Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,243
  • comments
    6
  • views
    155,982

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
      Любопытная выходит картина, когда перечитываешь материалы посольских книг за 2-ю половину 50-х - и начало 60-х гг. XVI в. - тех посольских книг, в которых говорится об отношениях между Москвой и Вильно. После завершения Стародубской войны отношения между двумя государствами нельзя назвать идеальными - "малая" война и взаимные "зацепки", "кривды" и "шкоды" на пограничье (зона "фронтира"?) продолжала если и не бушевать, то, во всяком случае, уж совершенно точно не прекращалась. "Партнеры" фиксировали" "обиды", составляли длиннейшие "обидные списки", которые выкатывались на очередном раунде переговоров, договаривались о встрече "комиссаров", которые разрешили бы эти "обиды" и пр., но воз оставался на все том же месте. "Малая" война и взаимные наезды пограничных warlord'ов превратились в дурную реальность (из той серии, что и худой мир, который лучше доброй ссоры). Не решался главный вопрос, почему перемирие, регулярно продлявшееся после завершения Стародубской войны, не переросло в "вечный мир" - взаимные территориальные претензии. Москва не соглашалась на "вечный мир" потому, что король "держал" неправильным (прямо таки скажем, воровским) путем государевы "отчины" - Киев, Полоцк, Витебск и прочие города и волости, а Вильно столь же категорически требовала возврата Северы и Смоленска, прежде чем "вечный мир" мог быть заключен (а на этот Москва пойтить не могла ни при каких обстоятельствах). Эта проблема казалась неразрешимой, но стороны, собравшись в очередной раз и выяснив, что позиция "партнера" осталась неизменной, продлевали перемирие на очередные 2-4-6 лет (надо полагать, что опыт Стародубской войны показал - Литва не может одолеть Москву, а Москва в том состоянии, в каком она находилась в период боярского правления - не может продолжить экспансию в духе Василия III).
      С конца 40-х гг. к длинному списку проблем в русско-литовски отношениях добавился еще одни пунктик (впрочем, не пунктик, а пунктище) - насчет признания царского титула Ивана Грозного. Сигизмунд II и паны-рада категорически были против такого - как-так, московский и решил поименовать себя царем? В честь чего? За что? В общем, проблема (точнее, проблемы) не решались, а лишь откладывались, заметались под коврик, отправлялись в долгий ящик - а становилось ли от этого кому-либо лучше? Русским пленным, которые томились в литовских застенках со времен 1-й Смоленской войны 1512-1522 гг., уж точно лучше не было - Сигизмунд довольно подло вел себя в этом случае, настаивая на обмене пленников на тот же Смоленск. Но так или иначе, endlosung все откладывался и откладывался - в Москве в 1549 г. решили, что , поскольку война с Казанью и Крымом идет, то пока отложим вопрос об "отчинах" ("Москва помнит!") до лучших времен, а Вильно точно также помнила о своих "восточных кресах" и о том, что Смоленск - город литовской славы, и не собиралась (и до самого конца XVII вв. будет страдать фантомными болями по поводу Смоленска) отступать.
      В конце 50-х гг. Москва сделала широкий жест - предложила примкнуть Вильно к антикрымской коалиции, пообещав, что если такой договор случится, то она готова на веки вечные отказаться от претензий на "отчины" (а ведь ранее Иван на совещании с боярами так прямо и сказал - как же я подпишу вечный мир и принесу крестоцеловальную клятву, ведь государево слово свято, нарушать его нельзя, а, значит, "искать" "отчин" больше не смогу. Наивный!). Судя по всему, расчет был на "русскую" "партию" при виленском дворе, которая выступала за нормализацию отношений с Москвой и совместные действия против татар, изрядно досаждавших и русских, и литвинам (последним даже больше, ибо они были ближе к Крыму, а литовская пограничная оборона была организована и отлажена похуже, чем московская).
      Увы, это широкое предложение не нашло понимания у литовской стороны. И вот лично у меня складывается такое четкое впечатление, в этом (равно как и в другом шансе избежать большой войны - мирно поделить ливонское наследство - было такое предложение накануне начала Полоцкой войны с литовской стороны, видимо, выдвинутое в частном порядке все той же "русской" партией"), что, с одной стороны, тут сыграла свою роль позиция польской магнатерии, готовой воевать с московитами за Смоленск (и прочие земли - ту же Северу или "Ифлянскую землю") до последнего литвина и последнего гроша из литовской казны (в которой и так царила торричеллиева пустота и мыши с голодухи вешались), а с другой стороны - личная неприязнь Сигизмунда к Ивану, основанная на зависти, что ли (за что ему все эти успехи, удачи и прочее? Ведь я же лучше этого бастарда - и умнее, и красивее, и все такое! А вот поди ж ты - Господь ему, эту схизматику, дарует победы и одоления, и царский титул, а я, а мне?). И Сигизмунд "зарубил" все возможные инициативы и пути примирения, пошел на эскалацию конфликта, рассчитывая незнамо на что (то ли был уверен, что литовские, а паче того, польский жолнер - etwas colossal, то ли полагал, что мои воеводы всяко лучше московских бородачей, то ли полагался на помощь и поддержку хана, лепшего кореша, которому регулярно отстегивал поминки, по факту превратившиеся в дань, то ли на помощь мирового сообщества - "Европа с нами!"). Чем-то ситуация напоминает отношения между Наполеоном и Благословенным, кстати ("Наполеон или я, я или он, но вместе мы не можем царствовать...").
      P.S. Почему Москва пошла на обострение в конце 50-х гг.? Думается, что тут свою роль сыграла уверенность Ивана и бояр в своих силах после казанского и астраханского одолений. И, в общем-то, они если и ошиблись, то не слишком сильно. А вот Сигизмунд этот фактор не учел - он думал, что Москва осталась прежней, слабой и бессильной из-за боярских распрей. Это к вопросу - стоит ли в серьезных делах полагаться на мнение эмигрантов, в особенности колбасных?

      Красавец мужчина, не правда ли? Парадный портрет Сигизмунда кисти Л. Кранаха Младшего, ок. 1553 г.

 
890px-Cranach_the_Younger_Sigismund_II_Augustus

 

Via

Saygo
       М.В. Горелик и его монгольский конный латник

79002690_579174372869770_1665739319848992768_n


      А знакомство мое с его рисунками состоялось в далеком 77-м году, когда в руки мне попался 1-й номер "Вокруг света" со статьей другого не менее известного ученого (но об этом я узнал много позже) А.М. Хазанова "Пешие и конные". Это было действительно Чудо! Это потом уже была "Книга будущих командиров", а начало было положено этой статьей и этими рисунками.


Via

Saygo

Via

Saygo
       А вот почему:
      Прямая раковина, на первый взгляд, должна легче, чем изогнутая, двигаться в толще воды острым концом вперед. С прямой раковиной хорошо дрейфовать вниз головой или перемещаться по вертикали, меняя плавучесть раковины за счет изменения соотношения жидкости и газа в ее камерах. А для направленного движения в толще воды обладателю длинной прямой раковины нужно как-то решать проблему стабилизации ее переднего (если смотреть по направлению движения) конца. Головоногие плавают, выбрасывая воду из воронки, находящейся рядом с головой. Поэтому во время такого гидрореактивного плавания передним по ходу движения оказывается задний конец раковины. Из-за неравномерного выбрасывания воды из воронки, подводных течений и флюктуаций плотности воды конец раковины начинает рыскать из стороны в сторону и движение получается совершенно неуправляемым. Кальмары решили эту проблему размещением плавников на заднем конце тела (который оказывается передним во время движения, см. картинку дня Летающие кальмары). Но у бактритид раковина была наружной, и плавников-стабилизаторов на ее конце быть не могло. А свернутая раковина двигается хоть и медленнее из-за несколько большего сопротивления воды, но зато стабильнее, и меньше вихляет из стороны в сторону...

      А вот и первый аммонит, Metabactrites fuchsi:

picture_of_the_day_metabactrites_1_703


      Об этом и обо всем остальном, что связано с первыми аммонитами, можно прочитать в статье А. Мироненко "Первый аммонит" (см. ссылку выше).


Via

Saygo
Некоторым образом такой вот подарок на Рождество - сказ про то, как русские дети боярские, стрельцы и казаки Крым разоряли в 1559 г.: «Война двух царей»: стратегия непрямых действий.
 
Морской поход Данилы Адашева. 1559 г.

      Название не случайно подобрано - в Москве все эти годы пытались разыграть не лобовой, через Степь, удар по Крыму (что потом попробует сделат князь В.В. Голицын), а взять его в клещи и пощупать мягкое подбрюшье "острова Каффы", при этом изрядно "вьенамизировав" "татаризировав" войну (в рамках римской стратегии dide et impera, стравливая одних варваров с другими.

Via

Saygo
nbsp;     Листаю ленту - на протяжении нескольких дней не валом конечно, но много, всяких и разных, постов про то, что там сказал Тот, Чье Имя Упоминать Нельзя (дабы не быть заподозренным в образе мыслей - неважно, что левыми, что правыми, что националистами, что толерантиалистами) насчет "национальности" Анны Ярославны, королевы Франции.
      Ну что тут сказать? Вообще-то, это реально дурдом. Рюриковичи (к которым относилась Анна) никаким боком к нынешним украинцам отношения не имеют уже хоты по той простой причине, что в те давние поры не было украинцев (впрочем, как русских, французов, немцев, англичан и пр.). Нация - суть продукт Нового времени, индустриального общества, и во многом - этакий "конструкт", создававшийся целенаправленно "сверху" посредством нивелирования региональных, местных обычаев и традиций (ага, тот самый melting pot, в роли которого выступали города и заводы вместе с армией и флотом, бюрократией и полицией). Поэтому все разговоры о том, кто по национальности Анна Ярославна, Карл Великий или король Альфред (который тоже Великий), по большому счету не имеют смысла - по причине отсутствия нации (в современном понимании смысла этого слова) в те ветхие времена.
      Идем дальше. Тот факт, что Анна родом из Киева (кстати, тоже не факт - она могла родиться и в Вышгороде, и в Берестово, или в другом каком месте - мало ли загородных "резиденций" было у Ярослава, и к тому же, если Анна появилась на свет в 1025 г. - есть такая версия, - так она и вовсе новгородка) также ничего не означает, ибо династия Рюриковичей сперва устанавливается на Северо-Западе Русской земли, в Новгороде, а уж потом они перебираются в Киев. Сам Ярослав, опять же, если начистоту, по крови (именно по крови, не по "национальности") скандинав (мать - Рогнеда, по меньшей мере на четверть скандинавка, - при условии, что ее отец, Рогволод, скандинав на все 100 %, а мать - полочанка; отец - Владимир, в котором четверть скандинавской крови), князь "от рода русского" (это если уж докапываться до деталей и до текстов того времени). Потом, никакой Киевской Руси не было - это опять же "конструкт" историков XIX в . - надо же было как-то назвать государство, возникшее в Восточной Европы с центром в Киеве - ну и назвали. Киев же - "мать городов русских" (в смысле метрополия, с того момента, как он был завоеван Олегом), но никак не украинских, поскольку Украины тогда не было не то что в проекте, но даже и в ноосфере. И, последнее по счету, но по важности можно и на первое место поставить - культурная компонента, основанная на византийском фундаменте и церковнославянском языке (и немногочисленной на то время литературе). Насчет же исторической преемственности - тут я писать ничего не буду, ибо повторять очевидные вещи лень, равно как и спорить по этому поводу.
 
Statue_Anne_de_Russie_Reine_de_France_(Senlis)

Via

Saygo
       А вот вопрос - эта фотография постановочная или же снята в в реальных боевых условиях?

3291006_900


      Кстати, об условиях - где это могло происходить? Бирма? Или Филиппины?


Via

Saygo
      У Ганса нашего Дельбрюка. в его "Истории военного искусства", в 4-м томе, есть любопытная отсылка к опыту XVI в. Французский капитан Таванн в своих воспоминаниях отмечал, что "капитан, который проскачет 15 шагов, не обращая внимания на своих солдат, рискует тем, что он атакует противника в единственном числе и похоронит себя среди неприятелей. Трусы задерживают лошадей на расстоянии 6 шагов от неприятеля. Если же двигаться шагам или мелкой рысью, их ловкий маневр будет расстроен, и задание шеренга будут на них напирать и подгонять вперед. Кто атакует на галопе - вступит в бой с немногими расстроенными солдатами; поэтому - продвигаться медленно, часто останавливаться - капитаны на фронте или на углах эскадрона окликают по имени своих солдат, вахмистры позади - подгоняют трусов (frappant les couards). Кто может положиться на своих людей, пусть переходит в галоп на расстоянии 15 шагов от неприятеля. Тот, кто атакует медленным аллюром и переходит на крупную рысь или короткий галоп лишь в 10 шагах от противника, ударит на него не один".
      И дальше Дельбрюк со ссылкой на жизнеописание Фрундсберга приводит пример из практики (битва при Бикоке):
      "Один французский кирасир прорвался, уже после окончания боя, в колонну, которой командовал Фрундсберг, вплоть до третьей шеренги, и, когда ландскнехты направили на него свои пики и хотели его заколоть, Фрундсберг закричал: "дайте ему жить". Когда через переводчика спросили у француза, почему он с такой дерзостью въехал в их ряды, он им отвечал, что он дворянин и что их было 70 человек, которые все поклялись погибнуть с ним, но отомстить за поражение. Он ни минуты не сомневался, что остальные шли и поспевали за ним".
      А теперь пара примеров из нашей, руской действительности XVI в., как слишком стремительная атака "капитана" приводила к тому, что он врубался в ряды неприятелей хорошо, если сам-друг, а то как бы и и вовсе не в гордом одиночестве.
      Пример первый, из воспоминаний князя Андрея Курбского (во время штурма Казани):
      "Вскоре татары перешли реку (она была мелка в том месте) и стали нас дожидаться на самом берегу, приготавливаясь к сражению, оделись в броню и натянули тетивы со стрелами. И стали они от берега продвигаться, а за первыми рядами шло множество людей, не менее чем на два полета стрелы из лука ... Мы не дождались, когда они отойдут от берега, ударили на них, желая их разъединить и расстроить порядок их полков. Умоляю, да не подумайте, что я так безумен, что сам себя хвалю, но воистину правду рассказываю и не таю, что мне был дан от Бога дух храбрый, да коня я имел доброго и быстрого. Я первым врезался в полк басурманский и помню, что три раза сходился я в сече, а в четвертый раз повалился мой конь, и я с ним — тяжело раненный — и потерял память. Очнулся уже потом, через день, и увидел, что надо мной как над мертвецом стоят плачут и рыдают двое моих слуг и два царских воина. А сам себя увидел обнаженным и лежащим со многими ранами, но живым, потому что на мне были доспехи праотеческие, да и благодать Христова была на мне; Господь ангелам своим заповедовал сохранить мне, недостойному, жизнь"
      Оказывается, наш герой слишком ретиво бросился вперед, а его боевые товарищи не проявили подобной прыти и попридержали коней: "Потом я узнал, - вспоминал Курбский, - что все те благородные, а было их всего около трехсот, как и обещали, устремились вместе со мной на татарские полки, но в бой не вступили, поскольку нескольких самых первых ранили, а другие убоялись величины полка неприятельского и возвратились вспять, в тыл татарского полка ударили, наезжая на них, посекая и топча их конями".
      И другой пример, из переписки Ивана Грозного с Васькой Грязным. Описываемый эпизод относится к 1573 г.:
      "Послал (Грязной - Thor) Василья Олександрова (станичный голова Василий Степанов - Thor) с товарыщи сторожей (татарских - Thor) гоняти, а яз стал в долу с полком, а Василью приказал "Любо, реку, учнут тебя гоняти, и ты, реку, к нам побежи". И как Василей учал гоняти сторожей - ино Василья встретили татарове да почали гоняти. И Василей побежал мимо меня, и яз, холоп твой, и молыл Василью так: "Пора напустить?" и, кинувшись встречю, Василья отнял, надеючись на полк, да сцепился с мужиком. А полк весь побежал, и рук не подняли. Да чтоб, милостивый государь, от многих людей - ино толко было двесте восемьдесят человек татар и с мурзами, от больших людеи на Карачекре отбились да еще у них побили и поранили многих. А тут и рук не подняли, а было сто пятнадцать ручниц, а меня, холопа твоего, выдали. И меня, холопа твоего, взяли нолны з двемя седлы защитясь, уж мертвого взяли; да заец, государь, не укусит ни одное собаки, а яз, холоп твои, над собою укусил шти человек до смерти, а двадцать да дву ранил; и тех, государь, и ко царю принесли вместе со мною".
      И здесь Васька Грязной слишком уж прытко поскакал на врага, а вот его станичники решили, что это слишком уж большая и ненужная храбрость и попридержали коней (как писал поляк Станислав Немоевский, описывая аналогичный случай с поляками и русскими против татар - поляки смело атаковали врага, а русские поотстали, а птом и вовсе повернули коней? потому как "кто же это видел такую бессмыслицу - бежать к неприятелю, как будто у вас глаза повылазили, как это вы (т.е. поляки - Thor) сделали? Бросаться на него, а он на тебя палит из пищали?"), в итоге Васька и врубился в 280 татаринов самолично и, естественно, был ят руками.
      Такая вот тактика в боевых примерах, теория и практика - поспешишь, как говорится, людей насмешишь...

      Судьба торопыги
Wzięcie do niewoli towarzysza pancernego

Via

Saygo
       И снова о Николае I.
       Вот у меня сложилось впечатление, что Николай Павлович - последний настоящий просвещенный монарх, опоздавший родиться лет этак на полсотни. Начнем с сакраментальной фразы насчет "Некем взять" - вот проблема, над которой бились русские монархи не одно десятилетие, да нет, не одно столетие (да хоть тот же самый Tyrann). И Проблема эта никак не решалась (и не решена до сих пор). Действия власти\, даже самые благие, упирались в одну проблему - в проблему исполнителя, которые могли так накосорезить, что самое лучшее по задумке мероприятие превращалось в их кривых ручонках в прямую свою противоположность. В принципе, если брать Романовых, Петр это уже понимал (даром, что ли, носил перстень с надписью насчет того, что он де в чину учимых и учащиях его требовал?). Но не решил великий Петр эту проблему. Потом за нее взялась не менее великая Екатерина, и опять не решила - груз оказался неподъемным. Александр I взялся за дело всерьез, но ему не хватило времени и средств - война за войной и все такое. А в итоге кадровый голод превратился в серьезнейшую проблему, без решения которой все прочие решить не представлялось возможным. Где взять толкового, образованного ложным образом (а не по принципу "мы все учились понемногу чему нибудь и как нибудь") чиновника, администратора, офицера и генерала? И чтобы он если и воровал, то в пределах допустимого? Этих людей нужно выращивать, и не одно поколение, пока не сложится соответствующая прослойка с соответствующим менталитетом и кодексом, если хотите, чести.
       Николай I, хоть и не был так образован, как его старшие братья (а зачем, ему ж все равно не царствовать?), интуитивно понял это и приложил к этому максимум усилий, чтобы получить не философов и историков с журналистами и писателями рукама, этих болтунов прекраснодушных и борцов за все хорошее против всего плохого, а именно специалистов - инженеров, юристов, врачей, администраторов, естествоиспытателей, землемеров, агрономов, лесоведов - да много их, имя им легион (кстати, намню - российская статистика как наука зарождается именно при Николае I, не говоря уже о колоссальной работе, продолжившей Генеральное межевание Екатерины, по описанию страны и ее картографированию). Да что там говорить - вот есть, к примеру, отличная работа Синтии Уиттакер о графе Уварове и Р. Уортмана о русских юристах и правосознании общества в XVIII - XIX в. (опять иноземцы, своих эти проблемы никак не интересуют). И ведь императору этот вопрос хотя бы частично, но удалось решить - ему, правда, не удалось воспользоваться плодами засеянного им поля, но взращенные при нем либерально настроенные чиновники и администраторы осуществили те самые Великие реформы.
       Кстати, о пресловутых Великих реформах. Николая I принято ругать, что вот, мол, он реформы не провел, такой сякой немазанный. Те, кто его критикует, понимает, насколько велик был объем работы, которую нужно было осуществить, прежде чем эти реформы могли состояться? Только один аспект отмены крепостного права - кто будет управлять получившими вольную крестьянами за отсутствием помещика, который для них был в одном лице и царь, и Бог, и воинский начальник? Да, помещик собственник не только земли, но и крестьянских душ, но он же еще и уполномоченный правительственный агент, чиновник, если хотите, управляющий этими крестьянами от имени государя. Государству от этого сплошная польза выходит - не нужно плодить полицейских, жандармов, судей и т.п., когда есть помещик с его правом вотчинного суда, полиции и т.д.
       Опять же, помимо этого сугубо частного, но от того не мене важного административного вопроса - перемена социального статуса крестьян крепостных означала неизбежно и перемену их правового статуса, следовательно, нужно изменять законодательство, и серьезно (а вот и проблема - юристов-то и нет, их нужно вырастить).
       Кстати, о законодательстве - вот есть же отличная работа И.В. Ружицкой о законодательной политике Николая I (и о ней я тоже писал, да все втуне осталось), в которой рассмотрены основные и наиболее важные вопросы, которые решал император в этой сфере (Николай I - новый Юстиниан, если хотите). Как-то не вяжется все это с обликом "медузы с усами" и бессмысленного солдафона с оловянными глазами, не находите ли? Нет, я все понимаю, что намного легче оставаться в рамках старого либерального дискурса о душителе свободы, чем смотреть фактам в глазах, но все же...
       И снова все упирается в проблему исполнителя. Замыслы у императора, может, и были наполеоновские, но, столкнувшись с чичиковыми, собакиными, плюшкиными и прочими маниловами с чацкими (помните знаменитый эпизод про "Но послушайте, а ведь я их всех отлично знаю!". Опять же, кстати, история с тем же самым "Ревизором" ну совершенно в духе просвещенного абсолютизма и воспитания подданных императором - у Екатерины "Недоросль", у Николая - "Ревизор", а задачу обе пьсы решали одну и ту же, кадровую, если хотите), император был вынужден отступить - пробить эту стену даже он не сумел. А под занавес внешнеполитические проблемы, которые он решить не сумел - да и мог ли вообще решить, если европейские политики вдруг решили дружно самоубиться? И Буоль, и Пальмерстон, и Наполеон III, не говоря уже о всяких кавурах и прочей шелупони. Один Бисмарк молодец, но молодец он потому, что Николай к тому времени уже умер.
       И ведь можно продолжить и дальше, но время, время - неоконченная повесть не о механическом пианине ждет... В общем, все далеко не так однозначно, как говорила дочь крымского офицера. И, напоследок, исторический анекдот про императора:
      в ноябре 1841 года, в Петербурге, на Никольской улице появилось первое дагерротипное заведение. Его владельцами были французы Давиньон и Фоконье.
      Поначалу народ не спешил расставаться с деньгами за сомнительное удовольствие, тем более что цены оказались весьма высокими.
      И тогда хозяева заведения применили, говоря современным языком, маркетинговый ход – со своей громоздкой аппаратурой они отправились на ежегодный военный парад и сделали там несколько снимков. После чего упросили одного генерала, вхожего в царский дворец, предъявить свою работу императору. Генерал слово своё сдержал: – Вот, ваше императорское величество, изволите видеть, совершенно новое техническое слово в России – дагерротип!
      Реакция Николая I на новейший вид искусства была неожиданной. Рассматривая снимок через мощную лупу, он вдруг гневно воскликнул:
      – Вы хотите сказать, что меня вот так принимают!? Что этот парад прошёл в личном моем присутствии!?
      – Конечно, ваше величество… – оторопел генерал. – Вот на снимке и ваше присутствие определяется…
      – Это я вижу и сам! А теперь посмотрите в лупу! У третьего солдата в четвертой шеренге кивер криво надет!
 
1.02.1_Николай_Первый_на_строительных_работах

Via

Saygo
      Нет, пока еще не Помпеи и не Геркуланума, но Ливонской "конфедерации". История эта несколько подзатянулась, посему Сим сообщаю, что на Warspot'e появилась первая статья из истории завершающей стадии Ливонской войны 1558-1561 гг. - рассказ о походе русского войска на Мариенбург зимой 1560 г.:
       К концу 1559 года стало ясно, что расчёты Ивана Грозного на то, что умеренностью и уступками можно не допустить разрастания конфликта в Ливонии и ограничить его рамками сугубо русско-ливонских отношений, не оправдались. Магистр Ливонского ордена Готхард Кеттлер вместе с рижским архиепископом Вильгельмом Гогенцоллерном, рассчитывая на поддержку своего могущественного соседа — великого князя литовского и короля польского Сигизмунда II, снова, как и год назад, показали зубы: нарушили перемирие и напали на центр русских владений в Лифляндии Юрьев-Дерпт. Атака не задалась. Не удалась и попытка отыграться на небольшом замке Лаис. А вот московского медведя эта вспышка магистровой активности изрядно разозлила. Орден надлежало подвергнуть публичной порке — порке показательной, чтобы и Кеттлеру, и рижскому архиепископу стало совершенно ясно: не тот у них вес, чтобы тягаться с московским царём. С другой стороны, наказание, которое обрушилось бы на непонятливых «ифлянских» немцев, должно было продемонстрировать Сигизмунду, что ему не стоит вмешиваться в русско-ливонские разборки: двое дерутся, третий не мешай. Одним словом, новый большой зимний поход русской рати в Ливонию был неизбежен... .

102825_original.jpg


      P.S. И снова, как обычно, премного благодарен буду за доброе слово и лайк на Warspot'e после прочтения статьи! O0IB1mU_1YNRqxsXELZnF3vjWvmihdls90BAl8fP


Via

Saygo
s1200

      Нет, не Помпеи, но динозавров и еще множества других живых существ, имевших несчастью оказаться в ненужном месте в неудачное время.
      Ученые описали первый день кайнозойской эры, события, которые случились в первые сутки после падения на полуостров Юкатан и в Мексиканский залив «динозаврового» астероида, сообщается в Proceedings of the National Academy of Sciences. По оценкам ученых, в течение первых нескольких часов в образовавшемся кратере скопился слой частично или полностью расплавленных пород толщиной около 130 метров. Менее чем через сутки его достигла отраженная волна цунами, которая принесла с собой гравий и уголь, образовавшийся во время лесных пожаров.
      Около 66 миллионов лет назад, на границе мелового и палеогенового периодов, произошло самое известное из массовых вымираний. В результате на планете погибло до 75 процентов видов, в том числе динозавры. Причиной вымирания большинство исследователей считает падение астероида размером около 10 километров. В результате на полуострове Юкатан и в Мексиканском заливе образовался кратер Чиксулуб диаметром 180 километров и глубиной — 17-20 километров. Падение астероида привело к повышению вулканической активности, возникновению землетрясений и цунами, следы от волны цунами исследователи обнаружили на севере США. В результате столкновения произошел выброс в атмосферу сажи, пыли и серосодержащих соединений, которые вызвали резкое похолодание. Как показало исследование, выбросы сажи могли вызвать на Земле «ночь», которая продлилась 1,5 года.


      А под катом - живописное описание апокалипсиса от Ст. Брусатти (которого я вчера забрал у книгопродавцев - отличная вещь!)
 
image-2

      Настал худший день в истории нашей планеты. Несколько часов невообразимых разрушений, которые завершили более 150 млн лет эволюции и повернули жизнь на новый курс.
      Тираннозавр был там и все видел.
      Когда стая рексов проснулась тем утром 66 млн лет назад, как оказалось, в последний день мелового периода, в Хелл-Крике все было спокойно, как миллионы лет и много поколений до того.
      Хвойные леса и гинкго простираются до горизонта, с яркими вкраплениями пальм и магнолий. Вдалеке бурлит река, текущая на восток, чтобы влиться в большой морской пролив, разрезающий запад Северной Америки. Шум воды едва слышен из-за низ- I кого рева стада трицератопсов в несколько тысяч голов.
      Пока тираннозавры собирались на охоту, солнце начало пробиваться через лесной полог. В его лучах виднелись силуэты мелких созданий, которые носились по небу: одни взмахивали оперенными крыльями, другие парили в потоках горячего воздуха юного дня. Их свист и чириканье были прекрасны — рассветная симфония, которую слышали все обитатели леса и берегов реки: бронированные анкилозавры и купологоловые пахицефалозавры среди деревьев, легионы утконосых, завтракающих цветами и листвой, хищники, что гонялись в кустах за млекопитающими и ящерицами.
      И тут начались странности, каких не видывала Земля.
      В последние несколько недель самые зоркие из рексов, возмож¬но, замечали светящийся шар в небе далеко вдали — туманный шар с огненным ореолом, похожий на маленькое тусклое солнце. Шар вроде бы увеличивался, а потом исчезал из виду на большую часть дня. Рексы не знали, что это такое; размышления о движениях небесных тел были за пределами их умственных способностей. Но сегодня утром, когда стая, ломая ветви, вышли из леса на берег реки, они увидели: что-то изменилось. Шар вернулся, и он был гигантским, его блеск освещал большую часть неба на юго-вос¬токе психоделическим туманом.
      А затем — вспышка. Никакого шума, желтый сполох на долю секунды, который осветил все небо и на мгновение дезориентировал рексов. Проморгавшись, чтобы глаза снова сфокусировались они увидели, что шар пропал, а небо снова стало тускло-голубым Альфа-самец обернулся, чтобы проверить остальную часть стаи.
      И вдруг — удар. Еще одна вспышка, разящая еще сильнее. Лучи фейерверком подсветили утренний воздух, выжигая сетчатку глаз. Один невзрослый самец споткнулся и упал, переломав себе ребра. Остальные стояли, застыв и моргая в попытках избавиться от искр и пятен, заслоняющих поле зрения. Визуальное неистовство по-прежнему было бесшумным. Звуков не было вовсе. К этому времени птицы и летающие хищники перестали щебетать, и тиши¬на повисла над Хелл-Криком.
      Спокойствие продолжалось лишь несколько секунд. Затем земля под ногами задрожала, потом зашаталась, а потом поплыла. Вол¬нами. Сквозь камни и почву проходили импульсы энергии, земля поднималась и опадала, словно под ней ползла гигантская змея. Все, что не пустило корни, было подброшено вверх; потом рухну¬ло вниз, снова и снова, поверхность Земли превратилась в батут. Мелкие динозаврики, млекопитающие и ящерицы взлетели вверх, а потом упали и в лепешку разбились о деревья и скалы. Жертвы валились с неба, как падающие звезды.
      Даже самых крупных и тяжелых 11-метровых рексов подбросило на метр-другой. В течение нескольких минут они беспомощно подпрыгивали, размахивая лапами, словно подскакивая на батуте. Мигом раньше рексы были бесспорными властителями континента; теперь они были не более чем 7-тонными кеглями, их обмякшие тела подскакивали и сталкивались в воздухе. Сила удара была более чем достаточной, чтобы раздавить череп, сломать шею или ноги. Когда тряска прекратилась и земля успокоилась, большая часть рексов лежала вдоль берега реки в виде жертвы на поле битвы.
      Очень немногие рексы — или другие динозавры Хелл-Крика — смогли избежать кровопролития. Когда счастливчики заковыляли прочь, обходя трупы собратьев, небо над ними стало меняться. Синева стала оранжевой, потом бледно-красной. Красный оттенок стал резче и темнее. Ярче, ярче, ярче. Как будто фары гигантского автомобиля приближались по встречке все ближе и ближе. Вскоре все было окутано ослепительным сиянием.
      Затем пришли дожди. Но с неба лилась не вода. Это были бусинки из стекла и обжигающе горячие куски камня. Кусочки размерам горошину ливнем сыпались на выживших, глубоко прожигая плоть. Многие были убиты на месте, и их истерзанные тела присоединились к жертвам землетрясения на месте побоища. Со свистом падая с небес, стеклянистые каменные пули нагревали воздух, пока поверхность Земли не превратилась в печь. Повсюду загорелись леса. Уцелевшие животные теперь поджаривались при температурах, от которых мгновенно образуются тяжелые ожоги.
      Не более чем 15 минут прошло с тех пор, как стая тираннозавров пострадада от первой вспышки света, и теперь все они были мертвы, как и большинство динозавров вокруг. Некогда пышные леса и долины рек были охвачены огнем. Тем не менее были и выжившие — некоторые млекопитающие и ящерицы спрятались под зем¬лей., крокодилы и черепахи были под водой, а некоторые птицы смогли улететь в более безопасные убежища.
      В течение следующего часа «пулевые дожди» прекратились и воздух остыл. Спокойствие снова воцарилось над Хелл-Криком. Казалось, что опасность миновала, и многие уцелевшие вышли из укрытий, чтобы осмотреться. Всюду следы кровавой бани, и, хотя небо больше не было зловеще красным, оно постепенно темнело от сажи и дыма пожаров, которые все еще бушевали. Когда пара хищников обнюхивала обугленные тела стаи тираннозавров, оны, должно быть, решили, что пережили апокалипсис.
      Но они ошибались. Спустя два с половиной часа после первой вспышки завыл ветер. Насыщенный сажей воздух стал завихряться в торнадо. А затем ураган с воем пронесся над равниной с такой силой, что реки и озера вышли из берегов. Вместе с ветром пришел оглушительный грохот, громче всего, что динозавры когда-либо слышали. А. потом еще один. Звук движется намного медленнее света, и это были звуковые волны, зародившиеся одновременно с двумя вспышками света, вызванными далеким ужасом, который запустил цепную реакцию несколькими часами раньше. Рапторы завизжали от боли, когда от звука полопались их барабанные перепонки, а мелкие зверушки поспешили обратно в безопасные норки.
      Хотя все это происходило в западной части Северной Америки, другим частям света тоже пришлось несладко. Землетрясения, каменный дождь и ураганные ветры были не такими сильными в Южной Америке, где бродили кархародонтозавры и гигантские завроподы. То же относится и к европейским островам, которые были домом для странных румынских карликовых динозавров. Тем нс менее и они столкнулись с землетрясениями, пожарами и перегревом, и многие погибли в те бурные пару часов, которые уничтожили большую часть животных Хелл-Крика. Однако в других местах было намного хуже. Большую часть Атлантического побережья исполосовали цунами высотой в две Эйфелевы башни, которые забросили тела плезиозавров и других морских рептилий далеко на сушу. Из вулканов в Индии потекли потоки лавы. А большой участок Центральной Америки и юга Северной Америки — в радиусе около 10оо км от полуострова Юкатан в современной Мексике — был начисто уничтожен. Испарился.
      Вслед за утром пришел день, потом вечер, и ветер стих. Воздух постепенно остывал, и, хотя было еще несколько толчков, земля оставалась устойчивой и надежной. Лесные пожары постепенно затухали. Когда наконец наступила ночь и самый ужасный из дней закончился, многие — возможно, даже большая часть - динозавров по всему миру были мертвы.
      Однако некоторые кое-как дотянули до следующего дня, следующей недели, следующего месяца, следующего года и даже следующего десятилетия. Это было непросто. Через несколько лет после этого страшного дня на Земле стало холодно и темно, потому что сажа и пыль задерживались в атмосфере и скрывали солнце - Вслед за темнотой пришел холод — «ядерная зима», в которой выживали только самые стойкие. К тому же в темноте не могут жить растения, ведь им нужен солнечный свет для фотосинтеза. Когда погибли растения, пищевые цепи обрушились как карточный домик, погубив многих животных, которые сумели выдержать голод. Нечто подобное случилось и в океанах, где смерть фото¬синтезирующего планктона подкосила более крупный планктон и рыбу, питающуюся им, и, соответственно, гигантских рептилий на вершине пищевой пирамиды.
      В конце концов солнце осветило земную поверхность, когда дожди вымыли из атмосферы сажу и пыль. Однако эти дожди были кислотными, они обожгли большую часть земли. И никакие дожди не могли поглотить примерно 10 трлн т углекислого газа, который попал в воздух вместе с сажей. Углекислый газ — штука неприятная, он задерживает тепло в атмосфере, и вскоре «ядерная зима» уступила место глобальному потеплению. Велась «война на истощение», которая добила динозавров, уцелевших после первоначального коктейля из землетрясений, серы и огня.
      Через несколько сотен лет после того ужасного дня — максимум несколько тысяч лет — запад части Северной Америки представлял собой истерзанный постапокалиптический пейзаж. Разнообразная экосистема широких лесов, где звучал топот трицератопсов и раздавался царственный рык тираннозавра, теперь была тихой и пустой. То тут, то там странные ящерицы пробегали в кустах, в реках попадались крокодилы и черепахи, а млекопитающие размером с крысу иногда выглядывали из норок. Птицы еще летали вокруг и клевали семена, но все прочие динозавры : исчезли.
      Хелл-Крик превратился в Ад, как и большая часть остального мира. То был конец Эпохи динозавров...

Via

Saygo
      И снова из Колумбии пишутЪ:

Недавно американским исследователям удалось создать картину появления новых видов млекопитающих и растений, и восстановления биоразнообразия в течение 700 тысяч лет после массового вымирания. Тайлер Лайсон (Tyler Lyson) из Денверского Музея природы и науки и его коллеги описали хорошо сохранившиеся окаменелости 16 видов млекопитающих и 233 видов растений, а также окаменелости рептилий: крокодиломорф и черепах. Ученые нашли их в заповеднике Коррал Блафс, штат Колорадо. Это одно из мест, где сохранились окаменелости мелового и палеогенового периодов, но до недавнего времени палеонтологи редко находили здесь остатки позвоночных и они были неполными...
Палеонтологи восстановили хронологию событий, произошедших на территории современного штата Колорадо в первые 700 тысяч лет после мел-палеогенового вымирания... Уже через 100 тысяч лет после катастрофы появились почти такие же большие млекопитающие, как в конце мелового периода. Еще через 200 тысяч лет их размер утроился, а через 700 тысяч лет они стали весить около 50 килограммов. Растения за это время прошли путь от папоротников до бобовых..


Падальщик (?) Loxolophus, живший спустя 300 тыс. лет после катастрофы:

0b1e5efb49642709acf7205fc693fb12



Via

Saygo
      Большое спасибо всем друзьям, знакомым и просто заходящим на огонек в мою скромную келью здесь и на Мордокниге, кто поздравил меня вчера (и накануне) с днем рождения! Я прошу прjщения, что ответил не всем и не каждому - поздравлявших меня много, и у меня не хватило бы фантазиии каждому ответить по своему, индивидуально. чтобы не было похоже на предыдущий ответ. Но еще раз благодарю всех поздравивших и пожелавших мне всяких хороших пожеланий и прочего! Вельми зело понеже признателен!
      В свою очередь, торжественно обещаю, что, невзирая на всяческие препоны и злобесные претыкания, продолжу писать, писать и писать, сотворяя нетленку и воздвигая себе тем самым памятник нерукотворный, не забывая при этом возжигать курильницу и возносить жертвы на алтарь Клио, дабы муза не обиделась и не покинула меня.
      И в знак своих добрых намерений и исполнения принятого на себя обета - продолжение цикла про полоцкое взятье: «Взятье полоцкое литовские земли…»: силы сторон.
 
785886_original.jpg

      Читайте, комментируйте и не забудьте лайки ставить! И да пребудет с вами Сила!

Via

Saygo
       Есть такой персонаж в нашей истории - Василий Васильевич II, он же Темный.
 
Ist1_Mosk12

       А и в самом деле, чем не Джоффри? Взошел на престол в юном возрасте, имея на руках дурную наследственность (ходили упорные слухи, преданные Сигизмундом нашим Герберштейном, который наше фсио и который врать не будет, что де Васильевич вовсе не Васильевич, и прижила его евонная матушка не от батюшки, а от проезжего молодца), жесткую, суровую и властолюбивую матушку (всю в своего батюшку - великого князя литовского Витовта. Сынками Господь его не сподобил, ну так зато дочечька Софьюшка, удалась на все 146 % - истинная королевна!) и проблемы с престолонаследованием. Дедушка любимый, Дмитрей Иванович, так хитро сформулировал завещание, что и юный Васенька мог полагать себя великим князем, и дядюшка его, Хранитель Севера удельный князь звенигородский и галицкий Юрий Дмитриевич, тоже мог полагать себя достойным сего венца (по Хуану сомбреро).
1547638174168898324

       И быть бы великой войне за престол, ан нет - великий септон митрополит всея Руси Фотий и дедушка Васеньки, Хранитель Запада и хозяин Бобрового Утеса великий князь литовский Витовт не дали Васеньку в обиду и Юрий, скрепя сердце (и скрипя зубами), был вынужден признать власть нашего Джоффри Васеньки. Но, увы, Фотий и Витовт оказались не вечны и вскорости померли, и понеслось. Хитроумный Мизинец боярин Иван Всеволожский на суде у Великого Кхала хана Золотой Орды Улуг-Мухаммеда перебил аргументы Юрия и добился ярлыка на великое княжение для Васеньки (или таки не добился - темная история, всякое говорят старинные хроники). Казалось бы, вот и сказке конец, да не тут-то было - на свадьбе Васеньки его суровая матушка смертельно оскорбила одного из сыновей Юрия, содрав с него прилюдно драгоценный пояс, якобы принадлежавший дедушке Васеньки.
       И началась война. Правда, дальше сюжет отличается от хорошо известной нам саги. Васенька не умер на свадьбе или от еще чего-то там (яду там или в окошко прыгнул), но повзрослел, возмужал, резко поумнел в конечном итоге вышел победителем из войны, сумев избавиться от всех своих врагов и не только сохранить, но и приумножить свои владения, не доведя их до всеконечного разорения и порухи. Его сын Иван, имея отменные стартовые позиции, довел до конца дело отца и построил (вчерне, доделал начатое им уже внук, другой Иван. тоже Грозный, но под другим номером, 4-м) Русское государство. И если начистоту, то подлинным основателем Русского государства все-таки надо бы считать Василия II, который не слился после жестоких неудач, но выстоял и не только вернул себе власть, и заложил прочный фундамент для последующего строительства своего "господарства".
       P.S. А ведь по аналогии с карамзинско-курбской концепцией "двух Иванов" можно сказать, что у нас есть и другая - "двух Василиев". В самом деле, Васенька в юности и Василий в зрелости и старости - совершенно разные люди. Перековался Васенька, изменился - "Так тяжкий млат, Дробя стекло, кует булат". Недооценили Васеньку ни его враги и соперники, ни его потомки, а зря, очень зря. "Большая ошибка!" (с).

Via

Saygo
       В массовом сознании с легкой руки некоторых увлекающихся археологов утвердился тезис о том, что в эпоху бронзы колесницы (с эпитетом "боевые"), зародившись где-то в степях Евразии (вариант - в южноуральских и прилегающих к ним регионах, авторство - андроновская и родственные ей археологические культуры), вместе с соответствующим комплексом вооружения, тактики,идей и ментальности ("сословие" привилегированное воинов-колесничих) стремительно распространились по всей Евразии - от Ближнего Востока до Китая и Индии.
      Картина маслом - полчища индоевропейцев, ведомые воинами-колесничими, сметали все на своем пути, и устрашенные и пораженные видом этих героев, соседние народы или покорно сгибали шеи под ярмо завоевателей (как дравидийские народы в Индии), или поспешно стремились перенять новшества с тем, чтобы, в свою очередь, стать нагибателями (как гиксосы сделали по отношению к египтянам). Однако есть проблема - для того, чтобы иметь более или мнее боеспособное и внушающее действительный страх и ужас колесничное войско, мало того, что технология изготовления и ремонта боевых колесниц должна была отработана до мельчайших деталей (чтобы они были на просто повозками, а именно быстроходными боевыми платформами, с которых можно вести бой, а не использовать их в роли своего рода БМП или этакого медлительного неуклюжего возидла, с которого пара убивцев могла метать дротики - как в случае с шумерскими 2-осными повозками, влекомыми осликами).
      Это первое соображение. Второе заключается в том, что одни в поле не воин, и то, что прокатывало в боях между отдельными кланами и родами, не сможет прокатить в столкновении с массовыми армиями. Ergo, колесницы должны применяться массировано, даже не десятками, а сотнями и тысячами единиц. И опять же, эти колесничные "тьмы" должны быть соответствующим образом организованы и структурированы, ибо ordnung mus seine и порядок завсегда бьет класс.
      Наличие организованного колесничного войска предполагает, естественно, и наличие соответствующих структур - прежде всего управленческих и социальных. Это, с одной стороны, некий аппарат управления, способный организовать сбор необходимых ресурсов для производства, ремонта и содержания колесниц и их экипажей с последующим их снабжением (логистика, ети ее, куда ж без нее) всем необходимым (некий "класс" ремесленников, занятых на производстве, становится необходимой составляющей колесничного войска). Само собой, должен наличествовать и "класс" самих колесничных бойцов, которые всю свою жизнь посвящают совершенствованию искусства управлять колесницей и биться с нее лучным и копейным боем. А содержать их должна основная масса, гм, "мелких производителей". Итак, элита и тяглое "быдло".
      Административные и социальные требования автоматически влекут за собой необходимость появления - нет, по ка не городов, но хотя бы протогородов как мест, где будут находиться резиденции колесничной элиты и ее обслуги (начиная от жрецов, хотя, впрочем, воины-колесничие сами могли быть жрецами).
      Но если выполняются все эти требования, то перед нами предстает довольно сложно организованное общество, стоящее на предгосударственной стадии развитии (вождество или chiefdom) - не дикари-с, однако, но вполне себе цивилизованные и культурные варвары.
      Однако это не все - германцы до начала эпохи Великого переселения народов уже находились на этой стадии развития (во всяком случае, всякие там арминии и марободы могут таковыми chieftain'ами и warlord'ами). Однако это не позволило им опрокинуть Римскую империю ни в I, ни во II, ни даже в III в. н.э. Лишь когда империя сама надломилась под грузом внутренних проблем и неблагоприятных климатических условий (см. Климатический пессимум раннего Средневековья), они сумели расселиться на ее территории и создать на имперских руинах свои "королевства". Аналогично - какой бы не обладали техникой те же гиксосы (колесницы, составной лук, доспехи из бронзы), сами по себе они не смогли бы покорить Египет эпохи Среднего царства, если бы Египет не был подточен изнутри. Еще раз - порядок бьет класс.

Hyksos


      В общем, как то так выходит - все не так просто, как может показаться на первый взгляд...


Via

Saygo

Порядок

      Любопытно посмотреть, в каком порядке в разрядных росписях идут предметы вооружения государя всея Руси. Вот, к примеру, 1555 г. - сперва большой саадак, потом большое копье, затем другой саадак, потом - другое копье, третий саадак и, наконец, рогатина. В Полоцком походе появляются сулица, то поры и пищали, которые, похоже, идут после рогатины. В росписи похода 1567 г. пищали стоят на первом месте, затем большой саадак, большое копье, другой саадак, меньшее копье и меньший третий саадак, а затем рогатина и доспех (правда, в другой редакции пищали стоят в самом конце перечня).
      Такая последовательность (с учетом погрешностей при переписывании сведений из разрядных записей в частные разрядные книги) просматривается и в иных случаях. Отсюда следует, что "саадак" (на пару с саблей) - оружие первостепенное, самое "благородное" и "честное", а все остальное - второстепенное. Пищали же и самопалы - так и вовсе "подлое" оружие, находящееся в самом конце списка и "чести" особо не добавляющее тем, кто его носит и охраняет.
712659_original.jpg

Via

Saygo

Портрет

      Такая вот картина, а на ней - муж, облеченный многими достоинствами. А кто сей муж, каков у него чин, каким ремеслом он промышляет - загадка...
 
49948484_2092068971031711_2643028831354486784_o

      Peter Snayers Portrait of sapper corporal Antonio Servás. Утащено из Мордокниги со странички одного старого знакомого.
      P.S. А продолжение истории про московский бунт 1547 г. будет в понедельник...

Via

Saygo
"почему практически во всех попытках пиара палеонтологии ключевыми фигурами являются динозавры?"
 
5bd084c7370f2c1f638b4591

       Что пишут? А вот что:
       это из-за того, что динозавры уникальным образом обладают сразу и поразительной анатомией (это большие размеры, фантастическая структура скелета, а именно рога, гигантские зубы и др.). Но в то же время структура их тела легко понятна широкой публике, даже если та не особо в курсе дел. Например, даже если просто посмотреть на скелет аллозавра в музее, каждый сможет сказать, что это — активный и крупный хищник. Но из-за птичьих очертаний его общий вид кажется немного инопланетным, поэтому и интригует ... Биология динозавров, таким образом, почти идеальна для научно-популярного материала: они впечатляют визуально, их анатомия и биология доступны для понимания, но в то же время достаточно отличаются от привычного нам, чтобы вызывать интерес. Независимо от того, является ли перечисленное в действительности причиной привлекательности динозавров, сотрудники музеев, работники образования, а также торговцы уже более 150 лет назад осознавали, что динозавры являются отличным способом заинтересовать публику и заработать денег, поэтому им была отведена видная роль в культурной продукции. Помимо логических доводов о том, почему динозавры обрели популярность, можно упомянуть ещё социальную инерцию — часть непреходящего шарма динозавров происходит от долгой истории их репрезентации в популярной культуре.
       А что еще пишут - можно прочитать, нажав по традиции на выделенный текст.

       Соответствующая диаграмма из статьи, отвечающая на поставленный вопрос:
image-asset_modified
       В общем, любопытная статья, стоящая того, чтобы уделить ей минут двадцать для внимательного прочтения!

Via

Saygo
      Что будет, если скрестить дюреровского рейтара (в смысле всадника)
 
Duerer_-_Studie_Reiter_1495

с ориентальными мотивами
 
610F9B32-D6D2-4554-AA14-16A239185668_mw800_s

      А выйдет вот такой кунстштюк
 
38846434_1795555653862789_8812495682700050432_n

Via

Saygo

Или нет, скорее мыша и рептилоида, выведенного в тайных лабораториях Нибиру:

Ex Oriente, так-скать, снова lux - в Китае, в провинции Ляонин, палеонтологи обнаружили останки небольшого динозавра семейства Scansoriopterygidae, Ambopteryx longibrachium. Подробнее о нем см. A new Jurassic scansoriopterygid and the loss of membranous wings in theropod dinosaurs. Есть и на русском краткое и вольное переложение - Ученые нашли еще одного динозавра с крыльями летучей мыши.
       Еще один неудачный (раз он не дал потомства) эксперимент матушки Природы - безжалостная она, однако, работает методом научного тыка.

Via

Saygo
       Читаю сейчас "Польские земли под властью Петербурга. От Венского конгресса до Первой мировой" немецкого историка Рольфа Мальте.

logo-380-520


       Странное ощущение - вроде бы и книга толковая, и перевод хороший, а вот чувство некоей недосказанности налицо. Автор подробно расписывает сущность политического режима, установленного Петербургом в "конгрессовой Польше" и колебания оного вслед за линией партии правительства. Но вот почему Александр I настоял на том, чтобы присоединить к России эту часть коренной Польши, зачем ему и его преемникам был нужен этот чемодан без ручки - вот об этом автор и не пишет ничего. Ну вот так получилось - и все тут, Екатерина начала, Александр, действуя согласно заветам своей бабки - закончил, и понеслась история по ухабам.
       Оно, конечно, александрова полонофилия сыграла свою роль, этого не отнять, не прибавить, но только ли одна она? Однако если добавить к ней еще и рациональный мотив, а именно "конгресовка" как выдвинутый далеко на запад передовой плацдарм, с которого русская армия могла в кратчайшие сроки добраться до Рейна - вот тогда все встает на свои места (кстати, сам немец пишет о том, что концентрация русских войск в Привиленском крае носила беспрецедентный характер, но ненавязчиво подводит читателя к тому, что эта концентрация объяснялась сугубо политическими, точнее, полицейскими соображениями - на тот случай, если неблагодарные поляки решать снова устроит восстание. Вот тут-т русский штык как раз к месту и оказался бы!).И в такой перспективе многое может быть объяснено (или, во всяком случае, непротиворечиво объяснено). И "золотой дождь" инвестиций, пролившийся ан Польшу, и "полонофилия" Александра и его брата (армии нужен более или менее надежный тыл), и всякие поблажки полякам (конституция. сейм, армия, польский язык как государственный и пр.).
       И точка отсчета времени, с которого обладание Польшей ничего Петербургу не могло принести, кроме головной боли, также становится понятной - 1879 год, год, когда Вена и Берлин слились в экстазе и страстном поцелуе. С этого момента польский балкон превращался в ловушку для русских войск, ибо напрашивался удар под его основания с севера, из Пруссии, и с юга, из австрийской Галиции, и удержание этого балкона превращалось в серьезную и практически неразрешимую стратегическую проблему, особенно если учесть, что имперским властям так и не удалось добиться перелома в отношениях с польским обществом. Надо было избавляться от Польши - решительно, раз и навсегда. Увы, это сделано не было - несмотря на то, что смысл обладания "конгресовкой" был утрачен, в Петербурге продолжались с упорством, достойным лучшего применения, цепляться за этот чемодан без ручки, неся немалые потери - и если бы только репутационные...


Via

Saygo
      В XXVI выпуске "Русского сборника" (скачать, к примеру, можно здесь) помещена большая статья А. Кривопалова "«Рассматриваемый вопрос по самой сущности своей составляет задачу неразрешимую…». Мнение Д. А. Милютина о войне с Австрией в 1855 году".

eff238d353a73ea238d3af4ca785b075


      Помимо самой статьи (она сама по себе весьма занимательное и полезное чтение), в публикации содержатся еще и приложения - несколько записок за авторством будущего военного министра Д.А. Милютина о перспективах дальнейшего хода военных действий.И то, и другое непременно для прочтения - ибо позволяет взглянуть на военное планирование России в Восточной войне "изнутри" (а не через ушибленное осадой Севастополя обчественное мнение). Длинная цитата из статьи:
      "Представленные точки зрения, авторами которых выступали крупные действующие военачальники и высокопоставленные военные администраторы, свидетельствовали в пользу существования в высших военных кругах Императорской России достаточно прочного консенсуса по вопросу стратегии в Восточной войне. Все авторы сходились в признании того факта, что война вылилась для России в длительную борьбу на истощение перед лицом могущественной западноевропейской коалиции. Все признавали существование проблемы международной изоляции и вытекавшую из неё потребность в жёсткой экономии сил. Более или менее общим оставалось также видение иерархии угроз.
      Таким образом, если для отечественной историографии Восточной войны была характерна традиция упрощения стратегического контекста данного конфликта, недопонимание его истинных масштабов и концентрация внимания на событиях в первую очередь обороны Севастополя (выделено мною - Thor. Вопрос - чего здесь больше, в этом предпочтении, глупости или измены?), то среди современников, входивших в военную элиту России, как свидетельствуют источники, преобладали более взвешенные взгляды и суждения. К сожалению, последующая историографическая традиция развивалась во многом без учёта данного комплекса документов (выделено мною - Thor. Опять тот же вопрос. При этом, подчеркну, на основании столь однобокого подхода делались , и продолжают делаться, выводы глобального масштаба и глобальной же глупости). Их изучение позволяет критически пересмотреть утвердившееся в науке мнение о мнимом эгоизме фельдмаршала Паскевича, под давлением которого внимание российской стороны якобы было поглощено заботой об отражении лишь чисто гипотетической австрийской угрозы в ущерб усилиям по обороне Крыма и Севастополя.
      Публикуемые далее архивные источники расширяют существовавшее ранее представление об обсуждении вопроса в военных кругах об укреплении западной границы. Они наглядно свидетельствуют, что забота об усилении армии на этом направлении была не капризом престарелого полководца в лице Паскевича, как это было принято считать ранее, а хорошо аргументированным и консолидированным мнением всей русской военно-политической элиты. Авторы изложенных в документе мнений, в том числе Государь Император, сходились в понимании того обстоятельства, что наибольшую угрозу для России представляла не десантная армия союзников в Крыму, а потенциальная опасность вступления в войну Австрии и ведомых ею германских государств (и снова выделено мною - именно этот аспект обычно выносится за скобки, когда начинаются рассуждения об ошибочной стратегии Николая I и его генералов в Воcточной войне - Thor).
      Подобное единомыслие военной элиты Империи, отражённое как в источниках личного происхождения, так и в многочисленной штабной документации, позволяет пересмотреть устоявшийся в историографии стереотип об излишней осторожности и нерешительности будто бы одного лишь престарелого фельдмаршала Паскевича. Осторожность читается в рекомендациях всех участников совещаний 1854–1855 гг. Их предложения исходили из неизбежности обороны и упорной борьбы на измор (снова выделено мною - вот все-таки Восточная война - необычная война, это эмбрион будущих войн эпохи Модерна) . Никто из этих опытных и заслуженных генералов не видел реальной возможности решительного перелома общего хода войны в пользу России...".
      P.S. Можно ли было избежать такой ситуации? Мне представляется, что нет - в результате наполеоновских войн Российская империя слишком возвысилась (подобно Франции Людовика XIV) , и это ее усиление вызывало серьезные опасения в столицах ведущих держав - нарушение пресловутого "равновесия"). Россия должна была быть ослаблена, разбита и унижена, и это произошло. Годом раньше, годом позже, при Николае ли, при Александре - но это должно было случиться. Слишком многим это было выгодно (в том числе и главным, казалось бы, союзникам Петербурга - пруссакам)/ Эту войну можно было оттянуть, но избежать ее - нет. И выиграть ее Россия не могла в принципе - да и никто в целом мире. Можно было лишь попробовать выйти из конфликта с наименьшими потерями. В каком-то смысле это удалось.


Via

Saygo
       Полоцкий поход зимы 1562/63 года - пожалуй, самое крупное военное предприятие Ивана Грозного и Русского государства в XVI в. (даже 3-я Казань в 1552 г. ему уступала). Сохранилось прекрасное его описание с русской стороны - аж в трех разновидностях, в своего рода путевом дневнике ("Записная книга Полоцкого похода" - название условное), в летописной повести (в "Лицевом своде" и его вариациях) и в разрядных повестях (связанных с летописной повестью).
       В принципе, за исключением отдельных деталей, все эти повествования более или менее сходятся и рисуют примерно одну и ту же картину происходившего с 31 января по 18 февраля 1563 г. вокруг Полоцка. Русская версия рисует две попытки, нет, не штурма, а, гм, ладно, пусть будет так, "поиска" - первая была связана с проникновением стрельцов головы Голохвастова в Великий посад, вторая - с атакой, предпринятой по собственной инициативе, стрельцами, казаками и боярскими людьми, работавшими в "закопех" перед Великим посадом, когда они увидели начало пожара в посаде и решили, что их законное имущество пропадает в огне. Все. Дальше подошла артиллерия, "болшой" наряд, отдельные орудия которого палили многопудовыми каменными ядрами (об этом, полагаю, лучше всего расскажет Алексей Лобин aka, у которого как раз намедни вышла долгожданная книга об артиллерии Ивана Грозного.
 
cover3d1

Осталось теперь дождаться, когда у книгопродавцев появится).
       Артиллерия Ивана Грозного, согласно русской версии, и решила исход дела. Сутки обстрела полоцкой цитадели, Верхнего замка - и полоцкий воевода Ст. Довойна вместе с архиепископом Арсением и полоцкими "лутчими" людьми решили не доводит дело до греха и капитулировали. 15 февраля в город (точнее, в то, что от него осталось) вступили русские войска.
       Но вот что любопытно - польская версия выглядит несколько, гм, иначе. У М. Стрыйковского, оставившего, пожалуй, наиболее связное повествование с "той" стороны о полоцкой эпопее, отмечается, что уже после того, как Довойна капитулировал, часть полоцкой шляхты и польские наемники отказались сдаться и некоторое время пытались отбиваться от русских на развалинах Верхнего замка. Более того, некий итальянский "корреспонлент", находившийся в Петркуве (где в это время пребывал король Сигизмунд), отписывал оттуда по горячим следам, что русские предприняли 4 (sic!) штурма Полоцка (ладно, если считать вылазку стрельцов Голохвастова за первую, бои в Великом посаде за вторую, поджог стрельцами стены Верхнего замка в ночь на 14-е февраля за третью, то тогда, выходит, четвертая попытка - это как раз и есть то, о чем писал Стрыйковский?). Такое "единомыслие" с той стороны наводит на мысль о том, что в русской версии описания осады о кое-чем было недоговорено, и сдача Полоцка прошла не так гладко, как это описывает та же "Записная книга" или летописная повесть. Но если принять во внимание польскую "версию", то эксцессы, которые произошли во время капитуляции Полоцка, последующий вывод из него жителей и прочих "хабитантов" имеют объяснение - наказание за нарушение достигнутых договоренностей, после чего в царской "ставке" решили, что раз полочане не соблюдают договор, то и они его соблюдать не обязаны.

Via

Saygo
      Продолжаем разговор за историю войн за Ливонское наследство. на этот раз - о Полоцкой войне между Иваном Грозным и Сигизмундом II: «Взятье полоцкое литовские земли…»: перед большой грозой.
5d096b13080187f24d53bc364f2abe8a
       Продолжение цикла про войны за Ливонское наследство.Премного благодарен буду за доброе слово и лайк после прочтения статьи! Стимул для дальнейшей работы появляется - значит, это кому-то интересно.

Via

Saygo
      Да-да-да, отличная штуковина этот рейтарский "слонобой":
 
1080685_900

      "Пистоль с колесцовым замком, Саксония, 1590 год. Габаритный размер пистоля: 155 × 66 × 572 мм. Вес 2068 грамм. Калибр около 14 мм. Длина ствола 340 мм. Вес ствола 744 грамма. Но самое забавное, это шар из гранита в качестве противовеса/ударной части на рукоятке оружия ".
      Зачем гранитный камешек на рукояти - а вот зачем:
 
1024px-Meulener-choque_de_caballeria-prado (1)


      И фрагментик:
 
Meulener-choque_de_caballeria-prado (1)

      Достаточно популярный прием, не раз встречающийся в тогдашней живописи. Вот еще один пример такого применения этого чудного девайса:
 
cavalry-2


      Удобно ведь - выпалил из пистоля по супостату, а если он усидел в седле - ну так его по голове можно огреть двухкилограммовой штуковиной, чтоб уж совсем наверняка его уделать.

Via

Sign in to follow this  
Followers 0