Сергей Махов

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,076
  • comments
    10
  • views
    21,556

Contributors to this blog

  • Saygo 1082

About this blog

Entries in this blog

Saygo

Просто так

В 1796 году Томас Пейн опубликовал «Письмо Джорджу Вашингтону», в котором он утверждал, что большинство декларируемых достижений генерала Вашингтона были «мошенническими». «Вы проспали все время где-то в поле» после 1778 года, заявил Пейн, утверждая, что генералы Арнольд, Гейтс и Грин внесли гораздо более весомый вклад в победу Америки, чем Вашингтон.

Via

Saygo

Блин, вот не знаю, смеяться или плакать. По ходу, все скакали на этих граблях. И думаю, еще будут скакать.

Но вот революция началась. Из состава Великобритании вышли, армию-флот создали, а… чем платить всему этому великолепию? Еще в мае 1775 года Континентальный Конгресс приказал… включить на полную мощь печатный станок, чтобы напечатать бумажные деньги в таком количестве, которого бы хватило на оплату армии, флота, администрации и т.д. Проблема была в том, что эта эмиссия бумажных денег совершенно не была обеспечена товарами и твердой валютой, в результате началась инфляция. По идее, чтобы инфляции не было, нужно было конечно же повысить уровень налогообложения, но… для чего тогда восстали-то? Те немногие, кто предложил повысить уровень налогов, были высмеяны и проигнорированы. Следующим этапом после эмиссии банкнот стали векселя под сбор будущих налогов, но, как мы помним, налогообложение в колониях было маленьким, платили их далеко не все колонисты, да и сама налогооблагаемая база была просто микроскопической, поэтому внутренний долг страны начал расти стахановскими темпами.
Новая валюта, континентальный доллар, в мае 1775 года была объявлена равной 1 испанскому песо. Уже к декабрю 1776 года доллар «похудел» на 2/3 и был равен 0.3 песо. Казалось бы – надо остановить печатный станок, навести порядок в финансах, создать твердую валюту. Вместо этого штаты сделали бумажные валюты (до кучи – у каждого штата была своя валюта) законным платежным средством для всех долгов и покупок, установили директивный контроль над ценами и напечатали больше денег. Колонии приказали считать преступлением отказ от бумажных денег, требование обмена бумажных денег на серебряные или обмен бумажных денег на любую валюту ниже объявленной ее стоимости. Наказания включали публичное унижение, штрафы, тюремное заключение, а также конфискацию товаров или имущества.
Местные комитеты общественной безопасности стали обычным правоохранительным органом. Кроме того, делегаты из штатов Новой Англии встретились в конце 1776 года, чтобы установить предельные цены на широкий ассортимент товаров и принять меры по контролю за заработной платой, поскольку высокие цены, уплачиваемые трудящимся, препятствовали призыву на военную службу. Делегаты из «срединных» государств (Вирджиния и пр.) встретились в марте 1777 года, чтобы ввести контроль над ценами и заработной платой в своем регионе. Хотя с помощью подобных ценовых соглашений никогда не удавалось сдерживать цены, делегаты продолжали собираться каждый год до 1780 года. Штаты также приняли законы, запрещающие «опережение» и «захват» - термины, описывающими практику хранения больших запасов продуктов питания или товаров впрок, в выжидании на них лучшей цены, дабы потом их продать. Требовалось продавать товары по установленной цене в бумажных деньгах.
Но проблема - главная проблема - оставалась. Дело в том, что экономику и экономические законы не обманешь, и к 1780 году настал финансовый кризис который вот-вот должен был перерасти в финансовый крах. Трест вот-вот должен был лопнуть. Спасли американскую революцию французы и испанцы, обеспечив щедрые денежные вливания в экономику штатов.

continental-congress-hero.jpg

Via

Saygo

В Филадельфии, в тот же день, когда британцы высадились на Статен Айленде (2 июля 1776 года) была принята Декларация Независимости, а Континентальный Конгресс проголосовал за «расторжение любых связей с Великобританией». Далее цитата из американского историка Дэвида Маккалоу, очень хорошо характеризующая нравы Континентальной армии: «Эта новость достигла Нью-Йорка 4 дня спустя, 6 июля, и сразу же начались спонтанные празднования. Все американские офицеры ринулись в публичный дом, чтобы отметить это радостное событие и порадоваться независимости. «Мы весело провели день в попойках со шлюхами Нью-Йорка» - писал Айзек Бэнгс».

Via

Saygo

На тему: лошадь голубь себя еще покажет!"
На ВМС США быстро поняли, что связь с берегом с помощью авизо - вещь не особо удобная, и главное - сильно растянутая во времени. Именно поэтому в 1799 году была создана Голубиная Служба (Pigeon Service). На борту любого корабля была создана отдельная должность Голубиного Квартирмейстера (Quartermaster (Pigeon)), который отвечал за кормежку, обучение и количество голубей на корабле. При отсылке на задание к ноге каждого голубя была привязана полетная книжка, в которой сообщались
а) дата вылета
б) координаты
в) Скорость в узлах
г) данные по конкретному выходу в море, то есть необходимая для штаба информация.

Да, наступление эпохи радио ослабило интерес к голубям, на 1926 год насчитывалось всего 12 питомников и 800 птиц (для сравнения - в 1834 году - 40 питомников и 3200 птиц), но услугами голубей пользовались и в ПМВ, и в ВМВ.
Интересно отметить, что директор Бюро морских коммуникаций проинформировал в 1921 году Бюро навигации: «Сим сообщаем, что иногда моряки, которые были опытными инструкторами по обучению голубей, теперь переведены для выполнения других обязанностей, а работа и забота о дрессировке птиц передана в совершенно неопытные руки».
Бюро навигации в Циркулярном письме № 88 от 10 марта 1921 года всем командирам кораблей приказывало: «Все моряки, которые квалифицировались в качестве опытных инструкторов по голубям, должны быть немедленно назначены на свои старые должности, и должны быть незамедлительно переведены обратно, их работу будет курировать Бюро навигации. Если в настоящее время к аэродромам, на которых нет голубиных питомников, прикреплены опытные инструкторы по голубям, сообщите об этом в Бюро. Только в этом случае позволяется задействовать инструкторов по голубям на других должностях».
В 1942 году были изданы приказы расширить популяцию голубей на флоте и использовать их не только с военно-морских баз, но даже с дирижаблей.
В январе 1948 года Голубиная Служба была реорганизована, инструкторы (Pigeoneers) были идентифицированы как Специалисты X и имели теперь аббревиатуру SPX (PI). Однако служба постепенно теряла свое значение. Служба Голубиных Квартимейстеров существовала до... 10 января 1961 года. Тогда она и была окончательно расформирована.

pochtovye-golubi-osobennosti-i-vidy-vyra

Via

Saygo

Байка или нет, но мне лично нравится. )
Итак, 1802 год. Фрегат США "Президент" после долгих крейсерств против берберийских пиратов зашел в Мессину. Надо было дать отдохнуть экипажу, и коммодор Ричард Дейл пригласил на борт итальянских музыкантов, чтобы они дали концерт для команды корабля. Музыканты концерт дали, американцам все очень понравилось, итальянцев попеременно то поили мадерой или виски, то просили спеть. Те с удовольствием выполняли и то и другое, и по ходу так нахрюкались, что не заметили, что корабль отдал швартовы и на полных парусах идет в море.
Так во флоте США появилась первая рок- поп- группа (navy band), ну или военно-морской ансамбль.
А вот вторая история - она реальная. И музыкантам там не позавидуешь.
В 1812 году фрегат США "Юнайтед Стейтс" приобрел ансамбль французско-итальянских музыкантов из 8 человек. Слово "приобрел" тут совершенно уместно, ибо история восхитительна. Изначально музыканты плавали на каком-то французском корабле, но были захвачены в 1808 году пробританскими португальцами и доставлены в Лиссабон. Здесь они подписали контракт на работу в качестве ансамбля на британском фрегате "Македониэн", который как раз наткнулся на "Юнайтед Стейтс" и был захвачен американцами. В итоге банда, которой предложили выбор - либо лагерь для военнопленных, либо работа по найму на американском корабле, четвертый раз сменила место работы и теперь выступала на фрегате США с песнями и плясками.

maxresdefault.jpg

Via

Saygo

Просто цитата.
Апрель 1776 года, Континентальный конгресс. Указание по формированию флота, "Инструкция по формированию каперских судов": "По крайней мере треть команды судна должна быть лэндсменами (то есть неопытными в морском деле людьми)".
Смысл самый простой - подготовить из сухопутных жителей как можно больше моряков. Ибо чтобы стать морскими волками, нужна только практика, практика, практика.

ЗЫ: И, да, пока не забыл. Понял, почему указания британского Адмиралтейства по поводу животных на борту требуют поставки исключительно телят или коров. Дело в том, что волы, овцы, свиньи в дальнем плавании тоже могут заболеть цингой. И в этом случае их мясо становится непригодно в пищу. Единственные два вида животных, которые цингой не могли болеть - это коровы и козы. Причем про коз написано интересно - "хорошо живут везде и всегда", то бишь не зависят от превратностей погоды, однообразной еды и т.д. Тогда как "овцы и свиньи в дальнем походе могут истощаться до полной бесполезности (приема в пищу естественно)."
images?q=tbn:ANd9GcTDbOGF8iNb3ir92Oxujnr

Via

Saygo

Об искустве находить компромисс.
Во флоте США в кок хэндбук пишут что в раз в неделю,обычно это была суббота, обязательно подавалась пицца. Это было связано с тем, что во флоте служило много итальянцев.
Но - возник конфликт. Дело в том, что ирландцы, которых так же на флоте служило много, считали открытый пирог пищей некошерной, стремной. То есть получился конфликт интересов. Итальянцы хотят пиццу, ирландцы - нет.
Выход был найден самый простой - закрытая пицца, кальцоне. Он удовлетворил обе стороны. Итальянцы получили возможность есть свое любимое блюдо, ирландцы - закрытый пирог.
Это 1942 год, если что.

Via

Saygo

Честно говоря, меня уже немного напрягает обсуждение в комментариях. Нет, не потому что я закрыт для критики или не восприемлю чужую позицию - дело в другом. В недостатке знаний у критикующих. Чтобы не растекаться мыслью по древу, давайте начнем. Чужие комментарии выделяю синим цветом и курсивом, свои - оставляю как обычно.

Сначала сошлюсь на соседний пост Пенского, ибо там тоже до фига дури в комментариях.

1. finnian_light
Он ЦПШ-то еле пробил, и то для госкрестьян.
----
Вообще-то приходские училища - это реформа 1804 года.


Николай, и в этом его прямая заслуга, стал основоположником единой системы образования, создав лестницы "гимназия-училище" и "гимназия университет". Проблема опять же была а) в аттестации и б) в плате за обучение.
Специально для крестьян (привет учебникам!) с 1836 года начали создаваться школы при монастырях и церквях - это был прообраз церковно-приходских школ. К 1851 г. насчитывалось свыше 4,7 тыс. таких школ. В 1870-е годы эти школы перешли в управление земствам.

2. gurttt
Все вот вроде хорошо про человека пишут, старался, но финал правления мягко говоря не радует.
Старательно и прилежно завел все в тупик крымской катастрофы на ровном вобщем то месте.
Проводили ли кампании когда то хуже? "Флот не выйдет бить неприятеля? Ну и ладно, встретим на суше. Ой и на суше тоже не выходит. Ой а чего это у нас и база флота не готова то к обороне не то что с суши, но и с моря не ахти? ".
В то время как с тем же народом и вороватыми плохими подчинёнными и Е2 и А1 выруливали и даже чего то приобретали для империи.
Вот уж е2 то как не готовилась править, и казну как при них расхищали, и авантюры были, а вот поди ж ты.


А вот это вопрос интересный на самом деле. Я имею ввиду - сравнение с Е2 и А1. И тут надо смотреть далеко не только Россию, а множество стран. В общем, если почитать по теме, особенно про образование, получим самую простую картину - в середине-конце XVIII - начале XIX века образование в странах Европы было примерно на одинаковом уровне (за исключением, может быть, Голландии). То есть очень узкий образованный слой и масса безграмотного основного населения. Подвижки по образованию в Европе делались давно, но все они были, скажем так, мелкотравчатыми. Настоящий всплеск образованию дало два исторических события - это Американская революция вкупе с Просветителями, и Великая Французская революция. Именно эти два события заставили Европу коренным образом пересмотреть свои взгляды на образование и на систему образования.
Количество образованных, причем не только в языках, но и в экономике, финансах, промышленности и т.д., начинает расти гигантскими темпами. В России же, находящейся на более низкой стартовой позиции, система образования начала меняться только в конце 1830-х годов. Но как вы понимаете, люди, пошедшие в школы и университеты в 1840-х, выйдут "в люди" только к концу 1850-х. Собственно это и произошло.
Резюме: то есть Е2 и А1 удавалось вести политику более удачно только потому, что уровень образованности, кругозора чужих элит был НИЖЕ, чем в 1850-х.

3. Ну это так, для себя, чисто поржать. Ибо тут что ни слово - то поэма. Либо человек не дружит с головой, либо этот просто школьник.
t_blzer
Однозначно топ5 худших правителей России:
- ввел жесткую цензуру;
- ограничил передвижение податного населения, фактически перечеркнув возможность американского варианта развития страны;
- ужасная реформа образования, фактически запретившая обучение для низших сословий;
- дробление русского этноса, создание украинской нации;
- бессмысленные и очень дорогостоящие войны, закономерно приведшими к итоговому краху.
- половина европейской России жила на казарменном положении (военные поселения, пахотные солдаты и т.п.)


4. aleksei_borisov
И что, в Питере было хуже чем в Варшаве?
Или царская семья недоедала, а аристократия ходила в лохмотьях, чтобы польские шляхтичи себе ни в чём не отказывали.
Нормально всё было, землю поделили, панов раскулачили, шляхту отправили служить.
В то время ценность имели две вещи - земля и люди, и никакие умственные доводы это не могли перешибить.


Спешу сообщить Алексею Борисову, что в среднем русский крестьянин в 1780-х годах жил лучше польского, а в 1820-х годах - хуже польского. То есть уровень жизни польских крестьян, горожан, голопопой шляхты подняли за великорусские деньги.
Панов никто не раскулачивал до 1864 года, их пытались УГОВОРИТЬ служить. На что панове презрительно хмыкали, посылали русское правительство нах..., валили в Парижы и Ландоны, где пропивали русские же деньги, кляня паработительницу-Россию.

5. Paul Atredias
То что я написал это естественно ирония, просто насмешка над теми кто считает Александра I и других русских завоевателей просто дурачками по сравнению с великомудрым собой. Но если Польша,Финляндия и Молдавия не нужна и вредна, то отчего же Грузия или Татарстан нужны и полезны?
Легко можно сочинить теорию о том что нищая Грузия была бы только грузилом на ногах Турции, и истинно мудрый правитель бы её оставил им.
Может быть логичнее предположить что такой человек как Александр, которого с детства готовили к захватам и завоеваниям, к войне и к дипломатии лучше разбирается в том что нужно завоевывать и как. Как вы считаете?


Ну, во-первых, для того, "чтобы оценить вкус пирожного, необязательно быть кондитером" (Виф2NE). Если вы об этом не в курсе, то мне вас жаль.
Во-вторых, по поводу присоединения Польши дискурс велся аж начиная с Петра I. Например Фридрих-Вильгельм в 1723 году предлагал поделить Польшу на троих. Петр не только отказался, а сообщил, что в случае агрессии придет полякам на подмогу. Екатерину буквально втащили в разделы Польши. И даже после первого раздела полякам предлагали просто царские условия союза - например им предлагали (Россия) отдать устье Днестра, но для того, чтобы вместе воевать с Турцией и расширяться за счет Турции. На что поляки сказали гордое "фи".
При Александре I также был дискурс на эту тему, и против были такие люди как Чатрорыйский (ну этот хоть понятно почему), Ланской, Кутузов, Барклай, Карамзин, и т.д. То есть уже по мнению современников мы видим, что ситуация с Польшей неоднозначная, не такая, какой вы ее пытаетесь представить.
Кстати, по поводу Кавказа таких расхождений не было, что уже говорит о многом. Это ответ на другой ваш вопрос.
Ну и третье, самое главное. В отличие от полудиких горских племен Кавказа или непонятных образований типа Казанского ханства Польша была нацией. Еще раз - не народом, а нацией. То есть четко определяла свою госпринадлежность и свою культуру. Переломить такое очень сложно. Даже Испания, владея Каталонией (как пример условной России и Польши на Западе) не смогла переломить сепаратизм. Не говоря уж о всяких парах Англия-Ирландия, Германия-Швейцария, и т.д.
Колонизировать тут можно только методами, озвученными felix_hvedrungr: Надо менять подход. Обложить поляков налогами в духе Наполеона, сгонять население на бесплатные работы по строительству инфраструктуры, еду и лопаты брать с собой. Польские крестьяне при должном подходе постоят шоссе Варшава-Петропавловск-Камчатский. Умрут немного, но проблемы ляхов еврожандармов не волнуют.
И да, спор в стиле "я начальник-ты дурак" мне совершенно неинтересен. Чтобы рассуждать по теме, в которой вы, извините (сужу по совокупности ваших постов), ни бум-бум, почитайте-ка лучше и выскажите мне свое обоснованное, подкрепленное фактами и цитатами мнение. Это будет полезнее и для вас, и для меня.

6. saxahorse
Картинка перевернутая вверх-ногами. Неумение освоить присоединенные территории вытекающее из бездарности элиты превращают в аргумент о ненужности экспансии вовсе. Все что угодно лишь бы не обновлять элиты.
Нечто подобное мы уже слышали при разделе Советского Союза между новыми "элитами". Видимо созрели желающие попилить и РФ тоже.


Наверное приятно спорить с чем-то у себя в голове, правда? Особенно в стиле Жванецкого - "о чем можно говорить с человеком, не имеющим московской прописки"? Тем более вам, который мой журнал читает давно, и участвовал во всех значимых дискуссиях.
Напомню, что речь у нас давным давно шла о другом - какой вектор экспансии выбрать? Был условно северный вариант - Польша, Финляндия, борьба с Наполеоном. был условно южный вариант - Кавказ, Проливы, Ионические острова. Так вот, мы с большой помпой реализовали северный вариант, который в результате отнял у нас деньги, ресурсы, силы, а южный, который мог бы вывести нас на рынки Европы без посредников, заставить развиваться и развивать собственное государство, мы профукали. Причем именно в эпоху Александра Благословенного. И да, напоследок. Почитайте на досуге, почему Екатерина во время переговоров в Яссах сняла все свои претензии по поводу Бессарабии. Узнаете много интересного.

Via

Saygo

Давайте сыграем в альтернативу) Допустим, что Александр I согласился на раздел Польши между Пруссией и Австрией, допустим - по тем границам, которые были при третьем разделе.
Понимаете ли, в чем проблема... Еще Фридрих Великий писал Вольтеру: «Что касается до польских областей, их нельзя сравнивать ни с одним европейским государством. Это настоящая Канада с индейцами. Много потребно времени и работы, чтобы восстановить в ней порядок». Чего только стоят его усилия по административной, налоговой, управленческой реформам. Отдельным пунктом шло благоустройство польских земель, например - строительство каналов.
Цитата из статьи М.В. Голованова «Политика Фридриха II по интеграции Восточной и Западной Пруссии в 1772-1786 г.г.»: «Фридрих II придавал исключительно важное значение развитию судоходства по рекам новоприобретенных земель, считая необходимым создание единой транспортной сети путём строительства системы каналов. Центральное место в этих планах занимал канал, который должен был стать мостом между центром и востоком монархии. Его строительство началось в 1772 г. и продолжалось 16 месяцев. В прокладке канала принимало участие 6 тыс. рабочих. В июне 1773 г., когда король вновь посетил район Нетце, он с восторгом увидел на действующем канале первый груженный товарами корабль. В результате масштабных усилий план Фридриха осуществился, и была создана следующая судоходная речная сеть: из Силезии по Одеру в центр страны, где на границе Курмарка и Ноймарка Одер впадал в реку Нетце, оттуда в Западную Пруссию, где в районе города Бромберга искусственный речной канал и соединил реку Нетце с Вислой, которая, в свою очередь, доходила до Мариенвердера, а, следовательно, соединяла Западную Пруссию с Восточной».
Как вы понимаете, все это
а) деньги
б) время
.
Вот вообще мнение совершенно независимого человека.
Пьер-Самуэль Дюпон де Немюр (1774): "Я отправляюсь в Польшу, дабы плавать в пустоте как сатана в описании Мильтона, изнемогая в этом пространстве в усилиях столь же обширных, сколь и бесплодных. Я отправляюсь в край интриг, зависти, тайных сговоров, рабов, гордости, непостоянства, слабости и сумасшествия".
Дюпон по возвращению из Польши: "Жители Польши все еще крепостные рабы и дикари. Что за усилия потребуются, чтобы вывести их из крепостного состояния. Я составил несколько записок по этой проблеме...которые приведут в исполнение через сотню лет..."
А вот Эдмунд Берк в 1773 году: "Что касается Англии, то Польшу на самом деле можно считать страною, расположенной на Луне".
Вспоминаем описание Польши из прошлой части. Я специально дал русское описание, ибо мы, русские, не так критично воспринимаем бездорожье, грязь, бедность, и т.д. Вот со всем этим в альтернативе пришлось бы разбираться пруссакам и австрийцам.
А теперь вернемся в реальную историю. Как раз в это время: "Прежде всего, старый институт рейхстага в Священной Империи заменил собой всегерманский Сейм во Франкфурте. Правопреемником Империи стал Германский Союз, в который входили Австрия, Пруссия, Дания, Голландия, 38 немецких государств и 4 вольных города. Цель его – вести скоординированную политику в Европе, выступая (по крайней мере, по германским делам) единой силой. Но вот в экономике Австрия и Пруссия блокировали инициативы друг друга, и в результате вопросы торговли и общего транспорта так и оставались нерешенными. Первые шаги в этом направлении предпринял Баден. Великий немецкий экономист Фридрих Лист говорил, что «38 таможенных границ и платные дороги Германии просто парализуют движение товаров внутри и производят примерно такой же эффект, как если человеческое тело перетянуть в 38-ми местах». Если вовремя не предпринять меры, говорил Лист, начнется гангрена от застоя крови. Ведь по пути из Гамбурга в Австрию или из Берлина в Швейцарию торговец пересекает границы десяти государств, то есть 10 раз делает таможенные платежи и 10 раз производит оплату различных сборов и акцизов. В результате германская промышленность проигрывает конкурентную борьбу не только Англии, но и вообще любым европейским державам.
Был создан Центральногерманский таможенный союз, однако без поддержки Австрии и Пруссии к 1829 году он развалился. Пруссия не вступала в него потому, что через Ганновер этим конгломератом рулила Англия, которая пыталась наладить в Германии сбыт своих товаров. Пруссия же хотела войти в Таможенный союз на своих условиях. И в 1830 году, после Июльской революции во Франции, Пруссии это удалось, она сделала полный разворот в своей экономической политике, организовав 1 января 1834 года новый немецкий Таможенный союз – «Цолльферайн» (Zollverein). К «Цолльферайну» тут же присоединилась ассоциация Тюрингских государств, Баден, Бавария, Нассау, Брауншвейг, чуть позже Люннебург. Остались за бортом Австрия, оба Мекленбурга, Лихтенштейн и Гольдштейн, Ольденбург, Ганновер и три вольных города (Гамбург, Бремен и Любек).
Таким образом, к 1834-1835 годах в Германии появилась единая Северогерманская экономическая зона, созданная под прусским руководством и по прусским стандартам. Внутри Союза таможенные сборы не собирались, кроме того, союз вел единую политику по импорту, основанную на протекционизме германской промышленности в пику иностранной (прежде всего английской). Так же была создана всегерманская казна, которая хранилась во Франкфурте, как столице Немецкого Союза."

Надо сказать, что пруссаки с кровью вырвали первенство в Цольферрайне, ибо на него претендовали как минимум Ганновер (понятно, думаю, с чьей подачи), Бавария, Австрия, держава-купец Гамбург и даже... Дания. В альтернативной ситуации прусское правительство становилось бы перед выбором - развитие собственных приобретенных территорий (вещь затратная по определению, вспомним, сколько русские вбухали в Польшу), либо первенство в германском мире. Так вот, смысл самый простой. Передача Польши Австрии и Пруссии СИЛЬНО ЗАМЕДЛИЛА БЫ образование единой Германии.
Как-то так.
zollverein.gif

Via

Saygo

В принципе, если озвучить лично мое мнение, присоединение Польши было ошибкой, которая оказалась хуже преступления. И именно в присоединении Польши крылся целый ряд внутри- и внешнеполитических проблем, который и привел Россию и к Крымской, и ко многому другому.
Еще раз повторю - на 1815 год Польша была бедным, даже по меркам России, государством, которое мало что производило, держалось там все на крепостном праве, гораздо более жестоком, чем в России, дороги там начали строить только при французах, а самые лакомые куски (Гданьск, Краков, Велички, Силезия и т.д.) принадлежали другим странам. Недаром Ланн называл герцогство Варшавское "проклятым местом".
Согласно Безотосному: "Александр I пошел в польском вопросе гораздо дальше Наполеона, создавшего только «герцогство Варшавское», а после 1815 г. польская государственность оказалась восстановленой de jure, а название «Польша» из географического превратилось в политическое. Причем происходившие тогда ссоры, споры и полемика по этому вопросу (одна из центральных проблем послевоенного устройства Европы) почти привели к созданию антироссийской коалиции (Великобритания, Австрия, Франция), чему помешали угроза возврата на политическую сцену уже однажды побежденного Наполеона и его знаменитые «сто дней». Известный историк и великий князь Николай Михайлович, считавший саму эту идею инспирированной А. Чарторыйским, полагал, что она «не встречала никакого сочувствия не только у русских людей, но даже и чужеземцев, как Поццо ди Борго. Знаменательно и то, что граф Нессельроде, а также В. С. Ланской из Варшавы умоляли Государя не создавать этой роковой ошибки. И Александр остался глух ко всем увещаниям и шел к намеченной цели твердо и определенно». Эти порывы Александра I пытался позже, в 1819 г., остановить и Н. М. Карамзин.
С точки зрения геополитики это приращение на первый взгляд давало значительные плюсы – территория Царства Польского вклинивалась между Австрией и Пруссией, а такое фланговое положение позволяло русской дипломатии оказывать давление и на австрийцев, и на пруссаков вплоть до 1870-х годов. Да и в случае войны Польша удлиняла систему обороны, противнику пришлось бы преодолеть ее территорию, прежде чем добраться до русских земель. А для продвижения на Запад русских войск эта территория также представляла значительный интерес и стратегический смысл. Но у каждой медали есть и оборотная сторона. Первоначально присоединив часть Польши для того, чтобы она не досталась другим государствам, а также полагая, что этот Польский аппендикс в будущем станет гарантией безопасности России в Европе"
.
Проблема оказалась в другом - польский балкон в случае объединения Австрии и Пруссии мог из трамплина превратиться в ловушку, поэтому там приходилось держать гигантские силы. Так, в 1840-х годах в Польше было сосредоточено 4 из 6 пехотных корпусов Российской империи. Польша высасывала ресурсы, потребные для модернизации России. Бюджет царства Польского был сравнительно небольшим, но стоит понимать, что на модернизацию Польши, на строительство дорог, крепостей, содержание там армии, и т.п. тратились имперские деньги. Цитата: "после вхождения при Александре I в состав России Польша воскресла. Российский государь в 1815 принял под свою державу страну, покрытую песками и болотами, изредка возделанную трудами земледельца, с едва проходимыми дорогами, с бедными разбросанными хижинами, с городами, похожими на деревни, где гнездились жиды или скиталась оборванная шляхта, между тем как богатые магнаты расточали миллионы в Париже и Лондоне, вовсе не думая о своем отечестве. Нищая Польша под русским скипетром обратилась в государство благоустроенное, сильное и цветущее. Щедрая попечительность Александра I оживила все отрасли польской промышленности: поля, осушенные каналами, покрылись роскошными нивами; села выстроились; города украсились; превосходные дороги пересекли Польшу во всех направлениях. Возникли фабрики; польские сукна и другие изделия в огромном количестве появились в России. Выгодный для Польши тариф благоприятствовал сбыту ее произведений в пределах Российской империи. Варшава, доселе ничтожное место в торговом мире, обратила на себя внимание Европы. Польские финансы, истощенные Наполеоном, приведены в цветущее состояние попечительностью и великодушием Александра I, который отказался от всех коронных имений, обратив их в государственные, и все доходы Царства Польского предоставил в его исключительную пользу. Польский долг был обеспечен; кредит восстановился. Был учрежден национальный польский банк, который, получив от щедрого российского государя огромные капиталы, содействовал быстрому развитию всех отраслей промышленности. Попечением цесаревича Константина Павловича была устроена превосходная армия; польские арсеналы наполнились таким огромным количеством оружия, что его оказалось впоследствии достаточным для вооружения 100 000 человек.
Под российской властью в Польше очень быстро распространилось образование. В Варшаве был учрежден университет; открыты кафедры высших наук, дотоле в Польше небывалые; вызваны опытные наставники из-за границы. Лучшие польские студенты отправлялись в Берлин, Париж и Лондон на счет российского правительства; в польских областных городах были открыты гимназии и обводовые училища; возникли пансионы для воспитания девиц и военные школы. Законы, дарованные Польше Александром I и тщательно им охраняемые, водворили порядок, правосудие, безопасность личную, неприкосновенность собственности. Обилие и довольство царствовали повсеместно. За первые десять лет пребывания Польши в составе России народонаселение почти удвоилось, достигнув четырёх с половиной миллионов. Старинное изречение Polska nierzadem stoi (Польша живет непорядком) было забыто."

Это были гигантские траты.
Смотрите сами - в 1835 году Польский бюджет составлял 85 млн злотых (12.75 млн рублей), из которого в российскую казну она вносила 21 млн злотых (3.15 млн рублей), на военные же только нужды в пределах Польши тратилось в это время 20-25 млн рублей. Кстати, Кавказ был таким же - доходы в казну давал 2.6% бюджета, расходов требовал - 6.6% бюджета. Классная территория, правда?
Но этим дело не ограничивалось. Получалось, что мы благодетельствуем враждебную территорию. Мало того - за счет собственно русских, лояльных короне территорий. И князь Вяземский, очень умный мужик, заметил совершенно правильно: «Мало того, что излечить болезнь, – полагал он в разгар польского возмущения в 1831 г., – должно искоренить порок. Какая выгода России быть внутренней стражей Польши? Гораздо легче при случае иметь ее явным врагом. …Не говорю уже о постыдной роли, которую мы играем в Европе. Наши действия в Польше откинут нас на 50 лет от просвещения Европейского. Что мы усмирили Польшу, что нет – все равно: тяжба наша проиграна».
Дело не в просвещении, как вы понимаете, дело в имидже, во внешнем пиаре. Англичане и американцы это хорошо понимают, именно поэтому и давят на корню, очень быстро и жестко, волнения в своих странах, чтобы имидж опор демократии и просвещения не поколебался. Чем дольше Россия продолжала владеть Польшей, тем больше испытывала имиджевый провал. Еще во времена Екатерины Россия была "цивилизацией, устремленной в будущее" (Дидро), то уже в 1830-е наша страна воспринималась как "душитель свободы" и "жандарм Европы".
Так неужели власти не видели? Видели конечно. Просто царь (равно как и общественное мнение дворян) посчитали бы после 1815 года отказ от Польши (то есть либо создание Польского государства, либо дележ территорий Царства Польского между Пруссией и Австрией) потерей национальной чести и гордости, поэтому всеми силами старались «держать» при себе неблагодарных поляков.
Именно поэтому В. О. Ключевский в 1905 г. записал в своем дневнике: «Мы присоединили Польшу, но не поляков, приобрели страну, но потеряли народ».

ЗЫ. Мне вот все интересно. Когда мы научимся учиться на своих прошлых ошибках, а не танцевать на граблях? Ах да, я забыл. Это же дела прошлые, сейчас мы гораздо умнее, и ошибок прошлого не повторяем))

Via

Saygo

Приведем свидетельство поэта и публициста Федора Николаевича Глинки, служившего в ту пору адъютантом у генерала Милорадовича: «Как ведут себя русские войска в Варшаве? - Как самые благородные рыцари Баярдова времени. - Щедрость офицеров наших особенно удивительна. В трактирах сыплют деньгами. Приходит, например, старик с дочерью: он играет на скрипке, она на арфе; сыграла, пропела несколько арий - и куча серебра очутилась перед нею! - Приходит бедная монахиня, одна из сестер Милосердия, - просит, чтобы ей заказали какую-нибудь работу - и Милорадович (ротмистр мариупольского гусарского полка) даст ей тысячу рублей и велит сшить себе три манишки!... За то Поляки дивятся Русскими: народ полюбил нас чрезвычайно. Подумаешь, что все Офицеры у нас богачи; напротив, самая большая часть из них очень небогаты - но тороваты».
Но если подобная «тороватость» и могла вызвать «любовь» у обнищавшего от долгих войн простонародья, то польская знать по-прежнему не испытывала к русским никаких теплых чувств. В тех же «письмах» Глинка уточняет: «Я сказал, что народ нас любит; а вельможи? - Называют Северными варварами; а сами любят, чтобы их называли Северными Французами!!!».
Война с Наполеоном между тем продолжалась, и Милорадович получил приказ вести свой корпус в Германию. В городе остался лишь небольшой гарнизон.
Однако будущность Герцогства Варшавского решалась в это время не в его столице, и даже не на полях сражений, а в Калише, где расположилась штаб-квартира императора Александра I. В марте 1813 г. туда прибыл князь Адам Чарторыйский - друг юности императора и бывший министр иностранных дел России.
Показательно, что в России этого видного сановника, считавшегося главным лоббистом польских интересов, многие называли внебрачным сыном фельдмаршала Николая Васильевича Репнина, занимавшего в начале правления Екатерины II пост российского посланника в Польше. В связи с этой версией издатель «Русской старины» П.И. Бартенев в своих примечаниях к публикации письма Н.В. Репнина И.И. Шувалову приводит анекдотический эпизод: «Говорят, что супруг княгини Изабеллы Чарторийской прислал к нему (князю Репнину) новорожденного князя Адама в корзинке с цветами. В зрелом возрасте князь Адам очень походил лицом на князя Репнина, и Репнины всегда считали его своим».
Так или иначе, князь Адам Чарторыйский-старший признал Адама-младшего и дал сыну блестящее образование. После восстания Костюшко семейство лишилось своих владений, конфискованных российскими властями. За возвращение имущества Чарторыйских хлопотало австрийское правительство, но Екатерина II поставила условие: «Пусть оба их сына явятся ко мне, и тогда мы посмотрим».
Свои впечатления от Санкт-Петербурга сам Адам-младший описывал следующим образом: «Мало-помалу мы пришли к убеждению, что эти русские, которых мы научились инстинктивно ненавидеть, которых мы причисляли, всех без исключения, к числу существ зловредных и кровожадных, с которыми мы готовились избегать всякого общения, с которыми не могли даже встречаться без отвращения, - что эти русские более или менее такие же люди, как и все прочие...»

В соответствии с особым повелением Александра I, генерал-губернатору надлежало: «1) Уничтожить многие подати на сумму до 8 миллионов золотых, 2) облегчить жителей относительно содержания госпиталей, 3) разрешить выпуск из России в герцогство всего того, что вывозилось до начатия войны, 4) сделать распоряжение, чтобы войска и команды, следуя только по военным дорогам, не имели постоев по другим путям и не отягощали бы жители, 5) принимаемые от населения припасы для войск зачитать в число денежных податей».
На содержание администрации Ланской получил из российской казны 4 млн руб. и принялся с размахом осваивать утвержденный бюджет.
Постепенно в Варшаву стала возвращаться и польская знать, снова закипела жизнь в великосветских салонах. Поляки охотно принимали приглашение русского генерал-губернатора, но за глаза все равно называли новых хозяев варварами.
Вот как отзывается о Ланском в своих мемуарах графиня Потоцкая: «Устроившись в Варшаве, Ланской вызвал сюда своих жену и детей, которые были уродливы, как патагонцы. Однако, несмотря на свой татарский тип - выдающиеся скулы и маленькие китайские глазки, - он обладал приветливым лицом честного человека и принадлежал к небольшому числу тех русских, которые по справедливости считались вполне достойными людьми, но он был так груб, что от его кожи, казалось, исходил медвежий запах».


КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/russkie-v-varshave-v-1813-1815-godah-ot-gertsogstva-varshavskogo-k-tsarstvu-polskomu

Это к вопросу, очень непонятно обсуждающемуся здесь: Сложно недооценить правителя потерпевшего фиаско во всех своих начинаниях и приведшего страну победителя Наполеона к катастрофе Крымской войны. Чтобы стало понятно, с каким гуаном пришлось возиться, сколько вбухивать туда денег, и чуть ли не насильно поднимать Польшу на новый уровень.
Воистину, лучше было отказаться от нее, ибо в 1815-м получили цугцванг - отдать уже свое жалко, а оставить у себя - куча трат. И да, "опять мне это что-то напоминает".

Via

Saygo

"Достойнейшие люди России в бессилии оплакивали убитого друга; литература в лице Пушкина спокойно перенесла утрату драматурга; государство не собиралось мстить за посла. И лишь один человек требовал расплаты виновным. Паскевич получил от Нессельроде нервные указания вести себя сдержанно и мольбы «беречь англичан и не давать веры слухам, которые распространяются про них». Паскевич проигнорировал эти просьбы, зная, что может писать напрямую императору, и не сомневаясь, что сумеет оправдать целесообразность своих действий. Он твердо потребовал прислать в Астрахань 10 тысяч солдат в подкрепление его армии. Он не собирался воевать, поскольку это было бессмысленно — мир лучше Туркманчайского никто уже не мог бы заключить. Но он собирался жестко надавить на Персию. Петербург соглашался принять извинения шаха из рук простого посла — граф Эриванский настаивал на приезде в Россию одного из сыновей или внуков шаха. Персы по обыкновению тянули время.
В середине апреля Амбургер самовольно покинул Тавриз, чтобы обеспечить встречу траурному кортежу Грибоедова. Генеральный консул доехал до Нахичевани и там остался, ожидая скорбную процессию. Паскевич, узнав о его приезде в Россию, сперва рассердился, а потом оценил выгоду от поступка дипломата. Он приказал Амбургеру оставаться в России; тем самым фактически произошел разрыв дипломатических отношений двух государств — а подкрепления уже прибыли в Астрахань! Нессельроде в Петербурге бесился, требовал возвращения Амбургера, но граф Эриванский объяснял, что не отпустит консула, пока шах не пришлет искупительную миссию. Нессельроде от отчаяния снарядил посольство в Персию во главе с князем Николаем Александровичем Долгоруковым. Тому вменялось в обязанность заменить Грибоедова и одернуть Паскевича. Главнокомандующий возразил против этого посольства, которое показало бы персам, что Россия в них нуждается. Долгоруков приехал в Тифлис, но дальше Паскевич ему просто не позволил ехать! Попутно Иван Федорович не упускал случая напомнить Мальцеву, что по нему Персия плачет и что его отправят туда сразу же, как возникнет такая возможность. Мальцев молил о пощаде, твердил, что ему невозможно воротиться туда, где его жизнь ежеминутно будет подвержена опасности, где ему придется испить до дна горькую чашу ненависти и мщения; он умолял отослать его в Петербург, где он мог бы ожидать назначения в одну из европейских миссий и был бы избавлен от когтей персиян. Он отчаянно взывал к правосудию и милости Паскевича. Но тот отказывал ему во всем — кроме правосудия. В мае Мальцеву прислали из Петербурга Владимира четвертой степени «во внимание к благоразумию, оказанному во время возмущения в Тегеране». Эта награда вызвала бурю негодования повсюду, и Паскевич при первой же оказии отправил Мальцева в Тавриз. Его не убили там, даже не тронули, он успешно служил в Министерстве иностранных дел, заботился о своих хрустальных заводах, но везде и всюду оставался изгоем — семьи не имел, жил нелюдимо, под конец сделался скупым, угрюмым стариком. Он сохранил жизнь ценой чести — и жизнь ему этого не простила.
Паскевич вел невиданно твердую линию: он требовал от Персии начать войну с Турцией, наказать виновных в тегеранской резне, прислать все мыслимые извинения. Его исключительно резкое письмо Аббасу-мирзе вызвало величайший переполох в Петербурге и Лондоне: «Не употребляйте во зло терпение российского императора. Одно слово моего государя — и я в Азербайджане за Кафланку, и может статься не пройдет и года, и династия Каджаров уничтожится. Не полагайтесь на обещания англичан и уверения турок… С Турцией Россия не может делать все, чего желает, ибо держава сия нужна и необходима для поддержания равновесия политической системы Европы. Персия нужна только для выгод Ост-Индской купеческой компании, и Европе равнодушно кто управляет сим краем. Все ваше политическое существование в руках наших, вся надежда ваша в России, она одна может вас свергнуть, она одна может вас поддержать».
Дипломатический и военный демарш Паскевича имел успех. Шах провел в Тегеране массовые казни не столько виновных в разгроме русского посольства, сколько подвернувшихся под руку преступников. Глава духовенства мирза Месих был изгнан; Аллаяр-хан получил назначение подальше от столицы. Декорум был соблюден. В мае в Тифлис прибыл любимый сын Аббаса-мирзы принц Хосров-мирза, европейски образованный, необыкновенно одаренный, весьма красивый, только исключительно низкого роста. Генерал с ходу дал ему почувствовать, что «он явился не в гости, а с повинной»."

цит. по Цимбаева Е.Н. "Грибоедов"

%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9F%D0%B0%D1

Via

Saygo

Подумалось тут... А ведь сэр Оливер наш, который Кромвель - это же английский Петр I, и флот его, несомненно самый мощный в Европе в то время, мелькнул ярким метеором на небосводе, и ушел в никуда. Естественно, с большой поправкой на эпоху и местный колорит.
Судите сами. В период 1604-1640 г.г. английский флот звезд с неба не хватал. Нет, Карл I строил мощные корабли, но флот ведь - это не только и не столько корабли, сколько дисциплина и администрация. А вот с этим были проблемы (я об этом уже писал - https://george-rooke.livejournal.com/511080.html , https://george-rooke.livejournal.com/511802.html , https://george-rooke.livejournal.com/512070.html ). По сути сэр Оливер через институт "морских генералов" привнес на флот дисциплину и зачатки грамотного управления. И случилось чудо. "Местную Швецию", которая Голландия, отоварили по самые Нидерланды, показали кузькину мать "местной Польше" (в смысле - Испании), навели порядок с "ирландским казачеством", погрозили рукой Франции, и... Кромвель умер почти по-петровски, только что не начертал "Отдать все...". И далее началась эпоха междуцарствия - Tumbledown Dick'а оттерли от царства, началась грызня между Долгим Парламентом, Ламбертом и Монком, которая закончилась разрыванием кондиций и Реставрацией Карла II.
Политика по морской торговле сэра Оливера так же была не особо внятной, и напоминала шараханья Петра. Те же "навигационные акты", которые так пришлись ко двору строителям "теорий через века", во времена Кромвеля принесли Англии дикий вред и обнищание народа. А что вы хотели? 100-процентный протекционизм при слаборазвитой собственной промышленности обычно и приводит к дефициту, падению качества товаров и массовому обнищанию.
Его колониальные авантюры так и остались авантюрами. Ну а положительные моменты типа союза с Карлом Густавом X Шведским и влезание на Балтику принесли плоды гораздо позже.
Кстати, о подготовке моряков кромвелианского флота. Если почитать статью Мерфи "The navy and the Cromwellian conquest of Ireland, 1649–53", то можно узнать следующее: в местном "Финском заливе", то есть между Кинсейлом и Дангарваном (Ирландия) только в феврале 1651 года утонуло при перевозке войск 5 кораблей из 17. Вообще навигационные аварии в эту пору были настоящим бичом английского флота - оказалось, что моряки собственные воды знали очень плохо. Поскольку практики фактически никакой не было.
При этом моря вокруг Ирландии кишели разного рода пиратами - это были и берберийцы, и ирландцы, и шотландцы, и роялисты. В общем, как в Ноевом ковчеге - каждой твари по паре. Естественно пришлось вводить систему конвоев между Дублином и Холихедом (побережье Уэльса).
Ах да. На закуску. У Юма кажется была фраза, не цитата, но близко к тексту: сэр Оливер построил мощный флот, который оказался не нужен государству. На самом деле это не так конечно. Ибо под зонтиком этого мощного флота (на 1650 год - 46 ЛК, 26 ФР, на 1658 год - 88 линейных кораблей, 24 фрегата, то есть рост фактически в два раза) начала становиться на ноги и подниматься английская морская торговля. Это и есть заслуга "флота, который построил Оливер".

Blakesstgeorgeatsantacr.jpg

Via

Saygo

Думаю, ни для кого не секрет, что в суровые 1600-е самой продвинутой и эффективной дипломатической и разведывательной службой была венецианская. Это выдержка из письма Жироламо Ландо, венецианского посла в Англии, от 7 сентября 1621 года. Он описывает дожу и Сенату состояние дел в Англии прям перед началом Тридцатилетней войны

"Король приказал вооружить 12 кораблей, но исключительно с моряками, которые совмещают выполнение как морских, так и солдатских обязанностей. Дополнительно будут вооружены и оснащены и 8 королевских кораблей. Хотя ходят слухи, что они останутся с Ла Манше для обеспечения безопасности берегов и свободы торговли, есть большие подозрения, что это не так. Испанцы очень рады вооружению английского флота, поскольку уверены, что это приведет к ссоре между англичанами и голландцами. Особый приказ дан Брюсселем своим морякам - действовать со всей осмотрительностью и выдержкой, пока не получат приказа действовать. У Его Величества нет ни малейшего сомнения в том, что англичане могут оказаться в опасной ситуации из-за соперничества двух наций (имеются ввиду фламандцы и голландцы) в отношении их борьбы за море и других вопросах, но главным образом из-за того, что испанцы силой своего золота пленяют умы многих, от английских моряков до администрации Адмиралтейства. Боятся, что многие уйдут на службу Брюсселю.
Из заявления, сделанного ведущими советниками короля, представляется вероятным, что король действительно намерен этим вооружением флота каким-то образом подчинить себе прибрежные воды, и всеми возможными способами уменьшить там влияние испанцев и голландцев."


Вот мнение независимого лица, причем современника, к тому же - человека, во флотских делах разбирающегося. Еще раз - 1621 год, после Армады прошло 33 года, однако... никаким господством Англии на морях и не пахнет. То есть в драке сцепились две ведущие морские державы - Голландия и Испания, Англия вооружила свой флот для охраны своих прибрежных вод, но при этом сильно боится, что ее корабли вместе с экипажами просто... убегут к испанцам. Ибо там зарплаты гораздо больше.
Не правда ли, совсем не похоже на всеми любимые цитаты: "После поражения Армады Испания так и не оправилась. Гибель испанского флота ускорила окончание англо-испанской войны, приблизила освобождение Фландрии от испанского засилья. Испания стала сдавать позиции доминирования на море, постепенно уступая место Великобритании, которая, в свою очередь, стала превращаться в могущественную морскую державу. "

EMpU8vw-irFglVyS4VuukpxhcH06trem_zxF7_rV

Via

Saygo

Оригинал:

Even the British Foreign Secretary, Earl Clarendon angrily told his French counterpart that, “If ever a man deserved the title of ‘Enemy of his country’ it is Mr. Delane” after seeing, “. . . the extent of the injury that The Times has done in England in France.”

Перевод для тех кому лень: "Если когда-либо какой-то человек и заслужил звание "Врага государства", то это мистер Делейн (главред "Таймс"), особенно после того, как мы оценили степень ущерба, которую его газета нанесла Англии и Франции".

Так что "Враг Народа" - чисто британское изобретение))) Правда задолго до них, лет эдак за 70, были дяденьки, которые на Капитолийском холме ввели понятие Enemy of the people.))) Странно, что это выражение английская Вики приписывает марсистско-ленинскому учению, а не Джону Джею или Сэмьюэлу Адамсу.)

ЗЫ: В том же письме Кларедон высказал мысль, что в будущих войнах "новости должны быть так скорректированы репортерами, чтобы создать выгодное для нас общественное восприятие и веру в них со стороны читателей" (в оригинале "популярное потребление" (popular consumption), но по русски это звучит уж очень коряво). Fake news, начало)

Via

Saygo

“Крымская война - это или одна из самых плохих шуток истории, или один из самых навязчивых предметов исторических исследований.”
Тревор Ройл, британский историк

Алексис Трубецкой писал, что Крымская - "это средневековый конфликт в эпоху модерна".

"Начало и истоки Крымской войны - одна из самых тернистых проблем историографии."
Бристон Гош.

Ну и некоторые данные по скорости передачи информации: в начале Крымской кампании самые срочные данные шли до Лондона в течение 5 дней: 2 дня пароходом от Балаклавы до Варны, три дня - ординарцем до Бухареста, и оттуда по телеграфу в Лондон. К зиме 1854 года новости уже могли достигнуть Лондона через два дня - при нормальной погоде, то есть все так же пароход до Варны, и оттуда по телеграфу. Подводный кабель от Балаклавы до Варны англичане проложили в апреле 1855 года, и тогда документооборот с Лондоном стал занимать несколько часов.
Но еще раз повторю - без четкой фильтрации новостей на важные и неважные, без четкой структуры телеграфного дела обилие телеграмм просто произвело эффект "белого шума". Нужная информация просто утонула в ворохе ненужной. Недаром британский глава МИДа лорд Кларедон после войны грустно заметил: «Пресса и телеграф – неприятельские силы, которые мы не учли».

Ну и так, для себя, чисто поржать. Первыми оценили достоинство телеграфа... турки. Правда немного не те, о которых мы могли подумать. Они начали... срезать медные провода. Ну и продавать их на переплавку. Англичан начало бомбить, ибо в результате они опять оставались без связи, и по старинке начиналось - пароход в Варну, ординарец в Бухарест и т.д. Короче, договориться с турками смогли только в марте 1855-го. Турок подрядили телеграфные кабели... охранять. Поставив на постоянную зарплату. За счет английского правительства (а значит и налогоплательщика) разумеется.

Via

Saygo

Само по себе начало войны между Россией и Турцией не представляло собой ни катастрофы, ни даже угрозы миру в Европе. По предположению некоторых исследователей, Россия ограничилась бы «символическим кровопусканием», после чего позволила бы вмешаться европейскому «концерту» для выработки мирного договора. Осенью-зимой 1853 года Николай I скорее всего ожидал именно такого развития событий, надеясь, что исторический опыт не дает оснований бояться локальной войны с турками по образцу предыдущих. Когда царь принял вызов Порты, первой начавшей боевые действия, ему уже ничего не оставалось, как воевать. Управление ситуацией почти полностью перешло в руки западных держав и Австрии. Теперь только от них зависел выбор дальнейшего сценария - либо локализация, либо эскалация войны.
Пресловутую «точку невозврата» можно искать в разных местах событийно-хронологической шкалы, но коль скоро она в конечном счете была пройдена, вся предыстория Крымской войны приобретает другой смысл, предоставляя сторонникам теории закономерностей аргументы, которые, несмотря на их небезупречность, проще принять, чем опровергнуть. Нельзя доказать с абсолютной достоверностью, но можно предположить, что многое из происшедшего накануне войны и за два-три десятилетия до нее было обусловлено глубинными процессами и тенденциями мировой политики, включая русско-английские противоречия на Кавказе, заметно усиливавшие общую напряженность на Ближнем и Среднем Востоке.
Крымская война возникла не из-за Кавказа (впрочем, трудно вообще точно указать на какую-то конкретную причину). Но надежды на вовлечение этого региона в сферу политического и экономического влияния Англии давали правящему классу страны подспудный стимул если не к целенаправленному развязыванию войны, то по крайней мере к отказу от чрезмерных усилий по ее предотвращению. Соблазн выяснить, что можно выиграть у России к востоку (как и к западу) от проливов, был немалым. Пожалуй, стоит прислушаться к мнению одного английского историка, считавшего Крымскую войну в значительной степени продуктом «большой игры» в Азии.
Особняком стоит очень непростой вопрос об ответственности Наполеона III, в котором многие историки видят ее главного зачинщика. Так ли это? И да, и нет. С одной стороны, Наполеон III был последовательным ревизионистом по отношению к Венской системе и ее основополагающему принципу - статус-кво. В этом смысле николаевская Россия - охранительница «покоя в Европе» - была для французского императора самым серьезным препятствием, требующим устранения. С другой стороны, совсем не факт, что он собирался это сделать с помощью большой европейской войны, которая создала бы рискованную и непредсказуемую ситуацию, в том числе для самой Франции.
Намеренно провоцируя спор о «святых местах», Наполеон III, возможно, хотел бы не более чем дипломатической победы, позволившей ему посеять раздор среди великих держав, прежде всего в вопросе о целесообразности сохранения статус-кво в Европе. Драма, однако, в другом: он оказался не в состоянии удержать контроль над ходом событий и дал в руки туркам рычаги опасного манипулирования кризисом в собственных, далеко не миролюбивых интересах. Имели значение и собственно русско-турецкие противоречия. Порта не отказалась от претензий на Кавказ.
Стечение не благоприятных для России обстоятельств в начале 1850-х годов обусловилось не только объективными факторами. Небезошибочная политика Николая I ускорила формирование направленной против него европейской коалиции. Провоцируя, а затем ловко используя просчеты и заблуждения царя, Лондонский и Парижский кабинеты вольно или невольно создавали предпосылки для вооруженного столкновения. Ответственность за крымскую драму в полной мере делили с русским монархом западные правительства и Порта, стремившиеся ослабить международные позиции России, лишить ее перевеса, полученного ею в результате Венских соглашений.


Дегоев В.В. "Странная" Крымская война. Еще раз о ее причинах и уроках / В.В. Дегоев // Свободная мысль. - 2009. - № 3. - С. 133-146.

Via

Saygo

Я уже писал об американской военной миссии, направленной в Крым. В ее состав входили три человека - майоры Ричард Делафилд и Альфред Мордехай, а так же еще не достигший 30-ти лет капитан Джордж МакКлелан, который жаловался, на фига его направили на войну "с этими старыми хренами!" (those d–d old fogies!!)
Про перипетии американцев, добиравшихся в Крым, рассказывать не буду, уже писал. А поговорим вот о чем.
МакКлелан довольно детально исследовал места сражений, и в своем отчете выдвинул несколько идей альтернативного развития войны. В частности он считал битву при Альме ошибкой Меншикова. МакКлелан считал, что вместо того, чтобы давать генеральное сражение, надо было начать тактику измора, известную нам по 1812-му году, разрушив и опустошив все ближайшие гавани и городки, оставить большой гарнизон в Севастополе, снабженном на момент осени 1854 года очень хорошо, а оставшиеся силы отвести на север, дабы создавать союзникам угрозу с тыла. Таким образом, перед союзниками вставала дилема - атаковать Севастополь, но рисковать подвергнуться атаке с тыла, либо следовать за русской армией, но оставить в тылу Севастополь с сильным гарнизоном. Учитывая последствия зимовки 1854-55 годов для союзников, такой план привел бы к еще большим санитарным потерям среди них, и, вполне возможно, заставил бы их свернуть операцию в Крыму.
Второй вариант, предлагаемый МакКлеланом. Вместо Альмы отступить южнее Севастополя, на южное плато, возможно, даже оставить Севастополь, и позволить союзникам войти в Крым настолько далеко, как они захотят, в результате у них все равно получится тупик (точная цитата: remain in the vicinity of the city, occupy the plateau to the south of it, and allow the allies to plunge as deeply as they chose into the cul de sac thus opened to them).
Что касается полевых укреплений русских, которые МакКлелан собственнолично излазил с разрешения французского командования, он их оценивал очень высоко: "Они были атакованы, как полевые укрепления не были атакованы никогда раньше, и защищались так, как раньше никогда не защищались".
Это писал МакКлелан об игре за русских. А вот что они пишет об игре за союзников. "Отрезать русскую армию от Севастополя после битвы за Альму (пользуясь ее ослаблением), и быстрой атакой проникнуть в город, не считаясь с опасностями и потерями. Или удалиться обратно к флоту и блокировать и начать блокаду города".
Главной задачей, по мысли МакКлелана должен был быть не город, а русская армия в Крыму, которую следовало "отрезать от всей внешней помощи со стороны Симферополя, не дать русским получать маршевые пополнения, в конце концов загнать ее в город, и войти в него, наступая ей на пятки" (cut off the Russian army of operations from all external succor on the part of troops coming from the direction of Simpheropol (sic), to drive them into the city, and enter at their heels).
Ну и еще один вывод. Согласно МакКлелану "осада Севастополя не доказала превосходство древо-земляных укреплений над капитальными. Она показала лишь, что даже временные укрепления, занятые умелым и храбрым гарнизоном, могут успешно и долго обороняться от превосходящих сил".

Я писал по выдержкам из Stephens W., George B. McClellan: The Young Napoleon, De Capo Press, 1999. А если кому надо сам оригинал доклада - искать надо McClellan, George B., Report of the Secretary of War: Communicating the Report of Captain George B. McClellan, (First Regiment United States Cavalry,) One of the Officers Sent to the Seat of War in Europe, in 1855 and 1856, AOP Nicholson, 1857.
siege-of-sevastopol-741x556.jpg

Via

Saygo

Из прошлых обсуждений пришло понимание, что многие не в курсе, почему собственно польский вопрос для России был столь болезненным.
Надо сказать, что в недобрый час Александру I пришла в голову мысль присоединить Польшу. Ладно бы - присоединить, еще попытаться инкорпорировать ее элиту на службу России, да еще дать автономию, самоуправление. Но об этом я уже много писал, желающие найдут.
Здесь же я хотел затронуть еще одну проблему, о которой часто забывают, или просто не говорят. Это польская эмиграция. Началась она еще с разделов Польши, но тогда поляков-эмигрантов было не особо много. Массовая же польская эмиграция - это период 1831-1870 годов. Уточню, что речь не о панах с вислоухими усами, жрущих в Парижах коньяк и страдающих о судьбе Польши, а именно о политической эмиграции. Первый наплыв ее случился конечно же в 1780-х, и как все помнят, целые польские полки сражались, к примеру, в армии Наполеона.
Что же касается того периода эмиграции, который упомянут мной, тот можно выделить три периода -
1) 1830-1831
2) 1848-1849
3) 1863-1864.
Период первый. После поражения польского восстания в Европу потянулась орда эмигрантов из Польши, чаще всего, естественно, шляхты. Основное направление выезда - Франция. Свою лепту внесли и правительства Австрии, Пруссии и России. Не желая держать под своим надзором кучу бунтовщиков, они не только разрешили выезд но и даже разработали маршруты, по которым поляки безбоязненно могли бы переезжать в эти ваши Европы.
Бывало, что эмигранты шли даже колоннами, причем, когда проходили через западногерманские города - их встречали хлебом-солью, приветствиями, даже овациями. Самая политически активная часть польской эмиграции осела в Париже, часть - в городах Авиньоне, Безансоне, Бурже, Шатору, Люнеле, Ле-Пюи и Бержераке, но были эмигранты, которые предпочли Бельгию, Швейцарию, Британию, США, и даже... Алжир (естественно, в составе иностранного легиона Франции или в качестве французских поселенцев там). Некоторые дошли до Испании и Португалии, и даже до Турции.
Некоторые сведения о численности эмигрантов - на 1833 год крупные французские города приняли у себя 4042 бывших повстанца, всего же исход оценивается в примерно 10-12 тыс. человек. Селились поляки компактно, практически как китайцы позже в США, и образовывали что-то типа собственных районов. Из 5472 эмигрантов во Франции в 1839 году 3004 были профессионально активны: более 45% были офисными работниками и студентами, в то время как бизнесмены, торговцы и ремесленники составляли 30%, слуги/учителя составляли 16%, а работники фермерских хозяйств составляли 2,5%. Количество слуг/учителей увеличилось после 1848 года.
Несмотря на то, что поляки испытывали серьезные финансовые трудности, "Большая эмиграция" вела жизнь отдельного субэтноса, создавая организации, газеты, даже произведения искусства. Между 1831 и 1870 годами было создано более 50 политических комитетов и ассоциаций, кроме того, примерно 70 научных, образовательных, культурных, военных и социальных обществ. Издавались газеты и журналы Demokrata Polski (польский демократ) (1837 - 1863); Nowa Polska (Новая Польша) (1833 - 1837, 1839 - 1845]; Orzel Bialy (Белый Орел) (1830 - 1848); Trzeci Maj (третьего мая) (1839 - 1848); Przeglad Rzeczy Polskich (Обзор польских Дел) (1857 - 1863); Glos Wolny (Свободный Голос) (1863 - 1870). Большинство из них конечно же издавались в Париже. Основное направление публикаций - как возвратить независимость Польши а так же размышления о будущем Польши - то есть как и какое государство строить.
В то же самое время создать в Париже польский центр, который будет прямо руководить всей эмиграцией (по типу ирландского Таммани-холла в США) провалился. Провалился из-за склок между самими поляками. Только в Париже в 1830-е годы существовали: Komitet Tymczasowy Emigracji (Временный Комитет Эмиграции), Komitet Narodowy Polski (польский Национальный комитет) и Komitet Narodowy Emigracji Polskiej (Национальный комитет польской Эмиграции). И все же главным не по степени значимости, а степени объединенности стал Zwiazek Jednosci Narodowej (Ассоциация для Национального Единства) Адама Чарторыйского, который расположился в особняке Ламбер в Париже, и скоро так и стал называться - отель Ламбер.
В период с 1834 по 1837 год была еще одна волна польской эмиграции, которая условно называется "карбонарской", но с польским колоритом естественно же. Они организовали комитеты Mloda Polska (Молодая Польша) и Zwiazek Dzieci Ludu Polskiego (Ассоциация польского народа). Изначально расположились в провинциальном Пуатье, однако в 1837-м соединились с детищем Чарторыйского и организовали центр Zjednoczenie Emigracji Polskiej (Объединенная польская Эмиграция), который засел как раз в том самом отеле Ламбер. В Англии были организованы Ogol Londynski (Лондонское Собрание) и Gromady Ludu Polskiego (Собрание польского народа).
Далее от пропаганды перешли к делам - это сеть шпионов и агентов в Польше, причем часто работающих не только на Чарторыйского, но и на французов или англичан (или даже турок). Закупки и сборы оружия, подготовка восстаний на местах, добыча для французов и англичан разведсведений, и т.д.
На 1846 год планировалось грандиозное польское восстание, которое должно было одновременно начаться в прусской, русской и австрийской частях Польши, однако оказалось, что русское III Отделение наряду с аналогом Штази в Пруссии и австрийским аналогом Эвиденцбюро просто так свой хлеб не ели - восстание в Кракове началось 21 февраля, разгромлено 27 февраля. Особенно в деле подавления восстания поляков отличились русины, которые из рук благодарного австрийского правительства получили русинское самоуправление, а позже - и свою идеологию. Мирославский, прибывший из Парижа в прусскую Познань, был взят под белы рученьки и препровожден в тюрьму, а 864 повстанцев пруссаки обвинили в госизмене и посадили на разные сроки.
В 1848 году, пользуясь весной народов, поляки решили сделать попытку номер два - пользуясь тем, что Берлине началась революция, восстала Познань, возглавил польские войска все тот же Мирославский, незадолго до этого амнистированный прусским королем. Подняв восстание поляки начали договариваться в Фридрихом-Вильгельмом IV об автономии польских областей в составе Пруссии, и может быть это даже и получилось бы, но 30 апреля 1848 года польские восставшие были просто размазаны прусской армией, и 2 мая восстание сошло на нет. 1500 активистов были посажены в Познаньскую цитадель, где над ними измывались в лучших традициях Аушвица и Дахау - травили серным дымом, выбривали головы, наносили незаживающие раны на лице, руках, ушах, пробовали на них новые химические соединения и т.д. Все же разговоры об автономии были забыты напрочь.
И еще одно обстоятельство - к 1848 году во Франции, Англии, Бельгии и в какой-то степени США сформировались пропольские лобби среди правительств этих стран. И все возможные действия в австрийской, прусской и русской частях Польши грозили международными осложнениями, вплоть до войны.
Именно поэтому вопрос Польши был безусловно очень болезненным для России, и по факту, Паскевич, предлагавший Николаю I в 1831 году отдать на фиг Польшу Австрии взамен на тогда еще прорусскую Галицию, был очень и очень прав. К сожалению, царь не прислушался. Объяснение для тех, кто думает, что Николай - дурак. Нет, не потому, что был садистом, автократом и т.д. Польский "балкон" был очень удобен в военном смысле - он имел стратегическое значение, и как средство угрозы (и следовательно - контроля) Австрии и Пруссии, и как средство быстрейшего выдвижения русских войск к Рейну в случае очередной Французской революции.
Да-да,по полной аналогии с Варшавским Договором после 1945 года, Россия готовилась к прошлой войне, и думала, что если что-то будет - то повторится так же, как в 1812-м - то есть вторжение французских армий через территории Австрии и Пруссии в Польшу, и далее в Россию. Именно поэтому в Польше стояли основные силы, поэтому там развивалась логистика, строились дороги и т.д.

Attack_of_Polish_Krakusi_on_Russians_in_

Via

Saygo

Так, просто список фактов без попытки кого-либо обелить или очернить.

В эпоху Доматровского периода в венгерских патриотических кругах появилась младая поросль, которая все больше заявляла о своих требованиях об отдельной государственности, требуя у Австрийской империи автономии и конституции в составе монархии.
Вена отреагировала на усиливающееся давление со стороны Венгрии уступками и в 1844 году согласилась на введение венгерского языка в качестве административного и судебного, несмотря на тот факт, что почти две трети населения не были мадьярами. Это немедленно привело к протестам со стороны других языковых групп, особенно хорватов, которые имели особый статус в Венгрии. Вена поддерживала другие народы как средство подавления мадьярского национализма.
Чтобы было понятно - вот границы королевства Венгрия в составе Австрийской империи на 1848 год (выделено желтым):
cTOOhvNQnEMRhxDLCuJQyM5C_mt3GCBTOcn8mQty
Однако венгерский национализм дальше начал проявлять еще и сепаратистские тенденции. Рупором радикальной оппозиции стал Лайош Кошут, юрист, издатель журнала Pesti Hírlap. Журнал был настолько радикальным, что его запретили в 1844 году.
В 1847 году Кошут стал членом Венгерского сейма в Прессбурге, что уже само по себе немного смешно. На всякий случай - Прессбург сейчас называется Братислава, и это вообще словацкая территория.Там он поднял восстание, обратившись к местным венграм с революционной речью 3 марта 1848 года. Требовал права на самоопределение и конституционной монархии.
Но тут... к венграм начали обращаться другие народы в составе Венгерского королевства - словаки, сербы, хорваты, поляки, и т.д. Мол, мужики, если право на самоопределение разрешено вам, то оно наверное разрешено и нам? Кошут все эти претензии отверг, разрешив только в рамках территорий преподавание в школах "на местном наречии". За язык венгры хорватский, сербский, словацкий и т.д. не считали. Далее было провозглашено, что в Венгрии существует только одна нация - мадьяры, а остальные этнические группы - это "просто племена, говорящие на других наречиях".
Естественно, "другим племенам" это не понравилось. И они обратились за помощью... в Вену. И далее началась межэтническая война, которую в Венгрии почему-то привыкли именовать "Гражданской войной 1848 года". Ситуация особенно обострилась, когда хорватские войска во главе с графом Иосипом Елачичем вторглись в собственно венгерские земли. Был кинут клич - "революция в опасности", Кошут стал регентом, срочно собрали армию ("гонвед") в 170 тысяч человек. И эта армия рванула на Вену. У Швехата венгры были отбиты... как раз хорватами, частями Елачича.
Венгры очень надеялись на успех революции в Вене, однако ее подавили 31 октября 1848 года. И тогда 14 апреля 1849 года Венгрия объявила о низложении Франца-Иосифа в качестве своего короля. В мае 1849 года, после захвата Буды, большая часть страны оказалась захвачена революционными войсками.
Как вы думаете, какие планы далее начали разрабатывать Кошут и Ко? Конечно же вторжение в русскую Польшу. "Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем". Однако в самой Венгрии началась разгораться война с "просто племенами" - с румынами, с хорватами, с сербами, со словаками. Национальная вражда обострилась, а нападения на местных представителей ненавистной венгерской государственной власти были встречены массовыми казнями революционных судов. Венгерские части Гонведа отреагировали на партизанские методы своих противников, сжигая целые деревни до основания.
На а далее произошло две вещи, которые и решили судьбу Венгерской революции. Австрийская армия в Италии смогла к этому времени подавить там мятеж, и теперь возвращалась в Австрию, кроме того, Франц-Иосиф обратился за помощью к России. Правительство Николая I, которому сильно не понравились планы венгров насчет создания независимых Польши и Черкессии, решили помочь австрийцам. Понятно, что мадьярские войска не шли ни в какое сравнение с силой русской армии. Венгерская война за независимость закончилась 13 августа 1849 года капитуляцией революционной армии в Вилагосе под Арадом.

arad-martyrs-1848-1849-october-6.jpg
Знаменитая казнь 13-ти венгерских генералов, произведенная по приказу Юлиуса Якоба фон Хайнау, командующего австрийской армией. То, что сами "мученики Арада" с удовольствием жгли, вешали, убивали тех же хорватов, сербов, словаков, румын, венгры предпочитать не вспоминать.

Via

Saygo

Почитав англоязычную литературу о САБЖе, понял, что шоры, которые напускает себе на глаза наша историческая наука в некоторых случаях, не идут вообще ни в какое сравнение с идеологическими шорами, которые допускает наука западная по поводу отдельных персонажей истории.
Грубо говоря - одни байки. Это обязательно "gendarme", "autocracy" и т.д. Только черное, без грамма белого. Ах да, стремился поделить Турцию (типа англичане тут не причем, да?), насиловал труп Польши, подавлял революции и т.д.
Но стоит поискать что-то типа "economic causes of the 1848 revolutions" - и - нет, нет - да выплывет дельная статья или книга, где четко показывается, что революции в Европе были выгодны прежде всего Англии, вернее не так - экономики Англии.
Напомню то, что когда-то уже писал: "Британия к 1820-м годам стала лидером технического и промышленного развития. Первоначально она занялась насыщением произведенными товарами своего внутреннего рынка, потом – колоний, ну а дальше… По идее должна была начаться торговая экспансия в страны Европы. Но вот беда – европейцы тоже старались развить свою промышленность и для этого вводили протекционистские тарифы, призванные защитить собственную индустрию от британского производителя. А это грозило для Англии вылиться в кризис перепроизводства.
Выход был найден простой и циничный. Экспорт революций. Свергается старая власть, новая провозглашает свою приверженность либеральным ценностям и свободному рынку, и – вуаля! – тарифы и пошлины отменяются, а британские товары широким потоком обрушиваются на новый рынок. Даже если революция не удается – это в любом случае спад промышленного развития, траты на предотвращение социальной напряженности, армию, и т.д., то есть потенциальное ослабление конкурента.
Изначально схема была опробована в Южной и Центральной Америке. В результате те же Бразилия, Аргентина, Колумбия, Чили, и т.д. стали поставлять в Англию свое сырье (серебро, хлопок, сахар и т.п.) в обмен на британские промышленные товары. Во всю развернулись и Лондонские финансисты. Вот пример Мексиканского займа. В 1824 году мексиканскому правительству Лондонской торговой биржей было выдано два займа по 3 миллиона фунтов каждый.
Как же распределялись деньги? Прежде всего, из 6 миллионов фунтов было удержано 3 миллиона фунтов в качестве оплаты процентов за первые 5 лет. Из оставшихся 3 миллионов фунтов 1.5 миллиона было потрачено на закупку Мексикой вооружения, ей продали ружья, пушки, снарядные ящики, оставшиеся после битвы при Ватерлоо, причем часть была некондиция. Еще 700 тысяч из этих денег было передано британскому поверенному в Мексике Уорду. Часть этих денег он потратил на свою любовницу, графиню Регла. И лишь 800 тысяч дошло до Мексики.
При этом Мексика осталась должна к возврату после всех этих комбинаций... 6 миллионов фунтов.
Добыча серебра в Мексике в 1830-1860-е колебалась от 1100 до 1400 тонн серебра в год (на сумму от 34 до 48 миллионов долларов в год), а доля мексиканского серебра на рынке в этот же период возросла с 73 до 84 процентов. Так же не стоит забывать и прекрасный городишко Тлальпухауа, чьи шахты с 1769 года давали примерно по 5 тонн золота в год.
При этом с 1825 года почти все шахты (а соответственно и львиная часть добытого) принадлежали английским компаниям, делавшим целевые вложения именно в горнорудную индустрию Мексики. Ну а в 1850-е на мексиканские шахты пришли Ротшильды, которые, как известно, в накладе не оставались никогда.
Согласитесь, выгодный бизнес. Более того, отжать ценные активы, и в то же время сбыть старье с крутой наценкой, некондицию по цене драгоценностей – это же верх мошенничества! Нынешним нашим экономистам следует запомнить, записать, втемяшить себе на лбу – если вас призывают к «свободному рынку», значит вам хотят впарить старье или некондицию по слоновьей цене, отжав у вас то, что реально чего-то стоит, и всё. Nothing personal, just business.
Но, как все понимают, покупательская способность населения в бывших испанских колониях не ахти, там в основном бедняки живут. И примерно с 1830-х годов в голову приходит мысль – а почему бы нечто подобное не провернуть и в Европе? Собственно все эти Демократические Комитеты, Мадзини, Кошуты, Легранжи, Ледрю-Ролены, и т.д. были нужны не ради продвижения идеалов «свободы, равенства, братства» в массы, а ради продвижения британских товаров на рынке Европы."

Но как вы понимаете, если приютить у себя кучу революционеров, которые используются в терминах Ленина как "полезные идиоты" - в своей стране тоже найдутся люди, мечтающие о революции. То есть о революции в Британии. Чего британскому правительству явно не хотелось. И вот вопрос - как с такими бороться?
Ответ... блин, он прекрасен, и показывает, что ничего в этом мире не меняется.
Возьмем например чартистов. Знаете кем их объявила правительственная пресса? Шпигунами Путина Николая I конечно же! То же самое касалось и ирландских революционеров. Кстати, известно высказывание лорда Пальмерстона про Карла Маркса, который вместе с комитетом "Молодая Германия" базировался в Лондоне, и получал финансирование: "Это единственный революционер, не подкупленный русскими". Эта фраза вполне пересекается с мнением Уркварта: "Революционеры, ведущие антибританскую деятельность, несомненно являются русскими шпионами".
А теперь давайте вспомним начало поста. Извините, дело точно в жандарме Европы, борце с революциями или автократии? Скорее всего это личное - на 1830-е в мире осталось две экономические мир-системы, и к 1840-м англичане поняли, что "Карфаген должен быть разрушен". Не в смысле - стереть с лица земли Петербург, а в смысле - без обрушения и подчинения русского рынка и рынков ему подконтрольных, Англии вскоре будет грозить экономическая стагнация и деградация. Хотя бы потому, что русские ресурсы нужны позарез. Строго по Марксу - чтобы получить прибавочную стоимость.
Как-то так) Так что, говоря о пропаганде, не стоит забывать, что ее помои льются всегда с двух сторон.

crimean-war-2800x1440.jpg

Via

Saygo

Джон Адамс писал своей жене Абигаль 17 июня: «Теперь я могу сообщить вам, что Конгресс сделал выбор скромного и добродетельного, дружелюбного, щедрого и смелого Джорджа Вашингтона, генерала американской армии. Он должен как можно скорее восстановить наш военный лагерь перед Бостоном». Сам Вашингтон в письме своей супруге Марте притворно жаловался: «Конгресс постановил, что вся армия, поднятая для защиты американского дела, будет отдана под мою опеку, и что мне необходимо немедленно отправиться в Бостон, чтобы взять на себя командование ей. Вы можете поверить мне, моя дорогая Пэтси, и я самым торжественным образом заверяю вас - я приложил все усилия, чтобы избежать этого назначения». Надо сказать, что Джордж лукавил – на Континентальном Конгрессе он единственный щеголял в форменном британском красном сюртуке, показывая, что когда-то служил в британской армии. Хотя военный опыт Уорда или Путнема был гораздо больше, чем у Вашингтона, даже брат Джорджа – Лоуренс - и то имел гораздо более богатый военный опыт, как участник рейда на Картахену в 1741 году.

Via

Saygo

Я уже писал, что Британский немецкий легион был сформирован окончательно только к августу 1855-го - надо было не только обмундировать и вооружить солдат, снабдить довольствием и офицерами, но и перевести уставы на немецкий язык, определить правовой и наднациональный статус наемников. В Крыму первые 2000 немцев появились только 4 октября 1855 года. К январю перебросили 11 тысяч, правда началась эпидемия холеры, и уже 4 января примерно 3000 немцев находились на излечении в госпитале Скутари под Стамбулом.
На март 1856 года, когда был заключен Парижский мир, Легион насчитывал 9682 человека, в их числе - 441 офицер. Но блин... война-то закончилась. По идее Легион надо распускать, а... за него деньги плачены! Обидно. Далее данные идут из статьи Тайлера "British German Legion, 1854-1862", Journal of the Society for Army Historical Research Vol. 54, No. 217 (SPRING 1976), pp. 14-29. Главный командир среди немцев - Карл Густав Вильгельм Юлиус, барон фон Штуттерхайм (Stutterheim). Нет, официально легион сняли с армейского довольствия (акт от 30 мая 1857 года), но распускать не торопились. Среди немцев начались волнения, и даже мятежи.
В общем, их надо было куда-то услать. И британцы решили просто. Тех, кто умел разговаривать по-английски - в Южную Африку, в Кейптаун, подавлять гребанных кафров, официально: "строго защищать колонистов от ужасных кафров" (там восстания негров шли волной с 1830-х). Туда уехало примерно 8000 немцев. Возглавил воинство все тот же барон фон Штуттерхайм.
Ну а оставшиеся были посланы в Индию, для подавления восстания сипаев конечно же. Позже перебросили и часть немцев из Южной Африки (там к июлю 1858 года померло 2530 немцев, 530- в боях и засадах, 2000 - от болезней и климата). На базе немецких егерских полков был сформирован Егерский корпус ОИК.
Как-то так) В общем, ЧВК - они такие ЧВК.
Ну и картинка, о которой явно многие вспоминали.

SJUedzoIYHN87XBCsWmm5ZvrauoQlm8tWJFnbFhd

Via

Saygo

Если не угадаете, отвечу завтра утром)))
Опять после Крымской.Я уже писал, что в 1855 году англичане, дабы как-то компенсировать потери и уход французов, создали иностранные легионы, в числе прочих, и немецкий легион. Крымская война закончилась в 1856 году. Немецкий Легион распустили в 1859-м. Куда его отправили воевать на пару лет?
Гугл - не спортивно) Максиму Нечитайлову - не подсказывать)))

Via

Sign in to follow this  
Followers 0


  • Blog Entries

  • Blog Comments

    • Все побежали, и я побежал...
      Если в первых пяти сезонах Игра Престолов была не фэнтези сериалом, а кровавым и жестким историческим сериалом в альтернативной реальности и с небольшими вкраплениями магии, то в последних трех (за исключением двух последних серий) сезонах это обычный фэнтези сериал. Но мне финал более или менее понравился. В пятой серии постановка боев неплохая — достаточно кровавая, но в целом разве выборная монархия это такая уж хорошая форма правления? В странах с выборной монархии не было гражданских войн? Я наоборот пологаю, что при жестких или даже жестоких правителях феодалы меньше склонным к грызне, ибо они мыслят по принципу might to right. Ну впрочем, понятно что это американская идеологизация и пропаганда.
    • Новости из нашего Бедлама
      Ой-вей! Сразу вспенился анекдот "На вопрос анкеты, колебались ли вы в проведении линии партии, Рабинович ответил: колебался вместе с линией.
    • Была ли на Руси пехота?
      Или отказаться от восприятия вопроса в духе Нового времени. Собственно дружинник\рыцарь - это и пехотинец и всадник по ситуации. Развитие специализации, увеличение численности воинских контингентов, в рамках стремления к эффективности, приводит к появлению родов войск, с более узкими задачами. Для Руси, на пороге Нового времени, характерно развитие пехоты в виде пищальников, стрелков не требующих такого длительного обучения и тренировок, как лучники, и в то же время, все более эффективных на поле боя.
    • Османская миниатюра
      Хорошие фото. Только наверное, правильнее Сигетвар? Интересно, из каких манускриптов миниатюры... Не из этого ли? https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Szigetvar_1566.jpg
    • "У кого ни тех, ни тех..."
      Вредитель хуже врага.