Сергей Махов

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,835
  • comments
    12
  • views
    83,962

Contributors to this blog

  • Saygo 1847

About this blog

Entries in this blog

Saygo

Для начала цитата: "Вербовка наемников стала настоятельной необходимостью для ордена, если он хотел контролировать города и регионы, находящиеся в руках конфедератов, противостоять новым нападениям Польши. Орден не смог возвратить курфюрсту Бранденбургскому одолженные им в 1454 г. деньги под залог орденских земель; дабы погасить этот долг, магистр должен был актом от 16 сентября 1455 г. уступить эти земли курфюрсту Фридриху, так же крепости и территории Дрездена и Сшифейбена с оговоркой, что ордену возвращаются все земли после смерти курфюрста, если орден выплатит сто тысяч рейнских флоринов. Был заключен союз между Тевтонским орденом и курфюрстом Бранденбургским, который терял силу в случае конфликта с Польшей.
Поляки перешли в наступление в октябре 1455 г., но без особого успеха. Наоборот, орден сумел вернуть себе несколько городов и крепостей, которые все еще были во власти конфедератов, но Данциг и Эльбинг остались в руках мятежников. Однако Тевтонский орден оказался не в состоянии развить и закрепить успех из-за нехватки сил. Немецким наемникам и цыганам, завербованными в начале войны, не заплатили обещанных денег, и орден опрометчиво оставил им в залог крепости, в которых они расквартировались, в частности Мариенбург. Сейм Польши предложил капитанам наемников купить укрепленные крепости. Магистр попытался договориться об отсрочке; некоторые наемники согласились, но руководитель цыганского гарнизона Мариенбурга предпочел продолжить переговоры с поляками.
Положение великого магистра было не из лучших. Наемники требовали денег, которые орден был не в состоянии заплатить, в то время как польский король готов был платить за помощь конфедератам и наемникам, которых не мучили угрызения совести, он мог удерживать Мариенбург и контролировать действия магистра и всех тевтонов. Измена наемников, грабежи и резня, которыми они не гнушались по отношению к мирному населению регионов, привели к тому, что некоторые конфедераты усомнились в целесообразности политики своих руководителей. Но было слишком поздно. Когда народ Данцига захотел примириться с орденом, руководители Конфедерации попросили наемников подавить мятеж и насильно принудили жителей Данцига подчиниться Конфедерации. Тем временем наемники вели переговоры с поляками и по договору от 15 августа 1456 г. пообещали продать королю Польши Мариенбург, Диршау, Меве, Кониц и Хаммерштейн за 436 192 венгерских флоринов, подлежащих выплате до конца года. В то же самое время они предложили магистру, что откажутся от своего соглашения с поляками, если орден выплатит им аналогичную сумму… незамедлительно. Однако орден был не в состоянии собрать подобную сумму за такое короткое время. Мариенбург и его жители оказались в полном распоряжении озверелой банды наемников.
Пока руководители наемников торговались, их солдатня вела себя в Мариенбурге как истинный хозяин. Реально братья ордена были пленниками наемников, которые стали их тюремщиками. Наемники не испытывали никакой жалости к членам ордена, большинство из них было табористами, самыми экстремистки настроенными гуситами, и подчинить себе членов религиозного ордена, преданного папству, было для них удовольствием. Гуситкие войны, которые разрушали Богемию в течение тридцати лет, таким неожиданным образом нашли свое продолжение в Пруссии."


Богдан Анри "Тевтонские рыцари".

Э.... вот о чем, о чем, а о цыганских полках не слышал ни разу. Не просветит кто? Это ошибка переводчика, который вольно перевел Romani/Roma, или реально такие полки существовали? А то вдруг я не знаю о великой цыганской коннице к примеру.
И да, Мариенбург сдал в 1456 году чешский наемник-гусит Ульрих Чырвонка за 190 тысяч талеров. Сдал Стибору Понецу из клана Остожа (Ostoja), деньги выделили данцигские купцы.
Интересно еще, что местный управляющий Ордена, ведающий посадом и окрестностями, Бартоломеус Блюм начал свою собственную партизанскую войну с поляками, и вел ее три года, пока в результате предательства поляки его не схватили и не казнили.

7b69fca356504b2a795fd8ade225f5d1.jpeg

Via

Saygo

Когда наши историки пишут про Парижский мир, постоянно упоминается о ст. XI о нейтрализации Черного моря, в  которой запрещалось всем черноморским державам иметь на Чёрном море военные флоты. Ст. XIII запрещала также царю и султану создавать на побережье военно-морские арсеналы и крепости. Таким образом, Российская империя ставилась в неравноправное положение с Османской, которая сохранила полностью свои военно-морские силы в Мраморном и Средиземном морях.
Возражений тут два.
Во первых, флот все-таки могли иметь, хотя и маленький. Каждая из черноморских держав могла иметь для береговой службы по шесть паровых судов длиной до 50 м по ватерлинии и водоизмещением до 800 т и по четыре легких паровых или парусных судна водоизмещением до 200 т. России и Турции следовало отныне соблюдать одинаковые ограничения.
Во вторых, в тексте договора вообще ничего нет про Азовское море. И никто нам не мешал по примеру турок пока строить и держать корабли там.
Это что, мы на себя сами наложили ограничения большие, чем от нас требовали?

Via

Saygo

Из серии про ОИК:

На слушаниях в Парламенте в 1852 году депутаты предметно рассмотрели доходную часть бюджета Индии с 1834 года, и вот что получилось:
1834-1835 год – 18 407 773 фунта стерлингов.
1835-1836 годы – 19 294 877 фунтов стерлингов.
1836-1837 годы – 19 119 902 фунта стерлингов.
1841-1842 годы – 19 874 142 фунта стерлингов.
1842-1843 годы – 20 572 786 фунтов стерлингов.
1843-1844 годы – 21 423 243 фунта стерлингов.
1848-1849 годы – 23 342 544 фунта стерлингов.
1849-1850 годы – 25 160 575 фунтов стерлингов.
1850-1851 годы – 24 579 282 фунта стерлингов.
Таким образом, за 18 лет доходность индийских территорий увеличилась на треть, тогда как платежи Компании в бюджет Англии остались теми же, на уровне 1780-х годов.
А теперь сравним с расходами. Война в Афганистане обошлась в 6-10 миллионов фунтов. Первая и вторая англо-сикхские войны в совокупности потребовали не менее 30 миллионов фунтов затрат. Итого, на войны ОИК потратило как минимум 36 миллионов фунтов. Еще 20 миллионов фунтов с 1834 по 1851 годы составили чрезвычайные расходы. Содержание 150-тысячной частной армии обходится Компании в 6 миллионов фунтов ежегодно, частного флота – еще в 2 миллиона фунтов. Если же учесть траты на администрацию с дико завышенными зарплатами (например, зарплата судей возросла с 480 фунтов в год до 1120 фунтов в год) – то станет понятно, почему за все 18 рассматриваемых лет ОИК вообще не показала прибыли, и ее бюджет постоянно дефицитен, кроме периода 1834-1835 годов, да и тогда профицит составил смешную сумму в 354 187 фунтов стерлингов. В том же 1851 году согласно отчету Компании дефицит составил 678 709 фунтов стерлингов, и это при том, что доходы ОИК возросли за 18 лет на треть!
Более того, за указанный период долг ОИК в бюджет Англии возрос от 1 774 153 фунтов в 1835 году до 2 201 105 фунтов в 1851-м!
Итог неутешителен – деятельность ОИК набивает карманы нескольких конкретных людей, но при этом для государства Компания просто убыточна.
Но, может быть, дефицит возник из-за того, что ОИК улучшала жизнь людей в Индии? Нет, нет и еще раз нет! Убытки из-за воровства администрации компании только в 1850-1851 годах составили 3.5 миллиона фунтов! Полковник Артур попался на растрате в 750 тысяч фунтов, выплатил в казну штраф в 30 тысяч фунтов, и, приехав в Англию, дал своей дочери приданое на общую сумму 1.5 миллиона фунтов!
Выступавший от лица Компании мистер Хьюм попытался успокоить уважаемое собрание и сообщил, что дефицит возник из-за того, что большие средства были потрачены на ирригацию местности и прокладку хороших дорог, но так и не смог объяснить, почему расходы ОИК растут гораздо быстрее, чем доходы.
Самый лучший ответ произошел в 1852-м году, когда Компания.... начала новую войну, англо-бирманскую.
Собственно, проблемы ОИК проистекали как раз из ее положения «государства в государстве» - ибо государство, в отличие от чисто коммерческой компании, всегда несет бремя дополнительных расходов на ту же армию, чиновничество, флот, благоустройство территории, соответственно, коммерческая фирма, лишенная таких трат, банально «рыночнее», то есть имеет большую гибкость по наценке и цене.

John-Wood-English-oil-canvas-Bombay-Indi

Via

Saygo

Есть смысл послушать, на мой вкус - очень интересно.

День 1. Русская военная история с древности до конца XV века. Лектор – К.Н. Сутормин, ГИМ (г. Москва)

День 2. Военная история России XVI-XVII веков. Лектор – О.А. Курбатов, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, РГАДА (г. Москва)

День 3. Русское военное искусство XVIII-XIX веков (Русское военно-морское искусство XVIII-XIX веков). Лектор – С.П. Махов (г. Самара) (тут слушать либо в наушниках, либо с колонками, звук по моей глупости завален немного)

День 4. Россия и ее армия в мировых войнах. Лектор – М.В. Фоменко, кандидат исторических наук, доцент кафедры стратегических коммуникаций ФГУ МГУ (г. Москва)

День 5. Новейшая военная история России. Лектор – Е.А. Норин, редактор исторического портала «Факел истории» (г. Пермь).

Для меня это первый опыт, сам потом с интересом пересмотрел - получилось вроде живенько. Отдельно организаторов чуть не хватил удар из-за моего несдержанного языка))) Оказалось, говорить по поводу Севастополя в Крымской войне: "На хрен он нам нужен?" - моветон)))
Отдельное спасибо Виктору Маркину, зав.кафедры в МОСИ, за организацию, ну и слушателям за интерес и терпение.

Via

Saygo

По-моему в английской армии середины XIX века самые большие дебилы шли именно в службу снабжения.
Знакомьтесь, генерал-комиссар Уильям Филдер (Filder)
569705-1447675348.jpg?itok=RH-1lR9z
В ноябре 1854 года в Балаклаву прибыли 150 тонн овощей. Как вы понимаете, в осенне-зимний период овощи были явно не лишними. Несмотря на противодействие Боксера (как обычно придравшегося к неправильно оформленным документам), их даже сгрузили. Но дальше... вмешался комиссар-генерал. Он запретил поставлять овощи в действующую армию до тех пор, пока документы не исправят. Напрасно военный министр Сидни Герберт просто закидал Филдера телеграммами, тот ждал оригиналов. Дождался в марте. Когда все овощи просто сгнили на балаклавских причалах.
По инициативе Раглана балаклавские склады стали шерстить, и нашли аж 2 тонны риса, которые раздали по войскам, но как вы понимаете, 2 тонны на 25 тысяч человек - это явно ненадолго.
Далее началась цинга. Вообще (по настоянию флота) на армию было выделено и перевезено 20 тысяч фунтов засоленного лайма в бочонках. Стандартный бочонок загружен обычно 50 фунтами пищевого груза, соответственно это 400 бочек. Всего Филдер поставил в войска... 122 бочки. 278 бочонков так и остались нетронутыми. Когда к нему подошли представители медицинской службы, чтобы настоять на поставках лайма в войска, он ответил, что это не его дело.
Кроме того, Филдер отличился и в том, что решил поставлять солдатам.... зеленый кофе. Типа сами прожарят и перемелят. Как мы с вами помним, с дровами была жопушка, и солдаты начали пить зеленый кофе. И тут проблема. Во-первых, в сырых кофе-бобах, коими и является рассматриваемый продукт, содержание кофеина намного выше, чем в обжаренных. Из-за чрезмерного употребления кофе могут возникнуть головокружения, бессонница, чувство тревоги.
Во-вторых, зеленый кофе вызывает изжогу и расстройство стула. Поэтому нельзя употреблять сей напиток на голодный желудок.
Вскоре в армии поняли, что стать нервным засранцем - некомильфо, пытались обжаривать зерна на пороховых картриджах для пуль, но порох сгорает быстро, и с процессом обжарки не задалось. Пытались в качестве эрзаца дров использовать ненавистное сушеное мясо, но горело оно плохо, а вонь была как на кладбище.
Самое смешное, что в Балаклаве скопилось 2075 фунтов чая, но его в войска не отвезли.
Ах да, Филдер еще развернул обратно большие размеры сапог, сообщив, что в армии Гулливеров нет. Английские сапоги оказались столь "прекрасны", что крымская грязь просто на раз вырывала подошву. Многие солдаты, дабы спастись от холода и сырости, начали носить по две-три пары носок, и тут бы сапоги больших размеров сгодились, но их не было. В результате самым суперским трофеем в британской армии считались русские сапоги, которые во всю снимали с убитых.
Из 50000 тысяч шинелей 40000 утонуло вместе с кораблем, а 9000 затерялись на складах, 1000 поступило в армию. Нашли их в Балаклаве только в мае 1855 года. Из 25000 пледов (прибыли к январю) в армию поступило только 800.

2.jpg
Русские сапоги времен Крымской войны, реконструкция.

Via

Saygo

В сентябре 1805 года, когда французские армии уже вступили на землю Австрии, а англичане блокировали эскадру Вильнева в Кадисе, датские войска, 20 тысяч штыков, под командованием наследного принца Фредерика внезапно совершили марш на юг и заняли Гольштейн. Сделано это было в расчете отодвинуть границы возможного французского вторжения подальше от собственно Ютландии. Сам наследный принц остановился в Киле вместе со своим первым министром Кристианом Бернсторфом, и Киль стал своего рода выездной столицей датского королевства.
Однако ситуация резко изменилась в 1806 году, после начала войны между Пруссией и Францией. Перед оглашением Берлинского декрета Наполеон недвусмысленно намекнул Дании, что отжатое надо вернуть, и 19 ноября 1806 года датские войска спешно покинули Голштинию.
Больше всего такое развитие событий оказалось неожиданным для Англии. При этом, чуть ранее датчане дали англичанам гарантии, что не подчинятся любым запугиваниям французов и «не удалятся при осложнении обстановки».
Англия рассматривала Гольштейн как своего рода трубопровод британских товаров в Германию, через который можно было пробить Континентальную блокаду.
Бернсторф объяснил британскому послу Бенджамину Гарлайку датские мотивы: скорость французского наступления в Пруссии поставила датскую армию в Гольштейне в полуокружение, она легко могла быть отрезана от остальной части страны. А что французы могут – вполне показали Йена и Ауэрштадт.
В Лондоне же как раз считали, что датский корпус в Голштинии угрожает французскому флангу, и решили, что датчане кулуарно провели переговоры с Наполеоном. Далее последовало требование императора к Дании закрыть всю торговлю с Англией. Естественно под угрозой вторжения. Датчане не говорили ни «да», ни «нет», но для англичан даже их молчание казалось очень угрожающим.
Отдельной проблемой для Англии являлся датский флот. С XVII века датчане строили в основном полноценные корабли. Да, иногда с них снимали мачты и ставили на якоря, используя в качестве блокшивов, но вернуть все назад было можно довольно быстро, тем более, что в Копенгагене всегда были необходимые запасы корабельного леса и такелажа.
В сентябре же 1806 года принц Фредерик постановил построить довольно большое количество гребных канонерок (вооружение две 24-фунтовки) для действий в прибрежных водах. К 1814-му планировалось довести их количество до 300 единиц.
Англичане не могли понять – зачем Дания строит москитный флот? У них вырисовывалось только два варианта – Крупский и Делчев или нападения на английскую торговлю в Зундах и захват британских торговых судов, или.. постройка канонерок для десанта в Англии.
Чтобы прояснить ситуацию, в Копенгаген с секретной миссией был послан кэптен Джеймс Данбар на 32-пушечном «Астрея». Согласно отчету Данбара, Дания обладала 20 линейными кораблями, 12 фрегатами, а на верфях денно и нощно строятся канонерки, первая серия из 20 единиц почти готова.
При этом Данбар не знал, что датские линкоры, присутствующие в гавани как блокшивы, вооружить мачтами и парусами нельзя – весь корабельный лес был передан на строительство канонерских лодок.
В общем-то, все эти обстоятельства вкупе с докладом Данбара привели Форин Офис к мысли, что Дания становится профранцузским государством, и строит флот для нападения на британскую торговлю, либо для десанта на Британские острова.
Что же происходило на самом деле? Данию беспокоили шведские поползновения в районе Норвегии. Принц Фредерик не исключал, что шведский флот попытается блокировать Норвегию с моря, а шведский армейский флот может организовать на побережье серию десантов. Именно поэтому в датчане решили предвосхитить события, и построить москитный флот, который сможет противостоять шведам у норвежского побережья.

527772401

Via

Saygo

Вообще меня умиляют слова, что нам там что-то обещали после войны. Правда, без договоров, так, в частных разговорах. Но наши союзники же, что в ПМВ, что в ВМВ - святые люди!
Пример. 1814 год. Наполеона отправили на Эльбу, все съехались в Вену, решать судьбы Европы. Россия, как государство, которое однозначно входило в клуб победителей, и являлось главным участником разгрома Наполеона, сказала прямо - мы берем Польшу. Имеем право.
Наши добрые партнеры, Австрия и Пруссия, предложили Польшу поделить. На троих. Ну а что? Так же типа круче. Их поддержали Англия и Франция.
Мы сказали - вы че, мы же того, главный вклад внесли! Так нечестно! Не отдадим Польшу. Тогда Пруссия нам сказала - давай секретный договор заключим - вам Польша, а нам тогда Саксония. Мы - а по какому праву? Они - да просто так.
Закончилось все тем, что Франция, Англия, Австрия и Пруссия подписали договор - выделяют 60 тысяч войск (каждая страна по 15 тысяч) и занимают Польшу силой. Англия отвечает еще и за морскую составляющую. В феврале 1815 года в принципе все было готово для нападения. Спас нас от этой войны... Наполеон. Который решил высадиться во Франции, ну и пришел к власти на 100 дней.
Наполеон, чтобы русские против него не выступили, этот договор прям Александру и переслал. Но не помогло. Александр Меттерниха и Талейрана простил. И Наполеона услал на Святую Елену.
Ну что? Кто еще верит, что нам бы отдали Силезии, Померании  и Проливы после ПМВ?
Нам бы их отдали только в одном случае - если бы мы их взяли на штык, и утверждали свое владение над ними пост-фактум.
А так...  Мечтать не вредно. В этом плане предложение Бисмарка в 1877-м взять Стамбул, а потом уже торговаться, было гораздо более реальным, чем надежды, что "прилетит вдруг волшебник... "

Via

Saygo

Вот чтобы больше не вторгаться в вотчину d_clarence и не теребить 1917-й.
Понравилась аналогия во время обсуждения на ВИФе.
На куче пороха сидят несколько человеков и чиркают спички.
В аналогии куча пороха - нерешенный аграрный вопрос. Ну а человеки - октябристы, февралисты, кадеты, социал-демократы, эсеры, большевики, черносотенцы и т.д.
Что дал нерешенный аграрный вопрос? Да массу солдат революции, которые и стали основной "пехотой" со всех сторон конфликта. Убери эту кучу пороха - и все бы закончилось как в старые добрые времена - либо Дворцовой площадью 1825 года, либо очередным переворотом. А может и вообще пшиком.
А так...
Февраль прошел, и март-апрель - обвал фронта. Ибо солдаты-крестьяне побежали в деревни, делить земли. Ну чтобы не остаться в дураках во время "большой дележки".
При этом ведь рядом с нашей кучей костерок уже горел - я имею ввиду ПМВ. По хорошему нам в принципе не стоило туда вступать. Уже говорил в комментариях (для тех, кто не в курсе последовательности событий) - если после выстрела Принципа Россия отказывается поддержать Сербию - в войну не вступит и Франция, ибо Франция объявила войну Германии в ответ на объявление Германией войны России.
Эрго - война вырождается в очередной Балканский кризис. Причем - даже без территориальных претензий к Сербии. Положения Ультиматума для Сербии: произвести чистки госаппарата и армии от офицеров и чиновников, замеченных в антиавстрийской пропаганде; арестовать подозреваемых в содействии терроризму. У Сербии также потребовали разрешить полиции Австро-Венгрии проводить на сербской территории следствия и наказания виновных в антиавстрийских действиях.
Сербы отвергли только пункт о действиях австрийской полиции на своей территории, хотя вполне могли сдать им ведомства Аписа с потрохами, и от этого было бы лучше всем, даже Сербии.
А что же противостояние между Францией и Германией? Естественно, оно никуда не денется. Но здесь уже Англия может пойти на более решительные действия. Раньше вопрос о взаимопомощи в случае нападения на Францию Англией заводился в дебри, ибо для англичан была важна исключительно Бельгия.
Поняв, что Россия вдруг может соскочить, если что, надо заключать прямой договор о дружбе и взаимопомощи с Францией. А это, в свою очередь, очень большой останавливающий барьер для Германии. Ибо Вильгельм до самого начала войны был уверен, что Британия останется нейтральной. Слону с китом воевать сильно не хотелось.
Ну и бонусом.
В такой ситуации, мы с двух титек сосать можем.
Франции и Англии объясняя все тем, что мы слабы, нам нужны бабки. А с Германией торгуясь, "что вы нам дадите, если мы поддержим вас, и закроем вам фронт на востоке?". Прикол всей ситуации в том, что Австрия Германии союзник, но мы и наша позиция для Германии в разы важнее, чем Австрия.
На мой взгляд, вступление в ПМВ - это квинтэссенция полнейшего провала нашей дипломатии в последние 25 лет. Давно известно, что каждый человек (страна) - сама кузнец своего счастья. Если мы хотели быть последовательными - почему мы не поддержали сербов в 1908-м? Напомню, что в 1908-м нам за аннексию Боснии и Герцеговины Австрия Проливы пообещала в частных переговорах. Ну там "Дружище Колль, камрад Борис", вы помните. А потом отказалась сделать это публично. Но на момент Кризиса 1908 года вся наша принципиальность о том, что "Босния и Герцоговина - это часть Сербии"  резко испарилась. Ибо проливы нам оказались важнее, чем братушки.
Нам позарез были нужны 3-5 лет на тот момент. Чтобы обойтись без революций. Но мы не смогли.

Via

Saygo

На 1776 год у Англии было всего 109 ЛК, из них 26 в строю, остальные на консервации. В следующем году, когда появилась угроза вступления в войну Франции, было решено вывести ЛК из консервации. Так вот, в строй смогли ввести только 17 линкоров, ибо 66... как оказалось, сгнили. Часть из них была выведена на полную тимберовку, а часть пущена на слом.
В свете этой информации проблемы восстановления состава в русском флоте после долгих периодов мира выглядят не такими уж и необычными.

Via

Saygo

В 1871 году в Нью-Йорк была послана русская эскадра Посьета - фрегат «Светлана», корвет «Богатырь» и клипер «Абрек». Пришли ради двух вещей - проверить свою готовность к тому фокусу, который повернули в 1863-м, и показать великому князю Алексею Александровичу Америку.
Снабдили эскадру исходя из цен 1863-го года, и совсем забыли, что после гражданской войны в США был сильный рост цен (примерно на 30%).
В результате было вот что

130161_original.jpg

К чести Александра Второго, он понял, что была совершена ошибка, и срочно выслал 200 тысяч рублей золотом.
Но ни матросам, ни офицерам этих денег не досталось. Ибо на них наложил лапу великий князь.
Точно так же как в фильме "За бортом" вырвавшийся на свободу гражданин Романов отдыхал с женщинами с низкой социальной ответственностью, охотился на бизонов, подарил 5000 долларов (20000 рублей) сгоревшему Чикаго. Да что я, Вот цитата: " Великий князь пожелал обозреть Военно-морскую академию США, Адмиралтейство, Вест-Пойнт, Гарвардский университет, Ниагарский водопад, Национальную академию дизайна, и прочие примечательные места Америки. Но больше всего Алексею нравилось посещать балы в его честь, оперу, театры, магазины и шоу, и, как особое желание, была выражена просьба устроить ему охоту на бизонов.

      Причем, денег Алексей Романов не жалел. Чикаго, куда он прибыл 30 декабря, тогда только приходило в себя после большого пожара, и великий князь от щедрого сердца не раздумывая пожертвовал для бездомных $ 5 000 золотом (по мнению современных американцев, где-то $ 250 000 на наши деньги).
        5  января он прибыл в Сент-Луис, штат Миссури, где пробыл неделю. Длительность пребывания великого князя в этом ничем особо не примечательном городе объясняется посещением им бурлеск-шоу, в котором ему очень понравилась песня «Если я когда-нибудь разлюблю» в исполнении Лидии Томпсон. 21-летний великий князь пожелал, чтобы 36-летняя актриса спела ему эту песню в частном порядке (видимо, Алексею тогда нравились женщины значительно старше него), вот и задержался.
      Наконец, 12 января великий князь прибыл в Омаху, штат Небраска, а затем в охотничьи угодья, где уже всё было готово к грандиозной охоте, а именно: две роты пехоты, две роты кавалерии, полковой оркестр, курьеры, повара под командованием генерала Джоэла Палмера. Загонщики и ковбои под командованием знаменитого охотника на бизонов Уильяма Коди (известного как Буффало Билл). И около 600 воинов различных племен сиу во главе с вождем Пятнистый Хвост. Главным маршалом охоты был выбран, тоже довольно известный в США герой, подполковник (а впоследствии генерал) Джордж Кастер.
Охоту на буйволов начали 14 января 1872 года, в 22-й день рождения Алексея Романова. Отмечая наряд великого князя в тот день, американцы особый упор делают на его «сапоги поверх брюк», шубу, а на ней на ремне охотничий нож и револьвер.
      Хотя стадо бизонов оказалось очень многочисленным, августейшиму охотнику поначалу не везло, и он раз за разом промахивался. Тогда Буффало Билл протянул Его Высочеству свой знаменитый карабин «Лукреция», из которого, как утверждал Буффало, он уложил 4200 бизонов. Первый же выстрел русского гостя оказался после этого весьма удачен, и его счастью не было предела – он тут же позвал слуг, и велел обнести всех охотников шампанским.
      В первый день охоты было убито от 30 до 40 буйволов, шкуру первого убитого князем Алексеем буйвола великий князь взял впоследствии домой в качестве сувенира."
В результате Алексей произвел на американцев впечатление мота и недалекого человека, а вся эскадра,  упорно отказывающаяся принимать гостей на кораблях - жмотами и угрюмыми людьми.

130338_original.jpg

Великий князь Алексей Александрович.

Via

Saygo

Вот тут userinfo.gif?v=17080?v=145.2ecoross1 попытался заклеймить революции и революционеров.

Проблемка есть только одна. Он ставит телегу впереди лошади. Ибо чтобы революционеры превратились из кучки маргиналов в реальную силу, в локомотив, который возглавит и поведет, нужна долгая и нудная работа той самой власти, которую эти революционеры пытаются свергать.
В стране, где нету основы для социальных потрясений, где нету самих потрясений, никакие революции в принципе невозможны, и любой революционер воспринимается как балаганный шут и ошибка природы.
А вот когда власть медленно и методично сама подводит народ к идее бунта, сама совершает все мыслимые и немыслимые ошибки, сама закрывает социальные лифты - балаганные шуты и ошибки природы неожиданно становятся провидцами и их выступлениям на броневичках рукоплещут толпы народу.
Естественно и понятно, что лучше всего реформы, которые необходимы, делать сверху, ибо это наиболее бескровный вариант. А если их не делают? Или делают слишком мало и слишком поздно?
Пример? Да не вопрос.
Как известно,  любое производство, в том числе и сельское, делится на три составляющие:
а) производство
б) логистика
в) сбыт.


1. Что у нас было к 1914-му году? С производством у нас была проблема низкой урожайности и малоземельности, помочь могла механизация, но: «Наряду с низкой урожайностью, одной из экономических предпосылок наших голодовок является недостаточная обеспеченность крестьян землёй. По известным расчётам Мареса в чернозёмной России 68% населения не получают с надельных земель достаточно хлеба для продовольствия даже в урожайные годы и вынуждены добывать продовольственные средства арендой земель и посторонними заработками.». А почему эта проблема на тот момент была нерешаема? Да очень просто: «Нельзя умолчать о том, что много обвинялось здесь некоторыми ораторами крестьянское население, будто бы эти люди ни к чему не способные, ни к чему не годные и ни к чему вообще не подходящие, что насаждение у них культуры — работа тоже как будто излишняя и т. д. Но, гг., подумайте; на чем же это крестьяне должны применять культуру, если у них оказывается 1 — 2 дес. Никогда никакой культуры не будет.» Депутат, крестьянин Герасименко (Волынская губерния), Заседание Думы 1906

2. Логистика. На 1910-й год в России существовало 75 элеваторов. На всю Россию. Вообще. При этом никто из отгрузчиков зерна не стремился перейти с амбарного хранения на элеваторное. Проблема с точки зрения купцов была одна - а как потом понять, где мое зерно, а где чужое? Почему это их интересовало? Да потому что каждый купец давал разное качество зерна. Соответственно надо было вводить что? Правильно - ГОСТы. И механизированную очистку. То есть купец сдает зерно на входе, оно проходит через очистку, и получаем вес зерна на выходе, за которое и будет оплата.
При недостатке ж/д путей совсем забросили канальное строительство, отказались от обычных конок, чтобы подвозить зерно без потерь от крестьянских центров к местам хранения.
И т.д.

3. Сбыт. Основная проблема - это торговля именно сырьем, то есть зерном, а не изделиями из зерна. И получалась веселая картина - Германия покупает у нас пшеницу, делает из нее шнапс, и продает нам же. И этой маржи Германии хватает, чтобы возместить траты на купленное у нас зерно.
Но и с внешней торговлей засада. Основной покупатель - Германия, наш внешнеполитический враг. То есть война в Европе - и наши поставки в Германию накрываются медным тазом. Могли ли мы перенацелить зерно на другие страны? Да, могли. Но были четыре маленькие проблемки.
Проблема 1. В случае войны с Германией датскими Зундами мы воспользоваться не могли. Думаю, понятно почему.
Проблема 2. Черноморский вывоз упирался в Босфор и Дарданеллы, а они не наши, и влиять на Турцию мы в этом плане не могли.
Проблема 3. Вывоз через Белое и Баренцево море тоже был под вопросом. Железная дорога шла только до Котласа, а дальше, в Архангельск, будь добр - только речными путями. Которые работают только 4 месяца в году. Собственно как и вывоз из Белого моря. А на Баренцевом море никакого Романова-на-Мурмане и ж/д ветки до туда не было до войны.
Проблема 4. Можно было бы использовать тихоокеанский вывоз, но - пропускная способность Транссиба не давала это сделать в принципе. Частных грузов только по 100 вагонов в день, не больше.

Заметьте, сколько вариантов решений у власти. Можно реально решить аграрный вопрос. Его, кстати, и начали решать в 1911-м, правильно, нормально, как это и было надо делать. Только делать это надо было хотя бы на 10 лет раньше, до крестьянских волнений 1902-1907 годов.
Можно было решить проблему сбыта внешнеполитическим путем, захватив те же Босфор и Дарданеллы в 1878-м, 1895-м, 1912-м, 1913-м, не беря более ранние возможности.
Можно было кинуть помещиков и помещичье землевладение, мало ли в истории примеров, когда один из руководящих классов кидали в полном составе?
Можно было решиться на реформу превращения крестьян в наемных работников, это двинуло бы вперед промышленность.
Да можно было бы пожертвовать братушками, и заключить союз с Германией, раз уж она для нас самый большой торговый партнер.
Хоть что-то для решения проблем власть сделала? Вернее даже не так. При Николае начиная с 1907-го реально делали, но мало, и очень поздно. Столыпинская реформа должна была быть радикальнее на порядок - я бы например предложил помещикам менять их наделы в центральной России на сибирские. Вот есть никому ненужная земля - владей! Хочешь, чтобы она тебе доход приносила - развивай, предлагай лучшие условия! Не можешь? Ну так продай тому, кто может.
Система строительства элеваторов и каналов с 1911-го наконец-то заработала хотя бы в половину мощности. Были введены аналоги ГОСТов на зерно, и т.д.
Но большинство проблем так и осталось. И росло со скоростью снежного кома.
Может быть их бы решили, по крайней мере подвижки с 1907-го сильно обнадеживали. Это и рост заработной платы рабочих чуть ли не в 2 раза, и создание собственного производства агротехники, и внимание логистике, и темпы роста промышленности. Но мы решили поиграть в большую державу и вступили в войну. В результате не до конца залеченные проблемы просто обострились, а потом и свели всю страну в могилу.
Но виноваты революционеры, да. А не парни у руля, которые рулили только время от времени, чаще всего занимаясь спекуляциями и собачась между собой.
Для меня символом тех лет был и остается Самарский элеватор, построенный не купчинами, занимавшимися хлебом, а братьями Нобель, готовый только к 1917-му, и не дня элеватором не работавший, ибо началась сначала революция, а потом Гражданская.
Вишенка на торт - построить его собирались с 1882 года.

052.jpg

Via

Saygo

Переброска «святого отряда» в Ирландию отвлекла Елизавету от фламандских дел. Сначала на остров были переброшены 3000 солдат, потом еще 8000, правда часть из них вскоре убыла в Шотландию, на пике чисто английская армия составляла в Ирландии 6400 человек. Однако после Смервика такое количество было признано избыточным, и контингент был сокращен до 3000 человек, плюс ирландские союзники.
Результатом Смервика стало подавление мятежа в Лейнстере, Балтингласс бежал во Францию. Джон Десмонд вторгся в Долину Этхарлай (Aherlow), земли, принадлежащие Батлерам, и устроил армагедец в отместку за то, что они поддержали Ормонда.
Тем временем Грей спокойно и планомерно уничтожал Манстер. Обширные области были разграблены, стада – забиты или угнаны, фермы и зерно – сожжены, люди – убиты. В 1582 году в Манстере осталась лишь треть населения, если сравнивать с кем, сколько жило в1579 году.
Однако Фитджеральды перешли к тактике партизанской войны, избегая прямых столкновений с главными силами, и набеги продолжались. Грей, понимая, что местное население Джеральдинов поддерживает, решил просто уничтожить его. Нет, ну а че? Нет населения – некому поддерживать, давать приют и сообщать сведения. Меры, производимые Греем, испугали не только его ирландских союзников, но даже королеву Елизавету. В результате он был отозван, а всю полноту власти передали Ормонду.
Последний решил действовать не силой, а лаской – он предлагал прощение всем, поддержавшим мятежников, кроме Джеральда и Джона Десмонда – эти дважды предали свои клятвы перед Тюдорами, и веры им нет. В начале 1582 года, поддавшись «прелестным письмам» Ормонда, сложил оружие Фиакх Хью О’Брайен. Николас Сандерс умер от голода и холода, выгнанный со своей земли и покинутый соратниками.
В 1582 году в разоренном Греем Манстере начался голод. Треть оставшегося населения оказалась без зерна, без скота, без жилья. Жрать было нечего совершенно, к лету обезумевшие от голода люди раскапывали жальники, и варили гниющую человечину. За счастье было найти забитый недавно англичанами скот. По самым скромным оценкам в Манстере от голода 1582 года умерло 30 тысяч человек, край стал совершенно безлюдным. "Из каждого лесочка или оврага выползали фигуры, похожие на тени. Они выглядели как сама смерть, они были словно призраки, открывали рот - но ни звука не доносилось оттуда. Ели кору, если все, что попадется, и в конце концов умирали беззвучно и тихо". В Анналах хронист четко отмечает - "Внезапно цветущая и богатая страна стала пустыней, без людей и животных".
Летом же 1582 года у Корка был пойман в засаду Джон Десмонд. Его отряд в 50 всадников напоролся на заранее укрытых арбалетчиков и конницу капитана Суитси (Suitsi), пытался убежать, но был убит. Джеральд Десмонд Сбежал в предгорья Слайв Миш, где его обнаружил клан Мориарти (Moriarty), у которого Десмонд начал воровать скот, чтобы не помереть со своими людьми с голоду. В сентябре 1583 года началась облава, в которой приняли участие МакКартни, Муры, Ормонды, Мориарти, и 11 ноября 1583 года Джеральд Десмонд с оставшимися 10 людьми был убит. Трупы Дожна и Джеральда четвертовали, головы отослали Грею, а руки-ноги – по разным городам Ирландии.
Но самое интересное в другом. Хуан Мартинес де Рекальде, высадив «святой отряд», решил исследовать западное и северное побережье Ирландии. Он прошелся вверх до Киллибегса, изучив глубины и течения на местности.
История получила продолжение во время похода Непобедимой Армады. Когда англичане уверились, что испанский флот решил обойти вокруг Британии, Елизавета и Сессил решили, что испанцы хотят высадиться в Ирландии. Практически вся армия – 10 тысяч солдат (количество для Ирландии беспрецедентное) – была отослана на остров. Восстание Десмондов было еще свежо в памяти. приказ был один - любого испанца в Ирландии убить!
Как все знают, множество кораблей разбилось о берега Ирландии. Исключение – корабли Рекальде. Изначально их было три, потом присоединились еще. Точкой сбора был назначен полуостров Дингл, где, как мы помним, были высажены «папские войска». Спрятавшись за островом Баскетт от непогоды, Рекальде смог привести свои корабли в относительный порядок, высадил разведывательные партии, которые добыли съестного и несколько голов скота, и повел корабли в Испанию. 21 сентября на рейд испанского Сантандера вошли остатки Бискайской Армады Рекальде. Он смог довести хотя бы часть кораблей, и причина этого – в известной степени события 1580 года.

3.tif

Via

Saygo

Тактика взаимного грабежа имела, помимо означенных выше плюсов, и большие минусы. Прежде всего, грабежом сосредоточенная в одном месте армия заниматься не может (объедать местность она будет быстрее, чем грабить), поэтому естественно, армию разбили на мелкие отряды, чтобы охватить как можно большую местность, и чтобы грабить было удобнее.
Соответственно, англичане делали засады на мелкие отряды ирландцев, а ирландцы – на англичан. Внезапно к повстанцам присоединился виконт Бантингласс, более известный в Ирландии под именем Фиакха МакХуга О’Брайена из Уиклоу, который неожиданным маневром атаковал и захватил Гленмалур, в плен чуть не попал английский лорд Грей. Гленмалур был крепостью, прикрывавшей Дублин, и это было опасно. В ответ Грей прошелся огнем и мечом по владениям О’Брайена, заслужив репутацию очень жестокого человека даже у англичан: «он щадит ирландцев меньше, чем диких собак».
Но тут… Тут вмешались в дело обстоятельства, которые вообще от ирландцев не зависели. Обычно это называется термином «мировая закулиса», или «внешнеполитические обстоятельства». Собственно, в 1578 году в «Битве трех королей» погиб португальский король Себастьян, не оставив после себя потомства. Королем стал 66-летний кардинал Энрике Португальский, но в то время, когда люди старели гораздо быстрее, нежели сейчас, из детородного возраста дедушка уже вышел, да и обет безбрачия мешал завести законную супругу. Конечно, Энрике отправил к папе Римскому просьбу снять с него обет безбрачия, но папа, подумал и… отказал.
Когда падре кардинал умер в 1580-м, в Португалии разразился кризис. На престол страны претендовали:
- Филипп II Испанский, как сын Изабеллы Португальский, то есть прямой внук португальского короля Мануэла I.
- дон Антониу, приор мальтийских рыцарей в Крату (Португалия), как сын инфанта Луиша (который в свою очередь был сыном португальского короля Мануэля I) от то ли арабки, то ли еврейки. Главная проблема была в том, что если по португальским и испанским законам он считался дворянином «голубых» кровей, то по законам евреев – стопроценным евреем, поскольку те определяют национальность по матери. На это, кстати, напирал Филипп Испанский – еврей на троне католической державы!
- Катарина Браганса, как дочь Эдуарду, шестого сына Мануэля I, и Изабеллы Браганса.
- Риануччо Фарнезе, герцог Пармский, 11-летний мальчик, как сын Марии Португальской (дочери Изабеллы Браганса того же самого Эдуарду). Но чем права Риануччо отличались от прав Филиппа II? Да фактически ничем. Такое же происхождение по женской линии, только не от короля, а всего лишь от инфанта.
- Эммануил Филибер, герцог Савойский, как сын Карла Савойского и Беатрисы Португальской, вторая дочь Мануэля I от его второй жены Марии Арагонской. Здесь у испанского короля было право первородства, все же Изабелла Португальская была ПЕРВОЙ дочерью от Марии Арагонской.

Пока претенденты мерились родословными, дон Антониу из Крату тайно объехал знатные семейства, и в результате 20 июня 1580 года в Сантарене был избран королем Португалии, причем Регентский Совет из пяти членов знатных фамилий оказался совершенно ни сном, ни духом. При этом – дона Антониу поддержала Англия.
Именно поэтому в сентябре 1580 года, Филипп, который очень долго отказывался вмешиваться в ирландские дела, решил-таки войти в долю – для перевозки набранного в Папской области контингента (800 солдат, итальянцы и испанцы) выделил 8 галеонов и 4 паташа. На выделенные Папой деньги Филипп обязался предоставить «святому отряду» провиант, припасы, а так же боеприпасы, мушкеты, шпаги, и т.д. в расчете на 5000 человек, так как кондотьеры надеялись, что в Ирландии под знамя католицизма к ним стекутся значительные силы. Командовать морским отрядом по совету дона Альваро де Базана назначили Хуана Мартинеса де Рекальде, начальника Бискайской Эскадры. Чуть ранее Рекальде отличился тем, что поднял большую часть золота с галеонов «Серебряного флота», потерпевших кораблекрушение на Мадейре. Он разработал конструкцию водолазного колокола, с помощью которого испанские идальго, переквалифицировавшись в водолазы, искали и собирали золотые слитки на дне моря.
10 сентября 1580 года корабли Рекальде вошли в бухту Смервика, городка, расположенного на полуострове Дингл. Там были ссажены 800 испанских и итальянских солдат, нанятых Папой, предоставлены пушки в помощь восставшим, которые как раз осаждали Дун ан Ойр. Рекальде сразу же ушел, ибо он состоял на службе у короля Филиппа и не имел права вмешиваться в междоусобицу.
Командир «святого отряда» капитан Себастиано ди Сан-Джузеппе расставил орудия и начал обстрел крепости, которая быстро сдалась. Однако 10 ноября, то есть через два месяца, подошел Грей с 1700 солдат и атаковал Сан-Джузеппе, при этом ирландцы его покинули сразу же, как запахло жареным. Исчерпав все возможности к сопротивлению «святой отряд» сдался на милость победителя. Испанцам и итальянцам при сдаче обещали жизнь, но сразу после капитуляции все оставшиеся в живых 600 человек были отданы ирландцам, которые отрезали им половые органы, поотрубали руки и ноги, а потом скормили свиньям. Грей отправдывал это просто – «святой отряд» - обычные наемники, это «отпускники», а не регулярные войска Филиппа II, поэтому к ним милость на поле боя неприменима.
irish-soldiers-in-the-service-of-gustavu
Классная картинка))))

Via

Saygo

Началось все, пожалуй, в 1570 году. Во время первого восстания Десмонда в Ирландии несколько католических епископов Кэшеля написали Филиппу II и Папе Римскому просьбу поддержать повстанцев, «яко помощников в борьбе против еретиков». В письме Филиппу писалось: «каждый день и каждую ночь мы ведем жестокую войну против англичан, и только вы можете сохранить и защитить нас». Но на тот момент Филиппа в отношениях с Англией все устраивало, и граф Десмонт, вернувшись из Франции, смог навербовать только 100 ирландских, испанских и итальянских солдат, прибывших в Ирландию под знаменем папского эмиссара Николя Сандера, который ограничился тем, что зачитал прокламацию Папы, где Елизавета I была объявлена тираном и безбожником.
Естественно, на самом деле война шла не из-за религии – граф Десмонд из рода Фитцджеральдов, пытался сохранить свою власть над Коннахтом и Манстером в противовес проанглийски настроенному графу Ормонду. Религия тут была только фоном.
Сами же англичане пытались «цивилизировать» край – они требовали от Десмонда распустить свою частную армию, или передать ее на службу короне, оставив себе только 20 всадников, а самому заняться помещичьим бизнесом, ибо не фиг грабить, надо как бы производить и созидать. В конце 1578 года Десмонда принудили согласиться, его дети были направлены в Англию на житье и обучение, а сами Фитцджеральды стали помещиками.
Многие из клана были недовольны этим решением, особенно брат графа, Джон, к тому же ирландцы категорически отказывались принимать на своих землях английских поселенцев – Англия тогда скидывала избыток населения в Шотландию и Ирландию, тем самым решая вопрос аграрного перенаселения и малоземельности.
Таким образом, религия была фоном, по факту обе стороны решали свои вопросы, но при этом во всю использовали козырь веры. В 1579 году граф Джеймс Фитцморис высадился в Манстере, к нему присоединился Джон Десмонд, и весь край оказался охвачен восстанием. Первое, что сделали восставшие – в трактире Трали убили двух английских сборщиков налогов – Генри Давеллса и Артура Карта. К осени 1579 года восставших насчитывалось до 2000 человек, тогда как всех английских войск в Ирландии было 1200 солдат.
Первое, чем занялись восставшие – это грабежом. Любимое занятие – угонять скот, воровать лошадей, убивать переселенцев. Собственно в одной из таких глупейших стычек погиб Фитцморис: в Бер Коннахте решил своровать табун, но получил пулю в лоб.
Сам граф Десмонд пытался откреститься от восстания, говоря, что о планах Фитцмориса не был ни сном, ни духом, но когда англичане попросили быть его последовательным, и соединить свои войска с английскими – он отказался. Понимая, что нейтралитет в такой ситуации будет восприниматься как поддержка восстания, граф решил, что терять ему нечего и перешел на сторону восставших. Чтобы сжечь мосты, он разграбил Йол и Кинсейл: «Джеральдины (так в Анналах называли Фитцджеральдов) захватили все богатства, которые нашли в Кинсейле, за исключением того золота и серебра, которое купцы смогли погрузить на корабли и выйти в море, прежде чем город был захвачен. Многие бедные и нуждающиеся из кланов стали богатыми. Фитцджеральды сровняли с землей стены города, разрушили замок и донжон, а так же все дома из камня и дерева, так что населению почти год после этого негде было жить, кроме как под открытым небом».
Позже, когда английские войска высадились в Кинсейле, жители города встречали их с радостью, а мэра города повесили за предательство.
Тем временем Десмонд, награбившись вдоволь, рассылал воззвания по всей Ирландии – «Я и мои братья поднядись на войну ради защиты католической веры и ниспровержения власти англичан в нашей стране, которые осквернили и Ирландию, и нашу Святую веру. Настал час подняться всем вместе, тем более, что нас поддерживают Папа Римский и король Филипп Испанский».
Английский ответ был предсказуемо свирепым – Лорд-Канцлер приказал собрать в окрестностях Дублина всех трудоспособных мужчин, и «казнить всех арфистов, бардов, рифмоплетов, а так же всех бездельников, не имеющих хозяина», то бишь - ирландскую творческую интеллигенцию. Англичане считали, что в грабь-армии ирландских и шотландских кланов идут люди, у которых нет работы. Легче их просто вырезать на фиг, ибо, даже если им дашь работу, они будут недовольны, поскольку работать не любят, а любят только крушить и грабить.
Из Англии срочно было послано в Ирландию до 2000 солдат под командованием графов Пэлэма и Мэлби. Там они объединились с соединениями Ормонда, и вторглись в земли Фитцджеральдов, уничтожая на пути все живое. Скот либо отгоняли к себе, либо убивали на месте. Посевы и дома сжигали. Запруды разрушали. Главной своей задачей англичане видели обрушение экономической базы Фитцджеральдов.
Повстанцы делали то же самое, ибо видели лейтмотивом английского присутствия в Ирландии снабжение английских городов. Прерви это снабжение – и англичане вынуждены будут убраться. Описания с обоих сторон выполнены как под копирку: «Сыновья графа Десмонда уничтожили, сожгли, разрушили полностью каждый дом, каждую захваченную крепость или город, сожгли и вытоптали все поля, уничтожили все жилища, какие нашли». А вот ирландское описание: «англичане разрушали каждый дом, каждую халупу, сжигали поля, каждый стог сена, они хотели сделать из земель Джеральдинов пустыню».
Было только одно отличие. Англичане, занимая ту или иную область, всех ремесленников, мастеровых, крестьян собирали в колонны и гнали на свои земли, безжалостно убивая всех безработных, бездельников, стариков и деревенских юродивовых. Ирландцы, захватывая английские земли, дурачков и безработных щадили, убивая всех, кто реально что-то может делать руками.
Собственно обычный ирландский крестьянин оказался меж двух огней, но винил он чаще всего англичан. Ибо – а) протестанты, б) – а че, порядок не могли навести, блин?

5199029

Via

Saygo

Читаю сейчас монографию Триттена (Tritten) о развитии тактик флотов у Англии, Франции, Испании и Италии - это великолепно.
Пока многое надо осмыслить, многое -проверить, но - впечатляет.
Если англичане шли от практики к теории, то французы - от теории к практике, как всегда.
Триттен делит французскую тактику (если говорить о парусном флоте) на две эпохи, или на два подхода.
1) Тактика пера (plume) - то есть строгое выполнение того, что предписано. Вот сказано тебе делать это - делай, и никуда более не лезь.
И ведет она свое начало естественно с герцога Ришелье, ибо до него было 4 флота - как 4 феодальные вотчины, где правили князья-адмиралы, для который их эскадры были в том числе и источником содержания. То есть без нужны воевать не хотел никто в принципе, и лишь директивными предписаниями можно было выгнать адмиралов в бой.
2) Тактика шпаги (epee) - это доктрина борьбы за море. Маневр, контрманевр, бой - когда выгодно, в общем - фехтование кораблями, изматывание противника, и - победа, пусть даже по очкам.
Сначала ее всемерно пропагандировал Кольбер, главным ее зачинателем и фанатом был Турвилль, но по настоящему она была сформулирована после проигрыша в Семилетней войне Шуазелем. Именно он сформулировал, что для победы на море нужны две вещи - мастерство и порыв (elan). Собственно сражение у Уэссана было проведено согласно новым положениям, и оказалось, что англичан можно если не побеждать, то вполне им противостоять. Тактика, и это видно по сигналам Павильона, в кои-то веки приветствовала инициативу капитанов и адмиралов в бою, и на отдаленных театрах. И ведь сработало же! Более того - в кои-то веки начали отправлять под трибунал за трусость (Destouches после Чезапика к примеру). Именно из этой доктрины вышел Сюффрен.
После Французской революции и по сути развала флота возникла Доктрина Коллапса - нападать только при соотношении 2 к 1 и более, в любом другом случае в бой с англичанами не вступать. Ну а после более менее выравненной ситуации естественно перешли к Доктрине Пера.
Кстати, Триттен крейсерскую войну французов тоже относит к Доктрине Пера, причем начиная с Людовика XIV - с разгоняя Поншартрена Бару и Форбену - мол, не фиг тут нападать на военные корабли англичан и голландцев, захватывайте торговцев. Этим вы лишаете противника денег, и нам деньги приносите. А ваши военные победы - просто ради славы, они государству прибыли не дают. Проходит больше века - и такие же разгоняи получает и Вильнев от Наполеона - мол, у Фнинистерре вступили в бесполезный бой у Кальдером, лучше бы какой-нибудь британский конвой с ништяками атаковали.
Самое интересное начинается после 1815 года и до Крымской. На щит была поднята Доктрина Шпаги, которую небезызвестный Пексан переименовал в доктрину Больших Пушек.
Адмирал Гривель (Grivel) в 1832 году пишет, что в случае войны с Британией французский флот обязан реализовать теорию генерального сражения, и победить в таком бою. За счет чего может произойти такая победа?
1) За счет превосходства в технологии и вооружении.
2) за счет порыва (elan).
Отдельно отмечается, что артиллерия французских кораблей на данный момент лучшая в мире (учебник Шопара, 1839 год), и противостоять ей не может никто. В общем, бей бриттов их же оружием.
И да, первая тактика использования паровых пароходов - это 1857 год, то есть после Крымской. До Крымской в паровые корабли и суда французы явно не верят - они коптят, не видно сигналов, в бою их качества бесполезны. Вывод один - использовать только одиночно, в рейдах и крейсерствах.

the-bombardment-of-sveaborg-9-august-185

Via

Saygo

Если вам ирландские зарисовки интересны - скажите. Может быть продолжим.

Пока что хотелось поговорить вот о чем. Те, кто читал "Неизвестную Войну "Золотого Века", помнят такого персонажа, как Хью О'Нил, граф Тирон (Тайрон). Племянником Тирона, родившимся в 1590 году, был Оуэн Роу О'Нил, после разгрома ирландцев в 1602 году он вместе с дядей сбежал в Испанию. Оуэн поступил на испанскую службу, и следующие 40 лет провел, воюя во Фландрии в составе испанских терций. Особенно он отличился при защите Арраса (1640 год), где с гарнизоном в 2000 человек 48 дней оборонялся против 15-тысячной армии маршала де Ла Мельере и 20-тысячной армии герцога Шатийона. В конце концов французы крепость взяли, в штурме Арраса кстати участвовал лейтенант королевских мушкетеров д'Артаньян. О'Нил обещал держать крепость 30 дней, продержался 48, и это был его час славы.
В 1641 году в Ирландии началось новое восстание против англичан и протестантов, и Оуэн Роу решил вернуться на родину, но не один. Во Фландрии он навербовал ветеранов Фландрии в количестве 300 человек, и осенью 1642 года высадился на Зеленом Острове, в Донеголе.
Там он встретился с Фелимом О'Нилом, который был лидером католической партии в начале восстания 1641 года и возглавил борьбу с ковенанторами, и тот отдал всю полноту власти Оуэну. Восстание это началось, как это всегда было в Ирландии, с экспроприаций. Которые, как ни странно, проводила английская корона. Она конфисковала часть земель из владений ирландских графов на том основании, что они зассатые католики, и разрешала туда эмиграцию англичан и шотландцев, которые становились переселенцами. Естественно, что такая конфискация сильно возмущала ирландских графов. Еще более их возмущало то, что на конфискованные земли ехали протестанты, которые, находясь во враждебном окружении, были естественными союзниками английской короны на острове.
Рвануло все в 1641-м, поскольку зимой 1640-го погода была ужасной, и весной 1641-го оказалось, что жрать в Ирландии нечего. Католики создали свою Конфедерацию, которая решила - во всем виноваты переселенцы. Наслали на нас, понимаешь, погоду хреновую, да и вообще - весь хлеб заныкали. И стали протестантов немножечко бить и вырезать.
С весны до осени было уничтожено по разным оценкам от 20 до 30 тысяч английских и шотландских переселенцев. Все их запасы конфискованы в пользу католиков. Протестанты тоже объединились, и более того - затребовали помощь из Шотландии и Англии, английские и шотландские ковенанторы угрожали Ирландии вторжением, приведением к логическому нулю всех ирландских католиков, и полном отъемом земли у графов. В общем, резня обещала быть долгой, кровавой, и опустошающей.
Но вернемся к О'Нилу.
Первое, чем занялся Оуэн Роу - он решил полностью реорганизовать ирландскую армию. Прежде всего, он ввел железную дисциплину. Далее, с помощью виконта Томаса Престона, такого же беглеца из Ирландии в Испанию, служившего во Фландрии, О'Нил завербовал 500 испанских инженеров и артиллеристов из Фландрской армии, которые стали по сути инструкторами с диктаторскими полномочиями.
Престон и О'Нил реорганизовали всю система набора, создали нечто типа Парламента (собрание графств, Верховный Совет из 24 представителей, где централизовано обсуждались траты на создание армии и квоты по людям). Страна была разбита на 4 военных округа, каждый округ должен был выставить армию по 10 тысяч человек. Командиры каждой армии назначаются О'Нилом из состава ветеранов Фландрии, и утверждаются графами земель. 1/8 часть расходов графств идет на военные нужды, а еще 1/15 часть - на закупку вооружений зарубежом, в Ирландии, во Франции, и даже в Англии.
Чтобы привлечь к себе часть англичан - О'Нил признает верховную власть Карла I, как сюзерена Ирландии и католика, но при этом все действия говорят о том, что Ирландия хочет стать независимой. В конце концов О'Нил выдвинул идею Католической конфедерации графств под покровительством Испании.
Сам Оуэн взял на себя командование армией Ольстера. Гаррет Барри стал командовать армией Манстера. Престон взял под командование вооруженные силы Лейнстера. Джон Берк получил под командование Коннахт.
Восставшие начали чеканить свою монету, организовали нормальный сбор налогов, даже облегчили положение ирландских крестьян, завоевав мощнейшие симпатии своими действиями.

Flight_of_the_Earls.jpg
коричневым показаны земли, изъятые к 1620-му году у графов в пользу английской короны.

Via

Saygo

Economics - 2

Вообще, эпоха Александра II, вошедшего в историю под никнеймом "Освободитель" - это адовый, голимый звиздец.
После времен Павла I никто особо с коррупцией не боролся, при Александре I пять полностью проворовавшихся губернаторов были просто сняты с должности, и... все. Никаких тебе тюремных сроков, штрафов, или еще чего.
При Николае I были приняты "Уложения о наказаниях уголовных и исправительных", где проворовавшиеся... приговаривались максимум - к штрафу. Только лишь за вымогательство (лихоимство) можно было реально загреметь на каторгу.
Но коррупция при Александре II превзошла все мыслимые и немыслимые рекорды. Уже упоминаемый мною Рейтерн во всю раздавал заказы на постройку железных дорог либо друганам, либо тем, кто ему на лапу больше давал. Вообще все дороги раздали в частные руки, ибо не фиг. Особенно интересна судьба Павла Григорьевича Визе, который чуть позже стал фон дер Визе, школьного друга Рейтерна. Учитесь, коррупционеры, это вам не хухры-мухры: "Схема, придуманная Дервизом, была проста, как и все гениальное, но действовала безотказно. Предприниматель заключал с государством договор (концессию) на строительство частной железной дороги с последующий её передачей государству. Смета подряда на строительство умышленно завышалась до максимально допустимого разумного предела, на эту сумму выпускались акции и облигации, гарантом получения дохода по которым выступало государство. Часть акций оставалось в правлении дороги, а практически в безраздельном владении Дервиза, становившегося учредителем общества по строительству и эксплуатации дороги, которая через определенный срок должна была перейти в собственность государства. Облигации же по пониженной цене размещались за границей. Гарантии правительства России ценились высоко, поэтому реализация недорогих облигаций проходила быстро."
А потом из государства начинали выкачивать деньги. Нет, ну а че? Например, ежегодная выручка Уральской железной дороги в начале 1880-х годов составляла всего лишь 300 тыс. руб., а её расходы и гарантированная акционерам прибыль — 4 млн руб., таким образом, государству приходилось только на содержание одной этой частной железнодорожной компании ежегодно доплачивать из своего кармана 3,7 млн руб., что в 12 раз превышало доходы самой компании.
Я думаю, понятно, куда шли 3.7 млн. рубликов. Позже дер Виз (Дервиз) свалил в Ниццу, где купил 11 гектаров земли и построил виллу, просто поражавшую даже видавших виды богачей. Его там серьезно называли "новым Монте-Кристо", Витте вспоминает: "Дервиз от той роскоши и богатства, которыми он пользовался в Италии благодаря своему состоянию, совершенно сбрендил. Так, например, он держал большую оперу исключительно для самого себя и очень редко кого-нибудь приглашал, между тем как каждый день ему давали то или другое представление... Когда был 25-летний юбилей женитьбы Дервиза, он пригласил к себе, в свой замок в Италию, многих родственников и друзей; все они съехались, и вот во время обеда произошло следующее событие. Его жена, самая простая женщина, очень почтенная старуха, в течение уже многих лет не пользовалась любовью своего мужа; он всегда ухаживал за различными знатными дамами, которые в значительной степени его эксплуатировали. И вот во время обеда он встал и торжественно обратился к своей жене с благодарностью за то, что она в течение стольких лет была такой верной ему женой, что он очень ей благодарен и в знак благодарности делает ей подношение (в это время вошли люди и на подносе поднесли ей миллион рублей золотом). После этого он снова ее благодарил и просил его оставить, так как он больше не желает, чтобы она была с ним. Из этих поступков видно, что он совсем от этой роскоши рехнулся".
А для государства результат был такой: "Последствием потворства хищным инстинктам концессионеров были громадные жертвы, которые правительство должно было нести, доходившие до 60 миллионов ежегодно (к концу 70-х годов); эти суммы, выплачивающиеся из средств государственного бюджета, т. е. за счет плательщиков налогов, записывались долгом за железнодорожными обществами; но долги эти по своей громадности были безнадежны, и при последовавшем в 80-х и 90-х годах взятии в казну частных дорог их просто приходилось списать со счетов. Как велики были эти долги за отдельными линиями, показывает пример Юго-Восточного Общества, образовавшегося в 1893 году из старых дорог Орловско-Грязской, Грязе-Царицынской и Козлово-Воронежско-Ростовской: их долг правительству по гарантии дохода составлял 180 миллионов рублей, что было более 100 тысяч рублей на версту протяжения дорог и более строительной стоимости дорог; как безнадежный, он был списан со счетов. Всего за частными обществами долгов по гарантии капиталов было не менее 1,5 миллиардов рублей".
Александр II отличился из всех царей. Это можно сказать абсолютно четко и ясно. Он умудрился... красть деньги у самого себя. На фига, спросит недоверчивый читатель? О, это восхитительная история.)))
Милютин (на минуточку - это военный министр при Александре II) пишет, что царь дал распоряжение министру путей сообщения сделать крупный заказ на подвижной состав заводам Мальцева «с тем чтобы последний обязывался подпиской выдавать ежегодно по столько-то тысяч рублей своей жене, приятельнице императрицы, неразлучной с нею и не живущей с мужем». И далее: "Остается только дивиться, как самодержавный повелитель 80 миллионов людей может до такой степени быть чуждым самым элементарным началам честности и бескорыстия. В то время как, с одной стороны, заботятся об установлении строжайшего контроля за каждой копейкой, когда с негодованием указывают на какого-нибудь бедного чиновника, обвиняемого или подозреваемого в обращении в свою пользу нескольких сотен или десятков казенных или чужих рублей, с другой стороны, с ведома высших властей и даже по высочайшей воле раздаются концессии на железные дороги фаворитам и фавориткам прямо для поправления их финансового положения, для того именно чтобы несколько миллионов досталось в виде барышей тем или другим личностям".
А откуда деньги на покрытие всего этого гуано, блин? А из крестьян. Самое смешное в том, что российский крестьянин, который (как нам рассказывали) тяжело жил при Николае I "Кровавом", "Палкине", платил во время царствования Николая платежей в казну и помещику совокупно МЕНЬШЕ В ДВА РАЗА, чем при Александре налоги плюс выкупные платежи. Вот реальный смысл реформы 1861 года. Профинансировать пьянки, гулянки, Ниццы, личные оркестры, и т.д. Я утверждал, утверждаю, и буду утверждать - именно при Александре II время было упущенно, и именно тогда Империя покатилась к революции безвозвратно.
И да, когда говорят, что реформа 1861 года была обусловлена тем, что царю было не на кого опереться. Из Нефедова: "За время Крымской войны было призвано 800-900 тысяч рекрутов, примерно десятая часть взрослого мужского населения. Взятие крепостного в рекруты означало его освобождение, и рекрутские наборы вызывали недовольство помещиков. Правительство пыталось решить проблему путем призыва крестьян в ополчение; ополченцы должны были после войны вернуться к своим помещикам. Но призыв в ополчение спровоцировал массовые крестьянские волнения: весной и летом 1854 года десятки тысяч крестьян самовольно двинулись на призывные пункты, требуя, чтобы их записали в ополчение или в казаки и дали свободу. В 10 губерниях произошли массовые беспорядки, для усмирения которых пришлось использовать войска. Весной и летом 1855 года такие же волнения имели место в 6 губерниях. В южных уездах крестьянское движение приняло иной характер: крестьяне, собираясь огромными толпами, двигались в Крым, где, по слухам, «англо-французы дали волю»."
Вот явная и прямая опора - пользуясь тем, что идет война, формируй из этих крестьян войска, меняй весь Питерский гарнизон, и делай что хочешь. Кто пикнет,когда тебя поддерживают штыками до 1 миллиона солдат, преданных лично тебе (ибо от тебя зависит их освобождение)?
Но это была бы не Россия тогда. Хотя смешно, Турция смогла. Махмуд II сформировал лично верные себе полки, и просто расстрелял янычар картечью. Без всяких сантиментов.
0Zichi_SpekVBolMoTeat.jpg

Via

Saygo

Ибо не раз слышал мнение - мол, введи в Питере карточки в январе 1917-го - революции бы не было. Самый простой пример - Временное правительство их ввело. Вот результат:

Быстро ухудшалось и продовольственное обеспечение населения. Нормы выдачи хлеба, крупы, сахара, масла, молока периодически уменьшались. Используя продовольственный кризис, торговцы повышали цены. К августу они увеличились в 5-6 раз. Серьезной угрозой для снабжения населения продовольственными товарами стала спекуляция и расхитительство. По результатам проверки Центральной продовольственной управы выявилось, что за август было выдано 3 миллиона карточек при численности населеняи Петрограда в 2,5 миллиона человек. Центральная продовольственная управа пыталась вести борьбу со спекулянтами своим силами. Организовывались заставы вокруг города, проводилась ежемесячная перепись продуктов, устанавливались твердые цены, но все эти меры не приводили к сколько-нибудь существенным результатам. Неудачными оказались и попытки управы самостоятельно производить заготовку продуктов на местах.

Санкт-Петербургская городская Дума. 1864-1917. СПб., 2010. С. 322-323.

Via

Saygo

Внутри партий влияния сторонников отдельных кланов смешиваются со спецификой отдельных провинций или городов, с неудовлетворенными индивидуальными или групповыми амбициями, и все они непрерывно подпитываются экономическим и социальным кризисом. Этот кризис имеет множество аспектов: хаос в денежном обращении, рост цен, налоговая политика, спекуляции. Наряду с войной и связанными с нею опустошениями, кризис усиливает социальные потрясения. И, наконец, каждую из этих партий поддерживают иностранные державы, поставляющие людей и деньги и стимулирующие тем самым продолжение войны.

Via

Saygo

В прошлой части мы с вами говорили о военных кораблях. А как дело обстояло на гражданских судах?
Наверное главным отличием, вытекающим из специфики коммерческого судна была малая команда. В среднем команда составляла (исключение тут составляли только каперы, "ост-индийцы" и невольничьи суда) от 10 до 30 человек на судах от 150 до 300 тонн. Грубо говоря, на 10 тонн водоизмещения требовался один человек - это правило сохранялось почти весь XVIII век. Еще раз, это не касается тех исключений, которые уже упомянуты, и некоторых типов промысловых судов (например, китобои). Именно поэтому экономии места как такового не было - слишком большое пространство в пересчете на человека. Поэтому главной пищей торговых моряков была не солонина, а свежее мясо. Телята, свиньи, утки, гуси, куры, индейки, овцы, и т.д. Естественно, что в дальнем переходе скот и птица имели свойство помирать, поэтому на борт брали избыточное количество. Солонина открывалась только тогда, когда со свежим мясом усё, кончилось.
Кормили живность тем же, чем и моряков - кукуруза, бобы, горох, чечевица, и т.д., что очень сильно обижало матросов. Ну правда в конце концов они жрали поросенка Борьку, а не поросенок Борька жрал их, так что это была конечная справедливость.
Кроме того, моряки могли питаться и перевозимыми или заготавливаемыми товарами. Например кукурузой. Или треской. Или сельдью. Или лепешками из муки. И т.д. Естественно, это делалось за счет экипажа, ибо если в военном флоте питание оплачивалось государством, то в частных компаниях - все покупалось за свои. Многие торговцы очень жестко играли на этом - например, перед окончанием лова (или вообще - приодически во время лова) к тресковой флотилии присылалось два корабля, переполненных бухлом, которые предлагали матросам "достойно отметить" окончание работ. Народ бухал, веселился, потом приходил в порт, и... получал гораздо меньшие суммы, чем рассчитывал. Ибо говорилось, что выпито было на такую-то сумму, из вашего жалования вычли стоимость бухла, причем иногда по гораздо более крутой цене, чем оно стоило на берегу. Эксклюзив же (я вообще не понимаю, почему такие туры нынешние туристические компании не проводят, вот где заработок).
Некоторые посылали транспорты снабжения с одеждой и инвентарем, стоимость этих товаров тоже вычиталась из зарплаты. Так что можно было не только остаться с голым нулем, а еще и уйти в минус, то есть попасть в долговую кабалу.
Кстати, для многих моряков рыболовного флота прессинг в случае войны был спасением - в случае их забора на военный корабль и принятия на службу их долги перед торговцами обнулялись. А если кто-то из коммерсантов это оспаривал - офицеры вплоть до капитана корабля могли поддержать матроса в суде как своим авторитетом, так и своими связями, поэтому после нескольких неудачных попыток коммерсанты просто перестали судиться с военными. Перед войной или сразу после ее начала торговцы по возможности сразу же выплачивали все свои задолженности матросам, и часть кораблей убирали из морей. Понятно для чего - чтобы матросы не пошли добровольцами в военный флот.
По поводу рабов я уже говорил, но возник вопрос - а как, например, негров-мусульман заставляли есть то, что дают? А делали очень просто. Избивали всем экипажем до тех пор, пока он либо не начнет жрать, ну либо не уйдет непокоренным в мир иной. Ибо это сволочина, которая отказывается жрать - он ведь на святое замахивается, на прибыль. А люди ради этого в море и вышли.
Иногда, для экономии на команде, торговцы предписывали в море капитанам сократить рационы. Скажем, около своих вод вы получали 5 фунтов сухарей в день, а в море - только 3. Рыпнись - полетишь в море, несчастный случай. Не говоря уж о том, что службы качества как таковой на коммерческих линиях не существовало (исключение - корабли ОИК), и вполне могли продать испорченное масло, или протухшую солонину. Повезет - выживешь. Не повезет - сдохнешь, не проблема.
У матросов дальних плаваний были и свои возможности для приработка. Это китовый ус, черепашьи панцири, экзотические птицы или животные, которых он мог выгодно продать по возвращении домой. На безлюдных островах Тихого океана практиковался (чаще всего испанцами) выпуск на них коз, птицы, и свиней. Без участия человека они размножались, и в результате острова эти служили источником пополнения продовольствия для кораблей.

573e7b436b857cd2621f827075d13645.jpg

Via

Saygo

В британском флоте всю его сознательную эпоху сухари называли именно бисквитами (biskuit, bisket), английский термин hardtack изобретен в 19 веке.
Британские сухари никогда не прокаливались более одного раза, в отличие, к примеру, от французских, которые прокаливались два раза, поэтому если англичанам удавалось их захватить - они шли на ура и считались более лучшими и долговечными, нежели английские. Что уж говорить о русских, которые прокаливались ТРИ раза.
Некоторые британские подрядчики, пытаясь обмануть Адмиралтейство, выпекали сухари не из просто смеси воды и пшеничной муки, а пытались добавлять в муку конский навоз, рожь, ячмень или горох. Но проблема таких сухарей была видна невооруженным взглядом - они тупо крошились. Поэтому чаще всего таких товарищей ловили за руку сразу. Известна одна крупная такая поставка, прошедшая на флот - некачественные сухари были поставлены на эскадру Джона Невилла, уходившую в Вест-Индию, в погоню за бароном де Пуанти. В результате на эскадре довольно много народу погибло от отравления.
До времен Пипса в Роял Неви потребляли исключительно говядину, как писал современник: "свинину наши матросы ненавидели почти как мусульмане". Однако Пипс смог соблазнить вкусы матросов - помог тот самый знаменитый окорок - еда, от которой сэйлоры были без ума. Тем не менее в рационе на неделю свинины матросу выдавалось 2 фунта, против 4 фунтов говядины.
И опять-таки - ушлые купцы. Пытаясь увеличить свою прибыль, британские коммерсанты начали поставлять бочки с мясом, содержащим кости, голени, языки, щеки, сердце и т.д. Это вызвало очень интересный резонанс - разозленный Пипс фактически отказался закупать в Англии и Уэльсе говядину, и основным поставщиком говядины почти на век стала Ирландия. А вот свинина шла из Хэмпшира, Мидлэнса, Херефордшира, и т.д., то есть из Англии.
Фермеры обычно приводили живность на убой поздней осенью - по одной простой причине: веса за лето нагуляла, значит есть возможность получить больше денег. Далее мясники забивали и разделывали туши, и начиналась заготовка мяса. Сначала мясо, неважно какое - свинину или говядину, натирали белой солью и оставляли на 5 дней. Задача этой части процесса - убрать излишнюю кровь.
Потом мясо промывали, и укладывали в бочки слоями - мясо-соль-лавровый лист. Полностью уложенную бочку заливали свежим рассолом, готовили на глазок, так, чтобы свежее куриное яйцо плавало в растворе соли: на 100 фунтов мяса использовали 4,5 галлона белой соли и 1,25 галлона рассола.
Основной крупой в походе был горох. Опять-таки, выбран он был Пипсом неслучайно. Дело в том, что если английские производители начинали борзеть - горох (в отличие от той же овсянки) купить что в Ирландии, что у соседей в Европе было беспроблемно. Но - об этом мало кто знает - горох поставлялся на фот двух типов. Первый - всем известный зеленый. Он вкусный, полезный, но - дольше готовится и менее клейкий. Поэтому до середины 18 века основным типом гороха на флоте был желтый - который быстро разваривается, и из него получаются отличные пудинги.
Рыба. Согласно Пипсу на флот поставляли три основных вида рыбы. Треска (во флоте ее называли Абердин, по месту лова) - для тех, кто уходит в дальние плавания. Хек (Poor John, бедный Джон) - для плаваний на средние расстояния. Селедка - для плаваний на небольшие расстояния. Первые два типа рыбы - вяленые, третий тип - в рассоле.
Попытки внедрить овсянку не получились как по экономическим соображениям (я говорил о них чуть выше), так и потому, что у моряков существовало поверье - овсянка провоцирует цингу. Ее тупо отказывались есть. Поэтому в 1731 году ее даже вообще убрали из рациона, правда позже вернули.
Пиво, по которому было столько споров. Это напиток крепостью от 1 до 3 градусов, по сути водица. Выделялся галлон пива в день. Самой паршивой новостью на борту было: "Парни, пиво закончилось, придется пить воду". Главная наверное особенность поставок пива в Роял Неви - оно должно поставляться только В НОВЫХ бочках. Торговцев, которое это нарушали, ВЕШАЛИ.
Во время походов в южные страны пиво заменялось разбавленным алкоголем - две пинты вина на шесть пинт воды. Вино было выбрано естественно Мадера, хотя оно и было крепче своих "братьев по оружию" - 22% крепости. Главным было то, что оно лучше всего сохраняется при жаре, и не скисает.
Ром - мечта снабженцев. Крепкая сволочь, места требует мало, а разбавить им воды можно гораздо больше - мечта. Ром в Роял Неви обязательно закупали двойной перегонки (60-70 градусов), при этом его качество проверяли просто - кучку пороха пропитывали ромом. Если порох после этого вспыхивал при подожжении - ром хорош. Если слабо горел или не зажигался - ром плохой.
Овощи в рацион не вошли. Один из капитанов времен Пипса, сэр Джон Нарборо, решил заставить питаться своих людей на борту морковью, репой, капустой, но кончилось все бунтом на корабле, и побоищем с полицией (дело было в порту). Решение было найдено в 1757 году - в наставлении баталерам флота рекомендуется: "При варке похлебки со свежим или соленым мясом обязательно добавлять туда корнеплоды и овощи - капуста, лук, репа, морковь, сельдерей и ревень". Правда картофель скоро убрали - о ботулизме еще не знали, но видели, что в условиях трюмов он часто прорастает, зеленеет или чернеет, и т.д. Поэтому решили здраво - ну его на фиг.

large.jpg

Классная карикатура - "Весы правосудия".

Via

Saygo

В целом в этот период ГП РАК выступало против поисков и добычи золота в Русской Америке. Директора компании следующим образом аргументировали свою позицию в этом вопросе: 1) прииски золота вызовут приток авантюристов всех мастей, что повлечет за собой дополнительные расходы колониальной администрации и чревато выходом ситуации из-под контроля; 2) старатели распугают пушного зверя — основной источник богатств компании, да к тому же «развратят» местных туземцев; 3) земли, богатые полезными ископаемыми, могут быть изъяты у компании и переданы в казну.

Архив русского географического общества. Разр. 99. On. 1. Д. 101. Л. 17 об.

Я так понимаю, первые два пункта можно смело игнорировать. Главный пункт - это третий. Если учесть, что в 1851 году на Кенае уже были найдены золотоносные руды, и всем стало понятно, что золото на Аляске есть.
Самое смешное, что к 1867 году уже был пример Британской Колумбии, где английская администрация приняла американских старателей, и никто провинцию в Америку не забрал.

Via

Saygo

Из Нефедова:

"В 1792 году, во время войны Франции с Австрией и Пруссией, военные расходы финансировались за счет эмиссии ассигнаций, стоимость которых быстро падала. Уже в ноябре 1792 года Сен-Жюст говорил, что «система торговли зерном опрокинута неумеренной эмиссией денежных знаков» и предупреждал о грядущих восстаниях[24]. К февралю 1793 года стоимость ассигната упала до 50% номинала, и 24-26 февраля по Парижу прокатилась первая – чисто стихийная - волна голодных бунтов. Напуганное правительство ввело максимальные цены на зерно, но максимум не соблюдался. Воспользовавшись создавшимся положением, якобинцы сумели превратить стихийное экономическое движение в политическое и объединили лозунги твердой цены на хлеб, изгнания из Конвента жирондистских депутатов, ареста подозрительных и др. Организованное якобинцами вооруженное выступление национальной гвардии 31 мая – 2 июня одержало победу, Робеспьер пришел к власти, но продовольственное положение не улучшалось. 4 сентября вспыхнул новый – снова стихийный – голодный бунт, и Конвент был вынужден объявить «всеобщий максимум», то есть максимальные цены на все товары. Затем последовало введение продразверстки с конфискацией всех излишков по твердым ценам и частичная национализация экономики; сопротивление недовольных было подавлено с помощью «революционного террора»[25]."

Via

Sign in to follow this  
Followers 0