Умблоо

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    400
  • comments
    0
  • views
    19,007

Contributors to this blog

Все министры так похожи...

Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

31 views

Сейчас, когда я сочиняю настольную ролёвку по сериальному Чосону, мне и сны стали сниться не совсем киношные, а в эту сторону. Вот сегодняшний.
Жили-были три важных сановника – имён из сна я не запомнил, но пусть будут господин Ким, господин Пак и господин Хван, первые два — из Южной партии, третий – из Западной. Хван оклеветал Кима, Кима казнили, семью поработили, имения конфисковали. Но дочка господина Кима сумела сбежать и начала, переодевшись юношей, пробираться в дальнюю провинцию, где у её отца было одно из имений (и где сама она никогда не бывала). Добралась — имение сейчас под началом у королевского управляющего, ленивого и вялого; к неудовольствию барышни Ким оказывается, что конфискованные крестьяне скорее сменою хозяев довольны — ибо покойный Ким был человеком жадным, пил кровь и ел мозг народа. Но есть и исключение: это местный Охотник, который бывшему хозяину благодарен: тот когда-то соизволил прислать лекарство охотниковой хворой матушке. Лекарство было обычное чосонское, так что матушка всё равно вскоре померла, но дорог не подарок, дорого внимание! Барышня начинает приглядываться к Охотнику и наконец решается поговорить с ним начистоту: так и так, я — беглая дочь господина Кима, который был к тебе так добр, не поможешь ли мне отомстить? «Так его же казнили за измену, — удивляется Охотник, — не королю же мне мстить?» — «Отец был невиновен, а король введён в заблуждение клеветою военного министра (Хвана), отцовского партийного противника. Вот я и хотела бы гибели этого последнего. Но сама я — не боец. Убивать не училась, а у тебя опыт…» Охотник возражает: «Во-первых, раньше я никогда не охотился на министров, а во-вторых, у меня жена и дети — попадусь, что с ними станется?» У девушки готов ответ: «Мой отец не зря был жадным, скопил много сокровищ, зарыл в разных местах, некоторые я знаю, одно — прямо в этом имении. Если убьёшь военного министра и уцелеешь — отдам сокровища тебе, если погибнешь — твоей семье». Поколебавшись, Охотник берёт лук и отправляется в Столицу.
Некоторое время он там дивится столичным красотам, а потом начинает выслеживать военного министра и его охрану. Охрана, как он скоро узнаёт, натаскана на обычный тип чосонских покушений: когда сперва выпускают стрелу в кого-нибудь из охранников, а потом выхватывают меч, бросаются в ближний бой и рубят всех в капусту. «Э, нет! — думает Охотник. — Меч — это барская штука, я им и пользоваться-то не умею. Лучше сяду в засаду и буду стрелять, пока колчан не опустеет». Так он и сделал, засел на крыше — и чуть ли не с первого-второго выстрела уложил министра наповал и скрылся.
Министра — да не того. Ибо хороший чиновник должен быть готов исправлять любую должность — и за прошедшее время клеветник Хван был переведён на место в казначействе, а военным министром стал Пак; отличить одного от другого Охотник, конечно, не мог — он-то помнил только должность, а так все эти чосонские министры примерно на одно лицо и в похожих одеяниях… Однако поднялся шум, начались розыски, из города никого не выпускают без тщательной проверки — но стража и органы не могут поймать Охотника, и в конце концов обращаются за помощью к главному герою (и игровому персонажу в этой истории) — честному мелкому гражданскому чиновнику, который по совместительству лучший частный Сыщик в Чосоне (или по крайней мере в столице).
Сыщик начинает розыски, расспрашивает свидетелей (это и занимало большую часть сна, но не запомнилось). Те уже охотно рассказывают, как в городе по крышам бегает новый Хон Гильдон, благородный разбойник, убивает злых министров и, по слухам, щедро оделяет бедных награбленными сокровищами. (Последнее неправда — Охотник вообще не грабитель, а мститель, но всегда приятно верить в Хон Гильдона…) После многих усилий Сыщик выслеживает Охотника — и вот они стоят в глухую полночь на крышах двух домов через улицу, каждый с натянутым луком (Сыщик тоже стрельбе учился, а вот фехтованию — нет) и ведут переговоры. Тут-то Охотник и излагает всю свою историю. «Да, ты выполнял долг благодарности по отношению к господину, — отвечает Сыщик, — но в итоге убил невинного человека. Явись с повинной и прими наказание!» — «Да, неудобно получилось, — соглашается Охотник. — особенно обидно, что, как вы разъяснили, убитый мною сановник был товарищем по партии покойного господина Кима… Я готов повиниться и сложить голову — но сперва должен отомстить, раз уж взялся. Кстати, вы сами-то, сударь, кого поддерживаете?» Сыщик смущён и признаётся, что он тоже южанин — как Ким и Пак (только, конечно, не партийный воротила, а совсем незаметное лицо…) «Давайте договоримся, — предлагает Охотник. — Вы мне дадите наводку на этого проклятого западника-клеветника, я его застрелю, а потом пойду и сдамся властям». Сыщик колеблется и говорит: «Мне надо подумать. Давайте встретимся завтра в этом же месте в этот же час». — «Нет уж, — отвечает Охотник, — я в засаду не полезу, лучше сам вас разыщу». Прыгает с крыши с скрывается во тьме.
Сыщик в сомнениях: он знает, что Хван правда большой злодей и клеветник и погубил многих (в том числе и близких сыщику людей); но можно ли сотрудничать с убийцей, пусть тот потом и сдастся? Наши ли это методы? И на этих сомнениях во сне игровая сессия заканчивается, и чем в итоге дело кончилось, я так и не увидел.

Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now