Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,214
  • comments
    6
  • views
    152,918

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
      Совершенно случайно наткнулся на старую и позабытую статью В.Р. Новоселова (искал один материал в своем архиве на дискетах – да-да-да, на дискетах, во времена оны у меня их собралось порядком) относительно солдатских нравов в славном XVI в. И там, в этой статье, есть описание интересного случая из истории Итальянских войн (цитирую):
      «Франсуа де Сципио, маршал Вьевиль, бывший комендантом Меца после его героической и победоносной обороны, пишет о свои попытках в 1553 г. установить в городе дисциплину, поскольку солдаты не только обирали горожан, но грабили и убивали купцов, подвозивших в город припасы. Некоторые капитаны похитили жен, дочерей и сестер у самых богатых и именитых горожан и получив за них выкуп, продолжали их удерживать в качестве наложниц в течение более восьми месяцев. Чтобы вернуть женщин семьям, Вьевилю пришлось ночью провести настоящую войсковую операцию, поскольку некоторые даже оказали вооруженное сопротивление, а казнить преступников, виновных в систематических грабежах торговцев, пришлось не в полдень – традиционное время экзекуций, а на рассвете, чтобы изьежать противодействия капитанов и их солдат наказанию товарищей (надо ли полагать, что Вьевиль осободил женщин после завершения осады, когда у него были развязаны руки? - Thor).
      В ходе операции по совобождению горожанок выяснилось, что удерживались также 22 монашенки, принадлежащие к знатнейшим дворянским родам Лотарингиипохищенные еще во время осады из соседних аббатств и считавшиеся погибшими. Как практик-комедант города Вьевиль заключает, что то, кто размещает солдата в своем доме, перестатет быть его хозяином, надо быть готовым к потере имущества, денег, свободы идобавить к этому смертельную опасность для чести своих домочадцев женского пола. И это в городе защищаемом, а не захваченном только что с боем…».
      Вот такая вот бытовая зарисовка выходит…

      И к этой истории Содом и Гоморра от Себастьяна нашего Вранкса:
 
Sebastiaan_Vrancx_(studio)_-_A_landscape_with_travellers_ambushed_outside_a_small_town

Via

Saygo
солдат, или опасное ремесло маркитанта. Вчера цитировал я пересказ мемуаров сира де Вьевиля, достославного коменданта Меца, про то, как его солдатики бесчинствовали в Меце во время его осады испанцами. А вот указ царя и великого князя всея Русии Алексея свет Михайловича ака Тишайшего и Боярской думы, который он приказал своим бирючам обнародовать 7 июля (ст.ст.) 1654 г., в самом начале 13-летней войны с поляками:
      "Великий государь указал в своем Государевом полку, и в полкех бояр и воевод, свой государев указ служилым всяких чинов людем: которые Смоленского, и Дорогобужского и иных городов и уездов крестьяне и всякие люди хлеб и всякой харч и конной корм в полки повезут, и они б служилые всяких чинов люди на дорогах тех людей не били, и не грабили, и никаких обид и налог им не делали, и хлеба и никакого харчу и конских кормов у них безденежно не имали, а покупали б у них хлеб и всякой харч и конские кормы по прежней указной цене.
      А которые люди, мимо сего Государева указу, учнут Смоленского, и Дорогобужского, и иных городов и уездов крестьян и всяких людей на дорогах бить и грабить, и хлеб и всякой харч, и конские кормы безденежно имать, и им от Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя России самодержца, быть в жестоком наказаньи безо всякие пощады".
      Указ этот, кстати, вышел одновременно с другим - о заключении с купцами и всякими прочими торговыми и охочими людьми подрядов на поставку в действующую армию муки и сухарей. Так что, чтобы вот эта картина не повторялась раз за разом
 
1024px-Sebastiaan_Vrancx_-_Soldaten_ueberfallen_ein_Fuhrwerk_mit_Reisenden

и был учинен сей царский указ.

Via

Saygo
Пару недель назад написал следующие строки:
"Итак, централизованное Русское государство – это государство с единой территорией, на которой власть великого князя имеет вполне реальные очертания, и к тому же унифицированное в административном и институциональном плане. Однако при анализе этой формулы сразу возникает ряд закономерных вопросов. Прежде всего, с юридической точки зрения, политическое единство Северо-Восточной Руси в XIII – XV вв. никуда и не исчезало. Ханский ярлык на великое владимирское княжение давал его обладателю неоспоримое, подкрепленное авторитетом хана и его силой, верховенство среди прочих князей Северной Руси, а, значит, под ханской эгидой великий владимирский князь мог полагать себя правителем всей территории, границы которой были очерчены в ярлыке. Другое дело, что характер его власти во многом определялся личностью самого обладателя ханской грамоты и расстановкой политических сил в регионе. И до тех пор, пока великий владимирский князь был «первым среди равных» не только по своему статусу, но и реальной военно-политической и финансовой мощи, более или менее жесткая «вертикаль» власти не могла быть выстроена. Любые действия великого князя могли быть оспорены его «младшей» по формальному статусу, но не по реальной силе, «братьей», которая к тому же могла апеллировать к хану как высшему арбитру – достаточно вспомнить историю взаимоотношений Михаила Ярославича Тверского и Юрия Даниловича Московского. Потому-то речь шла не о «формировании единой государственной территории», а об усилении позиций великого владимирского князя, достижения им безусловного доминирования над своей «братьей» и молчаливого признания ею нового положения дел.
nbsp;     Достичь этого безусловного доминирования обладатель ярлыка на великое владимирское княжение фактически мог только одним путем – нарастить размеры своего «домена», свой «отчины» до таких размеров, что она гарантировала бы ему такой ресурсный потенциал, который заведомо превосходил бы потенциал если не всей, то, во всяком случае, наиболее влиятельной части удельной княжеской «братьи». Имея больше людей, больше хлеба и больше денег, владелец ярлыка с большим успехом, чем его конкуренты, мог участвовать в интригах при ханском дворе и рассчитывать на то, что его младшая «братья» будет куда более как «отзывчива» к его предложениям, чем в прежние времена. И история образования Русского государства, начиная со времен Ивана Калиты и до Василия II, как раз и есть путь такого усиления московских князей, на первых порах даже не «первых среди равных», через увеличение свой «отчины». Изменение их титулатуры, в особенности второй ее части, «владетельной», отражает этапы этого долгого, растянувшегося на много десятилетий пути...".
nbsp;     А вчера читаю в "Средних веках" (в первом выпуске за прошлый год):
"Полицентризм, т.е. дисперсия политической власти в руках крупных земельных собственников в качестве знака оформления феодальной структуры, будучи не только органичным, но легальным явлением в средневековом обществе, объяснялась особенностью самой общественной системы, экономический механизм которой мог функционировать только с помощью политико-юридическим средств принуждения. Слабость монарха в условиях патримониальной формы государственности усугубляла ситуацию: источником политических и экономических возможностей короля служил не столько его публичный статус верховной власти, сколько размер земли, которой он обладал, что уподобляло его частным земельным собственникам...".

 
congress-dolobsk-1103

Via

Saygo
      Нет, не думаю...
      Так уж совпало, что чтение обзорного очерка о майской кампании 40-го от В. Гончарова
big

      неплохой такой обзор для начинающих - как введение пойдет (вспомнил, как я в 9-м классе Проэктора читал, его "Войну в Европе" -тогда она на меня произвела колоссальное впечатление)

с бурной дискуссией в Мордокниге, в которой отметилось множество уважаемых камрадов, по поводу причин "слива" РККА кампании 41-го. И одной из главных причин называют неудовлетворительное качество командного состава Красной Армии - того, который пришел на смену репрессированным в годы Великой Чистки. И второй тезис - если бы на месте выдвиженцев оказались бы офицеры старой императорской армии, то ситуация была бы лучше, чем она оказалась в реальности.
      Все так, но вот что меня давно мучает и что не дает покоя (к этой теме я не раз уже возвращался и здесь, и в бытность свою на форумах 10 лет назад) - ну хорошо, ладно, пускай выдвиженцы 39-го - 40-го годов (кирпоносы, павловы иже с ними) никуда не годные командиры - ни как тактики, ни как стратеги (хотя на память сразу приходит две крылатых фразы - одна, если мне не изменяет память, от Керсновского, про то, что императорская армия вступила в войну с отличными командирами батальонов, так себе полковыми, посредственными дивизионными и отвратными корпусными и выше, и другая - от Гальдера, высоко оценивавшим стратегические решения командования Красной Армии, но крайне уничижительно отзывался о подготовке на уровне тактического звена. И ведь что любопытно - на тактическом уровне недостатки Красной Армии как были до 37-го, так и не были изжиты ни в предвоенные годы, ни в годы войны - вплоть до самого ее конца). А вот если бы на их месте были бы якиры и корки с уборевичами, не говоря уж о свечиных и пр. то тогда...
      Но никто так толком и не объяснил - как так получилось, что в тепличных условиях (а по другому их и не назовешь) французы и англичане, готовившиеся к реальной, а не "сидячей", войне, с сентября 39-го, "слили" майскую кампанию 40-го меньше, чем за две недели. И репрессий у них не было, и преемственность поколений в армии не нарушалась, и подготовка кадрового состава была вроде бы как нормальной, и войска были отмобилизованы вовремя и развернуты на позициях (потому я и не говорю о Польше - там, во всяком случае, развертывание не было завершено), и тотального технического и количественного превосходства немцев над союзниками не было в принципе. А вот поди ж ты, цвет и соль французской и британской армии, ветераны и академики вчистую проиграли кампанию.

Кстати, "Уикэнд в Зюйдкооте", на мой взгляд, более инфернален и лучше передает атмосферу разгрома. Очень уж у Нолана все чистенько выходит...

      И вот ведь что любопытно - те же самые англичане с завидной регулярностью наступают на одни и те же грабли и впоследствии - и в Северной Африке в 41-м и 42-м, и в Италии, и в Нормандии летом 44-го. Так, может, дело не совсем в том, что виноват во в всем усатый вождь северных эбису, лично расстрелявших лучших из лучших в порыве параноидального бреда? Может, причины надо искать в иной плоскости (и ответ этот может показаться неожиданным, но, как мне представляется, все же есть)?

Via

Saygo
      Весной 1558 г. в Польше был задержан английский негоциант Томас Алкок, пытавшийся через Данциг вернуться домой, в Лондон. Алкок прибыл в Москву вместе с Энтони Дженкинсоном и Осипом Непеей (тем самыи, который отправился в Англию вместе с Ченслером) летом 1557 г.
      Алкока подвергли допросу (вроде бы как без пристрастия), интересуясь начет того, что было доставлено в Московию на борту купцов, что плыли в экспедции Дженкинсона. По словам Алкока, ему заявили, что де англичане привезли московитам кучу всякого оружия (доспехи, мечи, амуницию и снаряжение), медь и прочее, Алкок же отговаривался тем, что и было то на коряблях только сотня старых подержанных кольчуг (ну да, вот так сразу ему все и поверили). Однако не это самое любопытное - визит Ченслера вызвал неслабые такие опасения у ганзейцев и Сигизмунда II- вплоть до того, что ганзейцы даже собрались отправить каперов к Нордкапу с тем, чтобы перехватить анлийских купцов, буде те попробуют снова отправиться в Московию СМП (и я уже писла о том, что Дженкинсон получил соответствующую инструкцию на этот счет - плыть обережно и быть готовым ко всякого рода неожиданностям и неприятностям). Алкок сообщал 26 апреля 1558 г. в письме агентам Московской компании Генри Лейну и Ричарду Грею, что, насколько ему стало известно, ганзейцы, а именно любчане, данцигцы и гамбургцы готовят экспедицию на Север с тем, чтобы воспрепятствовать плаванию англичан на русский Север, и что, упаси Господь, если к этой экспедции присоединятся (или окажут поддержку) старинные недруги Англии французы и скотландцы, то летом 1558 г. английские купцы с товаром (с тем же оружием, медью, свинцом и пр.) не придут в Холмогоры.
      Вопрос - с чего бы это вдруг весной 1558 г. возник нарвский кризис, который закончился тем, что Нарва перешла под высокую руку Ивана, прозванного за свою жестокость Васильевичем? Просто совпадение, так звезды сложились?
 
18. Иван Грозный принимает английского посла Ричарда Ченслера

Via

Saygo
       Нет, не думаю. О чем это я - а вот о чем. Вчера сопоставил сведения из архива Медичи и из Лицевого свода, вот эти:
      1. В архиве Медичи во Флоренции сохранилось сообщение о переговорах между московскими послами и представителями Сигизмунда, которое было получено в январе 1561 г.Если верить автору этого послания, то послы ивана Грозного окольничий Сукин и дьяк Шапкин от имени Ивана Грозного предложили Сигизмунду в обмен на согласие на брак с его сестрой Екатериной возвратить (ливонцам? Thor) все свои приобретения в Ливонии, но в качестве приданого Катерина должна была принести Ивану ряд замков и территорий Руси (литовской, конечно – уж не Полоцк ли? Thor). При этом в дипломатической переписке между "братьями" проскакивает информация, что послы, помимо официальных, вели еще и некие "тайные" переговоры.
      2. Другое сведение, с русской стороны. В русской летописи (официальной версии истории) отмечено, что в декабре 1560 г. брат Ивана Юрий «бил челом … о Ливонском маистре о Велиме Ферштенберхе по маистрову челобитию. Чтобы царь и великий князь его для маистра пожаловал. Опалу свою маистру отдал». Иван Грозный прислушался к братову челобитью, «маистра Ливонского пожаловал, того же месяца декабря … велел ему быти на дворе и очи свои видети ему дал и опалу свою ему отдал; и того дни у него ел».
      Отсюда напрашивается предположение, что Иван в это время (конец 1561 г.) всерьез рассматривал план создания вассального государства в Ливонии под началом Фюрстенберга и вел с ним соответствующие переговоры (которые, впрочем, закончились неудачей), рассчитывая тем самым уйти из Ливонии с тем, чтобы там остаться и при этом примириться с Вильно.
 
П. Л. Цепалин Смерть Ивана Грозного

Via

Saygo
и снова на арене - вымершие (и слава Богу! А то ведь иначе и в воду зайти было нельзя без риска остаться без ноги как минимум) гиганты.
      Я уже как-то делал заметку про девонского суперхищника гинерию (Hyneria lindae)
Hyneria657
      Серьезный такой водяной гад, в Сети бродит немало картинок, на коих оный гад в разных ракурсах изображен, да и на телеэкране он успел отметиться. Рыбка эта была открыта давно, больше полусотни лет назад, и ее описание, равно как и реконструкции, покоились на очень шатком основании из нескольких обломков костей черепа и горстки чешуи. Однако палеонтологи не сдавались, поиски в знаменитом пенсильванском "месторождении" девонских ископаемых Red Hill продолжались и, наконец-то, увенчались успехом. Находки множества частей склета гинерии позволили взглянуть и на самого хищника, и на его среду обитанию под иным углом зрения. По мнению экспертов, этот водный хищник обладал широкой тупой мордой, маленькими глазами и сенсорной системой, позволявшей H. lindae охотиться, ориентируясь по колебаниям воды ... Пасть H. lindae «украшали» пятисантиметровые зубы — для сравнения, такого «оружия» нет даже у современных больших белых акул. Гигантские размеры, крупные зубы и сенсорные способности, по-видимому, позволяли H. lindae охотиться на самых разных морских обитателей, от панцирных рыб до акантодов (родственников известных нам акул). Не брезговал древний хищник и первыми четвероногими. Воды, в которых обитали H. lindae, были мутными — они мешали отслеживать перемещения добычи визуально. Но сенсорная система позволяла быстро почувствовать движение воды и немедленно атаковать.
      Кстати, о тамошней природе в те времена, когда гинерия терроризировала водных и полуводных обитателей Ред Хилла: Geology at Red Hill.
      И на сладкое - новый рисунок гинерии:
180507153124_1_900x6001

Via

Saygo
      Я, конечно, немножко специалист по XVI веку, но так, совсем чуть-чуть, погулять вышел (есть и покруче меня знатоки эпохи), но, поскольку к этой теме я обратился относительно недавно (по историческим меркам, конечно, лет этак с пятнадцать), то старые пристрастия и привязанности еще не до конца отмерли и нет-нет, да напомнят о себе. Вот и сейчас (впрочем, я уже писал об этом приобретении) читаю про авиационное вооружение Красной Армии накануне и в годы Великой Отечественной.
 
1442806_600
      Эдди Банкер в "16 кварталах" говорил, что люди меняются - ни черта подобного, не меняются! Как было, так есть и так будет. К чему это я - внимательно (а по другому никак) читаю первые страницы работы Олега Растренина и поражаюсь - ну кубло же, кубло змеиное, паучиное и скорпионное, взаимное подсиживание и доносительство (клюнь ближнего, нагадь на нижнего) вкупе с эффективным манагерством. Один, Моцарт, дает несбыточные обещания (планов громадье, а тут даже людей не хватает, не только инженеров, а просто хороших техников), другой, Сальери, потихоньку собирает компроматик (потому как понимает, что Моцарт свою кантату точно сделает - не сегодня, так завтра, не завтра, так послезавтра. и отпихнет его, Сальери, от казенной раздачи), а потом - бац его, компроматик, на стол усатому вождю северных эбису, выбрав нужный момент. А усатый вождь северных эбису, нынче мирно почивающий в кирпичной могиле, получив эту папочку (а вместе с ней, судя по всему, и ряд других), взрывается (и без того ситуация накаленная до предела, а тут еще вот это вот все) и... В общем, Моцарт поехал в Землянск, Сальери так шедевра и не создал (некогда было, надо было интригами заниматься. А после смерти усатого вождя северных эбису - так и вовсе отлучен от музыки был), а ВВС РККА вступает в войну с "гуманным оружием" ШКАС и недопушкой ШВАК. И все эти интриги мадридского двора накладываются на предвоенную штурмовщину, техническую отсталость, которую пытаются всеми силами преодолеть посредством этой штурмовщины (а иного выхода нет) и бедность - бедность во всем, в кадрах, в ресурсах, в деньгах. А время, самый драгоценный ресурс, истекает, и часы тикают - последний отсчет уже пошел..
     P.S. А Сальери даже еще более мерзкая личность, чем я предполагал, исходя из того, что прежде читал...

Via

Saygo
      Выглянул в окно - батюшки свет, а снега-то, снега-то понавалило! Дождались наконец-то! Все белым-бело, и всю грязь вчерашнюю прикрыло (вчера развезло немного, снег, выпавший накануне, подрастаял). Зима! И как раз известная фотография тигрицы в снегу - самое то, в тему, что называется:
 
26116238_1244338299032397_6474500127096695971_o

      Вообще, конечно, зрелище сюрреалистичное. Тигр ассоциируется с Индией, с Китаем, с джунглями и прочими тропическими радостями, а тут большая Кыса потягивается в сугробе.
      P.S. Я так понял, что это фотография сделана была не на природе, а в зоопарке. Или же нет?

Via

Saygo
       Вот где-то это свирепство (или нечто подобное) я уже видел, но вот где именно - хоть убей, не вспомню. И гугление не дает путных результатов. Может, кто подскажет, откуда этот фрагмент?

72716012_2480142328734431_6912413244850176000_o



Via

Saygo
      И снова отрывки из "Повести о Саве Грудцыне", о его похождениях под осажденным армией боярина Шеина Смоленском.



      Исходный текст:
      "В то же время на Моськве немалу власть имея шурин царев боярин Семен Лукьянович Стрешнев. Уведев про онаго Савву, повелевает его привести пред себе и рече ему: "Хощеши ли, юноше, да пойму тя в дом мой и чести немалы сподоблю тя?" Он же поклонися ему и рече: "Есть бо, владыко мой, брат у мене, вопрошу убо его. Аще ли повелит ми, то с радостию послужу ти". Боярин же нимало возбранив ему о сем, отпустив его, да вопросит, рече, брата своего. Савва же пришед, поведа сие мнимому брату своему. Бес же с яростию рече ему: "Почто, убо хощеши презрети царскую милость и служити холопу его? Ты убо ныне и сам в том же порядке устроен, уже бо и самому царю знатен учинился еси, ни убо не буди тако, но да послужим царю. Егда убо царь увесть верную твою службу, тогда и чином возвышен будеши от него".
      По повелению же цареву вси новобраныя салдаты розданы по стрелецким полкам в дополнку. Той же Савва поставлен на Устретенке в Земляном городе, в Зимине приказе, в доме стрелецкаго сотника именем Иякова Шилова. Сотник же той и жена его, благочестивый и благондравнии суще, видящи бо Саввино остроумие, зело почитаху его. Полки же на Москве во всякой готовности бяху.
      Во един же от дней прииде бес к Савве и рече ему: "Брате Савво, пойдем прежде полков в Смоленск и видим, что творят поляки и како град укрепляют и бранныя сосуды устрояют". И об едину нощь с Москвы в Смоленску ставше и пребывше в нем дни три и нощи три же, никим же видимы, они же все видевше и созидрающе, како поляки град укрепляху и на приступных местах всякия гарматы поставляху. В четвертый же день бес объяви себе и Савву в Смоленску поляком. Егда же узревше поляки их велми возмятошася, начяша гнати по них, хотяще уловити их. Бес же и Савва, скоро избехше из града, прибегоша к реке Днепру и абие разступися им вода и преидоша реку оную посуху. Поляки ж много стреляюще по них, и никако же вредиша их, удивляхуся, глаголяще, яко "бесове суть во образе человеческом, приидоша и бывше во граде нашем". Савва же и бес паки приидоша к Москве и ставше паки у того же сотника Иякова Шилова.
      Егда же по указу царскаго величества поидоша полки с Москвы под Смоленск, тогда и той Савва з братом своим в полках поидоша. Над всеми же полками тогда боярин бысть Феодор Иванович Шеин. На пути же бес к Савве рече: "Брате Савво, егда убо будем под Смоленским, тогда от поляков из полков из града выедет един исполин на поединок и станет звати противника себе. Ты же не бойся ничесо же, изыди противу его; аз убо ведая глаголю ти, яко ты поразиши его. На другий же день паки от поляков выедет другий исполин на поединок, ты же изыди паки и противу того; вем бо, яко и того поразиши. В третий же день выедет из Смоленска третий поединщик, ты же, ничесо не бояся, и противу того пойди, но и того поразиши. Сам же уязвлен будеши от него. Аз же язву твою вскоре уврачюю". И тако увещав его, приидоша под град Смоленск и ставше в подобие месте.
      По глаголу же бесовскому послан бысть из града некий воин страшен зело, на кони скакавше из смоленских полков и искавше себе из московских полков противника, но никто же смеяше изыти противу его. Савва же объявляя себе в полках, глаголя: "Аще бы мне был воинский добрый конь, и аз бы изшел на брань противу сего неприятеля царска". Друзии же его слышавше сия и скоро возвестиша о нем боярину. Боярин же повеле Савву привести пред себе и повеле ему коня нарочита дати и оружие, мнев, яко вскоре погибнути имат юноша от таковаго страшнаго исполина. Савва же по глаголу брата своего беса, ничто же размышляя или бояся, выезжает противу полскаго онаго богатыря и скоро срази его, приводит и с конем в полки московския, и от всех похваляем бе. Бес же ездя по нем, служа ему и оружие его за ним нося. Во вторый же день паки из Смоленска выезжает славный некий воин, ища из войска московскаго противника себе, и паки выезжает противу его той же Савва и того вскоре поражает. Вси же удивляхуся храбрости его. Боярин же разгневася на Савву, но скрываше злобу в сердцы своем. В третий же день еще выезжает из града Смоленска некий славный воин паче первых, такожде ища и позывая противника себе. Савва же, аще и бояся ехати противу такова страшнаго воина, обаче по словеси бесовскому немедленно выезжает и противу того. Но абие поляк той яростию напустив и уязви Савву копием в левое стегно. Савва же, исправлься, нападает на поляка онаго, убивает его и с конем в табары привлече, немал же зазор смоляном наведе, все же российское воинство во удивление приведе. Потом же начяша из града выласки выходити и войско с войском сошедшимся свалным боем битися. Да иде же Савва з братом своим с котораго крыла воеваху, тамо поляки от них невозвратно бежаху, тыл показующе, бесчисленно бо много поляков побивающе, сами же ни от кого вредими бяху".

hondius_fr


      Перевод:
      "В то время на Москве влиятельным человеком был царский шурин боярин Семен Лукьянович Стрешнев. Вот он узнал про нашего Савву и приказал позвать его. Когда тот пришел, он ему сказал: - Хочешь, славный юноша, я возьму тебя в свой дом и с немалою честью? А Савва поклонился ему и ответил: - Владыка, у меня есть брат, и я хочу спросить его, и если он согласится, то я с радостью пойду на службу к вам. Боярин не стал возражать, а отпустил Савву посоветоваться с братом. Савва пришел к "брату" и рассказал ему, что было. Тот разъярился: - Зачем ты хочешь царской милостью пренебречь и от самого царя пойти служить его подданному? Ты ведь теперь сам, как тот боярин: о тебе сам государь знает! Нет, не ходи, а будем служить царю. Когда увидит царь твою верную службу, повысит тебя в чине! По велению царя все новобранцы тогда были распределены по стрелецким полкам. Савва попал в Земляной город на Сретенку в зимний дом стрелецкого капитана Якова Шилова. Капитан и его супруга были людьми благочестивыми и добронравными; они видели Саввино умение и уважали его. Полки стояли по Москве в полной готовности к походу.
      Однажды бес пришел к Савве и предложил: - Брат, пойдем с тобой вперед войска к Смоленску и посмотрим, что там делается, как они укрепляют город, и какие у них орудия. И они за одну ночь прибыли из Москвы в Смоленск и жили в нем три дня, никем не замеченные. Там они смотрели, как поляки возводят укрепления и как ставят артиллерию на слабо укрепленные направления. На четвертый день бес показал себя и Савву полякам. Те, увидев их, закричали и погнались за ними. А бес с Саввой выбежали из города и побежали к Днепру. Вода перед ними расступилась, и они перешли на тот берег посуху. Поляки стали стрелять по ним, но никакого вреда нанести не смогли. После этого поляки стали говорить, что два беса явились в городе в человеческом обличье. А Савва с бесом возвратились в Москву вновь к тому же Якову Шилову.
      Когда по приказу царя войска выступили из Москвы к Смоленску, то вместе с ними выступили и Савва с "братом". Командовал армией боярин Федор Иванович Шеин. В дороге бес говорит: - Брат, когда придем под Смоленск, от поляков выйдет из города на поединок богатырь и станет выкликать противника. Ты не пугайся, а выступи против него. Я все знаю и говорю тебе: ты его поразишь. На другой день другой выедет - и ты вновь выходи против него. Знаю точно, что ты и того поразишь. На третий день третий поляк выедет из Смоленска. Но ты ничего не бойся - и того победишь, хотя и сам ранен будешь; но я твою рану вскоре залечу. Так он рассказал все Савве, а вскоре они пришли под Смоленск и расположились в подходящем месте.
      В подтверждение бесовских слов из города вышел воин, весьма страшный видом, и стал скакать туда-сюда на коне и искать себе противника из рядов русских. Но никто не решался выйти против него. Тогда Савва объявил всем: - Был бы у меня боевой конь, я бы вышел сразиться с этим государевым неприятелем. Друзья его, услышав такое, доложили командующему. Боярин приказал привести Савву к себе, а потом приказал дать ему особенно коня и оружие, думая, что юноша погибнет от того страшного великана. А Савва помнил слова своего "брата"-беса и без колебаний выехал против польского богатыря, поразил его и привез его тело вместе с лошадью в русский стан, заслужив ото всех похвалу. Бес в то время ездил за ним прислужником-оруженосцем. На второй день из Смоленска вновь выезжает страшный великан. Против него выехал все тот же Савва. И того поразил. Все удивлялись его храбрости, а боярин разгневался, но злобу свою утаил. На третий день выезжает из Смоленска воин еще виднее прежних и тоже ищет себе противника. Савва же, хотя и испугался выезжать против такого страшилища, но, помня заповедь бесовскую, все же выехал немедленно. И вот против него на коне поляк. Он яростно налетел и пробил Савве левое бедро. А Савва возобладал над собой, напал на поляка, убил его и привел с конем в русский стан. Тем он немалый позор на осажденных навлек, а все российское войско изрядно удивил. Потом из города стало выходить войско, и армия против армии сошлись и стали сражаться. И где Савва с "братом" только ни появлялись, там поляки бежали, открыв тылы. Побили они вдвоем бесчисленное количество, а сами остались невредимы".
      Комментарии.
      1. Любопытен тезис беса насчет предложения боярине Стрешнева - служит надо государю, а не его слуге, это и есть верная, прямая служба, а прочее - тьфу. Пр\мо вот параллель напрашивается с мнением московита, которое он высказал в разговоре с поляком в Смутное время (вот этот разговор).
      2. В описании осады Смоленска особое место отведено поединкам удальцов с обеих сторон, и это не литературное преувеличение - есть упоминания о таких вот гарцовщиках и в документах.

Bitwa_pod_Pskowem


      3. Новонабранные и обученные на немецкий манер солдаты со своим командным составом определяются во стрельцы - только ли для доведения численного состава стрелецких приказов до штата? Не для обучения их, стрельцов то есть, новомодному мунстру?


Via

Saygo
      И снова отрывки из "Повести о Саве Грудцыне", о его похождениях под осажденным армией боярина Шеина Смоленском.

      Исходный текст:
      "В то же время на Моськве немалу власть имея шурин царев боярин Семен Лукьянович Стрешнев. Уведев про онаго Савву, повелевает его привести пред себе и рече ему: "Хощеши ли, юноше, да пойму тя в дом мой и чести немалы сподоблю тя?" Он же поклонися ему и рече: "Есть бо, владыко мой, брат у мене, вопрошу убо его. Аще ли повелит ми, то с радостию послужу ти". Боярин же нимало возбранив ему о сем, отпустив его, да вопросит, рече, брата своего. Савва же пришед, поведа сие мнимому брату своему. Бес же с яростию рече ему: "Почто, убо хощеши презрети царскую милость и служити холопу его? Ты убо ныне и сам в том же порядке устроен, уже бо и самому царю знатен учинился еси, ни убо не буди тако, но да послужим царю. Егда убо царь увесть верную твою службу, тогда и чином возвышен будеши от него".
      По повелению же цареву вси новобраныя салдаты розданы по стрелецким полкам в дополнку. Той же Савва поставлен на Устретенке в Земляном городе, в Зимине приказе, в доме стрелецкаго сотника именем Иякова Шилова. Сотник же той и жена его, благочестивый и благондравнии суще, видящи бо Саввино остроумие, зело почитаху его. Полки же на Москве во всякой готовности бяху.
      Во един же от дней прииде бес к Савве и рече ему: "Брате Савво, пойдем прежде полков в Смоленск и видим, что творят поляки и како град укрепляют и бранныя сосуды устрояют". И об едину нощь с Москвы в Смоленску ставше и пребывше в нем дни три и нощи три же, никим же видимы, они же все видевше и созидрающе, како поляки град укрепляху и на приступных местах всякия гарматы поставляху. В четвертый же день бес объяви себе и Савву в Смоленску поляком. Егда же узревше поляки их велми возмятошася, начяша гнати по них, хотяще уловити их. Бес же и Савва, скоро избехше из града, прибегоша к реке Днепру и абие разступися им вода и преидоша реку оную посуху. Поляки ж много стреляюще по них, и никако же вредиша их, удивляхуся, глаголяще, яко "бесове суть во образе человеческом, приидоша и бывше во граде нашем". Савва же и бес паки приидоша к Москве и ставше паки у того же сотника Иякова Шилова.
      Егда же по указу царскаго величества поидоша полки с Москвы под Смоленск, тогда и той Савва з братом своим в полках поидоша. Над всеми же полками тогда боярин бысть Феодор Иванович Шеин. На пути же бес к Савве рече: "Брате Савво, егда убо будем под Смоленским, тогда от поляков из полков из града выедет един исполин на поединок и станет звати противника себе. Ты же не бойся ничесо же, изыди противу его; аз убо ведая глаголю ти, яко ты поразиши его. На другий же день паки от поляков выедет другий исполин на поединок, ты же изыди паки и противу того; вем бо, яко и того поразиши. В третий же день выедет из Смоленска третий поединщик, ты же, ничесо не бояся, и противу того пойди, но и того поразиши. Сам же уязвлен будеши от него. Аз же язву твою вскоре уврачюю". И тако увещав его, приидоша под град Смоленск и ставше в подобие месте.
      По глаголу же бесовскому послан бысть из града некий воин страшен зело, на кони скакавше из смоленских полков и искавше себе из московских полков противника, но никто же смеяше изыти противу его. Савва же объявляя себе в полках, глаголя: "Аще бы мне был воинский добрый конь, и аз бы изшел на брань противу сего неприятеля царска". Друзии же его слышавше сия и скоро возвестиша о нем боярину. Боярин же повеле Савву привести пред себе и повеле ему коня нарочита дати и оружие, мнев, яко вскоре погибнути имат юноша от таковаго страшнаго исполина. Савва же по глаголу брата своего беса, ничто же размышляя или бояся, выезжает противу полскаго онаго богатыря и скоро срази его, приводит и с конем в полки московския, и от всех похваляем бе. Бес же ездя по нем, служа ему и оружие его за ним нося. Во вторый же день паки из Смоленска выезжает славный некий воин, ища из войска московскаго противника себе, и паки выезжает противу его той же Савва и того вскоре поражает. Вси же удивляхуся храбрости его. Боярин же разгневася на Савву, но скрываше злобу в сердцы своем. В третий же день еще выезжает из града Смоленска некий славный воин паче первых, такожде ища и позывая противника себе. Савва же, аще и бояся ехати противу такова страшнаго воина, обаче по словеси бесовскому немедленно выезжает и противу того. Но абие поляк той яростию напустив и уязви Савву копием в левое стегно. Савва же, исправлься, нападает на поляка онаго, убивает его и с конем в табары привлече, немал же зазор смоляном наведе, все же российское воинство во удивление приведе. Потом же начяша из града выласки выходити и войско с войском сошедшимся свалным боем битися. Да иде же Савва з братом своим с котораго крыла воеваху, тамо поляки от них невозвратно бежаху, тыл показующе, бесчисленно бо много поляков побивающе, сами же ни от кого вредими бяху".
hondius_fr
      Перевод:
      "В то время на Москве влиятельным человеком был царский шурин боярин Семен Лукьянович Стрешнев. Вот он узнал про нашего Савву и приказал позвать его. Когда тот пришел, он ему сказал: - Хочешь, славный юноша, я возьму тебя в свой дом и с немалою честью? А Савва поклонился ему и ответил: - Владыка, у меня есть брат, и я хочу спросить его, и если он согласится, то я с радостью пойду на службу к вам. Боярин не стал возражать, а отпустил Савву посоветоваться с братом. Савва пришел к "брату" и рассказал ему, что было. Тот разъярился: - Зачем ты хочешь царской милостью пренебречь и от самого царя пойти служить его подданному? Ты ведь теперь сам, как тот боярин: о тебе сам государь знает! Нет, не ходи, а будем служить царю. Когда увидит царь твою верную службу, повысит тебя в чине! По велению царя все новобранцы тогда были распределены по стрелецким полкам. Савва попал в Земляной город на Сретенку в зимний дом стрелецкого капитана Якова Шилова. Капитан и его супруга были людьми благочестивыми и добронравными; они видели Саввино умение и уважали его. Полки стояли по Москве в полной готовности к походу.
      Однажды бес пришел к Савве и предложил: - Брат, пойдем с тобой вперед войска к Смоленску и посмотрим, что там делается, как они укрепляют город, и какие у них орудия. И они за одну ночь прибыли из Москвы в Смоленск и жили в нем три дня, никем не замеченные. Там они смотрели, как поляки возводят укрепления и как ставят артиллерию на слабо укрепленные направления. На четвертый день бес показал себя и Савву полякам. Те, увидев их, закричали и погнались за ними. А бес с Саввой выбежали из города и побежали к Днепру. Вода перед ними расступилась, и они перешли на тот берег посуху. Поляки стали стрелять по ним, но никакого вреда нанести не смогли. После этого поляки стали говорить, что два беса явились в городе в человеческом обличье. А Савва с бесом возвратились в Москву вновь к тому же Якову Шилову.
      Когда по приказу царя войска выступили из Москвы к Смоленску, то вместе с ними выступили и Савва с "братом". Командовал армией боярин Федор Иванович Шеин. В дороге бес говорит: - Брат, когда придем под Смоленск, от поляков выйдет из города на поединок богатырь и станет выкликать противника. Ты не пугайся, а выступи против него. Я все знаю и говорю тебе: ты его поразишь. На другой день другой выедет - и ты вновь выходи против него. Знаю точно, что ты и того поразишь. На третий день третий поляк выедет из Смоленска. Но ты ничего не бойся - и того победишь, хотя и сам ранен будешь; но я твою рану вскоре залечу. Так он рассказал все Савве, а вскоре они пришли под Смоленск и расположились в подходящем месте.
      В подтверждение бесовских слов из города вышел воин, весьма страшный видом, и стал скакать туда-сюда на коне и искать себе противника из рядов русских. Но никто не решался выйти против него. Тогда Савва объявил всем: - Был бы у меня боевой конь, я бы вышел сразиться с этим государевым неприятелем. Друзья его, услышав такое, доложили командующему. Боярин приказал привести Савву к себе, а потом приказал дать ему особенно коня и оружие, думая, что юноша погибнет от того страшного великана. А Савва помнил слова своего "брата"-беса и без колебаний выехал против польского богатыря, поразил его и привез его тело вместе с лошадью в русский стан, заслужив ото всех похвалу. Бес в то время ездил за ним прислужником-оруженосцем. На второй день из Смоленска вновь выезжает страшный великан. Против него выехал все тот же Савва. И того поразил. Все удивлялись его храбрости, а боярин разгневался, но злобу свою утаил. На третий день выезжает из Смоленска воин еще виднее прежних и тоже ищет себе противника. Савва же, хотя и испугался выезжать против такого страшилища, но, помня заповедь бесовскую, все же выехал немедленно. И вот против него на коне поляк. Он яростно налетел и пробил Савве левое бедро. А Савва возобладал над собой, напал на поляка, убил его и привел с конем в русский стан. Тем он немалый позор на осажденных навлек, а все российское войско изрядно удивил. Потом из города стало выходить войско, и армия против армии сошлись и стали сражаться. И где Савва с "братом" только ни появлялись, там поляки бежали, открыв тылы. Побили они вдвоем бесчисленное количество, а сами остались невредимы".
      Комментарии.
      1. Любопытен тезис беса насчет предложения боярине Стрешнева - служит надо государю, а не его слуге, это и есть верная, прямая служба, а прочее - тьфу. Пр\мо вот параллель напрашивается с мнением московита, которое он высказал в разговоре с поляком в Смутное время (вот этот разговор).
      2. В описании осады Смоленска особое место отведено поединкам удальцов с обеих сторон, и это не литературное преувеличение - есть упоминания о таких вот гарцовщиках и в документах.
 
Bitwa_pod_Pskowem


      3. Новонабранные и обученные на немецкий манер солдаты со своим командным составом определяются во стрельцы - только ли для доведения численного состава стрелецких приказов до штата? Не для обучения их, стрельцов то есть, новомодному мунстру?

Via

Saygo
       Интересно все же сравнивать батальную живопись сер. XVII в. и имевшую место быть двумя столетиями позже:

      1. Жак Куртуа (который Бургиньон). "Кавалерийское сражение у моста".

56


      2. А. Коцебу. "Сражение при Кульме 17 августа 1813 года".

36



Via

Saygo
люди, орки, попы хоругви, идальго, пушки и пр...
      Владимир Доронин и его Молодинская битва:

Владимир Доронин_За Русь святую. Молодинская битва


      Художник, так-скать, так видит, между прочим. И его всякий может обидеть!
      P.S. Прошу прощения, что в последнее время практически перестал отвечать на комментарии к постам - некогда, хронически не хватает времени на уйютненькую. Иной раз даже мысль закрадывается - а не пора ли прекратить этот опыт (кстати, 3-го сентября исполнилось 10 лет, как в нем появилась первая запись)?


Via

Saygo
C0374941-Teleoceras_rhinoceroses_in_volcanic_ashfall,_illustration
       Teleoceras - миоценовый американский носорог, "прославившийся" благодаря благодаря случившемуся примерно 12 млн лет назад извержению Йеллоустоунского супервулкана. Тогда выброшенное в ходе извержения облако пепла накрыло большую часть современных США.
picture_of_the_day_ashfall_fossils_2
      На схеме, что справа, изображены последствия извержения. Треугольником обозначен место извержения, звездочкой - "месторождение" телеоцерасов Эшфолл.
      О самом "месторождении" и печальной судьбе стада телеоцерасов и их собратьев по несчастью можно прочесть по ссылке:
      животные Ашфолла погибли от удушья. Об этом говорят не столько посмертные позы, сколько белые костные разрастания на длинных костях конечностей, на челюстях и костях таза, которые формируются при длительном нарушении работы легких, например из-за вдыхаемого пепла. Недостаток кислорода приводит к застою в соединительной ткани и формированию новой костной ткани — гипертрофической остеопатии. Животные умирали последовательно в зависимости от своего размера: практически сразу погибли представители мелкой фауны (амфибии, рептилии, грызуны и птицы), лошади и верблюды прожили еще несколько недель или даже месяцев, а уже последними погибли носороги, у которых объем легких был самым большим. Скелеты этих трех групп животных разделяют слои пепла в несколько сантиметров

Via

Saygo
       Не так чтобы уж очень давно в "Новом литературном обозрении" вышел перевод довольно таки известной (в довольно таки узких кругах) книги Майкла Ходарковского о степных рубежах Русского государства.

      Это она и есть
07f07109c84dbcf22652a25b7cd56660

      Я ее, естественно, купил, но вот пока не прочел (сперва надо одолеть величественный опус про голландцев Израэля, затем на очереди Кривопалов с его фельдмаршалом Паскевичем и франко-прусская война Бодрова и Власова). Однако вчера наткнулся в Мордокниге на примечательный текст некоего Камиля Галеева, которого называют историком (и жнец, и швец, и на дуде игрец, судя по отзывам - не, ну а чо, в кроссовках-то по истории бегать легко).
      Ну так за рецензию. В этом внушительном и погромном тексте (книга Ходарковского, по мнению рецензента, "слабая концептуально, содержащая большое количество фактических ошибок и при этом не вполне интеллектуально чистоплотная" - гм, кто бы говорил) я споткнулся о следующий пассаж: "Орда, с ее выборными ханами, не имела с деспотической Московией почти ничего общего".
      Ну вот, приплыли, что называется. Полвека развития русистики (медиевальной и раннемодерной) и у нас, и за рубежом прошли впустую и даром, коту под хвост. Человек, именующий себя историком, не в курсе не то чтобы работ полувековой давности, но даже не читал более или менее современных работ конца 90-х минувшего века и начала века нынешнего. Ладно. предположим, что этот типа историк не знает английского языка и отрезан от Сети, но, (дальше идет сплошное пи-пи-пи), в последние годы вышло достаточное количество и статей, и книг, в том числе и переводных (а хоть и в том же "НЛО"), которые подвергают весьма и весьма обоснованной критике этот историографический стереотип, корнями своими уходящий в "Записки о Московии " Сигизмунда нашего Герберштейна, весьма обиженного злыми московитами. Московская деспотия - а задумаемся, о братия, с чего бы это ей быть деспотической? Включим простую логику и попытаемся изыскать те основания, которые могли бы сделать эту деспотию реальной? Была ли в распоряжении последних Рюриковичей и первых Романовых соответствующая инфраструктура власти, которая позволяла бы им делать то, что они пожелают? Была ли "империя Рюриковичей/Романовых" тем самым "Левиафаном"? Трудно сопоставить декларации с реальностью? Нет, конечно, если в голову есть и потреблять готовый продукт, жеваный и разжеванный поколениями историков и журналистов с пейсателями рукама, воспитанных в духе псевдолиберального "борцунского" дискурса, то так оно и есть, деспотия деспотией. то ли вот дело на благословленном Западе или в той же Орде с ее торжеством конституционных порядков (ага, фраза из рецензии: "Абсолютистский строй Московии был полной противоположностью конституционному строю ордынских и постордынских государств". Историк даже не в курсе, что сам концепт "абсолютизма" в современной западноевропейской историографии подвергается критике и сомнению как безнадежно устаревший).
      В общем, за незнание современной историографии - "неуд". Однако это не мешает нашему историку делать выводы космического масштаба и космической же глупости. Впрочем, а чему я удивляюсь - он же выпускник "Вышки". Их там этому не учат. Мене, мене, текел, упарсин. Мы имеем налицо "слабый концептуально, содержащий большое количество фактических ошибок и при этом не вполне интеллектуально чистоплотный" отзыв (я не касаюсь достоинств и недостатков работы Ходарковского - это отдельный разговор). Как то так выходит...

Via

Saygo
      Последние новости из Ливонии из письма Юбера Ланге (он же Губерт Лангэ, человек мира и общечеловек, протестант, философ, хипстер и все такое), датированного сентябрем 1558 г.:
      "Между тем саксонские города не столько хлопочут о своих домашних спорах теологов, но больше о войнах внешних. Потому что князь московский вторгнулся в Ливонию (с которой до сих пор были самые крупные обороты саксонцев), которую почти всю обезлюдил, и взял города Нарву и Дерпт. Говорят даже, что он недавно занял Ревель, значительный приморский город, гавань которого самая удобная и безопасная для всех плывущих по Балтийскому морю. Любек приготовляет на средства саксонских городов флот для доставления подкреплений ливонцам; но сколько оставляется добычи москвитянину, имеющему в своем войске до восьмидесяти или ста тысяч всадников! Король польский остается безучастным зрителем всех этих несчастий, а его же владения опустошит москвитянин, если займет Ливонию, которая граничит с Литвою, Пруссиею и Самогитиею. Неправдоподобно тоже, чтобы князь московский успокоился, так как ему едва двадцать восемь лет, почти с отрочества воюющий и характера самого свирепого; воинственность его еще увеличилась вследствие многих счастливых битв с татарами, на которых, говорят, их легло триста или четыреста тысяч. Он даже имеет трех пленных царей, которых всегда с собою водит и у которых он отнял царство Казанское, находящееся на реке Волге к морю Каспийскому. В последние годы досталось сально и королю шведскому, который, наконец, деньгами достиг мира. Если в Европе чье либо могущество должно возвеличиться, то это будет — Москвы. Города, которыми Он завладел в Ливонии — последние колонии германские к северу и востоку. Нарва отстоит отсюда по меньшей мере на четыреста немецких миль. Такова была длина Германии от начала до конца северных стран. Тут Геродот предполагает место жительства невриев, о которых он рассказывает, что в известное время года они превращаются в волков, что и до сих пор очень обыкновенно в этих странах, да и имя Нарва или Нарвия, как некоторые говорят, не разнится с древним именем. Наконец, мне передавали, что у москвитян имя невриев существует без изменений у болот, из которых вытекают Борисфен, Волга, иначе называемая Ра, и Дюна и недалеко отстоящих от Ливонии...".
      Полный набор всяких ужастей и ночных кошмаров. Одним словом, войско Мордора идет на Гондор, в последний бой этого мира, на смерть!
 
95475

Via

Saygo

П.Н. Грузинский. Оставление горцами аула при приближении русских войск (1872 г.).

 

Pyotr_Nikolayevich_Gruzinsky_-_The_mountaineers_leave_the_aul


P.S. Вчера вечером с работы пришел поздно, потому молчал и не отвечал на комментарии к "Суздальщине". По поводу эшелонирования (не построения в шеренги, а именно эшелонирования). Да, прямых указаний на это нет в летописях, но их и быть не может в принципе, ибо летопись - не устав и собрание сеунчей. Однако есть отдельные детали (намеки), которые позволяют это предположить. Например, упоминания про первый суим (если был первый, значит, был и второй, и третий) - например, в Новгородской IV летописи под 6880 г., или в той же самой "Задонщине", где Дмитрий Иванович бился с татары "на первом сступе" (опять же - был первый, значит, были и другие, а для этого нужна смена "полков"). Так что эшелонирование "полков" в глубину исключить нельзя, и это никак не беллетристика.

Via

Saygo

Слонобой

      Еще одно пополнение в коллецию огнестрельных ручных девайсов Early Modern от камрада andrewbek_1974.
      Здоровенный (1657 мм немецкий Hakenbüchse (а по русски - гаковница) 1-й половины XVI в. калибром 18 мм (несколько больше, чем у обычной аркебузы-пищали).
 
1966593_original

      Любопытная деталь - похоже, что для этого девайса фитильный замок не был предусмотрен - тлеющим фитилем тыкать нужно было сюда:
1967203_900

      Это что же получается - для обслуживания этого девайса нужна была команда из двух стрелятелей? Один держит, другой фитилем в дырочку тыкает? Вот как на этом рисунке из известной всем книжки:
Z.LoRes.Early16thHackbuts1

Via

Saygo
       Продолжая анализировать текст "Рождения государства" М.М. Крома.
998387_original.jpg

       Автор, анализируя события времен боярского правления, касается той роли, которую играл в них малолетний государь. На наш взгляд, наиболее важный момент в этом сюжете – выделенная исследователем одна из важнейших функций правителя в ту эпоху, когда, в силу слабости «жил власти», ее инфраструктуры, роль личности монарха была еще чрезвычайно высока. Речь идет о той функции правителя, «которую мог выполнять только взрослый и дееспособный государь», а именно о контроле над придворной элитой. По мнению автора, к 30-м годам XVI в. значение этой функции монарха возросло тем более, если принять во внимание крайне неоднородный состав русской аристократии на то время. «Расколотая взаимной враждой придворная аристократия остро нуждалась в верховном арбитре, каковым никак не мог быть ребенок на троне». И развивая свой тезис дальше, М.М. Кром отмечает, что «малолетний наследник не мог держать придворную элиту в узде» и, как результат, при отсутствии официально признанного регенства, эта ситуация вела «к длительной политической нестабильности и частым вспышкам насилия».
       Соглашаясь в общем с подобным описанием ситуации при дворе, сложившейся в эпоху пресловутого «боярского правления», все не согласимся с уважаемым автором «Рождения государства» в одном аспекте. Безусловно, если бы существовал некий закон, который официально установил бы регенство и четко очертил бы круг его обязанностей и прав, то было бы неплохо. Однако предупредило бы наличие официального регенства вспышку борьбы при дворе и насилия? Исследователь ссылается на пример Франции, где порядок управления королевством при малолетнем монархе как будто был отработан, в т.ч. и в законодательном порядке. Но спасло ли это Францию от той же самой Фронды при юном Людовике XIV? Закон сам по себе ничего не представляет, это просто лист бумаги, но если за ним стоит реальная сила, способная заставить остальных выполнять требования, изложенные на этом листе бумаги, тогда закон становится действительно законом, а не фикцией. Так и в нашем случае – проблема заключалась не в том, что отсутствовал узаконенный порядок правления «вдовствующим царством» при малолетнем государе, а в том, что после неожиданной смерти матери великого князя ни одна придворная группировка, ни один боярский клан не обладал должной силой, влиянием и авторитетом для того, чтобы навязать свою волю остальным и заставить их подчиниться этой воле. Именно в этом, на наш взгляд, а не в отсутствии писаного закона, и заключалась пресловутая «ахиллесова пята» самодержавия, о которой пишет М.М. Кром.
       И еще один момент, на который, на наш взгляд, стоило бы обратить внимание в этом (и подобных им) случаях. Московское общество (вслед за «древнерусским») не испытало, по замечанию В.М. Живова, «римской прививки». Видимо, это сыграло решающую роль в том, что в русском обществе светская письменность подвергалась замедленной институционализации и, по замечанию С. Франклина, очень долго не мог сложиться светский орган управления, «чей авторитет и функционирование основывались бы на письменных предписаниях и операциях». И, развивая свой тезис далее, британский исследователь писал о том, что это обстоятельство «указывает на устойчивость традиционных социальных отношений, на осознанную обществом функциональную адекватность традиционных способов поведения без участия письменности, на самодостаточность традиции». Принимая эти тезисы (и памятуя о «холодности» московского раннемодерного общества - по Леви-Строссу), можно сделать очевидный вывод – необходимости в строгой регламентации посредством некоего писаного закона порядка управления при малолетнем государе московская элита не видела, тем более что для нее эта ситуация отнюдь не была новостью. Другое дело, что система дала сбой, но этот сбой был вызван не органическим ее пороком («ахиллесовой пятой»), а конкретно-историческими условиям, которые сложились к исходу 30-х гг. XVI в.

Via

Saygo
во всемогущества закона...
       Общее место во всех рассуждениях относительно того, что Московия - это не Европа, потому как в европах есть парламенты и закон (а того еще лучше - конституции), и вот эти самые законы и конституции вместе с парламентами ограничивают верховную власть (тех же королей и императоров), не позволяя им пускаться во все тяжкие и заниматься всяким тиранством, деспотизмом и разгуливаться в депрессиях. В Московии же нет ни законов, ни конституций, ни парламентов, почему там и стала возможной такая мрачная фигура, как Terrible, поползновения которого к тирании и безудержному разгулу произвола никто и ничто не сдерживал.
       Есть, правда, отдельные скептики, которые полагают, что таки да, не было у диких и темных московитов парламентов и законов, но у них был другой Закон, который не мог преступить даже и сам царь - Закон Божественный. На что оппоненты возражают - этого недостаточно, чтобы ограничить самодержавие, маловато будет, даешь закон, конституцию (ну хотя бы в виде "Великой хартии вольностей или, на худой случай, "Генриковых артикулов") и до кучи - еще и парламент.Нет их - никакой Закон не поможет, будет вам и опричнина, и казни, и вот это вот все, что изображено на сей картине видного украинского художника рукама:
 
ivan_the_terrible40

       Все так, все так, однако гложет душу червячок сомнения - ежели самодержец легко переступает через Закон и начинает творить вот это вот все, то что ему,в таком случае, просто закон, придуманный грешными людишками? Кто и что может остановить монарха, наплевавшего на Закон? Нет, я все понимаю, для нынешних "легистов" закон - это сила, dura, так-скать, lex - sed lex, но у тогдашних людишек душа была, и она, эта душа, даже у самого закоренелого злодея и мерзавца, нет-нет, да встрепыхнется и задумается над тем - что будет потом, после того как она пересечет Стикс? И зная о посмертном воздаянии, о котором твердили семо и овамо (а в раннее Новое время в особенности), стоит ли нарушать Закон, подвергая тем самым свою душу угрозе посмертного воздаяния? Terrible, кстати, об этом знал - не зря же он спрашивал у Курбского: "Почесому же и учитель души моей и телу моему? Кто убо постави тя судию или властеля над нами? Или ты даси ответ за душу мою в день Страшнаго суда?"? потому как на Страшном суде всякий, и царь в том числе, лично ответит за свои деяния...

Via

Saygo
к Идолищу Поганому (чтоб ему не скучно было в гордом одиночестве) от все того же С. Трошина.

      Раз. "Поход к Дону":

poxod-k-donu-1380-g


      Между прочим, на этой картине среди русских военов затесался попаданец из 1066 г., прямо с поля битвы при Гастингсе попал. Сумеете сыскать?

      Два: "Сеча" (уже после похода - типа это вскоре после того, как Засадный полк вдарил по басурманам):

k2j_440ghhw


      Разбор полетов оставляю на волю почтеннейшей публики - я пас, ибо глазам и без того больно!


Via

Sign in to follow this  
Followers 0