Умблоо

  • записей
    297
  • комментариев
    0
  • просмотров
    7 295

Авторы блога:

Про зловредного начальника и милосердную Каннон

Snow

50 просмотров

Кстати о храме Исияма. Очередная хэйанская история из «Собрания стародавних повестей», про Каннон, любовь, поэзию и коррупцию.
1.jpg.04aab9ef34428555011cf6f2b8d0196c.j

16–18. Рассказ о том, как Внимающий Звукам из Исияма помог человеку закончить песню

В стародавние времена в краю Ооми жил человек, начальник уезда Икаго. Его жена была молода и красива. Отзывчива, рассудительна, в тот век никто не мог сравниться с такой умницей.
А потому наместники в том краю, один за другим, едва слышали о ней, начинали думать, как бы заполучить себе эту женщину. И всячески к ней подступались, но она была тверда сердцем: в счастье ли, в несчастье мне незачем смотреть ни на кого из мужчин кроме моего супруга! Так она решила и на послания наместников не отвечала.

И вот человек по имени [имя в рукописях пропущено], новый наместник, прибыл управлять тем краем, прослышал об этой красавице и ещё сильнее, чем прежние наместники, возжелал: непременно заполучу её! Он обдумывал: не стану просить её мужа, чтоб отдал мне жену. Можно написать письмо и попытаться её уговорить, но, как слышно, в прошлые разы это не помогло. Что же мне предпринять? И вот, кое-что придумал и вызвал к себе того уездного начальника: в управу края по срочному делу! Уездный удивился: что за дело? Но поспешил явиться.
Наместник велел ему: подойди ближе. Уездный в испуге преклонил колени. А наместник говорит:
– Много людей в здешнем краю, но, как я вижу, именно ты – тот, кто разбирается в делах. А потому я вызвал тебя, чтобы, как говорится, расспросить о прошлом, услышать о нынешнем…
Уездный подумал: да разве я… Но стал рассказывать о прошлых здешних делах. Наместник предложил: выпьем? Снова и снова наливал, а когда уездный захмелел, наместник ему и говорит:
– У меня есть одно предложение. Да вот выслушаешь ли ты?
– Как я могу отвернуться от главы края? – отвечает уездный.
А наместник ему:
– Я хочу устроить состязание между тобой и мной. Не поддавайся мне. Если ты победишь, я половину края передам в твоё ведение. А если выиграю я, то по-хорошему или по-плохому ты отдашь мне жену.
Уездный испугался и говорит, дрожа:
– Как же я могу выиграть у главы края? И что за игра?
— Почему же ты непременно проиграешь? – отвечает наместник. – Найди способ выиграть. На самом деле исход не предрешён.
В сердце своём уездный думает: я не сумею выиграть у наместника. А значит, мне, похоже, придётся отдать ему жену, кого я люблю много лет! Раз так, что же я могу сказать… А наместник придвинул к себе тушечницу и что-то написал.
Написал, поставил печать, положил бумагу в ларчик для писем и его тоже запечатал.
– Это тебе, – говорит. – Не открывай, не заглядывай внутрь. Там внутри начало песни. Сложи заключительные строки, чтобы подходили по смыслу. Возьми ларец и иди домой, у тебя есть семь дней, считая от сегодняшнего. на то, чтобы сочинить ответ. Если начало и конец песни подойдут друг к другу, когда ты принесёшь ответ, то выиграл ты. Тотчас же получишь власть над половиной края. А если не подойдут, твоя жена переедет ко мне.
И вручил ему ларчик. Уездный, сам себя не помня, ларчик взял и вернулся домой. Вид его был печален, жена спросила: зачем тебя вызывали в управу? А он не знает, как ответить, сидит со скорбным видом. Жена тревожится, спрашивает: что случилось? А муж всё отмалчивается, только глядит в лицо супруге, плачет и плачет. Жена, видя такое, растерялась, спрашивает: да что с тобой?
Муж насилу вымолвил:
- Много лет я тебя любил и жалел, пролетели они, как один час. И вот, всего пять или шесть дней мне осталось любоваться тобой… Так горько думать об этом!
– Странно, – говорит жена. – Растолкуй, в чём дело.
Муж плачет и рассказывает: господин наместник распорядился так-то и так-то, дал мне вот эту свою запись…
– За семь дней, не зная, что там написано, я должен сочинить завершение к песне. И если я проиграю… А я проиграю, можно не сомневаться… Значит, близок час нашей с тобой разлуки…
Жена говорит:
– Такое дело не в силах человеческих. Но будды исполняют желания, какие трудно исполнить в мире людей. И среди будд – Каннон, Внимающий Звукам: он, как известно, любит всех живых, жалеет, как родитель детей. А значит, скорее надо обратиться ко Внимающему Звукам, что пребывает в нашем краю в Исияма.
Сегодня же начнём усердно молиться, чтобы на седьмой день дать ответ. Так она сказала и приступила к обрядам. Все домашние блюли чистоту три дня, а муж отправился в храм Исияма. Но ни в одну из ночей, что провёл там в затворничестве, ничего не увидел во сне. Он горюет, жалеет: видно, не допущен я к великим милостям Внимающего Звукам, и с этим ничего не поделаешь! Решил так, а потом ночью вышел из храма и в печали побрёл домой. В тот час многие шли в храм, а многие из храма. Добрые люди спрашивали: о чём ты горюешь? А он: о чем мне горевать? – и шёл домой. И вот, навстречу ему немолодая величавая дама в паломничьей шляпе с покрывалом: уже какое-то время шагает пешком, а с нею одна или две служанки. Увидев уездного, дама остановилась и спрашивает:
– Этот господин возвращается из храма. Отчего его вид так мрачен?
– О чём мне горевать? – отвечает он. – Я из уезда Икаго, ходил на поклонение.
Дама молвит:
– Думаю, есть у тебя какая-то забота. Расскажи.
Голос у неё властный, уездный начальник думает со страхом: а что, если это Каннон принял такое обличье? И рассказал:
– На самом деле я вот по такому-то делу пришёл в Исияма, чтобы просить о помощи Внимающего Звукам, затворился в храме на три дня и три ночи, но ничего мне не приснилось. Я решил: так тому и быть, опечалился, и вот, возвращаюсь ни с чем.
Дама говорит:
– Да ведь это просто! Без долгих слов, просто ответь вот так:

Миру мэ-мо наки-ни
Хито-но коисики


Ничьим взорам не видно,
Но нравится людям.

Уездный услышал это и обрадовался безмерно. Это Каннон подаёт мне знак! – решил он. Спрашивает:
– Откуда вы, госпожа? Чем могу я выразить мою благодарность?
А дама отвечает:
– Не знаю, как тебе сказать, кто я. Я рада, что ты развеялся от дум.
И пошла к храму.
Уездный вернулся домой, а жена ждёт, спрашивает: ну, что, что? Он рассказал: так, мол, и так. Жена говорит: да! Муж записал завершение песни, приложил к тому ларцу и в ночь на седьмой день пошёл в управу. Наместнику доложили, что он явился. Тот думает: странно, однако, что этот чиновник пришёл, и дня не перепутал. Но заключительных строк он точно не сочинил! И зовёт: входи. Уездный преподнёс ему завершение песни.
Наместник глядит на те строки, думает: удивительно! Открыл ларец: никакой ошибки! Смотрит так и этак, злится, но делать нечего – конец в точности подходит к началу!
– Что ж, я проиграл, – говорит.
И, как обещал, отдал половину края в управление этому чиновнику.
А начало песни, что в ларце, было такое:

Афуми нару
Икаго-но уми-но
Иканарэба


В краю Ооми
Море-озеро близ Икаго –
Как же так?

И вот завершение:

Миру мэ-мо наки-ни
Хито-но коисики


Трав морских в нём не видно,
Но людям нравится.

[Ведь мирумэ – это и «взоры», и «водоросли»]

Воистину, замечательно! Внимающий Звукам завершил песню, и надо думать, поэтому наместник и остался в дураках.
Потом, когда стал управлять половиной края, тот чиновник, чтобы воздать за милость Каннон, устроил однодневное собрание Закона в храме Исияма. И потомки его много лет следовали его примеру, обычай этот не прервался до сих пор. Все поколения его семьи одно за другим устраивают эти собрания.
Чудеса Внимающего Звукам непостижимы. Бывают они и вот такими – так передают этот рассказ.

__________________
Действие рассказа происходит у берегов озера Бива. Игра предполагает совместное сочинение «короткой песни», танка, в пять срок: наместник сочиняет первые три строки, а уездный начальник должен сочинить две заключительных. Песня, которая у них получилась, может относиться: 1) к озеру Бива, которое прекрасно, как море, хоть морских водорослей в нём нет; 2) к красавице, которой никто не видел, но все в неё влюбляются; 3) к бодхисаттве Каннон как незримому владыке всяких вод, и морских, и озёрных.
Однодневные собрания Закона 一日の法会, итинити-но Хо:э, – обряды, при которых за один день прочитывают «Лотосовую сутру» и толкуют избранные места из неё.
Бодхисаттва является чиновнику в облике знатной дамы: такие паломницы часто прибывали в храм Исияма, причём основную часть пути проделывали в носилках, а в виду храма выходили из носилок и дальше шли пешком. Паломницы надевали широкополую шляпу с вуалью, закрывающей всю фигуру.
2.jpg.9f4d1657341d341764458f2f980a5e61.j

Об истории храма Исияма рассказывает большая книга, 石山寺縁起, «Исиямадэра-энги», XIV–XV вв. Она сохранилась в разных изводах, главное её содержание – рассказы о том, как разные знаменитые люди, поэты, писатели, придворные и их родня молились в этом храме. Наши картинки взяты из нескольких версий.
Вот так шло строительство храма:
3.jpg.641ddc0179649015de3f58131416d94d.j

Вот монах творит обряд над знатной особой, её свитские дамы сидят рядом, а охрана и слуги дремлют снаружи:
4.jpg.22009931b6e13e3583445cfbc56d7bf2.j

Ночью Каннон является паломнице:
5.jpg.bbd093719baba46c7f9bfb2bd28310a9.j

А здесь Мурасаки-сикибу в храме Исияма готовится к работе над «Повестью о Гэндзи»:
6.jpg.ea6eb16dd88acd5053f65e3440176746.j

В образе коня Каннон спасает паломницу в волнах озера Бива (это уже из поздней, эдоской версии):
7.jpg.7c38de6c5ece0fb57a08473ebf0629e1.j

Via




0 комментариев


Нет комментариев для отображения

Пожалуйста, войдите для комментирования

Вы сможете оставить комментарий после входа



Войти сейчас