катеров от англо-шведской эскадры шведы: 10 линкоров, 5 фрегатов, бриг, англичане: два линкора. Отстал и был поврежден англичанами линкор Всеволод. Попытка его отбуксировать фрегатом Поллукс не получилась, корабль отстал сел на мель и был повторно атакован англичанами, взят на абордаж, разграблен, подожжен, взорвался. Потери: русские 303 убитых и раненных, 37 пленных, англичане 3 убитых 27 раненных. Ревель блокировала подошедшая английская эскадра адмирала Сумареца 6 линкоров и мелкие суда (в том числе трофейный Опыт) и шведы. Блокада снята из-за погоды.
3. При уходе из Ревеля эскадры Ханыкова в Кронштадт сел на мель и был разбит фрегат Герой.
4. 1810, английский десант захватил одну из береговых батарей у Гангута и заклепал пушки, англичане потеряли одну десантную лодку. Впоследствии у Паркаллауд были потоплены два баркаса англичан.
5. Англичане на баркасах и катерах в ходе боя взяли на абордаж 4 иола и 2 канлодка, трофеи сожгли. Потери: русские 41 убитый 106 пленных, англичане 19 убитых 37 раненых.
6. Английские гребные суда атаковали и захватили 3 канлодки, транспорт, два бота, два кухонных судна, потери русские 105, англичане 76 убитыми и раненными.

Северное море
1. В Екатериненской гавани англичане сожгли 2 транспорта, захватили пять, загрузили их из береговых складов товарами и отправили в Англию.

Количество захваченных русских торговых судов на всех твд мне неизвестно.

179987_original.jpg

Via

Saygo

Эскадрон гусар летучих: как французы голландский флот захватывали.

В сухом остатке получается: флот - был. Гусары - были. Даже захват был. Только не лихой кавалерийской атакой (вообще, удивляюсь, как никто не смеялся - гусары окружили вмерзшие корабли, и моряки, поняв бессмысленность сопротивления, сдались), а как обычно - переговорами и тайной дипломатией.
Такие дела.

1510061720137645493.jpg

Via

Saygo

Речь про кораблестроение.
В общем, навеяно тем, что русские корабли эпохи паруса ругают как недолговечные, ненадежные, и т.д.

Вообще дело выглядит примерно так. Те страны, которые испытывали проблемы с лесом, строили более качественные корабли, просто потому, что лес надо покупать. Понятно, что если ты не будешь делать кораблики из покупного леса качественно, то никаких денег не хватит на обновление парка кораблей.
В основной список таких стран входили Англия, Франция, Испания, Голландия. Сюда же можно записать и Геную с Венецией, у тех лес был как бы свой, а как бы и не свой, в прилегающих к колониям территориях. И его тоже приходилось покупать.
Особняком в этом списке стоит Швеция, которая вроде как экспортер древесины, но делала очень качественные и долгоиграющие корабли в ущерб снабжению и подготовке экипажей. Но это "особый шведский путь".
Второй путь - это путь стран, продающих древесину, то бишь - поставщиков древесины на мировом уровне. Это страны Германии, Польша, Россия, Дания (которая вместе с Норвегией), Турция, и, чуть позже, США.
Так вот, те страны, которые продавали древесину, чаще всего забивали на качество собственной постройки. Кто-то чуть больше (как мы и США), кто-то - чуть меньше (датчане). Но тем не менее. Просто потому что корабли в таких странах стоили дешевле, поскольку сама древесина была фактически дармовой. Это и был "особый русский путь" в кораблестроении.
Зачем делать дорогой корабль, который послужит 20 лет, когда за эти деньги можно построить 3 корабля, которые прослужат по 7 лет каждый?
Логика, думаю, понятна. И по идее - она всем хороша, кроме одного.
Как известно, крепость корабля проверяется в дальних плаваниях. А вот с ними на кораблях среднего и ниже среднего качества постройки была проблема. Ибо кораблик то рассчитан на каботаж, от порта к порту, вдоль бережка - если что-то сломалось - починим, не проблема. А вот в дальних плаваниях (Архипелажские экспедиции, действия совместно с англичанами против Голландии, кругосветные плавания, и т.д.) проблемы некачественной постройки вылезали в полный рост.
Как-то так.

fd252810c2edde50f32b4db821192191.jpg

Via

Sign in to follow this  
Followers 0


  • Blog Entries

  • Blog Comments

    • Все побежали, и я побежал...
      Если в первых пяти сезонах Игра Престолов была не фэнтези сериалом, а кровавым и жестким историческим сериалом в альтернативной реальности и с небольшими вкраплениями магии, то в последних трех (за исключением двух последних серий) сезонах это обычный фэнтези сериал. Но мне финал более или менее понравился. В пятой серии постановка боев неплохая — достаточно кровавая, но в целом разве выборная монархия это такая уж хорошая форма правления? В странах с выборной монархии не было гражданских войн? Я наоборот пологаю, что при жестких или даже жестоких правителях феодалы меньше склонным к грызне, ибо они мыслят по принципу might to right. Ну впрочем, понятно что это американская идеологизация и пропаганда.
    • Новости из нашего Бедлама
      Ой-вей! Сразу вспенился анекдот "На вопрос анкеты, колебались ли вы в проведении линии партии, Рабинович ответил: колебался вместе с линией.
    • Была ли на Руси пехота?
      Или отказаться от восприятия вопроса в духе Нового времени. Собственно дружинник\рыцарь - это и пехотинец и всадник по ситуации. Развитие специализации, увеличение численности воинских контингентов, в рамках стремления к эффективности, приводит к появлению родов войск, с более узкими задачами. Для Руси, на пороге Нового времени, характерно развитие пехоты в виде пищальников, стрелков не требующих такого длительного обучения и тренировок, как лучники, и в то же время, все более эффективных на поле боя.
    • Османская миниатюра
      Хорошие фото. Только наверное, правильнее Сигетвар? Интересно, из каких манускриптов миниатюры... Не из этого ли? https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Szigetvar_1566.jpg
    • "У кого ни тех, ни тех..."
      Вредитель хуже врага.