Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,043
  • comments
    5
  • views
    114,877

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
picture_of_the_day_ugrunaaaluk_1_703
      Яблоки не яблоки, но волосатые или пернатые (ага, сразу вспоминается Кетцалькоатль), в общем, достаточно лохматые, утконосые динозавры Ugrunaaluk kuukpikensis, что на языке туземцев, населяющих север Аляски, означает «древнее пасущееся животное».
      Перед нами (цитата) - "типичный утконосый динозавр из семейства гадрозаврид: двуногий и травоядный. И, в данном случае, некрупный: судя по приводимым размерам костей, взрослый угрунаалук был всего раза в два крупнее среднего человека. Иные утконосые динозавры достигали и куда больших размеров". Казалось бы, вполне заурядное, за пятачок пучок, животное, но тогда за что ему такая великая "честь"? А вот за что (опять цитата) - "Интересно, что территория, где обитал угрунаалук, находилась в конце мела далеко на севере — гораздо выше Полярного круга (там же она остается и до сих пор)", и хотя "для мелового периода был характерен ровный мягкий климат; вероятно, зимняя температура тогда даже в высоких широтах была около нуля, так что растительная пища оставалась доступной. Хотя, конечно, динозаврам всё равно приходилось терпеть дожди, слякоть и снег". Вот тебе и яблоки на снегу по динозаврьи!
      P.S. И да, зима близко!

Via

Saygo
      Я знал, что в "ихних" архивах скрывается масса вяских полезных вещей про нашу с вами, посетителей этой уйютненькой, историю (конечно же, мне ближе всего и дороже история раннего Нового вреимени, и в особенности от Ивана до Ивана). И вот подтверждение этого - новый выпуск "Русского сборника, а в нем масса всяких разных вкусностей - например, О. В. Русаковский. Ганс Шлитте и наём немецких воинов на русскую службу в 1547-1548 гг., или Джованни Паоло Кампана. Донесение о путешествии в Московию. Подготовка текста И. В. Дубровского и В. В. Рыбакова, перевод В. В. Рыбакова, предисловие И. В. Дубровского и тд. Статья про происки саксонца так вообще - просто восторг (я давно подозревал, что с этой историей все далекол не так просто, как может показаться, и фраза насчет того, что Tyrann де советовался с немецкими капитанами в свете этой статьи заиграла новыми красками, равно как и истоиря про то, как были учреждены стрельцы)! В общем, все это богатство можно скачать по этой ссылке: Русский сборник: исследования по истории России XXIV.
 
772628_original.jpg

      Утащено с Мордокниги (спасибо Роману Сапелину, поместившему это известие).

Via

Saygo
что в понедельник с утра меня непременно порадуют наши российские художники, и вот, мои ожидания оправдались. Представляю - Ф.Б. Федоров. Перед битвой с крестоносцами на Чудском озере:
 
431197

      Зацените! А я пока пошел на работу, сеять разумное, доброе, вечное...

Via

Saygo
      Откуда? Во-первых, из стольного града Москвы, куда ездил встречаться с хорошими людьми, а заодно восстановил аккаунт в Историчке и поближе сошелся с Tyrann'ом и Медведом.

      Я и Tyrann:
 
20181208_093735


      Я и Медвед:
 
20181208_094518


      На этот раз у нас - продолжение истории про "Войну двух царей", Ивана Грозного и Девлет-Гирея I, сказ про то, как русские на Крым ходили и что из этого получили в нескольких частях - пока часть 1-я, «ВОЙНА ДВУХ ЦАРЕЙ»: ПУТЬ К МОРЮ, а остальные воспоследуют дальше.

Via

Saygo
       Это картинка, которой сто лет в обед:

picture_of_the_day_paleontological_caricature_1_703


      А это подпись к ней:
      Набережная г. Ялты 1 сентября 3897 г. до Потопа. Прилагаемый рисунок представляет точное воспроизведение мгновенного фотографического снимка с Ялтинской набережной, снятого 1 сентября 3897 года до Потопа. Из него видно, что купальный сезон той эпохи был крайне оживлен и отличался необыкновенным разнообразием купающейся публики. Кроме того, на нем наглядно представлены прародители кровожадных и алчных млекопитающих, занимающихся в настоящее время исключительно сдачей в наем квартир и дачных помещений г. Ялты

      А вообще-то в статье речь идет о том, как воспринимались в русском читающем обществе рубежа XIX/xx веков новости палеонтологической науки. Любопытное, надо сказать, зрелище (опять же к вопросу о "России двух скоростей").


Via

Saygo
      Приближается годовщина Октябрьской революции и, работая над статьей, посвященной этой годовщине, наткнулся на один интере-е-есный документ. Вот без гугления - кто его автор (нет, весь, конечно, я не буду цитировать, но вот самое вкусное, на мой взгляд, место - всенепременно)? Итак, цитата:
      "Итак, несмотря на достигнутые успехи в деле роста промышленности, Россия и по настоящее время остается страной по преимуществу земледельческой, а при сложившемся ныне строе политических и экономических международных отношений земледельческая страна, не имеющая своей собственной промышленности, достаточно развитой, чтобы удовлетворять главным потребностям населения продуктами отечественного труда, не может почитать свою мощь непоколебимой; без своей собственной промышленности она не может достигнуть настоящей экономической независимости, а опыт всех народов наглядно показывает, что только хозяйственно самостоятельные народы оказываются в силе проявлять в полной мере и свое политическое могущество. Англия, Германия и Соединенные штаты прежде чем стать влиятельными державами в международной политике, напряженными усилиями и всесторонней системой мероприятий насаждали и развивали у себя промышленность. Напротив того, Китай, Индия, Турция, Персия, Южная Америка в такой же мере политически немощны, в какой экономически зависимы от иноземной промышленности. В настоящее время политическое могущество великих государств, призванных выполнять исторические задачи, создается столько же духовными силами народа, сколько и его экономическим строем, и даже боевая готовность страны определяется не одним уровнем ее военной организации, но и степенью развития ее промышленности. Россия с ее огромным разноплеменным населением, с ее сложными историческими задачами в международной политике, с ее разнообразными внутренними интересами может быть более, чем какое-либо другое государство, нуждается в том, чтобы национальное политическое и культурное здание имело под собой надлежащую экономическую почву, чтобы империя вашего величества была великой не только политической и земледельческой, но и промышленной державой. И было бы роковою исторической ошибкою предполагать, что с удовлетворением этой народной потребности в создании широкой и разнообразной промышленности можно медлить. Международное соперничество не ждет...".
 
1

Via

Saygo
они выносливы, как никто, дружелюбны, вежливы. Как и мы, испанцы...".
       Аугусто наш Феррер Дальмау подвел итоги своей рабочей командировки в Сирию (подробнее здесь.
       Пара сирийских зарисовок:
dalmau-en-Alepo-1
Алеппо_2
алеппо3
       И главная картина, "Алеппо. Помощь пришла" (увы, пока в таком качестве):
 
Алеппо_4

       Презентация и сама картина с намеком - с Днем Победы, товарищи!

Via

Saygo
      Или некоторые мысли, которые возникли при чтении юридической и исторической литературы по истории государства и права России эпохи Средневековья - раннего Нового времени...
      Я уже отмечал как-то, что "чистые" историки и юристы, которые специализируются на истории государства и права, существуют в параллельных и непересекающихся вселенных (редкие исключения лишь подтверждают правило). Отсюда и некоторая, гм, устарелость построений, которые можно встретить в историко-юридической литературе, в особенности в той ее части, что касается Средневековья и раннего Нового времени. Так уж случилось, что я с 14-го года читаю курсы по истории государства и права сперва зарубежных стран, а с прошлого года – еще и России. Само собой, что и подошел к подготовке лекционного курса я во всеоружии прочитанного за прошедшие почти два десятка лет (первый заход был на рубеже 90-х – 00-х гг.) – короче, исходная база теперь совсем другая, в особенности концептуальная. И вот, к примеру, берем мы, предположим, говоря о истории русского права, пресловутый Судебник 1497 г. (а хоть и 1550 г. Впрочем, «Русская Правда» тоже сойдет, равно как и любой другой устав, наказ или нечто подобное – любой правовой кодекс эпохи Средневековья и раннего Нового времени). Нужно ли говорить еще раз о том, какое место и какое внимание занимает и уделяется этому правовому кодексу в нашей как историографии, так и юридической литературе? В самом деле – если историю пишут по текстам, там, где нет текстов – там нет и истории и пр., т.п. и т.д. А тут такой текст, а в нем бездна всякой информации. Ура, берем его в руки и начинаем реконструировать картины минувшего быта и реальности – что юридической, что какой иной.
      Однако остается некий червячок сомнения. Ну хорошо, вот он, кодекс, есть. Однако насколько он был в ходу в реальности? Крамольный вопрос, не правда ли? А ведь и в самом деле – как судили судьи при том же Иване II, его сыне или внуке? На основе Судебников? Как бы не так! Я уж не буду подробно расписывать «казус 1503 г.» (можно погуглить на этот счет – любопытное чтиво выходит). Но вот мнение, с которым трудно если не согласиться, то, во всяком случае, стоит почесать в затылке и призадуматься – это ж-ж- явно неспроста. Согласно этой точке зрения, ранние законодательные кодексы в лучшем случае имели достаточно ограниченное хождение в повседневной практике, оставаясь плодом рассуждений досужих писателей руками (если вообще предназначались для использование в текущем судопроизводстве, а не были своего рода литературным жанром – наравне с теми же хрониками и летописями). «Насколько вообще правитель мог рассчитывать на практическое применение писанного закона в обществе, которое в большинстве своем было неграмотным?» - вопрос, согласитесь, более чем закономерный, и к этому я еще добавлю другой – в условиях, когда у нас нет печатного станка, как можно было снабдить судебные присутствия повсеместно, а не только в столице, тем же Судебником? А при отсутствии под рукой текста как должен был судить судья неправедный обратившегося к нему истца и ответчика? Ответ – по понятиям, которые господствуют в этой местности («что ни город – то норов»).
      Осторожное предположение о том, что, мол, между писаным правом и судебной практикой был некий небольшой зазор можно принять, но при условии, что этот зазор был очень большим, размером до бесконечности. И, в итоге, мы наблюдаем, что, выходит, в судах руководствовались в первую очередь нормами привычного и понятного обычного права (впрочем, в актовых материалах указания на это обстоятельство более чем прозрачны), а писаное – писаное право вводилось в обиход очень медленно, постепенно, методом малого шевеления (вместе с усилением центральной власти и расширением сферы ее полномочий и компетенции). При этом в первую очередь писаное право определяло общие процессуальные процедуры, затем выводило из компетенции низших судов особо тяжкие преступления, а уж потом – все остальное (и то сказать, что в русской деревне обычное право продолжало господствовать вплоть до 17-го года и даже дальше, а в нашей ментальности оно и сейчас действует – а хоть и почитайте комментарии топ-блохеров, не говоря уже о рядовых пользователях, насчет судебных дел и решений суда. Все жаждут справедливости правды, не вникая в сугубо правовые аспекты конкретного дела и процесса в целом).
02

Via

Saygo
      Или некоторые мысли, которые возникли при чтении юридической и исторической литературы по истории государства и права России эпохи Средневековья - раннего Нового времени...
      Я уже отмечал как-то, что "чистые" историки и юристы, которые специализируются на истории государства и права, существуют в параллельных и непересекающихся вселенных (редкие исключения лишь подтверждают правило). Отсюда и некоторая, гм, устарелость построений, которые можно встретить в историко-юридической литературе, в особенности в той ее части, что касается Средневековья и раннего Нового времени. Так уж случилось, что я с 14-го года читаю курсы по истории государства и права сперва зарубежных стран, а с прошлого года – еще и России. Само собой, что и подошел к подготовке лекционного курса я во всеоружии прочитанного за прошедшие почти два десятка лет (первый заход был на рубеже 90-х – 00-х гг.) – короче, исходная база теперь совсем другая, в особенности концептуальная. И вот, к примеру, берем мы, предположим, говоря о истории русского права, пресловутый Судебник 1497 г. (а хоть и 1550 г. Впрочем, «Русская Правда» тоже сойдет, равно как и любой другой устав, наказ или нечто подобное – любой правовой кодекс эпохи Средневековья и раннего Нового времени). Нужно ли говорить еще раз о том, какое место и какое внимание занимает и уделяется этому правовому кодексу в нашей как историографии, так и юридической литературе? В самом деле – если историю пишут по текстам, там, где нет текстов – там нет и истории и пр., т.п. и т.д. А тут такой текст, а в нем бездна всякой информации. Ура, берем его в руки и начинаем реконструировать картины минувшего быта и реальности – что юридической, что какой иной.
      Однако остается некий червячок сомнения. Ну хорошо, вот он, кодекс, есть. Однако насколько он был в ходу в реальности? Крамольный вопрос, не правда ли? А ведь и в самом деле – как судили судьи при том же Иване III, его сыне или внуке? На основе Судебников? Как бы не так! Я уж не буду подробно расписывать «казус 1503 г.» (можно погуглить на этот счет – любопытное чтиво выходит). Но вот мнение, с которым трудно если не согласиться, то, во всяком случае, стоит почесать в затылке и призадуматься – это ж-ж- явно неспроста. Согласно этой точке зрения, ранние законодательные кодексы в лучшем случае имели достаточно ограниченное хождение в повседневной практике, оставаясь плодом рассуждений досужих писателей руками (если вообще предназначались для использование в текущем судопроизводстве, а не были своего рода литературным жанром – наравне с теми же хрониками и летописями). «Насколько вообще правитель мог рассчитывать на практическое применение писанного закона в обществе, которое в большинстве своем было неграмотным?» - вопрос, согласитесь, более чем закономерный, и к этому я еще добавлю другой – в условиях, когда у нас нет печатного станка, как можно было снабдить судебные присутствия повсеместно, а не только в столице, тем же Судебником? А при отсутствии под рукой текста как должен был судить судья неправедный обратившегося к нему истца и ответчика? Ответ – по понятиям, которые господствуют в этой местности («что ни город – то норов»).
      Осторожное предположение о том, что, мол, между писаным правом и судебной практикой был некий небольшой зазор можно принять, но при условии, что этот зазор был очень большим, размером до бесконечности. И, в итоге, мы наблюдаем, что, выходит, в судах руководствовались в первую очередь нормами привычного и понятного обычного права (впрочем, в актовых материалах указания на это обстоятельство более чем прозрачны), а писаное – писаное право вводилось в обиход очень медленно, постепенно, методом малого шевеления (вместе с усилением центральной власти и расширением сферы ее полномочий и компетенции). При этом в первую очередь писаное право определяло общие процессуальные процедуры, затем выводило из компетенции низших судов особо тяжкие преступления, а уж потом – все остальное (и то сказать, что в русской деревне обычное право продолжало господствовать вплоть до 17-го года и даже дальше, а в нашей ментальности оно и сейчас действует – а хоть и почитайте комментарии топ-блохеров, не говоря уже о рядовых пользователях, насчет судебных дел и решений суда. Все жаждут справедливости правды, не вникая в сугубо правовые аспекты конкретного дела и процесса в целом).

02



Via

Saygo
       Или по Хуану ли сомбреро? Коротенький такой сказ в нескольких частях про то, как крымские Гиреи пытались построить свою империю - "Великий улус", Золотая Орда 2.0.
      Размышляя над особенностями "Большой игры" в Восточной Европе в XVI в., нетрудно сделать вывод, что здесь у нас налицо три игрока - этакая "Большая Тройка". Нет, все же не "Тройка", а "Двухсполовинка", потому как Крымское ханство на первых порах на полноценного игрока все же не тянуло.Конечно, на фоне прочих татарских юртов, что возникли на руинах Золотой Орды, Крым был одним из наиболее сильных и успешных (уже хотя бы потому, что он был не чисто кочевым политическим образованием, а более или менее "цивилизованным", с элементами городской культуры и оседлости и в этом отношении немало походил на классическую Золотую Орду), да вот беда - у пана атамана немае золотого запасу ресурсная база у Гиреев поначалу была далеко не та, что требовалось, чтобы удовлетворить их хотелки имперские. Что ни говори, но сам по себе "Остров Каффа" не шибко богат. И чтобы стать полноценным игроком, из половинки превратиться в более или менее целое, нужно было эту базу существенно расширить. А уж опосля... А потом можно было приступать и к выполнению ХПГ.

100574_original.jpg




      Своего рода точкой отсчета на этом пути можно считать самое начало XVI в. – в 1502 г. Менгли-Гирею удалось, наконец, посчитаться со своим старинным недругом, ханом Большой Орды Шейх-Ахметом. Как писал Менгли-Гирей своему «брату» Ивану III в Москву в ноябре того года, «отца своего цареву Орду достал еси». Общий враг, против которого заключили свой союз два государя, русский и крымский, исчез (нет, конечно, Шейх-Ахмед и оставшиеся верными ему мурзы еще пытались продолжить борьбу, но безуспешно – золотоордынское время окончательно ушло в прошлое). Спустя некоторое время, летом1505 г., скончался Иван III. Не стало общего врага, умер и старый союзник – нужен ли, в таком случае, направленный своим острием против Большой Орды и союзной ему Литвы русско-крымский альянс? Пока в Крыму раздумывали над тем, пролонгировать ли союз или нет, события развивались все стремительнее и стремительнее. Казанский хан Мухаммед-Эмин, получив известия о тяжелой болезни Ивана III, пошел на открытый разрыв с Москвой и, атаковав в сентябре 1505 г. Нижний Новгород, развязал с Русским государством войну.
      Ответная экспедиция на Казань, организованная летом 1506 г. новым русским государем, Василием III, потерпела неудачу, однако Мухаммед-Эмин, понимая несопоставимость военного потенциала своего и русского, решил заручиться поддержкой со стороны великого князя литовского и крымского хана. И хотя эта коалиция в конечном итоге не состоялась , Менгли-Гирей, тем не менее, окончательно склонился к тому, чтобы порвать с Москвой и поддержать нового великого литовского князя Сигизмунда I. Крымский «царь» не только пожаловал Ягеллона своим «царским» ярлыком (весьма примечательным, надо сказать, ибо в нем, помимо Киева, Владимира Волынского, Луцка, Каменца и иных южно- и западнорусских «тем со всъми входы и зъ данми, и з землями, и з водами» Сигизмунд жаловался Смоленской и Черниговской тьмами, Путивлем, Курском, Брянском, Пронском, Козельском «со въсими ихъ выходы и данми, и з землями и водами», а также еще и Псковом, Великим Новгородом, Рязанью и Переяславлем «в головахъ, люди, тмы, городы и села, и дани, и выходы, и з землями, и з водами, и с потоками», причем в ярлыке приказывалось тамошним князьям, боярам и жителям служить так Сигизмунду, как служили они когда-то великому князю Витовту ), но и предпринял вполне конкретные шаги, наглядно показавшие перемену внешнеполитического курса Бахчисарая. 3 июля 1507 г. хан писал Сигизмунду, что он против московского «сына своего Магмет Кгиреи солътана в головах» и «инъших солтанов и вланов, князеи и полковыхъ князеи, и ихъ братю, и ихъ детеи мурзъ послали есмо и вжо передъ воиска нашого вышло было».
      Ханские слова не расходились с делом. Согласно русским летописям, «того же лета (1507 г. – Thor) прииде весть къ великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии, что идут многие люди татарове на Поле, а чают ихъ приходу на украйну на Белеву и на Белевские места и на Одоевские и на Козельские…». Василий III немедля отправил навстречу татарам рать во главе с князем Иваном Холмским. 9 августа неприятель, успевший нахватать полону и уходивший домой, был перехвачен русскими полками и наголову разбит. Торжествующий «большой» воевода и его товарищи немедля отписали в столицу, что де они «многихъ татаръ побиша, а иныхъ живыхъ поимаша, а полонъ весь назадъ возвратиша» и преследовали бегущих до речки Рыбницы (южнее нынешнего Орла).
      Итак, события 1506-1507 гг. наглядно продемонстрировали, что в русско-крымских отношениях началась новая эпоха. Бахчисарай не только открыто встал на сторону Вильно, но и заявил о своих претензиях на политическое верховенство в Восточной Европе и готовность подкрепить их военной силой. И вряд ли стоит вслед за С.М. Соловьевым полагать их «смешными». Вести борьбу с Литвой России теперь приходилось с оглядкой на юг – что там происходит на «крымской украине»? И к тому же контакты Бахчисарая с Казанью обозначили новую и чрезвычайно опасную для Москвы тенденцию – Крым вознамерился подмять под себя остальные татарские юрты, а совокупная мощь их делала заявку Гиреев на доминирование в регионе отнюдь не смешной.
      Вместе с тем отметим, что, несмотря на занятую враждебную по отношению к Москве позицию, ни Менгли-Гирей, ни его сын и преемник Мухаммед-Гирей I (1515-1523 гг.) отнюдь не торопились довести градус противостояния до кипения и перейти к открытой его фазе, начав большую войну. Поигрывая «мышцей бранной» и прощупывая прочность русской обороны на «крымской украине» (как в 1512, 1514/1515 и 1517 гг. ), и Менгли-Гирей, и его сын, делая вид, что крымские «царевичи», «князья» и мурзы совершают свои рейды на русское порубежье по собственной инициативе, использовали эти набеги как инструмент оказания давления на Москву с целью сделать ее более уступчивой и восприимчивой к посылаемым из Бахчисарая сигналам. А намеки эти были более чем прямые – в обмен на восстановление прежних «братских» отношений Бахчисарай желал получить согласия и, что было бы совсем замечательно, конкретной помощи и поддержки Москвы в реализации своих имперских замыслов – подчинения возникших на руинах Золотой Орды татарских юртов крымской власти. «Правительство» же Василия III, в свою очередь, стремилось, не обременяя себя излишними расходами и тем более обязательствами, направить татарских коней против Литвы, с которой Русское государство продолжала враждовать (как раз в 1512 г. началась очередная, 4-я по счету, русско-литовская война). При этом обе стороны действовали по принципу «цель оправдывает средства», и, как отмечал И.В. Зайцев, «вели друг с другом двойную игру, лавируя и виляя, отрицая очевидные истины и стремясь убедить противника в заведомой дезинформации».
      «Крымский смерч» 1521 г. , на первый взгляд, можно считать решительным шагом к эскалации конфликта и переходу от «холодной» его стадии к «горячей». Не «царевичи» и не отдельные мурзы «самовольно» явились на «берег» (оборонительный рубеж по Оке), но сам «царь» со всей своей «Ордой». Разбив русские полки под Коломной, Мухаммед-Гирей и его воины подступили к самой Москве и подвергли беспощадному опустошению уезды к югу от Москвы и Рязанщину. Может показаться, что это нашествие стало началом нового этапа в русско-крымских отношениях. Однако, внимательно проанализировав как сам ход событий накануне и в 1521 г., так и то, что произошло потом, все же отметим – при всем своем размахе «крымский смерч» не выходит за рамки прежнего политического курса оказания давления на Москву, когда военные успехи становились веским доводом в устах дипломатов на переговорах. Складывается впечатление, что сам Мухаммед-Гирей отнюдь не стремился к чрезмерному ослаблению Москвы (иначе, в противном случае, ему стало бы трудно вести дела в Вильно), и, ограничившись сделанным Василию III более чем серьезным внушением, он обратился к реализации имперского замысла крымских Гиреев.
      Еще задолго до похода на Москву Мухаммед-Гирей, будучи калгой-«кронпринцем», «трижды нагаи имал» (в 1507, 1509 и 1510 г.) , подчинив власти своего отца немало ногайских улусов, так что спустя сто с лишком лет неизвестный составитель «Острожского летописца» записал под 1516 годом, что «того же року царь Перекопский нагайских татар под себе подбил». Вторжение же в ногайские степи казахского хана Касима в 1519 г., серьезно «утеснившего» ногаев, привело к тому, что, как писал В.В. Трепавлов, «большая часть ногаев успела воспользоваться приглашением Мухаммед-Гирея I и уйти на Крымскую сторону Волги» от наседавших воинов Касима. Успех же похода 1521 г. позволил Мухаммед-Гирею утвердить результаты переворота весны того же года в Казани, когда тамошние «князья коромольники» изгнали московского ставленника «царя» Шах-Али и посадили на освободившийся трон брата Мухаммед-Гирея Сахиб-Гирея. Оставалась одна Астрахань (к которой у Мухаммед-Гирея были свои счету – пока он ходил на Москву, астраханцы совершили успешный набег на Крым и изрядно разжились там скотом и полоном), и можно сказать, что вчерне величественное здание Takht Memleketi было возведено – оставалось заняться его отделкой.
      Весной 1523 г. Мухаммед-Гирей совершил успешный поход на Астрахань и изгнал оттуда астраханского хана Хуссейна, однако спустя несколько месяцев был убит ногаями вместе со своим сыном и наследником Бахадыр-Гиреем. После этого ногаи, не забывшие о тех притеснениях, которым они подвергались со стороны крымского «царя» и его воинов, разгромили крымское войско и совершили опустошительный набег на Крым, сполна расплатились за прежние обиды.
      Ногайский погром способствовал наступлению в Крыму «великой замятни» – ожесточенной борьбе за власть между сыном Мухаммед-Гирея Ислам-Гирея и его дядей Саадет-Гиреем, растянувшейся почти на полтора десятка лет (если вести отсчет от убийства Мухаммед-Гирея до смерти Ислам-Гирея в 1537 г., опять же убитого ногаями - вот у кого была дружба так дружба и любовь братцкая!). Говорить о какой-либо осмысленной внешнеполитической линии Крымского ханства в эти годы, пожалуй, не стоит, более того, I Рейх каркас крымской «империи», возведенный трудами Менгли-Гирея и Мухаммед-Гирея, развалился. Первый подход к "штанге" оказался неудачным. Все нужно было начинать сначала, но сперва нужно было навести орднунг внутри самого ханства.

      To be continued...


Via

Saygo

Эмбарго

      В 1229 г. папа Григорий IX сильно возмутился тем, что клятые схизматики (новгородцы?) причиняют всякие неудобства и ругаются над новообретенным стадом Христовым в Финляндии и пажити Господни всяко разно опустошают и разоряют. Посему он предложил всем честным христианам-сынам Римской церкви не торговать с схизматиками. и в особенности не поставлять им оружие, коней, суда, провиант и прочее, что может нанести вред стаду Христову *правда, намецкие купцы наплевали на все это - бабло побеждает все, даже папский запрет).
      Проходит двести пятьдесят с гаком лет, и в конце XV в. Ливония и Ганза затеяли с Иваном III торговую войну (началось все с того, что Иван решил пересмотреть торговую "старину", которая его не устраивала, ибо мимо кассы его казны протекали большие финансовые потоки, да и его подданные, "гости", претерпевали немалые убытки от "старины" (а это снова убыток для государевой казны). Естественно. что в ответ на утеснения немецких купцов немцы начали притеснять русских - слово за слово, и вот Иван прикрывает Немецкий двор в Новгороде, парализуя тем самым торговлю по "старине" (и способствуюя развитию "необычной торговли" - в смысле за рамками "старины" и, невольным образом, контрабандной торговли). Более того, он арестовал и посадил в зиндан немецких купцов, приказчиков и учеников, находившихся на дворе, и конфисковал в свою пользу немецкие товары (момент был подгадан удачно - как раз должен был начаться зимний сезон торговли, и на дворе скопилось нема всякого товару).
      Немцы в тихой панике решают вопрос - что делать и как вызволить своих собратьемв из застенков врага рода христианского? И, само собой, старый прием пришел им в голову в первую очередь - а давайте введем-ка торговое эмбарго. Ну то, что оружие и коней ливонцы официально русским не продавали - это уж само собой (правда, бабло и здесь побеждает - судя по тому, как часто запрет повторяется, контрабандисты успешно преодолевают запрет), но теперь ограничения налагаются на торговлю той же солью (немецкая соль была выше качеством, чем русская), и, что самое главное, под запрет попадает продажа цветных металлов. Что запрещено продавать московитам - медь, медную посуду, свинец (и то, и другое понятно - без меди не отольешь пушек, а без свинца не сможешь стрелять из аркебуз, да и каменные ядра для лушей обтюрации желательно бы облить свинцом), железную проволоку (опять же понятно - это идет на изготовление кольчатых доспехов). Запрет касался также продажи русским селитры и серы (естественно - два важнейших компонента пороха), само собой артиллерии, аркебуз, кольчуг и панцирей, а также всяких иных военных материалов. Правда, олово и оловянная посуда, латунные посуда, лом и проволока к продаже были разрешены, но использовать латунь в военном деле несколько затруднительно, так что здесь немцы не видели проблемы.
      Сработала ли политика эмбарго? Да в общем-то нет. Купцы и контрабандисты нашли обходные пути, и Московит все равно получал то, что хотел (и оружие, и цветные металлы, и коней, и серу с селитрой), а вот ревельцы (узловой пункт в торговле Ганзы с Русским государством) стали нести большие убытки, да и сама торговля Ганзы с Московией упала в разы. Но мыши хоть и плакали и кололись, но с завидным упорством все равно продолжали жрать кактус...
img_117967047_26_0

Via

Saygo
       Ув. Н.А. Власов (userinfo_v8.png?v=17080?v=362.1navlasov) на своей страничке в ЖЖ разместил перевод письма "железного канцлера", адресованного кронпринцу Фридриху Вильгельму и датированного 23 мая 1881 г. Мне это письмо показалось прелюбопытнейшим и я решил его привести у себя, выделив самое "вкусное", ибо прошло уже почитай что почти полтора столетия, а воз и ныне там:

DaAAAgM3suA-1920




      "Всеподданнейше благодарю Ваше Королевское и Императорское Высочество за рассказ о тех наблюдениях, которые Вы сделали в Петербурге. Опасности, грозящие нашему большому соседу в будущем, связаны как с мощью атаки на существующую систему, так и со слабостью обороны. Если бы эта слабость не была столь велика, с атакой удалось бы справиться без больших усилий. Организация цареубийц, как представляется, не слишком внушительна и пополняется только за счет образованной молодежи; порочная деятельность образовательных учреждений исправно снабжает ее, однако, новыми кадрами. (...)
      Но даже против этой оппозиции, состоящей почти исключительно из незрелых юношей и испорченных студентов, правительство большой империи ведет борьбу без всякого успеха. Дело в том, что России не хватает честных, умных и энергичных людей, которые могли бы внести правильные предложения, а затем и осуществить их на практике. Оборачиваясь на русскую историю начиная с эпохи Петра Великого, можно констатировать, что немцы (включая российских монархов) сыграли большую роль в том, что на протяжении полутора веков правительственная машина империи работала пусть небезупречно, но в целом надежно и равномерно. Однако после смерти императора Николая началось постепенное вытеснение немцев из всех органов власти и русификация последних. По мере развития этого процесса нарастали дезорганизация и неэффективность управленческого аппарата. Способность славян управлять своим государством без участия немцев была ограниченной еще со времен Рюрика, такой же она осталась и после освобождения от власти монголов. Требования, которые предъявляет к России существование в европейской системе, сделали немецких (или просто иностранных) государственных деятелей, законодателей и генералов еще более необходимыми для нее. Я далеко не уверен, что даже в случае избрания представительского органа появятся национальные кадры, способные заменить немцев.
      В любом случае, реформы, необходимые, чтобы обеспечить здоровье или хотя бы начало выздоровления Российской империи, будет провести гораздо сложнее, чем сейчас, если подписи императора будет недостаточно для вступления в силу новых законов. Абсолютная монархия, на мой взгляд, еще должна сослужить русским службу - провести необходимые хирургические операции быстро и твердо. Все образованные русские, с которыми я говорил в последние недели, ожидают немедленного исцеления всех своих недугов в случае введения конституции. Национальное легкомыслие мешает даже самым рассудительным из них подумать о том, каким же образом конституция сможет разрешить все проблемы империи. Даже совещательный сословный орган, где решения будут приниматься большинством голосов, попросту заблокирует предлагаемые императором законы, не компенсируя это парламентской инициативой. Болезненное желание русских считаться столь же цивилизованными, как и жители Западной Европы, поначалу окажется удовлетворено: ведь конституция в их глазах является таким же признаком цивилизации, как одежда европейского покроя. Но я не верю в то, что русский парламент сможет сделать правительству какие-либо практические предложения. Мне думается, что он так и не выйдет за пределы критики существующего порядка, как это происходит у всех протестных партий в нашей стране, в Вене или Италии: они могут блокировать и дезорганизовать работу правительства, но не в состоянии договориться о позитивных шагах. Но немецкая оппозиция - у нас или в Вене - быть может, не так патриотична, как русские, однако намного умнее и образованнее (...).
      У русских результат окажется - я в этом уверен - намного хуже, когда они со всем энтузиазмом новичков окунутся в дисгармонию парламентских выступлений. Поскольку все образованные русские в унисон требуют введения конституционных учреждений, не сомневаюсь, что мы вскоре сможем наблюдать за ходом эксперимента. И я буду рад, если вопреки моим ожиданиям у них все получится - поскольку неудача на этом поприще может толкнуть их на путь шовинизма".


Via

Saygo
       От классицизма к постмодерну. Три картины, написанные на одну и ту же тему, но в разные времена и эпохи:

       М. Песков. Воззвание Минина к нижегородцам в 1611 году.
 
214592

       К. Маковский. Воззвание Минина к нижегородцам в 1611 году
 
0makovskiy-0023

       И М. Фаюстов на ту же тему.
 
zast

Via

Saygo

Штанишки

Увидев этот портрет, сразу вспомнил бессмертное: "А седьмой я по секрету от пана атамана выменял на эти вот штанишки..."

Дэвид Драммонд (David Drummond, 1593-1638), подполковник шведской службы, 1623 г.

21105951_1611965288844954_1922878684245332379_n


Утащено из Мордокниги со странички одного старого знакомого.

Via

 

Saygo

Шпроты

      В свое время, дпвным-давно. когда я еще учился в старших классах средней школы № 93 славного города Пермь и читал много чего про древнюю жизнь, среди прочего читал и про таинственных конодонтов (ныне конодонтовые элементы).
 
xagn03.jpg.pagespeed.ic.nw_xYp7BUz

      Эти крохотные зубчики (размеры в лучшем случае первые миллиметры) в бесчисленных количествах находили в палеозойских осадочных породах - и так много, что их стали использовать для стратиграфии осадочных пород. Но как выглядели носители этих зубчиков - долгое время оставалось загадкой. Но, похоже, нет ничего тайного, что рано или поздно не становится явным - так и здесь, в этом случае. В 1983 г. в собрании Института геологических наук в Эдинбурге был обнаружен отпечаток загадочного существа, который при пристальном рассмотрении и оказался тем самым конодонтом (или, как сейчас пишут - конодонтоносителем).
 
picture_of_the_day_conodonta_1

      Вот так представляет себе конодонтофора Н. Зверьков.

      А это другая реконструкция:
 
6a00d8341bf67c53ef0134888f7f83970c (1)

      Так или иначе, но эти примитивные хордовые существа, судя по всему, в неисчислимых количествах населяли палеозойские моря и не пережили грандиозного вымирания на границе триаса и юры. А подробнее о них можно прочитать здесь и здесь.

Via

Saygo
       Ну вот и дождались - "Янычары" уже в продаже!
 
67928086_2589525151274687_2326066940763701248_o

       «Янычары» Ивана Грозного: стрелецкое войско во 2-й половине XVI – начале XVII вв.

       Не прошло и года...
       P.S. Если верить статистике на сайте, то за первый день продаж ушло полсотни штук. "Добре, сынку, добре!" (с)

Via

Saygo

Шелом

       Камрад andrewbek_1974 на днях у себя на страничке разместил несколько фотографий вот такого вот шелома, который якобы сделан в России во 2-й половине XVI в., из коллекции Worcester Art Museum.
ШЕЛОМ 1

       Данные на шелом: высота 364 мм, ширина 212 мм. Размеры нащечников: 143х128 мм и 144х130 мм. Вес боевого наголовья 2 кг 350 г.
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6

       Вот есть у меня сомнения относительно этого шелома. Во-первых, уж очень он чистый и гладенький, во-вторых, конструкиця внушает сильные сомнения - по форме само боевое наголовье как будто нормальное, таких сохранилось немало, но вот датировка его 2-я ли половина XVI в. И потом, если науши еще и можно к нему привязать по времени (ибо есть реальные находки), то вот наносник? И вообще, русский ли это шелом? Не турецкий ли или восточный? Я бы на османов поставил...

Via

Saygo
Все-таки серьезное дело надо доводить до логического завершения, а не ограничиваться полумерами. Первая част рассказа про год утраченных возможностей в Ливонии: Делёж ливонского пирога
      Смотря на всю эту истрорию с высоты четырех с гаком веков, невольно приходишь к мысли, что надо было Tyrann'у сразу идти на Ригу и Ревель и брать всю Ливонию разом, пока они были тепленькими, а потом торговаться. Однако хотели как лучше...
Датские послы в Москве. Миниатюра из Лицевого летописного свода

      Збавно смотреть на то, как миниатюрист стремился отразить на рисунке своеобразие европейской моды того времени.

Via

Snow
      Долгие путешествия за справкой для того, чтобы обменять водительские права класса В (да уж, 10 лет прошли как один день), стояние в очередях и и прочие бюрократические прелести (справку я таки получил, осталось дело за малым - права обменять) дали много не то чтобы свободного (какая ж это свобода - стоять в очереди туда-сюда или мотаться из одного конца города в другой?). Однако ж какой-никакой, а определенный досуг появился, и вот, перемещаясь в пространстве или стоя в очереди (или уже дома, вечером, размышляя о бренности бытия) измыслил я такую ересь относительно "Русского централизованного государства".
      Суть ереси не в том, что оно было "недоцентрализованным" (это старая идея, давно существующая в историографии), а в развитии этого тезиса. Обычно "недоцентрализацию" связывают с сохранением удельной системы (я с этим несогласен - корни "недоцентрализации" гораздо глубже, удельщина только внешний признак ее, этакий атавизм, хвост на копчике) и далее пишут о том, что вот мол, Иван III и прочие великие князья (до Tyrann'a включительно) борются с удельщиной, всяко разно изживают ее и истребляют - типа, такая вот целенаправленная политики из поколения в поколение выходит, по централизации. И всякие основания подводятся, и обвиняется косвенно тот же Иван III в некое макиавеллизме до Макиавелли - мол, у себя удельщину истребляет, а вот на границе, на русско-литовском фронтире, ее поддерживает, отчего и бегут к нему с уделами тамошние литовские князья (этакая гибридная война с "зелеными человечками" и сепарами конца XV в. Хотя, как я у же писал раньше, отжали когда-то силой Гедиминовичи земли Рюриковичей,о чем и сами с гордостью писали, дал де Бог мочи взять земли те, а теперь Рюриковичы вошли в силу и взыскуют свое, наследственное, отчинное, по праву "старины").
      Так вот - а если подойти к вопросу с другой стороны? Не было никакой целенаправленной борьбы с уделами как с идеей, как с принципом политической организации. А что же было, спросите вы, уважаемый читатель? А была борьба с конкретными людьми, с конкретными князьями, которые где-то когда-то как-то "згрубили" великому князю, и великий князь с ними разобрался, лишил удела (а то и еще кое-чего, что подороже и невосполнимо)...

      Да и мог ли великий князь, что Иван III, что Василий III, что Иван IV, поступать иначе? Они были частью системы, воспитывались во вполне определенной среде, настроенной очень и очень консервативно, нацеленной на воспроизводство традиционных ценностей, а удельная "старина" - это основа основ этой системы. И великий князь не мог пренебрегать мнением "политической нации", ибо от этого зависел успех его правления и выполнение его миссии - сохранения православного царства, III Рима. А, значит, выходит, не было никакого макиавеллизма, а великий князь был вполне себе непротиворечив в своих устремлениях. Потому удельщина и воспроизводится в каждом поколении, и даже Иван Грозный не отходит от этого принципа - он оставляет за сыном казненного Владимира Старицкого Василием отцовский удел, и наделяет уделом сперва Федора, своего среднего сына,а потом и Дмитрия (хотя есть сомнения в этом)...
Saint_Dmitriy_icon_02_BIG

Via

Saygo

Чудо-юдо,

но не рыба и не кит, а древний, очень древний ихтиозавр Sclerocormus parviceps
Sclerocormus_small
      Находка была сделана китайским палеонтологами в провинции Аньхой
300px-Anhui_in_China_(+all_claims_hatched).svg

в нижнетриасовых отложениях (примерно 250 млн лет назад), и появилось наше чудо-юдо (а оно именно чудо-юдо, ибо, будучи ранним ихтиозавром, оно на него не похоже от слова совсем - классические ихтиозавры, хорошо известные всем еще по школьным урокам биологии, обладали веретенообразным телом, длинным рылом, усаженным острыми зубами, и мощным хвостовым плавником. Такое строение делало ихтиозавров скоростными и маневренными охотниками на нектонных организмов – рыб, головоногих моллюсков и прочих активно передвигающихся в толще воды животных. Склерокормус же выглядит настоящей карикатурой на своих далеких потомков. Его голова очень короткая, а челюсти лишены зубов ... Хвост Sclerocormus parviceps также не имеет ничего общего с более поздними ихтиозаврами. Он представлял собой длинный, лишенный плавников хлыст. Так что выгребать против течения склерокормусу, по всей вероятности, приходилось с помощью конечностей) буквально сразу после великого пермского вымирания, расчистившего сушу и море для новых причудливых существ.
sclerocormus_parviceps_by_ngzver-da3pv1n

Via

Snow
      Вчера натыкаюсь на вот этот указ Петра I Синоду от 19 апреля 1724 г. (собственно, сам указ читал давно, но вот над смыслом текста призадумался только сейчас):
      "Намедни разговорами давно побуждал, а ныне писмено, дабы краткие поучения людям зделат [понеже ученых проповедников зело мало имеем]; также зделат книгу, где б из'яснит, что непременный закон Божей, и что советы, и что предания отеческая, и что вещи средния, и что толко для чину и обряду (дабы знал, что в каковой), и что непременныя и что по въремени и к случаю пременялас, чтобы знат могли, что в каковой силе имет.
      О первых, кажетца, мне, чтоб просто написат так, чтоб и поселянин знал, или на двое: поселянам простяя, а в городах - покрасивее, для сладости слышащих, как вам удобнее покажетца, в которых бы наставъления, что ест прямой пут спасения, истолкован был, а особливо веру, надежду и любоф [ибо в первой и последней зело мало знают, и не прямо что и знают, а о середней и не слыхали, понеже всю надежду кладут на пение церковное, пост и поклоны и прочее, тому подобное, в них же строение церквей. свечи и ладон]№ и что о стродании Христовом толкуют толко за один первородный грех, а спасение делами своими получат, как выше писано.
      О вътором же, чтоб книгу сочинит, мне кажетца, (чтоб) не лучше л оную катехисисом начат и к тому и протчие вещи последователно, что в Церкви обретаетца, внесть с пространным толком, також приложит, когда и от кого и чего ради в Церкоф внесено".
      Я выделил пару мест в наказе, особо меня заинтересовавших. Первое понятно - мало провоедников ученых, значит, мало, это извечная проблема. Но вот вторая часть - выходит, что, по мнению Петра, краткий катехизис с изложением основ православной веры, обряда и всего, что до Церкви достоит, должен быть изложен простым и понятным для поселян (sic -!) языком! Вместо проповедника (которых нет) - книга, печатная, простым языком - значит ли это, что в деревнях было достаточно грамотных людей, способных читать и потом пересказать своим ближним прочитанное? Если бы таковых не было или было очень мало, имело бы смысл заниматься всей этой работой? Или же Петр не владел информацией и полагал крестьян более образованными, нежели они были на самом деле? По мне, так первое предположение ближе к истине...
      Кустодиев Б.М. Земская школа в Московской Руси:
0010-010-

Via

Sign in to follow this  
Followers 0