Сергей Махов

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,736
  • comments
    12
  • views
    66,684

Contributors to this blog

  • Saygo 1748

About this blog

Entries in this blog

Saygo

Разбор той самой байки)

“Фрегат США “Конститьюшн”, снаряжённый в боевой поход, нёс 48 600 галлонов (~180 тыс. л) пресной воды для экипажа в 475 офицеров и матросов.
Этого было достаточно для шестимесячного плавания в открытом море. Фрегат не имел опреснителей, т. е. должен был полагаться на возимый запас воды.
Согласно журналу фрегата, “27 июля 1798 года фрегат Соединённых Штатов “Конститьюшн” отплыл из Бостона, имея на борту полный экипаж в 475 офицеров и матросов, 48 600 галлонов свежей пресной воды, 7 400 орудийных выстрелов, 11 600 фунтов чёрного пороха и 79 400 (более 300 тыс. л) галлонов рома.
Цель похода: уничтожать и тревожить английские морские перевозки.
Достигнув Ямайки 6 октября, фрегат дополнительно взял на борт 826 фунтов муки и 68 300 галлонов (~250 тыс. л) рома. Затем он направился к Азорским островам, прибыв туда 12 ноября. Там заправился провиантом — 550 фунтами говядины и 64 300 галлонами (~240 тыс. л) португальского вина.
18 ноября фрегат отплыл к Англии. В последующие дни он принудил к сдаче 5 британских боевых кораблей, захватил и пустил ко дну 12 английских торговых судов. Из груза каждого захваченного корабля был взят только ром.
К 26 января порох и снаряды были истрачены без остатка. Тем не менее, даже невооружённый, “Конститьюшн” предпринял ночной налёт на Ферт-оф-Клайд в Шотландии. Десант с фрегата захватил на берегу перегонный завод и на рассвете переправил на борт “Конститьюшена” 40 000 галлонов (~150 тыс. л) шотландского виски.
Потом фрегат направился домой.
Фрегат Соединённых Штатов “Конститьюшн” прибыл в Бостон 20 февраля 1799 г. К этому времени на борту не было ни единого снаряда, не было пороха так же, как не было ни еды, ни рома, ни виски. Зато осталось 38 000 галлонов (~140 тыс. л) застойной пресной воды”.


https://fitzroymag.com/right-place/fantasticheskij-rejd-fregata-konstitjushen/

uss_constitution_fires_a_17-gun_salute.j


Via

Saygo

В период 1808-1811 годов совершенно нечаянным союзником Англии на Балтике стала Швеция. Поэтому нам есть смысл поговорить о шведском флоте и его особенностях.
У Швеции, также как и у ее соседок, Дании и России, помимо парусного флота имелся галерный флот, или Scharensflottan (прибрежный). К 1808 году он насчитывал 303 судна разных типов. Подавляющее большинство судов были артиллерийскими парусно-гребными шлюпами водоизмещением около 100 тонн, вооруженные парой 24-фунтовых длинных пушек, установленных в носу или корме, и четырьмя 3-фунтовками, расположенными вдоль бортов. Отличительной особенностью шведских шлюпов было то, что весла вставлялись в артиллерийские порты, поэтому эти суда могли либо стрелять по борту, либо идти на веслах.
Отдельно стоит сказать о геммамах (Hemmema), которые соединяли в себе огневую мощь фрегата с удобством галеры. Геммамы имели двадцать два 36-фунтовых орудия, чаще всего коротких, либо карронад, три мачты и 20 пар весел. Парусное вооружение было в основном косым, чтобы иметь возможность маневрировать в шхерах и узостях.
Кроме геммамов были еще 14 единиц, которые назывались турумы (Turuma). Их вооружение состояло из двадцати двух 12-фунтовых пушек, они имели три мачты и 16 пар весел.
Геммамы и турумы, будучи флагманами галерных флотилий, на бумаге давали шведам известное превосходство над русским галерным флотом. В реальности такой проверки не случилось.
Шведский парусный флот (Orlogsflottan) насчитывал 17 линейных кораблей, 15 фрегатов и 16 малых судов, однако из-за недостатка финансирования и проблем с древесиной в строю шведы имели лишь 11 кораблей и 8 фрегатов.
Тем не менее, шведский флот на бумаге представлял собой грозную силу. Реальность же была более удручающей. Ахиллесовой пятой шведского флоты было комплектование команд и качество матросов и офицеров. Обычный шведский матрос был призывником, крестьянином, рекрутированным из глубинки, и чтобы стать настоящим моряком, ему необходимо было интенсивное обучение. Однако никаких учений не проводилось в принципе, и весь XVII-XVIII век шведский флот вступал в войну с неготовыми командами, которые учились военному делу во время боевых действий.
Отдельной проблемой шведского флота было ненадлежащее медицинское обслуживание. Раз за разом шведские экипажи косила цинга, тиф, простудные заболевания, дизентерия. Положение с медиками было просто аховым, хуже, чем в России и Дании.
Снабжение кораблей так же не было сильной стороной шведского флота. Вообще, как ни странно, в XVII веке шведский моряк снабжался лучше, чем в конце XVIII-го. Прибывший на Балтику в 1808 году ради помощи шведам адмирал Джеймс Сомарец, видя такой ужас со снабжением, самолично распорядился передать на шведские корабли часть запасов лимонного сока и свежие овощи и фрукты, чтобы остановить там эпидемию цинги и дизентерии.
Шведский офицерский корпус имел отрывочные профильные знания, но вместо повышения квалификации больше увлекался политикой, чем службой. В 1808 году почти все офицеры флота были открыто настроены против короля, и громко высказывались о свержении Густава IV.При этом шведские морские офицеры, частью учившиеся или проходившие практику до революции 1789 года во французском флоте, были ярыми англофобами, при этом – и противниками революционной Франции.



Ratan_battle.jpg


Via

Saygo
К 1808 году после почти 15 лет непрерывных боев материальные и людские ресурсы Королевского флота были близки к пределу – запасы леса на верфях сокращались, после завоевания Наполеоном Германии и Польши, а так же после атаки Копенгагена поставки запчастей и материалов с Балтики резко сократились.
В результате Адмиратейство было вынуждено пересмотреть методы строительства и оснащения кораблей, стандартизировать их проекты, частью заместить те материалы, которых не хватало.
Рассмотрим это на примере линейного корабля «Виктори», флагмана Нельсона при Трафальгаре.
«Виктори» был построен в 1765 году, и к 1808 году оставался одним из старейших судов на флоте. В то же время он считался быстрым и довольно вооруженным кораблем, поэтому, особенно после Копенгагена, где стала ясна потребность Роял Неви в 100-пушечных кораблях, несмотря на сильные повреждения после Трафальгарской битвы, его было решено восстановить и заново ввести в строй.
Но на восстановление корабля не хватало традиционных материалов – дуба и рижской сосны, поэтому все дубовые и сосновые элементы мачт и реи были сняты, и заменены более легкими и хрупкими вариантами – из вяза и ясеня. Четыре массивные 68-фунтовые карронады, которые при Трафальгаре нанесли столько потерь французам, заменили на более легкие 32-фунтовые. Вся батарея мидельдека сменила калибр с 24-фунтового на 18-фунтовый, кроме того – было удалено два 32-фунтовых орудия с гондека.
В результате «Виктори» из 100-пушечного корабля стал 98-пушечным.
Такое облегчение конструкций привело к уменьшению осадки с 21 до 19 футов, и теперь корабль мог использоваться в мелких морях, например, на Балтике. В то же самое время подобные меры помогли сократить команду с 850 до 750 человек. Но в то же самое время подобный подход позволил сохранить флагман великого Нельсона в строю, что было данью престижу и чувству чести британцев.

nelson-s-hms-victory-2-1547912.jpg

Via

Saygo
Еще до того, как британцы прибыли, шведская стратегическая ситуация изменилась из просто угрожающей в катастрофическую. 26 февраля 1808 года российские войска начали пересекать границу с Финляндией. Продвижение русских было медленным по двум причинам: во-первых, они смогли набрать на начальном этапе только 24 тысячи штыков; во-вторых, согласно русской пропаганде, они ждали, что финны их будут приветствовать как освободителей, и что особых усилий прилагать и не нужно.
У шведов в Финляндии войск было гораздо меньше, поэтому генерал Мориц Клингспор просто отчистил всю Южную Финляндию от шведских войск, исключая только крепость Свеаборг. Удивленные русские медленно продвигались без боев, им препятствовал только ландшафт местности, да постоянные налеты «дружественных финнов», которых они так хотели «спасти».

David John Raymond "The Royal Navy in the Baltic from 1807-1812".

1-3.jpg

Via

Saygo
В продолжение темы.
Фраза эта появилась в обиходе ЦРУ в 1975 году и связана она вот с чем.
Началось все в 1968 году когда русская дизель-электрическая лодка К-129 (Golf II по натовской классификации) с атомными ракетами Р-13 (по западной классификации SS-N-4 Sark)[1] затонула в 1560 милях от Гавайев, с потерей всего экипажа. Судя по всему – от какой-то неисправности, хотя в российском сегменте упорно ходят слухи, что она столкнулась в подводной лодкой USS Swordfish (К-129 затонула 6 марта, а Swordfish прибыла в Йокосуку 17 марта для ремонта погнутого от столкновения со льдами перископа – отсюда и растут ноги у этого предположения). Американцы благодаря гидроакустической системе слежения SOSUS это заметили и зафиксировали (правда весь вопрос – когда, ибо русская лодка затонула в 1968-м, а в США впервые поднялось обсуждение по ее подъему в 1969-м), и появилась идея – поднять лодку и исследовать ее - вдруг там какие-то секреты?
В общем, так начался проект Azorian. Проблема была в том, что К-129 затонула на глубине в 16 500 футов (5 км), и чтобы ее поднять – нужно было спецоборудование, которого не было.
В общем, 1 июля 1969 года ЦРУ создало создало Штаб специальных проектов в своем Управлении науки и технологий для управления «Проектом Azorian». Главой подразделения был Джон Парангоски, высокопоставленный сотрудник Управления науки и технологий ЦРУ, который ранее руководил разработкой и эксплуатацией ряда строго засекреченных систем воздушной разведки ЦРУ. Его заместителем и человеком, который руководил повседневными операциями проекта «Azorian» в течение следующих шести лет, был выпускник Военно-морской академии США и офицер подводной лодки времен Второй мировой войны по имени Эрнест «Зик» Зеллмер. Президент Ричард Никсон лично одобрил создание специальной оперативной группы в августе 1969 г.
Ради сохранения тайны «Проект Azorian» получил рабочее название «Дженнифер», и начали строить судно «Гломар Эксплоер», где специальные приспособления не только позволяли поднять лодку (а это без малого 1750 т), но еще и буксировать ее в подводном состоянии до Гавайев. При этом высокопоставленные сотрудники разведки не были особенно оптимистичны в отношении шансов на успех операции, полагая, что вероятность успеха операции составляет всего 10 процентов.
Денег потребовалось на это дело немерено, в результате возник дикий перерасход средств, и в августе 1971 года проект чуть было не прикрыли. В результате мучительных раздумий 4 октября  проект было решено продолжить, и 16 ноября 1971 года на верфи Sun Shipbuilders в Честере, штат Пенсильвания, был заложен киль будущего корабля Hughes Glomar Explorer. Предполагалось что его спустят на воду 5 октября 1972 года, и передадут ЦРУ 20 апреля 1973-го.
Однако в мае 1972 года «власть в Хацепетовке изменилась», Никсон встретился с Брежневым, началась разрядка, и реализация проекта опять подвисла в воздухе до декабря 1972 года. Сюда добавились еще забастовки на американских верфях, поэтому проект был сдан заказчику только в октябре 1973 года, а сама операция была назначена на 27 июня 1974 года.
3 июля Hughes Glomar Explorer прибыл на место гибели К-129, и приступил к работам, и рядом сразу же нарисовались КИК (корабль измерительного комплекса) «Чажма» и еще какой-то крейсер. В общем, американцы в какой-то момент стали всерьез опасаться, что «крейзи рашенз», не поверив, что они занимаются «изучением рельефа морского дна», возьмут да и высадят с вертолетов призовую партию, и возьмут Glomar Explorer на старый добрый абордаж. Именно поэтому глава миссии от ЦРУ приказал раскидать на вертолетной площадке Glomar Explorer ящики, чтобы затруднить приземление вертолета, и отдал приказ «быть готовым отдать приказ об экстренном уничтожении секретных материалов, которые могут поставить под угрозу миссию, если Советы попытаются взять корабль на абордаж. Команда, назначенная для защиты диспетчерской достаточно долго, чтобы уничтожить материал… был поднят по тревоге, но оружие не было выдано».
Вскоре «Чажма» ушел, но его смели русский буксир СБ-10, который нахально дрейфовал в нескольких сотнях метров от судна.
К 1 августа наконец установили хомуты вокруг К-129 и начали подъем, но во время всплытия часть корпуса лодки оторвалась, и американцы смогли поднять только носовую часть, которая была закреплена к днищу. Далее Glomar Explorer ушел на Гавайи, началось исследование лодки, там обнаружили тела 6 советских моряков (их захоронили с отданием почестей) и три торпеды с ядерной боеголовкой.
В общем, на проект Azorian было потрачено более 500 млн. долларов при весьма скромных результатах. Но это только присказка. Ибо еще в июне 1974 года был взломан склад компании  Hughes, которая строила как раз тот самый Glomar Explorer, и в руки журналистам попали несколько документов, относящихся к «проекту Azorian». И 7 февраля 1975 года в Los Angeles Times вышла статья: «U.S. Reported after Russ Sub» («США сообщают о русской субмарине»), в которой говорилось, что судно Glomar Explorer – это проект ЦРУ, и предназначено оно для поднятия со дна русских лодок.
Проблема была в том, что Никсон в июле 1974-го был в Москве, только что договорились, что «война капут – мир, дружба, жвачка», и тут такое! Директор ЦРУ Уильям Колби лично обратился к журналистам – мол, вы что, твари, делаете? Да я вас… если не под шконку, то… Но сделать уже было ничего нельзя, новость разошлась по газетам и телеканалам, в марте к рассказам об Azorian уже подключилась и NYT, далее журналист Харриет Энн Филлиппи обратилась в ЦРУ с официальной просьбой передать ей все данные о попытках ЦРУ скрыть рассказы о проекте от сообщений СМИ. И Колби пришлось отвечать. Вот тут и родилась эпическая фраза, которой США пользуются по сей день: «We can neither confirm nor deny the existence of the information requested but, hypothetically, if such data were to exist, the subject matter would be classified, and could not be disclosed» («Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть существование запрошенной информации. но, гипотетически, если бы такие данные существовали, тема была бы засекречена и не могла бы быть раскрыта»). Ну или короче – «Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть…» («Can Neither Confirm Nor Deny…»). В историю такая формулировка вошла под названием «ответ Гломар» (Glomar response).
Такие дела.




[1] В советских источниках называются ракеты Р-21 (SS-N-5 «Serb»).

1280px-Image_Submarine_Golf_II_class.jpg

Via

Saygo

Слушал я тут вчера господина Никонова на Воскресном вечере. Естественно по поводу Казахстана. И зацепила меня одна фраза - типа, ЦРУ всегда отрицало какое-либо свое участие в спецоперациях. Насколько я понимаю, такая формулировка взята из книги Яковлева, но реальность - она на самом деле чисто английская, англо-саксонская.
Дело в том, что если что-то прямо отвергать, и выяснится ложь - можно загреметь под суд, который, даже если признает действия правовыми, за дачу заведомо ложных показаний вполне может посадить. Поэтому формулировка для прессы или на внешнеполитической арене всегда выглядела так - "ЦРУ не может подтвердить или опровергнуть данную информацию"(Can Neither Confirm Nor Deny).
Поэтому, даже если и вскрывалось что-то, по крайней мере обвинения в ложных показаниях не будет. Так что ЦРУ не отрицает свое участие, но и не соглашается с ним, ибо корни американской традиции всегда растут из залов суда и США изначально была создана адвокатами и судьями.
Такие дела.


Via

Saygo
С Сэмюэля Пипса на Royal Navy началась эпоха регламентированного питания. Как оное организовывалось на борту типичного вымпела Королевского флота?
Чтобы вы понимали, накормить сотни здоровых мужиков, месяцами запертых в узких пространствах трюмов и деков военного парусника, — это вам не это!
В части господ офицеров всё понятно — они восседали на стульях за столами в кают-компании, и из фирменной офицерской посуды (фарфоровой или даже серебряной) чинно вкушали блюда согласно рациону. Если офицеров в рационе что-то не устраивало, то они могли разнообразить меню, банально докупив продукты за свои кровные.
А что с, так сказать, с нижними чинами? Те с давних пор (чуть ли не со времён Эдуарда III) разбивались на артели (mess). Каждая артель* получала провизию на неделю. Часть продуктов члены артели потребляли всухомятку, а часть — отдавали на камбуз, где из этой еды готовили блюда. Чаще всего — супы и каши. Иногда артель, не доверяя корабельным кокам, сама выбирала себе повара, который готовил блюда из выдаваемых артелью продуктов. Котелок с приготовленным супом или кашей доставлялся на место несения службы членов артели (например — на пространство между баковыми орудиями нижнего дека), после чего главный по артели распределял питание по деревянным/глиняным мискам и кружкам.
Стоит добавить, что деньги за продукты вычитались из жалования моряков.
В 1797 году такая артельная организация питания была признана устаревшей, и на кораблях Royal Navy появились две новые должности: главный кок и провизионный казначей (чаще всего эту должность исполнял баталёр). Теперь два представителя от артели шли со списком необходимых продуктов к провизионному казначею. Тот выдавал разрешение на покупку заявленных “лотов”. Приобретённую по заявке артели еду под опись сдавали главному коку, который из неё готовил заказанные блюда, после чего представители артели получали на камбузе котелки с пищей. Понятно, что подобная система была открыта для множества злоупотреблений — воровали и баталёры, и казначеи, и коки, и помощники коков. Пока корабль находился в море, что-то изменить в порочной “новомодной” практике обеспечения артелей провизией не представлялось возможным. Если же корабль оказывался в порту, то артели старались самоорганизоваться и самостоятельно приобретать для себя продукты на берегу — так получалось значительно дешевле, да и качество пищи было выше.
Только когда эти “персональные” запасы провизии у артели исчерпывались, она шла на поклон за продуктами к главному коку и баталёру.

https://fitzroymag.com/right-place/kak-korolevskij-flot-300-let-pravilno-est-uchilsja


msf5us22dnb7pa4lqahhk6igum.jpg

Via

Saygo

Думаю, все согласны, что самым любимым блюдом на нашем столе в Новый Год является салат Оливье. Пишется он именно с большой буквы, потому как назван в честь повара Люсьена Оливье, который работал в московском ресторане «Эрмитаж» на Трубной площади, и изобрел этот салат, который назвал «русским». Точный рецепт - особенно заправки - тщательно охранялся в секрете, но известно, что в салат входили мясо глухаря, телячий язык, икра, салат, хвосты раков, каперсы и копченая утка, хотя, возможно, этот рецепт варьировался в зависимости от сезона.
Так же всем известна история, как помощник Оливье – Иван Иванов, пробыл в один день на кухне шефа, попробовал разгадать рецепт, и в результате создал рецепт салата «Столичный».
Но это неинтересно, так как эту историю все знают и она была рассказана много раз. А вот русский салат – он появился задолго до самого Люсьена Оливье.
Вот о салатах «до-Оливьерного периода» и поговорим.
Итак, XVIII век. Бравые австрийские венгерские гусары. Гусары в основном использовались для разведки вражеской территории. Попав в окружение врага, они должны были остаться незамеченными. Поэтому развести огонь для приготовления пищи было невозможно. Поэтому заранее приготовленную пищу гусары брали с собой. В результате смешивания этой еды получался холодный салат, который вскоре получил название «гусарский салат». Дальше наполеоновские войны. Если со стороны Наполеона отличились польские уланы, то с русской – однозначно казаки и гусары. Которые позаимствовали привычку салатов от венгерских гусар. И понятно, что во время Заграничного похода Русской армии в Европу в 1813-1814 годах появился «Salade russe» – или русский салат.
Поскольку други вроде Дениса Давыдова были людьми небедными и с претензией, салат этот сильно отличался от сегодняшнего Оливье – так, в рецепте 1845 года в салате присутствуют омар, филе анчоусов, тунец, рачьи хвосты, креветки, каперсы, оливки.
Гораздо ближе к оригиналу рецепт 856-го года, где присутствуют вареный картофель, свекла, сельдерей, огурцы, соленые огурцы, каперсы, анчоусы, редис и майонез.
Наконец в книге Gastronomie en Russie (Alphonse Petit, 1860), посвященной русской кухне, приготовление русского салата даже не объясняется, хотя в поваренной книге он упоминается шесть раз в качестве гарнира, безоговорочно настолько известного французским читателям, что его автор не счел нужным детализировать его формулировку.
Оливье создал свой салат в 1864 году, но есть большое подозрение, что он просто взял один из многочисленных рецептов русского салата, известных во Франции, Англии или Италии.
Самое смешное произошло с Оливье после 1917-го. Русский салат зажил своей жизнью. Так, белогвардейцы, бежавшие в Аргентину, привезли туда и рецепт салата. Но часть ингредиентов была там труднодоступной, и в результате появился аргентинский вариант Оливье, со свежим горохом, но без мяса птицы.
В Испании же вообще началась эпическая битва шеф-поваров, поскольку выяснилось, что русский и итальянский салаты практически идентичны. «Итальянский салат ничем не отличается от русского салата или того, что стали называть русским, который представляет собой не что иное, как холодную смесь приготовленных овощей, приготовленных особым образом».
Симптоматично, что после Гражданской войны в Испании русский салат был торжественно переименован в национальный (с мясом птицы) или в имперский (с рыбой).
И чтобы уж совсем удивить читателя – в Мексике русский салат обычно подают на бутерброде, это и есть мексиканский вклад в рецепт русского салата.
Всем приятного аппетита и с Новым Годом!

1280px-Russian_Olivier_salad_sl.JPG


Via

Saygo

Что касается Рио-де-Жанейро – то к его возникновению приложили руку французы. Началось все в 1554 году, когда Николя Дюран де Виллеганьон – на минуточку! – друг Франсуа Рабле, Пьера де Ронсара и вице-адмирал Бретани, достиг побережья Бразилии в районе Кабу-Фриу и решил организовать французский колонизационный проект в Новом Свете. В 1555 году он четыре часа доказывал нужность и прибыльность такой экспедиции перед королем Генрихом II и Дианой де Пуатье, и в результате получил разрешение. Более того, Генрих приказал адмиралу Гаспару де Колиньи выделить на вояж все необходимые средства и людей.
Колиньи выделил всего 10 тысяч ливров, но Виллеганьона уже было не остановить – он в Дьеппе договорился с тамошними арматорами, которые вложились в экспедицию деньгами и кораблями, и проехался по всем тюрьмам Нормандии, набирая себе поселенцев из числа заключенных.
14 августа 1555 года на трех кораблях с 600 переселенцами он отплыл от берегов Франции, 31 октября достиг Канарских островов, но пополнить запасы ему там не дали, отогнав артиллерией (Испания и Франция вели войну в Италии на тот момент), 10 ноября вошел в залив Гуанабара. Именно нам, в районе нынешнего пляжа Фламенго и было организовано французское поселение Анривилль (названное так в честь Генриха II). На острове Сериджипи (ныне остров Виллеганьона) была организована небольшая крепостица (форт Колиньи), которая по мысли авантюриста должна была стать началом «Антарктической Франции» (França Antártica).
Однако набранные из тюрем колонисты категорически не хотели работать и что-то строить, предпочитая либо поедать припасы с кораблей, либо воровать у местных. С большими сложностями и с привлечением местной рабочей силы французам удалось построить на Сериджипи пять батарей. А когда припасы закончились, в колонии начался бунт. Виллеганьон срочно направил королю просьбу прислать отряд из 3-4 тысяч солдат и хотя бы сотню женщин, которые должны были бы обеспечить размножение колонистов. Ну а пока, 14 февраля 1556 года Виллеганьон пережил первое из череды покушений. Спасся он только благодаря восьми шотландским гвардейцам, своим личным телохранителям.
Даже в этих условиях Виллеганьону удалось построить печь для обжига и начать кирпичное производство на острове. Кирпичи пошли на строительство Анривилля. Одновременно с этим он наладил отношения с туземцами, католические отцы даже основали две школы для детей аборигенов.
Тем временем до Колиньи дошли просьбы авантюриста, он обратился к королю и получил отказ – Генрих II был занят Итальянскими войнами, и далее по собственной инициативе адмирал Франции обратился к швейцарским кальвинистам – не хочет ли кто-либо поучаствовать во французском колониальном проекте? Колиньи, тогда еще католик, предложил кальвинистам забрать туда и французских гугенотов – мол, тем самым вы спасете их от преследования во Франции.
И 19 ноября 1556 года из Франции в Бразилию отплыли 300 гугенотов для пополнения колонии. Поскольку уже шла война с Испанией – на Канары заходить было нельзя, поэтому поступили просто – по пути следования атаковали встреченные испанские и португальские корабли и пополняли припасы. 26 февраля 1557 года колонисты достигли залива Гуанабара. Виллеганьон был разочарован столь малыми подкреплениями, да к тому же, как ревностный католик (все-таки, как-никак, командор Ордена Иоаннитов), ввязался в богословские диспуты с протестантскими пасторами. Закончилось все казнью троих пасторов и бегством гугенотов обратно во Францию, что, как понятно, положение в Антарктической Франции не улучшило. После ухода гугенотов в Бразилии осталось 80 французских колонистов.
Понятно, что прибывшие во Францию протестанты обвиняли Виллеганьона в деспотии, нетерпимости и тому подобном. К тому же только что вернувшийся из австрийского плена после обороны Сен-Кантена адмирал Колиньи объявил себя гугенотом, и это придало жалобам еще больший вес. И Виллеганьон не нашел ничего лучше, чем в 1559 году отплыть во Францию, дабы оправдаться, и объяснить, что его неправильно поняли.
И как раз в этот момент португальцы, давно с неприязнью наблюдавшие за французами, решили действовать. Новый генерал-губернатор Бразилии Мем де Са послал своего племянника Эстасио к заливу Гуанабара с небольшим отрядом, одновременно туда подошел флот Бартоломеу да Куньи из Анголы. 15 марта 1560 года была начата первая бомбардировка с моря. 16-го рано утром на острове Сериджипи был высажен десант, и 17-го форт Колиньи был взят на штурм. Французов уничтожили, а сами постройки сровняли с землей и сожгли.
Тем не менее, часть французов смогла бежать, и чтобы больше не допустить вторжений в этой части Бразилии 1 марта 1565 года был образован город Сан-Себастьян-Рио-де-Жанейро, ныне – просто Рио-де-Жанейро. Опираясь на Рио как на шверпункт, отряды Эстасио произвели несколько походов вглубь континента, оставшихся французов уничтожили, а поддерживавших их туземцев либо покорили, либо заставили их сделаться своими друзьями.


1280px-Pal%C3%A1cio_Pedro_Ernesto_-_Fund


Via

Saygo

Класс)))

Сб, 17 - го июня 1820 г.

Европа в полном замешательстве:

- Англия сейчас в такой бедности, что сокращается все производство (сельскохозяйственное и промышленное);

- Во Франции движение Бурбонов вправо вызвало недовольство всего населения обременительными ограничениями;

- Испания находится в состоянии перманентного восстания, и повстанцы настолько уверены в себе, что они отклонили предложение короля о помиловании - они планируют маршировать вокруг главных городов, чтобы убедиться в поддержке народа, а затем отправиться в Мадрид и изгнать короля.

- Король Пруссии не может править, он постоянно сосредоточен на своей смерти и часто плачет. Он стал аскетом и тратит лишь 2½ миллиона долларов из своего годового содержания в 40 миллионов долларов.

- Единственные европейцы, которые весело развлекаются, - это британские и американские авантюристы в Южной Америке, которые играют в игры для настоящих мальчиков и прикарманивают настоящее серебро.

Via

Saygo

Из Хоутона.

Новости из Плимута

Сб, 6 - го ноября 1819 г.

Уильям Галл, коронер на Брод-стрит, Сент-Джайлс, только что провел расследование смерти ирландского рабочего в результате самовозгорания.

Доктор Генри Томпсон показал, что осматривал тело Патрика Ропера на месте смерти. Обе ноги были сильно повреждены, ребра были разбросаны по комнате, левая рука с оторванным плечом лежала на комоде, а другая рука находилась за кроватью. Голову найти не удалось, но дыра в потолке подсказывала направление для поиска. Смерть наступила из-за внезапного взрыва всего тела.
Молли Ропер, жена, сказала, что ее муж заявил - в конце каждой недели он будет приносить свою зарплату в паб и оставаться там до тех пор, пока у него не закончатся его деньги. В субботу вечером около полуночи Патрик Ропер пришел домой и лег спать. Молли уже была в постели и попросила его задуть свечу. Она увидела, как он поднес свечу ко рту, после чего произошла ослепляющая вспышка и огромный взрыв. Комната казалась полной пламени, и она потеряла сознание.
Лоуренс Мигер заявил, что жил в комнате над Роперами. Во время сна в субботу вечером его кровать внезапно подскочила с такой силой, что он и его жена выпали с нее по разные стороны. Из-под паласа торчала голова, глаза моргали, зубы стучали. Присмотревшись, он узнал своего старого приятеля Пэта Ропера.
Доктор Томпсон дал дополнительные показания. Он напомнил, что в медицинских журналах было много подобных случаев. Он лично имел дело с одним случаем во время войны на Полуострове, когда жена офицера взорвалась после того, как выпила чай, смешанный с порохом.


Так что судя по всему Патрик Ропер просто бухал алкоголь, смешанный с порохом.
Не будьте как Патрик Ропер, алкоголь убивает. В случае Пэта - быстро и ярко.
Но номинант на премию Дарвина определился точно)

VoHgZgf1psd9LfJB9mNtGUv509DbPR3_BDaqXjAM


Via

Saygo
Тут пара статей вышла - о питании,но, конечно же, с историческим подтекстом.


Стейк из рубленного мяса и Дайкири.

А давайте-ка перенесемся на Кубу. Итак, август месяц 1898 года, на Кубе - жара, основные бои с испанцами закончились, а американские солдаты просто изнывают от безделья, просиживая штаны в местных барах и шалманах.
Недалеко от Сантьяго де Куба некто Дженингс Кокс, который ранее работал на литейном заводе Карнеги, а незадолго до войны перебрался на Кубу и открыл кабак, спустившись в собственную кладовую обнаружил неприятное – у него совершенно кончился джин, которые так любили американские солдаты. Чем бы его заменить?
Кокс подошел к делу с выдумкой. Он срочно купил несколько бутылок рома бланко, правда они все оказались разных марок, поэтому Кокс решил их слить все в одно ведро. Добавил в пойло мякоть лимона, сахар и разбавил водой. После чего немного подогрел смесь и поставил ведро с «кубинским пуншем» на стол, и кинул туда кусочки льда.
Надо сказать, что напиток произвел фурор, и Кокса в тот вечер просто замучили вопросами, а что же это за новое пойло? Как называется? А теперь вспомним, кем был Кокс до Кубы – металлургом. Понятно, что из всех местностей Кубы он хорошо знал только рудники Дайкири, поэтому он так и сказал – напиток называется Дайкири.


https://fitzroymag.com/right-place/stejk-iz-rublenogo-mjasa-i-koktejl-dajkiri/

Royal Navy и овсянка

Дело в том, что сушеная и вяленая рыба критична к влаге, а когда начались дальние плавания в Вест-Индию или к берегам Северной Америки, корабли попадали в шторма, да просто открывались небольшие течи, и т.п., и рыба просто начинала гнить. Мало того, запах от этого гниения был такой, что моряки иногда требовали выкинуть за борт все запасы рыбы, какие есть, и были готовы вымыть весь корабль с уксусом, потому что запах уксуса и то менее противен, чем запах гниющей трески.
Сначала Адмиралтейство жалобы капитанов и команд посчитало блажью – ну, типа матросики с жиру бесятся. Однако события 1729-1731 годов заставили Их Лордства пересмотреть свои взгляды. Началось все как в дрянном водевиле – в мае 1729 года адмиралу Чарльзу Уоджеру было приказано возглавить в Спитхэде эскадру из 33 кораблей, к которым вскоре присоединились 14 голландских линкоров. Собраны были эти силы против Испании, поскольку Мадрид в 1727-1728 годах был настроен явно враждебно к Англии и даже пытался отбить Гибралтар.
В общем, суть да дело, флот Уоджера так в море и не вышел, в Лондоне газеты во всю потешались над этим фактом, и англо-голландская эскадра получила нелестное прозвище «флот домоседов» ( stay-at-home fleet). Но вот со снабжением этой эскадры, так же как и со снабжением другого отряда – адмирала Хозайера – ушедшего в Вест-Индию возникли дикие сложности.
Дело в том, что английские производители «в рамках импортозамещения» решили уменьшить себестоимость продукции и немного увеличить свою прибыль. И вот, на обе эскадры были поставлены сухари не из пшеницы, а из смеси конских бобов, ржи, ячменя и гороха. Поставщики говядины и свинины так же решили не быть в накладе, и снабдили флот (по образному выражению Уоджера) «не мясом, а костями», то есть забил бочки с солониной голенями, щеками, сердцем, печенью и прочим ливером. Потому как мясо же можно продать подороже и на Лондонском рынке, а моряки… обойдутся. Чтобы уж совсем завершить картину – поставщики рыбы отдали на корабли подмоченную треску, которая там начала гнить. И тут флот взвыл. Вроде находится у собственных берегов, на своей базе, а экипажи косит диарея и цинга. На эскадре Хозайера добавился еще и «желтый джек», что привело к совсем плачевным последствиям.


https://fitzroymag.com/right-place/royal-navy-i-ovsjanka/

image-master-commande-autre-cote-monde-0

Via

Saygo

Сразу же после завоевания Америки перед колонизаторами встала задача управления завоеванными территориями, которая была далеко не тривиальной. Как мы с вами помним, плавание в Америку занимало 2 месяца, плавание из Америки – от 2 до 3 месяцев. То есть обратная связь с колониями задерживалась во времени минимум на полгода, а если учесть зимнее время, периоды штормов и т.п. – то и больше. И если Фердинанд еще пытался напрямую управлять Новым Светом, то уже его сын – император Карл V, понял, что это невозможно, если он хочет чтобы администрация была эффективной, а следовательно – прибыльной для его казны.
С другой стороны – в Америке так же понималась эта задача, поскольку надо было наладить переработку и сбыт товара в Европу. Как пример - Сьерра-де-Потоси. Да, это гора с большим содержанием серебра, но серебро еще нужно было добыть. В то время основным способом добычи чистого серебра была амальгамация, и основным компонентом, без которого этот процесс был невозможен – ртуть. Ртуть добывали из киновари, которая с древних времен использовалась для получения красной пурпурной краски. Самое большое месторождение киновари находится в Испании, в местечке Альмаден. То есть для переработки среброрудной руды и получения серебра необходимо получить ртуть из Испании, так же, как и «магистраль» (смесь медного и серного колчеданов).
Получалось, что обе стороны были заинтересованы в налаживании вертикали власти в Новом Свете.
Собственно, процесс формирования администрации растянулся на примерно 30 лет.
Первым учреждением, призванным хоть как-то администрировать дела в Индиях, стал основанный в метрополии 1503 году так называемый Дом Контрактов (Casa de Contratación) с задачей обеспечить монополию Испании по торговле со своими колониями. Дом Контрактов собирал все колониальные налоги и пошлины, одобрял все путешествия по разведке новых земель и торговле в колониях, сохранял секретную информацию о торговых путях и новых открытиях лицензированных капитанов, и управлял правом торговли.
Дом Контрактов взимал налог в 20% от всех драгоценных металлов, ввозимых из колоний в Испанию и передавал его в королевскую казну (налог «quinto real», или «королевская часть»). Кроме того, были и другие налоги. Например, 40-процентный налог на защиту торговых судов и караванов в Индии. Или 10-процентный на инвестиции. Для соблюдения правил каждое судно должно было нанять клерка из Дома Контрактов, который вел подробный журнал плавания и отмечал все перевозимые товары и все сделки.
Кроме того, при Доме Контрактов была организована школа штурманов, где готовили персонал для морских путешествий. Местоположением данной организации стала Севилья.
Однако уже в 1510-х годах данное нововведение было признано недостаточным, и в 1524 году был основан Совет Индий (Consejo de Indias). Главных отличий от Дома Контрактов было два. Первое – Совет Индий находился при короле, то есть составлял своего рода альтернативу чисто купеческому Дому Контрактов. Второе – главной задачей Совет была не экономическая, а законотворческая деятельность на территории Америки.
Совет состоял из президента, прокурора, двух секретарей, клерка, Великого Канцлера (по сути это был хранитель печати), докладчиков, счетоводов, астронома, космографа, историографа и адвоката. Обычно состав не превышал 12-15 человек.
Совет планировал и предлагал королю политику, относящуюся к Новому Свету (сюда входило все – администрация, управление, территориальное деление, экономика и т.д.), предлагал и назначал вице-королей и наместников, регулировал миграцию и пассажиропоток, исполнял функции прокураторы и верховного суда, был ответственен за духовное направление (распространение католической религии), а так же имели функции налоговой полиции, осуществляя контроль над Домом Контрактов в части его расчетов с королевской казной.
Таким образом, в метрополии выстроилась следующая система власти над колониями: на вершине пирамиды – король, который по всем вопросам ведет переговоры с Советом Индий, а Совет в свою очередь сотрудничает по части вопросов с Домом Контрактов.
Для непосредственного же управления территориями испанцы ввели в Новом Свете институт наместничества, который у них существовал и до этого (этот институт был создан в 1428 году для управления Сицилией).
В 1535 году было создано наместничество Новой Испании, под которой понималось управление территориями от Мексики на севере до Венесуэлы на юге, и от Вест-Индии на востоке до Филиппин на западе. Наместничество делилось на три королевства (Мексика и Мичоакан, Новая Галисия, Гватемала) и одно генерал-капитанство (Санто-Доминго). Королевства де-юре подчинялись напрямую монарху Испании, а не наместнику, де-факто же – Совету Индий. Санто-Доминго управлялось генерал-капитаном, чей пост чаще всего занимал президент Королевской Аудиенсии (то есть главный судья) в регионе.
Первым вице-королем Новой Испании стал дон Антонио де Мендоса-и-Пачеко, поскольку он уже имел опыт автономного управления, будучи когда-то генерал-капитаном Гранады, кроме того – Мендоса был умелым воином, дипломатом и политиком, и его, безусловно, можно охарактеризовать как отличный выбор.
Первым генерал-капитаном Санто-Доминго (то есть главным управляющими всей Вест-Индией) стал Алонсо де Фуэнмайор, президент Королевской Аудиенсии на Эспаньоле.
Ниже наместников и генерал-капитанов как раз и располагались Королевские Аудиенсии, то есть суды, которые обладали широкими полномочиями: брали на себя командование в случае смерти вице-короля ли генерал-капитана, сообщали о публичном и частном поведении должностных лиц, консультировали наместников и заботились о положении коренного населения.
Далее на ступени стояли коррехидоры, то есть представители наместника в данной области. Их основными функциями были наблюдательные, административные, полицейские и судебные функции. Он председательствовал в городском совете (кабильдо), но не имел права голоса.
Ну и самой низшей структурой были уже упомянутые кабильдос (городские и сельские советы). Естественно, они решали вопросы на местах, и состояли из двух алькадов (мэры или старосты), олдерменов (выборных или назначенных представителей населения, regidores), королевского прапорщика, судебного пристава, судебного исполнителя и генерального прокурора.

1280px-Los_13_de_la_Isla_del_Gallo.jpg


Via

Saygo
Утро, 20 марта 2022 года.

Утром Владимир Рудольфович Соловьев проснулся в не очень хорошем настроении. Выпив кофе он привычно зашел на сайт ИТАР ТАСС ознакомиться с последними событиями и после первых же строк  брови его неумолимо полезли вверх.
«В связи с появлением нового штамма COVID-19 «эпсилон» Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) рекомендовало всем гражданам носить клизмы. Правительство Российской Федерации уже одобрило это решение».
Владимир Рудольфович поперхнулся кофе: «Да вы что там, офонарели что ли??». Открыл kremlin.ru и увидел своими глазами:
«20 марта, 8.00.
Подписан закон, направленный на усиление борьбы с COVID-19….» И далее по тексту.
«Твою мать! – выругался популярный ведущий, - у меня же сегодня вечером эфир! Как я буду это объяснять?».
Все дела были отброшены, в интернет было забито слово «клизма». К 10.00 он узнал, что слово это имеет греческое происхождение и в переводе значит «чищу, промываю», что клизмы были известны еще со времен Древнего Египта, но нужно было что-то, что сможет перед гражданами оправдать меры правительства. И тут сильно помогли  Гиппократ и Асклепиад со своей максимой: «Лечение состоит всего из трех элементов: питья, еды и клизмы».
«Ну это хоть что-то! - обрадовался Соловьев, - Будем искать дальше».

21.00, 20 марта 2022 года.

«Воскресный Вечер» шел бурно, но триумфально. Были упомянуты Гиппократ и Парацельс, Жириновский во всю вещал о том, что в XIX веке клизмы применяли  при головных болях, дыхательной недостаточности, простуде, грыжах, спазмах в животе, брюшном тифе и вспышках холеры, и даже Венедиктов нашел забавный случай в мемуарах Сен-Симона, согласно которому при дворе короля Франции Людовика XIV, что герцогиня Бургундская попросила своего слугу дать ей клизму перед королем (ее скромность сохранялась адекватной позой). собираясь в театр Комеди Франсез смотреть комедию.
Вывод передачи был однозначен – гражданам РФ рекомендуют носить клизмы.

22 марта 2022 года.

Вика собиралась лететь с Андреем в Санкт-Петербург, они запланировали это еще год назад. Но последнее время ее стали одолевать сомнения – и подруги, и весь интернет были наполнены слухами, что новый штамм очень опасен и заразен. Девочки-подружки в группе писали, что власти скрывают количество заболевших, что мрет народ сотнями, а то и тысячами. Лететь или не лететь? Не зная, что делать, она позвонила Андрею.
- Андрюш, девчонки говорят и пишут ужасные вещи. Юля вон вообще заперлась в доме и боится выходить? Может не полетим?
На другой стороне раздался чуть хриповатый голос:
- Знаешь, Вика, ты как хочешь, а я полечу. Даже один. Я обожаю Питер, а то что говорят твои девчонки… Думаю это надо делить на 100.
Вот смотри, я сегодня читал статистику. На весь Питер 14 заболевших. Это в 8-миллионном городе. Ты понимаешь, что нам там легче сифилисом заразиться, чем новым штаммом?
Эти слова, сказанные чуть устало, но уверенно, убедили Вику и она ответила:
- Я лечу.

24 марта 2022 года. Паблик «Вконтакте», «Подслушано Самара».

«Вчера ехал в 67-м автобусе – народу битком, и ВСЕ БЕЗ КЛИЗМЫ! И это несмотря на то, что еще 20 марта Правительство рекомендовало всем гражданам ходить с воткнутой в зад клизмой и об этом говорили и по «Первому Каналу» и по «России-1»! Куда смотрит Администрация!»

Из обсуждений:

- Истеричка, ты что… (запикано)??? Ты больная? Ты реально думаешь, что я повсюду буду ходить со вставленной в… (запикано) клизмой?

- Девочки я боюсь. Я сразу после обсуждения в «Воскресном вечере» вставила клизму и не вынимаю. И заставила то же самое сделать дочь, у нее диабет, если заболеет – кранты! Никогда себе не прощу!

- Люди, вы о чем? Ковид проникает через дыхательные пути! Какая нафиг клизма? Я через задницу не дышу!

- Я вас умоляю всех! Ходите с клизмами! Народ, вы что, хотите умереть от страшной болезни?

3 апреля 2022 года.

ИТАР ТАСС.
Указом Президента РФ от 2 апреля 2022 года дни с 5 апреля по 1 мая объявлены нерабочими. Граждане должны самоизолироваться, все развлекательные учреждения, фитнес-клубы, рестораны, и т.п. закрываются, работают только жизненно важные предприятия и магазины, торгующие товарами первой необходимости. Вход в магазин возможет только с клизмой, вставленной в зад.

5 апреля 2022 года.

Мэр Москвы Сергей Собянин постановил, что проезд в общественном транспорте возможен только при предъявлении клизмы. Штраф для людей без клизм – 5000 рублей. Эту инициативу поддержали и губернаторы регионов.

15 мая 2022 года.

В Казани был проведен рейд в общественном транспорте против антиклизмовочников. В результате было выявлено 348 нарушений, 157 граждан привлечены к административной отвественности и отделались штрафом.

20 мая 2022 года. Один известный блогер.

Я знаю, что наш народ юморит, и вчера один из парней при проверке режима ношения клизм вытащил клизму… из кармана. Мальчик! Да-да, я к тебе обращаюсь! Клизма в кармане не спасет тебя, и не спасет другого человека от заражения. Только клизма, надежно воткнутая в зад – гарантия от заражения страшным штаммом «эпсилон»!

Из обсуждений.

- А как часто надо менять клизму? Я свою ношу уже третий месяц, что-то сильно натирает.

1 июня 2022 года.

«Согласно рекомендациям ВОЗ и Министерства Здравоохранения Российской Федерации» рекомендуется менять клизмы каждые 40 минут, ибо уже через это время она становится источником заражения».

15 июня 2022 года.

Световая реклама на Торговом Центре «МИР»:

«А у нас сегодня скидки!
Клизмы обычные – 200 рублей!
Клизмы трехслойные, многомесячного ношения – 2000 рублей.
Клизмы из кожи африканского буйвола со стразами – 20 000 рублей!»

27 июня 2022 года.

РИА Новости.
«Президент дал поручение Министру Обороны в кратчайшие сроки обеспечить клизмоношение всеми военнослужащими».

16 октября 2022 года.

РИА Новости.
«На нас надвигается новый штамм COVID-19, которому ученые дали название «дзетта». Сейчас в ВОЗ всерьез прорабатывается вопрос о постоянном ношении кружек Эйсмаха».

794px-Rectal_bulb_syringe.jpg

Via

Saygo

Жил такой писатель и социолог - Жильберто Фрейре. Знаменит он был своей основополагающей книгой "Casa Grande & Senzala" (Хозяева и рабы). Я не буду касаться социологических выводов и аспектов "коричневой Бразилии", но именно Фрейре впустил в мир тот миф, что рабовладелец средней руки в Бразилии - это эдакий белый сеньор Перейра, обладающий стадами рабынь Изаур и прочих черных Альфонсо, ведущий богатую, степенную жизнь, и по типу господина Троекурова проводящий время в своем поместье в праздности и забавах.
Так вот, историк Берт Брикманн, поработав с архивами Бразилии, обнаружил ровно обратное. В среднем, 50% рабовладельцев Бразилии на 1830 год владели 1-4 рабами. Только у 4.5% было более 20 рабов. 1% имел более 60 рабов. То есть по Брикманну большинство рабовладельцев были страшно далеки от аристократии, и по сути это была нищая гопота, которая была вынуждена работать бок о бок со своими рабами, дабы обеспечить себе пропитание. Цитата: "Ни на ферме, где он работает мотыгой, ни за обеденным столом, где он ест руками, а потом облизывает пальцы, рабовладелец не мог притвориться великим и надменным лорд типа того, что описан Жилберто Фрейре".
Возникает вопрос -а на фиг такой гопоте вообще рабы? Ответ простой - хотя бы пара рабов давала возможность увеличить производство, чтобы его хватало не только на свою семью, но хотя бы что-то иметь на продажу.
И отдельно стоит добавить еще вот что. Да не покажется это странным, но большинство вот этой гопоты были.... черными, и началось черное рабовладение примерно с XVIII века, особенно это было распространено в провинции Минас-Жерайс, где были золотые прииски. Выкуп раба стоил порядка 150 тысяч реалов, это цена простой хаты в то время. Многие рабы из дворни вполне могли себе скопить такое состояние и выкупиться волю.
И как только они получали волю - сразу приобретали себе... рабов. Так, в том же 1830 году чернокожие составляли три четверти свободного населения Сабары, и в 43% домов черных людей были рабы.В деревне Сан-Гонсалу-дус-Кампус 29,8% рабов находились в руках чернокожих и коричневых. В Сантьяго-ду-Игуапе 46,5% рабов принадлежали свободным чернокожим. Рио-де-Жанейро тоже не был исключением: в Кампус-дус-Гойтаказес негры и мулаты составляли 30% рабовладельцев.
И так далее, и так далее.
В общем, надо отметить, что в 18-19 веках проводниками черного рабства в Бразилии были... черные.
Такие дела.

EscravaIsaura.jpg


Via

Saygo

Кто о чем, а я опять читаю Хоутона и кайфую)

Еще раз - это просто дневники редакторов английских восточных газет (Кантон, Макао и т.д.) в которых они записывают новости из Европы по газетам, которые к ним приходят, но для себя, не для публики.
Некоторые записи, относящиеся к Ста дням.

19-го августа 1815 года

Частое освещение в лондонской прессе восстаний в пользу Бурбонов на юге Франции, о которых сообщалось ежедневно в течение многих лет, оказалось фикцией. Это продолжение пропаганды, которую Бурбоны скармливали лондонским редакторам на протяжении всей войны с Наполеоном.
Письмо, только что перехваченное в Бордо от герцога д'Ангулема его жене в этом городе (их семейное поместье находится недалеко от Бордо), показывает, что они участвуют в заговоре - «опубликуйте короткий преувеличенный бюллетень об этом (Монтелимара)», - поручает он ей в письме.
Отсюда и те блестящие газетные победы. Другая ложь относится к инициативе Бурбонов по склонению испанского короля к отправке войск во Францию.
Национальное собрание снова заседает в Париже, и Декрет против Бурбонов был повторно принят. Все, кто принял покровительство Людовика XVIII, должны оставаться в 30 милях от Парижа. Немногие сторонники, пытавшиеся поднять флаг Бурбонов на юге, находятся под угрозой преследования.


30 сентября 1815 года.

В апреле Королевский флот доставил 10 000 мушкетов на побережье Бретани и распределил их среди сторонников Бурбонов. Там наши солдаты нашли отряд из 300-400 человек, готовых противостоять Наполеону. Шуаны дали бой группе бонапартистских таможенников, которые по глупости пытались обложить налогом нашу партию оружия и убили более 10 из них.
Все же не рекомендовалось бы сотрудникам таможни применять законы о доходах в отношении наших поставок оружия. Мы должны поддерживать постоянную связь с повстанцами. Была надежда, что герцогиня д'Ангулем возглавит восстание, но она уехала в Остенде, чтобы присоединиться к герцогу д'Артуа.


21 - го октября 1815

"Газетт де Франс" 23 - го мая так оценивает ситуацию:

70 000 англичан, голландцев, ганноверцев и гессенцев находятся на реках Шельда, Лис и Самбре, угрожая французской границе. 110 000 россиян маршируют на запад через Чехию и Эрфурт. Собираются 25 000 баварцев. Австрия отправляет 30 тысяч немцев к Рейну. Рейнские штаты и Пьемонт призвали 35 000 человек. Все эти передвижения войск согласуются с пожеланиями русского царя. Эти силы не соберутся на французской границе до конца июня.
У союзников Великобритании, Пруссии и Австрии уже есть тонкая линия, идущая от Остенде до Швейцарии, но они ждут русских. Швейцарцы разместили 30 000 человек на своей границе, но это кажется чисто оборонительным, и они отстаивают свой строгий нейтралитет. Испанцы нерешительны и банкроты; Португальцы не двинутся без указаний из Рио - ни одна из стран не вызывает беспокойства.
По оценкам, Франция сможет вызвать 300 000 ветеранов и 200 000 гражданских солдат (ополченцев).


30 - го декабря 1815 г.

Август 1815-го. Во Франции царит дух неповиновения. Людям не нравится, что их спасли от Наполеона. Действительно, они против нашего военного присутствия. Несколько французских армий продолжают сражаться, и многие города с гарнизонами отказывают нам во въезде. Дух демократии распространен как среди простых людей, так и среди (предположительно) расформированной армии. Обычно мы применяем суровые и образцовые наказания, как в Ирландии, но несогласие слишком широко, и мы опасаемся спровоцировать новую революцию.
Бурбонам придется быстро определиться с формой своего нового правительства и заручиться поддержкой центров силы. Они приказали сформировать Королевскую гвардию из 25000 солдат и четыре кавалерийских полка, которые будут находиться под контролем их семьи. В каждом из четырех великих городов Франции (Париж, Лион, Бордо, Марсель) президентом будет принц из дома Бурбонов. Герцог Орлеанский, похоже, попал в немилость - его не приглашают в Париж, и он не получает ни пенсии, ни покровительства. Людовик XVIII, кажется, считает его конкурентом и запретил ему присоединяться к какой-либо из союзных армий для вторжения.
Войска всех народов идут на Париж. Наша армия возвращается из Америки и высаживается в Остенде.


23-го мая 1818 года.

Сэр Хадсон Лоу выставил счет Наполеону на сумму 1200 гиней за излишки провизии. Император был потрясен.
Он часто говорит о Лионе и говорит, что этот город должен был быть столицей объединенной Франции и Италии. Он превозносит Нея и Мюрата как «самых храбрых людей, которые когда-либо жили». Узнав о том, что калабрийцы застрелили Мюрата, он не изменил этого мнения.
Сэр Хадсон Лоу - генерал-лейтенант, Губернатор острова Святой Елены. Ранее губернатором острова обычно был полковник ОИК, но присутствие Наполеона потребовало более высокого назначенца. ОИК также имеет гораздо большее количество войск в гарнизоне, чем обычно.


Return_of_Napoleon.jpg


Via

Saygo

В США идея покупки Луизианы внезапно вызвала среди правительства Штатов нешуточный скандал. В Конституции США было много сказано о добровольном присоединении территорий, и ни слова — о покупке. Прецедент с возможностью покупки Луизианы немедленно заставил задуматься американцев над принципиальной возможностью продажи какого-либо штата иностранному государству. Кое-кто пошёл даже дальше, предложив перевести теоретические выкладки в практическую плоскость. Смех смехом, но Массачусетс, Мэн и Коннектикут после подписания договора о “Луизианской покупке” действительно попросили их продать Британской Канаде, так как не видели себя более в составе Соединенных Штатов Америки.
Кроме того, уже в начале XIX века Север и Юг США являлись в известной степени антагонистами. В приобретении земель, где было распространено плантационное рабство, северные штаты увидели угрозу достигнутому в 1797 году хрупкому согласию Севера и Юга. Сторонники Севера боялись, что они останутся в Конгрессе в меньшинстве, если в состав государства будет включена громадная новая территория, на которой процветало рабство.
Так и получилось, что в правительстве Штатов вопрос приобретения Луизианы стал любимейшей темой для споров и склок.
Тем не менее процесс уже был запущен. 11 апреля 1803 года министр финансов Франции маркиз де Барбе-Марбуа официально предложил Роберту Ливингстону продажу не только Нового Орлеана, но и всей Луизианы от Мексиканского залива до Земли Руперта и от Миссисипи до Скалистых гор. Из 80 миллионов франков (15 миллионов долларов) 20 миллионов франков должны были поступить на личный счёт министра иностранных дел Франции Шарля Талейрана. Ещё 20 миллионов франков должны были остаться в Америке как компенсация за захваты американских торговых судов французами в квазивойне 1798–1800 годов.

https://fitzroymag.com/istorija/luizianskaja-pokupka-1803-goda/

flickr_-_uscapitol_-_louisiana_purchase_


Via

Saygo

Так или иначе, но Гамильтону в 1711 году предложили пост губернатора Ямайки с окладом аж в 2 500 фунтов в год. “Вау!”, — должно быть, сказал сильно поиздержавшийся Арчибальд и сразу согласился.

Разумеется, его обманули.

Нет, Ямайка вполне себе имела место быть, равно как и пост её губернатора. Вот только денег на острове не имелось ни шиша. О чём Гамильтон сразу бы догадался, если бы дал себе труд перед отплытием из Англии собрать хоть какие-то сведения о своём новом месте работы. Но этого Арчибальд сделать не догадался, так что реальное состояние дел в островной колонии он уяснил уже только по прибытии на Ямайку, где всё оказалось ОЧЕНЬ ПЛОХО:

— из-за шедшей уже двенадцатый год войны за испанское наследство, торговля Ямайки с метрополией захирела;

— заглядывавшие на Ямайку эскадры Royal Navy выгребали из колонии всё подчистую;

— местные рабы взяли моду сбегать в труднодоступные регионы острова и там сбиваться в банды;

— и т. д. и т. п.


Оставим пока нового губернатора Ямайки в скверном настроении фланировать по его острову и перенесёмся во владения в Новом Свете Его Католического Величества Филиппа V.

В 1709 году французский король Людовик XIV вывел свои войска из Испании и отказался использовать свой флот для помощи донам. Это сразу увеличило риски для испанских кораблей, доставлявших серебро из Нового Света в Старый. Дело в том, что ранее за военный эскорт следовавших в составе Серебряных флотов испанских транспортов отвечали французские корабли, а теперь… Теперь донам предстояло решать эту проблему исключительно своими силами. Для этого испанцы в Сантандере и Гаване начали спешно строить собственные эскортники. Однако до их спуска на воду остановить проводку Серебряных флотов не представлялось возможным. Поэтому в качестве паллиатива донам пришлось прибегнуть к фрахту частных вооружённых посудин, каковым и предстояло стать временным эскортом.

15 мая 1712 года дон Хуан Баутиста де Убилья, рыцарь Ордена Сантъяго, и некто шевалье д’Эон, французский купец, живший в Кадисе, подписали контракт, согласно которому обязались вооружить и предоставить испанской короне для плаваний в Новый Свет два пятидесятипушечника, а также два транспорта.

В августе 1712 года, когда перемирие между Англией и Испанией уже было подписано, Убилья повёл из Кадиса в Веракрус 8 парусников — два военных и шесть торговых. Караван транспортировал в колонии 1 440 тонн грузов, в том числе — 500 центнеров ртути, столь необходимой для получения серебра с мексиканских приисков.

Испанские корабли добрались до мексиканских берегов в начале 1713-го. Более года после разгрузки они простояли в Веракрусе, начав готовиться к отплытию лишь 9 марта 1715-го. Караван принимал серебро не то чтоб быстро — сначала прибыли 248 тысяч эскудо с ближайших рудников, потом — ещё 518 тысяч эскудо с дальних. Вслед за этим Убилья отправился в Гавану, где к Серебряному флоту присоединились три судна дона Антонио Эчеверса-и-Субиза и французский зафрахтованный пятидесятипушечник “Грифон”.

https://fitzroymag.com/right-place/lord-gamilton-chelovek-kotoromu-ne-vezlo-s-dengami/

1600_1200_20100819094614485633.jpg


Via

Saygo

Ору!!!))

Итак, 25 апреля 1815 года. Месяц назад Наполеон вернулся к власти во Франции.
Место действия: Общий зал лондонского Сити.
Действующие лица: Олдермены Лондона и представители Livery of London (Компаний, имеющих приставку Honorable, то есть это сливки бизнес-элиты).
Цель собрания: обсуждение решения британского МИДа о войне с Наполеоном.
Так вот, почти все возражают против возобновления войны, целью которой является смена правительства Франции. Французы подавляющим большинством решили, что они предпочитают Наполеона Бурбонам - какое наше дело вмешиваться?
И далее самое прекрасное. Выступает олдермен Хант. И заявляет примерно следующее. Господа, а что если процесс, подобный французскому вынести за пределы Франции? Вот у нас тут правит Ганноверский дом, который посадила на британский трон горстка аристократов без малейшей поддержки народа. И вообще, раз такое дело - есть предложение. Как обычно -рационализаторское.
Тут, говорят Людовик XVIII Бурбона изгнали из Франции? А давайте мы его провозгласим... королем Англии. Не, ну а что? По факту - он ведь единственный потомок Стюартов по мужской линии (далее слова потонули в криках и начавшейся потасовке).
Занавес.


Via

Saygo

В общем, перед приходом к власти Людовик XVIII на волне популярности наобещал всем всё что только можно. Ну вы поняли - землю - крестьянам, зарплаты - рабочим, лысым - расчески, гиперсексуалам - по пять любовниц и т.д. Если серьезно - он пообещал принять Конституцию, радикально снизить налоги, отменить пошлины, не трогать новое дворянство, возникшее при Наполеоне, не производить реституции, ну и наградить дворянство старое, монархическое, которое его поддерживало. Однако когда Людовик въехал в Версаль и подсчитал денежки - то прослезился, в казне Франции на тот момент было ровно 500 тысяч франков на всё про всё.
Понятно, что предвыборные выступления перед Федеральным собранием были резко забыты, налоги даже увеличены, сильно сокращена армия, и т.п. Но более всего Людовик боялся новое и старое дворянство. Тронуть новое - так Буонапарте тут, рядышком, быстро организуют поддержку во Франции, и выпихнут на фиг (собственно, так во время 100 дней и произошло). Старое же требовало двух вещей, на которые Людовик пойти не мог - это репрессий и реституции. Ну либо денег за потерянные замки, земли, доходы и прочее.
Надо сказать, что Луи Желанный почти нашел выход, предложив старому дворянству то, что чуть не спровоцировало Францию на новую войну с Англией.
Вопрос - чем предложил Людовик заниматься дворянам-монархистам?)

ОТВЕТ:
Да, Людовик предложил дворянам заняться... работорговлей, причем беспошлинно) Что подорвало возмущение Англии, поскольку к тому моменту она уже боролась против работорговли, и пригрозила Франции войной) Правильно ответил bantaputu


Via

Saygo

Венский Конгресс, осень 1814 года.
Отдельным вопросом стояла Польша, вернее Великое Герцогство Варшавское. Александр I планировал создать из всех польских земель, принадлежащих Австрии, Пруссии и России новое польское королевство, династически связанное с Россией (там должен был править брат императора – Константин Павлович). Пруссия взамен получала бы Саксонию, а австрийцы – земли в Италии.
Вообще, иногда складывается такое ощущение, что Александр хотел реализовать в Польше все то, что не смог реализовать в России. Тут и конституция, и собственно польские войска (которые могли не участвовать в войнах, которые вела Россия), тут и отмена крепостного права, и суд присяжных. Казалось, поляки катаются как сыр в масле. Напомню, что все эти привилегии давали тем, кто в Наполеоновские войны сражался против русских. В 1818 году у Александра вообще созрел безумный план – присоединить к Царству Польскому Виленскую и Гродненскую губернии, кстати, именно эти мысли впервые и породили у декабристов желание убить государя. Это что-то по Фрейду, не иначе.
Британцы, австрийцы и французы увидели в этом просто присоединение Польши к России, и в результате 3 января 1815 года Франция, Австрия и Великобритания подписали секретное соглашение, направленное против России, в том числе и угрозой новой войны.
Пожалуй только Пруссия сохранила хоть какой-то разум.
Канцлер Пруссии Гарденберг писал в секретном меморандуме лорду Каслри от 7 ноября 1814 года: "Сила России скорее ослабеет, чем увеличится, от этого нового Польского королевства, под скипетром одного с нею государя находящегося. Собственная Россия потеряет области очень значительные и плодоносные. Соединенные с герцогством Варшавским, они получат конституцию, совершенно отличную и гораздо более либеральную, чем конституция империи. Поляки будут пользоваться привилегиями, каких нет у русских. Скоро дух двух наций станет в совершенной оппозиции; зависть между ними помешает единству, родятся всякого рода затруднения, император русский и вместе король польский будет гораздо менее страшен, чем государь империи Российской, присоединяющей к России большую часть Польши, которую у него не оспаривают как провинцию. "
Собственно, ИМХО, Гарденберг прав. Ни Пруссия, ни Австрия никогда не рассматривали Польшу как какое-то государство, которое надо восстановить.
А вот как относился к полякам Фридрих II: «Что касается до польских областей, их нельзя сравнивать ни с одним европейским государством. Это настоящая Канада с индейцами. Много потребно времени и работы, чтобы восстановить в ней порядок».
Ну или император австрийский Франц II: «любой польский патриот – предатель, если он не патриот (австрийского) императора».
То есть в отличие от России Австрия и Пруссия рассматривали польские земли как область колонизации, и конечно же, даже в самом страшном сне им не могло привидеться создать для польских земель в своих территориях отдельную конституцию, отдельную польскую армию, администрацию, министерство финансов и т.д.

168142_original.jpg


Via

Saygo

Вообще, довольно интересное образование - эти Fanti da Mar - венецианские морские солдаты. Давайте оставим предания старины глубокой (1204 год)о формировании 10 рот первых "морских солдат", там были просто назначены роты, чьей задачей была атака Константинополя со стороны моря. По факту настоящие Fanti da Mar возникли в 1550-е, причем тут венецианцы частью позаимствовали турецкий опыт, обо очень быстро морпехи Венеции стали набираться из жителей Далмации, Истрии, Мореи и т.д., поэтому, кстати, их во время мира старались держать где-нибудь вне пределов собственно Венеции, ибо были склонны к пьянству, грабежам и насилию.
Расцвет Fanti da Mar связывают с дожем Франческо Морозини, все-таки амфибийные операции дожа реально можно вносить в базовые учебники по десантам. Тем не менее, там азарта было не меньше, чем продуманных действий, недаром французы характеризуют тактику десантов как coup de théâtre (непредвиденный поворот).
И все-таки венецианцам до 1680-х не хватало упорядоченности, которую привнес в их тактику... шведский генерал, перешедший к ним на службу в 1685 году - Отто Вильгельм Кенигсмарк. Собственно, они с Морозини составили действительно убойный дуэт, причем Морозини взял на себя всю морскую составляющую, включая десанты, а Кенигсмарк - наземную, ибо он реально подтянул венецианскую армию до европейского образца.
Собственно, впервые тактика "одноверменной атаки" была опробована в 1686 году во время штурма Наварина Нуово. Диспозиция боя: в крепости находилось 10 тыс. турецких солдат и 2 тыс. янычар. У Морозини было 4000 солдат, из них - 2000 морпехов. Что делает дож?
Сначала устанавливает батареи на суше, а потом одновременно с суши и с моря начинает бомбардировку. Одновременно с бомбардировкой с моря высаживаются морпехи, причем огонь с галер является не только контр-батарейным, но и заградительным. Как только турки начинают реагировать на высадку - идет дополнительный удар с суши - и победа! Крепость взята.
Примерно таким же образом были взяты Модоне, Аргос, и несколько других крепостей. В 1687 году венецианцы захватили и Афины, и именно тогда произошел тот самый знаменитый случай - турки расположили в Парфеноне склад боеприпасов, и одно из венецианских ядер попало в этот склад. Грянул взрыв - и теперь мы имеем Парфенон в том виде, в котором он находится по сей день. Интересна, кстати, реакция, Кенигсмарка и Морозини.
Кенигсмарк писал дожу: "Господи. какое несчастье! Сердце обливается кровью, при виде разрушения такого красивого храма, который стоял до нас 1000 лет!"
Реакция Морозини: "О! Какой удачный выстрел!"

Ах да, в качестве послесловия. Не знаю, правда или нет, но итальянцы утверждают, что именно тактика Морозини сподвигнула турок начать создание продвинутого линейного флота, причем первым был заложен в 1697 году аж трехдечный 108-пушечник. Нет, 50- и 60-пушечники были у них и раньше, речь о капитал-шипах I ранга. Мне кажется, итальянцы немного лукавят, ибо их проигрышей так-то хватает. Чего только стоит сражение у Измира 9 февраля 1695 года, где венецианский флот Зенона потерял 4 или 5 кораблей, тогда как турки обошлись лишь 2-мя поврежденными. Да и Морозини в новой войне 1693 года был уже стар и особых успехов не достиг.

996979_10202635848608070_109937537_n-1.j


Via

Saygo

Осенью 1792 года Джордж Ванкувер, исследуя тихоокеанское побережье Северной Америки, достиг острова Нутка и обнаружил на другом большом острове испанское поселение, основанное еще аж в 1775-1776 годах. Причем заведовал там морской офицер Хуан-Франсиско де ла Богеда и Квадра (Juan Francisco de la Bodega y Quadra). Так вот, Ванкувер, испытывавший дружеские чувства к испанцу, предложил назвать остров Квадра и Ванкувер (Quadra&Vancouver island).
Однако картографы компании Hudson Company посчитали название слишком длинным и решили сократить его, и он остался таким, каким он является сегодня: остров Ванкувер (Vancouver island).

1280px-Vancouver_de.png


Via

Saygo
Читаю тут статью, которая однозначно очень спорная, но, блин! - прикольная)))

https://time.com/6082058/russian-revolution-vodka/

В 1904 году Россия подверглась нападению японцев в Порт-Артуре. То, что, как думали русские, будет победным шествием против азиатского противника, превратилось в разгром. В армию России началось привлечение призывников из крестьян, эта мобилизация часто превращалась в пьяные бунты. На фронте было еще хуже. Российские газеты после поражения при Мукдене писали, что "японцы обнаружили несколько тысяч мертвецки пьяных русских солдат, которых закололи штыками как свиней, безо всякого сопротивления".
С началом революции 1905 года Россия была вынуждена искать мира. "Vienna's Neue freie Presse" писала: "Японцы не победили, одержал победу алкоголь, алкоголь, и еще раз алкоголь". В 1910 году даже немецкий кайзер Вильгельм II заявил, что "в следующей войне победителем станет та нация, которая употребляет меньше алкоголя".
Когда вспыхнула ПМВ, в России был объявлен сухой закон, и во многом благодаря этому Россия смогла быстрее провести мобилизацию, чего от нее не ожидали австро-венгерские и немецкие противники <.....>
Но в январе царь назначил министром финансов Петра Барка, которому поставил задачу отмены государственного акциза на воду и отказ от госмонополии на алкоголь. Это решение ускорило падение империи Романовых. В 1915 году глава комитета по финансам в Думе заметил, что "никогда еще в истории не было такой страны, которая во время войны отказалась бы от основного источника дохода". Пока Барк раболепно доклабывал об удивительном повышении производительности в России после снятия "водочного хомута", в действительности происходило следующее - дыру в бюджете заткнул печатный станок, что вызвало гиперинфляцию. Премьер-министр же России Иван Горемыкин спокойно говорил: "Ну и что, что мы потеряли 800 миллионов рублей дохода? Мы просто напечатаем эти деньги, людям на это все равно".
Вопрос с водкой отразился и на транспортном коллапсе. Поскольку провинциальные винокурни теперь не могли продать водку государству, они активно начали отгрузку в порты Архангельск и Мурманск, дабы продать ее заграницу, в результате пути были забиты вагонами с водкой, а поступавшая в эти порты помощь со стороны союзников не могла дойти до армии. То же самое творилось и на Транссибирской железной дороге.
Таким образом, решение последнего Романова об отмене госмонополии на алкоголь стало одной из причин Февральской революции 1917 года.

pic_350984e9166.jpg

Via

Saygo

Все-таки споры на Дзене иногда могут приводить и к положительным результатам. Началось все с того, что мне там сказали, что в первой бомбардировке Севастополя участвовала Бриллиантовая батарея из Ланкастерских пушек. Я четко знал, что эта батарея была создана позже, и даже предполагал, что после Великого Шторма 19 ноября. Но решил проверить.
Не знаю, кому как, а мне открылось чудное.
Итак, мы с вами помним, что после ухода русских из Дунайских княжеств союзное командование было немного ошеломлено, и долго думало, что делать дальше. Выбор на Севастополь пал, поскольку тут сошлись интересы и армии, и флота.
А дальше произошло чудесное.
Впрочем, обо всем по порядку, данные я беру из книги Peter Duckers «The Crimean War at Sea: The Naval Campaigns against Russia 1854-56». Итак, 16 июля 1854 года было определено, что следующей целью станет Крым. В начале сентября союзная армия высадилась в бухте Каламита, и далее нанесла русской поражение при Альме. Далее последовал марш на юг и организация позиций у Балаклавы.
17 октября – первая бомбардировка, из которой союзники вынесли две не очень приятные новости: первая – крепость довольно сильно укреплена, нахрапом ее взять не получится; вторая – с моря войти в Ахтиарскую бухту просто невозможно, иначе будем радовать рыбов. К тому же совершенно странное в глазах союзников затопление русскими своего флота оставила флот англо-французов без какой-либо достойной цели.
И уже на следующий день, то есть 18 октября 1854 года началось формирование военно-морской бригады. Для этого с английских кораблей было снято 2400 моряков, 2000 морпехов и 160 орудий. Корабли, подвергшиеся разоружению – Albion, Retribution, Britannia, Agamemnon, Queen, Rodney, Diamond, Trafalgar, Bellerophon, Terrible, Vengeance и London; Кроме того – шлюпы Beagle и Diamond.
Со всех линейных сняли либо бомбические 68-фунтовки, либо 32-фунтовки. Со шлюпов – Ланкастерские пушки. На каждую пушку свезли и боеприпасов в расчете на 150 обычных выстрелов (rounds of shot) и 30 картечных зарядов (common). Возглавил военно-морскую бригаду кэптен Уильям Пилл, место дислокации – лагерь на хребте Виктория, недалеко от Воронцовской дороги. Основная задача Военно-морской бригады – контрбатарейная борьба с русской артиллерией.
Что получается? Во-первых, смысл затопления русскими флота становится еще более неясным – ведь будь к этому моменту флот живым – из-за разоружения союзных кораблей могли бы и побороться. Да же фиг с ним, если бы русские не топили свои корабли – флот союзников с большой долей вероятности не стал бы снимать орудия и отдавать людей на сушу, а это вело к затягиванию осады.
Кроме того, сухопутные охранители все уши в свое время прожужжали – мол, моряки у нас это просто безумно дорогая пехота, морские нации так не делают. Вот конкретный пример – делают, и еще как.
Такой вот получился неожиданный результат спора.

0yWV0WIxn--_g0U7SQX6corf5EQGq8scbiNn_MZr


Via

Sign in to follow this  
Followers 0