Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,251
  • comments
    6
  • views
    156,849

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
      Да-да-да, отличная штуковина этот рейтарский "слонобой":
 
1080685_900

      "Пистоль с колесцовым замком, Саксония, 1590 год. Габаритный размер пистоля: 155 × 66 × 572 мм. Вес 2068 грамм. Калибр около 14 мм. Длина ствола 340 мм. Вес ствола 744 грамма. Но самое забавное, это шар из гранита в качестве противовеса/ударной части на рукоятке оружия ".
      Зачем гранитный камешек на рукояти - а вот зачем:
 
1024px-Meulener-choque_de_caballeria-prado (1)


      И фрагментик:
 
Meulener-choque_de_caballeria-prado (1)

      Достаточно популярный прием, не раз встречающийся в тогдашней живописи. Вот еще один пример такого применения этого чудного девайса:
 
cavalry-2


      Удобно ведь - выпалил из пистоля по супостату, а если он усидел в седле - ну так его по голове можно огреть двухкилограммовой штуковиной, чтоб уж совсем наверняка его уделать.

Via

Saygo
      Или сказ про то, как лечили огнестрельные раны в XVI в . Весьма любопытное чтение.
 
13 ноября 1537 года родилась современная хирургия. При штурме замка Авильяна французская армия понесла такие потери, что у цирюльника Амбруаза Паре закончилось масло, по учебнику предписанное для обработки пулевых ран. Оказалось, что пациентам, оставшимся без масла, гораздо лучше. С этого дня парикмахер учился на хирурга не по книгам, а действуя сравнительным методом, который превратил искусство врачевания в медицинскую науку. Об этом рассказывают коллеги из Doctor.Ru

224908_900.jpg

Скелет с обозначением костей, переломы которых разбираются в руководстве Амбруаза Паре по хирургии. Иллюстрация к изданию 1564 года.

Вот уже 50 лет на поле боя царило короткое гладкоствольное ружьё – аркебуза, наводившая на военных ужас. Любое пулевое ранение считали смертельным, да ещё особо мучительным. Первый же раненый из аркебузы, которого встретил Паре – храбрый капитан по прозвищу Крыса – получив пулю в лодыжку, утратил мужество и сказал цирюльнику: «Вот и попалась Крыса». Амбруаз кое-как выковырнул пулю, перевязал рану. Капитан выздоровел. На старости лет Паре вспоминал своё тогдашнее ощущение – как будто по незнанию сделал что-то не то, и просто повезло: «Я его перевязал, а исцелил его Бог».

Амбруазу не было и 27 лет, он в прямом смысле ещё не нюхал пороху. Даже состоял не в том цехе – не хирург, а цирюльник. И не полноправный цирюльник, а подмастерье, которому не хватило денег на оплату экзамена, вот и нанялся в армию.

Отец его тоже был брадобрей в небольшом городке Лаваль. Трое сыновей, всех бород в округе на них не хватало. Амбруаз нашёл место ученика в Париже, где имел приработок – доктора с медицинского факультета подряжали делать пациентам кровопускания. Сами врачи брезговали ручной работой, а давать заказ коллегии хирургов не желали, потому что не ладили с этим цехом. Хирурги жаловались королю, что цирюльники отбивают хлеб, но доктора всегда заступались. Единственное место, где интересы трёх цехов сходились – это городская больница Отель-Дьё. Там врачи лечили, хирурги оперировали. Грязную работу делали цирюльники, для которых больница была чем-то вроде биржи труда.

У горожан Отель-Дьё пользовался дурной славой места, куда свозят умирать бедноту. Состоятельные люди предпочитали звать врача на дом. Отношение к пациентам в больнице было действительно самое пренебрежительное: с ними разрешали делать всё, что угодно. Они становились жертвами практикантов вроде Паре, которому хотелось освоить медицинские манипуляции, хотя перспектива попасть в коллегию хирургов не просматривалась. Печей в больнице не топили. Паре вспоминал, как в особо суровую зиму четыре пациента отморозили носы и он выполнял ампутацию. При этом двое умерли, но никто не сказал дурного слова. Напротив, ловкого юношу порекомендовали барону Рене де Монжану, который в новом итальянском походе командовал всей французской пехотой, швейцарскими наёмниками и ландскнехтами из Германии.

Закреплённых за армией военных врачей или хирургов ещё не существовало. Командир являлся предпринимателем, который за казённые деньги нанимал себе на службу добровольцев: солдат, прапорщиков, офицеров и медиков. Ему дела не было, что раненых пользует цирюльник-недоучка. Сам он под пули не собирался, зато лично его будет брить приятный молодой человек, неженка, не употребляющий бранных слов; грубости на войне и так хватает. А главное – стоит недорого.
Паре нужно было немного – 72 с половиной су на оплату экзамена у докторов с медицинского факультета за право стать мастером-цирюльником. А также несколько больше на угощение других мастеров и ежегодную мессу в цеховой церкви Сен-Люк. 72,5 су в 1537 году – это цена 100 стогов сена без доставки, или полутора баррелей (бочек по 152 л) пшеницы. Не бог весть что, но таких свободных денег у подмастерьев не водилось. К началу похода всё имущество Амбруаза Паре составляли конь, пара сундуков с маслами, бальзамами, мазями, корпией, инструментами, и лошадка с обрезанным хвостом для слуги, который ассистировал при операциях.

225078_900.jpg

Слева: Амбруаз Паре (около 1510-1590) в возрасте 48 лет. Портрет из сборника «10 книг о хирургии», отправленного в печать 3 февраля 1563 года.
Под портретом - его девиз на латинском языке: "Упорный труд всё побеждает".

Справа вверху: Рене, барон де Монжан и де Комбург, сеньор де Бопрео, в 1538 году, когда он стал маршалом Франции, а Паре был хирургом его армии в Пьемонте.

Справа внизу: анатом и лингвист Жак Дюбуа (1478-1555), издававшийся под латинизированным именем Якобус Сильвиус. Друг Амбруаза Паре, первый профессор хирургии в Королевском коллеже, ныне Коллеж де Франс.


Помимо денег, интересовали попутчики-ландскнехты. В отличие от французского сброда с колющим и режущим (пиками, протазанами, алебардами), немцы вооружались аркебузами. И нанятые ими хирурги – не мальчишки, а настоящие специалисты: начитанные, со степенями, на счету не один «вояж», как врачи называли своё участие в военных кампаниях. У них было чему поучиться в боевой обстановке.

Первое ЧП случилось ещё на французской территории: поварёнок барона де Монжана упал в котёл с горячим маслом. Паре пошёл купить что-нибудь охлаждающее в аптеке. Там была старая крестьянка, которая посоветовала ему простое средство: приложить к ожогу пасту из лука, толчёного со щепоткой соли. Сделать нужное количество пасты Паре не успел, но заметил, что там, где её нанесли, волдырей не возникло. Вскоре это сравнение он повторил уже на войне.

Перед армией стояла задача перейти Альпы и разогнать войска испанцев и итальянцев, осаждавшие занятый французами Турин. Амбруаз первый раз увидел штурм города, когда брали Сузы.

«Крики раненых врагов под копытами наших коней разрывали моё нежное сердце. Вот когда я пожалел, что оставил Париж ради этого печального зрелища». Становясь на постой в указанный дом, Паре со слугой завели лошадей в хлев и там увидели трёх солдат со свежими пулевыми ранами. Одежда на них ещё тлела от пороха. Они подавленно молчали. Паре не знал, что делать. Немецкие хирурги сказали ему, что порох и свинец отравляют рану, поэтому её для начала надо прижечь кипящим маслом семян чёрной бузины. Масла под рукой не было, опыта его применения – тоже. Подошёл старый французский солдат и спросил:

- Вы можете их вылечить?
- Я? Нет.

Тогда солдат достал нож и спокойно перерезал глотки всем троим.

- Ах ты, сволочь! – закричал Амбруаз.

Тот не обиделся:
- Если я буду в их положении, надеюсь, какой-нибудь добрый человек сделает со мной то же самое. Лучше так, чем мучиться.

Этих несчастных подстрелили солдаты из гарнизона Суз, которые сражались, пока не поняли, что перед ними десятитысячная армия. По обычаю того времени, нельзя было трогать противника, если он бросал оружие и выходил из боя с белой палкой в руке. Так итальянцы и поступили, сказав на прощание, что пойдут куда глаза глядят. Но ушли они не слишком далеко. Самые отчаянные закрылись в замке Авильяна, возвышавшемся над дорогой за 24 километра до желанного Турина.

225864_900.jpg

Взятие замка короля Пикроколя. Иллюстрация Мориса Санда к повести Франсуа Рабле о Гаргантюа (1534). Художник XIX века в цветах одежды и флагах позволил себе аллюзию на войну Британии с Францией; остальные детали реконструированы довольно точно. У Рабле образ Пикроколя, желающего захватить весь мир – пародия на императора Карла V.

1 ноября (11-го по григорианскому календарю) французский главнокомандующий Анн де Монморанси обнаружил это препятствие. Его можно было обойти, но Монморанси не желал оставлять замок, занятый противником, на единственном пути в тыл. Предложил сдаться. Из замка ответили, что они такие же хорошие слуги императора Карла V, как он – своего короля Франциска I. «40 испанских и итальянских негодяев решились этот замок защищать. Но, по правде сказать, укрепления сильные и подступиться можно только в одной точке», - писал Монморанси королю.
Даже в этой самой точке надо было пробить стену, для чего нужно втащить на соседнюю горку тяжёлую артиллерию. Испанцы были уверены, что это невозможно, потому что дорога наверх простреливалась из замка. Всё же ландскнехты сумели в полной темноте на тросах с блоками бесшумно затащить туда пару пушек. Затем доставили порох и ядра. Изготовившись к обстрелу, канониры сели покурить. Кто-то из них во тьме выбил трубку на мешок с порохом.

Сам виновник взлетел на воздух вместе с десятью солдатами. Вокруг орудий всё запылало, со стен замка аркебузиры метко били по солдатам, спасавшим от огня боеприпасы. Появилась масса пострадавших с огнестрельными ранениями, которыми тут же занялись опытные хирурги. При взрыве порох опалил руки и лица десяткам французов. Их поручили заботам Паре как специалиста по ожогам. Он умышленно обрабатывал одних луковой пастой, а других – бальзамами из аптечки. И так убедился в воспроизводимости эксперимента и познавательной силе сравнения.

Сделав дело, Паре пошёл смотреть, как старшие коллеги врачуют огнестрельные раны. Действовали они точно по руководству, которое составил в 1517 году личный хирург римского папы Джованни да Виго. В медных ковшиках на огне кипятили масло с патокой – считалось, масло выжигает заразу, а патока нейтрализует пороховой яд. Окунали в ковшики плотные тампоны из корпии, и аккуратно, щадя свои пальцы, заталкивали тампоны, с которых капало раскалённое масло, прямо в раны. Пациенты выли от боли, им в утешение давали вина. После извлечения пуль свежий ожог мазали, согласно книжке да Виго, яичным желтком с розовым маслом и скипидаром.

Всё это произвело на Паре тяжёлое впечатление. Что ж, раз так написано у самого авторитетного хирурга, надо набраться мужества и выполнять это недрожащей рукой. Назавтра штурм, будет ещё больше раненых, и на долю цирюльника достанется не один десяток.

Весь день 12 ноября и до обеда 13-го французские орудия ломали стену. Наконец, в готовую брешь устремились гасконцы, бретонцы и пикардийцы. Защитники понимали, что пощады не будет, и дорого продали свою жизнь, убив и поранив несколько сот человек пулями, дротиками, камнями и арбалетными болтами. Живыми попали в плен лишь капитан, прапорщик и два стрелка. Монморанси велел всех повесить на дымовой трубе, чтобы видно было издалека «в пример другим, кто из упрямства вздумает всерьёз оборонять столь маловажные пункты».

225392_900.jpg

Придуманные Амбруазом Паре инструменты для извлечения пуль из раны - зажимы «клюв ворона» и «клюв журавля», названные автором по внешнему сходству. Иллюстрация из первой книги Паре, изданной в 1545 году.

Король Франциск I, рыцарь без страха и упрёка, герой турниров, похвалил Монморанси за такое мудрое решение. Но мы с вами обязаны мужеству этих людей. Они нанесли такое количество огнестрельных ранений, что у Паре закончилось масло семян чёрной бузины, и он пошёл на исторический эксперимент. С теми, на кого масла не хватило, цирюльник пропустил стадию прижигания и сделал то, что по руководству полагалось дальше: извлёк пули и намазал желтком со скипидаром. Всю ночь на 14-е он не мог спать спокойно: ему виделись отравленные пациенты, умирающие от яда. Утром, едва забрезжил рассвет, бросился он к своим раненым и был весьма удивлён: оставшиеся без прижигания спокойно спали. Никаких признаков воспаления у них не возникло. А вот обработанные кипящим маслом метались от боли, ожоги причиняли им страшные мучения. Выживаемость в этой контрольной группе была на порядок ниже!

С этого дня Паре поклялся подвергать любые мучительные процедуры проверке опытом. Что бы там ни писал да Виго. Или даже Гален с Гиппократом. Впрочем, их он и так не читал, потому что не знал ни латыни, ни греческого.

Когда пробились в Турин, король назначил де Монжана маршалом Франции и командующим оккупационной армией. Среди праздных воинов то и дело возникали ссоры, в основном из-за азартных игр. Дуэлянты дрались на шпагах, копьях и даже аркебузах. Поединки были, конечно, запрещены. Раненых участников де Монжан в наказание отдавал на опыты своему цирюльнику. Паре отработал извлечение пуль до совершенства, спроектировал массу новых инструментов и заказал их прекрасным итальянским мастерам.

225545_900.jpg

Натяжной винт (tirefond), которым вынимали пули, застрявшие в кости. Стержень с нарезкой (показан отдельно слева) ходит внутри прижатой к месту канюли (показана справа), ввинчивается в мягкую свинцовую пулю (показано в центре). Иллюстрация из первой книги Паре, изданной в 1545 году.

Через два года де Монжан умер от разлития желчи. Паре вернулся в Париж. Его сразу же пригласил на обед учёный доктор Жак Дюбуа, до войны основной заказчик Амбруаза. Этот медик был патологически скуп и пользовался услугами подмастерья потому, что Паре брал меньше всех. Послушав его рассказы и осмотрев инструменты, Дюбуа стал уговаривать Паре написать руководство по хирургии огнестрельных ранений.

- Я по-латыни не пишу.
- И незачем. Твои читатели - французские цирюльники.
- Я не учёный доктор!
- Да будет тебе шапочка, сами принесут. Теперь кто публикуется, тот и доктор.

Получив плату за участие в войне, Паре вступил в цех цирюльников. Теперь он мог жениться. Взял приданое, издал свою «Методу лечения ранений, причинённых аркебузами и прочим огнестрельным оружием». Сразу появились ученики. Когда же он отказался от прижигания даже при ампутации, применив перевязку сосудов, коллегия хирургов вручила ему докторскую шапочку.

Положенная диссертация на латыни, за которую присуждена эта докторская степень, неизвестна. Свои 26 медицинских книг Паре написал по-французски. Правил текст и вычитывал опечатки только сам, никому не доверяя. Во всех сочинениях проводил три простых идеи:
1) что наблюдаем – пишем, чего не наблюдаем – не пишем;
2) чужой эксперимент воспроизведи, потом ругай или хвали;
3) никаких секретов: сделал – тут же публикуй, больным и раненым ждать нельзя.

Карьера Паре – одна из самых блестящих в истории науки: разбогател; прожил в хорошей физической форме 80 лет; лейб-медик при четырёх королях. Он стал образцом для молодых. Бедняк из постороннего сословия, начав с нуля, добился всего, чего может достичь врач – честным сравнением, работой над своими ошибками, публикацией результатов. Лучшие медики пошли тем же путём, и двигаются по нему до сих пор.

Источники и дополнительные материалы

- Амбруаз Паре. «Метода лечения ранений, причинённых аркебузами и прочим огнестрельным оружием…» (La Méthode de traicter les playes faictes par hacquebutes et aultres bastons à feu et de celles qui sont faictes par flèches, dardz et semblables, aussy des combustions spécialement faictes par la pouldre à canon, composée par Ambroyse Paré). 1545

- Амбруаз Паре. «Десять книг о хирургии» (Dix livres de la chirurgie, avec le magasin des instrumens nécessaires à icelle, par Ambroise Paré). 1564

- Амбруаз Паре. «Рассказы о вояжах». Перевод мемуаров Паре на английский язык, выполненный хирургом Стивеном Педжетом, 1897

- Claude Stephane Le Paulmier. Ambroise Paré: d'après de nouveaux documents découverts aux Archives nationales et des papiers de famille (документальный очерк о жизни Амбруаза Паре). 1884

- Francis Decrue de Stoutz. Anne, duc de Montmorency (биография коннетабля Монморанси, с описанием осады замка Авильяна). 1889

- Paul Dumaitre. «Voyage» en Piémont avec Ambroise Paré (доклад о первой военной кампании Паре, 1537-1539 гг., сделанный доктором Дюмэтром во Французском обществе Истории Медицины). 28 ноября 1987 года

- Святослав Горбунов. Победы и Парадоксы Амбруаза Паре (биографический очерк с подборкой ссылок). «Троицкий вариант», 20 октября 2015 года

- Iain Donaldson. Ambroise Pare ́’s accounts of new methods for treating gunshot wounds and burns (очерк об открытии методов лечения огнестрельных ранений на основе анализа сочинений Паре) «Journal of the Royal Society of Medicine», Vol. 108 (11), 1 ноября 2015 года

      P.S. Вспомнил сразу две вещи. Прежде всего, это рассказ Что случилось с капралом Куку Джеральда Керша, прочитанный в лохматом 88-м году в сборнике "Американская фантастика" - вот в этом:
 
item1222111880_amerikanskaya_fantastika_raduga_1988g_1

      Интересный такой сборник был.

И другая вещь - большая статья Е.Е. Бергер и С.П. Глянцева в последнем выпуске "Средних веков"
c105f8f83499e558da6b407d5b368745

"Я перевязал его, и Господь исцелил его..." (Амбруаз Паре и лечение ран в XVI веке)" на эту же самую тему.

Via

Saygo
      Нарыл любопытные сведения относительно того, как изменялась населенность Нижегородского уезда во 2-й половине XVI в. Если взять число сел и деревень в 1565 г. за 100 %, то в 1578 г. таковых осталось меньше трети, а еще спустя 10 лет - и вовсе чуть больше 20 %. Что за беда? Опричного погрома по типу новгородского (на который можно было бы списать это запустение) тут не было (или был, но я об этом не знаю?), литовцы и злыя татаровя, крымския и ногайския, сюда как будто в описываемый период не заходили... Так куда же народишко подевался?
      А ответ на вопрос выходит достаточно простым - это все последствия восстания черемисов в 1571-1574 гг. (судя по всему, самого тяжелого и опасного) и в 1581-1585 гг. Вот же незадача какая выходит - Казанское "царство" завоевали, татары покорились, а вот черемисы - нет. И ладно бы, если бы разорению подвергались бы собственно казанские и черемисские земли, но в ходе борьбы с фридомфайтерами разорению (и почище,чем при "казанщине") подверглись собственно русские уезды. И это если не говорить о цене пацификации собственно черемисских волостей! Вот и вопрос - стоила ли игра таких свеч?
693381_original.jpg
      Забавная картинка, не правда ли? Хоть и не имеет отношения к черемисским войнам, но пускай будет...

Via

Saygo
      Итак, сегодня утро 29-го декабря 2017 г. До конца года осталось два дня, и, поскольку завтра и послезавтра будет не до ЖЖ (елка, уборка и прочие предновогодние хлопоты), то подведем итоги года сегодня.

      Уходящий год выдался на редкость сложным и тяжелым, в особенности осень и начало зимы (календарной, но не природной - природная зима явно не торопится). В силу разных причин любимому делу не довелось уделить времени столько, как прежде, почему и сделано было не так много, как хотелось бы (целый ряд проектов приходится по этой причине переносить но следующий, 2018 г.). Тем не менее, и на этой темной шкуре были светлые полоски. Перечислим их.
      Прежде всего, налицо удачный опыт взаимодействия с польскими коллегами (преогромное спасибо Артуру Юшкевичу, без которого этот проекты бы не состоялся!). Речь идет об этой книге:
 
742563_original.jpg

      Увидела она свет в конце 2016 г., но получил ее я в январе 2017 г., почему отнесем-ка ее в итогам года уходящего.
      Две других работы, вышедших в 1017 г. - предмет моей особой гордости. Это
 
742661_original.jpg

и ее "напарница"
 
Ливоника
      Это главные достижения уходящего года!
      Если же речь вести о статьях, то чисто научных статей, связанных с историей московского военного дела "классического" периода (под которым я понимаю прежде всего промежуток времени между Иваном III и первым самозванцем), то здесь вышло меньше, чем предполагалось прежде. "Танцуй враже, як пан каже" - по этой присказке пришлось жить весь год, выполняя необходимые требования для продления контракта и заполнения рейтинга. Наиболее значимые статьи, вышедшие в минувшем году, можно сказать по этой ссылке: Die kleinen Schriften 2017. Те не менее, удалось сделать кое-что новое - спасибо Андрею Чаплыгину, главреду "Военной Кампании" (жаль, что журнал прекращает свое существование - будем надеяться, что временно) за возможность опубликовать в его журнале серию статей по русскому военному делу конца XV - начала XVII вв.
 
ВК-3        ВК-4

ВК 5        вк_6

ВК_7        ВК-8

      Надеюсь, что в наступающем году со временем будет получше, и получится сделать больше, чем в году уходящем (тем более что есть целый ряд серьезных задумок - но преждевременно раскрывать их не стоит - чтобы не спугнуть удачу!).

Via

Saygo
       В сентябре 1564 г. наивысший гетман войска литовского пан Миколай Радзивилл Рыжий решил таки попробовать взять реванш за унижение, случившееся полутора годами раньше, когда Tyrann совершенно немотивированно, исключительно по злобе своей, напал на мирный город Полоцк и захватил его, учинив там страшные зверства (к примеру, его татары - ну чистые же урукхаи - убили 5-х монахов католических, и т.п., и т.д. Немецкие "летучие листки" врать не будут!).
       Долго ждали полочане освобождение, и вот оно, освобождение, в двух верстах от города стоит. Но какое-то странное освобождение пришло. Tyrann в поход собрался со всем тщанием, и даже про последний гвоздь не забыл, подковал своего коня. А тут странный какой-то вышел поход - и армия мала (московиты, конечно, потом в красках распишут, как они отразили нападение тьмочисленного супостата, то ли 60, то ли 70 тышш., ну то такэ, после войны все брешут, одни больше, другие меньше), всего-то тыс. 20, да и то по преимуществу конница, и, что важнее всего, практически без артиллерии (Мацей Стрыйковский пишет, что де мор, поветрие гибельное, был, потому доставить осадные "дела" из Вильно не представлялось возможным - очень даже может быть, поскольку он, мор этот неплохо так покосил гарнизон и население Полоцка, а потом перекинулся и на другие города - на Смоленск, Псков, Новгород и дальше. Этот мор, кстати, также был задуман и осуществлен Tyrann'ом).
       На что рассчитывал пан наивысший гетман при таких раскладах, Мацей Стрыйковский, а вслед за ним и белорусский историк А.Н. Янушкевич, пишут, что он де хотел, чтобы московиты выехали биться с ним в чисто поле, а вот тогда он им бы и задал. Да вот незадача - они трусливо спрятались в Полоцке от доблестных польских и литовский рыцарей и... В общем, цитирую: "Однако московиты спрятались за городскими стенами, выбрав для себя обычную тактику длительного отсиживания». Ну ведь подло-то как! Тут, панимаш, цвет рыцарства явился, погарцевать, а его вот так вот кинули через колено. Пичальбида. И как после этого с этими московитами воевать, если они категорически не желают делать того, что хотят, чтобы они сделали, их "партнеры"?

       Вот он, ихний московитский поганый обычай - вместо того, чтобы дратся лицом к лицу, грудь на грудь, они убегают, стреляя назад на манер скифов. И так всегда.
 
jerzy-kossak-pogon-epizod-z-wojny-bolszewickiej-1939_2167

       Никакого политесу и галантности. Нет, чтобы расшаркаться, поклониться, шапкой помахать да и предложить "партнерам" - не угодно ли будет ясновельможным панам сделать первый залп и начать потеху? Ан нет. Дикари-с, Азия-с.

Via

Saygo
      Несколько с опозданием - хотя, впрочем, это смотря с каким опозданием. Если по отношению к ННГ - то да, таки есть опоздание, а если к СНГ - таки нет, все вовремя, в самый раз, накануне.
      Начнем с картинки - очередной родственничек, так-скать, Homo naledi (или всеж не Homo - уж очень он не хомовитый какой-то! Бибизян бибизяном), немало нашумевший прежде:
 
<ps_image_3224_1-Homo-naledi_1514691457.jpg.814x610_q85

      А дальше - дальше панорама новостей с переднего края палеоантропологии: 2017 год в науке: предки.
      Букв много, но они стоят того, чтобы потратить на них немного субботнего времени.
      P.S. И когда же, наконец, научатся не путать кремень с кремнием?

Via

Saygo
       По традиции - что было сделано в минувшем году, преисполненном всякими трудами и заботами так, как никогда прежде? sRHYVbQDMn3WntkbLOGm7jRPD-2qUv_CMbR8BgIj
      А вот что:
      1) прежде всего и в первую очередь - вышло два исследования, одно - по Полоцкой войне 1562-1570 гг. (сильно, правда, сокращенное, на четверть - но, к счастью, без особого ущерба для основной части, преимущественно за счет цитат из первоисточников)



      Не буду приуменьшать свои заслуги, но в современной российской историографии такой работы нет - именно по этой войне. О политике - есть, о дипломатии - есть, а вот по войне - нет. А теперь - есть, вот! sRHYVbQDMn3WntkbLOGm7jRPD-2qUv_CMbR8BgIj

      2) про стрельцов Ивана Грозного - для меня не менее важная работа, которая подвела некую черту под пятнадцатилетней историей. И пусть кое-что сегодня, спустя год, я написал бы иначе, кое-что сформулировал бы по другому, а, само собой, добавил еще кое-что к тексту - все равно, несмотря ни на что, "Янычары" остаются моей гордостью - "строили мы строили, и наконец, построили!".



      3) за большими формами для малых форм времени оставалось немного, да и работа отнимала много времени от написания статей (к тому же кое-какие статьи все еще не вышли, хотя я на них и рассчитывал). Однако, по традиции, очередное издание Die kleinen Schriften все же состоится, и скачать его можно здесь

      Засим до свиданья, до новых встреч в Новом году - надеюсь, что в наступающем 2020 г. я смогу сделать то, что намечал закончить в этом, 2019-м, и заодно еще несколько проектов осуществить, о которых предварительно договорился еще в конце октября, когда был в культурной столице! sRHYVbQDMn3WntkbLOGm7jRPD-2qUv_CMbR8BgIj


Via

Saygo

Повезло!

Или вот пуля (шрапнельная) просвистела и ...
 
0_2456f9_17c05427_XL


      Сопроводиловка к фотографии гласит, что это британский пехотинец на Сомме демонстрирует свой поврежденный шлем, спасший его жизнь. Каска ему сильно пригодилась.
 

Via

Saygo
      С.М. Буденный вспоминает о трагедии февраля 1920 г.:
      "16 февраля кавалерийская группа генерала Павлова опрокинула в районе хутора Веселый корпус Думенко и, отбросив его за Маныч, начала форсированный марш в район Великокняжеской. Продвигаясь по глубокому снегу, в стужу и метель, по бездорожному и безлюдному левобережью Маныча, генерал Павлов измотал силы своей конной группы и, не достигнув Великокняжеской, заблудился. Наконец ночью 18 февраля полузамерзшая, измученная блужданием по непролазным снегам конница Павлова подошла к селу Воронцово-Николаевке и столкнулась со сторожевыми заставами 4-й и 6-й кавалерийских дивизий. Следует сказать, что в связи с морозом не все наши части хорошо несли сторожевую службу, поэтому некоторые из них были застигнуты противником врасплох.
      В это время мы с Климентом Ефремовичем в полевом штабе Конармии допрашивали двух полузамерзших белых казаков из передовых частей группы Павлова, которых только что притащили к нам разведчики 6-й дивизии. Пленные говорили, что уже трое суток генерал Павлов, заменивший Мамонтова, умершего от тифа, гонит свою группу по бездорожью и глубоким снегам. Кони выдохлись, люди два дня без горячей пищи и не держатся в седлах, многие обморозили руки и ноги.
      Не успели мы еще закончить допрос, как прибежавшие в штаб ординарцы сообщили, что на 6-ю дивизию навалилась огромная масса конницы противника. Мы с Климентом Ефремовичем быстро вышли во двор и сели на коней. На северо-западных окраинах села слышался дробный стук пулеметов, временами заглушаемый ударами орудий. Жидкое нестройное «ура» гасло в залповой стрельбе.
      На станции Торговой, где мы оказались через десять минут, противник уже был отбит частями 4-й дивизии. Лишь небольшие группы белоказаков маячили в серой [415] мглистой ночи, стараясь оттянуть застрявшие в снегу орудия и подобрать раненых.
      Городовиков доложил нам, что белые отбиты, но ушли недалеко, остановились в колоннах и чего-то ждут. Он сказал, что казаки так замерзли, что ни стрелять, ни рубить как следует не могут.
      Вдруг послышался слабый, затем все более нарастающий крик «ура». Белые шли в атаку. 1-я бригада 4-й дивизии во главе с Городовиковым бросилась в контратаку, прорвала жидкие цепи атакующих и рассеяла их. Однако, несмотря на то, что противник отходил, крики «ура» не смолкали.
      Оказалось, что «ура» кричали обмороженные казаки, стоявшие в колонне. Так как в атаку они не могли идти, Павлов решил использовать их для психического воздействия. 1-я бригада на скаку врезалась в эту кричащую колонну. Началась давка, дикие вопли, беспорядочная стрельба. Белоказаки в ужасе разбегались или сдавались в плен.
      В это время на участке 6-й дивизии завязался ожесточенный бой. Белоказаки, добравшись до окраины села, отчаянно цеплялись за каждый дом. Однако спешенные полки 6-й дивизии выбили противника из села, а затем, сев на коней, пытались перейти в преследование, но были остановлены огнем многочисленных пулеметов, под защиту которых ушли белоказаки. Подгоняемый лютым морозом, противник вновь и вновь атаковал позиции 6-й дивизии и каждый раз отходил в степь, оставляя на окраине села много убитых и раненых. Делали белогвардейцы попытки прорваться в село и на участках наших стрелковых частей, однако везде несли крупные потери и отходили.
      К двум часам все стихло. В ночной дали полыхали одинокие костры, у которых обогревались казаки, сжигая свои обозы.
      К утру генерал Павлов увел свою группу в сторону Крученой Балки и села Средний Егорлык. По данным разведотдела Конармии, в бою под Торговой в ночь с 18 на 19 февраля участвовали двадцать четыре кавалерийских полка противника общей численностью около десяти тысяч сабель.
      Жуткую картину представляла степь, усеянная сотнями убитых и замерзших белоказаков. Среди брошенной артиллерии и пулеметов, зарядных ящиков и разбитых повозок лежали замерзшие люди и лошади. Одни замерзли, свернувшись в клубок, другие на коленях, а иные, стоя по пояс в снегу рядом со своими застывшими лошадьми.
Впоследствии нами была организована специальная комиссия под председательством комиссара 4-й кавдивизии А. И. Детистова по обследованию поля боя. За время боевых действий в районе Торговая, Средний Егорлык согласно учету комиссии Детистова белые потеряли убитыми и замерзшими до пяти тысяч человек и две тысячи триста лошадей...".
      Митрофан Греков в 1927 г. написал картину об этой ночи:
 
Grekov-M.-B.-Zamerzshie-kazaki-generala-Pavlova-1927-g.

Via

Saygo
      А эта статья появилась благодаря вот этой картине В. Верещагина:
 
LpWArJ

     Речь идет о событиях зимы 1548/1549 гг. в Северном Причерноморье, где сошлись в непримиримой схватке крымцы и ногайцы: warspot.ru/10576-nogayskaya-boynya-u-perekopa.

Via

Saygo
       Пару лет назад писал я как-то про знаменитый циркуляр "о кухаркиных детях" ("Про "кухаркиных детей"). А вот ув. userinfo_v8.png?v=17080?v=374navlasov намедни подбрасывает любопытный документец в том же духе, но датируемый нескольким годами позже, за авторством "железного канцлера":
       у нас намного больше образованных молодых людей, чем необходимо и чем мы можем соответствующим образом материально обеспечить. Наши высшие школы посещают слишком много юношей, которым ни способности, ни происхождение родителей не дают оснований претендовать на интеллектуальную профессию. Следствием является переполненность учебных заведений и воспитание ученого пролетариата, опасного для государства. К указанному слою примыкает другой - "полуобразованные". Его появление объясняется тем, что мы предъявляем к качеству обучения в наших народных школах слишком высокие требования. В результате дети не хотят заниматься тем, что делали их родители, и ставят себе цели, которые они не могут достичь, из-за чего у них возникает недовольство. С каждым годом увеличивается число людей, которые ввиду полученного образования претендуют на уровень жизни, который они не могут себе обеспечить. Так у нас возникают те же условия, которые стали в России почвой для нигилизма.

4385b04569d66197a9b322529a31fb43


       И ведь что самое любопытное, звучит весьма и весьма актуально и по сей день (ведь "мы этого достойны!" и т.д. в том же духе)...


Via

Saygo
       Я не совсем понял, чего так многие перевозбудились по поводу высказывания представителя одной из древнейших профессий из Германии относительно Прохоровского сражения. А вы ожидали от него нечто иного? Вот он выйдет и начнет бить себя пяткой в грудь, вопия к небесам, urbi et orbi, о величайшем в мировой истории танковом сражении на полях вокруг никому дотоле неизвестного русского села? Ну так это уже даже и не смешно. Сегодня как бы уже очевидно всем, кто более или менее в теме, что такой битвы эпических масштабов не было, и сцены из "Освобождения" можно сдать в утиль. Нет, сражение, конечно было, но, как говорил усатый вождь северных эбису, покоящийся ныне в кирпичной могиле, "нэ так всо было, савсэм нэ так!". И кому интересно, как оно было (в первом приближении, ибо не все детали столкновения 5-й гвардейской танковой и II танкового корпуса "электриков" под Прохоровкой еще выяснены), так, погуглив самую малость, можно сыскать и основные документы, и работы, так или иначе затрагивающие тему - и с чисто исторической точки зрения, и с точки зрения "заклепочничества", и смешанные, и пр.
       И то, что командование Воронежского фронта и представитель Ставки (не будем о лицах) изрядно налажали, вводя в бой свежую танковую армию (А.В. Исаев верно говорит, что они сумели обеспечить ее скрытное выдвижение к передовой - все так, а вот дальше все прошло в лучших традициях старых недобрых 41-го и 42-го годов. Кстати, справедливости ради говоря, те же англичане раз за разом наступали на аналогичные грабли и в Северной Африке, и в Нормандии) - это, увы, печальная реальность. И то, что наши танковые корпуса понесли намного более существенные потери, нежели "электрики" - тоже так (можно только спорить о масштабах, но факт остается фактом). И то, что II танковый корпус SS сохранил боеспособность после столкновения с русскими танками под Прохоровкой - тоже правда (и сумел вместе с III танковым корпусом окружить часть сил 69-й армии юго-восточнее Прохоровки в последующие дни) - это что, не так? И что в известной мере командование 4-й танковой армии выполнило свой план по нанесению неприятелю возможно больших потерь и его обескровливанию - тоже факт (и это признано, пусть и негласно, отечественной официальной наукой). Достаточно сравнить цифры потерь войск Воронежского и Степного фронта в ходе оборонительной фазы Курской битвы с немецкими - цифры скажут сами за себя. Если для кого-то эти новости стали вдруг открытием, запоздавшим лет этак на -дцать - так он , в таком случае, сам себе злобный антропоморфный дендромутант.
       А что касается той самой фразы насчет "Eigentlich müsste dieses Denkmal sofort abgerissen werden", так это его, фрицуги, проблемы - не ему решать, кому и за что ставить памятник в России. И если у него от мысли, что эти русские где-то там поставили неправильный, по его фрицевскому мнению, памятник и у него от этого сильно подгорает (нечто личное, семейное, наследственная память?) - так надо обратиться к соответствующему специалисту, чтобы прописал соответствующее лечение - успокоительные там таблетки, мази, клизмы и прочее, что надлежит делать в таком случае. А с раздуванием всей этой истории в СМИ и в Сети как то нехорошо получилось, как в истории с Геростратом - приказано было забыть, так нет же, все начали обсуждать историю болезни героя, и в итоге вышло с точностью до наоборот.
clip_image043[5]

Via

Saygo
       Имею вот что сказать по поводу этих двух явлений историографических.
       свое время Мэтр заявил о некоей "ориентализации" русской конницы в XV - нач. XVI в. и с тех пор эта концепция обросла множеством подробностей, обрела множество сторонников и т.п. и в итоге превратилась в некое Учение, ИстинуЪ. Правда, остается вопрос - а в чем именно заключается суть этой самой "ориентализации". В перевооружении русской конницы? В переходе ее на новую (новую ли?) тактику? В переменах стратегии? В структурных переменах? Толком на эти вопросы никто так ответа до сих и не дал, хотя, впрочем, обычно все сводится к исчезновению шпор, переходу к лучному бою и пр. мелким подробностям и цитатам из Герберштейна и прочих "интуристов", бездумно переписывавших за ним высказанные им классические слова об облике московита на рати.
       Нет, конечно, определенные перемены и во внешнем облике московского ратника, и в московской тактике, и в московской же стратегии в эти десятилетия произошли. Но связаны ли они с влиянием Востока, вот в чем, по моему, главный вопрос. Восток - он ведь в те времена разный был. Если вести речь об османском влиянии на Русь - так вот они, османы-то, тут каждой твари по паре, и легкие всадники-лучники, и латники конные на панцирных коняшках в ассортименте:
 
pic

       Так в чем же суть "ориентализации"? Опять же вопрос - я уже его задавал раньше. Почему Великое княжество Литовское не испытало этой "ориентализации", хотя оно столкнулось с татарской угрозой раньше, чем московиты, и еще при Сигизмунде II от служилых людей требовалось выставлять всадников со стандартным набором, включавшим в себя шлем, щит и копье непременно. Щит и копье вместо лука, в Литве, а по ту сторону границы, восточнее, что, иной мир, Мордор? В общем, рожденная на кончике пера, "ориентализация" представляется неким историографическим фантомом, упрощающим донельзя минувшие реалии (неверные выводы, сделанные при трактовке имеющихся материалов при исходно неправильном посыле).
       Обратно - теперь на наших глазах рождается новая концепция, некая "вестернизация", затронувшая Новгород и вообще Северо-Запад Русской земли и прерванная на взлете московитами. И на чем основывается эта концепция? На неких смутных, позволяющих двоякое толкование миниатюрах? На не менее смутных и мутных летописных свидетельствах? На отдельных упоминаниях в ливонской переписке о ввозе (контрабандном, что говорит само за себя о ее масштабе и размахе) оружия, в т.ч. и доспехов? Но все это не слишком убедительно. В это - верю (хе-хе)
 
446701_original.jpg

а вот в "вестернизацию" - "Не верю!" (с). не убеждают как-то аргументы ее сторонников, хлипкие они какие-то. Нет, безусловно. конечно, какие-то перемены были, но были ли они связаны именно с "вестернизацией", неким целенаправленным, регулируемым государством (презентизм какой-то) процессом перевооружения и переобучения?
 
3eb304cca5568a55f8a61ce3b55dafba

       Впрочем, посмотрим, что будет дальше. Вдруг найдутся полные комплекты "белого" доспеха в Новгороде (или хотя бы фрагменты их)? Или серия доументов, показывающих массовый характер ввоза "ихнего" вооружения (в т.ч. и доспеха) в Новгород? Или вдруг найдутся массовые захоронения новгородских дестрие или латников (на Шелони?), опять же показывающих массовый характер применения западноевропейского вооружения и доспехов. А пока этого нет, то я остаюсь при своем - не было "вестернизации", но была "консервация".

Via

Saygo
       А. Марков в большой статье сообщает о результатах исследований, которые проводила группа американских палеоантропологов и геологов, изучавших останки древнейших людей, живших в Восточной Африке в районе озера Туркана, знаменитого своими находками предковых форм современного человечества.
       Общий вывод к статье таков: старая идея о росте доли мяса в рационе эректусов по сравнению с ранними Homo получила весомые подтверждения. По-видимому, настоящая пищевая революция произошла не два с лишним миллиона лет назад, когда первые Homo начали разделывать туши крупных животных олдувайскими орудиями, а позже, когда Homo erectus, вооруженные куда более эффективными ашельскими рубилами, поставили это занятие на поток.

       Реконструкция внешнего облика Homo erectus - это таки ихняя женщина:
 
IMG_804+Homo+erectus+female+based+on+ER+3733

       Что же до плохой новости, так она связана с тем, что, цитирую, "к периоду 1,7–1,5 млн лет назад относятся и первые (хоть и не абсолютно надежные) свидетельства использования эректусами огня, да и мозг у них в это время рос, как на дрожжах ... Челюсти и зубы при этом уменьшались, что плохо согласуется с идеей о питании саванной растительностью, но хорошо — с мясоедением...". А вот тогдашние веганы, парантропы, питавшиеся растительностью и никого не евшие (или практически никого не евшие), вымерли, не выдержав конкуренции со своими всеядными мозговитыми и рукастыми родичами. Как-то так выходит. В нынешнем травоядном и беззубом обществе можно вбить себе в голову блажь о том, что я никого не емЪ, но в те стародавние времена выбор был небольшой - или ешь мясо, или сдохни.

Via

Saygo
       А как иначе назвать вот это существо - птица не птица, рептилия не рептилия, мышь летучая не летучая мышь, одним словом, чудо-юдо беззаконное и неведома зверушка Epidexipteryx hui, жившая во 2-й половине юрского периода на территории современного Китая.

picture_of_the_day_scansoriopterygidae_fig1_big


       Животинка, как видно из этой реконструкции (есть, правда, и другие, более птицеобразные), забавная, хотя и крохтная - по сравнению с человеком:

Epidexipteryx_scale


       А поподробнее о чуде-юде беззаконном можно прочесть по ссылке: Динозавры-летяги


Via

Saygo
      Как надо описывать некий хитроумный военно-полевой девайс. Автор - дьяк Иван Тимофеев.
      Время - лето 1591 г., место - околицы Москвы, событие - сражение с войском крымского хана Гази-Гирея II, девайс - знаменитый гуляй-город

      А, между прочим, на этой миниатюре османской есть гуляй-город:
 
01790190

      «Наше православное тогда стоянием всего ратнаго земля нашея собрания ополчение бе на месте некоем, близ внешних забрал самого великого града (т.е. Москвы – Thor), обонпол соименныя ему реки, по простой речи глаголемый – обоз, древним же званием – гуляй». И далее, описывая его устройство, велеречивый дьяк продолжал: «Его же существо (гуляй-города – Thor) зримо, яко град, бяше, подобою древоестествен (т.е. изготовлен из дерева – Thor), тончайшими дцками (т.е досками – Thor) соделан, щитоподобно име сограждение градозабралным устроением в защищение верным (т.е. православным русским ратникам - Thor)...». Касаясь конкретных технических характеристик гуляй-городин, И. Тимофеев указывал, что «меру же долготы каяждо часть забрал тех имяху трилакотну (т.е. три локтя, примерно полтора метра – Thor)…, широты же в высоту сажень едина (если наш книжник имел в виду 3-аршинную сажень, то тогда выходит, что в высоту щит имел 2,16 м. – Thor)…». Эти щиты, в которых были устроены бойницы, закрываемые крышками, «между себе сосвязаемы бываху железных вериг (цепями – Thor) укрепленьми». Общий же размер гуляй-города, по словам дьяка, «и велию рать всю с потребами всеми, вмещая в себе, ему затворяти, и оружества многи, елико довлети». В движение гуляй-город приводился, если верить Тимофееву, мулами (мeлихами, если верить словарю). И. наконец, касаясь защитных качеств гуляй-города, наш книжник в столь же витиеватой манере отмечал, что он «токмо лукопущенех стрел устремление в себе удержати весть, вобзраняет суровство тех единех в себе и притупевает удобь». Неплохой защитой является гуляй-город и от огня ручного огнестрельного оружия, но против артиллерии – нет. «Сих к себе яростного приближения летящих невидимо воздухом стенобитвеных железокаменосердец того (гуляй-города – Thor) тончашая телеса не стерпевают о всем» и в результате попадания ядра «яко же сткляничное естество, разсыпуют, ли паче рещи, песочное».
      Вот так-то! Без полторы литры квасу и не разберешь!

Via

Saygo
       А как ее иначе и назвать-то:
 
Mariusz Kozik

       Картина Мариуша Козика, изображающая польских панцерных. Нет, не воспринимается она, не лежит к ней душа и сердце. А вот к \этой, к примеру, очень даже лежит:
 
El Camino Español

       Сами знаете кто нарисовал ее. Вроде бы работают сегодня, а вот подход - разный. И эффект разный.

Via

Saygo

План

       В ходе "крепостной войны" на Полочанщине, которая началась после того, как неудачей завершился очередной раунд мирных переговоров между Москвой и Вильно в 1566 г., 12 октября 1566 г. «повелением государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии» «в вотчине его, в Полотцком повете, на Двине-реке, на Виленской стороне, усть-Улы реки, выше Полоцка сорок верст» ратными и посошными людьми был поставлен "Ульский городок".

       Ульский городок на карте военных действий в ходе конфликта:
 
002

       Выстроили Улу быстро - не так, как это делали литовцы, у которых строительство пограничных фортов превращалось в серьезную проблему. Методика строительства была замечательно описана папским легатом Ф. Руджиери. Он писал, что «обследовав предварительно место, пригодное для возведения крепости, рубят [московиты] в далеких лесах множество деревьев, пригодных для этого строительства, которые после обработки и разметки спускают на воду, а когда они доплывут до этого места, вытягивают их на берег и в соответствии со знаками на каждом дереве одно за другим вбивают в землю, и таким способом в мгновение ока ставят замки, в которые тут же являются собранные неподалеку гарнизоны, так что король получает известие о том, что они построены, прежде того, как ему станет известно о том, что они возводится или замышляются». И кстати, эти его слова как раз относятся и к Уле.

       Ула на современной (тому времени) гравюре:
 
Ulski_zamak._Ульскі_замак_(XVI)

       После бестолковой и блестяще прос...ой осенней кампании 1567 г. (замах был даже не на рубль, а, по меньшей мере, на червонец, золотой естественно, а удар и на копейку не получился, так, на медный истертый грошик), чтобы подсластить пилюлю, король отправил добывать Улу жмудского старосту Я. Ходкевича с исполнявшим обязанности надворного гетмана князем Р. Сангушко, минским воеводой и старостой Г. Горностаем и панскими почтами.

       Ян Ходкевич собственной персоной:
200px-Jan_Chadkievič._Ян_Хадкевіч_(XIX)

       Однако Ходкевичу не свезло - предпринятая им в феврале 1568 г. попытка осадить и взять Ульский замок приступом провалились. Однако литовцы не унимались - ну очень им нужна была Ула. И вот надворный гетман Роман Сангушко, талантливый полководец и мастер "малой войны" в ночь на 20 августа 1568 г. подступил к Уле и утром внезапной атакой взял ее "изгоном". И что любопытно - сохранился рисунок с планом взятия Улы Сангушко и его людьми. Вот он:
 
Ulski_zamak._Ульскі_замак_(1568)

       А подробнее обо всех этих событиях будет написано позже...

Via

Saygo
58619733_2255873141132352_4908228114074566656_n

       Я не то чтобы расстроен, но как-то очень пасмурно на душе после просмотра 3-й серии сами знаете чего. До этого все как-то более или менее смотрибельно было (я имею в виду батальные сцены) - не без косяков, конечно, но у кого их нет. Но смотреть можно было и даже завлекательно выглядело (да что там говорить - даже битва бастардов на фоне этого убожества есть верх объективности). Но то, что показали сейчас - лютый трэш, угар и содомия с АдомЪ, ИзраилемЪ и Голанскими высотами. Разборов в Сети уже хватает и без меня, без особого труда можно сыскать, так, чтобы не повторяться - сценарий писали и ленту снимали деффачки-дезигнеры, те самые, которые лепят на баннеры гансов с поздравлениями с Победой. Оскорбление элементарному здравому смыслу и логике. Испоганили все, даже это, своим грязными шаловливыми ручонками. Д.., б..! Фтопку!

Via

Snow
      Как дубины искажают представление о древних людях, почему в эволюцию верит сельский батюшка и не верит учитель и как спасти детей от лженауки в школе, отделу науки «Газеты.Ru» рассказал Александр Соколов — автор книги «Мифы об эволюции человека», финалист премии «Просветитель», главный редактор сайта «Антропогенез.Ру»
      И в качестве наглядности - немного, гм, устаревшая картинка (а в детстве она воспринималась совсем иначе):
305519-alexfas01-pic905-895x505-5132

Via

Saygo
Френта принесла сразу два печальных известия - вчера в Петербурге скончался Ю.Г. Алексеев, выдающийся отечественный историк, одни из немногих, кто серьезно занимался изучением истории русского военного дела эпохи Ивана III. И в этот же день умер белорусский историк Ю.Н. Бохан, специалист по истории военного дела Великого княжества Литовского эпохи позднего Средневековья - раннего Нового времени...
R.I.P.
монах-летописец

 

Via

Saygo

За последние годы накопились данные, которые позволили ученым сделать вывод о том, что в середине пермского периода произошло еще одно массовое вымирание. Оно затронуло почти исключительно морскую фауну, но масштаб был таков, что позволил поставить его на третье место после Великого вымирания в конце перми и мел-палеогенового вымирания

s1200

Via

Sign in to follow this  
Followers 0