Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,215
  • comments
    6
  • views
    153,102

Contributors to this blog

About this blog

Entries in this blog

Saygo
знал толк в логистике:
       И нет ничего важнее для обеспечения воинов и успеха всех намерений, чем такое исправное снабжение их продовольствием, чтобы они никогда не терпели в нём нужды.
       Прибавлю в качестве шестого замечания, что эта забота – одна из первейших и что рачительное ведение хозяйства и обеспечение дисциплины – основные задачи полководцев.
       Армия участвует в сражениях не чаще одного раза в год, однако жизнь в ней не останавливается ни на день, причём необходимо, чтобы там соблюдался порядок, а этого нельзя добиться без всемерной бережливости и чрезвычайного попечения о соблюдении дисциплины.
       В истории было гораздо больше армий, погибших от нехватки хлеба и отсутствия дисциплины, чем в результате действий войск противника, и я сам тому верный свидетель, что все замыслы, возникавшие в моё время, терпели провал лишь из-за этих изъянов.
       Люди неопытные обычно полагают, что, набрав армию и обеспечив её жалованьем, могут сидеть сложа руки, тогда как на самом деле сколько бы денег войскам ни было дано, они не приносят никакой пользы и не могут предотвратить её развала, ежели военные размещаются в таком месте, где не могут устроиться с удобствами.
       Не могу не заметить в связи с этим, что следует соблюдать осторожность и не слишком полагаться на слово простого интенданта, обязанного снабжать армию хлебом.
       Жизнь подобных людей – слишком плохая порука от вреда, который может причинить их нерадивость, а потому доверять их обещаниям не стоит.
       Заботу об обеспечении продовольствием следует возложить на людей знатных[578], известных своей бдительностью, преданностью и способностями, поскольку именно от этого зависит существование армии, а зачастую и самого государства.
       И чем выше будет положение людей, занятых на таких должностях, тем лучше.
       Дабы не ошибиться на сей счёт, набирая войско, нужно уделить внимание провианту, с тем чтобы для каждого полка численностью 1 тыс. человек имелось 15 подвод для постоянной перевозки двухнедельного запаса хлеба, то есть такого количества, которого более или менее хватит для проведения важной кампании, а ещё сверх расчёта надлежит иметь 100-200 лишних телег, ибо иначе возникнет недостаток[579].
       Не следует забывать о том, что необходимо возить с собой мельницы и печи, и, хотя их использование не всегда сподручно, всё-таки иметь их нужно, дабы пускать в дело в некоторых местах, где по-другому поступить не представляется возможным и где может произойти так, что промедление в четыре дня даст неприятелю великую выгоду перед армией, испытывающей нехватку продовольствия.
       А поскольку при осуществлении великих замыслов важны даже мелкие подробности, то военачальник должен обратить особое внимание на все детали своего обоза. Он должен знать, что телеги проще разгружать, чем повозки, они легче поворачивают на узкой дороге, но, с другой стороны, они и легче переворачиваются, а одна опрокинутая телега способна надолго задержать продвижение всего обоза. Поэтому генерал должен продумать свой маршрут, чтобы выбрать в зависимости от него тот способ передвижения, который сочтёт наиболее подходящим.
       Кроме того, он должен знать, что существует два способа перевозки хлеба: в ящиках, которые весьма тяжелы и громоздки, либо на телегах с плетёными боками и покрытыми просмолённым холстом, что гораздо удобнее...


9eb632f1303ec51a7858048f31577903--renaissance-men-the-siege



Via

Saygo
       Такой вот рисунок нашел вчера вечером в Сети:

1525159836_vit-1


       Поликарповский ВИТ-1 в полете. А вот ведь вопрос - а что было бы, если бы Поликарпову дали возможность довести до ума ВИТ-2, СПБ и И-180 и они были бы приняты на вооружение ВВС КА в 40-м году (вместо пресловутых "самолетов новых типов") и к началу войны были бы уже освоены личным составом? Или органические недостатки нашей авиации начала войны все равно, вне зависимости от того, какие были бы на вооружении самолеты, не позволили бы изменить ход драмы?


Via

Saygo
       Шутка шуткой, а вот на самом деле, оказывается, в постапокалиптическом море-акияне (в смысле постмеловом, после падения динозавров) обитали кильки, сиречь анчоусы (ну те, которые шпроты в банках - родственники), с клыками (саблезубые шпротины, хе-хе) и длиною до метра (представьте, какого размера должна быть банка, чтобы туда их уместить штук этак с десяточек):

       Палеонтологи описали новый род ископаемых рыб и вместе с уже известным родом отнесли к семейству анчоусовых. Крупные размеры и мощные клыки указывают на хищный образ жизни этих рыб. Вероятно, они заняли экологическую нишу, которая освободилась после мел-палеогенового вымирания. Авторы статьи, опубликованной в журнале Royal Society Open Science, указывают на целый ряд хищных рыб, которые появились в раннем палеогене, и предполагают, что современные анчоусы могли произойти от хищников.

       И еще одна ссылочка на ту же новость:

       Около 45-50 миллионов лет назад моря населяли одни из ранних представителей семейства анчоусовых, обладавшие рядом острых клыков и саблевидным зубом, благодаря которому они загоняли в ловушку своих жертв

       Правда, в море всегда найдутся более зубастые и хищные, чем ты сам:

Анчоус



Via

Saygo
       Ну вот, вчера разменял шестой десяток! Печаль, однако - земную жизнь прошел уже далеко за половину...
      Большое спасибо и искренняя, от всего сердца, благодарность всем-всем-всем, кто поздравил меня позавчера и вчера с этим грустным праздником - не скрою, было приятно, что меня не забывают и помнят! Для полного счастья пережить бы всю эту свистопляску с самоизоляцией, масочным режимом, удаленкой и прочими прелестями, что вызваны были ханьским насморком. Но побили печенегов, половцев, татар, поляков, шведов, французов, немцев (всяких), врага внутреннего - переживем и это!
      И напоследок - богатырь Илия на коняге (Б.А. Рыбаков, который Бегемот, всерьез полагал, что скифы числятся по разряду предков славян!). Автор - сами знаете кто!

original



Via

Saygo
       Совпадение? Нет, не думаю, хотя доказать это пока не могу - интуиция все же подсказывает высокую вероятность именно такого сценария развития событий.
      О чем речь? Да о всей то же миссии Ганса Шлитте. Вот все выстраивается так, что иванова "Казанщина" 1545-1552 гг. - это только часть большого ХПИ (точнее, не Ивана, конечно, ибо он еще молод и боярам во многом поваден был). Логическая цепочка выстраивается такая - в Москве знали, что в том случае, если она решит вмешаться в казанские дела и попробует установить (восстановить) там порядок, существовавший при Иване III, когда Казань была де-факто под московским протекторатом, Крым (в лице "царя" Сахиб-Гирея) снова, как это было в конце 30-х гг., вмешается, а там недалеко и до войны, как в 41-м году. Тогда повезло. а вот как не повезет и Сахиб-Гирей своего брата Мухаммеду "зделает лучши"?. Следовало обезопасить себя с этой стороны. Но тут возникает другая проблема - за спиной Крыма стоит Османская империя, да и в бытность свою на казанском седалище Сахиб-Гирей объявил себя вассалом османов.
      Картина, в общем, вырисовывалась не слишком благостная. На тот случай, если вдруг придется иметь дело с турками (да и для противостояния с Литвой пригодится), решено было в Москве восстановить приятельственные и союзные отношения с Империей, на этот раз Священной Римской, которая германской нации, и лично с императором Карлом V. А что, император известен как завзятый туркоборец, с кем, как не с ним, дружить в этом случае? И, развивая эту конспирологию дальше, выскажу такую еретическую идею - митрополит Макарий, мечтая о крестовом походе против бусурманов, по своим каналам навел контакты с Фуггерами (а те искали путь на Восток - а почему бы и не воспользоваться русским путем, по Волге?), и на свет появился ушлый саксонец Шлитте.
      А дальше завертелось - Шлитте принимают в Вене на самым высоком уровне, рождается проект субсидиарного союза и отправки русского экспедиционного корпуса на помощь императору, и проект найма корпуса наемников на русскую службу, и вербовка иностранных специалистов, в т.ч. и оружейников, инженеров и пр. (кстати, по стопам Ивана пошел Петр, когда после первого Азова отправляет миссию в Империю нанимать специалистов). Но не срослось - что-т пошло не так, у проекта русско-имперского союза нашлись влиятельные противники (Сигизмунда литовского отбросим - не настолько он влиятельная фигура, чтобы оказывать воздействие на умы депутатов рейхстага и самого императора, равно как не настолько влиятелен и Альбрехт Прусский) среди имперских князей (кто из них? Имя, сестра, имя!). А тут еще Сахиб-Гирей подвел, не стал за племянника вступать и вообще, наплевал ан Казань и снова занялся астраханским проектом и увлекся кавказскими делами. В общем, необходимость в союзе с Империей с русской стороны отпала, и миссия Шлитте, к которой охладели с обеих сторон, в конечном итоге закончилась неудачей.
      Вот такая вот вышла конспирология - готовый сюжет для остросюжетного исторического романа про витязей и рыцарей плаща и кинжала в духе Дюмаса французского. Жаль, я не Дюмас...




Via

Saygo
      Не так давно подвесил в своей уйютненькой пост про несбывшуюся альтернативу – самолетах конструкции Н.Н. Поликарпова последних предвоенных лет. В ходе обсуждения прозвучало такое мнение, что вместо создания И-180 Поликарпову следовало бы лучше сосредоточиться на доводке и модернизации И-16 (новый капот установить, улучшить аэродинамику и т.д.). Туту выдалось немного более или менее свободного времени, я и решил вернуться к этой теме снова, тем более что по поводу И-180 И-185 у меня некий «пунктик» есть еще со времен выхода в свет первого номера «Аэрохобби» со статьей Ю. Гугли в нем об этой машине и истории ее разработки.
      Нет, я, конечно, не ракетчик, но, слава Богу, и не филолог. Порывшись в своих журнальных и книжных развалах, кое-что просмотрел из опубликованного по теме- освежил в памяти ранее прочитанное. Любопытная, однако, выстраивается картина. Модернизация И-16? А в коня ли корм? Насколько я понял, И-16 появился как инициатива самого Поликарпова, заказа на его разработку от военного ведомства не было, и случилось это в 33-м году (первые наброски проекта «ишака» относятся к 32-му году). Истребитель вышел небольшим, очень плотно скомпонованным и, похоже, больших резервов для модернизации не имел. Даже если добавить за счет улучшения аэродинамики 20-30 или чуть больше км максимальной скорости (новый капот, реактивные патрубки и пр.), то все равно И-16 больше 500-520 км/ч развить бы не смог даже с М-62 или М-63. «Худой» в модификации Е легко обставлял его, а уж про «Фридриха» и говорить нечего – разница в поколениях все же весьма и весьма чувствительна, другая машина, другая эпоха, другие технологии.
      Исходя из того что было опубликовано, первоначально И-180 задумывался как глубокая модернизация И-16 под более мощный мотор М-88 (вместо900-сильного М-63 1100 «лошадей» - этакий «Зеро» по-советски). Отсюда и эскизные аванпроекты И-161, 162 и т.д. В пользу такого предположения говорит и та скорость, с которой был спроектирован и построен 1-й экземпляр И-180 – в феврале 38-го готов эскизный проект, а декабре 38-го -1-1, оказавшийся трагическим, вылет новой машины. Если бы не гибель Чкалова, то авария вполне обычная и ничего такого из ряда вон выходящего не случилось – спешка, недоработки, аврал, административный нажим вкупе с административным же восторгом и в итоге «хотели как лучше, а вышло как всегда». А дальше И-180 и сам Поликарпов попали между молотом и наковальней – наш авиапром начало жестоко штормить по итогам испанских уроков (которые, похоже, остались невыученными), процесс доводки нового истребителя оказался затянут (мучительно затянут, и не вина Поликарпова в этом – опять же, по публикациями выходит, что он занимался доводкой машины достаточно интенсивно, а проблемы с машиной были связаны с низкой культурой производства на базовом предприятии и с мотором, который никак не могли довести до ума мотористы). И Поликарпов не успел – со сменой руководства НКАП новая метла начала мести по новому…
      Но вот в чем вопрос – хорошо, И-180 неудачная машина, «король истребителе» потерял нюх и все такое. А что, процесс доводки того же Як-1 (в девичестве И-26) был проще? Его что, «детские болезни» не преследовали? Летчики-испытатели на нем не бились? Летом 40-го года И-180 в принципе был в достаточной степени отработан и «излечен» от пресловутых «детских болезней», а тот же Як-1, Миг-1/3 и Лагг-3 они еще и в 41-м будут преследовать. Нет, вы как хотите, но отказ принимать И-180 в серию был обусловлен не техническим причинами, а подковерными интригами нового руководства НКАП и молодой поросли конструкторов (в т.ч. и лично тов. Яковлева), которое, почувствовав охлаждение тов. Сталина к «королю истребителей», решили воспользоваться открывшимся окном возможностей и ринулись на ловлю счастья, чинов, наград и премий. Поликарпов вчистую (впрочем, а только ли он один? А Сухой?) проиграл ушлой молодежи, хорошо усвоившей искусство подковерной борьбы, соревнование. А главными проигравшими в этой игре оказались ВВС Красной Армии и пилоты, которым пришлось летать на «сырых» машинах (а тут еще неграмотное руководство, несовершенная тактика, проблемы с подготовкой пилотов – тут и не знаешь, что лучше, качество или количество – в условиях тотальной войны?).
      P.S. В принципе, то же самое можно сказать и о других машинах Поликарпова, упомянутых мною в том посте – СПБ, ВИТ-1 и ВИТ-2. Невовремя они появились, на переломе – чуть позже, и все могло бы сложиться иначе. А то ведь выходит, что ББ-22 в серию пошел, и ВИТ-2 и СПБ, который явно был лучше, чем этот самолетик – нет. Выходит, что ББ-22 был лучше, чем СПБ или ВИТ-2? Осмелюсь усомниться…
      P.P.S. Кстати, а что было бы, если бы Вилли Мессершмиnт сумел бы доказать руководству люфтваффе, что его «110»-й как пикировщик лучше, чем «88»-й «Юнкерс»?
      P.P.Р.S. Яковлевские истребители мне изрядно напоминают японский Ki-43.

00011122



Via

Saygo
       В славныя времена кроткия сердцем Елисавет, которая дщерь Петрова, воеводствовал в Пензе в 1744-1752 гг. некий Александр сын Петров Жуков, который вошел в анналы истории даже по тем далеко не самым вегетарианским временам неслыханными и просто таки гомерическими административными злодействами.
       Казнокрадство, лихоимство, всяческие прочие служебные злоупотребления и пр. - это все про него. Его люди по деревням собирали для воеводы деньги и натурпродукты (меха там, меды и пр.), не брезговал воевода борзыми щенками и не прочь был заполучить в свои лапы крепостных девок (а чо такова - в хозяйстве пригодятся!). В своих поместьях он заставлял солдат пахать на него и выполнять всякие работы, а тамошние туземцы-новокрещены облагались им специально дл яних придуманными работами - например, ловить раков ко столу их благородия. Желая получить с богатых и зажиточных купцов мещан и крестьян деньги и порадки, он беспричинно сажал их в колодки и под стражу и держал там, пока они не раскошелятся. Пишут, что некий подьячий Попов имел жену, которая вышла из турецкого плена и привезла с собой ценные диковины из самого Царьграда. Возжелавший заполучить диковины дикий веоводы приказал арестовать подьячего и посадил его в зиндан, где несчастный сидел месяц, пока жена его не передала Жукову приведенные ею из Турции кипарисный сундук, лампаду и пояс с золотой инкрустацией.
       Само собой, что Жуков действовал не один, а во главе преступного сообщества, именуемого в народе шайкой. Воевода и его подручные настолько замордовали туземцев, в особенности тамошних мордвинов, что наверху не выдержали и решили вмешаться. Но не тут-то было - Жуков и тут не стал молчать. Когда к нему явились судебные приставы рассыльщик в сопровождении сержанта, то они были вынуждены позорно бежать со двора воеводы, преследуемые спущенной с цепи злобной воеводской псиной. В конце концов воеводу все же взяли за загривок и доставили в суд.
       Разбирательство длилось пят лет - как-никак, а 233 дела сами за себя говорят - случай явно не простой и из ряда вон выходящий. Однако пока суд да дело, кроткия сердцем Елисавет почила в Бозе, за ней отправился к праотцам, объевшись сырой моркови, император Петр III, а новая императрица Екатерина, которой еще предстояло стать Великой, на радостях от восшествия на престол объявила амнистию. Попал под нее и Жуков, который немедля после своего освобождения из-под следствия начал бомбардировать Сенат челобитными, требуя вернуть ему описанное прежде в ходе следствия имущество и заодно отдать ему имущество жены, которую убил собственный сын Жукова Алексей (там та еще историю приключилась сынишка от папашки недалеко ушел. Впрочем, от осинки не родятся апельсинки).

      Молодая Екатерина:

Caterine


       В общем, семейка вышла еще та - подлая и бессердечная. Это вам не какой-то Топтыгин на воеводстве!


Via

Saygo
       Ну не обязательно волчок - может и аллозавр. Вот такой вот, к примеру:

Аллозавр
\

      А ухватит всенепременно - когда третьи сутки пусто в брюхе, особенно разборчивым быть не приходится. В общем, любопытный материал вышел о пищевых повадках аллозавров в благословленное юрское время (почему благословленное - а потому что это термоэра, в отличие от нашей криоэры):

      Среди людей сегодня каннибализм — вещь практически немыслимая, — да и почти во всех традиционных культурах поедание своих сородичей строго табуировано. Даже в древности люди прибегали к нему лишь в исключительных обстоятельствах. Однако у животных оно встречается достаточно часто: факты каннибализма отмечены и у насекомых, и у приматов, включая шимпанзе.
      Скорее всего, не чурались его и вымершие динозавры, хотя доказать это по прошествии такого времени достаточно сложно. Некоторые данные указывают на каннибализм у тираннозавров, однако первые массовые свидетельства такого поведения обнаружились недавно. Об этом команда ученых во главе со Стефани Драмхеллер (Stephanie Drumheller) из Университета штата Теннесси сообщает в статье, опубликованной в журнале Plos One...



Via

Saygo
а кто слушал - тот молодец...
      На Warspot'e вывешена четвертая по счету статья (она же и последняя) из истории завершающей стадии Ливонской войны 1558-1561 гг.:
       Разгром при Эрмесе и взятие Феллина стали той самой последней соломинкой, что переломила хребет верблюду. Агония Ливонской «конфедерации» вступила в завершающую стадию. С пленением магистра Фюрстенберга и ландмаршала фон Белля некому стало противостоять Готтхарду Кеттлеру и Вильгельму Гогенцоллерну — не говоря уже о мелких ландсгеррах «конфедерации», только и выжидавших момента, когда можно будет по-быстрому «конвертировать» свою долю ливонского наследства в нечто более или менее осязаемое. Само собой, к разделу пирога присоединились соседи несчастной Ливонии, которые боялись упустить момент и не желали, чтобы конкуренты разжились лучшими кусками владений «больного человека» Восточной Европы... .

102825_original.jpg


      P.S. И снова, как обычно, премного благодарен буду за доброе слово и лайк на Warspot'e после прочтения статьи! vHEzswkaQIwMHsrAGeCGslAZg7hI5Lqqw5VI_2H6


Via

Saygo
      Написано, почитай, два с половиной столетия назад, но ведь звучит актуально и по сей день. В общем, вот что вывела пером Екатерина II, которая Великая, в декабре 1769 г.:
       «Человек сначала зачинает чувствовать скуку и грусть, иногда от праздности, а иногда и от читания книг, начнет жаловаться на все, что его окружает, а, наконец, и на всю вселенную. Как дойдет до сей степени, то уже болезнь возьмет всю свою силу и верх над рассудком. Больной вздумает строить замки на воздухе, все люди не так делают, и само правительство, как бы радетельно ни старалось, ничем не угождает. Они одни по их мыслям в состоянии подавать совет и все учреждать к лучшему. Иногда несколько их съезжаются вместе, но сие прежде всего весьма прибавляло им опасности».
      И еще одна мысль «матки Екатерины» в тему:
       «Если бы кто был настолько сумасброден, чтобы сказать: … я нимало не забочусь об величии и об пространстве России, лишь бы каждое частное лицо жило в довольстве; пусть лучше она будет поменее; такому безумцу я бы ответила: знайте же, что если ваше правительство … утратит свою силу, а ваши области сделаются добычею первых хищников; не угодно ли с вашими правилами быть жертвою какой-нибудь орды татар и под их игом надеетесь ли жить в довольстве и приятности?».

s1200 (1)



Via

Saygo
      Летом добрался до истории Голландской республики к изложении Дж. Израэля.

      Вот он, самый интересный и завлекательный 1-й ее томик:

1021485218


      По прочтении его крепко призадумался - а почему, собственно, пишут о революции в Нидерландах и потом - о революции в Англии немногим менее столетия спустя? В чем именно заключалась их "революционность"? В создании нового общества? Новый класс взял власть в свои руки? Светло капиталистическое будущее пришло на смену мрачному феодальному прошлому? Да, аж три раза! По большому счету - что переменилось в Голландии или в Англии по итогам этой "революции" и "Великого мятежа"? А ничего - как была власть в руках горстки олигархов, неважно, земельных ли (лендлордов), финансовых или же торговых (из всяких там сити и пр.), так она и осталась. Общий порядок управления- как был, так и остался. Традиции политические, правовые и пр. - как были, так и и остались. Вся эта байда и произошла то под лозунгом защиты и восстановление попранных королями-тиранами (ага, а были ли они таковыми на самом деле? Точнее, могли ли быть таковыми?) старинных вольностей и свобод - очень революционный лозунг, что и говорить. "Вернем все взад" - это революция?
      А вот что реально произошло - так это перераспределение власти. Кто-то ее лишился (вместе с головой в английском случае), а кто-то ее приобрел в большем, чем прежде, масштабе, а теперь ездить в тот же Мюнстер можно было и без разрешения испанского короля. Ради этого собственного лунапарка с блэкджеком и шлюхами стоило, безусловно, проливать море крови и слезинок ребенка...
      P.S. Это все, кстати, к вопросу о сущности "композитных монархий" и о том, насколько сильным и "централизованным" было раннемодерное государство.
      P.P.S. Вот какая революция действительно была Революцией (да-да-да, именно так,с большой буквы) - так это Великая (без преувеличения) Французская революция. Вот здесь было все по взрослому, а не детская игра в крысу (с).


Via

Saygo
       Если применить к развитию восточноевропейских политических отношений более поздние "системные" аналогии, то по принципу выделения "систем" ("система" венская, парижская, берлинская, версальско-вашингтонская и пр.) здесь можно выделить несколько этапов или "систем" подобного типа.
       Первая "система" - условно "ордынский мир", основанный в XIII в., когда пресловутые "монголо-татары" завоевали большую часть Восточной Европы и здесь возник Джучиев улус, сиречь Золотая Орд, типичная "трибутарная империя" по классификации Ч. Тилли (по его определению, для подобного рода государств характерно было иерархическое внутреннее устройство, в котором входившие в состав империи территории сохраняли в большей или меньшей степени внутреннюю автономию, но находились в вассальной зависимости от имперского центра). Главная отличительная черта этой "системы" - хорошо прослеживаемая вертикальная иерархия отношений внутри Орды, чем-то схожая с той иерархией, что сложилась к тому времени в Западной Европе (наверху - император, ниже всякие там короли и т.д.). Характер этих отношений и зависимости (пресловутого «ига») определялся тем, как и на каких правах данная территория вошла в составе империи и насколько важна была эта территория для имперских властей. Правила игры внутри этого "ордынского мира" за полтораста лет сложились в довольно четкую систему, были довольно прозрачны и понятны и были хорошо усвоены всеми участниками "Игры". Имперский центр выступал по отношению к своим вассалам в роли верховного суверена, судьи и арбитра, его воля, оформленная надлежащим образом (к примеру, в форме ханского ярлыка или битика), имела силу закона, нарушение которого каралось полицейским акциями в виде посылки карательных экспедиций. Подчиненный статус вассалов фиксировался соответствующим образом, в т.ч. и в посольском протоколе, и в формулярах, использовавшихся в дипломатической переписке, и в титуловании сторон и т.д., и т.п. Верная служба сюзерену вознаграждалась ханской милостью, неверная - наказывалась.
       Но в середине XIV в . Золотая Орда погружается в кризис, из которого она так и не вышла и спустя столетие де-факто перестала существовать. Вместе с ней ушел в прошлое и "ордынский мир" (хотя фантомные боли еще долго будут тревожить менталитет татарской знати и правящей элиты). Распад Орды пришел к масштабным потрясениям и реконфигурации всего политического ландшафта в регионе. Как результат, на месте мира ордынского возник новый мир, новая система, "постордынская". Главная ее характерная черта, выражаясь современными терминами, заключалась в "биполярности", в противостоянии двух "блоков" - русско-крымского и большеордынско-литовского. Формально в этих блоках Большая Орда и Крым играли роль ведущего "партнера", а Москва и Вильно, соответственно "меньшого брата". Де-факто же, подняв статус "братьев меньших" до "братского" и учинив тем самым некое "царское" "пожалованье", ханы Орды (которая Большая) и Крыма приравняли московского и литовского великих князей к себе, поставив их на одну доску с собой.Понятно, что сделано это было не от хорошей жизни - "меньших братьев" надо было прочнее привязать к себе в этом великом противостоянии, в ходе которого решалась судьба золотоордынского политического наследства, но так или иначе, прежняя иерархия была разрушена и закладываются основы новой "старины", новые прецеденты, на которые потом будут ссылаться, требуя соответствующего к себе отношения, в Млскве и в Вильно. И еще одни важный момент - признавая за Москвой и Вильно "братский" статус, в Кыркоре и в Сарайчике тем самым признавали, скрипя зубами, кардинальную перемену в расстановке сил - и Русское государство, и Великое княжество Литовское серьезно нарастили своей военно-политический и экономический потенциал, пребывая внутри "ордынского мира", и теперь стали полноправными игроками на восточноевропейском политическом поле.
       Третий этап в развитии политических отношений в регионе начинается в начале XVI в., и связано это начало было с распадом Большой Орды (неожиданно она оказалась самым слабым звеном в "биполярной" политической системе постордынского мира"). Четырехугольник сменился на классический треугольник Москва-Вильно-Бахчисарай и на соревнование двух имперских проектов - московского и крымского. Участники этой "Большой игры" имели перед собой разные цели, заключали временные, ситуативные союзы (хотя крымско-литовский союз оказался более долгим и характерным для большей части столетия), в полную мощность работал пресловутый "крымский аукцион". А что до итога - так итог оказался печальным для двух из трех участников этого соревнования. В 1569 г. Литва была инкорпорирована Польшей и утратила де-факто политическую субъектность, а Крым потерпел неудачу в "Войне двух царей" С Москвой и вынужден был расстаться с мечтой об имперском величии. Москва же в итоге получила царский приз - доминирование в Восточной Европе и сумела реализовать свой имперский проект.




Via

Saygo
       Любопытная гипотеза, проясняющая причины вымирания последней (?) популяции мамонтов в Сибири - популяции микромамонтов с острова Врангеля:

       Причинами вымирания последней популяции шерстистых мамонтов на острове Врангеля могло стать экстремальное погодное событие или плохое качество питьевой воды, сообщается в Quartenary Science Review. Роль сыграло и накопление вредных мутаций в маленькой изолированной популяции. Мамонты, вероятно, пили воду, загрязненную тяжелыми металлами, которые попали в реки в результате выветривания. Ослабленные животные могли погибнуть за одну суровую зиму с обильными снегопадами, из-за которых им стало нечего есть

51-1513021454



Via

Saygo
       Добрался, наконец, спустя полтора десятка лет, до "Между святыми и демонами" А. Булычева.

6012630740


       В свое время видел ее в Москве, держал в руках, поставил в шорт-лист, но так и не купил - то, понимаешь, Бродель тут, то еще кто-то, кто на тот момент был важнее. В общем, так и приобрел ее тогда, но сейчас повезло - на "Озоне" под распродажу попался он мне.
Внимательно прочитал, и странное какое-то послевкусие осталось, вдухе бессмертного эпизода из "Кавказской пленницы":



       Автор, конечно, проделал большую работу, собрал массу всякого материала, привлек данные этнографии и пр. но вот все равно при прочтении меня все время не оставляли две мысли. Первую озвучил В. Тюленев. Он писал тогда же, в том 2005 г.: "Нам бы хотелось преодолеть традиционный функциональный подход современных историков к произведениям исторической прозы, перестать видеть в них исключительно поставщиков информации и оценивать античного или средневекового историка только по его "честности", "непредвзятости", "аккуратности в отборе информации". Представляется более важным, что каждый писатель, бравшийся за перо историка, обладал некоторой суммой взглядов на прошлое и настоящее, философией истории, исходя из которой, он и организовывал исторический материал, привлекая те или иные источники". Ну так А. Булычеву не удалось преодолеть этот самый выделенный мною функциональный подход к использованию источников - причем в самом "опасном" виде, поскольку его построения основываются на интерпретации прежде всего исторического нарратива, созданного главным образом "интуристами", и этот нарратив воспринимается как объективная истина, которая не нуждается в тщательной критике. И такой подход вселяет сомнения в правдивость нарисованной автором картины.
       И другая мысль, вытекающая из предыдущей (и связанная с глубокой мыслью тов. Саах... Ах, какого товарища!). Если попробовать отойти в сторону от традиционной, лобовой интерпретации фактов, заимствованных из исторического нарратива, и продолжить деконструкцию деконструкции, то ведь легко можно прийти к выводу, что "интуристы", следуя своей "философии истории", рисуют перед нами образ Tyrann'a, используя сплошь и рядом аллюзии, отсылки и глухие ссылки на Ветхий Завет и прочую классику - "имеющий уши да услышит, имеющий глаза да узреет, умеющий читать между строк да прочтет!". И образованный, знающие Писание и античную классику без труда находил в тексте спрятанные там "пасхалки" и у него в сознании выстраивался вполне определенный образ далеко варварского правителя из дикой Московии. И здесь уже не важно, писал ли Гваньини или Одерборн и прочие иже с ними (несть им числа - имя им легион) правду, полуправду или неправду (впрочем, а откуда им было знать правду?), важно другое - какой образ выстраивался. И, надо сказать, что это им вполне удалось - спасибо им и функциональному методу работы с источниками.
       P.S. Вот не вспомню сейчас, но кто-то из наших "титанов" (ныне уже покойных) советской исторической школы писал о необходимости преодолеть этот функциональный подход. Прошло много десятилетий с той поры, а воз и ныне там, ничего существенно не переменилось.


Via

Saygo
       Камрад userinfo_v8.png?v=17080?v=409andrewbek_1974 рассказал (и показал) о британце Патрике Робинсоне и его переделках персонажей известных фильмов "про это". Любопытная, знаете ли, вышла вещь.

      Парочка персонажей нашумевших "Викингов":

Викинг_1


Викинг_2




      А это из "Последнего королевства" Б. Корнуэлла:

Последнее королевство


      "Храброе сердце":

Храброе сердце


      Снежок из "Игры престолов:

Снежок


      Тор курильщика и Тор здорового человека:

Правильный Тор



Via

Saygo
      В исторической драме русского поэта, писателя и драматурга А.С. Пушкина «Борис Годунов», повествующей о начале Смутного времени в Русском государстве начала XVII в., есть примечательный диалог между воеводой юного царя Федора Годунова Петром Басмановым и сторонником Лжедмитрия I Гаврилой Пушкиным. Басманов в разговоре с Пушкиным заявил, что власть Годунова незыблема, поскольку на его стороне войско. Ответом воеводе стали следующие слова, произнесенные Пушкиным: «Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов? Не войском, нет, не польскою помогою, А мнением; да! Мнением народным. Димитрия ты помнишь торжество И мирные его завоеванья, Когда везде без выстрела ему послушные сдавались города. А воевод упрямых чернь вязала? Ты видел сам, охотно ль ваши рати Сражались с ним…».



      В этой цитате из классики любопытна одно обстоятельство - не будучи профессиональным историком и вообще работая на заре отечественной исторической науки, тем не менее, поэт лучше многих последующих поколений историков сумел понять саму суть взаимоотношений между верховной властью и "народом" (в кавычках потому, что есть "народ" и есть народ, т.е. можно и нужно вести речь о "народе" вообще как о населении определенной территории, о простонародье, об элите и о "политическом народе", который представляет собой политически активную часть народа вообще и способную влиять на власть). Пушкин интуитивно нашел и в образной форме выразил одно из важнейших качеств (или характерных черт?) раннемодерных государств.
       Черта же эта заключается прежде всего в том, что в условиях, когда государство представляет собой слабый институт, когда его инфраструктура, "мускулатура" (административный аппарат, суд, право и пр.) не "прокачаны" в должной степени - чтобы власть могла навязывать свое мнение обществу, когда власть фактически лишена действенных инструментов и механизмов влияния на народ и не способна формировать нужные ей настроения в обществе. Легитимность власти в раннемодерных государствах основывалась не только на насилии со стороны верховной власти, более или менее упорядоченном посредством систематизации и кодификации права и совершенствованием административных и судебных практик. Нет, не менее, если не более (во всяком случае, на ранних этапах) значимым компонентом ее было то доверие, которое поданные были готовы оказывать власти, если она отвечала господствующим в общественном мнении взглядам на то, какой должна быть «правильная», а, значит, и законная, легитимная власть. Отказывая верховной власти в легитимности как несоответствующей этим требованиям, общество тем самым ставило под вопрос само существование ее, и печальная судьба что династии Годуновых (скоропостижная смерть Бориса Годунова ускорила ее падение – его сын Федор не сумел удержать власть в своих руках и был задушен в ходе дворцового переворота), что самого Лжедмитрия I (также свергнутого в результате дворцового переворота), что сменившего Лжедмитрия Василия Шуйского только подтверждает эти наблюдения. Напротив, именно доверие, оказанное «землей» на Земском соборе 1613 г. Михаилу Романову и его «партии», позволило новой династии закрепиться на троне и удержаться на нем 304 года.
       Но работал ли этот механизм легитимации верховной власти и своего рода обратной связи между государем и его подданными ранее, при последних Рюриковичах – при том же Иване Грозном? Попробуем ответить на этот вопрос...
       По старой доброй традиции, устоявшейся еще со времен господства позитивистских подходов к изучению истории, первоочередное внимание при анализе особенностей функционирования государственного механизма того или иного государственного образования уделялось тем его аспектам, которые мы бы назвали «внешними», лежащими на поверхности и выполняющими в известной степени репрезентативные функции.
       Эти «внешние» стороны его работы, своего рода «форма», достаточно надежно скрывали до поры до времени от взора исследователей его сущность, «содержание», те внутренние пружины, приводящие в действие весь этот механизм и придающие ему своеобразие и характерные черты, свойственные только ему одному. В итоге, вольно или невольно перенося современные им реалии на раннее Новое время, исследователи «старой» школы, фиксируя политические, административные и правовые перемены и воспринимая за чистую монеты громкие политические декларации и разыгрывавшиеся на политической авансцене «сценарии власти», характеризовали раннемодерные государства как «централизованные». Тем самым они подчеркивали их коренное отличие от рыхлых, неконсолидированных политий эпохи Средневековья и противопоставляли «централизованность» раннемодерных монархий средневековой «феодальной раздробленности». Однако такими уж ли «централизованными» были раннемодерные государства? Действительно ли можно полагать, что фраза, приписываемая традицией королю-Солнце Людовику XIV «L’etat c”est moi», отражала политические, административные и правовые реалии раннего Нового времени?
       На этот вопрос, пожалуй, стоит ответить скорее отрицательно, чем утвердительно. Безусловно, в ходе постепенной эволюции государственных институтов в эпоху раннего Нового времени государство, верховная власть постепенно, шаг за шагом расширяла сферу своих полномочий, своей юрисдикции и компетенции, оттесняя «землю» на второй план. Однако этот процесс оказался растянут на несколько столетий и даже в XVIII в. в той же Франции, считающейся страной классического, «образцового» абсолютизма, был далек от завершения. И уж тем более это имеет отношение к России раннего Нового времени с ее малочисленным и рассеянным на огромных территориях населением, отсутствием "римской прививки", неразвитой и архаичной городской культурой и пр. Как результат, государственная машина могла более или менее эффективно работать только в том случае, если она взаимодействовала с традиционными структурами местного "земского" самоуправления.
       В общем, в раннемодерных государствах, и Россия конца XV – XVII вв. не была исключением в этом ряду, опора на «мнение народное» (понимая под ним, конечно же, в первую очередь мнение «политической нации», той верхней страты общества, обладавшей и возможностями, и желанием оказывать давление на верховную власть для достижения своих зачастую партикулярных целей) давала власти необходимый «кредит доверия» и обеспечивала ей определенное пространство для маневра при решении насущных внешне- и внутриполитических задач. Однако работал ли такой механизм согласования интересов эпоху Ивана Грозного, который вошел в историю как безжалостный тиран и деспот?
      Формально, если верить декларациям и мнению "интуристов", уже Василий III был тираном и деспотом (Герберштейн не даст соврать), а уж его сын и подавно стал образцовым самодуром на троне, пугалом для демократической интеллигенции и образованщины всех времен и народов. Но нет ли здесь отмеченного нами прежде противоречия между громкими декларациями, рассчитанными на неискушенного слушателя, и реальным ходом «дела государева»?
       Пожалуй, что в этом случае ответ на этот вопрос будет утвердительным. Чтобы воплотить эти декларации в жизнь, Иван Грозный должен был обладать и соответствующей «мускулатурой» власти, а вот с последней как раз дело и обстояло не слишком хорошо. Безусловно, если сравнивать государственный аппарат Русского государства времен Ивана Грозного, особенно на завершающем этапе его правления, с той машиной, которой обладал Иван III или Василий III, то перемены будут. Но перемены эти будут скорее значимы, чем значительны – эффект от них скажется много позже, уже после смерти Ивана, при новой династии. Более или менее отлаженная фискальная система, постоянная армия, профессиональный административно-бюрократический аппарат – все эти «sinews of power» при Иване Грозном хотя уже оформились и обретают все большую силу, тем не менее, еще не стали составной и неотъемлемой частью московского политического «дискурса» (отнюдь не случайно аристократическая оппозиция Ивану Грозному жестко критиковал его за то предпочтение, которое он якобы оказывал безродным, с точки зрения родовитого боярства, дьякам и подьячим).
       Следовательно, названные институты и структуры еще не могли выступать надежной опорой первого русского царя. Здесь, кстати, не стоит забывать и еще один важный момент – разве мог ли Иван, человек, воспитанный во вполне консервативной среде, впитавший, что называется, с молоком матери, ценности аристократической придворной культуры, так сразу, с ходу, отказаться от традиционных, опробованных несколькими поколениями московских власть имущих управленческих практик. Отметим в этой связи, что и пресловутая опричнина, на наш взгляд, представляла собой попытку Ивана Грозного решить вопрос надежного контроля за государственной машиной, работу которой обеспечивали механизмы согласования интересов различных придворных «партий» и группировок, в рамках традиционного политического и административного «дискурса».
       Учет «мнения народного» был обязательным элементом московских административных и правовых практик, без которого они утрачивали значительную часть своей действенности. Без поддержки cо стороны «земли» и опоры на ее складывавшиеся веками административные и правовые структуры и институты колеса государственной машины проворачивались бы вхолостую и государь не мог выполнять те функции, которые на него в рамках «царского» «дискурса» возлагала церковь. А список тих функций и обязанностей выглядел весьма и весьма внушительно – достаточно вспомнить хотя бы знаменитое послание ростовского архиепископа Вассиана Рыло, направленное Ивану III в критические дни поздней осени 1480 г., когда на р. Угра решалась судьба Русского государства.
       Иван Грозный, человек «книжный» и хорошо осведомленный (благодаря митрополиту. Макарию?) в сущности этого «дискурса», не мог не принять во внимание его требования, осуществляя свою деятельность как православного государя. Представляется, правда, что он не сразу пришел к осознанию этой своей роли. Во всяком случае, в своем обращении к Стоглавому собору он писал, что поворотным пунктом в его жизни стал грандиозный московский пожар летом 1547 г. и волнения в столице, вызванные им.
       Встреча Ивана IV с московскими посадским людьми возымела свой результат. Своеобразный механизм обратной связи, обеспечивающий коммуникацию между верховной властью и подданными, сработал и, очевидно, что итоги общения царя с народом удовлетворили последний. Волнения в Москве пошли на убыль и постепенно восстановился порядок. Сам же царь весьма серьезно отнесся к уроку, который был преподан ему в жаркие июльские дни этого года и в дальнейшем уже не манкировал своим обязанностями как православного государя. Об этом наглядно свидетельствуют последующие события – хотя бы покаянная речь Ивана, произнесенная им перед участниками Стоглавого собора. И в дальнейшем царь старался не отступать от присвоенного ему традицией образа.
       И на что стоит обратить внимание - сценарий, по которому народ общался с верховной властью в лице монарха во время городских восстаний времен Алексея Михайловича, в деталях совпадает с событиями лета 1547 г, говорит о том, что эта традиция прямой апелляции народа к монарху сформировалась задолго до этих событий (ее можно усмотреть уже в событиях лета 1381 г., когда Москва оказалась перед угрозой захвата ее татарами), и что эта традиция являлась одним из составных элементов московской политической культуры и «царского» «дискурса», действенность которого признавали обе стороны и которая работала в обе стороны. Равно как народ имел право обратиться к монарху, так и царь мог обратиться за поддержкой напрямую к народу, рассчитывая на получение ее – именно так и случилось в январе 1565 г., когда Иван обратился к московскому посадскому люду за поддержкой при учреждении знаменитой опричнины и получил эту поддержку.
       Эти взаимодействие и взаимообязанность, установленные традицией между царем и его народом, были точкой отсчета московской политической системы, ее краеугольным камнем и, если так можно сказать, основополагающей, заглавной статьей неписанной московской «конституции», гарантировавшей устойчивость и работоспособность государственной машины Русского государства. И, подчеркнем еще раз – это обстоятельство прекрасно осознавали равно и сама верховная власть, и рядовые подданные русского царя, принимая это правило «игры» и действуя в соответствии с ним на политической авансцене русской истории раннего Нового времени.

88



Via

Saygo
       Танковая колонна на марше. Лето-осень 42-го, Северный Кавказ...

Северный Кавказ_1942


То, что осталось от 192-й танковой бригады 61-й армии Брянского фронта, июль 42-го.

192-я танковая бригада 5 июля 1942 г. Болхов



Via

Saygo
       Из Кореи пишутЪ, что... В общем, читайте по ссылке про двуногое беззаконное чудо-юдо заморское:

      Австралийские, американские и корейские палеонтологи во главе с Мартином Локли (Martin G. Lockley) из Колорадского университета в Денвере описали несколько новых серий следов, которые они обнаружили в формации Чинджу. Судя по форме, отпечатки принадлежали ихнороду Batrachopus. Следы животного назвали Batrachopus grandis, так как они достигали 24 сантиметров, а у близких видов — 8 сантиметров и менее. Судя по этим значениям, длина тела того, кому принадлежали следы Batrachopus grandis, составляла около 3 метров

      Вот он, наш красавЕц:

image-1-1024x683



Via

Sign in to follow this  
Followers 0