Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,526
  • comments
    8
  • views
    258,214

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
нас возвышающая ложь или никогда такого не было, и вот опять...

Булат Рахимзянов высказался по поводу Куликовской битвы:

       Куликовская битва хорошо знакома каждому человеку, учившемуся в советской/российской школе. Событие, ставшее первой серьезной победой русских войск в противостоянии с ненавистным ордынским игом, в многовековой мучительной борьбе с «татарами». На нем взращивали наши патриотические чувства, учили любить родину. Неудивительно, что президент России Владимир Путин подписал распоряжение о праздновании 650-летия Куликовской битвы в 2030 году, а правительство РФ на днях сформировало состав соответствующего оргкомитета: ведь «победа русского войска над Золотой Ордой окончательно утвердила авторитет Москвы как центра единого русского государства». Постоянный автор «Миллиард.Татар» историк Булат Рахимзянов попробовал взглянуть на сражение на Куликовом поле с несколько иного ракурса...

       Ссылка на почитать и высказаться. Что же до моего мнения, то оно двойственное. С одной стороны как будто все правильно - имеет смысл все же разнести реальную Куликовскую битву, которая случилась в сентябре 1380 г., и тот изрядно мифологизированный и позолоченный ее образ, который сформировался в русской книжной традиции сильно много лет спустя самого события (вот как по мне, так этот образ окончательно сложился во времена Василия III и я даже скажу, в связи с каким событием - а именно в связи с крымским смерчем, который имел место быть в 1521 г.).
       Само собой, само событие и его литературный образ соотносятся примерно также, как Отечественная война 1812 г. и "Война и мир" Льва нашего Николаевича Толстого. Была ли Куликовская битва масштабным сражением, этаким Апокалипсисом - нет, не была? Однако для своего времени это было серьезное столкновение, в котором русское войско одержало безусловную победу, сохранив при этом достаточную боеспособность для того, чтобы Ягайло не решился добить остатки обескровленного пирровой победой дмитриева воинства.
       Ускорила ли Куликовская битва освобождение русского народа от ордынского ига? Нет, не ускорила, хотя, впрочем, тут можно поспорить над самой постановкой вопроса, равно как и над тем, что есть "иго" и было ли оно вообще, а если и было, то какой носило характер - в самом ли деле оно иссушало душу русского народа или же это, гм, поэтическое преувеличение.
       Родился ли на Куликовом поле русский народ? Нет, не родился, и еще долго он не родится (и посейчас процесс его рождения не завершен, кстати).
       Способствовала ли победа над Мамаем ускорению процессов централизации пресловутой? Не знаю, если честно, но полагаю, что победа Василия II Темного над Дмитрием Шемякой в нашей войне Алой и Белой роз сыграла в ускорении процессов собирания земель и власти существенно большую роль.
       Виноваты ли историки прежних поколений, поднявшие на щит Куликовскую битву (те же Соловьев и Ключевский, упомянутые Булатом? Нет, ни виноваты, и по двум причинам. Во-первых, "не мы такие, время такое", время, когда закладывался куликовский миф в отечественной историографии, было временем создания национальных исторических мифов повсеместно, и русская историография лишь подключилась к этому процессу, следуя за своими французскими, немецкими и английскими учителями. А во-вторых, критика источников и их толкование в то время еще не были развиты до такой степени, как сегодня, и источники использовались (и по старинке, по традиции продолжают использоваться в таком духе и посейчас), после проверки на подлинность, как колодези информации, откуда ее можно черпать невозбранно. А дальше злую шутку сыграло преклонение перед авторитетами.
       Но вот против чего я категорически, так это против "повесточки", которая четко просматривается в последнем абзаце. Платить и каяццо - нет, такой хоккей нам не нужен. Как бы то ни было, но Куликовская битва - значимое событие в нашей истории, и отказываться от его чествования только по тому, что это де может нанести моральную травму проигравшим, гм, выглядит несколько "альтернативно" (это, кстати, касается и взятия Казани в 1552 г. - русские не делали с татарами ничего такого необычного, чего не делали татары с русскими, просто в данный конкретный момент русские оказались сильнее, и история теперь рассматривается с их точки зрения, с точки зрения победителей, а побежденные пусть плачут - Vae, так-скать, victus). Победи Мамай - кто знает, быть может, мы изучали бы сегодня татарскую версию истории, но случилось иначе... В конце концов, демократия - это власть большинства. однако.
       И напоследок - еще раз напомню про ницшеанскую классификацию истории - история монументальная, история антикварная и история критическая. История Куликовской битвы имеет самое непосредственное отношение к этой классификации - сумрачный тевтонский гений все расписал, как по нотам, задолго до того, как встал вопрос о том, как относиться к Куликовской битве: Несвоевременные размышления: О пользе и вреде истории для жизни

Ницше



Via

Saygo

А что если....

      А что если это римский пилум?И легионер решил скосплеить скифа? Римская военно-историческая реконструкция? Как в "Гладиаторе" - что-то врjде вот этого



      В общем, еще один скиф от Е. Края.

223573265_4514256105274991_8479820793493834638_n



Via

Saygo
       Или на переправе коней не меняют...
      По случаю дня ВМФ вспомнил про одну старую статью (опубликована она была в "Гангуте" еще в 2016 г.) - "Четыре "дуэли" адмирала Того" С.А. Гладких. Чем меня тогда эта статья привлекла - этим вот парадоксальным утверждением (выделено мною - Thor):

      В Русско-японскую войну 1904–1905 годов командующему японским Соединенным флотом Х. Того довелось последовательно «скрестить шпаги» (или же, выражаясь по-морскому, кортики) с четырьмя российскими адмиралами: О.В. Старком, С.О. Макаровым, В.К. Витгефтом и З.П. Рожественским. С первым он сошелся в первый день войны — в бою на внешнем рейде Порт-Артура 27 января 1904 года, со вторым — там же 31 марта 1904 года, с третьим — в Желтом море 28 июля 1904 года, с последним — в Цусимском проливе 14 мая 1905 года.
      Единого мнения о тактических дарованиях упомянутых российских адмиралов в отечественной историографии не существует, однако наиболее талантливым почти безоговорочно считается С.О. Макаров, далее З.П. Рожественский (хотя его фигура вызывает наибольшие споры), затем В.К. Витгефт и, наконец, О.В. Старк.
      Флотоводческое искусство Х. Того обычно признается только по факту одержанных им побед и оценивается очень сдержанно. Однако при анализе перечисленных сражений высвечивается интересный парадокс: С.О. Макаров погиб, не нанеся никакого урона противнику; З.П. Рожественский — оказав упорное сопротивление, был разгромлен наголову; В.К. Витгефт — потерпел поражение, но не потерял в бою ни одного корабля; а «бесцветный» О.В. Старк — одержал победу!


      Вот так так! Вообще, создается впечатление, что Степан Осипыча у нас в советское время несколько, гм, перехвалили - классово близкий, так-скать адмирал, оказался.
      И еще одна цитата из той же статьи - поразмышлять на досуге:

      Действия всех адмиралов (русских - Thor) демонстрировали приоритет стратегического мышления перед тактическим. Именно стратегия сохранения сил ограничивала активность О. В. Старка и С. О. Макарова, равно как стратегическая задача прорыва во Владивосток с наименьшими потерями диктовала попытки В. К. Витгефта и З. П. Рожественского уклоняться от решительной схватки/ При этом «слабым местом» российских адмиралов было еще не вошедшее к тому времени в военно-морскую теорию и практику оперативное искусство. Зарождение такой формы военных действий, как морская операция, происходило именно в Русско-японскую войну, и здесь на острие прогресса оказалось японское командование. Наиболее ярким примером успешной морской операции являются события 31 марта 1904 года

      Ну и вишенка на торте - по мнению автора, русским адмиралам была присуща "широкая натура", из-за которой они пренебрегали такими важнейшими тактическими элементами, как преследование отступающего неприятеля (О. В. Старк), единообразие боевого порядка соединения (С. О. Макаров), единство указаний всем подчиненным (В. К. Витгефт), тактическая разведка (З. П. Рожественский).

      В общем, все как всегда - в войне побеждает тот, кто в конечном итоге наделает меньше ошибок. У Того их оказалось по сумме меньше, чем у русских, и не в последнюю очередь потому, что Того имел возможность учиться на собственных ошибках и набираться опыта, тогда как русские адмиралы (за исключением Рожественского) - нет, такой возможности не имели, и каждый раз они разыгрывали новую партию без связи с предыдущей. Отсюда и вопрос - может, не стоило так поспешно менять Старка на Макарова? Может, Старк, имея еще и еще одно "дело" с Того, малость "подучился" бы и глядишь, не допустил бы фатальной ошибки экстравагантного Макарова?

Oskar_Victorovich_Stark


      P.S. До сих пор нет у нас толкового сборника биографий русских адмиралов-участников русско-японской войны - впрочем, как и генералов. Увы. И на горизонте не просматривается - хотя отдельные опыты есть - если не брать Макарова, возведенного в роль иконы, то есть биография З.П. Рожественского и исследование о Е.И. Алексееве.


Via

Saygo

Война войной,

а чай - по расписанию...
      Британский экипаж бронеавтомобиля M 6 Staghound из 1st King's Dragoon Guards пьёт чай, укрывшись от солнца под зонтиком. Италия, 1944 г.

218910341_3910014269106903_4377216618431057674_n


      Зонтик у них прикольный - явно не форменный.


Via

Saygo
       Чем дальше, тем больше любопытных и необычных фактов открывается нам о наших двоюродных братьях неандертальцах. Вот и сейчас немецкие археологи сделали интересную находку, свидетельствующую о высокоразвитых инструментальных навыках неандертальцев:

      Ученые из Германии и Бельгии изучили необычный наконечник копья возрастом 65 тысяч лет, найденный в немецкой пещере Полая скала (Hohle Fels), где некогда жили неандертальцы. Это древнейший листовидный наконечник копья изо всех известных: Homo erectus и даже многие популяции современных охотников-собирателей использовали деревянные копья безо всякого наконечника. Изготовление сложносоставного копья с таким наконечником давало преимущество неандертальцам — предкам современных европейцев и азиатов

21-07-22_Hohle_Fels._BlattspitzeUniversitaet_Tuebingen



Via

Saygo
июня месяца в 28-й день, в канун праздника святых апостолов. И была тогда суббота...

       С.А. Кириллов. Андрей Боголюбский. Убиение. 2011 г.

145


       На переднем плане - ключник княжеский Анбал, яс родом, тот самый, который, согласно "Повести об убиении Андрея Боголюбского", забрал княжеский меч, а и был тот меч мечом самого св. Бориса.
       Вельми зело экспрессивная картина.


Via

Saygo
или стоит плодить сущности без необходимости?
      Неожиданно возникший мой заочный оппонент, громко именующий себя историком Древней Руси, пишет, касаясь проблемы восточнославянской, гм, "аристократии", эпохи самого что ни на есть раннего Средневековья:

      У славян (в отличие от, скажем, германцев и балтов ) безраздельно господствуют малоинвентарные и безынвентарные погребения, что, видимо, объясняется особенностями религиозных представлений славян. Даёт ли это основание для прямолинейных выводов об отсутствии знати у славян? Нет, на даёт. Поскольку её существование чётко прописано в источниках, как собственно славянских (ретроспективно), так и в аутентичных византийских... (и далее идут ссылки на работы М.Б. Свердлова.
      И еще одна цитата на ту же тему:

      Византийские источники VI-VII вв. сообщают о правителях и знатных людях у славян, которые в набегах на империю захватывали массы пленных и огромные ценности. Но археологически "княжеские" и "знатные" погребения в пражской, пеньковской, ипотешти-кындештской культурах, на сколько я знаю, не фиксируются. О чём это говорит? Видимо о том, что славянский погребальный обряд (связанный с религиозными представлениями) не предполагал помещение в могилу богатого инвентаря независимо от социального статуса погребённого. В общем, у нас есть комплекс свидетельств письменных источников о существовании славянской знати...

      В общем, если у славян, в их погребениях, никак не фиксируется наличие знати, которая якобы есть в византийских источниках, то это вызвано тем, что де такая у них была религия. А знать - она была, верьте грекам. Анализ на высоте, чо уж там. Как будто бы все верно, но есть нюансы.



      Прежде всего - свидетельства о наличии знати у славян в начале раннего Средневековья наличествуют только в византийских источниках, причем источники эти довольно противоречивую картину рисуют, и если попытаться ее проанализировать, то складывается впечатление о том, что внутренняя социальная структура у славян в Подунавье, на границах с Империей, со временем изменяется и "знать" у нее как будто выделяется. Но, подчеркну, византийские авторы описывают быт и устройство славян (если они были славянами) в Подунавье - можно ли относить эти описания к славянам, обитавшим, предположим, в Поднепровье или дальше к северу? Не знаю, как вам, но мне это предположение, гм, представляется чрезвычайно смелым.
      Впрочем, а чему я удивляюсь? Если у нас в качестве догмы принято положение, что у восточных славян интенсивно развивается классообразование и вообще, к сер. IX в . у них уже есть если не государство, то протогосударство, то знати не быть просто не может - кто ж тогда пресловутых варягов приглашает и куда можно записать того же Гостомысла со товарищи? Значит, надо искать следы этой самой знати - и мы непременно их найдем, ретроспективно (и докопаемся в конце концов до того, что русский термин "князь" вероятно, германского происхождения, а "боярин" ака "болярин" - тюркского) или в византийских источниках (котоыре описывают реалии Подунавья - не забудем об этом). Ищущий да обрящет, пусть даже и натягивая сову на глобус. А то, что нет богатых погребений - так это во всем виновата религия славян. И что с того, что об этой религии мы знаем чуть больше, чем ничего - складывается впечатление, что она была настолько примитивна (как, впрочем, и само по себе восточнославянское общество), что, не являясь более или менее упорядоченной системой (у германцев она была - цикл эддических сказаний, а у нас есть нечто подобное, именно как упорядоченная система, а не некая очень сильно позднейшая реконструкция? Былинные циклы не в счет - это другое), она не пережила крещения и была вытеснена на периферию коллективного бессознательного. Можно ли на столь шатком основании делать столь серьезные выводы? Лично я сильно сомневаюсь...
      Ну да ладно, Бог с ними, с погребениями, может, оно и вправду так было. Но вот, к примеру, что классик нашей славянской археологии (наш историк Древней Руси любит ссылаться на классиков, но не только он один их читает) пишет:

       Что же представляли собой славянские поселения VIII —IX вв. Восточной Европы? Судя но материалам жилых и хозяйственных построек, рассмотренных нами выше, славяне Восточной Европы в VIII — IX вв. жили в небольших, площадью 10—20 м2, жилищах, объединенных в небольшие поселки. Основой хозяйственной деятельности населения этих поселков было сельское хозяйство в широком его понимании. Но наряду с сельским хозяйством отдельные обитатели того или иного поселения занимались и другими отраслями хозяйственной деятельности — кузнечным делом, обработкой цветных металлов и т. п., причем последние не были домашними промыслами, широко распространенными в эпоху раннего железа, а носили явно ремесленный характер. Таким образом, ремесло как особая область хозяйственной деятельности, уже отделилось от сельского хозяйства (земледелия), но ремесленники жили еще бок о бок с земледельцами в одних поселках, где господствующее положение занимало все же население, связанное с земледелием. Поселений с преобладанием ремесленников и торговцев, т. е. городов, для этого времени, как мы видели выше, пока неизвестно.
      Отмеченные выше небольшие жилища, могущие вместить не более 4—5 человек, и находимый в них бытовой хозяйственный инвентарь, а также остатки запасов продуктов могли принадлежать несомненно лишь семьям, ведущим индивидуальное хозяйство. Следов коллективной жизни и деятельности среди археологических материалов этих поселений не обнаружено...


      И дальше:

      Частная собственность и основанный на ней индивидуальный труд естественно ведут к возникновению экономического неравенства, а это последнее — к образованию классов. Как далеко в этом отношении продвинулось вперед славянское общество VIII —IX вв., сказать трудно. В памятниках материальной культуры эта сторона жизни, как мы видели, не находит отчетливого отражения. В частности, среди известных исследователям жилищ в самых разных районах лесостепной полосы нет возможности указать такие, которые по своему архитектурному облику и но содержанию найденного в них бытового и хозяйственного инвентаря выделялись бы богатством. Внутреннее устройство жилищ и найденный в них инвентарь пока что позволяет расчленить обитателей этих поселений лишь по роду занятий — на земледельцев и ремесленников.
      Нет отчетливых данных и среди материалов могильных памятников до середины IX в. Лишь небольшое число монетных и смешанных (монетных и вещевых) кладов, да и то относящихся преимущественно ко второй половине IX в., в большей своей части обнаруженных случайно, вне связи с местами поселений и могильников, свидетельствует о том, что какая-то часть населения экономически начала выделяться из рядового состава...


      Итак, что мы имеем - византийские авторы пишут о славянах Подунавья, значит, это не про нас - отбрасываем. Археология же показывает нам отсутствие сколько-нибудь ярко выраженного материального расслоения среди восточных славян накануне образования государства. Так стоит ли искать черную кошку в темной комнате, в особенности если ее там нет? Может, не надо плодить лишние сущности и, отказавшись от формационной теории и классового подхода, признать очевидный факт - накануне образования государства знати у восточных славян не было?
      А что же было, спросите вы, уважаемый читатель? Мне представляется на данный момент, что в рассматриваемый период (т.е. VIII - 1-я пол. IX вв.) основная масса восточнославянских "племен" представляла собой эгалитарные акефальные сообщества, в основе которых находились большие патриархальные семьи или патронимии, и лишь на периферии, там, где славяне соприкасались с более развитыми в экономическом, социальном и политическом отношениях общностях (например, Северо-Запад и Волжский путь, а также Юго-Восток), там процессы внутреннего расслоения и выделения протоэлиты пошли более ускоренными темпами.

Древние-славяне.-Худ.-С.-В.-Иванов-1909-г.


      P.S. Если принять эту гипотезу, то, в таком случае, представляется что покойный Игорь Фроянов в каком-то смысле был прав и к его идеям стоит внимательно присмотреться еще раз, но на новом теоретико-методологическом и фактологическом уровне.


Via

Saygo
       Продублирую-как я свой последний пост из Мордокниги (сам себя процитирую)- лень писать что-то новое (завтра сделаю), а пока ограничимся вот этим:
      Последний пост - так-скать, точка над "i" по поводу недавнего скандала. Небольшое пояснение моей позиции и почему моя реакция была столь жесткой и нелицеприятной.
      Вообще-то я человек весьма мирный, толерантный и склонный к компромиссам, исповедующий принцип "Живи сам и дай жить другим", а также "Пусть расцветаю сто цветов, пуст соперничают сто школ". В принципе, я не против "антинорманизма" во всех его изводах - здоровая полемика нужна и необходима, иначе, при сохранении монополии какой-то одной школы или направления в исторической науке наступает застой и катастрофа. И именно поэтому я и подорвался в этом случае - налицо попытка монополизировать, застолбить за одним течением исключительное право заниматься разработкой проблемы происхождения русской государственности .
      В принципе, Максима Жиха я знаю достаточно давно по его публикациям (года с 2010, если не раньше) и в особенности по тому шлейфу, который тянется за ним и его публичными выступлениями. До поры до времени можно было списать его категоричность в суждениях на юношеский максимализм и стремление самоутвердиться в научном мире - в конце концов, отрицательная слава и известность тоже слава и известность, так что пускай, перемелется, глядишь, оно и мука выйдет. Но количество вот как-то постепенно перешло в качество и я не сдержался.
      Главная причина, по которой я резко высказался - безапелляционность суждений Максима. И ладно, если бы столь безапелляционные оценки раздавал бы известный ученый, пользующийся заслуженным авторитетом и пр. (и то, как посмотреть - стоит ли даже академику придерживаться столь категоричной позиции в том или ином вопросе). Мой более чем тридцатилетний опыт изучения истории показывает, что в истории нет абсолютных истин и то, что сегодня кажется незыблемым и совершенно очевидным, завтра может внезапно обрушиться под напором вновь открытых фактов. Потому-то я всегда и везде стараюсь высказывать осторожно и отнюдь не претендуя на ИстинуЪ в высшей инстанции.
      В нашем же случае молодой ученый, которого якобы де кто-то воспросил о том, каково его отношение к "норманизму", ничуть не смущаясь тем, что это историографическое явление подобно космосу, который как известно, объять невозможно (впрочем, как и "антинорманизм", за которым стоит не менее длительная историографическая традиция), разложил все по полочкам и, ничтоже сумняшеся, объявил без тени смущения, что "узок круг этих людей, страшно далеки они от народа" ("собственно "норманистами" как такого историографического полюса можно назвать только небольшую группу учёных"), и что (Максим предусмотрительно поделил "норманистов" на "мягких" и "жестких") "де-факто "норманизм" находится на грани между научным направлением и сектой" (имея в виду прежде всего покойного Л, Клейна, Е. Мельникову и В. Петрухина и их единомышленников). Как хотите, но тут напрашиваются слова, которые не всегда бумага вынесет. Я, конечно, сильно извиняюсь, но кто такой Максим Жих, чтобы давать оценку работам того же В.Я. Петрухина или Е.А. Мельниковой? Если бы, к примеру, резко критические замечания в адрес того же Петрухина или Мельниковой высказал, к примеру, С. Франклин, я бы это понял и принял как должное. Но в данном случае?
      Кстати, в тему - цитата из одного из постов Максима: "такое историко-археологическое направление как "ленинградский неонорманизм" (которое в той или иной степени представлено такими именами как Л.С. Клейн, Г.С. Лебедев, В.А. Булкин, И.В. Дубов, А.Н. Кирпичников, В.П. Петренко, Е.Н. Носов, Е.А. Рябинин, В.А. Назаренко, В.А. Кольчатов, Д.А. Мачинский и т.д.) ныне представляет по-сути скорее историографический интерес и на современном этапе развития восточноевропейской археологии работы его представителей в значительной если не в большей степени не могут уже рассматриваться всерьёз". Молодец, чо уж там, размазал по стенке норманистов!
      В общем, я бы мог написать еще кое-что и вспомнить ряд подходящих для этого случая литературных примеров, но не буду далее разливаться мыслью по древу. Время уже позднее, завтра новый трудовой день. Надо сворачиваться, да и сказанного более чем достаточно.
      P.S. Подчеркну еще раз - для меня в принципе неважно, кто высказывается, и бывает, что человек, не являющийся историком-профессионалом, может быть отличным специалистом в том или ином вопросе (и я лично знаком с такими людьми).
      P.P.S. Насчет агрессивности в полемике - если у кого есть желание, можно подробнее познакомиться с "перепиской" между Л. Клейном и небезызвестным (я бы даже сказал - печально известным) В. Фоминым. Там все показано более чем наглядно - кто агрессивен, а кто старается придерживаться более или менее уважительного тона в разговоре с оппонентом.
      P.P.P.S. Если кому-то все еще интересно, то можно почитать статью С.В. Томсинского о ленинградском неонорманизме, отзывы на нее и ответ автора на критические замечания. Еще раз к вопросу об агрессивности....




      Dixi et animam levavi.


Via

Saygo
когда ты захомячил 1000 рублев, не желая отдавать их крымскому "царю"...

H3145-L44021167


       Иван Пелевин. Иван Грозный (1878 г.).


Via

Saygo

Credo

       В качестве эпиграфа – как все начиналось:
      «Если бы г. Миллер умел бы изобразить живым штилем, то он Россию сделал бы столь бедным народом, каким еще ни один и самый подлый народ ни от какого писателя не представлен…».
                                                                                                                                    М.В. Ломоносов.
      В этой цитате из нашего Леонардо замечательно именно сослагательное наклонение – «если бы» да «умел», то тогда… В общем, отсюда пошла не прекращающаяся вот уже третье столетие борьба «тупо-» и «остроконечников» «норманистов» и антиноманистов» в русской историографии (впрочем, не только в русской). Сам для себя эту тему я закрыл уже достаточно давно, лет пятнадцать назад, убедившись, во-первых, что решения, которое удовлетворило бы всех спорщиков, в ней нет и не может быть принципиально (во всяком случае, в обозримом будущем, хотя, кто знает, а вдруг случится чудо и проблема разрешится – доказали же теорему Ферма?) ; во-вторых, опыт показывает, что интернет – не место для дискуссий, и доказывать кому бы то ни было что либо в нем совершенно бесполезно. Посему я сожалею, что нарушил свое правило не ввязываться в интернет-дискуссии и высказался (довольно жестко) в Мордокниге на страничке жж-юзера userinfo_v8.png?v=17080?v=494sverc(aka Максим Жих) по поводу норманизма и антинорманизма.



      Не предполагая продолжения «обмена мнениями», так-скать (пусть каждый остается при своем, тем более что лично для меня «антинорманизм», тем более в наиболее широко распространенном нынче изводе весьма близок к откровенному фричеству), несколько тезисов я все же озвучу, чтобы моя позиция по данной проблеме была ясна и не было кривотолков. Подчеркну – это всего лишь тезисы, не претендующие на развернутый ответ и тем более на какую-то глубину неимоверную и Откровение, ИстинуЪ, так-скать – я ей не обладаю, ибо чем больше я занимаюсь изучением истории, тем больше я убеждаюсь в том, сколько еще я не знаю и сколько еще предстоит узнать.
      Итак, тезисы – можно считать это моим «символом веры».
      1. Дискуссия вокруг проблемы, связанной с ролью норманнского элемента в русской истории, изначально была переведена в политическое русло и уже по этой одной причине поиски истины здесь были чрезвычайно затруднены. Как писал В.О. Ключевский, «Речь Миллера явилась не вовремя; то был самый разгар национального возбуждения, которое появилось после царствования Анны и которому была обязана престолом Елизавета Петровна. Минувшее десятилетие стало предметом самых ожесточенных нападок; даже церковные проповеди обратились в политические памфлеты, направленные против этого темного десятилетия. С церковной кафедры говорили, что хищные совы и нетопыри засели тогда в гнезде российского орла. Новое, национальное царствование началось среди войны со Швецией, которая окончилась миром в Або 1743 г. В это время готовиться сказать по случаю тезоименитства государыни на торжественном заседании Академии, что шведы дали Руси и народное имя, и государей, едва ли значило украсить торжество…» . Одним словом, Миллер «хотел умничать – так ништо ему! Habeat sibi, дорого заплатит за свое тщеславие…». И когда я написал, что советские историки, находясь под мощным идеологическим прессом и контролем со стороны соответствующих инстанций, не могли писать и высказывать идеи, противоречащие официально утвержденной точке зрения на роль норманнов, то пусть мне расскажут о том, что некто в 30-х или в 40-х или в 50-х гг. пытался официально, публично, высказываться в защиту норманизма в СССР? Я с удовольствием послушаю сию историю. Лишь на закате советского периода ситуация стала несколько лучше и появилась возможность обсуждать проблему, но отношение к т.н. "норманизму" все равно оставляло желать лучшего.
      2. Опять же вольно пересказываю мнение Василь Осипыча, которое я поддерживаю обеими руками – он ясно и недвусмысленно назвал варяжский вопрос явлением патологии (! – Thor), пояснив, что этот вопрос относится к разряду тех вопросов, которые не лишены интереса с какой-либо стороны и вместе с тем лишены всякого интереса со стороны научной. Поворот же научной мысли к таким сухим и бесплодным мелочам в области знаний, продолжал В.О., «есть несомненно симптом общественной патологии…». Ну и отсюда вытекает вопрос – стоит ли ему уделять столь значимое внимание, тем более что сам по себе факт призвания иноземной династии отнюдь не единичен в истории. И когда, по словам В. Кожинова, многие историки и публицисты, обладающие заостренным патриотическим сознанием, усматривают в этом предании заведомо или даже крайне унизительный для Руси смысл и стремятся всячески опровергать летописные тексты, – в том числе и самый факт существования норманнской династии, то все это (опять же, по его словам), является, несомненно, очень прискорбной чертой исторического самосознания, ибо представляет собой одно из ярких выражений своего рода комплекса национальной неполноценности.
      У меня такого комплекса неполноценности нет, мое национальное самосознание от признания или непризнания факта призвания варягов на Русь никак не ущемляется и не ущербляется, ибо я слишком хорошо знаю историю и не вижу в этом ничего зазорного для России и русских. Кстати весьма странно, когда некоторые антинорманисты, с пеной у рта отрицающие роль норманнов, столь же рьяно доказывают роль каких-нибудь аланов или иных этносов в формировании Русского государства. Хрен редьки слаще?
      3. Едва ли не самый важный тезис – я убежден, что ни чисто исторический подход к проблеме, ни археологический, ни какой-либо иной в принципе не способен дать более или менее адекватный ответ на поставленный вопрос об истоках русской государственности. Ни анализ письменных текстов («врет, как очевидец», а если он к тому еще и не очевидец, а писатель рукама, да еще и на заданную тему?), ни археологических находок сами по себе не дают Die endliche Lösung проблемы, ибо все трактовки и интерпретации носят в известной степени субъективный характер и определяются влиянием среды, научной школы и т.п. Истину можно будет найти на стыке нескольких дисциплин – например, по моему убеждению, на стыке истории, археологии и политической антропологии, с учетом всех наработок, чтобы были сделаны у нас и за рубежом в несколько последних десятилетий (примером тому могут служить работы Е.А. Шинакова и В.В. Пузанова).
      4. О. Прицак как-то писал, что «Государство является одной из наиболее значительных идей и наивысших достижений развитой урбанистической цивилизации. Оно возникает не спонтанно, а заимствуется у народов, в которых уже существует. Перенимание такой идеи народами, которые не создали собственного государства, обусловленное осознанием ее важности и целесообразности, поэтому эти народы добровольно отдаются под воздействие опытных иностранных «учителей». Конечно, в этом высказывании есть определенный момент эпатажности и вызова, но в той же политической антропологии принцип разделения ранних государств на «первичные» и «вторичные» давно и прочно устоялся, и в том, что наши предки могли позаимствовать идею государства у более развитых соседей, я не вижу ничего зазорного и необычного. Кроме того, я согласен с мнением историка, отмечавшего, «что так же, как для большинства людей невозможно получить Нобелевскую премию по физике, так и для межтерриториальных, плохо организованных, языческих, неграмотных крестьянских общин Восточной Европы в VIII-X веках, было невозможно создать государство. Даже через тысячу лет, в 1917-1920 гг. более просвещенные крестьянские общины, которые жили на извечно прежней территории Киевской Руси, украинские крестьяне так и не ощутили необходимости и не нашли путей создания собственного государства».
      По вполне понятным причинам это мнение не было услышано советской историографией и не обсуждалось ею, а зря. Необходимых предпосылок для создания государства собственными силами у восточных славян в VII – IX вв. не сложилось – их общество с примитивной экономикой, культурой и социальным устройством было неготово к столь раннему переходу на более высокую ступень социально-политического развития. Чудь, сумь, емь и всякие черемисы с литвой, если что, подтвердят.
      5. Образование Русского государства (принципиально не хочу использовать термин «Древнерусское») явилось результатом длительных сложных процессов синтеза норманнского и тюркского начал, осуществленного на славянской почве, причем, как мне представляется на данный момент, определяющим было влияние именно норманнское, северное. Об этнической принадлежности норманнов можно и должно спорить, но то, что они не были славянами – это очевидно (во всяком случае, если непредвзято подходить к анализу письменных и археологических свидетельств). В данном случае мне близка концепция, развиваемая, к примеру, покойным Г.С. Лебедевым, о сложившейся в раннем Средневековье Скандобалтийской цивилизации, носившей смешанный характер с определяющим норманнским влиянием. Кстати, о норманнском культурном влиянии – как соотносятся утверждения о низком, едва ли даже не более низком, чем у славян, уровне экономического и социально-политического развития норманнов, если восточные славяне, в отличие от норманнов, никогда не проходили в своем развитии в эпоху, предшествовавшую у них появлению государства, стадию Венделя (и родственных ей культур)?
      6. Торговая (и военная, ибо «война торговля и пиратство – три вида сущности одной») экспансия норманном на будущем русском Северо-Западе с последующим освоением ими Волжского торгового пути сыграли роль катализатора процессов политогенеза у попавших в орбиту этой экспансии восточных славян и ускорили процессы формирования у них сложных социально-политических структур с последующей их трансформацией в раннее государство. Не было бы норманнов, этот процесс мог или не начаться вовсе, или же затянуться на долгое время – увы, восточные славяне оказались на обочине развития средиземноморской цивилизации и культурные импульсы оттуда на их территории проникали или сильно ослабленными или же вообще не попадали. Норманнам в этом отношении повезло больше.
      Примерно такая вот получается картина, точнее, набросок. Сказано далеко не все, но, как мне представляется, самое важное я все же озвучил.

i_042


      P.S. Так, к слову, Фомин в одном из своих опусов назвал покойного Клейна "голым конунгом". Называл ли Клейн Фомина «Голым князем»?
      P.Р.S. До самого позднего вечера меня в Сети не будет.



Via

Saygo
       О сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух. Вот, пожалуйста, еще одно такое чудо - у Сида из "Ледникового периода" был , оказывается, брат-мореман, да еще какой!

picture_of_the_day_thalassocnus_4_703


      Что пишут об этих чудах-юдах беззаконных? А вот что:

      Около восьми миллионов лет назад у побережья Южной Америки — там, где сейчас находятся Перу и Чили, — можно было увидеть удивительное животное, которое паслось на обширных подводных «лужайках», а чтобы его не сносило волнами — цеплялось за дно мощными когтями, похожими на крючья. И трудно поверить, что единственные живые родственники этого зверя, сохранившие «фамильные» когти и приверженность вегетарианскому образу жизни, в наше время свисают с ветвей деревьев, медленно перемещаясь в пологе тропического леса

roman-uchytel-thalassocnus



Via

Saygo
но некоторые вещи остаются неизменными. В предыдущих двух постах на эту тему я писал о русофобии, но стоит разбавит эту тему нашими внутренними проблемами. Например, коррупцией.
      Итак, перед нами записки о России некоего Ксавье Мармье:

249px-Marmier,_Xavier,_par_Truchelut,_BNF_Gallica


      Сей "интурист" побывал в России в 1842 г. и оставил любопытные путевые записки о своем путешествии. И вот что он пишет о николаевской бюрократии:

      Без сомнения, российская бюрократия является одной из самых умных и трудолюбивых из всех существующих, но есть у нее одни недостаток, перекрывающий, по мнению Мармье, все ее достоинства - это коррупция: К несчастью, русская администрация, прославленная именами достойнейших людей, воодушевленных страстным желанием нравственного прогресса и чувством патриотизма, ... является одной их самых продажных администраций, и, позволим себе это слово, одной из самых постыдных из когда-либо существовавших, поскольку, по мнению француза, для нее коррупция - это не исключение из правил, это нормальное состояние. В русскую контору нельзя прийти без взятки в кармане; нельзя рассчитывать на должное решение дела.
      В итоге, подводит итог наблюдатель, Продажность, как яд, отравляет все сферы управления, начиная от самых высоких чинов и заканчивая привратниками, открывающими двери, при этом, по мнению Мармье, коррупция обусловлена не только и не столько стремлением чиновников любой ценой обогатиться, но еще и прочным укоренением ее в самом менталитете русских.
      По ходу дела вспомнил жалобы Штадена-псевдоопричника, что де в московских приказах ничего нельзя сделать без взятки (и обвинял он во взяточничестве и лихоимстве, между прочим, и знаменитого Выродкова - впрочем, дьяка в лихоимстве обвинял и ногайский бий Исмаил. Так что Иван Грозный, видать, казнил дьяка по делу), а спустя сто лет после Штадена на взяточничество и лихоимство московских приказных чинов жаловался тот самый Патрик Гордон. Стабильность - признак мастерства...
     &nbspP.S. Н. Коллманн, говоря о коррупции в московском бюрократическом аппарате, полагала, что взятка играла роль "смазки", которая ускоряла ход дела и заставляла колеса московской приказной системы быстрее проворачиваться, и эти правила игра принимались всеми сторонами - и приказными, и ходатаями. А и то правда - вас, челобитчиков, много, а дьяк и подьячие - их мало, и как выделить те дела, которые приоритетные?


Via

Saygo
       За почти сто лет до начала Крымской войны король, в сентябре 1762 г., французский король Людовик XV диктует инструкцию посланнику в Петербург барону де Бретейлю:

       Вы уже знаете, и я повторяю здесь предельно ясно, что единственная цель моей политики в отношении России - удалить ее как можно дальше от участия в европейских делах ... Все, что может погрузит русский народ в хаос и прежнюю тьму, выгодно для моих интересов. Для меня не стоит вопрос о развитии отношений с Россией. Достаточно поддерживать те, что уже имеются...

Шарль ван Ло -- Людовик XV, король Франции


      Опять же вопрос - что конкретно переменилось в отношении Запада (не Франции, но пускай хотя бы того же Евросоюза) к России с тех пор? Что, сейчас разве не стремления отдалить Россию как можно дальше от участия в европейских делах и отгородиться от нее кордоном из марионеточных лимитрофных недогосударств типа бывшей Украины? Или нет желания вернуть в Россию хаос 90-х и обессилить ее с тем, чтобы она не являлась экзистенциальной угрозой для Европы (хотя Россия в Европу ни разу не приходила с оружием в руках, а вот Европа в Россию - регулярно)? И что, Европа настроена развивать взаимовыгодные отношения с Россией? Нет, нет и еще раз нет - мы чужие на этом празднике жизни с середины XVI в. как минимум.


Via

Saygo

Мнение

       Граф Нессельроде в 1859 г. писал Н.А. Милютину, занимавшемуся крестьянской реформой:

       Уже 42 года прошло с тех пор, как я установил этот порядок, имею полное основание быть довольным достигнутыми результатами, как для крестьян, так и для помещика. Интересы обеих сторон до того слиты, что я не мог бы не пожалеть, если бы эмансипация разрушила ныне существующую между ними связь, если б власть помещика ограничилась, а власть общины - усилилась. Я бы не желал того к пользе самих крестьян, ибо самоуправление общины еще долгое время останется у нас деспотизмом - крестьян достаточных над крестьянами бедными. Мне кажется, была бы возможность найти среднюю меру, которая сохранила бы некоторое влияние помещика над мирским управлением, нечто вроде droit de veto (права голоса) в важнейших случаях...

      Я не случайно выделил именно это место в письме канцлера - вспомнились некрасовские строки насчет распавшейся цепи, ударившей одним концом по барину, другим - по мужику, а также насчет головы-вора и мирского приговора. Крепостное право за много десятилетий (даже столетий) своего существования настолько въелось в плоть и кровь социального организма России, что отмена его и преобразование деревни на неких новых началах представлялось современникам дело чрезвычайно сложным и опасным. И понятно, почему Николай I полагал крепостное право злом, но не меньшим злом, если не большим, его поспешную отмену. Слишком многое было увязано на институты, связанные и порожденные этим специфическим явлением...

Count_Nesselrode



Via

Saygo
       У Анатоля Франса в его "Острове пингвинов" есть небольшая главка про великого пингвинского героя Тринко и его деяния. Сей ирой, по словам своих почитателей, был равно велик и в победах, и в поражениях, и в итоге, как они утверждали, после его падения в нашем отечестве остались только горбатые да хромые, от которых мы и происходим. Зато он принес нам славу.
      Ошеломленный таким признанием, некий путешественник заявил своему пингвинскому гиду, что де Дорого же вам досталась эта слава!, на что гид ответствовал:
       За славу сколько ни заплати — все будет не дорого!.
      Фраза, достойная того, чтобы занести ее на скрижали истории и отлить и в граните, и в базальте, и чем-то похожем еще - например, в кварците.
      Но это все были шутки, а теперь о серьезном. Некоторое время назад писал я о том, для чего Александр I, а вслед за ним Николай I упорно держались за Польшу - она нужна была им, и в особенности Николаю I, как передовой плацдарм, тет-де-пон, форпост и выдвинутая далеко вперед на запад линия развертывания русской армии на случай внезапного обострения ситуации в Европе. И это обострение оба императора связывали с Францией, которая, как считали в Петербурге, стремилась к реваншу.
      Но вот ведь что любопытно - прочел я намедни биографию Наполеона Малого, а вслед за ней - и канцлера Нессельроде, управлявшего русской внешней политикой и при Александре, и при Николае. Как раньше особо не обращал внимания, а теперь паззл сложился - а ведь и в самом деле, Франция что при Бурбонах, что и Орлеанской династии, что при Бонапартидах, - при все монарха и при республике (которая 2-я) жаждала реванша (одно из ярчайших проявлений этого стремления - т.н. Рейнский кризис). Чуть что - и обчественное мнение во Франции начинало заходиться в пароксизме реваншизма - даешь, мол, маленькую победоносную войну, вернем величие Франции+Бельгию, Люксембург, левый берег Рейна и пр.
      И как на это должны были реагировать в Петербурге? Автор биографии Нессельроде, Н.П. Таньшина, выстраивает интересную версию - Николай I, горячий и порывистый (ну прямо Петрус Великий!) играл роль злого полицейского, тогда как Нессельроде- доброго, придерживая своего суверена за фалды и ратуя за дипломатические меры по обузданию французских припадков - например, через вовлечение Франции в разрешение важных вопросов в международной политике 30-х - 40-х гг. XIX в. по принципу - держи друзей рядом, а врагов - еще ближе. Однако дипломатия - дипломатией, но если ты будешь говорить тихо, имея за спиной не просто большую дубину, а БОЛЬШУКЮ ДУБИНУ в лице "миллиона зрителей в серых шинелях", расквартированных в Польше, то твой голос точно услышат и примут к сведению твое мнение. Так что Пальмерстон имел все основания с сожалением говорить о том, что чтобы там ни говорили, но Николай I в той же Венгрии может делать то, что он посчитает нужным, имея в руках такой замечательный и очень убедительный аргумент. И то, что Европа на протяжении почти 40 лет после завершения наполеоновских войн не знала большой войны, во многом было связано именно с этим обстоятельством - Россия, владея Царством Польским, могла, в случае необходимости, бросить на чашу весов меч потяжелее бреннова. И это же стало, как ни парадоксально, причиной того, что в 1853 г. Николай I столкнулся с мощной коалицией европейских держав - в тамошних столицах решили, что влияние России слишком велико и что ее колоссальный политический и военный вес нарушают пресловутое европейское равновесие, почему она должна быть унижена и отброшена обратно в свою Азию, дабы больше пугать мирных бюргеров и буржуа своими дикими казаками-сыроядцами. Sic transit...

      Один из главных пингвинов-реваншистов - А. Тьер:

800px-Thiers2



Via

Saygo
но одно остается постоянным...
       Высказывание одного французского дипломата (1854 г., Крымская война в разгаре) о России и русских:

       Вы не являетесь европейской державой, вы не должны быть ею, и вы ей не станете, если Франция вспомнит о той роли, которую она должна играть в Европе. Наше правительство хорошо знает ваши слабые стороны ... и, если вас оторвать от связей, удерживающих вас с Европой, вы вновь окажетесь на Востоке и снова станете азиатской державой. И тогда будет не так сложно вас лишить Финляндии, Балтийских провинций, Польши и Крыма...

       Меняются эпохи, меняется социально-политическое и экономическое устройство, меняются политики и правители, но это остается вечным по меньшей мере с конца 40-х гг. XVI в. - и неважно кто сидит в Кремле или в Зимнем...

Ris_1



Via

Saygo
хвостатых земноводных:

       На сегодня ранняя эволюция хвостатых амфибий плохо известна из-за неполноты палеонтологического материала. Проблема усложняется тем, что отделение этой группы от других земноводных, вероятно, произошло в середине пермского периода, тогда как остатки первых представителей хвостатых амфибий начинают встречаться только в юрских отложениях. Но найденный недавно полный скелет триасовой амфибии триассуруса (Triassurus sixtelae), а также новые находки юрских амфибий заполняют важные пробелы в эволюционной истории амфибий и позволяют ученым подобраться поближе к решению загадки происхождения современных хвостатых амфибий

triassic_stem_salamander_3_703


triassic_stem_salamander_logo_390



Via

Saygo
       Как-то само собой в ходе обсуждения одного из постов получилось. Еще когда писал диссертацию, обратил внимание на то, что некоторые идеи и тезисы, высказанные отечественными историками еще полтора столетия назад, звучат актуально и по сей день. И чем дальше, тем больше таких наблюдений - причем, что самое интересное, зачастую эти любопытные и многообещающие идеи высказывают историки не первого плана, а второго и даже третьего - те, чьи имена совсем не на слуху и известны лишь узкому кругу специалистов.
      Понятно, что эти идеи в чистом виде сегодня неприменимы - все-таки с тех пор методология ушла далеко вперед, но ведь любим-то мы их не за форму, а за содержание, и если это содержание да влить в новые меха (или мехи?), то выйдет очень и очень даже неплохо.
      Почему так получилось? Возможно, ответ кроется в словах В.О. Ключевского. Он писал в свое время, что «нашу русскую историческую литературу нельзя обвинить в недостатке трудолюбия – она многое обработала». Вместе с тем дальше он продолжал - похвалив коллег по цеху, мэтр их и пожурил следующим образом: «Я не взведу на нее напраслины, если скажу, что она сама не знает, что делать с обработанным ею материалом; она даже не знает, хорошо ли его обработала». И, указывая на главные, по его мнению, недостатки отечественной исторической школы, он выделил «слабость ответственности» со стороны исследователей, которая проявлялась в том, что русские историки «не задаются достаточно серьезными вопросами, не чувствуют себя достаточно обязанными глубоко разрабатывать ее, вообще наклонны успокаиваться на первых результатах, схватывая наиболее доступное, лежащее наверху явлений» (короче, для нашей историографии характерна методологическая робость и, что самое важное - вторичность в этом отношении).
      Вот и получается что наработав за полстолетия колоссальный фактический материал и проанализировав его, русские дореволюционные историки де-факто на этом и остановились, сказав "а", они не сказали "б", не сделали следующего шага. Вина ли их в этом? Нет, не думаю, скорее это связано с болезнями роста и общим кризисом исторической науки на рубеже столетий. Быть может, все это потом было бы пережито и...
      Но случился 1917 год, и дальше история нашей исторической науки пошла другим путем. Единственное верное учение легло в основу построений советских историков, существенно сузив и поле исторического поиска, и собственно кругозор исследователей. Зацикленность на единственно верной методологии сыграла с советской исторической школой злую шутку - мимо нее де-факто прошли важнейшие споры и открытия, которые случились в эти десятилетия за рубежом, а провинциальность и в каком-то смысле второсортность ее только усилились. Само собой, что те наработки прежних времен, не укладывавшиеся в новую научную парадигму, если и не были заброшены прочно забыты, то, во всяком случае, не слишком и приветствовались. А когда ситуация переменилась, когда идеологический диктат ушел в прошлое (или сменил форму) , то оказалось, что объяснения, что давались тем или иным явлениям или событиям нашей истории советской историографией, мягко говоря, не совсем адекватны, а вот те идеи, что высказывались до нее, с приложением новых подходов и методологий - очень даже перспективны и могут дать весьма неожиданные и любопытные результаты. Так что, может стоит попробовать встать на плечи гигантов?

монах-летописец



Via

Saygo
       Читаю вот биографию Наполеона Малого (который Луи Наполеон). Интересные параллели выстраиваются. После того, как на него в январе 1858 г. совершили покушение итальянские бомбисты во главе с неким Орсини (выехавшим во Францию из Британии, кстати, где он и его подельники усердно готовились к покушению - скупали оружие, бомбы снаряжали и пр.), император и его кабинет предприняли решительные меры по борьбе с оппозицией и террористами. Цитирую:
       Власти предприняли жесткие меры, направленные на недопущение террористических актов и выступлений оппозиции. Усилились меры безопасности и досмотра иностранцев, въезжавших на территории Франции. Министр внутренних дел Бийо убедил императора закрыт некоторые республиканские и легитимистские (т.е. выступавшие за реставрацию монархии Бурбонов - Thor) газеты.
      27 января 1858 г. Франция была разделена на пять военных округов, каждый из которых находился под контролем маршала Франции. В начале февраля были созданы специальные следственные комитеты. 7 февраля вместо Бийо был назначен генерал Шарль Эспинас, сторонник крутых полицейских мер.
      27 февраля 1858 г. вступили в силу законы об общественной безопасности (получившие название законов против "подозрительных"), которые значительно ужесточили наказания за нарушения общественного порядка, антиправительственную агитацию, изготовление и хранение взрывчатых веществ и оружия. Кроме того, этими документами министру внутренних дел в интересах общественной безопасности предоставлялось право наказывать, штрафовать, арестовывать и ссылать без суда в Алжир или Кайенну любое лицо, кто ранее привлекался к ответственности за политические преступления, связанные с событиями 1848, 1849 и 1851 годов

      Ну вишенка на торте (самая вкусняшка выделена особо!):
      Эспинас сразу же воспользовался предоставленными ему полномочиями и направил префектам инструкцию составить списки потенциально подозреваемых и враждебно настроенных политических деятелей, кого следовало арестовать. Департаментам были спущены даже квоты на арест и депортацию. Причем для регионов традиционно поддерживавших оппозиционных лидеров, квоты были выше...
      В общем, Ничто не ново под луною: Что есть, то было, будет ввек...

Attentat_d_Orsini_47_max



Via

Saygo
       "Луч беспристрастной истории озарит многотрудный путь, самоотверженно пройденный честным флотоводцем, которому не дано было совершить только одного - чуда...".
      Это слова известного ученого П.П. Семенова-Тянь-Шанского были озвучены в некрологе в память о адмирале З.П. Рожественском и живо мне напомнили слова другого русского ученого, Р.Ю. Виппера, сказанные им о Иване Грозном ( и бродячую фразу об усатом вожде северных эбису - насчет мусора, коий был нанесен на его кирпичную могилу, но со временем ветер истории его всенепременно развеет).

Semyonov_by_Repin


      Закончил не так давно читать биографию адмирала, написанную В.Ю. Грибовским почти четверть века назад - и вот ведь что интересное, с тех пор так ничего нового так и не появилось на эту тему. И впечатление об цусимском адмирале публика по прежнему черпает из новиковского опуса (по преимуществу) или из семеновской "Расплаты" (у немногих чуть больше продвинутых), ну а самые продвинутые из профанов могут вспомнить еще знаменитое ленинское изречение насчет "великой армады, — такой же громадной, такой же громоздкой, нелепой, бессильной, чудовищной, как вся Российская империя", которая "двинулась в путь, расходуя бешеные деньги на уголь, на содержание, вызывая общие насмешки Европы, особенно после блестящей победы над рыбацкими лодками, грубо попирая все обычаи и требования нейтралитета" и которая "точно стадо дикарей, армада русских судов налетела прямиком на великолепно вооруженный и обставленный всеми средствами новейшей защиты японский флот", естественно, потерпев при этом сокрушительное поражение. Ну а самые продвинутые из продвинутых вспомнят, возможно, речение Р.М. Мельникова (известного своим весьма критичным, если не сказать более, отношением к русскому флоту той эпохи и его адмиралам - только покойный И.Л. Бунич его в этом смог переплюнуть) - Рожественский был назван им одной "из самых одиозных фигур флотской администрации предцусимского периода".

      Два главных антигероя русско-японской войны

image-12


      Все так, все так, и армада была, и поражение было (тяжелое и неожиданное (и от того еще более болезненное, особенно если принять во внимание сдачу отряда Небогатова), и лично адмирал Рожественский как командующий 2-й ТОЭ и начальник ГМШ допустил немало просчетов и ошибок, которые поспособствовали печальному исходу войны на мору в войне 1904-1905 гг. Но вот все же есть, как говорится, нюансы, и вряд ли стоит так уж истово посыпать голову пеплом и рвать тельник на грудях - что бы там не говорили, но, по моему скромному убеждению, Зиновий Петрович ответил не только за свои ошибки (а кто их не делал - и если бы неудачf в Цусимском сражении не была бы столь убедительной, и эскадра худо-бедно прошла бы во Владивосток, то кто бы о них вспомнил?), сколько стал козлом отпущения за все просчеты, допущенные не только флотским руководством, но прежде всего и в первую очередь - руководством политическим, в т.ч. и лично Николаем II.
      Между тем, если призадуматься, то поход 2-й ТОЭ, равно как и его организация (в плане материально-технического снабжения и дипломатического обеспечения) заслуживает самого пристального внимания и изучения - вот честно, он должен быть непременно занесен на скрижали истории (нашего флота, конечно, в первую очередь), и стать предметом изучения в училищах и академиях насчет того, как надо и как не надо делать. В самом деле - сказать, что русский флот к началу ХХ в. не имел опыта океанских плаваний, нельзя, он был. Однако походы отдельных кораблей или отрядов - это совсем не одно и тоже, как переход целого флота, причем несколькими отрядами, двигающимися разными маршрутами и в разное время. И переход этот был совершен почти за полмира без серьезных поломок и проблем - адмирал довел таки свою армаду, какой бы ее не пытались представить громоздкой и бессмысленной, до места решающей встречи.
      И привел Рожественский к Цусиме не разношерстное собрание кораблей и судов, собранных с бору по сосенке, не коллекцию "самотопов" и старых калош, а именно флот как целостный боевой организм. Да, этот флот не прошел испытание огнем - но здесь, снова повторюсь, не только русские были плохи, сколько японцы оказались слишком хороши, и вряд ли в той обстановке кто-то мог бы выступить лучше (единственное, так это англичане могли отличиться, но у них всегда есть пара козырных тузов в рукаве, да еще знаменитое " King has a lot", чем наши императоры похвастать не могли). Но все-таки Рожественский сумел сделать из этого сборища именно флот. И ведь у него в распоряжении оказались далеко не самые лучшие команды, а главная ударная сила, четыре "суворовых", вообще вступили в строй накануне ухода эскадры в поход (и, по существу, прошли приемо-сдаточные испытания уже в ходе дальнего плавания - и, между прочим, успешно). А если еще вспомнить, что Балтийский флот давно и прочно забил на боевую подготовку (специалистов еще худо-бедно готовили, но вот соединения кораблей, бригады, дивизии и эскадры как целостные боевые организмы, сплаванные и готовые действовать как одно целое - нет), являясь практически все предшествовавший этой несчастной войне годы перевалочным пунктом-депо для кораблей, ходивших туда-обратно за полсвета, то вообще стоит удивиться тому, что русские сумели сделать это.

08b9f404015b


      Рожественский за одно это достоин если не памятника, то хотя бы благодарной памяти потомков и, повторюсь еще раз, пристального внимания к изучению опыта похода в организационном и технико-материальном отношениях. Увы, цусимская катастрофа перечеркнула все, что было сделано адмиралом положительного до этого. И вошел он в историю нашего флота не как адмирал, сумевший осуществить беспримерную экспедицию за тридевять земель, а как адмирал Цусимы...


Via

Sign in to follow this  
Followers 0