Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,215
  • comments
    6
  • views
    153,104

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
      Или война как процесс (мопед не мой, а Дж. Линна - Thor). После падения Полоцка в феврале 1563 г. и Ульской конфузии января 1564 г. очередная, 6-я по счету (если вести отсчет от Пограничной войны) русско-литовская война (она же Полоцкая, потому как главные события ее развернулись вокруг Полоцка) перешла в вялотекущую стадию. Однако боевые действия в формате (преимущественно) «малой» войны отнюдь не мешали дипломатическим контактам и попыткам разрешить затянувшийся и изнурительный для обеих сторон конфликт посредством переговоров. «Война как процесс» – такое название дал историк Дж. Линн подобной войне, для которой, по его мнению, были характерны медленное развертывание операций, нерешительный исход кампаний, ведение войны на истощение неприятеля и непременно, параллельно с развитием боевых действий, дипломатический процесс.
       Падение Полоцка – ключевого пункта в системе обороны северо-восточной границы Великого княжества Литовского – побудило литовские власти всерьез озаботиться ее восстановлением через строительство новых замков и ремонта уже имевшихся старых укреплений вдоль новой линии соприкосновения и за ней. Замок Дисна в 1563 г. получил статус местечка, а его укрепления начали перестраиваться и приводится в более или менее боеспособное состояние. В том же году было начато строительство замка в устье реки Ула и еще одного замка, Вороноч. Они должны были прикрыть дороги, ведущие к Витебску и Лепелю. Однако, как отмечал белорусский исследователь Ю.Ф. Устинович, «в строительстве новых фортификаций у ВКЛ, по сравнению с Московским государством, были крайне ограниченные возможности». Если Москва, продолжал историк, «могла возводить сразу несколько крепостец в одни и тот же год за короткий срок», благо технология быстрого возведения деревоземляных укреплений русскими градодельцами была отработана в совершенстве («после того, как его (Ивана Грозного – Thor.) инженеры предварительно осмотрели место, подлежащее укреплению, где-нибудь в довольно далеком лесу рубят надлежащее количество бревен, пригодных для таких сооружений. Затем после пригонки и распределения их по размеру и порядку, со знаками, позволяющими разобрать и распределить их в постройке, спускают бревна вниз по реке, а когда они дойдут до места, которое намечено укрепить, их тянут на землю, передавая из рук в руки; разбирают знаки на каждом бревне, соединяют их вместе и в одни миг строят укрепления, которые тотчас засыпают землей, и в то же время являются и их гарнизоны…»), то для литовцев «возведение даже одного укрепления растягивалось на длительное время». Так что, хотя литовцы и первыми озаботились возведением сети замков на Полочанщине и прилегающих к ней территориях, русские, хоть и медленно запрягали, но затем очень быстро поехали и опередили своих конкурентов.
       Хроника создания "Линии Ивана Грозного" (или Полоцкого УРа) выглядит следующим образом. В июле 1566 г. русские градодельцы возвели крепость Усвяты, который замкнул линию укреплений, прикрывавших русскую северо-западную границу между Велижем и Невелем. Вслед за Усвятом в устье р. Ула «на Двине-реке, на Виленской стороне, усть-Улы реки, выше Полотцска сорок верст» был поставлен еще один замок, имевший важное стратегическое значение. Как отмечал другой белорусский историк, А.Н. Янушкевич, «Ульский замок контролировал путь по одноименной реке, благодаря чему московиты могли осуществлять охранные функции на значительном пространстве левобережной Полотчины».
       Под занавес 1566 г., в декабре, на реке Дриссе в 30 верстах к северо-западу от Полоцка было завершено строительство еще одной крепости, получившей название Сокол. В августе следующего, 1567 г., на озере Суша, в 70 верстах к юго-востоку от Полоцка, было начато строительство крепости Копье. Еще пара крепостей, Ситно на одноименном озере, на Невельской дороге, и Туровля на месте впадения реки под тем же именем в Двину, юго-восточнее Полоцка, были поставлены между 1568 и 1570 гг. В довершение всего, в конце 1569-начале 1570 гг. на «полотцкой дороге к Копью» была поставлена крепость Кречет, а спустя пару месяцев – еще одна, Красный (он же Новый город), на озере Плюсна, все на той же дороге. И уже после того, как было подписано перемирие, на озере Нещердо, к северу от Полоцка, была поставлена еще одна, одноименная, крепость.
       Вот так, шаг за шагом, методом малого шевеления Иван Грозный расставил на спорной терртории сеть небольших замков, прикрывавших подступы к Полоцку и коммуникации, что связывали его с Невелем и Великими Луками. Конечно, эти небольшие пограничные крепости не могли противостоять осаде со стороны большой, хорошо оснащенной осадной артиллерией армии, но в "малой" войне они были весьма и весьма полезны.

       Одна из крепостей "Линии Ивана Грозного", Сокол:
1445618580_57

Via

Saygo
      Великая сила печатного (или писаного) слова - или никогда не врут так много, как перед выборами или после войны.
      Из-за чего, собственно, и начался весь сыр-бор - крепость суша (она же Копье).
738fcc4d98b9903e1059664e9a024f05

       В ходе строителства "Линии Ивана Грозного" литовцы, не имея возможности угнаться на московитами в возведении замков по линии соприкосновения, все время пытались помешать строительству, нападая на строителей и отряды, которые охраняли их. Одна из таких стычек произошла летом 1567 г. когда литовский отряд напал на воеводу князя Ю. Токмакова, который со своими людьми как раз и занимался тем, что возводили крепость Суша (она же Копье).
      Русская версия событий показывает, что Ю. Токмаков скрытно подошел к намеченному месту строительства и по быстрому возвел замок, оснастив его артиллерией и поставив в нем гарнизон. Сразу после этого на прикрывавший строительство отряд под началом князя П. Серебряного напали литовцы и разбили его, но их атака на новопостроенный замок была отражена.
Письмо Сигизмунда II от 28 июля того же года дает примерно ту же картинку, но акценты в ней расставлены иначе. Русские де пришли строить крепость, но тут на них напали литовцы и наголову побили их, правда, сам Токмаков успел со своими людьми бежать на остров и там укрепиться и отразить атаки неприятеля. В другом письме, написанном спустя две недели, картина разгрома русских обретает гомерические размеры - баталия, чуть ли не сравнимая с баталией на Уле тремя с половиной годами раньше. Мол, 17 тыс. московитов и татар, тащившие лес для строительства крепости, были атакованы на марше литовцами и побиты, был взят кош с богатейшими трофеями (золотом, серебром, оружием и прочим имуществом и животами), насмерть поражены пара русских "гетманов" и взято немало знатных пленников. Остатки русских в панике и беспорядке бежали на остров, при этом перетопло их в озере аж целая тысяча! Увы, проклятый Токмаков успел таки захватить с собою, удирая от литовцев, артиллерию и лес и, укрепившись на островке, отбился от ликующих литовских желнырей. Те, не имея артиллерии, погрозили кулаками да обругали московитов последними словами, пообещали вернуться и с чувством выполненного долга отправились восвояси.
      И все бы было хорошо, если не несколько "но". В переписке между литовскими воеводами и королем нет-нет, да проскальзывают нотки сожаления (причем хорошие такие нотки сожаления, целая, понимаешь, симфония на ударных инструментах). Клятый Токмаков, понимаешь, чтоб его, donnerwetter, поразили громы и молнии, творит на проклятом островке всякое непотребство и злочиньство, так что надо срочно позасечь дороги, ведущие к Cуше с тем, чтобы не дать возможности неприятелю снабдить гарнизон острова провиантом и амуницией и помешать московитам доставлять лес в Сушу (?). Затем, оказывается, пытавшийся осаждать сушу с Токмаковым внутри князь Р. Сангушко со своими людьми и вовсе отступил от якобы недостроенной русской крепости. Наконец (вишенка на торте) - отряд, выступивший из Суши, напал на Лепель, сжег тамошний посад и побрал много пленных, которых увел с собой.
      P.S. Из переписки панов следует, что и само строительство Суши началось на том месте, где литовцы начали было возводить свою крепость, но пока они раскачивались. Больше того, действуя по намеченному плану, чуть ли не ежедневно отряды посошных людей под охраной стрельцов выходили из суши и разбирали на бревна избы в окрестных деревнях, утаскивая затем полученный таким образом лес на строительство крепости (ага, значит, в начале сентября 1567 г. строительство Копья aka суши не было еще заавершено). В общем, в очередной раз литовцы одержали на бумаге "зацную" победу над московитами, которая, как и во всех предыдущих случаях, нисколько не продвинула их по пути, ведущему к заключению мира и возвращению Полоцка. Впрочем, это и неважно - главное, что на бумаге все выглядело просто замечательно и можно было утешать себя, что если бы мы их догнали, то ух как бы мы им дали прикурить.
      P.P.S. Подумалось тут - а ведь все эти победы литовцев сыграли злую шутку с московитами. Проявленные литовскими властями в годы Полоцкой войны бессилие и бледная организационная немочь явно поселили в них презрение к своему противнику и пренебрежение им, и потому действия Батория в следующей, Московской войне, оказались для них пренеприятнейшим сюрпризом.

Via

Saygo
      История борьбы рожденых плавать и рожденными летать пополнилась еще одной и, судя по всему, самой первой страницей - этакий Каин убил Авеля, брата своего, и тем самым положил начало извечной (выходит, что так), вражде флотских и летунов.
О чем речь - а вот об этой находке, что сделана была американскими палеонтологами: Ископаемая акула поймала птеранодона.

      Акулий зуб в позвонке птерозавра:
 
20411ab5d66d1cd4f676e49ca858dffb


      Художник изобразил такую вот картину бесславной смерти гордого парителя в зловонной пасти обитателя морских глубин
 
5e97f1c6deb0fcd3bce3d86118ff7f9c

      Однако, по правде говоря, что-то слабо верится в такие способности акулы - скорее всего, паритель нырнул за рыбкой (или планировал на бреющем) и вот тут-то его и сцапала акула...

Via

Saygo

2018

      Подведем общие итоги уходящего года.
      Спасибо всем тем, кто заходил в мою келью, читал и комментировал то, что там записано.  Небольшое пожелание на будущий год - «Ты лайкаешь пост, но делаешь это без уважения. Чтобы проявить уважение, нужно оставлять комментарий» (с).
      Каким был уходящий 2018? А в чем то лучше, чем 2017, а в чем то, нет, не хуже, тяжелее, напряженнее. Я хорошо продвинулся и наконец-то увидел свет в конце тоннеля в домостроительном процессе (дай Бог, в наступающем году большую часть внутренне отделки сделать!) и очень хорошо продвинулся на главном фронте. Пером, но не шпагой (ми - мирные люди) поработал очень хорошо, особенно по весне и летом. Самая важная новость - вышел результат многолетних трудов (без преувеличения - почитай, 10 лет прошло с тех пор, как я сделал первый подход к этой теме). Речь идет вот об этой книге
9785227083807

      Жаль, что объем книги ограничен и пришлось выбросить примерно процентов 15 %, если не больше, исходного текста (а кое-что неплохо бы сегодня и переписать, с учетом замечаний - например, главу о стратегии), и, само собой, добавить еще из того, что не вошло в первоначальный текст. В общем, тут есть над чем поработать!
      Ударным темпами пришлось поработать в августе - 1-й половине октября уходящего года. Принцип "Ни дня без строчки" был возведен в абсолют, и за два с половинйо месяца удалось сделать то, что никак не задавалось в течении полутора лет. Без малого 700 тыс. знаков - и готова была рукопись новой работы.  Надеюсь, что эта книга увидит свет весной будущего года, а там, если звезды встанут как надо, недалеко и до следующей работы (эх, планов наших громадье! Времени бы и здоровья побольше, где мои 17 лет?).
      Основная работа и написание opus magnum (в двойном размере) не возволили, как прежде, сделать много-много статей чисто по военной истории и истории warfare. Правда, на Warspot'e вышло 19 статей (небольших, в среднем по 15-17 тыс. знаков), выдержанных (по возможности), в популярном стиле, а вот чисто научных статей вышло поменьше, да и они немножко "не в тему" (некоторые из них, те, что на данный момент есть у меня в pdf-варианте, можно скачать по ссылке Die kleinen Schriften_2018) Попробую, однако, в наступающем году исправиться, благо есть несколько интересных задумок.
      Да, чуть не забыл - 8 декабря имело место быть значимое событие, о чем я уже писал прежде: Эра познания 3.
      И, напоследок - пичальбида, книжки, купленные в этом году, меня одолели - они переместились на горизонтальные плоскости (в т.ч. и на пол), и уходить оттуда не собираются. Вчера попытался одолеть их лихим наскоком, но очень быстро понял всю тщету своих намерений ...
      Ну вот, примерно такой выходит отчет о проделанной работе. Пора вставать из-за компа и идти готовиться к Новому году.

Via

Saygo
       Я не совсем понял, чего так многие перевозбудились по поводу высказывания представителя одной из древнейших профессий из Германии относительно Прохоровского сражения. А вы ожидали от него нечто иного? Вот он выйдет и начнет бить себя пяткой в грудь, вопия к небесам, urbi et orbi, о величайшем в мировой истории танковом сражении на полях вокруг никому дотоле неизвестного русского села? Ну так это уже даже и не смешно. Сегодня как бы уже очевидно всем, кто более или менее в теме, что такой битвы эпических масштабов не было, и сцены из "Освобождения" можно сдать в утиль. Нет, сражение, конечно было, но, как говорил усатый вождь северных эбису, покоящийся ныне в кирпичной могиле, "нэ так всо было, савсэм нэ так!". И кому интересно, как оно было (в первом приближении, ибо не все детали столкновения 5-й гвардейской танковой и II танкового корпуса "электриков" под Прохоровкой еще выяснены), так, погуглив самую малость, можно сыскать и основные документы, и работы, так или иначе затрагивающие тему - и с чисто исторической точки зрения, и с точки зрения "заклепочничества", и смешанные, и пр.
       И то, что командование Воронежского фронта и представитель Ставки (не будем о лицах) изрядно налажали, вводя в бой свежую танковую армию (А.В. Исаев верно говорит, что они сумели обеспечить ее скрытное выдвижение к передовой - все так, а вот дальше все прошло в лучших традициях старых недобрых 41-го и 42-го годов. Кстати, справедливости ради говоря, те же англичане раз за разом наступали на аналогичные грабли и в Северной Африке, и в Нормандии) - это, увы, печальная реальность. И то, что наши танковые корпуса понесли намного более существенные потери, нежели "электрики" - тоже так (можно только спорить о масштабах, но факт остается фактом). И то, что II танковый корпус SS сохранил боеспособность после столкновения с русскими танками под Прохоровкой - тоже правда (и сумел вместе с III танковым корпусом окружить часть сил 69-й армии юго-восточнее Прохоровки в последующие дни) - это что, не так? И что в известной мере командование 4-й танковой армии выполнило свой план по нанесению неприятелю возможно больших потерь и его обескровливанию - тоже факт (и это признано, пусть и негласно, отечественной официальной наукой). Достаточно сравнить цифры потерь войск Воронежского и Степного фронта в ходе оборонительной фазы Курской битвы с немецкими - цифры скажут сами за себя. Если для кого-то эти новости стали вдруг открытием, запоздавшим лет этак на -дцать - так он , в таком случае, сам себе злобный антропоморфный дендромутант.
       А что касается той самой фразы насчет "Eigentlich müsste dieses Denkmal sofort abgerissen werden", так это его, фрицуги, проблемы - не ему решать, кому и за что ставить памятник в России. И если у него от мысли, что эти русские где-то там поставили неправильный, по его фрицевскому мнению, памятник и у него от этого сильно подгорает (нечто личное, семейное, наследственная память?) - так надо обратиться к соответствующему специалисту, чтобы прописал соответствующее лечение - успокоительные там таблетки, мази, клизмы и прочее, что надлежит делать в таком случае. А с раздуванием всей этой истории в СМИ и в Сети как то нехорошо получилось, как в истории с Геростратом - приказано было забыть, так нет же, все начали обсуждать историю болезни героя, и в итоге вышло с точностью до наоборот.
clip_image043[5]

Via

Saygo
Каким он будет? Впрочем, ответ на вопрос может быть сформулирован и так - каким мы его сделаем, таким он и будет. Но пока можно на время отложить дела в сторону и предаться блаженному ничегонеделанию (вчера подумал - и в самом деле, вот он, тот день, едва ли не первый в начала осени, когда можно просто сестm на диване и, ни о чем не думая, почитать книжку - вот эту:
 
6797650

кстати, очень, очень неплохо написано и переведено)

и изучению главного новогоднего подарка, который сам себе подарид за великие заслуги в истекшем году:
 
bronco-cb35025-a13-mki-cruiser-tank-mkiii-1-35

      Когда-нибудь, и, надеюсь, что это день наступит раньше, чем второе пришествие, я его соберу и сделаю нечто вроде вот этого:
 
DSCN4224z

Via

Saygo

Medieval GoPro

Сопроводиловка к ролику:
"What happens when you take GoPro camera to a huge medieval battle? You can experience the Battle of Libušín, the biggest event of its kind in Europe, through eyes of our brave warrior Mathy".
Для полного эффекта надо бы еще поле обзора у камеры заузить до ширины щели в забрале - вот тогда все будет совсем аутентично!

Via

Saygo
      Всем (или, положим, очень, очень многим) известен вот этот "портрет"-парсуна Иоанна Васильевича из Палат:
 
Ivan-Groznyj.-Nach.-XVII-v.-Parsuna.-Gosudarstvennyj-muzej-iskusstv-Kopengagen-768x949

      Так вот - вчера натыкаюсь на статью о том, что этот "портрет" - новодел:
      Современные исследователи древнерусской иконописи, в частности Ирина Бусева-Давыдова и Михаил Красилин, изучив парсуну, пришли к выводу: это фальсификация, вероятно, XIX века. Ловкую подделку изготовили, переписав подлинную икону с изображением лысого и бородатого святого (скорее всего, «Иоанн Богослов в молчании»). Красивые «греческие» глаза, брови, нос получились из-за того, что иконописный канон лиц византийского происхождения. Этим и объясняется сходство портрета с реконструкцией лица Ивана Грозного по черепу, выполненной в 1963 году антропологом Михаилом Герасимовым.
      Немножко погуглил, и, оказывается, это еще не все:
      Проведенные А.А. Горматюком исследования, датируют портрет Ивана Грозного концом XIX - началом XX века. По его мнению, этот портрет является хорошей иллюстрацией художественного метода творческого повторения в котором выделяются характерные для надгробных портретов черты
      Выходит, что прав был боярин:

      Рухнули вечные ценности! И как теперь жить с этим знанием?

Via

Saygo
могучий и волосатый, который вряд ли будет повиноваться девственнице и покорно шествовать туда, куда она ему кажет:
329

      Знатная зверюга, однако! Долгое время считалось, что эласмотерии, с которыми хорошо знались первые европейцы-неандертальцы,рыжеволосые и голубоглазые, вымерли до того, как в Европу "понаехали" чернявые и кучерявые кроманьонцы. Однако ряд последних находок, сделанных отечественными палеонтологами, позволяют утверждать, что и "понаехавшие" таки застали чуть-чуть Siberian unicorn'ов. Во что по этому поводу пишут:
      "Ученые объединили данные анализа возраста коллагена из 19 образцов (возраст четырех из 23 образцов не удалось определить достоверно) и гидроксипролина, который получилось выделить из 9 образцов. В результате возраст самых молодых останков варьируется в пределах 38,48–35,06 тыс. лет с вероятностью 95,4%. Скорее всего, эласмотерии вымерли перед максимумом последнего оледенения — но это лишь предположение, подтвержденное пока только отсутствием более поздних находок.
      Такие результаты означают, что эласмотерии вполне могли встречаться древним людям, расселявшимся в то время по Восточной Европе и Западной Сибири...".
      Поподробнее узнать о том, кто эти сибирские единороги и какова была их судьба в эпоху ледникового периода, можно здесь .

Via

Saygo
Некоторым образом такой вот подарок на Рождество - сказ про то, как русские дети боярские, стрельцы и казаки Крым разоряли в 1559 г.: «Война двух царей»: стратегия непрямых действий.
 
Морской поход Данилы Адашева. 1559 г.

      Название не случайно подобрано - в Москве все эти годы пытались разыграть не лобовой, через Степь, удар по Крыму (что потом попробует сделат князь В.В. Голицын), а взять его в клещи и пощупать мягкое подбрюшье "острова Каффы", при этом изрядно "вьенамизировав" "татаризировав" войну (в рамках римской стратегии dide et impera, стравливая одних варваров с другими.

Via

Saygo
      Лет этак пять или шесть назад, когда я плотно занимался ливонской историей, у Йохана Реннера в описании событий весны 1559 г. нашел я любопытный сюжетец о том, как на Неве (Nuche) 800 русских плотников (tymmerluide) под начальством английских (английских, Карл, английских? Опять англичанка гадитЪ!) корабельных дел мастеров начали строить 70 кораблей (jachten) и что первые из них уже вроде бы как и спущены на воду.
      Такая вот новость, и вот что самое любопытное - с тех пор мне так и не удалось найти ни подтверждения, ни опровержения этой информации, ни вообще ничего, что прояснило бы ситуацию. Действительно ли в устье Невы (там, где было торговое пристанище московитов) Иваном Грозным предпринимались попытки создания некоей флотилии, в самом ли деле в этом приняли участие англичане, были ли там 70 кораблей (или стругов?) или же нет, и вообще - был ли мальчик? Может, у кoго есть такая информация?
 
859720_original.png

Via

Saygo

Wunderwaffe

Схватил Илья татарина за ноги,
Которой ездил во Киев-град,
И зачал татарином помахивати:
Куда ли махнет — тут и улицы лежат,
Куды отвернет — с переулками;
А сам татарину приговаривает:
— А и крепок татарин, не ломится,
А жиловат, собака, не изорвется...
49947454_2920180528007458_5255325071467085824_o
      Один из любимых в детстве былинных эпизодов.

Via

Saygo

      Вчера возник вопрос - а что слушали во время пиров дружинники, уж очень подвиги Илии Муромца ненатуральны. Ответ - слушали они вот эту песнь и напитывались духом истинного самурайства:

Верный Оффа ему, бывало, говаривал,
когда с ближайшей дружиной
совет держал он:

200

чем, говорит, в реченьях
чаще они храбрятся,
тем в беде на тех людей
надежды меньше.
Так преставился
старый войсководитель
государя Этельреда:
увидали дружинники
все в этой сече,
что сильный кончился,

205

и в горе гордые
шагали воители,
мужи нестрашимые
спешили к бою,
хотели выбрать
из двух единое:
смерть на месте
или месть за любимого.
Кликал их славный
наследник Эльфрика,

210

воин юный
звал в сражение,
молвил Эльфвине
мужественное слово:
"Часто кричали мы
за чашей меда,
славой на лавах
клялись-хвалились,
в тех застольях
стойкостью ратной

215

пускай же каждый
покажет свою отвагу,
я же поратую
за род мой древний, –
мы из мерсиев,
из семьи знаменитой:
прадед мой праведно
правил землялми,
в мире премудрый
муж Эальхельм;

220

да не услышу в людях
слов стыдных,
будто я бегал
от корабельщиков,
восвояси от рати ясеневой,
когда, опоясанный смертью,
сгибнул воитель гордый –
это горе наивеличайшее! –
он по крови мне был сородич,
и по рати начальник".

225

С места, не мешкая,
возмездия ради
ринулся он недаром –
ударом лезвия
ранил морестранника:
среди брани викинг
замертво пал на землю.
И сказал им Оффа,
родичей и соратников
на драку одушевляя,

230

тряс он, яростный,
ясеневым дротом:
"Прав ты, Эльфвине,
храбрым словом
доблестно воителей пробуждая,
когда государь наш
пал на поле, –
теперь должны мы
друг друга
ободрять и драться

235

плечом к плечу,
доколе мечом владеет
рука, и доколе
копья не притупились,
острия годны.
Годрик трусливый,
Одды отпрыск,
продал нас в битве:
многим тогда помнилось
не наш ли военачальник

240

на знатном коне скачет
спиною к сече,
и в испуге распалось
в поле войско,
расшаталась щитов ограда,
но не пристало нам следовать
за слабейшим, людей подбившим
на бегство".
Леофсуну воскликнул,
липовый поднял

245

щит для защиты
и так обещал он:
"Честью своей ручаюсь,
не чаю уйти отсюда,
но, пяди не уступая,
вспять не двинусь, местью воздам за смерть
вождя и вместе друга.
Стыд мне, коль станут у Стурмере
стойкие воины

250

словом меня бесславить,
услышав, как друг мой сгибнул,
а я без вождя
пятился к дому,
бегал от битвы;
убит я буду
железом, лезвием".
И полез он, яростный,
в гущу врагов,
гибели не страшась.
 
The-Battle-Of-Maldon,-991,-Illustration-From-The-Book-The-History-Of-The-Nation

      Схемка поля битвы:
maldon

Via

Saygo
я сегодня за ужином их скушаю..." (с)
      Однако это история не про Тараканище, зверей победителя, но про базилозавра (Basilosaurus isis), древнего эоценового кита, обитавшего в океане Тетис и занимавшего там верхние позиции в пищевой цепочке (о силе его укуса см.: Ученые оценили силу укуса древнего китообразного Basilosaurus isis).
      Череп нашего зверей победителя:
 
Basilosaurus-1070368

      Оцените размер зубов!

      Сама зверюга:
 
Mel-4

      Ну а теперь про детушек, которых скушал на ужин наш царь морей:
      Базилозавр, древний кит-сверххищник эоценового периода, охотился на детенышей другого кита, дорудона, в предполагаемом месте размножения последнего на территории современного Египта — в этом его поведение похоже на поведение современных косаток. Таковы выводы первого исследования диеты базилозавра.

Via

Saygo
      Не скудеют ряды тьмочисленников и ересиархов их. Вот намедни изрядно повеселился с подачи камрада george_rooke, кинувшего ссылку на обсуждение творения некоего В.М. Запорожца, который, как оказывается, великий знаток и специалист по Ближнгему Вотоску эпохи Крестовых походов и очиино здорово разбирается в военном дел етой эпохи. Настолько здорово, что крестоносные армии у него наситывают сотни тысяч тяжеловооруженных конных (оговорка по Фрейду - на всякий случай, ибо pedites - не совсем воины, а так, всякий сброд и отребье, сволочь, одним словом) milites (ладно, латников - не рыцарей же, ибо всякий рыцарь - латник, но не всякий латник - рыцарь), коих правоверные побивают на манер Илии Муромца, коий, как сказано в былине, что ни махнет - то улица, а как отмахнет - то переулочек.
 
milites

      Но то былина как бы, сказителю простительно - он поэт и художник и он так видит, но здесь вроде бы как человек, претендующий на некую истину, пусть и не абсолютную, но все же. И вот, на тебе, 400 тыс. milites. Элементарный расчет - конный латник непременно должен иметь по меньшей мере пару коней - боевого и "ездового" (на которого он по бедности может навьючит доспех, фураж и прочую снарягу для войны и пира), а еще лучше иметь хотя трех коней - боевого, ездового и вьючного. Ладно, будем считать, что у нас собрались одни сиромахи и голь перекатная, но и тогда 800 тыс. лошадей... Гм, это ж какая-то Африка, массовая мигарция антилоп гну и прочих зебр по саванне вслед за травой и дождем какая-то.
 
0_4e2eb_d508e5ab_XL

      И я не буду говорить о том, что де нужна критика источников и прочие сугубо профессиональные заморочки - простая логика и здравый смысл должны были спросить аффтара -а где будут столоваться 800 тыс. лошадей (минимум), что они, по его милости, жрать и пить будут? Тот же дестриэ травкой сыт не будет, он же не травяной мешок какой-нибудь, а благородный боевой конь, ему подавай пшено белояровое и прочий калорийный корм (полпуда сена и чуть меньше овса - это такой полуголодный минимум), а без дестриэ и milites не milites, а так толпа гнусных и подлых pedites, которых всякий обидеть может, а уж сельджук - и подавно. Но, увы, в голову тьмочисленникам эта логика и здравый смысл как-то не приходят. А ведь можно вопросить - а было ли в Европе тогдашней столько подходящих лошадей, не говоря уже о том, чтобы иметь столько более или мeнее качественного металла, чтобы обеспечить это толпище milites более или менее качественным оружием, а не "дрючками для свиней" (с). И ряд вопросов можно плодить и плодить. В общем, сплошная пичаль и бида. Куда катится этот мир? Последние времена, истинный крест, последние времена настают...

Via

Saygo
      В одной из своих работ американский русист В. Кивельсон отмечала, что механизм взаимодействия общества, того самого «мира» или «земли», с государем в раннемодерной России может быть описан формулой «совет, челобитная, недовольство, бунт».Другой историк, Н. Коллманн, писала, анализируя городские бунты XVII в., что «вспышки насилия происходили тогда, когда нарушения принимали беспрецедентный характер, налоговое бремя, а правительство оставалось глухим к чаяниям народа», а народ ожидал от государя, что он будет «будет восстанавливать справедливость и подавать всем примеры нравственной жизни», не говоря уже об обязанности «быть внимательным к тяготам своего народа». И если, взяв за основу два этих тезиса, глянуть на события лета 1547 г. в Москве, то картина произошедшего там полностью укладывается в эту "матрицу".
      Вводные: бояре воруют как не в себя, пользуясь тем, что государь юн, и, откровенно говоря, глуп (именно как государь, а не как человек) и к государственным делам никакого интереса не имеет. Что писал об репресированном Tyrann'ом по младости его (Tyrann'а, конечно, а вы о ком подумали?) князе Андрее Шуйском псковский книжник: "Он был злодеи, не судя его писах, но дела его зла на пригородех, на волостех, старыа дела исцы наряжая, правя на людех ово сто рублеи, ово двесте, ово триста, ово боле, а во Пскове мастеревыя люди все делали на него даром, а болшии люди подаваша к немоу з дары…".
      Таких андреев шуйских в те времена было немеряное количество, о чем писал не только враз поумневшимй и повзрослевший после июньских событий 1547 г. (как государь, не как человек) Иван (он лицо пристрастное, ему как будто можно и нужно не верить, что с успехом и делает наша историография вот уже третье столетие), но в один голос пишут книжники того времени ("Наипаче же в царствующем граде Москве оумножившися неправде, и по всеи Росии, от велмож, насилствующих к всему миру и неправо судящих, но по мзде, и дани тяжкие, и за неисправление правыа веры пред Богом всего православного христианства").
      Другая вводная - в преддверии похода на Казань «тое же зимы (1546/1547 гг. - Thor) царь и великий князь велел дань имати с сохи по 12 рублев, и оттого крестьяном тегота была великая". А тут еще с конца весны установилась на Руси сушь великая и дороговизна на хлеб немалая.
      Тяготы налицо - а как же, причем полный комплект. А государево ухо к воплю народному глухо. По итогам зимнего 1546 г. визита Ивана в Ногород местный книжник записал, что государь «смирно и тихо пожи в Новгороде три дни, а после трех день все его воиско начя быти спесиво», а сам юный великий князь «поклону велел доправити на старостах три тысячи золотых болших» - сумма очень приличная. Следующим пунктом остановки был Псков, и там Иван "отличился".«Быв не много» во Пскове, писал псковский летописец,и «поеде к Москве», но«не оуправив своеи отчины ничего», зато «все гонял на мсках (т.е. на мулах – Thor), а христианам много протор и волокиды оучинив». А, между прочим, у псковичей накопился длинный ряд обид, учиненных им наместником князем И.И. Пронским Турунтаем.
      Ладно, сказали себе псковичи и новгородцы, собравшись "миром", отправим чеклобитчиков в Москву, пускай там царь примет суппликацуию и разберется. Ага, два раза подряд. Сперва новгородцы явились летом 1546 г. к Ивану в его лагере под Коломной с жалобой на злоупотребеоиня местных властей при наборе пищальников для похода на Казань, однако «государь велел их отослати». Чувствуя себя в своем праве, новгородцы отказались повиноваться царским посланцам, «бити колпаки и грязью шибати», так что Иван приказал дворянам своей свиты разогнать недовольных. «Дворяне на них (новгородских пищальников-челобитчиков – Thor) напустили», – продолжал свой рассказ московский летописец, излагая официальную версию событий, – «и как примчали их к посаду, и пищалники все стали на бой и почали битися ослопы и ис пищалей стреляти, а дворяне из луков и саблями». В общем, заключил книжник, «бысть бой велик и мертвых по пяти, по шти на обе стороны», а сам Иван был вынужден возвращаться в свой стан другой дорогою. И, похоже, что требования новгородцев не были удовлетворены.
      Псковичи 3 июня 1547 г. били челом Ивану на Турунтая, и безрезультатно, ибо, к их несчастью, князь был в фаворе (на свадьбе Ивана и Анастасии он был "дружкой" у невесты). Разгневанный царь, которого псковичи отвлекли от отдыха и милования с молодой женой, псковичей «бесчествовал, обливаючи вином горячим, палил бороды и волосы да свечою зажигал, и повелел их покласти нагых по земли». От бОльших мучений псковичей спасло известие о падении колокола Благовещенского собора, и царь поспешил в столицу.
      Но это все присказка, а сама сказка будет еще впереди? и сказка страшная...
 
39961_original.jpg

Via

Saygo

Портрет

      Такая вот картина, а на ней - муж, облеченный многими достоинствами. А кто сей муж, каков у него чин, каким ремеслом он промышляет - загадка...
 
49948484_2092068971031711_2643028831354486784_o

      Peter Snayers Portrait of sapper corporal Antonio Servás. Утащено из Мордокниги со странички одного старого знакомого.
      P.S. А продолжение истории про московский бунт 1547 г. будет в понедельник...

Via

Saygo
      А может, и не шутят, а может, и не палеонтологи. Однако все равно получилось вельми зело забавно!
 
котозавр

      Посмотрите на этого страшного зверя! Узнаёте? Нет?.. Ничего страшного, я его тоже не узнал. Перед нами реконструкция хорошо знакомого животного, исполненная по правилам современной палеонтологии. Представьте себе, что учёные будущего найдут кости современных зверей. Используя научные методы, они постараются с помощью этих скелетов восстановить внешний вид сегодняшней фауны.

Via

Saygo
       Так написал в свое время наш "Геродот" и "последний летописец" Карамзин, и эти слова можно взять в качестве эпиграфа к этому и следующему постам, продолжающим итосрию великого московского пожара 1547 г.
      В предыдущей части мы остановились на том, какк 3 июня рухнул большой колокол в Кремле, и иван поспешил в столицу, оставив избитых и униженных псковских челобитчиков. Вслед за этим событием в столице в первых числах июня случился еще один пожар и в довершение всех бед 21 июня, во второй половине дня («во 12 чяс дня», около 2-х часов) «загореся храм Воздвижение честнаго креста за Неглинною на Арбацкои улице на Острове» (другой книжник добавлял к этому, что "загореся за городом на посаде, на Острову., в монастыре церковь от свечи" - вот вам и сгорела Москва от копеечной свечки!).
       Новый пожар «на третьем часу нощи преста» (после 9-ти часов вечера), однако этих нескольких часов хватило, чтобы огненная буря («и бысть буря велика, и потече огнь якоже молния, и пожар силен», а тут еще и великая сушь) сожгла практически всю Москву. «Прежде убо сих времен памятные книзи временныи пишут, таков пожар не бывал на Москве, как и Москва стала именоватися», – устрашенный увиденным, записал русский книжник. И было от чего содрогнуться – новгородский летописец сообщал, что в столице сгорело дворов «белых и черных» 25 тысяч, а еще 250 церквей и погибло в пламени и в дыму 2700 москвичей (разброс данных о числе погибших в пожаре – от 1700 в «Летописце начала царства» до 3700 в «Хронографе» редакции 1512 г.). Большая часть столицы обратилась в дымящееся пепелище, по которому бродили несчастные погорельцы (и многие из которых – уже не в первый раз), пытаясь спасти то, что еще можно было спасти. «Не видети иного ничего же, но токмо дым и земля и трупия мертвых многолежаще», – подытожил впечатления от случившегося неизвестный русский книжник.
 
original_preview

       Причина невиданного бедствия, обрушившегося на столицу Русского государства, для московского книжника была вполне очевидна – «Божиим гневом сие бысть огненое пламя» и «сие бысть грех ради наших в наказание нам от бога послася, за умножение наших согрешении не пощади бог толико множество святых церквеи и образов святых своих». Новгородский же книжник конкретизировал, за что именно Господь наслал неслыханные прежде пожар на Москву. «Божиим гневом и наказанием за оумножение грехов наших, – писал он, – наипаче же в царствующем граде Москве оумножившися неправде, и по всеи Росии, от велмож, насилствующих к всему миру и неправо судящих, но по мзде, и дани тяжкие, и за неисправление правыа веры пред Богом всего православного христианства». А случилось все это потому, полагал летописец, что бояре и прочие властели «в бестрашии живущее» по той причине, что царь и великий князь Иван Васильевич «оун суще», и без государевой грозы вельможи пустились во все тяжкие.
       Аналогичные мотивы звучали и в повести «О великом и сугубом пожаре и о милостивом защищении, иже на воздусе заступлением Пречистые Богородицы». Ее автор также отмечал, что после смерти Василия III и Елены Глинской «бояре и велможи вси видяще самодержьца наследника царствию юна суща, и яко благополучно и самовластно себе время видяще, и изволиша собрати собе множество имения», а самое главное, они, «вместо, еже любити правду и любовь, в ненависть уклонишася, и кождо их различных санов желающе, и ничто же получаху, но обаче на мало время. И нача в них быти самолюбие, и неправда, и желание на восхищение чужаго имения». «И от похищения чюжаго имения домы их исполнишася, – заключил книжник, – сокровища их направеднаго богатества умножишася». В общем, когда Иван Грозный в письме Курбскому обвинял бояр во всякого рода злодействах и лихоимстве, то, выходит, он лишь отражал общую точку зрения, которая сформировалась к исходу «боярского правления» в среде русских книжников. Действительно, стоит сравнить основные идеи из писаний русских интеллектуалов сер. XVI в. с данной Иваном картины нравов правящей элиты Русского государства времен своего детства.
      Тогда, по словам Грозного, бояре, возрадовавшись малолетству государя, «хотение свое улучившее, еже царьство безо владетеля обретоша, нас убо, государей своих, никоего промышления доброхотного не сподобиша, сами же ринушася богатству и славе, и тако наскочиша друг на друга». И «сильные во Израиле», стремясь к власти и богатству, продолжал первый русский царь, не только «колико боляр, и доброхотных отца нашего и воевод избиша», не только «дворы, и села, и имения дядь наших восхитиша и водворишася в них», не только расхитили казну «матери нашея» и «казну деда и отца нашего безчисленну себе поимаша», но и «на грады и на села наскочиша, и тако горчяйшим мучением многоразличными виды имения ту живущих без милости пограбиша», «неправды и неустроения многая устроиша, мъзду же безмерную ото всяких собирающее, и вся по мзде творящее и глаголюще». И отдельные, проскакивающие тут и там в летописях глухие упоминания о злодействах, учиняемых наместниками, волостелями и их людьми только подтверждают эту картину, выводя ее за рамки литературной формы.
      В общем, все было плохо, и когда Москва сгорела в пламени неслыханного пожара, это было воспринято в "обществе" как знак и, как это всегда бывает в таких случаях, встал вопрос - "Кто виноват?" и "Что делать?". .
       Тем временем юный царь со своим братом Юрием и большой свитой наутро приехал в сгоревшую Москву из подмосковного села Остров. По словам книжника, увидев печальную картину случившегося («и видеше граду погоревшу от огня и святыя церькви и людей погорело много, лежаще трупья мертвых»), Иван расплакался и, зряше беду, створшуюся на граде его и на святых церьквах, и бывшую печаль князем и бояром, и мужем москвичом прослезився тешаиши и рек: «Не скорьбите князи и боляре мои и народи. Господь бог дал, господь взял. Буди имя господне благословенно отныне и до века. Киждо люде мои ставите хоромы по своих местех. А яз вас жаловати ради лготу дати».

       Юный Иван и протопоп Сильвестр во время великого московского пожара 1547 г. Худ. П. Плешанов:
 
800px-Pavel_Pleshanov_001

       В принципе, в описанном сюжете летописной повести нет ничего невозможного – царь не мог не явиться в Москву, узнав о бедствии, постигшем его столицу с тем, чтобы воочию увидеть результаты пожара и на месте принять меры по ликвидации его последствий. Учитывая же впечатлительность натуры Ивана, в том, что он мог расплакаться, также нет ничего невероятного и перед нами не просто оборот речи и не устойчивая литературная формула, а вполне реальная картина, равно как и общий смысл слов, произнесенных им под впечатлением от увиденного, если и не дословно, то довольно близко к тексту был передан книжником.
       На следующий день, 23 июня, Иван снова приехал в столицу и отправился сперва на богослужение в чудом уцелевший Успенский собор («бе бо церкви та соборная невредима от бывшаго пожару молением пречистые владычицы нашея богородица. Толико во пророцех в верху три иконы загорались были с нижних поль и прилучишася подъяки и угасиша, и образов гех невреди огнь»), а оттуда направился с визитом к митрополиту Макарию, который сильно пострадал по время пожара («митрополиту же, убежавшу от пламени огненаго и пришедшу ему к нижним воротом градным, оже прилучися Ивановым людем Федорова сына Наумова с рухлядью стояти, и спустиша митрополита по ужу за град и бысть за три сажени до земли и урвася уже и паде много терпеливый душею, и разбися велми. А егда ис пожару того бежавшу опалеста ему очи от огня») и приходил в себя в «монастыре на Новом». Об этом визите царя «со всеми бояры» к митрополиту упоминает и составитель Постниковского летописца.

       Митрополит Макарий
Macarius_of_Moscow_(19-20th_c.,_Atheism_museum)

       Весьма любопытнее и примечателен рассказ автора повести «О другом великом пожаре, о Московском» о том, что произошло на этой встрече. По его словам, «много и словесы духовными митрополит тешашо царя государя и великого князя, поучая его на всякую добродетель, елико подобает царем православным быти (выделено нами – Thor)…». Трудно не согласиться с мнением С.О. Шмидта, который писал о том, что «поведение Ивана IV, скакавшего со свитой из города в город, грабившего казну храмов и монастырей, разорявшего местное население, безрассудно казнившего своих приближенных, издевавшегося над челобитчиками, вызывало нарекания, становилось предметом обсуждения и поводом общественного недовольства». Такой Иван был весьма далек был от того образа идеального православного государя, который создавался неустанными трудами церковных интеллектуалов и который прочно утвердился в народном сознании. И как тут не вспомнить поползшие по Москве (да и не только по ней) слухи о якобы предсказанном четырьмя вселенскими патриархами рождении во втором браке Василия III наследника престола, который «будет грабитель чюжаго имения, моль же поядает ризы, а чюжого имения граблением и свое все истребит, и наполнится … царство страсти и печали, и будут в та лета убивания многа и муки Сарападасийских родов, и юнош нещадение, и ово на кола, а иным усечение главы, и затоцы без милости, и мнози гради огнем попрании будут»?
       Но вот что любопытно и что обращает на себя внимание в описании этого совета у Макария. В текст т.н. «Царственной книги» при ее составлении спустя почти тридцать лет после трагических событий в Москве рассказ о встрече Ивана и Макария в Новинском монастыре был расширен и дополнен против прежних. В частности, в новой версии случившегося было сказано, что духовник царя протопоп Федор Бармин и бояре И.П. Федоров и Ф.И. Скопин Шуйский «вражиим наветом начаша глаголати», что де пожар на Москве случился по той причине, что некие злодеи «вълхвъванием сердца человеческие вымаша и в воде мочиша и тою водою кропиша и оттого вся Москва погоре». Царь под влиянием этих речей, продолжал составитель «Царственной книги», «велел того бояром сыскати». Боряская "комиссия" занялась "обыском" и очень скоро они дали результаты, но не те, на которые рассчитывал сам Иван, Макарий и, надо полагать, многие бояре.

Via

Saygo
      Читаю тут в перерывах между экзаменами и всякими хлопотами (в т.ч. и написанием нетленки в малых и больших формах) новую работу В.Н. Замулина "Курск-43".
 
287418_9785040981250

      Хорошая обзорная работа, в которой в одном месте собраны все последние наработки по предыстории Курской битвы с немецкой стороны (и это главное ее достоинство - не нужно перелопачивать горы породы в поисках фактуры, она вся тут. Для меня она, эта книга, не стала откровением, большая часть сведений, собранных в ней, где-то как-то кем-то озвучивалась или проскакивала, но для тех, кто не в курсе и не отслеживает публикации на тему - будет полезна). Плохо, что на руках пока только 1-я часть исследования (2-я пока еще в магазинах не появилась) - примерно треть ее составляет обзор советской историографии Курской битвы (скажем так, на мой взгляд, не слишком сильно впечатляющий обзор. Если бы его не было - книга бы ничего не потеряла), а в итоге на главное остается места не столько, сколько хотелось бы, да и целостного впечатления не образуется (ждем 2-ю часть).
      Ну да ладно, не об этом речь. Автор волен распоряжаться собранным материалом так, как он считает нужным. А я хотел высказаться по другому поводу (а я и тут молчать не стану). Как-то режут глаз ссылки на пресловутого Никулина (ну да Бог с ним, с этим Никулиным), но в особенности на некоего доктора исторических наук Мерцалова, не к ночи он будь помянут. Ну вот как по мне, в серьезной работе ссылаться на этого баклана, с позволения сказать, "историка", гм, совсем не comme il faut. Почему?
      В свое время, когда я был студентом и жадно читал все подряд, что касается истории, а истории Второй мировой и Великой Отечественной (а Курской битвы в особенности) в первую очередь, попалась мне вот эта книга этого самого баклана "историка".
 
1005532212

      На разоблачение ихней историографии я сразу забил и занялся фактурой - а что делать, до ихних книг в 88-м году было не дотянуться, а тут хоть и в перепеве Рабиновича, но составит некое представление о ариях Карузо можно было, да и некоторые любопытные моменты и факты по истории войны и их трактовки - они были налицо. В общем, на безрыбье и рак рыба, а на безмясье - и жук мясо, и книжка очень хорошо зашла, особенно во введении к курсовой работе по истории Курской битвы. Автора я запомнил на всякий случай - ну а как вдруг он еще что-нить такое напишет - пригодится в хозяйстве. Написал, да, "Сталинизм и войну". Гнуснейшая совковая (хоть и не люблю этого слова, но в данном случае на все 146 % подходит) агитка, комиссарство (это состояние души, профессия, так-скать и призвание) и пропагандонство - Епишев и ГлавПур бы одобрили, в их стиле. Доктор, однако, переобулся в полете, да. В общем, Волкогонов 2.0, только пожиже и пониже. И вот, на тебе, жив курилка (кстати, а жив ли оный доктор или же нет - Сеть ничего об этом не сообщает), и на него даже ссылаются. Ну как же так, ну зачем же тянуть в приличное издание это пропагандонство - что это, ритуальное "ку" типа того, какое было принято в советской историографии, когда без ритуального же упоминания классиков нельзя было обойтись никак от слова "совсем"? Но сейчас же это не нужно. В общем, я сильно опечалился...

Via

Sign in to follow this  
Followers 0