Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,220
  • comments
    6
  • views
    153,514

Contributors to this blog

Большая игра по-восточноевропейски

Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

70 views

или кое-что про крымский "аукцион".
       Как-то так само собой получилось, что после распада Золотой Орды на кучку татарских юртов самым амбициозным среди них оказался Крымский юрт, "цари" которого решили что таки да, они этого, царского венца золотоордынского т.е., достойны. Да вот беда - реальные возможности Крыма сильно уступали хотелкам, но если нельзя но очень хочется... В общем, Крым взял курс на империестроительство, начав с ногаев и Астрахани и положив потом глаз еще и на Казань (и немало, надо сказать, в этом преуспел, и если бы не "великая крымская замятня" 20-х - 30-х гг. XVI в., кто знает, куда и как повернулись бы события).
       Но Крым был не одинок - рядом с ним находились еще два претендента на доминирование в регионе, сиречь в Восточной Европе - Москва и Вильно, Русское государство и Великое княжество Литовское (та же Русь, только другая). Два этих восточноевропейских титана превосходили Крым по мощи что порознь, что вместе (само собой), однако скоординировать свои усилия для того, чтобы поставить крест (и в прямом, и в переносном смыслах) на великодержавных амбициях крымских Гиреев так и не смогли, ибо сами вели упорную борьбу друг с другом за царский приз, то самое доминирование. В Крыму очень скоро пришли к выводу, что при таких раскладах наилучший выход и путь - стать в положение "третьего радующегося", этакого волка на холме, который наблюдал бы за битвой двух медведей внизу и время от времени подавал бы помощь то одному, то другому для того, чтобы эти медведи как можно больше друг друга порвали, а уж опосля...
       В общем, так родился пресловутый крымский "аукцион", когда ханы торговали своей братской приязнью и дружбой, предоставляя их тому, кто больше заплати и кто перебьет ставки "партнера" в этой игре. В Москве и в Вильно быстро догадались, в чем смысл этого "аукциона" и стали выстраивать соответствующую тактику и стратегию. Литва, конечно, находилась в лучшем положении, нежели Москва. С одной стороны, литовские великие князья и радные паны были в большей, чем московские государи и их бояре, степени прагматичны и, преследуя конкретную политическую выгоду, менее щепетильно, чем московиты, относились к вопросам престижа (потому были готовы признать себя и улусниками великого "царя". взяв у него ярлык на свое княжение, и выплачивать более или менее регулярно те самые поминки, которые в Крыму расценивали как дань-выход). С другой стороны, с конца XV в. Литва по отношению к Москве находилась в глухой обороне и явно слабела год от года, а это опять же играло на руку долговременной стратегии крымцев. Сильная, гордая в осознании своей силы и щепетильная в вопросах чести Москва была менее удобным "партнером" для Крыма, нежели Литва, почему и отношение к ней было соответствующим, более холодным и враждебным. Но вот в чем сходились и Москва, и Вильно в своем отношении к этому "аукциону". так это в том, что и та, и другая сторона (Вильно в меньшей степени, ибо не с чего было, Москва в большей), так это в том, что обе высокие договаривающиеся стороны старались проводит политику Остапа Бендера в беседе с монтером Мечниковы (опять же, Вильно было в этом более уступчива, Москва - напротив):

       В Бахчисарае же исходили из того, что деньги все-таки вперед, а уж потом все остальное - и дружба, и братство, и предоставление сабли напрокат и пр. плюшки. И вокруг этого вопроса, что же все-таки должно быть вперед, деньги или стулья, и вращалась интрига крымского "аукциона". И Москва, и Вильно желали, конечно, стулья получить вперед, соблазняя Бахчисарай тем, что вот-вот, уже скоро, очень скоро, уже в пути, обоз с поминками едет, а нельзя ли в таком случае саблю взять напрокат или там шертную грамоту подписать и саблю взять? Бахчисарай же, в свою очередь заявлял - отчего бы и нет, можно, конечно, но деньги вперед! В этом плане весьма и весьма показателен и характерен эпизод этого самого "аукциона" между концом 1562 и концом 1563 гг. Сигизмунд II Август, начисто проигравший 1-й раунд Полоцкой войны и потерявший Полоцк, очень-очень сильно нуждался в помощи и поддержке со стороны Девлет-Гирея I.
       Но хан не торопился оказывать "братские" услуги и держать свое царское слово (ну да, он же хозяин своего слова, хочет дает, хочет - обратно берет) и садиться на конь за обиду своего "брата". Деньги - вперед! А вот с деньгами у "брата" Жигимонта, как назло, был особенный напряг, а попытка всучить "брату" Девлет-Гирею гнилое сукно не прокатила. А тут Иван подсуетился, который Васильевич, вышел на хана с контрпредложениями. Хан, само собой, отписал ему, что да, он согласен шертовать, но деньги - вперед! "Брату" Жигимонту же отписал, в свою очередь, что вот, мол, "московский" то обещает поминков вдвое дать против тебя, думай за жизнь (а Иван тем временем ломал голову над тем, чтобы узнать. а сколько "брат" Жигимонт везет поминков в Крым, о чем и писал своему послу Афанасию Нагому - наведи, мол, справки, сколько же платит "брат" Жигимонт хану?). И ведь обхитрил Иван всех в этом раунде - ему нужно было, чтобы хан не сдвинулся с места, пока он берет Полоцк и пока он его обустраивает после взятья, и своего Иван добился. Девлет-Гирей не стронулся с места (если не считать небольшого набега в мае 1563 г. на окрестности Михайлова), не пришел на помощь Сигизмунду. А к просьбам Сигизмунда и к его воззваниям к ханской чести "царское" ухо оказалось глухо - таки утром деньги, вечером стулья... Хитроумный татарский политик, однако.

Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now