Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,373
  • comments
    8
  • views
    200,733

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
       По старой памяти решил перечитать старые выпуски "Морской коллекции", посвященные кораблям русско-японской войны. И вот читаю оценку проекта "Варяга" (МК 3/2003) и там такие слова есть:
      "Самый главный минус и "Варяга", и "Аскольда" заключался в порочности самой концепции бронепалубных крейсеров водоизмещением в 6000 т.".
      Так в чем же заключалась эта порочность "Варяга", "Аскольда" или "Богатыря" с компанией, по мнению автора, В.И. Катаева (кстати, не только его одного)? А в том, что "Япония, готовясь к войне, благоразумно сделала ставку на гораздо более дешевые 3000-тонные корабли, а сэкономленные средства вложила в создание броненосных крейсеров с 203-мм артиллерией", тогда как "Россия продолжала тратить деньги на "истребители торговли", призванные действовать в одиночку на океанских коммуникациях". Как результат, считает уважаемый исследователь, "отечественный флот пополнился целой серией больших, красивых, но, увы, практически бесполезных кораблей".

7744294_1000




      Написано красиво, хлестко, убедительно. Все, как говорится, так, но есть нюансы, о которых почему-то критики этих проектов (неважно, о ком идет речь - о Варяге" ли, "Аскольде" или "Богатыре"). Изначально - о каких кораблях шла речь? Откроем выпуск, посвященный крейсеру "Олег" и посмотрим что, там по этому поводу пишет В.В. Хромов:
      "Бронепалубные крейсера 1 ранга типа "Богатырь" создавались для разведывательно-посыльной службы при эскадре броненосцев и охраны их от миноносцев", при этом "не исключалось и использование кораблей на торговых путях".
      Т.е., изначально проектировались и строились корабли эскадренные, а функция "истребителя торговли" для них была вспомогательная, второстепенная. Что дальше:
      "Была сделана попытка создать универсальный корабль, более сильный и быстроходный, чем аналогичный японский крейсер".
      Кстати, по поводу эксперимента- ведь броненосный крейсер "Баян" по сути, тоже эскадренный разведчик ("крейсера должны будут нести разведочную службу при эскадре, не переставая в тоже время быть боевыми судами"), отличаясь от 6000-тонников увеличенным водоизмещением (для тог, чтобы стало возможным установить броневой пояс по ватерлинии) и едва ли более серьезным вооружением (далеко не факт, что 2 203-мм орудия и 8 6-дюймовок лучше, чем 12 152-мм орудий). Однако рост водоизмещения привел и к росту стоимости корабля, и, в таком случае, возникал вполне закономерный вопрос - стоит ли строить и дальше столь узкоспециализированный и дорогой корабль, если он все равно не может быть полноценным участником боевой линии? Отказ от серийной постройки "баянов" накануне русско-японской войны выглядит вполне логичным и обоснованным, если принять во внимание, что русское морское министерство и адмиралы, поэкспериментировав с проектами эскадренных разведчиков, пришли к выводу, что для дальней разведки оптимален тип "Богатыря", а для ближней разведки и лидирования миноносцев и всяких посылок вполне подойдет улучшенный "Новик". И где здесь, в эти расчеты, закралась ошибка?
      Подведем итог. Негативная оценка 6000-тонников связана, на мой взгляд, связана, во-первых, с тем, что эти крейсера не смогли в полной мере реализовать свой высокий боевой потенциал. В самом деле, где и когда тот же "Варяг" или "Богатырь" (да и любой крейсер этого тип) мог продемонстрировать а полной мере те характеристики и возможности, которые были заложены в проект? "Богатырь" всю войну простоял в доке, "Варяг" был затоплен после первого же боя, который он провел в условиях, для которых он не был готов ни под каким видом (впрочем, ни один крейсер - тот же "Баян", оказавшись в Чемульпо, вряд ли показал бы себя лучше, чем "Варяг"). Олег" и "Аскольд" неплохо показали себя в сражении в Желтом море и при Цусиме, но в целом пассивная стратегия и тактика, выбранная русским командованием не позволила им раскрыться в большей степени. Так что или кто виноват в том, что 6000-тонники оказались не в то время и не в том месте? Корабли или же адмиралы? На мой взгляд, тут проблема в консерватории, а не в инструментах.
      Во-вторых, ставка на качественное превосходство 6000-тонников над японскими аналогами (подчеркну - именно аналогами, японскими эскадренными разведчиками) вполне себя оправдала - ни один японский бронепалубный (protected) крейсер не мог сравниться в русскими. Последние превосходили своих визави по всем параметрам и, что самое главное, обладали большей мореходностью (а для крейсера это одно из главнейших достоинств). А большая мореходность позволяла русским кораблям и держать более высокую скорость (не ту, которая была показана в тепличных условиях на сдаточных испытаниях, а реальную), и сохранять большую боеспособность в бурном море, будучи способными использовать свою артиллерию тогда, когда японские крейсера испытывали бы проблемы с этим при сильном волнении. И именно в такого рода разведывательных поисках русский 6000-тонник мог и нагнать и справиться с японцем, а, в случае необходимости, легко уйти от более тяжелого противника - той же "Асамы" и прочих "асамоидов" (которые, кстати говоря, были скорее броненосцами 2-го класса, нежели чистыми крейсерами - для последних "асамоиды" были недостаточно мореходны и имели малую скорость - подчеркну, не ту, которую они показали на испытаниях, а реальную).
      В-третьих. 6000-тонники хороши были и как защитники эскадренных броненосцев от атак неприятельских минных судов - мощная и скорострельная артиллерия 6000-тонников без проблем остановила бы атаку любых японских миноносцев и контрминоносцев.
      И, само собой, 6000-тонники можно было использовать и на торговых коммуникациях - опять же, мощное вооружение гарантировало быстрое уничтожение торговых судов, а в сочетании с хорошей мореходностью и высокой реальной скоростью позволяло им нагнать более слабого противника и уничтожить его, и уйти от более сильного, но тихоходного.
      Итак, подведем итог. В рамках той доктрины, которой придерживалось русское командование, 6000-тонники были вполне удачными кораблями. Россия не имела финансовых и промышленных возможностей строить много специализированных крейсеров и для эскадренной службы, и для действий на коммуникациях (а никто в начале ХХ в. необходимость противостоять Британии на море не отменял - другой вопрос, насколько действенной и эффективной могла бы оказаться крейсерская война). Ограниченные возможности диктовали необходимость создания кораблей, универсальных по своей сути, и такие корабли были созданы. И не их вина, кто характер войны на море в 1904-1905 гг. не позволил им раскрыться в полной мере. Негативная же оценка самого типа 6000-тонного эскадренного разведчика/истребителя торговли обусловлена, с одной стороны, послезнанием, а, с другой стороны, стремительным развитием военно-морских технологий в начале ХХ в. Вообще, после появления "Дредноута" на старом викторианском флоте можно было поставить крест - любой корабль с поршневыми машинами и разнокалиберной артиллерией ГК безнадежно устарел. А это, напомню, 1906 г. С этого момента 6000-тонники могли быть использованы лишь на второстепенным ТВД или как учебные корабли, стационеры и т.п.


Via

Saygo
       оставляют эти слова Н.К. Михайловского о наших историках и нашем герое:

nikolay_konstantinovich_mikhaylovskiy_0


       "Наша литература об Иване Грозном представляет иногда удивительные курьезы. Солидные историки, отличающиеся в других случаях чрезвычайною осмотрительностью, на этом пункте делают смелые и решительные выводы, не только не справляясь с фактами, им самим хорошо извtстными, а, как мы видели, даже прямо вопреки им; умные, богатые знанием и опытом люди вступают в открытое противоречие с самыми элементарными показаниями здравого смысла; люди, привыкшие обращаться с исторически документами, видят в памятниках то, чего там днем с огнем найти нельзя, и отрицают то, что явственно прописано черными буквами по белому полю...".

       С одной стороны, все как будто верно и правильно, и фигура Tyrann'a - это своего рода квадратура круга для нашей историографии, проблема неразрешенная и неразрешимая (во всяком случае, как мне представляется, до тех пор, пока в нашей историографии будет по прежнему, как и 100,и 150,и 200 лет назад господствовать "тираноборческий" и "либеральный" "дискурс", накладывающий определенный отпечаток и определенные обязательства на его адептов). А с другой стороны - насколько оправдана эта гневная филиппика, если принять во внимание, что сами по себе источники по Ивану (не о его эпохе, а о его личности) сами по себе, хоть и написаны черными буквами по белому полю, на самом деле зачастую только затемняют дело, нежели проливают свет на него. И если подходить к источникам сугубо потребительски, как к колодцу фактов, откуда их можно черпать невозбранно в нужном объеме и применять по назначению без предварительной "кулинарной" обработки, "сырыми" (этакое историческое сыроядство), то и выводы получаются соответствующие, ибо иванописатели той поры описывали не реального первого русского царя, а некий образ идеального Tyrann'a, прозванного за свою свирепость Васильевичем. Но эти оценки хорошо вписываются в "дискурс", а, значит, они и вне подозрений. В общем,




Via

Saygo
       На этот раз относительно Российской империи. События, которые произошли в 1895-1897 гг., повернули ход ее истории на дорогу которая в конечном итоге привела ее к краху в 1917 г.
      Почему? Главнейшие события, случившиеся в эти годы - "стояние" в Чифу, очередное обострение вопроса о черноморских проливах, заключение союза и соглашения с Китаем и оккупация Порт-Артура. Нетрудно заметить, что дальневосточный поворот наметился в эти годы более чем четко. При этом крайне неуклюжие и непродуманные действия русской дипломатии немало поспособствовали тому, что Россия приобрела себе на Дальнем Востоке даже не одного, а сразу двух врагов - не только Японию, но еще и Китай, который был кинут Николаем II в 1897 г.

11930634_original


      Ввязавшись в противостояние с Японией на Дальнем Востоке (за ради чего - из-за Кореи? Так об этом надо было раньше думать), рассорившись с Китаем и сохраняя напряженные отношения с Британией, Петербург, по существу, сыграл на руку Берлину и, удалившись от европейских дел (и тем более от Босфора), способствовал охлаждению русско-французских отношений (которые наметились еще в период турецкого кризиса - Париж намекнул, что он не будет оказывать Петербургу серьезной поддержки в случае, если возникнет конфликт из-за проливов) и, соответственно, способствовал сближению Парижа с Лондоном (тем самым разрывая тесную связь между Петербургом и Францией, в которой Россия играла по отношению ко Франции роль доминирующего партнера - Париж больше нуждался в русской поддержке на случай конфликта с Германией, чем Петербург). Кузен Вилли только радовался тому, что Николай решил примерить на себя мундир "адмирала Тихого океана" - о таком подарке он не мог и мечтать.
      А потом было восстание боксеров, оккупация Маньчжурии, "желтороссийский проект" и катастрофа 1904-1905 гг., которой можно было бы избежать и не допустить дальнейшего скатывания по наклонной.
      И в довесок - по флоту. Если до этого Россия готовилась к крейсерском войне с Британией (и создавала соответствующий крейсерский флот - давно и упорно), к оборонительной войне на Балтике (создавая соответствующий броненосный флот именно для действий на Балтике против кайзеровского флота), а на Черном море ориентир был еще более четким и недвусмысленным - Босфор (а в перспективе, быть может, и Дарданеллы), то теперь ситуация резко поменялась. Нужен был новый флот, нацеленный конкретно на Дальневосточный театр военных действий, причем если японцы были у себя дома то нам нужно было перегонять корабли через весь мировой океан к черту на кулички, причем там, на этих куличках, не было соответствующей инфраструктуры, ремонтной базы и прочего необходимого для успешных действий флота против японцев.
      И ведь это еще не все - концептуально русский флот не был готов к войне на Тихом океане. Ни война крейсерская, ни война на Балтике не были похожи на предстоящую войну здесь, на Дальнем Востоке. Кстати, напрашивается предположение, что одним из мотивов принятия на вооружение облегченных снарядов в начале 90-х гг. как раз и было обусловлено в том числе и специфическими условиями боевых действий на Балтике - туманы плохая видимость и пр. непогодие, часто здесь бывающие и мешающие вести прицельную стрельбу на большие расстояния. А общий итог вполне очевиден. С падением Порт-Артура и гибелью 1-й Тихоокеанской эскадры война море была проиграна, и на что рассчитывал император, посылая 2-ю эскадру к Цусиме после того, как было получено это известие, а затем новость о поражении про Мукденом, если рассуждать логически - совершенно непонятно. "Не за то отец бил, что проиграл, а за то, что отыгрывался..."?


Via

Saygo
       Эпиграфом к книге Ч. Гальперина о Иване Грозном

p4GVFJPRkSIu8Xk6J1NZfGxzPeJ2Laqi


      служит любопытное выражение:
      
Each man is three men:
      who he thinks he is,
      who others think he is,
      and who he really is...


      Думаю, что в переводе они не нуждаются - и так все предельно прозрачно и ясно. В нашем случае есть три Ивана (а не два, как у душки Карамзина) - Иван такой, каким он предстает перед нами из его посланий; другой Иван - тот самый Terrible, нарисованный "интуристами" и князинькой-бегуном (догадываетесь, о ком это я?); ну и третий Иван - это реальный Иван, какой он был на самом деле (а вот про этого Ивана никто толком так и не знает и не понимает, кто он и каков он, до сих пор, впрочем, тоже самое можно сказать и о первом Иване - их обоих заслонил собой образ кровавого Tyrann'a. Удобный, кстати, персонаж - на него все свалить можно, и он все вынесет и не станет возражать, потому что покойник).


Via

Saygo
       Что первично, а что вторично на войне - к вопросу о военной логистике:



      Кстати, очень своеобразный и неординарный фильм. И белые всякие есть, и красные - не рыцари без страха и упрека сплошь и рядом.


Via

Saygo
       И не только в Техасе. Как такая зимняя новость в тему:

Исследователи обнаружили в якутской вечной мерзлоте тушу молодого шерстистого носорога возрастом 20000–50000 лет с отлично сохранившейся шерстью и мягкими тканями. Как показал предварительный анализ, зверь дожил до трех-четырех лет, после чего утонул

      Шерстистый носорог на пару с белым носорогом - для сравнения:

Woolly-rhinoceros-and-white-rhinoceros-738x591


      А это то, что обнаружили в Якутии:

2f6c19052e845213c1a1fa3792637984


      В общем,




Via

Saygo
       Хорошая новость - завершился очередной проект, и благополучно:

2837420_detail


      Эта версия истории Ливонской войны 1558-1561 гг. одновременно и та, и не та. Да, это снова история той самой Ливонской войны Terribl'я, но она отличается от предыдущего варианта. Та, первая история этого конфликта представляет собой сокращенный вариант исходной рукописи, которую пришлось кое-где урезать и упростить. Эта история - более полный вариант исходного текста (хотя тоже несколько упрощенный). В него вошли доработанные и подредактированные тексты, прежде публиковавшиеся на Warspot'e, так что это, можно сказать, двоюродный брат, кузен, предыдущего рассказа 18-го года, с новыми главами и сюжетами. В общем, прошу любить и жаловать!
      P.S. 8-я по счету книжка, если не считать двух. опубликованных в Польше.
      P.P.S. Книга уже есть в продаже в "Читай-городе" и в "Лабиринте". Считайте это рекламным постом!


Via

Saygo
       А вот любопытно было бы посмотреть, что произошло бы в том случае, если бы (черт, ну вот никуда от этой частицы "бы" не деться), случись такое вот происшествие, королем Речи Посполитой в 1573 или 1576 гг. вместо Генриха Валуа (впрочем, а его можно было и оставить! Хороший король для Речи Посполитой) или Стефана Батория сейм избрал эрцгерцога Эрнста Максимилиановича Габсбургова:

274px-Martino_Rota_002


      Tyrann с Империей был в неплохих отношениях, и имперский принц на польском троне выглядел очень неплохо - во всяком случае, можно предположить, что и Полоцк остался бы за Москвой, и Нарва с Дерптом, и "королевство" Ливонское во главе с Магнусом - тоже. Московской (или Баториевой) войны, вероятнее всего, удалось бы избежать, а с Крымом воевать так или иначе все равно пришлось бы, только теперь у Москвы был бы в этом вопросе неплохой союзник, к тому же немало заинтересованный в том, чтобы с турками схлестнуться из-за Венгрии. Ситуация конца века XVII в. была отзеркалена на сто лет раньше, только на Крым ходили бы воеводы Ивана Грозного по разведанному Матвеем Ржевским пути (и Речь Посполитая не мешала бы этим походам, как было при Сигизмунде II). Чем не сюжет для альтернативки?


Via

Saygo
       Какие ассоциации возникнут у вас, если вы прочтете вот такой вот заголовок:
       Меч Ивана Грозного найден в Новосибирской области?

       А потом вы увидите вот такую картинку:



148545088_3899453133473649_7121805779951128099_o




       А после всего этого, пройдя по ссылке, узнаете, отчего весь сыр-бор разгорелся...


Via

Saygo
       Любопытный момент - а ведь по всему выходит, что 1904-1905 гг. - это та самая точка невозврата, время радикального переформатирования мира, после которого возврата к прежнему уже не было - все, что происходило в последующее десятилетие, до начала Мировой войны - это реально декаданс и медленное умирание Belle Époque.
      В самом деле, если посудить. До начала русско-японской войны мир держался на двух китах - противостоянии двух блоков, русско-французского и Тройственного согласия, с одной стороны, а с другой - "блестящей изоляции" британцев, которые свысока взирали на возню этих континентальных держав, полагая себя (и не без оснований) центром мироздания. При этом Британия сохраняла и свободу рук, и достаточную мощь для того, чтобы позволить себе роскошь быть арбитром.
      Однако ситуация медленно изменялась с конца XIX в., и наиболее примечательным признаком этой перемены я бы назвал принятие германцами "теории риска" Тирпица и ввязывание Германии в морскую гонку вооружений. Поражение России в русско-японской войне и последовавшая за этим Первая русская революция не просто выбила Россию из числа великих держав, не просто показала ее уязвимость как "колосса на глиняных ногах", но и самым радикальным образом нарушила определенное равновесие сил в Европе (а, значит, и во всем мире). Франция, понимая, что на Россию полагаться нельзя, пошла на сближение с Британией (и родилась на свет пресловутая Антанта), в самой Британии решили форсировать гонку морских вооружений (спасибо Джеки Фишеру и его "Дредноуту"), а вот в Берлине намеков не поняли. Там не смогли сориентироваться и, вместо того, чтобы сделать ставку на восстановление прежних теплых отношений с Петербургом (впрочем, попытка была, но по тевтонски неуклюжая) и возрождение "Союза трех императоров" (Бисмарк бы такого шанса не упустил, но он умер, а его преемники иного названия, как последыши, и не заслуживают), продолжили прежний курс, добавив к этому и дополнительное обострение отношений с Лондоном - решив предстать перед миром в сверкающей броне, "кузен Вилли" на пару с Тирпицем решил вложиться по полной в "новый маринизм".
      В итоге отколоть Россию от теперь уже британско-французского альянса не удалось, приструнить австрийский хвост, который вертел немецкой собакой, не удалось (да и возможно ли это было в условиях, когда иной альтернативы, как поддерживать тесный союз с Веной, после провала на русском фронте, уже и не оставалось). А ведь всего-то требовалось не так уж и много, но "жадность фраера сгубила" (с), и в итоге летом 14-го Берлину не оставалось ничего иного, как плестись в хвосте событий и расхлебывать кашу, круто заваренную младшим партнером (впрочем, Россия сама оказалась не в лучшем положении, ибо не поддержать Сербию она не могла, а сербы непонятно на что рассчитывали, провоцируя Вену на обострение отношений). А результат хорошо известен. Вспомним немодного ныне классика:
      "Для Пруссии - Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размера, невиданной силы. От восьми до десяти миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом всю Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, - сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное острой нуждой, безнадежная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите; все это кончается всеобщим банкротством; крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, - крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны..."
      Печальный итог бестолковой и неуклюжей, подобной поведению слона в посудной лавке, германской политики после Бисмарка. В Берлине лежал ключ к ящику Пандоры, и от немецкой правящей элиты зависело, открывать этот ящик или же нет. И они открыли его, будучи уверенны, что раз уж Deutschland uber alles и etwas kolossal, то ей море по колено и "Viel Feinde, Viel Ehre!". Однако ошибочка вышла...

september-1915-3



Via

Saygo
       Вот как по мне, так это сумрачный пресловутый тевтонский гений затыкает за пояс одной левой легко:

Корабли времен Гражданской войны в США, 1861-1864 гг.

       Вот, к примеру, один такой сумрачный корабль:

2843255_1000


       А там, по ссылке, их таких много - кто помнит старый добрый "Моделист-Конструктор" начала 80-х и его "Морскую коллекцию", где речь шла о всяких канонерках, мониторах и прочих судах береговой обороны, тот непременно вспомнит старое доброе время и пустит скупую мужскую слезу по небритой щеке! А тевтоны курят нервно в сторонке...


Via

Saygo
и даже собственные птерозавры - тоже. Пусть и ископаемые:

      В конце мелового периода на месте волжских степей располагалось мелкое море. Здесь обитали животные, поразительно похожие на хорошо изученную американскую фауну: такие же мозазавры, морские черепахи, птицы. Новые находки увеличили этот список: оказалось, что в Поволжье водились и птерозавры из семейства птеранодонтид, яркой отличительной особенностью которых являются крупные гребни на голове. Ранее представителей птеранодонтид находили в основном в Северной Америке

large_pteranodontid_pterosaur_1_703



Via

Saygo
       Глядя на этого бравого военного, кто бы мог подумать, что пройдет несколько лет, и все переменится самым радикальным образом.

1521 г.


      Нечто подобное (только по другой причине) случилось и с этим персонажем - только несколько позже и на другом конце Европы

1538



Via

Saygo
       Ради любопытства посчитал - согласно летописям, природные аномалии в 7048, 7050, 7051, 7052, 7056, 7057, 7058, 7059, 7062, 7065, 7069, 7071, 7072, 7074 гг. приводили к неурожаям, хлебной дороговизне и голодовкам или повсеместно, ли на части территории Русского государства. Так что выходит, что великий голод 7076-7079 годов, совпавший по времени еще и с мором, вовсе не был чем-то экстраординарным и из ряда вон выходящим явлением, а всего лишь продолжил недобрую традицию. А традиция эта, судя по всему, была связана с тем, что как раз на это время приходится крайне неудачный (в смысле колебаний климата) период малого ледникового периода. Характеризуя климат России в это время, Е.П. Борисенков и В.М. Пасецкий отмечали, что большая часть XV в., от начала его до и до 80-х гг., были, пожалуй, едва ли не самым неблагоприятным периодом, ибо «он характеризовался большой неустойчивостью погоды и повышением частоты формирования климатических аномалий». При этом, указывали они, начало следующего, XVI, столетия ознаменовалось наступлением определенного потепления, пик которого пришелся на 1500 – 1540-й годы, а затем началось очередное похолодание, достигшее вершины в конце 60-х – 1-й пол. 70-х гг. XVI в. При этом, характеризуя погоду в России в XVI в., они указывали, что «наиболее благоприятными в климатическом отношении были первые два десятилетия», а вот с 1524 г. климат резко ухудшается и «на протяжении более 40 лет (1524-1570) редкий год на Руси не отмечается опасных метеорологических явлений». Само собой, в зоне рискованного земледелия, к которой относится практически вся территория России, голодовка, перерастающая временами в голод, становится неизбежной. А если к этому добавить еще и мор, то вот и катастрофа стучится в двери. И выход из нее затянется на годы, если не на десятилетия...

198551



Via

Saygo
ностальгия по старым добрым времена, поднял старые подшивки да и перечитал историю наших контр-миноносцев 1-й Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре.
      И вот ведь что любопытно - легкие силы под Порт-Артуром на протяжении все осады действовали достаточно активно - даже в самые мрачные и темные времена после неудачной попытки прорыва в июле 1904 г. Ни крейсера, ни тем более броненосцы такой активностью и близко похвастать не могли - все больше в гавани отстаивались на якоре, а вот миноносцы - нет. и до такой степени, что контрминоносцы (те, что не погибли в боях и вылазках) сносились чуть ли не до дыр. Они стали действительно расходным материалом войны. И тем не менее, вместе с действия владивостокского отряда крейсеров - это светлое пятно в истории русского флота в эту несчастную войну. Были и моряки, и корабли, и умение и желание воевать, но стая львов во главе с бараном...

00033247


      И тут напрашивается аналогия и действиями легких сил флота и "больших" кораблей в Отечественную - и здесь легкие силы флота действовали более активно и успешно, чем "большой" флот. Конечно, для "большого" флота после неудач первых месяцев войны особого простора для операций на открытых пространствах и не было - только на Северном Ледовитом еще можно было что-то сделать, но там, увы, и флота собственного как такового и не было, так флотилия. На Балтике КБФ фактически оказался заперт в самом восточном углу Маркизовой лужи и сделать ничего не мог даже и позднее из-за минной опасности. А ЧФ, складывается такое впечатление, погубило отсутствие более ил менее налаженной штабной службы (неумение планировать операции крупных сил флота) и непонимание - а зачем, собственно, нам нужен флот на этом ТВД? Отсюда и эти судороги типа набега на Констанцу в июне 41-го или несчастный рейд "Харькова" со товарищи к южному берегу Крыма осенью 1943 г. Этакий последний поход "Ямато" к Окинаве без "Ямато", бессмысленный и беспощадный. Туда же, в ту степь, можно записать, к примеру, и попытки вывести подводные лодки КБФ из Финского залива на немецкие коммуникации в 1943 г. В общем, печальная картина...

      

Via

Saygo

Via

Saygo
       Пока готовил своему шотландцу национальное шотландское блюдо ("Овсянка, сэр!"), размышлял о итогах "Странной войны" (цепочка - Мерс-эль-Кебир - "Катапульта" и пр.). Выходит, что немцы переиграли французов в первую очередь психологически. Соотношение сил на Западном фронте в мае 40-го отнюдь не было таким, что предвещало катастрофу, и даже сам по себе план "Диль" не мог к ней привести. Но вот воли сражаться (нет, не у рядовых солдат и офицеров - среди них до самого конца боев находились те, кто готов был драться с бошами) у французского военного и политического руководства не нашлось. Любопытно - ведь маршал Петен, герой Вердена и усмиритель бунтов 17-го года, на пару с Вейганом как будто и должны были заменить Гамелена, у которого руки опустились после майской катастрофы, однако они не стали продолжать сражаться. В схожей ситуации осенью 1870 г. Леон Гамбетта развил бурную деятельность и с совершенно негодными средствами на руках, не имея союзников, сумел оттянуть поражение на несколько месяцев. А здесь после майского разгрома французская элита (да и немалая часть населения) решили, что игра не стоит свеч и что лучше капитулировать, чем "we shall fight on the landing grounds, we shall fight in the fields and in the streets, we shall fight in the hills; we shall never surrender". Нового Клемансо или Гамбетты у 3-й Республики не нашлось, кончились - видать, и в самом деле Первая Мировая обескровила Францию до синевы.

581


      P.S. Я остаюсь при своем мнении, что при наличии соответствующей воли и желания Францяи могла бы продолжать войну, опираясь на свои колонии и заморские территории, авиацию и флот, которые был бы уведен туда, золотой запас, переведенный за море, армейские кадры и пр. - но не было политической воли и желания продолжить борьбу.


Via

Saygo
       Это я снова про русский императорский флот в начале ХХ века - до злосчастной русско-японской войны. К 1904 г. он по количеству вымпелов если и был не третьим, то, во всяком случае, делил это место с германским флотом. Это - пик мощи русского флота, самая верхняя точка его развития, но, вне зависимости от исхода русско-японской войны, в 1904/1905 гг. этот пик был бы пройден по вполне объективным обстоятельствам и дальше было бы все только хуже и хуже. Тут можно провести прямую параллель с французским флотом - в викторианское время и еще в начале ХХ века он все еще сохранял почетное второе место после британского и внушал их лордствам нешуточные опасения, а затем, после 1904/1905 гг. все усилия французов по созданию могучего океанского флота, способного посоперничать за трезубец Нептуна с поедателями пудингов и овсянки пошли насмарку - не то что, но и третье, и четвертое и пятое место французами в военно-морской иерархии было утрачено и в конце концов им пришлось смириться даже с тем, что какие-то итальянцы были приравнены к ним (в Вашингтоне - знаменитое соотношение 5-5-3-1,75-1,75). Так и у нас - что могло русское Морское министерство противопоставить растущим, как на дрожжах, германскому, тому же японскому или американскому флотам? 4 броненосца и несколько крейсеров, устаревших еще в момент их закладки? Несколько минных крейсеров, которые были весьма неплохи, но погоды сделать никак не могли, ибо ее делали капитальные корабли.
      А могла ли Россия (даже если предположим, что не было бы революции) позволит себе ввязаться в развязанную Джеки Фишером дредноутную гонку, причем строить не только одни лишь дредноуты, но еще и необходимые для обслуживания флота дредноутов (ибо сам по себе один дредноут против флота броненосцев ничто - "Гебен" подтвердит, да и 4 дредноута - все же не флот) крейсера (хотя бы те же скауты, без которых флот дредноутов слеп и глух, а еще неплохо бы иметь и быстроходное крыло флота - те же линейные крейсера), и соответствующее число эсминцев, и, само собой, необходимую инфраструктуру? Ни финансы империи, ни промышленная и инженерная база, ни внешнеполитическая ситуация не давали русскому флоту никаких перспектив на этом поле. Кстати, русско-японская война имела и свой положительный эффект - осмысление уроков поражения дало неплохой эффект. "Голова" появилась, и некое понимание того что такое "флот", каким он должен быть и как он должен быть устроен, чтобы соответствовать этому названию. Но, увы, времени на то, чтобы полностью учесть уроки Цусимы, дано не было. Но даже если бы все планы и все программы по кораблестроению кануна мировой войны были бы выполнены - Россия все равно уже не вернулась ни в тройку, ни в пятерку великих морских держав. Первая тройка определяется точно - США, Британия и Германия, На четвертом месте была бы Япония, на пятом - возможно Франция или Италия, ну а России досталось бы в лучшем случае шестое или седьмое место, т.е. последнее, поскольку дальше уже никого не было, так, всякая пузатая мелочь. Sic transit...

1114627_original


      P.S. Кстати, встречал такое любопытное определение первым русским дредноутам - "дредноуты береговой обороны". Неплохое дополнение к "проекту испуганных".


Via

Saygo
       Вот фотография:

145264099_1614125562310096_370797919501680832_n


      На переднем плана - два брата, "Страсбург" и "Дюнкерк", на заднем - тяжелый крейсер "Дюпле"(?). Но самое интересное и загадочное не в этом - а в человек с ружьем на парапете. Матрос-матросом как будто, француз, но почему у него на голове феска?


Via

Sign in to follow this  
Followers 0